• Теги
    • избранные теги
    • Люди327
      • Показать ещё
      Разное364
      • Показать ещё
      Страны / Регионы316
      • Показать ещё
      Компании78
      • Показать ещё
      Формат20
      Международные организации34
      • Показать ещё
      Издания14
      • Показать ещё
      Показатели31
      • Показать ещё
      Сферы5
Борис Кагарлицкий
Борис Кагарлицкий
Борис Юльевич Кагарлицкий (род. 29 августа 1958, Москва) — российский социолог, левый публицист, кандидат политических наук. С 1977 — левый диссидент, участвовал в издании самиздатовских журналов «Варианты», «Левый поворот» (потом «Социализм и будущее&raq ...

Борис Юльевич Кагарлицкий (род. 29 августа 1958, Москва) — российский социолог, левый публицист, кандидат политических наук.

С 1977 — левый диссидент, участвовал в издании самиздатовских журналов «Варианты», «Левый поворот» (потом «Социализм и будущее»). В 1979 году стал кандидатом в члены КПСС. В 1980 году после отлично сданного госэкзамена по доносу Асафа Фараджева и Андрея Караулова (позднее ведущий телепередачи «Момент истины») был допрошен в КГБ и исключен из ГИТИСа и кандидатов в члены партии «за антиобщественную деятельность». Работал почтальоном.

В апреле 1982 года арестован по «делу молодых социалистов» и год с небольшим провел в Лефортовской тюрьме по обвинению в антисоветской пропаганде. В апреле 1983 года был освобожден в порядке помилования.

С 1983 по 1988 год Кагарлицкий работал лифтером, писал книги и статьи, публиковавшиеся на Западе, а с началом перестройки и в СССР. В 1988 году восстановлен в ГИТИСе и окончил его. В том же году его книга «Мыслящий тростник», вышедшая на английском в Лондоне, получила в Великобритании Дойчеровскую мемориальную премию. С 1989 по 1991 год был обозревателем агентства ИМА-пресс.

В 1992 - 1994 годах работал обозревателем газеты московской федерации профсоюзов «Солидарность». С марта 1993 по 1994 год — экспертом федерации независимых профсоюзов России

С 1994 по 2002 год Кагарлицкий работает старшим научным сотрудником института сравнительной политологии РАН (ИСП РАН), где защитил кандидатскую диссертацию. В апреле 2002 года стал директором института проблем глобализации, после его разделения в 2006 году возглавил институт глобализации и социальных движений (ИГСО). Председатель редакционного совета журнала «Левая политика». Параллельно вел активную журналистскую работу в ряде изданий — The Moscow Times, «Новая газета», «Век», «Взгляд.ру», а также читал лекции в университетах России и США. Член научного сообщества транснационального института (TNI, Амстердам) с 2000 года.

Марксизм: не рекомендовано для обучения

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
Выбор редакции
22 июля, 15:07

Текст: Левые и феномен Навального ( Борис Кагарлицкий )

Обсуждать политика, находящегося под жестким давлением властей, в наших условиях очень трудно. Неминуемо возникают проблемы этического характера. Постоянные «наезды» представителей власти на штабы Алексея Навального, физические нападения на его сторонников и на него самого создают ситуацию, когда выступать с критикой этого политика становится почти неприлично. В таком контексте любое критическое высказывание вызывает подозрение в «заказе» со стороны Кремля. Как, впрочем, и любое позитивное высказывание сразу дает основание отнести говорящего к сторонникам оппозиционера. Между тем, дискуссия необходима, и дискуссия серьезная, которая бы не свелась к злобным обвинениям в духе «Навальный — новый Гитлер» или, наоборот, «Навальный — единс...

14 июля, 11:50

Текст: Маленькая марксистская библиотека ( Борис Кагарлицкий )

С тех пор, как я начал вести стримы на канале «РабкорТВ», один и тот же вопрос повторяется периодически. С чего начинать изучение марксизма? Дайте список литературы! В самом деле, советские учебники по марксизму, даже если не делать поправку на их неизбежную идеологическую тенденциозность, безнадежно устарели. Они игнорируют не только теоретические дискуссии, которые велись за пределами официального коммунистического движения, но даже и целый ряд идей, развивавшихся внутри коммунистической традиции. Тем более не отражает эта литература (на уровне теоретического анализа) и процессы, произошедшие в СССР, начиная с середины 1930-х годов, не говоря уже о распаде советской системы. Возможно именно упорное нежелание подвергать серьезному марксистскому осмыслению со...

06 июля, 11:25

Профессор МГУ Ярослав Леонтьев: "Такое положение в стране не может долго продолжаться"

России нужен интегральный социализм, созданный на основе теории и практики последних 150 лет, чтобы выйти из тупика, в котором сейчас оказалась страна. Такое мнение высказал доктор исторических наук, профессор МГУ им. Ломоносова Ярослав Леонтьев в беседе с Ольгой Ветровой рамках спецпроекта РИА «Новый День», посвященного знаковым революционным событиям вековой давности и перспективам современной России.«Новый День»: Чему нас учит прошлое? Есть ли параллели между ситуацией в России 1917 года и тем, что сейчас происходит?Ярослав Леонтьев: Не стоит проводить искусственные параллели, потому что совершенно разная структура общества. Тогда была Первая мировая война, поражение России. Все люди были вооружены. Помните, знаменитый фильм «Человек с ружьем»? Поэтому событий в таких формах, как были в 1917 году, на 100% не ожидается. А какие-то отдельные социально-политические потрясения, наверное, будут происходить. Но в более мягких формах – не масштабных и не таких кровавых. И все-таки, как мне кажется, без какого-то распада, по крайней мере, в ближайшем обозримом будущем.«Новый День»: В каких формах все-таки могут быть современные социально-политические потрясения?Ярослав Леонтьев: Самых разнообразных. Начиная от низовых движений, как сейчас, которые происходят довольно спонтанно. К этой спонтанной организации приводят необдуманные действия власти. Понятно, что я имею в виду и реновацию, и систему «Платон» с дальнобойщиками. Я думаю, что какие-то аналогичные события могут и дальше происходить. Потому что перемены назрели.«Новый День»: Но в 1917 году тоже была потребность в переменах. В чем же разница?Ярослав Леонтьев: А какой класс будет движущим этих перемен? Просто не совсем понятно... Можно сколько угодно говорить о старом догматичном выражении гегемон. Но оно подходило к той революции. Вроде бы абстрактное понятие, чисто схематическое, но, с другой стороны, были же конкретные группы рабочих, действительно передовой отряд. Например, железнодорожники. Все они так или иначе были вовлечены в социальное движение, очень многие из них состояли в политических партиях, в левых. Именно по их почину, например, началась в октябре 1905 года всероссийская политическая стачка. Железнодорожники подали сигнал всей стране и остановили железные дороги – тогда главные транспортные артерии. А к ним начали присоединяться другие. Были и другие отдельные высоко организованные отрасли.А в нынешней России средний класс, к которому могли бы (как в Европе или Китае), например, относиться высококвалифицированные рабочие и ИТР, так и не сложился. И вообще структура общества еще требует какого-то досконального статистического, социологического и политологического изучения. Таких трудов, как классическая работа Ленина под псевдонимом Ильин «Развитие капитализма в России», труды Туган-Барановского, социолога Ковалевского и иных выдающихся аналитиков. В том числе изучения новых страт общества – трудовых мигрантов, например.«Новый День»: Насколько сильны «левые» и революционные настроения? Прослеживаются ли сейчас тенденции к появлению условий для революции в стране?Ярослав Леонтьев: Мне кажется, что одно из кризисных явлений для левого движения – то, что за столько лет так и не произошла реальная смычка левых интеллектуалов и людей труда. По разным причинам, которых очень много. Конечно, были отдельные позитивные примеры, но только в частностях. Но если сравнить с тем, что происходило реально даже не 100, а 120-130 лет назад... У населения была масса навыков самоорганизации, которые они могли применить на практике уже в Советах 1905 года, кассах взаимопомощи и других общественных институциях, даже в землячествах – студенческих, крестьян-отходников, представлявших собой внутреннюю трудовую миграцию.Ведь и народники, и марксисты – следующее за ними поколение своими кружками действительно наводнили всю страну. Были многочисленные рабочие кружки, которые действительно стали ядром Советов. И крестьянские организации в лице крестьянских братств, кооперативов. Был богатый и многогранный опыт таких органов самоуправления, как земства. Всегда действовали низовые активисты, которые могли сами, не дожидаясь какой-то команды сверху, декрета, приступить к самоорганизации, созданию территориального совета, профсоюза, фабрично-заводского комитета и т.д. У людей имелся даже опыт борьбы с экономическими проблемами – те же кооперативы.Это была первоклассная школа самоорганизации, прежде всего экономической. И они настолько реально конкурировали с частной торговлей – в некоторых малых городах вообще всю монополию частных торговцев преодолели. Особенно в кризисные годы, по сравнению с которыми нынешние трудности в связи с продовольственными санкциями могут показаться детским лепетом. А в дореволюционной России периодически в связи с неурожаями наступал реальный голод или, как во время Первой мировой войны, пришлось ввести карточную система распределения продуктов первой необходимости. Вот тогда эти кооперативы, кооперативные лавки продовольственные могли организовать закупку товаров по тем ценам, доступным населению, для своих членов. Естественно, это привлекало. И все больше и больше людей желало стать членами этих общественных сетей, потребительской кооперации, прежде всего. Потом одновременно сформировалась и энергично развивалась и кредитная кооперация, а также промысловая и производственная. Когда же наступал Царь-голод, как его называли, то всем миром гражданские активисты, как сказали бы сейчас, приходили на помощь, открывали общественные столовые с бесплатной раздачей еды, безвозмездно оказывали медицинскую помощь и т.д.«Новый День»: Так значит, нам и сейчас есть чему поучиться у прошлого?Ярослав Леонтьев: Если говорить о кредитной кооперации... То что сейчас – все эти проценты, начиная с ипотеки и кончая тем, что предлагает наша банковская система. Если сравнить это с хорошо отлаженной и постоянно разветвлявшейся, размножавшейся системой кредитной кооперации, существовавшим Народным банком, которые были тогда в России, просто удивляться приходится. Вот почему наши в общем-то вполне продвинутые современники, у которых доступна вся литература, открыты все библиотеки, все электронные библиотеки, ничему не учатся? Можно взять изданные в годы перестройки миллионными тиражами пособия Чаянова и других великих организаторов кооперации. Просто посмотреть, как это делается – элементарно. Опять же мы ничего этого, к сожалению, не имеем. Разучились и не освоили заново. За очень-очень маленькими обратными примерами. Поэтому в целом у меня не очень оптимистические перспективы на развитие какого-то нормального и дееспособного левого движения.«Новый День»: А из Европы не придет к нам призрак коммунизма?Ярослав Леонтьев: Не знаю, бродит ли там этот призрак. Мне все-таки иногда приходится бывать в Европе. Там другая неразбериха. Конечно, структура общества более ровная, чем у нас, социальные страты гораздо более четкие. Средний класс способен отстаивать и свои интересы, и интересы людей труда путем работы в профсоюзах, левых партиях. Но религиозно-этническая ситуация, которая возникла в Европе, такая коллизия, конечно, внесла дисбаланс, диссонанс во все настроения. Это, если не раскол, то глубокие трещины. Включая и отношения различных партий, движений к злободневным ситуациям. Точно так Украина внесла в России, пусть и не полный раскол (хотя зачастую рушились многолетние личные взаимоотношения), но все-таки глубокие трещины в жизнь наших активистов. В Европе, наверное, схожая реакция, такой же рефлекс на ситуацию с беженцами и переселенцами всех категорий. Сложно сказать, что в Европе левое дело быстрее оживет.«Новый День»: А что вы скажете о Китае? По какому пути идет он?Ярослав Леонтьев: Скажу пару слов в виду моей недавней поездки в Пекин. К сожалению, я не китаист, за разовую поездку не узнаешь подробно. Но, как я услышал, существует такое пока латентное, неоформленное организационно и фракционно, движение в рядах левых коммунистов внутри КПК, крайне недовольное ситуацией с госкапитализмом, сращением партноменклатуры с финансовым капиталом. Кстати, у многих партработников дети учатся в американских университетах. При том, что современная Россия просто отдыхает – на 100 лет Китай уже опередил ее по своему технологическому прорыву. Хотя в Китае достаточно заметна, сбалансированная профсоюзами и органами соцзащиты ситуация. Мы видим постоянно на улицах Москвы, Парижа, других европейских столиц множество китайских туристов пенсионного возраста. Людей иногда просто колхозного вида, которые едут по путевкам за счет профсоюзов, как в советское время у нас тоже ездили.Да, там что-то балансируется, но в то же время растет недовольство огромным количеством миллионеров, произошедшей дифференциацией между населением. Так что в Китае тоже большие проблемы. Существует понятие внутренние трудовые мигранты, которые наполнили все мегаполисы – люди из села. Картина схожая с Россией столетней давности, когда крестьяне-отходники ехали в столицы, и в итоге Питер и Москва довольно быстро стали городами-миллионниками, устраивались или на сезонные работы, или пытались найти постоянную. Но разрыв между внутренними мигрантами и представителями среднего класса в КНР, несомненно, есть, он налицо. И там зреет недовольство. Возможно, это выльется в какие-то расколы, проявления лево-коммунистических взглядов, поиск какой-то новой идеологии, а, возможно, и интегрального социализма.«Новый День»: Вам приходилось сталкиваться с желанием возродить социализм в каком-то новом виде?Ярослав Леонтьев: Здесь я могу привести пример одного знакомого – пожилого турецкого активиста, который живет в Москве и в 70-е годы был активным участником лево-марксистких групп в Стамбуле. В то время он работал в университете, попадал там в полицейские участки, побывал за решеткой. Неофициально, но по сути дела он в положении политэмигранта. И вот с высоты своих лет, жизненного и политического опыта он, вдруг, стал интересоваться альтернативными течениями в русской революции.Как-то меня пригласили на разговор как специалиста по народничеству. Этот товарищ всю жизнь изучает Маркса и Ленина, но, видимо, потом все равно уперся в Сталина. И вот он пришел к выводу, что могли быть и другие пути развития революции в России. Суть этого разговора свелась к тому, что действительно, если говорить о построении какой-то новейшей современной программы, она должна быть не догматической, марксисткой, маоистской, троцкистской или еще какой-нибудь. А она должна быть интегральной. То есть надо качественно, умно все различные теории пересмотреть, взять из них лучшее, исключить наиболее неприемлемые вещи, наподобие красного террора, чекизма, которые еще тогда критиковали и Кропоткин, и старые другие революционеры наподобие Веры Фигнер, хунвейбинов и все такое прочее. И в принцип возвести этический социализм. Можно его и по-другому назвать. Умно переработать все мировые практики и теории последних 150 лет. И Бакунина, и Маркса, и Мао, и Фиделя, и Че, и всех-всех. И Грамши, естественно, как одного из выдающихся этических марксистов. Все это соединить в новую теорию – интегрального социализма. Может быть, другое слово придумать, чтобы все время не повторять, вдруг у кого-то идиосинкразия на старые слова.«Новый День»: Но кто бы мог это сделать?Ярослав Леонтьев: Это как раз задача нового поколения. Совершенно очевидно, что люди прежней формации этого сделать не в состоянии. Может, среди них есть хорошие интеллектуалы наподобие Бориса Кагарлицкого, Павла Кудюкина, Александра Шубина. Кстати, они теоретически прекрасно понимают эту задачу. По крайней мере, когда мы с ними разговариваем... Есть и неплохие практики – это и Олег Шеин, и вышедший из заключения в прошлом году Алексей Гаскаров. Интересно, как будет действовать скоро освобождающийся Сергей Удальцов.Другое дело, что все равно люди, которые выросли в других условиях что ли, они уже не могут переступить через самое себя, все равно у них сложившиеся симпатии-антипатии, более схематически-догматическое мышление. Я думаю, новое поколение активистов должно разработать такую платформу. И причем не только российских. В том-то и дело, что это мировая задача. И европейская, и латиноамериканская, и азиатская. Благодаря глобализации, сети мировой, интернету, всем можно создать какой-то постоянный форум. Но просто одними разговорами не должно ограниваться, а делиться практиками, обобщая их в теорию.«Новый День»: Какое нас ждет будущее? Каковы перспективы России при продолжении нынешнего курса через 10-20 лет?Ярослав Леонтьев: Честно говоря, не представляю, что такое положение в стране может долго продолжаться. Это уже многим очевидно, в том числе, и во власти. Просто у них нет силы воли что-то менять, бороться со всеобъемлющей коррупцией. Мне приходилось контактировать и с некоторыми сановниками, и с муниципальными администрациями, и с церковными иерархами. Слишком все во власти друг с другом повязаны, спутаны по рукам и ногам... У всех рыльце в пушку. Но, ведь это тупик.«Новый День»: Какое социально-политическое устройство страны наиболее вероятно спустя десятилетия?Ярослав Леонтьев: Мы все-таки в глобальном мире живем, не в вакууме, наверное, все будет зависеть, в том числе от того, с кем под руку мы будем идти. Если с Китаем – то это одна история. А если произойдут так называемые оранжевые перемены, и мы потребуем вернуться и стать частью Европы, – тогда совсем другая. Поэтому здесь пока непредсказуемо. Самые разные могут быть перспективы.Многое решают взаимоотношения Столицы и Провинции. Это вообще такой философский вопрос. Можно вспомнить примеры, как присылали полицию из провинции в Париж специально, чтобы усмирить майские события 1968-го года, противопоставить столичным студентам провинциалов. В Пекине оказывается на Тяньаньмэнь происходило то же самое. Когда студенты протестовали там в 1989 году, пекинский гарнизон нейтральную позицию занимал, а милиция разбежалась. Давила их армия из провинции как раз.Вот в России во время начала революции в 1917 году такого не было. Там как раз и провинция, и обе столицы выступили абсолютно едино. Не было такого противостояния. С Октябрем картина – более сложная, все-таки часть территории ее не приняла по разным причинам. Не будем этого сейчас касаться. Но я имею в виду именно начало революции. Все прошло без всякого сопротивления. Ни в одном городе России, ни в одной губернии не было царистского сопротивления против людей с красными флагами, которые приходили, занимали полицейские управления, губернаторские дома и т.д. Но тогда, правда, и не было все-таки такого «москва-центризма».А вот сейчас не уверен, как может произойти. Даже при попытке переворота могут быть очень серьезные противостояния между столицей и провинцией.Кстати, вот еще пример Украины – опять же «титушки» приходят в голову, о которых сейчас уже стали забывать. Все непросто так. С одной стороны, это были проплаченные наемники, ребята-спортсмены, которые хотели подзаработать. С другой – они киевлян реально терпеть не могли как столичных жителей, с удовольствием выполняли свою эту миссию. Поэтому, думаю, и в России найдется в малых городах немало безработных ребят, которых можно завести в Москву, которые куда намного жестче, чем нынешний ОМОН – не просто намнут бока, но могут и черепа покрушить у навальнят. Как в популярной в провинции песне Игоря Растеряева. Так сказать, «пацаны» против хипстеров. Но ведь ситуация может выйти из-под контроля – если представители хотя бы часть полиции и какие-то органы власти начнут переходить на другую сторону, как в Киеве в 2014 году. Тогда может произойти непонятный переворот. А дальше-то что? Как в Киеве, где не было внятной платформы? Антикоррупционная повестка и недовольство оказываемым извне давлением были. Иллюзия «заграница нам поможет» – была. Социальной платформы – не было. Радикальные националисты, по сути дела неофашисты, предложили эту платформу. Левые не смогли. Как бы у нас тоже такого не вышло. И потом еще хуже может быть…Вот в чем вопрос – выработка программы и платформы такой. Поэтому левым в первую очередь нужна программа глубокая, а платформа должна быть понятна, написана так талантливо, чтобы это было доступно и студенту, и школьнику, и действительно любому работяге, пенсионеру. Есть ли у нас такие талантливые теоретики? Я надеюсь, что появятся. Все-таки великая страна у нас, великий народ. Много, наверное, людей еще не раскрывшихся, расцветающих. Очень хочется верить.ОтсюдаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

29 июня, 15:35

Текст: Прочитать Валлерстайна ( Борис Кагарлицкий )

С некоторых пор идеи миросистемного анализа стали у нас в стране не просто популярными, а почти официально принятыми. Это в 1990-е годы, когда немногочисленные левые критики реформ ссылались на Валлерстайна, их игнорировали или осмеивали. Когда мы доказывали, что построить в России правильный капитализм по образцу Швеции или Америки (не важно, кому что нравится) невозможно в принципе, поскольку подобные надежды противоречат логике самой же капиталистической системы, нам объясняли, что мы просто не вписались в рынок, а приватизация автоматически решит все проблемы. Потом, когда проблем стало ещё больше, прозвучали иные идеи. Увы, одной лишь частной собственности оказалось недостаточно. Нужны институты. Правильная демократия и чиновники, которые не воруют. Откуда берутся в передов...

22 июня, 18:39

Посчитали — прослезились: удастся ли КПРФ лишить россиян новогодних каникул

Инициативная группа депутатов от КПРФ во главе с Геннадием Зюгановым внесла на рассмотрение Госдумы законопроект об отмене новогодних каникул. Как стало известно Федеральному агентству новостей, комитет ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов уже вынес по данному вопросу свое решение.

19 июня, 13:32

Политическое айкидо: почему ослабевает протест Навального

Всех сейчас интересует вопрос: растет протестная активность или падает, что нам на эту тему демонстрирует акция протеста Навального 12 июня?

12 июня, 08:55

«Если говорить о тех, кто создавал этот кошмар, первым в списке окажется Борис Ельцин»

В Москве на презентации своей книги вдова первого президента России заявила: «1990-е годы надо называть не лихими, а святыми и поклониться тем людям, которые жили в то сложное время». Какими были 90-е лично для вас и ваших близких: лихими или святыми? И что будут писать через десятки лет о президентстве Бориса Ельцина в учебниках истории? «БИЗНЕС Online» отвечают Александр Проханов, Антон Носик, Борис Кагарлицкий, Валентин Катасонов, Николай Сванидзе и другие.

09 июня, 19:37

Читателям «Рабкора»

Уважаемые читатели «Рабкора» и последователи леворадикальных идей времен ВОСР. Запись Читателям «Рабкора» впервые появилась Рабкор.ру.

27 мая, 20:45

На Суворовской площади прошел митинг за права москвичей

27 мая на Суворовской площади в Москве прошел митинг «За права москвичей», который собрал более 1 тыс. человек. В ходе митинга было объявлено о старте кампании по недоверию Сергею Собянину, была принята резолюция, в которой москвичи призвали президента России Владимира Путина отправить в отставку мэра Москвы Сергея Собянина Запись На Суворовской площади прошел митинг за права москвичей впервые появилась Рабкор.ру.

27 мая, 13:37

Человек, сделавший русофобию модной: чем запомнится политолог Збигнев Бжезинский‍

Известный политолог Збигнев Бжезинский умер в американском штате Вирджиния. Автор «Великой шахматной доски» ушел из жизни на 90-м году жизни.

24 мая, 17:02

118 тыс. руб. на семью: России остается только думкой богатеть

Чтобы сохранить хотя бы нынешний образ жизни, людям требуется все больше денег

23 мая, 18:04

Потанина «раскулачит» экс-жена, а не государство

За долю в «Норникеле» бывшая супруга олигарха требует почти 850 млрд рублей компенсации

Выбор редакции
22 мая, 10:33

Лекция Бориса Кагарлицкого в “Порядке слов”

Запись Лекция Бориса Кагарлицкого в “Порядке слов” впервые появилась Рабкор.ру.

21 мая, 18:31

Текст: Навстречу катастрофе ( Борис Кагарлицкий )

Митинг 14 мая должен был стать своеобразным рубежом для общественной жизни Москвы, а возможно — и всей России. Массовый выход людей в защиту своих социальных прав, для нас это что-то совершенно новое. Политические протесты интеллигенции и молодежи — это уже было. Но сейчас речь шла об обиженном обывателе, который до недавнего времени терпел всё и мирился со всем. Либо протестовал и сопротивлялся, но на местном уровне, не задумываясь о необходимости солидарных действий, о том, что его проблема будет решена лишь тогда, когда одновременно будут решаться и проблемы других. В России за 25 лет капиталистической реставрации удалось создать удивительно не-солидарное общество. В сущности — паталогически неспособное к солидарности. Как выразился Василий Колташов, совреме...

14 мая, 09:00

Еврокоммунизм и ренегаты в России

Всё большее значение сегодня приобретает идейная борьба за трудящиеся массы в условиях обостряющегося всеобщего кризиса мировой капиталистической системы. В самом слабом её звене — в буржуазно-криминальной России — эта борьба решает вопрос о жизни и смерти правящего режима. Его адепты хорошо это понимают и сознательно используют такое средство оттягивания момента неизбежной гибели режима, как негласное […]

13 мая, 14:10

Митинг в Москве 14-го мая

14 мая в 14:00 на проспекте академика Сахарова пройдет митинг против программы «реновации Москвы», предлагаемой московской мэрией. Граждане требуют отказаться от планов по массовому сносу вполне пригодных для жизни домов, в число которых попали даже здания, имеющие историческую и архитектурную ценность. В преддверии митинга столичные власти развернули беспрецедентную кампанию, соединяющую пропагандистские акции (включая использование огромного […] Запись Митинг в Москве 14-го мая впервые появилась Рабкор.ру.

11 мая, 15:19

Арестован глава московской организации партии РОТ ФРОНТ Александр Батов

10 мая 2017 г. в Тверском районном суде г. Москвы состоялся суд над Александром Батовым, первым секретарём Московского горкома партии РОТ ФРОНТ. По обвинению в неповиновении сотруднику полиции ему был вынесен административный арест на 7 суток Запись Арестован глава московской организации партии РОТ ФРОНТ Александр Батов впервые появилась Рабкор.ру.

08 мая, 20:02

Текст: Франция перешла Рубикон ( Борис Кагарлицкий )

Франция получила президента Макрона. Слово «выбрала» здесь не совсем подходит в условиях, когда значительная часть французов сознательно отказалась голосовать, а другие голосовали не только без энтузиазма, но и безо всякой симпатии к кандидату, которого им навязали в качестве меньшего или, как удачно выразилась газета «Коммерсант», младшего из зол. Однако победа Макрона не только не означает конца социально-политического кризиса в Европейском Союзе, она знаменует начало новой ещё более драматичной фазы этого кризиса. Произошло необратимое: правящие круги однозначно сделали выбор в пользу продолжения существующего курса любой ценой. Никаких уступок общественным настроениям сделано не будет, компромиссов не будет. А будут предлагаться лишь новые и новые так...

06 мая, 16:19

Текст: Боги жаждут: про реновацию и кризис ( Борис Кагарлицкий )

Программа реновации в Москве предполагает выселение из своих домов почти полутора миллионов человек. Последний раз нечто подобное предпринимал Пол Пот в Кампучии. Хотя Собянин, конечно, не Пол Пот. Он не жил во Франции, не увлекался Руссо и не ходил в семинар к Самиру Амину… Многие журналисты уже заметили, что если бы кто-то специально поставил перед собой задачу создать в нынешней и без того накаленной социальной обстановке условия для развития протестного движения с разветвленными структурами, объединяющими людей по месту жительства, то ничего лучше, чем попытку массового одновременного сноса пятиэтажек, всё равно бы не придумали. Создаются почти идеальные условия для массовой мобилизации. Обещаниям власти никто не верит, поскольку все знают, как эти обещания постоянно ...

15 апреля, 10:21

БОРИС КАГАРЛИЦКИЙ. РОССИЯ: КОГДА РУХНЕТ СИСТЕМА? 12.04.2017 [РАССВЕТ]

  • 0

Борис Кагарлицкий в ютубе: https://www.youtube.com/user/RabkorTV/videos Борис Кагарлицкий на сайте: http://rabkor.ru Тайм-коды интервью: 00:10 – Коротко о текущей мировой обстановке 09:48 – Система в России не хочет меняться 17:35 – О замене Дмитрия Анатольевича 24:41 – Новое правительство: орешкиноподобные зомби-контролёры 28:22 – Большой мировой переворот 32:00 – Чем обусловлено обострение борьбы правящих кланов? 37:45 – Когда рухнет система? 39:02 – Проект Навальный: кто и зачем финансирует? 42:08 – Дворцовый переворот или Майдан? 44:30 – РПЦ поддержит переворот в России 45:27 – Путин, система и охранители 49:56 – Западная агентура во власти 52:15 – Обрушение системы и замена элит 58:38 – Правые и левые на службе глобальной олигархии 01:02:27 – Укр. кризис и российская правящая тусовка 01:06:21 – Будущее Украины 01:11:05 – Как преодолеть беду? Подпишитесь на наш новый канал: https://www.youtube.com/c/RASSVETTV ПОДДЕРЖАТЬ КАНАЛ: Яндекс Деньги: 410014420769282 (https://goo.gl/97xTfy) PayPal: [email protected]

04 мая 2016, 12:16

Борис Кагарлицкий: «Это будет бунт нижних и средних звеньев госаппарата»

Известный социолог и публицист рассказал «БИЗНЕС Online» о механизмах надвигающегося социального взрыва в России«Структурно сейчас ситуация гораздо хуже, чем в 90-х», — уверен директор института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, чем нынешняя ситуация напоминает перестройку и какую роль в будущих протестах, вызванных неолиберальной политикой на фоне кризиса, сыграют разные слои российского общества.«СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В 1990-Е ГОДЫ БЫЛА В ЛУЧШЕМ СОСТОЯНИИ, ЧЕМ ТЕПЕРЬ»— Какие могут нас ждать социальные изменения в связи с ухудшающейся экономической ситуацией? Страна прожила относительно благополучно последние 15 лет, за это время вошло в жизнь целое поколение, которое не видело откровенно тяжелой жизни, кризиса 90-х...— Дело даже не в этом. Меня недавно спросили — не грозит ли нам повторение 90-х? Я отвечаю на этот вопрос, что, к сожалению, нет, не грозит. Структурно сейчас ситуация гораздо хуже. Структурно, как ни странно, тогда все было лучше, чем сейчас. Да, закрывались предприятия, начинала рушиться модель советского социального государства, но она была развалена еще не полностью. Ее надломили, в каком-то смысле разукомплектовали — то, что было единой взаимосвязанной системой, превратили в какой-то набор программ и льгот. И, как ни странно, несмотря на это, советская социальная политика в 1990-е годы была в лучшем состоянии, чем теперь, потому что все вот эти 15 лет это недоломанное до конца социальное советское государство становилось все слабее и слабее. Противоречия накапливались, эффективность снижалась по мере развития реформ, а это в свою очередь было обоснованием для новых реформ, которые еще более снижали эффективность социальной политики. Но людям это было незаметно, так как рос уровень потребления, и большинство населения не так нуждалось в механизмах социальной поддержки, как ранее.— В чем именно это проявляется?— Возьмем пособия по безработице. Да, они были мизерными. Но представьте, что такое от 400 до 4000 рублей в начале 2000-х и теперь, если взять обменный курс и уровень зарплат. Ставка ни на копейку не изменилась — это простейший пример. Но это никого не волновало, безработица не была проблемой. Зарплаты росли, и если даже кто-то терял работу, он не шел регистрироваться как безработный, чтобы получить это пособие. Он шел искать новую работу. Ради мизерных пособий было просто жалко терять время.Недавно моя коллега Анна Очкина делала исследование в Пензенской области. Оно показало, что действительно потерявшие работу люди не регистрируются как безработные, а регистрируются как раз те, кто имеет какое-то подсобное хозяйство или как-то еще индивидуально подрабатывает. Иными словами, они по факту самозанятые, но чтобы избежать вопросов о месте работы, источниках дохода и т. д. встают на учет как безработные. Строго говоря, реальных безработных на бирже труда почти нет. По крайней мере, так было до недавнего времени. Потому и статистике безработицы доверять не стоит.— Сейчас недостаточность механизмов соцзащиты станет видна?— Институты социального государства деградировали за 15 лет, но это никого не волновало, так как ситуация в стране улучшалась. А сейчас она начала ухудшаться, и мы вдруг обнаружили, что эти механизмы не работают. Кроме того, ушло поколение чиновников, которые умели решать некоторые проблемы. Состав чиновников в органах соцподдержки изменился, число этих людей сократилось, причем не начальников, а тех, кто сидит в «окошках». Бюджеты им срезали по сравнению с 90-ми. И вторая проблема. Советские предприятия тогда рушились, все закрывалось. Но одновременно открывались коммерческие банки, турфирмы, маленькие магазинчики. Можно было стать, к примеру, «челноком» и ездить в Турцию. Был товарный голод, и его надо было заполнять.«МЫ ВИДИМ В ПЕРВЫЙ РАЗ В ИСТОРИИ РОССИИ ЧИСТО ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС»— То есть для инициативных людей открывались новые ниши?— Да, открывались новые ниши. И масса активных людей, которые иначе направили бы свои силы на протест, пошли в мелкий бизнес, в предпринимательство. Кто-то удачно развивался и рос. Часть активных людей шла в криминал, кого-то даже убили. Но сегодня даже и для бандитов мест не так много — преступная среда тоже упорядочилась, и даже в этой нише новых возможностей нет.— Получается, что сейчас просто нет тех ниш и мест, где могли бы найти себе применение даже активные люди?— Да. Именно активным и будет хуже всего. В 90-е с одной стороны был структурный кризис, но в то же время происходило на его фоне формирование нового экономического пространства. А в последние два года что мы имеем? Мы видим в первый раз в истории России чисто экономический кризис. В 2008 году, как выразился экономист Василий Колташов, нам была представлена, так сказать, демо-версия кризиса, но никто это не воспринял всерьез. Не поняли, что это предупреждение. Были накоплены ресурсы и у государства, и у граждан. Например, одна моя знакомая тогда потеряла работу и решила: отлично, можно уехать отдыхать на пару месяцев. Между тем за последние 7 лет ресурсы были проедены на всех уровнях, и поэтому сейчас мы видим в чистом виде капиталистический кризис — с безработицей, со схлопыванием целых секторов рынка. У нас одновременно и биржи, и валюта, и спрос потребительский — все падает. И у частного лица или маленькой компании пространства для маневра не остается.— Неужели аналогов в отечественной истории не было?— Полноценных капиталистических кризисов было очень мало. Один из них — это Великая Смута начала XVII века, которая началась именно с экономического кризиса. В России, как и во всем северном полушарии, был страшный неурожай, на это наложился еще и экономический спад в Европе, упал спрос на русские товары и в Амстердаме, и в Лондоне, что и погубило Бориса Годунова. Этот кризис для нас кончился Смутным временем. В Западной Европе разразилась Тридцатилетняя война, случилась революция в Англии... Но Смута в России началась раньше.Второй кризис, который Россия подарила миру, это кризис 1900-х годов. И англо-бурская война, и русско-японская война, и революция 1905 года — все это отзвуки этого экономического кризиса 1899 - 1903 годов. С чего он начался? С того, что Россия закончила строительство Транссиба. И компании, занятые в этом проекте, остались без заказов, ведь под это строились заводы, брались кредиты в Европе. Целые города строились — Новосибирск возник. И когда эта стройка закончилась, разом все предприятия потеряли заказы. У их акционеров из Франции и Бельгии резко упали котировки, на парижской бирже был крах, который перекинулся на Лондон и Нью-Йорк. Это тоже был капиталистический кризис. В России началась безработица. И тоже после 10 лет процветания — 1890-е годы были очень хорошими для страны после довольно плохих 1880-х. Вот Островский с «Бесприданницей» — это как раз 1880-е, а потом все стало хорошо. Но результатом в итоге была революция 1905 года.Новый протест — это мужчины от 30 до 40 лет, которые прекращают работать, чтобы начать бастовать или протестовать«НОВЫЙ ПРОТЕСТУЮЩИЙ — ЭТО 30-ЛЕТНИЙ МУЖЧИНА С СЕМЬЕЙ И РАБОТОЙ»— Сейчас тоже закончился период относительного благополучия. Как будет на это реагировать общество?— Это хороший вопрос. Гораздо чаще все спрашивают о том, как будет реагировать власть. Хотя тут все ясно: власть будет делать вид, что ничего не происходит, пока не станет совсем плохо. Что касается социума, могу сослаться на наше исследование — у нас с 2010 года идет мониторинг социальных протестов. Мы заметили несколько вещей. Изменился, во-первых, характер протеста по социально-демографическим показателям. Раньше протестовали либо пенсионеры, либо молодежь, либо специфические очень конкретные категории с конкретной проблемой. «Гаражники», например, или многодетные матери — то есть группы, которые не то чтобы вне современного российского социума, но люди, которые находятся на краю социума, то есть не маргиналы, в понимании аутсайдеры, а те, кто как бы «на полях».Теперь протест повзрослел, стал более мужским, и среди протестующих резко выросло число людей, имеющих или имевших до последнего времени постоянную работу. Причем протест отчаяния не является типичным видом протеста. Он тоже наблюдается — например, закрытие завода, люди выходят с требованием отдать им их нашу зарплату. Но такое было и раньше. А вот этот новый протест — это мужчины от 30 до 40 лет, которые прекращают работать, чтобы начать бастовать или протестовать, в значительной мере семейные. То есть, условно говоря, тот самый стабильный, безобидный российский обыватель, который раньше вообще не бастовал.— А против чего протестуют эти люди?— Пример — дальнобойщики. Могут быть протесты против закрытия детского сада, по невыплате зарплат. Причины качественно не изменились, изменился состав протестующих. И, как ни странно, на первом этапе это понижает градус протеста и степень его радикализма, потому что когда выходят люди, которым нечего терять. Молодежь, например, которая ничем не обременена, сразу начинает кричать радикальные лозунги, может полезть в драку с правоохранителями.— А пенсионеры относятся к категории, которой нечего терять?— Да, я даже говорю о том, что пенсионеры в России заняли место того маркузианского студента у «новых» левых. Маркузе верил в радикализм студента, поскольку тот как бы исключен из буржуазного потребительского общества. Вернее, еще не интегрирован в него. А у нас молодежь очень интегрирована, в отличие от старшего поколения.— Кажется даже, что пенсионеры более свободны, так как молодежь может из-за участия в протестах опасаться проблем на работе или в вузе, опасаться попасть в тюрьму.— Совершенно верно, поэтому пенсионеров власть боится. Они могут вести себя совершенно оторванно, и с ними непонятно что делать — не может же полиция бить старушек. А вот новый протестующий — это 30-тилетний мужчина с семьей и работой. Он не будет протестовать просто так, нужен серьезный повод. В любом случае он действует рационально, не наращивая радикализм ради радикализма. Но если такого человека довести до крайности, будет очень плохо. Обратите внимание на Донбасс. Кто там стал костяком ополчения? Не молодежь. Это взрослые мужчины, категория, которую я описал. Они пошли туда осознанно, они понимали, на что они идут. И если уж 35-летний мужчина идет в ополчение, он, в отличие от молодого человека, очень хорошо понимает, что на войне могут убить. И значит, его уже до такой степени довели, что он готов осознанно рисковать жизнью. То есть этих людей гораздо труднее довести. Вот говорят о страшном русском бунте — нет, эти люди не хотят бунтов. Но их можно довести до определенного состояния, когда они начнут бунт, и это будет очень серьезно.«ГЛАВВРАЧ САМ ГОВОРИТ СОТРУДНИКАМ: НЕ ХОТИТЕ ЗАКРЫТИЯ БОЛЬНИЦЫ — ВЫХОДИТЕ НА МИТИНГ»— Что может послужить катализатором массовых протестов?— Я не думаю, что людей доведут какими-то безобразными мерами со стороны власти. Скорее всего, протест будет идти не совсем так. Точнее, в нем сыграет важную роль другая социальная группа. Вот мы сейчас говорили о протесте тех, кого в Америке называют working class — это не только рабочий на заводе, а это наемные работники, и даже те, кто самозанят, мелкий бизнес. Все, кто зарабатывает своим трудом.Но есть еще одна категория граждан, которую мы недооцениваем. Это средняя и низовая российская бюрократия. Эта группа ускользает от внимания социологов. У нас любят исследовать предпринимателей, у нас много говорят об элитах, бывают широкие исследования населения вообще. Но страна крайне бюрократизирована. Есть огромная масса мелкого и среднего чиновничества, людей, которые принимают текущие решения или люди, которых мы не считаем за чиновников, но они работают на государство — например, завкафедрой или декан факультета в вузе, замглавного врача больницы и так далее.— Фактически вы говорите о госслужащих?— Нет, и это одно из безобразий российского законодательства. У нас резко сократили количество людей, имеющих официальный статус госслужащего. И значительная их часть стала просто наемными работниками, по факту продолжая выполнять функции госслужащего. И, как ни парадоксально, эту массу людей наш кризис и неолиберальные реформы придавливают сильнее, чем основную массу населения.— Почему?— А потому что давление со всех сторон: их материальное положение ухудшается, их касаются сокращения зарплат и рабочих мест, как и всех остальных. Но от них еще и требуют выполнения действий, которые им отвратительны, вредны и направлены против них. И вдобавок ко всему на них возлагают ответственность за принятие решений, не давая ни прав, ни свободы, чтобы это было эффективно и на пользу делу. Любой главврач заинтересован не сокращать врачей в своей больнице, а увеличивать штат. Это касается любого руководителя. А так называемая оптимизация еще и дезорганизует работу. Я тут всегда привожу в пример мост — вот вы сократили мост на 10 процентов, и теперь эти 90 процентов моста вы должны обслуживать, а проехать по нему больше нельзя. Так и наши оптимизации. Они разрушают функционирующие системы, делая их чудовищно дорогими и совершенно дисфункциональными, что вызывает бюрократический протест. Даже если бы они были эффективны, подобные сокращения бы не нравились людям. Но они еще и вопиюще неэффективны. И чиновники, у которых это вызывает протест, чувствуют себя еще и морально правыми. Если бы человека сокращали, но он понимал, что от этого система будет работать лучше, он бы был тоже несчастлив. Но поднять на протест его было бы труднее.— Так чего же ожидать от протестной активности?— Это не будет бунт низов. Это будет бунт нижних и средних звеньев госаппарата, которые уже сейчас изо всех сил саботируют неолиберальную политику на местах.— Как?— Был случай, когда один директор школы в присутствии, кстати, спикера Госдумы Сергея Нарышкина признался, что он в минобразования каждый год засылал один и тот же отчет, потому что понял, что все равно там ничего не читают. Эти люди делают все возможное, чтобы блокировать выполнение этих поручений по оптимизациям и сокращениям. Если им дали месяц на это, они будут делать в последний день. Если им сказали сократить какое-то подразделение, они будут вести переписку с инстанциями, попытаются отстоять. Если не выйдет, то, может быть, людей попробуют перераспределить в другие подразделения с другими функциями. Если требуют сократить среднее время, выделяемое на одного пациента, фальсифицируют отчетность и приписывают мертвые души, чтобы выделить больше времени на реальных людей. Точно также они пытаются саботировать укрупнения больниц и школ. Есть достаточно много оснований думать, что ряд низовых протестов был простимулирован этой бюрократией, то есть когда главврач сам говорит сотрудникам: не хотите закрытия больницы — выходите на митинг.«В ЭТОМ ГОДУ ПОЯВЯТСЯ ДИССИДЕНТЫ ОТ «ЕДИНОЙ РОССИИ» и ОНФ»— А сверху это все понимают?— В правительстве, конечно, не дураки сидят, и они все равно продавливают свои меры. Не мытьем, так катанием. И прежде всего сваливают на регионы возросшее количество ответственности при сокращении количества возможностей. Это вам скажет любой чиновник: ответственности все больше, денег все меньше. Возьмите пресловутые майские указы — на регионы взвалили массу обязательств в сфере образования и здравоохранения, а у них нет средств, они набрали долгов. Теперь от них требуют возврата этих долгов, им говорят, мол, перекредитуйтесь, продавайте госсобственность.В какой-то момент этот низовой чиновник оказывается между молотом и наковальней — недовольство населения снизу и конфликт с эшелонами власти сверху. И постоянно собственная ущемленность. Я думаю, у нас роль бунтующего третьего сословия может взять на себя вот этот слой людей, определенный эшелон бюрократии. Они начнут пока конструктивно, но уже сопротивляться.Более того, могу сказать, какой будет рубеж — эти бессмысленные парламентские выборы осенью.— В чем заключается «рубежность»?— На праймериз «Единой России» мы видели скандал за скандалом. Особенно на первых порах, пока не начали сознательно это заминать. Аппарат попытался использовать эти праймериз, чтобы поквитаться с вышестоящими. Не КПРФ будет в этом году раскачивать лодку — в этом году появятся диссиденты от «Единой России» и ОНФ. Особенно после выборов. «Единая Россия» сама же подталкивает своих сторонников выступать как независимых, надеясь, что потом, уже после выборов, все встанут в строй. А если не встанут? Или встанут, но не так, как ожидали, и начнут формулировать свои собственные требования? Не против президента, конечно, но против правительства. Они могут себе позволить сказать то, что даже коммунисты себе не позволят говорить. Как в перестройку: если бы сами аппаратчики советские не начали в этом участвовать, никакие тогдашние оппозиционеры-диссиденты СССР бы не сломали.«ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ИСТОРИЮ С КОТОМ БАРСИКОМ, КОТОРЫЙ ПОБЕДИЛ НА ПРАЙМЕРИЗ»— Вы говорите о том, что внутри партии власти назревают свои протесты?— Обратите внимание на историю с котом Барсиком, который победил на праймериз. В городе Барнаул выдвигали кандидатов на пост главы города. Праймериз ЕР включали электронную регистрацию кандидатов. Кто-то выставил кандидатуру своего кота Барсика. Он сразу набрал 90 процентов голосов, и в итоге кандидатом от ЕР стал человек, занявший второе место после кота! Можно сказать, что это троллинг, стеб. Но это протестные настроения, причем внутри партии власти. Ведь кот Барсик не от КПРФ выдвинулся, а от «ЕдРа». И вот эти люди, которые будут играть роль кота Барсика, сейчас станут самыми перспективными политиками на локальном уровне.Василий Колташов говорит, что они соберут такое, образно говоря, национальное собрание как перед французской революцией. Ведь во Франции это не было собрание диссидентов, они в начала были все лояльны по отношению к Людовику XVI. Там не было ни одного открытого республиканца.Что беспокоит сейчас администрацию президента, так это то, чтобы все были лояльны по отношению к Владимиру Путину. Они и будут лояльны. Но только одному конкретному человеку, а не системе.— В последнее время это очень заметно — то, что люди лояльны Путину, вовсе не значит, что они должны быть лояльны по отношению к правительству, региональным властям и местным прокурорам и т. п.— Это беспрецедентная ситуация, когда появилась масса степеней свободы. Для власти и для наших либералов маркер — это отношение к Путину. Но для общества это абсолютно не главный критерий. И это общее заблуждение что властной элиты, что либеральной оппозиции, поскольку это, в общем-то, идейно родственные группы. Для либералов и ура-патриотов ключевые вопросы сегодня — как мы относимся к Путину, Крыму, Донбассу или американцам. Но для общества это неинтересные вопросы, именно потому, что уже есть по ним консенсус. Никто в России не хочет отдавать Крым Украине, кроме законченных маргиналов. Поэтому народу уже неинтересно все это обсуждать.http://www.business-gazeta.ru/article/309544окончание следует

10 июня 2015, 12:20

Перспективы левой идеи в постиндустриальном мире (Материал журнала "Свободная мысль")

Материалы восьмого заседания Интеллектуального клуба «Свободная Мысль». Капитализм наглядно исчерпал себя и находится в тупике, что закономерно вызывает огромный рост интереса к работам классиков, теоретиков и практиков марксизма, а также появление качественно новых левых партий. Однако это парадоксальным образом не сопровождается политическими успехами левых: их победы на местном уровне не влекут за собой значимых достижений в национальной политике. Если они приходят к власти, то скорее как патриоты, чем как левые (в Греции), а если и как левые (как в Латинской Америке) — им не удается построить новое общество, и они довольствуются смягчением пороков капитализма. Данный парадокс требует подробного анализа, так как импотенция современных левых производит впечатление исчерпанности и бесперспективности левой идеи как таковой, несмотря на весь рост ее популярности.Полный текст читать ЗДЕСЬ.