• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1312
      • Показать ещё
      Международные организации97
      • Показать ещё
      Разное270
      • Показать ещё
      Компании270
      • Показать ещё
      Показатели27
      • Показать ещё
      Люди167
      • Показать ещё
      Издания41
      • Показать ещё
      Формат8
Центральная Африканская Республика
26 июня, 05:46

A Wide World Of Winless War

Cross-posted from TomDispatch.com The tabs on their shoulders read “Special Forces,” “Ranger,” “Airborne.” And soon their guidon ― the “colors” of Company B, 3rd Battalion of the U.S. Army’s 7th Special Forces Group ― would be adorned with the “Bandera de Guerra,” a Colombian combat decoration. “Today we commemorate sixteen years of a permanent fight against drugs in a ceremony where all Colombians can recognize the special counternarcotic brigade’s hard work against drug trafficking,” said Army Colonel Walther Jimenez, the commander of the Colombian military’s Special Anti-Drug Brigade, last December.  America’s most elite troops, the Special Operations forces (SOF), have worked with that Colombian unit since its creation in December 2000. Since 2014, four teams of Special Forces soldiers have intensely monitored the brigade. Now, they were being honored for it. Part of a $10 billion counter-narcotics and counterterrorism program, conceived in the 1990s, special ops efforts in Colombia are a much ballyhooed American success story.  A 2015 RAND Corporation study found that the program “represents an enduring SOF partnership effort that managed to help foster a relatively professional and capable special operations force.”  And for a time, coca production in that country plummeted.  Indeed, this was the ultimate promise of America’s “Plan Colombia” and efforts that followed from it.  “Over the longer haul, we can expect to see more effective drug eradication and increased interdiction of illicit drug shipments,” President Bill Clinton predicted in January 2000. Today, however, more than 460,000 acres of the Colombian countryside are blanketed with coca plants, more than during the 1980s heyday of the infamous cocaine kingpin Pablo Escobar.  U.S. cocaine overdose deaths are also at a 10-year high and first-time cocaine use among young adults has spiked 61% since 2013.  “Recent findings suggest that cocaine use may be reemerging as a public health concern in the United States,” wrote researchers from the U.S. Substance Abuse and Mental Health Services Administration in a study published in December 2016 ― just after the Green Berets attended that ceremony in Colombia. Cocaine, the study’s authors write, “may be making a comeback.” Colombia is hardly an anomaly when it comes to U.S. special ops deployments ― or the results that flow from them.  For all their abilities, tactical skills, training prowess, and battlefield accomplishments, the capacity of U.S. Special Operations forces to achieve decisive and enduring successes ― strategic victories that serve U.S. national interests ― have proved to be exceptionally limited, a reality laid bare from Afghanistan to Iraq, Yemen to the Philippines.  The fault for this lies not with the troops themselves, but with a political and military establishment that often appears bereft of strategic vision and hasn’t won a major war since the 1940s. Into this breach, elite U.S. forces are deployed again and again. While special ops commanders may raise concerns about the tempo of operations and strains on the force, they have failed to grapple with larger questions about the raison d’être of SOF, while Washington’s oversight establishment, notably the House and Senate Armed Services Committees, have consistently failed to so much as ask hard questions about the strategic utility of America’s Special Operations forces. Special Ops at War “We operate and fight in every corner of the world,” boasts General Raymond Thomas, the chief of U.S. Special Operations Command (USSOCOM or SOCOM).  “On a daily basis, we sustain a deployed or forward stationed force of approximately 8,000 across 80-plus countries.  They are conducting the entire range of SOF missions in both combat and non-combat situations.”  Those numbers, however, only hint at the true size and scope of this global special ops effort.  Last year, America’s most elite forces conducted missions in 138 countries ― roughly 70% of the nations on the planet, according to figures supplied to TomDispatch by U.S. Special Operations Command.  Halfway through 2017, U.S. commandos have already been deployed to an astonishing 137 countries, according to SOCOM spokesman Ken McGraw.  Special Operations Command is tasked with carrying out 12 core missions, ranging from counterinsurgency and unconventional warfare to hostage rescue and countering the proliferation of weapons of mass destruction.  Counterterrorism ― fighting what the command calls violent extremist organizations (VEOs) ― may, however, be what America’s elite forces have become best known for in the post-9/11 era.  “The threat posed by VEOs remains the highest priority for USSOCOM in both focus and effort,” says Thomas. “Special Operations Forces are the main effort, or major supporting effort for U.S. VEO-focused operations in Afghanistan, Syria, Iraq, Yemen, Somalia, Libya, across the Sahel of Africa, the Philippines, and Central/South America ― essentially, everywhere Al Qaeda (AQ) and the Islamic State of Iraq and Syria (ISIS) are to be found...” More special operators are deployed to the Middle East than to any other region.  Significant numbers of them are advising Iraqi government forces and Iraqi Kurdish soldiers as well as Kurdish YPG (Popular Protection Unit) fighters and various ethnic Arab forces in Syria, according to Linda Robinson, a senior international policy analyst with the RAND Corporation who spent seven weeks in Iraq, Syria, and neighboring countries earlier this year.  During a visit to Qayyarah, Iraq ― a staging area for the campaign to free Mosul, formerly Iraq’s second largest city, from the control of Islamic State fighters ― Robinson “saw a recently installed U.S. military medical unit and its ICU set up in tents on the base.”  In a type of mission seldom reported on, special ops surgeons, nurses, and other specialists put their skills to work on far-flung battlefields not only to save American lives, but to prop up allied proxy forces that have limited medical capabilities.  For example, an Air Force Special Operations Surgical Team recently spent eight weeks deployed at an undisclosed location in the Iraq-Syria theater, treating 750 war-injured patients.  Operating out of an abandoned one-story home within earshot of a battlefield, the specially trained airmen worked through a total of 19 mass casualty incidents and more than 400 individual gunshot or blast injuries. When not saving lives in Iraq and Syria, elite U.S. forces are frequently involved in efforts to take them.  “U.S. SOF are... being thrust into a new role of coordinating fire support,” wrote Robinson. “This fire support is even more important to the Syrian Democratic Forces, a far more lightly armed irregular force which constitutes the major ground force fighting ISIS in Syria.”  In fact, a video shot earlier this year, analyzed by the Washington Post, shows special operators “acting as an observation element for what appears to be U.S. airstrikes carried out by A-10 ground attack aircraft” to support Syrian Democratic Forces fighting for the town of Shadadi. Africa now ranks second when it comes to the deployment of special operators thanks to the exponential growth in missions there in recent years.  Just 3% of U.S. commandos deployed overseas were sent to Africa in 2010.  Now that number stands at more than 17%, according to SOCOM data.  Last year, U.S. Special Operations forces were deployed to 32 African nations, about 60% of the countries on the continent.  As I recently reported at VICE News, at any given time, Navy SEALs, Green Berets, and other special operators are now conducting nearly 100 missions across 20 African countries. In May, for instance, Navy SEALs were engaged in an “advise and assist operation” alongside members of Somalia’s army and came under attack.  SEAL Kyle Milliken was killed and two other U.S. personnel were injured during a firefight that also, according to AFRICOM spokesperson Robyn Mack, left three al-Shabaab militants dead.  U.S. forces are also deployed in Libya to gather intelligence in order to carry out strikes of opportunity against Islamic State forces there.  While operations in Central Africa against the Lord’s Resistance Army (LRA), a brutal militia that has terrorized the region for decades, wound down recently, a U.S. commando reportedly killed a member of the LRA as recently as April.  Spring Training What General Thomas calls “building partner nations’ capacity” forms the backbone of the global activities of his command.  Day in, day out, America’s most elite troops carry out such training missions to sharpen their skills and those of their allies and of proxy forces across the planet.  This January, for example, Green Berets and Japanese paratroopers carried out airborne training near Chiba, Japan.  February saw Green Berets at Sanaa Training Center in northwest Syria advising recruits for the Manbij Military Council, a female fighting force of Kurds, Arabs, Christians, Turkmen, and Yazidis.  In March, snowmobiling Green Berets joined local forces for cold-weather military drills in Lapland, Finland.  That same month, special operators and more than 3,000 troops from Canada, the Czech Republic, Estonia, Finland, France, Germany, Hungary, Italy, Kosovo, Latvia, Macedonia, the Netherlands, Slovenia, and the United Kingdom took part in tactical training in Germany. In the waters off Kuwait, special operators joined elite forces from the Gulf Cooperation Council nations in conducting drills simulating a rapid response to the hijacking of an oil tanker.  In April, special ops troops traveled to Serbia to train alongside a local special anti-terrorist unit.  In May, members of Combined Joint Special Operations Task Force-Iraq carried out training exercises with Iraqi special operations forces near Baghdad. That same month, 7,200 military personnel, including U.S. Air Force Special Tactics airmen, Italian special operations forces, members of host nation Jordan’s Special Task Force, and troops from more than a dozen other nations took part in Exercise Eager Lion, practicing everything from assaulting compounds to cyber-defense.  For their part, a group of SEALs conducted dive training alongside Greek special operations forces in Souda Bay, Greece, while others joined NATO troops in Germany as part of Exercise Saber Junction 17 for training in land operations, including mock “behind enemy lines missions” in a “simulated European village.”  #Winning “We have been at the forefront of national security operations for the past three decades, to include continuous combat over the past 15-and-a-half years,” SOCOM’s Thomas told the House Armed Services Subcommittee on Emerging Threats and Capabilities last month.  “This historic period has been the backdrop for some of our greatest successes, as well as the source of our greatest challenge, which is the sustained readiness of this magnificent force.”  Yet, for all their magnificence and all those successes, for all the celebratory ceremonies they’ve attended, the wars, interventions, and other actions for which they’ve served as the tip of the American spear have largely foundered, floundered, or failed.  After their initial tactical successes in Afghanistan in the wake of the 9/11 attacks, America’s elite operators became victims of Washington’s failure to declare victory and go home.  As a result, for the last 15 years, U.S. commandos have been raiding homes, calling in air strikes, training local forces, and waging a relentless battle against a growing list of terror groups in that country.  For all their efforts, as well as those of their conventional military brethren and local Afghan allies, the war is now, according to the top U.S. commander in the Middle East, a “stalemate.”  That’s a polite way of saying what a recent report to Congress by the Special Inspector General for Afghanistan Reconstruction found: districts that are contested or under “insurgent control or influence” have risen from an already remarkable 28% in 2015 to 40%. The war in Afghanistan began with efforts to capture or kill al-Qaeda leader Osama bin Laden.  Having failed in this post-9/11 mission, America’s elite forces spun their wheels for the next decade when it came to his fate.  Finally, in 2011, Navy SEALs cornered him in his long-time home in Pakistan and gunned him down.  Ever since, special operators who carried out the mission and Washingtonpower-players (not to mentionHollywood) have been touting this single tactical success. In an Esquire interview, Robert O’Neill, the SEAL who put two bullets in bin Laden’s head, confessed that he joined the Navy due to frustration over an early crush, a puppy-love pique.  “That’s the reason al-Qaeda has been decimated,” he joked, “because she broke my fucking heart.”  But al-Qaeda was not decimated ― far from it according to Ali Soufan, a former F.B.I. special agent and the author of Anatomy of Terror: From the Death of Bin Laden to the Rise of the Islamic State.  As he recently observed, “Whereas on 9/11 al-Qaeda had a few hundred members, almost all of them based in a single country, today it enjoys multiple safe havens across the world.”  In fact, he points out, the terror group has gained strength since bin Laden’s death. Year after year, U.S. special operators find themselves fighting new waves of militants across multiple continents, including entire terror groups that didn’t exist on 9/11.  All U.S. forces killed in Afghanistan in 2017 have reportedly died battling an Islamic State franchise, which began operations there just two years ago.  The U.S. invasion of Iraq, to take another example, led to the meteoric rise of an al-Qaeda affiliate which, in turn, led the military’s secretive Joint Special Operations Command (JSOC) ― the elite of America’s special ops elite ― to create a veritable manhunting machine designed to kill its leader Abu Musab al-Zarqawi and take down the organization.  As with bin Laden, special operators finally did find and eliminate Zarqawi, battering his organization in the process, but it was never wiped out.  Left behind were battle-hardened elements that later formed the Islamic State and did what al-Qaeda never could: take and hold huge swaths of territory in two nations.  Meanwhile, al-Qaeda’s Syrian branch grew into a separate force of more than 20,000.  In Yemen, after more than a decade of low-profile special ops engagement, that country teeters on the brink of collapse in the face of a U.S.-backed Saudi war there.  Continued U.S. special ops missions in that country, recently on the rise, have seemingly done nothing to alter the situation.  Similarly, in Somalia in the Horn of Africa, America’s elite forces remain embroiled in an endless war against militants.  In 2011, President Obama launched Operation Observant Compass, sending Special Operations forces to aid Central African proxies in an effort to capture or kill Joseph Kony and decimate his murderous Lord’s Resistance Army (LRA), then estimated to number 150 to 300 armed fighters.  After the better part of a decade and nearly $800 million spent, 150 U.S. commandos were withdrawn this spring and U.S. officials attended a ceremony to commemorate the end of the mission.  Kony was, however, never captured or killed and the LRA is now estimated to number about 150 to 250 fighters, essentially the same size as when the operation began. This string of futility extends to Asia as well.  “U.S. Special Forces have been providing support and assistance in the southern Philippines for many years, at the request of several different Filipino administrations,” Emma Nagy, a spokesperson for the U.S. embassy in Manilla, pointed out earlier this month.  Indeed, a decade-plus-long special ops effort there has been hailed as a major success.  Operation Enduring Freedom-Philippines, wrote RAND analyst Linda Robinson late last year in the Pentagon journal Prism, “was aimed at enabling the Philippine security forces to combat transnational terrorist groups in the restive southern region of Mindanao.”  A 2016 RAND report co-authored by Robinson concluded that “the activities of the U.S. SOF enabled the Philippine government to substantially reduce the transnational terrorist threat in the southern Philippines.” This May, however, Islamist militants overran Marawi City, a major urban center on Mindanao.  They have been holding on to parts of it for weeks despite a determined assault by Filipino troops backed by U.S. Special Operations forces.  In the process, large swaths of the city have been reduced to rubble. Running on Empty America’s elite forces, General Thomas told members of Congress last month, “are fully committed to winning the current and future fights.”  In reality, though, from war to war, intervention to intervention, from the Anti-Drug Brigade ceremony in Florencia, Colombia, to the end-of-the-Kony-hunt observance in Obo in the Central African Republic, there is remarkably little evidence that even enduring efforts by Special Operations forces result in strategic victories or improved national security outcomes.  And yet, despite such boots-on-the-ground realities, America’s special ops forces and their missions only grow. “We are... grateful for the support of Congress for the required resourcing that, in turn, has produced a SOCOM which is relevant to all the current and enduring threats facing the nation,” Thomas told the Senate Armed Services Committee in May.  Resourcing has, indeed, been readily available.  SOCOM’s annual budget has jumped from $3 billion in 2001 to more than $10 billion today.  Oversight, however, has been seriously lacking.  Not a single member of the House or Senate Armed Services Committees has questioned why, after more than 15 years of constant warfare, winning the “current fight” has proven so elusive.  None of them has suggested that “support” from Congress ought to be reconsidered in the face of setbacks from Afghanistan to Iraq, Colombia to Central Africa, Yemen to the southern Philippines.   In the waning days of George W. Bush’s administration, Special Operations forces were reportedly deployed to about 60 nations around the world.  By 2011, under President Barack Obama, that number had swelled to 120.  During this first half-year of the Trump administration, U.S. commandos have already been sent to 137 countries, with elite troops now enmeshed in conflicts from Africa to Asia.  “Most SOF units are employed to their sustainable limit,” Thomas told members of the House Armed Services Committee last month.  In fact, current and former members of the command have, for some time, been sounding the alarm about the level of strain on the force.  These deployment levels and a lack of meaningful strategic results from them have not, however, led Washington to raise fundamental questions about the ways the U.S. employs its elite forces, much less about SOCOM’s raison d’être.  “We are a command at war and will remain so for the foreseeable future,” SOCOM’s Thomas explained to the Senate Armed Services Committee.  Not one member asked why or to what end.  Nick Turse is the managing editor of TomDispatch, a fellow at the Nation Institute, and a contributing writer for the Intercept. His book Tomorrow’s Battlefield: U.S. Proxy Wars and Secret Ops in Africa received an American Book Award in 2016. His latest book is Next Time They’ll Come to Count the Dead: War and Survival in South Sudan. His website is NickTurse.com. Follow TomDispatch on Twitter and join us on Facebook. Check out the newest Dispatch Book, John Dower’s The Violent American Century: War and Terror Since World War II, as well as John Feffer’s dystopian novel Splinterlands, Nick Turse’s Next Time They’ll Come to Count the Dead, and Tom Engelhardt’s Shadow Government: Surveillance, Secret Wars, and a Global Security State in a Single-Superpower World. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

24 июня, 11:43

United Nations - LIVE

The UN Web TV Channel is available 24 hours a day with selected live programming of United Nations meetings and events as well as with pre-recorded video features and documentaries on various global issues. Watch more Live and on-demand events in six languages directly from UN Web TV at: http://webtv.un.org مشاهدة المزيد من الأحداث الحية وعند الطلب في اللغة العربية مباشر من تلفزيون الأمم المتحدة على شبكة الإنترنت : http://webtv.un.org 欲览更多联合国会议与活动的中文直播与回放内容,请访问联合国网络电视主页:http://webtv.un.org Regardez plus d'événements en direct et à la demande en Français directement de UN Web TV sur: http://webtv.un.org  Vea más eventos en directo y a la carta en español directamente desde la Web TV de la ONU en: http://webtv.un.org Смотрите больше прямых трансляций и видеозаписей на русском языке на Веб-телевидении ООН: http://webtv.un.org. ------------------------------------------------------- UNTVchannel/ Live Schedule/ Friday, 23 June 10:00 Special Committee on Decolonization - Question of Falkland Islands (Malvinas) 12:00 Daily Briefing 3:00 Special Committee on Decolonization - Question of Falkland Islands (Malvinas) Evening Schedule: 8:00pm Daily Briefing Followed by – - UNFPA Population Awards – from Thursday - UNICEF – Malawi Health Worker - UNICEF – Afghanistan Health Worker

23 июня, 20:32

UN Chief to travel to Washington D.C. next week & other topics - Press Briefing (23 June 2017)

Daily Press Briefing: Uganda, USA, Sahel, Democratic Republic of the Congo, Famine, Lake Chad, Central African Republic, Yemen, Iraq, Syria, Widows, Public Service, AMISOM, Displacement Noon briefing by Eri Kaneko, Associate Spokesperson for the Secretary-General Highlights ------------------ - IN KAMPALA, SECRETARY-GENERAL PRAISES UGANDA FOR OPENING BORDERS AND HOMES TO REFUGEES - SECRETARY-GENERAL TO TRAVEL TO WASHINGTON, D.C, NEXT WEEK - SECRETARY-GENERAL WELCOMES RESOLUTION ON FORCE TO COMBAT TERRORISM AND ORGANIZED CRIME IN SAHEL - D.R. CONGO: U.N. HUMAN RIGHTS CHIEF WELCOMES CREATION OF INTERNATIONAL INVESTIGATION INTO KASAIS - UNICEF WARNS FOOD CRISIS ‘FAR FROM OVER’ IN SOUTH SUDAN, NIGERIA, SOMALIA AND YEMEN - 5.6 MILLION CHILDREN AT RISK OF WATERBORNE DISEASES IN LAKE CHAD REGION AS RAINY SEASON BEGINS - UNICEF - U.N. MISSION IN CENTRAL AFRICAN REPUBLIC STRENGTHENS PRESENCE IN BRIA - YEMEN CONFLICT: U.N. HUMAN RIGHTS WING DOCUMENTS 49 CIVILIAN DEATHS IN PAST MONTH - IRAQ: 880,000 PEOPLE DISPLACED SINCE BEGINNING OF MOSUL OPERATION – U.N. RELIEF WING - U.N., PARTNERS DELIVER AID FOR 110,000 PEOPLE IN SYRIA’S HOMS - WIDOWS’ DAY SHEDS LIGHT ON WOMEN’S STRUGGLE TO ENSURE RIGHTS ARE RESPECTED AFTER LOSS OF HUSBAND - PUBLIC SERVICE DAY ENCOURAGES YOUNG PEOPLE TO CHOOSE CAREER IN PUBLIC SECTOR - U.N. AND UGANDA SIGN AGREEMENT TO STRENGTHEN SUPPORT TO AFRICAN UNION MISSION IN SOMALIA - U.N. STUDY SAYS DISPLACED PEOPLE SHOULD NOT HAVE TO WAIT TO START REBUILDING THEIR LIVES - MYANMAR ARMED GROUP RELEASES 67 CHILDREN FROM ITS RANK – U.N. - MYANMAR ARMED GROUP RELEASES 67 CHILDREN FROM ITS RANK – U.N. Full Highlights: https://www.un.org/sg/en/content/ossg/noon-briefing-highlight?date%5Bvalue%5D%5Bdate%5D=23+June+2017

22 июня, 19:50

Cease-fire violations in Nagorno-Karabakh & other topics - Press Briefing (22 June 2017)

Daily Press Briefing: Uganda, Nagorno-Karabakh, MINUSCA, Morocco, Afghanistan, Syria, Iraq UNESCO, Iraq UNICEF, Yemen, Sri Lanka, Refugees, Senior Personnel Appointment, Drugs, Press Conference Today Noon Briefing by Farhan Haq, Deputy Spokesperson for the UN Secretary General. Highlights --------- -IN UGANDA, U.N. CHIEF PRAISES COUNTRY’S GENEROSITY TOWARDS REFUGEES -U.N. EXPRESSES CONCERN OVER RECENT CEASEFIRE VIOLATIONS IN NAGORNO-KARABAKH -DR CONGO TO WITHDRAW MILITARY PERSONNEL DEPLOYED IN U.N. MISSION IN CENTRAL AFRICAN REPUBLIC -U.N. WELCOMES MOROCCO’S DECISION TO ADMIT GROUP OF SYRIAN REFUGEES STRANDED AT BORDER -U.N. WELCOMES ANNOUNCEMENT OF DATE FOR AFGHANISTAN’S PARLIAMENTARY ELECTIONS -U.N. AGENCY DELIVERS FOOD SUPPLIES TO THOUSANDS OF PEOPLE IN BESIEGED TOWN IN SYRIA -UNESCO CHIEF DEPLORES DESTRUCTION OF MOSUL ICONIC SITES -IRAQ: UNICEF WARNS OF EFFECTS OF VIOLENCE ON CHILDREN -YEMEN: U.N. OFFICIAL SHOCKED BY CONTINUED DISREGARD OF CIVILIAN LIVES AND INFRASTRUCTURE -SRI LANKA: U.N. AGENCIES WARN OF SEVERE DROUGHT AND RAINS AFFECTING FOOD SECURITY OF 1 MILLION PEOPLE -NEW VIDEO SHOWS DRAMATIC JOURNEY OF YOUNG SYRIAN REFUGEE, NOW U.N. GOODWILL AMBASSADOR -U.N. CHIEF APPOINTS GHASSAN SALAMÉ OF LEBANON AS HEAD OF LIBYA MISSION -29.5 MILLION PEOPLE GLOBALLY SUFFER FROM DRUG USE DISORDERS, OPIOIDS THE MOST HARMFUL – U.N. REPORT Full Highlights: https://www.un.org/sg/en/content/ossg/noon-briefing-highlight?date%5Bvalue%5D%5Bdate%5D=22+June+2017

22 июня, 13:42

People with disabilities at risk in Central African Republic

Simplice Lenguy told his wife to leave him behind as people fled when fighting broke out in Central African Republic’s capital.

22 июня, 11:20

Congo to withdraw peacekeepers over abuse

The UN force in the Central African Republic has been plagued by allegations of sexual abuse.

22 июня, 04:25

Congo peacekeepers accused of sex abuse to leave CAR

About 600 Congolese soldiers to be pulled out of Central African Republic after allegations of sexual misconduct.

21 июня, 23:28

UN: Republic of Congo to pull troops from CAfrica Republic

The United Nations announced Wednesday that the Republic of Congo is withdrawing its peacekeeping troops from conflict-torn Central African Republic following allegations of sexual exploitation and abuse.

21 июня, 23:25

U.N. says Congo withdrawing troops from Central African Republic mission

UNITED NATIONS (Reuters) - The United Nations said on Wednesday that Congo Republic will withdraw its troops from a U.N. peacekeeping mission in Central African Republic after a review sparked by sexual abuse accusations found "systemic problems in command and control."

21 июня, 20:11

Situation remains grim for civilians in Syria & other topics - Press Briefing (21 June 2017)

Daily Press Briefing: Syria, Senior Personnel Appointments, South Sudan, Central African Republic, Afghanistan, Colombia, Humanitarian Appeal, Nigeria, Migration, Yoga, Honour Roll, Press Event Noon Briefing by Farhan Haq, Deputy Spokesperson for the UN Secretary General. Highlights --------- -SECRETARY-GENERAL SOUNDS ALARM ON ‘PERILOUS’ PLIGHT OF CIVILIANS IN SYRIA’S RAQQA -SENIOR U.N. OFFICIALS APPOINTED FOR COUNTER-TERRORISM, POLICY -SOUTH SUDAN: THOUGH FAMINE EASING, U.N. WARNS SITUATION REMAINS DIRE -U.N. MISSION REPORTS CLASHES IN CENTRAL AFRICAN REPUBLIC’S BRIA -WORSENING SECURITY SITUATION BRINGS POLITICAL TENSIONS TO FORE, U.N. AFGHANISTAN ENVOY TELLS SECURITY COUNCIL -U.N. SPEAKS OUT AGAINST CONTINUED DETENTION OF STAFF MEMBER IN COLOMBIA -RECORD 141 MILLION PEOPLE WORLDWIDE NEED HUMANITARIAN AID – U.N. RELIEF WING -SENIOR U.N. OFFICIAL WARNS RETURNS OF NIGERIAN REFUGEES TO BANKI NOT ‘SUSTAINABLE’ -U.N. ENVOY URGES COOPERATION TO INCREASE LEGAL PATHWAYS TO REGULAR MIGRATION -WORLD POVERTY COULD BE SLASHED BY HALF IF ALL ADULTS HAVE SECONDARY EDUCATION – U.N.E.S.C.O -U.N. MARKS INTERNATIONAL DAY OF YOGA -TONGA BECOMES 109TH MEMBER STATE TO PAY U.N. DUES IN FULL Full Highlights: https://www.un.org/sg/en/content/ossg/noon-briefing-highlight?date%5Bvalue%5D%5Bdate%5D=21+June+2017

21 июня, 15:21

100 dead in Central African Republic town, mayor says

Clashes between armed groups in the Central African Republic town of Bria have left at least 100 people dead in the wake of a peace agreement signed this week in Rome that called for an immediate cease-fire, officials said Wednesday.

20 июня, 21:20

Куда и откуда бегут беженцы в Африке?

Число беженцев насильственно перемещенных лиц выросло почти вдвое за последние 20 лет, отметило Агентство ООН по делам беженцев в докладе, опубликованном накануне Всемирного дня беженцев 20 июня.

20 июня, 21:20

Куда и откуда бегут беженцы в Африке?

Число беженцев, или насильственно перемещенных лиц, выросло почти вдвое за последние 20 лет, отметило Агентство ООН по делам беженцев в докладе, опубликованном накануне Всемирного дня беженцев 20 июня.

20 июня, 18:23

Clashes erupt in Central African Republic after peace deal

Heavy fighting erupted Tuesday between armed groups in Central African Republic only hours after a peace deal was signed in Rome, aid officials said, while the United Nations warned that humanitarian aid was running out.

20 июня, 08:00

With armed groups spreading in Central African Republic, UN expert urges action

The situation in the Central African Republic is “unsustainable,” an independent United Nations expert today warned, urging the Government to stop the spread of armed groups and increasing human rights violations.

20 июня, 07:36

CAR government signs peace deal with rebel groups

CAR government signs peace deal with rebel groups The government of the Central African Republic (CAR) has signed an "immediate ceasefire" deal with rebel groups at a meeting in Italy's capital, Rome, aimed at ending violence in the strife-torn country. Under Monday's accord, armed groups will be given representation in the political arena in exchange for an end to attacks and blockades, and their members will be brought into the country's armed forces. Al Jazeera's Paul Chaderjian reports. - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

20 июня, 01:34

Central African Republic foes sign Church-mediated peace accord

ROME (Reuters) - The government of the Central African Republic and 13 of the 14 armed groups in the country on Monday signed an accord aimed at ending an ethic and religious conflict that has killed thousands of people.

19 июня, 23:01

Central African Republic, armed groups sign deal in Rome

Representatives of most of the armed groups in Central African Republic on Monday signed an agreement to honor an immediate cease-fire, after more than three years of sectarian conflict that have left thousands dead.

19 июня, 12:28

The Man Who Argued With Dictators

Tom Malinowski spent years trying to get President Obama to care more about human rights. Now, he’s figuring out what to do with a president who doesn’t seem to care at all.

16 июня, 21:28

John Ging (OCHA) on recent trips to DRC and CAR - Press Conference (16 June 2017)

Briefing by Mr. John Ging, Director of the Operational Division at the UN Office for the Coordination of Humanitarian Affairs (OCHA), on his recent mission to the Democratic Republic of the Congo and the Central African Republic.

17 июня 2014, 13:36

УКРАИНА ОПАСНЕЕ АФРИКИ

На мои вопросы отвечает обозреватель агентства Rough & Polished Сергей Горяинов– Сергей Александрович, в прошлом году вы сказали, что США будут стремиться дестабилизировать Африку, чтобы лишить Китай доступа к природным ресурсам этого континента. См. http://pravosudovs.livejournal.com/8830.htmlВаш прогноз подтверждается? – Да, нестабильность в Африке нарастает. Аналогичную ситуацию мы наблюдаем на Ближнем Востоке (Сирия, Ирак, Йемен). Более того, хаос вплотную приблизился и к нашим границам. Все мы видим, что происходит на Украине. Впервые я озвучил прогноз о превращении Африки в зону нестабильности еще в 2010 году. Политическая турбулентность необходима для создания угрозы дефицита сырья из африканских стран на мировом рынке. Исходил я из двух посылок. Во-первых, для преодоления мирового финансового кризиса США и ЕС выбросили на рынок несколько триллионов долларов и евро. Как известно, в основе реального производства лежат сырьевые товары – углеводороды, медь, железо, алюминий, никель, цинк и так далее, – всё то, что на биржевом сленге именуется commodities. Мировые цены на commodities номинируются в долларах США. Именно это обстоятельство и делает доллар настоящей резервной валютой. Для того чтобы «связать» новую ликвидность, необходимо, чтобы биржевые цены на commodities были высокими. Хорошо известно, что одним из самых эффективных способов повышения цен является развязывание конфликтов в странах – производителях сырья. Африка в огнеВо-вторых, главным драйвером роста спроса на ресурсы является быстрорастущая промышленность Китая. Эта страна активизирует сотрудничество в первую очередь со странами Африки. Американцы не могут допустить того, чтобы Китай получил дешевые полезные ископаемые, поэтому в Африке разгораются военные конфликты. Так называемая арабская весна уверенно сползает с севера на юг. Сначала была Ливия, затем Мали, расколотый Судан, Конго, Нигерия, Центрально-Африканская республика. Нестабильность в Африке не угрожает напрямую ни США, ни Европе. А создать здесь хаос достаточно просто. На Черном континенте немало режимов, которые находятся у власти по несколько десятилетий. Например, президент Зимбабве Роберт Мугабе пришел к власти еще в 1980 году. В нынешнем году ему исполнилось 90 лет. Очевидно, что в стране за это время появилось много недовольных его правлением (новые поколения тоже хотят «порулить»). Похожая ситуация в Анголе (Душ Сантуш руководит страной с 1979 года), Алжире (77-летний Абдельазиз Бутефлика правит с 1999 года и весной текущего года был избран президентом в четвертый раз) и ряде других стран.Схема погружения страны в хаос была продемонстрирована на примере Ливии. Муаммар Каддафи правил этой страной с 1969 по 2011 год. Он был свергнут в результате мощного давления стран Запада. В результате добыча нефти и газа в Ливии сократилась, что поддержало цены на углеводородное сырье, а возврат китайских инвестиций в Ливию оказался под большим вопросом, так как страна погрузилась в хаос гражданской войны.Сейчас международный исламский терроризм активизировался в Нигерии, которая, как известно, является крупным игроком на рынке углеводородного сырья. Здесь появилась группировка «Боко Харам», которая совершает громкие террористические акции (самая известная – похищение около 300 девочек-школьниц). На ее счету уже несколько тысяч жертв. Похожая ситуация наблюдается в ЮАР, которая является крупным поставщиком на мировой рынок золота, платины, хрома, марганца и алмазов. Здесь резко активизировалось протестное движение, которое проявляет себя в забастовках и террористических актах. Американский милитаризм– А как в этих условиях ведут себя США?– Весьма активно. В феврале 2007 года было объявлено о создании Объединенного командования вооруженных сил США в зоне Африки (AFRICOM). Это первое и на сегодня единственное региональное военное командование, созданное Пентагоном после окончания холодной войны. Список африканских стран, в которых присутствуют войска США (в основном спецназ), впечатляет: Буркина-Фасо, Центрально-Африканская Республика, Чад, Конго (Киншаса), Джибути, Эфиопия, Кения, Нигер, Нигерия, Сомали, Южный Судан, Уганда, Ливия, Марокко. В этот список не входит островное государство Сейшелы, где с 2009 года базируются американские войска и беспилотники Reaper.В мае 2014 года Пентагон подписал новое соглашение сроком на 10 лет с крошечным государством Африканского Рога Джибути о продлении аренды базы Кэмп-Лемоньер, где с 2003 года размещаются тысячи американских военнослужащих, в том числе войска специального назначения. Всё это называется «Сводные объединенные оперативные силы на Африканском Роге». Вашингтон использует территорию Джибути и Эфиопии для нанесения ударов беспилотниками по Сомали и Йемену, а Нигер задействует для полетов беспилотных летательных аппаратов над Мали в рамках действий Пентагона по обеспечению французской противоповстанческой войны в этой стране. Соединенные Штаты напрямую участвуют в войне против отрядов туарегов примерно лет 10. Именно в Мали в 2007 году туареги сбили огнем из стрелкового оружия американский военно-транспортный самолет C-130 Hercules, который сбрасывал припасы малийским войскам, оказавшимся в окружении туарегов.В марте текущего года президент Обама приказал резко увеличить численность американского спецназа в Уганде, а также впервые направил туда конвертоплан CV-22 Osprey. В апреле Объединенное командование вооруженных сил США в зоне Африки провело в Нигере ежегодные (с 2005 года) военные учения сил специального назначения Flintlock («Кремневое ружье»). В них приняли участие более тысячи военнослужащих из США, Британии, Канады, Франции и Голландии, а также Нигера, Буркина-Фасо, Чада, Мавритании, Нигерии и Сенегала. В прошлом в них участвовали члены НАТО Германия, Италия и Испания, а также африканские страны Алжир, Мали, Марокко, Южная Африка и Тунис.В мае нынешнего года Барак Обама объявил об отправке 80 военнослужащих в Чад – якобы для оказания помощи в поиске нигерийских девочек, похищенных «Боко Харам». Кроме того, в июне 2014 года США объявили о создание нового 24-часового спутникового телеканала на севере Нигерии. Он призван бороться с пропагандой террористической группы «Боко Харам» и других вооруженных банд региона.Стоит подчеркнуть, что в Африке США предпочитают действовать чужими руками. Их спецназовцы и сотрудники частных военных компаний тренируют местные вооруженные группировки, которые потом начинают воевать с правительственными войсками и между собой.Американцы подвели под свою работу в Африке серьезную законодательную базу. В 2010 году в США был принят «Закон о конфликтных минералах», распространяющийся на публичные компании (как американские, так и зарубежные, торгующиеся на американских биржах), которые добывают или используют в своем производстве золото, вольфрам, олово и тантал из месторождений, находящихся в 10 странах Африки: ДРК, Анголе, Бурунди, Центрально-Африканской Республике, Республике Конго, Руанде, Судане, Танзании, Уганде и Замбии. Данный документ подразумевает, что американцы могут в любой момент ввести санкции против компаний, работающих в этих государствах, или против самих африканских стран, если сочтут, что они поддерживают «международный терроризм» или нарушают «права человека». Причем база минералов, включенных в него, как и перечень стран, на которые распространяется его действие, могут быть расширены в любой момент. Совершенно очевидно, что понятие прав человека в Африке не соответствует европейским и американским стандартам, поэтому на любую из африканских стран можно наложить санкции когда угодно.Экспансия Китая– Как работает в Африке Китай?– Китай интересует сырье – в первую очередь углеводороды и металлы. Когда они заходят в ту или иную страну, то не скупятся на покупку местных лидеров. Причем они вкладывают очень большие средства не только в добычные проекты, но и в создание инфраструктуры: дорог, аэропортов, школ, больниц и т. д. А поскольку в Африке нет достаточного количества специалистов для обслуживания этих объектов, то они наполняются китайцами (учителями, врачами, инженерами, охранниками и т. д.). Среди китайских сотрудников, естественно, множество сотрудников спецслужб, которые отслеживают ситуацию в регионе. Постепенно вся ключевая инфраструктура в такой стране оказывается под реальным контролем китайцев. Очевидно, что ни США, ни Европа не могут сделать ничего подобного. Во-первых, у них нет такого количества людей. Во-вторых, китайцы готовы работать за гораздо меньшую зарплату, чем граждане США и ЕС. – А кто платит зарплату китайцам в Африке? – Вся инфраструктура создается на китайские кредиты, часть этих средств идет на оплату персонала. Но отдавать эти кредиты африканцам придется из своих средств. За счет свержения действующих режимов, которые тесно связаны с КНР, американцы хотят выдавить китайцев из Африки. Китайцы прекрасно это понимают, поэтому они также активно вооружают африканские группировки. Так что хаос здесь будет усиливаться.– Где же китайцы будет брать сырье, если американцам удастся потеснить их в Африке? – В России. Правда, здесь эти ресурсы стоят существенно дороже. Как известно, «Газпром» не допустил китайские компании к добыче газа, а предложил CNPC покупать топливо на границе по мировым ценам. Но если даже китайские компании получат возможность добывать в Восточной Сибири уголь или металлы, то по себестоимости сырье будет существенно дороже, чем в Африке: климат несопоставим. Украинский хаос– Создание хаоса на Украине встраивается в вашу схему?– Конечно. Пока Виктор Янукович вел Украину по пути ассоциации с ЕС, его кандидатура вполне устраивала Запад. Однако когда он осознал, что ассоциация с ЕС грозит полным уничтожением украинской промышленности, то он пошел на сближение с Россией и КНР. Этого американцы ему не простили. В стране произошел государственный переворот, а все договоры с Россией и КНР были фактически разорваны. Американские стратеги не скрывают, что главный их кошмар – это союз России и Китая, а второй – союз России и Германии. КНР и ФРГ – мощные промышленные страны, которым необходимо много ресурсов, которые есть в России. Именно поэтому американцам нужно создавать нестабильность на границах России. Кстати, в последнее время на севере КНР резко активизировались уйгуры, которых тоже стали называть частью международного исламского терроризма. В частности, в мае текущего года в городе Урумчи – столице Синцзянь-Уйгурского автономного района – произошел теракт, в результате которого погибло свыше 30 человек, а более 90 получили ранения. По всей видимости, США продолжат активно поддерживать сепаратизм уйгуров, чтобы поставить под угрозу поставки нефти и газа из России в Китай. Уйгуры – мусульмане-сунниты. А именно суннитов американцы поддерживают в конфликтах на Ближнем Востоке. Как известно, лидером суннитов является Саудовская Аравия, а шиитов – Иран. Если вернуться к ситуации на Украине, то здесь необходимо обратить внимание на тот факт, что страны Запада практически не мешали России вернуть Крым. Однако они сразу же объявили, что никогда не признают вхождение Крыма в состав РФ. Таким образом, США получили рычаг, с помощью которого они могут всё время угрожать России санкциями. Вполне возможно, что противостояние на Украине может на некоторое время отвлечь внимание американцев от Африки.Необходимо четко понимать, что между Украиной и Африкой имеется огромная разница с точки зрения планирования дестабилизирующих процессов. В Африке нет таких мощных атомных электростанций и химических заводов, как на Украине. Война в Африке не может привести к планетарной экологической катастрофе, а на Украине – может. Ведь любой серьезный сбой в работе этих объектов грозит массовой гибелью населения, причем не только на Украине, но и в соседних странах. Напомню, что в 1984 году произошел взрыв на химическом заводе в Индии, который привел к смерти более чем 18 тыс. человек. На Украине есть, и немало, подобных взрывоопасных объектов, причем некоторые из них уже находятся непосредственно в зоне боевых действий. Я не говорю уже о газотранспортной системе, через которую в Европу поступает около 50% российского газа. Очевидно, что Россия и ЕС заинтересованы в стабилизации ситуации на Украине. Американцы чувствуют себя гораздо более спокойно и делают ставку на раздувание конфликта, чтобы помешать сближению России с Европой – в первую очередь с Германией.– Есть ли у России в складывающейся ситуации шанс на продвижение своих интересов в Африке?– Сегодня доля российского бизнеса в Африке по сравнению с бизнесом китайским и западным – мизерна. Инструменты влияния, созданные во времена СССР, практически утрачены. Но запланированное погружение Африки в политическую турбулентность парадоксальным образом создает для России возможности для укрепления своих позиций на некоторых глобальных рынках, прежде всего – алмазном. Некоторые африканские страны, бюджет которых серьезно зависит от добычи алмазов, уже находятся в конфликтной зоне, над другими висит перманентная угроза международных санкций, в третьих заметно повышается социальная напряженность. Для руководства этих государств не секрет, кто и почему является драйвером этих процессов. И они заинтересованы в союзнике, который мог бы помочь в нейтрализации разрушительных явлений. Сейчас Россия – крупнейший мировой производитель алмазного сырья, и потому соответствующие соглашения с африканскими производителями могли бы привести к созданию «алмазной ОПЕК», организации, способной оказывать решающее влияние на ценообразование на глобальном алмазном рынке, с которой невозможно будет не считаться как Западу, так и Китаю. Сейчас именно тот момент, когда мы и наши потенциальные африканские партнеры можем сделать решительный шаг навстречу друг другу, и угрозы санкций в отношении России из-за украинского конфликта могут послужить катализатором этого движения.Беседу вел Сергей Правосудов

22 января 2013, 16:21

США начали переброску французских войск и армейской техники в Мали

В рамках оказания помощи Франции по проведению военной операции в Мали США начали переброску французских войск и военно-транспортной авиации на территорию этой западноафриканской страны, сообщил представитель Африканского командования вооруженных сил США (АФРИКОМ) Бенджамин Бенсон. "Мы начали переброску военно-транспортной авиации и личного состава французских войск в Бамако из города Истр (Франция). Сегодня мы направили два рейса: один утром, а другой чуть позже. Мы планируем продолжить операции в ближайшие несколько дней, так как французская сторона нуждается в военной технике", - заявил он в штаб-квартире АФРИКОМ в немецком Штутгарте. Бенсон подчеркнул, что США также обсуждают с Францией возможность отправки в Мали беспилотных самолетов. Тем не менее окончательное решение по этому вопросу еще не принято. По данным представителя французских вооруженных сил Тьерри Бурхарда, переброску военно-транспортной авиации и прочей военной техники в Мали уже осуществили Великобритания, Бельгия, Канада и Дания. В южном французском городе Истр находится военно-воздушная база. По материалам: Интерфакс, Голос России

14 января 2013, 11:33

Игры «глобальной элиты». Спецоперации в Африке как полигон для испытаний.

Оригинал взят у nnils в Игры «глобальной элиты». Спецоперации в Африке как полигон для испытаний.Африка всегда была и остаётся полигоном для испытаний западных военно-политических сценариев самого разного рода, как и полигон для испытаний «нового международного права. Поэтому не только странам Африки, но и России следует внимательно следить за разработкой и (пока) успешным выполнением сценария военного вторжения в государство с парализованной властью с целью его «освобождения от исламистов».Это особенно важно, учитывая усилия Запада по дискредитации власти в России и поощрению на её территории действий исламистов.Такое впечатление, что "Глобальная элита " испытывает какую-то мистическую привязанность к цифре "11". Предположу, что не просто так было выбрано именно 11 января для спецоперации в Мали, на которую слетелись все Силы ТЬМЫ.Начавшаяся 11 января 2013г военная операция в Мали – яркий пример очередной спецоперации по реколонизации Африки.Достаточно вспомнить террор исламистов из организации «Боко Харам» в Нигерии(БХ), которые активизировались в конце 2010 года, когда за одну неделю было убито более 700 человек. Впечатляет и территориальный масштаб террора – это сразу несколько штатов.Следующий всплеск террора БХ произошёл в канун Рождества Христова 2011 года, когда были одновременно взорваны несколько христианских церквей, погибло несколько сот человек.20 января 2012 года в одном из крупнейших городов страны Кано БХ произвела новые взрывы, в результате которых погибло более двухсот человек. В конце февраля произошло ещё несколько взрывов церквей.Дело в том, что в Нигерии доказанные запасы нефти составляют более 37 млрд. баррелей, а газа – более 5 трлн. кубометров, что ставит Нигерию на второе место в Африке после Ливии по нефти и на седьмое место в мире по газу. Основным партнёром Нигерии по экспорту являются США. Однако по импорту главный партнёр - Китай. Лидирует Нигерия и среди получателей инвестиций из Китая. А проект по строительству железной дороги из внутренних районов страны к побережью Атлантического океана вообще является самым крупным зарубежным проектом КНР. В настоящее время в Нигерии действует более тысячи китайских предприятий. С 1998 года товарооборот между Китаем и Нигерией вырос почти в десять раз. Всего Пекин инвестировал в Нигерию не меньше 12 миллиардов долларов.Важно также подчеркнуть, что нигерийские власти отказываются проводить «рыночные реформы», на которых настаивает МВФ. Понятно, что без Китая, Нигерия не осмелилась бы противостоять требованиям МВФ о проведении «экономических реформ».А о том, как ведут себя представители «западной демократии» в Нигерии, говорит спецоперация по полной смене власти в стране 7 июля 1998 года, проведенная демонстративно, чтобы, как говорится, не оставалось сомнений, кто в доме хозяин. В этот день внезапно умерли и действующий президент страны Сани Абача, и избранный президент Мошуд Абиола. Причём если С.Абача умер у себя дома, то М.Абиола умер в тюремной камере. Маленькая деталь: он умер во время встречи с американским послом Т.Пикерингом, посетившим его с «дружественным» визитомК слову, это тот САМЫЙ Томас Пикеринг, который был послом США в России в 1993-1996 годы, возглавлял посольства в Индии, Нигерии, Израиле, Сальвадоре и Иордании, был постоянным представителем США в ООН (во многом благодаря его усилиям в 1991 году была образована мощная международная коалиция, которая освободила Кувейт от иракской оккупации).В 1997-2000 годы в администрации Билла Клинтона занимал пост заместителя госсекретаря по политическим связям (третий по важности пост во внешнеполитическом ведомстве США). Томас Пикеринг ушел с государственной службы в 2001 году, в его честь названа одна из программ международных обменов Госдепартамента США.Посол Пикеринг говорит на французском, испанском, русском, арабском, иврите и суахили.Прекрасно.. Бывший Заместитель госсекретаря по политическим связям и дипломат - циничный убийца, который не гнушается ничем. И подобно известным Медичи , семье банкиров и правителей Флоренции, отравить неугодного человека , пусть и африканского президента кукольного государства, заместителю госсекретаря как пыль смести с ботинок..По сути в Африке происходит методичный и уверенный захват западными державами всё новых территорий Африканского континента. Захват Судана был произведён путём раздела страны (с отделением от основного Судана большинства нефтеносных районов).Захват нефтеносных районов Нигерии осуществлён с помощью решения Международного суда.Захват Ливии произведён путём прямого военного вторжения, а захват Кот-д’Ивуара – в результате малой военной операции, проведённой силами ООН.Интересно то, что ВПЕРВЫЕ арест президента Кот-д’Ивуара Гбагбо был совершён согласно тайному обвинительному заключению. Это первое тайное обвинение в практике МУС – до этого все обвинительные акты провозглашались публично, поправ все международные нормы права , конституцию и юрисдикцию МУС Кот-д’Ивуар .Это что, реанимация тайного "Совета десяти" ростовщическо-работоргового Венецианского государства ?Президент Кот-д’Ивуара предстал перед судебной палатой Международного уголовного суда, которую возглавляет судья Сильвия Фернандес из Аргентины.В состав палаты входят также судья Одио Бенито из Коста-Рики (кстати, бывший вице-президент этой страны и судья Международного трибунала по бывшей Югославии) и Адриан Фулфорд из Британии.На вопрос судьи о том, каковы условия его содержания в тюрьме, президент Л.Гбагбо ответил: «Условия содержания нормальные, но вот обстоятельства моего ареста были ненормальными. Я был арестован в моей резиденции под огнём французских танков. Обстрелы продолжались несколько недель. Президентский дворец был разрушен до основания. Погибло много людей. На моих глазах был убит министр внутренних дел моего правительства».Президент Гбагбо рассказал и об обстоятельствах своего перевоза в Гаагу, что также показало, насколько всё далеко от должной правовой процедуры.Методы различные - результат один. Реколонизация Африки набирает силу...При этом захват Мали проводится с учётом ошибок всех предыдущих захватов. Сегодня все уверены, что Запад встал на защиту суверенитета и территориальной целостности Мали. Однако есть ряд факторов, указывающих на то, что это не совсем так.Происходящее сегодня в Западной Африке говорит о том, что передел мира вступил в новую фазу. Одной из главных характеристик этой фазы является не столько перекройка территорий, сколько придание этим территориям нового состояния, которое можно охарактеризовать как «перманентную нестабильность» с последующим доведением «объекта» до состояния дикости.Это - стратегическая цель, и достигается она разными средствами. Одно из средств – провокация ненависти между различными группами населения с получением эффекта гражданского конфликта в государстве-«объекте»…Целью всех террористических нападений, взрыв и дестабилизации обстановки является именно провокация гражданского конфликта посредством возбуждения взаимной ненависти между представителями главных религиозных конфессий страны, возбуждение ненависти и провокация гражданского конфликта.Ничего не напоминает? И не к этому ли стремятся все эти "русские националисты" и прочие "освободительные движения", устраивающие дестабилизацию в самой России, как и навязывающие недопустимую риторику – "Россия для русских" с требованием отделить Кавказ, распространяя лживые утверждения что Россия стоит на краю пропасти, находиться под оккупацией и что страна сможет очистится только пройдя через горнила революций, разжигая межнациональную рознь, играя на ошибках в миграционной политике, истоки которых стоит искать не сейчас, а задолго до прихода команды В.Путина к власти.Ещё одна «странность» ситуации в Западной Африке – реакция «мирового сообщества». По данным ЮНИСЕФ, на севере Мали происходит вербовка детей в вооружённые отряды повстанцев. Имеются сведения, что многие из них были убиты или тяжело ранены .Это сообщение появилось практически в один день с вынесением приговора Международного уголовного суда лидеру военной группировки в Конго Томасу Лубанге, главное обвинение которого состояло именно в вербовке детей в вооружённых конфликтах.Однако Международный уголовный суд (МУС) не реагирует ни на террор БХ в Нигерии, ни на явные военные преступления, совершаемые на севере Мали. И это притом, что Статут МУС прямо предусматривает юрисдикцию Суда действовать в ситуации, когда государство не хочет или не может осуществлять преследование виновных.Молчит и Верховный комиссар ООН по правам человека, что выглядит опять-таки «странно», на фоне её постоянных требований передать в МУС ситуацию в Сирии. «Нелогичность» ситуации усугубляется тем, что Сирия членом Статута МУС не является, а Нигерия и Мали – члены Статута уже 14 и 12 лет соответственно!Однако все эти «странности» и «нелогичности» также изчезают, если верно оценивать реальные, а не публично заявляемые цели указанных органов.Дестабилизация Нигерии и особенно Мали осуществляется не с целью захвата территорий, а с целью погружения их в состояние хаоса и дикого перманентного конфликта.На самом деле террористические группировки на севере Мали возникли не в 2011-2012 годах. Они там создавались и активно действовали на протяжении ряда десятилетий. В этой связи весьма интересно обратить внимание на фильм «11 сентября», снятый известным буркинийским режиссёром Идриссой Уэдраого ещё в 2002 году и повествующий о том, как местные мальчики выслеживают бен Ладена, скрывающегося в Буркина-Фасо (государство, граничащее с северными районами Мали!). Однако в то время фильм был воспринят как комедийный.Взорвало ситуацию ливийское оружие, захваченное после свержения М.Каддафи.Однако оружие «ушло» в Мали не само собой. Имеются свидетельства о том, что переброска оружия осуществлялась с помощью Франции.Логика событий 2012 года на севере Мали показывает, что всё происходившее там было тщательно спланированным спектаклем для подготовки общественного мнения о «необходимости военного вмешательства». Так, было организовано расползание ливийского оружия с передачей его в руки лидеров туарегов для того, чтобы спровоцировать их на военные действия. Однако туареги быстро поняли, что их использовали и стали отмежёвываться от ранее провозглашённой независимости.Национальное движение за освобождение Азавада (НДОА) заявило, что провозглашение независимости Азавада было всего лишь «попыткой привлечь внимание международного сообщества к судьбе населения севера», и выразило готовность к переговорам.За это НДОА подверглось нападению уже со стороны Аль-Каиды в странах исламского Магриба (АКИМ) и Движения за единство и джихад в Западной Африке (ДЕДЗА), то есть реальных организаторов провокации.Кроме того, и организация Ансар Дине (АД) заявила, что готова немедленно начать переговоры. На встрече, состоявшейся в ноябре в Уагадугу, АД объявила об отказе от «насилия, экстремизма и терроризма и обязалась бороться с трансграничной организованной преступностью».«Предательство» АД привело к боям уже с ней.продолжение http://nnils.livejournal.com/1206626.htmlИсточники:Государство Мали в играх «глобальной элиты» http://www.fondsk.ru/news/2012/07/19/gosudarstvo-mali-v-igrah-globalnoj-elity.htmlВоенное вторжение в Мали: спецоперация по реколонизации Африкиhttp://www.fondsk.ru/news/2013/01/14/voennoe-vtorzhenie-v-mali-specoperacia-po-rekolonizacii-afriki.htmlАфрика на пороге новых потрясенийhttp://www.fondsk.ru/news/2012/03/09/afrika-na-poroge-novyh-potrjasenij.htmlПрезидент Кот-д’Ивуара в Международном уголовном судеhttp://www.fondsk.ru/news/2011/12/06/prezident-kot-divuara-v-mezhdunarodnom-ugolovnom-sude.htmlТомас Пикеринг: гибель посла Стивенса – трагедия для американской дипломатииhttp://www.golos-ameriki.ru/content/thomas-pickering-on-stevens/1507680.htmlВоенные арестовали премьера Малиhttp://www.dni.ru/polit/2012/12/11/244992.htmlЛивийская война откочевала в Малиhttp://ohranka.com/archives/3678«Превратят во второй Афганистан»http://vz.ru//politics/2013/1/13/615465.htmlнекоторые фото из журнала камрада colonelcassadhttp://colonelcassad.livejournal.com/930852.html?thread=43551524#t43551524

09 января 2013, 14:33

РФ и Китай намерены активизировать сотрудничество в сфере безопасности

Россия и Китай удовлетворены развитием двустороннего сотрудничества в области безопасности и намерены его активизировать, сообщил в среду российским журналистам секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. Российская делегация во главе с Патрушевым в среду провела в Пекине восьмой раунд консультаций с китайскими коллегами по вопросам стратегической безопасности. Стороны обсудили ситуацию в Центральной Азии в связи с предстоящим в следующем году выводом из Афганистана Международных сил содействия безопасности, ситуацию в Северной Африке и на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии, безопасность в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также дальнейшее укрепление сотрудничества. "Мы предполагаем, что двустороннее сотрудничество (по вопросам безопасности) будет идти более интенсивно в ближайшее время. Этому способствует то, что на регулярной основе происходят контакты на высшем уровне и на уровне руководителей ведомств. Эти контакты придают импульсы, и далее идет реализация тех программ, которые намечены", — сказал Патрушев. Он отметил, что Россия и Китай также считают необходимым усилить сотрудничество в таких структурах, как ООН, ШОС, БРИКС и "большая двадцатка", где позиции двух стран должны быть согласованы. Секретарь Совбеза РФ в рамках визита в Пекин встретился с председателем КНР Си Цзиньпином, членом Госсовета КНР Дай Бинго, членом Политбюро ЦК КПК, секретарем политико-юридической комиссии ЦК КПК Мэн Цзяньчжу, министром общественной безопасности КНР Го Шэнкунем.

09 января 2013, 14:31

Инвестор

Объявлено, что Катар вложит в экономику Египта 23 миллиарда долларов. Инвестиции пойдут в "крупные проекты в районе города Порт-Саид на севере Египта. В частности, они предусматривают строительство промышленной зоны - электростанций, заводов по сжижению природного газа, выплавке чугуна и стали, ряда других предприятий. Еще 10 млрд пойдут на "грандиозный туристический проект" на средиземноморском побережье, где оборудованная стоянка яхт и гигантский гостиничный комплекс. Наряду с этим Катар изучает вопрос об инвестировании в жилой сектор и городское развитие в АРЕ. И здесь эмират интересует, в первую очередь, недвижимость в Шарм- эш-Шейхе, Хургаде, а также в пригородах Каира..."Проще говоря, Катар покупает Египет, пока у власти находятся подведомственные ему "братья-мусульмане". Бесплатная халява в Ливии не удалась - непреклонный Салаби выдавливает катарцев из Киренаики, совсем недавно он вернулся из Турции, где практически в ультимативной форме сообщил туркам, что им в Ливии не рады. Эмир делает выводы - и теперь готов платить.Обращает на себя внимание география интересов Катара - окрестности стратегического Суэцкого канала и развлекательная индустрия Египта. Суэц - это зона жизненных интересов США, и без зеленого света с их стороны Эмир вряд ли мог даже в мыслях представить себя на берегу Канала. Раз так - то именно Катару, похоже, в планах Штатов отводится роль смотрящего за стратегическими и узловыми точками региона. Не Саудовской Аравии - заметим. Её планомерно и без особого почтения оттирают от этих значимых объектов.Если Катар возьмет под контроль окрестности Суэца и один из крупнейших портов Севера Африки - то Королевство, собрав гордость в жменьку, будет вынуждено испрашивать у Эмира дозволения пользоваться его собственностью. И размеры в этом случае не будут иметь никакого значения.

09 января 2013, 00:46

Африканский союз призвал НАТО к наземной операции в Мали

Воинский контингент НАТО как можно скорее должен быть направлен в Мали для проведения там санкционированной ООН военной операции с целью помощи властям страны в борьбе с исламистами, занявшими север страны, заявил глава Африканского союза президент Бенина Бони Яйи, сообщает Reuters. «Это... проблема не только Африки. Это мировая, международная проблема... НАТО следует принять участие в операции», - заявил во вторник Яйи, передает РИА «Новости». В то же время премьер-министр Канады, одного из членов альянса, Стивен Харпер заявил во вторник, что правительство его страны не намерено направлять канадских военнослужащих в Мали. Совет безопасности ООН санкционировал в декабре 2012 года ввод 3,3 тыс. военнослужащих африканских стран (AFISMA) в Мали. Согласно резолюции СБ ООН, задачами AFISMA, которые пока направлены в Мали на год, станет помощь в перестройке системы обороны и сил безопасности, восстановлении нормальной жизни в северных районах страны, находящихся под контролем террористов, экстремистов и вооруженных групп, выполнении властями задачи защиты населения и оказании гуманитарной помощи нуждающимся. Закладки:

06 сентября 2012, 08:26

Самый бедный президент

Хотелось бы рассказать о человеке-бессеребренике, который, вероятно, был самым бедным президентом на всей нашей планете.Тома Исидор Ноель САНКАРА, президент Буркина-Фасо, жил на жалование армейского капитана, составлявшее $345 в месяц, а президентскую зарплату в $2000 перечислял в сиротский фонд. После смерти президента выяснилось, что из имущества, принадлежавшего ему лично, какую-либо ценность представляет лишь старенький «Пежо», купленный еще до прихода к власти, холодильник со сломанным морозильником, три гитары и четыре велосипеда. Санкара руководил страной «на общественных началах». Он даже запретил поставить в своем кабинете кондиционер, поскольку ему «стыдно перед людьми, которым недоступна такая роскошь». Этот президент действительно выглядит уникальным примером на фоне других правителей Черной Африки, живущих в роскоши дворцов, которые легко могли бы дать фору виллам белых колонизаторов. Президент-аскет, заслуживший прозвище «африканского Че», и убитый своим другом и ближайшим соратником, навсегда стал легендой для народа.Тела Санкары и двенадцати его ближайших помощников, убитых в ходе государственного переворота, совершенного советником президента Блезом Компаоре, были второпях зарыты в безымянной могиле. Вскоре она стала объектом настоящего паломничества.Но Санкару помнят не только за бедную жизнь, сама по себе она вряд ли может считаться большим достоинством. «Революция чести», лидером которой был погибший президент, стала одной из самых радикальных и успешных попыток модернизации за всю историю Африки. Четыре года социальной революции до неузнаваемости изменили небольшую африканскую страну.ОФИЦЕР, ГИТАРИСТ, БАЙКЕРСанкара с Фиделем Кастро.Санкара родился в 1949 году, его родители были из разных племенных групп. Это означало, что Тома был ребенком «третьего сорта» в кастовой системе народа Мосси, к которому принадлежала его семья. Родные надеялись, что Санкара станет католическим священником, однако Тома предпочел бороться за лучшую жизнь на этом свете, а не обещать ее другим на небесах. В 19 лет он начинает военную карьеру и делает серьезные успехи, через год его отправляют на Мадагаскар в школу офицеров. Там он становится свидетелем двух народных восстаний – 1971 и 1972 года, которые формируют политические взгляды будущего революционера. Возвратившись на родину, Санкара быстро набирает популярность в столице страны Уагадугу. Молодой успешный офицер, Тома к тому же и неплохой гитарист - он играет в группе «Tout-?-Coup Jazz», - а также завзятый байкер.В 1976 году Санкару повышают по службе, его назначают командующим тренировочного центра армейских коммандос, однако фактически – это ссылка популярного командира подальше от центра политической жизни. В лагере Тома встречает единомышленников – Анри ЗОНГО, Жана-Баптиста Букари ЛИНГАНИи Блеза КОМПАОРЕ, – с которыми создает подпольную организацию «Группа офицеров-коммунистов». Младшие офицеры стран третьего мира в те годы были серьезной революционной силой. Армия была по необходимости «европейской», в то время как общество оставалось отсталым, «азиатским», офицерский корпус – это наиболее образованные и наименее привязанные к традиции элементы общества. Также немаловажно, что в армии могли сделать карьеру выходцы из небогатых семей.МИНИСТР НА ВЕЛОСИПЕДЕВ сентябре 1981 года Санкара, назначенный Государственным Секретарем по Информации в военном правительстве, удивил своих коллег по кабинету тем, что приехал на первое же заседание на велосипеде. Однако, уже в апреле Тома оказывается в оппозиции военным, которые, по его мнению, проводили антирабочую политику. Следующий военный переворот, произошедший в ноябре 1982 года, приносит Санкаре пост премьер-министра. Но и теперь он недолго задерживается в правительственном кресле. После визита французского советника по делам Африки и сына президента Франции Жана-Кристофа МИТТЕРАНА, Санкару отправляют в отставку и сажают под домашний арест. Франции, которая по-прежнему хозяйничает в Верхней Вольте, как в своей колонии, не нравится молодой офицер-радикал в правительстве.Но отставка Санкары привела к непредвиденным для французов и местных элит результатам. Узнав о том, что их любимца заключили под арест, восстали жители бедных районов Уагадугу. Бунт был подавлен, но уже через два месяца, 4 августа, поднялся столичный гарнизон под командованием Блеза Компаоре. освобожденный из-под ареста Санкара становится президентом страны, которая через некоторое время была переименована из Верхней Вольты в Буркина-Фасо («Землю неподкупных»).«РЕВОЛЮЦИЯ ЧЕСТИ»Тридцатитрехлетний Санкара объявляет начало демократической и народной революции, в ходе которой должны быть побеждены коррупция, голод, болезни и безграмотность. Первым же шагом «Революции чести» становится отмена дани племенным вождям и обязательных барщинных отработок для крестьян. Вместо архаичной племенной структуры власти были созданы Комитеты защиты революции – массовые организации, которым выдавалось оружие, а также народное ополчение SERNAPO. Обе меры были направлены на ограничение власти армии в пользу народа. Армейский магазин, где офицерам продавались дефицитные товары по низким ценам, был превращен в государственный супермаркет (первый в стране) для всех.Правительство Санкары проводит беспрецедентные для Западной Африки меры по улучшению положения женщины – были запрещены варварский обычай обрезания женских гениталий и многоженство, началось распространение средств контрацепции. Женщина была уравнена в правах с мужчиной, был также введен «День Женщины» - в этот день мужчина был обязан заниматься домашним хозяйством.На счету революции также 2,5 миллиона прививок, сделанных детям в ходе «Битвы за здоровье», списание долгов мелким арендаторам, отмена подушного налога, 10 миллионов посаженных деревьев – они остановили наступление песков Сахары. Санкара продал все правительственные «мерседесы» и купил министрам автомобили «Рено-5», самые дешевые из тех, что продавались в стране. Уже через три года после прихода Санкары к власти он осуществил то, что нам так долго обещают политики, – в 1986 году Всемирный Банк констатирует, что в Буркина-Фасо искоренена коррупция.Энергичная преобразовательная деятельность Санкары вызвала острую реакцию соседних режимов. Конференция глав стран-соседей Буркина-Фасо, прошедшая под патронатом Франции в сентябре 1986 года в столице Кот Д’Ивуара Ямусукро, потребовала от революционного президента «не соблазнять чернь несбыточными надеждами». Однако, действительной причиной беспокойства было то, что надежды начали сбываться, а граждане стран-соседей тоже захотели перемен «как у Санкары».ПОСЛЕ САНКАРЫСлова Санкара, ставшие его эпитафией: «Революционеров можно убить, идеи — никогда». Заговор против Санкары возглавил Блез Компаоре, которому сам президент доверял, называл другом и «лучшим революционером». Впрочем, еще до переворота стало ясно, что дороги друзей-офицеров расходятся. Многочисленные родственники Компаоре вдруг стали быстро обогащаться, как только Блез занял важные правительственные посты. После убийства президента многие комитеты защиты революции оказывали военным вооруженное сопротивление, но силы были явно не равны.На переворот Кампаоре толкнули не бескорыстные мотивы... Первым же решением нового президента стала покупка персонального «Боинга», на которую пошли средства, предназначенные Санкарой для благоустройства предместий Уагадугу. Тюрьмы заполняются политическими заключенными, многие из которых умирают под пытками, а чиновникам увеличивают жалование и отменяют налог на медицину, введенный на их доходы в ходе революции. Весь процесс «исправления ошибок» проходит под контролем Парижа, который не меньше соседних диктаторов был раздосадован «заигрыванием» Санкары с «чернью». Официальные французские власти характеризуют перемены как «демократизацию» и помогают Кампаоре провести в 1991 году выборы, в которых принимает участие 7% избирателей – 100% голосует за действующего президента. После этого «демократически избранный» Кампаоре получает под гарантии Франции кредит от МВФ на $67 миллионов.Так закончился «революционный эксперимент» Санкары, а Буркина-Фасо возвращена в лоно «цивилизованного мира», где президенты не ездят на велосипедах, а чиновники на дешевых авто, где не принято спорить с МВФ, а демократическими признаются те выборы, результаты которых устраивают великие державы...Виктор Шапинов

29 августа 2012, 09:10

Наше представление об Африке безнадежно устарело ("The Guardian", Великобритания)

Кейптаун (ЮАР)   Иэн Бирелл (Ian Birell) Огромные успехи, достигнутые континентом в последние годы, еще не получили признания на Западе Какие у вас ассоциации с Эфиопией? Возможно, голодающая девочка с мухами на глазах и раздутым животом. Возможно, истощенные взрослые в тряпье, озлобленно глядящие в объектив фотографа, попавшего в зловонный лагерь для беженцев. Или же знаменитый самозваный спаситель с Запада, целеустремленно шагающий по пыльной дороге, на обочине которой лежит разлагающаяся туша животного. Подумайте еще. Представьте себе бурно развивающуюся столицу, кафе, заполненные выпускниками вузов, строительные краны на горизонте. Страну, занимающую одно из первых мест в мире по поголовью скота и недавно ставшую вторым получателем нового пассажирского самолета Boeing 787. ВВП которой удвоился в этом столетии и растет на 7,5% в год. Мало какая страна лучше символизирует разрыв между устаревшими западными представлениями об Африке и быстро меняющимися реалиями, чем Эфиопия, второе по численности населения государство континента, многолетний лидер которого Мелес Зенауи умер на прошлой неделе. Хотя на примере одной страны невозможно в полной мере объяснить ситуацию на огромном и многоликом континенте, это древнее государство во многих отношениях иллюстрирует прогресс, потенциал и проблемы Африки. В основном это картина поразительного прогресса, далекая от обычных стереотипов, которые тиражируются значительной частью СМИ и их союзниками в кругах, лоббирующих интересы структур, занимающихся гуманитарной помощью. Они преподносят упрощенные картинки смерти и разрушения, игнорируя сложные реалии континента площадью 30 млн. кв. км., состоящего из 54 государств, жизнь в которых становится более мирной и зажиточной. На прошлой неделе Африка фигурировала в новостях в связи с расстрелом бастующих шахтеров в ЮАР, который стал тревожным эхо темных дней апартеида. Трагедия подчеркнула неспособность партии освобождения править в духе социальной справедливости; сегодня южноафриканское общество находится на первом месте в мире по уровню неравенства. Но стоит помнить о том, что эта страна - демократия со свободой самовыражения, превосходной конституцией и определенной подотчетностью власть имущих. Покойный Зенауи принадлежал к числу тех, кого Билл Клинтон и Тони Блэр провозгласили новым поколением африканских лидеров, провозвестниками африканского возрождения - наряду с Полем Кагаме в Руанде и Йовери Мусевени в Уганде. Политически они ожиданий не оправдали и правили своими странами в духе авторитарного деспотизма. Но появляется и новая Африка, движимая капитализмом, вставшая на рельсы глобализации и стрясшая с себя наконец оковы колониализма и "холодной войны", которые так тормозили развитие. Только взгляните на страну фестиваля Live Aid: одни из самых высоких в мире темпы роста, центральноафриканская история успеха - наряду с еще шестью государствами, которые входят в первую десятку самых бурно развивающихся экономик. До искоренения нищеты еще далеко - это угнетающая реальность миллионов людей, но число живущих за чертой бедности быстро сокращается. В первой мировой десятке находятся также Гана, где рост в прошлом году составил более 14% и которая своей заботливо пестуемой демократией подает великолепный пример; Мозамбик, восставший подобно фениксу из пепла многолетней гражданской войны; и Нигерия, потенциальная сверхдержава континента. Если взять вместе все африканские страны, окажется, что последние десять лет они растут быстрее, чем Восточная Азия. Некоторые считают это всего лишь следствием безудержного экономического роста во многих частях света, требующего большого объема сырья, которым богат континент. Да, нефть объясняет высокие темы роста в ряде стран, а другие страны недавно нашли у себя месторождения, благодаря которым Африка будет играть все более важную геополитическую роль. Но Эфиопия не добывает нефть, а ее экономика держится на экспорте скота, кофе и срезанных цветов; менее чем за десять лет стоимость этих товаров увеличилась в четыре раза. Африка - самый молодой континент, а ее трудоспособное население увеличивается на 10-12 миллионов в год. За взрывообразным ростом потребления стоит нарождающийся средний класс, который, по некоторым данным, составляет до трети населения африканских стран. Африканцы уже тратят больше на товары и услуги из расчета на душу населения, чем индийцы. Да, сохраняются огромные препятствия: трудности при пересечении границ, удушающая бюрократия, неповоротливые суды и жуткая коррупция. Уровень развития инфраструктуры, хотя и повышается, остается неадекватным, и это одна из причин бурного развития мобильной связи, преображающей все - от сельского хозяйства до здравоохранения. Молодые африканцы, жаждущие перемен, прогрессивные и все лучше образованные, пользуются мобильными телефонами для решения проблем, создаваемых низким качеством услуг и политической стагнацией. И этот энергичный континент становится все моложе - уровень детской смертности стремительно сокращается, а уровень рождаемости стабильно падает. Эфиопия, где почти половина 84-миллионого населения моложе 15 лет, является одной из десяти стран, в которых уровень младенческой смертности снижается более чем на 5% год. Вдвое быстрее идет сокращение этого уровня в Сенегале - в современной истории прецедентов эти поразительные цифры не имеют. У этого чуда в сфере детского здравоохранения нет одной-единственной причины, а связано оно с такими факторами, как улучшение системы правления, новые технологии и повышение качества здравоохранения. Между тем, несмотря на хаос, сохраняющийся в Демократической Республике Конго, конфликты становятся все более редкими и локализованными. Даже Сомали, истерзанное гражданской войной, робкими шагами возвращается к нормальности; на прошлой неделе там впервые с 1991 года собрался парламент. Как говорит Майкл Клеменс (Michael Clemens), экономист Центра глобального развития: "Это будет поразительной новостью для всех тех, кто еще считает, что Африка южнее Сахары погружена в нищету и насилие. Та Африка постепенно отходит в прошлое". Увы, этим мыслям трудно пробить себе дорогу в западном сознании, где по-прежнему доминирует представление об Африке как о земле страданий, нуждающейся в том, чтобы мы ее спасли. В долгосрочном плане это во вред всем нам, особенно Британии, обладающей прочными историческими узами, общим со многими странами языком и мягким влиянием - от поп-музыки до футбола Премьер-лиги. Двадцать лет назад фактически существовала экономическая зависимость от Европы; сегодня половина товарооборота африканских государств ведется с другими развивающимися странами, причем не только с Китаем. Континент стоит на пороге экономического взлета, аналогичного тому, что произошел в Китае и Индии. Несмотря на все существующие проблемы, одно недавнее исследование показало, что инвесторы, работающие в Африке, настроены в основном позитивно, а те, которые там не бывают, - неизменно негативно. Эти анахроничные представления отражают близорукую позицию Запада, но в условиях стремительных изменений в мире мы не можем позволить себе держаться за них. Пора признать появление новой Африки.

14 августа 2012, 06:50

Тимбукту больше нет...

Тимбукту больше нет...1 апреля легендарный Тимбукту перешел под контроль исламистов то ли из “Аль-Каеды”, то ли из туарегов (А может, это – одно и то же). Они объявили о создании Азавада со столицей Тимбукту и анонсировали о сносе мавзолеев в городе.И это случилось через день, как ЮНЕСКО взяла под защиту весь город.Когда-то таинственный Тимбукту был экономическим, религиозным и культурным центром в Западной Африке. Его называли «городом 333 святых». Здесь находятся десятки глиняных мавзолеев и гробниц правителей и ученых 15-16-го веков. Была и такая мусульманская поговорка:  «Соль прибывает с севера, золото — с юга, а слово Божье и мудрость — из Тимбукту».В 1826 году на окраинах города был убит Александр Лэнг, первый европеец посетивший Тимбукту. Мотив убийства – местный шейх опасался европейского проникновения и завоевания. Все экспедиционные материалы пропали.Через 3 года. француз Рене Калье, переодевшись мусульманином, сумел побывать в городе и  благополучно вернуться в Европу.Главное достояние города — более 100 000 рукописей, некоторые из которых датируются XII в., хранимые несколькими семьями.По последним данным, исламисты Мали уже сносят один за другим знаменитые мавзолеи города. За два дня они уничтожили уже семь памятников из Списка всемирного наследия ЮНЕСКО. Они начали с могилы Сиди Махмуда – святого, отвечающего за дожди.Похоже, участь мавзолеев Тимбукту окажется такой же, как статуй Будды в Бамиане...