16 мая, 12:22

Свергнутый боливийский лидер призвал не допустить американской интервенции в Венесуэлу

Недопустимо, чтобы американская администрация криминализировала правительство Венесуэлы. Такое заявление сделал Эво Моралес, свергнутый с поста президента Боливии. Он подверг критике президента США Дональда Трампа за его попытки обвинить легитимное правительство Боливарианской республики в совершении преступлений, чтобы оправдать интервенцию и дальнейший госпереворот. «Мы не можем допустить, чтобы правительство Венесуэлы было криминализировано Соединенными Штатами», — констатировал Моралес, выступая […]

Выбор редакции
01 мая, 18:09

Парламент Боливии проигнорировал ставленницу США и назначил президентские выборы

Боливийские законодатели застали врасплох Жанин Аньес, пришедшую к власти в результате госпереворота. Парламент утвердил закон, согласно которому выборы должны состояться в течение 90 дней. Об этом сообщает агентство «Reuters». Партия «Движение за социализм», лидером которой является свергнутый Эво Моралес и которая до сих пор контролирует законодательный орган, поддержала нормативный акт, согласно которому выборы должны состояться […]

21 апреля, 13:00

Lockdowns leave poor Latin Americans with impossible choice: stay home or feed families

Families struggle to maintain coronavirus restrictions as they seek to stay afloat: ‘My fear is my children going hungry’Coronavirus – latest updatesSee all our coronavirus coverageLeaders across Latin America have ordered their citizens indoors as they struggle to tame the coronavirus.But for Liliana Pérez, an Argentinian single mother of six, staying at home is a pipe dream. Continue reading...

Выбор редакции
08 апреля, 18:00

Humans living in Amazon 10,000 years ago cultivated plants, study finds

Findings from Bolivia show plants were domesticated in region shortly after last ice ageThe Amazon basin was a hotspot for the early cultivation of plants, with inhabitants having munched on squash and cassava more than 10,000 years ago, researchers have revealed.The team say the new findings from Bolivia offer direct evidence such plants were grown in south-west Amazonia, meaning the region has a claim to join the Middle East, China, south-west Mexico and north-west South America as locations where wild plants were domesticated shortly after the last ice age. The team say the discovery chimes with other clues. Continue reading...

Выбор редакции
06 апреля, 13:01

"Антикарантинные" протесты в Боливии

"Правительство запирает нас, а голод нас убивает", - заявил один из протестующих участников демонстрации против карантина из-за коронавируса, которая прошла в 5-м округе  Риберальты, города со 100-тысячным населением. "Присоединяйтесь к маршу; никто не дает нам есть", - кричал в мегафон лидер из крупного 15-го округа в третьем по величине боливийском городе Кочабамбе. читать далее

Выбор редакции
05 апреля, 06:39

Коренная Боливия готова начать войну с фашизмом.

Боливия, декабрь 2019 года, через три недели после переворота. Чертовски холодно. Машина моего товарища осторожно едет по глубокой грязной колее. Высокие заснеженные горные пики отчётливо видны на расстоянии. Боливийское Альтиплано. Любимое, но враждебное, молчаливое и непроходимое. Много раз в прошлом я чуть не умирал здесь. В Перу, и в Боливии. Но чаще в Перу. Теперь я поступаю совсем безумно. Как сторонник президента Эво Моралеса с самого начала и до сих пор, я не должен был приезжать в Боливию, в Альтиплано. Но я приехал, потому что эти грязные хижины очень знакомы и дороги мне.Мой товарищ – боливийский фермер, индеец. Его руки красные и грубые. Обычно он молчалив, но после переворота не может перестать говорить. Это его страна, страна, которую он любит, и которая украдена у него, его жены и его детей. Мы оба можем столкнуться с проблемами, но это жизнь, мы понимаем, что рискуем, и рады этому. Мой водитель и друг Карлос (это не настоящее его имя) говорит: «Я позвонил им, старейшинам, и они сказали, что ты можешь придти. Я отправил им твои статьи. Понимаешь, здесь люди читают даже в дальних деревнях. После 14 лет правительства Эво вся страна покрыта сотовой связью. Они прочли твои статьи на испанском. Им понравилось. Они согласились поговорить с тобой, но сказали: «если он на самом деле окажется не русско-китайским левым писателем, а каким-то приятелем Камачо, мы разобьём ему голову камнем»» .Луис Фернандо Камачо – член фашистской проамериканской группировки Revolutionary Nationalist Movement и председатель Civic Committee of Santa Cruz. Это главный противник Эво Моралеса, вставший на сторону Запада вместе с обученными в США военными, потребовав отставки Эво во время всеобщих боливийских выборов. Я доволен словами старейшин, и мы отправляемся. Сначала мы едем на машине, а на высоте около 4100 метров над уровнем моря поднимаемся пешком. Строится новая широкая дорога. Конечно, это проект ещё президентства Эво. Но мы видим не только новые дороги. В каждой деревне есть водонапорные башни и насосы. Вода бесплатна для всех. Есть школы, медицинские центры, а также спортивные сооружения и хорошо ухоженные поля.Дорога длинная и тяжёлая. А затем мы видим несколько автобусов и машин, припаркованных на вершине холма. Там небольшая поляна, в центре которой стоит гигантский белый громкоговоритель. Повсюду люди в красочных нарядах: мужчины, женщины и дети. Несколько старейшин сидят кругом. Они выступают, и их речи разносятся через громкоговоритель. Они обращаются к самому священному – Матери Земле. Они просят силу, чтобы двигаться вперёд, бороться и защищаться. Меня внимательно осмотрели, и только потом разрешили подойти к старейшинам. Я представляюсь, и на этом формальности заканчиваются. «Пожалуйста, записывайте, но не снимайте наши лица, для безопасности», - сказали мне. - «Но позже, можете снять на видео собрание».Затем я сажусь, и они начинают говорить: «Ситуация, в которой мы живём сейчас в нашей стране, в местных общинах, в Андах – очень сложная. На самом деле, мы испытываем разочарование, потому что во время правительства президента Эво Моралеса, мы как фермеры и коренные жители, чувствовали себя хорошо. Даже если иногда нам и не оказывали помощь, но правительство и сам президент Эво Моралес были нашей крови, нашего класса. Поэтому мы поддерживали его. И продолжаем поддерживать».«А теперь у нас диктаторское правительство. Они заявляют обратное, но это фашистское правительство. Это правительство, которое сжигает Вифалу, наш символ. Оно оскорбляет нас. Мы сталкиваемся с унижением, мы чувствуем дискриминацию. Поэтому мы понимаем, что не можем проиграть, мы не можем просто оставаться в таких местах, мы будем продолжать бороться. В нашей стране будут выборы, и мы продолжим поддерживать того, кто поднимет наше имя, имя коренного народа, рабочих, трудящихся и бедных. Прежде всего, мы пойдём на выборы, если, конечно, будут выборы. Мы пойдём и поддержим наш народ, наших лидеров. А если они закончатся фальсификациями, то да, мы восстанем!»Я сказал, что знаю их страну и Альтиплано более 25 лет. Всё изменилось. Деревни грязных хижин вернулись к жизни. Они проснулись и расцвели. По проложенным государством трубам потекла бесплатная вода. Медицинские центры открыли свои двери для миллионов студентов, появились школы и центры занятости. Построены новые дороги. Правительство спонсировало экологическое фермерство. Боливия, десятилетия и века жившая в условиях чудовищного апартеида, эксплуатации, унижений и грабежа, в последнее время начала подниматься на ноги.Я сказал им это. Я рассказал им, как приезжал сюда несколько раз в 1990-х из Перу – из страны, опустошённой так называемой «Грязной войной», которую я описал в своём романе «Точка невозврата». Перу была ужасно разрушена, а в Боливии люди были полуживыми. Не было никакой надежды, только молчание и ужасные страдания. Теперь Боливия, некогда одна из самых бедных стран Южной Америки, намного опередила Перу. Перу практически разрушена неолиберальной экономической системой, а также радикальным расовым и социальным разделением. Я спросил старейшин, согласны ли они с этим. И они были согласны. «Конечно. Ведь мы своими глазами видели огромные экономические перемены, наблюдая рост Боливии, которая за 14 лет опередила весь латиноамериканский регион».Потом я снимал на видео и фото. Перед отъездом к нам подошла пожилая женщина и что-то прокричала на местном языке. Карлос перевёл: «Мы все будем сражаться с этими злыми существами, которые объявили себя нашими правителями. Если они не исчезнут, вскоре мы перекроем дороги между Эль-Альто и Ла Пасом, и им придётся есть своё дерьмо. Наш народ больше не будет побеждённым. Говори это везде, где будешь!» Я сказал, что буду. В 1971 году великий уругвайский писатель, журналист и поэт Эдуардо Галеано опубликовал книгу «Открытые вены Латинской Америки», которая вскоре стала культовой для левых латиноамериканских мыслителей и революционеров.В этой книге, которая была запрещена на всём континенте, Галеано написал о 500 годах чудовищных грабежей, обманов и жестокостях, принесенных в Южную и Центральную Америку европейцами и североамериканцами. Одни из самых ужасных преступлений были совершены на земле, которая сейчас называется Боливией, особенно на серебряных рудниках города Потоси, которые обогатили Европу, превратив в рабов и убив десятки тысяч коренных жителей. Незадолго до его смерти я встретился с Эдуардо Галеано в его кафе в старой части Монтевидео. Это было время бурных «розовых революций». Мы праздновали наши победы, высказывая надежды на будущее.Но затем Эдуардо помолчал и сказал просто: «Знаешь, все наши товарищи, которые сейчас у власти, должны быть очень осторожны. Они должны понимать, что у бедных людей, которые голосовали за них или поддерживали приход их к власти, в этой жизни осталось только одно – надежда. Отберите у них надежду, и у них ничего не останется. Лишить их надежды – всё равно, что просто убить их. Поэтому, когда я встречаюсь с левыми лидерами, а я делаю это очень часто, то всегда говорю им: Товарищи, осторожнее, не играйте с надеждой! Никогда не обещайте людям того, что не сможете исполнить. Всегда держите своё слово». Хуан Эво Моралес Айма – первый индейский президент Боливии – прекрасно понимал Галеано и его идеи. Он и его Движение к социализму (ДКС) никогда не предавали доверие бедных людей. Поэтому западная и местная элита не простила его.После встречи с индейскими лидерами я попросил Карлоса просто проехать по Альтиплано. Я хотел поговорить с людьми, беднейшими из бедных Боливии. Мы приехали в крошечную деревушку. Собака со сломанной ногой приветствовала нас громким, но безобидным лаем. У входа в дом паслись две овцы. Пожилой фермер, его слепая жена и дочь работали в поле. Они не побоялись говорить, даже фотографироваться и записываться, но я обещал не раскрывать их имена. У фермера не было половины зубов, он согнулся на одну сторону, но его мысли и слова были ясны: «Спасибо Эво за всё. Его работа видна, и она говорит сама за себя. Эта дорога, строения, даже этот маленький домик у нас - благодаря ему. Мы не хотим так называемого президента Аньес. Она хочет обмануть нас, она врёт нам. Мы с ДКС, все здесь однозначно поддерживают ДКС. Мы поддерживаем нашего брата Эво. Мы всегда страдали, но Эво пришёл с отличными проектами… а теперь прогресс остановился».Дочке наверно лет 14. Она выросла при правительстве Эво. Аккуратно одетая, в красивых очках, она говорит свободно. Её мысли хорошо сформулированы: «Лидеры этого переворота не думают о нас. Они стреляли в нас, избивали нас, отравляли нас газом. Они нападают на наших женщин. Наши матери и отцы пострадали в Ла Пасе. Люди ранены, убиты, а военные и лидеры переворота не извиняются. Мы не хотим быть рабами, как раньше. После переворота новое правительство говорит ужасные вещи о нашем президенте, и это нам совсем не нравится. Мы не хотим быть рабами и проклятыми новой леди-президентом и её людьми. Она – расистка. Она явная расистка. Они называют нас индиос, и говорят о нас вещи, которые нас бесят. Они по-всякому дискриминируют нас».- Но ты не теряешь надежды? - спрашиваю я.- Нет, - улыбается она. - Я с ДКС. И ДКС победит. Мы победим тех, кто стоит за переворотом.Мы отправились к главной дороге.- Ещё остановись, - попросил я Карлоса.Мы подъехали к частично разрушенному жилищу.- Что здесь случилось? - спросил я.Члены семьи, перебивая друг друга, рассказали:- В ноябре Камачо отправил сюда несколько автобусов, наполненных его сторонниками из Потоси. Они приехали и начали избивать нас, оскорблять нас, убивать наших животных и разрушать наши дома. Они заставили нас встать на колени, и связали руки за спинами. Они обзывали нас самыми оскорбительными словами. Они унижали нас. Они сказали, что всё кончено, что теперь мы узнаем, где мы должны быть.Я спросил Карлоса, слышал ли он эти истории раньше. Он ответил, не задумываясь: «Конечно. Можешь спросить любого здесь, и они подтвердят то, что ты только что услышал». Прежде чем поехать в Ла Пас, в Эль-Альто, я попросил Карлоса остановиться в нескольких местах, где в ноябре погибли десятки людей, блокируя столицу протестами против переворота и изгнания Эво Моралеса. Пулевые отверстия в стенах всё ещё были видны. Там, где падали люди, лежат теперь цветы. Скоро, надеюсь очень скоро, там будут памятники. Граффити в Эль-Альто говорят чётко: «Аньес, мы тебя поймаем, ты совершила переворот!», «Аньес – диктатор!», «Аньес – убийца!»Всего полгода назад, я видел великолепный праздник в Эль-Альто. Я снимал красочные шествия, люди танцевали, поджигали фейерверки. Я восхищался новыми парками, современными канатными дорогами, общественными бассейнами и детскими игровыми площадками. Теперь город выглядел как кладбище. Жутко, тихо и мрачно. Огромная гора Иллимани – символ этой древней земли – покрыта снегом. Она красива, как всегда, и в хорошие времена и в плохие. Ла Пас, расположенный в огромном кратере, был отлично виден сверху. «Янки приезжают», - сказал Карлос. - «Понимаешь, Аньес полностью восстановила дипломатические отношения с Вашингтоном. Их шпионы и агенты наполняют посольство, конечно в штатском». «Их спины прикрывают преданные боливийские военные», - добавил я с сарказмом.Карлос некоторое время молчал. Затем снова заговорил: «Когда я был молодым, я сам служил в армии. В Кочабамбе, понимаешь, во время водных кризисов и народных восстаний за воду для всех. Я никогда не говорил тебе. Это были тяжёлые времена. Люди восстали, и некоторые погибли. Наш отряд, в основном, состоял из индейцев. Офицеры были белыми, почти все. В какой-то момент, мы показали им, что не будем стрелять по нашим братьям и сёстрам. Они наложили в штаны: капитаны, полковники. Ты бы посмотрел на них: они бегали, как угорелые, в казармах и вокруг, без своих мундиров. Знаешь, если бы они приказали нам убивать наших людей, мы бы отказались и убили их самих».«Их обучали на Западе?» - спросил я. «Многих да», - ответил он. «А теперь, Карлос? Что теперь?» Он перешёл на шёпот, хотя вокруг никого не было: «У меня двое родственников в армии. Я поговорил с одним из них несколько дней назад. Всё так же, как и во времена моей службы в Кочабамбе. Высшие офицеры с янки, но солдаты, большинство, с ДКС, они с Эво. Понимаешь, если будет мятеж, который может произойти очень скоро, то Аньес, Камачо и их гринго огребут по полной!»На обед я отправился в роскошную гостиницу Suites Camino Real в Ла Пасе. Я должен был посмотреть на «них», на другую сторону. На тех, кто покупает дорогую говядину из провинции Санта-Круз, на тех, кто её ест, и празднует сейчас. И они праздновали. Одновременно проходило несколько вечеринок. Они прыгали, обнимали друг друга, кричали как сумасшедшие. Все белые, «высокие и красивые», с белыми волосами, отбеленными или настоящими. Вино текло рекой. Большинство официантов – индейцы, одетые в западные одежды, молчаливые и неуверенные.Я встретил Эрнесто Яньеса - бывшего ведущего экономиста прежнего правительства, который когда-то служил вице-президентом Центрального банка Боливии. Здесь было безопасно беседовать. Мы нашли тихий уголок. «Я, конечно, называю то, что здесь произошло, переворотом. Не было никакого мошенничества на выборах», - сказал он. - «Несомненно, годы правления Эво ознаменовались большой экономической стабильностью. Особенно в начале, почти не было экономических проблем. Уровень бедности снизился с 55% до менее 30%. Качество жизни резко возросло. В относительно бедной Боливии уровень бедности был ниже, чем в самой богатой стране континента – Аргентине, пострадавшей от неолиберального правления президента Макри. Но после переворота, экономика разрушена».Я был здесь полгода назад, и по всей Боливии проходили забастовки врачей. Многие из них получили бесплатное государственное образование, но затем они потребовали неолиберальную медицинскую систему, которая, как они думали, даст большие зарплаты врачам и медсёстрам. Правительство направило в районы кубинских врачей для предоставления медицинской помощи. Эрнесто Яньес поясняет: «При правительстве Эво миллионы людей перешли из низшего в средний класс. Большинство их – молодёжь. Т.е. до переворота, в течение 14 лет правления ДКС, многие молодые люди из среднего класса не знали, что такое страдания. Они воспринимали все достижения Эво и ДКС как должное. Затем, когда возникли определенные трудности, включая замедление экономики после 2014 года, они обвинили в неудачах правительство Эво. Понимаешь, например, эти врачи – они думали, что если свергнут ДКС, все их требования немедленно будут выполнены правым правительством. Что никогда не произойдёт. Теперь они не знают, что делать». «То же самое в Санта-Крузе», - согласился я с ним. - «Цены на топливо и коммунальные услуги поднялись. Теперь правые поймут, что такое их мечта – неолиберальный режим. Они впадут в отчаяние».«Понимаешь, Эво сделал многих боливийских бизнесменов богатыми», - сказал Яньес. - «Страна и её экономика несколько лет были очень стабильны. До его президентства крупными игроками здесь были североамериканцы, европейцы и чилийцы. При нём, боливийские компании получили приоритет. Боливийская элита всегда была расистской. Для неё Эво был «ещё одним индейцем». Но они хорошо скрывали свои чувства. Потому что Эво всё делал хорошо. Он изменил эту страну к лучшему, почти для всех. Но теперь всё становится хуже и хуже. Новый президент размахивает библией и крестом, сжигает Вифалу и убивает людей. Коренной народ хочет, чтобы Эво вернулся». Почти все хотят этого. Я гулял по Плаза Мурилло в Ла Пасе, где расположены Президентский дворец и Национальный конгресс Боливии. Повсюду полицейские и военные. Во времена правительства Эво это было спокойное общественное место с зелёными деревьями, детьми и голубями.Перед Национальным конгрессом собралось несколько женщин, одетых в красивые индейские платья. Это представители ДКС. Я вытащил свои камеры и подошёл к ним. Ко мне немедленно направились агенты в штатском, но две женщины замахали руками, защищая меня. Они улыбнулись мне и дали отпор агентам: «Оставьте его в покое, он пришёл к нам». Я знал, что у нас нет времени, поэтому спросил только: «Стоим, товарищи?» «Стоим. Они не победят нас. ДКС – законное правительство Боливии», - ответили они, не боясь.Вот, что я хочу сказать о Многонациональной республике Боливия: эта страна страдает от атак США и их союзников. Она ранена своими предательскими чиновниками, и военными и гражданскими. Кровь уже потекла. Законные президент и вице-президент в изгнании. Reuters пишет: «боливийский министр просит у Израиля помощь в борьбе с левыми «террористами»», т.е. законным правительством. Но страна стоит. Люди не опускаются на колени. Сначала будут выборы, но если Вашингтон и Организация Американских Государств устроят фальсификации, будет борьба. Эво Моралес и ДКС выиграли недавние выборы. Совершенно нереально, чтобы ДКС проиграло. Я поговорил с людьми, и теперь они сильнее объединяются вокруг Движения к социализму, которое сделало Боливию одной из величайших стран Западного полушария.Коренные народы Боливии и всей Южной Америки – не попрошайки и рабы. Задолго до нашествия жестоких религиозных фундаменталистов и отвратительных мародёров (испанских конкистадоров) они были хозяевами этой прекрасной земли. Их цивилизация была намного лучше европейской. Правительство Эво сделало гораздо больше простого улучшения социальной ситуации в этой стране. Он начал реабилитацию после 500 лет жестокой несправедливости на этом континенте. Он дал власть бессильным. Он вернул чувство гордости людям, которые были полностью ограблены.Вашингтон ясно показывает, на какой он стороне. Несмотря на свою лицемерную «политкорректность», он на стороне расизма, колониализма и фашистского угнетения. Вместо защиты свободы, он подавляет свободу. Вместо продвижения демократии (т.е. «правления народа»), он насилует демократию: в Боливии и повсюду. Пока Боливия не станет снова свободной, весь свободолюбивый мир должен размахивать Вифала. Старейшины Альтиплано посылают ясный сигнал миру. Выборы состоятся, но если у народа отберут его правительство, будет восстание и эпическая битва. К сожалению, если произойдёт битва, некоторые Люди присоединятся к Земле. Но Земля не будет бездействовать, и присоединится к своим Людям.Аньес вместе со своими колониальными символами уже проклята большинством боливийцев, как и другие предатели типа Камачо. Но, возможно, они вовсе не «предатели». Они верны тем странам, которые напали на эту часть мира несколько веков назад. После 500 лет мучений и унижений Мать-Земля, Пачамама обнимает своих детей. Эво и ДКС объединили их. Это потрясающий момент истории. Люди здесь понимают это. Расистские европейские элиты осознают это. Вашингтон прекрасно это понимает. Сейчас наступил краткий момент тишины. Если лидеры фашистского переворота не отступят, будет буря, и люди Альтиплано восстанут с Вифала в руках, с поддержкой древней и священной Земли.Источник: Indigenous Bolivia Ready To Go To War Against Fascism, Andre Vltchek, Informationclearinghouse.info, popularresistance.org, December 16, 2019.

Выбор редакции
02 апреля, 15:58

Георгий Зотов: Как Чили, Перу и Боливия «гуано» не поделили

Однажды сразу между несколькими государствами разразилась война за говно. Нет, я не шучу. Чили, Перу и Боливия натурально воевали за гигантскую кучу говнища, и положили в говноборьбе 25 000 солдат. В просторечии это называется «гуано» — разложившийся помёт птиц и летучих мышей, каковое используется для удобрения на кукурузных полях. На побережье Боливии и Перу х……д […] Сообщение Георгий Зотов: Как Чили, Перу и Боливия «гуано» не поделили появились сначала на News Front.

01 апреля, 19:18

Polish government still planning to hold presidential election

Based on current polling, current president Andrzej Duda would gain more than 50% of the voteCoronavirus – latest updatesSee all our coronavirus coverageThe Polish government intends to hold a presidential election in May, despite a growing chorus of voices saying that doing so amid a pandemic would be unfair, undemocratic and potentially dangerous.Based on current polling, current president Andrzej Duda, an ally of the ruling Law and Justice (PiS) party, would be likely to gain more than 50% of the vote and thus win a second term in office without requiring a second round of voting. Continue reading...

30 марта, 18:11

For Autocrats, and Others, Coronavirus Is a Chance to Grab Even More Power

Leaders around the world have passed emergency decrees and legislation expanding their reach during the pandemic. Will they ever relinquish them?

Выбор редакции
25 марта, 09:43

Боливия будет снова добиваться выхода к океану

  Временный президент Жанин Аньез заявила, что после окончания кризиса, вызванного новым коронавирусом, Боливия активизирует новую стратегию, основанную на диалоге, для получения суверенного доступа к Тихому океану. «Мы не сдались, борьба за море у нас в крови. Мир должен знать, что мы добьемся это с помощью диалога, твердо и без демагогии (…) Мы объявим о […]

17 марта, 18:16

Неолиберальная Колумбия.

В одном из беднейших районов Боготы Белене я увидел двух людей истекающих кровью посреди улицы. Один был уже мёртв. Толпа зевак лихорадочно перемещалась и громко кричала. Кто-то пытался помочь раненному. Я попросил водителя узнать, нужна ли им помощь, но местные обругали его, потребовав, чтобы мы немедленно уехали. Что это было? ДТП или убийство? Водитель не знал. На самом деле, он и не хотел знать. «Слушай», - сказал он. - «Ты можешь быть русским или китайским коммунистом, или ещё кем-нибудь, но здесь, в этих трущобах, ты как гринго, и это чертовски большая проблема для нас обоих и моей машины. Так что, если ты не собираешься оставлять здесь свои кости, мы должны валить отсюда».«Я думал, в Колумбии любят гринго», - ответил я с сарказмом. «Внизу, да», - сказал мой водитель, махнув в сторону финансового центра Боготы. - «Но не здесь. Только не здесь». Прежде чем стать водителем, он был топ-менеджером одной из крупнейших южнокорейских электронных компаний, работавших в Колумбии. Мне всегда везло с водителями. Во время «Грязной войны» в Перу меня несколько недель возил отставной генерал разбитой армии, а в Болгарии, после восточно-европейского коллапса, меня возил бывший посол ООН. В неолиберальной Колумбии самые большие и странные особенности в этом мире. После видео- и фото-съёмок в нескольких ужасных трущобах на холмах местной столицы, я вернулся в гостиницу.Местная бедность продолжает расти высокими темпами.Всего в нескольких километрах от этих страдающих районов, в гостиничном кафе ужинали несколько богатых колумбийцев из Кали. Они говорили так громко, что я не мог не услышать их разговор. Они обсуждали диарею у своих собак, и методы лечения этого. «Это возмутительно», - посетовал один из них. - «Бедное животное гадит и гадит. Что это говорит нам о качестве еды и воды в Колумбии?»Многих достали такие контрасты. Точнее, несколько миллионов колумбийцев решили, что ситуация стала «невыносимой». И 21 ноября 2019 года Колумбия взорвалась. Как и Чили несколько недель ранее. Этот взрыв был спонтанным, а для крайне-правого правительства Ивана Дуке очень неприятным. Его рейтинг упал до 26% - не так плохо как в Чили, где у поклонника пиночетовской диктатуры Пиньеры только 10% поддержки. Но всё же это очень плохо. Представьте, что вы правите фундаменталистской неолиберальной страной, в которой почти нет государственного образования и здравоохранения, с чудовищным финансовым разрывом, с 9 военными базами США (хотя возможно и больше), и с внешней политикой, которая откровенно управляется с Севера. Представьте, что в вашей стране остаются полуактивные левые партизанские движения, а ваше правительство радикально враждебно ко всему социалистическому, коммунистическому, красному или розовому, или немного прогрессивному. И большинство населения вашей страны категорически против того направления, в котором вы толкаете страну.Представьте, что у вас есть все возможные проблемы, и левые партизанские движения – не единственные из них: у вас есть фашистские боевики, которые убивают людей, а также наркомафия, которая иногда предоставляет бедным намного лучшую помощь, чем ваше правительство, а по соседству расположена антиимпериалистическая Венесуэла, которая борется за выживание из-за агрессивного нападения США. У вас есть сотни тысяч венесуэльских беженцев, которые сбежали от американских санкций и английского и германского грабежа венесуэльского золота и валютных резервов. Ужасно, не так ли? Вы не знаете, кто эти люди. Против ли они президента Венесуэлы Мадуро? Несколько десятилетий миллионы колумбийцев пересекали границу, спасаясь от страданий и в поисках лучшей жизни в Каракасе и Маракайбо. Но сейчас всё наоборот: Венесуэла разграблена США и Европой. И сделано это с помощью Колумбии. К чему всё это приведёт?Колумбийцы просыпаются, поднимаются и начинают требовать отставки президента и даже свержения всего режима. Представьте всё это. И что вы будете делать на месте президента? Сначала вы притворитесь, что прислушиваетесь, даже сочувствуете своему народу. Но когда вы понимаете, что протестующие считают, что все ваши немногие предложения – это ерунда, вы применяете спецназ, как в соседнем Чили, а также полицию, армию и даже неофициальные военизированные группировки для подавления протестов. Вы исполняете все приказы правительства США и «международных организаций», подчиняющихся Вашингтону: Организации Американских Государств, Всемирного банка, МВФ и других.Напоминание об убитом полицией протестующем подростке Дилане Крузе.Вы получаете конкретное указание от Майка Помпео из Вашингтона. Вы можете делать всё. Вы можете безнаказанно убивать, пытать. Главное, чтобы соблюдали Доктрину Монро, или, как некоторые говорят, вторую «Операцию Кондор». Пока убийства и пытки совершаются «правильными» людьми против «неправильных», они не замечаются. Вы начинаете запугивать народ. Люди получают ранения и погибают. Вы убили мальчика. Подростка по имени Дилан Круз. Его жизнь только начиналась. Ему было только 18 лет. Ваши полицейские застрелили его в голову. Я отправился туда, где это произошло. Люди там размахивали разорванными колумбийскими флагами. Такова теперь жизнь в Колумбии.Национальные забастовки сотрясают столицу и другие крупные города. Дым и слезоточивый газ наполняют воздух главных улиц. Атмосфера напряжённая. Повсюду нигилистические пугающие надписи. Разбиты окна в старых автобусах вашей идиотской и дорогой «общественной транспортной системы». Это может быть только началом. Скорее всего, это так. Ваш режим ожидает. Устанут ли демонстранты и вернуться домой? Если они отступят – хорошо. Если нет, вероятно, государство будет защищать режим, разгоняя, калеча и убивая мирных демонстрантов, как в Чили. В неолиберальной Латинской Америке, подчиняющейся США, человеческие жизни ничего не стоят. Требования народа используются против него самого.Сотни протестующих, в основном индейцев, блокировали площадь перед зданием Генеральной прокуратуры в Боготе, несмотря на множество полицейских. Один из лидеров протестов Феликс Руэда сказал мне в камеру, пока скандально известный колумбийский полицейский спецназ медленно приближался к нам, захватывая соседние улицы: «Мы жертвы вооружённого конфликта. Мы сильно пострадали от насилия, мы думаем, что это никогда не должно повториться в этой стране. Я – представитель жертв. И я сражаюсь за права человека. Все эти люди вокруг – жертвы вооружённого конфликта».Женщина за его спиной прокричала: «Здесь почти все – жертвы. Мы – крестьяне, у нас нет никакой защиты». Руэда сказал: «Эти люди – жертвы государственного насилия, насилия вооружённых группировок». Я спросил его: почему СМИ не снимают протесты. «Иногда они появляются. Но только тогда, когда выламываются двери или гибнут люди. Один человек уже убит. Многие ранены. Сейчас колумбийцы воюют против колумбийцев». Ещё одна женщина прокричала мне: «И есть изнасилования. Девочки изнасилованы, даже мальчики».Действия полиции, армии и вооружённых группировок против протестов в Колумбии настолько возмутительны и жестоки, что даже западные СМИ были вынуждены сообщить о некоторых самых серьёзных преступлениях. 11 декабря 2019 года Guardian написала: «На протяжении последних трёх недель Колумбия поражена демонстрациями, вызванными широким недовольством экономическими реформами, предложенными правым президентом Иваном Дуке, рейтинг одобрения которого с августа прошлого года упал до 26%. Протестующие недовольны несоблюдением мирного договора 2016 года с Революционными вооружёнными силами Колумбии (РВСК, FARC), которым формально закончились пять десятилетий гражданской войны, убившей 260 тыс. человек и сделавшей беженцами 7 миллионов.В стране, которая ещё недавно имела самый высокий уровень похищений в мире, и чьи силы безопасности сами участвовали в насильственных похищениях, видеозаписи полицейских, похищающих протестующих, вызывают тревожные воспоминания. По данным национального агентства по делам жертв, более 150 тыс. человек были похищены с 1986 по 2017 год, и 80 тыс. пропали без вести. Солдаты всех сторон конфликта занимаются этим». С начала этих протестов люди снова начали исчезать, и действия колумбийских сил безопасности напоминают гражданам самые тёмные времена их страны. В одном случае, протестующую женщину уволокли в машину без опознавательных знаков. Два человека запрыгнули в свою машину и погнались за похитителями, и поэтому эту женщину выпустили. Этот случай стал широко известен. Но мне сказали, что было много аналогичных случаев, о которых ничего не сообщалось.Потерянные надежды – общественные настроения проявляются на стенах и зданиях Боготы.Я прилетел в Барранкилью - город на величественной реке Магдалена. Именно здесь великий колумбийский водный путь соединяется с теплыми водами Карибского моря. И здесь написан один из величайших романов XX века «Любовь во время холеры» колумбийского коммунистического писателя Габриэля Гарсия Маркеса. Здесь Флорентино Ариза 51 год 9 месяцев и 4 дня ждал любовь своей жизни – Фермину Даза. И здесь он занимался с ней любовью на речном катере. Гарсия Маркес закончил свой роман, глядя на поверхность этой величественной реки. Я всегда думал, что эта книга связана только с Картахеной, но мне объяснили, что это не так, она связана с рекой Магдалена. И здесь живёт моя подруга, одна из важнейших колумбийских журналисток, Констанца Виера. Она встретила меня в аэропорту и отвезла на длинный речной берег, где мы несколько часов говорили о Колумбии – её любимой и измученной стране.Её отец два раза встречался с Мао. Она всё знала о переговорах между правительством и РВСК. Она - ходячая энциклопедия о Колумбии. Но в этот раз меня интересовало другое. Латинская Америка в смятении. Боливийское правительство жестоко свергнуто в результате фашистского переворота. Чили и Колумбия восстали. Венесуэла сражается за выживание. Куда идёт её страна? Констанца рассказала о коррупции при Дуке, о преступлениях Урибе и серьёзных нарушениях прав человека в её стране:«Колумбия – очень консервативная страна Южной Америки. Она страдает от одного за другим правых правительств. Здесь огромное неравенство, одно из крупнейших в Латинской Америке. Когда начинаются протесты, правительство устраивает переговоры с протестующими, но они никогда не заканчиваются соглашением. Колумбия – неолиберальная страна. Теперь она потрясена огромными протестами. В этом мы должны поблагодарить Чили. Потому что при прошлых протестах, правительство говорило: посмотрите на Чили! Чилийцы благодарны генералу Пиночету. У них процветающая страна. Капитализм работает! Но теперь чилийцы восстали против неолиберализма, и сильно повлияли на Колумбию». Обстановка в Колумбии действительно гротескная, а цинизм бесконечен. Констанца привела один пример, который трудно вообразить в других странах: «В этой стране коррупция просто огромна. Как и нарушения прав человека. Только представь: правительство Дуке решило выплатить компенсации жертвам коррупции и нарушений прав человека – из статьи бюджета по финансированию государственных университетов!»Я спросил её о военных базах США. «Видишь ли, это не так просто, как раньше. На базах США не находятся постоянно их солдаты. Солдаты, которые прибывают сюда, обычно делают это тайно. Часто это отряды разведки, или солдаты, которые приходят и уходят, используя местные военные базы по мере необходимости». Когда мы прощались в аэропорту поздно ночью, её друг и писатель сказал об идеях Симона Боливара: «Если вы поговорите с людьми по всей Латинской Америке, подавляющее большинство скажет, что восхищается Симоном Боливаром. Наш великий Освободитель! Но если вы прислушаетесь внимательнее, вы поймёте, что боливарианские идеи постоянно предаются».Протесты около здания правительства.Колумбия бурлит. В этой стране не одна проблема, а десятки или даже сотни. Пока индейцы протестуют в Боготе с требованием уважения их прав и культуры, фермеры коки (большинство которых – индейцы) требуют легализации их работы. И всё это на фоне эксгумации колумбийским судом около 50 трупов, казнённых армией. Reuters сообщает: «Количество убийств с 1998 по 2014 год составило около 2248. По данным Генеральной прокуратуры, большинство убийств совершено при правлении президента Альваро Урибе». Эти убийства приписаны боевым столкновениям, но, на самом деле, это внесудебные казни. Крайняя нищета, внесудебные казни, коррупция, безработица, позорная внешняя политика, полицейское насилие, чрезвычайно высокий уровень преступности – всё это взаимосвязано. И очень опасно.Как-то ночью я прошёл по восставшей Боготе. Повсюду граффити. Полиция в состоянии повышенной готовности. Скопления людей внезапно возникают и рассеиваются во тьме. Рядом с аэропортом в районе Фонтибон прошло собрание организаторов забастовок. Я пришёл туда вместе с выдающимся колумбийским активистом Дэвидом Куртидором. Он познакомил меня с профессором математики Луз Джаннет Забалетой, которая активно участвует в организации протестов. Она сказала мне: «Пока все правительственные так называемые реформы проводились против рабочих, индейцев и студентов. Это восстание всё изменит».Её товарищ, адвокат по правам трудящихся Артуро Партилла Лизаразо сказал: «Сейчас Колумбия вступает в огромную борьбу. Это борьба за уважение людей, живущих в этой стране. Неолиберальная политика провалилась здесь и повсюду. И Колумбия готова победить эту неолиберальную политику, которая разрушила жизнь нашего народа». Мы поговорили о бывшем правительстве Урибе, которое проводило военную политику. Мы также обсудили ужасное положение простых колумбийцев, миллионов голодающих детей, кошмарную безработицу среди молодёжи и невообразимые трудности, стоящие перед пенсионерами.Позже в узком парке в центре города я встретил протестующих, размахивающих колумбийскими и чилийскими флагами. Музыканты играли музыку. Молодёжь танцевала. По краям парка двигались отряды полиции. Собираются ли они атаковать? Если да, то когда? Никто не знал. Я проехал через пустующую площадь Боливара, мимо президентского дворца, перекрытого военными. Несколько правительственных зданий были покрыты чёрными защитными занавесами. Поэтому они были похожи на похоронные залы. Рядом с правительственным районом расположен квартал «красных фонарей», где полно проституток, сутенёров и полицейских. В Колумбии власть и нищета не стыдясь соседствуют друг с другом.В последний день, перед вылетом из Боготы в боливийский Ла Пас, я встретился с легендарным педагогом Германом Владимиром Забалой Арчиллой – теологом освобождения, который в том числе работал и с Иваном Ильичом. Он до сих пор продолжает свою деятельность в Латинской Америке, помогая создавать революционные системы образования в различных странах, особенно там, где большинство составляют индейцы. Владимир продвигает «педагогику непохожести». Он неисправимый оптимист и считает, что в Колумбии, как и во всей Латинской Америке, происходят необратимые преобразования:«Мы в разгаре великих культурных перемен. Я могу наблюдать это даже в районах среднего класса. Мои соседки, которых я считал очень консервативными дамами, сегодня бьют в свои сковородки посреди улицы. Это явный протест против системы и правительства. Мы говорим здесь: Я боюсь, но я иду! Один из прежних президентов говорил: всё, что нужно сделать, это стать частью США. Колумбийские вооружённые группировки проникли в Венесуэлу в интересах Запада. Но посмотри сейчас. В таких местах как Кали растёт солидарность среди чёрного и индейского народа. И даже Эво Моралес был здесь, протестуя вместе с нами. Колумбийский народ любит его». «А теперь», - спросил я Владимира. - «Эво… Как всё это выглядит отсюда».Он прямо ответил: «Мы не ожидали этого переворота. Мы были совершенно уверены, что популярность Эво среди боливийцев защитит его. Мы были уверены в кубинской разведке. Мы не думали, что Санта-Круз добьётся успеха с ужасными нацистами типа Камачо, которые связаны с наркоторговцами и западными правительствами». Но Владимир, как и я, сохраняет оптимизм. Латинская Америка просыпается. Объединённые, как здесь говорят, люди не могут проиграть. И медленно, и неохотно, латиноамериканские страны пытаются объединиться.Колумбия не изменится мгновенно, но изменения уже начались. Проезжая через Боготу я вижу антиправительственные граффити, разрушенные здания, напоминания столкновений полиции и демонстрантов. Но я вижу и подозрительные попытки внедриться в это восстание западных организаций типа Otpor. Пока ещё рано делать выводы, но колумбийцы должны быть бдительными. Пока люди сражаются за Южную Америку, получая ранения и даже погибая, Запад замышляет заговор вместе с режимом Дуке, чтобы сохранить неолиберальную систему. Это будет долгая и сложная борьба. Колумбия – одна из самых разрушенных турбо-капитализмом стран Латинской Америки. С другой стороны, местная оппозиция очень сильна и активна. Колумбийцы удивительны, отважны, образованы и решительны.В последний день в Боготе, задремав, я услышал громкие выстрелы перед гостиницей. Прожив несколько лет в Бейруте, я привык к таким звукам. «Праздничная стрельба в воздух», - подумал я в полусне. Люди кричали, но я слишком устал и уснул. На следующее утро, по дороге в аэропорт, водитель сказал: «Этой ночью они убили француза, прямо перед входом в твою гостиницу». «Слишком много убитых», - подумал я. - «Слишком много людей умирает в Колумбии. По разным причинам, но в основном насильственной смертью».Паспортный контроль в аэропорту занял почти два часа. Иммиграционные полицейские выражали неприкрытую злобу к пассажирам. Они болтали друг с другом, играли в телефоны и ели. А люди ждали в очередях, как скот. Абсолютная безнаказанность. В самолёте из Боготы в Ла Пас моей соседкой оказалась женщина-чиновница из США. «Откуда ты?», - спросила она меня высокомерным тоном. «Россия», - ответил я. «Что?» - «Россия» - «Что это?» - «Российская Федерация». - «А, Русья?» - с подозрением и агрессией посмотрела она на меня. Я улетал из старой колонии США в новую.Сидящая около меня женщина излучала неприкрытый холод смерти. Моё тело начало слегка дрожать. Но затем я вспомнил последние слова блестящего романа Гарсиа Маркеса, написанного на берегах Рио Магдалена: «Капитан посмотрел на Фемину Даза и увидел на её ресницах первый проблеск зимнего мороза. Затем он посмотрел на Флорентино Аризу, его непобедимую силу, его бесстрашную любовь, и он был ошеломлён запоздалым подозрением, что жизнь сильнее смерти, и не имеет границ». Моё тело расслабилось. И вдруг я стал уверен, что именно жизнь, а также великая страсть к ней, окончательно освободят Колумбию от ужасных объятий смерти.Источник: Neo-Liberal Colombia – Where Life Has to Defeat Death, Andre Vltchek, globalresearch.ca, January 03, 2020.

15 марта, 06:21

Запад поддерживает христиано-фашистскую диктатуру в Боливии.

Вождь переворота в Боливии Луис Фернандо Камачо – ультраправый мультимиллионер, который опирается на фашистские группировки региона Санта-Круз, где США давно выращивали сепаратизм. Он также получил поддержку правительств Колумбии и Бразилии и венесуэльской оппозиции. Когда Камачо ворвался в президентский дворец Боливии после отставки Эво Моралеса, он открыл миру ту сторону его страны, которая противоречит её многонациональному духу, созданному прежним социалистическим и народным президентом.С библией в одной руке и национальным флагом в другой Камачо склонил в молитве голову перед президентской печатью, выполняя своё обещание очистить наследие своей страны и «вернуть Бога в сожжённый дворец». «Пачамама никогда не вернётся во дворец», - заявил этот пастор, имея в виду дух Матери-Земли коренных народов Анд, - «Боливия принадлежит Христу».Камачо с библией в президентском дворце после переворота.Ультраправая оппозиция Боливии свергла левого президента Эво Моралеса после требования военной верхушки страны уйти в отставку. Практически неизвестный за пределами своей страны, Камачо никогда не побеждал на демократических выборах. Имя этого влиятельного мультимиллионера фигурирует в коррупционных «Панамских бумагах». И он связан с ультраконсервативными христианскими фундаменталистами и вооружёнными фашистскими группировками, известными своим расистским насилием в сепаратистском регионе Санта-Круз.Камачо родился в элитной семье, которая давно наживается на богатых газовых месторождениях Боливии. И когда Моралес национализировал ресурсы страны для поддержки социальных программ, сокративших бедность на 42% и нищету на 60%, его семья потеряла часть своего богатства. Перед переворотом Камачо встретился с главами правых правительств региона, чтобы обсудить планы свержения Моралеса. За два месяцо до путча он написал в Twitter: «Спасибо, Колумбия! Спасибо, Венесуэла!», поддерживая переворот Хуана Гуайдо. Он также поддержал правое правительство Жаира Болсонару в Бразилии. Камачо долгие годы возглавлял открыто фашистскую сепаратистскую группировку «Unión Juvenil Cruceñista». Grayzone обнаружил документальный фильм, прославляющий эту группировку.Пока Камачо и его ультраправые боевики совершали переворот, их политические партнёры ожидали выгоды для себя. Лидер боливийской оппозиции на октябрьских выборах в президенты Карлос Меса – сторонник бизнеса и приватизации, тесно связанный с Вашингтоном. Опубликованные WikiLeaks документы правительства США показали, что он регулярно переписывался с чиновниками США для организации переворота в Боливии.Сейчас Меса числится экспертом «Межамериканского диалога» - вашингтонской организации, основанной правительством США и финансируемой через USAID деньгами транснациональных корпораций. Бывший фермер Эво Моралес, занявший видное место в социальных движениях, до того как стать первым индейским президентом, участвовал в партии Движение к социализму (ДКС). Чрезвычайно популярный в индейских и крестьянских общинах, в течение 13 лет он выигрывал все выборы и демократические референдумы, часто с подавляющим преимуществом. 20 октября Моралес снова выиграл выборы, набрав более 600 тыс. голосов, что дало ему более 10% перевеса над Месой, которые были необходимы для победы в первом туре.Эксперты, которые проанализировали доступные данные по голосованию, не нашли никаких доказательств нарушений и мошенничества. Но оппозиция заявила обратное и организовала уличные беспорядки. Эти беспорядки, начавшие переворот, безусловно, были насильственными. Правые оппозиционные бандиты нападали на избранных политиков из правящей левой партии ДКС. Они напали на дом президента Моралеса и подожгли дома нескольких высших членов правительства. И они похитили родственников некоторых политиков, удерживая их в заложниках, пока эти политики не подали в отставку. Социалистическая женщина-мэр подверглась публичным пыткам.После вынужденной отставки Моралеса, путчисты арестовали президента и вице-президента избирательной комиссии, и заставили других её сотрудников уйти в отставку. Сторонники Камачо начали сжигать флаги Вифала, которые символизируют борьбу коренного народа за освобождение. Организация американских государств (ОАГ), созданная Вашингтоном в годы Холодной войны для уничтожения коммунистических движений в латиноамериканских странах, помогла в проведении этого переворота. Она призвала к новым выборам, бездоказательно заявив, что во время выборов 20 октября произошло множество нарушений. А когда в Боливии произошёл военный путч, и жизнь членов правительства оказалась в опасности, ОАГ сохраняла молчание. Правительство Трампа открыто поддержало этот переворот, назвав его «важным моментом для демократии» и «сильным сигналом для незаконных режимов в Венесуэле и Никарагуа».Незаконный ультраправый путч.Хотя Карлос Меса робко осудил насилие оппозиции, Камачо поддержал его, игнорируя призывы международной наблюдательной группы к миру. Именно он был главой оппозиции, несколько месяцев скрывавшейся за умеренной фигурой Месы ради свержения Моралеса. Этот 40-летний мультимиллионер из сепаратистского региона Санта-Круз никогда не участвовал в выборах. Подобно венесуэльскому оппозиционеру Хуано Гуайдо, о котором более 80% венесуэльцев ничего не знало, пока правительство США не назначило его «президентом», Камачо был неизвестен для большинства боливийцев до совершения переворота.Свой аккаунт в Twitter он создал 27 мая 2019 года. Несколько месяцев его сообщения в этом блоге никем не замечались. До выборов у Камачо не было статьи в Wikipedia, и о нём мало писали местные и иностранные СМИ. 9 июля Камачо призвал к забастовке, но его видео-обращение посмотрели только 20 раз. Целью этой забастовки должна была стать отставка Верховного избирательного трибунала, который следил за законностью выборов. Только после выборов на Камачо обратили внимание, и корпоративные СМИ, типа Unitel, Telemundo и CNN, сделали его знаменитостью.Все сообщения Камачо в Twitter, призывающие к отставке Моралеса, стали активно копироваться в рамках пропагандистской поддержки переворота. Центральные СМИ, типа New York Times и Reuters, начали называть Камачо лидером боливийской оппозиции. Но несмотря на усиленное внимание к нему американских СМИ, они не замечали его ультраправую природу. Умалчивалось и о тесных связях Камачо с вооружёнными христианскими экстремистами, которые проповедуют расизм, и с местными картелями и правыми региональными правительствами. Фашистские и сепаратистские группировки Санта-Круза стали боевой и идеологической основой путча Камачо.Unión Juvenil Cruceñista (UJC) – боливийская фашистская группировка, которая помогла перевороту Камачо.Фашизм в Боливии.Камачо связан с вооружённой группировкой Unión Juvenil Cruceñista (UJC), которая участвовала в покушениях на Моралеса. Эта группировка известна своими нападениями на левых, индейцев, крестьян и журналистов, а также расистской идеологией. Когда Моралес стал президентом, UJC начала пропагандировать отделение от страны, обвиняя коренные народы в сатанизме. UJC похожа на испанскую Falange, индийскую расистскую группировку RSS и украинский нео-нацистский «Батальон Азов». Её символ – зелёный крест, напоминающий логотипы западных фашистских группировок. И её члены приветствуют друг друга нацистским салютом.Даже посольство США в Боливии называло членов UJC расистами и боевиками, хотя они часто нападают на сторонников правительства и ДКС. В 2007 году журналист Бенджамин Дангл встретился с членами UJC и назвал их «металлическими кулаками» сепаратистского движения Санта-Круз. «Известно, что UJC избивает крестьян, требующих национализацию газовой промышленности, бросает камни в студентов, выступающих против сепаратизма, бросает бутылки с зажигательной смесью в государственных журналистов, и жестоко нападает на участников безземельного движения, которые сражаются против земельных монополий», - написал Дангл. «Если придётся защищать нашу культуру силой, мы сделаем это», - сказал Данглу вождь UJC. - «Защита свободы важнее жизни».Вооружённые члены Unión Juvenil Cruceñista (UJC).Камачо стал вице-президентом UJC в 2002 году, когда ему было всего 23 года. Через два года он покинул эту группировку, занявшись семейным бизнесом и став членом Pro-Santa Cruz Committee – организации, которая участвовала в сепаратистском движении, во главе которого стоял боливийско-хорватский олигарх Бранко Маринкович. Недавно Камачо опубликовал в Twitter свою фотографию с «великим другом» Маринковичем. Эта дружба имела важное значение для усиления этого правого деятеля и организации переворота.Хорватский крёстный отец Камачо и организатор сепаратистов.Бранко Маринкович – крупный землевладелец, который поддерживает правую оппозицию с начала национализации боливийских земель. Как председатель Pro-Santa Cruz Committee он руководил сепаратистскими действиями в Боливии. В 2008 году Международная федерация по правам человека отправила Маринковичу письмо, обвинив его комитет в «участии и поддержке расизма и насилия в Боливии», а также «осуждая сепаратистские, юнионистские и расистские высказывания и призывы к военному сопротивлению со стороны Pro-Santa Cruz Civic Committee».В 2013 году журналист Мэтт Кеннард сообщил, что правительство США тесно работает с Pro-Santa Cruz Committee для балканизации Боливии и свержения Моралеса. «Они говорят, что могут укрепить каналы связи», - сказал Кеннарду о чиновниках США вице-президент этого комитета. - «Посольство утверждает, что поможет нам в информационной работе, и они подготовили серию публикаций для пропаганды наших идей». В 2008 году New York Times написала о Маринковиче и его экстремистском сепаратистском движении в Санта-Крузе. Она назвала этот район «бастионом явно ксенофобских группировок типа Bolivian Socialist Falange, члены которой приветствуют друг друга салютом, схожим с салютом фашистских фаланг испанского диктатора Франко».Bolivian Socialist Falange – фашистская группировка, которая во время Холодной войны предоставила убежище нацистскому военному преступнику Клаусу Барби. Бывший специалист по пыткам в Гестапо, Барби участвовал в «Операции Кондор» ЦРУ по убийству коммунистов в Южной Америке. Своё название эта ультраправая группировка скопировала с немецких национал-социалистических организаций, убивая реальных левых социалистов. Bolivian Falange пришла к власти в 1971 году, когда её вождь генерал Уго Банзер Суарес сверг левое правительство генерала Хуана Хосе Торреса Гонсалеса. Правительство Гонсалеса разозлило олигархов, национализировав промышленность, и выступило против Вашингтона, запретив организованную ЦРУ экстремистскую группировку Peace Corps. Правительство Никсона сразу же поддержало путч Банзера и помогло ему в борьбе с социализмом в регионе.Практика переворотов дожила и до эпохи Моралеса, благодаря таким группировкам как UJC и таким фигурам как Маринкович и Камачо. Маринкович активно участвовал в деятельности фашистской группировки UJC. Член UJC заявил американской газете: «Мы будем защищать Бранко ценой собственной жизни». Маринкович открыто высказывается в христиано-националистическом духе, поддерживая ультраправые группировки Санта-Круза в «крестовом походе за правду», так как Бог на их стороне.Семья этого олигарха мигрировала из Хорватии, и имеет двойное гражданство. Есть сведения, что его семья была связана с фашистской организацией Усташи. Усташи открыто сотрудничали с нацистскими оккупантами во время Второй мировой войны. Их преемники вернулись к власти после отделения Хорватии от социалистической Югославии, которая была разрушена натовской войной.Лидер Германии Адольф Гитлер с основателем Усташи Анте Павеличем в 1941 году.Маринкович отрицает, что его семья была связана с усташами. В интервью New York Times он заявил, что его отец боролся против нацистов. Но даже его сторонники не верят этому. Специалист по Балканам из частной разведывательной фирмы Stratfor, которая работает на правительство США и часто называется «теневым ЦРУ», сообщил: «Я до сих пор не знаю всего о нём, но готов поспорить на много долларов, что родители этого парня были усташами (т.е. нацистами) и после войны сбежали от коммунистов Тито».Сотрудник Stratfor сослался на журналиста Кристиана Паренти, который в 2006 году взял интервью у Маринковича в его поместье в Санта-Круз. «Земельная реформа Эво Моралеса может привести к гражданской войне», - сказал Маринкович Паренти на техасском английском, которым он овладел во время учёбы в Университете Техаса. Сегодня Маринкович открыто поддерживает ультраправого президента Бразилии Жаира Болсонару, который недоволен чилийским диктатором Аугусто Пиночетом только в одном: «он недостаточно убил». Маринкович также поддерживает ультраправую оппозицию Венесуэлы, которая подготовила несколько провалившихся путчей против левого правительства.Хотя Маринкович отрицал свои связи с вооружёнными группировками в интервью Паренти, в 2008 году его обвинили в подготовке покушения на Моралеса и членов Движения к социализму. За два года до переворота он заявил New York Times: «Если в нашем кризисе не будет законного международного посредничества, то произойдёт конфронтация. И к сожалению, для всех боливийцев она будет кровавой и болезненной».Связь боливийских правых с международными фашистами.В апреле 2009 года отряд спецназа госбезопасности Боливии ворвался в дорогую гостиницу и ликвидировал троих террористов, которые участвовали в покушении на Эво Моралеса. Ещё двое остались на свободе. Четверо из наёмников происходили из Венгрии и Хорватии и были связаны с правыми политиками в Европе, пятый – ирландец Майкл Дуайер, который прибыл в Санта-Круз за полгода до покушения.Майкл Дуайер с оружием.Главарём этой банды был бывший журналист Эдуардо Роша-Флорес, который исповедовал фашизм и принадлежал католическому культу Opus Dei, возникшему при испанском диктаторе Франко. Роша-Флорес назвал это покушение «операцией Франко». В 1990-х Роша-Флорес воевал в Югославии в составе группировки Croatian First International Platoon (PIV). Хорватский журналист сообщил, что «PIV была известна своей жестокостью: 95% её членов были бывшими уголовниками, многие были членами нацистских и фашистских группировок от Германии до Ирландии».В 2009 году Роша-Флорес приехал в Боливию, где присоединился к сепаратистам Санта-Круз. Вскоре он был обнаружен и ликвидирован службами госбезопасности. Позже правительство опубликовало его фотографии с подельниками и оружием. А также вскоре были раскрыты электронные письма Роша-Флореса к Иствану Беловаю – бывшему венгерскому разведчику, который сотрудничал с ЦРУ. Это доказало причастие Вашингтона к этому покушению. Роша-Флорес и Дуайер в Боливии.Впоследствии Маринковича обвинили в предоставлении 200 тыс. долларов заговорщикам. Боливийско-хорватский олигарх сначала сбежал в США, где ему предоставили убежище, а затем переехал в Бразилию, где и живёт до сих пор. Он отрицает какую-либо причастность к покушению на Моралеса. Журналист Кеннард сообщил, что была ещё одна нить, связывающая это покушение с США: участие лидера одного НПО по имени Уго Ача Мелгар. «Роша-Флорес прибыл сюда не самостоятельно, его привезли, это сделал Уго Ача Мелгар», - сказал ведущий следователь правительства Боливии.Дестабилизация Боливии.Мелгар стоял во главе НПО под названием Human Rights Foundation (HRF) – транснациональной правой организации, которая известна подготовкой агентов по свержению правительств в странах, которые не нравятся США. Сейчас HRF управляет Тор Халворссен – сын покойного венесуэльского олигарха и агента ЦРУ Тора Халворссена Хеллума. Халворссен – двоюродный брат венесуэльского заговорщика Леопольдо Лопеса. Халворссен выступал в колледже против политкорректности и защищал правую политику.После краткой карьеры продюсера правых пропагандистских фильмов - например, он руководил съёмкой документального фильма против защиты окружающей среды, который снимался на деньги добывающих корпораций - Халворссен стал называться либералом и врагом глобального авторитаризма. Он основал HRF на деньги миллиардеров типа Питера Тиля, консервативных фондов и американских НПО типа Amnesty International. С самого начала эта организация готовила агентов для организации беспорядков в Азии, Латинской Америке и на Ближнем Востоке.Позже Мелгар переехал в США и HRF продолжало настаивать на свержении правительства Боливии. Уайатт Рид написал в Grayzone, что «специалист по свободе» HRF Джанисс Вака Даза помогла спровоцировать начальную стадию переворота, обвинив Моралеса в пожарах на Амазонке, которые вспыхнули в августе, и западные СМИ активно поддержали эту теорию заговора. В то же время, Даза называет себя «экологическим активистом» и «ненасильственным студентом», призывая увеличить международную помощь Боливии. С помощью своей НПО Rios de Pie она способствовала иностранной поддержке переворота.Международная поддержка боливийских правых.Пока HRF организовывала протесты около посольств Боливии в Европе и США, Камачо оставался в тени, призывая правые правительства региона поддержать переворот. В мае Камачо встретился с ультраправым колумбийским президентом Иваном Дуке. Камачо участвовал в международных усилиях по подрыву легитимности президента Эво Моралеса с использованием Межамериканского суда по правам человека, чтобы помешать ему участвовать в октябрьских выборах.Камачо с колумбийским президентом Иваном Дуке в мае.Тогда же он встретился с бразильским ультраконсервативным канцлером Эрнесто Араужо. Тем самым он заручился поддержкой правительства Болсонару. 10 ноября Араужо заявил о необходимости отставки Моралеса, обещая, что «Бразилия поддержит демократические и конституционные перемены» в Боливии. За два месяца до президентских выборов в Боливии Камачо провёл совещание с проамериканскими заговорщиками в Венесуэле. Среди них был Густаво Тарре – представитель Гуайдо в ОАГ, который ранее служил в правом Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне. После этого совещания Камачо поблагодарил венесуэльских заговорщиков, а также правительства Колумбии и Бразилии.Защита капитализма.Вернувшись в Боливию, Карлос Меса оказался в центре внимания в качестве оппозиционного кандидата в президенты. Его имидж эрудированного центриста, казалось, противопоставлял его огнедышащим ультраправым типа Камачо и Маринковича. Для них он стал удобным отвлекающим кандидатом, который собирался защищать их экономические интересы. «Может быть, он и не мой фаворит, но я буду голосовать за него, потому что не хочу Эво», - сказал Маринкович правой аргентинской газете за пять дней до выборов. И практические финансовые интересы Камачо заставляли его поддерживать Месу.Семья Камачо владеет картелем по добыче природного газа в Санта-Крузе. Боливийское отделение Primera Linea сообщает, что отец Луиса Фернандо Камачо Хосе Луис владел компанией Sergas, которая поставляла газ в город, его дядя Энрике управлял компанией Socre, которая добывала газ в данном районе, его кузин Кристиан управляет ещё одной местной газовой компанией под названием Controgas. Семья Камачо использовала Pro-Santa Cruz Committee как политический инструмент на выборах для восстановления своей бизнес-империи.Хорошо известно, что Меса всегда защищал интересы транснациональных компаний в ущерб населению собственной страны. Этот неолиберальный политик и пропагандист был вице-президентом, когда проамериканский президент Гонсало Санчес де Лосада вызвал массовые протесты 2003 года своим планом разрешить транснациональным корпорациям перекачивать боливийский газ в США через чилийский порт. Обученные США полицейские Лосады жестоко разогнали эти протесты, убив более 70 человек, но Лосада всё-таки сбежал в Майами, и вместо него сел Меса.Но после народного восстания 2005 года в отставку подал и Меса. Большое влияние получил Моралес и поднявшиеся вместе с ним социалистические и индейские движения. Раскрытые WikiLeaks документы правительства США показали, что после отставки Меса продолжал переписываться с американскими чиновниками. Доклад 2008 года посольства США в Боливии показал, что перед президентскими выборами 2009 года Вашингтон контролировал оппозиционных политиков в надежде победить Моралеса. В этом докладе указывалось, что Меса встречался с представителем посольства США и пообещал ему баллотироваться на пост президента. «Меса сказал нам, что его партия будет идеологически похожа на социал-демократическую партию, и он надеется укрепить связи с Демократической партией США. «Мы ничего не имеем против Республиканской партии, и в прошлом уже получали помощь от Международного республиканского института, но мы думаем, что лучше идеологически походить на демократов», - добавил он».Сейчас Меса служит «экспертом» в Межамериканском диалоге – вашингтонской организации, нацеленной на Латинскую Америку. Главный спонсор этой организации – филиал Госдепартамента под названием USAID, который переправил миллионы долларов различным оппозиционным группировкам в Боливии. Кроме того, Межамериканский диалог получает деньги от таких нефтяных корпораций как Chevron и ExxonMobil; а также Bechtel, деятельность которой вызвала народные протесты при Месе; Межамериканского банка развития, который выступает против социалистической политики Моралеса; и ОАГ, которая помогла опорочить победу Моралеса на выборах 2019 года.Итоги.В октябре 2019 года, когда Карлос Меса распространял пропаганду о мошенничестве на выборах, из тени вышел Камачо вместе со своей фашистской группировкой UJC из Санта-Круза. Меса отступил в сторону, и Камачо стал главным лицом переворота, объединив все явно фашистские силы региона. Объявив о победе над Моралесом, Камачо призвал своих сторонников «закончить работу, начать новые выборы, осудить правительственных преступников и посадить их тюрьму». Тем временем, правительство Трампа в Вашингтоне опубликовало официальное заявление с одобрением путча в Боливии ради «спасения демократии».Источник: Bolivia coup led by Christian fascist paramilitary leader and millionaire – with foreign support, Max Blumenthal and Ben Norton, thegrayzone.com, November 11, 2019.

14 марта, 06:31

Вашингтонские неофашистские перевороты в Латинской Америке.

Столкновения сторонников президента Гондураса Мануэля Селайи с гондурасской армией.Как бы вашингтонские демократы и республиканцы не воевали на внутреннем политическом фронте, они занимают одну и ту же сторону, когда речь заходит об имперской войне против демократии и социальной справедливости в Латинской Америке.Двухпартийное согласие по поводу Гондураса (2009 год).В 2009-2010 годах республиканцы активно выступали против Обамы и демократов по вопросам медицинского страхования, помощи банкам и экологической политики. Возникла группировка Tea Party, отличающаяся оголтелым расизмом. Но они не стали возражать, когда обамовский госсекретарь Хиллари Клинтон поддержала ультраправый военный переворот в Гондурасе против популярного левого президента Мануэля Селайи. Две вашингтонские партии власти объединились против Селайи, который начал сотрудничать с Венесуэлой, Бразилией и Боливией в борьбе с бедностью, неравенством и американским господством в Латинской Америке. Демократы и республиканцы решили, что независимое и равноправное движение в Латинской Америке должно быть подавлено. Республиканцы поддержали обамовский переворот в Гондурасе, несмотря на кровавые репрессии и новые страдания в этой бедной стране.Нет импичмента за организацию переворота в Венесуэле (2019 год).Обамовский переворот в Гондурасе привёл к волне мигрантов, которую Дональд Трамп использовал для разжигания расистских настроений и победы на выборах. Обе партии власти спорят по поводу расистского президента и его импичмента за крошечное вмешательство в украинскую политику. Эти пустые споры привели к фанатичному расколу американского электората. 90% демократов заявляют, что Трамп нарушил независимость Украины, потребовав расследовать преступления семьи Байденов, с чем согласны только 18,5% республиканцев. Демократическая Палата Представителей поддержала этот импичмент, а республиканский Сенат нет. Неофашистские сторонники Трампа обещают бороться против импичмента даже с оружием в руках, несмотря на угрозу гражданской войны.Доказанная попытка Трампа использовать подкуп и шантаж на Украине заслуживает импичмента. Но при этом демократы предпочитают не вспоминать, что многие другие трамповские преступления против мигрантов и их детей на южной границе, нарушающие международные соглашения и внутренние законы США, а также организация переворотов в Боливии и Венесуэле ещё в большей степени заслуживают импичмента.По поводу провалившегося переворота в Венесуэле организация Roots Action пишет: «Своим поведением Дональд Трамп нарушил обязанности президента США и конституционную клятву. И вечером 22 января 2019 года, вслед за многолетними разрушительными санкциями против Венесуэлы, которые начались после провала американского переворота 2002 года, вице-президент Пенс позвонил Хуану Гуайдо и сообщил ему, что США поддержат его, если он захватит власть в Венесуэле. 23 января Гуайдо попытался это сделать. В тот же день Трамп заявил о признании Гуайдо президентом Венесуэлы, несмотря на незаконность этого и наличие у Венесуэлы избранного президента. 24 января 2019 года правительство Трампа попыталось убедить ООН признать Гуайдо президентом. За вышеупомянутые и связанные действия президент Дональд Трамп и вице-президент Ричард Пенс должны быть привлечены к уголовной ответственности и изгнаны со своих должностей». Конечно, Демократическая партия не собиралась объявлять импичмент Трампу за преступный правый путч в Венесуэле, потому что демократы, как и республиканцы, считают, что независимые социалистические правительства, защищающие интересы бедных и трудящихся латиноамериканцев, необходимо заменять на подчиняющиеся Вашингтону режимы.Американский переворот в Боливии (2019 год).Немногие демократы присоединились к Берни Сандерсу в осуждении расистского неофашистского переворота против демократического, социалистического и индейского президента Боливии Эво Моралеса. Все желающие могли увидеть в интернете жестокие кадры резни мирных индейских протестующих в Кочабамбе, которые убиты снайперами из военных вертолётов, защищающих евангелистский неофашистский режим, заявляющий: «Я мечтаю о Боливии, свободной от индейских сатанинских ритуалов, город не для индейцев, пусть уходят на высокие равнины и Чако!» Склонный к расизму, неофашизму и олигархии, Трамп открыто приветствовал ужасный переворот в Боливии, «приближающий к свободному, процветающему и демократическому западному полушарию».Где были демократы, одержимые украинским и русским вмешательством, когда Трамп поддержал фашистский и расистский переворот в Боливии? Они словно уснули. «После насильственной отставки Моралеса», - пишет журналист Якоб Сугерман, - «реакция верхушки демократов и кандидатов в президенты выразилась в почти полном молчании, даже самых прогрессивных членов. Либеральный член Палаты Представителей Крис Мерфи радостно написал в Twitter: «США должны поддержать гражданский переход власти в этот опасный момент. Мы не можем испортить это, как сделали в Венесуэле». Отвратительное заявление, если вспомнить, что недавно США снова поддержали провальный переворот в Венесуэле, как в 2002 году!»Западные СМИ открыто поддерживают фашистские перевороты.Либеральные СМИ поступили также. «Несмотря на выступления против Трампа и поддержку импичмента», - пишет Fairness and Accuracy in Media (FAIR). - «Западные СМИ продолжают идти в ногу с правительственными переворотами в Латинской Америке. Боливия получила нового проамериканского марионеточного лидера, и западные СМИ не могут скрыть своего восхищения Трампом». New York Times, Guardian и другие центральные западные газеты называют новый путчистский режим просто «консервативным», скрывая его фашистскую сущность и ужасное насилие против народа, ложно заявляя, что Моралес неправильно выиграл выборы 25 октября.Большинство телевизионных сетей в США отвлекали внимание публики украинским коррупционным шоу с участием Трампа и Байдена, скрывая, что проамериканский фашистский режим в Боливии совершает массовые убийства, поддерживаемые и демократами и республиканцам. Лишь небольшая доля американцев, не более 0,3%, могла узнать правду. Как и многие другие отвратительные преступления дома и заграницей, фашистские перевороты и репрессии не упоминаются телевидением США. Боливийские индейцы, расстрелянные фашистскими войсками – классическая иллюстрация принципа «официально недостойных жертв», раскрытого Ноамом Хомскими и Эдвардом Херманом. СМИ США делают вид, что этих жертв просто нет.Два филиала одной и той же партии.Это новая холодная война. Несмотря на заявления либеральных СМИ и политиков США о защите свободы и демократии в Восточной Европе (хотя они не собираются объяснять, какое право имеет Вашингтон вмешиваться во внутренние дела Восточной Европы), им наплевать на свободу и демократию в собственном полушарии, где латиноамериканцы выступают против провашингтонских режимов и сталкиваются с кровавыми репрессиями. Это не просто вопрос плохого информирования. Это иллюстрация империалистической позиции демократов, которые выступают против независимости, социальной справедливости и демократии в Латинской Америке со времён Вудро Вильсона. Республиканцы и демократы, которых Аптон Синклер называл «двумя крылами одной и той же хищной птицы», несмотря на споры по внутренней политике, по-прежнему поддерживают имперские интересы в Латинской Америке и Европе.Источник: Washington’s Consensus on Neofascist Coups in Latin America, Paul Street, counterpunch.org, November 22, 2019.

10 марта, 19:00

Ecosystems the size of Amazon 'can collapse within decades'

Large biomes can break down like Jenga bricks once tipping point reached, research findsEven large ecosystems the size of the Amazon rainforest can collapse in a few decades, according to a study that shows bigger biomes break up relatively faster than small ones.The research reveals that once a tipping point has been passed, breakdowns do not occur gradually like an unravelling thread, but rapidly like a stack of Jenga bricks after a keystone piece has been dislodged. Continue reading...

Выбор редакции
29 февраля, 03:47

M.I.T. Researchers Cast Doubt on Bolivian Election Fraud

An international audit said officials had engaged in lies and manipulation to assure victory for Evo Morales. Academics at M.I.T.’s Election Data and Science Lab questioned that finding.

Выбор редакции
27 февраля, 20:32

Мирный протест в Боливии против кандидата в президенты Пумари закончился жестким разгоном митингующих

В Эль-Альто прошли протесты против Пумари, кандидата в президенты, одного из руководителей госпереворота в Боливии. Вышедшие на протест кричат ​​убийца Марко Пумари перед отелем Александр, где находится политик. Полиция жестоко подавила протест коренного население Эль-Альто, которое мирно выражало свое неприятие к Камачо и Пумари, в результате чего есть пострадавшие. Ранее Эво Моралесу пришлось уйти с поста […] Сообщение Мирный протест в Боливии против кандидата в президенты Пумари закончился жестким разгоном митингующих появились сначала на News Front.

Выбор редакции
25 февраля, 21:16

Переворот в Боливии

Спустя несколько месяцев после государственного переворота в Боливии правительство Жанин Аньез вступило в союз с радикально правыми силами по всему региону — и посмеялось над западными рассказами о «демократизации». Запись Переворот в Боливии впервые появилась Рабкор.ру.

Выбор редакции
08 февраля, 13:00

Боливия без воды или Вторая Тихоокеанская война

Обратите внимание на территорию Чили. Вон она узенькая змейка земли тянется через половину континента и забирает себе всю прибрежную зону. Ладно еще Аргентине это не принципиально, у нее есть выход к морю с другой стороны. А теперь обратите внимание на Боливию ! Она осталась без выхода к морю. Ну не обидно ли ? Правда там еще Парагвай затесался в середине континента. Я вот как то не задумывался над этим … до сегодняшнего дня. Однако только недавно я узнал, что согласно историческим сведениям, Боливия таки была «рождена с морем». Так куда же делся выход к морю?   Давайте узнаем это подробнее… Боливия потеряла свой единственный выход в Тихий океан — береговую линию длиной 400 километров с 7 портами — в результате поражения в войне против Чили.  В 1879 году Чили при поддержке Великобритании начала боевые действия против Боливии, имевшей тогда выход к Тихому океану в области Антофагаста, и Перу, выступившей на стороне Боливии. Вторая Тихоокеанская война, называемая также селитряной, официально началась в 1879-ом году, но, несмотря на это, имела до этого времени достаточно длительную предысторию. Еще в шестидесятых годах девятнадцатого века запасы гуано и серы, добываемые в перуанском департаменте Тарапака и на боливийской территории пустыни Атакама, вызывали большую скрытую зависть у правительства Чили, не владевшей большим количество м столь же значимых месторождений. По мере истощения запасов гуано, главным экспортным продуктом и важнейшим источником доходов для Перу становится селитра. Если еще в 1873-ем году экспорт перуанского гуано составил два миллиона четыреста тысяч фунтов стерлингов, то уже через пять лет этот показатель составлял один миллион и восемьсот тысяч фунтов стерлингов. В то же время увеличивается показатель экспорта селитры. К 1876-му году он уже составлял пять миллионов и двести тысяч фунтов стерлингов. Соответственно увеличиваются и объемы добываемой селитры. Если за период с 1865-го по 1869-ый год в Перу было добыто и экспортировано в разные страны десять с половиной миллионов кинталей селитры, то в аналогичный временной промежуток с 1875-го по 1879-ый год этот показатель вырос более чем в два с половиной раза.     Еще в 1841-ом году были открыты крупные залежи селитры на боливийской территории пустыни Атакама. Но Боливия не могла самостоятельно разрабатывать эти месторождения, поэтому добывать боливийскую селитру начали чилийские, при активной поддержке англичан, капиталисты. Малонаселенные поселки Атакамы заселялись чилийцами. Напряженности отношений между Боливией и Чили добавляла неопределенность границ между двумя государствами. Все силы правительства Боливии были направлены на подписание договорах о государственной границе с Чили, таможенных сборах на добычу чилийцами селитры в Атакаме, а также подписания союзных отношений с Перу, которая также столкнулась с чилийской экспансией в районе месторождения селитры в департаменте Тарапака. В результате в феврале 1873-го года между Перу и Боливией был подписан секретный оборонительный договор. Этим соглашением перуанская сторона обеспечила свободную деятельность для своих предпринимателей на боливийской территории Атакамы, а также закрепила свои месторождения селитры в департаменте Тарапака. В 1874-ом году между Чили и Боливией был подписан договор о границах между двумя государствами. Согласно этому документу, новые границы проходили по двадцать четвертой параллели южной широты. При этом в зоне между двадцать третьей и двадцать четвертой параллелью чилийские предприниматели могли свободно добывать селитру, но экспортные пошлины собирала Боливия. К тому же чилийцы получили возможность ввозить на территорию Боливию без сбора пошлины продукты питания, а также оборудование и приспособления, необходимые для добычи селитры. К этому времени основными портами для вывоза селитры и серебра становятся Антофагаста и Мехильонес. Из-за мирового финансового кризиса, начавшегося в 1873-ем году, противоречия между странами стали проявляться все чаще. В 1873-ем и 1875-ом году Перу установила государственную монополию на продажу селитры и производство селитры соответственно. Эти меры были предприняты с целью возможности регулирования мировых цен на селитру и гуано, а также увеличения доходов страны. Но вследствие договора 1874-го года чилийские компании продавали перуанскую селитру по заниженной цене, чем наносили немалый убыток Перу. Перуанское правительство начало национализацию действующих и еще неразработанных офесин, но, тем не менее, иностранцам в Тарапаке принадлежало сорок процентов месторождений селитры. Национализация селитряных месторождений давала возможность для Перу ускорить процесс накопления капиталов в стране, и, соответственно, выйти из кризиса. Но действия перуанского правительства вызвало негодование среди чилийских и английских предпринимателей. На первых порах национализация привела к сокращению добычи селитры в Тарапаке, уменьшению количества иноземных предпринимателей и рабочих, а также росту безработицы. В это время президент Боливии Иларион Даса (Hilarion Daza) объявил селитру национальным достоянием. В стране остро ощущался кризис и голод. Четырнадцатого февраля 1878-го года боливийский конгресс ввел дополнительный налог на экспорт селитры. После этого основной экспортер селитры – англо — чилийская компания «Компания де селитрес и феррокарриль де Антофагаста» (КСФА) – обратилась за поддержкой к правительству Чили. Чили сразу же выразила протест Перу, мотивируя это тем, что в случае банкротства КСФА безработными окажутся более двух тысяч людей, а последующий за этим мятеж не смогут подавить ни Чили, ни Боливия. После этого боливийский президент отменил свой указ. Но правящие круги Чили решили действовать активно и радикально, ведь потеря доходов от добычи и продажи селитры угрожала экономическим интересам английских и чилийских олигархов, связанных с КСФА. Среди акционеров компании были такие известные и влиятельные личности, как военный министр Сааведра, министры иностранных дел Фьерро и Санта-Мария, министр финансов Сегерс, министр юстиции Унееус, министр внутренних дел Варгас и многие другие. Активная деятельность Перу по национализации и скупке офисин грозила для английских и чилийских предпринимателей потерей больших доходов, получаемых от добычи и продажи селитры. В январе 1877-го года английский дипломатический представитель в Чили, открыто заявлял, что прилагаются все усилия для овладения чилийской стороной Антофагасты. Еще больше усилий для разжигания активных действий со стороны Чили прилагали Джиббсы, которые спонсировали чилийские газеты, в которых печатались статьи, в открытой форме агитировавшие захватить Антофагасту. В результате восьмого ноября 1877-го года Чили заявило Боливии о денонсировании договора 1874-го года с целью добавления Антофагасты к чилийской территории. В ответ боливийский президент Иларион Даса восемнадцатого декабря 1878-го года потребовал от КСФА выплаты недоимок на сумму восемьдесят тысяч песо. Уже первого февраля 1879-го года имущество компании было опечатано, а на четырнадцатое февраля был назначен аукцион по продаже предприятия. В знак протеста двенадцатого февраля 1879-го года представитель Чили в Боливии покинул страну. Еще через два дня без объявления войны Чили высадила свой отряд в количестве пятисот солдат под руководством полковника Сотомайора в Антофагасте. Не встретив сопротивления от малочисленных боливийских солдат, чилийцы захватили столицу провинции Атакама. Перу выразила свой протест происходящему и потребовала вывода чилийских войск с территории Боливии. В ответ Чили потребовала денонсации договора между боливийской стороной и Перу. Лавалье, представитель Перу в Чили, обещал рассмотреть этот вопрос в парламенте. Но чилийцы посчитали, что Перу попросту затягивает время для подготовки к началу военных действий, и первыми объявили пятого апреля 1879-го года войну Перу.     Несмотря на то, что армии Перу и Боливии были более многочисленны, чем чилийский вооруженные силы, они заметно уступали своему противнику в боеготовности, вооружению и выучке. На вооружении у чилийцев были ружья нового образца типа «Комблен», а также пушки в количестве семидесяти штук. Соединения сухопутных войск Чили были также намного эффективнее перуанских и боливийских, а крупные соединения имели свой собственный штаб. Чилийские офицеры имели план и карту местности, на которой велись военные действия, а перуанцы не имели даже этого. Известно, что после сражения у Тарапаки перуанские офицеры обыскивали трупы офицеров Чили в поисках карт территории. Часто во главе военных соединений Перу и Боливии стояли «асендадос» — богатые полковники, которые за собственные деньги сформировали отряды, состоявшие из необученных военному делу индейцев. Очень часто такие соединения вели партизанскую войну и действовали самостоятельно. Также чилийцы имели значительное превосходство перед своими противниками на море. В силу протяженности морской границы между странами превосходство ВМС могло сыграть решающую роль в итоговой победе той или иной стороны. Чилийцы располагали броненосцами новой конструкции, а офицеры, руководившие личным составом, проходили обучение в Англии. Чилийские броненосцы, построенные в 1874-ом году, имели толщину брони, равную девяти с половиной дюймам. В то же время устаревшие перуанские броненосцы шестидесятых годов имели броню толщиной всего четыре с половиной дюйма. Слабость армии союзников усугублялась политическими распрями и этническими конфликтами внутри Боливии и Перу. Слабость Перу также усиливалась действиями сильнейшим государством того времени – Англии. Англичане открыто помешали перуанцам закупить оружие в Европе. Английский представитель в Перу открыто выражал свое враждебное отношение к перуанцам, а британское правительство одобряюще отнеслось к началу военных действий со стороны Чили. Большую роль в успехе чилийцев стало их внезапное нападение на союзников. Боливийское побережье было захвачено к концу марта, что позволило чилийской армии выйти к южным границам Перу. Пятого апреля 1879-го года чилийская эскадра под предводительством адмирала Ребольедо начала блокаду и бомбардировку порта Икике и Мольендо. Но уже двадцать первого мая 1879-го года перуанскому броненосцу «Уаскар» и фрегату «Индепенденсия» удалось затопить вражеский корабль «Эсмиральду» и тем самым снять блокаду порта. Несмотря на численное превосходство противника, броненосец «Уаскар» в течении пяти месяцев под командованием капитана Грау удерживал чилийцев от высадки на берег Перу. Перуанца даже смогли захватить транспортное судно противника «Римак», на котором находилось подкрепление для чилийских войск, оккупировавших Антофагасту. Это событие привело к тому, что военный министр Чили Саведра и командующий флотом Ребольедо были смещены со своих должностей. Командующим чилийской армии была поставлена главная задача по уничтожению броненосца «Уаскар» и высадке войск на перуанском побережье. Но эта задача была выполнена только осенью. В октябре 1879-го года перуанские броненосцы «Уаскар» и «Унион» между портами Мехильонес и Антофагаста столкнулись с чилийской эскадрой, где и потерпели поражение. После этого сражения, в ходе которого был убит командир «Уаскара», Мигель Грау считается национальным героем Перу. После уничтожения перуанского флота чилийцы приступили к реализации второго этапа войны. Местом высадки чилийских солдат стала Тарапака. Сделано это было по причине того, что правительство Чили считало, что захват Тарапаки с находящимися здесь селитряными месторождениями вынудит союзников признать свое поражение. К тому же доходы от продажи селитры покрыли бы значительную часть военных расходов Чили. В то время как второго ноября 1879-го года десятитысячная армия чилийцев высадилась в Писаруа, войска союзников располагались несколько южнее, вблизи Икике. Армия союзников состояла из девяти тысяч солдат, командиром которых был перуанский генерал Буэндиа. В то же время часть боливийской армии под руководством президента Дасы, располагавшейся в Такне, не решилась вступить в бой с противником и отступила. Трусость и действия Дасы внесли деморализацию в войска боливийцев, находящиеся в расположении генерала Буэндиа. Таким образом, девятитысячная армия союзников была блокирована и не имела доступа к остальной территории Перу. В июле 1883 года правительство Перу было вынуждено подписать договор о передаче Чили провинции Тарапака. А по результатам перемирия, заключённого между Чили и Боливией 4 апреля 1884 года, последняя лишалась области Антофагаста и, соответственно, выхода к морю. Подписанный в 1904 году мирный договор закрепил эти договоренности, но с одним условием — Чили обязалась предоставить Боливии «коридор» для выхода в Тихий океан. До сих пор этого сделано не было, поэтому основания для протеста у Боливии есть, однако сегодня, по мнению чилийцев, ее правительство хочет большего — возвращения суверенного права на свои утерянные земли. Отношения между странами раздирают накопившиеся противоречия. Боливия и Чили не имеют дипломатических отношений с 1978 года. Тем не менее, в 2006 году при левоцентристском правительстве Мичель Бачелет страны подписали меморандум из 13 пунктов, которые необходимо обсуждать на двусторонних встречах, один из них касался векового боливийского требования на выход к океану. В настоящий момент Боливия начала международную кампанию по обоснованию своих территориальных претензий к Чили с целью обеспечить суверенный выход страны к Тихому океану. В связи с этим президент Боливии создал Управление по морским претензиям Боливии (Diremar). Эво Моралес подтвердил, что скоро соответствующий иск будет направлен в международный суд в Гааге. Первое из мероприятий уже состоялось в конце недели в Барселоне. «В то время как латиноамериканцы стремятся к интеграции, Чили ведет себя как плохой соседский мальчик (в испанском языке слово «Чили» — мужского рода — прим. автора), как недоброжелательный сосед, провокационный, агрессивный, создающий конфликты, препятствующий процессу континентальной интеграции, — заявил на нем вице-президент Боливии Алваро Гарсия Линера. — Мы будем обходить страну за страной, чтобы показать, что Чили — плохой сосед, государство-агрессор, которое не ищет диалога и не дает выхода к океану стране, рожденной с морем». Согласно договоренностям, правительство Чили должно было созвать в 2010 году решающую встречу по этому вопросу, но оно это не сделало по очень простой причине. На смену Бачелет пришло правое националистическое правительство сторонника Пиночета Себастьяна Пиньейры, которое не захотело выполнять решения идеологического противника. Пиньейра заявил, что не уступит суверенитет над своими территориями ни Боливии, ни Перу. В ответ рассерженный Моралес в 2011 году объявил, что обратится в международные инстанции, как это сделало руководство Перу в 2008 году. Сейчас территориальные претензии Перу рассматриваются в Гаагском суде, и от его исхода будет зависеть многое, но эксперты считают, что тяжба затянется.   Эво Моралес   В отношении Боливии Чили основывает свою позицию на том, что договор от 1904 года устанавливает для нее право для свободного перемещения товаров через порты на Тихом океане, что Чили полностью обеспечивает. В ответ на эмоциональную речь Гарсия Линера МИД Чили ответил, что их страна «не имеет пограничных проблем с Боливией» и не собирается обсуждать «неквалифицированные» мнения. «Международное сообщество признает Чили страной, уважающей нормы и принципы международного права, открытой к диалогу, страной, которая является двигателем политической и торговой интеграции», говорится в обращении МИДа. «Я сожалею об этих словах в устах умного и мудрого человека», — заявил Хуан Пабло Летельер, сенатор и председатель парламентской комиссии по международным делам, цитирует газета La Tercera. Тем не менее, Боливия задыхается в изоляции. В стране добываются нефть, газ, редкие металлы, их транспортировка крайне затруднена, и дорога в эксплуатации. Пока Боливия выходит из этого положения, используя предоставленный ей почти в полное распоряжение порт в Перу. «Но выйти на уровень мировой торговли Боливия не может именно из-за отсутствия выхода к морю», — сказал газете «Взгляд» замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев. Страна очень болезненно переживает потерю выхода к океану. В стране существуют военно-морские силы, в состав которых входит даже подразделение морской пехоты. Видимо поэтому в чилийских дипломатических кругах полагают, что нынешнее боливийское наступление — это продукт для домашнего потребления, а на международной арене инициатива имеет мало шансов на успех, пишет La Tercera. Но боливийцы настроены решительно, они даже заложили в бюджет средства на поддержание своего иска в Гаагском международном суде. Боливийский министр иностранных дел также отметил, что многие «интернационалисты» выразили готовность сотрудничать с Боливией в этом вопросе и отметил, что 33 страны призвали ОАГ обеспечить морской суверенитет Боливии. В то же время и сама Чили должна быть крайне заинтересована в скорейшем налаживании отношений с Боливией. «Чили страдает от недостатка электроэнергии, а в соседней Боливии газа столько, что с лихвой хватит на всю Латинскую Америку. Тем более, несколько лет назад проводился опрос чилийского населения, и 60% из них высказались за то, чтобы пустить к морю», — сказал Сугарев. Добавим, что Моралесу надо подождать возвращения к власти левых сил, тогда вопрос сдвинется с мертвой точки. Шансы на возвращение Бачелет в 2014 году оцениваются как очень высокие. Она оставила свой пост только по причине невозможности баллотироваться на второй мандат, согласно Конституции. По опросу, проведенному в ноябре 2012 года газетой La Tercera, 42 процента чилийцев заявили, что если бы выборы состоялись сегодня, то они проголосовали бы за Бачелет, кандидат от правящей партии получил всего 15 процентов. Вот такая история этого интересного географического положения … Источники http://www.pravda.ru http://www.latindex.ru Напомню вам еще что нибудь интересное про эту страну:  вот например Самое большое зеркало в мире, а вот посмотрите на Следы динозавров. Ну и вспомните — знаменитая Дорога смерти в Боливии. Это копия статьи, находящейся по адресу https://masterokblog.ru/?p=59506.

Выбор редакции
06 февраля, 16:30

Data PointsInterest Rate Controls, Capital Flow Restrictions, and Other Potentially Costly Financial Market Regulatory Tools

By Etibar Jafarov, Rodolfo Maino, and Marco Pani With the surge in public debt in the wake of the global financial crisis, financial repression—administrative restrictions on interest rates, credit allocation, capital movements, and other financial operations—has come back on the agenda. In our recent working paper, we argue that countries would be better-off [...]

Выбор редакции
05 февраля, 05:32

Evo Morales, Now in Exile, to Run for Bolivia’s Senate

Mr. Morales, the former president of Bolivia, is now living in Argentina and facing an arrest warrant in his homeland. His bid for the Senate could further roil a bitterly divided nation.

28 ноября 2019, 23:54

Литиевый треугольник Южной Америки

Литиевый треугольник Южной АмерикиКто же этот изгнанный президент Боливии Эво Моралес?Боливия в данный момент является одной из главных горячих точек в Латинской Америке. Кризис, начавшийся с захвата власти противниками президента страны Эво Моралеса, демонстрирует признаки эскалации, поскольку хунта открыто применяет силу против сторонников свергнутого президента. В этой ситуации интересно взглянуть на личность самого Эво Моралеса и политику его правительства.Политическая карьераХуан Эво Моралес Айма родился 26 октября 1959 года в боливийской деревне Исаллави, занимал пост президента Боливии с 2006 по 2019 год. Он представитель коренной национальности аймара и стал первым индейским президентом в Боливии.Его политическая карьера началась в 80-е, когда он стал активным членом регионального союза производителей коки, а в 1985 году был избран генеральным секретарем этого союза. В 1988 году он был избран исполнительным секретарем объединения нескольких союзов производителей коки. Этот факт часто приводят крупные американские СМИ в качестве доказательства того, что Моралес был связан с наркобизнесом. Но приравнивать коку к кокаину это как доказывать, что героин производят из булочек с маком.В середине 90-х, когда правительство Боливии по указке США уничтожало производство коки, Моралес помогал создавать национальную политическую партию, левое «Движение к социализму» (Movimiento al Socialismo; MAS), в которой он состоит до сих пор.В 1997 году Моралес получил место в Палате депутатов (нижняя палата законодательного органа Боливии), в 2002 году баллотировался в президенты от MAS, но с большим отрывом проиграл Гонсало Санчесу де Лосадо.Во время избирательной кампании он призывал к масштабным экономическим и социальным реформам. Одной из тем была высылка из Боливии агентов Управления по борьбе с наркотиками США, в ответ на это посол США в Боливии заяви, что в случае избрания Моралеса помощь США этой стране прекратится.В 2005 году Моралес снова баллотировался в президенты от MAS и набрал 54% голосов, став первым индейским президентом страны и первым, с 1982 года, президентом получившим большинство на выборах.В 2009 году за Моралеса проголосовали 64% избирателей, а в 2914 году он набрал 61% голосов. В течение 38 лет он остаётся главой профсоюза производителей коки.Он принял новую Конституцию, согласно которой часть мест в боливийском конгрессе резервируется за национальными меньшинствами страны, а религия богини земли Пачамамы признаётся официальной религией страны, взамен Римской католической церкви. Хартия также «восстановливала» в Боливии «многонаицональное» государство, управляемое коренными народами страны.В 2019 году Моралес выиграл выборы, набрав 47,08% голосов, но был свергнут в результате поддержанного США переворота под предлогом того, что Организация американских государств (ОАГ) сочла невозможным проверить достоверность голосования.ОАГ заявила, что выборы прошли «мирно и упорядоченно», но выразила «глубокую обеспокоенность и удивление резким и трудно объяснимым изменением тенденции предварительных результатов, выявленных после закрытия избирательных участков».В этом заявлении не было предоставлено никаких конкретных доказательств или данных, но оно было широко поддержано дипломатами и спецслужбами США.Главной претензией ОАГ стало то, что большая часть голосов за Моралеса появилась ближе к концу подсчёта. Однако причиной этого является боливийская география. Наибольшую поддержку Моралесу оказывают бедные и сельские районы, результаты голосования из которых приходят с запозданием.«Статистический анализ результатов выборов и подсчета голосов на выборах в Боливии 20 октября не выявил никаких доказательств того, что официальный результат, принёсший президенту Эво Моралесу победу в первом туре, был сфальсифицирован», — говорится в докладе Центра экономических и политических исследований (CEPR). Это заявление де-факто денонсирует претензии ОАГ.Ещё одним важным моментом является то, что ОАГ была создана в 1948 году антисоциалистическими лидерами из Южной Америки при поддержке правительства США с целью подрыва влияния левых в регионе. Часто ОАГ называют инструментом смены режима и проводником интересов США.Экономическая ситуацияСразу после вступления в должность Моралес начал процесс ренационализации нефтяной и газовой промышленности. Увеличение налоговых поступлений позволило Боливии значительно увеличить государственные расходы и золотовалютные резервы страны.С 2006 года экономика страны стабильно росла на 4,9% в год. Реальный ВВП на душу населения за 13 лет вырос более чем на 50%, что вдвое превышает темпы роста в регионе Латинской Америки и Карибского бассейна, и сегодня в Боливии по-прежнему наблюдается самый высокий рост ВВП на душу населения в Южной Америке.В соответствии со стратегией развития Боливии, усилия по ускорению экономического роста были сосредоточены на внутреннем рынке. Зафиксировано значительное увеличение потребления домашних хозяйств (в период с 2006 по 2018 годы среднегодовой рост составил 4,7%), валового накопления основного капитала (9,2%) и государственных расходов (5,3%). Экспорт также рос, но несколько медленнее (в среднем 1,9% в год). Фактически, в последние годы, по сравнению с прошлыми, Боливия поддерживает очень высокий уровень государственных инвестиций, причем в среднем инвестиции составляют 21,8% ВВП.Благодаря новой политике Моралеса, первыми в Боливии преимущества экономического роста ощутили беднейшие слои населения. Уровень бедности снизился с 60% в 2006 году до 35% в 2017 году. Уровень крайней бедности сократился более чем вдвое — с 38% до 15%.Такой результат был получен в результате крупных государственных расходов и перераспределения богатства. Безработица в Боливии к 2008 году снизилась почти вдвое (с 7,7% до 4,4%), и на её уровень почти не повлиял даже мировой финансовый кризис 2008 года.При этом минимальная заработная плата увеличилась в три раза на фоне очень низкого уровня инфляции.Фиксированный обменный курс в сочетании с относительно низкой внутренней инфляцией и постоянным ростом минимальной заработной платы повысили покупательную способность подавляющего большинства граждан Боливии. Каждый год правительство совместно с профсоюзами определяет новый размер заработной платы.С 2006 до 2018 года реальная заработная плата (с поправкой на инфляцию) увеличилась почти в два с половиной раза — на 140%.Внутренняя и внешняя политикаВнешняя и внутренняя политика правительства Моралеса долгое время вызывала недовольство США.В 2008 году Моралес выслал посла США Филиппа Голдберга, обвинив его в антиправительственном заговоре, и приостановил деятельность Управления по борьбе с наркотиками США в Боливии. В 2013 году он также выслал из страны Агентство США по международному развитию (USAID), обвинив его в поддержке оппозиции.США регулярно обвиняют Моралеса в том, что он почти ничего не делает для борьбы с производством и оборотом кокаина, аргументируя это тем, что Моралес остается главой союза производителей коки и выступает против попыток США вмешиваться во внутреннюю политику Боливии. Но никаких доказательств в подтверждение этих заявлений никогда не приводилось.На международной арене Боливия Моралеса действовала как независимое государство, часто противодействуя империалистическим интересам США как в Латинской Америке, так и во всём мире. Боливия также была активным членом Боливарианского альянса народов нашей Америки (АЛБА). АЛБА основан на принципах социальной, политической и экономической интеграции стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Название «Боливарианец» относится к идеологии Симона Боливара, лидера борьбы за независимость Южной Америки XIX века, родившегося в Каракасе. АЛБА ассоциируется с социалистическими и социал-демократическими правительствами, желающими консолидировать региональную экономическую интеграцию и противостоять империалистам. Неудивительно, что сразу же после переворота хутна объявила, что Боливия выходит из АЛБА.Поддержку Моралесу и его правительству оказывают широкие слои населения страны, в особенности сельские жители, а также представители малого и среднего бизнеса.Его оппонентов возглавляет Карлос Меса (занимавший пост президента в 2003—2005 годах и успешно разрушивший экономику страны) и Жанин Аньес, сенатор от оппозиции, объявившая себя и.о. президента Боливии. Аньес начала свою карьеру в качестве медиа-ведущего и медиа-директора Totalvision. На международной арене их активно поддерживают США и транснациональные корпорации. Внутри страны они опираются на крупный бизнес, людей и молодежь из крупных городов, которые не связывают свое будущее с Боливией как с государством.Перевёл для читателей блога Алексей Оводковhttps://southfront.org/south-america-lithium-triangle-map-update/ - оригинал на английском

01 октября 2015, 07:00

masterok: Боливия без воды или Вторая Тихоокеанская война

Обратите внимание на территорию Чили. Вон она узенькая змейка земли тянется через половину континента и забирает себе всю прибрежную зону. Ладно еще Аргентине это не принципиально, у нее есть выход к морю с другой стороны. А теперь обратите внимание на Боливию ! Она осталась без выхода к морю. Ну не обидно ли ? Правда там еще Парагвай затесался в середине континента. Однако только недавно я узнал, что согласно историческим сведениям, Боливия таки была «рождена с морем». Так куда же делся выход к морю ? Давайте узнаем это подробнее …Боливия потеряла свой единственный выход в Тихий океан — береговую линию длиной 400 километров с 7 портами — в результате поражения в войне против Чили. В 1879 году Чили при поддержке Великобритании начала боевые действия против Боливии, имевшей тогда выход к Тихому океану в области Антофагаста, и Перу, выступившей на стороне Боливии.Вторая Тихоокеанская война, называемая также селитряной, официально началась в 1879-ом году, но, несмотря на это, имела до этого времени достаточно длительную предысторию. Еще в шестидесятых годах девятнадцатого века запасы гуано и серы, добываемые в перуанском департаменте Тарапака и на боливийской территории пустыни Атакама, вызывали большую скрытую зависть у правительства Чили, не владевшей большим количество м столь же значимых месторождений. По мере истощения запасов гуано, главным экспортным продуктом и важнейшим источником доходов для Перу становится селитра.Если еще в 1873-ем году экспорт перуанского гуано составил два миллиона четыреста тысяч фунтов стерлингов, то уже через пять лет этот показатель составлял один миллион и восемьсот тысяч фунтов стерлингов. В то же время увеличивается показатель экспорта селитры. К 1876-му году он уже составлял пять миллионов и двести тысяч фунтов стерлингов. Соответственно увеличиваются и объемы добываемой селитры. Если за период с 1865-го по 1869-ый год в Перу было добыто и экспортировано в разные страны десять с половиной миллионов кинталей селитры, то в аналогичный временной промежуток с 1875-го по 1879-ый год этот показатель вырос более чем в два с половиной раза.Еще в 1841-ом году были открыты крупные залежи селитры на боливийской территории пустыни Атакама. Но Боливия не могла самостоятельно разрабатывать эти месторождения, поэтому добывать боливийскую селитру начали чилийские, при активной поддержке англичан, капиталисты. Малонаселенные поселки Атакамы заселялись чилийцами. Напряженности отношений между Боливией и Чили добавляла неопределенность границ между двумя государствами. Все силы правительства Боливии были направлены на подписание договорах о государственной границе с Чили, таможенных сборах на добычу чилийцами селитры в Атакаме, а также подписания союзных отношений с Перу, которая также столкнулась с чилийской экспансией в районе месторождения селитры в департаменте Тарапака. В результате в феврале 1873-го года между Перу и Боливией был подписан секретный оборонительный договор. Этим соглашением перуанская сторона обеспечила свободную деятельность для своих предпринимателей на боливийской территории Атакамы, а также закрепила свои месторождения селитры в департаменте Тарапака.В 1874-ом году между Чили и Боливией был подписан договор о границах между двумя государствами. Согласно этому документу, новые границы проходили по двадцать четвертой параллели южной широты. При этом в зоне между двадцать третьей и двадцать четвертой параллелью чилийские предприниматели могли свободно добывать селитру, но экспортные пошлины собирала Боливия. К тому же чилийцы получили возможность ввозить на территорию Боливию без сбора пошлины продукты питания, а также оборудование и приспособления, необходимые для добычи селитры. К этому времени основными портами для вывоза селитры и серебра становятся Антофагаста и Мехильонес.Из-за мирового финансового кризиса, начавшегося в 1873-ем году, противоречия между странами стали проявляться все чаще. В 1873-ем и 1875-ом году Перу установила государственную монополию на продажу селитры и производство селитры соответственно. Эти меры были предприняты с целью возможности регулирования мировых цен на селитру и гуано, а также увеличения доходов страны. Но вследствие договора 1874-го года чилийские компании продавали перуанскую селитру по заниженной цене, чем наносили немалый убыток Перу. Перуанское правительство начало национализацию действующих и еще неразработанных офесин, но, тем не менее, иностранцам в Тарапаке принадлежало сорок процентов месторождений селитры. Национализация селитряных месторождений давала возможность для Перу ускорить процесс накопления капиталов в стране, и, соответственно, выйти из кризиса. Но действия перуанского правительства вызвало негодование среди чилийских и английских предпринимателей. На первых порах национализация привела к сокращению добычи селитры в Тарапаке, уменьшению количества иноземных предпринимателей и рабочих, а также росту безработицы. В это время президент Боливии Иларион Даса (Hilarion Daza) объявил селитру национальным достоянием. В стране остро ощущался кризис и голод. Четырнадцатого февраля 1878-го года боливийский конгресс ввел дополнительный налог на экспорт селитры. После этого основной экспортер селитры – англо — чилийская компания «Компания де селитрес и феррокарриль де Антофагаста» (КСФА) – обратилась за поддержкой к правительству Чили. Чили сразу же выразила протест Перу, мотивируя это тем, что в случае банкротства КСФА безработными окажутся более двух тысяч людей, а последующий за этим мятеж не смогут подавить ни Чили, ни Боливия. После этого боливийский президент отменил свой указ. Но правящие круги Чили решили действовать активно и радикально, ведь потеря доходов от добычи и продажи селитры угрожала экономическим интересам английских и чилийских олигархов, связанных с КСФА. Среди акционеров компании были такие известные и влиятельные личности, как военный министр Сааведра, министры иностранных дел Фьерро и Санта-Мария, министр финансов Сегерс, министр юстиции Унееус, министр внутренних дел Варгас и многие другие. Активная деятельность Перу по национализации и скупке офисин грозила для английских и чилийских предпринимателей потерей больших доходов, получаемых от добычи и продажи селитры.В январе 1877-го года английский дипломатический представитель в Чили, открыто заявлял, что прилагаются все усилия для овладения чилийской стороной Антофагасты. Еще больше усилий для разжигания активных действий со стороны Чили прилагали Джиббсы, которые спонсировали чилийские газеты, в которых печатались статьи, в открытой форме агитировавшие захватить Антофагасту. В результате восьмого ноября 1877-го года Чили заявило Боливии о денонсировании договора 1874-го года с целью добавления Антофагасты к чилийской территории. В ответ боливийский президент Иларион Даса восемнадцатого декабря 1878-го года потребовал от КСФА выплаты недоимок на сумму восемьдесят тысяч песо. Уже первого февраля 1879-го года имущество компании было опечатано, а на четырнадцатое февраля был назначен аукцион по продаже предприятия. В знак протеста двенадцатого февраля 1879-го года представитель Чили в Боливии покинул страну.Еще через два дня без объявления войны Чили высадила свой отряд в количестве пятисот солдат под руководством полковника Сотомайора в Антофагасте. Не встретив сопротивления от малочисленных боливийских солдат, чилийцы захватили столицу провинции Атакама. Перу выразила свой протест происходящему и потребовала вывода чилийских войск с территории Боливии. В ответ Чили потребовала денонсации договора между боливийской стороной и Перу. Лавалье, представитель Перу в Чили, обещал рассмотреть этот вопрос в парламенте. Но чилийцы посчитали, что Перу попросту затягивает время для подготовки к началу военных действий, и первыми объявили пятого апреля 1879-го года войну Перу.Несмотря на то, что армии Перу и Боливии были более многочисленны, чем чилийский вооруженные силы, они заметно уступали своему противнику в боеготовности, вооружению и выучке. На вооружении у чилийцев были ружья нового образца типа «Комблен», а также пушки в количестве семидесяти штук. Соединения сухопутных войск Чили были также намного эффективнее перуанских и боливийских, а крупные соединения имели свой собственный штаб. Чилийские офицеры имели план и карту местности, на которой велись военные действия, а перуанцы не имели даже этого. Известно, что после сражения у Тарапаки перуанские офицеры обыскивали трупы офицеров Чили в поисках карт территории. Часто во главе военных соединений Перу и Боливии стояли «асендадос» — богатые полковники, которые за собственные деньги сформировали отряды, состоявшие из необученных военному делу индейцев. Очень часто такие соединения вели партизанскую войну и действовали самостоятельно. Также чилийцы имели значительное превосходство перед своими противниками на море. В силу протяженности морской границы между странами превосходство ВМС могло сыграть решающую роль в итоговой победе той или иной стороны. Чилийцы располагали броненосцами новой конструкции, а офицеры, руководившие личным составом, проходили обучение в Англии. Чилийские броненосцы, построенные в 1874-ом году, имели толщину брони, равную девяти с половиной дюймам. В то же время устаревшие перуанские броненосцы шестидесятых годов имели броню толщиной всего четыре с половиной дюйма.Слабость армии союзников усугублялась политическими распрями и этническими конфликтами внутри Боливии и Перу. Слабость Перу также усиливалась действиями сильнейшим государством того времени – Англии. Англичане открыто помешали перуанцам закупить оружие в Европе. Английский представитель в Перу открыто выражал свое враждебное отношение к перуанцам, а британское правительство одобряюще отнеслось к началу военных действий со стороны Чили.Большую роль в успехе чилийцев стало их внезапное нападение на союзников. Боливийское побережье было захвачено к концу марта, что позволило чилийской армии выйти к южным границам Перу. Пятого апреля 1879-го года чилийская эскадра под предводительством адмирала Ребольедо начала блокаду и бомбардировку порта Икике и Мольендо. Но уже двадцать первого мая 1879-го года перуанскому броненосцу «Уаскар» и фрегату «Индепенденсия» удалось затопить вражеский корабль «Эсмиральду» и тем самым снять блокаду порта. Несмотря на численное превосходство противника, броненосец «Уаскар» в течении пяти месяцев под командованием капитана Грау удерживал чилийцев от высадки на берег Перу. Перуанца даже смогли захватить транспортное судно противника «Римак», на котором находилось подкрепление для чилийских войск, оккупировавших Антофагасту. Это событие привело к тому, что военный министр Чили Саведра и командующий флотом Ребольедо были смещены со своих должностей.Командующим чилийской армии была поставлена главная задача по уничтожению броненосца «Уаскар» и высадке войск на перуанском побережье. Но эта задача была выполнена только осенью. В октябре 1879-го года перуанские броненосцы «Уаскар» и «Унион» между портами Мехильонес и Антофагаста столкнулись с чилийской эскадрой, где и потерпели поражение. После этого сражения, в ходе которого был убит командир «Уаскара», Мигель Грау считается национальным героем Перу.После уничтожения перуанского флота чилийцы приступили к реализации второго этапа войны. Местом высадки чилийских солдат стала Тарапака. Сделано это было по причине того, что правительство Чили считало, что захват Тарапаки с находящимися здесь селитряными месторождениями вынудит союзников признать свое поражение. К тому же доходы от продажи селитры покрыли бы значительную часть военных расходов Чили.В то время как второго ноября 1879-го года десятитысячная армия чилийцев высадилась в Писаруа, войска союзников располагались несколько южнее, вблизи Икике. Армия союзников состояла из девяти тысяч солдат, командиром которых был перуанский генерал Буэндиа. В то же время часть боливийской армии под руководством президента Дасы, располагавшейся в Такне, не решилась вступить в бой с противником и отступила. Трусость и действия Дасы внесли деморализацию в войска боливийцев, находящиеся в расположении генерала Буэндиа. Таким образом, девятитысячная армия союзников была блокирована и не имела доступа к остальной территории Перу.В июле 1883 года правительство Перу было вынуждено подписать договор о передаче Чили провинции Тарапака. А по результатам перемирия, заключённого между Чили и Боливией 4 апреля 1884 года, последняя лишалась области Антофагаста и, соответственно, выхода к морю.Подписанный в 1904 году мирный договор закрепил эти договоренности, но с одним условием — Чили обязалась предоставить Боливии «коридор» для выхода в Тихий океан.До сих пор этого сделано не было, поэтому основания для протеста у Боливии есть, однако сегодня, по мнению чилийцев, ее правительство хочет большего — возвращения суверенного права на свои утерянные земли. Отношения между странами раздирают накопившиеся противоречия. Боливия и Чили не имеют дипломатических отношений с 1978 года. Тем не менее, в 2006 году при левоцентристском правительстве Мичель Бачелет страны подписали меморандум из 13 пунктов, которые необходимо обсуждать на двусторонних встречах, один из них касался векового боливийского требования на выход к океану.В настоящий момент Боливия начала международную кампанию по обоснованию своих территориальных претензий к Чили с целью обеспечить суверенный выход страны к Тихому океану. В связи с этим президент Боливии создал Управление по морским претензиям Боливии (Diremar). Эво Моралес подтвердил, что скоро соответствующий иск будет направлен в международный суд в Гааге.Первое из мероприятий уже состоялось в конце недели в Барселоне. «В то время как латиноамериканцы стремятся к интеграции, Чили ведет себя как плохой соседский мальчик (в испанском языке слово «Чили» — мужского рода — прим. автора), как недоброжелательный сосед, провокационный, агрессивный, создающий конфликты, препятствующий процессу континентальной интеграции, — заявил на нем вице-президент Боливии Алваро Гарсия Линера. — Мы будем обходить страну за страной, чтобы показать, что Чили — плохой сосед, государство-агрессор, которое не ищет диалога и не дает выхода к океану стране, рожденной с морем».Согласно договоренностям, правительство Чили должно было созвать в 2010 году решающую встречу по этому вопросу, но оно это не сделало по очень простой причине. На смену Бачелет пришло правое националистическое правительство сторонника Пиночета Себастьяна Пиньейры, которое не захотело выполнять решения идеологического противника. Пиньейра заявил, что не уступит суверенитет над своими территориями ни Боливии, ни Перу. В ответ рассерженный Моралес в 2011 году объявил, что обратится в международные инстанции, как это сделало руководство Перу в 2008 году. Сейчас территориальные претензии Перу рассматриваются в Гаагском суде, и от его исхода будет зависеть многое, но эксперты считают, что тяжба затянется.В отношении Боливии Чили основывает свою позицию на том, что договор от 1904 года устанавливает для нее право для свободного перемещения товаров через порты на Тихом океане, что Чили полностью обеспечивает. В ответ на эмоциональную речь Гарсия Линера МИД Чили ответил, что их страна «не имеет пограничных проблем с Боливией» и не собирается обсуждать «неквалифицированные» мнения. «Международное сообщество признает Чили страной, уважающей нормы и принципы международного права, открытой к диалогу, страной, которая является двигателем политической и торговой интеграции», говорится в обращении МИДа. «Я сожалею об этих словах в устах умного и мудрого человека», — заявил Хуан Пабло Летельер, сенатор и председатель парламентской комиссии по международным делам, цитирует газета La Tercera.Тем не менее, Боливия задыхается в изоляции. В стране добываются нефть, газ, редкие металлы, их транспортировка крайне затруднена, и дорога в эксплуатации. Пока Боливия выходит из этого положения, используя предоставленный ей почти в полное распоряжение порт в Перу. «Но выйти на уровень мировой торговли Боливия не может именно из-за отсутствия выхода к морю», — сказал газете «Взгляд» замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев. Страна очень болезненно переживает потерю выхода к океану. В стране существуют военно-морские силы, в состав которых входит даже подразделение морской пехоты. Видимо поэтому в чилийских дипломатических кругах полагают, что нынешнее боливийское наступление — это продукт для домашнего потребления, а на международной арене инициатива имеет мало шансов на успех, пишет La Tercera. Но боливийцы настроены решительно, они даже заложили в бюджет средства на поддержание своего иска в Гаагском международном суде. Боливийский министр иностранных дел также отметил, что многие «интернационалисты» выразили готовность сотрудничать с Боливией в этом вопросе и отметил, что 33 страны призвали ОАГ обеспечить морской суверенитет Боливии.В то же время и сама Чили должна быть крайне заинтересована в скорейшем налаживании отношений с Боливией. «Чили страдает от недостатка электроэнергии, а в соседней Боливии газа столько, что с лихвой хватит на всю Латинскую Америку. Тем более, несколько лет назад проводился опрос чилийского населения, и 60% из них высказались за то, чтобы пустить к морю», — сказал Сугарев. Добавим, что Моралесу надо подождать возвращения к власти левых сил, тогда вопрос сдвинется с мертвой точки. Шансы на возвращение Бачелет в 2014 году оцениваются как очень высокие. Она оставила свой пост только по причине невозможности баллотироваться на второй мандат, согласно Конституции.По опросу, проведенному в ноябре 2012 года газетой La Tercera, 42 процента чилийцев заявили, что если бы выборы состоялись сегодня, то они проголосовали бы за Бачелет, кандидат от правящей партии получил всего 15 процентов.Вот такая история этого интересного географического положения … http://masterok.livejournal.com/1591780.htmlКомментарии в записи:- Это колониальная схема себя превосходно зарекомендовала. Такое уже провернули с Эфиопией сделав ещё населённейшей страной без выхода к морю. Говорят такие же планы есть по отношение к Сирии. Делают богатую но уязвимую полоску у моря, которая держится на колониальных штыках. Профит - прогибаются и те и другие, одни потому что уязвимы, другие из-за изоляции и бедности. Ещё пример - Судан, Сербия.- Изначально Атакама была никому не нужна, был я там: воды нет даже в теории на протяжении огромной территории. Расстояние между местами, пригодными для жизни – 200-400 километров, между ними только песок и камни. А вот когда нашли селитру – завертелось. - Море это торговые пути, возможность почти неограниченной торговли. Жизнь без моря это нынче в прямом смысле изоляция, крест на всех видах развития - от экономического до культурного. Хотя в последнее время благодаря авиатранспорту и интернету стало попроще. - - -В конце 90-х прошлого столетия Республика Молдова по обмену получила несколько сотен метров береговой полосы Дуная, построив там грузовой и пассажирский порт, получивший название Международного Свободного Порта Джурджулешть (МСПД). Сухопутная Молдова получила выход к морю, на международный рынок морских контейнерных перевозок через свой южный порт Джурджулешть. http://www.eav.ru/publ1.php?publid=2013-11a07http://izvestia.ru/news/446876Берег Боливии и США http://shogi.ru/Bol/Bolivmar.htm https://yadi.sk/i/3Cq-C8dxirpKkГуа́но (исп. guano от кечуа wanu) — разложившиеся естественным образом остатки помёта морских птиц и летучих мышей. Содержит значительную долю соединений азота (около 9 % аммиака) и фосфора (около 13 % P2O5). Используется в качестве азотно-фосфорного удобрения. Значительные залежи гуано имеются в Южной Америке (Перу, Боливия), Южной Африке (например, остров Ичабо у побережья Намибии), на островах Тихого океана.Сели́тра — тривиальное название для минералов, содержащих нитраты щелочных, щелочноземельных металлов (в том числе их кристаллогидратов) и аммония. Чилийская селитра, Натриевая селитра, NaNO3. Селитры используются как азотные удобрения