22 января, 20:20

Нассим Талеб: Биткоин может ждать провал, но теперь мы знаем, что делать

Автор «Антихрупкости» и «Черного лебедя» поделился собственным предисловием к книге Сайфедина Аммуса The Bitcoin Standard.

Выбор редакции
21 января, 17:22

Американские «черные лебеди» окружили российский рубль

В преддверии американских санкций иностранные эксперты советуют избавляться от рубля. Однако российские экономисты по-прежнему сохраняют оптимизм по этому вопросу

18 января, 16:47

2018: прогнозы западных аналитиков

Традиционно в конце уходящего года и начале нового многие аналитические центры и политические институты дают свою оценку грядущим событиям на основе текущих тенденций. Представляется интересным проанализировать точку зрения Запада на этот счет, особенно с учетом того, что там (в основном, в США), существует методология параллельно планирования со ссылкой на существующие прогнозы. Иными словами, часто они бывают конъюнктурными в силу интересов определенных политических группировок и олигархических кругов. Поэтому, если какая тема особенно акцентируется, существует большая вероятность того, что под нее уже разрабатываются некие сценарии. Они могут представлять военные интервенции, организацию государственных переворотов, экономические санкции, создание новых соглашений, обвал цен и валютных курсов, искусственные эпидемии и управляемые миграции. Конечно, существуют и объективные факторы, поэтому сопоставление реальных рисков и понимание интересов всех игроков поможет отделить зерна от плевел. Итак, начнем с американских центров. Согласно Стратфору угроза войны на Корейском полуострове будет сохраняться, а Соединенные Штаты, вероятно, попытаются избежать превентивного удара по инфраструктуре Северной Кореи, что вернет глобальную экономику в рецессию. Демонстрация Пхеньяном ядерных возможностей в следующем году приведет к началу новой и более нестабильной эре сдерживания. Углубление сотрудничества между Китаем и Россией будет представлять стратегическую угрозу для Соединенных Штатов, побуждая Вашингтон попытаться проверить свои партнерские связи, укрепляя союзников на евразийских приграничных территориях. Гибкость великих держав будет все больше определять международную систему, поскольку Москва и Пекин уравновешивают друг друга, как и многие союзники США строят свои отношения с Вашингтоном по причине необходимости баланса. Белый дом будет продвигать агрессивную повестку дня по линии торговли, которая нацелена на Китай, Мексику, Южную Корею и Японию. Возрастающий односторонний подход к торговле в Соединенных Штатах будет выявлять слабые стороны Всемирной торговой организации, но он не разрушит эту организацию, и торговые войны не будут начаты. Достижения Северной Кореи в области ядерного оружия будут подпитывать политику жестких мер США в отношении Ирана, ставя под угрозу Совместный всеобъемлющий план действий. Поскольку Соединенные Штаты, Саудовская Аравия и Израиль создали коалицию против Ирана, прокси-конфликты по Ближнему Востоку будут усиливаться. Но Иран будет настаивать на продолжении своей ядерной сделки с Западом. Россия, тем не менее, будет использовать напряженность в отношениях между Вашингтоном и Тегераном, а также свое преимущество на сирийском поле битвы, для расширения своего влияния на Ближнем Востоке за счет Соединенных Штатов. Крупные нефтедобывающие компании надеются, что в 2018 году будет сбалансирован глобальный нефтяной рынок. Ограничение добычи входит в интересы как участников ОПЕК, так и стран, не входящих в эту организацию. Саудовская Аравия и Россия могут работать вместе, чтобы противостоять ожидаемому росту добычи сланцевой нефти в США. Глава Китая Си Цзиньпин продолжит следующий этап реформ, направленный на перераспределение богатства. Несмотря на рост корпоративных долгов, который усугубит финансовое давление на северо-восточный пояс Китая в 2018 году, в Пекине есть инструменты, необходимые для предотвращения системного долгового кризиса. Франция в следующем году окажется на равных условиях с Германией, поскольку она защищает интересы Южной Европы и обсуждает реформу еврозоны. Возможность появления нового евроскептического правительства в Италии повлечет за собой колебания на финансовых рынках, но страна не выйдет из зоны евро. Популизм сохранится в Латинской Америке. Разочарование в отношении политического истеблишмента приведет к более конкурентному избирательному сезону в трех крупнейших странах Латинской Америки: Мексике, Бразилии и Колумбии. Если в Мексике будет избран популистский президент, Конгресс не позволит ему принять какие-либо радикальные изменения в политике. Между тем, у Бразилии и Аргентины будет мало возможностей, в рамках которых будут проводиться внутренние реформы и вестись переговоры по Общему рынку Юга (проект Mercosur). Совет по международным отношениям (CFR) предполагает, что большинство событий 2017 г. перейдут и в 2018, однако будут и сюрпризы. Они предлагают внимательно следить за семи тенденциями. 1. Попытки Ирана достичь региональной гегемонии. Хотя новая Стратегия национальной безопасности США обещает «нейтрализовать иранское злостное влияние», CFR настаивает на давлении через Совместный всеобъемлющий план действий (JCPOA). Пока не понятно, насколько далеко Белый дом будет готов пойти в давлении на Тегеран, поскольку Европа выступает против блокады Ирана, а Белый дом серьезно занят Северной Кореей. Но в CFR уверены, что Иран будет использовать свое преимущество везде, где только сможет (Сирия, Ливан, Ирак и Йемен - как минимум). 2. Ядерные амбиции Северной Кореи. CFR признаются, что нужно что-то делать. Возможно, через дипломатическое решение, но это почти наверняка потребует признания Северной Кореи в качестве ядерной державы. Раньше это делалось. Но вместе с этим намекают, что убийство Ким чен Ына, переворот или народное восстание могли бы изменить ситуацию. Они пишут, что "нынешний уровень напряженности создает вероятность того, что война начнется не путем расчета, а путем просчета". 3. Кризис в Венесуэле. CFR возлагает вину непосредственно на президента Николаса Мадуро (еще одна цель для устранения?). "Предположение Трампа о том, что может потребоваться военное вмешательство США, вызвало упреки со всей Латинской Америки и, вероятно, предоставило Мадуро необходимую пропагандистскую победу. В целом, Мадуро вряд ли уйдет, если венесуэльцы не заставят его уйти" - указано в материале. 4. Усилия Трампа по трансформации торговли. Президент Трамп жалуется на «ужасные» торговые сделки Америки, заключенные с середины 1980-х годов, на чем он построил свою президентскую кампанию в 2016 году. Требования Трампа о пересмотре НАФТА выглядят неприемлемыми для Канады и Мексики. Меры Белого дома, названные «экономической агрессией», могут создать значительные потрясения за рубежом и дома. Никто не знает, как далеко могут быть предприняты такие действия. Уже известно, что некоторые экспортные сектора США пострадают. Между тем, торговые инициативы Трампа не будут фиксировать то, что вызывает беспокойство: американский зияющий торговый дефицит. Соединенные Штаты испытывают дефицит, потому что американцы потребляют гораздо больше, чем экономят. Торговые сделки не изменят это. Хуже того, налоговый законопроект, который был одобрен, скорее всего, сделает торговый дефицит более значительным. 5. Амбиции Китая за рубежом. Настойчивая внешняя политика Си будет, вероятно, сочетать мягкую и жесткую силу для оказания существенной помощи странам всей Азии под знаменем инициативы "Один пояс, один путь". Южно-Китайское море будет и дальше превращаться в китайское озеро. Страны Юго-Восточной Азии будут пристально следить за тем, как Китай становится региональным гегемоном и что будут делать США. 6. Расследование Мюллера. Не только американские наблюдают за тем, что происходит со следствием, проводимым специальным прокурором Робертом Мюллером. Иностранные столицы также. Президент Трамп назвал расследование «охотой на ведьм» и отвергает утверждения о том, что его люди вступили в сговор с Россией. В максимально возможной степени расследование могло бы привести США к беспрецедентному конституционному кризису. 7. Демократия находится в осаде. СFR предлагает изучить рейтинги, которые делает Freedom House - уровень глобальной свободы снижается уже более десятилетия. Проблема заключается не только в том, что новые демократии, такие как Таиланд и Турция, вернулись к авторитарному правлению, хотя это достаточно плохо. Многие западные демократии также борются. ЕС угрожает лишить права голоса Польши в учреждениях ЕС, потому что Варшава приняла антидемократические законы, в то время как Испания сталкивается с сепаратистским движением в Каталонии. Центристские политические партии по всей Европе теряют голоса. Соединенные Штаты по-прежнему имеют надежную двухпартийную систему, но ее демократия также кажется далекой от лучших времен. Конгресс изо всех сил пытается выполнять основную функцию, финансируя правительство, Трамп регулярно нарушает давние демократические нормы, а многие американцы неблагоприятно относятся к членам противоположной стороны. Поэтому неудивительно, что некоторые видят в Соединенных Штатах «ошибочную демократию». Более того, был разработан Preventive Priorities Survey: 2018, где отмечены регионы с Однако нужно учитывать, что в тренде этой организации присутствует неустанная критика политики Дональда Трампа, поскольку Совет по международным отношениям представляет группу либерал-глобалистов. Бывший глава по национальной разведке США Майкл Демпси не стал следовать общим тенденциям, а попытался вычислить так называемых черных лебедей на 2018 г. Т.е. это те вызовы и кризисы, на которые до настоящего момента США не обращали особого внимания. Вооруженный конфликт в Йемене, нестабильность в Венесуэле, Демократической Республике Конго, Нигерии, Пакистане, Египте и Ливане - данные страны Демпси предлагает рассматривать в увязке с миграцией и возможными эпидемиями. А еще особое беспокойство вызывает слишком близкое размещение американских военных к местам, где находятся "потенциально враждебные силы". Т.е. это русские, иранцы и сами сирийцы в Сирии, а также китайцы в Южно-китайском море. Если пребывание у границ Китая Демпси оправдывает важностью сохранения свободы навигации, то военные США в Сирии упоминаются лишь как "помогающие курдским группировкам, которые оппозиционны сирийскому режиму". Еще автору "пришла на ум ситуация на Украине и индо-пакистанской границе". Странно, что нарковойна в Мексике, которая была развязана по инициативе Белого дома более 10 лет назад на ум не пришла. Тем более, что Мексика рядом, а упомянутые страны далеки от американских границ. Да и все эти «черные лебеди» на самом деле не такие уж и черные — просто Вашингтон часто любит закрывать глаза на многие проблемы, которые их напрямую не касаются. Другой известный силовик Ричард Кларк, занимающий ныне пост директора Института по Ближнему Востоку, также не обошел вниманием Иран, значительно усугубив возможность эскалации, в том числе, отметив высокую вероятность нанесения Израилем ударов по агентуре Ирана в Ливане и Сирии (Хизбалла и шиитское ополчение), что может спровоцировать втягивание других стран региона и США. Из других угроз - ухудшение ситуации в Йемене, реорганизация Аль-Каиды и распространение вредоносных вирусных программ. Пожалуй, данный сценарий можно считать один из наиболее адекватных, особенно потому, что Кларк вспомнил и о киберпространстве, в связи с которым в последний год было много полемических дискуссий. Атлантический Совет в свете 100-летия 14 пунктов Вудро Вильсона дал их трактовку применительно к нынешней международной обстановке. Вывод прост и однозначен: "Чтобы найти американское величие, нам нужно только посмотреть, что Вильсон предпринял 100 лет назад: построение порядка, основанного на правилах, где будут процветать Соединенные Штаты и другие демократии". А вот консервативный Институт Брукингза в 2018 г. предлагает обратить внимание на внутренние аспекты американской политики, а точнее, что будет происходить в Конгрессе. После 19 января республиканцы и демократы должны договориться о федеральном бюджете и его распределении, особенно расходах на страховую медицину и ветеранов. Далее должен решаться вопрос с инфраструктурой страны, и соответствующий закон обещал подписать Трамп. Подобный интерес (к внутренней политике США) разделяют Институт Катона, Институт Гудзона, Институт Аспена, Американский Институт Предпринимательства и Корпорация РЭНД. Раньше все эти мозговые центры больше внимание уделяли международным делам, что показывает о наличии серьезных проблем, раз уж ресурсов и времени хватает только на домашние вопросы. Международная кризисная группа (МКГ) в своем прогнозе на 2018 г. отмечает, что США испытывают перенапряжение, "влияние США ослабевает, когда власть распространяется на восток и юг, создавая более многополярный мир, в котором вооруженные негосударственные субъекты играют гораздо большую роль". По этой причине происходит как милитаризация внешней политики, так и спад многосторонних связей, которые пыталась создать администрация Барака Обамы. У МКГ такие же страхи, как и упомянутых ранее центров — война на Корейском полуострове, конфронтация с Ираном, эскалация палестино-израильского конфликта, Сирия, Украина и Венесуэла. Однако также упомянут кризис в Мьянме/Бангладеш (мусульмане-рохинья), зона Сахель, Афганистан и Йемен. Либертарианский институт опубликовал заметку Зака Соренсона, посвященную будущим событиям 2018 г., в которой указано, что "2018 (и года, следующие за ним) будут очень плохими для нас. Для человечества"...  Cреди тревожных размышлений, которые включают и вероятность ядерной войны, автор упоминает кризис капитализма Маркса и деградацию американской культуры. Но он также отмечает, что несмотря на квазикальвинистскую перспективу либерализма, который, словно свет на холме, был притягательным во многих аспектах, либерализм прав не во всем. "Я даже не знаю, прав ли либерализм вообще". Мало кто среди либерально настроенных мыслителей в США способен на такую самокритику. И такое откровение симптоматично, так как за растущим пессимизмом начинает пробиваться осознание собственных ошибок. Бывший председатель Morgan Stanley Asia и главный экономист компании Стефан Роах отмечает, что в 2018 г. будет проверка на прочность нынешнего консенсуса в отношении рынков. Может произойти такое явление как шок (особенно при риске военного конфликта) или торговая война (между США и Китаем), но не исключен коллапс очередного пузыря (скорее всего, Биткоина). Кроме того, Роах указывает, что реальная экономика искусственно поддерживалась искаженными ценами, а попытки их нормализации приведут к еще большей зависимости. Ну и добавил, что происходят "тектонические сдвиги на глобальном макроэкономическом уровне". Джонатан Хилман из Вашингтонского Центра стратегических и международных исследований сделал "выжимку" из различных "предсказаний" и комментариев в отношении 2018 г.  "Вероятно, будет много довольно безумных вещей", "паралич, который мы не можем продиагностировать, охватил нашу машинную цивилизацию", - лишь наиболее яркие. Но помимо субъективных оценок есть и объективная статистика. По данным опроса Gallup восемь из десяти американцев считает, что 2018 будет годом проблем и сильного международного беспорядка", а 49% считает что власть США в мире снизится. Лишь 19% верит в то, что 2018 г. будет мирным, а в отношении экономики американцы менее оптимистичны, чем ранее. Если сравнить выводы американских центров с их британскими коллегами, то разница будет показательной. Королевский Институт Объединенных Служб (RUSI, Великобритания) в контексте вызовов глобальной безопасности, в первую очередь, обеспокоен как будет идти Брексит, и лишь на втором месте - роль США в мировой политике. Для Вашингтона выводы не очень благоприятны. RUSI отмечает отсутствие американского лидерства в деле утверждения либерализма и предрекает конец президентства Трампа в 2018 г. А вот ситуация в Сирии изменилась благодаря России и Ирану, которые будут укреплять свое влияние в регионе. Другой британский мозговой центр - Королевский Институт по Международным делам Chatham House в прогнозах на 2018 остановился на европейском политическом театре, предрекая продоложение роста популизма и национализма в странах ЕС. "Политические системы Европы никогда не были настолько неустойчивыми, с рекордными уровнями перехода голосов и потерей поддержки мейнстрима, в то время как ценности, разделенные между националистами и космополитами, становятся столь же важными, как традиционное разделение между левыми и правыми". Отмечается важность политики идентичности в ЕС и даже дается совет евробюрократам по борьбе с популистами - для того, чтобы победить таких конкурентов, нужно понять причины народного гнева - а это беженцы, границы и безопасность (точнее, ее отсутствие - прим. авт.). По Брексит даны пессимистичные выводы из-за экономических расходов, т.к. они оказались больше, чем предполагалось. По этой причине неудовлетворенность консерваторами в правительстве будет расти, а противоречия между ними обостряться. Наконец, Международный институт стратегических исследований, который кроме Лондона также имеет офисы в Вашингтоне, Сингапуре и Бахрейне, вообще не дал каких-либо оценок на 2018 г. Только рутинный анализ военного баланса и оценка растущих возможностей Ирана в регионе Ближнего Востока. Впрочем, вопросы Брексита волнуют не только британцев. Один из ведущих аналитических центров ЕС из Брюсселя Bruegel также выделил в приоритеты 2018 г. переговоры между Лондоном и ЕС по подписанию новых договоров. Германский институт по вопросам безопасности и международным делам (SWP) аналогично британским центрам больше интересовался приземленными темами. Последние публикации института посвящены реформированию еврозоны, Брекситу, вопросам изменения климата и газовым отношениям между Россией и Германией. Это показывает, что общая трансатлантическая фокусировка у США, Британии и ЕС отсутствует. Стратегическое видение различно, следовательно, курсы внешней политики, теоретически, также будут различными. Из прогнозов видно, что общий контур, который наметили американские геополитики и стратеги, будет затрагивать Россию, Китай, Иран, Сирию, Северную Корею, Венесуэлу. Не зависимо от идеологических установок основная доминанта возможной внешнеполитической линии США прочитывается относительно легко. Также будут осуществляться попытки принудить европейских и ближневосточных сателлитов Вашингтона проводить волю США. Но существенное отличие интересов основных партнеров США в Европе может преподнести Белому дому дополнительные сюрпризы. А при усугубляющихся внутренних проблемах в США и предстоящими выборами в Конгресс многие страны как в ЕС, так и в других регионах попытаются проводить более самостоятельную политику, при этом стараясь не идти на прямую конфронтацию.

17 января, 12:39

Лучшая книга по финансам

Дочитал книгу «Черный Лебедь» Николаса Нассима Талеба. Пока это лучшая книга, которая сильнее всего изменила и улучшила мое понимание финансов. Хотя сама книга не только про финансы, а в целом о границах знания, применимости статистики и собственно редких событиях.  Часть из цитат, которые я законспектировал, пока читал:  «Одно-единственное наблюдение может перечеркнуть аксиому, выведенную на протяжении нескольких тысячелетий, когда люди любовались только белыми лебедями. Для ее опровержения хватило одной (причем, говорят, довольно уродливой) черной птицы[1].» «В Крайнестане неравенство таково, что один единичный пример может дать непропорционально большую прибавку к совокупности, или сумме.» «Итак, в то время как вес, рост и потребление калорий находятся в Среднестане, богатство – нет. Почти все социальные феномены принадлежат Крайнестану.» «Если вы имеете дело с крайнестанскими величинами, вам будет очень трудно получить среднестатистические данные на основании той или иной выборки, потому что решающим может оказаться одно-единственное наблюдение. Вот и вся идея – ничего сложного. В Крайнестане одна единица запросто может самым несоразмерным образом изменить сумму. В его границах следует с осторожностью относиться к знанию, полученному на основании данных.» «Главное различие можно определить и по-другому: в Среднестане мы вынуждены терпеть тиранию коллективного, рутинного, очевидного и предсказуемого; в Крайнестане нами правит тирания единичного, случайного, невидимого и непредсказуемого.» «То, что наивное наблюдение в прошлом мы принимаем за нечто окончательное и показательное для будущего, – это единственная причина нашей неспособности понять Черного лебедя.» «Нас приближают к истине отрицательные, а не подтверждающие примеры! Неверно выводить общее правило из наблюдаемых фактов.» «Память стариков – хранилище сложного, веками копившегося опыта, в том числе и знаний о редких событиях. Старики пугают нас рассказами – вот почему мы так боимся определенных Черных лебедей. К удивлению своему, я узнал, что это относится и к животному миру: в журнале “Сайенс” писали, что старые самки-вожаки у слонов играют роль “консультантов по редким событиям”.» «Куда благоразумнее идти на риск, который можешь измерить, нежели измерять риск, на который идешь.» «Прежде всего, мать-природа обожает избыточность, у нее в арсенале целых три вида избыточности. Первая, самая понятная, – избыточность защитная, своего рода гарантийная, страховая избыточность, позволяющая вам выживать в неблагоприятных условиях благодаря наличию “запчастей”. Взгляните на человеческое тело. У нас два глаза, два легких, две почки, даже два мозга (возможно, топ-менеджеры корпораций представляют в этом смысле исключение), и у каждого органа больше ресурсов, чем требуется в обычных обстоятельствах. Таким образом, избыточность равноценна страховке, и ее очевидные издержки связаны с затратами на сохранение работоспособности запчастей и с энергией, которая идет на то, чтобы они всегда были под рукой – несмотря на их бездействие.» «Полная противоположность избыточности – наивная оптимизация.» «Экономист сочтет, что обслуживание двух почек и двух легких потребует слишком больших издержек: примите в расчет стоимость доставки этого тяжелого груза через всю саванну.» «Итак, вторая, и еще более настойчивая, рекомендация: извлекайте выгоду из проблемы прогнозирования и эпистемической самонадеянности! Подозреваю, что успеха в бизнесе добиваются именно те, кто умеет работать в условиях изначальной непредсказуемости и даже эксплуатировать ее. Вспомните мой рассказ о биотехнологической компании, руководство которой понимало, что цель исследований – “неизвестное неизвестное”. Помните, как они ценили “угловые удары”, эти, по сути, бесплатные лотерейные билеты?» «Ваш мозг умнее всего, когда вы не даете ему инструкций и не объясняете, что делать; пример – открытия, совершаемые под душем, случайно.» «Сознательное невежество, если вам удается его практиковать, расширяет ваш мир; оно даже может делать некоторые вещи бесконечными.» «В платоновском “Протагоре” Сократ противопоставляет философию как совместный поиск истины софистическому использованию риторики с целью победить в споре, стяжав славу и деньги. Минуло двадцать пять веков; ныне в мире существуют исследователь на зарплате и академический ученый, обожающий свой пост. Прогресс.»

16 января, 18:14

Мила Кунис. Биография

Имя: Мила Кунис (Mila Kunis). Дата рождения: 14 августа 1983 года. Место рождения: Черновцы (Украина).

Выбор редакции
16 января, 17:20

Самая популярная книга из раздела Экономика на смартлабе

Самая популярная книга раздела Экономика в книжном разделе смартлаба -“Черный лебедь” Нассима Талеба. Читатели оставили 21 рецензию и оценили книгу в 4,2 балла. Занимает 56 строчку в Топ-100 книг смартлаба.  Если вы читали эту книгу, вы также можете написать о ней отзыв и поставить свою оценку. Спасибо!:)

Выбор редакции
16 января, 16:07

Экономические риски-2018: война санкций, смена правительства, падение барреля

Начало года — традиционное время прилета «черных лебедей»

15 января, 13:49

Затишье перед бурей: рынки ждут "черных лебедей"

Год начался для финансовых рынков как нельзя лучше, ведущие индексы уже поставили несколько рекордов. Инвесторы настолько заражены позитивом, что склонны недооценивать риски. Что может стать "спусковым крючком" для коррекции, аналитики предсказать не берутся. Но для России угроза очевидна: новые санкции США могут обрушить рубль.

14 января, 22:38

Читал новости. Много думал

Ну что, для начала — очередной апдейт по 100% пассивному портфелю, построенному на принципе стратегического инвестирования Напоминаю, что мой модельный портфель был запущен в середине 2016, окончательно сформирован год назад, и с тех пор с учетом дивов вырос (в американских долларах) на 40.30% супротив 34.52% у S&P (открывается в высоком разрешении по клику) Откровенно говоря, то, что портфель вырос на растущем рынке — не является особой заслугой. Стратегические преимущества компаний проявляются на гораздо более длинных периодах, чем один год. Так что, продолжаем эксперимент и следим за результатами. Другой, более интересный вопрос — изменились ли за это время какие то предпосылки, которые заставили бы меня убрать каких то эмитентов из портфеля, или добавить новых ? Про «убрать» — ответ «нет». Все, что я писал про включенные в портфель компании, остается в силе Про «добавить» — если бы условия игры предлагали довнос денег, я бы однозначно купил майкрософт, как наиболее чистую игру на облачных сервисах. И еще — добавил бы фейсбука после его недавнего падения.  Теперь, новая порция предсказаний на новый годВы будете смеяться, но американский рынок продолжит расти.  И расти он реально может еще года 2-3Сначала, в краткосрочной перспективе, скажется результат репатриации зарубежной прибыли — часть налоговой реформы. Эти деньги будут в основном пущены на buybacks и выплату долгов. Потом, в среднесрочной перспективе — начнет сказываться понижение корпоративной налоговой ставки (Почти на треть !!!)Потом, в более долгосрочной прспективе — года через 2-3 маячит обещанный трампом инфраструктурный проект. То есть, начнется он наверное в 2018, но эффект на экономику проявится не сразу.Значительная часть перечисленных факторов уже отыграна рынками, разумеется. Но со временем, сохраняющаяся неопределенность (процентов 30-50 от движения) будет все более и более отображаться  в цене активов.Все развитые страны находятся в состоянии роста, причин для рецессии не видно на горизонте ВААЩЕ. Их видит только Василий Олейник. Но он на то и гуру, чтобы видеть то, что недоступно нам, простым смертным.Когда Трамп обещал поднять рост экономики до 3-х процентов, все экономисты качали головой и крутили пальцем у виска. Три процента роста были достигнуты уже в последнем квартале, блин !Возможны несколько сценариев, при которых этот положительный тренд сойдет с рельсов, все идут по разряду черных лебедейГеополитическая нестабильность — Иран, Северная корея, и т дТеракт в одной из западных стран, который остановит торговлю, закроет границы и создаст атмосферу неуверенности и страха.Демократы получают большинство в парламенте на промежуточных выборах и начинают процедуру импичмента ТрампаИнфляция резко прыгает вверх, и американскому центробанку приходится резко поднять ставки (текущий консенсус-три увеличения по 0.25% за 2018)Теперь по крипте Биткойн будет болтаться как г. в проруби. Ни туда и ни сюдаЭтереум поднимется к концу года тысяч до пяти. Особенно — если им удасться хотя бы частично решить проблему масштабируемости, или доказать что она решаемаЗапустят, я надеюсь, наконец-то реально полезные д-аппы на публичном этереуме, например Augur. Хотя Augur, если станет популярным, обрушит блокчейн этереума нахрен. Поэтому, тут немного непонятно с рисками. Но надо покупать токен REP имхо. Prediction markets — это офигительная тема, которая в принципе создает параллельную торговую платформу абсолютно для любой информации.Немного непонятно с ICO телеграмма. Возможно, это будет такая бомба, что это приведет к закату биткойна. Как купить, кто знает ?

14 января, 08:54

Как живет Донецк: политические движения и организации

Полноценная политическая система — в необходимой степени автономная и независимая от внешних факторов — невозможна при отсутствии экономического суверенитета.

14 января, 08:30

Александр Виноградов: «Китай вызывает у меня наибольшие опасения»

«Даже если прогноз, тот или иной, сопровождается скрупулезно (или не очень) посчитанной вероятностью реализации, увы и ах – она всегда менее единицы», — указывает экономический обозреватель «БИЗНЕС Online» Александр Виноградов. Особенно это касается России, где есть несколько слепых пятен, которые могут повлиять на развитие страны в 2018-м. Почему США не внушают беспокойства, что задумал «император Си» и каким словом можно описать картину отечественной экономики — об этом в нашем материале.

12 января, 18:48

Замки на песке

Зачем постсоветские государства легализуют криптовалюты и создают финансовые центры.

12 января, 14:29

Самые влиятельные книги о бизнесе в мире

Уоррен Баффетт – один из самых успешных инвесторов нашего времени. Он каждый день читает до 500 страниц, так как считает чтение одним из лучших способов накопления информации и знаний.

12 января, 14:29

Самые влиятельные книги о бизнесе в мире

Уоррен Баффет – один из самых успешных инвесторов нашего времени. Он каждый день читает до 500 страниц, так как считает чтение одним из лучших способов накопления информации и знаний.

31 декабря 2017, 14:25

Здравствуй, 2018-й: дай, друг, на счастье лапу мне!

Заканчивается 2017 год, год Огненного Красного Петуха. Он был непростым, в нем было много сложных и эмоциональных событий. Разобраться в них наша газета стремилась вместе со своими экспертами и своими читателями. Спасибо за то, что комментировали наши новости, репортажи, интервью, за то, что поддерживали нас, порой критиковали, спорили с нами. Миссия «БИЗНЕС Online» остается той же — это поиски истины и правды, отображение разных точек зрения. Спасибо всем и оставайтесь с нами в новом году!

31 декабря 2017, 12:50

Мнения: Никто не скажет, что произойдет в 2018 году

Главным конфликтом ближайших десятилетий (как и всех прошедших тысячелетий) будет не борьба между Западом и Востоком или Севером и Югом, не противостояние христианства и ислама и даже не спор либералов и консерваторов. Люди так устроены, что хотят знать свое будущее. Зачем – сказать сложно. Но очень хочется. На протяжении тысячелетий прогнозами занимались разнообразные гадатели, предсказатели, жрецы и астрологи. В Библии в Книге Левит прямо сказано: «Не ворожите и не гадайте», но заповедь эта окружена предписаниями «Не ешьте с кровью» и «Не стригите головы вашей кругом, и не порти края бороды твоей». Поэтому многие даже вполне верующие люди едят кровяную колбасу или стейк тартар, подравнивают бороду и не считают зазорным прочитать на досуге астрологический прогноз. По мере развития всеобщей грамотности к неблагодарному, но прибыльному делу предсказаний присоединились ученые, а также разнообразные эксперты и аналитики. Получалось у них не сильно достовернее гадателей, зато выглядело более солидно и современно. В интернете можно найти множество подборок разнообразных научных предсказаний, которые или не сбылись вообще, или сбылись с точностью до наоборот. «Нет причин, по которым люди захотели бы иметь персональный компьютер у себя дома», – говорил в 1977 году Кен Олсон, президент, председатель и основатель Digital Equipment Corporation. Кстати, через 40 лет его прогноз, похоже, начинает сбываться – после бума персональных компьютеров многим уже становится достаточно смартфона для коммуникаций с внешним миром. «Телевидение долго не протянет, потому что скоро люди устанут смотреть в полированные деревянные ящики», – говорил в 1946 году кинопродюсер Дэррил Снук. Он оказался совсем не прав – как музыкальные плееры не убили радиостанции, так и интернет с возможностью посмотреть любой фильм или телешоу не убил телевидение. Нынешний полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, будучи главой Министерства природных ресурсов, в 2005 году предрекал, что если не развивать новые месторождения, то нефть к 2015 году закончится. Новые месторождения за прошедшие годы, разумеется, появились, но значительная часть нефти по-прежнему добывается на старых – и заканчиваться не собирается. Про финансовых аналитиков говорят, что эту профессию специально придумали для того, чтобы утешить метеорологов: количество несбывшихся прогнозов относительно роста или падения курса рубля невозможно сосчитать. То же касается макроэкономических прогнозов – скажем, в СМИ очень любят публиковать некоего Михаила Хазина, который раз за разом предрекает страшные кризисы и коллапсы экономики и в США, и России. Не сбываются, как ни крути. Поэтому давно уже пора признаться себе, что вероятность практически каждого события равна вероятности встретить на улице динозавра, названной блондинкой из анекдота. Ровно 50% – или встречу, или не встречу. Для того, чтобы не лишиться зарплаты, прогнозисты придумали себе теорию «черных лебедей» – то есть значимых событий, которые невозможно предсказать. По мнению автора термина Нассима Николаса Талеба, практически все значимые события конца 20-го – начала 21-го века, от падения СССР (не предсказанного вообще никем) до массового внедрения интернета (в которое многие не верили еще лет 15 назад) – были именно этими самыми непредсказуемыми «лебедями». Поэтому давно пора признать: люди не в состоянии предсказать действительно важные изменения в жизни. Тенденции понятны – например, мало кто сомневается, что роботизация будет развиваться. Но какими темпами, в какой сфере, когда роботы заменят водителей, а когда – продавцов в супермаркетах, достоверно не скажет никто. Никто не скажет, произойдет ли ядерная война, а если произойдет – то какими будут ее последствия. Продержится ли Трамп у власти до конца срока или ему в этом году объявят импичмент. То же самое – с Порошенко. Удастся ли Ангеле Меркель создать жизнеспособную коалицию или придется объявлять новые выборы с непредсказуемым результатом? Кстати, показательно, что западный мир после Второй мировой изо всех сил стремился свести непредсказуемость своей политической жизни к минимуму (регулярные экономические кризисы признали неизбежными). По сути, они пытались демократическими методами добиться того же, что было административно реализовано в СССР и большинстве других стран, выбравших «социалистический путь развития». Выборы в большинстве случаев стали лишь переклеиванием наклеек на ровно тарахтящей государственной машине, без каких-либо заметных изменений. Но как в СССР тоже случались неожиданности – вроде прижизненной отставки Хрущева или череды смертей генсеков в начале 80-х, так и Запад, похоже, все увереннее входит в зону политической турбулентности. Неожиданное для всех, включая его самого, избрание Дональда Трампа – это не пик непредсказуемости, как и Брексит. Это дивный новый мир, в котором уже не работают тщательно отлаженные десятилетиями сдержки и противовесы, и прогнозировать что-либо – это лишь высказывать желательный или нежелательный лично для прогнозиста сценарий развития. В поломке этой привычной и удобной для политической и экономической элиты системы обвиняют Россию – мол, это все кремлевская пропаганда и хакеры. Не знаю насчет пропаганды и хакеров, но вполне возможно, что действительно доля нашей «вины» в охватившей мир непредсказуемости есть. Ведь делать прогнозы в нашей стране уже лет тридцать как совершенно бессмысленное занятие. Можно угадать лишь регулярно повторяющиеся события – восход солнца, смену времен года (плюс-минус месяц), переизбрание Путина. Все. Назначения министров или врио губернаторов – непредсказуемы. Курс рубля – непредсказуем. Игра сборной по футболу непредсказуема дважды – она может проиграть государству размером меньше Московского района, потом обыграть признанного гранда, а потом проиграть вообще всем. Редкие удачи все-таки не дают права отнести их игру к регулярно повторяющимся событиям, хотя очень хочется. Плюс к тому Россия – страна с непредсказуемым прошлым, отец народов превращается в кровавого маньяка и обратно со скоростью сошедшего с ума маятника, а якобы целомудренный святоша, как вдруг выясняется, чуть не стал отцом бастарда. Похоже, что Запад поразила «русская болезнь» тотальной непредсказуемости, включая прошлое. Снос памятников конфедератам в США показал, что не только за будущее, но и за прошлое в западном обществе идет война, в которой все средства хороши. При чем тут Россия? Разумеется, дело не в хакерах, а в другом слове на букву «х». В хаосе. Если порядок приходится устанавливать силой и постоянно его поддерживать, то хаос приходит сам, стоит лишь немного ослабить контроль. Развал СССР стал мощнейшим выплеском хаотической энергии, которая не могла исчезнуть бесследно. Хаос идет по миру постепенно, неторопливо, но и неостановимо. Поэтому главным конфликтом ближайших десятилетий (как и всех прошедших тысячелетий) будет не борьба между Западом и Востоком или Севером и Югом, не противостояние христианства и ислама, не спор либералов и консерваторов. Все будет как всегда: порядок будет противостоять хаосу, а хаос – пытаться поглотить порядок. Но это не точно. Теги:  Россия и Запад, итоги года, идеология

30 декабря 2017, 10:08

Крах нефтяной экономики, Набиуллина президент, смерть Facebook. «Гид пессимиста» на 10 лет ( Деловой квартал )

Начнется эра электрокаров, нефть рухнет в цене до $10, Путин исчезнет из жизни россиян, а Эльвира Набиуллина будет с трудом удерживать страну от распада. Каких «черных лебедей» ждать до 2028 г.? Bloomberg представил традиционный «гид пессимиста» — восемь негативных сценариев предстоящего года, которые могут привести к мировому кризису. На этот раз предполагаемые последствия описаны до 2028 г. Это попытка не просто взглянуть на вероятные шоки следующего года, но также представить, как они ......

29 декабря 2017, 22:00

Самые производительные азиатские индексы в 2017 году могут продемонстрировать дальнейший рост в новом году

Азиатские рынки стали свидетелями сильного роста в этом году, отбросив в сторону опасения, с которыми они столкнулись в конце прошлого года из-за потенциальных торговых и внешнеполитических последствий новой администрации президента США Трампа для региона. В то время как геополитическая неопределенность была основным фокусом в начале этого года - с несколькими пусками северокорейских ракет, которые первоначально отправляли инвесторов в безопасные активы - с тех пор аппетит к риску улучшился, а рынки вместо этого смотрели на более сильный экономический рост во всем мире. Широкий индекс акций MSCI в Азиатско-Тихоокеанском регионе, за исключением Японии, вырос более чем на 34% с начала текущего года. Это выше примерно 25-процентного повышения, наблюдаемого по индексу Dow Jones, и 8-процентного роста по общеевропейскому STOXX 600 за тот же период. Самым успешным крупным рынком в Азии был индекс Гонконга Hang Seng. Этот показатель вырос более чем на 35% по сравнению с прошлым годом, причем большая часть данного прироста приходилась на основные "голубые фишки". В этом году индекс также впервые с 2007 года пересек отметку 30 000. "Я бы не удивился, если бы в следующем году у нас наблюдались аналогичные результаты", - сказал Эндрю Кларк, директор по торговле в Mirabaud Asia, и добавил, что индекс может "легко" преодолеть уровень 35 000 в 2018 году. Сектора, которые, как ожидается, будут драйверами роста индекса Hang Seng в новом году, включают: технологии, телекоммуникации и банковское дело, сказал он. Еще одним крупным победителем в этом году был индекс Южной Кореи Kospi, который вырос на 21,63% в годовом исчислении. Меньший технически-ориентированный индекс Kosdaq увеличился на 26,44%. Эти успехи были достигнуты по мере того, как улучшение глобального экономического роста дало толчок зависящей от экспорта экономике страны, что в свою очередь привело к росту доходов. "С ускорением роста доходов с почти 10% в 2015 году до вероятных 30% в 2017 году, Kospi должен был подняться", - сказал Дэниел Ю, глава глобальной стратегии в Kiwoom Securities, и добавил, что целевым показателем для индекса Kospi в 2018 году является отметка 3000. Чего ожидать? Несмотря на то, что аналитики прогнозируют сохранения импульса глобального экономического роста, остаются опасения относительно того, как нормализация политики может привести к изменениям после почти десятилетия легких денег. Ранее в этом месяце OCBC Bank подчеркнул, что переход от "геополитических рисков и черных лебедей к серым носорогам" станет главной темой в предстоящем году. В отличие от черных лебедей, которые являются непредвиденными событиями, и могут иметь глобальное влияние, серые носороги представляют собой риски, которые потенциально могут быть решены, но каким-то образом игнорируются. Другим источником возможной волатильности будет то, как Китай продолжит попытки справиться со своим огромным долгом. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

29 декабря 2017, 20:43

Устенко рассказал про два «черных лебедя» для Украины в 2018 году

Есть два «черных лебедя», которые могут «прилететь» к Украине в январе-феврале следующего года. Об этом NewsOne рассказал Олег Устенко, исполнительный директор Международного фонда Блейзера: Первый — окончательное решение Лондонского высокого суда по долгу Януковича (в […]

28 декабря 2017, 11:02

Кинопремьеры 28 декабря: баскетбол, богатыри и фестивальные хиты

Последняя в году премьерная неделя вышла скромной – главным фильмом недели будет российская картина о баскетболе «Движение вверх». Детей ждет новый мультфильм о приключениях знакомых богатырей, а для настоящих киноманов в ограниченный прокат выходит один из главных претендентов на будущий «Оскар». Ну и не стоит забывать, что «Звездные войны» все еще не ушли с экранов кинотеатров. «Движение вверх» реж. Антон Мегердичев

21 апреля 2016, 06:09

Донбасс. Как было.

Сейчас, по прошествию двух лет после начала описываемых событий, можно предположить и дать ответ — почему российское руководство вело и продолжает вести себя столь нерационально. Ответ не понравится пламенным сторонникам президента Путина, однако он единственный, который вытекает из логики событий — президент Путин не является субъектом событий. Он их объект и исполняет предписанные ему решения субъектом более высокого порядка в неких жестко заданных рамках. Внутри этих рамок есть определенная свобода действий (скажем, операция в Крыму), однако за ними существует жесткий запрет на действия — и недоведение операции по присоединению Крыма до логического завершения явно говорит о том, что границы дозволенного Путину проходят по этой черте.Тем же самым можно объяснить и последующие действия России на Донбассе — внутри рамок находится право Кремля поддерживать кровавый гражданский конфликт на Украине, за рамками — возможность его прекращения на условиях России. Всё это, конечно, весьма конспирологично, однако если кто-то может представить более рациональное объяснение — я с радостью выслушаю эту точку зрения. Версию про нечеловеческий гений и глубоко продуманные планы Путина прошу не предъявлять по причине ее полной неадекватности. Сложно глубоко продумывать свои действия, набрасывая план минского сговора на коленке во время воздушного перелета.Однако в контексте событий апреля-мая 2014 года все эти рассуждения имели глубоко умозрительный характер. Менее месяца назад была проведена блестящая и практически бескровная операция в Крыму, достигнут стратегический во всех отношениях политический результат по присоединению Крыма, Украина на глазах разваливалась — никаких сомнений в том, что повторение крымских событий возможно, пусть и в более сложных условиях, не было ни у кого. И точно мы не можем говорить о каких-то ошибках и просчетах восстания в Новороссии в целом и Стрелкова, и других командиров отрядов восставших на этом этапе. Решения были логичными, события развивались в единственно возможном направлении.Создание ДНР и ЛНР в любом самом зачаточном виде, прикрытие их ополчением и проведение референдума с политическим результатом — объявлением независимости от Украины — и было тем самым «крымским планом», который реализовывался в Донецкой и Луганской областях Украины в апреле-мае 2014 года. Никаких шансов у пребывающей в коматозном состоянии киевской хунты противостоять этому плану не было.Нужно сказать, что хунте несказанно повезло, причем это везение еще требует своего будущего осмысления и изучения. Жесткость в проведении Майдана-2013/14 с его кровавым сценарием и дезинтеграцией государственного аппарата была вызвана объективными обстоятельствами — никакой «революционной ситуации» а Украине не было и в помине. Совершить государственный переворот можно было только через тотальное разрушение государственной власти, чем Майдан и занимался с ноября по конец февраля — четыре месяца. Победа Майдана привела к тому, что победителям досталась полностью дезорганизованная и деморализованная государственная машина, причем дополнительным грузом на ней лежал уход Крыма — это было тяжелейшее поражение новой власти, виновником которого была она и только она.В этих условиях, нужно отметить, возможные ожидания Кремля на самопроизвольный распад Украины, которая просто не выдерживала груз противоречий, выглядели вполне разумными и рациональными. Однако как Стрелков стал своеобразным «черным лебедем» - неизвестным фактором, который сломал относительно естественный ход событий и развернул его в ту сторону, которую мы все видели, так и в Киеве возник свой собственный «черный лебедь». Фамилия его — Турчинов. Ничем особенно не выделявшийся партийный деятель, пребывающий как правило в чьей-то тени, Турчинов оказался способным организатором, сумевшим в период распада государственности удержать обстановку и развернуть ее в сторону сборки новой Украины. Новая Украина выглядела страшно, была уродливой и не слишком-то жизнеспособной. Однако она выжила и сумела мобилизоваться. И трудно сказать, могла ли она вообще выжить после госпереворота, не будь у ее руля в тот момент Александр Турчинов.Однако в апреле-мае даже у Турчинова с его колоссальной работоспособностью и непрерывными попытками «сшивки» распадающейся ткани госуправления не было никаких шансов для противодействия «крымскому сценарию» на территории Донецкой и Луганской областей. Помешать ему хунта могла и пыталась делать это изо всех сил, но спасти ситуацию она уже была не в состоянии. Нацистов в итоге спас Путин — однако это было потом.Стрелков и его команда, а затем и Славянское ополчение, встав на острие удара хунты, выполнили свою задачу: они позволили провести референдум 11 мая, который прошел и дал тот самый политический результат, ради которого всё и происходило.На этом ключевая цель восстания, в сущности, была выполнена — никто изначально не ставил задачу создания независимой территории, самостоятельного государства. Точнее, были, конечно, самые разные точки зрения, в том числе и у сторонников радикальных решений на отделение с последующим созданием аналога Донецко-Криворожской Республики, существовавшей в свое время на данной территории, но на первых этапах основная масса людей была полностью уверена в возможности повторения крымских событий и сценария присоединения к России, а потому остальные идеи выглядели совершенно маргинальными.Проблемы начались уже на следующий день. Министр иностранных дел России Лавров сделал заявление, причем оно было сделано в ряду других его заявлений и сообщений. Было сказано об «уважении» итогов референдума, но и только. По сути, ни о каком признании речь не шла, а значит, крымский сценарий стал невозможным.Здесь нужно упомянуть, что буквально за несколько дней до 11 мая президент Путин выступил со специальным и крайне обескураживающим заявлением, в котором просил жителей Донецкой и Луганской области повременить с референдумом. Заявление было сделано по итогам встречи со швейцарским президентом Буркхальтером, после которой позиция Путина ощутимо претерпела изменения по сравнению с предыдущими его заявлениями. Просьба о переносе мотивировалась необходимостью налаживания диалога с киевскими властями, которые до этого именовались исключительно нелегитимными и даже жестче — хунтой.Смена риторики и главное — резкий разворот в ожиданиях вызвал к жизни десятки разнообразных толкований происходящего, которые очень быстро получили саркастическое наименование «хитрых планов».При этом киевская хунта несмотря на прозвучавшую по итогам встречи Путина и Буркхальтера просьбу о прекращении огня, наоборот, с удвоенной энергией начала приготовления к силовому решению конфликта, используя его в качестве точки сборки новой версии украинского государства вокруг борьбы с сепаратистами, а затем — и российскими оккупантами, используя тот факт, что к середине мая из России начался массовый приток добровольцев на помощь восставшему народу Донбасса. В России сотни и тысячи людей восприняли идею Русского мира как идею помощи соотечественникам, и никак иначе.Уже была трагедия в одесском Доме профсоюзов, уже был расстрел Мариуполя, начались обстрелы Славянска, тиражировались кадры героического сопротивления практически безоружных мирных жителей, стоящих на баррикадах и блок-постах, останавливающих голыми руками бронетехнику ВСУ.Смена риторики Кремля воспринималась как досадная, но временная оттяжка, после которой все равно всё вернется к прежнему сценарию и развитию событий. Предположить, что циничное предательство уже произошло, было немыслимо, а первые довольно робкие голоса на этот счет с негодованием глушились массовым шиканьем.Тем не менее, понимая контекст происходящего, можно сказать, что именно в этот момент начались ошибки самих восставших, главной из которых был отказ от создания запасных сценариев, которые предусматривали переосмысление первоначального замысла. При всем психологическом настрое на продолжение крымского варианта именно тогда нужно было начинать осмысливать принципиально изменившуюся обстановку и вырабатывать в срочном порядке план действий, в котором присоединение к России через её признание итогов референдума и согласие на присоединение отсутствовали.Как всегда бывает в таких случаях, одна ошибка немедленно стала причиной целой цепи новых, а в целом — перевела восставших из стратегии активных действий в стратегию действий реактивных — по обстоятельствам.Повторюсь — ставить прямо вопрос о вине восстания в этот момент не приходится — психологически никто не оказался готов даже произнести слово «предательство», не то что учитывать его и ставить в главу угла новой стратегии действий.Каковы должны были быть действия восставших в этот момент?Логика происходящего говорила о начавшемся затяжном конфликте, в котором определяющую роль начинало играть соревнование организационных структур. На каком-то этапе разваленное украинское государство сумело собраться и начать возвращать в свои руки пусть и подобие, но управляемости, а значит — возможности создания управляющих контуров и цепочек. По ним начала циркулировать информация, до руководства хунты начала поступать относительно достоверная информация о происходящем, в ответ начались относительно осмысленные приказы и распоряжения.Циничный отказ России признавать итоги референдума на Донбассе означал качественное изменение обстановки. Первоначальный замысел восстания, которое было нацелено да достижение политического результата — признания Россией итогов референдума — провалился по не зависящим от восставшим причинам. Поэтому 12 мая, когда Кремль устами министра Лаврова озвучил лишь «уважение» итогов референдума, стало поворотной датой восстания, за которой требовалось принятие принципиально иных решений.На тот момент Кремль еще не стал прямым врагом восстания, однако стало очевидно, что восставшие могут лишь сотрудничать с Россией, причем логика сотрудничества могла вытекать лишь из предельно жесткого принципа принуждения. Так как цели восстания и Кремля разошлись (хотя на тот момент было крайне сложно понять, в чем именно и как далеко), единственный способ сотрудничества заключался в постановке «партнера» перед необходимостью предпринимать те или иные действия, вынуждать его к ним. Надеяться на добрую волю «партнера» становилось попросту опасно.Непонимание или нежелание понять это серьезное качественное изменение стало еще одной ошибкой восстания.Хочу отдельно сказать, что не считаю возможным давать оценку действиям восставших — сейчас, по прошествию двух лет, не так уж и сложно их раздавать налево-направо. Тогда, в совершенно неопределенной обстановке, в условиях жесткого противостояния с хунтой, боевых действий, цейтнота и катастрофической нехватки всего требовать от руководства восстания (которое само было представлено отдельными и разрозненными людьми, не объединенными в некую общую структуру) верных, грамотных и своевременных решений попросту нелепо. Но здесь речь идет об ошибках — то есть, решениях, не принятых, не принятых вовремя, принятых неверно. Это предельно важно для понимания причин поражения восстания — а потому категорически отделяю личный фактор от объективного.Смена стратегии означала, что перед восстанием, начиная с 12 мая 2014 года, встал выбор из двух относительно рациональных вариантов, каждый из которых теоретически мог принести положительный результат, выражающийся либо в военном поражении хунты, либо в создании такой конфигурации противостояния, при котором хунта не имела возможности нанести военное поражение восставшим.Первый вариант — симметричное соревнование организационных структур восстания и хунты. За хунтой была территория и ресурсы, заведомо превышающие территорию и ресурсы восставших. Однако при этом против хунты работал фактор развала управления, который к маю 2014 года только начал преодолеваться, причем во многом последствия этого развала очевидны даже сейчас, по прошествии двух лет после государственного переворота. За восставших играл фактор прямо противоположный — они контролировали два крупных областных центра, практически не пострадавших от событий Майдана и последующих за ними. Управление не было разрушено, чиновники находились на местах, городские и областные службы находились в работоспособном состоянии, что они и продемонстрировали в страшные месяцы лета 2014 года, когда практически в автономном режиме обеспечивали жизнедеятельность городов: скорые выезжали на места обстрелов, пожарные тушили пожары даже при обстрелах, ремонтные службы ликвидировали повреждения городских коммуникаций и объектов.Такой вариант предусматривал ускоренный запуск государственного строительства на базе областных структур с последующими (а точнее, параллельно идущими им) мероприятиями по мобилизации экономики, созданию массовой армии, организацию работы тыла, системной эвакуации мирного населения из зоны боев для снижения нагрузки на скудные запасы ресурсов восставших и сохранения жизни и здоровья многих тысяч людей.Война — это борьба организационных структур. Те структуры, которые более соответствуют текущим задачам, более адаптивны, обладают большей скоростью прохождения информации во всех направлениях, имеют возможность адекватно и своевременно оценивать текущую обстановку, генерировать решения и маневрировать имеющимися ресурсами — те и получают преимущество. Героизм помогает преодолеть недостатки и просчеты в организационном строительстве и решениях, однако работает лишь локально и и краткосрочно. «Порядок бьет класс» - русская адаптация немецкой поговорки "Fleiß schlägt Grips" ("Усердие побеждает талант"). Оба варианта поговорки применимы практически ко всем видам борьбы — вооруженной, спортивной, экономической.Шансы на реализацию этой стратегии у восставших, без сомнения, были. Однако существовал ряд очень серьезных условий и ограничений, о которых будет сказано ниже. Главное же условие — динамика государственного строительства Новороссии должна была опережать аналогичные процессы, которыми занималась хунта в Киеве. Только так можно было преодолеть существенное ресурсное отставание, объективно существующее у восставших перед нацистской Украиной.Второй вариант смены стратегии действий заключался в полном «переформатировании» картины военного противостояния между отрядами восставших и карательными формированиями хунты. Нужно было отказываться от позиционной войны ввиду существенного отставания восставших в тяжелом вооружении и численности. Последующие события показали, что города, занятые восставшими — Славянск, Краматорск, Горловка, Луганск, Донецк, Лисичанск и другие — становились в текущей картине боевых действий ловушками, которые окружались карателями и расстреливались изо всех калибров. Массовая гибель мирного населения, превращенного в заложников войны, голод, болезни, опасность эпидемий, огромный расход ресурсов на оперативную ликвидацию последствий обстрелов и поддержание минимальной жизнедеятельности крупных городов и агломераций — все это стало реальностью буквально в ближайшие недели после 12 мая.Единственной альтернативой позиционной войне становилась война маневренная и война на коммуникациях. Огромный минус украинской армии — ее неповоротливость и привязка к коммуникациям. Подтягивая массы военной техники, вооружений, боеприпасов, людские ресурсы к «зоне АТО», в мае-начале июня 2014 года каратели были абсолютно беспомощны именно в движении. У них еще не была выстроена система контрпартизанской обороны просто по причине нехватки времени и ресурсов. Блок-посты на дорогах, густая сеть которых вместе с резервными, тревожными и патрульно-постовыми группами являются основой такой системы, только начали создаваться, связь между различными подразделениями ВСУ, Нацгвардии, карательных добровольческих зондеркоманд отсутствовала, координация действий была крайне низкой, уровень командования — ужасающе некомпетентен.В существующей обстановке переход к маневренной рейдовой войне мог позволить дезорганизовать разрозненные силы хунты, создать для нее перманентную катастрофу в ближайшем и дальнем тылу. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов моральный фактор. Нигде, как известно, не врут больше, как на охоте, рыбалке и войне, поэтому к любым фронтовым историям я отношусь осторожно. Однако могу сослаться на рассказы бойцов горловского гарнизона, которые (не один и даже не несколько человек) рассказывали в разных вариациях истории о том, что командующий горловским гарнизоном Игорь Безлер на обстрелы Горловки высылал на позиции карателей диверсионные группы, которые «кошмарили» противника, выработав у них в некотором роде условный рефлекс. Это позволило на некоторое время снизить интенсивность обстрелов города. Точно так же рейд группы Безлера на блок-пост ВСУ под Волновахой, когда противник понес основные потери от «дружественного огня» с воздуха, показал степень дезорганизованности и полной несогласованности действий карателей. Собственно, как раз действия Безлера очень неплохо иллюстрировали все преимущества, которые получали восставшие, используй они такую стратегию действий не в точечном, а в массовом порядке, системно и согласованно.Блокада карателями городов восставших в таком случае теряла смысл — катастрофа на коммуникациях вела ко многим последствиям для хунты, и все они выглядели крайне негативными для неё.Моральный фактор позволял восставшим пополнять свои отряды населением территорий, которые формально были им неподконтрольны.Ключевым минусом такого сценария, безусловно, являлось отсутствие тыла и отрыв рейдовых групп от территории восстания, а значит — отсутствие сколь-либо регулярного и централизованного снабжения, а также проблема раненых и больных.Выбор второго сценария действий автоматически вел к необходимости совмещения его с первым вариантом — без государственного строительства и мобилизации всех ресурсов рейдовая война могла вестись максимум месяц-полтора, после чего ресурсы на ее ведение попросту истощались. Тем не менее, смена стратегии от обороны к активным действиям была объективно оправданной и пожалуй, альтернативы ей не было вообще. Вопрос стоял лишь в выборе: в каком именно приоритетном направлении активизировать очень скудные и катастрофически дефицитные ресурсы восставших. Аксиома про оборону, которая есть смерть вооруженного восстания, в данном случае обсуждению не подлежит.Еще раз упомяну имя Игоря Безлера — его активные действия именно в рамках рейдовых операций хотя и носили крайне бессистемный и единичный характер (что вполне объясняется недостаточностью и личного состава, и вооружения), но показывают, что именно они на тот момент давали наибольший эффект. Любые возражения в том, что как раз скудость ресурсов восставших и сделала невозможным для них принятие решения о смене рисунка боевых действий, я принимаю безоговорочно. Однако при этом отмечаю, что альтернатива, которую мы видели в реальности, в итоге привела к поражению, которое было неизбежным при выборе пассивной оборонительной стратегии действий — и уж это было ясно еще тогда.Подытоживая, можно сказать, что восставшие уже с 12 мая 2014 года, столкнувшись с предательством Кремля, были поставлены в жесточайший цейтнот, что требовало от них сверхусилий по полной смене стратегии своих действий. То, что они так и не сумели переломить себя в первую очередь в психологическом плане и не смогли использовать тот короткий промежуток времени, который был отведен им обстановкой, безусловно, является ошибкой, причем ошибкой, которая привела к самым тяжелым последствиям, ошибкой, которую уже к середине июня было практически невозможно исправить. Должно было случиться чудо, чтобы шанс появился снова. Чудо произошло — и о нем ниже, однако к сожалению, и оно было использовано примерно так же.Можно сказать, что лидеры восставших так и не смогли даже осознать происходящего и продолжали надеяться на милосердие Москвы и на выполнение президентом Путиным его публичного обещания спасти русское население Украины. Вместо этого придворный пропагандист Кремля Соловьев ввел в оборот фразу «Им ничего не обещали». Справедливости ради, эта фраза была произнесена позже, но уже в мае, когда Россия признала практически сразу итоги выборов украинского президента Порошенко, назвав того «лучшим выбором украинского народа», лично у меня факт предательства уже не вызывал ни малейших сомнений.Вспоминается, что Игорь Стрелков специально нашел время, чтобы попросить меня не писать тогда резко о действиях Путина — и я пытался максимально сглаживать тон и фразеологию своих статей, по крайней мере, пока Стрелков находился на Донбассе. Основания этой просьбы были очевидны — Стрелков до последнего рассчитывал, что Россия поможет восстанию, однако в августе 14, когда «помощь» пришла, это стало концом восстания. Кремль хладнокровно дождался, когда каратели истребят идейную часть ополчения, и ввел в действие своих «отпускников» лишь тогда, когда ополчение как военная сила перестало существовать. После этого, взяв под контроль управление территориями ДНР и ЛНР, Москва немедленно пошла на перемирие с нацистской хунтой («Минск-1»), что лучше всего показало — для Кремля даже катастрофическое стратегическое положение Крыма, как оторванного от материнской территории эксклава, было менее значимым, чем недопущение развала нацистской Украины. В такой ситуации говорить о субъектности Кремля и отстаивании им национальных интересов России, безо всякого сомнения, явно нелепо, хотя даже двух Минских перемирий оказалось недостаточно для сторонников Путина, готовых аплодировать вообще любым, даже самым абсурдным, его действиям.Любопытно, но Кремль один в один повторил ту же самую стратегию в отношении Башара Асада. Дождавшись полного истощения сирийской армии, он пришел ему «на помощь» лишь для того, чтобы не допустить прямого военного поражения, но при этом окончательно подорвал боеспособность сирийской армии в бесплодных наступательных операциях. Убогость однотипных приемов прикрывается бравурными криками на ток-шоу и истошным воем пропаганды, однако и здесь вопрос о национальных интересах России выглядит крайне сомнительно.Збигнев Бжезинский как-то задал вопрос: «Вы подумайте — чья это элита: ваша или уже наша», говоря о российских компрадорах, прячущих на Западе украденное у российского народа. Глядя на «блестящие» внешнеполитические ходы президента Путина, можно тоже задаться аналогичным вопросом — так чей это президент?http://el-murid.livejournal.comконец цитаты.мой комментарий.Истина где-то рядом с реконструкцией  Эль-Мюрида. Но в полном объеме она еще страшней.

20 октября 2015, 02:11

Черный лебедь: интересно читать, расширяет кругозор

Смотрю на свою книжную полку — думаю, что из прочитанного я еще не отрецензировал?:) О! Черный Лебедь! Книгу прочел в декабре 2009 года. Тогда и написал отзыв: • Главная идея книги: будущее бессмысленно предсказывать, оно слишком неопределенно, а возможные отклонения в будущем от средних величин могут быть слишком велики. • То бишь, чтобы заработать большие деньги, надо изучать не норму, а возможные от нее отклонения. • • Книга интересная, полна интересных оригинальных идей, заставляет думать, переворачивает сознание • Вот одна из идей: важно не то, что мы знаем, а то, чего мы не знаем. Поэтому предсказания было бы логичнее строить на незнании. • чем шире ваш кругозор, тем больше у вас полок с непрочитанными книгами. • мы редко по-настоящему думаем. • Работая на дядю, мы занимаемся «умственной проституцией», находясь на «поводке, привязанному к рабочему столу». • Масштабируемая профессия – это когда затрачивая те же самые усилия мы можем зарабатывать много больше денег. Трейдер – такая профессия. • Эйфория и риск достигают максимальных значений одновременно. • • Особенности нашего мышления можно объяснить с точки зрения химии. «наш разум – жертва нашего физического устройства» • Человек склонен к выстраиванию последовательных цепочек в уме (нарратива), что связано с особенностями памяти. • Это объясняет, почему люди любят красивые истории, а не абстрактные вещи, которые в самом деле помогают зарабатывать деньги на рынке. • Люди любят искать причинно-следственные связи, люди любят искать красивые объяснения происходящему, вместо того чтобы обращать внимание непосредственно на цены, на деньги, которые они теряют или зарабатывают • Вред нарратива в том, что он искажает наше представление о вероятности наступления тех или иных событий.  • Пример: если указана причина явления, то ОНО ВЫГЛЯДИТ КУДА БОЛЕЕ ВЕРОЯТНЫМ. • Я не знаю, понимает ли кто-нибудь эту идею, но мне она кажется очень ясной в применении к тому, что происходит на рынках • Жажда определенности – порок мышления • Мышление можно разделить на интуицию (рефлекторное) и думалку (сознательное). • Факт в том, что мы не способны постоянно думать. • Людям важно казаться успешными в глазах других людей. • Мы не подозреваем, как сильно нуждаемся в поддержке и уважении близких людей. • Счастье зависит от частоты приятных событий, а не от суммы. Этот любопытный психологический изъян заставляет людей стремиться к большему числу прибыльных сделок. • Неудачи способны искалечить личность на физическом уровне • Истории неудач полезнее, чем истории удач • Вероятность появления каждого из нас на свет – ничтожна мала. Но тем не менее, мы существуем. Это удивительно!:) • Постоянно следить за новостями вредно, так как в них больше шума, чем реальной информации. • Проблема специалистов в том, что они не знают того, чего не знают. • • Предельная вежливость и дружелюбие позволяют манипулировать людьми, не обижая их. • Похоже, Талеб ненавидит нобелевских лауреатов, отчасти из зависти:) • Вообще, меня поражает кругозор и эрудиция автора. И это не удивительно! • В конце книги список книг на 53 страницы!!! • Лично мне, неприятна идея Талеба о том, что успех – это в основном удача, а не следствие целенаправленных усилий человека. • Тем не менее, он советует больше общаться, т.к. это может повысить вероятность счастливого случая) Еще одна прикольная идея Талеба: В мозгу вырабатывается такой гармон, как дофамин.  Повышение уровня дофамина в плазме крови происходит при шоке, травмах, ожогах, кровопотерях, стрессовых состояниях, при различных болевых синдромах, тревоге, страхе, стрессе. Дофамин играет роль в адаптации организма к стрессовым ситуациям, травмам, кровопотерям и др. Уровень гармона может меняться и из-за физиологических процессов в организме. Талеб пишет, что повышенное содержание этого гармона снижает уровень критичности мышления человека и делает его более доверчивым. В голову приходит мысль, что, вероятно, повышенная доверчивость пенсионеров связана с химическими процессами, к-е проходят в их головах. Человек с повышенным содержанием гармона становится легкой добычей шарлатанов, вроде астрологов, магов, экономистов и т.п.))  Любопытно, что химические процессы, протекающие в мозгу, могут объяснять маниакальную страсть к игре у некоторых людей. Игрок в этом случае может быть абсолютно убежден, что в хаосе, в случайном наборе чисел содержится жесткая закономерность. Вывод: наш разум отчасти жертва нашего физического устройства. вопщем, это соответствует идее о том, что экстраверты практически обречены быть плохими трейдерами.

14 октября 2015, 09:23

Риск "черного лебедя" вырос до рекорда

Инвесторы опасаются, что риски "черного лебедя", то есть какого-либо катастрофического события на финансовых рынках, сейчас достигли своего максимального уровня за всю историю.