• Теги
    • избранные теги
    • Компании1064
      • Показать ещё
      Международные организации37
      • Показать ещё
      Страны / Регионы685
      • Показать ещё
      Люди141
      • Показать ещё
      Издания72
      • Показать ещё
      Разное458
      • Показать ещё
      Формат9
      Показатели28
      • Показать ещё
      Сферы1
Выбор редакции
31 июля, 00:11

New Bourbon Alert: Old Forester Releases Whiskey Tie-In For 'Kingsman: The Golden Circle'

Old Forester Statesman, a straight bourbon whiskey created in partnership with Marv Films and Twentieth Century Fox for the movie For ‘Kingsman: The Golden Circle’, will be available for purchase on August 1.

25 июля, 23:16

Can Brown-Forman's (BF.B) Efforts Help the Stock to Rebound?

Brown-Forman Corporation (BF.B) has been witnessing a rough phase primarily due to its dismal earnings trend. However, management remains optimistic about its Jack Daniel's and other premium brands.

25 июля, 21:29

Road Rage Makes Driving in These 15 States a Living Hell

If you hate your commute, you might live in one of these states. Drivers in these places have the worst habits you find anywhere in the country.

19 июля, 17:02

Претензии испанских Бурбонов на французский престол

Оригинал взят у dfs_76 в postПеревел тут совместно с промтом интересный текст, обосновывающий претензии испанских Бурбонов на французский престол - на их представителей возлагают свои надежды современные французские легитимисты ввиду того, что последний легитимный наследник французского престола по мужской линии граф де Шамбор, он же Анри V умер в 1883 году перед смертью примирившись с орлеанистами зловредными, так что среди соотечественников легитимистам надеяться не на кого.Напомню фабулу: в 1700 году после смерти испанского короля Карла II Габсбурга его наследником стал его родственник и внук Людовика XIV Французского Филипп Анжуйский (Филипп V Испанский). В результате последовавшей затем Войны за Испанское наследство Филипп испанский престол сохранил, но от прав на французский ему пришлось отказаться. В данном тексте приводится обоснование недействительности этого отказа с правовой точки зрения. Но интересным он показался не только и не столько этим, сколько содержащимися в нем интереснейшими сведениями о законах и институтах старого Французского королевства – например Парижского парламента – которые во многом не укладываются в оставшиеся со школы представления о «французском абсолютизме»."Ни суверен, ни любое другое лицо или орган может изменить очередность престолонаследия.Личные предпочтения отца в отношении одного сына перед другим, или за одного кузена перед другим, являются незаконными в любой Европейской монархии.Этот принцип никогда не был утвержден более уверенно, чем в 1420 году, когда Генри V Англии, после поражения французской королевской армии при Азенкуре пять лет назад, женился на Кэтрин, дочери короля Карла VI и был объявлен наследником престола по условиям международного договора, договора в Труа. Генрих V был 4-м английским королем, именовавшим себя королем Франции и использующим французский Флер де Лис в силу своего происхождения от Изабель Франции, супруга Эдуарда II. Французы Король теперь был убежден объявить своего собственного сына-дофина бастардом (со ссылкой на случаи измены жены, Изабель Баварской), и объявил Генриха V своим наследником. Кэтрин вскоре родила ребенка сына, который наследовал своему отцу как Генрих VI Английский в возрасте одного года, и со смертью французского Короля в том же году был коронован и посвящен в Париже как король Франции вскоре после этого. Младенец-Король правит Францией через своих советников только по праву выдвижения и узурпации, законный наследник, Дофин, томились в бедствиях с маленькой перспективой до тех пор, пока удачное появление Жанны д'Арк. Таким образом, можно смело заявил, что даже акт коронации не могли бы оправдать узурпацию престола.Поразительные победы, одержанные Жанной д'Арк во главе королевской армии превратили ситуации и, в 1429 г. Дофин (де-юре Король) Карл VII был коронован в Реймсе, на троне его предков. Там никогда не было никаких сомнений в умах Французских юристов, конституционных специалистов и историков, что король Карл VI, как помазанником, не мог легально отчуждать короны, ни права непосредственного наследника (или любой другой князь), даже в условиях торжественного международного договора. Этот основополагающий принцип связан его наследников и преемников не менее он был привязан.Этот принцип был вновь протестирован в царствование Людовика XIV. Монмартский договор от 6 февраля 1662 устанавливал, что после угасания мужской линии августейшего Дома Бурбонов (упомянутого в этом Договоре в таком качестве впервые, и применявшегося для обозначения линии потомков Роберта, графа Клермони, родоначальника дома Бурбонов), которая включала законных потомков Генриха IV и принца де Конде, трон должен был перейти к Дому герцогов Лотарингии (House of Lorraine) при условии, что они уступали собственные владения и суверенитет. Князья Куртенэ, которые происходили из младшей линии Капетингов тут же возмутился, как это сделал герцог Вандом (потомок незаконнорожденного сына Генриха IV). Канцлер Франции, Сегуйе убедил короля, что он не вправе объявлять Принцами крови своими указами, это условие из договора было исключено и никаких патентных писем для регистрации Парижским парламентом (согласно древним законом Французского королевства королевский указ вступал в силу только после регистрации его Парижским парламентом, что делалось после проверки его на соответствие более фундаментальным законам королевства и привилегиям его провинций и сословий) направлено не было.Этот принцип был еще раз проверен акт Людовика XIV. Людовик XIV узаконил своих внебрачных детей серией актов о присвоении бОльших и бОльших привилегий для них, в период между 1680 и 1711. В июле 1714, однако, он переступил границы закона, выдав патентные письма, объявлявшие, что отныне его сыновья, граф Тулузский и герцог Мэн будут считаться правителями с правом престолонаследия, принимая старшинство после принцев крови (т. е. принцев Конде и Конти), но перед другими Капетингами правителями (прежде всего Куртене). Парламент отказался регистрировать эти Королевские патентные письма на том основании, что они противоречат фундаментальным законам, которые определяют порядок престолонаследия. Тогда Король заставил произвести их регистрацию в результате процедуры, известной, как "Ложе справедливости" («Lit de justice» - расширенного заседания Парижского парламента с участием короля и пэров Франции, которое могло принять решение, обязывающее парламент зарегистрировать то или иное королевское распоряжение) 2 августа, 1714. В следующем мае были зарегистрированы следующие патентные письма, устанавливавшие, что нет никакой разницы между статусами принцев крови и легитимизированных ими принцев. Один из позднейших французских конституционных историков (Роланд Mousnier, член Института, Les institutions de la France sous la monarchie absolue , Париж, 1974) охарактеризовал эти действия короля, как "акт тирании" (стр. 503). После смерти короля, эти акты были отменены и аннулированы в июле 1717. Mousnier описывает это как "свидетельство того, что король не мог изменить своею властью фундаментальных законов Королевства, не мог он распоряжаться короной, которая была достоянием не его, но государства". Карл II Испанский и наследовавший ему Филипп V БурбонВ 1700 году Король Испании Карлос II умер, не оставив наследников. По его воле и с соизволения Папы Римского, престол должен был перейти к младшему сыну (Филипп, герцог Анжуйский) сына Людовика XIV, Великого Дофина, который был прямым наследником на основании брака Людовика XIV с Испанской инфантой Марией Терезой в 1660 году. Хотя Инфанта подписала торжественное отречение от своих прав на испанский престол которое было включено в Пиренейский мирный договор 1659 года и подтверждено в завещании ее отца Филиппа IV, оно признавалось недействительными. Кроме того, Людовик XIV объявил, что такой отказ является недействительным и законный наследник (наследница) испансокго престола не может быть заменена, при условии престолы Франции и Испании не будут объединены в одном лице. Людовик XIV и его брат, герцог Орлеанский, также находившийся в линии наследования испанского престола через их мать, Анну (Австрийскую), рожденную инфантой Испании. Она тоже торжественно отреклась от ее права на испанское наследство в 1615-19, но ее отказ тоже считается ничтожным. Несмотря на отсутствие необходимости, Людовик XIV издал грамоту, надлежащим образом зарегистрированную в Парижском парламенте, подтверждающую, что даже став королем, Филипп V Испанский, каковым бы он стал, сохранил бы свои права на французский престол.Утрехтский мир 1713 года, который Франция и Испания были вынуждены подписать по итогам Война за испанское наследство, требовал, чтобы (а) Филипп V отрекся от всех своих прав испанский трон, и наоборот (б), что французский король, и герцоги Берри и Орлеана отказались от своих прав на испанский престол. Франция и Испания согласились на это после длительных переговоров, ожидая, что трон Испании был бы гарантирован в доме Бурбонов. Они также выразили надежду, что Габсбургский претендент в испанский трон (титулярный Карл III Испанский), который недавно также стал императором Священной Римской империи после неожиданной смерти его старшего брата, отречется от своей претензии на «Испанию и Индию». Филипп, герцог Анжуйский, отказался от своих французских прав 5 ноября, 1712, и этот акт был зафиксирован испанскими Кортесами 9 ноября. 19 и 24 ноября герцоги Орлеанский и Беррийский отказалась от своих прав на испанскую корону. Эти отречения были совершены на взаимной основе, что один из них зависит от другого, что владение Испанией будет гарантировано Филиппу V (условие не исполнено из-за отказа императора отказаться от своих претензий) и что отныне Испанским Бурбонам будет гарантировано испанское престолонаследие по мужской линии (изменив в этой части систему престолонаследия, существовавшую в Испании около 500 лет) 10 марта 1713, Людовик XIV издал патент, подтверждающий эти отречения. Чтобы быть исполнимыми, однако, они должны были быть зарегистрированы и он были надлежащим образом направлены в парламент Парижа. Премьер-председатель парламента, де Mesmes, возразил, что этот акт "противоречил основным законам государства, которые на протяжении веков определяли наследование Короны"; королевские юристы объясняли их необходимость для достижения мира, и парламент должным образом зарегистрировал их в процедуре, критично описанной Сен-Симоном в его мемуарах. Франция отчаянно нуждалась в спокойствии и такую цену она должна была заплатить; и как утверждают Орлеанисты, поскольку парламент не выразил "ремонстрацию" (протест) и патентная грамота была зарегистрирована, что этого было достаточно, чтобы изменить фундаментальные законы. Луи де Рувруа, герцог Сен-Симон, французский политический деятель и писатель XVIII века.Герцог де Сен-Симон, по просьбе других пэров исследовавший вопрос о соответствии закону любых подобных изменениы в законы о наследовании престола, сообщил в своих мемуарах, что король не информировал коллег о времени предстоящей сессии и его цели, и средства, используемые для подтверждения отречений были незаконными. Он заявил: "Я уже сказал все, что нужно по этому вопросу, и вопрос полностью изложен в имеющихся документах. Поэтому было бы излишним объяснять лишний раз невозможность для французского принца из старшей линии отказа от его законного права в очереди престолонаследия, если Франция уже согласилась на новый закон, изложенный во всех формальностях, необходимых чтобы дать ему постоянство. ...Эти принцы, подданные самого самодержавного и высокочтимого монарха, который когда-либо царствовал, … были вынуждены вместе с пэрами Франции, засвидетельствовать регистрацию этого акта парламентом, без публикации его содержимого, без предварительного обсуждения, и без того, чтобы спросили их мнение – хотя ни один из них не посмел бы заявить ничего, кроме согласия. Таким образом будучи утвержденным этим торжественным актом Парламента, был установлен новый порядок престолонаследия вопреки всем до сих пор имевшим место во Франции прецедентам» [Исторические мемуары герцога де Сен-Симона, сокращенный вариант, Том II 1710-1715, отредактированы и переведены Люси Нортон, Лондон, 1968, с. 289-290].Это потенциальный разрыв с системой майората был полностью незаконным. Принц де Конде (положение которого в очереди престолонаследования этим отречением было на самом деле улучшено) после заседания парламента в письме королю заявил, что "право престолонаследия только от Бога, которео никто не может изменить, не может быть изменена любой властью на земле, ....... а что касается иерархии принцев Королевского дома Франции, каждые следующие ступень и ранг обусловлены рождением". Луи XIV в насущной необходимостью закончить войну, однако, взял верх и снова Король использовал свои полномочия для обеспечения регистрации. Однако можно утверждать, что король не должен верить, что его патентными письмами на практике исполняется - они всего лишь подачка, чтобы удовлетворить своих врагов. Кроме того, маркиз де Торси, министр иностранных дел Франции, писал английским министрам Болингброку и Оксфорду, что ему совершенно ясно, что никакой отказ не будет действительным, и те, кто питает надежды на окончательное разделение двух Корон, будут разочарованы.[1] Эти два письма являются важными свидетельствами в пользу того (хотя это и без того ясно), что французское престолонаследие не может быть связано какими-либо отречением, даже в соответствии с условиями международных договоров.Стремление союзников не допустить объединения французской и испанской короны было поддерживано самими испанцами, которые не имели желание попасть под власть Франции, как Неаполь и Сицилия были подвластны далекому Испании на протяжении двух столетий. А аналогичная озабоченность заставила Карлоса III Испанского издать Прагматическую санкцию от 6 октября 1759 (которой этот монарх, унаследовавший после смерти брата испанский престол, уступил занимавшийся им на тот момент престол Неаполитанского королевства своему младшему сыну и установил систему престолонаследия, чтобы не допустить восстановления унии Неаполя и Испании). На практике, в случаях, когда испанский и французский престолы могли быть объединены, аналогичное решение было найдено (как это случилось 1700 году, несмотря на Пиренейский мир и брачный контракт Анны австрийской, положения которого были предназначены для предотвращения союз двух корон).Хотя это произвольное изменение престолонаследия не было отменено законом, современные специалисты в области конституционного права единодушно считать его недействительным. Решение Людовика XIV, исключающие потомков Филиппа V из французского престолонаследия, имеют не большую силу, чем решение Карла VI отрицать право старшего сына в 1420 году. Mousnier (ОП. соч., с. 504 ФФ) писал, что "этот отказ был недействительным, потому что вероятный наследник может отказаться от своих прав, которые были закреплены обычаями Королевства. Филипп V и его потомки сохранили все свои права на корону Франции". Во II томе своей работе (опубликована 1980) Mousnier писал: "принцы крови не могут перестать быть таковыми. Они должны быть готовы в любой момент принять Корону Франции. Они не могут отказаться от этого вызова. Они не могли потерять его, принимая другой суверенитет. Отречение Филиппа, герцога Анжуйского, на корону Франции .... совершенно нуль в правовом смысле .... его потомки могли бы наследовать престол Франции в соответствии с их порядком в последовательности, всегда предпочитая старшую ветвь младшей... ".http://www.chivalricorders.org/bourbon/france/frenlegt.htmЗ.Ы. На всякий случай: текст привел исключительно из академических соображений – существующий государственный строй Франции и Испании я вполне себе признаю и к изменениям его не призываю.

18 июля, 13:49

82% of All People Killed by Firearms Were From America: Be Extra Careful in These States

Gun violence is a serious problem in the United States. These states experience the highest rates of death from firearms.

17 июля, 21:02

Frozen Desserts You Can Make Without an Ice Cream Machine

Many of your favorite frozen desserts require an ice cream maker, but not all of them. With these recipes, you can get by with just your regular appliances

16 июля, 18:02

Indiana woman turns cancelled wedding into a party for the homeless

Sarah Cummins was left with a nonrefundable wedding dinner for 170 guests. Rather than throw the food away, she donated it to local area homeless sheltersAn Indiana woman who didn’t want her canceled $30,000 wedding to go to waste threw a party for the homeless instead. On Saturday, at the swanky event center that Sarah Cummins had booked for the reception in Carmel, a suburb just north of Indianapolis, about a dozen veterans from a local organization were among guests who dined on bourbon-glazed meatballs, roasted garlic bruschetta and wedding cake. Continue reading...

15 июля, 04:01

NFL Fans Should Avoid These Stadiums at All Costs

Not all NFL stadiums are architectural masterpieces. Here's a look at 7 stadiums that NFL fans should avoid at all costs.

Выбор редакции
14 июля, 00:34

BOURBON VIRUS: It doesn’t come in a bottle. Sadly, this is a real pathogen (a thogotovirus). A woman…

BOURBON VIRUS: It doesn’t come in a bottle. Sadly, this is a real pathogen (a thogotovirus). A woman in Missouri died from Bourbon virus in late June. Bourbon virus is likely tick-borne. It was first discovered in Bourbon County, Kansas in 2014. There have only been five confirmed cases, but the CDC is trying to […]

Выбор редакции
12 июля, 04:21

RISE OF THE GIANT RANGEOMORPHS: As scary as an Al Gore or Michael Mann global warming climate change…

RISE OF THE GIANT RANGEOMORPHS: As scary as an Al Gore or Michael Mann global warming climate change horror story. They lived in the ocean. They looked like plants. But they were probably animals, with ecophenotypic plasticity. Ecophenotypic plasticity refers to changes in an organism’s form (or phenotype) wrought by environmental influences. Rangeomorphs lived 570 […]

Выбор редакции
11 июля, 14:24

Европейские компании создадут первый в мире беспилотный корабль

Bourbon, нефтесервисная компания из Франции, присоединилась к норвежской Kongsberg и Automated Ships из Соединённого Королевства для реализации проекта строительства первого беспилотного корабля, способного работать в море.

10 июля, 09:47

Brown Forman (BF.B) Down 1.9% Since Earnings Report: Can It Rebound?

Brown Forman (BF.B) reported earnings 30 days ago. What's next for the stock? We take a look at earnings estimates for some clues.

Выбор редакции
07 июля, 06:04

EU targets Kentucky bourbon in steel retaliation

European officials seek to dissuade Trump from unilateral measures on imports at G20

Выбор редакции
04 июля, 20:51

Может быть вы простите этого молодого хорошего парня?

В Великих Луках 27-летний пациент избил 60-летнюю врача скорой помощи. Полицейские стали его останавливать только после призывов очевидцев. 30 июня около восьми вечера бригада скорой помощи выехала на вызов в кафе Bourbon на улице Дьяконова. Двадцатисемилетний Николай Макаров был без сознания: врач диагностировала у него закрытую черепно-мозговую травму, многочисленные ушибы лица, сотрясение головного мозга и переломы костей носа. Работники кафе помогли медикам погрузить мужчину на носилки, и скорая поехала в приемный покой на улицу Пушкина. По пути мужчина очнулся и неожиданно стал нападать на шестидесятилетнюю Наталью Захарову. "Наверно, ему показалось, что драка в кафе еще продолжается, но почему он стал бить женщину-врача, я понять не могу", - недоумевает заместитель главного врача великолукской станции скорой помощи Наталья Артамонова. Помимо врача в машине еще был молодой мужчина-фельдшер, но его буйный пациент не трогал. Николай Макаров начинал в буквальном смысле крушить салон скорой, поэтому автомобиль вынужден был остановится у дома № 5 на улице Комсомольской. Во дворе в это время находились несколько полицейских. Врач и фельдшер выскочили из машины и стали убегать от пациента, тот, в конце концов, догнал Наталью Захарову и ударил ее ногами в грудь. После этого из четырехэтажного дома напротив местные жители стали кричать: "Менты позорные, что ж вы стоите спокойно, когда медиков бьют, как так можно?", пишет "МК". Полицейские на оскорбления отреагировали и скрутили нападавшего. Больного отправили в дежурный отдел, туда же подъехали и врач с фельдшером. По словам Натальи Артамоновой, полицейские сначала отказывались пускать бригаду скорой к себе в отдел, а когда, наконец, согласились, то посадили жертв и нападавшего в одно помещение. "Он же нас сейчас снова побьет! Хоть наручники на него наденьте", - возмутились медики. "У нас камеры есть, если что, зафиксируем", - ответили стражи порядка. Медработники решили не рисковать и ушли из отделения, полиция сжалилась и пообещала прислать участкового на станцию скорой. У врача Натальи Захаровой после произошедшего случился гипертонический криз, на ночь она осталась на станции скорой. До этого в травмпункте у нее были документально зафиксированы все побои. В два часа ночи на скорой раздался звонок из общежития на улице Новоселининской. "У нас тут один побитый есть, нужно его посмотреть. Николай Макаров его зовут", - сообщил обратившийся. "Он нашу бригаду побил, мы не рискнем ехать одни, только с полицией", - ответили медики. Они были шокированы тем, что напавшего на их врача парня правоохранители так быстро отпустили. Наутро, 1 июля, Наталья Артамонова, не дождавшись участкового, позвонила заместителю начальника великолукской полиции Роману Иванову. Тот, узнав подробности нападения, удивился, но пообещал взять дело под личный контроль. Чуть позже полиция позвонила врачу Наталье Захаровой и объяснила, что участковый к ней прийти не может и в отделении ждут ее лично. "Может быть вы простите этого молодого хорошего парня?" - предложил ей полицейский. Врач прощать отказалась и написала заявление о побоях. "Я не понимаю, как такое может происходить. Нас побили, а мы ходим по отделениям и выпрашиваем, чтобы заявление приняли. Почему?" - возмущается Наталья Артамонова. Полиция пока официально инцидент не комментирует, отмечает портал.(http://www.rosbalt.ru/rus...)

Выбор редакции
02 июля, 06:29

Kentucky Official: All The State's Bourbon Wouldn't Make Fed Voter Demand Seem Sensible

States aren't just saying no to Trump's voter fraud commission, they're blasting it.

Выбор редакции
01 июля, 03:57

Kentucky secretary of state: 'There's not enough bourbon here in Kentucky' to justify White House request for voter info

Kentucky Secretary of State Alison Grimes sounded off on the voter-fraud commission in charge of...

28 июня, 17:20

Here's Why Brown-Forman's (BF.B) Stock Fell Post Q4 Results

Brown-Forman (BF.B) shares have dropped 7.1% since the company released its fourth-quarter fiscal 2017 results on Jun 7, highlighting a bearish sentiment post the results.

27 июня, 20:22

Hoisted from 2007: Me on Tim Burke on Edmund Burke and His... Political "Philosophy"

**Comment (2017)**: I now think the best way to understand Edmund Burke is as advocating not Disraeli's "Whig measures and Tory men" but rather "Whig measures in Tory drapery"... ---- **Hoisted from 2007**: [Tim] Burke on [Edmund] Burke's Political Philosophy : I see two strands in Burke relevant to Burke's comment here: (1) The first is that Burke argues that the means you choose shape the ends--not the ends you aim at but the ends you obtain: Call on a society's own internal traditions of justice, fairness, solidarity, mutual prosperity, and liberty, and you will attract to your side those who like justice, fairness, solidarity, mutual prosperity, and liberty. Call on your faction's superior ability to use organization, terror, and violence, and you will attract to your side those who like to boss, to frighten, and to kill. The first road produces a system in which your predominant politician is likely to be someone similar to James Madison. The second road produces a system in which your predominant politician is likely to be someone like Napoleon Bonaparte. This strand in Burke is, I think, very wise. (2) The second... is, I think, much more problematic....[:] Start off from Machiavelli's declaration...

23 июня, 22:42

Trump Team Disgracefulness Power Rankings - Week 3

Obviously, Republic Report is super-busy and doesn't have time to do its regular job and still publish Trump Team Disgracefulness Power Rankings every week, but there's been so much disgracefulness this week that we don't have time to think about that. Republic Report, which focuses on how money corrupts democracy, has met its dream mate with the kleptocratic administration of President Donald J. Trump. Trump and his lieutenants personify how money and greed, mixed with serious bigotry, disrespect for constitutional freedoms, and know-nothing ignorance, can really, really corrupt democracy. Hence, Trump Team Disgracefulness Power Rankings, counting down the week's ten most disgraceful figures in the Trump administration. Crack open an entire bottle of bourbon and wind down with us. This week another Trump lawyer marks his territory, the Interior Secretary stashes career staff in the interior of his building, and Mitch McConnell's Senate Republicans take their own whack at sick people. Permanent spoiler alert: We simply can't imagine anyone other than Donald J. Trump ever occupying the top spot. But we won't get tired of him winning. Believe me. This Week’s Rankings 10. Sean Spicer,White House Press Secretary, and Sarah Huckabee Sanders, Principal Deputy White House Press Secretary (two weeks ago ranking  for her: 10). For devising, or more likely acquiescing in, daily press briefings with cameras banned, thus restricting access to us visual learners. 9. Ryan Zinke, Secretary of the Interior. Last week's ranking: -- The Washington Post reported that Zinke is reassigning dozens of the Interior Department's most senior career officials, seemingly placing them in new positions at random, at a speed and scale that experts described as unprecedented and troubling. One example: "Interior’s top climate policy official, Joel Clement, who directs the Office of Policy Analysis... was informed that he would go to the Office of Natural Resources Revenue, which collects royalty payments." Someone needs to investigate this particular example further, because it sounds like the time diligent Major Daniels from The Wire got reassigned to be a clerk in the evidence room. 8. Jay Sekulow, personal lawyer for Donald Trump.  Last week's ranking: -- He's part of a growing Trump family legal squad that includes boundary-free New York mouthpiece Marc Kasowitz (last week's ranking: 8), mercenary DC lobbyist Jamie Gorelick (last week's ranking: 9), and actually appropriate criminal lawyer John Dowd. But highly-compensated religious attorney Jay Sekulow brought his own brand of disgracefulness this week, appearing on three Sunday shows and attempting to push back on his client's tweet reading "I am being investigated for firing the FBI Director...." Sekulow insisted over and over that Trump in fact is not being investigated, even though Trump said he is. Then Sekulow slipped and complained to both CNN's Jake Tapper and to Fox's Chris Wallace that Trump is being investigated. Confronted by Wallace that he'd made that admission, Sekulow denied it, before eventually admitting that he didn't actually know if Trump is under investigation. Attempting to be smooth, while playing fast and loose with the facts, even the facts about what he himself had just said live on TV, Sekulow was a total and complete disaster, as well as a disgrace. 7. Jeff Sessions, Attorney General. Last week's ranking: 6 Sessions sensibly got his own private Russiagate lawyer this week -- perennial Federalist Society stalwart Chuck Cooper -- rather than being inspired by Marc Kasowitz's reported suggestion to White House staff that they needn't bother. That's fine. But opposition is growing, including among judges and prosecutors, to Sessions' absurdly wrongheaded approach to crime and justice issues, which includes heavy prison sentences for non-violent offenders, a strategy that appeals mostly to Trump donors who own for-profit prisons. 6. Mike Pence, Vice President of the United States. Last week's ranking: 2 For his rapturous gazes at Trump, like he's looking at the Lord Himself. Also for the same reasons as Mitch McConnell, see 2 below. 5. Stephen Bannon, White House Chief Strategist. Last week's ranking: 5 Again this week, we have almost no idea what Bannon did, beyond making marks on his  white (supremacy) board. Whatever he did, he's a disgraceful bigot.  Extra disgraceful points this week for texting a reporter that the White House was moving Sean Spicer's press briefings off-camera because “Sean got fatter." 4. Scott Pruitt,  Environmental Protection Agency Administrator. Last week's ranking: 4 The Washington Post this week published an email revealing that Pruitt's EPA has told dozens of respected scientists who have been advising the agency that their services are no longer needed, accelerating actions to purge serious scientists from EPA's ranks. Although renewal for a second term had been standard practice in the past, Pruitt's EPA told members of the Board of Scientific Counselors whose terms are expiring that they won't be renewed, although they can reapply. Upcoming board meetings will be cancelled -- because there won't be enough members.  EPA officials, according to the Post, say the action provides "an opportunity to reach out to a broad array of applicants and draw on their expertise." A lobbyist for the chemical industry made clear what they meant, calling the previous board "biased," meaning biased against chemical manufacturers. Elena Craft, an Environmental Defense Fund researcher and one of the dumped board members, said, “It’s just, yet another example of the administration’s disregard for independent scientific counsel, on issues that are critically important to the nation." Meanwhile, a scientist who managed the EPA's climate change website wrote this week that the agency's decision to shut down that site "signifies a declaration of war on climate science by EPA Administrator Scott Pruitt." EPA records show that Administrator Pruitt, just as he did as Oklahoma's attorney general, is spending a lot of time meeting with fossil fuel industry executives and lobbyists, the kind of folks who have funded his political activities in the past. But such information has been slow in coming. Pruitt's EPA has been stingy with Freedom of Information  Act disclosures, just as Pruitt was stingy with the truth regarding his emails. 3. Betsy DeVos, Secretary of Education. Last week's ranking: 2 Having last week announced her plan to trash the Obama gainful employment and borrower defense rules, measures created to provide students and taxpayers with basic protections from predatory for-profit colleges -- an industry to which Trump, DeVos, and Devos staff have been financially tied -- DeVos this week escalated her attack on her own department's own accountability rules for schools. She announced that her Regulatory Reform Task Force would be making recommendations "on which regulations to repeal, modify or keep" and she asked the public to comment. She also released a memo from her task force, which is co-chaired by lawyer Robert S. Eitel, who works for DeVos at the Department but previously worked for predatory for-profit college company Bridgepoint Education. The memo includes a boring, but telling, passage about how Department staff will gather views on regulatory changes from "the higher education community": they will meet with "higher education associations," "financial aid administrators," state officials, "representatives of independent and religious schools." Not named on this wish list of people to meet with in the higher education community: they're called students and teachers. 2. Mitch McConnell, Senate Majority Leader. Last week's ranking: -- Not technically on the Trump team and often looking frightened about Trump will do next, McConnell is a symbol of how the traditional corporate-controlled Republican Party is prepared to endure a four to eight year deal with the Devil (see #1, below): Trump gives the congressional GOP what its donors want -- tax cuts for the rich and deregulation of corporations -- and the congressional GOP abandons all integrity in allowing Trump to act disgracefully. This week McConnell unveiled the Senate version of Obamacare repeal, crafted in secret and in large measure a tax cut for the rich, as well as an abandonment of millions of Americans who need health care. 1. Donald J. Trump, President of the United States.  Last week's ranking: duh Trump was once again his own MDP (Most Disgraceful Player) this week, and let's start with Trump's disgraceful remarks at a Cedar Rapids, Iowa, campaign rally. After pledging at the same kind of rallies list year to take on Wall Street and Goldman Sachs, Trump bragged to the Iowans that he had hired as Secretary of Commerce Wilbur Ross, “the legendary Wall Street genius,” and as National Economic Council director Gary Cohn, "the president of Goldman Sachs." Then Trump showed the crowd even more love: "I love all people -- rich or poor -- but in those particular positions, I just don't want a poor person. Does that make sense?" It sure does make sense -- if your government is focused on making yourself and other billionaires richer, as Trump's surely is, if it's focused on anything. It doesn't make sense to rule out "a poor person" if you have some interest in creating well-paid, steady jobs for working people, as Trump claimed during the election, in which case you might want the leadership of a poor person like a Nobel Laureate economist, a governor, or heaven forbid a labor or consumer advocate. Even more disgraceful than that starkly elitist declaration was Trump's conclusion of his Comey tapes cliffhanger. Trump booster and public relations disaster Newt Gingrich (last week's ranking: 7) offered a solid description of what most sane folks think Trump was doing when he tweeted on May 12 that James Comey "better hope there are no ‘tapes’ of our conversations before he starts leaking to the press!" According to Newt, "I think he was in his way instinctively trying to rattle Comey.... His instinct is: 'I'll outbluff you.'" That's right, and also he hoped to convince his supporters, in advance of Comey's Senate testimony, that Comey was lying. But Comey wasn't rattled, and Comey couldn't be bluffed, because Comey wasn't lying, and he knew -- Lordy! -- that any tape would support him. So Comey told the Senate the truth, and congressional lawyers had to spend a weekend drafting a letter demanding tapes that didn't exist, with a June 22 deadline. Meanwhile Trump had teased the reality show reveal at a June 9 press conference, standing alongside Romania's president: "I'll tell you something about that maybe sometime in the very near future... I'll tell you about it over a short period of time. I'm not hinting at anything... You're going to be very disappointed when you hear the answer." He also denied Comey's account of their dealings and said he was "100%" willing to testify under oath, something he no doubt will agree to "in the very near future." When June 22 arrived, Trump handed his phone to a lawyer to type the reveal into Twitter using lawyerish language: "With all of the recently reported electronic surveillance, intercepts, unmasking and illegal leaking of information, I have no idea whether there are 'tapes' or recordings of my conversations with James Comey, but I did not make, and do not have, any such recordings." Despite the more precise prose, it was vintage Trump, and vintage disgracefulness, similar to his September 2016 announcement to the world, as if we didn't know, that President Obama was born in the United States -- no apology, no reflection, no acknowledgment that he had made up the story he was now formally debunking. Trump is again this week's number one in Republic Report's Trump Team Disgracefulness Power Rankings. Trump is not merely a disgrace; he's a total and complete disgrace. This article also appears on Republic Report. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
16 июня, 19:07

American whiskey a go go: UK downing record amounts of US spirit

Britons consume more than 1m litres of bourbon, rye and other American whiskeys a month, with sales passing £1bn in 2016Forget gin, British drinkers are now drinking record amounts of American whiskey, with sales topping more than a £1bn for the first time. Whiskey is the UK’s fastest growing tipple as Britons drink more than 1m litres of the spirit every month. As a result sales grew 9% in 2016, compared with 7% for gin and a decline of 1% for scotch, the domestic rival to Jack Daniels, Maker’s Mark and Jim Beam. Continue reading...