• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1986
      • Показать ещё
      Международные организации88
      • Показать ещё
      Компании310
      • Показать ещё
      Люди210
      • Показать ещё
      Разное458
      • Показать ещё
      Издания40
      • Показать ещё
      Формат30
      Показатели12
      • Показать ещё
17 сентября, 23:58

Книга о Путине «Прораб на галерах» Андрея Колесникова поступила в продажу

Книга о Путине «Прораб на галерах» Андрея Колесникова поступила в продажу

17 сентября, 19:51

Моралес рассчитывает на визит Путина в Боливию

Президент Российской Федерации Владимир Путин может посетить Боливию в ноябре 2017 года

17 сентября, 19:13

Моралес ждет Путина в ноябре

Президент Боливии Эво Моралес надеется на визит российского лидера Владимира Путина в его страну в ноябре этого года, когда там будет проходить саммит Форума стран-экспортеров газа. "Президент России посетит Боливию, возможно, впервые в истории", - заявил Моралес.

17 сентября, 19:13

Моралес ждет Путина в ноябре

  • 0

Президент Боливии Эво Моралес надеется на визит российского лидера Владимира Путина в его страну в ноябре этого года, когда там будет проходить саммит Форума стран-экспортеров газа. "Президент России посетит Боливию, возможно, впервые в истории", - заявил Моралес.

17 сентября, 19:07

Путин может в ноябре посетить Боливию

Президент Боливии Эво Моралес сообщил, выступая в городе Санта-Крус-де-ла-Сьерра, что в ноябре президент России впервые в истории посетит страну

Выбор редакции
17 сентября, 18:57

СМИ: Моралес рассчитывает, что Путин посетит Боливию в ноябре

В ноябре в стране будет проходить саммит Форума стран - экспортеров газа

17 сентября, 17:58

Моралес: Путин посетит Боливию в ноябре

Президент России Владимир Путин посетит Боливию в ноябре текущего года. Об этом сообщил глава южноамериканского государства Эво Моралес. По его словам, президент России посетит город Санта-Крус. «Непросто обеспечить проведение таких мероприятий, и поэтому нам необходимо работать вместе», — подчеркнул Моралес.

15 сентября, 09:15

Переговоры по ситуации в Венесуэле продолжатся в конце сентября

Представители правительства и оппозиции Венесуэлы на текущей неделе провели две встречи для обсуждения урегулирования политического кризиса в стране. Об этом рассказал президент Доминиканской Республики Данило Медина, выступающий на переговорах в роли посредника. Он добавил, что обсуждение продолжится в доминиканском городе Санто-Доминго 27 сентября. «В среду встреча прошла хорошо, а сегодня — еще лучше. Мы продвинулись в определении повестки по ситуации в Венесуэле»,— цитирует ТАСС президента Доминиканы. Господин Медина уточнил, что к диалогу в качестве посредников также присоединятся Мексика, Чили, Боливия, Никарагуа и еще две страны.Продлившиеся два дня переговоры были организованы по приглашению президента Доминиканы и проходили за закрытыми дверями в здании доминиканского МИДа. Встреча в среду продлилась четыре часа, в четверг — более десяти часов. Пока неизвестно, общались ли делегации напрямую или через посредников.Венесуэлу на встрече представляли председатель Конституционной ассамблеи Дельси…

15 сентября, 03:29

Переговоры по Венесуэле продолжатся в Доминикане 27 сентября

К диалогу в качестве посредников присоединятся Мексика, Чили, Боливия, Никарагуа, сообщил президент Доминиканской Республики Данило Медина

14 сентября, 04:49

США: Венесуэла и Боливия не борются с наркотрафиком должным образом

Администрация США отметила, что Венесуэла и Боливия не предпринимают должных мер по борьбе с незаконным производством и оборотом наркотиков. На сайте Белого дома был опубликован меморандум с очередным списком стран и территорий, являющихся по оценкам США, крупнейшими в мире производителями или транзитерами наркотических веществ. В тексте документа отмечается, что Боливия и Венесуэла за последний год не предприняли необходимых мер, «чтобы выполнить обязательства в рамках международных соглашений по борьбе с наркотиками». Об этом сообщает ТАСС.

14 сентября, 00:31

Presidential Memorandum for the Secretary of State

Presidential Determination No.     2017-12        MEMORANDUM FOR THE SECRETARY OF STATE SUBJECT:         Presidential Determination on Major Drug Transit or Major Illicit Drug Producing Countries for Fiscal Year 2018 Pursuant to section 706(1) of the Foreign Relations Authorization Act, Fiscal Year 2003 (Public Law 107-228) (FRAA), I hereby identify the following countries as major drug transit and/or major illicit drug producing countries:  Afghanistan, The Bahamas, Belize, Bolivia, Burma, Colombia, Costa Rica, Dominican Republic, Ecuador, El Salvador, Guatemala, Haiti, Honduras, India, Jamaica, Laos, Mexico, Nicaragua, Pakistan, Panama, Peru, and Venezuela. A country's presence on the foregoing list is not necessarily a reflection of its government's counternarcotics efforts or level of cooperation with the United States.  Consistent with the statutory definition of a major drug transit or drug producing country set forth in section 481(e)(2) and (5) of the Foreign Assistance Act of 1961, as amended (FAA), the reason major drug transit or illicit drug producing countries are placed on the list is the combination of geographic, commercial, and economic factors that allow drugs to transit or be produced, even if a government has carried out the most assiduous narcotics control law enforcement measures. Pursuant to section 706(2)(A) of the FRAA, I hereby designate Bolivia and Venezuela as countries that have failed demonstrably during the previous 12 months to adhere to their obligations under international counternarcotics agreements, and to take the measures required by section 489(a)(1) of the FAA.  Included with this determination are justifications for the designations of Bolivia and Venezuela, as required by section 706(2)(B) of the FRAA. In addition, the United States Government seriously considered designating Colombia as a country that has failed demonstrably to adhere to its obligations under international counternarcotics agreements due to the extraordinary growth of coca cultivation and cocaine production over the past 3 years, including record cultivation during the last 12 months.  Ultimately, Colombia is not designated because the Colombian National Police and Armed Forces are close law enforcement and security partners of the United States in the Western Hemisphere, they are improving interdiction efforts, and have restarted some eradication that they had significantly curtailed beginning in 2013.  I will, however, keep this designation under section 706(2)(A) of the FRAA as an option, and expect Colombia to make significant progress in reducing coca cultivation and production of cocaine. I have also determined, in accordance with provisions of section 706(3)(A) of the FRAA, that support for programs to aid the people of Venezuela are vital to the national interests of the United States. You are hereby authorized and directed to submit this designation, with its Bolivia and Venezuela memoranda of justification, under section 706 of the FRAA, to the Congress, and publish it in the Federal Register. DONALD J. TRUMP

13 сентября, 14:36

Under Trump's immigration plan, my mom wouldn't have been welcome in America. Here's why he's wrong.

President Donald Trump’s immigration policies are, like much else, a confusing mix of tweets and false starts, but I took one signal clearly: He doesn’t think there’s room in our country and economy for families like mine. As I read his recent proposal to reform the legal immigration system, I found that my dad, a bilingual college-educated engineer, would be welcome, but not my mom, who never went to college and spoke little English when she accompanied my dad from Bolivia. In this nation built on centuries of immigration, the judgments we’ve made over those centuries—about who gets to come and who doesn’t—reflect a lot of things: our economic needs, our values, the politics of the moment, and our respect for our own history. Given the dynamic nature of those judgments, it’s reasonable to do some periodic soul searching about what we want from our legal immigration system. But the Trump proposal pushes the debate toward one pole: fewer immigrants overall, fewer families and fewer “unskilled” immigrants, in exchange for those who are more “economically desirable.”Some people on the left have even voiced support for this view. But the argument for curtailing unskilled immigration is based on three faulty assumptions: that the legal immigration system somehow favors the unskilled; that immigration is a zero-sum situation where more high-skilled immigration must come at the expense of family immigration; and that unskilled immigrants are undesirable in the first place. Each of these beliefs is wrong for both economic and moral reasons. First, the legal immigration system doesn’t favor the unskilled. There hasn’t been a visa category for unskilled legal immigrants for decades. In other words, if a low-skilled person from another country seeks to become an immigrant to the United States, there’s no line—at all—for them to get into. Some come illegally, though the numbers for those have dropped to the lowest level in at least 40 years. It’s true that we have a sizable presence of 11 million undocumented immigrants in the United States—and we’ll continue the debate on how to address that for the foreseeable future. But the legal immigration system doesn’t touch on this problem, except that long backlogs for family immigrants sometimes provide incentives for families to reunite outside of the law.Second, the legal immigration system does favor the families of Americans, and some of these family members, like my mother, can be described as unskilled. The sentimental reasons to preserve family immigration should be obvious—surely we want Americans to be able to reunite with their spouses and children. But family immigration serves more than an emotional purpose. Those who argue that we should clamp down on family immigration in favor of “quality” in our immigration flow make the case that, in this competitive global economy, we can’t afford sentimentality; we should choose the world’s best and brightest. This argument misses the point that we’re in a better position to compete if we recognize that the talented workers we seek to draw here will want to know that their families can join them. Immigration restrictionists often cite the Canadian and Australian immigration systems as evidence that a point system that favors high-skilled immigrants can work. They fail to mention that both Canada and Australia also have generous family immigration policies. The bipartisan bill that passed the U.S. Senate did the same, balancing family immigration and proposing a new point system; there’s no need to pit one against the other. For all of the seductive qualities of the United States, why would we put ourselves in a position to lose talent to, say, Canada because we clamped down on family immigration? The fact of the matter is that reuniting families through legal immigration serves both our values and our strategic, or economic, purposes. Finally, the core issue: Does America even have room for immigrants who don’t bring technical preparation or similar skills to our modern economy? The economic evidence is nuanced. On one hand, there’s clear evidence that increased immigration of the type we currently have will lead to increased economic growth. This has been confirmed over and over again, including via recent work by the National Academy of Sciences and a recent analysis by Moody’s Analytics for ProPublica, which developed an interactive chart that allows you to watch gross domestic product rise as immigration levels go up. Even undocumented immigrants contribute mightily to the economy; a recent report by the National Bureau of Economic Research found that they contribute 3 percent of private-sector GDP annually, which amounts to close to $5 trillion over 10 years. But there must be a point at which increased immigration will negatively affect the wages of those who already are here, right?If there is, we apparently have not reached it yet. For years, researchers have shown, and the National Academy of Sciences has recently reconfirmed, that the impact of immigrants on native workers is very small. To the extent that there’s competition, low-skilled immigrants tend to compete with their unskilled co-ethnics, and they tend to advance over time.In the end, however, this nation of immigrants needs to decide who we are, and who we want to be in the future—particularly in light of the increasing hand-wringing over Trump’s recent announcement to curtail more immigration provisions. I have an answer, and it’s similar to the one given by Arizona Republican Sen, Jeff Flake, who was part of the 2013 bipartisan group that balanced family and skilled immigration in a way that rejected the zero-sum approach to immigration reform. Flake argues that “there must always be a place in America for those whose only initial credentials are a strong back and an eagerness to use it.” He’s right about that. I’d go further, and say that, as much as I believe that the country benefitted from my dad’s engineering skills, it also benefitted from my mother’s charisma, her talent for building community, and her deep loyalty to her adopted country. I wouldn’t have ended up as an adviser to President Barack Obama without her. A point system and a legislative debate can’t fully do justice to what makes us strongest; we became the nation that we are due to strong skills, strong backs—and also strong hearts. Cecilia Muñoz served as domestic policy adviser to President Barack Obama. She is the current vice president of policy and technology at New America.

12 сентября, 16:23

The international 2017 призовой фонд последние новости. Срочная информация.

Участие Латвии в выставке организовала ЛТПП, латвийский павильон был создан под девизом «Место встречи Латвия — Энергия — в нашей природе» (Meeting Point Latvia — Energy is in our nature). Офис студии Sergey Makhno Architects был построен в 2014 году. … Читать далее →

Выбор редакции
12 сентября, 03:51

Китай построит в Боливии новейшую ГЭС

На церемонии подписания контракта на строительство дамбы присутствовал лично президент Боливии Эво Моралес.   Государственная энергетическая компании Боливии ENDE заключила контракт с китайской компанией Sinohydro на строительство гидроэлектростанции, сообщает 11 сентября агентство...

Выбор редакции
11 сентября, 09:00

'They lied': Bolivia's untouchable Amazon lands at risk once more | Myles McCormick

Locals blame coca interests for the state’s broken promise on protecting Tipnis national park, biodiversity hotspot and home to thousands of indigenous peopleWhen Ovidio Teco’s Amazon homeland was declared “untouchable” by the Bolivian government in 2011, his war had been won. The concerns of people like him had been listened to: their beautiful and ancient land would not be carved in two by a 190-mile highway. Continue reading...

05 сентября, 00:13

Андская метаполитика: права духов и мыслящий ландшафт

Яркий пример неадекватности западной правовой системы (включая так называемое международное право) можно обнаружить на примере стран, которые пострадали от колониальных завоеваний.1 Даже поверхностный анализ некоторых государств Латинской Америки2 показывает дихотомию традиционного права коренных народов и национального законодательства, которая породила глубокий внутренний конфликт и противоречия. Империи инков, майя и ацтеков до появления европейских завоевателей являлись яркими примерами самобытных государств со своей иерархией, бюрократией и системой правосудия. Но вторжение конкистадоров довольно быстро уничтожило государственные системы этих народов, превратив их в людей второго сорта под владычеством испанских и португальских колонизаторов. Так называемые Бургосские законы, принятые в Испании в декабре 1512 г., лишь формально давали коренным жителям Нового Света свободу со всеми правами собственности, но на деле заставляли их работать на благо короны, для чего был создан институт энкомьенда (т.е. налоги в виде натурального хозяйства), позже замененный на трудовую повинность. Кроме того, для автохтонных жителей Америк действовал акт Рекеримьенто (Требование), согласно которому они должны были принять католическую религию. Это требование заканчивалось такими словами: "Если же вы не сделаете этого и злонамеренно будете затягивать с решением, я заверяю вас, что с Божьей помощью я с силой обрушусь на вас и стану вести войну против вас повсеместно и любыми способами и обращу вас в рабство и в подчинение Церкви и Его Высочества; и я возьму ваших жён и детей и сделаю их рабами, и продам их таковыми, и распоряжусь ими как повелит Его Высочество; и я заберу у вас вашу собственность и причиню вам ущерб который только смогу, как вассалам, которые не подчиняются и отказываются признавать своего правителя, и сопротивляются и противоречат ему". Хотя ряд мыслителей, включая Франсиско де Виторио, пытались отстаивать права автохтонного населения и критиковать европейскую колонизацию (как короля, так и папу), очевидно, что под двойным давлением светской власти Испании и Ватикана в Южной Америке было очень сложно сберечь свои традиции и донести их до XXI столетия во всей их полноте. Но основные элементы в ряде регионов были сохранены, во многом благодаря труднодоступным местностям в горах, джунглях и сельвах Южной Америки. Так, народы кечуа и аймара часто ссылаются на национальное законодательство и правовую систему как на la otra justicia, «другой закон», противопоставляя ему nuestra derecho или "Наше Право".3 Правда, это не означает, что существует монолитное, пан-андское традиционное право коренных народов.4 Однако, есть возможность говорить об «обычном праве коренных народов Анд», как правило, только посредством признания особенностей его формы и содержания. Поскольку обычные законы кечуа являются желательными, они должны быть применимы для реакции на изменения в местных целях. Поскольку они затрагивают практические потребности, они должны быть способны адаптироваться к колебаниям в потребностях сообщества, порождая новые производные инструменты для решения новых задач или уступая место решению проблем, или разрабатывая более совершенные методы.5 В последние двадцать лет это стало предметом широких дебатов по изменению национальных законодательств, в частности принятию новых Конституций в Боливии6 и Эквадоре. Но суть этих вопросов гораздо глубже, так как напрямую затрагивает идентичность коренных народов, их верования и традиции. Для начала нужно отметить, что понятие общества и его функций у андских народов отличается от концепций Запада (Европы и США), Ближнего Востока, Африки и других регионов. Согласно мнению экспертов по этнографии Латинской Америки для выражения общественной формации у андских народов (кечуа, аймара) существует термин айллу (Ayllu), являющийся очень гибкой концепцией, которая может относиться к: - людям общего происхождения (то есть, они родственникам, возможно, довольно далеким); - людям общей территории проживания; - в некоторых контекстах одна айллу может включать людей в большом регионе; в других контекстах она может относиться к меньшей группе, в противоположность другой группе в той же более крупной айллу; - и другим социальным единицам. Кэтрин Аллен, этнограф андских народов, определяет айллу как «коренную общину или другую социальную группу, члены которой разделяют общую направленность».7 Дистанционно очень трудно определить что есть айллу, и чем больше вы смотрите на андское общество, тем более переменным видится термин айллу. Айллу как основная единица андской социальной организации, встречается во многих различных формах на территории всех Анд. Айллу возникает, когда человек (руна) строит дом или дома в названном месте. Айллу не состоит лишь из группы индивидуумов, которые проживают сообща: она существует только тогда, когда люди, дома и место вступают в отношения с друг с другом.8 Также представляется естественным, что, поскольку термин возникает из незападного мировоззрения, «во все времена айллу было бы трудно фильтровать через евро-американские концептуальные (особенно исторические и этнографические) линзы. Это, пожалуй, самая важная характеристика андской айллу: ее полная непрозрачность к эпистемологической поддержке колониализма. Эта характеристика является ключевой, поскольку она имеет реальный подрывной потенциал».9 Как и характерно для традиционного общества, айллу имеют свои праздники, на которых проводят обрядовые церемонии. Но, в отличие от многих автохтонных этнических групп в разных частях мира, где часто истинный смысл церемоний уже потерян, есть возможность проследить реальное значение праздничных церемоний у народов Анд. Фестивали важны для айллу (сообщества) и укрепления связей айллу между ее людьми (рунакуна) и окружающей средой (тиракуна). Таким образом, фестиваль и ритуальные практики, которые исполняются во время фестивалей, важны для благополучия сообщества.10 Суффикс -kuna означает, скорее, не «более чем один», а коллектив, гештальт, что-то цельное и единое, но принципиально различное. Рунакуна и тиракуна вместе - это Анды, во всех их разнообразных итерациях.11 Таким образом, вся окружающая среда в Андах — это мыслящие существа, от которых зависит жизнь айллу, т. е. общин, там проживающих. При этом попытки прочитать эпистемологические линии показывают, что земные практики являются такими отношениями, для которых доминирующее онтологическое различие между людьми и природой не является адекватным.12 Было выявлено, что практическая деятельность на земле определяет уважение и влияет на необходимость поддержания отношений между людьми и другими существами, которые создают жизнь во (многих частях) Анд. Другие, помимо людей, включают животных, растения и ландшафт. Последний, наиболее часто используемый и в политических вопросах в последнее время, состоит из созвездия разумных сущностей, известных как тиракуна, это земные существа с индивидуальными физиогномиками, более или менее известные индивидуумам, которые вовлечены с ними во взаимодействие. Иными словами, это «титулярные земные существа, которые являются умышленными, церемониально доступными сущностями, воплощенными в природных особенностях. Локально главным из них является Аусангате, объект, который является одновременно горой и ее более чем естественной (то есть живой, но все же материальной) личностью.13 Кроме того, тот факт, что эти тиракуны ощущаются в качестве присутствий, как персоналии, наделяет их социальными и религиозными аспектами. Места индивиуальной локализации подобны божествам-хранителям. Они являются uywaqniyku, это "те, кто воспитывает нас". Отношения между членами сообщества и его тиракунами у андских народов похожи на отношения между родителями и детьми. «Говорят, что они - тиракуны - наблюдают за поведением людей; Они могут контролировать погоду, а также здоровья, удачи и процветание людей в соответствии с их социальным и ритуальным подходами».14 В настоящее время признается наличие таких тиракун или земных существ в качестве политических субъектов в главе 7 Конституции Эквадора от 2008 года, которая предоставляет права на Пачамаму (Источник жизни).15 Кроме того, Пачамама указана в преамбуле Конституции Эквадора наряду с принципом sumak kawsay.16 В новой Боливийской Конституции от 2009 г. также мы можем обнаружить появление элементов традиционной культуры андских народов. В Статье 8, пункт I читаем: «Государство принимает и пропагандирует следующее в качестве этических, моральных принципов плюрального общества: ama qhilla, ama llulla, ama suwa (не ленитесь, не будьте лжецом или вором), suma qamaña (жить хорошо), ñandereko (жить гармонично), teko kavi (хорошая жизнь), ivi maraei (земля без зла) и qhapaj ñan (благородный путь или жизнь)».17 Пачамама и Мать-Земля также упоминаются в преамбуле. В Конституции Перу, однако, нет элементов традиционного права, хотя многочисленные исследования, связанные с андскими народами, проходили на территории именно этой страны. Однако в Конституции Венесуэлы (изменения внесены в 1999 г.) есть четкие указания на правовую защиту этнических автохтонных общин и их традиций. В статье 119 Главы VIII о коренных народах говорится, что "государство признает существование коренных народов и общин, их социальную, политическую и экономическую организацию, их культуры, практики и обычаи, языки и религий, а также их местообитания и первоначальные права на земли, которые они обычно и традиционно занимают, и которые необходимы для развития и обеспечения их образа жизни. Национальный исполнительный орган несет ответственность за участие коренных народов в демаркировании и гарантировании прав на коллективное владение собственности на их земли, которые являются неотъемлемыми, не подпадающими под действие закона об ограничениях или распределении, и непередаваемыми, в соответствии с настоящей Конституцией и законом".18 Всего в данной Главе восемь статей, которые, помимо политических, экономических и социальных прав уделяют внимание традиционным верованиям, культовым местам и другим особенностям, связанным с жизнью автохтонных народностей. Данные ремарки дают основы для следующего предположения. Поскольку Перу практически не была глубоко затронута «левым поворотом» Латинской Америки, а Уго Чавес, Рафаэль Корреа и Эво Моралес, при которых и были изменены Конституции Венесуэлы, Эквадора и Боливии, являются носителями левой идеологии (условно), то это допускает предположить, что левая идеология в Латинской Америке представляет нечто отличное от европейского или азиатского аналога. Интересы идигенистского движения в странах Латинской Америки, хоть и были частично связаны с правами на землю (движение безземельных крестьян в Мексике), но имплементация традиционного права народов в нынешнее законодательство Венесуэлы, Эквадора и Боливии больше основывалась на традиционалистском подходе, который имеет множество оттенков и интерпретаций. В частности, этим можно объяснить и особенный подход к вопросам экологии (взаимосвязь ландшафта и общины). При этом следует отметить, что Конституция Венесуэлы принималась практически сразу же после того, как Уго Чавес победил на выборах в 1998 г. Этим объясняется тот формалистический стиль изложения по отношению к коренным народам, в отличие от Конституций Эквадора и Боливии, где используются термины из лексикона народов Анд. Здесь мы переходим к особенностям дуализма андских народов, который не заканчивается на симбиозе рунакуна и тиракуна, но имеет более широкие уникальные особенности и проявляется в социальной организации общин. Андский параллелизм и взаимодополняемость, пожалуй, лучше всего иллюстрируются Пачамамой и Пачатирой. Говорят, что Пачамама, буквально Мать-Земля, воплощает порождающие силы Земли и поддерживает общество, обеспечивая питание. Однако она не может реализовать свои способности к размножению без мужского небесного аналога и часто сопряжена с Ийяпой (или Райо), богом грома и молнии, который доминирует над небесами и обеспечивает дождь, необходимый для производства сельскохозяйственных культур. Пачамама также неразрывно связана с Пачатирой, временным и материальным размером земли, связанным с маскулинностью. Пачамама и Пачатира, по-видимому, представляют различные аспекты природы пачи как в качестве воспитательной фигуры, так и потенциально злой силы, которая может наказывать людей и требует их поклонения и жертвы в обмен на их поддержание. Пачамама/Тиракуна могут казаться явными проявлениями Матери-Земли через тиракуны, которые рассматриваются как священные места, обозначенные как «Отцы» и Пачамаму как землю в целом. Таким образом, Pachamama / Tirakuna, не будучи полностью раздельными, представляют собой различные проявления гендеризированной Матери-Земли.19 Пьер Дуиольс (Pierre Duviols) обнаружил, что гендерный параллелизм трансцендировал жизнь, так что, когда представители элиты андских народностей умирали, они превращалась в две сущности: маллки (mallqui), мумию живого человека и женскую половину, представляющую собой семя будущих поколений, и хуака (huaca), мужскую половину, фаллическую скалу, представлявшую собой осеменяющую силу.20 Таким образом, как и Пачамама/Тиракуна, индивид отражал единое целое, которое, тем не менее, отличалось от гендера. Точно так же андские пары известны в качестве одного составного слова warmi-qhari (женщина-мужчина), предполагая, что пары представляют собой единое целое. Это предположение отражено в мандате, согласно которому только супружеские пары могут занимать религиозные выборные должности на один год (точнее, мужской представитель этой пары), на которых возложена ответственность за наблюдение за гражданскими и религиозными действиями, имеющими решающее значение для выживания общин коренных народов. Такой подход резко отличается от известных типов локальной власти и самоуправления. Со времени возникновения типа демократического правления в Древней Греции мы видим исключение женщин из политической жизни. В постмодернистских исследованиях это стало причиной критики маскулинности и появлению такого понятия как фаллологоцентризм (Жак Деррида). Однако нынешние сторонники феминизма и женской эмансипации часто забывают о традиционных принципах равноправия (которые постороннему человеку могут показаться странными и недейственными пережитками), примером чему являются и вышеуказанные принципы гендерных ролей у андских народов. Жизнь в Андах, в социологическом, экологическом и космологическом смысле, поддерживается выражением трех основных принципов: ракинакуй rakinakuy (равновесие), янантин yanantin (двойственность) и айнинакуй ayninakuy (взаимность). Ракинакуй описывает пропорцию и баланс в человеческом, природном и священном мирах - характеристики, которые не присущи, а которые нужно взращивать.21 Ракинакуй, в результате, является ключевым принципом, определяющим действие в сложной, хаотичной и целостной системе. Рэнгифо Васкес описывает это так: «гармонизация означает следование знакам, которые подают другие живые существа. Каждое живое существо является знаком для других».22 Ценность баланса следует второму принципу Кечуа: янантин, который описывает, как все вещи в космосе встречаются естественным образом в наборах дополнительных противоположностей, архетип которых является сопряженной парой.23 Ни один из компонентов такой пары не является совершенным или полным сам по себе, также нет подчиненных или ненужных элементов, поскольку каждый из них является неотъемлемой частью ритма и справедливости системы в целом. Концептуально, янантин также устанавливает взаимность прав и обязанностей.24 В представлении Кечуа поток генерирующей энергии соединяет все в материальном мире, предоставляя своего рода среду коммуникации. Способность рунакуны получать, возвращать и направлять эти потоки выгодно, участвовать в обмене творческого влияния, является основой айнинакуй.25 Айнинакуй часто характеризуется как основополагающая ценность общества кечуа, его руководящий дух и естественный принцип, который подчиняется всему Андскому космосу.26 Согласно с исследованиями Инге Болин, это «отличительная черта Андской жизни» и «катализатор ответственных и достойных живущих».27 Ракинакуй, Янантин и Айнинакуй коллективно не составляют набор правил. Вместо этого они обеспечивают эпистемологическую основу для ценностей кечуа. В свою очередь, эти ценности формируют законы, духовные практики и социально-экономическую организацию.28 Не правила, а общее понимание андских понятий и общее мнение делают так, что определенные виды поведения являются составными частями индивидуального действия сообщества.29 Однако нормы не определяются индивидуально; это не просто «привычки», они утверждены консенсусом и взаимным участием в системе, которую они поддерживают.30 Пьер Бурдье уточняет: «предписания обычая [...] не имеют ничего общего с трансцендентным правилом юридического кодекса: каждый может, но не так много, чтобы цитировать их из памяти, чтобы воспроизвести их (довольно точно) [и] это потому что каждый агент имеет средства действовать в качестве судьи для других и для самого себя, так что обычай держится на нем».31 Хотя они и не составляют правила per se, и, несмотря на то, что даже самые прочные андские принципы показывают удивительно низкую степень формализации32, описание ракинакуи, янантин и айнинакуй можно охарактеризовать как имеющие «юридический характер», потому что они порождают нормы, определяющие действия, которые люди уважают из чувства обязанности. Таковы, вкратце, некоторые особенности мировоззрения автохтонных народов Южной Америки, которые кодифицируют социальное поведение и отношение к другим людям и окружающему ландшафту. В отличие от англо-саксонского утилитарного типа мышления, где ландшафт является либо лимитрофом, который производит материальные блага, либо некой мертвой зоной, которую нужно преодолеть, у автохтонных народов Южной Америки ландшафт является таким же политическим субъектом, как и местные общины, и они находятся в неразрывных взаимоотношениях. _____ 1 Имеются в виду не только военные походы с последующим подчинением, но и так называемая ментальная оккупация, когда западные нормы и ценности перенимались политической элитой различных стран добровольно и затем навязывались народонаселению. 2 К сожалению, сам термин Латинская Америка имеет евроцентристские корни. 3 Brandt, Hans-Jurgen. Justicia Popular: Nativos, Campesinos. Lima: Fundación Friedrich Naumann, 1987. 4 Ambia, Abel Adrían. El Ayllu en el Perú Actual: Con un Estudio de las Normas Tradicionales de la Comunidad Campesina de Amaru, Calca, Cusco. Lima: Ediciones PUKARA, 1989; Drzewieniecki, Joanna. Indigenous People, Law, and Politics in Peru. Paper presented at the Meeting of the Latin American Studies Association, Washington DC, 1995. 5 Ardito, Wilfredo. The Right to Self-Regulation: Legal Pluralism and Human Rights in Peru. Journal of Legal Pluralism and Unofficial Law, 1997, 39, 1-42; Swiderska, Krystyna. Protecting Traditional Knowledge: A Framework Based on Customary Laws and Bio-Cultural Heritage Comparing and Supporting Endogenous Development, Leusden & Bern: University of Bern, Centre of Development and Environment, 2006. 6 Кроме того было изменено название государства, которое теперь именуется Плюринациональное Государство Боливия. 7 Allen, Catherine. The Hold Life Has. Coca and Cultural Identity in an Andean Community. Washington, DC: Smithsonian Institution Press, 2002. 8 Coca and Cocaine. Effects on People and Policy in Latin Aмerica, ed. by Deborah Pacini and Christine Franquemont, Cultural Survival Report 23, Latin American Studies Program (LASP), Cornell University, 1985. Р.40 http://pdf.usaid.gov/pdf_docs/PNABI435.pdf 9 Sam Grey. Decolonization as Relocalization: Conceptual and Strategic Frameworks of the Parque de la Papa, Qosqo. University of Victoria, 2011. Р. 145. 10 Jonathan Espitia, The Soul of the Festival: Order, Rituals, Street Food, and State Power. Chapel Hill, 2017. Р. 18. https://cdr.lib.unc.edu/indexablecontent/uuid:295de068-bd76-4e7b-b3b1-4a4f0b3e165d 11 Sam Grey. Decolonization as Relocalization: Conceptual and Strategic Frameworks of the Parque de la Papa, Qosqo. University of Victoria, 2011. Р. 149. 12 Abercrombie, Thomas. Pathways of Memory and Power: Ethnography and History among an Andean People. Madison: University of Wisconsin Press, 1998. 13 Marisol de la Cadena, Earth Beings: Ecologies of Practice Across Andean Worlds. Durham: Duke University Press, 2015 14 Coca and Cocaine. Effects on People and Policy in Latin Aмerica, ed. by Deborah Pacini and Christine Franquemont, Cultural Survival Report 23, Latin American Studies Program (LASP), Cornell University, 1985. Р.41. http://pdf.usaid.gov/pdf_docs/PNABI435.pdf 15 Gregg Mitman and Rob Nixon. Disciplines in Environmental Studies, Edited by Robert Emmett, Frank Zelko. RCC Perspectives, 2014/2, Р. 62 http://www.environmentandsociety.org/sites/default/files/2014_i2_web.pdf 16 http://pdba.georgetown.edu/Constitutions/Ecuador/english08.html 17 Bolivia (Plurinational State of)'s Constitution of 2009, Oxford University Press, Inc, 2017. Р. 8. https://www.constituteproject.org/constitution/Bolivia_2009.pdf 18 Constitution of the Bolivarian Republic of Venezuela. Р. 25. http://www.venezuelaemb.or.kr/english/ConstitutionoftheBolivarianingles.pdf 19 Gender and Religion: Gender and South American Religions http://www.encyclopedia.com/environment/encyclopedias-almanacs-transcripts-and-maps/gender-and-religion-gender-and-south-america... 20 Duviols, Pierre. Cultura andina y repression: Procesos y visitas de idolatries y hechicerias. Cajatambo. Siglo XVII. Cusco, Peru, 1986. 21 Gonzales, Tirso, & Gonzalez, Maria. From Colonial Encounter to Decolonizing Encounters. Culture and Nature Seen from the Andean Cosmovision of Ever: The Nurturance of Life as Whole. In Sarah Pilgrim & Jules Pretty (Eds.), Nature and Culture: Rebuilding Lost Connections, London & Washington: Earthscan, 2010. pp. 83-101. 22 Rengifo Vásquez, Grimaldo.The Ayllu. In Frédérique Apffel-Marglin & PRATEC (Eds.), Spirit of Regeneration: Andean Culture Confronting Western Notions of Development. New York & London: Zed Books, 1998. pp. 89-123. 23 Estremadoyro, Julieta. Domestic Violence in Andean Communities of Peru. Law Social Justice and Global Development, 2(1), 2001. 24 ANDES, Building Mechanisms for ABS based on Customary Quechua Norms: Access and Benefit Sharing among the Communities of the Potato Park. Cusco: Asociación para la Naturaleza y el Desarrollo Sostenible & the International Institute for Environment and Development, 2011a 25 Allen, Catherine J. Body and Soul in Quechua Thought. Journal of Latin American Lore, 1982, 8(2), 179-196. 26 Allen, Catherine J. To Be Quechua: The Symbolism of Coca Chewing in Highland Peru. American Ethnologist, 1981, 8(1), 157-171. 27 Bolin, Inge. Growing Up in a Culture of Respect: Child Rearing in Highland Peru. Austin: University of Texas Press, 2006, рр. 150, 152. 28 Argumedo, Alejandro. The Potato Park, Peru: Conserving Agrobiodiversity in an Andean Indigenous Biocultural Heritage Area. In Thora Amend, Jessica Brown, Ashish Kothari, Adrian Phillips & Sue Stolton (Eds.), Values of Protected Landscapes and Seascapes: Protected Landscapes and Agrobiodiversity Values, 2008. pp. 45-58. 29 Rist, Stephan, Burgoa, Freddy Delgado, & Wiesmann, Urs. The Role of Social Learning Processes in the Emergence and Development of Aymara Land Use Systems. Mountain Research and Development, 2003, 23(3), 263-270. 30 Ardito, Wilfredo. The Right to Self-Regulation: Legal Pluralism and Human Rights in Peru. Journal of Legal Pluralism and Unofficial Law, 1997, 39, 1-42. 31 Bourdieu, Pierre. Outline of a Theory of Practice. Cambridge: Cambridge University Press, 1977. Р. 17. 32 Rist, Stephan, Burgoa, Freddy Delgado, & Wiesmann, Urs. The Role of Social Learning Processes in the Emergence and Development of Aymara Land Use Systems. Mountain Research and Development, 2003, 23(3), 263-270. Swiderska, Krystyna. Protecting Traditional Knowledge: A Framework Based on Customary Laws and Bio-Cultural Heritage Comparing and Supporting Endogenous Development, Leusden & Bern: University of Bern, Centre of Development and Environment, 2006. pp. 358-365.  

Выбор редакции
03 сентября, 20:06

Pollution levels in Bolivia plummet on nationwide car-free day

Country wants to reclaim physical activity in age when young people are focused on computers, says government spokeswomanAir pollution levels have plunged in cities across Bolivia as the country marked a nationwide car-free day in which all non-emergency vehicles were banned from city streets.As Bolivia’s middle-class population has increased over the past 10 years so has the number of cars clogging city streets. The car-free event started 18 years ago in Cochabamba, one of Latin America’s five most polluted cities, and has gradually taken root across the country. By 2011, it had become so popular that Bolivia’s legislature declared a yearly “Day of the Pedestrian and Cyclist in Defence of Mother Earth”. Continue reading...

23 августа, 09:57

Боливия сегодня. Фернандо Уанакуни Мамани

Шестнадцатого августа 2017 года по предложению посольства Многонациональной Республики Боливии в общественной палате Российской Федерации состоялась встреча министра иностранных дел Боливии с представителями российских общественных организаций. У нашей страны давние, ещё с советских времён, дружественные и деловые связи с этой страной, хотя цели у нынешних правящих партий и президентов противоположные. Там – партия Движения к социализму и налицо явные успехи: национализация, большое внимание уделяется экологии, тому, чтобы человек жил в гармонии с природой, увеличение народонаселения – рождаемость в два раза превышает смертность. К 2017 году в результате разумного перераспределения доходов нынешнее правительство уменьшило количество бедных в стране с 36% до 17%, а к 2025 году хочет свести к 0% (теми темпами, какими Путин и компания плодят нищету, у нас к этому времени их будет 99%). А друзья президента Моралеса не пухнут от миллиардов, заработанных совместными гребными усилиями на галерах. Девиз этой страны: «В единстве сила!». Пока был у нас единый и неделимый, мы тоже были силой. Теперь щеголяем декоративным патриотизмом, уничтожаем природу. Богатые успешно грабят бедных. Народ превращен в тележвачных животных, а дети, покинув стены учебных заведений, пребывают в невежестве. В отличие от боливийцев, мы идём в обратном направлении – мы строим капитализм со всеми полагающимися последствиями. Воистину, всё познаётся в сравнении. А может, нам пора развернуться и отойти от края пропасти? Нина Нечаева

Выбор редакции
15 августа, 15:26

Bolivia approves highway through Amazon biodiversity hotspot

National park which is home to thousands of indigenous people loses protected status to allow for construction of 190-mile roadBolivia has given the go ahead to a controversial highway which would cut through an Amazon biodiversity hotspot almost the size of Jamaica and home to 14,000 mostly indigenous people.President Evo Morales enacted the new law opening the way for the 190-mile (300km) road through the Isiboro Sécure Indigenous Territory and National Park, known as Tipnis, its Spanish acronym . The road will divide the park in two and strip it of the protections won in 2011 when a national march by thousands of protesters ended in clashes with the police and forced the government to change its position. Continue reading...

16 марта 2016, 15:36

ГЕОэкономика. Латинская Америка: уйти из-под гнета США

После испанской колонизации региона контроль за странами Латинской Америки захватили США. Но в начале этого века произошел экономический подъем. Удалось ли Латиноамериканским странам снизить свою зависимость от Соединенных Штатов и начать играть самостоятельную роль в мировой политике - на эту тему рассуждает Александр Кареевский в программе "Геоэкономика".

01 октября 2015, 07:00

masterok: Боливия без воды или Вторая Тихоокеанская война

Обратите внимание на территорию Чили. Вон она узенькая змейка земли тянется через половину континента и забирает себе всю прибрежную зону. Ладно еще Аргентине это не принципиально, у нее есть выход к морю с другой стороны. А теперь обратите внимание на Боливию ! Она осталась без выхода к морю. Ну не обидно ли ? Правда там еще Парагвай затесался в середине континента. Однако только недавно я узнал, что согласно историческим сведениям, Боливия таки была «рождена с морем». Так куда же делся выход к морю ? Давайте узнаем это подробнее …Боливия потеряла свой единственный выход в Тихий океан — береговую линию длиной 400 километров с 7 портами — в результате поражения в войне против Чили. В 1879 году Чили при поддержке Великобритании начала боевые действия против Боливии, имевшей тогда выход к Тихому океану в области Антофагаста, и Перу, выступившей на стороне Боливии.Вторая Тихоокеанская война, называемая также селитряной, официально началась в 1879-ом году, но, несмотря на это, имела до этого времени достаточно длительную предысторию. Еще в шестидесятых годах девятнадцатого века запасы гуано и серы, добываемые в перуанском департаменте Тарапака и на боливийской территории пустыни Атакама, вызывали большую скрытую зависть у правительства Чили, не владевшей большим количество м столь же значимых месторождений. По мере истощения запасов гуано, главным экспортным продуктом и важнейшим источником доходов для Перу становится селитра.Если еще в 1873-ем году экспорт перуанского гуано составил два миллиона четыреста тысяч фунтов стерлингов, то уже через пять лет этот показатель составлял один миллион и восемьсот тысяч фунтов стерлингов. В то же время увеличивается показатель экспорта селитры. К 1876-му году он уже составлял пять миллионов и двести тысяч фунтов стерлингов. Соответственно увеличиваются и объемы добываемой селитры. Если за период с 1865-го по 1869-ый год в Перу было добыто и экспортировано в разные страны десять с половиной миллионов кинталей селитры, то в аналогичный временной промежуток с 1875-го по 1879-ый год этот показатель вырос более чем в два с половиной раза.Еще в 1841-ом году были открыты крупные залежи селитры на боливийской территории пустыни Атакама. Но Боливия не могла самостоятельно разрабатывать эти месторождения, поэтому добывать боливийскую селитру начали чилийские, при активной поддержке англичан, капиталисты. Малонаселенные поселки Атакамы заселялись чилийцами. Напряженности отношений между Боливией и Чили добавляла неопределенность границ между двумя государствами. Все силы правительства Боливии были направлены на подписание договорах о государственной границе с Чили, таможенных сборах на добычу чилийцами селитры в Атакаме, а также подписания союзных отношений с Перу, которая также столкнулась с чилийской экспансией в районе месторождения селитры в департаменте Тарапака. В результате в феврале 1873-го года между Перу и Боливией был подписан секретный оборонительный договор. Этим соглашением перуанская сторона обеспечила свободную деятельность для своих предпринимателей на боливийской территории Атакамы, а также закрепила свои месторождения селитры в департаменте Тарапака.В 1874-ом году между Чили и Боливией был подписан договор о границах между двумя государствами. Согласно этому документу, новые границы проходили по двадцать четвертой параллели южной широты. При этом в зоне между двадцать третьей и двадцать четвертой параллелью чилийские предприниматели могли свободно добывать селитру, но экспортные пошлины собирала Боливия. К тому же чилийцы получили возможность ввозить на территорию Боливию без сбора пошлины продукты питания, а также оборудование и приспособления, необходимые для добычи селитры. К этому времени основными портами для вывоза селитры и серебра становятся Антофагаста и Мехильонес.Из-за мирового финансового кризиса, начавшегося в 1873-ем году, противоречия между странами стали проявляться все чаще. В 1873-ем и 1875-ом году Перу установила государственную монополию на продажу селитры и производство селитры соответственно. Эти меры были предприняты с целью возможности регулирования мировых цен на селитру и гуано, а также увеличения доходов страны. Но вследствие договора 1874-го года чилийские компании продавали перуанскую селитру по заниженной цене, чем наносили немалый убыток Перу. Перуанское правительство начало национализацию действующих и еще неразработанных офесин, но, тем не менее, иностранцам в Тарапаке принадлежало сорок процентов месторождений селитры. Национализация селитряных месторождений давала возможность для Перу ускорить процесс накопления капиталов в стране, и, соответственно, выйти из кризиса. Но действия перуанского правительства вызвало негодование среди чилийских и английских предпринимателей. На первых порах национализация привела к сокращению добычи селитры в Тарапаке, уменьшению количества иноземных предпринимателей и рабочих, а также росту безработицы. В это время президент Боливии Иларион Даса (Hilarion Daza) объявил селитру национальным достоянием. В стране остро ощущался кризис и голод. Четырнадцатого февраля 1878-го года боливийский конгресс ввел дополнительный налог на экспорт селитры. После этого основной экспортер селитры – англо — чилийская компания «Компания де селитрес и феррокарриль де Антофагаста» (КСФА) – обратилась за поддержкой к правительству Чили. Чили сразу же выразила протест Перу, мотивируя это тем, что в случае банкротства КСФА безработными окажутся более двух тысяч людей, а последующий за этим мятеж не смогут подавить ни Чили, ни Боливия. После этого боливийский президент отменил свой указ. Но правящие круги Чили решили действовать активно и радикально, ведь потеря доходов от добычи и продажи селитры угрожала экономическим интересам английских и чилийских олигархов, связанных с КСФА. Среди акционеров компании были такие известные и влиятельные личности, как военный министр Сааведра, министры иностранных дел Фьерро и Санта-Мария, министр финансов Сегерс, министр юстиции Унееус, министр внутренних дел Варгас и многие другие. Активная деятельность Перу по национализации и скупке офисин грозила для английских и чилийских предпринимателей потерей больших доходов, получаемых от добычи и продажи селитры.В январе 1877-го года английский дипломатический представитель в Чили, открыто заявлял, что прилагаются все усилия для овладения чилийской стороной Антофагасты. Еще больше усилий для разжигания активных действий со стороны Чили прилагали Джиббсы, которые спонсировали чилийские газеты, в которых печатались статьи, в открытой форме агитировавшие захватить Антофагасту. В результате восьмого ноября 1877-го года Чили заявило Боливии о денонсировании договора 1874-го года с целью добавления Антофагасты к чилийской территории. В ответ боливийский президент Иларион Даса восемнадцатого декабря 1878-го года потребовал от КСФА выплаты недоимок на сумму восемьдесят тысяч песо. Уже первого февраля 1879-го года имущество компании было опечатано, а на четырнадцатое февраля был назначен аукцион по продаже предприятия. В знак протеста двенадцатого февраля 1879-го года представитель Чили в Боливии покинул страну.Еще через два дня без объявления войны Чили высадила свой отряд в количестве пятисот солдат под руководством полковника Сотомайора в Антофагасте. Не встретив сопротивления от малочисленных боливийских солдат, чилийцы захватили столицу провинции Атакама. Перу выразила свой протест происходящему и потребовала вывода чилийских войск с территории Боливии. В ответ Чили потребовала денонсации договора между боливийской стороной и Перу. Лавалье, представитель Перу в Чили, обещал рассмотреть этот вопрос в парламенте. Но чилийцы посчитали, что Перу попросту затягивает время для подготовки к началу военных действий, и первыми объявили пятого апреля 1879-го года войну Перу.Несмотря на то, что армии Перу и Боливии были более многочисленны, чем чилийский вооруженные силы, они заметно уступали своему противнику в боеготовности, вооружению и выучке. На вооружении у чилийцев были ружья нового образца типа «Комблен», а также пушки в количестве семидесяти штук. Соединения сухопутных войск Чили были также намного эффективнее перуанских и боливийских, а крупные соединения имели свой собственный штаб. Чилийские офицеры имели план и карту местности, на которой велись военные действия, а перуанцы не имели даже этого. Известно, что после сражения у Тарапаки перуанские офицеры обыскивали трупы офицеров Чили в поисках карт территории. Часто во главе военных соединений Перу и Боливии стояли «асендадос» — богатые полковники, которые за собственные деньги сформировали отряды, состоявшие из необученных военному делу индейцев. Очень часто такие соединения вели партизанскую войну и действовали самостоятельно. Также чилийцы имели значительное превосходство перед своими противниками на море. В силу протяженности морской границы между странами превосходство ВМС могло сыграть решающую роль в итоговой победе той или иной стороны. Чилийцы располагали броненосцами новой конструкции, а офицеры, руководившие личным составом, проходили обучение в Англии. Чилийские броненосцы, построенные в 1874-ом году, имели толщину брони, равную девяти с половиной дюймам. В то же время устаревшие перуанские броненосцы шестидесятых годов имели броню толщиной всего четыре с половиной дюйма.Слабость армии союзников усугублялась политическими распрями и этническими конфликтами внутри Боливии и Перу. Слабость Перу также усиливалась действиями сильнейшим государством того времени – Англии. Англичане открыто помешали перуанцам закупить оружие в Европе. Английский представитель в Перу открыто выражал свое враждебное отношение к перуанцам, а британское правительство одобряюще отнеслось к началу военных действий со стороны Чили.Большую роль в успехе чилийцев стало их внезапное нападение на союзников. Боливийское побережье было захвачено к концу марта, что позволило чилийской армии выйти к южным границам Перу. Пятого апреля 1879-го года чилийская эскадра под предводительством адмирала Ребольедо начала блокаду и бомбардировку порта Икике и Мольендо. Но уже двадцать первого мая 1879-го года перуанскому броненосцу «Уаскар» и фрегату «Индепенденсия» удалось затопить вражеский корабль «Эсмиральду» и тем самым снять блокаду порта. Несмотря на численное превосходство противника, броненосец «Уаскар» в течении пяти месяцев под командованием капитана Грау удерживал чилийцев от высадки на берег Перу. Перуанца даже смогли захватить транспортное судно противника «Римак», на котором находилось подкрепление для чилийских войск, оккупировавших Антофагасту. Это событие привело к тому, что военный министр Чили Саведра и командующий флотом Ребольедо были смещены со своих должностей.Командующим чилийской армии была поставлена главная задача по уничтожению броненосца «Уаскар» и высадке войск на перуанском побережье. Но эта задача была выполнена только осенью. В октябре 1879-го года перуанские броненосцы «Уаскар» и «Унион» между портами Мехильонес и Антофагаста столкнулись с чилийской эскадрой, где и потерпели поражение. После этого сражения, в ходе которого был убит командир «Уаскара», Мигель Грау считается национальным героем Перу.После уничтожения перуанского флота чилийцы приступили к реализации второго этапа войны. Местом высадки чилийских солдат стала Тарапака. Сделано это было по причине того, что правительство Чили считало, что захват Тарапаки с находящимися здесь селитряными месторождениями вынудит союзников признать свое поражение. К тому же доходы от продажи селитры покрыли бы значительную часть военных расходов Чили.В то время как второго ноября 1879-го года десятитысячная армия чилийцев высадилась в Писаруа, войска союзников располагались несколько южнее, вблизи Икике. Армия союзников состояла из девяти тысяч солдат, командиром которых был перуанский генерал Буэндиа. В то же время часть боливийской армии под руководством президента Дасы, располагавшейся в Такне, не решилась вступить в бой с противником и отступила. Трусость и действия Дасы внесли деморализацию в войска боливийцев, находящиеся в расположении генерала Буэндиа. Таким образом, девятитысячная армия союзников была блокирована и не имела доступа к остальной территории Перу.В июле 1883 года правительство Перу было вынуждено подписать договор о передаче Чили провинции Тарапака. А по результатам перемирия, заключённого между Чили и Боливией 4 апреля 1884 года, последняя лишалась области Антофагаста и, соответственно, выхода к морю.Подписанный в 1904 году мирный договор закрепил эти договоренности, но с одним условием — Чили обязалась предоставить Боливии «коридор» для выхода в Тихий океан.До сих пор этого сделано не было, поэтому основания для протеста у Боливии есть, однако сегодня, по мнению чилийцев, ее правительство хочет большего — возвращения суверенного права на свои утерянные земли. Отношения между странами раздирают накопившиеся противоречия. Боливия и Чили не имеют дипломатических отношений с 1978 года. Тем не менее, в 2006 году при левоцентристском правительстве Мичель Бачелет страны подписали меморандум из 13 пунктов, которые необходимо обсуждать на двусторонних встречах, один из них касался векового боливийского требования на выход к океану.В настоящий момент Боливия начала международную кампанию по обоснованию своих территориальных претензий к Чили с целью обеспечить суверенный выход страны к Тихому океану. В связи с этим президент Боливии создал Управление по морским претензиям Боливии (Diremar). Эво Моралес подтвердил, что скоро соответствующий иск будет направлен в международный суд в Гааге.Первое из мероприятий уже состоялось в конце недели в Барселоне. «В то время как латиноамериканцы стремятся к интеграции, Чили ведет себя как плохой соседский мальчик (в испанском языке слово «Чили» — мужского рода — прим. автора), как недоброжелательный сосед, провокационный, агрессивный, создающий конфликты, препятствующий процессу континентальной интеграции, — заявил на нем вице-президент Боливии Алваро Гарсия Линера. — Мы будем обходить страну за страной, чтобы показать, что Чили — плохой сосед, государство-агрессор, которое не ищет диалога и не дает выхода к океану стране, рожденной с морем».Согласно договоренностям, правительство Чили должно было созвать в 2010 году решающую встречу по этому вопросу, но оно это не сделало по очень простой причине. На смену Бачелет пришло правое националистическое правительство сторонника Пиночета Себастьяна Пиньейры, которое не захотело выполнять решения идеологического противника. Пиньейра заявил, что не уступит суверенитет над своими территориями ни Боливии, ни Перу. В ответ рассерженный Моралес в 2011 году объявил, что обратится в международные инстанции, как это сделало руководство Перу в 2008 году. Сейчас территориальные претензии Перу рассматриваются в Гаагском суде, и от его исхода будет зависеть многое, но эксперты считают, что тяжба затянется.В отношении Боливии Чили основывает свою позицию на том, что договор от 1904 года устанавливает для нее право для свободного перемещения товаров через порты на Тихом океане, что Чили полностью обеспечивает. В ответ на эмоциональную речь Гарсия Линера МИД Чили ответил, что их страна «не имеет пограничных проблем с Боливией» и не собирается обсуждать «неквалифицированные» мнения. «Международное сообщество признает Чили страной, уважающей нормы и принципы международного права, открытой к диалогу, страной, которая является двигателем политической и торговой интеграции», говорится в обращении МИДа. «Я сожалею об этих словах в устах умного и мудрого человека», — заявил Хуан Пабло Летельер, сенатор и председатель парламентской комиссии по международным делам, цитирует газета La Tercera.Тем не менее, Боливия задыхается в изоляции. В стране добываются нефть, газ, редкие металлы, их транспортировка крайне затруднена, и дорога в эксплуатации. Пока Боливия выходит из этого положения, используя предоставленный ей почти в полное распоряжение порт в Перу. «Но выйти на уровень мировой торговли Боливия не может именно из-за отсутствия выхода к морю», — сказал газете «Взгляд» замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев. Страна очень болезненно переживает потерю выхода к океану. В стране существуют военно-морские силы, в состав которых входит даже подразделение морской пехоты. Видимо поэтому в чилийских дипломатических кругах полагают, что нынешнее боливийское наступление — это продукт для домашнего потребления, а на международной арене инициатива имеет мало шансов на успех, пишет La Tercera. Но боливийцы настроены решительно, они даже заложили в бюджет средства на поддержание своего иска в Гаагском международном суде. Боливийский министр иностранных дел также отметил, что многие «интернационалисты» выразили готовность сотрудничать с Боливией в этом вопросе и отметил, что 33 страны призвали ОАГ обеспечить морской суверенитет Боливии.В то же время и сама Чили должна быть крайне заинтересована в скорейшем налаживании отношений с Боливией. «Чили страдает от недостатка электроэнергии, а в соседней Боливии газа столько, что с лихвой хватит на всю Латинскую Америку. Тем более, несколько лет назад проводился опрос чилийского населения, и 60% из них высказались за то, чтобы пустить к морю», — сказал Сугарев. Добавим, что Моралесу надо подождать возвращения к власти левых сил, тогда вопрос сдвинется с мертвой точки. Шансы на возвращение Бачелет в 2014 году оцениваются как очень высокие. Она оставила свой пост только по причине невозможности баллотироваться на второй мандат, согласно Конституции.По опросу, проведенному в ноябре 2012 года газетой La Tercera, 42 процента чилийцев заявили, что если бы выборы состоялись сегодня, то они проголосовали бы за Бачелет, кандидат от правящей партии получил всего 15 процентов.Вот такая история этого интересного географического положения … http://masterok.livejournal.com/1591780.htmlКомментарии в записи:- Это колониальная схема себя превосходно зарекомендовала. Такое уже провернули с Эфиопией сделав ещё населённейшей страной без выхода к морю. Говорят такие же планы есть по отношение к Сирии. Делают богатую но уязвимую полоску у моря, которая держится на колониальных штыках. Профит - прогибаются и те и другие, одни потому что уязвимы, другие из-за изоляции и бедности. Ещё пример - Судан, Сербия.- Изначально Атакама была никому не нужна, был я там: воды нет даже в теории на протяжении огромной территории. Расстояние между местами, пригодными для жизни – 200-400 километров, между ними только песок и камни. А вот когда нашли селитру – завертелось. - Море это торговые пути, возможность почти неограниченной торговли. Жизнь без моря это нынче в прямом смысле изоляция, крест на всех видах развития - от экономического до культурного. Хотя в последнее время благодаря авиатранспорту и интернету стало попроще. - - -В конце 90-х прошлого столетия Республика Молдова по обмену получила несколько сотен метров береговой полосы Дуная, построив там грузовой и пассажирский порт, получивший название Международного Свободного Порта Джурджулешть (МСПД). Сухопутная Молдова получила выход к морю, на международный рынок морских контейнерных перевозок через свой южный порт Джурджулешть. http://www.eav.ru/publ1.php?publid=2013-11a07http://izvestia.ru/news/446876Берег Боливии и США http://shogi.ru/Bol/Bolivmar.htm https://yadi.sk/i/3Cq-C8dxirpKkГуа́но (исп. guano от кечуа wanu) — разложившиеся естественным образом остатки помёта морских птиц и летучих мышей. Содержит значительную долю соединений азота (около 9 % аммиака) и фосфора (около 13 % P2O5). Используется в качестве азотно-фосфорного удобрения. Значительные залежи гуано имеются в Южной Америке (Перу, Боливия), Южной Африке (например, остров Ичабо у побережья Намибии), на островах Тихого океана.Сели́тра — тривиальное название для минералов, содержащих нитраты щелочных, щелочноземельных металлов (в том числе их кристаллогидратов) и аммония. Чилийская селитра, Натриевая селитра, NaNO3. Селитры используются как азотные удобрения