• Теги
    • избранные теги
    • Компании339
      • Показать ещё
      Страны / Регионы139
      • Показать ещё
      Разное89
      • Показать ещё
      Люди31
      • Показать ещё
      Издания13
      • Показать ещё
      Сферы4
      Показатели15
      • Показать ещё
      Международные организации5
21 марта, 12:55

Китайцы построят второе кольцо московского метро

Строительство юго-западного участка второго кольца метро планируется начать в конце осени 2017 г., сообщил 21 марта руководитель департамента строительства Москвы Андрей Бочкарев. Подрядчиком строительства выступает китайская корпорация China Railway Construction Corporation (CRCC).  Компания CRCC построит 3 станции на юго-западе столицы: "Аминьевское шоссе", "Мичуринский проспект" и "Проспект Вернадского", а также перегонные тоннели между ними. Корпорация доставит в Москву 4 тоннелепроходческих комплекса и около 500

21 марта, 07:30

Надежда на Китай: Прибалтика интересна Пекину лишь в связке с Россией

Российский транзит уходит из стран Балтии, местные портовики и транспортники с надеждой смотрят на КНР.

14 февраля, 13:38

В Москве не будет массового наплыва китайцев на стройки метро – Хуснуллин

Китайская корпорация China Railway Construction Corporation (CRCC) для строительства метро в Москве привезет четыре тоннелепроходческих комплекса и до 500 инженеров, сообщил журналистам заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин.

26 января, 11:59

В Москве китайский подрядчик построит три станции метро на 23 млрд рублей

Китайская компания China Railway Construction Corporation Limited (CRCC) получила право построить три станции Третьего пересадочного контура (ТПК) метро в Москве, подав заявку в конкурсе котировок на 22,98 миллиарда рублей, следует из материалов, предоставленных РИА Новости стройкомплексом Москвы. Ранее компания "Мосинжпроект", на 100% принадлежащая властям столицы, сообщила о заключении договора на строительства станций метро "Аминьевское шоссе", "Мичуринский проспект" и "Проспект Вернадского" в рамках ТПК. Срок выполнения работ согласно договору - до декабря 2019 года. В материалах стройкомплекса Москвы отмечается, что, помимо CRCC, в запросе котировок на право строительства трёх станций Третьего пересадочного контура также участвовала компания "Ингеоком". Она была готова заключить договор с "Мосинжпроектом" за 24,36 миллиарда рублей. CRCC - вторая крупнейшая строительная госкомпания в Китае после China Railway Engineering Corporation. Штаб-квартира CRCC расположена в Пекине. Компания занимается строительством железнодорожной инфраструктуры, тоннелей, мостов, скоростных шоссе, аэропортов и портов.(https://ria.ru/economy/20...)

26 января, 10:52

СМИ: CRCC построит три станции столичного метро за 23 млрд рублей

Москва и China Railway Construction Corporation Limited уже подписали рамочное соглашение об участии китайских специалистов в строительстве новой линии метро

26 января, 10:43

Китайцы вложат 23 млрд рублей в московское метро

Китайская компания China Railway Construction Corporation Limited (CRCC) получила право построить три станции Третьего пересадочного контура (ТПК) метро в Москве, предложив в ходе тендера 22,98 млрд руб.

26 января, 10:43

Китайцы вложат 23 млрд руб. в московское метро

Китайская компания China Railway Construction Corporation Limited (CRCC) получила право построить три станции Третьего пересадочного контура (ТПК) метро в Москве, предложив в ходе тендера 22,98 млрд руб.

26 января, 01:47

Китайская компания CRCC построит три станции метро в Москве

Станции «Аминьевское шоссе», «Мичуринский проспект» и «Проспект Вернадского» Третьего пересадочного контура должны быть построены до конца 2019 года.  Китайская компания China Railway Construction Corporation Limited (CRCC) займётся строительством в Москве трёх станций метро...

26 января, 01:38

Китайцы построят три станции московского метро за 23 млрд рублей

Компания «СиАрСиСи Рус», российское подразделение китайской госкорпорации China Railway Construction Corporation Limited, планирует построить в Москве три станции метрополитена в рамках Второго кольца.

26 января, 00:50

Китайская компания построит в Москве три станции метро почти за 23 млрд рублей

Китайская компания China Railway Construction Corporation Limited (CRCC) получила право на строительство в Москве трех станций метро Третьего пересадочного контура (ТПК), передает РИА "Новости". Отмечается, что CRCC заключила ...

29 декабря 2016, 10:56

Азиатские фондовые индексы снижаются в четверг вслед за акциями США

Фондовые индексы Азиатско-Тихоокеанского региона опускаются в четверг вслед за снижением индексов США накануне, при этом темпы падения фондового рынка Японии могут стать максимальными за месяц.

27 декабря 2016, 10:22

Фондовые индексы Азии изменяются разнонаправленно, доллар слабо дорожает к евро и иене

Фондовые индексы Азиатско-Тихоокеанского региона во вторник изменяются разнонаправленно, объемы торгов еще не восстановились до нормального уровня после рождественских праздников, сообщает CNBC.

14 декабря 2016, 19:01

Shares end at 1-month low on CIRC cue

SHANGHAI shares ended at a one-month low yesterday after China’s insurance regulator signaled strict rules were being planned to curb risky stock investments by insurers. The Shanghai Composite Index

13 декабря 2016, 12:42

США переносят войну с Китаем в Турцию и Иран

Пекин продолжает строить Экономический пояс "Шелкового пути", предлагая развивающимся странам китайскую модель глобализации, альтернативную свободной торговле эпохи Pax Americana. Речь идёт о Pax Sinica, который приходит на смену "Кимерике", временному альянсу американского и китайского капитализма, сформированному в 1970-х годах. Пока избранный президент США Дональд Трамп рассуждает о выходе из Транстихоокеанского соглашения, угрожая Мексике возведением стены на границе, Китай подсчитывает потенциальные выгоды и готовится провести в 2017 году саммит по "Шелковому пути", который (по замыслу организаторов) должен побить рекорд встречи G20 в Ханчжоу (провинция Чжэцзян), куда 4−5 сентября с.г. съехались около 30 глав государств. Логика понятна. Ведь проект председателя КНР Си Цзиньпина охватывает 65 стран Юго-Восточной, Южной и Центральной Азии, а также Ближнего и Среднего Востока, которые наряду со своими контрагентами из Северной Африки призваны соединить Китай с Западной и Восточной Европой. После мирового финансово-экономического кризиса, когда центральные банки стран Северной Америки, Западной Европы и Восточной Азии взяли курс на конкурентные девальвации национальных валют, руководство КНР впервые с 1970-х столкнулось с угрозой протекционизма, знаменем которого стал растущий курс доллара. Этого оказалось достаточно, чтобы Пекин и Брюссель взялись за создание транспортных коридоров, невзирая на сеть военных баз США, число которых в настоящее время варьируется от 650 до 700. Ещё в январе 2008 года Китай, Монголия, Россия, Белоруссия, Польша и Германия договорились упростить таможенный и пограничный контроль для ускорения железнодорожных перевозок по линии Пекин - Гамбург. "Если не случится никаких осложнений, регулярный контейнерный поезд начнет курсировать между Китаем и Германией через год", - заявил тогда председатель China Railway Container Transport Чжэн Мингли. Но реальность оказалась сложнее: в 2007 году между США и Евросоюзом был образован Трансатлантический экономический совет, куда вошли руководители деловых кругов, которые договорились встречаться вместе для решения хозяйственных споров. С приходом к власти администрации Барака Обамы (январь 2009 года) дело сдвинулось с мертвой точки: в 2011 году была созвана комиссия высокого уровня, которая в феврале 2013 года обнародовала проект создания Трансатлантической зоны свободной торговли, нацеленный на блокирование экономических проектов КНР в Старом Свете. Однако в англо-американской элите никогда не было единства по этому вопросу. Не случайно в июне 2013 года экс-сотрудник АНБ и ЦРУ Эдвард Сноуден опубликовал компромат на американскую разведку именно в британской прессе (газета Guardian). И бежал он сначала в Гонконг, а затем только в Москву, где ему было предоставлено политическое убежище. Турция любой ценой! Белый дом всерьез взялся за блокирование транспортных коридоров. Основная борьба развернулась за Южный коридор, который связывает КНР и ЕС через страны Средней Азии, Иран и Турцию. Следуя заветам географии, в 2009 году протестная волна "зеленой революции" охватила Иран. Стоит ли напоминать, что за год до иранских событий Российская армия была вынуждена защитить Абхазию и Южную Осетию в августовской войне с Грузией, которая "магическим" образом совпала с началом Олимпиады в Пекине? С тех пор скорость событий только увеличивалась, обнажая нерв американо-китайского противостояния. В сентября 2013 года Си Цзиньпин провозгласил (на саммите в Астане) концепцию "Шелкового пути", а уже в ноябре 2013 года в Стамбуле открылся железнодорожный тоннель Мармарай, проложенный под проливом Босфор. Китайцы торжествовали: впервые за столетия Азия и Европа получили возможность бесперебойного транспортного сообщения. Однако поводов для радости становилось всё меньше - в мае 2013 года начались протесты на стамбульской площади Таксим, которые вскоре переросли в массовые демонстрации, получившие поддержку американских СМИ. А уже в декабре 2013 года грянул крупнейший в истории Турции коррупционный скандал, вынудивший Реджепа Эрдогана отправить в отставку четырех министров. Так Белый дом мстил Анкаре за сближение с Пекином и Лондоном. Дополнительным раздражителем для американцев служил тот факт, что в обход санкционного режима Турция поставляла Ирану крупные партии золота, которые оплачивались Тегераном не долларами, а национальной валютой. Эрдогану опыт приглянулся: 4 декабря 2016 года он предложил Китаю, Ирану и России перейти на торговлю в национальных валютах. "Те, кто держат свои сбережения в долларах и евро, должны обменять их на лиры или золото", - заявил президент Турции в ходе выступления в центральной анатолийской провинции Кайсери, передает Hurriyet Daily News. Пекин, Москва и Тегеран пока не торопятся поддерживать турецкую лиру. Тем не мене China Railway Construction Corporation Limited (CRCC) рвется в бой, пытаясь соединить Карс, Эдирне, а также Анкару и Стамбул ветками высокоскоростных железных дорог. "Мы надеемся построить на территории Турции высокоскоростную линию железных дорог "Восток - Запад", которая позволит соединить северо-восточную провинцию Карс, расположенной у границ Армении, с северо-западной провинцией Эдирне, выходящей прямиком на Болгарию", - уточнил заместитель генерального директора CRCC Лю Линь. Как уточняет агентство "Синьхуа", рамочное соглашение между Анкарой и Пекином было заключено ещё в 2010 году, однако сторонам каждый раз приходилось откладывать реализацию проекта. "В Турции мы столкнулись с политической и экономической турбулентностью, вызванной нестабильностью в восточных вилайетах и ослаблением лиры", - отметил Лю, добавив, что только визиты вице-премьера КНР Ван Яна и главы МИД Ван И, которые состоялись в 2016 году, придали уверенность строителям железнодорожной нитки. Расчетная скорость поездов на линии Анкара - Стамбул (включая г. Эскишехир) составляет 250 км в час. Но китайские специалисты уверены, что эту цифру можно увеличить до 280 км в час. КНР возлагает на Турцию особые надежды. "Турция - одна из основных стран региона, влиятельная исламская нация и ключевой развивающийся рынок, представленный в "Большой двадцатке". Она занимает важное место в китайской инициативе "Шелкового пути"...Ожидается, что строительство железной дороги Карс - Эдирне свяжет в единую цепь восток и запад Турции. Китайские предприятия также вовлечены во вторую фазу строительства железной дороги Анкара - Стамбул и пользуются поддержкой правительства Турции", - заявил Ван И в ходе своей поездки в Анкару, которая состоялась в середине ноября с.г. Министр иностранных дел КНР напомнил журналистам агентства Anadolu, что Поднебесная лидирует в мире по количеству высокоскоростных железнодорожных составов - 1,9 тыс. единиц. "Накопленный операционный пробег наших поездов превысил 2,77 млрд км, что эквивалентно шести окружностям земного шара. В среднем на долю КНР ежегодно приходится 1 млрд поездок на сверхскоростных поездах, что не имеет аналогов в мире", - резюмировал Ван И. Поддержка Пекина вселяет уверенность в Анкару, которая позволяет себе довольно нелицеприятные заявления в адрес Брюсселя. "Ни Европейский союз, ни европейские страны, которые балансируют на грани расизма, не могут исключить Турцию из Европы. Мы не гости, а хозяева Европы", - цитирует Эрдогана газета Yeni Safak. Имея крепкий "тыл", Анкара призывает Пекин строить железную дорогу на Лондон, которая в свете нынешней экономической активности КНР в Анатолии уже не кажется чем-то фантастическим. Иранский "размен" Однако многое будет зависеть не только от возможностей Китая и Великобритании, но и от будущих американо-китайских отношений. Разумеется, Дональд Трамп не собирается вступать в открытую конфронтацию с КНР. Но он далек от того, чтобы сглаживать углы. "Я с пониманием отношусь к политике "одного Китая", но не понимаю, почему нам следует обязательно её придерживаться, особенно с учётом возможных договоренностей с КНР в области торговли", - приводит слова Трампа агентство Reuters. То есть будущий хозяин Белого дома предлагает размен, в центре которого находится отнюдь не Тайвань, а Иран. После того как сенат США проголосовал за пролонгацию санкционного режима в отношении ИРИ, руководство исламской республики окончательно развернулось в сторону Пекина, о чем свидетельствуют итоги азиатского турне (с 3 по 8 декабря) министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа, в ходе которого он посетил Китай, Индию и Японию - крупнейших потребителей иранской нефти. "Мы надеемся поднять отношения с КНР на стратегический уровень", - цитирует Зарифа агентство Tasnim News. Пока иранцы спешно прорабатывают план действий со своими азиатскими контрагентами, американская пресса называет главу ExxonMobil Рекса Тиллерсона наиболее вероятным претендентом на должность государственного секретаря США. Если это назначение состоится, то у руля Америки (наряду с будущим министром обороны Джеймсом Мэттисом) окажутся люди, которые своей главной целью ставят сдерживание Китая через реиндустриализацию национальной экономики. Как показывает история, такой маневр ещё никогда не обходился без глобального конфликта. Например, Вторая мировая война позволила президенту Франклину Рузвельту закрепить американское господство в мировой экономике, которое к 2008 году достигло окончательного упадка. Поэтому спустя два года Барак Обама запустил "арабскую весну", которая в такт со "сланцевой революцией" была призвана остановить китайскую экспансию в мусульманском мире, расположенном на стыке Азии и Европы. В 1945 году "сердце" глобальной экономики переместилось из Лондона в Нью-Йорк, а к 1975 году оно стало смещаться в направлении Лос-Анджелеса, откуда уже в наши дни может перекочевать в Шанхай или Гонконг. Поэтому перед Трампом стоит задача не развития, а сохранения системы. И носит она эпохальный характер. Поскольку именно сейчас мировой порядок приобретает те границы и характеристики, которые будут действовать в ближайшие 50 лет.(https://regnum.ru/news/po...)

30 ноября 2016, 05:24

Chinese enterprise wins Qatar World Cup stadium contract

China Railway Construction Corporation (CRCC) has won a contract to build a stadium for Qatar's 2022 World Cup, the state-owned company said Tuesday.

19 сентября 2016, 11:04

BRIEF-Fujian Rongji Software's unit signs contract with China Railway Construction

* Says unit signs contract with China Railway Construction Group on software park project with investment about 600 million yuan ($89.97 million)

26 июля 2016, 04:19

Китайские компании впервые заняли верхние строчки Топ-500 крупнейших компаний мира Fortune Global

Китайские корпорации заняли три позиции из пяти самых крупных компаний мира рейтинга «Fortune Global 500» 2016 года. На втором, третьем и четвертом месте списка расположились Китайские электрические сети (прибыль 329 млрд долл), Китайская национальная нефтехимическая корпорация (CNPC, 299) и ее близнец Sinopec (294).  ТОП-10 самых крупных корпораций всего за год поменялся из «американского» в «китайский»: если в 2015 году в топ-10 практически полностью состоял из американцев, то в 2016 году в нем осталось лишь три американские компании Wall-Mart (1 место, 482 млрд долл), Exxon Mobile (6) и Apple (9), остальные позиции были разделены между европейцами и японцами.   Всего в 2016 году 110 китайских компаний вошли в рейтинг крупнейших корпораций мира , из них 12 в этом списке присутствуют впервые.  «Пекинцы и южные китацы»  Интересно, что новички от Китая разделились на две большие группы - госкорпорации со штаб-кватирой в Пекине и южно-китайские частные корпорации провинции Гуандун и соседнего Гонконга.  «Пекинцы» China Electronics Technology Group (26,4 млрд долл), China Aerospace Science & Industry Corp (中国航天科工集团公司 27,8 млрд долл), China State Shipbuilding Corp (中国造船公司, 30,1 млрд),  CRRC Corp Ltd (中国中车, 37,8 млрд долл) - госкорпорации в сфере аэрокосмических технологий ВПК, кораблестроения и локомотивостроения.  В списке новичков также страховщик New China Life Insurance Co Ltd (新华保险, 25,1 млрд долл), корпорация известного сычуаньского миллиардера Ван Цзяньлиня Dalian Wanda Group (27,37 млрд долл) и основной конкурент «Алибаба» в Китае JD.com (28,8 млрд).   Другую массивную группу новичков составили южные китайцы из ведущей экспортной провинции Гуандун и Гонконга:  девелопер China Vanke Co Ltd (Шэньчжэнь, 29,329 млрд), девелопер Evergrande Real Estate Group Ltd (Гуанчжоу, 21,1 млрд долл), известный китайцам по своей футбольной команде пять раз подряд завоевашей титул чемпиона Китая,  пищевой гигант WH Group Ltd (21,2 млрд, Гонконг), крупнейший производитель бытовой техники, в частности кондиционеров  Midea Group Co (Фошань, 22,2 млрд), корпорация самого богатого человека Гонконга Ли Кашина CK Hutchison Holdings Ltd (Гонконг, 22,7 млрд долл).  Полный список китайских компаний  Fortune Global 2016, млн долл дохода 2 State Grid $329,601 3 China National Petroleum $299,271 4 Sinopec Group $294,344 15 Industrial & Commercial Bank of China $167,227 22 China Construction Bank $147,910 27 China State Construction Engineering $140,159 29 Agricultural Bank of China $133,419 35 Bank of China $122,337 41 Ping An Insurance $110,308 45 China Mobile Communications $106,761 46 SAIC Motor $106,684 54 China Life Insurance $101,274 57 China Railway Engineering $99,435 62 China Railway Construction $95,652 81 Dongfeng Motor Group $82,817 91 China Resources National $76,574 95 China Southern Power Grid $74,697 99 Pacific Construction Group $73,047 102 China South Industries Group $70,081 105 China Post Group $69,637 109 China National Offshore Oil $67,799 110 China Communications Construction $67,764 116 Noble Group $66,712 119 People’s Insurance Co. of China $64,606 121 COFCO $64,516 122 Tewoo Group $64,232 129 Huawei Investment & Holding $62,855 130 China FAW Group $62,852 132 China Telecommunications $61,796 134 China North Industries Group $61,621 139 Sinochem Group $60,656 143 Aviation Industry Corp. of China$60,252 153 Bank of Communications$57,068 156 CITIC Group$55,938 160 Beijing Automotive Group $54,933 163 Shandong Weiqiao Pioneering Group $53,026 189 China Merchants Ban k$48,459 190 Amer International Group $47,795 195 Industrial Bank $46,446 200 PowerChina $45,607 201 HeSteel Group $45,266 202 Lenovo Group $44,912 205 Sinopharm $44,325 207 China United Network Communications $44,085 217 China Huaneng Group $43,224 221 China Minsheng Banking $42,449 227 Shanghai Pudong Development Bank $42,030 229 CEFC China Energy $41,845 234 ChemChina $41,412 251 China Pacific Insurance (Group) $39,336 262 Aluminum Corp. of China $37,996 266 CRRC$37,837 267 Jizhong Energy Group $37,817 270 Shenhua Group $37,612 273 Jardine Matheson $37,007 275 Baosteel Group $36,608 281 China Shipbuilding Industry $36,012 290 China Metallurgical Group $35,314 293 Sinomach $35,134 303 Guangzhou Automobile Industry Group $34,440 309 China Energy Engineering Group $33,223 311 Greenland Holding Group $33,024 313 China Everbright Group $32,901 314 Jiangsu Shagang Group $32,751 318 Xinxing Cathay International Group$32,567 322 Datong Coal Mine Group$31,958 323 China Minmetals$31,883 325 Shaanxi Yanchang Petroleum (Group) $31,755 327 China National Building Materials Group $31,706 328 Jiangxi Copper $31,555 329 China Electronics $31,537 331 China Huadian $31,437 337 Shanxi Coking Coal Group $31,039 342 State Power Investment $30,616 344 China Aerospace Science & Technology $30,554 345 China Guodian $30,515 347 Shaanxi Coal & Chemical Industry $30,331 349 China State Shipbuilding $30,191 353 HNA Group $29,562 356 China Vanke $29,329 359 Wuchan Zhongda Group $29,052 366 JD.com$28,847 370 Shanxi LuAn Mining Group $28,642 374 Yangquan Coal Industry Group $28,310 381 China Aerospace Science & Industry $27,867 383 China General Technology $27,667 384 Shanxi Jincheng Anthracite Coal Mining Group $27,572 385 Dalian Wanda Group $27,377 386 China Nonferrous Metal Mining (Group) $27,189 401 China Poly Group $26,675 406 China Datang $26,440 408 China Electronics Technology Group $26,410 410 Zhejiang Geely Holding Group $26,304 426 Shandong Energy Group $25,136 427 New China Life Insurance $25,129 456 AIA Group $23,274 465 China COSCO Shipping $22,965 473 CK Hutchison Holdings $22,715 481 Midea Group $22,174 484 China National Aviation Fuel Group $22,101 489 Shougang Group $21,514 495 WH Group $21,209 496 Evergrande Real Estate Group $21,184 Язык Русский

06 мая 2016, 17:39

Under the Shadow of Supply-Side Reform

APRIL DAN FENG presents the pros and cons of China's Supply-Side Reform policy. On November 10, 2015, during the Chinese Communist Party Working Conference on Economic Policies, President Xi Jinping introduced a series of policies to stimulate Chinese economy known as the Supply-Side Reform. Of the numerous policies, Xi emphasized the importance of cutting the state-owned enterprises' (SOEs) sprawling over capacity and announced that the government would start ordering mergers of SOEs by pooling together their resources to obtain bigger market shares and more efficient operating structures. In short, the bigs are getting bigger, per government's request. Over the years, China's SOEs have become less profitable, especially when compared with private enterprises. According to a national survey conducted in March 2015 by the National Bureau of Statistics, total profits of SOEs decreased by 37 percent compared to the year before, whereas profits of their private counterparts increased by 9.1 percent. However, SOEs continue to occupy a major share of markets and resources and overproduce under such inefficient privileges. In the steel and coal industries especially, almost half of the world's yield is attributed to the overproduction of Chinese SOEs. Since the Deng Xiaoping administration, the Chinese Communist Party has been gradually reforming China's economic structure by actively supporting private-owned firms through various policy combinations like transferring ownership of state-owned assets and setting up a budget system for managing state capital. The efforts on behalf of strengthening the private sector have definitely bore fruit. According to a report by the World Bank, growth of the private sector has steadily increased since the 1980s. In 2003, the private sector had grown to employ 74.7 million people, surpassing, for the first time, the 74.6 million employed by SOEs. Under such a trend, China's economy has achieved unprecedented growth over the past thirty years. However, Xi's proposal of merging SOEs seems to flip the focus from empowering private enterprises to strengthening the state-owned sector. The president confidently argued that such efforts could further advance the efficiency of the market and provide benefits to consumers. But could it really? *** Although the proposed supply-side reform could conceivably lower costs through merging, it cannot drive down prices without creating a more competitive market for the SOEs. In other words, these firms would have the resources but not the incentives to provide lower pricing. In fact, mergers of SOEs inevitably reduce market competition by concentrating the market share of state-owned monopolies and raising the barrier to entry for private enterprises. On December 30, 2014, China's two largest state-owned rail companies, China CNR Corporation Limited (CNR) and China South Locomotive & Rolling Stock Corporation Limited (CSR) announced that under government order from Beijing, they would merge to form China Railway Stock Corp. (CRRC). The newly merged company controls over 90 percent of China's industry with a market value of $26 billion and a combined annual revenue of $32.3 billion, making it virtually impossible for smaller private enterprises like the Shenzhen China Technology Industry Group Corporation Limited to survive in the industry. Since merging SOEs will almost inevitably reduce the number of competitors in specific industries and stymie competition between the private and the state-owned sectors. It is unlikely that the newly merged SOEs will lower prices. Thus, such a policy might end up hurting consumers--a problem that China, if it hopes to expand its domestic demand, should be wary of. As the Chinese SOEs gain more say in both the domestic and the global markets, they face less competition in their respective industries and gain more bargaining power in setting prices at their will. How can the Party address the long-lasting issue of SOEs slowing down market efficiency then? Professor Eva Dziadula from the University of Notre Dame provides an insight into the problem, "The reform should encourage competition and needs to be more market oriented. If you want to create incentives for growth, then benefits such as preferential tax treatments should also benefit the private enterprises." Essentially, as Dr. Dziadula points out, the reform indeed should be on the supply-side, but the Chinese government has targeted the wrong suppliers. To truly benefit the consumers, it is best to help private companies thrive instead of equilibrating the market with the giant SOEs. The key to solving the slowdown of market growth is to help private enterprises by ending the government-provided preferential treatments that SOEs receive. Since the 1960s, Chinese SOEs have enjoyed preferential treatment from the government in areas such as licensing, government contracting, and financing--ultimately securing an unfair competitive edge over private enterprises. Many leaders of SOEs have been found guilty of corruption and collusion with government officials. According to the official Xinhua News Agency, 115 business leaders of SOEs were arrested and charged with corruption in 2014 alone. Lack of market competition and corruption have worsened the SOEs' efficiency. Only by ending the preferential treatments to SOEs can the government really achieve the important goal of allocating capital and resources fairly across different market sectors on the supply side. The new market structure would push some SOEs to merge and will increase the likelihood that they lower prices proportionally to their actual costs. What are the motives behind the government's proposal then? One guess is that such moves form national champions that can better compete overseas. Since the policy was first raised in December last year, there had been rumors of mergers of some of the biggest SOEs in the railway, telecom, steel and airline industries. According to the Wall Street Journal, a merger of China Railway Group and China Railway Construction will create a combined revenue of 1.2 trillion yuan, giving China a much greater say in the global market. The combined company of China Unicom and China Telecom has an annual revenue of 609 billion. A merger of Wuhan Steel and Baosteel would create the world's No. 2 steel company by production. A merger of Air China and China Southern Airlines would create the world's largest air carrier by fleet size. However, as the Chinese SOEs gain more say in both the domestic and the global markets, they face less competition in their respective industries and gain more bargaining power in setting prices at their will. As the bigs go bigger, Beijing tightens its grip on key parts of world industry. In the next few years, however, under this shadow China casts on the global economy, the domestic consumers and private enterprises will still likely be struggling in the dark. April Dan Feng is a junior at the University of Notre Dame. Contact her at [email protected] Image provided by today online.com -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

07 марта 2016, 19:10

Metal and transport shares boost index

SHANGHAI shares gained yesterday, helped by metal producers and transport companies. The Shanghai Composite Index rose 0.81 percent to close at 2,897.34 points. Metal producers shone following a hike

30 ноября 2015, 16:04

How Terrorism Is Affecting China's Africa Agenda

Until just a few weeks, security had not been expected to be a major topic at the December Forum on China-Africa Cooperation summit in Johannesburg. In the span of just a few short weeks, terrorism and security issues will likely move close to the top of the agenda when Chinese president Xi Jinping meets with 50 plus African counterparts. China's vulnerability to terrorism was brazenly exposed when the self-proclaimed Islamic State killed Chinese national Fan Jinghui. That killing sparked an immediate backlash on Chinese social media with calls for Beijing to strike back against the terrorist group. Predictably, it didn't take long for those online discussions to be quashed by the government. Then, just a few days later, three more Chinese were killed by terrorists. This time at the hands of Al Qaeda affiliates in the Malian capital of Bamako. The attackers stormed the Renaissance Blu Hotel where the three executives from the state-owned China Railway Construction Corporation were shot. These two events are just the latest attacks on Chinese nationals abroad, particularly in MENA and sub-Saharan Africa. Within the past couple of years, Chinese citizens have been taken captive by Boko Haram in Cameroon, kidnapped in Egypt and taken hostage in Sudan among other places. In Angola, the situation is so dire that a senior embassy official in Luanda made a rare public appeal to the government to do something or else future Chinese investment in the country could be at stake. With each of these attacks, the perception at home is that China may now be a great power but one that can't seem to protect its people abroad. This presents a real challenge for the government's legitimacy because, really, Chinese officials don't have a lot of options available to counter the rising threat of terrorism against their people and interests abroad. Unlike the United States, France and Britain who have all made unilateral military deployments into other countries without U.N. authorization, the Chinese are bound by their own non-interference doctrine to avoid such interventions. Secondly, even if China did want to retaliate or take some other form of military action to combat violence against its interests, it's not immediately clear that it has the capability to do so. Although rapidly modernizing, China's ability to project force, especially using special operations forces far away from home, is questionable at best. The Chinese clearly recognize the problem. The question is can they do anything about it? This week, Eric & Cobus discuss -- in the podcast above -- the new security realities confronting China's engagement in Africa and MENA and explore what options, if any, policymakers have to confront the mounting threat against their people and interests. Note: In the podcast, Eric incorrectly said that the Chinese ambassador to Luanda had issued the warning to the Angolan government about the high-frequency of kidnappings of Chinese nationals. It was actually the embassy's first secretary, Zhao Haihan, who made the remarks during an interview. Watch Eric Olander discuss U.S. and Chinese competition for influence in Africa on HuffPost Live: (function(){var src_url="http://embed.live.huffingtonpost.com/HPLEmbedPlayer/?segmentId=55b151102b8c2a59aa0003dd&autoPlay=false&hpl_host="+window.location.hostname+"&hpl_ref="+document.referrer+"&onVideoDataLoaded=HPTrack.Vid.DL&onTimeUpdate=HPTrack.Vid.TC";if (typeof(commercial_video) == "object") {src_url += "&siteSection="+commercial_video.site_and_category;if (commercial_video.package) {src_url += "&sponsorship="+commercial_video.package;}}var iframe = document.querySelector(".js-hplive-frame");iframe.src = src_url;iframe.className="";})(); -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

22 января 2015, 21:49

Китай – России: построим ВСМ от Пекина до Москвы

Фото: Reuters Власти КНР объявили о предложении по строительству высокоскоростной железнодорожной магистрали, которая соединила бы столицы России и Китая.  Информацию об этом в четверг, 22 января, распространило агентство Bloomberg. Источником данной новости в статье "China, Russia Plan $242 Billion Beijing-Moscow Rail Link" была названо заявление, которые муниципальные власти Пекина сделали на своей официальной странице в социальной сети Weibo (китайском аналоге микроблогов Twitter). Общая протяженность предлагаемого проекта высокоскоростной железнодорожной ветки Пекин-Москва составит 7 тыс. км. При этом время в пути составит всего 2 дня. Стоимость проекта, по оценкам муниципальных властей Пекина, может составить 1,5 трлн юаней ($242 млрд). В сообщении также отмечалось, что маршрут высокоскоростной магистрали (ВСМ) пройдет через территорию Казахстана.  Китай намерен вложить 400 млрд руб. в ВСМ до Казани Китай уже высказывал заинтересованность в подобном проекте, при этом заявляя о готовности вложить в него собственные средства. В частности, 9 сентября 2014 г. вице-президент РЖД Александр Мишарин сообщил, что китайские инвесторы готовы вложить 400 млрд руб. в строительство ВСМ Москва-Казань. В октябре 2014 г. в рамках подписания 38 соглашений в различных сферах также была достигнута договоренность о сотрудничестве в строительстве высокоскоростных железных дорог. Минтранс, РЖД, Госкомитет КНР по развитию и реформе и корпорация China Railway Construction Corporation подписали меморандум о взаимопонимании в области высокоскоростного железнодорожного сообщения. Тогда же одной из главных целей заключенного соглашения было названо претворение в жизнь проекта Евразийского высокоскоростного транспортного коридора Москва-Пекин, который в том числе будет включать в себя ВСМ Москва-Казань.