• Теги
    • избранные теги
    • Компании463
      • Показать ещё
      Страны / Регионы347
      • Показать ещё
      Разное258
      • Показать ещё
      Люди63
      • Показать ещё
      Издания35
      • Показать ещё
      Показатели25
      • Показать ещё
      Международные организации16
      • Показать ещё
      Сферы1
      Формат5
11 января, 11:42

Китайский транзит

Из Китая со станции Дживу Вест в провинции Чжэцзян вышел грузовой состав, конечный пункт следования которого -  Лондон. Расстояние в 11930 километров поезд с одеждой и сумками, как следует из сообщения агентства «Синьхуа», должен преодолеть за 18 дней. Первому железнодорожному составу, путешествующему с крайнего востока Азии на крайний запад Европы, предстоит проследовать по территории 7 азиатских и европейских государств: Казахстана, России, Беларуси, Польши, Германии, Бельгии и Франции, не считая конечного и начального пунктов пути. Радует, что среди транзитных государств и Россия несмотря на ходившие одно время слухи, что Новый шелковый путь пройдет в обход ее территории. Новость хорошая, потому что в госбюджете с открытием регулярного сообщения между Азией в Европой появится новый источник доходов.

Выбор редакции
09 января, 12:30

China Market Watch: Forestry Sector Output Flourishes and China Railway Corp Releases Construction Plan and Budget for 2017

In this week's China Market Watch, we explore China's green energy targets for 2020, the increasing output of the forestry sector, the surge in outbound mobile payments, and this year's railway plan and budget released by China Railway Corp. The post China Market Watch: Forestry Sector Output Flourishes and China Railway Corp Releases Construction Plan and Budget for 2017 appeared first on China Briefing News.

04 января, 19:03

Китай запустил первый прямой грузовой поезд в Великобританию‍

Государственная компания China Railway запустила свой первый прямой грузовой поезд в Великобританию. Как пишет ВВС, поезд с потребительскими товарами отправился из города Иу, что на восточном побережье Китая, его путь до Великобритании займет около двух недель […]

04 января, 19:01

Shares end on winning side again

SHANGHAI stocks extended Tuesday’s gains and closed higher yesterday as investors pursued infrastructure companies and liquor makers. The Shanghai Composite Index rose 0.73 percent to end at 3,158.79

Выбор редакции
04 января, 04:29

Railroads forecast to top 3 billion trips in 2017

China's railways are forecast to handle 3.025 billion passenger trips in 2017, China Railway Corp said on Tuesday during its annual meeting in Beijing.

29 декабря 2016, 10:56

Азиатские фондовые индексы снижаются в четверг вслед за акциями США

Фондовые индексы Азиатско-Тихоокеанского региона опускаются в четверг вслед за снижением индексов США накануне, при этом темпы падения фондового рынка Японии могут стать максимальными за месяц.

28 декабря 2016, 23:10

Apple возглавила список самых влиятельных брендов

Американская консалтинговая компания World Brand Lab, специализирующаяся на исследованиях в области брендинга, обнародовала рейтинг самых влиятельных торговых марок в мире. Первое место в 2016 г. заняла Apple.

28 декабря 2016, 23:10

Apple возглавила список самых влиятельных брендов

Американская консалтинговая компания World Brand Lab, специализирующаяся на исследованиях в области брендинга, обнародовала рейтинг самых влиятельных торговых марок в мире. Первое место в 2016 году заняла Apple.

27 декабря 2016, 10:22

Фондовые индексы Азии изменяются разнонаправленно, доллар слабо дорожает к евро и иене

Фондовые индексы Азиатско-Тихоокеанского региона во вторник изменяются разнонаправленно, объемы торгов еще не восстановились до нормального уровня после рождественских праздников, сообщает CNBC.

22 декабря 2016, 22:10

Германия и Китай поборются за скоростные поезда России

Немецкие компании, узнав о железном "Шелковом пути" через Россию, забыли о санкциях и попросились в проект. Но Германии придется сразиться с Китаем, освоившим технологию производства ВСМ

19 декабря 2016, 16:35

Trump And Trade: A Plus For Workers?

On a good day, Donald Trump can fool some people into thinking that he will be a change for the better on trade policy, and by extension on American jobs. He’s for keeping more jobs in the US, renegotiating NAFTA, and taking a tougher line with China. He did a cute publicity stunt, strong-arming Greg Hayes, the CEO of Carrier’s parent corporation into keeping several hundred jobs in Indiana (lubricated by tax breaks).  Progressives were on the verge of killing the misconceived Trans-Pacific Partnership, when Donald Trump administered the coup de grace—and took the credit. Trade deals like TPP, and NAFTA before it, signaled American workers that trade policy was mainly for corporate and financial elites, not for regular people. Despite the repeated claims that these deals would produce expanded benefits for all, the benefits went to the top. The fact that Bill Clinton, Barack Obama, and Hillary Clinton all promoted NAFTA and TPP (until Hillary awkwardly tried to walk back her support), split the progressive coalition and helped Trump. Some pro-business economic nationalists, such as Alan Tonelson, have contended that progressives, therefore, ought to be applauding Trump’s trade initiatives.  Should they? Trump’s top adviser on trade, Dan DiMicco, is former CEO of Nucor Steel, a very successful (and viciously anti-union) mini-mill producer, which has on occasion filed trade complaints against China. It’s not clear whether DiMicco will get a job in the administration, but DiMicco supports U.S. manufacturing and is very familiar with the games that China plays.  Trump’s Commerce Secretary-designate Wilbur Ross is also a longtime critic of the U.S. government’s failure to get tougher with China. Trump’s people are already reaching out to some progressive activists on trade. It makes sense to listen, even to make suggestions, but then to be very, very skeptical of the results. If we go back to first principles, what’s wrong with U.S. trade policy? For one thing, it has promoted a set of global rules that define ordinary forms of financial, labor, health, safety and environmental regulation as violations of free trade. Secondly, trade policy has promoted deals like NAFTA that not only make it easier to export and outsource jobs, but create extra-legal private tribunals to which corporations and banks can file complaints and not have the decisions subject to court review. Third, trade policy has failed to challenge the mercantilist practices of other nations that close foreign markets to U.S. exports and leave American producers vulnerable to subsidized imports. That has caused the Midwest to hemorrhage jobs—and again, opened the door to Trump. In the 1970s and 1980s, U.S. trade policy displayed these odd indulgences because state-led economies like Japan and Korea were good Cold War allies. More recently, American presidents have failed to get tough with China—no ally―in part because China cut a deal with American financiers to give them a piece of the action (thank you, Robert Rubin) and in part because U.S.-based multinationals are quite happy to produce in China’s low-wage, subsidized factories. In other words, trade policies under both Democratic and Republican presidents have helped American industry and finance sell out American workers. This was the year that somebody called them on it, and workers noticed. But what will Trump do now, and where, if anywhere, is there common ground with progressives? Photo-ops with executives pressured into keeping a few more jobs at home may be smart politics for Trump, but they don’t add up to a trade policy. It helps to remember that America’s misguided trade policies are part of a suite of policies that have been bad for workers. The others include financial deregulation, inadequate labor regulation, tax policies that promote outsourcing, insufficient public investment and a war on unions. Trump’s policies in all of these other areas are likely to make things worse, not better. Just look at who he is appointing to key labor, environmental and regulatory posts. It also helps to remember that Trump’s administration is turning out to be corporatist. If Trump tries to tell his business allies where to produce at more than token levels, the corporate pushback will be yuge. Photo-ops with executives pressured into keeping a few more jobs at home may be smart politics for Trump, but they don’t add up to a trade policy. That said, Trump has decided to ally with Russia and get tougher with China. You could imagine Trump taking a harder line against China’s subsidized exports. The U.S. government has the authority to initiate anti-dumping trade cases, but with America’s kid-gloves policy towards China, that not has been done since the 1980s. In industry after industry, complaints and the cost of pursuing them have had to come from private parties―unions and companies. If Trump were to change that policy, it would be hard for progressives not to applaud, even while holding their noses. For instance, New York City just signed a contract to use public money give a Chinese state-owned company, the China Railway Rolling Stock Corporation (CRRC) the contract to build at least 1,025 new subway cars. CRRC has already built about 1,000 subway cars for Boston and Chicago. As part of the New York deal, the Chinese state company gets to acquire a U.S. producer of rail cars. That aspect of the deal required the approval of President Obama, and certification that the deal did not have national security implications, over the objections of a rare bipartisan group of 42 senators.  Deals like this happen all the time. If would not be hard for Trump, as a good New Yorker, to insist that this contract go to an American producer. That would be a nice symbolic demonstration of concern for U.S. industry and jobs, as well as a way of showing up the Democrats. Trump is a master of the symbolic stunt, and on trade he actually has some advisers who know what they are doing. Trump may try to keep more jobs at home―but by destroying social standards he assures that they will be low-wage jobs. For decades, progressives have been calling for a new global trade regime that helps raise rather than lower social standards, in labor, the environment, health, and human rights. Whatever else Trump delivers, he will not deliver that. Trump may try to keep more jobs at home―but by destroying social standards he assures that they will be low-wage jobs. What he might deliver, though, is a form of economic nationalism that helps his corporate allies, while doing little if anything for American workers, with the exception of workers in extractive industries, a relative handful of production workers, and some construction jobs if he gets serious about infrastructure (though he also supports killing the Davis Bacon Act which supports construction wages). As the outlines of his policies become clearer, there may be occasional points of convergence, such as the mercy-killing of TPP, and the retention of some jobs at Carrier (though it only took Trump a little while to trash the president of the union local), and some get-tough stuff with China. Here is the real risk. A moderately tougher trade policy could take the spotlight off the net effect on workers. Regulatory relief and lower taxes for industry plus the trashing of unions and labor standards may create more jobs, but with wages and career horizons that are even lower. As Trump goes through the motions of a pursuing a trade policy that serves the people who voted for him, our job is to be very careful not to be gulled or co-opted, to keep pointing out what a real pro-worker trade policy looks like, and to challenge Trump to support one. Robert Kuttner is co-editor of The American Prospect and professor at Brandeis University’s Heller School. His latest book is Debtors’ Prison: The Politics of Austerity Versus Possibility. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

19 декабря 2016, 16:35

Trump And Trade: A Plus For Workers?

On a good day, Donald Trump can fool some people into thinking that he will be a change for the better on trade policy, and by extension on American jobs. He’s for keeping more jobs in the US, renegotiating NAFTA, and taking a tougher line with China. He did a cute publicity stunt, strong-arming Greg Hayes, the CEO of Carrier’s parent corporation into keeping several hundred jobs in Indiana (lubricated by tax breaks).  Progressives were on the verge of killing the misconceived Trans-Pacific Partnership, when Donald Trump administered the coup de grace—and took the credit. Trade deals like TPP, and NAFTA before it, signaled American workers that trade policy was mainly for corporate and financial elites, not for regular people. Despite the repeated claims that these deals would produce expanded benefits for all, the benefits went to the top. The fact that Bill Clinton, Barack Obama, and Hillary Clinton all promoted NAFTA and TPP (until Hillary awkwardly tried to walk back her support), split the progressive coalition and helped Trump. Some pro-business economic nationalists, such as Alan Tonelson, have contended that progressives, therefore, ought to be applauding Trump’s trade initiatives.  Should they? Trump’s top adviser on trade, Dan DiMicco, is former CEO of Nucor Steel, a very successful (and viciously anti-union) mini-mill producer, which has on occasion filed trade complaints against China. It’s not clear whether DiMicco will get a job in the administration, but DiMicco supports U.S. manufacturing and is very familiar with the games that China plays.  Trump’s Commerce Secretary-designate Wilbur Ross is also a longtime critic of the U.S. government’s failure to get tougher with China. Trump’s people are already reaching out to some progressive activists on trade. It makes sense to listen, even to make suggestions, but then to be very, very skeptical of the results. If we go back to first principles, what’s wrong with U.S. trade policy? For one thing, it has promoted a set of global rules that define ordinary forms of financial, labor, health, safety and environmental regulation as violations of free trade. Secondly, trade policy has promoted deals like NAFTA that not only make it easier to export and outsource jobs, but create extra-legal private tribunals to which corporations and banks can file complaints and not have the decisions subject to court review. Third, trade policy has failed to challenge the mercantilist practices of other nations that close foreign markets to U.S. exports and leave American producers vulnerable to subsidized imports. That has caused the Midwest to hemorrhage jobs—and again, opened the door to Trump. In the 1970s and 1980s, U.S. trade policy displayed these odd indulgences because state-led economies like Japan and Korea were good Cold War allies. More recently, American presidents have failed to get tough with China—no ally―in part because China cut a deal with American financiers to give them a piece of the action (thank you, Robert Rubin) and in part because U.S.-based multinationals are quite happy to produce in China’s low-wage, subsidized factories. In other words, trade policies under both Democratic and Republican presidents have helped American industry and finance sell out American workers. This was the year that somebody called them on it, and workers noticed. But what will Trump do now, and where, if anywhere, is there common ground with progressives? Photo-ops with executives pressured into keeping a few more jobs at home may be smart politics for Trump, but they don’t add up to a trade policy. It helps to remember that America’s misguided trade policies are part of a suite of policies that have been bad for workers. The others include financial deregulation, inadequate labor regulation, tax policies that promote outsourcing, insufficient public investment and a war on unions. Trump’s policies in all of these other areas are likely to make things worse, not better. Just look at who he is appointing to key labor, environmental and regulatory posts. It also helps to remember that Trump’s administration is turning out to be corporatist. If Trump tries to tell his business allies where to produce at more than token levels, the corporate pushback will be yuge. Photo-ops with executives pressured into keeping a few more jobs at home may be smart politics for Trump, but they don’t add up to a trade policy. That said, Trump has decided to ally with Russia and get tougher with China. You could imagine Trump taking a harder line against China’s subsidized exports. The U.S. government has the authority to initiate anti-dumping trade cases, but with America’s kid-gloves policy towards China, that not has been done since the 1980s. In industry after industry, complaints and the cost of pursuing them have had to come from private parties―unions and companies. If Trump were to change that policy, it would be hard for progressives not to applaud, even while holding their noses. For instance, New York City just signed a contract to use public money give a Chinese state-owned company, the China Railway Rolling Stock Corporation (CRRC) the contract to build at least 1,025 new subway cars. CRRC has already built about 1,000 subway cars for Boston and Chicago. As part of the New York deal, the Chinese state company gets to acquire a U.S. producer of rail cars. That aspect of the deal required the approval of President Obama, and certification that the deal did not have national security implications, over the objections of a rare bipartisan group of 42 senators.  Deals like this happen all the time. If would not be hard for Trump, as a good New Yorker, to insist that this contract go to an American producer. That would be a nice symbolic demonstration of concern for U.S. industry and jobs, as well as a way of showing up the Democrats. Trump is a master of the symbolic stunt, and on trade he actually has some advisers who know what they are doing. Trump may try to keep more jobs at home―but by destroying social standards he assures that they will be low-wage jobs. For decades, progressives have been calling for a new global trade regime that helps raise rather than lower social standards, in labor, the environment, health, and human rights. Whatever else Trump delivers, he will not deliver that. Trump may try to keep more jobs at home―but by destroying social standards he assures that they will be low-wage jobs. What he might deliver, though, is a form of economic nationalism that helps his corporate allies, while doing little if anything for American workers, with the exception of workers in extractive industries, a relative handful of production workers, and some construction jobs if he gets serious about infrastructure (though he also supports killing the Davis Bacon Act which supports construction wages). As the outlines of his policies become clearer, there may be occasional points of convergence, such as the mercy-killing of TPP, and the retention of some jobs at Carrier (though it only took Trump a little while to trash the president of the union local), and some get-tough stuff with China. Here is the real risk. A moderately tougher trade policy could take the spotlight off the net effect on workers. Regulatory relief and lower taxes for industry plus the trashing of unions and labor standards may create more jobs, but with wages and career horizons that are even lower. As Trump goes through the motions of a pursuing a trade policy that serves the people who voted for him, our job is to be very careful not to be gulled or co-opted, to keep pointing out what a real pro-worker trade policy looks like, and to challenge Trump to support one. Robert Kuttner is co-editor of The American Prospect and professor at Brandeis University’s Heller School. His latest book is Debtors’ Prison: The Politics of Austerity Versus Possibility. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

16 декабря 2016, 15:31

Мишарин назвал строительство ВСМ Москва – Казань основной задачей РЖД на 2017 год

Первый вице-президент ОАО «РЖД» Александр Мишарин заявил, что строительство ВСМ Москва — Казань будет основной задачей РЖД в 2017 году. Об этом он сказал на заседании итогового правления холдинга в Москве, уточнив, что в перспективе проект позволит объединить создаваемые в Европе и Китае высокоскоростные сети.

16 декабря 2016, 14:25

Начало строительства ВСМ Москва - Казань станет основной задачей РЖД в 2017 году

Основной задачей на 2017 год для РЖД является запуск проекта и начало строительства ВСМ (высокоскоростная железнодорожная магистраль)Москва – Казань, заявил первый вице-президент компании Александр Мишарин на заседании итогового правления холдинга в Москве. "Создание ВСМ в России позволит объединить создаваемую в Европе сеть "Euro Carex" со скоростями до 300 км/час и китайскую сеть "China Railway Carp" со скоростями до 250 км/час. ВСМ – инновационный проект, использующий безбалластное верхнее строение пути для скоростей до 400 км/ч. Предстоит построить около 1,5 тыс. км безбалластного пути", - добавил г-н Мишарин.

14 декабря 2016, 19:01

Shares end at 1-month low on CIRC cue

SHANGHAI shares ended at a one-month low yesterday after China’s insurance regulator signaled strict rules were being planned to curb risky stock investments by insurers. The Shanghai Composite Index

13 декабря 2016, 12:42

США переносят войну с Китаем в Турцию и Иран

Пекин продолжает строить Экономический пояс "Шелкового пути", предлагая развивающимся странам китайскую модель глобализации, альтернативную свободной торговле эпохи Pax Americana. Речь идёт о Pax Sinica, который приходит на смену "Кимерике", временному альянсу американского и китайского капитализма, сформированному в 1970-х годах. Пока избранный президент США Дональд Трамп рассуждает о выходе из Транстихоокеанского соглашения, угрожая Мексике возведением стены на границе, Китай подсчитывает потенциальные выгоды и готовится провести в 2017 году саммит по "Шелковому пути", который (по замыслу организаторов) должен побить рекорд встречи G20 в Ханчжоу (провинция Чжэцзян), куда 4−5 сентября с.г. съехались около 30 глав государств. Логика понятна. Ведь проект председателя КНР Си Цзиньпина охватывает 65 стран Юго-Восточной, Южной и Центральной Азии, а также Ближнего и Среднего Востока, которые наряду со своими контрагентами из Северной Африки призваны соединить Китай с Западной и Восточной Европой. После мирового финансово-экономического кризиса, когда центральные банки стран Северной Америки, Западной Европы и Восточной Азии взяли курс на конкурентные девальвации национальных валют, руководство КНР впервые с 1970-х столкнулось с угрозой протекционизма, знаменем которого стал растущий курс доллара. Этого оказалось достаточно, чтобы Пекин и Брюссель взялись за создание транспортных коридоров, невзирая на сеть военных баз США, число которых в настоящее время варьируется от 650 до 700. Ещё в январе 2008 года Китай, Монголия, Россия, Белоруссия, Польша и Германия договорились упростить таможенный и пограничный контроль для ускорения железнодорожных перевозок по линии Пекин - Гамбург. "Если не случится никаких осложнений, регулярный контейнерный поезд начнет курсировать между Китаем и Германией через год", - заявил тогда председатель China Railway Container Transport Чжэн Мингли. Но реальность оказалась сложнее: в 2007 году между США и Евросоюзом был образован Трансатлантический экономический совет, куда вошли руководители деловых кругов, которые договорились встречаться вместе для решения хозяйственных споров. С приходом к власти администрации Барака Обамы (январь 2009 года) дело сдвинулось с мертвой точки: в 2011 году была созвана комиссия высокого уровня, которая в феврале 2013 года обнародовала проект создания Трансатлантической зоны свободной торговли, нацеленный на блокирование экономических проектов КНР в Старом Свете. Однако в англо-американской элите никогда не было единства по этому вопросу. Не случайно в июне 2013 года экс-сотрудник АНБ и ЦРУ Эдвард Сноуден опубликовал компромат на американскую разведку именно в британской прессе (газета Guardian). И бежал он сначала в Гонконг, а затем только в Москву, где ему было предоставлено политическое убежище. Турция любой ценой! Белый дом всерьез взялся за блокирование транспортных коридоров. Основная борьба развернулась за Южный коридор, который связывает КНР и ЕС через страны Средней Азии, Иран и Турцию. Следуя заветам географии, в 2009 году протестная волна "зеленой революции" охватила Иран. Стоит ли напоминать, что за год до иранских событий Российская армия была вынуждена защитить Абхазию и Южную Осетию в августовской войне с Грузией, которая "магическим" образом совпала с началом Олимпиады в Пекине? С тех пор скорость событий только увеличивалась, обнажая нерв американо-китайского противостояния. В сентября 2013 года Си Цзиньпин провозгласил (на саммите в Астане) концепцию "Шелкового пути", а уже в ноябре 2013 года в Стамбуле открылся железнодорожный тоннель Мармарай, проложенный под проливом Босфор. Китайцы торжествовали: впервые за столетия Азия и Европа получили возможность бесперебойного транспортного сообщения. Однако поводов для радости становилось всё меньше - в мае 2013 года начались протесты на стамбульской площади Таксим, которые вскоре переросли в массовые демонстрации, получившие поддержку американских СМИ. А уже в декабре 2013 года грянул крупнейший в истории Турции коррупционный скандал, вынудивший Реджепа Эрдогана отправить в отставку четырех министров. Так Белый дом мстил Анкаре за сближение с Пекином и Лондоном. Дополнительным раздражителем для американцев служил тот факт, что в обход санкционного режима Турция поставляла Ирану крупные партии золота, которые оплачивались Тегераном не долларами, а национальной валютой. Эрдогану опыт приглянулся: 4 декабря 2016 года он предложил Китаю, Ирану и России перейти на торговлю в национальных валютах. "Те, кто держат свои сбережения в долларах и евро, должны обменять их на лиры или золото", - заявил президент Турции в ходе выступления в центральной анатолийской провинции Кайсери, передает Hurriyet Daily News. Пекин, Москва и Тегеран пока не торопятся поддерживать турецкую лиру. Тем не мене China Railway Construction Corporation Limited (CRCC) рвется в бой, пытаясь соединить Карс, Эдирне, а также Анкару и Стамбул ветками высокоскоростных железных дорог. "Мы надеемся построить на территории Турции высокоскоростную линию железных дорог "Восток - Запад", которая позволит соединить северо-восточную провинцию Карс, расположенной у границ Армении, с северо-западной провинцией Эдирне, выходящей прямиком на Болгарию", - уточнил заместитель генерального директора CRCC Лю Линь. Как уточняет агентство "Синьхуа", рамочное соглашение между Анкарой и Пекином было заключено ещё в 2010 году, однако сторонам каждый раз приходилось откладывать реализацию проекта. "В Турции мы столкнулись с политической и экономической турбулентностью, вызванной нестабильностью в восточных вилайетах и ослаблением лиры", - отметил Лю, добавив, что только визиты вице-премьера КНР Ван Яна и главы МИД Ван И, которые состоялись в 2016 году, придали уверенность строителям железнодорожной нитки. Расчетная скорость поездов на линии Анкара - Стамбул (включая г. Эскишехир) составляет 250 км в час. Но китайские специалисты уверены, что эту цифру можно увеличить до 280 км в час. КНР возлагает на Турцию особые надежды. "Турция - одна из основных стран региона, влиятельная исламская нация и ключевой развивающийся рынок, представленный в "Большой двадцатке". Она занимает важное место в китайской инициативе "Шелкового пути"...Ожидается, что строительство железной дороги Карс - Эдирне свяжет в единую цепь восток и запад Турции. Китайские предприятия также вовлечены во вторую фазу строительства железной дороги Анкара - Стамбул и пользуются поддержкой правительства Турции", - заявил Ван И в ходе своей поездки в Анкару, которая состоялась в середине ноября с.г. Министр иностранных дел КНР напомнил журналистам агентства Anadolu, что Поднебесная лидирует в мире по количеству высокоскоростных железнодорожных составов - 1,9 тыс. единиц. "Накопленный операционный пробег наших поездов превысил 2,77 млрд км, что эквивалентно шести окружностям земного шара. В среднем на долю КНР ежегодно приходится 1 млрд поездок на сверхскоростных поездах, что не имеет аналогов в мире", - резюмировал Ван И. Поддержка Пекина вселяет уверенность в Анкару, которая позволяет себе довольно нелицеприятные заявления в адрес Брюсселя. "Ни Европейский союз, ни европейские страны, которые балансируют на грани расизма, не могут исключить Турцию из Европы. Мы не гости, а хозяева Европы", - цитирует Эрдогана газета Yeni Safak. Имея крепкий "тыл", Анкара призывает Пекин строить железную дорогу на Лондон, которая в свете нынешней экономической активности КНР в Анатолии уже не кажется чем-то фантастическим. Иранский "размен" Однако многое будет зависеть не только от возможностей Китая и Великобритании, но и от будущих американо-китайских отношений. Разумеется, Дональд Трамп не собирается вступать в открытую конфронтацию с КНР. Но он далек от того, чтобы сглаживать углы. "Я с пониманием отношусь к политике "одного Китая", но не понимаю, почему нам следует обязательно её придерживаться, особенно с учётом возможных договоренностей с КНР в области торговли", - приводит слова Трампа агентство Reuters. То есть будущий хозяин Белого дома предлагает размен, в центре которого находится отнюдь не Тайвань, а Иран. После того как сенат США проголосовал за пролонгацию санкционного режима в отношении ИРИ, руководство исламской республики окончательно развернулось в сторону Пекина, о чем свидетельствуют итоги азиатского турне (с 3 по 8 декабря) министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа, в ходе которого он посетил Китай, Индию и Японию - крупнейших потребителей иранской нефти. "Мы надеемся поднять отношения с КНР на стратегический уровень", - цитирует Зарифа агентство Tasnim News. Пока иранцы спешно прорабатывают план действий со своими азиатскими контрагентами, американская пресса называет главу ExxonMobil Рекса Тиллерсона наиболее вероятным претендентом на должность государственного секретаря США. Если это назначение состоится, то у руля Америки (наряду с будущим министром обороны Джеймсом Мэттисом) окажутся люди, которые своей главной целью ставят сдерживание Китая через реиндустриализацию национальной экономики. Как показывает история, такой маневр ещё никогда не обходился без глобального конфликта. Например, Вторая мировая война позволила президенту Франклину Рузвельту закрепить американское господство в мировой экономике, которое к 2008 году достигло окончательного упадка. Поэтому спустя два года Барак Обама запустил "арабскую весну", которая в такт со "сланцевой революцией" была призвана остановить китайскую экспансию в мусульманском мире, расположенном на стыке Азии и Европы. В 1945 году "сердце" глобальной экономики переместилось из Лондона в Нью-Йорк, а к 1975 году оно стало смещаться в направлении Лос-Анджелеса, откуда уже в наши дни может перекочевать в Шанхай или Гонконг. Поэтому перед Трампом стоит задача не развития, а сохранения системы. И носит она эпохальный характер. Поскольку именно сейчас мировой порядок приобретает те границы и характеристики, которые будут действовать в ближайшие 50 лет.(https://regnum.ru/news/po...)

Выбор редакции
11 декабря 2016, 04:32

China railways to see record passengers in 'Chunyun'

China's railway system will see a record number of passengers during the upcoming "Chunyun" peak travel period around Spring Festival.

04 декабря 2016, 19:01

Rust belt denizens resilient amid decaying economy

WHEN I decided to have a getaway with some of my friends in northeastern China for the National Day holiday in October, colleagues frowned and asked, “Are you serious?” They did have a point. For a hard-won,

30 ноября 2016, 05:24

Chinese enterprise wins Qatar World Cup stadium contract

China Railway Construction Corporation (CRCC) has won a contract to build a stadium for Qatar's 2022 World Cup, the state-owned company said Tuesday.

21 ноября 2016, 19:01

Index hits highest in 10 months

SHANGHAI shares yesterday rose to a 10-month high, with insurers and construction firms gaining amid anticipation over improving earnings. The Shanghai Composite Index gained 0.79 percent to 3,218.15

09 января 2014, 21:40

Китай потратит $100 млрд на железные дороги в 2014 г

Фото: Reuters Китайские власти выделят 630 млрд юаней на строительство новых железных дорог в стране в 2014 г.  По данным источников издания Xinhua в Китайской генеральной железнодорожной корпорации (China Railway Corporation, CRC) – второй по величине государственной строительной компании в Китае, власти страны планируют потратить 630 млрд юаней ($104 млрд). На эти деньги будет построено 6 600 км новых железных дорог. Основной объем инвестиций будет сосредоточен на слаборазвитых в инфраструктурном плане центральном и западном регионах КНР. CRC была образована в марте 2013 г. после упразднения Министерства путей сообщения Китая. Административные функции, в частности планирование развития железных дорог, были отведены министерству транспорта. Коммерческие функции передали Китайской генеральной железнодорожной корпорации. По данным Xinhua, на конец 2013 г. общая протяженность сети железных дорог в Китае составила 100 тыс. км. Из них 10% приходится на высокоскоростные поезда.

09 января 2014, 20:40

Китай потратит $100 млрд на железные дороги в 2014 г

Китайские власти выделят 630 млрд юаней на строительство новых железных дорог в стране в 2014 г.