• Теги
    • избранные теги
    • Разное10
      • Показать ещё
      Сферы19
      Страны / Регионы6
      Люди12
      • Показать ещё
      Компании2
      Международные организации1
Чёрный Октябрь 1993г.
Чёрный Октябрь 1993г.
"...Валентин Георгиевич [Степанков] почти за руку отвел меня в темный угол, где стоял сейф. — Тут будет спокойнее, Ринат, — сказал он и включил на полную мощь программу лживого «Маяка». Если хочешь знать, мы все тут всего лишь пешки. И никто не обратит внимания на то, какой ход пешки делают. Течени ...
"...Валентин Георгиевич [Степанков] почти за руку отвел меня в темный угол, где стоял сейф. — Тут будет спокойнее, Ринат, — сказал он и включил на полную мощь программу лживого «Маяка». Если хочешь знать, мы все тут всего лишь пешки. И никто не обратит внимания на то, какой ход пешки делают. Течение событий не сможет изменить даже Ельцин. Он сам показался мне заложником. Значит, и ему так велено, так решено. В здании Верховного Совета прольется кровь. Это ты знай и прими меры предосторожности. — Почему кровь? — вырвалось у меня, но я тут же умолк. — Без крови… без смерти разве нельзя? — Помнишь, в 1991 году таким вот образом разыграли представление и разрушили СССР, КПСС. А в этот раз уничтожат Советы и парламентаризм. А ты сам понимаешь, такие дела без крови не делаются. Кровь — она пугает и заставляет подчиниться. — Валентин, ты, почему это говоришь мне? По-видимому, наш разговор все равно подслушивают. Степанков махнул рукой. — Чтобы работать на этом месте в такое время, надо совершать преступление за преступлением. А я за кресло не держусь. Что бы ни делал, я здесь не вечен. ...""...Валентин Георгиевич [Степанков] почти за руку отвел меня в темный угол, где стоял сейф. — Тут будет спокойнее, Ринат, — сказал он и включил на полную мощь программу лживого «Маяка». Если хочешь знать, мы все тут всего лишь пешки. И никто не обратит внимания на то, какой ход пешки делают. Течение событий не сможет изменить даже Ельцин. Он сам показался мне заложником. Значит, и ему так велено, так решено. В здании Верховного Совета прольется кровь. Это ты знай и прими меры предосторожности. — Почему кровь? — вырвалось у меня, но я тут же умолк. — Без крови… без смерти разве нельзя? — Помнишь, в 1991 году таким вот образом разыграли представление и разрушили СССР, КПСС. А в этот раз уничтожат Советы и парламентаризм. А ты сам понимаешь, такие дела без крови не делаются. Кровь — она пугает и заставляет подчиниться. — Валентин, ты, почему это говоришь мне? По-видимому, наш разговор все равно подслушивают. Степанков махнул рукой. — Чтобы работать на этом месте в такое время, надо совершать преступление за преступлением. А я за кресло не держусь. Что бы ни делал, я здесь не вечен. ..."
Развернуть описание Свернуть описание