• Теги
    • избранные теги
    • Разное1193
      • Показать ещё
      Страны / Регионы927
      • Показать ещё
      Формат224
      Люди427
      • Показать ещё
      Компании544
      • Показать ещё
      Издания78
      • Показать ещё
      Показатели125
      • Показать ещё
      Международные организации48
      • Показать ещё
      Сферы4
Выбор редакции
25 мая, 13:10

Поддержка для доллара разместилась у отметки 55,8 рубля

Сегодня важный день, он обещает быть волатильным. Сегодня станет ясно, вступит ли в силу пролонгация договоренности по снижению добычи нефти. По большому счету продление соглашения уже учтено в цене. Если добытчики углеводородов не придут к решению о продлении соглашения, то мы увидим нового "черного лебедя". Мы видим достаточно сильные покупки в нефти, что отразилось на динамике валюты. Новый уровень поддержки для пары доллар/рубль разместился у отметки 55,8. Сегодня не стоит рисковать, все внимание к новостному фону.

25 мая, 08:06

В мире: Президент Порошенко не так плох, как кажется

Ровно три года назад Петр Порошенко был избран президентом Украины. Его президентство часто оценивают как катастрофу, тем не менее он оказался по-своему успешным политическим управленцем, фактически подмяв под себя страну и устранив многие угрозы для собственной власти. Вопрос в том, чего ждать от него в дальнейшем. В 2014 году за Порошенко проголосовало 54,7% избирателей, принявших участие в выборах. При этом отрыв от ближайшего конкурента – Юлии Тимошенко – составил 42 процентных пункта. Правда, в пересчете на общее число избирателей результат оказался бы скромным – всего 28%. И связано это не только с тем, что выборы не проводились в Крыму и на значительной части Донбасса, – сама явка была очень низкой. Чего же достиг президент, представляющий чуть более четверти населения страны, за три года? Внутриполитическая стабилизация Главным итогом первого и даже второго года президента Петра Порошенко было «спасибо, что живой». Впору было радоваться тому, что он уцелел физически, более того, смог сохранить пост президента. Но по итогам третьего года можно с уверенностью сказать, что ситуация в стране взята под контроль. Олигархи равноудалены. Буквально на днях Игорь Коломойский покинул наблюдательный совет «Укрнафты» – государственной компании, контролируемой группой «Приват», и это даже не стало заметной новостью. Между тем без помощи олигархов конкурентам Порошенко будет очень трудно организовать финансирование своих кампаний. Националисты приручены и лают строго по команде. По имеющейся информации, пресловутая «блокада Донбасса», которую возмущенно критиковала украинская власть, если и не была инициативой Порошенко, то контролировалась им с первых дней. Менее радикальная оппозиция слаба и разобщена. Большинство нужных для власти решений через парламент все-таки протаскивается. Попытки подвести страну к внеочередным парламентским выборам были нейтрализованы. Правда, тут остается место для творчества – контроль пока не полный. Еще в марте 2015-го президент поставил перед Радой четыре задачи: принятие изменений в конституцию относительно децентрализации, отмена депутатской и судейской неприкосновенности, принятие нового закона о местных выборах по открытым спискам. Выполнены две из них – о неприкосновенности судей (причем судебная система временно была подчинена президенту) и о местных выборах. Децентрализация и отмена депутатской неприкосновенности, будучи приняты в первом чтении, заглохли. Впрочем, разрешения на снятие депутатской неприкосновенности Рада дает легко и охотно. Регионы тоже вполне управляемы, хотя тихая толкотня президента с региональными элитами продолжается. Попытка построить жестко централизованное государство, в котором ответственность несут местные власти, но контролирует все центр (т.н. «децентрализация»), провалилась. Но президент ищет и находит возможности управлять регионами без согласия местных элит. Что пока не контролируется, так это настроения избирателей. По данным социологов, президентские рейтинги Петра Порошенко и Юлии Тимошенко теперь находятся примерно на одном уровне, так как социально-экономическая политика власти вызывает большое недовольство.  В любом случае, президент сосредоточил в своих руках такие ресурсы, что проиграть выборы ему будет чрезвычайно сложно. Впрочем, за два года многое может измениться. Евроинтеграция Формально Порошенко удалось достичь исключительных успехов в евроинтеграции – он подписал Соглашение об ассоциации с ЕС (судя по всему, в ближайшее время оно будет ратифицировано) и добился либерализации визового режима. Собственно, тем самым основное требование Майдана 2013 года было выполнено. Безусловно, все это заслуга не Порошенко, а самого Евросоюза. Пресловутый «безвиз» никак нельзя было подписывать со страной, находящейся в состоянии внутреннего конфликта и не контролирующей значительную часть госграницы. Он стал возможен исключительно по итогам борьбы внутри европейской элиты. При этом остается целый ряд сложных моментов. Во-первых, то, что получено, – это не совсем то, чего требовали на Майдане. Вернее – совсем не то. Не «безвиз», а упрощение для краткосрочных, в основном туристических поездок. При этом соглашение об ассоциации и либерализация визового режима не дают перспектив полноценного членства в ЕС и присоединения к Шенгенским соглашениям. Более того, даже то, что дадено, получено как раз под гарантии того, что Украина полноправным членом ЕС не станет (во всяком случае, это было требование Нидерландов, подкрепленное результатами референдума). Пока что внимание на этом не акцентируется, но рано или поздно избиратели поймут, что двигаться дальше некуда. Вопрос только, когда это произойдет – до выборов 2019 года или после. Во-вторых, реализация уже заключенных соглашений особой пользы не приносит. Объем товаропотока с ЕС не увеличился, а сократился. Украина продает в Европу преимущественно сырье и продукцию сельского хозяйства, то есть торговля по умолчанию дефицитна. Украинские производители жалуются на сложности с сертификацией своей продукции и на слишком маленькие квоты, установленные Брюсселем. К счастью, у членов «секты свидетелей Майдана» не возникает вопросов, стоило ли платить столь непомерную цену за столь скромные результаты. В целом есть основания полагать, что президент от всего этого ничего не получит – о его вкладе забудут, а всех кошек повесят именно на него. Опыт Молдавии в этом отношении выглядит не слишком оптимистично. Война и мир В начале своей президентской карьеры Порошенко обещал быстро закончить войну, восстановить территориальную целостность и нормализовать отношения с Россией. Потом он с не меньшей уверенностью говорил о том, что не допустит «замораживания» конфликта. Имеют место быть следующие факты: война не закончена, территориальная целостность не восстановлена. отношения не налажены (ровно наоборот). Конфликт не то чтобы заморожен, но, во всяком случае, не разрешается. Минские соглашения полностью провалены, и гаранты этих соглашений сами не знают, как выходить из тупика, мешающего их бизнесу с Россией.  Поэтому в ближайшее время следует ожидать снижения интереса мировой общественности к донбасскому конфликту. Его будут пытаться игнорировать и договариваться поверх него, как будто никакого «Минска» не было. А сам конфликт естественным образом останется в полузамороженном состоянии – подобно армяно-азербайджанскому в Карабахе (кстати, Армения формально в этом конфликте не участвует). Самое интересное, что Порошенко от игнорирования своих обещаний в этой сфере ничуть не страдает – ему мир в Донбассе вообще не нужен. И в особенности перед выборами: в случае неблагоприятного развития событий обострение ситуации в «зоне АТО» всегда можно реализовать в виде военного положения и отмены выборов. Что же касается украинской общественности, то, по ее убеждению, во всем виноват Владимир Путин. Дерусификация Декоммунизация и дерусификация, разрыв Украины с Россией в гуманитарной сфере – направления, в которых Порошенко демонстрирует явные успехи. Но самое интересное, что самому Порошенко эти успехи и не нужны. Как представитель крупного капитала Порошенко вообще не видит смысла в идеологии (что позволяло ему свободно перемещаться в политическом пространстве – он побывал даже соучредителем Партии регионов). При этом декоммунизация требует значительных ресурсов, которые бы он с большим удовольствием направил на поддержку своего избирателя, и вызывает в стране явное напряжение, которое ему тоже не нужно. Кстати, следует обратить внимание на то, что напряжение четко дозируется. Встретив сопротивление, инициаторы запрета РПЦ или Дня Победы идут на попятный. Им не нужен быстрый эффект, их интересует эффект надежный. Именно поэтому впечатляющий крестный ход прошлого года и демонстрации 9 мая сопротивления со стороны властей не встречают, более того – правоохранительные органы выполняют свои обязанности и пытаются сдерживать радикалов. Тем не менее эта политика проводится системно и тонко, причем нетипичными и для украинских, и для российских социальных технологов средствами. Главную роль играет отнюдь не государство, а т.н. «гражданское общество» – разнообразные грантоеды (сейчас, правда, получившие посты в системе власти). По сути, продолжается та же линия, которая проводилась последние четверть века. Так вдолгую в современном мире могут работать только США. И продолжение этой политики (самому Порошенко, повторимся, не нужной и не интересной) наглядно показывает – США продолжают закрепляться на украинской территории. Итоги трехлетки в интерпретации политологов Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики (Киев): Если политическая ситуация будет развиваться в нынешнем ключе, то Петр Порошенко наиболее вероятный победитель выборов президента и второй срок станет реальностью. Сильных независимых кандидатов нет. Юлии Тимошенко он проигрывает пару процентов, и как только в полной мере включится админресурс и медиаресурс, этот разрыв будет преодолен. Региональные кандидаты от запада (мэр Львова Андрей Садовый) или востока (лидер «Оппозиционного блока» Юрий Бойко и лидер партии «За життя» Вадим Рабинович) побеждать не способны в силу дискредитированности и потери электората (частичная эмиграция, потеря Крыма и Донбасса). Конечно, ситуацию могут изменить «черные лебеди» (которые не прогнозируются) или правильные системные действия оппонентов (которых не наблюдается). Андрей Золотерев, руководитель Центра «Третий сектор» (Киев): Вопреки задекларированному курсу на децентрализацию государственного управления, Порошенко стремится сконцентрировать возможный максимум властных полномочий в руках президентской вертикали. Президент полностью контролирует силовой блок. Ему удалось добиться назначения генпрокурором политически близкого Юрия Луценко, под его доминирующим влиянием находятся СБУ, Нацбанк, судебная система. Добровольческие батальоны интегрированы в МО, Нацгвардию и МВД. Курс на децентрализацию фактически заблокирован. Сомнительными выглядят перспективы успешной и полноценной реализации судебной реформы. Концентрацией властных полномочий президент пытается компенсировать падение электоральной поддержки. Порошенко не удалось утвердиться в глазах общества в качестве реформатора и лидера страны. Критика реализуемого им курса становится мейнстримом для политических лидеров, экспертов, журналистов, внешних наблюдателей. Тем не менее Петр Порошенко не потерял легитимность. В первую очередь, потому, что не обозначилась четкая альтернатива ему в качестве главы государства. Вышедшая благодаря популистской риторике на лидирующие электоральные позиции Юлия Тимошенко не рассматривается ни элитами, ни обществом, ни внешними центрами влияния как качественная альтернатива нынешнему президенту. Другие потенциальные претенденты на президентство тоже пока недостаточно убедительны. Арсений Яценюк стал политически токсичен и никак не может осуществить рестарт политической карьеры, Виталий Кличко провалился в качестве столичного мэра, Андрей Садовый находится в серьезном репутационном кризисе. Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии (Киев): За три года Порошенко ухитрился из условно легитимного (для Кремля) президента превратиться в нелегитимного, с которым и говорить не о чем. Он это понял и позволяет себе наглый тон в отношении Путина. Понял, что с ним считаться всё равно не будут. Он списан. Константин (Кость) Бондаренко, глава Фонда «Украинская политика» (Киев): Три года Порошенко в политике – это маниловщина плюс обломовщина, умноженные на фактор Иудушки Головлева. Елена Бондаренко, журналист, общественный деятель, депутат Верховной рады 5–7 созывов, автор либеральных законов об информации и доступе к публичной информации (Киев): Утрата суверенитета страны и деиндустриализация. А значит – лишение страны ее конкурентоспособности. Из стран развивающихся – в отстающие. Елена Дьяченко, политический эксперт (Киев): Что-то всем резануло слух притяжательное местоимение «мой», употребленное президентом по отношению к украинскому народу. Текущая власть сильно путает себя с Украиной и не рефлексирует ситуацию. Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры (Москва): Отношения с Россией испорчены навсегда. Андрей Епифанцев, руководитель аналитического агентства Alte Et Certe (Москва): Главный итог в том, что издержки системы, которую предлагает, безусловно, подавляющему большинству украинского общества победивший Майдан, значительно выше, чем издержки даже той несовершенной системы, которая существовала до него. Это издержки абсолютно во всех областях: внешнеполитической, экономической, государственного управления, благосостояния населения и проч. На коротком промежутке, благодаря мобилизации населения, пропаганде, популистским обещаниям, сохраняющемуся в определенной степени кредиту общественного доверия Майдану, такая система может существовать. На длинном же эти издержки делают ее бессмысленной, и она или уйдет, или будет кардинальным образом реформирована. Евгений Минченко, глава холдинга Minchenko consulting (Москва): Порошенко достиг того, о чем мечтал Янукович. Он стал олигархом номер один, монополизировал все ветви власти и силовой ресурс, фактически уничтожил оппозицию и стал рукопожатым на Западе. Теги:  Украина, Юлия Тимошенко, Россия и Украина, Петр Порошенко, памятная дата

25 мая, 01:15

Когда мировые ЦБ преодолеют посткризисный синдром?

Великая рецессия 2007-2009 гг. миновала, а крупнейшие центральные банки мира продолжают удерживать краткосрочные процентные ставки на уровне, близком к нулю.

Выбор редакции
22 мая, 15:00

В текущих котировках уже учтено положительное решение по нефти

Эта неделя очень важная для рынков. 25 мая станет известно, пролонгирует ли ОПЕК решение о "заморозке" нефтедобычи, либо нет. В текущих котировках уже учтено положительное решение. Если оно будет отрицательным, мы увидим очередного "черного лебедя".

20 мая, 11:30

Талеб: человек-катастрофа – это не про Трампа

Москва, 19 мая - "Вести.Экономика". Когда Нассим Талеб смотрит на президента Трампа, он не видит "человека-катастрофу". Реальное крушение для него – это "освобожденная глобализация". Это реальная опасность, которой должны опасаться члены "сопротивления", заявил Талеб в интервью Bloomberg.

19 мая, 20:51

Талеб: человек-катастрофа - это не про Трампа

Когда Нассим Талеб смотрит на президента Трампа, он не предвидит "крушение поезда".

19 мая, 20:51

Талеб: человек-катастрофа – это не про Трампа

Когда Нассим Талеб смотрит на президента Трампа, он не предвидит "крушение поезда".

19 мая, 09:43

Импичмент Трампа: почему он может повлиять на курс рубля

Связи президента США с русскими могут изменить вектор движения валют развивающихся рынков

Выбор редакции
18 мая, 18:03

Разве это черный лебедь?

 Понятно, что никакого импичмента не будет. Так «черный лебедь» не прилетает. Пиндосы уже активно выкупаются и очевидно свои хаи в ближайшее время перепишут. Но чихнули они вчера прилично так. Только быстро поправились, а вот мамба наша и рубль все в соплях сегодня… В очередной раз убеждаешься в прописных истинах!

18 мая, 11:30

Почему доверие стало главным приоритетом бизнеса?

Современный мир очень быстро меняется. И причина здесь не только в появлении новых технологий, но и в смещении акцентов мировой экономики, а также в демографических факторах.

18 мая, 11:30

Почему доверие стало главным приоритетом бизнеса?

Современный мир очень быстро меняется. И причина здесь не только в появлении новых технологий, но и в смещении акцентов мировой экономики, а также в демографических факторах.

15 мая, 14:26

Эль-Эриан: кризис начнется в течение двух лет

Плохая новость состоит в том, что еще один экономический кризис может нанести удар в течение двух лет.

15 мая, 14:26

Эль-Эриан: кризис начнется в течение двух лет

Плохая новость состоит в том, что еще один экономический кризис может нанести удар в течение двух лет.

15 мая, 14:11

ИК "Церих Кэпитал Менеджмент": Тенденции. Черных лебедей опасаются, но в их появлении сохраняется элемент неожиданности

Среда, в которую погружены рынки, остается активной и очень динамичной. Нефтедобывающие страны договариваются о продлении соглашения по ограничению добычи нефти. Китай 14-15 мая демонстрирует миру тогу евразийского интегратора с идеей связать континент транспортными сетями и тем самым поднять сухопутную волну глобализации. В США продолжается схватка за пути дальнейшего движения страны.

12 мая, 17:12

Балетная стена: фильм недели – «Большой»

Валерий Тодоровский сделал фильм, часть действия которого происходит в фойе, зале, за кулисами и на реконструированной сцене Большого театра

Выбор редакции
11 мая, 15:52

Двое китайцев отправились под арест за кражу черного лебедя в ночи и его поедание

Мужчины утащили птицу ночью из парка Сюйцзяхуэй в Шанхае. Лебедя сварили, заморозили, приготовили с морковью, съели половину, а остатки выбросили. Похитителей птицы вычислили по камерам видеонаблюдения. Их арестовали за охоту и убийство охраняемых видов.

Выбор редакции
10 мая, 13:44

Китайские курьеры украли и съели черного лебедя из шанхайского парка

Два курьера из китайского Шанхая украли и съели черного лебедя в одном из местных парков. О пропаже птицы стражам порядка сообщил местный житель, прогуливающийся по аллеям парка Сюйцзяхуэй. Полицейские изучили записи камер видеонаблюдения и увидели, как двое мужчин зашли в парк ночью, схватили лебедя и убежали.

10 мая, 11:05

Рубини: почему рынки забыли про геополитику?

Москва, 10 мая - "Вести.Экономика". После победы Эммануэля Макрона на президентских выборах во Франции Европейский союз и евро уклонились от больших проблем. Но геополитические риски продолжают расти. Популистская реакция против глобализации на Западе не будет устранена победой Макрона и все еще может привести к протекционизму, торговым войнам и резким ограничениям миграции.

10 мая, 10:05

Рубини: почему рынки забыли про геополитику?

После победы Эммануэля Макрона на президентских выборах во Франции Европейский союз и евро уклонились от больших проблем. Но геополитические риски продолжают расти.

10 мая, 10:05

Рубини: почему рынки забыли про геополитику?

После победы Эммануэля Макрона на президентских выборах во Франции Европейский Союз и евро уклонились от больших проблем. Но геополитические риски продолжают расти.

21 апреля 2016, 06:09

Донбасс. Как было.

Сейчас, по прошествию двух лет после начала описываемых событий, можно предположить и дать ответ — почему российское руководство вело и продолжает вести себя столь нерационально. Ответ не понравится пламенным сторонникам президента Путина, однако он единственный, который вытекает из логики событий — президент Путин не является субъектом событий. Он их объект и исполняет предписанные ему решения субъектом более высокого порядка в неких жестко заданных рамках. Внутри этих рамок есть определенная свобода действий (скажем, операция в Крыму), однако за ними существует жесткий запрет на действия — и недоведение операции по присоединению Крыма до логического завершения явно говорит о том, что границы дозволенного Путину проходят по этой черте.Тем же самым можно объяснить и последующие действия России на Донбассе — внутри рамок находится право Кремля поддерживать кровавый гражданский конфликт на Украине, за рамками — возможность его прекращения на условиях России. Всё это, конечно, весьма конспирологично, однако если кто-то может представить более рациональное объяснение — я с радостью выслушаю эту точку зрения. Версию про нечеловеческий гений и глубоко продуманные планы Путина прошу не предъявлять по причине ее полной неадекватности. Сложно глубоко продумывать свои действия, набрасывая план минского сговора на коленке во время воздушного перелета.Однако в контексте событий апреля-мая 2014 года все эти рассуждения имели глубоко умозрительный характер. Менее месяца назад была проведена блестящая и практически бескровная операция в Крыму, достигнут стратегический во всех отношениях политический результат по присоединению Крыма, Украина на глазах разваливалась — никаких сомнений в том, что повторение крымских событий возможно, пусть и в более сложных условиях, не было ни у кого. И точно мы не можем говорить о каких-то ошибках и просчетах восстания в Новороссии в целом и Стрелкова, и других командиров отрядов восставших на этом этапе. Решения были логичными, события развивались в единственно возможном направлении.Создание ДНР и ЛНР в любом самом зачаточном виде, прикрытие их ополчением и проведение референдума с политическим результатом — объявлением независимости от Украины — и было тем самым «крымским планом», который реализовывался в Донецкой и Луганской областях Украины в апреле-мае 2014 года. Никаких шансов у пребывающей в коматозном состоянии киевской хунты противостоять этому плану не было.Нужно сказать, что хунте несказанно повезло, причем это везение еще требует своего будущего осмысления и изучения. Жесткость в проведении Майдана-2013/14 с его кровавым сценарием и дезинтеграцией государственного аппарата была вызвана объективными обстоятельствами — никакой «революционной ситуации» а Украине не было и в помине. Совершить государственный переворот можно было только через тотальное разрушение государственной власти, чем Майдан и занимался с ноября по конец февраля — четыре месяца. Победа Майдана привела к тому, что победителям досталась полностью дезорганизованная и деморализованная государственная машина, причем дополнительным грузом на ней лежал уход Крыма — это было тяжелейшее поражение новой власти, виновником которого была она и только она.В этих условиях, нужно отметить, возможные ожидания Кремля на самопроизвольный распад Украины, которая просто не выдерживала груз противоречий, выглядели вполне разумными и рациональными. Однако как Стрелков стал своеобразным «черным лебедем» - неизвестным фактором, который сломал относительно естественный ход событий и развернул его в ту сторону, которую мы все видели, так и в Киеве возник свой собственный «черный лебедь». Фамилия его — Турчинов. Ничем особенно не выделявшийся партийный деятель, пребывающий как правило в чьей-то тени, Турчинов оказался способным организатором, сумевшим в период распада государственности удержать обстановку и развернуть ее в сторону сборки новой Украины. Новая Украина выглядела страшно, была уродливой и не слишком-то жизнеспособной. Однако она выжила и сумела мобилизоваться. И трудно сказать, могла ли она вообще выжить после госпереворота, не будь у ее руля в тот момент Александр Турчинов.Однако в апреле-мае даже у Турчинова с его колоссальной работоспособностью и непрерывными попытками «сшивки» распадающейся ткани госуправления не было никаких шансов для противодействия «крымскому сценарию» на территории Донецкой и Луганской областей. Помешать ему хунта могла и пыталась делать это изо всех сил, но спасти ситуацию она уже была не в состоянии. Нацистов в итоге спас Путин — однако это было потом.Стрелков и его команда, а затем и Славянское ополчение, встав на острие удара хунты, выполнили свою задачу: они позволили провести референдум 11 мая, который прошел и дал тот самый политический результат, ради которого всё и происходило.На этом ключевая цель восстания, в сущности, была выполнена — никто изначально не ставил задачу создания независимой территории, самостоятельного государства. Точнее, были, конечно, самые разные точки зрения, в том числе и у сторонников радикальных решений на отделение с последующим созданием аналога Донецко-Криворожской Республики, существовавшей в свое время на данной территории, но на первых этапах основная масса людей была полностью уверена в возможности повторения крымских событий и сценария присоединения к России, а потому остальные идеи выглядели совершенно маргинальными.Проблемы начались уже на следующий день. Министр иностранных дел России Лавров сделал заявление, причем оно было сделано в ряду других его заявлений и сообщений. Было сказано об «уважении» итогов референдума, но и только. По сути, ни о каком признании речь не шла, а значит, крымский сценарий стал невозможным.Здесь нужно упомянуть, что буквально за несколько дней до 11 мая президент Путин выступил со специальным и крайне обескураживающим заявлением, в котором просил жителей Донецкой и Луганской области повременить с референдумом. Заявление было сделано по итогам встречи со швейцарским президентом Буркхальтером, после которой позиция Путина ощутимо претерпела изменения по сравнению с предыдущими его заявлениями. Просьба о переносе мотивировалась необходимостью налаживания диалога с киевскими властями, которые до этого именовались исключительно нелегитимными и даже жестче — хунтой.Смена риторики и главное — резкий разворот в ожиданиях вызвал к жизни десятки разнообразных толкований происходящего, которые очень быстро получили саркастическое наименование «хитрых планов».При этом киевская хунта несмотря на прозвучавшую по итогам встречи Путина и Буркхальтера просьбу о прекращении огня, наоборот, с удвоенной энергией начала приготовления к силовому решению конфликта, используя его в качестве точки сборки новой версии украинского государства вокруг борьбы с сепаратистами, а затем — и российскими оккупантами, используя тот факт, что к середине мая из России начался массовый приток добровольцев на помощь восставшему народу Донбасса. В России сотни и тысячи людей восприняли идею Русского мира как идею помощи соотечественникам, и никак иначе.Уже была трагедия в одесском Доме профсоюзов, уже был расстрел Мариуполя, начались обстрелы Славянска, тиражировались кадры героического сопротивления практически безоружных мирных жителей, стоящих на баррикадах и блок-постах, останавливающих голыми руками бронетехнику ВСУ.Смена риторики Кремля воспринималась как досадная, но временная оттяжка, после которой все равно всё вернется к прежнему сценарию и развитию событий. Предположить, что циничное предательство уже произошло, было немыслимо, а первые довольно робкие голоса на этот счет с негодованием глушились массовым шиканьем.Тем не менее, понимая контекст происходящего, можно сказать, что именно в этот момент начались ошибки самих восставших, главной из которых был отказ от создания запасных сценариев, которые предусматривали переосмысление первоначального замысла. При всем психологическом настрое на продолжение крымского варианта именно тогда нужно было начинать осмысливать принципиально изменившуюся обстановку и вырабатывать в срочном порядке план действий, в котором присоединение к России через её признание итогов референдума и согласие на присоединение отсутствовали.Как всегда бывает в таких случаях, одна ошибка немедленно стала причиной целой цепи новых, а в целом — перевела восставших из стратегии активных действий в стратегию действий реактивных — по обстоятельствам.Повторюсь — ставить прямо вопрос о вине восстания в этот момент не приходится — психологически никто не оказался готов даже произнести слово «предательство», не то что учитывать его и ставить в главу угла новой стратегии действий.Каковы должны были быть действия восставших в этот момент?Логика происходящего говорила о начавшемся затяжном конфликте, в котором определяющую роль начинало играть соревнование организационных структур. На каком-то этапе разваленное украинское государство сумело собраться и начать возвращать в свои руки пусть и подобие, но управляемости, а значит — возможности создания управляющих контуров и цепочек. По ним начала циркулировать информация, до руководства хунты начала поступать относительно достоверная информация о происходящем, в ответ начались относительно осмысленные приказы и распоряжения.Циничный отказ России признавать итоги референдума на Донбассе означал качественное изменение обстановки. Первоначальный замысел восстания, которое было нацелено да достижение политического результата — признания Россией итогов референдума — провалился по не зависящим от восставшим причинам. Поэтому 12 мая, когда Кремль устами министра Лаврова озвучил лишь «уважение» итогов референдума, стало поворотной датой восстания, за которой требовалось принятие принципиально иных решений.На тот момент Кремль еще не стал прямым врагом восстания, однако стало очевидно, что восставшие могут лишь сотрудничать с Россией, причем логика сотрудничества могла вытекать лишь из предельно жесткого принципа принуждения. Так как цели восстания и Кремля разошлись (хотя на тот момент было крайне сложно понять, в чем именно и как далеко), единственный способ сотрудничества заключался в постановке «партнера» перед необходимостью предпринимать те или иные действия, вынуждать его к ним. Надеяться на добрую волю «партнера» становилось попросту опасно.Непонимание или нежелание понять это серьезное качественное изменение стало еще одной ошибкой восстания.Хочу отдельно сказать, что не считаю возможным давать оценку действиям восставших — сейчас, по прошествию двух лет, не так уж и сложно их раздавать налево-направо. Тогда, в совершенно неопределенной обстановке, в условиях жесткого противостояния с хунтой, боевых действий, цейтнота и катастрофической нехватки всего требовать от руководства восстания (которое само было представлено отдельными и разрозненными людьми, не объединенными в некую общую структуру) верных, грамотных и своевременных решений попросту нелепо. Но здесь речь идет об ошибках — то есть, решениях, не принятых, не принятых вовремя, принятых неверно. Это предельно важно для понимания причин поражения восстания — а потому категорически отделяю личный фактор от объективного.Смена стратегии означала, что перед восстанием, начиная с 12 мая 2014 года, встал выбор из двух относительно рациональных вариантов, каждый из которых теоретически мог принести положительный результат, выражающийся либо в военном поражении хунты, либо в создании такой конфигурации противостояния, при котором хунта не имела возможности нанести военное поражение восставшим.Первый вариант — симметричное соревнование организационных структур восстания и хунты. За хунтой была территория и ресурсы, заведомо превышающие территорию и ресурсы восставших. Однако при этом против хунты работал фактор развала управления, который к маю 2014 года только начал преодолеваться, причем во многом последствия этого развала очевидны даже сейчас, по прошествии двух лет после государственного переворота. За восставших играл фактор прямо противоположный — они контролировали два крупных областных центра, практически не пострадавших от событий Майдана и последующих за ними. Управление не было разрушено, чиновники находились на местах, городские и областные службы находились в работоспособном состоянии, что они и продемонстрировали в страшные месяцы лета 2014 года, когда практически в автономном режиме обеспечивали жизнедеятельность городов: скорые выезжали на места обстрелов, пожарные тушили пожары даже при обстрелах, ремонтные службы ликвидировали повреждения городских коммуникаций и объектов.Такой вариант предусматривал ускоренный запуск государственного строительства на базе областных структур с последующими (а точнее, параллельно идущими им) мероприятиями по мобилизации экономики, созданию массовой армии, организацию работы тыла, системной эвакуации мирного населения из зоны боев для снижения нагрузки на скудные запасы ресурсов восставших и сохранения жизни и здоровья многих тысяч людей.Война — это борьба организационных структур. Те структуры, которые более соответствуют текущим задачам, более адаптивны, обладают большей скоростью прохождения информации во всех направлениях, имеют возможность адекватно и своевременно оценивать текущую обстановку, генерировать решения и маневрировать имеющимися ресурсами — те и получают преимущество. Героизм помогает преодолеть недостатки и просчеты в организационном строительстве и решениях, однако работает лишь локально и и краткосрочно. «Порядок бьет класс» - русская адаптация немецкой поговорки "Fleiß schlägt Grips" ("Усердие побеждает талант"). Оба варианта поговорки применимы практически ко всем видам борьбы — вооруженной, спортивной, экономической.Шансы на реализацию этой стратегии у восставших, без сомнения, были. Однако существовал ряд очень серьезных условий и ограничений, о которых будет сказано ниже. Главное же условие — динамика государственного строительства Новороссии должна была опережать аналогичные процессы, которыми занималась хунта в Киеве. Только так можно было преодолеть существенное ресурсное отставание, объективно существующее у восставших перед нацистской Украиной.Второй вариант смены стратегии действий заключался в полном «переформатировании» картины военного противостояния между отрядами восставших и карательными формированиями хунты. Нужно было отказываться от позиционной войны ввиду существенного отставания восставших в тяжелом вооружении и численности. Последующие события показали, что города, занятые восставшими — Славянск, Краматорск, Горловка, Луганск, Донецк, Лисичанск и другие — становились в текущей картине боевых действий ловушками, которые окружались карателями и расстреливались изо всех калибров. Массовая гибель мирного населения, превращенного в заложников войны, голод, болезни, опасность эпидемий, огромный расход ресурсов на оперативную ликвидацию последствий обстрелов и поддержание минимальной жизнедеятельности крупных городов и агломераций — все это стало реальностью буквально в ближайшие недели после 12 мая.Единственной альтернативой позиционной войне становилась война маневренная и война на коммуникациях. Огромный минус украинской армии — ее неповоротливость и привязка к коммуникациям. Подтягивая массы военной техники, вооружений, боеприпасов, людские ресурсы к «зоне АТО», в мае-начале июня 2014 года каратели были абсолютно беспомощны именно в движении. У них еще не была выстроена система контрпартизанской обороны просто по причине нехватки времени и ресурсов. Блок-посты на дорогах, густая сеть которых вместе с резервными, тревожными и патрульно-постовыми группами являются основой такой системы, только начали создаваться, связь между различными подразделениями ВСУ, Нацгвардии, карательных добровольческих зондеркоманд отсутствовала, координация действий была крайне низкой, уровень командования — ужасающе некомпетентен.В существующей обстановке переход к маневренной рейдовой войне мог позволить дезорганизовать разрозненные силы хунты, создать для нее перманентную катастрофу в ближайшем и дальнем тылу. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов моральный фактор. Нигде, как известно, не врут больше, как на охоте, рыбалке и войне, поэтому к любым фронтовым историям я отношусь осторожно. Однако могу сослаться на рассказы бойцов горловского гарнизона, которые (не один и даже не несколько человек) рассказывали в разных вариациях истории о том, что командующий горловским гарнизоном Игорь Безлер на обстрелы Горловки высылал на позиции карателей диверсионные группы, которые «кошмарили» противника, выработав у них в некотором роде условный рефлекс. Это позволило на некоторое время снизить интенсивность обстрелов города. Точно так же рейд группы Безлера на блок-пост ВСУ под Волновахой, когда противник понес основные потери от «дружественного огня» с воздуха, показал степень дезорганизованности и полной несогласованности действий карателей. Собственно, как раз действия Безлера очень неплохо иллюстрировали все преимущества, которые получали восставшие, используй они такую стратегию действий не в точечном, а в массовом порядке, системно и согласованно.Блокада карателями городов восставших в таком случае теряла смысл — катастрофа на коммуникациях вела ко многим последствиям для хунты, и все они выглядели крайне негативными для неё.Моральный фактор позволял восставшим пополнять свои отряды населением территорий, которые формально были им неподконтрольны.Ключевым минусом такого сценария, безусловно, являлось отсутствие тыла и отрыв рейдовых групп от территории восстания, а значит — отсутствие сколь-либо регулярного и централизованного снабжения, а также проблема раненых и больных.Выбор второго сценария действий автоматически вел к необходимости совмещения его с первым вариантом — без государственного строительства и мобилизации всех ресурсов рейдовая война могла вестись максимум месяц-полтора, после чего ресурсы на ее ведение попросту истощались. Тем не менее, смена стратегии от обороны к активным действиям была объективно оправданной и пожалуй, альтернативы ей не было вообще. Вопрос стоял лишь в выборе: в каком именно приоритетном направлении активизировать очень скудные и катастрофически дефицитные ресурсы восставших. Аксиома про оборону, которая есть смерть вооруженного восстания, в данном случае обсуждению не подлежит.Еще раз упомяну имя Игоря Безлера — его активные действия именно в рамках рейдовых операций хотя и носили крайне бессистемный и единичный характер (что вполне объясняется недостаточностью и личного состава, и вооружения), но показывают, что именно они на тот момент давали наибольший эффект. Любые возражения в том, что как раз скудость ресурсов восставших и сделала невозможным для них принятие решения о смене рисунка боевых действий, я принимаю безоговорочно. Однако при этом отмечаю, что альтернатива, которую мы видели в реальности, в итоге привела к поражению, которое было неизбежным при выборе пассивной оборонительной стратегии действий — и уж это было ясно еще тогда.Подытоживая, можно сказать, что восставшие уже с 12 мая 2014 года, столкнувшись с предательством Кремля, были поставлены в жесточайший цейтнот, что требовало от них сверхусилий по полной смене стратегии своих действий. То, что они так и не сумели переломить себя в первую очередь в психологическом плане и не смогли использовать тот короткий промежуток времени, который был отведен им обстановкой, безусловно, является ошибкой, причем ошибкой, которая привела к самым тяжелым последствиям, ошибкой, которую уже к середине июня было практически невозможно исправить. Должно было случиться чудо, чтобы шанс появился снова. Чудо произошло — и о нем ниже, однако к сожалению, и оно было использовано примерно так же.Можно сказать, что лидеры восставших так и не смогли даже осознать происходящего и продолжали надеяться на милосердие Москвы и на выполнение президентом Путиным его публичного обещания спасти русское население Украины. Вместо этого придворный пропагандист Кремля Соловьев ввел в оборот фразу «Им ничего не обещали». Справедливости ради, эта фраза была произнесена позже, но уже в мае, когда Россия признала практически сразу итоги выборов украинского президента Порошенко, назвав того «лучшим выбором украинского народа», лично у меня факт предательства уже не вызывал ни малейших сомнений.Вспоминается, что Игорь Стрелков специально нашел время, чтобы попросить меня не писать тогда резко о действиях Путина — и я пытался максимально сглаживать тон и фразеологию своих статей, по крайней мере, пока Стрелков находился на Донбассе. Основания этой просьбы были очевидны — Стрелков до последнего рассчитывал, что Россия поможет восстанию, однако в августе 14, когда «помощь» пришла, это стало концом восстания. Кремль хладнокровно дождался, когда каратели истребят идейную часть ополчения, и ввел в действие своих «отпускников» лишь тогда, когда ополчение как военная сила перестало существовать. После этого, взяв под контроль управление территориями ДНР и ЛНР, Москва немедленно пошла на перемирие с нацистской хунтой («Минск-1»), что лучше всего показало — для Кремля даже катастрофическое стратегическое положение Крыма, как оторванного от материнской территории эксклава, было менее значимым, чем недопущение развала нацистской Украины. В такой ситуации говорить о субъектности Кремля и отстаивании им национальных интересов России, безо всякого сомнения, явно нелепо, хотя даже двух Минских перемирий оказалось недостаточно для сторонников Путина, готовых аплодировать вообще любым, даже самым абсурдным, его действиям.Любопытно, но Кремль один в один повторил ту же самую стратегию в отношении Башара Асада. Дождавшись полного истощения сирийской армии, он пришел ему «на помощь» лишь для того, чтобы не допустить прямого военного поражения, но при этом окончательно подорвал боеспособность сирийской армии в бесплодных наступательных операциях. Убогость однотипных приемов прикрывается бравурными криками на ток-шоу и истошным воем пропаганды, однако и здесь вопрос о национальных интересах России выглядит крайне сомнительно.Збигнев Бжезинский как-то задал вопрос: «Вы подумайте — чья это элита: ваша или уже наша», говоря о российских компрадорах, прячущих на Западе украденное у российского народа. Глядя на «блестящие» внешнеполитические ходы президента Путина, можно тоже задаться аналогичным вопросом — так чей это президент?http://el-murid.livejournal.comконец цитаты.мой комментарий.Истина где-то рядом с реконструкцией  Эль-Мюрида. Но в полном объеме она еще страшней.

20 октября 2015, 02:11

Черный лебедь: интересно читать, расширяет кругозор

Смотрю на свою книжную полку — думаю, что из прочитанного я еще не отрецензировал?:) О! Черный Лебедь! Книгу прочел в декабре 2009 года. Тогда и написал отзыв: • Главная идея книги: будущее бессмысленно предсказывать, оно слишком неопределенно, а возможные отклонения в будущем от средних величин могут быть слишком велики. • То бишь, чтобы заработать большие деньги, надо изучать не норму, а возможные от нее отклонения. • • Книга интересная, полна интересных оригинальных идей, заставляет думать, переворачивает сознание • Вот одна из идей: важно не то, что мы знаем, а то, чего мы не знаем. Поэтому предсказания было бы логичнее строить на незнании. • чем шире ваш кругозор, тем больше у вас полок с непрочитанными книгами. • мы редко по-настоящему думаем. • Работая на дядю, мы занимаемся «умственной проституцией», находясь на «поводке, привязанному к рабочему столу». • Масштабируемая профессия – это когда затрачивая те же самые усилия мы можем зарабатывать много больше денег. Трейдер – такая профессия. • Эйфория и риск достигают максимальных значений одновременно. • • Особенности нашего мышления можно объяснить с точки зрения химии. «наш разум – жертва нашего физического устройства» • Человек склонен к выстраиванию последовательных цепочек в уме (нарратива), что связано с особенностями памяти. • Это объясняет, почему люди любят красивые истории, а не абстрактные вещи, которые в самом деле помогают зарабатывать деньги на рынке. • Люди любят искать причинно-следственные связи, люди любят искать красивые объяснения происходящему, вместо того чтобы обращать внимание непосредственно на цены, на деньги, которые они теряют или зарабатывают • Вред нарратива в том, что он искажает наше представление о вероятности наступления тех или иных событий.  • Пример: если указана причина явления, то ОНО ВЫГЛЯДИТ КУДА БОЛЕЕ ВЕРОЯТНЫМ. • Я не знаю, понимает ли кто-нибудь эту идею, но мне она кажется очень ясной в применении к тому, что происходит на рынках • Жажда определенности – порок мышления • Мышление можно разделить на интуицию (рефлекторное) и думалку (сознательное). • Факт в том, что мы не способны постоянно думать. • Людям важно казаться успешными в глазах других людей. • Мы не подозреваем, как сильно нуждаемся в поддержке и уважении близких людей. • Счастье зависит от частоты приятных событий, а не от суммы. Этот любопытный психологический изъян заставляет людей стремиться к большему числу прибыльных сделок. • Неудачи способны искалечить личность на физическом уровне • Истории неудач полезнее, чем истории удач • Вероятность появления каждого из нас на свет – ничтожна мала. Но тем не менее, мы существуем. Это удивительно!:) • Постоянно следить за новостями вредно, так как в них больше шума, чем реальной информации. • Проблема специалистов в том, что они не знают того, чего не знают. • • Предельная вежливость и дружелюбие позволяют манипулировать людьми, не обижая их. • Похоже, Талеб ненавидит нобелевских лауреатов, отчасти из зависти:) • Вообще, меня поражает кругозор и эрудиция автора. И это не удивительно! • В конце книги список книг на 53 страницы!!! • Лично мне, неприятна идея Талеба о том, что успех – это в основном удача, а не следствие целенаправленных усилий человека. • Тем не менее, он советует больше общаться, т.к. это может повысить вероятность счастливого случая) Еще одна прикольная идея Талеба: В мозгу вырабатывается такой гармон, как дофамин.  Повышение уровня дофамина в плазме крови происходит при шоке, травмах, ожогах, кровопотерях, стрессовых состояниях, при различных болевых синдромах, тревоге, страхе, стрессе. Дофамин играет роль в адаптации организма к стрессовым ситуациям, травмам, кровопотерям и др. Уровень гармона может меняться и из-за физиологических процессов в организме. Талеб пишет, что повышенное содержание этого гармона снижает уровень критичности мышления человека и делает его более доверчивым. В голову приходит мысль, что, вероятно, повышенная доверчивость пенсионеров связана с химическими процессами, к-е проходят в их головах. Человек с повышенным содержанием гармона становится легкой добычей шарлатанов, вроде астрологов, магов, экономистов и т.п.))  Любопытно, что химические процессы, протекающие в мозгу, могут объяснять маниакальную страсть к игре у некоторых людей. Игрок в этом случае может быть абсолютно убежден, что в хаосе, в случайном наборе чисел содержится жесткая закономерность. Вывод: наш разум отчасти жертва нашего физического устройства. вопщем, это соответствует идее о том, что экстраверты практически обречены быть плохими трейдерами.

14 октября 2015, 09:23

Риск "черного лебедя" вырос до рекорда

Инвесторы опасаются, что риски "черного лебедя", то есть какого-либо катастрофического события на финансовых рынках, сейчас достигли своего максимального уровня за всю историю.