• Теги
    • избранные теги
    • Компании280
      • Показать ещё
      Разное123
      • Показать ещё
      Страны / Регионы86
      • Показать ещё
      Издания15
      • Показать ещё
      Международные организации11
      • Показать ещё
      Формат6
      Люди61
      • Показать ещё
      Сферы4
      Показатели3
01 декабря, 16:28

Citic-Carlyle near deal to buy McDonald's China assets: source

(Reuters) - A consortium led by private-equity firm Carlyle Group and Chinese conglomerate Citic Group Corp has neared a deal to buy McDonald's Corp's stores in China and Hong Kong for up to $3 billion, a source with direct knowledge of the matter said.

30 ноября, 03:14

President Obama Announces More Key Administration Posts

WASHINGTON, DC – Today, President Barack Obama announced his intent to nominate the following individual to a key Administration post: Patrick K. Nakamura – Member, Federal Mine Safety and Health Review Commission President Obama also announced his intent to appoint the following individuals to key Administration posts: Jeri L. Williams – Member, Medal of Valor Review Board Phil Fuentes – Member, President’s Advisory Commission on Educational Excellence for Hispanics Charles H. Ramsey – Member, National Infrastructure Advisory Council Dan Tangherlini – Member, National Infrastructure Advisory Council Thelma Duggin – Member, Board of Trustees of the Woodrow Wilson International Center for Scholars David C. Jacobson – Member, Board of Trustees of the Woodrow Wilson International Center for Scholars Tom A. Bernstein – Member, United States Holocaust Memorial Council David Marchick – Member, United States Holocaust Memorial Council Michael Polsky -- Member, United States Holocaust Memorial Council Richard Price -- Member, United States Holocaust Memorial Council Ronald A. Ratner -- Member, United States Holocaust Memorial Council President Obama said, “I am proud that such experienced and committed individuals have agreed to serve the American people in these important roles.  I look forward to working with them.” President Obama announced his intent to nominate the following individual to a key Administration post: Patrick K. Nakamura, Nominee for Member, Federal Mine Safety and Health Review Commission Patrick K. Nakamura was confirmed as a member of the Federal Mine Safety and Health Review Commission (FMSHRC) in 2010.  Prior to his service on the FMSHRC, Mr. Nakamura was a Partner at the law firm formerly known as Nakamura, Quinn & Walls, LLP from 1989 to 2010.  He also served as a Partner at the law firm Stropp & Nakamura from 1984 to 1989 and was an Associate at the law firm Cooper, Mitch & Crawford from 1983 to 1984.  Prior to entering private practice, Mr. Nakamura was an attorney with Legal Services Corporation of Alabama where he provided legal services to indigent clients from 1978 to 1982.  Mr. Nakamura received a B.A. from the University of California, Berkeley and a J.D. from the Georgetown University Law Center. President Obama announced his intent to appoint the following individuals to key Administration posts: Jeri L. Williams, Appointee for Member, Medal of Valor Review Board Jeri L. Williams is the Chief of Police of the Phoenix Police Department, a position she has held since October 2016.  Chief Williams previously served as Chief of Police at the Oxnard Police Department from 2011 to early 2016.  She also served as Interim Fire Chief at the Oxnard Fire Department from 2015 to 2016.  Prior to becoming the Police Chief in Oxnard, Chief Williams spent 22 years at the Phoenix Police Department, starting as a Patrol Officer in 1989, rising through the ranks to become the Assistant Chief of the Southern Division before leaving the force in 2011.  Chief Williams received a B.A. from Arizona State University and an M.Ed. from Northern Arizona University. Phil Fuentes, Appointee for Member, President’s Advisory Commission on Educational Excellence for Hispanics Phil Fuentes has been an owner and operator of McDonald’s franchises since 1989.  Since 2013, Mr. Fuentes has served as a Director of the Urban Partnership Bank in Chicago, and he has also served on the Board of Directors of Illinois’s Regional Transportation Authority since 2008.  From 1999 to 2010, Mr. Fuentes served as Director of Clarity Communication Systems, Inc.  Mr. Fuentes also served as President of Array Technical Services, Inc. from 1985 to 1989.  He is a member of the Coca-Cola Hispanic Advisory Council.  Mr. Fuentes received a B.A. from Northeastern Illinois University and an M.B.A. from Rosary College. Charles H. Ramsey, Appointee for Member, National Infrastructure Advisory Council     Charles H. Ramsey is the Deputy Monitor for the Cleveland Police Department, a position he has held since March 2016.  Since January 2016, Mr. Ramsey has served as a consultant on policing and crime prevention and as a Distinguished Visiting Fellow at Drexel University’s Lindy Institute for Urban Innovation.  From 2008 to 2016, he was the Commissioner of the Philadelphia Police Department.  During that tenure, he was appointed Co-Chair of the President’s Task Force on 21st Century Policing, which he headed from 2014 to 2015.  In addition, Mr. Ramsey was President of the Major Cities Chiefs Association from 2011 to 2015 and President of the Police Executive Research Forum from 2010 to 2015.  From 1998 to 2007, he was Chief of Police for the Washington, D.C. Metropolitan Police Department.  He began his career in law enforcement in 1968 as a police cadet with the Chicago Police Department, and was eventually promoted to Deputy Superintendent in 1994.  Mr. Ramsey received a B.S. and an M.S. from Lewis University. Dan Tangherlini, Appointee for Member, National Infrastructure Advisory Council      Dan Tangherlini is Founder and President of Seamless Docs Federal, positions he has held since April 2016.  Mr. Tangherlini was Chief Operating Officer at Artemis Real Estate Partners from 2015 to 2016.  He previously served as Administrator of the General Services Administration (GSA) from 2013 to 2015.  Mr. Tangherlini was Assistant Secretary for Management, Chief Financial Officer, and Chief Performance Officer at the Department of the Treasury from 2009 to 2013 and was designated from 2012 to 2013 to serve as Acting Administrator of GSA.  Prior to holding these positions, Mr. Tangherlini worked for the District of Columbia government as City Administrator and Deputy Mayor from 2007 to 2009, Interim General Manager of the Washington Metropolitan Area Transit Authority in 2006, Director of the D.C. Department of Transportation from 2000 to 2006, and Chief Financial Officer of the D.C. Metropolitan Police Department from 1998 to 2000.  Mr. Tangherlini served in the Office of Policy at the Department of Transportation from 1997 to 1998.  He began his career as a Presidential Management Fellow, serving in the Office of Management and Budget from 1991 to 1997.  Mr. Tangherlini received a B.A. and an M.P.P. from the University of Chicago and an M.B.A. from the Wharton School of Business at the University of Pennsylvania. Thelma Duggin, Appointee for Member, Board of Trustees of the Woodrow Wilson International Center for Scholars Thelma Duggin is President of the AnBryce Foundation, a position she has held since 2010.  Ms. Duggin was a Senior Vice President at UnitedHealth Group from 2002 to 2010 and President of AmeriChoice of New York and AmeriChoice of New Jersey, Inc. from 1999 to 2002.  She was Coordinator of Minority Affairs to the Secretary of Transportation from 1983 to 1985.  Ms. Duggin worked at the White House as Special Assistant to the President and Director of the 50 States Project for Women from 1982 to 1983, and as Deputy Special Assistant to the President from 1981 to 1982.  She serves on the Board of Directors and Executive Committee of the National Symphony Orchestra and the Board of Trustees of The Aspen Institute.  Ms. Duggin received a B.S. from Edgewood College. David C. Jacobson, Appointee for Member, Board of Trustees of the Woodrow Wilson International Center for Scholars David C. Jacobson is Vice Chair of the Bank of Montreal Financial Group, a position he has held since 2013.  Previously, Mr. Jacobson served as the United States Ambassador to Canada from 2009 to 2013 and as Special Assistant to the President for Presidential Personnel at The White House in 2009.  He was an Attorney and Partner at Sonnenschein, Nath & Rosenthal L.L.P. from 1978 to 2008.  Mr. Jacobson is a member of the boards of various organizations, including the Chicago Council on Global Affairs, the Museum of Contemporary Art Chicago, the University of Chicago Harris School of Public Policy, and the Canada Institute at the Woodrow Wilson Center.  Mr. Jacobson received a B.A. from Johns Hopkins University and a J.D. from Georgetown University Law Center. Tom A. Bernstein, Appointee for Member, United States Holocaust Memorial Council Tom A. Bernstein is President and Co-Founder of Chelsea Piers, L.P, where he has worked since 1992.  He is also Co-Chairman of Chelsea Piers Connecticut, which he opened in 2012.  Mr. Bernstein served as a Principal of Silver Screen Management, Inc. from 1983 to 1998.  Mr. Bernstein was an attorney with Paul, Weiss, Rifkind, Wharton & Garrison from 1978 to 1983 and served as a Law Clerk to the Honorable Jack B. Weinstein of the U.S. District Court for the Eastern District of New York from 1977 to 1978.  He serves as Chair of the Partnership for Public Service, Vice Chair of the Board of Human Rights First, and is a member of the Yale University Council and the Board of Directors of City Year New York.  Mr. Bernstein was first appointed to the United States Holocaust Memorial Council in 2002, and has served as its Chairperson since 2010.  Mr. Bernstein received a B.A. from Yale College and a J.D. from Yale Law School. David Marchick, Appointee for Member, United States Holocaust Memorial Council David Marchick is Managing Director and Global Head of External Affairs at the Carlyle Group, positions he has held since 2007.  Mr. Marchick was an Attorney, Partner, and Vice Chair at Covington & Burling from 2001 to 2007.  He previously served in the Clinton Administration as Deputy Assistant Secretary for Trade Policy and Transportation Affairs at the Department of State, Principal Deputy Assistant for Trade Development at the Department of Commerce, and Deputy Director of Presidential Correspondence at the White House. Mr. Marchick serves as the Chairman of the Board of the Robert Toigo Foundation and is a member of both the Council on Foreign Relations and the Committee on Conscience of the United States Holocaust Memorial Museum.  Mr. Marchick received a B.A. from the University of California, San Diego, an M.A. from the University of Texas, Austin, and a J.D. from the George Washington University Law School. Michael Polsky, Appointee for Member, United States Holocaust Memorial Council Michael Polsky is Founder, President, and Chief Executive Officer of Invenergy, positions he has held since 2001.  Mr. Polsky founded SkyGen Energy LLC and co-founded Indeck Energy Services Inc., and he previously held positions at Fluor, Brown Boveri Turbomachinery, and Bechtel Power Corporation.  He serves on the boards of the University of Chicago, World Resources Institute, and the U.S. Olympic and Paralympic Foundation.  Mr. Polsky is also a member of the American Society of Mechanical Engineers and the Economic Club of Chicago.  Mr. Polsky received an M.S.M.E. from Kiev Polytechnic Institute and an M.B.A. from the University of Chicago. Richard Price, Appointee for Member, United States Holocaust Memorial Council Richard Price is Chairman and Chief Executive Officer of Mesirow Financial, positions he has held since 2011.  Mr. Price has held various positions at Mesirow Financial since 1972, including President, Chief Operating Officer, and Vice Chairman.  He has been a member of the Board of Directors of Mesirow Financial since 1987.  Mr. Price is a member of the Board of Directors of World Business Chicago and The Executives’ Club of Chicago, and is Vice Chairman of the Chicagoland Chamber of Commerce.  He also serves on the Board of Trustees of Rush University Medical Center, The Field Museum, and Ravinia Festival Association, as well as the Board of Directors of The Private Bank, Get In Chicago, and Big Shoulders Fund.  Mr. Price was first appointed to the United States Holocaust Memorial Council in 2012.  Ronald A. Ratner, Appointee for Member, United States Holocaust Memorial Council Ronald A. Ratner is Executive Vice President of Development at Forest City Realty Trust, a position he has held since 2016.  Mr. Ratner has held numerous positions at Forest City since 1975, including President and Chief Executive Officer of Forest City Residential Group.  He serves on the boards of the Cleveland Clinic and Enterprise Community Partners and previously served on the boards of The Ohio State University and Brandeis University.  Mr. Ratner was first appointed to the United States Holocaust Memorial Council in 2010.  Mr. Ratner received a B.A. from Brandeis University and an M.Arch. from the University of California, Los Angeles.

28 ноября, 16:14

Shell (RDS.A) Plans to Divest Onshore Properties in Gabon

Per reports published by Reuters, integrated energy major Royal Dutch Shell plc (RDS.A) is in talks to divest its onshore operations in Gabon.

22 ноября, 02:51

President Obama Announces More Key Administration Posts

WASHINGTON, DC – Today, President Barack Obama announced his intent to appoint the following individuals to key Administration posts: Fred Eychaner – General Trustee, Board of Trustees of the John F. Kennedy Center for the Performing Arts David Rubenstein – General Trustee, Board of Trustees of the John F. Kennedy Center for the Performing Arts Sam D. Brown – Member, Advisory Committee on the Arts for the John F. Kennedy Center for the Performing Arts William H. Freeman – Member, Advisory Committee on the Arts for the John F. Kennedy Center for the Performing Arts Lena L. Kennedy – Member, Advisory Committee on the Arts for the John F. Kennedy Center for the Performing Arts Randy L. Erwin – Member, Federal Salary Council Sayeed Choudhury – Member, National Museum and Library Services Board Luis Herrera – Member, National Museum and Library Services Board Homa Naficy – Member, National Museum and Library Services Board Tey Marianna Nunn – Member, National Museum and Library Services Board Jane Pickering – Member, National Museum and Library Services Board Beth Takekawa – Member, National Museum and Library Services Board Sarah Suszczyk – Member, National Council on Federal Labor-Management Relations William Valdez – Member, National Council on Federal Labor-Management Relations   Mark Toy – Commissioner, Mississippi River Commission Sue Lowry – Federal Commissioner, Red River Compact Commission Anna Eleanor Roosevelt – Alternate Commissioner, Roosevelt Campobello International Park Commission Luis M. Benavides – Member, United States Section of the United States-Mexico Border Health Commission President Obama said, “I am pleased to announce that these experienced and committed individuals have decided to serve our country.  I look forward to working with them.” President Obama announced his intent to appoint the following individuals to key Administration posts: Fred Eychaner, Appointee for General Trustee, Board of Trustees of the John F. Kennedy Center for the Performing Arts Fred Eychaner is Founder and Chairman of Newsweb Corporation, positions he has held since 1971.  Mr. Eychaner also founded Alphawood Foundation in 1991.  He is on the Board of Directors for the Joffrey Ballet of Chicago and served as its Chairperson from 2009 to 2011.  Mr. Eychaner is a Trustee of the Art Institute of Chicago and a Trustee of the Asian Art Museum of San Francisco, and is also a member of the Asian Art Visiting Committee at the Metropolitan Museum of Art.  He was first appointed to the Board of Trustees of the John F. Kennedy Center for the Performing Arts in 2010.  Mr. Eychaner received a B.S.J. from the Medill School of Journalism at Northwestern University.   David Rubenstein, Appointee for General Trustee, Board of Trustees of the John F. Kennedy Center for the Performing Arts David Rubenstein is Co-Chief Executive Officer and Co-Founder of The Carlyle Group, positions he has held since 1987.  Mr. Rubenstein served as Deputy Assistant to the President for Domestic Policy at the White House from 1977 to 1981 and was an Associate at Paul, Weiss, Rifkind, Wharton & Garrison from 1973 to 1975.  Mr. Rubenstein is President of the Economic Club of Washington, a Chairman-Elect of the Smithsonian Institution, and Chairman of the Board of Trustees of Duke University.  He is Co-Chairman of the Board of Trustees of the Brookings Institution, Vice Chairman of the Board of Trustees of the Council on Foreign Relations, and serves on numerous other Boards of Trustees including for The University of Chicago, Johns Hopkins Medicine, Institute for Advanced Study, and Lincoln Center for the Performing Arts.  He was first appointed to the Board of Trustees of the John F. Kennedy Center for the Performing Arts in 2004, reappointed in 2009 and 2013, and elected as Chairman of the Board in 2010.  Mr. Rubenstein received a B.A. from Duke University and a J.D. from The University of Chicago Law School. Sam D. Brown, Appointee for Member, Advisory Committee on the Arts for the John F. Kennedy Center for the Performing Arts Sam D. Brown is an Executive Vice President at Amalgamated Bank, a position he has held since 2014.  Mr. Brown was Director of the White House Business Council from 2013 to 2014 and Chief of Staff for Organizing for Action in 2013.  He was the Finance Chief of Staff for the Presidential Inaugural Committee in 2013, the Finance Chief of Staff for Obama for America from 2011 to 2012, the Finance Chief of Staff for the Democratic National Committee from 2009 to 2011, and Deputy Finance Director for the Presidential Inaugural Committee in 2009.  From 2004 to 2009, he held various positions as a political and financial consultant.  Mr. Brown received a B.A. from the University of Southern California. William H. Freeman, Appointee for Member, Advisory Committee on the Arts for the John F. Kennedy Center for the Performing Arts William H. Freeman is Co-Founder and Chairman of Freeman Webb, Inc., a position he has held since 1979.  Mr. Freeman was Director of Downtown Urban Development for the Metropolitan Nashville Development and Housing Agency from 1978 to 1979.  He serves on the Board of Commissioners of the Metropolitan Nashville Airport Authority, the Board of Trustees of the Tennessee State University Foundation, the Board of Directors of the Children’s House, and the Board of Directors of Hydratrek, Inc.  Mr. Freeman also served on the Nashville State Community College Foundation Board of Directors from 2013 to 2014. Mr. Freeman attended the University of Tennessee at Knoxville. Lena L. Kennedy, Appointee for Member, Advisory Committee on the Arts for the John F. Kennedy Center for the Performing Arts Lena L. Kennedy is Founder, Chief Executive Officer, and President of L.L. Kennedy & Associates, Inc., positions she has held since 1998.  Ms. Kennedy is also Founder and Conference Director of the Southern California Women’s Health Conference & Exposition, positions she has held since 2000.  She was Community Outreach Officer and Supervising Program Officer at the Flintridge Foundation from 1989 to 1998.  Ms. Kennedy was appointed as National Co-Chair for the United States African American Leadership Council.  Ms. Kennedy attended the University of California, Los Angeles. Randy L. Erwin, Appointee for Member, Federal Salary Council Randy L. Erwin is currently the National Secretary-Treasurer of the National Federation of Federal Employees (NFFE), a position he has held since 2015.  Mr. Erwin has served in a variety of positions at NFFE, including Executive Director from 2014 to 2015, Director of Legislative Affairs from 2005 to 2014, and Assistant to the National President from 2001 to 2005.  Mr. Erwin received a B.S. and an M.A. from Georgetown University and an M.A. and M.B.A from Johns Hopkins University. Sayeed Choudhury, Appointee for Member, National Museum and Library Services Board Sayeed Choudhury is Associate Dean for Research Data Management and the Hodson Director of the Digital Research and Curation Center at the Sheridan Libraries of Johns Hopkins University, positions he has held since 2011 and 1997, respectively.  Mr. Choudhury served as Senior Presidential Fellow at the Council on Library and Information Resources from 2009 to 2013 and was a lecturer at Johns Hopkins University from 2008 to 2010.  He is a member of the Board of the National Information Standards Organization and the Advisory Board for OpenAIRE2020.  Mr. Choudhury has been a member of the National Academies Board on Research Data and Information, Digital Library Federation Advisory Committee, and the Library of Congress' National Digital Stewardship Alliance Coordinating Committee.  Mr. Choudhury received a B.S. and M.S. from Johns Hopkins University. Luis Herrera, Appointee for Member, National Museum and Library Services Board Luis Herrera is City Librarian for the San Francisco Public Library, a position he has held since 2005.  Mr. Herrera worked as Director of Information Services for the City of Pasadena from 1995 to 2005, Deputy Director of Library Services for the City of San Diego from 1989 to 1995, and Associate Director of Library Services for the City of Long Beach from 1983 to 1989.  He was Assistant Coordinator of Extension Services for the El Paso Public Library from 1979 to 1983.  Mr. Herrera is a founding board member of the Digital Public Library of America.  He serves on the Board of Trustees of the Latino Community Foundation and previously served as Chair of the California Council for the Humanities.  Mr. Herrera was named the Library Journal’s Librarian of the Year in 2012.  Hewas first appointed to the National Museum and Library Services Board in 2012.  Mr. Herrera received a B.S. from the University of Texas at El Paso, an M.L.S. from the University of Arizona, and an M.P.A. from California State University, Long Beach. Homa Naficy, Appointee for Member, National Museum and Library Services Board Homa Naficy is Chief Adult Learning Officer at Hartford Public Library, where she has worked since 2000.  Ms. Naficy served as Library Consultant at the Hebrew Home for the Aged in 1999 and as an Adult and Outreach Services Librarian in the Westchester Library System from 1995 to 1999.  She was a Reference Librarian at several libraries, including the White Plains Public Library, Yonkers Public Library, Newark Public Library, and New Rochelle Public Library.  Ms. Naficy is Founder and Director of The American Place, a program designed for Hartford’s immigrant and refugee community.  She was named a White House Champion of Change in 2013 and was awarded the Connecticut Immigrant of the Year Award in 2001.  Ms. Naficy received a B.A. from American University of Paris and an M.L.S. from Rutgers University. Dr. Tey Marianna Nunn, Appointee for Member, National Museum and Library Services Board Dr. Tey Marianna Nunn is Director and Chief Curator of the Art Museum and Visual Arts Program at the National Hispanic Cultural Center, a position she has held since 2006.  Dr. Nunn wasCurator for Contemporary Hispano and Latino collections at the Museum of International Folk Art from 1997 to 2006.  She is a Trustee on the Board of El Rancho de las Golondrinas, and was a member of the Boards of Trustees for the American Alliance of Museums and the Western States Arts Federation.  Dr. Nunn received a B.A. from the University of Nevada, Reno and an M.A. and a Ph.D. from the University of New Mexico. Jane Pickering, Appointee for Member, National Museum and Library Services Board Jane Pickering is Executive Director of the Harvard Museums of Science and Culture, a position she has held since 2013.  Ms. Pickering worked at Yale Peabody Museum of Natural History as Deputy Director from 2004 to 2013 and Assistant Director for Public Programs from 2002 to 2004.  She was Director of the Massachusetts Institute of Technology Museum from 1998 to 2002, Senior Curator at the Museums of the Royal College of Surgeons of England from 1997 to 1998, and Assistant Curator of Zoological Collections at the Oxford University Museum of Natural History from 1989 to 1997.  Ms. Pickering received an M.A. from the University of Cambridge and an M.Sc. from the University of Leicester. Beth Takekawa, Appointee for Member, National Museum and Library Services Board Beth Takekawa is Executive Director of the Wing Luke Museum of the Asian Pacific American Experience (The Wing), a position she has held since 2008.  Ms. Takekawa served as The Wing’s Chief Executive Officer in 2007 and was Associate Director from 1997 to 2006.  She was appointed by the Governor of Washington to serve as a Commissioner on the Washington State Arts Commission from 2009 to 2015, and serves on the board of the Downtown Seattle Association and International District Emergency Center.  Ms. Takekawa is a 2011 Salzburg Global Seminars Fellow, and was a member on the National Planning Committee for the Minidoka National Historic Site.  Ms. Takekawa attended the University of Minnesota Twin-Cities and received a B.A. from Hunter College of the City University of New York. Sarah Suszczyk, Appointee for Member, National Council on Federal Labor-Management Relations Sarah Suszczyk serves as Federal Director of the National Association of Government Employees (NAGE), SEIU, a position she has held since 2013.  Since 2016, she has also served as the co-chair of the Federal Workers Alliance.  Ms. Suszczyk joined NAGE in 2008 and has held various positions including: Federal Deputy Director from 2011 to 2013; Regional Counsel from 2009 to 2011; and Assistant Regional Counsel from 2008 to 2009.  Prior to joining NAGE, she worked in private practice serving as an Associate Attorney at Severn, O’Connor & Kresslein, PA from 2007 to 2008 and at the Law Offices of Charles E. Ganley, LLC from 2005 to 2007.  Ms. Suszczyk received her B.A. from the University of Colorado and her J.D. from American University Washington College of Law. William Valdez, Appointee for Member, National Council on Federal Labor-Management Relations William Valdez serves as President of the Senior Executive Association, Inc., a position he assumed in 2016.  Since 2014, Mr. Valdez has served as Senior Vice President of the Consultants International Group, Inc. and as a Principal at Deep Water Point, LLC.  He has been a member of the Adjunct Faculty at American University’s School of Public Affairs since 2013 where he specializes in Federal government evaluation and strategic planning.  From 1994 to 2014, Mr. Valdez served at the United States Department of Energy, holding several positions including: Acting Director in the Office of Economic Impact and Diversity; Director of Business Services in the Office of Energy Efficiency and Renewable Energy; and Director of Planning and Analysis and Director for Workforce Development in the Office of Science.  He was elected to the Senior Executive Association’s Board of Directors in 2005 and served as Chairman from 2011 to 2013.  Mr. Valdez received a B.A. from the University of Texas and an M.A. from the Johns Hopkins School of Advanced International Studies. Brigadier General Mark Toy, Appointee for Commissioner, Mississippi River Commission Brigadier General Mark Toy is Commanding General of the Great Lakes and Ohio River Division with the U.S. Army Corps of Engineers, a position he has held since 2016.  General Toy has held numerous positions with the U.S. Army Corps of Engineers, including Commanding General of the South Pacific Division from 2014 to 2016, Chief of Staff from 2013 to 2014, and District Commander of the Los Angeles District from 2010 to 2013.  He served as Chief of the Engineer Branch of the Officer Personnel Management Directorate of the U.S. Army Human Resources Command from 2007 to 2009 and Commander for the 84th Engineer Combat Battalion from 2005 to 2007.  General Toy received a B.S. from the United States Military Academy at West Point, an M.S. from Boston University, an M.S. from the University of California at Los Angeles, and an M.S. from the Industrial College of the Armed Forces. Sue Lowry, Appointee for Federal Commissioner, Red River Compact Commission Sue Lowry is the owner of Avocet Consult, LLC, where she consults on water management and resource policy issues.  Ms. Lowry worked in the Wyoming State Engineer’s Office from 1988 to 2016, serving as an Interstate Streams Engineer from 1988 to 1995, Director of Policy and Administration from 1995 to 2002, and Administrator of the Interstate Streams Division from 2002 until her retirement in 2016.  Ms. Lowry served on the Western States Water Council from 2001 to 2016 and was President of the Interstate Council on Water Policy from 2006 to 2007 and 2011.  Governor Matt Mead appointed Ms. Lowry to be Wyoming’s Commissioner on the Bear River and Yellowstone River Compact Commissions in 2012. Ms. Lowry received a B.S in Agricultural Economics and an M.S. in Range Management and Water Resources from the University of Wyoming. Anna Eleanor Roosevelt, Appointee for Alternate Commissioner, Roosevelt Campobello International Park Commission   Anna Eleanor Roosevelt is Chief Executive Officer of Goodwill Industries of Northern New England, a position she has held since 2011.  Ms. Roosevelt was Vice President for Global Corporate Citizenship at The Boeing Company from 2006 to 2011 and Director of Community and Education Relations at Boeing World Headquarters from 2001 to 2005.  She served as Executive Director of the Brain Research Foundation at the University of Chicago from 1999 to 2001 and was an Independent Consultant in the Mayor’s Office of Program Development for the City of Chicago from 1996 to 1998.  Ms. Roosevelt was Executive Director of Museums in the Park from 1991 to 1996 and Administrator and Program Director at the Center for Scandinavian Studies at North Park College from 1986 to 1988.  She is Chair of the Board of Directors of the Roosevelt Institute, and serves on the Board of Directors for the Jim Browne Foundation and the Maine Community Foundation.  Ms. Roosevelt received an A.B. from Stanford University and an M.S. from the University of North Carolina, Chapel Hill. Dr. Luis M. Benavides, Appointee for Member, United States Section of the United States-Mexico Border Health Commission Dr. Luis M. Benavides is Co-Founder and President of Laredo Premier Healthcare, positions he has held since 2016.  Dr. Benavides is also an Attending Physician at Laredo Specialty Hospital, Providence Medical and Surgical Center, and Doctors Hospital of Laredo, positions he has held since 2007, 2003, and 1982, respectively.  He is Medical Director for both Nurses on Wheels Hospice and Regent Care Nursing Home, positions he has held since 2003 and 1990, respectively.  Dr. Benavides was a Solo Practitioner from 1982 to 2016 and was previously a member of the Texas Medical Association Council on Legislation.  He is Vice Chairman of Texas Medical Association Border Health Caucus.  Dr. Benavides received a B.A. from University of Texas at Austin and an M.D. from The University of Texas Health Science Center at San Antonio.

21 ноября, 16:29

Symantec Confirms Buying ID Protector LifeLock for $2.3B

The week-long speculation is finally over as cybersecurity firm Symantec Corporation (SYMC) confirmed yesterday that it has entered into a definitive agreement to acquire Arizona-based LifeLock Inc. (LOCK).

19 ноября, 20:38

Обратная сторона Дональда Трампа

Что и кто стоит за сенсационной победой республиканского кандидата 8 ноября Триумф семью ТрампаЧто же, собственно, произошло в США на президентских выборах 8 ноября 2016 года, что происходит после них и чего можно ожидать в ближайшем будущем? Почему 45-м президентом этой страны сенсационно был избран республиканский кандидат Дональд Трамп, а не его соперница от Демократической партии Хиллари Клинтон, победу которой обещали все опросы, прогнозы и — якобы — даже предсказания покойных Ванги с Эдгаром Кейнсом на пару?Очевидный ответ на эти вопросы можно получить, если посмотреть на электоральную карту состоявшихся выборов: подавляющее большинство штатов США проголосовало почти так же, как четыре года назад, когда демократ Барак Обама, получив 65,9 млн. голосов и голоса 332 выборщиков из 26 штатах, обошёл республиканца Митта Ромни (60,9 млн. голосов и 206 выборщиков из 24 штатов) и остался хозяином Овального кабинета в Белом доме на второй президентский срок — правда, уже тогда "уступив" сопернику, по сравнению с триумфальными для себя выборами 2008 года, два штата: Индиану и Северную Каролину.Теперь же "сменили цвет" с "синего", демократического, на "красный", республиканский, сразу шесть штатов: Айова (6 выборщиков), Висконсин (10), Мичиган (16), Огайо (18), Пенсильвания (20) и Флорида (29). Эти 99 выборщиков и должны сделать Дональда Трампа 45-м президентом США, с запасом обеспечив ему необходимое для избрания большинство в 270 голосов, хотя в целом за республиканского кандидата проголосовало меньше избирателей, чем за Хиллари Клинтон (согласно текущим, но еще не окончательным официальным данным — 60,35 млн. против 61 млн.).Такая ситуация в истории США стала четвёртой по счёту, а за истекшие 16 лет сложилась уже во второй раз — в 2000 году республиканец Джордж Буш-младший стал 43-м президентом США (271 выборщик), хотя за него проголосовало всего 50,46 млн. избирателей против 51 млн. у демократа Альберта Гора. На этот раз "синие" после "восьмилетия Обамы" снова оказались в проигрыше.Следующий вопрос: почему это произошло? — судя по всему, уже не имеет столь простого и однозначного ответа. Видимо, прежде всего, речь может идти об усилении кризисных явлений в американской экономике, которые за истекшие четыре года сильно затронули промышленную агломерацию Среднего Запада, к которой относятся четыре (за исключением Флориды), а если учитывать и территориально примыкающую к ним аграрную Айову — то и пять из шести "сменивших окраску" в пользу Трампа штатов.Вот что писал об этом ещё 3 ноября в "Хаффингтон Пост" известный кинорежиссёр-документалист Майкл Мур, изначально — сторонник "антисистемного" демократа Берни Сандерса: «Трамп добьёт Клинтон. Когда он стоял в тени завода "Форд Мотор" во время мичиганских праймериз, Трамп пригрозил корпорации, что если она действительно закроет этот завод и перенесёт его в Мексику, он наложит 35%-ную пошлину на каждый автомобиль, произведённый в Мексике и ввезённый обратно в США. О, какой сладкой музыкой были эти слова для ушей рабочего класса Мичигана! А когда он ещё подкинул угроз в адрес "Эпл", что запретит ей делать айфоны в Китае и заставит перенести производство в Америку, сердца людей растаяли, и Трамп ушёл с победой, которая должна была достаться соседнему губернатору Джону Касичу… Имеет Трамп это в виду или нет, вроде неважно, потому что он говорит такие вещи людям, которым плохо, но именно поэтому каждый побитый, безымянный, забытый работяга, который когда-то был частью того, что называется средним классом, любит Трампа. Он — человек-коктейль Молотова, которого они так долго ждали; человек-граната, которую они могут на законных основаниях бросить в систему, укравшую их жизнь. А 8 ноября, хотя они потеряли свои рабочие места, хотя банк отобрал их дом, что привело к разводу и потере жены и детей, хотя их машины заложены, у них годами не было настоящего отдыха, им всучили дерьмовый "бронзовый план" Obamacare, хотя они, по существу, потеряли всё, что имели, за исключением одной вещи — одной вещи, которая не стоит ни цента и гарантирована им американской конституцией: права голоса.Они могут быть без денег, они могут быть бездомными, они могут быть обманутыми и забитыми — это не имеет значения, потому что в день выборов они равны: миллионер имеет такое же количество голосов, как и безработный, — один. И народу из бывшего среднего класса больше, чем из класса миллионеров. Поэтому 8 ноября разорённый избиратель пойдёт в кабину для голосования, получит бюллетень, закроет занавес, возьмёт этот рычаг или ручку, или нажмёт на сенсорный экран и поставит большой X в графу с именем человека, который обещает перевернуть вверх ногами ту систему, которая разрушила их жизнь: Дональд Трамп.Они видят, что элита, которая разрушила их жизнь, ненавидит Трампа. Корпоративная Америка ненавидит Трампа. Уолл-стрит ненавидит Трампа. Карьерные политиканы ненавидят Трампа. СМИ ненавидят Трампа — после того, как они возлюбили и создали его, а теперь ненавидят. Спасибо, СМИ: враг моего врага — это тот, за которого я проголосую 8 ноября.Да, 8 ноября вы — простак Джо, простак Стив, простак Боб, простак Билли, все простаки Америки — встанете и пойдёте, чтобы взорвать всю чёртову систему, потому что это ваше право. Избрание Трампа будет самой большой вздрючкой, когда-либо зарегистрированной в истории человечества, и это будет чертовски здорово!»Разумеется, в любой охваченной кризисом системе "периферия" страдает раньше и сильнее "центра". Центр Среднего Запада, штат Иллинойс и мегаполис Чикаго, 8 ноября 2016 года остались "синими". По всей Америке "центры" голосовали за Клинтон, а "периферия" — за Трампа. И если бы президентские выборы в США были прямыми, нью-йоркский миллиардер сегодня был бы не "винером", а "лузером". Но "закон есть закон", в американскую электоральную систему изначально был заложен мощный механизм, который сегодня многие называют анахронизмом, но который позволяет не доводить дело до краха всей системы в угоду её "центрам", поэтому, согласно действующим избирательным нормам, победу празднуют сторонники Дональда Трампа, а не Хиллари Клинтон.В том числе — и благодаря штату Флорида, который, казалось бы, не только пользуется почти всеми благами "глобальной экономики", но и в значительной степени населён представителями этнических меньшинств, которые должны были "по определению" голосовать за Хиллари Клинтон. Но в этом "солнечном штате", где каждый пятый избиратель является испаноязычным и, в основном, эмигрантом с Кубы, нормализация отношений с Островом Свободы при сохранении там власти братьев Кастро была воспринята чрезвычайно негативно. И Флорида проголосовала за Трампа: 4,605 млн. голосов против 4,486 млн.! По большому счёту, можно сказать, что именно эти "лишние" 120 тысяч флоридских избирателей — вместе с "пенсильванским прорывом" Трампа — и решили исход голосования 8 ноября…На примере Флориды, где за Трампа проголосовало на полмиллиона человек больше, чем за Митта Ромни четыре года назад, наглядно видны ещё два механизма, которые сработали против Хиллари Клинтон: некомпетентность "команды Обамы", с разочарованием в ней "ядерного" электората "партии осла", а также позиционирование кандидата от Демократической партии в качестве чуть ли не 100%-ной аватары 44-го (и первого "небелого") президента США.Так вот, те миллионы американских избирателей, которые 8 лет назад поверили в "чудо Обамы" и его лозунг "Yes, we can!" ("Да, мы сможем!"), за истекшее время убедились, увы, в обратном. За Барака Обаму в 2008 году проголосовало рекордно большое число американских избирателей — почти 69,5 млн. В 2012 году их число сократилось до 65,9 млн., которых всё же хватило для победы, а теперь за Хиллари Клинтон проголосовало всего лишь 61 млн., и их для победы уже не хватило, хотя Трамп получил в целом даже меньше голосов, чем Митт Ромни четыре года назад. Поддержка демократического кандидата со стороны традиционного электората, который представляет собой, говоря словами Фрэнсиса Фукуямы, "коалицию женщин, афроамериканцев, испаноамериканцев, борцов за окружающую среду, и ЛГБТ" (а также, добавим от себя, получателей "вэлфера") по разным причинам оказалась слабее запланированной.Что это за причины? Провальная реформа здравоохранения Obamacare, сокращение объёма и качества программ социальной помощи, экономическая стагнация с гигантской реальной безработицей, вследствие чего реальный уровень жизни среднего американца не превышает уровня 1972 года, плюс сверхвысокий рост долгов: федерального, отдельных штатов, муниципального, корпоративного и частных домохозяйств на фоне растущего социального неравенства, позволяющего говорить о "среднем американце" только как о "статистическом фантоме", и запредельных трат на "продвижение демократии во всем мире" — всё это и многое другое привело к тому, что уже на промежуточных выборах 2014 года многие кандидаты от Демократической партии "на местах" попросту отказывались от публичной поддержки со стороны президента Обамы — чтобы не оттолкнуть от себя избирателей. Хиллари Клинтон пошла по другому пути: ни в чём не критикуя действующего президента США и полностью принимая на себя его курс. Возможно, "мозговые штабы" демократов дезориентировали рекордно высокие цифры отрицательного рейтинга Дональда Трампа, против которого, согласно данным социологических опросов, высказывались более 67% респондентов, в то время как против Хиллари Клинтон — "всего лишь" 54%, но, как выяснилось, из тех 65 млн. избирателей, которые не испытывали "трампофобии", в конечном итоге за республиканского кандидата проголосовали почти 60 млн., то есть электорат Трампа был мобилизован более чем на 90%, в то время как у его соперницы аналогичный показатель составил всего лишь 67%. Иными словами, каждый третий потенциальный сторонник Хиллари Клинтон на выборы попросту не пришёл. То есть голосование, вопреки расхожим штампам, всё-таки шло не "против", а "за". И демократы его проиграли.Важнейшую роль здесь сыграло изменение электорального профиля американского общества. Классическая и стандартная для стабильного общества "гауссиана", которую так возлюбили отечественные "либерасты", что даже считают этот "профиль одногорбого верблюда" единственно возможным на "честных выборах" распределением голосов, трансформировалась в столь же классический для кризисного общества "профиль двугорбого верблюда" с двумя пиками: "правым" и "левым", — а также с очевидным провалом в центре. Если до выборов 2016 года кандидаты двух партий вели бои за "центр", теперь центристская позиция, которую занимала Хиллари Клинтон, была заведомо проигрышной. И если в её соперничестве с Берни Сандерсом этот провал удалось купировать — пусть и не без потерь — при помощи административного ресурса "партии осла", то привлечь на свою сторону "левый" антиолигархический электорат экс-первой леди и экс-госсекретарю США, которая была, можно сказать, живым олицетворением американской политической и финансовой олигархии, понятное дело, не удалось.Выбор 8 ноября 2016 года для граждан США был выбором между инерционным продолжением прежнего курса американской элиты и его достаточно резкой, но вполне определённой сменой. Программа Трампа, направленная на возрождение реального сектора американской экономики и отказ от агрессивной политики имперского глобализма, выраженная в его геттисбергской речи 22 октября, не является предвыборной "пустышкой", о которой политик спокойно забывает на следующий день после своей победы на выборах.Ещё более показательным с данной точки зрения было выступление Трампа 19 октября в Лас-Вегасе на благотворительном вечере, где присутствовали практически все "сливки" американской "элиты", включая и Хиллари Клинтон. Республиканский кандидат не просто призвал всех собравшихся голосовать за себя, но и вывалил на свою оппонентку несколько тонн убойного компромата, включая ограбление ею "гаитянских деревень" и необходимость "вспомнить всё" на предстоящей беседе с главой ФБР Джеймсом Коми (через девять дней после выступления Трампа в Лас-Вегасе этот достойный наследник Эдгара Гувера напишет конгрессу США, что расследование против Хиллари Клинтон не закрыто, данная информация станет достоянием гласности и сыграет, по мнению самой Клинтон, решающую роль в её поражении). Более того, на личную послевыборную конфронтацию с Трампом "леди Вау" после многочасовых колебаний всё-таки не пошла, поздравив своего соперника с победой и дистанцировавшись от массовых протестов под лозунгами "Not my president!" ("Не мой президент!").Можно ли считать этого нью-йоркского миллиардера, занимающего 131-е место в списке "Форбс" самых богатых людей США, неким "антисистемным" кандидатом, "американским Жириновским", политическим фриком, вознесённым на вершины власти стихийной волной народного волеизъявления? Разумеется, можно. Но это всего лишь одна, лицевая сторона медали избранного 45-го президента США. Обратная сторона свидетельствует о том, что к этому месту он присматривался больше четверти века. Уже в 1988 году на шоу сверхпопулярной Опры Уинфри 42-летний тогда Дональд Трамп отвечал на явно "заказанный" им вопрос о своём будущем президентстве."Опра Уинфри: Вы сказали, что если когда-нибудь будете баллотироваться на пост президента, то выиграете.Дональд Трамп: Я не знаю, но я думаю, что выиграю. Я не пойду на проигрыш. Я никогда в жизни не шёл на проигрыш. И если бы я решился это сделать, у меня был бы огромный шанс выиграть. Не знаю, как думает ваша аудитория, но, по-моему, люди устали смотреть, как их страну грабят. И я не могу обещать всего, но могу точно сказать, что эта страна заработает гораздо больше денег без тех, кто двадцать пять лет на ней наживался. Всё изменится, поверьте мне!"Знаете, что здесь самое интересное? Самое интересное здесь — это временная отсылка в устах Дональда Трампа, отсылка на 25 лет назад, то есть к 1963 году, году убийства 35-го президента США Джона Кеннеди, демократа по партии и католика по вероисповеданию. Кстати, единственного президента США, который хотел вернуть американскому государству право эмитировать национальную валюту — право, в 1913 году делегированное Федеральной резервной системе…Именно после 1988 года молодой миллиардер-строитель из Нью-Йорка стал, вопреки законам большого бизнеса, активно работать в американском медиа-пространстве и нарабатывать себе узнаваемый имидж: выступать с публичными лекциями, организовывать конкурсы красоты и "бои без правил", вести телевизионные шоу и спонсировать политиков. Через 12 лет, в 2000 году Трамп впервые попробовал участвовать в президентских выборах — от Реформистской партии, бросив вызов другому миллиардеру, Росу Перро, который в 1992 и 1996 годах, выступая как независимый кандидат в связке с вице-адмиралом Джеймсом Стокдейлом, отбирал голоса у республиканцев (соответственно, 18,9% и 8%), помогая побеждать Биллу Клинтону. Тогда Трамп — в связке с той же Опрой Уинфри — даже "взял" два штата, Мичиган и Калифорнию, но быстро понял, что "третья сила" в соперничестве между Альбертом Гором и Джорджем Бушем-младшим уже не нужна и снял свою кандидатуру. В 2004 году вступил в Демократическую партию, став одним из её спонсоров, в 2009 году, после победы Барака Обамы, перешёл в стан "слонов"-республиканцев. Всё это позволило Трампу, не оставляя свой бизнес, достаточно глубоко разобраться в тонкостях американской политики.Вопрос заключается в том, насколько он делал это, исходя из своих внутренних потребностей, а насколько его "вели" внешние политические силы.Если рассматривать историю того поколения семейства Трампов (или даже клана Трампов-Маклеодов), к которому относится 45-й президент США, то можно зафиксировать один чрезвычайно интригующий момент: его невероятное — для "обычной" семьи миллионеров — возвышение началось после того, как младший брат Дональда Роберт в 1984 году женился на Блейн Бёрд, известнейшей "светской даме" Нью-Йорка. Именно после этого домохозяйка Мэриэнн Трамп-Барри начала свою головокружительную судейскую карьеру, в конце концов став старшим окружным федеральным судьёй (чтобы понять, что это такое, надо сказать, что таких судей всего девять на все США, а возглавляемый ею апелляционнный суд совсем недавно наложил штрафы на 14 крупнейших ТНК общей суммой свыше 100 млрд. долл.), Элизабет Трамп стала работать в системе Chase Manhattan Bank, став сначала "executive assistance" то есть заместителем исполнительного директора, а затем — "executive officer", то есть собственно исполнительным директором отделения в Нью-Йорке — уже JPMorgan Chase. А сам Дональд Трамп со своим младшим братом продолжили заниматься строительным, игорным и прочим бизнесом — разумеется, используя кредиты Chase Manhattan и защиту со стороны адвоката Роберта Барри, супруга окружного судьи Мэриэнн Трамп-Барри…Удивляет ли вас после этого тот факт, что в списке сил, поддерживавших Трампа на президентских выборах 2016 года, значатся и JPMorgan Chase, и Carlyle Group, и Credit Suisse, и ряд других крупнейших ТНК, а стоимость осуществлённой медиа-раскрутки данной фигуры оценивается в несколько десятков миллиардов долларов — при том, что прямые затраты Дональда Трампа на проведение своей выборной кампании оказались в 50(!) раз меньше, чем аналогичный показатель Хиллари Клинтон. Удивляет ли вас очевидная поддержка Трампа со стороны целого ряда американских спецслужб, включая ФБР и военную разведку? Кроме того, рядом с нью-йоркским миллиардером вроде бы случайно, но постоянно возникают фигуры иерархов католической церкви — и, даже несмотря на его публичные пикировки с папой Римским Франциском, 52% американских избирателей-католиков проголосовали за Трампа (практически все "латинос" США являются католиками). Не так много по сравнению с 81% WASP (белых англо-саксонских протестантов), но гораздо больше, чем за Хиллари Клинтон.Что дальше? Почему избрание Трампа вызвало такой шок у глобалистов всех мастей по всему миру? Почему соросовские НКО организуют протесты в крупных городах США, выплачивая их участникам по 150 долларов в сутки? Почему американские "звёзды" шоу-бизнеса и спорта не приемлют победы республиканского кандидата, как мантру, повторяя предвыборные обвинения Хиллари Клинтон своего оппонента и его сторонников в "расизме, фашизме, сексизме, гомофобии, ксенофобии, исламофобии — всего не перечесть"?Для ответа на эти вопросы можно сформулировать следующую рабочую гипотезу: победа Трампа хоронит модель "однополярного глобализма" Pax Americana, в рамках которой только и могут существовать — в своём нынешнем привилегированном статусе — указанные выше социальные страты.Единый глобальный рынок нынешней "империи доллара" отныне подлежит "многополярной" фрагментации, и в этой связи тезис о "новой Ялте" с гипотетическим участием Дональда Трампа, Си Цзиньпина и Владимира Путина обладает не меньшей прогностической силой, чем тезис о том, будто целью Трампа является раскол российско-китайского стратегического союза с выводом США в привычную им по двум мировым войнам ХХ века позицию "мудрой обезьяны, наблюдающей за схваткой тигров в долине". Для реализации подобной стратагемы у США сейчас нет ни времени, ни ресурсов, ни возможности "уйти в тень" и "выйти из тени".Да, Трампа двинули на президентский пост с целью списать глобальные долги — в первую очередь, американские — и перераспределить мировые активы. В чью пользу? — бенефициары, по большому счёту, уже известны. Но сделать это ему предстоит не путём развязывания ядерной войны, а путём "компромисса с позиций силы", пока это ещё возможно, пока в распоряжении "вашингтонского обкома" еще находятся десятки, если не сотни политических аналогов комплекса Swifton Village (Цинциннати, штат Огайо), с которого некогда начался бизнес-взлёт Дональда Трампа. Филиппины для КНР, Украина для России — это лишь самые очевидные "переговорные позиции" в руках у человека, который считает своё "искусство заключать сделки" важнейшим конкурентным преимуществом.Начнёт ли при этом 45-й президент США, как обещал, полноценный аудит Федрезерва, превратив этот главный эмиссионный центр современного мира в новую "Компанию Южных морей", — пока неизвестно. Вернее, уже известно, что нынешняя глава ФРС Джанет Йеллен доработает до 2018 года, но не будет рекомендована Дональдом Трампом на следующий срок полномочий.Подводя итоги, можно сказать, что сейчас в мировой истории наступает эпоха переговоров. Окажется ли она всего лишь недолгим затишьем перед новой финансово-экономической и военно-политической бурей, или же в результате будет достигнут некий устойчивый и способный к динамическому развитию баланс сил, — во многом зависит от того "глобального треугольника XXI века", который был описан в нашей книге, увидевшей свет ещё два года назад."Центр современного мира можно представить в виде "глобального треугольника", вершинами которого являются Соединённые Штаты Америки, Китайская Народная Республика и Российская Федерация.Если США продолжают оставаться признанным информационно-финансовым, научно-технологическим и военно-политическим лидером, а КНР к титулу самого населённого государства нашей планеты (свыше 1,3 млрд. человек) уже в начале 2000-х годов добавила статус "мастерской мира", то Россия — настоящая "кладовая мира", поскольку на её гигантской территории (включая шельфы морей и океанов) расположено, по разным оценкам, от четверти до трети всех запасов полезных ископаемых Земли, а кроме того — она является наследницей "советской империи", что в данном случае не менее важно. В рамках этого "глобального треугольника", скорее всего, и решится ближайшее будущее человеческой цивилизации. При этом остальные метарегионы планеты (Евросоюз, с особой ролью Великобритании как наследницы Британской империи, исламский мир, Латинская Америка, "чёрная" Африка, Индия и "жёлтая" Азия, включая Японию и Австралию) будут играть несамостоятельную — то есть вспомогательную и подчинённую — роль"..Оценивая избрание Дональда Трампа 45-м президентом США, мы можем констатировать, что наш прогноз полностью оправдывается, а создание "тройственного союза" между Вашингтоном, Пекином и Москвой вместо реализации любой конфликтной модели является оптимальным условием для преодоления глобального кризиса человеческой цивилизации.Александр Нагорный, Владимир Винниковhttp://zavtra.ru/blogs/obratnaya_storona_donal_da_trampa

16 ноября, 17:19

Nasdaq (NDAQ) Picks President Adena Friedman as New CEO

Nasdaq, Inc. (NDAQ) named Adena Friedman as its new Chief Executive Officer (CEO), effective Jan 1, 2017

16 ноября, 15:22

Is Symantec (SYMC) Mulling Over the Buyout of LifeLock?

Cybersecurity firm Symantec Corporation (SYMC) is reportedly one of the potential bidders for Tempe, AZ-based LifeLock Inc. (LOCK).

13 ноября, 12:29

Мнение: Кто стоит за Трампом?

Что-то сильно удручает реакция блогерско-аналитической общественности, не исключая и СМИ, по поводу победы Трампа на выборах. Результат подаётся так, будто для России, для наших общественных интересов президентство миллиардера будет проходить в дружелюбном и конструктивном ключе.

13 ноября, 12:03

Филиппины положили начало отходу Азии от США

Выборы могут привести к разительным переменам. После своей инаугурации на пост президента Филиппин в июне этого года, сменивший марионетку Вашингтона Бениньо Акино III (Benigno Aquino III), прямолинейный и не скрывающий своих убеждений Родриго Дутерте (Rodrigo Duterte) сдвинул свою стратегически важную азиатскую страну с геополитической орбиты США. Сейчас президент Дутерте совершает поездку по Азии, в ходе которой посетил Китай, а затем и Японию. Он сообщил, что также планирует встретиться с Путиным в России. Похоже, он нанесёт серьёзный удар по азиатской политике Пентагона, цель которой – военное окружение Китая. И отход Филиппин повлечёт за собой тектонические сдвиги по всей Азии, от Вьетнама до Мьянмы, и далее.

Выбор редакции
08 ноября, 21:27

Private Equity is Set to Grow Much Bigger

The young investment class’ assets under management have increased to $4.3 trillion from a mere $30 billion when I started in this business in 1992. If current trends hold, momentum is about to rev up relative to passive investments like stocks. On October 26, during Carlyle Group’s third quarter earnings call, [...]

02 ноября, 00:54

Evan Bayh’s Meetings With Bankers Went Beyond Official Business, Schedule Shows

WASHINGTON ― Evan Bayh, the former Indiana senator seeking to regain his old seat, spent the last year of his time in office meeting with corporate recruiters to line up his next job. Back in 2010, when Bayh first announced his retirement from the Senate in an op-ed in the New York Times, he explained that he was leaving the institution because it had become too dysfunctional. Over the next few months, he offered a set of reforms he said would make the chamber a better place ― like it was when he watched his father serve there 35 years ago. Bayh told Ezra Klein, then of The Washington Post, that he was quitting the Senate because he wanted “to be engaged in an honorable line of work.” Klein called that line “the single most pervasive and devastating critique” of the Senate he’d ever seen. What Bayh was actually doing during his final year in office, it turns out, is an even more devastating critique. In October, the Associated Press obtained a copy of his Senate schedule and reported he held “more than four dozen meetings and phone calls with headhunters and future corporate employers.” A campaign spokesman told the AP, “It was entirely ordinary and even important for him to meet with industry leaders to insist upon regulatory changes.” Bayh was, after all, a member of the banking committee, which in 2010 was debating the Wall Street reform bill known as Dodd-Frank. The AP didn’t publish his schedule and offered few details of the meetings, but The Huffington Post has independently obtained a copy. Meeting with corporate headhunters is acceptable under Senate rules, since headhunters typically don’t have specific interests to litigate before the Congress. But the job of headhunters, of course, is to connect companies with potential job candidates ― even when that candidate may be a senator who still has considerable influence over the legislative agenda those companies care about. The job titles of four of the people Bayh met with were at the time “chief talent officer”; “global head of human resources”; “senior vice president, talent acquisition leader for campus recruiting, executive recruiting and commercial banking”; and “global head of talent acquisition.” Those are not the sort of executives a senator meets with to talk about legislation. Bayh’s spokesman warned about relying on the schedule, adding that Bayh’s Senate opponent would be a far worse occupant of the seat. “This alleged schedule is incomplete, missing more than 40 percent of the votes Evan took in 2010, and clearly not a reliable source of information on how Evan Bayh’s time was spent,” he said. “Hoosiers know that Evan Bayh has always stood with them, and will see through this transparent effort to hand a Senate seat to a known tax cheat who voted to risk the privatization of Social Security.” Bayh’s campaign has come under a brutal onslaught in the past several weeks, and a race in which he was comfortable ahead is now neck and neck, putting Hillary Clinton’s ability to fill the vacant Supreme Court seat in jeopardy. The next president could end up appointing as many as three additional new justices. Republicans have suggested that if they maintain control of the upper chamber, they will prevent Clinton from making appointments, triggering a full-blown constitutional crisis, and slowing progress on everything from LGBT rights to the environment to immigration, civil rights, reproductive freedom and the role of money in the political system. Bayh’s race could tip the balance. *** When Evan Bayh met with Credit Suisse Americas CEO Rob Shafir for the first time in 2010, it really was for official Senate business. Bayh, Shafir and Credit Suisse lobbyist Michael Williams sat down in his Senate office in the Russell building on April 15 for a meeting described as “Volcker Rule and OTC derivatives provisions.” Bayh would later play a leading role in watering down the Volcker Rule, which was an effort to prevent banks from gambling with taxpayer-backed assets. The Senate passed the final version of the Dodd-Frank financial reform bill that included the rule on July 15, with Bayh voting to approve it. A little more than a month later, on Aug. 23, Bayh met with Credit Suisse CEO Brady Dougan at the bank’s New York office. Two weeks later, he met again with Shafir. This time it was at Shafir’s office in New York rather than Bayh’s Senate office. A week later he had a call with Credit Suisse Investment Bank CEO Eric Varvel. On Sept. 27, he met in person with Varvel and Bruce Ling, Varvel’s chief of staff, in New York. That same day he met with Pamela Thomas-Graham, and this one was the giveaway: She was global head of human resources. According to the schedule, the hotel tab was picked up by “EBC.” The source who provided the document to HuffPost said the notation is shorthand for the Evan Bayh Committee, meaning it was paid for by his campaign fund (politicians are allowed to keep their campaign funds running even if they are not planning to run for re-election, as was the case with Bayh at that time). The expense was justified by a breakfast he did that morning, a fundraiser for New York Sen. Kirsten Gillibrand held at the office of Centerview Partners, a boutique investment bank. Bayh may have seen a familiar faces there; on June 7, he had met in the same office with Centerview’s co-founder Blair Effron. A Centerview spokesman declined to comment on the meetings. On Oct. 1, Bayh also traveled to Charlotte to meet with Bank of America executives. Mike Flood, a headhunter at the firm Westwood Partners, paid for the hotel in Charlotte, putting to rest any question of whether the trip was job-search-related. His schedule lists him meeting with Andrea Smith, whose title was global head of human resources, and Karen Kirchner, whose mouthful of a title was “SVP, Talent Acquisition Leader for Campus Recruiting, Executive Recruiting and Commercial Banking.” Kirchner has since left the bank, and declined to comment. The Bank of America courtship had started earlier that year. Bayh had lunch with Jim Forbes, who ran the bank’s private equity arm, on June 12. A month later, on July 12, he met in Bank of America’s New York office with Sallie Krawcheck, the head of the global banking division, just days before Bayh played a major role in weakening the Volcker Rule. Bayh met with the bank’s then-president Brian Moynihan in his New York office on Sept. 2, and a month later he was in Charlotte talking with HR. And three days after his Charlotte meeting, he flew to Boston to meet with Anne Finacune, who was Bank of America’s global head of marketing, branding and government relations at the time. According to the schedule, Michael Sherman, whose title was global head of talent acquisition, met Bayh in the lobby and escorted him up to Finacune’s office. For good measure, Bayh also met with executives at the private equity firm Advent International and Bain Capital, made famous by its former founder Mitt Romney’s 2012 White House run, while he was in Boston. (A spokeswoman for Bain declined to comment. Advent did not return request for comment.) Bayh stayed at the Nine Zero Hotel during that trip. It added, “NOTE: A high level quiet room away from the elevators and ice machine has been requested. Extra pillows have been requested as well.” The more pertinent detail, however, is this one: “Payment Note: Mike Flood” ― the headhunter from Westwood Partners. A spokesman for Bank of America declined to comment. The Investment Banking and Private Equity World Bayh also entertained meetings with two other types of businesses willing to pay him millions of dollars for his experience: small investment banks and private equity firms. Over the course of 2010, the departing senator met or stayed with executives at five boutique investment banks ― Allen & Co., Centerview, Evercore, Moelis, GH Partners ― and 11 private equity firms ― Advent, American Securities, Apollo, Bain, Carlyle, Centerbridge, Silver Lake, TowerBrook, Providence Equity, KKR, General Atlantic ― in addition to well-connected bankers at larger firms. Why would these companies want to hire Bayh? Besides his history of trying to push financial-industry-friendly language into bills, they valued Bayh’s core skill set: Powerful people would return his phone calls. That’s pretty much the definition of influence peddling, but it’s also the definition of the job of senior investment bankers and private equity executives. People like Bayh get paid to know lots of people and figure out what those people think about things. Bayh’s schedule for March 1, 2010, shows his apparent private equity and investment banking job hunt in full swing. The day started at the Upper East Side’s members-only Links Club, where Bayh had breakfast with Bob Rubin, a board member and senior executive at Citigroup. (Rubin had helped steer the firm to mortgage securities disaster and almost $500 billion in total bailouts, and previously served as the co-head of Goldman Sachs and as the Treasury Secretary under Bill Clinton.) After breakfast, Bayh was scheduled to meet with Roger Altman, the co-founder of boutique investment bank Evercore, whose career has whipsawed between finance and government for more than three decades. Then Bayh had lunch with Glenn Hutchins, who co-founded the $26 billion private equity fund Silver Lake and a month later lobbied Bayh on behalf of the PE industry in a meeting in his Senate office. (A spokeswoman for Hutchins declined to comment.) After lunch, he met with Jon Ledecky, the wealthy now-owner of the New York Islanders, before meeting with another then-Citigroup executive, investment banker Ned Kelly, who was then one of the bank’s top dealmakers and had previously overseen its private equity and hedge fund investments. (Kelly also previously worked at private equity giant Carlyle Group.) A spokesman for Citigroup declined to comment on Bayh’s meetings with Rubin and Kelly. Bayh then shifted themes and went to tape an episode of the Charlie Rose Show in his New York studio, where he complained that Republicans were hyper-partisan and progressives on the left thought of accepting “half a loaf … as in some ways being a sellout.” Washington is dysfunctional and American voters, he said, need to think about their role in the problem. “After all,” Bayh said, “we do vote these people in. All of us, and I have said this to myself, need to take a long look in the mirror and say, OK, who are we rewarding?” After that pause for a moment of conspicuous public introspection, Bayh ended his day with a visit to Goldman Sachs’ old 85 Broad Street headquarters to meet with John Rogers, the firm’s well-Rolodexed chief of staff who began his career in the Ford White House and worked for the Reagan and H.W. Bush administrations. (A Goldman spokesman also declined to comment.) Back In Washington While all this Wall Street job hunting as going on, Evan Bayh was still technically a senator. And as a senator, there were things he could do to help the industry. One of those things was working to preserve the carried interest, the preferential tax rate that hedge fund and private equity managers pay. In June, Bayh voted against a bill that would have narrowed the loophole, and was a “key player” in negotiations to water it down. Bayh says that he has always been in favor of closing the carried interest loophole, and that vote was more about his disagreements with the spending provisions of the bill rather than the tax provisions. That may be true, but at the time Bayh cast his vote, the public had no way of knowing he was deep into his job hunt with private equity managers and others whose main legislative concern was to kill that effort to close it. Apollo Global Management spent $1.5 million lobbying against the measure, and had an extraordinary amount of money at stake. Since 2010, they’ve clocked more than $6 billion in carried interest gains. Bayh met with Apollo’s founder Leon Black twice in 2010, and then went on to work for the company. His latest financial disclosure form lists somewhere between $5.7 million and $20.9 million in wealth directly tied to Apollo. More important, perhaps, was his work on the Volcker Rule. Bayh was among the senators pushing to allow exemptions for “trusts, sweep accounts, a broader set of insurance companies & affiliates, feeder funds, hedge funds with seed capital, and most firms in Massachusetts,” former Treasury Secretary Tim Geithner wrote in his book Stress Test, citing an aide’s account of the Senate wrangling over the law. “The amendment ended up looking like Swiss cheese.” What makes progress in Washington so difficult is that there are a nearly infinite number of access points for industry to nudge policy in a direction that’s more favorable, especially when public attention is focused elsewhere. One of those moments is immediately after a bill passes. Passing legislation is just the first step. Next comes the process of writing the regulations that implement the law. After that, there are often court challenges. As the industry looks to influence both, they benefit if they can base their arguments on “congressional intent,” and there is plenty of jockeying to establish what that intent was. For the Volcker Rule, that fight began the day Wall Street reform ― known as Dodd-Frank ― passed the Senate, on July 15, 2010. Bayh voted for the legislation, and according to the federal record engaged in what’s known as a colloquy with the bill’s sponsor, Sen. Chris Dodd (D-Conn.), shortly after passage. “With respect to the Volcker Rule, the conference report states that banking entities are not prohibited from purchasing and disposing of securities and other instruments in connection with underwriting or market making activities, provided that activity does not exceed the reasonably expected near term demands of clients, customers, or counterparties,” Bayh told Dodd. “I want to clarify this language would allow banks to maintain an appropriate dealer inventory and residual risk positions, which are essential parts of the market making function. Without that flexibility, market makers would not be able to provide liquidity to markets.” Banks like Credit Suisse and Bank of America of course care a lot about this, as do some of their biggest customers: investors who buy and sell huge chunks of stock and debt. To investors like Apollo, hedge fund founder Eric Mindich, Oaktree’s Howard Marks, BlackRock founder Rob Kapito, or AllianceBernstein’s CEO Peter Kraus, each of whom Bayh met with in 2010, being able to buy and sell securities fast and relatively cheaply from big banks is a crucial part of how they operate. If the securities markets became harder to trade in and out of, it would be harder for them to make money. (Spokespeople for Apollo, Mindich, BlackRock and Oaktree declined to comment. AllianceBernstein did not return a request for comment.) Dodd responded that Bayh was right. “The gentleman is correct in his description of the language,” he said, according to the record. At a banking committee hearing two months later, Bayh asked regulators if they were familiar with his colloquy, and whether they were taking it into account when writing regulations. They assured him they were.  *** When the CFTC issued the final regulations in 2014, Bayh’s colloquy was cited directly. As influential as that colloquy may have been, it may never have happened. The Congressional Record is a combination of things that happened on the floor and in hearings, as well as things that have been added into the record with the consent of the rest of the body. The wording Bayh used, like a lot of bank-speak, doesn’t sound like spoken English ― “I want to clarify this language would allow banks to maintain an appropriate dealer inventory and residual risk positions.” A review of C-SPAN for that day, cross-checked with the Congressional Record, finds Bayh never rose to speak. What’s far more likely is that Bayh’s colloquy never happened in real time, but was written and submitted for the record after the fact. The Bayh language was cited in regulatory lobbying by the parent company of the New York Stock Exchange, the Association of Institutional Investors, Fidelity and SIFMA, as well as a 2012 comment to regulators from a group of financial institutions led by Apollo Global Management. Bayh had gone to work for Apollo the previous year.   Ben Walsh worked for Rogers for a portion of his time at Goldman Sachs. Sign up here to get Ryan Grim’s newsletter, Bad News, in your inbox. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

01 ноября, 17:15

Symantec (SYMC) to Report Q2 Earnings: What to Expect?

Symantec Corp. (SYMC) is set to report second-quarter fiscal 2017 results on Nov 3.

01 ноября, 05:29

Без заголовка

Темпы падения курса юаня в глобальном масштабе незначительны, заявил на днях заместитель директора Народного банка Китая /Центробанк КНР/, начальник Государственного управления валютного контроля /ГУВК/ КНР Пань Гуншэн на встрече с сооснователем инвестиционной корпорации Carlyle Group Уильямом Конвеем в Пекине. Об этом сообщили накануне вечером в ГУВК.

Выбор редакции
25 октября, 16:53

Investment Managers Queued Up for Earnings: BEN, MN, CG

Investment management, part of the broader Finance sector, has performed decently over the past several quarters.

Выбор редакции
12 октября, 17:21

MOVES-Antares' Frontiero moves to Carlyle as head of capital markets

NEW YORK, Oct 12 (Reuters) - Erica Frontiero has joined alternative asset manager The Carlyle Group as managing director and head of capital markets for the firm's private credit group, part of Carlyle's global market strategies business, according to sources.

11 октября, 16:40

TOTAL (TOT) to Divest Specialty Chemicals for $3.2 Billion

TOTAL S.A. (TOT) announced that it has signed an agreement with The Carlyle Group to sell its specialty chemicals' affiliate, Atotech B.V., for $3.2 billion.

Выбор редакции
07 октября, 17:32

Total продала химическое подразделение за $3,2 млрд

Французская нефтяная компания Total продала свое химическое подразделение Atotech инвестиционной фирме Carlyle Group за $3,2 млрд с целью привлечения денежных средств на фоне падения стоимости "черного золота". Заметим, что численность персонала Atotech составляет 4000 человек, которые преимущественно работают в Германии и Китае.

07 октября, 17:25

Total Sells Speciality Manufacturer Atotech to Carlyle

French major Total has sold off its global manufacturer of high technology plating solutions, Atotech, to Carlyle Group for $3.2bn, or 12 times its adjusted pre-tax earnings, it said October 7. Carlyle is a global alternative asset manager with assets in Asia, Europe and the US through its significant...

Выбор редакции
07 октября, 16:11

Total продала химическое подразделение за $3,2 млрд

Французская нефтяная компания Total продала свое химическое подразделение Atotech инвестиционной фирме Carlyle Group за $3,2 млрд с целью привлечения денежных средств на фоне падения стоимости "черного золота". Заметим, что численность персонала Atotech составляет 4000 человек, которые преимущественно работают в Германии и Китае.

19 ноября, 20:38

Обратная сторона Дональда Трампа

Что и кто стоит за сенсационной победой республиканского кандидата 8 ноября Триумф семью ТрампаЧто же, собственно, произошло в США на президентских выборах 8 ноября 2016 года, что происходит после них и чего можно ожидать в ближайшем будущем? Почему 45-м президентом этой страны сенсационно был избран республиканский кандидат Дональд Трамп, а не его соперница от Демократической партии Хиллари Клинтон, победу которой обещали все опросы, прогнозы и — якобы — даже предсказания покойных Ванги с Эдгаром Кейнсом на пару?Очевидный ответ на эти вопросы можно получить, если посмотреть на электоральную карту состоявшихся выборов: подавляющее большинство штатов США проголосовало почти так же, как четыре года назад, когда демократ Барак Обама, получив 65,9 млн. голосов и голоса 332 выборщиков из 26 штатах, обошёл республиканца Митта Ромни (60,9 млн. голосов и 206 выборщиков из 24 штатов) и остался хозяином Овального кабинета в Белом доме на второй президентский срок — правда, уже тогда "уступив" сопернику, по сравнению с триумфальными для себя выборами 2008 года, два штата: Индиану и Северную Каролину.Теперь же "сменили цвет" с "синего", демократического, на "красный", республиканский, сразу шесть штатов: Айова (6 выборщиков), Висконсин (10), Мичиган (16), Огайо (18), Пенсильвания (20) и Флорида (29). Эти 99 выборщиков и должны сделать Дональда Трампа 45-м президентом США, с запасом обеспечив ему необходимое для избрания большинство в 270 голосов, хотя в целом за республиканского кандидата проголосовало меньше избирателей, чем за Хиллари Клинтон (согласно текущим, но еще не окончательным официальным данным — 60,35 млн. против 61 млн.).Такая ситуация в истории США стала четвёртой по счёту, а за истекшие 16 лет сложилась уже во второй раз — в 2000 году республиканец Джордж Буш-младший стал 43-м президентом США (271 выборщик), хотя за него проголосовало всего 50,46 млн. избирателей против 51 млн. у демократа Альберта Гора. На этот раз "синие" после "восьмилетия Обамы" снова оказались в проигрыше.Следующий вопрос: почему это произошло? — судя по всему, уже не имеет столь простого и однозначного ответа. Видимо, прежде всего, речь может идти об усилении кризисных явлений в американской экономике, которые за истекшие четыре года сильно затронули промышленную агломерацию Среднего Запада, к которой относятся четыре (за исключением Флориды), а если учитывать и территориально примыкающую к ним аграрную Айову — то и пять из шести "сменивших окраску" в пользу Трампа штатов.Вот что писал об этом ещё 3 ноября в "Хаффингтон Пост" известный кинорежиссёр-документалист Майкл Мур, изначально — сторонник "антисистемного" демократа Берни Сандерса: «Трамп добьёт Клинтон. Когда он стоял в тени завода "Форд Мотор" во время мичиганских праймериз, Трамп пригрозил корпорации, что если она действительно закроет этот завод и перенесёт его в Мексику, он наложит 35%-ную пошлину на каждый автомобиль, произведённый в Мексике и ввезённый обратно в США. О, какой сладкой музыкой были эти слова для ушей рабочего класса Мичигана! А когда он ещё подкинул угроз в адрес "Эпл", что запретит ей делать айфоны в Китае и заставит перенести производство в Америку, сердца людей растаяли, и Трамп ушёл с победой, которая должна была достаться соседнему губернатору Джону Касичу… Имеет Трамп это в виду или нет, вроде неважно, потому что он говорит такие вещи людям, которым плохо, но именно поэтому каждый побитый, безымянный, забытый работяга, который когда-то был частью того, что называется средним классом, любит Трампа. Он — человек-коктейль Молотова, которого они так долго ждали; человек-граната, которую они могут на законных основаниях бросить в систему, укравшую их жизнь. А 8 ноября, хотя они потеряли свои рабочие места, хотя банк отобрал их дом, что привело к разводу и потере жены и детей, хотя их машины заложены, у них годами не было настоящего отдыха, им всучили дерьмовый "бронзовый план" Obamacare, хотя они, по существу, потеряли всё, что имели, за исключением одной вещи — одной вещи, которая не стоит ни цента и гарантирована им американской конституцией: права голоса.Они могут быть без денег, они могут быть бездомными, они могут быть обманутыми и забитыми — это не имеет значения, потому что в день выборов они равны: миллионер имеет такое же количество голосов, как и безработный, — один. И народу из бывшего среднего класса больше, чем из класса миллионеров. Поэтому 8 ноября разорённый избиратель пойдёт в кабину для голосования, получит бюллетень, закроет занавес, возьмёт этот рычаг или ручку, или нажмёт на сенсорный экран и поставит большой X в графу с именем человека, который обещает перевернуть вверх ногами ту систему, которая разрушила их жизнь: Дональд Трамп.Они видят, что элита, которая разрушила их жизнь, ненавидит Трампа. Корпоративная Америка ненавидит Трампа. Уолл-стрит ненавидит Трампа. Карьерные политиканы ненавидят Трампа. СМИ ненавидят Трампа — после того, как они возлюбили и создали его, а теперь ненавидят. Спасибо, СМИ: враг моего врага — это тот, за которого я проголосую 8 ноября.Да, 8 ноября вы — простак Джо, простак Стив, простак Боб, простак Билли, все простаки Америки — встанете и пойдёте, чтобы взорвать всю чёртову систему, потому что это ваше право. Избрание Трампа будет самой большой вздрючкой, когда-либо зарегистрированной в истории человечества, и это будет чертовски здорово!»Разумеется, в любой охваченной кризисом системе "периферия" страдает раньше и сильнее "центра". Центр Среднего Запада, штат Иллинойс и мегаполис Чикаго, 8 ноября 2016 года остались "синими". По всей Америке "центры" голосовали за Клинтон, а "периферия" — за Трампа. И если бы президентские выборы в США были прямыми, нью-йоркский миллиардер сегодня был бы не "винером", а "лузером". Но "закон есть закон", в американскую электоральную систему изначально был заложен мощный механизм, который сегодня многие называют анахронизмом, но который позволяет не доводить дело до краха всей системы в угоду её "центрам", поэтому, согласно действующим избирательным нормам, победу празднуют сторонники Дональда Трампа, а не Хиллари Клинтон.В том числе — и благодаря штату Флорида, который, казалось бы, не только пользуется почти всеми благами "глобальной экономики", но и в значительной степени населён представителями этнических меньшинств, которые должны были "по определению" голосовать за Хиллари Клинтон. Но в этом "солнечном штате", где каждый пятый избиратель является испаноязычным и, в основном, эмигрантом с Кубы, нормализация отношений с Островом Свободы при сохранении там власти братьев Кастро была воспринята чрезвычайно негативно. И Флорида проголосовала за Трампа: 4,605 млн. голосов против 4,486 млн.! По большому счёту, можно сказать, что именно эти "лишние" 120 тысяч флоридских избирателей — вместе с "пенсильванским прорывом" Трампа — и решили исход голосования 8 ноября…На примере Флориды, где за Трампа проголосовало на полмиллиона человек больше, чем за Митта Ромни четыре года назад, наглядно видны ещё два механизма, которые сработали против Хиллари Клинтон: некомпетентность "команды Обамы", с разочарованием в ней "ядерного" электората "партии осла", а также позиционирование кандидата от Демократической партии в качестве чуть ли не 100%-ной аватары 44-го (и первого "небелого") президента США.Так вот, те миллионы американских избирателей, которые 8 лет назад поверили в "чудо Обамы" и его лозунг "Yes, we can!" ("Да, мы сможем!"), за истекшее время убедились, увы, в обратном. За Барака Обаму в 2008 году проголосовало рекордно большое число американских избирателей — почти 69,5 млн. В 2012 году их число сократилось до 65,9 млн., которых всё же хватило для победы, а теперь за Хиллари Клинтон проголосовало всего лишь 61 млн., и их для победы уже не хватило, хотя Трамп получил в целом даже меньше голосов, чем Митт Ромни четыре года назад. Поддержка демократического кандидата со стороны традиционного электората, который представляет собой, говоря словами Фрэнсиса Фукуямы, "коалицию женщин, афроамериканцев, испаноамериканцев, борцов за окружающую среду, и ЛГБТ" (а также, добавим от себя, получателей "вэлфера") по разным причинам оказалась слабее запланированной.Что это за причины? Провальная реформа здравоохранения Obamacare, сокращение объёма и качества программ социальной помощи, экономическая стагнация с гигантской реальной безработицей, вследствие чего реальный уровень жизни среднего американца не превышает уровня 1972 года, плюс сверхвысокий рост долгов: федерального, отдельных штатов, муниципального, корпоративного и частных домохозяйств на фоне растущего социального неравенства, позволяющего говорить о "среднем американце" только как о "статистическом фантоме", и запредельных трат на "продвижение демократии во всем мире" — всё это и многое другое привело к тому, что уже на промежуточных выборах 2014 года многие кандидаты от Демократической партии "на местах" попросту отказывались от публичной поддержки со стороны президента Обамы — чтобы не оттолкнуть от себя избирателей. Хиллари Клинтон пошла по другому пути: ни в чём не критикуя действующего президента США и полностью принимая на себя его курс. Возможно, "мозговые штабы" демократов дезориентировали рекордно высокие цифры отрицательного рейтинга Дональда Трампа, против которого, согласно данным социологических опросов, высказывались более 67% респондентов, в то время как против Хиллари Клинтон — "всего лишь" 54%, но, как выяснилось, из тех 65 млн. избирателей, которые не испытывали "трампофобии", в конечном итоге за республиканского кандидата проголосовали почти 60 млн., то есть электорат Трампа был мобилизован более чем на 90%, в то время как у его соперницы аналогичный показатель составил всего лишь 67%. Иными словами, каждый третий потенциальный сторонник Хиллари Клинтон на выборы попросту не пришёл. То есть голосование, вопреки расхожим штампам, всё-таки шло не "против", а "за". И демократы его проиграли.Важнейшую роль здесь сыграло изменение электорального профиля американского общества. Классическая и стандартная для стабильного общества "гауссиана", которую так возлюбили отечественные "либерасты", что даже считают этот "профиль одногорбого верблюда" единственно возможным на "честных выборах" распределением голосов, трансформировалась в столь же классический для кризисного общества "профиль двугорбого верблюда" с двумя пиками: "правым" и "левым", — а также с очевидным провалом в центре. Если до выборов 2016 года кандидаты двух партий вели бои за "центр", теперь центристская позиция, которую занимала Хиллари Клинтон, была заведомо проигрышной. И если в её соперничестве с Берни Сандерсом этот провал удалось купировать — пусть и не без потерь — при помощи административного ресурса "партии осла", то привлечь на свою сторону "левый" антиолигархический электорат экс-первой леди и экс-госсекретарю США, которая была, можно сказать, живым олицетворением американской политической и финансовой олигархии, понятное дело, не удалось.Выбор 8 ноября 2016 года для граждан США был выбором между инерционным продолжением прежнего курса американской элиты и его достаточно резкой, но вполне определённой сменой. Программа Трампа, направленная на возрождение реального сектора американской экономики и отказ от агрессивной политики имперского глобализма, выраженная в его геттисбергской речи 22 октября, не является предвыборной "пустышкой", о которой политик спокойно забывает на следующий день после своей победы на выборах.Ещё более показательным с данной точки зрения было выступление Трампа 19 октября в Лас-Вегасе на благотворительном вечере, где присутствовали практически все "сливки" американской "элиты", включая и Хиллари Клинтон. Республиканский кандидат не просто призвал всех собравшихся голосовать за себя, но и вывалил на свою оппонентку несколько тонн убойного компромата, включая ограбление ею "гаитянских деревень" и необходимость "вспомнить всё" на предстоящей беседе с главой ФБР Джеймсом Коми (через девять дней после выступления Трампа в Лас-Вегасе этот достойный наследник Эдгара Гувера напишет конгрессу США, что расследование против Хиллари Клинтон не закрыто, данная информация станет достоянием гласности и сыграет, по мнению самой Клинтон, решающую роль в её поражении). Более того, на личную послевыборную конфронтацию с Трампом "леди Вау" после многочасовых колебаний всё-таки не пошла, поздравив своего соперника с победой и дистанцировавшись от массовых протестов под лозунгами "Not my president!" ("Не мой президент!").Можно ли считать этого нью-йоркского миллиардера, занимающего 131-е место в списке "Форбс" самых богатых людей США, неким "антисистемным" кандидатом, "американским Жириновским", политическим фриком, вознесённым на вершины власти стихийной волной народного волеизъявления? Разумеется, можно. Но это всего лишь одна, лицевая сторона медали избранного 45-го президента США. Обратная сторона свидетельствует о том, что к этому месту он присматривался больше четверти века. Уже в 1988 году на шоу сверхпопулярной Опры Уинфри 42-летний тогда Дональд Трамп отвечал на явно "заказанный" им вопрос о своём будущем президентстве."Опра Уинфри: Вы сказали, что если когда-нибудь будете баллотироваться на пост президента, то выиграете.Дональд Трамп: Я не знаю, но я думаю, что выиграю. Я не пойду на проигрыш. Я никогда в жизни не шёл на проигрыш. И если бы я решился это сделать, у меня был бы огромный шанс выиграть. Не знаю, как думает ваша аудитория, но, по-моему, люди устали смотреть, как их страну грабят. И я не могу обещать всего, но могу точно сказать, что эта страна заработает гораздо больше денег без тех, кто двадцать пять лет на ней наживался. Всё изменится, поверьте мне!"Знаете, что здесь самое интересное? Самое интересное здесь — это временная отсылка в устах Дональда Трампа, отсылка на 25 лет назад, то есть к 1963 году, году убийства 35-го президента США Джона Кеннеди, демократа по партии и католика по вероисповеданию. Кстати, единственного президента США, который хотел вернуть американскому государству право эмитировать национальную валюту — право, в 1913 году делегированное Федеральной резервной системе…Именно после 1988 года молодой миллиардер-строитель из Нью-Йорка стал, вопреки законам большого бизнеса, активно работать в американском медиа-пространстве и нарабатывать себе узнаваемый имидж: выступать с публичными лекциями, организовывать конкурсы красоты и "бои без правил", вести телевизионные шоу и спонсировать политиков. Через 12 лет, в 2000 году Трамп впервые попробовал участвовать в президентских выборах — от Реформистской партии, бросив вызов другому миллиардеру, Росу Перро, который в 1992 и 1996 годах, выступая как независимый кандидат в связке с вице-адмиралом Джеймсом Стокдейлом, отбирал голоса у республиканцев (соответственно, 18,9% и 8%), помогая побеждать Биллу Клинтону. Тогда Трамп — в связке с той же Опрой Уинфри — даже "взял" два штата, Мичиган и Калифорнию, но быстро понял, что "третья сила" в соперничестве между Альбертом Гором и Джорджем Бушем-младшим уже не нужна и снял свою кандидатуру. В 2004 году вступил в Демократическую партию, став одним из её спонсоров, в 2009 году, после победы Барака Обамы, перешёл в стан "слонов"-республиканцев. Всё это позволило Трампу, не оставляя свой бизнес, достаточно глубоко разобраться в тонкостях американской политики.Вопрос заключается в том, насколько он делал это, исходя из своих внутренних потребностей, а насколько его "вели" внешние политические силы.Если рассматривать историю того поколения семейства Трампов (или даже клана Трампов-Маклеодов), к которому относится 45-й президент США, то можно зафиксировать один чрезвычайно интригующий момент: его невероятное — для "обычной" семьи миллионеров — возвышение началось после того, как младший брат Дональда Роберт в 1984 году женился на Блейн Бёрд, известнейшей "светской даме" Нью-Йорка. Именно после этого домохозяйка Мэриэнн Трамп-Барри начала свою головокружительную судейскую карьеру, в конце концов став старшим окружным федеральным судьёй (чтобы понять, что это такое, надо сказать, что таких судей всего девять на все США, а возглавляемый ею апелляционнный суд совсем недавно наложил штрафы на 14 крупнейших ТНК общей суммой свыше 100 млрд. долл.), Элизабет Трамп стала работать в системе Chase Manhattan Bank, став сначала "executive assistance" то есть заместителем исполнительного директора, а затем — "executive officer", то есть собственно исполнительным директором отделения в Нью-Йорке — уже JPMorgan Chase. А сам Дональд Трамп со своим младшим братом продолжили заниматься строительным, игорным и прочим бизнесом — разумеется, используя кредиты Chase Manhattan и защиту со стороны адвоката Роберта Барри, супруга окружного судьи Мэриэнн Трамп-Барри…Удивляет ли вас после этого тот факт, что в списке сил, поддерживавших Трампа на президентских выборах 2016 года, значатся и JPMorgan Chase, и Carlyle Group, и Credit Suisse, и ряд других крупнейших ТНК, а стоимость осуществлённой медиа-раскрутки данной фигуры оценивается в несколько десятков миллиардов долларов — при том, что прямые затраты Дональда Трампа на проведение своей выборной кампании оказались в 50(!) раз меньше, чем аналогичный показатель Хиллари Клинтон. Удивляет ли вас очевидная поддержка Трампа со стороны целого ряда американских спецслужб, включая ФБР и военную разведку? Кроме того, рядом с нью-йоркским миллиардером вроде бы случайно, но постоянно возникают фигуры иерархов католической церкви — и, даже несмотря на его публичные пикировки с папой Римским Франциском, 52% американских избирателей-католиков проголосовали за Трампа (практически все "латинос" США являются католиками). Не так много по сравнению с 81% WASP (белых англо-саксонских протестантов), но гораздо больше, чем за Хиллари Клинтон.Что дальше? Почему избрание Трампа вызвало такой шок у глобалистов всех мастей по всему миру? Почему соросовские НКО организуют протесты в крупных городах США, выплачивая их участникам по 150 долларов в сутки? Почему американские "звёзды" шоу-бизнеса и спорта не приемлют победы республиканского кандидата, как мантру, повторяя предвыборные обвинения Хиллари Клинтон своего оппонента и его сторонников в "расизме, фашизме, сексизме, гомофобии, ксенофобии, исламофобии — всего не перечесть"?Для ответа на эти вопросы можно сформулировать следующую рабочую гипотезу: победа Трампа хоронит модель "однополярного глобализма" Pax Americana, в рамках которой только и могут существовать — в своём нынешнем привилегированном статусе — указанные выше социальные страты.Единый глобальный рынок нынешней "империи доллара" отныне подлежит "многополярной" фрагментации, и в этой связи тезис о "новой Ялте" с гипотетическим участием Дональда Трампа, Си Цзиньпина и Владимира Путина обладает не меньшей прогностической силой, чем тезис о том, будто целью Трампа является раскол российско-китайского стратегического союза с выводом США в привычную им по двум мировым войнам ХХ века позицию "мудрой обезьяны, наблюдающей за схваткой тигров в долине". Для реализации подобной стратагемы у США сейчас нет ни времени, ни ресурсов, ни возможности "уйти в тень" и "выйти из тени".Да, Трампа двинули на президентский пост с целью списать глобальные долги — в первую очередь, американские — и перераспределить мировые активы. В чью пользу? — бенефициары, по большому счёту, уже известны. Но сделать это ему предстоит не путём развязывания ядерной войны, а путём "компромисса с позиций силы", пока это ещё возможно, пока в распоряжении "вашингтонского обкома" еще находятся десятки, если не сотни политических аналогов комплекса Swifton Village (Цинциннати, штат Огайо), с которого некогда начался бизнес-взлёт Дональда Трампа. Филиппины для КНР, Украина для России — это лишь самые очевидные "переговорные позиции" в руках у человека, который считает своё "искусство заключать сделки" важнейшим конкурентным преимуществом.Начнёт ли при этом 45-й президент США, как обещал, полноценный аудит Федрезерва, превратив этот главный эмиссионный центр современного мира в новую "Компанию Южных морей", — пока неизвестно. Вернее, уже известно, что нынешняя глава ФРС Джанет Йеллен доработает до 2018 года, но не будет рекомендована Дональдом Трампом на следующий срок полномочий.Подводя итоги, можно сказать, что сейчас в мировой истории наступает эпоха переговоров. Окажется ли она всего лишь недолгим затишьем перед новой финансово-экономической и военно-политической бурей, или же в результате будет достигнут некий устойчивый и способный к динамическому развитию баланс сил, — во многом зависит от того "глобального треугольника XXI века", который был описан в нашей книге, увидевшей свет ещё два года назад."Центр современного мира можно представить в виде "глобального треугольника", вершинами которого являются Соединённые Штаты Америки, Китайская Народная Республика и Российская Федерация.Если США продолжают оставаться признанным информационно-финансовым, научно-технологическим и военно-политическим лидером, а КНР к титулу самого населённого государства нашей планеты (свыше 1,3 млрд. человек) уже в начале 2000-х годов добавила статус "мастерской мира", то Россия — настоящая "кладовая мира", поскольку на её гигантской территории (включая шельфы морей и океанов) расположено, по разным оценкам, от четверти до трети всех запасов полезных ископаемых Земли, а кроме того — она является наследницей "советской империи", что в данном случае не менее важно. В рамках этого "глобального треугольника", скорее всего, и решится ближайшее будущее человеческой цивилизации. При этом остальные метарегионы планеты (Евросоюз, с особой ролью Великобритании как наследницы Британской империи, исламский мир, Латинская Америка, "чёрная" Африка, Индия и "жёлтая" Азия, включая Японию и Австралию) будут играть несамостоятельную — то есть вспомогательную и подчинённую — роль"..Оценивая избрание Дональда Трампа 45-м президентом США, мы можем констатировать, что наш прогноз полностью оправдывается, а создание "тройственного союза" между Вашингтоном, Пекином и Москвой вместо реализации любой конфликтной модели является оптимальным условием для преодоления глобального кризиса человеческой цивилизации.Александр Нагорный, Владимир Винниковhttp://zavtra.ru/blogs/obratnaya_storona_donal_da_trampa

08 апреля, 11:22

Топ-10 самых дорогих книг в мире

В средневековом поместье на шотландском острове Бьют была обнаружена копия первого сборника пьес Уильяма Шекспира, сообщают СМИ. В сборнике, изданном спустя 7 лет после смерти драматурга, представлены 36 пьес.