• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1592
      • Показать ещё
      Разное474
      • Показать ещё
      Показатели29
      • Показать ещё
      Компании387
      • Показать ещё
      Формат39
      Международные организации68
      • Показать ещё
      Люди73
      • Показать ещё
      Издания25
      • Показать ещё
29 мая, 03:38

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (31)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Альтернатива есть«К моменту, когда Ассамблея провинции, изучив Конституцию, подготовила поправки и послала делегатов в Парану, произошли события, полностью изменившие политический ландшафт», - так написал я, завершая предыдущую главу, и это правда, но не вся правда. Вся же правда заключается в том, что Байрес, подписав договор, безбожно тянул с его исполнением.Если в Паране по приказу Уркисы все документы были подготовлены в рекордные сроки, то в Буэнос-Айресе конституцию, текст которой прекрасно знали, изучали с лупой, с перерывами на обед и «краткосрочные каникулы», часами обсуждая пункты, к которым никаких претензий не было, а когда дело дошло до обсуждения поправок, Ассамблея вообще заснула.Как ни парадоксально, Уркиса на все это не обращал никакого внимания, словно так и нужно, - и так тянулось аж до 5 марта, когда срок каденции дона Хусто истек,и президентом Конфедерации избрали Сантьяго Дерки, адвоката из «благородной Кордовы» и стойкого «федералиста», считавшего, что потакать портеньос опасно, потому что «они все жулики». И лишь после того, как 5 мая власть в Байресе перестала быть «временной», - естественно, губернатором стал Бартоломе Митре, - поправки утвердили, после чего, в июле, послали в Парану депутатов «национального Конгресса» от провинции.Телега вроде бы сдвинулась, но именно «вроде бы»: проверяя полномочия новых конгрессменов, мандатная комиссия выяснила, что их документы, по факту, филькины грамоты, - печати смазаны, подписи мутные, входящих-исходящих нет, - а в ответ на просьбу предоставить нормальные бумаги, из Байреса пришел ответ, что поведение Параны – «возмутительное нарушение договора». Вслед за чем, опять же после долгой переписки, 3 ноября президент Дерки издал декрет о взыскании с Буэнос-Айреса всех задолженностей, которые они должны были выплатить после ратификации договора, а власти Байреса отказались исполнять этот декрет, как «деспотический и незаконный».Короче говоря, Байрес откровенно волынил. И готовился. Понятие о конспирации в те нежные времена было более чем условно, и в Паране знали, что портеньос, вопреки договору, поддерживают контакт с Европой, закупая там новейшее оружие, а Guarda Civil увеличена вдвое и под присмотром британских инструкторов тренируется по европейским стандартам. Знали и о создании Вторую Конной бригады из уругвайских эмигрантов Венансио Флореса, известных, как полные отморозки, но вояки дай Бог каждому.В том, что Байрес намерен взять реванш, сомнений не было, - но на фоне прочего это были мелочи, потому что при Митре многократно увеличилось финансирование либералов в провинциях. Сами по себе никакого влияния не имеющие («внутреннее» население в огромном большинстве поддерживало «федералистов»), получив деньги и умелых организаторов, они оживились, обнаглели и взялись за старое, - в первую очередь, в Сан-Хуане, на «малой родине» Сармьенто, где у того были неплохие связи. В том самом Сан-Хуане, где, как вы помните, случилось убийство Назарио Бенавидеса, ставшее причиной предыдущей войны, завершившейся битвой при Сепеде.Площадка была идеальная. После приведения Сан-Хуана в чувство войсками Конфедерации губернатором стал полковник Антонио Вирасоро, друг Уркисы, которого население уважало, а «военным контролером», - то есть, командующим войсками округа, включавшего, в в том числе, и Сан-Хуан, - старый caudillo Анхель «Чачо» Пеньялоса, ветеран войны за Независимость и типичный степной «батька», в народе еще более популярный, чем губернатор.И вот там-то в ноябре 1860 года, недели через две после декрета Сантьяго Дерки «О долгах Буэнос-Айреса», группа либералов, активистов предыдущего мятежа, милосердно выпущенная из-под ареста, ворвавшись вечером в дом губернатора, убила сеньора Вирасоро. И не просто убила, но вместе с женой, дочерью и свояченницей, - что в Аргентине было делом вообще неслыханным (по традиции, за дела мужчин дамы не отвечали). После чего, красиво заявив, что «таков практический выбор народа, а значит, формальные выборы ни к чему», губернатором объявили лидера местных либералов Антонино Аберстайна, устроив, как и после убийства Бенавидеса, праздничные гуляния.Параллельно волна мятежей, - вернее, попыток, потому что давили легко, в зародыше, - прокатилась и по другим провинциям, а поскольку уничтожить переписку успевали не все, уши Байреса, власти которого, естественно, все отрицали, выглянули из-за кулис столь очевидно и бесповоротно, что разговаривать стало не о чем.По приказу президента Дерки, полковник Хуан Саа, губернатор соседнего Сан-Луиса, прислал сан-хуанским самозванцам требование: убийц выдать, губернатора избрать законно. Однако Аберстайн решил воевать, и зря – собрав еле-еле несколько сотен особо либеральных добровольцев, он был разбит, потом еще раз разбит, а в январе 1861 года арестован, предан суду и расстрелян, как один из организаторов убийства семьи Вирасоро.Скорбь и негодование, охватившие Байрес, не передать словами. Об отказе признавать сеньора Дерки президентом, думаю, говорить излишне, это само собой, но вдобавок против него возбудили уголовное дело по обвинению в убийстве. Улицы выли. Здания завесили черным крепом, в церквях изо дня в день молились за «сан-хуанских новомучеников свободы», газеты орали благим матом, - и в Guarda Civill потоком шли новые волонтеры, немедленно отправлявшиеся в учебку.Со своей стороны, устала терпеть и Конфедерация. No pasaran! – единодушно заявили Ассамблеи провинций. Basta! - в один голос сказали губернаторы. Sólo la guerra! – подтвердила пампа, - и Сантьяго Дерки, получив от Конгресса «чрезвычайные полномочия в полном объеме», объявил конный и оружный сбор «национальной армии» в своей родной Кордове, командующим назначив, разумеется, непобедимого Хусто Уркису, губернатора Энтре-Риос.Спешить, правда, не спешили, старались предусмотреть все, и начали, на сей раз, не конфедераты, а портеньос: в конце августа Бартоломе Митре, перейдя границу Санта-Фе, двинулся на Росарио, главный речной порт Аргентины, уже надежно прикрытый стянутыми со всех провинций войсками Конфедерации, - и 17 сентября 1861 года противники сошлись на берегу речушки Павон, в в 40 км южнее Росарио и в 260 км от Байреса.Силы были, в принципе, сопоставимы. Под командованием Уркисы – примерно 18 тысяч бойцов: 5 тысяч пехотинцев (как обычно, скверных, плохо обученных ополченцев), 11 тысяч «кентавров» и 2 тысячи артиллеристов при 42 «больших стволах». У Митре - чуть меньше: 6 тысяч всадников, ничем не хуже вражеских, 9 тысяч пехоты «нового образца», на уровне бразильской или даже европейской, и тысяча «богов войны» с 35 орудиями (то есть, на несколько единиц меньше, чем у конфедератов, зато самых новейших).Ну и, безусловно, серьезная разница в качестве командования: дон Хусто – общепризнанно лучший полководец Аргентины, никогда не терпевший поражений, а сеньор Бартоломе – «крепкий середнячок» полкового уровня, прекрасно показавший себя в боях, однако проигравший все сражения, которыми командовал самостоятельно, в том числе и с индейцами. Но, повторюсь, с пехотой «нового образца», исходя из чего, генерал Уркиса и разработал план боя.И пораженья от победы...На самом деле, ничего нового. Конница на флангах, плохая пехота в центре, а в тылу – «засадный полк», четыре тысячи отборных войск из «своей» Энтре-Риос, каждого из которых дон Хусто знал много лет и не раз проверил в деле. Плюс два ряда хорошо замаскированных пушек на случай прорыва. То есть, Канны, и неважно, читал дон Хусто «Войну с Ганнибалом» или не читал, - в военном смысле, голова у него была устроена так, что и сам мог придумать. Равно как и дон Бартоломе, знал он про Канны или нет, не мог поступить иначе, чем поступил, развернув пехоту для фронтальной атаки на центр конфедератов, просто потому, что выдвигать конницу означало ее погубить.И с самого начала шло четко по диспозиции, утвержденной Уркисой. Атаку пехоты «нового образца» притормозили батареи передней линии, как описывает один из наступавших, «безжалостно рвавшие наши ряды», и одновременно на двух флангах двинулась конница. Даже успешнее, чем можно было надеяться: левый фланг, ведомый известным нам полковником Хуаном Саа и Рикардо Лопесом Хорданом, эмигрантом из Байреса, о котором речь впереди, за полчаса порвали в клочья уругвайских «кентавров», обратив их в беспорядочное бегство.То же самое, в то же время повторилось на правом фланге, где кавалерия портеньос, переколотая на треть, ударилась в бега. Правда, центр конфедератов, не выдерживая перестрелки, а кое-где уже и рукопашных с обученными батальонами портеньос, отходил, не показывая спину, однако прогибаясь все больше, и по всему получалось так, что вот-вот будет прорван, но…Но так и предусматривалось. Даже место вероятного прорыва Уркиса определил точно, и 23 орудия были нацелены куда надо, и две тысячи отборной, бывавшей в деле пехоты, свежие как огурчики, готовы были пойти в контратаку на вымотанных солдат «нового образца», и две тысячи лучших «кентавров» Энтре-Риос сидели в седлах, чтобы нанести фланговые удары. И далеко на горизонте, слева и справа стояли дымы, извещавшие главком о том, что конница работу сделала и возвращается, чтобы через час, максимум полтора, замкнуть кольцо, - как при Каннах! – и тут…И вот тут случилось то, что невозможно понять. Уже видя победу, уже зная, что победил, уже слыша поздравления штабных, дон Хусто внезапно отдал приказ «засадному полку» и артиллерии отступать на Росарио. Никто ничего не понял, но приказы не обсуждаются, и четыре тысячи солдат Энтре-Риос, так и не вступив в бой, покинули поле боя, бросив на произвол судьбы погибающий «большой полк», теперь, увидев происходящее, начавший складывать оружие. Портеньос, однако, не щадили никого, и вернувшаяся конница смогла спасти разве лишь несколько сотен счастливцев. Теперь уже Митре, получив удар с тыла, в состоянии близком к панике велел отступать, чем дальше, тем лучше, - и армию его спасло от гибели только вбитое в подкорку британскими сержантами умение перестраиваться в каре на марше.Естественно, дон Хусто, успевший тем временем уйти уж и из Росарио, о полной победе узнал очень скоро. Все ожидали, что он вот-вот перейдет в наступление, в полном смысле слова, обреченное на победу, потому что конницы у портеньос больше не было, а пехота пребывала не в том состоянии, чтобы сражаться, - но зря ждали. Бросив все, отпустив «провинциалов» и сообщив президенту Дерки, что «пусть каждый заботится о себе сам», генерал Уркиса увел свои не потерявшие ни одного бойца батальоны и эскадроны в Энтре-Риос, и далее в событиях никакого участия не принимал, хотя Митре сумел хоть как-то собраться с силами лишь через месяц.По чести сказать, пониманию не поддается. «Историки, - изящно сказано в одной из монографий, - пытались по-разному объяснить его бегство. Наиболее распространенной версией является болезнь Уркисы, другая говорит о его недоверии к президенту Конфедерации Дерки и опасении измены с его стороны, но все ответы кажутся неудовлетворительными».И немудрено. Учитывая, что все без исключения мемуаристы, видевшие Уркису в «день Павона», единодушно утверждают, что «генерал выглядел как никогда бодро» (и к слову, затем действовал весьма энергично), ни о какой «болезни» речи быть не может. Как не может быть и речи про «опасения измены со стороны Дерки», потому что как раз президент Конфедерации считал эту войну «своей» и просил, настаивал, умолял главкома идти на Байрес, чтобы «окончательно покончить с заразой».Ничего удивительного в том, что почти сразу после Павона ряд уважаемых «федералистов», - например, Хосе Эрнандес, в будущем знаменитый писатель, а тогда просто храбрый офицер и популярный журналист, - прямо обвинил дона Хусто в измене, и Уркиса, в таких вещах обычно обидчивый, вместо реакции велел семье и подчиненным «никогда впредь не показывать мне подобную гадость».К слову сказать, употреблять слово traidor (предатель) по отношению к Уркисе аргентинские историки очень не любят по сей день. То есть, провинциалы выражений не выбирают, а вот столичные, если уж называть белое черным совесть не позволяет, являют чудеса словесной эквилибристики. Например, тонкий интеллектуал Мигель Луна, коренной портеньо и «образец аргентинца», в описываемые времена наверняка бывший бы яростным «унитарием», пишет крайне изящно: «Скорее всего, Уркиса, будучи патриотом и горячим сторонником единства Аргентины, понимал, что ни на какую модель единства, кроме единства под своим руководством Буэнос-Айрес не согласится, и поскольку сжечь город и вырезать его жителей было невозможно, согласовал с Митре иной вариант».Очень деликатно, согласитесь. Но если принять это версию, многое становится на свои места, и не только в отношении Павона. Намного лучше начинаешь понимать и действия дона Хусто после победы при Сепеде, когда он, победитель, имея возможность требовать и получить всё, ограничился всего лишь отставкой Валентина Альсины, взявшего курс на независимость Байреса, - и эта отставка открыла дорогу к власти Митре.Однако и действия Митре тоже оказываются намного яснее. По всем азимутам. И странные действия под Сепедой, временами напоминавшие игру в свои ворота, и панический доклад губернатору Альсине о полной невозможности защищать город, который, как только дон Валентин подал в отставку, оказалось, более чем возможно защищать, и многое другое. То есть, такая себе политика во имя самых святых и чистых целей.Однако вернемся к теме. Как бы то ни было, Конфедерация осталась без армии. Самые верные президенту части, кородовские, были перемолоты при Павоне, растерянные губернаторы отзывали конницу в свои провинции, а Уркиса, в ответ на третье письмо (два предыдущих он вовсе оставил без внимания), сообщил, что «Энтре-Риос выходит из состава Аргентинской Конфедерации», после чего Митре, наконец, решился наступать, и посыпалось уже решительно все.Дерки еще пытался как-то договориться, но ответ дона Бартоломе был предельно краток: только отставка, роспуск «национального правительства» и перевыборы Конгресса. А также явка сеньора Дерки с повинной для дальнейшего суда над ним по обвинению в «убийстве, клятвопреступлении  и государственной измене». Но если сеньор Дерки исчезнет в течение 72 часов, до объявления его в розыск, его счастье.Выбирать не приходилось. Тем паче, что и 24 часов не прошло, а войска Санта-Фе, которые удалось собрать и послать против наступающих портеньос, были разбиты. И не просто разбиты: впервые в истории гражданских войн на бывшей Ла-Плате, почти всех, сдавшихся в плен, победители убили. Мало кого почтив расстрелом, - в основном, перерезав глотки, чем занимались специальные люди под руководством уругвайского эмигранта Амброзио Сандеса, вояки легендарной храбрости, всего изрезанного, исколотого, но к тому времени сидевшего в психбольнице, где его, поставив диагноз «патологическая страсть к истязаниям и самоистязаниям», держали в цепях и лечили льдом. Из армии, естественно, отчислили, но теперь восстановили в чине полковника и послали на зачистки с письменным приказом «поступать с пленными федералистами в соответствии с собственным пониманием обстановки».Естественно, в такой ситуации д-ру Дерки хватило на сборы пары часов, но акт о передаче власти вице-президенту, старенькому генералу Хосе Антонио Педернере он все же подписал чин-чином, и вскоре объявился в Монтевидео. Сеньор же Митре, поменяв губернатора в перепуганном Санта-Фе (в его обозе ехал некий либерал), начал рассылать войска по провинциям. Местные власти почти не сопротивлялись, чтобы выкинуть их из кабинетов иногда хватало и пары десятков ранее глубоко подпольных либералов, - и все новые руководители немедленно заявляли, что Паране не подчиняются, а подчиняются только «временному национальному правительству» во главе с сеньором Митре.Уместно напомнить, кстати, что первым заявил о «возвращении суверенитета», то есть, о выходе из Конфедерации, губернатор Энтре-Риос, - единственной провинции, куда войска портеньос не пошли, судя по поведению, ничего не боящийся. И как ни бесился Доминго Сармьенто, под шумок ставший губернатором Сан-Хуана, как ни долбил шефа , - «Уркиса должен исчезнуть со сцены во что бы то ли стало, его надо повесить или выслать туда же, куда бежал Росас» (от 20 сентября 1861), - шеф мудро молчал, не отвечая на письма,   а 12 декабря генерал Педернера, осознав, что происходит, распустил «национальное правительство».Скромное обаяние либерализмаВпрочем, осознать, что происходит, в те дни, наверное, мало кто был в в состоянии. Если уж даже сейчас историки, более чем симпатизирующие Митре и Уркисе, описывая события, выдают рулады типа «Оккупация провинций ни в коей степени не была насильственной, хотя демократически избранные правительства были избраны на штыках porteñas», то несложно понять, какой хаос творился в головах тогдашних людей.Они, за полвека научившиеся воспринимать войну, как рутину, и не видевшие в смерти, как таковой, что чужой, что своей, чего-то очень уж фатального, ничего подобного не видели и не ждали. В сравнении с творящимся вошедшая в поговорки Mazorca эпохи Росаса казалась доброй феей. Но если в городах воины торжествующего либерализма еще как-то держали себя в рамках, то в пампе церемоний не было вообще и пощады никому.«Много страданий и злодеяний перенесли гаучо, хотя бы когда-нибудь служившие в войсках “федералистов”. Множество montoneros были арестованы, а некоторые казнены», - пишет Хосе Диас, и это сказано о событиях сразу после Павона, когда многие еще стеснялись. Хотя уже был подписан и зачитан приказ «военного инспектора» Сармьенто: «Пленных убивать!», и уже передавался из уст в уста его же публичный ответ на возмущенный вопрос одного из генералов: «Да, Сандес убивает, а ты закрой рот. Эти двуногие животные настолько ошибка природы, что их вылечит только нож», - все равно стеснялись. Чтобы по-настоящему проникнуться либеральными ценностями, даже всякое видавшим аргентинским военным нужно было какое-то время.Короче говоря, шок и трепет. И это действовало. Но только до момента, пока ошеломленные гаучо не поняли, что их, неведомо зачем и почему, убивают именно для того, чтобы убивать. А когда поняли, коса нашла на камень: в крохотной, тесно прижавшейся к Андам провинции Ла-Риоха паровой каток победоносной цивилизации, наконец, столкнулся с проблемой, и звали эту проблему Анхель Висенте Пеньялоса, которого, впрочем, вся Аргентина несколько десятилетий называла просто «Чачо».В скобках. Чтобы понять, представьте себе Нестора Махно, на середине седьмого десятка, но не утратившего задора, добавьте Сидора Ковпака и хорошенько размешайте. Получите то самое. Гаучо до мозга костей, конечно, caudillo, но особенный: все остальные опирались на свои поместья, свои стада, своих клиентов, - а это был пастух. Просто пастух, которого с молодых лет все слушались, потому что он всегда был справедлив, и даже к старости, имея маленькое ранчо, так пастухом и остался.Еще когда он был совсем мальчишкой, к нему ехали и бедняки, и богачи, чтобы «Чачо» рассудил, помог, - и «Чачо» не отказывал. Естественно, воевал за Независимость, и потом тоже воевал, вписываясь во все склоки, потому что любил повоевать, но не любил лишней крови. Побеждая, проявлял великодушие, проигрывая (редко, но бывало) не таил обид, уважал Уркису, недолюбливал «проныр-портеньос», твердо верил в то, что провинции должны жить сами по себе, в статусе «военного инспектора» четырех маленьких западных провинций успешно подавлял мятежи «унитариев», а затем и либералов.Вот на него и наткнулись. Для начала предложив сдаваться, потому что и людей у него немного, и помощи ждать неоткуда, и с оружием не слава Богу, - а он не сдался. Наоборот, проиграв пару небольших полевых сражений, начал «степную войну», справиться с которой победители не могли, потому что «Чачо» поддерживали все, от мала до велика, - а дон Бартоломео из Байреса требовал тишины. Партизанщина ему очень мешала, и не сама по себе даже, но во важнейшим политическим соображениям: он готовил новый Конгресс, чтобы принять новую конституцию, и на этом Конгрессе обязательно должны были присутствовать делегаты всех 14 «сестренок», - а генерал Пеньялоса взял да и выпустил манифест: дескать, кто из подведомственных ему четырех провинций поедет в Байрес, тот или не доедет до места, или может назад не возвращаться.Естественно, охотников не нашлось, и в зале заседаний наметилась прореха, которой не должно было быть.  А дату начала заседаний уже  назначили, - 25 мая, - и Митре был в таком бешенстве, что даже Сармьенто, когда речь шла о гаучо, вечно требовавший больше крови, приказал военным сделать все, чтобы хоть как-то утихомирить «батьку», и если не получается уничтожить, идти на компромисс.К «Чачо» послали уважаемых людей: сперва священника, с которым он дружил, потом ректора университета Кордовы, имевшего репутацию человека честного, и в конце концов, в начале мая 1862 года, пришли к соглашению: согласно Договору Бендерита, Viejo Lobo Andino («Старый Андский Волк») распускал свои отряды и принимал новые реалии в обмен на амнистию, гарантии прекращения террора в четырех провинциях и, в первую очередь, размена военнопленными, всех на всех, назначенного (пока-то соберут) на 30 мая. А далее – слово Хосе Эрнандесу.«Условлено было, что принимать пленных будут падре Эйсебио и д-р Рамирес с небольшой охраной. Обмана не предполагалось, ведь все знали, что у старика везде глаза и уши, и о всякой засаде он узнает сразу. Итак, падре с доктором прибыли накануне, а рано утром появились всадники “Чачо” с дюжиной фургонов, из которых выпрыгнули 59 солдат, безоружных, но в мундирах, выглядевших сытыми и довольными. “Ну что, ребята, нам меня не в обиде?”, - спросил старик “Viva el General Peñaloza! ”, - был единодушный ответ. “Вот и славно, – отвечал “Чачо”, - если захотите наведаться в гости, приезжайте, дорогу знаете, но оружия с собой не берите”, и все рассмеялись.“Ну что же, - сказал он затем, глядя на вереницу фургонов, - почему же мои парни не выходят?”. Доктор молчал, опустив голову, а падре Эйсебио со слезами на глазах ответил: “Генерал, мне тяжело сообщить вам это, но фургоны пусты. Полковник Сандес казнил ваших людей. Они обезглавлены ранее, чем полковник получил указания от сеньора Митре”. “Как, - спросил “Чачо”, - все? Все 133 моих парня обезглавлены?”. “Увы, так и есть”, - подтвердил доктор. Какое-то время старик думал, хмуря брови и что-то шепча себе под нос, а затем обратился к солдатам, тревожно на него смотревшим.“Вот, ребята, - сказал он. – Сами видите, теперь я могу вас расстрелять. Я должен вас расстрелять. Но я не хочу этого делать. Уезжайте по домам ”. Затем, повернувшись к доктору, он спросил: “Значит ли все это, что наш договор разорван?”, на что доктор, восхищенный благородством старика, быстро отвечал: “О нет, генерал, все прочее остается в силе. Наказания прекратятся, ваши люди могут жить спокойно, никто старого им не помянет. Но вам, дон Анхель, я советую хотя бы на время покинуть родные места. Сеньор Митре благородный человек, но душа моя подсказывает, что так будет лучше…”».Так рассказывает Хосе Эрнандес, воин, журналист и будущий классик аргентинской литературы, писатель, опросивший всех, кого смог, включая падре Эйсебио и д-ра Рамиреса, и ему можно верить. А «Чачо» поверил доктору, и очень скоро ушел за Анды. Очень вовремя ушел, всего на два-три дня разминувшись с приказом сеньора Сармьенто об аресте «государственного преступника, бандита Пеньялосы». Происходи все это ближе к Байресу, мог бы и не разминуться, но в такой глуши, как Сан-Хуан и Ла-Риоха, на его счастье, телеграфа еще не было.Чуть позже, уже из Чили, дон Анхель разослал по редакциям открытое письмо сеньору Митре, сеньору Сармьенто и военным, которых знал лично. «Вы называете убийцей и вором меня, никогда в жизни не поднявшего руку на просящего милости, а последнюю корову укравшего сорок лет назад, - но при этом вы нарушаете все правила войны, нарушая слово и убивая пленных!», - писал «Чачо», и не знаю, как отреагировали генералы с полковниками, но Сармьенто, прочитав, «с улыбкой заметил: “Кажется, эта старая обезьяна возомнила себя романтиком”», а сеньор Митре не сказал ничего. Он был слишком занят: 25 мая, за неделю до событий, описанных Эрнандесом, в Буэнос-Айресе собрался новый Национальный конгресс представителей всех 14 провинций.Продолжение следует.

28 мая, 19:11

Равнодушные нации, рабская психология, утраченная нравственность?

Когда происходят какие-то резонансные события в обществе, связанные с темами морали и нравственности (затрагивающие всё общество), очень часто реакции людей бывают такого типа:А) Осуждение всей нации/страны скопом за то какое-то аморальное/безнравственное деяние, которое совершают некоторые её представители. Нередко включает в себя самобичевание ("да, мы все ничтожества!").Б) Оправдание аморального/безнравственного поведения представителей этой нации или социальной группы/класса (при этом за подобное же представителей чужих наций часто осуждают).В) Самоутверждение представителей других стран (по принципу «а вот у нас такого просто не может быть!», «из нас выветрился рабский дух, а из вас – нет!» - реальные комментарии).Большинство подобных реакций основано на игнорировании ситуативных факторов и преувеличении внутрипсихологических («люди в этой стране поступают не потому, что в стране есть факторы, способствующие такому поведению, а потому, что сами люди в этой стране испорчены и порочны»). В связи с этим приведу один большой, но очень интересный с психологической и культурологической точки зрения фрагмент из книги Э.Озноса «Век амбиций. Богатство, истина и вера в новом Китае».  Как раз про резонансные события и рефлексию над ними – на примере Китая.  Мои комментарии/сокращения выделены отдельно и в скобках, для удобства восприятия.  Все фотографии реальные, отражают события и людей, описанных в тексте.«В жизни каждой страны бывают моменты, когда люди останавливаются, оценивают свои поступки и задумываются, не сбились ли они с пути. Для китайцев один из таких моментов пришелся на полдень 13 октября 2011 года в южном городе Фошань.(В этот день продавщица Цу Фэйфэй возвращалась с работы домой вместе со своей двухлетней дочкой по имени Юэюэ, которую соседи называли не иначе как Малышка Юэюэ. Жизнь в городке Фошань была устроена так, что эта маленькая девочка частенько ходила по соседям сама, одна, и родителей это не сильно беспокоило – соседи рады были принимать малышку. Но вот 13 октября 2011 девочка вместо соседей выбралась на проезжую часть… ). В 17.25 Ма­лыш­ка Ю­эюэ ог­ля­нулась че­рез пле­чо и еще ус­пе­ла уви­деть приб­ли­жа­ющий­ся мик­ро­ав­то­бус. Ху Цзюнь по­чувс­тво­вал лег­кий тол­чок – нас­толь­ко лег­кий, что он ре­шил: под ко­леса по­пал ме­шок тряпья или кар­тонная ко­роб­ка. Он не ос­та­новил­ся.Ма­лыш­ку Ю­эюэ пе­ре­еха­ло дваж­ды: сна­чала пе­ред­нее ко­лесо, по­том зад­нее. Она ос­та­лась ле­жать за гру­дами то­вара и поч­ти не ше­вели­лась. Че­рез двад­цать се­кунд к ней по­дошел муж­чи­на в бе­лой ру­баш­ке и тем­ных брю­ках. Он взгля­нул на ре­бен­ка, ос­та­новил­ся… и от­пра­вил­ся по сво­им де­лам. Еще че­рез пять се­кунд про­ехал мо­тоцик­лист. Он обер­нулся, но да­же не при­тор­мо­зил. Че­рез де­сять се­кунд про­шел дру­гой муж­чи­на. Че­рез де­вять се­кунд по­явил­ся мик­ро­ав­то­бус – и то­же пе­ре­ехал Ма­лыш­ку Ю­эюэ.Лю­ди дви­гались ми­мо: нек­то в си­нем пла­ще, мо­тоцик­лист в чер­ной фут­болке, ра­бочий, гру­зив­ший то­вар на пе­рек­рес­тке. Муж­чи­на на мо­тоцик­ле пос­мотрел на нее и ска­зал что-то вла­дель­цу ма­гази­на, преж­де чем оба в спеш­ке уда­лились. Че­рез че­тыре ми­нуты пос­ле на­ез­да (один­надца­той) прош­ла жен­щи­на, ве­дущая за ру­ку ма­лень­кую де­воч­ку. Она вла­дела ма­гази­ном поб­ли­зос­ти и то­же заб­ра­ла дочь из шко­лы. Она ос­та­нови­лась, спро­сила ла­воч­ни­ка о ре­бен­ке на до­роге и убе­жала, уво­дя дочь. Все про­дол­жи­ли свой путь: мо­тоцик­лист, пе­шеход и ра­бочий из ма­гази­на на уг­лу.В 17.31, че­рез семь ми­нут пос­ле то­го, как де­воч­ку сби­ли, по­дош­ла не­высо­кая жен­щи­на – во­сем­надца­тая – с па­кета­ми пус­тых ба­нок и бу­тылок. И ос­та­нови­лась. Она бро­сила па­кеты и по­пыта­лась под­нять Ма­лыш­ку Ю­эюэ. Ре­бенок зас­то­нал, а его те­ло об­висло. Эта по­жилая жен­щи­на, Чэнь Сянь­мэй, бы­ла нег­ра­мот­ной и, что­бы за­рабо­тать на жизнь, сда­вала му­сор и ме­тал­ло­лом. Она от­та­щила де­воч­ку к тро­ту­ару и ог­ля­делась. Она по­дош­ла к бли­жай­ше­му про­дав­цу, но тот был за­нят. Дру­гой ска­зал: “Это не мой ре­бенок”. Чэнь бро­силась в дру­гой квар­тал и там встре­тила Цу Фэй-фэй, ис­кавшую дочь. Мать под­ня­ла Ма­лыш­ку Ю­эюэ и по­бежа­ла до­мой (после чего они бросились в больницу). Вра­чи об­на­ружи­ли, что у Юэ рас­ко­лот че­реп и серь­ез­но пов­режден мозг. Сна­чала жур­на­лис­ты соч­ли это про­ис­шес­твие за­уряд­ным, но пос­ле уви­дели ви­де­оза­пись. Сю­жет о сем­надца­ти про­шед­ших ми­мо лю­дях стал рас­простра­нять­ся и выз­вал по­ток са­мо­об­ви­нений. Пи­сатель Чжан Лиц­зя спра­шивал: “Как мы, на­ция 1,4 мил­ли­ар­да хо­лод­ных сер­дец, мо­жем пре­тен­до­вать на ува­жение и на роль ми­рово­го ли­дера?” Ви­де­оза­пись пос­то­ян­но пов­то­ряли по те­леви­дению и в ин­терне­те, как мо­рали­те об очерс­тве­нии в боль­шом го­роде. Для мно­гих этот слу­чай крис­талли­зовал ощу­щение, что ве­ликое со­рев­но­вание (в погоне за успехом) ос­тавля­ет са­мых у­яз­ви­мых лю­дей Ки­тая за бор­том. Он рас­пе­чатал ко­лодец кол­лектив­ной ви­ны – за мла­ден­цев, за­болев­ших от от­равлен­но­го мо­лока, за по­гиб­ших в шко­лах де­тей, а так­же за рав­но­душие к нез­на­ком­цам. Не­задол­го до это­го га­зеты со­об­щи­ли о смер­ти вось­ми­деся­тивось­ми­лет­не­го муж­чи­ны, ко­торый упал в про­дук­то­вом ма­гази­не и зах­лебнул­ся кровью, по­тому что ник­то не по­мог ему пе­ревер­нуть­ся.Поч­ти все, кто прош­ли ми­мо Ма­лыш­ки Ю­эюэ, нас­та­ива­ли, что ни­чего не ви­дели – кро­ме од­ной: Линь Цин­фэй, ко­торая шла ми­мо со сво­ей до­черью. Жен­щи­на рас­ска­зала жур­на­лис­там: “Она пла­кала очень сла­бым го­лосом… У вхо­да в ма­газин сто­ял мо­лодой че­ловек. Я спро­сила, его ли это ре­бенок. Он по­качал го­ловой и ни­чего не от­ве­тил. Моя доч­ка ска­зала: “Та де­воч­ка вся в кро­ви’. Я ис­пу­галась и ута­щила дочь”. Ког­да Линь доб­ра­лась до собс­твен­но­го ма­гази­на, она рас­ска­зала му­жу о том, что ви­дела, но тот был пог­ру­жен в ра­боту. “Ник­то не ре­шал­ся кос­нуть­ся ее, – ска­зала Линь, – так как мог­ла я?”Родители Малышки Юэюэ подумали, что дочь может получить лучший уход, если они обратятся в одну из элитарных клиник. На рынке они подошли к мигранту из Шаньдуна. Тот связал их с другим мигрантом, владельцем магазина “Король абразивов”. Это был бывший военный, и он смог добиться отправки ребенка в реанимационное отделение армейского госпиталя в соседнем Гуанчжоу. Он видел запись: “Я узнал многих из тех, кто прошел мимо и не остановился”. Когда он спрашивал их об этом, они отвечали: “Это не твой ребенок! Что ты лезешь не в свое дело?”Маленькая Юэюэ в конце концов умерла от полиорганной недостаточности.(Равнодушные, черствые китайцы, да у нас такого быть не может? Не торопитесь с выводами…)В но­яб­ре 2006 го­да в Нан­ки­не по­жилая жен­щи­на упа­ла на ав­то­бус­ной ос­та­нов­ке, и мо­лодой че­ловек по име­ни Пэн Юй ос­та­новил­ся, что­бы по­мочь ей доб­рать­ся до боль­ни­цы. При­дя в се­бя, она об­ви­нила рас­те­рян­но­го Пэ­на в сво­ем па­дении, и судья зас­та­вил его вып­ла­тить бо­лее се­ми ты­сяч дол­ла­ров. При­говор опи­рал­ся не на до­каза­тель­ства, а на “ло­гику”: Пэн ни­ког­да бы не по­мог, ес­ли не ис­пы­тывал бы чувс­тво ви­ны.Этот при­говор стал сен­са­ци­ей. Чем силь­нее я ин­те­ресо­вал­ся судь­бой Ма­лыш­ки Ю­эюэ, тем ча­ще встре­чен­ные мною ки­тай­цы го­вори­ли о “де­ле Пэн Юя”. Лю­ди рас­ска­зыва­ли по­хожие ис­то­рии, и мо­раль бы­ла всег­да од­на: мож­но ли­шить­ся да­же то­го нем­но­гого, че­го вы дос­тигли. Пос­ле то­го, как мо­лодо­го че­лове­ка по име­ни Чэнь лож­но об­ви­нили в при­чине­нии вре­да ве­лоси­педис­ту, он ска­зал жур­на­лис­там: “Не ду­маю, что ста­ну ко­му-ни­будь по­могать в та­кой си­ту­ации”.Ан­тро­полог Янь Юнь­сян изу­чил двад­цать шесть ис­то­рий “доб­рых са­мари­тян”, ко­торые ста­ли жер­тва­ми вы­мога­тель­ства со стороны тех, кому они помогли, и об­на­ружил, что в каж­дом слу­чае ми­лиция и су­ды об­ра­щались с доб­ро­хота­ми как с ви­нов­ны­ми, по­ка не бы­ло до­каза­но иное. Ни в од­ном из двад­ца­ти шес­ти слу­ча­ев вы­мога­телю не пот­ре­бова­лось пре­дос­та­вить сви­дете­ля, и ни один вы­мога­тель не был на­казан – да­же пос­ле то­го, как не­винов­но­го оп­равды­вали.Ког­да лю­ди уз­на­ли о Ма­лыш­ке Ю­эюэ, Чэнь Сянмэй (на фото), которая ста­ла мес­тной зна­мени­тостью. Фо­тог­ра­фы сни­мали ее в по­ле, что­бы под­чер­кнуть ее скром­ное про­ис­хожде­ние, хо­тя она пы­талась убе­дить их, что сей­час не вре­мя для сбо­ра уро­жая. Она по­лучи­ла шесть приг­ла­шений в Пе­кин на офи­ци­аль­ное чес­тво­вание “доб­рых дел”, но эта по­ез­дка при­нес­ла од­ни не­удобс­тва: “Я не мог­ла по­нять, что мне го­ворят, а лю­ди не мог­ли по­нять, что го­ворю я” (Чэнь говорила на специфическом диалекте китайского языка).Мес­тные чи­нов­ни­ки и пред­ста­вите­ли час­тных ком­па­ний хо­тели сфо­тог­ра­фиро­вать­ся с ней, и Чэнь по­лучи­ла око­ло три­над­ца­ти ты­сяч дол­ла­ров в ка­чес­тве воз­награж­де­ния. Но ис­то­рия при­няла неп­ри­ят­ный обо­рот. Од­но­сель­ча­не Чэнь соч­ли, что она по­лучи­ла го­раз­до боль­ше. Со­седи ста­ли про­сить у нее в долг. Не­важ­но, что она от­ве­чала, – они про­дол­жа­ли нас­та­ивать. Они да­же поп­ро­сили ее пос­тро­ить до­рогу к де­рев­не.Чэнь ска­зала мне, что бла­годар­на за день­ги, но пред­почла бы, что­бы мес­тная ад­ми­нис­тра­ция поз­во­лила вну­ку по­сещать шко­лу. У не­го бы­ла сель­ская про­пис­ка. Это не поз­во­лило ему хо­дить в об­щес­твен­ный дет­ский сад, и те­перь ро­дите­ли еже­месяч­но тра­тили семь­сот ю­аней на час­тную шко­лу.Пос­ту­пок Чэнь имел стран­ные пос­ледс­твия и для ее сы­на. Не важ­но, сколь­ко раз он го­ворил кол­ле­гам, что не раз­бо­гател: лю­ди ре­шили, что у его ма­тери те­перь це­лое сос­то­яние. Ему да­же приш­лось уво­лить­ся. Те­перь ему на­до бы­ло про­водить за ру­лем мик­ро­ав­то­буса три­над­цать ча­сов в день, и это ока­залась луч­шая ра­бота, ко­торую он смог най­ти.Со всей стра­ны при­сыла­ли по­жер­тво­вания для ро­дите­лей Ма­лыш­ки Ю­эюэ. Мес­тные школь­ни­ки прис­ла­ли бан­ку из-под пе­ченья, на­битую мел­ки­ми ку­пюра­ми. Жур­на­лис­ты из род­ной про­вин­ции от­ца де­воч­ки приз­ва­ли (из луч­ших по­буж­де­ний) ему зво­нить. За пять ми­нут Ван Чи­чан по­лучил пять­де­сят один про­пущен­ный вы­зов.А в ин­терне­те ста­ла при­об­ре­тать по­пуляр­ность те­ория за­гово­ра: буд­то и ви­де­оза­пись, и де­воч­ка, и вра­чи – все ложь. Хан­на Арендт ког­да-то раз­гля­дела “осо­бен­ный вид ци­низ­ма” в об­щес­твах, склон­ных к “пол­ной и пос­то­ян­ной за­мене фак­ти­чес­кой ис­ти­ны ложью”. От­ве­том на это, пи­сала Арендт, яв­ля­ет­ся “аб­со­лют­ный от­каз приз­нать что-ли­бо прав­дой”. Пы­та­ясь по­ложить ко­нец слу­хам, отец приг­ла­сил жур­на­лис­тов пос­мотреть, как он под­счи­тыва­ет по­жер­тво­вания и кла­дет день­ги в банк. Но рас­сужде­ния о за­гово­ре не прек­ра­тились. К кон­цу ок­тября Ван уже от­ча­ян­но хо­тел из­ба­вить­ся от де­нег. Он по­жер­тво­вал их двум нуж­да­ющим­ся па­ци­ен­там, а по­том он и его же­на поп­росту от­ка­зались вы­ходить на ули­цу. Ро­дите­ли ви­дели дочь во сне: отец об­ни­мал ее или во­зил на спи­не; во снах ма­тери Ма­лыш­ка Ю­эюэ всег­да бы­ла в жел­том платье и сме­ялась.Че­рез нес­коль­ко не­дель пос­ле смер­ти Ма­лыш­ки Ю­эюэ влас­ти Шэнь­чжэ­ня пер­вы­ми в Ки­тае при­няли ме­ры по за­щите “доб­рых са­мари­тян”, пе­рело­жив бре­мя до­казы­вания на об­ви­ните­ля и ус­та­новив на­каза­ние за лож­ный до­нос (от пуб­личных из­ви­нений до ли­шения сво­боды)… Конец истории.Такая вот история. Тут переплетены личные качества людей, декларируемые и реальные ценности, спускаемые со стороны государства обществу, социально-экономическая структура, политический строй. Запредельный цинизм и презумпция виновности со стороны гос.органов вступает в союз с худшим, что есть в людях, поощряя уже их цинизм – и усиливая его же у тех же полицейских и чиновников. Замкнутый круг. И только широкая общественная рефлексия над тем, что происходит, иногда помогает этот замкнутый круг разорвать. Хоть чуть-чуть. А попытка обвинить всех скопом, проигнорировать событие или самоутвердиться («а мы вот не такие!») не помогут никак.

Выбор редакции
28 мая, 17:32

В Чили началось строительство супертелескопа

Самый большой в мире оптический инфракрасный телескоп ELT должен вывести исследования Вселенной на новый уровень.

28 мая, 15:50

John F. Kennedy, Mark Zuckerberg, and the social responsibility of Universities

We celebrate this week the 100th anniversary of the birth of John F. Kennedy, a remarkable US President whose leadership appealed to the better angels of the American people, helping all to set high aspirations for the country as well as for themselves. In his inaugural address, Kennedy reminded us of the importance of generous service in challenging times “ask not what your country can do for you—ask what you can do for your country”. Kennedy understood how in an increasingly interdependent world, this responsibility of service extended to service to the world. In a speech in the campaign trail at the University of Michigan, in October of 1960, he had asked 10,000 students “How many of you, who are going to be doctors, are willing to spend your days in Ghana? Technicians or engineers, how many of you are willing to work in the Foreign Service and spend your lives traveling around the world?” A thousand students responded with a petition to serve abroad. Two weeks later, in another campaign speech at the Cow Palace in San Francisco, he proposed the creation of “a peace corps of talented men and women” over 25,000 wrote him letters responding to this call. These were the origins of the Peace Corps which he created early in his presidency, to foster greater understanding between Americans and people of other nations. Kennedy understood that the preparation of the people ready to engage in such service, to the nation and to the world, depended on Universities, and that Universities had to educate youth for such leadership not just in the work of the faculty in the classrooms, but also in how faculty themselves engaged in finding solution to matters of public interest. In April of 1963, as Boston College celebrated its centennial, President Kennedy addressed a convocation speaking about the role of the University. His audience included not just students and graduates, but the Presidents of Boston College, Georgetown and Harvard University. In his speech President Kennedy talked about the university’s role in connecting people across their ignorance, and he referred to the critical role of the university in helping solve some of the most important challenges of the times. President Kennedy reminded the audience that Boston College had been founded in the darkest days of the civil war, at a time when the nation was involved in a struggle to determine whether the nation could be half slave and half free, or free, and went on to say that the world was then, a hundred years later, faced with the question of whether it would half slave and half free or whether it would be all one or the other. He intended ‘to impress upon you as urgently as I can, the growing and insistent importance of universities in our national lives…’ to address the important issues of the times. Kennedy underscored four ways in which universities could serve the national interest: 1) ‘The whole world has come to our steps, and the universities must be its students’ and that universities must help accelerate global progress, 2) the explosion of knowledge in all fields, especially science, called for special attention to understanding and cultivation of people as social beings, 3) ‘As the world presses in, and knowledge presses out, the role of the interpreter grows’ underscoring the role of the university in helping educate people to know through one another, to respect truth, and 4) quoting Woodrow Wilson, President Kennedy underscored the importance of universities dedicating themselves to the nation’s service, to the new needs of the age, and ‘the school must be of the nation’. Last Thursday, upon receiving an honorary doctorate from Harvard, Mark Zuckerberg addressed the graduating class highlighting also the important role of graduates and of universities in focusing on the urgent challenges of our times. He invited all graduates to engage in helping write a new social contract that would help all people find purpose, not just in the United States but in the world. He outlined three grand challenge that would help all people in the world find purpose: 1) taking on big meaningful projects together, such as stopping climate change, generating employment, curing all diseases, modernizing democracy and personalizing education so all can learn 2) redefining equality so that all have the freedom to pursue purpose, supporting risk taking and innovation, and 3) building community across the world, in defining community, Zuckerberg invited all to see themselves as global citizens: “Every generation expands the circle of people we consider "one of us". For us, it now encompasses the entire world. We understand the great arc of human history bends towards people coming together in ever greater numbers — from tribes to cities to nations — to achieve things we couldn't on our own. We get that our greatest opportunities are now global — we can be the generation that ends poverty, that ends disease. We get that our greatest challenges need global responses too — no country can fight climate change alone or prevent pandemics. Progress now requires coming together not just as cities or nations, but also as a global community.” In his address to the graduates, Zuckerberg was of course not speaking just to the graduates, but also to those who teach them, to those who lead and support the institution. He was reminding us of our obligation to align our work and the work of the institution to be of service to the world, to address the bigger challenges of our times. John F. Kennedy in 1963, and Mark Zuckerberg last week, in speaking about the social role of the University where underscoring enduring themes which are of the essence to the modern university. The modern university is, along with public education and democracy, a creation of a global liberal project to advance the values of freedom and equality. A project of humanity that replaced the order of the Middle Ages with an order build on the audacious idea that all people are equal, and that they have the right to self-rule. An order that places great trust in science and human reason as instruments that would help us improve our lives, govern ourselves, and improve the world. It is no accident that five years after the American Revolution, when the dust had not yet settled in how the new nation was to succeed in governing itself, John Adams and some of the other founding fathers, established the American Academy of Arts and Sciences, an institution chartered to bring together the best scientists and public figures of the times to address issues of public importance and to educate ordinary people in understanding them. The first members invited to join the academy were Benjamin Franklin and George Washington. While there were Universities before the American Revolution, their role was not to educate people to improve the world, but to transmit religious dogma, to maintain a static status quo. Adams, Franklin and other founding fathers understood the importance of higher education to the success of the American democratic experiment. Article 1 from the Massachusetts constitution of 1780, written by Adams and still the law of the land in Massachusetts, speaks eloquently to the public purposes of our universities — at the beginning about who needed to be educated and why, and at the end about virtues they needed to learn (I thank Harvard Professor Harry Lewis for bringing this passage of our constitution and its contemporary relevance to my attention). The quest for the role of the university in shaping a mindset supportive of democracy is illustrated in the visits that Francisco de Miranda, who sparked the war of independence in South America, paid to the Presidents of Yale and Harvard in 1773, thanks to letters of introduction by Benjamin Franklin. A similar role of the modern university in advancing the needs of the nascent democracies is illustrated in the role Andres Bello, the first president of the University of Chile, played by launching a competition for ideas about what kind of education system would best prepare the citizens of the newly independent republics, a contest which Domingo Faustino Sarmiento won with his thesis ‘Popular Education’ published in 1849, which became the cornerstone of public education in South America. In 1811 Wilhelm von Humboldt, Prussia’s Minister of Education, chartered the first modern university, the University of Berlin, with a mandate aligned with the advancement of the liberal values of the enlightenment. Berlin was designed to cultivate the development of critical reasoning, to advance truth through research on matters of public importance, and to educate the larger public. In time, these ideals of the university in Berlin would be embraced by all modern universities in the world. We live dangerous times where the values of freedom and equality, the institutions of democracy, and the sister institutions of public education and universities, are challenged by a populist ideology. An ideology that mistrusts expertise and institutions, and ideology that does not accept that there is a difference between facts and beliefs. An ideology that has no respect for science or scientific expertise. This ideology places the world at risk, it places democracy at risk, and it endangers the prospects for liberty and equality. In these times, the message of John Kennedy about the social responsibility of the University in 1963, and the message of Mark Zuckerberg last week, that we must press on with renewed urgency focusing on the most critical challenges humanity faces, that we must educate our students to take them on, and that we must make it a priority to educate and serve the larger public, are prescient and urgently important. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
28 мая, 15:27

В Чили начали строить самый большой телескоп

Аппарат стоимостью €1 млрд будет оснащен пятью сегментными зеркалами, а площадь вращающегося купола телескопа будет приблизительно сопоставима с футбольным полем.

28 мая, 11:13

По какому сценарию пойдут события в Венесуэле - Сирийскому, или Украинскому?

С огромным сожалением приходится констатировать, что в Венесуэле на наших глазах происходит попытка очередной цветной революции (а поскольку это не революция, а инспирированный определёнными силами переворот, то конечно и надо называть его переворотом). Понятно, что некоей стране Венесуэла является куда большим бельмом в глазу, чем Сирия, Ливия и Египет вместе взятые. Понятно, что там попытки переворотов происходят с завидной регулярностью (вспомним попытки отстранения Чавеса и как умер Уго Чавес). В данном случае понятно, что в условиях цейтнота правящая группа пока могла - бросала нефтяные деньги на социалку, а не на развитие современной промышленности и создание высокотехнологичных рабочих мест. Вообще понять их можно, обнищавший и исстрадавшийся народ хотел какого-то улучшения своего положения здесь и сейчас, а не где-то там и потом. Очень сильно раздуваемые данные о тамошней коррупции во власти правдой посчитать невозможно (слишком многие заинтересованы именно в том, чтобы раздуть). Что намерения Николаса Мадуры переписать конституцию, попытка возложить функции парламента на Верховный Суд стали лишь поводом для выступлений, почва для которых давно созрела--очевидно. К огромному сожалению вариантов развития событий там не много. Либо Мадуро сможет каким-то образом удержать контроль над всей территорией страны (значительная часть населения поддерживает Единую Социалистическую партию Венесуэлы), либо дело пойдёт по Сирийскому сценарию, когда протестующие захватят часть страны и начнётся гражданская война с вмешательством разных заинтересованных стран извне, либо по Украинскому сценарию, когда протестующим удастся свергнуть Президента и правящую партию. Как они там сумеют прикрыть это юридически - второй вопрос. На Украине надо сказать прикрыли плохо, но прикрыли. В Венесуэле может быть вообще прикрывать не будут (кто не помнит, президента Чили Альенде просто убили во время переворота).View Poll: По какому сценарию пойдут события в Венесуэле - Сирийскому, или Украинскому?

28 мая, 09:02

Без Шараповой в лесу. 17 российских теннисистов стартуют на "Ролан Гаррос"

В основную сетку турнира пробились сразу 17 россиян — девять женщин и восемь мужчин. Такой массовой вылазки в Булонский лес, где проходит "Ролан Гаррос", из России не было с 2012 года — тогда сильный пол представляли семь россиян, а девушек было десять. Из них одна — Мария Шарапова в итоге взяла титул. Её на турнир этого года не взяли организаторы, но Мария всё равно прилетела в Париж для участия в рекламной кампании. В первом круге россиянам достались посеянные под первым номером и в мужском, и в женском разряде. Немке Анжелике Кербер будет противостоять Екатерина Макарова — и у россиянки есть шансы зацепиться на не самом любимом Кербер грунте и сразу выдать сенсацию. Андрею Кузнецову против Энди Маррея будет куда сложнее, и даже затягивание матча до четырёх или пяти сетов уже будет неплохим результатом. Сегодня же стартует россиянка с лучшим номером посева — Светлана Кузнецова, и в её части сетки по-настоящему сильные соперницы могут начаться только с 1/8 финала в лице датчанки Каролины Возняцки.Обратим также внимание на попавшего через квалификацию 19-летнего Андрея Рублёва, который проиграл отборочный матч, но всё равно вышел в основной турнир как lucky loser — лучший из проигравших. Кстати, у него формально самая лёгкая сетка из всех россиян: до третьего раунда, где вероятно появление Новака Джоковича с новым тренером, только 32-й сеяный немец Миша Зверев, так же как и Андрей, уроженец Москвы. Наконец, в обойме наш главный ветеран — 34-летний Михаил Южный, впервые выступавший на "Ролан Гаррос" ещё в далёком 2000 (!) году. Но даже в случае победы в первом раунде ему сразу же придётся схлестнуться с канадцем Милошем Раоничем во втором. Остаётся верить в волевые качества Михаила, которые он не раз показывал в том числе и на парижских кортах. Все пары первого круга с участием россиян выглядят следующим образом:28 мая, в воскресенье, играют:Екатерина Макарова — Анжелика Кербер (Германия, 1)Светлана Кузнецова (8) — Кристина Макхейл (США)Евгения Родина — Бетани Маттек-Сэндс (США)Даниил Медведев — Бенжамен Бонзи (Франция)29 мая, в понедельник, играют:Анастасия Павлюченкова (16) — Патрича Мария Циг (Румыния)Елена Веснина (14) — Беатрис Аддад Майя (Бразилия)Дарья Касаткина (26) — Янина Викмайер (Бельгия)Ирина Хромачёва — Полин Пармантье (Франция)Екатерина Александрова — Катерина Синякова (Чехия)Наталья Вихлянцева — Юханна Ларссон (Швеция)Андрей Кузнецов — Энди Маррей (Великобритания, 1)Михаил Южный — Рожериу Дутра да Силва (Бразилия)Теймураз Габашвили — Виктор Эстрелья Бургос (Доминиканская Республика)Карен Хачанов — Николас Харри (Чили)Евгений Донской — Виктор Троицки (Сербия)Андрей Рублёв — Диего Шварцман (Аргентина)Константин Кравчук — Диего Дельбонис (Аргентина)

28 мая, 07:55

Как варят в собственном соку Венесуэлу

Давным давно, около трёх лет назад венесуэльский социологический бюллетень Venebarómetro выяснял, нравится ли гражданам, как управляет страной президент Николас Мадуро. Nicolás Maduro Moros в свои почти 55 лет — президент, а до того исполнял обязанности (как вице-президент) после смерти Уго Чавеса, а до того служил министром иностранных дел.

Выбор редакции
28 мая, 04:28

В Чили строят крупнейший в мире телескоп

В чилийской пустыне началось строительство крупнейшего в мире телескопа.

Выбор редакции
27 мая, 23:02

Без заголовка

Делегация Китайского общества по изучению прав человека совершила визит в Чили

Выбор редакции
27 мая, 21:26

«Арсенал» обыграл «Челси» в финале Кубка Англии

Поздравляем «Арсенал» с первым трофеем в 2017-м году!.   27 мая на стадионе «Уэмбли» был разыгран финал Кубка Англии между командами «Челси» и «Арсенал». Матч завершился со счетом 1:2 в пользу «канониров». В дебюте матча лидер сборной Чили Алексис Санчес открыл счет, закинув мяч за...

27 мая, 15:47

Дмитрий Тарасов: Недавно узнал о таком турнире, как Кубок конфедераций

— Пока соперников по Кубку конфедераций не обсуждали. Думаю, всё ещё впереди. Честно говоря, я недавно узнал об этом турнире, поэтому мне сложно сказать, значимый он или нет. Но мы серьёзно готовимся и покажем максимум, — отметил Тарасов.Напомним, что 26 мая наша команда во главе со Станиславом Черчесовым отправилась в Австрию, где проводит учебно-тренировочный сбор для подготовки к Кубку конфедераций — 2017.5 июня сборная России сыграет в Будапеште против Венгрии, а 9 июня — в Москве с Чили.Сам Кубок стартует 17 июня и продлится до 2 июля.

Выбор редакции
27 мая, 14:39

В Чили госпитализировали вдову Пиночета

В чилийском Сантьяго госпитализировали вдову диктатора Аугусто Пиночета - 94-летнюю Лусию Ириарт Родригес. Об этом сообщила радиостанция Bio-Bio. Женщина оказалась в больнице из-за осложнений после гриппа.

Выбор редакции
27 мая, 14:26

Ski Season Is Back - You Can Enjoy Great Summer Skiing In Chile

Summer skiing in Chile isn’t just a novelty, it’s world class. But this season looks better than ever.

27 мая, 13:42

Фанат сборной Чили: Из российских футболистов знаю только Аршавина

На днях 31-летний фанат сборной Чили Андрес Падро получил билеты на Кубок конфедераций и паспорт болельщика, а следом рассказал Лайфу о том, дорого ли ему обойдётся поездка в Россию и что он знает о нашей стране. — Из какого вы города?— Вообще, я вырос в небольшой деревне Ло Миранда, она находится в 100 километрах от столицы Чили. Но последние восемь лет живу и работаю в Сантьяго.— Вы ярый футбольный болельщик?— Да, я фанат всю свою сознательную жизнь! Всегда мечтал посещать такие международные соревнования, как Кубок конфедераций.— А за какой клуб болеете?— Моя любимая команда — "Арсенал". Я их фанат с детства! Год за годом и в Премьер-лиге, и в Лиге чемпионов, и в других турнирах поддерживаю их. Также болею за одну чилийскую команду, она называется "Универсидад де Чили".— Это будет ваш первый визит в Россию?— Да, в первый раз поеду к вам и очень рад этому!— Не боитесь ехать в нашу страну? Ведь многие иностранцы думают, что у нас медведи ходят по городу!— Нет, вообще не боюсь! Я тот человек, который любит путешествовать. Я бывал во многих странах и городах мира, так что страха у меня нет ни перед каким государством. Вообще, я всегда положительно отношусь ко всем. Я такой человек.— А что вообще вы знаете о России?— Думаю, что о вашей стране я знаю достаточно. Россия довольно большая и географически находится в Европе и Азии. Из-за своего размера Россия граничит со многими странами. Когда я учился в школе, я узнал много нового о периоде правления Сталина и Советском Союзе в целом. И теперь я всегда стараюсь следить за политической ситуацией в мире и вокруг России, ваших взаимоотношениях с США и Ближним Востоком. Но также, что важнее, я наслышан много о природной красоте вашей страны, и всё, что связано с туристической темой, мне очень интересно. Кстати, одно из моих заветных желаний — это проехать по Транссибирской магистрали!— Какие места вы хотите посетить в России?— Я хочу просто ходить по улицам и сравнивать с действительностью те вещи и моменты, которые я знаю о России. Но лучшее, что я могу посетить и запомнить, — это то, как я буду поддерживать чилийскую сборную в таком важном соревновании в столь отдалённой и интересной стране.— А слова какие-нибудь русские уже выучили?— Знаю только "привет" и "спасибо". Русский язык очень сложный. У вас другое написание букв. Да и сейчас я учу немецкий и португальский языки. Совместить эти занятия с изучением вашего языка мне пока будет очень сложно.— Кого вы знаете из русских футболистов?— Знаю только Андрея Аршавина... В основном потому, что, как я уже говорил выше, болею за "Арсенал". Рад, что он был частью этой команды в течение нескольких сезонов. — Дорого стоит добраться до России из Чили?— Это стоит довольно дорого, но я в Москву приеду из Германии. Я купил билет из Мюнхена. Но отмечу, что это не настолько дорого по сравнению с ценами на перелёты в Южную Америку. И билеты на футбол стоят гораздо дешевле, чем, например, на многие значимые соревнования в Чили. Насчёт цен на проживания у вас пока не знаю, не бронировал ничего. Надеюсь, что тоже недорого.— Как вы думаете, Россия может выиграть Кубок конфедераций?— Я думаю, что у России есть явный шанс на победу, потому что это домашний турнир, что и даёт вам преимущество!— А Чили?— Чили также может выиграть. И я особенно этого хочу. Я ведь чилиец! Другого хотеть не могу!— Вы один едете в Россию?— В Россию поеду со своим лучшим другом. Он из Швейцарии, но по-настоящему влюблён в чилийскую сборную! А ещё он вместе со мной разделяет любовь к футболу и к "Арсеналу" в частности.— На какие матчи вы пойдёте?— К сожалению, пока я купил билеты только на две игры: Чили — Германия и Австралия — Чили. Напомним, что Кубок конфедераций стартует 17 июня и продлится до 2 июля. Международный турнир пройдёт в четырёх городах России: Москве, Санкт-Петербурге, Сочи и Казани.Сборная Чили входит в группу В вместе с Камеруном, Австралией и Германией.

Выбор редакции
27 мая, 13:35

В Чили началось строительство экстремально большого телескопа

В Чили началось строительство крупнейшего в мире телескопа, сообщается на сайте президента страны Мишель Бачелет. Аппарат получил название "Европейский экстремально большой телескоп". Он будет построен к 2024 году на территории высокогорной пустыни Атакама, которая к тому же является самой сухой на Земле. Диаметр телескопа будет равен 39 метрам. Он будет состоять из почти что 800 зеркал диаметром 1,4 метра и оснащён пятью сегментными зеркалами. Площадь вращающегося купола аппарата составит в диаметре 86 метров. Общий вес постройки будет равен пяти тысячам тонн. Стоимость строительства — €1 миллиард. Проект финансирует Европейская южная обсерватория, международная организация, состоящая из 13 европейских государств, Бразилии и Чили.

Выбор редакции
27 мая, 10:40

Вдова Пиночета госпитализирована в Чили

94-летняя Лусия Ириарт находится в тяжелом состоянии из-за гриппа

Выбор редакции
27 мая, 09:52

Строительство крупнейшего в мире телескопа началось в Чили

По информации Европейской южной обсерватории, финансирующей проект, площадь вращающегося купола телескопа можно будет приблизительно сопоставить с футбольным полем (86 метров в диаметре). Общая масса конструкции составит 5 тысяч тонн, из них 3 тысячи – подвижная часть.

Выбор редакции
27 мая, 09:47

В пустыне Чили начали строить «экстремально большой» телескоп

Стоимость аппарата EELT составит один миллиард евро, а площадь его вращающегося купола по размеру будет сопоставима с футбольным полем

Выбор редакции
27 мая, 09:41

Вдова диктатора Пиночета в тяжелом состоянии госпитализирована в Чили

Вдова чилийского диктатора Аугусто Пиночета Люсия Ириарт накануне попала в больницу с сильным гриппом.

16 сентября 2016, 05:43

Opus Magnum. «Как Гитлер получил нефть». Дионис Каптарь.

Автор книги "Перевороты и революции: Зачем преступники свергают власть" Дионис Каптарь размышляет о ситуации в Европе накануне Великой Отечественной. Действительно ли Гитлеру помогла «оранжевая революция» в Румынии? Что общего в свержении короля Кароля II, Сальвадора Альенде и Николая II. #ДеньТВ #OpusMagnum #Иванкина #Каптарь #третийрейх #Румыния #СССР #нефть #Чили #НиколайВторой #Альенде #РИ #переворот #история #ДмитрийЗыкин #Венгрия #Италия #Европа #Муссолини #Антонеску #Венскийарбитраж

29 января 2016, 18:59

Дионис Каптарь. Механика госпереворота. Россия-Чили-Иран-Украина...

"Для того чтобы переворот произошёл – нужен раскол среди элиты. Надо чтобы, так называемой, контрэлите, которая находится в массах и готовит революцию снизу, кто-то помог наверху. Без этого переворот не получится". О том, каковы движущие силы Февральской революции 1917 года, чем ситуация столетней давности напоминает сегодняшний день, а также сценарии государственных переворотов в Чили и Персии. Ведущий - Андрей Фефелов. Для оказания помощи и поддержки канала День-ТВ, можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

14 ноября 2015, 00:00

Блаженны миротворцы

Рубрика: Мировые рынки, Добрый день. На минувшей неделе в океане у берегов Чили произошли два землетрясения магнитудой 6.9 – без последствий; на западе Венесуэлы случилось землетрясение магнитудой 5.3, вызвавшее камнепады (один погибший и несколько раненых) и обрывы линий электропередач. Ещё печальнее итоги умеренных толчков в бразильском штате Минас-Жерайс – на железном рудник

01 октября 2015, 07:00

masterok: Боливия без воды или Вторая Тихоокеанская война

Обратите внимание на территорию Чили. Вон она узенькая змейка земли тянется через половину континента и забирает себе всю прибрежную зону. Ладно еще Аргентине это не принципиально, у нее есть выход к морю с другой стороны. А теперь обратите внимание на Боливию ! Она осталась без выхода к морю. Ну не обидно ли ? Правда там еще Парагвай затесался в середине континента. Однако только недавно я узнал, что согласно историческим сведениям, Боливия таки была «рождена с морем». Так куда же делся выход к морю ? Давайте узнаем это подробнее …Боливия потеряла свой единственный выход в Тихий океан — береговую линию длиной 400 километров с 7 портами — в результате поражения в войне против Чили. В 1879 году Чили при поддержке Великобритании начала боевые действия против Боливии, имевшей тогда выход к Тихому океану в области Антофагаста, и Перу, выступившей на стороне Боливии.Вторая Тихоокеанская война, называемая также селитряной, официально началась в 1879-ом году, но, несмотря на это, имела до этого времени достаточно длительную предысторию. Еще в шестидесятых годах девятнадцатого века запасы гуано и серы, добываемые в перуанском департаменте Тарапака и на боливийской территории пустыни Атакама, вызывали большую скрытую зависть у правительства Чили, не владевшей большим количество м столь же значимых месторождений. По мере истощения запасов гуано, главным экспортным продуктом и важнейшим источником доходов для Перу становится селитра.Если еще в 1873-ем году экспорт перуанского гуано составил два миллиона четыреста тысяч фунтов стерлингов, то уже через пять лет этот показатель составлял один миллион и восемьсот тысяч фунтов стерлингов. В то же время увеличивается показатель экспорта селитры. К 1876-му году он уже составлял пять миллионов и двести тысяч фунтов стерлингов. Соответственно увеличиваются и объемы добываемой селитры. Если за период с 1865-го по 1869-ый год в Перу было добыто и экспортировано в разные страны десять с половиной миллионов кинталей селитры, то в аналогичный временной промежуток с 1875-го по 1879-ый год этот показатель вырос более чем в два с половиной раза.Еще в 1841-ом году были открыты крупные залежи селитры на боливийской территории пустыни Атакама. Но Боливия не могла самостоятельно разрабатывать эти месторождения, поэтому добывать боливийскую селитру начали чилийские, при активной поддержке англичан, капиталисты. Малонаселенные поселки Атакамы заселялись чилийцами. Напряженности отношений между Боливией и Чили добавляла неопределенность границ между двумя государствами. Все силы правительства Боливии были направлены на подписание договорах о государственной границе с Чили, таможенных сборах на добычу чилийцами селитры в Атакаме, а также подписания союзных отношений с Перу, которая также столкнулась с чилийской экспансией в районе месторождения селитры в департаменте Тарапака. В результате в феврале 1873-го года между Перу и Боливией был подписан секретный оборонительный договор. Этим соглашением перуанская сторона обеспечила свободную деятельность для своих предпринимателей на боливийской территории Атакамы, а также закрепила свои месторождения селитры в департаменте Тарапака.В 1874-ом году между Чили и Боливией был подписан договор о границах между двумя государствами. Согласно этому документу, новые границы проходили по двадцать четвертой параллели южной широты. При этом в зоне между двадцать третьей и двадцать четвертой параллелью чилийские предприниматели могли свободно добывать селитру, но экспортные пошлины собирала Боливия. К тому же чилийцы получили возможность ввозить на территорию Боливию без сбора пошлины продукты питания, а также оборудование и приспособления, необходимые для добычи селитры. К этому времени основными портами для вывоза селитры и серебра становятся Антофагаста и Мехильонес.Из-за мирового финансового кризиса, начавшегося в 1873-ем году, противоречия между странами стали проявляться все чаще. В 1873-ем и 1875-ом году Перу установила государственную монополию на продажу селитры и производство селитры соответственно. Эти меры были предприняты с целью возможности регулирования мировых цен на селитру и гуано, а также увеличения доходов страны. Но вследствие договора 1874-го года чилийские компании продавали перуанскую селитру по заниженной цене, чем наносили немалый убыток Перу. Перуанское правительство начало национализацию действующих и еще неразработанных офесин, но, тем не менее, иностранцам в Тарапаке принадлежало сорок процентов месторождений селитры. Национализация селитряных месторождений давала возможность для Перу ускорить процесс накопления капиталов в стране, и, соответственно, выйти из кризиса. Но действия перуанского правительства вызвало негодование среди чилийских и английских предпринимателей. На первых порах национализация привела к сокращению добычи селитры в Тарапаке, уменьшению количества иноземных предпринимателей и рабочих, а также росту безработицы. В это время президент Боливии Иларион Даса (Hilarion Daza) объявил селитру национальным достоянием. В стране остро ощущался кризис и голод. Четырнадцатого февраля 1878-го года боливийский конгресс ввел дополнительный налог на экспорт селитры. После этого основной экспортер селитры – англо — чилийская компания «Компания де селитрес и феррокарриль де Антофагаста» (КСФА) – обратилась за поддержкой к правительству Чили. Чили сразу же выразила протест Перу, мотивируя это тем, что в случае банкротства КСФА безработными окажутся более двух тысяч людей, а последующий за этим мятеж не смогут подавить ни Чили, ни Боливия. После этого боливийский президент отменил свой указ. Но правящие круги Чили решили действовать активно и радикально, ведь потеря доходов от добычи и продажи селитры угрожала экономическим интересам английских и чилийских олигархов, связанных с КСФА. Среди акционеров компании были такие известные и влиятельные личности, как военный министр Сааведра, министры иностранных дел Фьерро и Санта-Мария, министр финансов Сегерс, министр юстиции Унееус, министр внутренних дел Варгас и многие другие. Активная деятельность Перу по национализации и скупке офисин грозила для английских и чилийских предпринимателей потерей больших доходов, получаемых от добычи и продажи селитры.В январе 1877-го года английский дипломатический представитель в Чили, открыто заявлял, что прилагаются все усилия для овладения чилийской стороной Антофагасты. Еще больше усилий для разжигания активных действий со стороны Чили прилагали Джиббсы, которые спонсировали чилийские газеты, в которых печатались статьи, в открытой форме агитировавшие захватить Антофагасту. В результате восьмого ноября 1877-го года Чили заявило Боливии о денонсировании договора 1874-го года с целью добавления Антофагасты к чилийской территории. В ответ боливийский президент Иларион Даса восемнадцатого декабря 1878-го года потребовал от КСФА выплаты недоимок на сумму восемьдесят тысяч песо. Уже первого февраля 1879-го года имущество компании было опечатано, а на четырнадцатое февраля был назначен аукцион по продаже предприятия. В знак протеста двенадцатого февраля 1879-го года представитель Чили в Боливии покинул страну.Еще через два дня без объявления войны Чили высадила свой отряд в количестве пятисот солдат под руководством полковника Сотомайора в Антофагасте. Не встретив сопротивления от малочисленных боливийских солдат, чилийцы захватили столицу провинции Атакама. Перу выразила свой протест происходящему и потребовала вывода чилийских войск с территории Боливии. В ответ Чили потребовала денонсации договора между боливийской стороной и Перу. Лавалье, представитель Перу в Чили, обещал рассмотреть этот вопрос в парламенте. Но чилийцы посчитали, что Перу попросту затягивает время для подготовки к началу военных действий, и первыми объявили пятого апреля 1879-го года войну Перу.Несмотря на то, что армии Перу и Боливии были более многочисленны, чем чилийский вооруженные силы, они заметно уступали своему противнику в боеготовности, вооружению и выучке. На вооружении у чилийцев были ружья нового образца типа «Комблен», а также пушки в количестве семидесяти штук. Соединения сухопутных войск Чили были также намного эффективнее перуанских и боливийских, а крупные соединения имели свой собственный штаб. Чилийские офицеры имели план и карту местности, на которой велись военные действия, а перуанцы не имели даже этого. Известно, что после сражения у Тарапаки перуанские офицеры обыскивали трупы офицеров Чили в поисках карт территории. Часто во главе военных соединений Перу и Боливии стояли «асендадос» — богатые полковники, которые за собственные деньги сформировали отряды, состоявшие из необученных военному делу индейцев. Очень часто такие соединения вели партизанскую войну и действовали самостоятельно. Также чилийцы имели значительное превосходство перед своими противниками на море. В силу протяженности морской границы между странами превосходство ВМС могло сыграть решающую роль в итоговой победе той или иной стороны. Чилийцы располагали броненосцами новой конструкции, а офицеры, руководившие личным составом, проходили обучение в Англии. Чилийские броненосцы, построенные в 1874-ом году, имели толщину брони, равную девяти с половиной дюймам. В то же время устаревшие перуанские броненосцы шестидесятых годов имели броню толщиной всего четыре с половиной дюйма.Слабость армии союзников усугублялась политическими распрями и этническими конфликтами внутри Боливии и Перу. Слабость Перу также усиливалась действиями сильнейшим государством того времени – Англии. Англичане открыто помешали перуанцам закупить оружие в Европе. Английский представитель в Перу открыто выражал свое враждебное отношение к перуанцам, а британское правительство одобряюще отнеслось к началу военных действий со стороны Чили.Большую роль в успехе чилийцев стало их внезапное нападение на союзников. Боливийское побережье было захвачено к концу марта, что позволило чилийской армии выйти к южным границам Перу. Пятого апреля 1879-го года чилийская эскадра под предводительством адмирала Ребольедо начала блокаду и бомбардировку порта Икике и Мольендо. Но уже двадцать первого мая 1879-го года перуанскому броненосцу «Уаскар» и фрегату «Индепенденсия» удалось затопить вражеский корабль «Эсмиральду» и тем самым снять блокаду порта. Несмотря на численное превосходство противника, броненосец «Уаскар» в течении пяти месяцев под командованием капитана Грау удерживал чилийцев от высадки на берег Перу. Перуанца даже смогли захватить транспортное судно противника «Римак», на котором находилось подкрепление для чилийских войск, оккупировавших Антофагасту. Это событие привело к тому, что военный министр Чили Саведра и командующий флотом Ребольедо были смещены со своих должностей.Командующим чилийской армии была поставлена главная задача по уничтожению броненосца «Уаскар» и высадке войск на перуанском побережье. Но эта задача была выполнена только осенью. В октябре 1879-го года перуанские броненосцы «Уаскар» и «Унион» между портами Мехильонес и Антофагаста столкнулись с чилийской эскадрой, где и потерпели поражение. После этого сражения, в ходе которого был убит командир «Уаскара», Мигель Грау считается национальным героем Перу.После уничтожения перуанского флота чилийцы приступили к реализации второго этапа войны. Местом высадки чилийских солдат стала Тарапака. Сделано это было по причине того, что правительство Чили считало, что захват Тарапаки с находящимися здесь селитряными месторождениями вынудит союзников признать свое поражение. К тому же доходы от продажи селитры покрыли бы значительную часть военных расходов Чили.В то время как второго ноября 1879-го года десятитысячная армия чилийцев высадилась в Писаруа, войска союзников располагались несколько южнее, вблизи Икике. Армия союзников состояла из девяти тысяч солдат, командиром которых был перуанский генерал Буэндиа. В то же время часть боливийской армии под руководством президента Дасы, располагавшейся в Такне, не решилась вступить в бой с противником и отступила. Трусость и действия Дасы внесли деморализацию в войска боливийцев, находящиеся в расположении генерала Буэндиа. Таким образом, девятитысячная армия союзников была блокирована и не имела доступа к остальной территории Перу.В июле 1883 года правительство Перу было вынуждено подписать договор о передаче Чили провинции Тарапака. А по результатам перемирия, заключённого между Чили и Боливией 4 апреля 1884 года, последняя лишалась области Антофагаста и, соответственно, выхода к морю.Подписанный в 1904 году мирный договор закрепил эти договоренности, но с одним условием — Чили обязалась предоставить Боливии «коридор» для выхода в Тихий океан.До сих пор этого сделано не было, поэтому основания для протеста у Боливии есть, однако сегодня, по мнению чилийцев, ее правительство хочет большего — возвращения суверенного права на свои утерянные земли. Отношения между странами раздирают накопившиеся противоречия. Боливия и Чили не имеют дипломатических отношений с 1978 года. Тем не менее, в 2006 году при левоцентристском правительстве Мичель Бачелет страны подписали меморандум из 13 пунктов, которые необходимо обсуждать на двусторонних встречах, один из них касался векового боливийского требования на выход к океану.В настоящий момент Боливия начала международную кампанию по обоснованию своих территориальных претензий к Чили с целью обеспечить суверенный выход страны к Тихому океану. В связи с этим президент Боливии создал Управление по морским претензиям Боливии (Diremar). Эво Моралес подтвердил, что скоро соответствующий иск будет направлен в международный суд в Гааге.Первое из мероприятий уже состоялось в конце недели в Барселоне. «В то время как латиноамериканцы стремятся к интеграции, Чили ведет себя как плохой соседский мальчик (в испанском языке слово «Чили» — мужского рода — прим. автора), как недоброжелательный сосед, провокационный, агрессивный, создающий конфликты, препятствующий процессу континентальной интеграции, — заявил на нем вице-президент Боливии Алваро Гарсия Линера. — Мы будем обходить страну за страной, чтобы показать, что Чили — плохой сосед, государство-агрессор, которое не ищет диалога и не дает выхода к океану стране, рожденной с морем».Согласно договоренностям, правительство Чили должно было созвать в 2010 году решающую встречу по этому вопросу, но оно это не сделало по очень простой причине. На смену Бачелет пришло правое националистическое правительство сторонника Пиночета Себастьяна Пиньейры, которое не захотело выполнять решения идеологического противника. Пиньейра заявил, что не уступит суверенитет над своими территориями ни Боливии, ни Перу. В ответ рассерженный Моралес в 2011 году объявил, что обратится в международные инстанции, как это сделало руководство Перу в 2008 году. Сейчас территориальные претензии Перу рассматриваются в Гаагском суде, и от его исхода будет зависеть многое, но эксперты считают, что тяжба затянется.В отношении Боливии Чили основывает свою позицию на том, что договор от 1904 года устанавливает для нее право для свободного перемещения товаров через порты на Тихом океане, что Чили полностью обеспечивает. В ответ на эмоциональную речь Гарсия Линера МИД Чили ответил, что их страна «не имеет пограничных проблем с Боливией» и не собирается обсуждать «неквалифицированные» мнения. «Международное сообщество признает Чили страной, уважающей нормы и принципы международного права, открытой к диалогу, страной, которая является двигателем политической и торговой интеграции», говорится в обращении МИДа. «Я сожалею об этих словах в устах умного и мудрого человека», — заявил Хуан Пабло Летельер, сенатор и председатель парламентской комиссии по международным делам, цитирует газета La Tercera.Тем не менее, Боливия задыхается в изоляции. В стране добываются нефть, газ, редкие металлы, их транспортировка крайне затруднена, и дорога в эксплуатации. Пока Боливия выходит из этого положения, используя предоставленный ей почти в полное распоряжение порт в Перу. «Но выйти на уровень мировой торговли Боливия не может именно из-за отсутствия выхода к морю», — сказал газете «Взгляд» замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев. Страна очень болезненно переживает потерю выхода к океану. В стране существуют военно-морские силы, в состав которых входит даже подразделение морской пехоты. Видимо поэтому в чилийских дипломатических кругах полагают, что нынешнее боливийское наступление — это продукт для домашнего потребления, а на международной арене инициатива имеет мало шансов на успех, пишет La Tercera. Но боливийцы настроены решительно, они даже заложили в бюджет средства на поддержание своего иска в Гаагском международном суде. Боливийский министр иностранных дел также отметил, что многие «интернационалисты» выразили готовность сотрудничать с Боливией в этом вопросе и отметил, что 33 страны призвали ОАГ обеспечить морской суверенитет Боливии.В то же время и сама Чили должна быть крайне заинтересована в скорейшем налаживании отношений с Боливией. «Чили страдает от недостатка электроэнергии, а в соседней Боливии газа столько, что с лихвой хватит на всю Латинскую Америку. Тем более, несколько лет назад проводился опрос чилийского населения, и 60% из них высказались за то, чтобы пустить к морю», — сказал Сугарев. Добавим, что Моралесу надо подождать возвращения к власти левых сил, тогда вопрос сдвинется с мертвой точки. Шансы на возвращение Бачелет в 2014 году оцениваются как очень высокие. Она оставила свой пост только по причине невозможности баллотироваться на второй мандат, согласно Конституции.По опросу, проведенному в ноябре 2012 года газетой La Tercera, 42 процента чилийцев заявили, что если бы выборы состоялись сегодня, то они проголосовали бы за Бачелет, кандидат от правящей партии получил всего 15 процентов.Вот такая история этого интересного географического положения … http://masterok.livejournal.com/1591780.htmlКомментарии в записи:- Это колониальная схема себя превосходно зарекомендовала. Такое уже провернули с Эфиопией сделав ещё населённейшей страной без выхода к морю. Говорят такие же планы есть по отношение к Сирии. Делают богатую но уязвимую полоску у моря, которая держится на колониальных штыках. Профит - прогибаются и те и другие, одни потому что уязвимы, другие из-за изоляции и бедности. Ещё пример - Судан, Сербия.- Изначально Атакама была никому не нужна, был я там: воды нет даже в теории на протяжении огромной территории. Расстояние между местами, пригодными для жизни – 200-400 километров, между ними только песок и камни. А вот когда нашли селитру – завертелось. - Море это торговые пути, возможность почти неограниченной торговли. Жизнь без моря это нынче в прямом смысле изоляция, крест на всех видах развития - от экономического до культурного. Хотя в последнее время благодаря авиатранспорту и интернету стало попроще. - - -В конце 90-х прошлого столетия Республика Молдова по обмену получила несколько сотен метров береговой полосы Дуная, построив там грузовой и пассажирский порт, получивший название Международного Свободного Порта Джурджулешть (МСПД). Сухопутная Молдова получила выход к морю, на международный рынок морских контейнерных перевозок через свой южный порт Джурджулешть. http://www.eav.ru/publ1.php?publid=2013-11a07http://izvestia.ru/news/446876Берег Боливии и США http://shogi.ru/Bol/Bolivmar.htm https://yadi.sk/i/3Cq-C8dxirpKkГуа́но (исп. guano от кечуа wanu) — разложившиеся естественным образом остатки помёта морских птиц и летучих мышей. Содержит значительную долю соединений азота (около 9 % аммиака) и фосфора (около 13 % P2O5). Используется в качестве азотно-фосфорного удобрения. Значительные залежи гуано имеются в Южной Америке (Перу, Боливия), Южной Африке (например, остров Ичабо у побережья Намибии), на островах Тихого океана.Сели́тра — тривиальное название для минералов, содержащих нитраты щелочных, щелочноземельных металлов (в том числе их кристаллогидратов) и аммония. Чилийская селитра, Натриевая селитра, NaNO3. Селитры используются как азотные удобрения

12 сентября 2015, 10:29

11 сентября 1973 года был убит Сальвадор Альенде

На одной из пресс-конференций Сальвадору Альенде задали вопрос, за какую идею стоит умереть. Он сказал – «за ту, без которой не стоит жить».Слово «народ», которое он часто употреблял, было наполнено для него высшим, почти религиозным смыслом, за которым стояли глаза и лица тех, к кому от относился с бесконечным уважением и бесконечной нежностью, и он чувствовал, что его личная миссия – стать инструментом, орудием в достижении миллионами обездоленных соотечественников права на образование, культуру, человеческую жизнь. Власть, которую он искал и к которой всю жизнь стремился, была для него средством для досижения его самой большой мечты – построения в Чили общества, основанного на справедливости и уважении к ближнему.Когда он стал президентом, многие обвиняли его в «буржуазности» и «реформизме», требуя ускорить революционный процесс и порвать с «буржуазной конституцией». Его кодекс чести не допускал возможности нарушения им конституции, соблюдать и защищать которую он поклялся, принося присягу президента. Когда в Сантьяго просвистели первые пули, многие из вчерашних «революционеров» бросились по иностранным посольствам просить политического убежища. Альенде был сделан из другого теста.В последние месяцы его правительства в стране царил хаос. Рассекреченные и опубликованные в позапрошлом году архивы ЦРУ подтвердили все, что и так было известно. Спецслужбы США финансировали забастовки, парализовавшие чилийскую экономику и организовали серию терактов и убийств в стране. Для дестабилизации положения в стране США передавало деньги как ультраправым, так и ультралевым. И в Чили находились собственные Усамы… Так что пусть никого не удивляют через 40 лет документы о подготовке нападений США на Югославию, Афганистан и Ирак и пусть никого не коробит от старого и избитого термина «империализм». Даже североамериканский военный преступник Колин Пауэлл сказал в связи с ролью его страны в чилийских событиях что «Соединенным Штатам в этой истории совершенно нечем гордиться». Все разговоры о «вмешательстве Советского Союза» оказались ложью. Сегодня в нашем распоряжении есть архивы документов КГБ и советской военной разведки с анализом чилийской ситуации и рекомендациями для ЦК. Советского вмешательства не было. Более того, Советский Союз отказал Чили в кредите, с просьбой о котором обратилось к нему правительство Альенде в условиях падения мировых цен на медь (в те годы – главного источника доходов для чилийского государства) и усиливавшегося экономического давления со стороны США. В последние годы десятки продажных журналистов, в надежде на хорошее вознаграждение от пиночетистских фондов передлопатили тонны документации, но увы… Советский Союз в начале 70-х был слишком занят улучшением отношений с Соединенными Штатами, и чилийский эксперимент, столь мало вписывающийся в советские представления о «правильных» социалистических революциях, вовсе не являлся для СССР приоритетной темой. Кроме того, все аналитические отделы советских спецслужб совпадали в выводах об обреченности правительства Народного Единства, так как в Чили не существовало никаких реальных механизмов по защите ее «демократической революции». К сожалению, они оказались правы.Тысяча дней правления Альенде останутся в памяти многих как самые трудное и счастливое время их жизни. Множество детей из бедных семей впервые получили доступ к университетскому образованию, главное богатство страны – медь – было возвращено стране декретом о национализации, и все это сопровождалось невиданным ранее всплеском культурной жизни и ростом национального самосознания… Впервые в мире в Чили строилось социалистическое общество, сторонники которого победили на свободных демократических выборах – и происходило это без каких бы то ни было репрессий против инакомыслящих и без стремления установить «диктатуру пролетариата».Правительство Альенде было одной из немногих в истории попыток объединения очень различных между собой сил – от марксистов-ленинцев до левых христиан и социал-демократов. В правительственном блоке Народного Единства было все что угодно, кроме единства. Если компартия выступала за взвешенность и постепенность каждого шага, прекрасно понимая, что реальных рычагов власти у правительства куда меньше, чем кажется, руководство родной партии Альенде – Социалистической, одним из создателей которой являлся он сам, требовала от правительства и президента ускорения и радикализации революционного процесса. Выступавшие с зажигательными речами лидеры социалистов отталкивали от процесса благополучные средние слои и провоцировали военных. Перешедшее в оппозицию Левое Революционное Движение (МИР) занималось самозахватом предприятий и поместий, пытаясь таким образом оказать на Альенде давление и заставить его отойти от конституционного пути реформ. Улицы и площади Сантьяго превращались в поле битв между ультраправыми боевиками и студентами-сторонниками правительства. В результате саботажа с одной стороны и некомпетентности правительственных чиновников – с другой, страна переживала постоянные трудности со снабжением продуктами, и повсюду выстаивались очереди.Чилийская олигархия и транснациональные корпорации, впервые ощутив реальную угрозу своим вечным привилегиям, в отличие от сторонников правительства, проявили завидное единство, и умело пользовались каждой из ошибок Народного Единства.Тем не менее, популярность его правительства росла. На президентских выборах в сентябре 1970 года Альенде получил 36,6% голосов. Через два с половиной года, в марте 1973 года, на выборах в парламент, за представителей партий Народного Единства было отдано 43,9% голосов. Планы оппозиции на мирное, парламентское свержение Альенде провалились, и была сделана ставка на военный путч.Однако, к середине 1973 года ситуация в стране сильно изменилась. Три года саботажа и провокаций, вмешательство ЦРУ и разногласия внутри партий Народного Единства, привели к нарастанию в Чили атмосферы хаоса, и правительство все больше теряло контроль над ситуацией. Его социальная база начала сужаться, а давление на него изнутри и извне усиливалось. Политические руководства партий Народного Единства не могли договориться между собой – и в то же время не позволяли Альенде действовать по собственной инициативе. Для выхода из этой ситуации стал необходим поиск компромисса со второй политической силой страны – правоцентристской Христианско-Демократической партией. Христианские демократы, возглавлявшиеся в те годы Патрисио Эйлвином, попытались с позиции силы навязать соглашение, подразумевавшее свертывание правительством программы социальных преобразований. Принять эти условие значило бы капитуляцию и отказ от целей Народного Единства. Его неприятие значило открыть двери военному вмешательству. В этой ситуации Альенде, несмотря на сопротивление значительной части сторонников и прежде всего – руководства собственной Социалистической партии, принимает трудное решение. Он готовит проведение общенационального плебисцита на вотум доверия своему правительству и в случае поражения собирается подать в отставку и созвать досрочные президентские выборы. Днем публичного заявления об этом решении выбирается вторник, 11 сентября 1973 года.Поражение правительства Народного Единства на этом плебисците было наиболее вероятным исходом, но учитывая реалии того времени это было единственным выходом позволявшим сорвать переворот, и тем самым спасти тысячи жизней – и в то же время не отказываться от своих убежденй, идя на поводу у христианской демократии. Ставший президентом для и ради своего народа, Альенде не мог и не хотел играть чужими жизнями.4 сентября 1973 года, перед президентским дворцом Ла-Монеда состоялась самая большая из демонстраций в поддержку правительства. На ней было более миллиона человек. Народ пришел проститься со своим президентом.Наверное, он не раз представлял себе этот серый день 11 сентября. Низкая облачность осложняла приближавшуюся бомбардировку президентского дворца. В эфире – военные марши и первые декреты хунты. «Учитывая глубочайший социальный и моральный кризис, переживаемый страной, господин Президент Чили должен немедленно передать свои высокие полномочия представителям вооруженных сил и карабинеров… Армия, военно-морской флот, военно-воздушные силы и корпус карабинеров полны решимости…». Помощи не будет. Он, демократически избранный президент Республики Чили, первый в мире демократически избранный президент-социалист спокоен и сосредоточен.Место президента – в президентском дворце. Вместе с ним – несколько десятков ближайших соратников, молодые ребята-добровольцы из личной охраны «ГАП» – «групо де амигос персоналес», президентская гвардия и группа следователей из МВД.Еще восемь человек из ГАП, страшему из которых нет и тридцати, занимают позиции в здании напротив – в Министерстве Финансов. У них – легкое оружие и ни у одного из них – никакой военной подготовки. Против них – танки и авиация. Когда прозвучат первые выстрелы, двое из этих восьми бросят оружие и впадут в состояние безвольного оцепенения, которое будет прервано лишь контрольными выстрелами штурмующих. Остальные шестеро будут сражаться, стреляя по наступающим войскам из окон, а генералы-путчисты годами будут рассказывать миру басни о том, что с ними воевали тысячи вооруженных кубинцев.В эти минуты, укрывшись в одном из дальних гарнизонов Пиночет, дает своим писклявым старушечьим голосом приказы.Альенде отказывается от предложенного ему пуленепробиваемого жилета, потому что жилетов для других нет.В  президентский дворец, над которым поднят президентский флаг, прорвавшись через патрули и заслоны, продолжают прибывать люди. На своем маленьком 600-м ФИАТе подъезжает похожий на подростка бывший министр правительства Анибаль Пальма, находит Альенде в его кабинете и говорит ему:– Президент, я услышал по радио, вы сказали, что все трудящиеся должны находиться на своих рабочих местах. Поскольку я сейчас безработный, я приехал сюда попросить, чтобы мое рабочее место было здесь, рядом с вами…– Анибаль, я знал, что вы придете, – обнимая его, отвечает Альенде.Подходит министр образования Эдгардо Энрикес и сообщает президенту, что больше трехсот сотрудниц его министерства прибыли на работу, в нескольких десятках метров от дворца и отказываются возвращаться домой.– Они говорят, что решили остаться, чтобы выразить вам свою верность, Президент.С трудом справившись с эмоциями, Альенде отвечает:– Уходите с ними, дон Эдгардо, объясните им, что я очень благодарю их, но они не должны рисковать…Проходя через коридоры Ла Монеды, Энрикес видит журналиста Аугусто Оливареса, сидящим на корточках, неуклюже пытаясь собрать автомат. Он подходит и вздыхает.– Плохи наши дела… Когда журналист сам собирает автомат, это значит, его некому защитить…Один из руководителей социалистов Эрнан дель Канто прибывает в Ла-Монеду по поручению своей партии. Альенде отказывается принять его. Дождавшись подходящего момента, дель Канто сам подходит к нему:– Президент, я пришел от имени руководства партии, чтобы спросить вас, о том что нам делать, где мы должны быть?– Не понимаю, – отвечает Альенде.Дель Канто, запинаясь, повторяет вопрос. Альенде раздраженно перебивает его:– Я знаю, где мое место и что должен делать я. Никогда раньше вас не интересовало мое мнение, почему вы просите его именно сейчас? Вы, так много выступавшие и призывавшие, должны сами знать что вам делать. О том, что является моим долгом, я знал с самого начала.Звонит телефон. На линии – адмирал Патрисио Карвахаль, требующий немедленно соединить его с президентом. Альенде подводят к телефону. Молча и спокойно склонившись над телефоном, он выслушивает предложение о самолете в случае сдачи. Когда Карвахаль заканчивает, Альенде резко как сжатая пружина выпрямляется и кричит в трубку:– Что вы себе позволяете, продажные твари!… Засуньте ваш самолет себе в ж…! Вы разговариваете с президентом Чили! И президент избранный народом не сдается!..Перед президентом – три его военных адьютанта, представляющие три рода вооруженных сил м армию, флот и авиацию. Их должности – символ подчинения военных гражданской власти. После нескольких секунд молчания, один из них решается:– Президент, мы могли бы говорить с вами?…– Я вас слушаю, – отвечает Альенде, глядя в глаза говорящему.– Президент, позвольте передать вам обращение нашего ведомства. Военно-воздушные силы подготовили для вас ДС-6, чтобы вылететь, куда вы прикажете. Разумеется, вместе с семьей... и теми, кого посчитаете нужным взять.– Президент, – вмешивается адъютант от флота, – Если вы проанализируете ситуацию, вы согласитесь, что бесполезно сопротивляться самолетам, танкам и пушкам. Нет смысла, Президент…– Президент, - добавляет адъютант от армии, – Думаю, что важно, чтобы вы учитывали, что вооруженные силы едины. Это совместная акция. И зная это, вы должны понять, что любая попытка сопротивления бессмысленна.– И есть еще одна информация, которую мне только что сообщили, Президент, – вставляет адъютант от авиации, - готовится бомбардировка Ла-Монеды.– Это все? – спрашивает Альенде.Ответ – молчание. Президент продолжает:– Нет, господа, я не сдамся. Так что скажите своему командованию, что я не уйду отсюда и не сдамся. Это мой ответ. Живым я отсюда не выйду, даже если будут бомбить Ла-Монеду. И последняя пуля будет сюда, – он указывает дулом автомата на свой рот.Опять напряженная тишина.– Нет, президент, не может быть… – пытается что-то возразить один из них. Альенде жестом прерывает его.Военный адьютант спрашивает:– Что нам прикажете делать, президент?– Уходите отсюда, я не могу вам здесь гарантировать безопасность. Возвращайтесь в свои ведомства. Это приказ.На прощание Альенде пожимает им руки и обнимает одного из них.Он был свободным человеком и любил жизнь больше всего на свете. Принятое им решение делало его еще более свободным. Предложение путчистов глубоко оскорбило его. Принять его значило предать самого себя и народ, поверивший в его проект демократического социализма. Принять это предложение значило бы передать свой моральный авторитет тем, у кого его никогда не было.9:15 утра. Он садится в свое кресло и просит связать его с радио. Он прокашливается, чтобы очистить голос и начинает говорить с тем глубоким чувством покоя, которое возможно только после преодоления страха смерти. Ему 65 лет и это его последняя речь:«Друзья мои, это моя последняя возможность обратиться к вам. Военно-воздушные силы бомбили радиостанции. «Порталес» и «Корпорасьон». В моих словах нет горечи, в них есть только разочарование и  они станут моральной карой тем, кто нарушил свою клятву... солдат Чили, командующим родами войск, самозванному адмиралу Мерино, сеньору Мендосе – генералу-холую, который еще вчера клялся в верности правительству, а сегодня назначил себя Генеральным Командующим Карабинеров.  Перед лицом всего этого мне остается сказать трудящимся одно – я не уйду в отставку. Оказавшись на этом перекрестке истории, я заплачу жизнью за верность народа. И я уверен, что семена, которые мы заронили в достойное сознание тысяч и тысяч чилийцев, уже нельзя будет уничтожить.У них есть сила. Они могут уничтожить нас. Но ни сила, ни преступления не смогут остановить социальные процессы. История принадлежит нам, и ее делают народы.Трудящиеся моей родины! Я благодарю вас за верность, которую вы всегда проявляли, за доверие, оказанное вами человеку, который был лишь выразителем глубоких чаяний справедливости и который, поклявшись  уважать конституцию и закон, сдержал свое слово. В этот решающий момент, последний, когда я могу обратиться к вам, я хочу, чтобы вы научились на этом уроке. Иностранный капитал, империализм в союзе с реакцией создали условия, при которых вооруженные силы нарушили традицию, которой учил их Шнайдер и которую поддерживал команданте Арайя, жертвы той же группы общества, которая отсиживается сегодня по домам и ждет, когда чужие руки передадут ей власть, чтобы и дальше защищать свои доходы и привилегии.Я обращаюсь прежде всего к простой женщине нашей земли, к крестьянке, которая верила в нас, к рабочей, которая трудилась больше, к чилийской матери, знавшей о нашей заботе о ее детях.Я обращаюсь к вам, специалисты моей родины, специалисты-патриоты, те, кто продолжал работать вопреки саботажу предательских профсоюзов, классовых профсоюзов, защищавших привилегии, которые в капиталистическом обществе есть лишь для немногих.Я обращаюсь к молодежи, к тем, кто с песней отдавал свой задор и дух борьбы.Я обращаюсь к чилийцу – к рабочему, крестьянину, интеллигенту, к тем, кого еще будут преследовать… потому, что в нашей стране уже давно действует фашизм, организовывавший террористические покушения, взрывавший мосты, перерезавший железнодорожное сообщение, разрушавший нефтепроводы и газопроводы, при пособническом молчании тех, чей долг был вмешаться и положить этому конец. История осудит их.Радиостанцию «Магальянес» наверняка тоже заставят замолчать, и спокойный металл моего голоса не дойдет до вас. Не важно. Вы все равно будете слышать его. Я всегда буду рядом с вами. По крайней мере, память обо мне будет памятью о человеке достойном, сумевшим ответить верностью на верность трудящихся.Народ должен защищаться, но не должен приносить себя в жертву. Народ не должен позволить уничтожить себя, но не должен допустить, чтобы его унижали.Трудящиеся моей родины, я верю в Чили и ее судьбу. Другие люди переживут этот мрачный и горький час, когда к власти рвется предательство. Знайте же, что недалек тот день, когда вновь откроется широкая дорога, по которой пройдет свободный человек, чтобы строить лучшее общество.Да здравствует Чили! Да здравствует народ! Да здравствуют трудящиеся!Таковы мои последние слова. И я уверен – моя жертва не будет напрасной. Я уверен, что она станет, по крайней мере, моральным уроком и наказанием вероломству, трусости и предательству».Когда он замолкает, во дворце царит тишина.– Казалось, он всю жизнь готовился к этому моменту. Он был самым цельным из всех нас и полностью контролировал ситуацию. Он оставался президентом Чили, – вспоминал впоследствии инспектор Сеоане.– Я сидел напротив него. Когда я его слушал, у меня стоял ком в горле, я думал: «Какой великий, великий это человек». Я чувствовал такое восхищение, что хотелось плакать. Президент прощался, и в этом прощании была вся его цельность и последовательность. На наших глазах он превращался в героя. Когда он закончил, мы все встали, и наступила долгая и плотная тишина. Потом мы все вместе с ним вышли из его кабинета, – вспоминает доктор Артуро Хирон.Президент принимает решение о том, что с ним останутся только те, кто хочет. Он предоставляет свободу действия президентской гвардии, состоявшей из карабинеров. В этот момент ему не нужны оплачиваемые защитники, уже не важны ни должности, ни чины. Честь остаться с ним во дворце – вопрос личной совести и чувства долга каждого. Карабинеры уходят, но президент приказывает им оставить оружие защитникам дворца. Потом Пиночет расскажет об «арсеналах, найденных в Ла-Монеде».С таким же предложением он обращается и к специальной следственной бригаде из министерства внутренних дел, отвечавшей за его безопасность. Из семнадцати, шестнадцать решают остаться.– Я остался, потому что это был мой долг. Я поклялся защищать закон, если нужно даже ценой собственной жизни. Как бы я смотрел в глаза своим детям, если бы не сделал этого? – заявил впроследствии следователь Давид Гарридо.– Нет, мы не были героями. Мы не стремились принести себя в жертву ради политического идеала. Мы были государственными служащими, и нам было очень страшно, но мы понимали, что если бы мы покинули свой пост, это значило бы, что мы оказались никуда не годными полицейскими – вспоминает командир бригады Хуан Сеоане.Начинается атака дворца. Танки и вертолеты начинают в упор расстреливать Ла-Монеду– Мне выдали автомат. Помню, что я взял его в руки и стал рассматривать, не зная, что с ним делать. Он был очень тяжелым, и я не имел ни малейшего понятия, как с ним обращаться. Так что, покрутив его в руках, я оставил автомат на полу, - вспоминает доктор Артуро Хирон, бывший министр здравоохранения.В какой-то момент Альенде исчезает из поля зрения защитников Ла-Монеды. Артуро Хирон отправляется на поиски и находит его в одном из офисов возле президентского кабинета, лежащим на полу и стреляющим из автомата в окно.Доктор Хирон кричит ему, что-то требуя, чтобы он прекратил стрельбу и перебрался в более безопасное место, но президент не слышит. Артуро Хирон вспоминает:– Тогда я подполз к нему сзади и схватив его за ноги стал оттаскивать его назад, вглубь кабинета. Сначала он попытался вырваться и обматерил меня, но затем, узнав меня сказал: – А, это ты, Хирончик… Видишь, все оказалось куда серьезнее, чем мы думали…Альенде собирает всех в одном из салонов. После краткого анализа происходящего переворота, он заявляет:– Остаться здесь должны только те, кто хочет и может участвовать в бою. Все, кто по какой либо причине не могут – должны немедленно покинуть Ла-Монеду. Единственные, кто обязан остаться – это члены моей личной охраны. Ясно? Я не хочу мучеников. Слушайте внимательно, я не хо-чу му-че-ни-ков! Сейчас я попрошу о прекращении огня на несколько минут, и вам дадут выйти.Все смотрят на него и друг на друга. Никто не шевелится.Альенде решает постараться убедить хотя бы женщин. Во дворце их девять, среди них – его обе дочери: Исабель и Беатрис, которая находится на восьмом месяце беременности. У Беатрис с отцом с раннего детства совершенно особые отношения. Они всегда были настолько близки, и это расставание ей кажется невозможным.– Пожалуйста, не осложняйте мое положение, – убеждает-просит-приказывает Альенде, – вы должны уйти и должны сделать это прямо сейчас, до того как начнется бомбежка. Мы связались с команданте Бадиолой из министерства обороны, и я сейчас попрошу о прекращении огня, чтобы вы могли выйти.– Там, снаружи, нас убьют, президент. Послушайте стрельбу, послушайте… И между тем, чтобы умереть на улице или умереть в Ла-Монеде, я хочу остаться с вами, президент, – говорит журналистка Вероника Аумада, которой двадцать пять лет, но ее длинные черные волосы делают ее моложе своего возраста.– Нет, вы не умрете, ни снаружи, ни внутри. Вы будете жить. И вы, Вероника, помните, что вы должны написать обо всем этом. Это ваш долг. Они должны выполнить свое обещание о прекращении огня. Вы выйдете оттуда, и там вас будет ждать джип…, – президент говорит это очень серьезно, тоном, не допускающим возражений.Президент просит доктора Хирона помочь ему убедить Беатрис. Он был когда-то ее преподавателем на медицинском факультете, и она всегда очень уважала его. Артуро Хирон пытается найти все возможные и невозможные аргументы:– Послушай, Тати (уменьшительное от Беатрис), ты здесь станешь больше помехой, чем помощью. Подумай хоть чуть-чуть, и ты согласишься. Ты на восьмом месяце… ты должна беречь своего сына… что тебе здесь делать? Сейчас нас будут бомбить, сюда будут падать настоящие бомбы. Мы не сможем беречь тебя. Пожалуйста, уходи. Уходи с остальными женщинами. Твоему отцу нужно, чтобы ты ушла.Беатрис продолжает молча смотреть на него.Подходит Альенде:– Тати, на этот раз я не прошу тебя. Я тебе приказываю. Ты должна уйти и прямо сейчас. Ты мешаешь мне делать то, что я должен. Если ты хочешь помочь мне, ты должна уйти и немедленно. Мне необходимо знать, что ты и твоя сестра вне опасности! Это мое поручение тебе – вытащить отсюда твою сестру и выйти отсюда вместе с этим человечком, который внутри тебя. Понимаешь?..Они долго молча смотрят друг на друга. Потом он осторожно обнимает ее, обнять ее крепче не позволяет живот Беатрис. На ухо он шепчет ей еще одно задание: «Нужно рассказать миру о том, что произошло здесь. Ды должна помочь в этом, дочь». Времени не остается. Женщины бегом спускаются по лестнице и выходят.Беатрис, любимая дочь президента, никогда так и не оправилась от этого дня и покончила с собой в 1976 году на Кубе.Чтобы вытащить из Ла-Монеды Марсию, ассистента замминистра внутренних дел, был придуман повод – отправить ее в гараж за машиной одного из следователей. В этот момент над дворцом пронесся первый самолет, и упала первая ракета. Было 11:52. Все бросились на пол. От новых и новых ракет, разрывашихся в разных точках дворца, все здание содрогалось и не позволяло удержаться на ногах. Журналист Хоркера был совершенно бледный и не в состоянии ни думать ни действовать. Альенде подполз к нему и потрепал по плечу:– Нам не страшно, правда? – сказал президент своему старому близкому другу.– Страшно… нет, Президент… я просто немного испугался… и вот-вот наложу в штаны от испуга, – заплетающимся языком пытается пошутить тот.Следователь Давид Гарридо в коридоре второго этажа слышит гул приближающегося на бреющем полете самолета. Он вспоминает:– В каком-то детском фильме о войне говорилось, что когда бомбардировщик пролетает над тобой, нужно сосчитать до трех. Мы услышали свист бомбы, упавшей прямо над нами. Взрывная волна отбросила нас на середину лестничного проема. Когда я попытался встать, я чуть не упал назад. Я посмотрел на свои ботинки и увидел, что они остались без каблуков. Взрывная волна оторвала их.Воздушная атака ведется без перерыва. Летчики ВВС безупречно выполняют миссию, десятки ракет попадают в цель, заставляя защитников Ла-Монеды метаться по коридорам пылающего дворца в поисках глотка свежего воздуха и спасаясь от падающих сверху конструкций. Адский грохот разрывов, пыль и дым не позволяют ориентироваться в постоянно сужающемся пространстве. Потом удается найти одну чудом уцелевшую лесницу и все садятся на нее в ожидании смерти, чуда, что начинает казаться уже одним и тем же.– Это настоящая бойня, – говорит кто-то.– Что будем делать?– Мы сгорим здесь все…– Что делать, Президент?…Альенде подползает к столу для торжественных приемов, и ложится под него, приглашая жестом следовать за ним. Под столом дышать немного легче. Там он убеждает еще трех из присутствующих покинуть дворец. Его последняя миссия – в спасении жизней близких. С белым флагом они пробираются к выходу, но их встречают пулями. Они возвращаются.Один из присутствующих направляется на кухню в поисках воды, открывает дверь и видит сидящего на корточках с автоматом между ног умирающего Аугусто Оливареса. Известный журналист, друг и советник президента, директор отдела прессы Национального Телевидения Аугусто Оливарес покончил с собой. Альенде подходит в молчании и не может справиться со слезами.– Пожалуйста, почтим его память минутой молчания, – глухим голосом просит президент.На Ла-Монеду пикируют новые самолеты. Дышать становится совершенно невозможно. Альенде принимает решение:– Все. Теперь сдаемся. Все выходим. Предупредите всех, что все сейчас выходим. Оставьте здесь все оружие… Будем выходить по одному… Сначала выходит…– А вы, президент?– Я выйду последним, не волнуйтесь.Когда все начинают спускаться по лестнице, Альенде возвращается в свой рабочий кабинет, потому что «должен взять некоторые документы». Последние из выходивших слышат, его крик: «Альенде не сдается!» и после этого звучит короткая автоматная очередь.Сентябрь не везде осень. В Чили это весна. Но не любая весна – радость и цветение. Здесь это время боли и памяти, которые время не лечит.Каждый год, 11 сентября мы, чилийцы и нечилийцы, живущие в этой стране, идем на центральное кладбище Сантьяго. Сначала – к мемориалу «пропавшим без вести» и казненным, а потом – к могиле Сальвадора Альенде. Нас немного, всего несколько тысяч, потому что все эти годы из этой страны целенаправленно и постоянно вытравливалась память об этом. Потому что диктатура смогла контролировать здесь не только мысли, но и чувства миллионов чилийцев, разучившихся смотреть себе в сердце и другому – в глаза. Потому что человеку, кроме высоких чувств и мыслей, присущ еще и животный страх, и 18 лет диктатуры в Чили, оказались образцовым уроком страха, который большинство жителей этой страны, к сожалению, очень хорошо усвоила. Потому что чилийский флаг на Ла-Монеде, подожженный и сожженный ракетами путчистов – не метафора, а реальность этой страны, которая не смогла больше стать той, что была до 11 сентября. Многие из участников этих событий стали совершенно другими. Некоторые специалисты по зажигательным революционным речам, обвинявшие Альенде в буржуазном реформизме и 11 сентября спасшие свои драгоценные жизни в иностранных посольствах стали сегодня представителями и администраторами транснациональных корпораций в Чили и в дни подобных годовщин не прочь порассуждать с высоких трибун об ошибках Народного Единства и покаяться в грехах собственной юности. Некоторые другие, скопив стартовый капитал на мировых кампаниях солидарности с Чили, завели собственный бизнес и оставили темы прошлого в прошлом. Другие, некогда юные министры правительства Альенде вернулись к политической власти в составе нынешнего правительства Чили и пытаются убедить нас в возможности неолиберализма «с человеческим лицом», устало смирившись с невозможностью невозможного. Пожалуйста, сами возьмите эти два последних слова в кавычки.Поэтому давайте вспомним в эти сентябрьские дни о Президенте Чили Сальвадоре Альенде, жизнь которого вышла за рамки любого времени, и смерть которого стала доказательством собственной невозможности. Потому что здесь, в Чили, как сказал Сарамаго, мертвые живы и живые мертвы. И первые весенние цветы, падающие сегодня на могилу Альенде и других наших павших, всегда росли и растут вдоль той самой странной дороги, по которой пройдет свободный человек, чтобы строить лучшее общество.Олег Ясинский.

14 июня 2015, 16:23

14 июня 1928 года родился Эрнесто Че Гевара

Эрнесто Гевара родился 14 июня 1928 года в аргентинском городе Росарио, в семье архитектора ирландского происхождения Эрнесто Гевара Линч (1900—1987). По матери — доньи Селии де ла Серна ла Льоса (1908—1965) Че Гевара имел испанские корни. Вопреки распространённому мнению, предпоследний вице-король Перу Хосе де ла Серна не был ему родственником. Селия унаследовала плантацию херба-матэ (парагвайский чай) в провинции Мисионес. Улучшив положение рабочих — в частности, начав выплачивать им зарплату деньгами, — отец Че вызвал недовольство окрестных плантаторов, и семья была вынуждена переселиться в Росарио, в то время — второй по размеру город Аргентины, открыв там фабрику по переработке чая иерба-матэ. В этом городе родился Че. Из-за мирового экономического кризиса семья через некоторое время вернулась в Мисионес на плантацию. Помимо Эрнесто, которого в детстве звали Тэтэ (в переводе «поросёнок»), в семье было ещё четверо детей: Селия (стала архитектором), Роберто (адвокат), Анна-Мария (архитектор), Хуан Мартин (проектировщик). Все дети получили высшее образование.[5] В Че Гевара все было неправильно. Вместо аристократического звучного имени Эрнесто Гевара де ла Серна - краткий, почти безликий псевдоним Че, даже смысла-то особого не имеющий. Просто междометие - ну, эй. Аргентинцы повторяют его через слово. А вот поди ж ты - прижился, запомнился, стал известен миру. Вместо щегольского наряда и напомаженных волос - помятая куртка, стоптанные башмаки, растрепанная шевелюра. Коренной аргентинец, а танго от вальса не мог отличить. И тем не менее именно он, а не кто-то из франтоватых сверстников пленил сердце Чинчины, дочери одного из богатейших помещиков Кордовы. Так и приходил на званые вечера в ее дом - лохматый, в потрепанной одежде, ужасая снобов-гостей. И все равно был для нее лучше всех. До поры, конечно. В конце концов проза жизни взяла свое: Чинчине хотелось спокойной, обеспеченной, комфортной жизни - нормальной жизни, одним словом. А вот для нормальной-то жизни Эрнесто как раз и не годился. Тогда, в юные годы, им владела мечта - спасти мир. Любой ценой. Вот, наверное, в чем секрет. Вот почему изнеженный, болезненный мальчик из родовитой семьи оказался революционером. А ведь в роду его матери - последний вице-король Перу, брат отца - адмирал - был аргентинским послом на Кубе, когда там партизанил его племянник. Его отец, тоже Эрнесто, говорил: "В жилах моего сына текла кровь ирландских мятежников, испанских завоевателей и аргентинских патриотов"... Революционер. В расхожем представлении - угрюмый немногословный субъект, чуждый радостям жизни. А он жил жадно, с удовольствием: взахлеб читал, любил живопись, сам рисовал акварелью, увлекался шахматами (даже совершив революцию, продолжал участвовать в любительских шахматных турнирах, а жену в шутку предупреждал: "пошел на свидание"), играл в футбол и регби, занимался планеризмом, гонял плоты по Амазонке, обожал велоспорт. Даже в газетах имя Гевары появилось в первый раз не в связи с революционными событиями, а когда он совершил на мопеде турне в четыре тысячи километров, исколесив всю Южную Америку. Потом на пару с другом, Альберто Гранадосом, Эрнесто путешествовал на дряхлом мотоцикле. Когда загнанный мотоцикл испустил дух, молодые люди продолжили путь пешком. О приключениях в Колумбии Гранадос вспоминал: "Мы прибыли в Летисию не только до предела измотанные, но и без сентаво в кармане. Наш непрезентабельный вид вызвал естественные подозрения у полиции, и вскоре мы очутились за решеткой. Нас выручила слава аргентинского футбола. Когда начальник полиции, страстный болельщик, узнал, что мы аргентинцы, он предложил нам свободу в обмен на согласие стать тренерами местной футбольной команды, которой предстояло участвовать в районном чемпионате. И когда наша команда выиграла, благодарные фанатики кожаного мяча купили нам билеты на самолет, который благополучно доставил нас в Боготу". Болезненный. 2 мая 1930 года (Тэтэ - так Эрнесто звали в детстве - было всего два года) у него случился первый приступ астмы. Врачи посоветовали сменить климат - семья, продав свою плантацию, перебралась в Кордову. Болезнь не отпускала Эрнесто всю жизнь. Даже в школу первые два года он не мог ходить - маме пришлось заниматься с ним дома. К слову сказать, с матерью Эрнесто повезло. Селия де ла Сер-на-и-де ла Льоса была женщиной незаурядной: владела несколькими языками, стала одной из первых в стране феминисток и едва ли не первой среди аргентинских женщин автолюбительницей, была невероятно начитанна. В доме была огромная библиотека, мальчик пристрастился к чтению. Обожал поэзию, сохранил эту страсть до самой смерти - в рюкзаке, найденном в Боливии после гибели Че, вместе с "Боливийским дневником" лежала тетрадь с его любимыми стихами. Человек, который всю жизнь не мог усидеть на месте. С детства. В одиннадцать лет Тэтэ вместе с младшим братом сбежал из дома. Их нашли только через несколько дней в восьмистах километрах от Росарио. В юности, уже будучи студентом медицинского факультета, Гевара завербовался на грузовое судно: семья нуждалась в деньгах. Потом - по собственному выбору - стажировался в лепрозории. Однажды судьба забросила Гевару и Гранадоса в Перу, к развалинам древнего индейского города Мачу-Пикчу, где последний император инков дал бой испанским конкистадорам. Альберто сказал Че: "Знаешь, старик, давай останемся здесь. Я женюсь на индианке из знатного инкского рода, провозглашу себя императором и стану правителем Перу, а тебя назначу премьер-министром, и мы вместе осуществим социальную революцию". Че ответил: "Ты сумасшедший, революцию без стрельбы не делают!" Окончив университет и получив диплом врача-хирурга, Эрнесто Гевара и не подумал остепениться. Можно было бы начать размеренную жизнь - профессия врача в Аргентине всегда была доходным делом, - но он... покидает родину. И оказывается в Гватемале в самый драматический для этой страны момент. В результате первых свободных выборов к власти в республике пришло правительство умеренно-реформаторского толка. В июне 1954 года президент Дуайт Эйзенхауэр организовал военную интервенцию против Гватемалы. Именно тогда Гевара утверждается в мысли: революцию без стрельбы не делают. Из всех рецептов избавления от социального неравенства Эрнесто избирает марксизм, но не рационально-догматический, а романтически-идеализированный. После Гватемалы Эрнесто оказался в Мехико, работал книготорговцем, уличным фотографом, врачом. И вот тут его жизнь круто изменилась - он познакомился с братьями Кастро. После неудачного штурма казармы "Монкада" 26 июля 1953 Кастро эмигрировали в Мексику. Здесь они разрабатывали план свержения диктатуры Фульхенсио Батисты. В тренировочном лагере под Мехико Эрнесто изучал военное дело. Полиция арестовала будущего повстанца. Единственным документом, найденным у Че, оказалась неизвестно как попавшая в карман справка о посещений курсов... русского языка. Выбравшись из тюрьмы, Че едва не опоздал на борт "Гранмы". Среди примерно ста повстанцев Эрнесто был единственным иностранцем. После недельного плавания яхта пришвартовалась у юго-восточной оконечности Кубы, но в момент высадки десант встретила засада. Часть повстанцев была убита, кого-то взяли в плен, Че ранили. Оставшиеся укрылись в лесистых горах Сьерра-Маэстры и начали 25-месячную борьбу. Все это время родители Эрнесто почти не получали от него вестей. И вдруг - радость. Около полуночи 31 декабря 1958 года (на следующий день на Кубе победила революция) в дверь их дома в Буэнос-Айресе постучали. Открыв дверь, отец Эрнесто не увидел никого, зато на пороге лежал конверт. Весточка от сына! "Дорогие старики! Самочувствие отличное. Израсходовал две, осталось пять. Однако уповайте, чтобы бог был аргентинцем. Крепко обнимаю вас всех, Тэтэ". Гевара часто повторял, что у него, как у кошки, семь жизней. Слова "израсходовал две, осталось пять" означали, что Эрнесто был дважды ранен. Кто принес письмо, семья Гевары так никогда и не узнала. А через неделю, когда Гавана уже была в руках повстанцев, с Кубы прибыл самолет за семьей Че. Через несколько дней после победы Че посетил Сальвадор Альенде. Будущий президент Чили оказался в Гаване проездом. Об этой встрече Альенде рассказывал: "В большом помещении, приспособленном под спальню, где всюду виднелись книги, на походной раскладушке лежал голый по пояс человек в зелено-оливковых штанах, с пронзительным взглядом и ингалятором в руке. Жестом он просил меня подождать, пока справится с сильным приступом астмы. В течение нескольких минут я наблюдал за ним и видел лихорадочный блеск его глаз. Передо мной лежал, скошенный жестоким недугом, один из великих борцов Америки. Он без рисовки мне сказал, что на всем протяжении повстанческой войны астма не давала ему покоя". Но повстанческая война закончилась. Наступили будни. Че - министр промышленности, руководитель комиссии по планированию, главный банкир. Его размашистая подпись из двух букв появляется на денежных купюрах. Он изучает высшую математику, пишет работу о теории и практике революции, в которой излагает теорию "партизанского очага": горстка революционеров, в основном из слоев образованной молодежи, уходит в горы, начинает вооруженную борьбу, привлекает на свою сторону крестьян, создает повстанческую армию и свергает антинародный режим. Кубинская революция нуждалась в международном признании, и Че возглавляет важные дипломатические миссии. В августе 1961 года он участвовал в межамериканском экономическом совещании на модном уругвайском курорте Пунта-дель-Эсте. Там была озвучена предложенная президентом Джоном Кеннеди программа "Союз ради прогресса". Куба в блокаде, правители латиноамериканских стран в обмен на экономическую помощь разрывают отношения с "островом Свободы". Советскому посольству в Уругвае из Москвы предписали оказать содействие миссии Че. После окончания его лекции в Монтевидео на слушателей обрушилась полиция. Грянул выстрел, и на мостовую упал сраженный пулей профессор. Профессора убивать не собирались - пуля предназначалась Че. Че первым из выдающихся деятелей кубинской революции приехал в Москву. Сохранились фотографии. Упакованный в шапку-ушанку Че на трибуне Мавзолея 7 ноября. Он искренне симпатизировал нашей стране и, может быть, поэтому был обеспокоен инициативой Хрущева "запустить американцам в штаны ежа", разместив на Кубе советские ракеты. Министр промышленности, банкир, дипломат... А в душе Че всегда оставался революционером - безоглядно верил в эффект "партизанского очага", в то, что Сьерра-Маэстру можно повторить в других странах "третьего мира". Восемь месяцев воевал он в Конго ради спасения режима преемника Лумумбы. Используя Танзанию как тыловую базу, Че возглавил отряд из чернокожих кубинцев. Найти общий язык с конголезцами ему не удалось: они стреляли из автоматов с закрытыми глазами. Поражение в Конго излечило Че от иллюзий о "революционном потенциале Африки". Оставалась "беременная революцией" Латинская Америка, ее слабейшее звено - обездоленная, отрезанная от внешнего мира Боливия, пережившая за недолгую историю независимости около двухсот путчей. Че торопится: США стремительно берут реванш за победу кубинской революции. В 1964 году в Бразилии на двадцать с лишним лет воцарился военный режим. А как говорил Никсон, "по тому пути, по которому пойдет Бразилия, пойдет весь континент". Континент явно дрейфовал вправо. Еще через год президент Линдон Джонсон организовал интервенцию против Доминиканской Республики. Созданием нового "партизанского очага" Че Гевара надеялся отвлечь внимание США от Кубы. В марте 1965 года Че Гевара вернулся на Кубу после трехмесячного отсутствия. И с тех пор... больше на публике не появлялся. Журналисты терялись в догадках: арестован? болен? бежал? убит? В апреле мать Эрнесто получила письмо. Сын сообщал, что собирается уйти от государственной деятельности и поселиться где-то в глуши. Вскоре после исчезновения Че Фидель в узком кругу оглашает его письмо: "Я официально отказываюсь от своего поста в руководстве партии, от своего поста министра, от звания команданте, от моего кубинского гражданства. Официально меня ничто больше не связывает с Кубой, кроме лишь связей другого рода, от которых нельзя отказаться так, как я отказываюсь от своих постов". Вот фрагменты письма, которое он оставил "дорогим старикам", своим родителям: "...Я вновь чувствую своими пятками ребра Росинанта, снова, облачившись в доспехи, я пускаюсь в путь. ...Многие назовут меня искателем приключений, и это так. Но только я искатель приключений особого рода, из той породы, что рискуют своей шкурой, дабы доказать свою правоту. Может быть, я пытаюсь сделать это в последний раз. Я не ищу такого конца, но он возможен... И если так случится, примите мое последнее объятие. Я любил Вас крепко, только не умел выразить свою любовь. Я слишком прямолинеен в своих действиях и думаю, что иногда меня не понимали. К тому же было нелегко меня понять, но на этот раз - верьте мне. Итак, решимость, которую я совершенствовал с увлечением артиста, заставит действовать хилые ноги и уставшие легкие. Я добьюсь своего. Вспоминайте иногда этого скромного кондотьера XX века... Крепко обнимает Вас Ваш блудный и неисправимый сын Эрнесто" А вот письмо детям: "Дорогие Ильдита, Алеидита, Камило, Селия и Эрнесто! Если когда-нибудь вы прочтете это письмо, значит, меня не будет среди вас. Вы мало что вспомните обо мне, а малыши не вспомнят ничего. Ваш отец был человеком, который действовал согласно своим взглядам и, несомненно, жил согласно своим убеждениям. Растите хорошими революционерами. Учитесь много, чтобы овладеть техникой, которая позволяет властвовать над природой. Помните, что самое главное - это революция и каждый из нас в отдельности ничего не значит. И главное, будьте всегда способными самым глубоким образом почувствовать любую несправедливость, совершаемую где бы то ни было в мире. Это самая прекрасная черта революционера. До свидания, детки, я надеюсь еще вас увидеть. Папа шлет вам большущий поцелуй и крепко обнимает вас". Надежда не сбылась. Он их больше не увидел. Эти письма были последней весточкой. Через полтора года после исчезновения Че окажется в Боливии во главе разноплеменного отряда из сорока человек: примерно с такой же "команды" начиналась герилья на Кубе. Но второй Сьерра-Маэстре состояться было не суждено. Крестьяне-индейцы ко всем белым - а уж к иностранцам тем более - относились как к чужакам. Вопреки ожиданиям не оказала помощи местная компартия, неизменно выполнявшая идеологический заказ Москвы. А Москве не нужна была еще одна совершаемая в нарушение кремлевских святцев (без участия гегемона-пролетариата) революция. Все одиннадцать месяцев пребывания Че в Боливии его деморализованный отряд преследовали неудачи. Петляя, повстанцы тщетно пытались уйти от натренированных американцами рейнджеров. Президент Джонсон дал добро на операцию "Синтия" - ликвидацию Че и его отряда. За сутки до развязки "Нью-Йорк тайме" опубликовала корреспонденцию под заголовком "Последний бой Че". 8 октября 1967 года Че попал в западню в ущелье Эль-Юро на юго-востоке Боливии. Истощенный, он еле двигался, давно не было лекарства от астмы, его трясла малярия, мучили желудочные боли. Че оказался в одиночестве, его карабин был разбит, сам он ранен. Легендарный партизан попал в плен. В близлежащем селе его заперли в хибару, именуемую школой. На появление высоких военных чинов Че никак не отреагировал. Его последний разговор - с молодой учительницей Хулией Кортес. На классной доске было написано мелом по-испански: "Я уже умею читать". Че сказал, улыбаясь: "Слово "читать" написано с ударением. Это ошибка!" 9 октября примерно в 13.30 унтер-офицер Ма-рио Теран из автоматической винтовки М-2 застрелил Че. В доказательство, что ненавистный Че погиб, его тело выставили на всеобщее обозрение. Индейцам Че напоминал Христа, и они, как амулеты, срезали пряди его волос. По указанию боливийского военного руководства и резидентуры ЦРУ с лица Че сняли восковую маску, отрубили кисти рук для идентификации отпечатков пальцев. Позже доброхот переправит на Кубу заспиртованные кисти рук Че и они станут предметом поклонения. Только почти через три десятилетия убийцы Че раскрыли правду о месте его захоронения. 11 октября тела Че и шестерых его соратников погребли в братской могиле, сровняли ее с землей и залили асфальтом на взлетно-посадочной полосе аэродрома в окрестностях поселка Валье-гранде. Позже, когда останки павших партизан доставят в Гавану, скелет с биркой "Е-2" опознают как останки Че. Торжественные похороны Че состоялись в канун открытия V съезда Компартии Кубы. Был объявлен недельный траур. Обелиски, мемориальные доски, плакаты с девизом Че: "Всегда до победы!" Сотни тысяч кубинцев прошли в молчании мимо семи контейнеров из полированного дерева. Партизан похоронили в трехстах километрах к востоку от Гаваны, в центре провинции Лас-Вильяс городе Санта-Клара, где Че одержал свою самую блистательную победу. А 17 октября 1997 года останки Че перевезли в мавзолей, устроенный в основании памятника, воздвигнутого к двадцатой годовщине его гибели. Среди многочисленных участников траурной церемонии - вдова французского президента Франсуа Миттерана, земляк Че прославленный форвард Диего Марадона. Отданы высшие военные почести, у места захоронения Фидель Кастро зажег вечный огонь. Кажется, поставлена точка в судьбе человека-легенды. ...Эрнесто Че Гевары нет в живых уже больше сорока лет. Его великие современники - Джон Кеннеди и Никита Хрущев, Шарль де Голль и Мао Цзэдун - заняли свои места в учебниках всемирной истории, а Че - по-прежнему кумир. Время Че продолжается. http://x3m-slider.org.ua/blog/content/ernesto-che-gevara-ernesto-che-gevara-biografiya

16 марта 2015, 07:31

Наши люди в Голливуде

Оригинал взят у skif_tag в Наши люди в ГолливудеДумаю, Аугусто Пиночета узнали все... Для нас, советских школьников 70-х, его образ в карикатурах "Крокодила" стал таким родным и близким, что уже вполне мог конкурировать по популярности с Владимиром Ильичом, чей лик преследовал нас на каждом шагу, от октябрёнского значка до помятой "трёшки".А вот человека за его спиной мы не знали. И были бы очень удивлены, если бы нам сказали что он русский.Михаил Краснов. Да, да, внучатый племянник того самого Петра Николаевича Краснова, знаменитого донского атамана, всю жизнь посвятившего борьбе с большевиками, воевавшего с Советами на стороне немцев во Вторую Мировую.16 августа 1918 года на Войсковом круге в Новочеркасске он говорил: “Спасут Россию ее казаки! И тогда снова, как встарь, широко развернется над дворцом нашего Атамана бело-сине-красный флаг - Единой и Неделимой России!..”В1943 году, напутствуя назначенного Окружным атаманом донских станиц полковника М.Ротова, тот же П.Н. Краснов говорит: “Знаю одно - страшнее коммунистов вряд ли будет кто, так как эти не только физически, но, главным образом, духовно уничтожают Россию. Сейчас немцы считают нас разделяющими стремление их разделить Россию, образовывая Дон, Кубань, Терек. Но это утопия, и просто бессмысленно представлять наш Дон без общей родины!.. В данное время немцы нам верят, и воспользуемся этим! Мое желание - освободить от коммунистов хотя бы уголок России и наладить былую русскую жизнь, чтобы этот уголок светился, как маяк, привлекая русский народ и внося надежду на освобождение... Ну, а если они этого не поймут - Бог им судья!.. Вот вам моя инструкция - это приказ номер один!..”Рядом на фото - его племянник Семён Николаевич. Как и дядя был выдан союзниками НКВД, и казнён в 1947 году. Их повесили на крючья, поддев под основание черепа...Участник ледянного похода Семён Краснов в центре. На фото рядом в сборе вся семья - Пётр Краснов с супругой и Семён Краснов со своей половиной.Жена Семёна Краснова - Дина Марченко. Ниже - её родители.Дед и бабушка Михаила Семёновича по материнской линии- кубанские казаки Мария и Владимир МарченкоИстория спасения Дины Красновой-Марченко выглядит совершенно фантастической.Википедия сообщает:Кубанская казачка и студентка парижского университета Дина Владимировна Марченко познакомилась с донским казаком Семёном Красновым в эмиграции. Поженились в разгар Второй мировой войны. В конце войны находились в составе казачьих формирований, расположенных в Лиенце (Австрия). После вывоза из лагеря и последующей передачи всех казачьих офицеров, в том числе Красновых, в руки советского командования матери Михаила вместе с его бабушкой Марией удалось бежать из лагеря для перемещенных лиц. Побегу и укрытию от СМЕРШа в большой степени способствовала помощь одного чилийского дипломата по фамилии Санта Крус. Задолго до начала Второй мировой Войны тот познакомился и подружился с Петром Николаевичем Красновым и был хорошо знаком как с Семёном, так и с Диной. На момент окончания войны Санта Крус находился в Италии. Узнав о передаче британцами практически всех Красновых в руки советского командования, Санта Крус срочно приехал в Австрию, разыскал Дину, снял дом и, пользуясь дипломатической неприкосновенностью, надолго предоставил убежище и необходимую помощь не только беременной Дине с её матерью, но и семьям других казаков, которым удалось бежать во время выдачи казаков в Лиенце. Мама Михаила Семёновича - Дина Марченко.                  Лиенц, 1945 год.                                                                                              Михаил Краснов-Марченко (справа)                                                                                                                                              в лагере для беженцев, Австрия, 1947 год.Позднее Санта Крус переправил его семью в порт Триест (Италия), где они провели несколько месяцев в ожидании возможности для погрузки на какое-либо судно, направляющееся в Южную Америку. Это стало возможным лишь в 1948-м году.На борту судна «Мерси» прибыли в порт Вальпараисо 19 августа 1948 г.Михаил-Мигель получил чилийское гражданство. Когда вопрос встал о выборе жизненного пути, без колебаний решил стать военным. Он окончил военную школу в Сантьяго в 1967 году. А в 1973 вместе с другими чилийскими военными примкнул к военному перевороту.Мигелю на роду было написано ненавидеть коммунистов — и воевать с ними «до последней капли крови». Он и сам говорит о себе как об идейном борце и продолжателе дела своей фамилии.«Удивительно все то, что со мной, Красновым в третьем поколении, случилось! — заявил он в одном из интервью. — Ведь мне выпало противостоять врагу, причиняющему боль громадному большинству человечества, тому же врагу, с которым довелось сражаться моим родителям».В 1973 году армия встала на пути превращения Чили в марксистское государство. Лейтенант Краснов 11 сентября командовал захватом президентского дома на улице Моро, потом отвечал за бывших членов левого кабинета, находившихися под стражей на территории Военной Школы, организовывал систему безопасности генерала Аугусто Пиночета. В 1974 г. его прикомандировали к Национальному Разведывательному Управлению (ДИНА), боровшемуся с многочисленными подрывными группами, до конца 1976 года воевал с террористами – “не прячась и не скрывая своего лица, в соответствии с нашей моральной и профессиональной этикой… То, чем я занимался, точно соответствует регламенту устава и военного кодекса”.Сын казака, как никто другой в Чили, знал - где бы к власти, тем или иным способом, не пришли коммунисты, там неизбежны жестокий террор и развал экономики. По словам самого Михаила Семёновича - “ни одна идеология, основанная на терроре, насилии, лжи и угнетении, не может быть выгодна простому человеку - она неизбежно будет приговорена к исчезновению из умов и сердец людей, как это происходит сейчас с идеологией марксизма-ленинизма, главным распространителем которой был СССР…”Википедия:Принимал участие в перевороте 11 сентября 1973 года, свергнувшем правительство Альенде, участвовал в пытках и расстрелах на Национальном стадионе в Сантьяго.В декабре 1974 года награждён высшей национальной медалью «За мужество» (не присуждавшейся до того момента 100 лет) за уничтожение, путем применения пыток и убийств, членов Хунты революционной координации и Левого революционного движения. Участвовал в пытках бессудно арестованных диссидентов в секретном пыточном центре «Londres 38», ранее бывшим местным отделением Социалистической партии Чили.С 1995 — бригадный генерал; награждён Военной Звездой чилийских Вооруженных Сил, Большой Звездой за воинские заслуги и Звездой Славы за заслуги перед генеральным штабом. В 1998 году, после ухода Пиночета с поста главнокомандующего, вышел в отставку, но получил должность директора гостинично-санаторного комплекса для военных.Летом 2001 года арестован и предан суду по обвинению в причастности к преступлениям начиная с 1973 года. В мае 2004 года судья Алехандро Солис приговорил бригадного генерала запаса к 15 годам заключения за соучастие в похищении и пытках молодой журналистки Дианы Арон Свигилиски.После этого активное участие в судьбе Мигеля Краснова приняли российские казаки.Официальный представитель Всевеликого войска Донского Владимир Воронин в конце сентября заявил: «Казаки Ростовской области намерены организовать помощь в освобождении из мест заключения в Чили бригадного генерала чилийской армии Мигеля Краснова — внучатого племянника донского атамана времен Гражданской войны Петра Краснова. С этой целью в Чили по поручению войскового атамана Виктора Водолацкого вылетел представитель войска». «Представителем войска» оказался Вадим Варшавский, депутат Госдумы от «Единой России» и хозяин «Русского угля»Варшавский нанял лучшего, самого дорогого в Чили адвоката, но это не помогло.В декабре 2004 года судья Алехандро Солис приговорил бывшего бригадного генерала к 10 годам тюремного заключения за соучастие в похищении и пытках Эдгардо Кортеса Хоо.В 2005 году приговорён к 10 годам тюремного заключения за соучастие в похищении и убийстве Мигеля Анхеля Сандоваля.В июне 2006 года III апелляционная палата Трибунала Сантьяго приговорила его к 10 годам заключения за соучастие в похищении и последующем «исчезновении» Рикардо Аурелио Тронкосо Муньоса и Эльсы Виктории Лютнер Муньос.В 2007 году приговорён к трём годам и одному дню тюремного заключения за соучастие в похищении Офелио де ла Крус Ласо Ласо; к десяти годам и одному дню тюремного заключения за похищение и убийство Хулио Флореса.В 2008 году Мигель Краснов был приговорён к семи годам тюремного заключения за соучастие в похищении и убийстве испанского священника Антонио Льидо; к трём годам за соучастие в похищении Альваро Барриоса Дуке; к десяти годам и одному дню заключения за похищение Марсело Салинаса Эйтеля.В 2010 году в числе группы других бывших офицеров (включая главу ДИНА Мануэля Контрераса) осуждён на десять лет и один день тюремного заключения, за участие в «исчезновении» восьми оппозиционеров в центре пыток Вилла Гримальди.В 2010 году осуждён французским судом на 30 лет заключения за причастность к похищению, пыткам и убийству Альфонса Шанфро, имевшего французское гражданство.Бригадный генерал не признал себя виновным ни по одному пункту обвинения.На фото Мигель Краснов с семьёй перед очередным судом во внутреннем дворике изолятора.Потомок знаменитого казачьего рода России до сих пор жив, сидит в чилийской тюрьме.Такая вот судьба...

11 ноября 2014, 19:28

АТЭС выбрал вариант Китая. США проигнорировали

Фото: Greg Baker / AFP По итогам 22-го саммита АТЭС страны Азиатско-тихоокеанского региона договорились об активизации усилий по совместной разработке Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли, инициатором которой является Китай. Лидеры стран, принимавших участие в форуме Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, одобрили дорожную карту по созданию Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли, которую предложили власти Китая. В опубликованной итоговой декларации саммита заявили о своей приверженности к разработке договора по Азиатско-Тихоокеанской зоне свободной торговли.  2014 Leaders' Declaration "Учитывая важную роль АТЭС в формировании и развитии региональной экономической интеграции, мы согласны с тем, что страны АТЭС должны приложить больше усилий, которые помогли бы на основе АТЭС превратить Азиатско-Тихоокеанской зону свободной торговли из теории в реальность. Мы подтверждаем нашу приверженность к созданию данной зоны свободной торговли в качестве основного инструмента для проведения дальнейшей региональной экономической интеграции АТЭС. Подтверждая серьезность наших намерений и систематический подход к процессу, мы решили одобрить дорожную карту Пекина по вкладу АТЭС в создание Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли. Посредством выполнения данной дорожной карты мы решили ускорить наши усилия по созданию Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли".  Тем самым, лидеры АТЭС фактически поддержали призыв председателя КНР Си Цзиньпина по "удвоению усилий" в разработке договора о свободной торговле в данном формате. Комментарии лидеров Выступая на закрытии саммита, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что одобрение "дорожной карты", представленной Китаем, символизирует официальный запуск разработки Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Он также отметил, что это является историческим моментом в развитии Азиатско-Тихоокеанского региона. Президент России Владимир Путин накануне саммита в интервью китайским СМИ выступил против планов США по созданию Транс-Тихоокеанского партнерства, отметив, опасность наличие в Азиатско-тихоокеанском регионе большого количества торговых соглашений:   "Очевидно, что Транс-Тихоокеанское партнерство – очередная попытка США построить выгодную для себя архитектуру регионального экономического сотрудничества. Новая региональная структура не может не включать Россию и Китай. Также нельзя противопоставлять, сталкивать между собой региональные объединения. Это создает потенциальную опасность разделения общего региона на отдельные, конкурирующие между собой объединения. Необходимо выстраивать такие соглашения на основе открытости, равноправия, учета потребностей каждой экономики".  Президент США Барак Обама заявил, что "не видит противоречия с созданием нового договора и Транс-Тихоокеанского партнерства", однако, умолчав при этом, что Россия и Китай не входят данный формат зоны свободной торговли. Конкурирующие проекты Многие эксперты отмечают, что Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП) – это экономическое продолжение политики США по сохранению контроля над Тихоокеанской зоной. Одной из явных целей создания экономического блока является противостояние влиянию Китая и России в Азиатско-тихоокеанском регионе. Предложение о создании ТТП было выдвинуто в 2003 г. со стороны Новой Зеландии, Сингапура и Чили. В 2005 г. к участникам партнерства присоединился Бруней. Еще 8 стран – Австралия, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, США, Перу и Япония – присоединились к переговорам об условиях своего участия в создании зоны. По ряду оценок, на долю страны, которые участвуют в переговорах о создании ТТП приходится около 40% от мирового ВВП и 25% от объемов оборота мировой торговли. Предложение о создании Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ) было впервые официально озвучено в 2004 г. В разработке и создании данного формата свободной торговли а АТР предлагается участвовать всем 21 странам, которые уже участвуют в АТЭС. На долю этих стран приходится около 53% от мирового ВВП, 40% от населения и 44% от объемов мировой торговли.

24 декабря 2013, 21:02

WikiLeaks: США принуждают членов будущего Тихоокеанского партнёрства заключить невыгодную сделку

Сайт WikiLeaks опубликовал два документа, из которых следует, что переговоры по созданию Тихоокеанского партнёрства близки к тупику. В них участвуют 12 стран: США, Япония, Мексика, Канада, Австралия, Малайзия, Чили, Сингапур, Перу, Вьетнам, Новая Зеландия и Бруней. Вместе они производят более 40% мирового ВВП, сообщает RT  На этой неделе представители перечисленных государств собрались в Сингапуре, чтобы обсудить будущее торговое соглашение. После встречи за закрытыми дверями министр торговли Японии Ясутоси Нисимура заявил прессе, что США, по его мнению, должны продемонстрировать «большую гибкость». Документы, обнародованные WikiLeaks, показывают, что стороны не могут договориться по 119 пунктам, в том числе и из-за жёсткой позиции США. Пока остаётся неясным, какая именно страна из двенадцати, участвующих в переговорах, допустила утечку. «США оказывает серьёзное давление, чтобы за эту неделю закрыть вопросы по максимально возможному количеству спорных пунктов», - утверждает один из опубликованных документов. «Одно из государств указывает, что до сих пор не было сделано никаких существенных шагов со стороны США, что и явилось причиной создавшейся ситуации». Администрация Обамы призвала все стороны, участвующие в переговорах, достичь соглашения до конца этого года. Однако споры вокруг ключевых вопросов могут привести в декабре к «частичному прекращению переговоров или даже к их срыву». Создание транстихоокеанского торгового партнерства в Вашингтоне расценивают в качестве приоритета. Подчёркивается, что оно даст импульс экономикам всех стран-участниц. Однако существует мнение, что некоторые пункты соглашения могут привести к подрыву национальных интересов ряда государств этого региона. Среди спорных вопросов, в частности, право транснациональных корпораций оспаривать законодательство отдельных стран в наднациональных трибуналах. Ранее Вашингтон уже одобрил такие полномочия в предыдущих торговых соглашениях, например, в рамках Североамериканской зоны свободной торговли. Однако условия, предлагаемые тихоокеанским партнёрством, могут предоставить транснациональным корпорациям возможность оспаривать более широкий круг законов. 30 августа 2013 года WikiLeaks опубликовал документ, который касается прав интеллектуальной собственности и вызывает сильнейшие опасения у гражданских активистов. Так, организация Electronic Frontier Foundation предупреждает, что меры, перечисленные в договоре, «нанесут огромный вред свободе слова, праву на частную жизнь, а также существенно снизят возможность для создания инноваций». «По сравнению с существующими многосторонними соглашениями, глава соглашения ТРР предлагает выдачу большего числа патентов, создание дополнительных прав собственности на данные, расширение защиты патентов и авторских прав, расширение привилегий правообладателей. Наказания для нарушителей становятся строже, - сказал эксперт Джеймс Лав из международной организации «Экология Знания». – Данный текст существенно урезает существующие исключения в международном законодательстве по авторскому праву. Он обсуждался секретно и мешает распространению знаний, развитию медицины и инновационной деятельности». Данное соглашение, в случае его принятия, может усилить и расширить власть фармацевтических монополий в том, что касается лекарств от рака, ВИЧ, сердечных заболеваний, в особенности – в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Монополисты получат беспрецедентные права, не допуская на рынок других производителей. Последующий рост цен на жизненно важные лекарства, возможно, затронет каждого. «Данная глава соглашения о ТРР – это рождественский подарок для крупнейших корпораций, - сообщил газете Sydney Morning Herald доктор Мэтью Риммер, эксперт по законодательству в сфере интеллектуальной собственности. – Голливуд, звукозаписывающие компании, такие IT-гиганты, как Microsoft, фармацевтические компании – все получат свой кусок пирога». 

Выбор редакции
16 декабря 2013, 15:53

Национальный парк Торрес-дель-Пайне

Одним из самых посещаемых туристических объектов Чили является Национальный парк Торрес-дель-Пайне. Он расположен на юге страны и занимает площадь в 2 420 км². Парк известен своими огромными горными вершинами — Торрес-дель-Пайне, которые являются частью горной цепи Анд. Их высота достигает 2 850 метров. Здесь также можно увидеть долины, реки, озера (Диксон, Норденскёльд, Пехоэ, Грей и Сармиенто), ледники (Грей, Диксон, Тиндаль), водопады (Сальто Гранде), леса и степи. Животный мир представлен гуанако, пумами, Дарвинов нанду, лисами и другими.                      Отсюда 

18 октября 2013, 23:29

мечты о Большом Брате

Американские правители решили на время отложить шатдаун и дефолт, чем никого не удивили. У широких народных масс, однако, усилилось желание, чтобы все проводники демократии исчезли.  Похожее желание есть у греков, испанцев и других европейцев, которые доверяют своим собственным правительствам меньше, чем европейским бюрократам.  Нет больших сомнений в том, что народ готов легко расстаться с правителями России, Беларуси, Украины... Когда-то мучения с инфляцией из-за центральных банков, действовавших по указке правительств и парламентариев, привели к их независимости.  В некоторых странах, чтобы не доверять своим независимым центральным банкам, отказались от своей валюты и своей денежно-кредитной политики и отдались чужому надежному цб. Во время глобального финансового кризиса оказалось, что надзорные органы "проморгали", как финансисты строили свое благополучие за будущий счет налогоплательщиков.  В итоге во множестве стран, как и в России, функции по надзору за финансовым сектором передали независимым центральным банкам.  В США это, как нам подсказал только что Луиджи Зингалес, привело к необычной политической возне по поиску кандидата на место главы ФРС. В Европе теплится надежда на создание банковского союза, в котором финансовый надзор будет передан Европейскому центральному банку. Еще во время глобального кризиса стал очевиден ущерб от склонности правительств делать оптимистичные экономические прогнозы, которые завышают доходы бюджетов и занижают государственные расходы.  Осознание этого порока привело к созданию во многих странах независимых советов по бюджетной политике.  В Чили похожая логика привела к созданию независимого совета экспертов по опредлению "правильной" цены меди и еще одного независимого совета по определению структурного бюджетного дефицита (с поправкой на экономический цикл).  В Европе решили согласовывать национальные бюджеты с Европейской комиссией. Логичным выводом из всех этих институциональных изменений было бы создание всемирного правительства технократов. Или хотя бы на уровне Европы, к которой замученные люди старались бы постепенно присоединяться, избавляясь от своих опостылевших тупых и жадных правителей :) ДОПОЛНЕНИЕ: Зинн объясняет, зачем нужны потолки на государственные долги, лимиты на бюджетные дефициты и другие ограничения демократии. 

02 мая 2013, 11:50

Worldwide Worker Woes: May Day clashes in Germany, Spain, Colombia, Chile

Millions took to the streets to take part in May 1 demonstrations around the globe. From union rallies to protests and clashes with police, the International Labor Day events drew attention to the issues of austerity, unemployment and workers rights. READ MORE: http://on.rt.com/uvup14 In the video: Germany 00:01 - 01:39, Spain 01:40 - 02:05, Colombia 02:06 - 02:33, Chile 02:34 - 03:22 Video from RT's Ruptly video agency ruptly.tv: 00:01 - 01:39 & 02:06 - 03:22 RT LIVE http://rt.com/on-air Subscribe to RT! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=RussiaToday Like us on Facebook http://www.facebook.com/RTnews Follow us on Twitter http://twitter.com/RT_com Follow us on Google+ http://plus.google.com/+RT RT (Russia Today) is a global news network broadcasting from Moscow and Washington studios. RT is the first news channel to break the 500 million YouTube views benchmark.

17 марта 2013, 18:28

Уникальный диктатор

"Пиночет - диктатор. На его совести - тысячи убитых чилийцев и огромное количество репрессированных. Многие из чилийцев не могут ему этого простить.Но Пиночет - уникальный диктатор. Он проводил очень важные либеральные экономические реформы. По сути, таких диктаторов больше в мире не существует...Например, советские диктаторы - мало того, что были тиранами, они еще и проводили безумную экономическую политику, которая привела к развалу СССР.Главное, что сделал Пиночет - пенсионная система. Рабочие, выходя на пенсию, могут получать до 90% зарплаты.Кроме того, Пиночету принадлежит авторство налоговой реформы. Налоги очень низкие, налоги очень простые. Например, пошлина на импорт равна 10%. Для любых видов товаров, чего угодно - 10% плати и свободен. Это привело к тому, что Чили сейчас - наименее коррумпированная страна Латинской Америки. Очень многие почитатели экс-диктатора говорят, что это его заслуга. Хотя сам Пиночет обвинялся в коррупции.Аугусто Пиночет свято верил в частную собственность и в конкуренцию, и при нем частные компании заняли достойное место в бизнесе, а экономика росла и при нем, и после него."Он был категорическим противником государственного капитализма - это привело Чили к успеху. Пиночет, безусловно, личность неоднозначная, но те, кто мечтают о русском Пиночете, зря стараются. У нас ни одного потенциального диктатора с либеральными взглядами не было, нет и никогда не будет.(с) Борис НемцовPS. Ох уж эти несбыточные мечтания отечественных либералов о правильной либеральной диктатуре. Как тут не вспомнить, что несколько лет назад, та же Латынина, так же изрекала, что в "этой стране", возможно лучшим решением будет правильная диктатура с попутными отсылками к "успешной" диктатуре Пиночета.На тему последней: http://left.ru/2000/1/17.html http://miff.narod.ru/polit2.htm

20 февраля 2013, 08:45

obsrvr: Экономика Чили

Чилийские заметки. Ч.1Чилийские заметки. Ч.2. ДемографияЧилийские заметки. Ч.3. Общая экономическая картинаЧилийские заметки. Ч.4. Экономика виртуальная и реальнаяВиртуальная экономикаAdjusted net national income (US dollar)http://www.tradingeconomics.com/chile/adjusted-net-national-income-us-dollar-wb-data.htmlGDP per capita (US dollar)http://www.tradingeconomics.com/chile/gdp-per-capita-us-dollar-wb-data.htmlРеальная экономика, отражаемая энергозатратамиElectricity production (kWh)http://www.tradingeconomics.com/chile/electricity-production-kwh-wb-data.htmlТолько после того, как набаловались с деньгами, начался - с 1977 какой-то рост реального сектора, отражаемый производством электроэнергииThe Energy use (kt of oil equivalent)http://www.tradingeconomics.com/chile/energy-use-kt-of-oil-equivalent-wb-data.htmlНо в общем и целом картина с реальным сектором до 1987 г. была не ахти...Energy use (kg of oil equivalent per capita) http://www.tradingeconomics.com/chile/energy-use-kg-of-oil-equivalent-per-capita-wb-data.htmlРеальный рост - с 1988 г.Road sector energy consumption (kt of oil equivalent) http://www.tradingeconomics.com/chile/road-sector-energy-consumption-kt-of-oil-equivalent-wb-data.htmlЕще один индикатор состояния реального сектора экономики - заметный рост только с 1987-1988 гг.И нефтяной шок, если быть точным...Mineral rents (% of GDP)Mineral rents are the difference between the value of production for a stock of minerals at world prices and their total costs of production. Minerals included in the calculation are tin; gold; lead; zinc; iron; copper; nickel; silver; bauxite; and phosphate.http://www.tradingeconomics.com/chile/mineral-rents-percent-of-gdp-wb-data.html- - - -Интересные ссылкиexpert.ru: А был ли нужен Пиночет?

Выбор редакции
10 октября 2012, 11:30

Протесты в Чили закончились столкновениями с полицией

Очередные студенческие демонстрации в Сантьяго привели к стычкам с полицией. Демонстранты выступили против так называемого "закона Хинцпетера", запрещающего собрания в общественных местах. Органы правопорядка были вынуждены применить водометы, резиновые пули и слезоточивый газ, чтобы разогнать протестующих. Vkontakte - http://vk.com/rt_russian Facebook - http://www.facebook.com/RTRussian Twitter - http://twitter.com/RT_russian Livejournal - http://rt-russian.livejournal.com/

29 августа 2012, 18:36

10 самых дорогих энергетических проектов в мире

Растущая необходимость в энергии заставляет компании строить проекты, масштаб и цена которых не имели равных в прошлом. Так, возведение плотины Гувера в США обошлось в $49 млн в 1936 г. Учитывая инфляцию, в сегодняшних ценах она бы стоила $825 млн.Подавляющая часть топ-10 самых дорогих энергопроектов находятся в Австралии. № 10. "Три ущелья" - $28 млрд, Китай Эксперты затрудняются назвать точную стоимость строительства плотины "Три ущелья", но все согласны, что это самый дорогой гидроэлектрический проект в мире. Идея перегородить реку Янцзы впервые появилась 70 лет назад, но ее осуществление началось лишь в 1992 г., когда китайское правительство одобрило проект. Возведение платины вызвало негативную реакцию местного населения, так как из зоны затопления пришлось переселить более 1 млн человек. "Три ущелья" вводилась в строй поэтапно и достигла проектной мощности лишь этим летом. Электростанция генерирует 84,7 млрд киловатт в год, что покрывает 10% энергетической потребности Китая.№ 9. GLNG - $30 млрд, АвстралияКомпании: Santos, Petronas, Total, Kogas На месторождении GLNG добывают природный газ из угольных пластов, который потом переправляют по 400-километровой трубе на остров, северо-восточнее австралийского города Гладстоун. На специальном заводе с помощью низкой температуры газ проходит процесс сжижения, а затем загружается в морские танкеры. Природный газ используется в различных отраслях промышленности, а также для обогрева жилых помещений и приготовления пищи. Это один из шести австралийских газовых проектов в этом списке, что красноречиво говорит об огромных запасах этого полезного ископаемого в стране-континенте. № 8. Kearl - $33 млрд, КанадаКомпании: Imperial Oil, Exxon Mobil Это крупнейший проект по разработке нефтеносных песков, строительство которого еще не завершилось в канадской провинции Альберта. Проектная мощность - 345 тыс. баррелей нефти в день. Возводимый на месторождении завод будет отделять нефть от песка, что является довольно сложным технологическим процессом. Для добычи нефтеносных песков необходимо такое же огромное количество воды и энергии, как для нефти с низким удельным весом. Пресс-секретарь компании Imperial, 63% которой принадлежит Exxon, сообщил, что полученная нефть будет переправляться по нефтепроводу на нефтеперерабатывающие заводы Северной Америки. № 7. Queensland Curtis LNG - $34 млрд, АвстралияКомпании: BG Group Это другой проект по добыче природного газа из угольных пластов на северо-востоке Австралии. В настоящее время на месторождении устанавливается оборудование. Природный газ начнут сжижать в 2014 г. Основными покупателями газа будут страны Тихоокеанского региона, в том числе Китай, Япония, Сингапур и Чили. № 6. Wheatstone - $35 млрд, АвстралияКомпании: Chevron, Apache, Tokyo Electic Power Company, Kuwait Foreign Petroleum Exploration Company, Royal Dutch Shell, Kyushu Electric Power Company Еще один австралийский проект сжиженного газа – на этот раз на северо-западе Австралии. Американский гигант Chevron контролирует 64% предприятия. Поиск подходящего порта был одной из основных проблем при проектировании Wheatstone. № 5. Australia Pacific LNG - $37 млрд, АвстралияКомпании: Origin, ConocoPhillips, Sinopec Проект по добыче природного газа из угольных пластов находится на северо-востоке Австралии. Китайская Sinopec и японская Kansai Electric гарантируют покупку части газа в течение 20 лет. № 4. Бованенковское месторождение - $41 млрд, РоссияКомпании: ОАО "Газпром" Бованенковское нефтегазоконденсатное месторождение расположено на полуострове Ямал, в 40 км от побережья Карского моря. Запасы месторождения оцениваются в 173 трлн куб. м газа, что в 2 раза больше, чем в американском Marcellus Shale. Инфраструктура – одна из основных проблем проекта. "Газпрому" придется построить 577 км железной дороги для доставки необходимого оборудования, а также намного более длинный газопровод. № 3. Ichthys - $43 млрд, АвстралияКомпании: INPEX, Total Японская компания INPEX – ведущий оператор газового проекта, который находится недалеко от побережья Австралии. Природный газ и сопутствующая жидкость, которую используют для производства различных нефтехимических продуктов, будут поднимать на плавучую платформу. Жидкость будут отправлять на нефтеперерабатывающие заводы с помощью барж, а природный газ - на материк для сжижения по подводному газопроводу. № 2. Gorgon - $57 млрд, АвстралияКомпании: Chevron, Exxon, ShellGorgon – крупнейший газовый проект в истории Австралии и один из крупнейших в мире. Chevron – ведущий разработчик месторождения. Запасы Gorgon превышают 40 трлн куб. м газа, порядка 25% газовых запасов Австралии. Газ будет проходить процесс сжижения на строящемся заводе на острове Барроу. Ожидается, что производство откроется в 2014 г. № 1. Кашаган - $116 млрд, КазахстанКомпании: KazMunayGas, Eni, Shell, Exxon, Total, ConocoPhillips, INPEX Кашаган – одно из крупнейших нефтегазовых месторождений, открытых за последние 40 лет, и один из крупнейших разрабатываемых проектов в мире. Месторождение расположено в северной части Каспийского моря на глубине до 5500 м, что делает его довольно сложным для разработки. Нефть будет необходимо поднимать на поверхность с помощью сложной серии труб, а затем переплавлять на берег по нефтепроводу и танкером. Тяжелые погодные условия – дополнительная проблема. Северная часть Каспийского моря замерзает зимой на несколько месяцев. Участвующие в проекте компании строят несколько искусственных островов в районе месторождения.