29 декабря 2017, 13:12

Billionaire kingmakers swarm Florida governor's race after Trump endorsement

Not long after an admiring presidential tweet, Congressman Ron DeSantis won the backing of some of the most influential players in GOP politics.

Выбор редакции
28 декабря 2017, 17:50

Разрушители государства

С момента принятия нового закона о налогообложении на благо верхушки американского общества президент Трамп представляется марионеткой, висящей на длинных нитках братьев Кох из Канзаса, владеющих в общей сложности почти 100-миллиардным состоянием.

14 декабря 2017, 21:53

Some Links

(Don Boudreaux) TweetTim Cook and Charles Koch, writing in today’s Washington Post, make a strong case for more humane immigration policy.  A slice: No society can truly flourish when a significant portion of its people feel threatened or unable to fulfill their potential. Nor can it prosper by excluding those who want to make positive contributions. This […]

13 декабря 2017, 13:00

Наступление на права рабочих в США

Американские рабочие полностью сокрушены капитализмом. Рабочий класс этой страны быстро ослабевает, потому что у него нет политических друзей, и потому что он поддерживает скомпрометированную партию. Это проявилось во время голосования против профсоюза на заводе Renault-Nissan в Кантоне (Миссисипи). Это также проявилось в решении властей Висконсина, которые пообещали предоставить электронному гиганту Foxconn субсидии на сумму 3 […]

12 декабря 2017, 09:22

Global U.S. military presence questioned

Despite President Donald Trump’s pledge to adopt an "America First" foreign policy that disentangles the U.S. military from many global hot spots, Washington just can’t get seem to get out of the business of policing the world — even when its military posture might damage its interests.That was the takeaway from a spirited debate in Las Vegas on Monday featuring leading experts with starkly different views about the role — or overreach — of the U.S. military that was co-hosted by POLITICO, the Charles Koch Institute, and the Brookings Institution.From beefing up NATO to confront Russia to dispatching thousands more troops to the 16-year-old war in Afghanistan and maintaining more than 100,000 troops in East Asia, the American military is operating in nearly every corner of the world much as it did throughout the Cold War.But does the robust American military presence overseas “shape” the international security situation or merely “nettle” in it, stoking more instability?“I’d ask you today, after 25 years of a bipartisan policy of deep engagement and primacy, do you feel more secure, more prosperous and more free in your domestic liberty? If not, you ought to try something different,” said Michael Desch, director of the International Security Center at the University of Notre Dame. He advocated for a more restrained U.S. military role in the world. “I was raised as a good Catholic boy and I learned among other things that the road to hell is often paved with good intentions,” he added. Exhibit A … is Iraq. If you need an Exhibit B, ask if you think things are better in Libya today than they were before NATO’s intervention there. I think the list goes on and on. “Restraint, which is not isolation — it is a different form of internationalism — is prudent and humble,” he argued. Desch was joined in his arguments in the debate at the University of Nevada Las Vegas by Eugene Gholz, an associate professor of political science at Notre Dame. The pair faced off against retired Gen. John Allen, who commanded the war in Afghanistan and is now president of the Brookings Institution, and Mara Karlin, a senior fellow at the centrist think tank and a longtime Pentagon official. Karlin derided the notion that the United States has the luxury to pull back from the world militarily in any significant way without serious consequences. “We like unfair advantages and we like to fight away games,” she argued. “And the way we fight away games is by being there — there being Europe, there being Asia, there being the Middle East.”She said the stabilizing role of the American military in the world is an outgrowth of World War II that continues to pay dividends. “What you see is a maintenance of this posture,” Karlin said. “Over the last 70 years, you have seen the most economically prosperous and peaceful time in world history and that has happened because we have not only been the big players in the game, we have also been the referees.” “The world is not self-regulating,” she added. “We should not delude ourselves into thinking it is. ... Short of undergirding the system with U.S. military power we will not have stability and security. … Alternatives like let’s let the Russians do it, let’s let the Chinese do it, let’s pull back and see what happens with some sort of anarchic system that comes from a flawed understanding of the U.S. way of war, it comes from a flawed understanding of how we have fought and won." Karlin added: "Frankly, I don’t think we want to see a situation where we are so focused on turning inward that we are unable to prevent the eruption and explosion of disarray in this system.” Allen, who served for 40 years in the Army and was a top adviser to Hillary Clinton during the 2016 election, also said that in his experience in numerous regions of the world America’s allies — and even some potential enemies — view the American presence as more positive than negative. “While there could be a sense by some that we are addicted to power,” Allen said, “there was a very clear need in the minds of so many of these leaders that the American presence in the world was a stabilizing presence. In many respects it was a beneficent presence. It was a presence that facilitated a world order that gave the capacity for global economic intercourse but largely was a presence that benefited the world order and benefited humankind. “We’ve has some spectacular policy failures,” he added, “but it doesn’t lessen the importance of the United States in the world today.”The participants locked horns on several occasions on the question of the threat posed by Russia. “The Soviet Union was a serious threat,” contended Desch. “The Russia of today is a rump of the Soviet Union — a country with severe demographic crisis, certainly a troublemaker in its near-abroad but hardly an existential threat.”Allen countered that Russia poses a serious challenge. “If we don’t think that Russia is acting as though it is a military threat to the eastern flank of NATO, Zapad 2017, their major exercise this year may have had as many as a quarter million troops involved in it. Along the NATO border. Why would that be necessary if they weren’t trying to intimidate the NATO states on the eastern flank?But whether discussing Russia or the war in Afghanistan, the participants had starkly different views about the impact the U.S. military has had since the end of the Cold War in 1991. “As the threats of changed in the world today you have to ask yourself: ‘Is it best for the United States to lead with its military as its mechanism for responding to the world?" asked Gholz, one of the Notre Dame professors who advocated a more defensive U.S. military posture. “How effective is our military in dealing with these threats? Our track record is lousy, and we could do better with a different posture.”Gholz cited the enormous price tag of U.S. military expenditures — more than other leading nations combined. “The reason we are spending so much,” he argued, “is we’re spending on high-end technologies and very difficult technologies to enable us to play the away game — to constantly project power. Projecting power is super-expensive, whereas being on defense — if we shifted the kinds of investment we were remaking to stress a defensive posture as opposed to an offensive posture — we would be able to achieve our strategic goals of defending our way of life and even help many of our friends without spending as much as we do.”

10 декабря 2017, 15:00

Tech's new D.C. partner: Charles Koch

Libertarian billionaire Koch and left-leaning Silicon Valley are working together to advance the argument that innovation is most likely to flourish when government leaves it alone.

09 декабря 2017, 01:09

Налоговая реформа ударит по бизнесу союзников Трампа

20 февраля 1933 г. в берлинской резиденции Германа Геринга состоялась секретная встреча. Более 20 ведущих промышленников Германии, включая Густава Круппа, Фридриха Флика и Фрица фон Опеля, слушали выступление Гитлера.

09 декабря 2017, 01:09

Налоговая реформа ударит по бизнесу союзников Трампа

20 февраля 1933 года, в Берлинской резиденции Германна Геринга, состоялась секретная встреча. Более 20 ведущих промышленников Германии, включая Густава Круппа, Фридриха Флика и Фрица фон Опеля, слушали выступление Гитлера.

01 декабря 2017, 10:14

Миллиардеры Кох покупают Time. Смогут ли они влиять на политику издания

Meredith уже пыталась приобрести Time Inc. в начале этого года, но не смогло найти для этого необходимые деньги. Почему братья-миллиардеры решили участвовать в сделке

Выбор редакции
29 ноября 2017, 12:01

Либералы продались: консерваторы забрали Time

Либеральный еженедельник Time, один из столпов американской политической журналистики, перешел под контроль известных консерваторов братьев Кох, крупных спонсоров республиканской партии. Параллельно интерес к другому флагману либеральной журналистики - телекомпании CNN - проявляет интерес другой консервативный издатель Руперт Мэрдок. Покупка этих СМИ может изменить их редакционную политику, да и весь американский медиаландшафт в целом.

27 ноября 2017, 22:09

Koch brothers’ ‘passive’ role in Time Inc. takeover met with skepticism

'They’re always looking to exert influence in one way or another,' says Koch biographer after the conservative billionaires backed Meredith’s takeover of the magazine giant.

27 ноября 2017, 19:01

Time selling for US$2.8b to media firm

Time Inc is selling for US$2.8 billion to media conglomerate Meredith Corporation, which is backed by the billionaire Koch brothers, who are known for supporting conservative causes. Time, which also

27 ноября 2017, 13:36

No Koch influence on Time Inc.? — How the NYT covers white nationalism — CNN journalists respond to Trump swipe — Jeff Glor starts next week

CHARLES AND DAVID KOCH WILL HAVE "NO INFLUENCE" in Meredith Corporation's editorial or managerial operations and will not get a seat on the board, the company announced Sunday night in a release acknowledging that a Koch investment fund provided $650 million toward its acquisition of Time Inc., home to iconic magazines like Time, Fortune, People, and Sports Illustrated. A Koch spokesman, too, characterized the involvement of the brothers' private equity arm, Koch Equity Development, as a "passive financial investment."— Still, some journalists and media watchers questioned whether Charles Koch, 82, and David Koch, 77, two of the country's richest men and biggest backers of Republican politics and conservative causes, and who once considered buying the Tribune Company, would get involved in the struggling magazine industry in 2017 as a purely business move. “So is the explanation that the Kochs think they can make money on magazines?” asked the Washington Post’s Karen Tumulty. Former Wall Street Journal editor Bill Grueskin compared the "no influence" assurance to his former paper creating an “editorial independence committee” to keep Rupert Murdoch in check after he bought the Journal. It didn't work. — “The deal raises concerns if the Koch brothers intend to use Time as a vehicle for their ideological views from behind the scenes,” Richard Stengel, a former top Time editor and undersecretary of state for public diplomacy and public affairs during the Obama administration, told Morning Media. "It would be naive to think that just because the Koch brothers don't have a seat on the board that they wouldn't wield some kind of editorial influence.” — The Kochs have a reputation for combativeness with the press. Rolling Stone’s Tim Dickinson recalled Sunday night how they responded aggressively to a critical piece of his and the New Yorker’s Jane Mayer, who deeply covered the brothers’ political activities, found herself targeted by private investigators. The Kochs have softened their stance toward journalists a bit in recent years by providing increased access, albeit with strings attached. — Meredith, the Des Moines-based publisher behind popular titles like Family Circle and Better Homes and Gardens, had tried in the past to make a deal for Time Inc., but was more interested in lifestyle titles than newsier brands like Time and Fortune. "It’s difficult to believe the Kochs would pay a premium to buy into the print media model without the hope that they can harness Time and Fortune to further their agenda," former Time Inc. editor-in-chief John Huey told Morning Media. "Also, in the original merger deal, Meredith didn’t want those two titles. So we’ll see."Good morning and welcome to Morning Media. It was a nice holiday respite, but now it's time to get back into the media news cycle (not that it ever really stopped). Please send tips to [email protected] and @mlcalderone. Jason Schwartz (@JasonSchwartz) and Daniel Lippman (@dlippman) contributed to the newsletter. Archives. Subscribe.ONE PERSON LIKELY WATCHING THE TIME INC. DEAL is President Donald Trump, who as the Washington Post notes, has had an “on-again-off-again love affair with Time magazine.” The 71-year-old may be a social media addict, but he also cares greatly about how he's covered by legacy media, from the pages of the New York Times to the major television newscasts to the cover of Time magazine. On Friday, Trump claimed he turned down Time’s request he do an interview and photo-shoot for its upcoming “Person of the Year” issue, an honor he would “probably” be awarded for the second year in a row. Time disputed the president's characterization of its process. DOES THE NEW YORK TIMES NEED A WHITE NATIONALIST BEAT? Times reporter Richard Fausset wrote a thoughtful first-person piece about his difficulty figuring out why a middle-class guy from Ohio now marches with neo-Nazis. He didn’t find the answer after spending hours talking with Tony Hovater in person and in subsequent phone conversations. “I beat myself up about all of this for a while, until I decided that the unfilled hole would have to serve as both feature and defect,” Fausset wrote. “What I had were quotidian details, though to be honest, I’m not even sure what these add up to.”— But many Twitter users were sure the Times erred in publishing Fausset's resulting soft-focus profile of the "Nazi sympathizer next door.” “What the hell is this, @nytimes?” tweeted 538’s Nate Silver. “This article does more to normalize neo-Nazism than anything I've read in a long time.” The piece, featuring such mundane details as Hovater “sautéing minced garlic with chili flakes,” nailed the “banality of evil” part, but came under fire for failing to capture the white nationalist movement as an urgent and direct threat. — “Instead of long, glowing profiles of Nazis/White nationalists, why don’t we profile the victims of their ideologies?” asked Karen Attiah, global opinions editor of the Washington Post. Other journalists cited recent stories in The Atlantic, ProPublica, HuffPost, and Mother Jones as examples of journalism approaching racist ideology as more a violent threat than a curiosity. BuzzFeed’s Joseph Bernstein, who revealed right-wing provocateur Milo Yiannopoulos’s ties to white nationalists suggested instead “exposing information they don’t want to be public.” And Charlie Warzel, who like Bernstein has doggedly and authoritatively covered far-right extremism online for BuzzFeed, tackled Hovater’s ideology Sunday through the internet ecosystem, an area left largely unexplored by the Times. — The Times weekend piece, as even its author acknowledged, didn’t hit the intended mark. And national editor Marc Lacey expressed regret over “the degree to which the piece offended so many readers.” The Times boasts experts on pressing matters like radical Islamic extremism, and I asked Lacey if the paper would consider more sustained coverage of white nationalism by assigning a dedicated beat reporter, as Christiana Mbakwe recently suggested news organizations do in the Columbia Journalism Review. “White supremacy is a major area of coverage of our national correspondents at the Times, which is a sad commentary on the state of our country,” Lacey told me. “I get the criticism of this article. I get the outrage. My outrage is directed at the fact that bigotry is going mainstream, which is what this piece was trying to describe.” JEFF GLOR TAKES OVER “CBS EVENING NEWS” on Dec. 4, the network announced Sunday. "I can't wait to highlight the exceptional, ongoing work of my colleagues every single night," Glor said. "We are focused on delivering a newscast powered by reporting and writing that will get to the heart of the issues that impact our viewers wherever they are."TRUMP CONTINUED HIS ATTACKS ON CNN over the weekend by turning his ire toward CNN International. He did so Saturday on Twitter while also recklessly boosting MagaPill.com, a fringe site promoting bizarre conspiracy theories. CNN’s Brian Stelter pointed out Sunday on “Reliable Sources” that Trump’s swipe at CNN International also came on the same day Russian president Vladimir Putin signed a law allowing foreign media outlets to be identified as foreign agents, a response to the U.S. government’s treatment of Kremlin-backed outlets like Russia Today, or RT. — “Some observers said they felt this was Trump's way of telling Putin, make sure you crack down on CNN International or maybe it was just a complete coincidence,” Stelter said. “But either way, Trump's tweet reads like an invitation to un-democratic regimes around the world to harass CNN journalists with the blessing of the U.S. president.'— “If President Trump knew the facts, he would never have sent that tweet," responded Christiane Amanpour, who added that her late camerawoman Margaret Moth "took a bullet in the face covering the facts and truth in Bosnia." CNN's Jim Sciutto tweeted that CNN colleagues risk their lives in Syria, Iraq, Afghanistan, Niger, "following US Troops into war-zones, chronicling natural disasters, holding dictators to account & profiling everyday heroes."WHY JOURNALISTS SHOULD BE WATCHING CARPENTER V. UNITED STATES: “Imagine if the Department of Justice could have traced a Washington Post reporter to that Virginia garage where he met Deep Throat," The Washington Post’s Margaret Sullivan writes on this week's Supreme Court case. "Such data may offer invaluable help in prosecuting a criminal. But if it’s available on demand, without a warrant, it could be a nightmare for journalists who are trying to protect their sources. And for their news organizations.”SOUND BITES "[Adam Serwer] wrote a terrific piece about the historic American reflex of explaining away white supremacy with false tropes like ‘economic anxiety.’ The @nytimes epitomizes the media’s obsession with de-villainizing villainy when the subject isn’t a minority.” [Joy Reid]“The problem with this article isn't that it's about a Nazi but that it doesn't add anything to our understanding of modern Nazis. Of course racists shop at supermarkets and play in bands and enjoy 'Seinfeld' and own cats. That evil is also banal is not new.” [Ezra Klein]“Am dismayed by the misguided venom from people attacking @nytimes for supposedly "normalizing" a Nazi-embracing Ohio man in a profile on him this weekend. It does no such thing. The point — and what should concern us — is that this man IS a normal American in so many ways. That's the potentially frightening part, and the paper lets every sensible reader figure it out for himself or herself.” [Clyde Haberman]THE LEFT’S PODCAST KINGS: The New York Times Magazine’s Jason Zengerle profiles Tommy Vietor, Jon Lovett and Jon Favreau, former Obama staffers turned podcast hosts. “More than 1,600 political podcasts — most of them anti-Trump — have appeared since the 2016 election, according to RawVoice, a podcast hosting and analytics company,” he wrote. “‘Pod Save America,’ with nearly 120 million downloads to date, is the undisputed king of the field. But the show’s numbers alone do not quite capture the nature of its accomplishment. With a shoestring budget and no organizational backing, its hosts seem to have created something that liberals have spent almost two decades, and hundreds of millions of dollars, futilely searching for: the left’s answer to conservative talk radio."AND ON THE RIGHT: The Times’ Sabrina Tavernise writes: “If Rush Limbaugh is someone your dad listens to on his car radio, [Ben] Shapiro, 33, a graduate of Harvard Law School, is the cool kid’s philosopher, dissecting arguments with a lawyer’s skill and references to Aristotle. He exists in places that young people inhabit — podcasts, Facebook, Twitter and YouTube. His podcast, The Ben Shapiro Show, is downloaded 10 million times every month. Seventy percent of his audience is under the age of 40.”MEDIA OUTLETS REASSESS THEIR NEWSROOM CULTURES: “The New York Times is calling attention to an anonymous hotline. CBS News is increasing training. NBC News is looking at all of the above,” Jason Schwartz reports. “They, like other major media outlets, including POLITICO, are grappling with how to better communicate and reach out to employees as the news business faces a wave of revelations of inappropriate behavior.REVOLVING DOORCristian Farías, a New York magazine columnist and editor for Radiolab’s “More Perfect,” is joining the NAACP’s Thurgood Marshall Institute as a writer-in-residence. Dan Bilefsky, currently in London for the New York Times, will cross the pond to become the paper’s new Canada correspondent. Amy Sisk starts today as a reporter for StateImpact Pennsylvania, a public media collaboration covering energy, and WESA, the Pittsburgh NPR member station. She previously was a reporter for Inside Energy and Prairie Public Broadcasting.EXTRAS— Meet Reade Brower, the “media mogul of Maine.”— Matt Latimer writes for POLITICO magazine: “Want to Know Why Roy Moore Might Win? Blame the Media.”— Two journalism schools rescind honors for recently fired host Charlie Rose. — CNN’s Michael Smerconish looks at allegations against the Times’ Glenn Thrush and asks if the pendulum is swinging too far on sexual harassment stories. As the chyron read, “Thrush to judgement?— The “Morning Joe” crew pre-taped its post-Thanksgiving show without disclosing it wasn’t live.

27 ноября 2017, 13:09

Обзор финансово-экономической прессы: Глава Совета Европы призвал к отмене антироссийских санкций

ВВС Суд отказался вернуть дело Улюкаева в прокуратуру после неявки Сечина Главный свидетель по делу экс-министра экономического развития России Алексея Улюкаева - глава "Роснефти" Игорь Сечин - в четвертый раз не явился в суд. Защита Улюкаева попросила вернуть дело в прокуратуру. Суд отклонил ходатайство. В начале заседания, как передает корреспондент Русской службы ВВС, судья Лариса Семенова зачитала заявление адвоката Сечина Николая Клена, в котором говорится, что глава "Роснефти" находится в командировке в Италии и не может явиться в суд. Сечин полностью подтверждает данные ранее показания и не возражает против их оглашения, сказано в обращении адвоката. США выступают против российского участия в миссии ООН в Донбассе Администрация США выступает за то, чтобы в случае размещения на востоке Украины миротворческой миссии ООН в ее состав не включали граждан России. Об этом заявил спецпредставитель США по Украине Курт Волкер в интервью газете The Washington Post, опубликованном на сайте издания в воскресенье, 26 ноября. В частности, Вашингтон считает, что охранная миссия ООН должна иметь свободу перемещения по всему Донбассу и контролировать украинскую сторону границы с Россией. "Контингент должен иметь доступ к украинско-российской границе и не иметь в своем составе никакого российского персонала", - приводит газета слова спецпредставителя США. Forbes Глава Совета Европы призвал к отмене антироссийских санкций В Брюсселе признали, что возможный выход Москвы из ПАСЕ станет для Европы «большим шагом назад» Совет Европы (СЕ) стремится не допустить выхода России из организации и для этого изучает вопрос о снятии антироссийских санкций, введенных в связи с вооруженным конфликтом на Украине. Об этом сообщил газете Financial Times генеральный секретарь СЕ Турбьерн Ягланд. Reuters Meredith объявила о покупке издательства Time Конгломерат Meredith Corporation объявил о покупке издательства Time Inc. за $1,8 млрд. Об этом сообщает Reuters. Как сообщается, в сделке также примут участие миллиардеры Чарльз и Дэвид Кохи. Они предложили Meredith $650 млрд для поглощения Time. Агентство отмечает, что с учетом долга Time сумма сделки вырастает до $2,8 млрд. Meredith приобретет акции издательства по цене в $18,50 за штуку.Источник: FxTeam

27 ноября 2017, 11:58

Billionaire Koch brothers help Meredith secure £2.8bn deal to buy Time Inc

Meredith Corporation is to buy Time Inc for $2.8bn (£2.1bn) after securing extra funding from billionaire brothers Charles and David Koch. The media conglomerate expressed interest in buying Time earlier this year but had to walk away when it could not secure the necessary financing. Now a $650m cash injection from Koch Equity Development, a fund owned by the Koch brothers, has enabled Meredith to complete the deal. Iowa-based Meredith will buy Time's eponymous magazine, as well as other titles in the portfolio such as Fortune and Sports Illustrated. British magazines owned by Time Inc's UK subsidiary will also be sold, such as Marie Claire, Livingetc and NME, which were formerly owned by IPC Media before it was rebranded in 2014. Meredith's deal values the company's assets at about $1.7bn with the remainder buying up Time Inc's debt. The merger is expected to be finalised in the first quarter of 2018. Meredith, which owns titles including Better Homes & Gardens and Family Circle, will now have a combined readership of just under 200 million people, including paid circulation of nearly 60 million. The firm's chairman and CEO Stephen Lacy said: "We are creating a premier media company serving nearly 200 million American consumers across industry-leading digital, television, print, video, mobile and social platforms positioned for growth." Meredith played down concerns that the Koch brothers, two of the world's richest men who are known for their advocacy of conservative and libertarian policies, would have a say in the editorial direction of the company. It said: “[Koch Equity Development] will not have a seat on the Meredith board and will have no influence on Meredith’s editorial or managerial operations. "KED’s non-controlling, preferred equity investment underscores a strong belief in Meredith’s strength as a business operator, its strategies, and its ability to unlock significant value from the Time acquisition.” The boards of both companies have approved the transaction, Meredith added.

27 ноября 2017, 11:38

Meredith покупает издательство Time

Американская медиакомпания Meredith Corp покупает Time Inc, издателя журналов People, Sports Illustrated и Fortune, за $1,84 млрд наличными при поддержке миллиардеров братьев Чарльза и Дэвида Кохов, пишет Reuters.

27 ноября 2017, 11:38

Meredith покупает издательство Time

Американская медиакомпания Meredith Corp покупает Time Inc, издателя журналов People, Sports Illustrated и Fortune, за $1,84 млрд наличными при поддержке миллиардеров братьев Чарльза и Дэвида Кохов, пишет Reuters.

Выбор редакции
27 ноября 2017, 10:48

У издательского дома Time Inc. сменится владелец

Американский медиахолдинг Meredith Corp заявил, что купит издательский дом Time Inc. за $1,84 млрд. Как передает Reuters, сделка будет оплачена наличными. В ней примут участие миллиардеры братья Чарлз и Дэвид Кох. Их инвестиционная компания Koch Equity Development предоставит корпорации Meredith $650 млн для покупки Time в обмен на место в совете директоров Meredith. Две предыдущие попытки Meredith договориться о сделке – в начале 2017 г. и в 2013 г. – были неудачными, напоминает Reuters.

Выбор редакции
27 ноября 2017, 09:45

Time Magazine sold in Koch-backed deal

The $2.8bn offer from media firm Meredith is backed by conservative activist businessmen Charles and David Koch.

Выбор редакции
27 ноября 2017, 07:41

Time Inc. has new owners, including the Koch brothers

Read full story for latest details.

17 июля 2017, 13:54

Доступ к телу. Кто из крупных лоббистов стоит ближе к Трампу

Финансисты и банкиры, содержатели казино и нефтяники — самые влиятельные группы поддержки президента-миллиардера

22 марта 2013, 13:43

Что делать Атланту? Или о производстве замолвите слово

Итак, снова трещат копья вокруг Айн Рэнд и ее «Атланта», на сей раз вокруг экранизации романа. Что ж, это не ново. В 2012 году Библиотека Конгресса США провела выставку под помпезным названием «Книги, которые сформировали Америку». Перед событием эксперты библиотеки составили список из 88 книг, которые, по их мнению, отвечали всем требованиям «формирующей книги». Странно, что среди книг не оказалось Библии (возможно, по причине самоочевидного лидерства), но в остальном список мало у кого из критиков вызвал сомнения… за исключением одного пункта. Пресса взорвалась негодованием по поводу нахождения среди 88-ми романа Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». Впрочем, это произведение подвергалось остракизму не в первый раз. К тому времени роману исполнилось уже 55 лет, и он все это время оставался одной из самых популярных книг в Америке… и самой ругаемой в «приличном обществе». В 2008 году, перед первым избранием Барака Обамы, тиражи новых изданий «Атланта» снова взлетели до небес, и к 2010 году суммарный проданный тираж книги перевалил за 7 миллионов экземпляров. Это очень много, но отнюдь не рекорд. Так, «Над пропастью во ржи» имеет на своем счету около 65 миллионов экземпляров, а «Убить пересмешника» – примерно 30 миллионов. Но есть одно существенное обстоятельство. «Атлант» – в основном американская книжка, всерьез не продвигавшаяся на внешние рынки. При этом ее тиражи поднимаются с нуля до миллионов, когда перед Америкой вновь и вновь встает всерьез выбор магистрального направления развития. В упомянутом 2008 году «Атлант» набрал в продажах совокупный миллион экземпляров, то есть, по четверти миллиона на новеллу – столько же, сколько Catcher Сэлинджера. А «Пересмешник» перешагнул за цифру 150 тысяч лишь в 2011 году благодаря «величайшему культурному событию современности» – Виктория и Дэвид Бекхэм назвали свою дочку в честь автора романа, Харпер Ли. В том же 2011 году кабельное, Интернет и DVD-продажи Amazon взорвала документальная лента «Айн Рэнд и пророчество Атланта» (Ayn Rand & the Prophecy of Atlas Shrugged). Интерес к фильму был сумасшедшим, а реакция критики была весьма прохладной. Впереди были выборы-2012, и Голливуд готовил целый пул предвыборных прообамовских фильмов, которым будут рукоплескать критики, и Киноакадемии останется лишь выбрать среди них достойный Оскара. В том, что Голливуд бросил все свои силы на переизбрание лево-либерального президента, ничего сенсационного не было. Куда интереснее было то, что «важнейшим из искусств» решили воспользоваться и справа. Неудивительно, что обратились при этом к самому проверенному материалу, острота которого не была потеряна за полвека. В 2011 году вышла экранизация первой части «Атланта». Сюжет «Атланта» состоит в том, что в недалеком будущем (по Айн Рэнд – в 60-х годах, по режиссеру Джону Путчу – после перевыборов Обамы на второй срок) государство сильно вмешивается в экономические дела корпораций и, радея «о всеобщем благе», вводит «Закон равного распределения», отнимая у предпринимателей свободу деятельности, авторское право, возможность устанавливать цену на свою продукцию и нанимать тех людей, которые им кажутся наиболее перспективными. Это порождает ответную реакцию – предприниматели, инженеры и менеджеры «расправляют плечи». Следуя призыву таинственного изобретателя Джона Голта, они в массовом порядке начинают уходить, оставляя свое дело. Мир сваливается в хаос, заботиться об экономике, инфраструктуре и рабочих становится попросту некому. Критика разорвала картину в клочья, и большого прокатного успеха она не имела. Но поскольку фильм и его фрагменты постоянно циркулировали в Интернете, собирая весьма приличную аудиторию, а на 2012-й, самый горячий год был намечен выход второй части фильма, в которой «общество всеобщего блага» окончательно губит всю инфраструктуру Америки, навстречу одному «Атланту» бросили другого. В 2012 году на экраны вышел широко разрекламированный фильм Cloud Atlas, который на русский язык был переведен, на мой взгляд, совершенно неверно – «Облачный Атлас». В действительности и роман Дэвида Митчелла, и его экранизацию стоило бы перевести как «Порочный Атлант»[1]. Разница в классе актеров, режиссеров, продюсеров и всей съемочной группы была колоссальной. Да и бюджет у лево-либерального «Атланта» был на порядок выше – $102 миллиона против 10. И это не должно удивлять. Разумеется, какие-нибудь братья Кох с удовольствием выделили бы на экранизацию Айн Рэнд хоть $200 миллионов, но все же влияние и деньги – вещи не эквивалентные, особенно, когда речь идет о некой специфической области деятельности. Прийти в либеральный Голливуд с мешком денег и рассчитывать на то, что Спилберг, Вачовски, Кэмерон или даже автор оскароносного «Арго» Афлек станут снимать что-то вроде «Атлант расправил плечи», просто смешно. Им ведь потом еще жить и зарабатывать в Голливуде, давно определившемся со своей политической ориентацией! Поэтому, сколько бы просмотров ни собирали в Интернете ролики со стародавними интервью Айн Рэнд, как только дело коснулось Фабрики Грез, рассчитывать на звездную команду для перенесения на большой экран ее творения и на успешный прокат не приходилось. Сняли как сняли. С теми, с кем сняли. И хотя, на мой взгляд, фильм все равно получился неплохой и достойный просмотра хотя бы дома – на DVD или онлайн, – на этом разговор собственно о фильме можно было бы и завершить. Однако куда интереснее то, что очередное явление публике «Атланта» сопровождается уже ставшей привычной за 55 лет весьма агрессивной реакцией «приличного общества». Когда я посмотрел первые две части «Атланта», я, разумеется, поделился с друзьями не только ссылками, но и впечатлениями. Картинка получилась интересная. Мне даже показалось, что это вообще кино не для всех. Какие-то душевные и интеллектуальные струны «Атлант» трогал только у части аудитории, и эта часть аудитории вполне понимала, о чем этот фильм, и сопереживала героям. Начались даже споры о том, как можно было бы переложить фильм на другую фактуру, более футуристическую или, наоборот, на нашу, отечественную. Поэтому мне очень любопытно было, какова будет реакция на фильм гуманитария, академического философа. Я подумал, что если она будет безразличной, то тайна невероятной популярности «Атланта», с одной стороны, и невероятного раздражения большинства интеллектуалов на него, с другой, так и останется нераскрытой. Однако мой коллега по цеху Василий Ванчугов поставил смелый эксперимент, причем, как надлежит настоящему ученому, добровольно поставил его на себе. Он посмотрел обе части фильма «Атланта» и написал на них рецензию. Если бы Василий этого не сделал, рецензию отечественного философа на данный кинофильм я бы, ей-Богу, придумал сам. Придумал бы в самом провокационном ключе. Под псевдонимом, разумеется. В моей притворной рецензии философ не только клеймил бы позитивизм, но и вообще индустриальное общество, капитализм, предпринимателей, «всех этих менеджеров» и, разумеется, увязал бы коммерческий провал картины с содержащимися в ней идеологемами: критики выдвинули фильм на «Золотую малину» (анти-премия за худший фильм) – значит «Золотой малины» достойны и все идеи Айн Рэнд; главная героиня недостаточно красива – значит и капитализм отвратителен и не эстетичен; а что спецэффекты не те, что в «Аватаре» и вовсе означает, что позитивизм может обмануть лишь людей недалеких. По реакции на мою провокацию я бы смог измерить градус идеологического противостояния «Атланту». Если бы интеллектуалы поддержали такого рода логику, то мы действительно имеем дело с идеологией, и в «Атланте» есть что-то такое, что заставляет одних читать и перечитывать (в другом варианте – смотреть и пересматривать) его, а других – раз за разом пытаться не оставить от него камня на камне. Надо сказать, всамделишная рецензия профессора Ванчугова оказалась куда удачнее моих провокационных замыслов. Все изложенные мною выше приемы, в ней были использованы, но я бы никогда не смог изобразить того искреннего презрения философа к материальному производству, каковое выказал автор. Основной эмоциональный нерв рецензии, по сути дела, держится на призыве к читателям возмутиться демонстрацией на экране «производственной темы»: рельсов, шпал, поездов, цехов и производственных совещаний. Остановимся на секунду и задумаемся: может быть, и правда переборщили? Не думаю. Огромное количество первоклассных кинолент изобилует профессиональными тонкостями различных профессий. Самые успешные фильмы и сериалы о юристах просто-таки являются учебниками англо-саксонского права. Фильмы о художниках и музыкантах наполнены рассуждениями о «грации линий» и «изящности звука». С программистами и хакерами дело похуже – мало кто обладает столь серьезными знаниями в области IT, чтобы отразить работу этих ребят адекватно, но все равно с экрана так и сыплются «IP-адреса», «прерывания», «хосты» и «файерволы». И так далее и тому подобное. Фильмы и сериалы о полицейских, разумеется, отчасти берут тем, что там присутствует захватывающий сюжет, но и здесь профессиональная деятельность людей показана в мельчайших деталях – от шкафчиков в раздевалке до экипировки патрульной машины. То есть и о полицейских можно. Лучше всего, если в фильме есть грязный коп, но сойдут и честные ребята. Все ОК. Вот тут крепится рация, вот тут – наручники. Не раздражает. Врачи – вообще отдельная тема. Посмотрев «Доктора Хауса» или «Скорую помощь», можно научиться делать интубацию, диагностировать напряженный пневмоторакс и узнать все об антибиотиках широкого спектра. Да что там! Даже работа коронера и судмедэксперта, выведенная на экран, никого не возмущает. А там ведь и смотреть-то иной раз неподготовленному зрителю сложно – спецэффекты позволяют изобразить разлагающуюся человеческую плоть весьма правдоподобно. Полагаю, интеллектуального зрителя нисколько не оскорбляют фильмы о проститутках, наркоманах, неудачниках, домохозяйках… Особой популярностью пользуются киноленты об аферистах. Так чем же не устраивают рельсы, металл, производство? Чем не устраивают инженеры, предприниматели, менеджеры? Исходя из текста рецензии можно было бы предположить, что все дело в травме коммунистического прошлого, где фильмами про заводы и колхозы граждан пичкали постоянно, и были эти фильмы всеми поголовно нелюбимы. Но те фильмы не любили тем больше, чем ближе зрители были к заводам и колхозам: на экране трактора были исправными, цеха чистенькими, водители непьющими, в жизни – отнюдь. Интеллигенция все больше посмеивалась или игнорировала. Идиосинкразии точно никакой не было, больше раздражали пустые полки магазинов и некачественный коньяк. В Советском Союзе все были в равных условиях. Как говорит Жванецкий, мы делали вид, что работали, они делали вид, что платили. Напоминание же о капиталистических «рельсах-шпалах» есть прямое указание на источник материального изобилия и, что важнее, относительного материального благополучия тех, кто к «рельсам-шпалам» никакого отношение не имеет. И пока материальное производство «знает свое место», делает все, что мы едим, носим, в чем живем, ездим и через что выходим в Интернет, причем делает молча, все в порядке. Совсем другое дело, если интеллектуалу сказать, что «рельсы-шпалы», вообще говоря, могут и исчезнуть – возьмут «враги рода человеческого» и перестанут эксплуатировать наемный труд и производить что-либо. Еще хуже, если появляется популярная идеология, канализирующая раздражение участников производственных совещаний столь милым сердцу философа кампусным социализмом. Практически весь американский чайный бунт последнего времени основан на этом раздражении и недовольстве. Автор рецензии сам прекрасно формулирует одну из причин такого недовольства. По его мнению, небесный свод держат и держали «совсем другие герои». Несложно догадаться, что это интеллектуалы, в высшем своем изводе – философы. Дело уже давно не в философии позитивизма или весьма эксцентричных воззрениях самой Айн Рэнд. Сегодня ее «Атлант» – с одной стороны, напоминание, что не стоит из благоустроенных университетских помещений указывать индустрии на ее ничтожное место в жизни общества, с другой, это своего рода манифест причастных к «рельсам-шпалам». Манифест, как и фильм, такой, какой есть. За неимением лучшего. И вместо того, чтобы ждать второй, более удачной попытки «добавить в позитивизм попкорн» (выражение Василия Ванчугова), я бы посоветовал философам пересмотреть свое отношение к пресловутым капиталистам, да и вообще к представителям экономического класса и, относясь к ним с заботой и благодарностью, попробовать привить им какую-нибудь другую идеологию вместо «Атланта». Ведь будь я предпринимателем, то по прочтении рецензии профессора я бы испытал острый приступ желания перестать платить налоги. Совсем. Расправить плечи. [1] Если следовать автору романа Дэвиду Митчеллу, то переводить на русский язык и роман, и фильм следовало бы «Порочный Атлант», поскольку в интервью радио BBC автор сказал: «Само название „Порочный Атлант“; порочность относится к постоянно меняющимся проявлениям Атланта, к неизменной человеческой природе, которая всегда остается и всегда будет оставаться таковой. Так что темой книги является жажда, с которой люди охотятся на отдельных лиц, группы — на группы, народы — на народы, племена — на племена». Вот теперь замените порочного Атланта на облачный атлас, и станет понятной бессмыслица перевода названия на русский язык. Фильм Вачовски и Тыквера бичует различные исторические проявления «Атланта», намекая, что это «тот самый Атлант». Дмитрий Дробницкий

09 января 2013, 01:44

Как устроена бизнес-империя братьев Кох, главных противников Обамы

Миллиардеры Чарльз и Дэвид Кох создали компанию с выручкой более $100 млрд, теперь они борются за «настоящую демократию» Человек, который, по оценке Forbes, входит в число 50 самых влиятельных людей в мире, топ-20 самых богатых и, пожалуй, в дюжину самых ненавидимых людей на планете, постоянно рефлексирует. Однако, учитывая, что Чарльзу Коху исполнилось 77 лет, это простительно. Простительно потому, что недавно он назвал президентские выборы «виной всех войн», и потому, что Koch Industries является второй крупнейшей частной компанией в Америке (после Cargill) с выручкой $115 млрд. Читать далееПохожие статьиПравила бизнеса Ларри ЭллисонаЗачем друг Путина спас магазин, в котором собираются российские оппозиционерыПочему России выгодна новая администрация Барака Обамы