• Теги
    • избранные теги
    • Компании89
      • Показать ещё
      Страны / Регионы40
      • Показать ещё
      Разное28
      • Показать ещё
      Сферы3
      Показатели2
      Издания1
18 июля, 09:03

В Китае создается новая морская экономика

Китайские судостроительные верфи в последнее время начали проникать на высокотехнологичный сегмент рынка, где им предстоит соперничество с южно-корейскими конкурентами. Эта тенденция опирается на так называемую «морскую экономику», значение которой в последнее время заметно расширилось за счет включения таких отраслей как судоходство, промышленное рыболовство, аквакультура и нефтегазовая индустрияThe post В Китае создается новая морская экономика appeared first on MixedNews.

18 июля, 09:03

В Китае создается новая морская экономика

Китайские судостроительные верфи в последнее время начали проникать на высокотехнологичный сегмент рынка, где им предстоит соперничество с южно-корейскими конкурентами. Эта тенденция опирается на так называемую «морскую экономику», значение которой в последнее время заметно расширилось за счет включения таких отраслей как судоходство, промышленное рыболовство, аквакультура и нефтегазовая индустрияThe post В Китае создается новая морская экономика appeared first on MixedNews.

18 июля, 09:03

В Китае создается новая морская экономика

Китайские судостроительные верфи в последнее время начали проникать на высокотехнологичный сегмент рынка, где им предстоит соперничество с южно-корейскими конкурентами. Эта тенденция опирается на так называемую «морскую экономику», значение которой в последнее время заметно расширилось за счет включения таких отраслей как судоходство, промышленное рыболовство, аквакультура и нефтегазовая индустрияThe post В Китае создается новая морская экономика appeared first on MixedNews.

22 июня, 19:01

Unicom counts Alibaba, Tencent among investors to raise US$10b

CHINESE tech giants Alibaba Group Holdings and Tencent Holdings will be among new investors pouring a total of around US$10 billion into mobile carrier China Unicom, part of efforts by Beijing to rejuvenate

31 мая, 19:01

Home-built cruise liners to tap demand

CHINA’S first domestically built cruise ship will begin sailing from Shanghai in 2023, with another five cruise liners to be delivered through 2028, officials said yesterday. The first domestically-made

31 марта, 16:14

Carnival (CCL) Adds Another Ship to Princess Cruises Line

Carnival Corporation (CCL) recently took the delivery of its first international luxury ship tailored particularly for the Chinese market.

22 ноября 2016, 19:01

China to name SOEs for reform soon

CHINA may name the first of its state-owned enterprises to be restructured under a mixed-ownership system by the year-end, the China Securities Journal said yesterday, citing unnamed sources. The country

12 октября 2016, 19:01

All hands for 1st home-built cruise ship

CHINA’S first domestically built cruise ship will begin sailing from Shanghai in 2021, officials said yesterday. China State Shipbuilding Corp, the nation’s largest shipbuilder, is cooperating with Italian

26 июля 2016, 04:19

Китайские компании впервые заняли верхние строчки Топ-500 крупнейших компаний мира Fortune Global

Китайские корпорации заняли три позиции из пяти самых крупных компаний мира рейтинга «Fortune Global 500» 2016 года. На втором, третьем и четвертом месте списка расположились Китайские электрические сети (прибыль 329 млрд долл), Китайская национальная нефтехимическая корпорация (CNPC, 299) и ее близнец Sinopec (294).  ТОП-10 самых крупных корпораций всего за год поменялся из «американского» в «китайский»: если в 2015 году в топ-10 практически полностью состоял из американцев, то в 2016 году в нем осталось лишь три американские компании Wall-Mart (1 место, 482 млрд долл), Exxon Mobile (6) и Apple (9), остальные позиции были разделены между европейцами и японцами.   Всего в 2016 году 110 китайских компаний вошли в рейтинг крупнейших корпораций мира , из них 12 в этом списке присутствуют впервые.  «Пекинцы и южные китацы»  Интересно, что новички от Китая разделились на две большие группы - госкорпорации со штаб-кватирой в Пекине и южно-китайские частные корпорации провинции Гуандун и соседнего Гонконга.  «Пекинцы» China Electronics Technology Group (26,4 млрд долл), China Aerospace Science & Industry Corp (中国航天科工集团公司 27,8 млрд долл), China State Shipbuilding Corp (中国造船公司, 30,1 млрд),  CRRC Corp Ltd (中国中车, 37,8 млрд долл) - госкорпорации в сфере аэрокосмических технологий ВПК, кораблестроения и локомотивостроения.  В списке новичков также страховщик New China Life Insurance Co Ltd (新华保险, 25,1 млрд долл), корпорация известного сычуаньского миллиардера Ван Цзяньлиня Dalian Wanda Group (27,37 млрд долл) и основной конкурент «Алибаба» в Китае JD.com (28,8 млрд).   Другую массивную группу новичков составили южные китайцы из ведущей экспортной провинции Гуандун и Гонконга:  девелопер China Vanke Co Ltd (Шэньчжэнь, 29,329 млрд), девелопер Evergrande Real Estate Group Ltd (Гуанчжоу, 21,1 млрд долл), известный китайцам по своей футбольной команде пять раз подряд завоевашей титул чемпиона Китая,  пищевой гигант WH Group Ltd (21,2 млрд, Гонконг), крупнейший производитель бытовой техники, в частности кондиционеров  Midea Group Co (Фошань, 22,2 млрд), корпорация самого богатого человека Гонконга Ли Кашина CK Hutchison Holdings Ltd (Гонконг, 22,7 млрд долл).  Полный список китайских компаний  Fortune Global 2016, млн долл дохода 2 State Grid $329,601 3 China National Petroleum $299,271 4 Sinopec Group $294,344 15 Industrial & Commercial Bank of China $167,227 22 China Construction Bank $147,910 27 China State Construction Engineering $140,159 29 Agricultural Bank of China $133,419 35 Bank of China $122,337 41 Ping An Insurance $110,308 45 China Mobile Communications $106,761 46 SAIC Motor $106,684 54 China Life Insurance $101,274 57 China Railway Engineering $99,435 62 China Railway Construction $95,652 81 Dongfeng Motor Group $82,817 91 China Resources National $76,574 95 China Southern Power Grid $74,697 99 Pacific Construction Group $73,047 102 China South Industries Group $70,081 105 China Post Group $69,637 109 China National Offshore Oil $67,799 110 China Communications Construction $67,764 116 Noble Group $66,712 119 People’s Insurance Co. of China $64,606 121 COFCO $64,516 122 Tewoo Group $64,232 129 Huawei Investment & Holding $62,855 130 China FAW Group $62,852 132 China Telecommunications $61,796 134 China North Industries Group $61,621 139 Sinochem Group $60,656 143 Aviation Industry Corp. of China$60,252 153 Bank of Communications$57,068 156 CITIC Group$55,938 160 Beijing Automotive Group $54,933 163 Shandong Weiqiao Pioneering Group $53,026 189 China Merchants Ban k$48,459 190 Amer International Group $47,795 195 Industrial Bank $46,446 200 PowerChina $45,607 201 HeSteel Group $45,266 202 Lenovo Group $44,912 205 Sinopharm $44,325 207 China United Network Communications $44,085 217 China Huaneng Group $43,224 221 China Minsheng Banking $42,449 227 Shanghai Pudong Development Bank $42,030 229 CEFC China Energy $41,845 234 ChemChina $41,412 251 China Pacific Insurance (Group) $39,336 262 Aluminum Corp. of China $37,996 266 CRRC$37,837 267 Jizhong Energy Group $37,817 270 Shenhua Group $37,612 273 Jardine Matheson $37,007 275 Baosteel Group $36,608 281 China Shipbuilding Industry $36,012 290 China Metallurgical Group $35,314 293 Sinomach $35,134 303 Guangzhou Automobile Industry Group $34,440 309 China Energy Engineering Group $33,223 311 Greenland Holding Group $33,024 313 China Everbright Group $32,901 314 Jiangsu Shagang Group $32,751 318 Xinxing Cathay International Group$32,567 322 Datong Coal Mine Group$31,958 323 China Minmetals$31,883 325 Shaanxi Yanchang Petroleum (Group) $31,755 327 China National Building Materials Group $31,706 328 Jiangxi Copper $31,555 329 China Electronics $31,537 331 China Huadian $31,437 337 Shanxi Coking Coal Group $31,039 342 State Power Investment $30,616 344 China Aerospace Science & Technology $30,554 345 China Guodian $30,515 347 Shaanxi Coal & Chemical Industry $30,331 349 China State Shipbuilding $30,191 353 HNA Group $29,562 356 China Vanke $29,329 359 Wuchan Zhongda Group $29,052 366 JD.com$28,847 370 Shanxi LuAn Mining Group $28,642 374 Yangquan Coal Industry Group $28,310 381 China Aerospace Science & Industry $27,867 383 China General Technology $27,667 384 Shanxi Jincheng Anthracite Coal Mining Group $27,572 385 Dalian Wanda Group $27,377 386 China Nonferrous Metal Mining (Group) $27,189 401 China Poly Group $26,675 406 China Datang $26,440 408 China Electronics Technology Group $26,410 410 Zhejiang Geely Holding Group $26,304 426 Shandong Energy Group $25,136 427 New China Life Insurance $25,129 456 AIA Group $23,274 465 China COSCO Shipping $22,965 473 CK Hutchison Holdings $22,715 481 Midea Group $22,174 484 China National Aviation Fuel Group $22,101 489 Shougang Group $21,514 495 WH Group $21,209 496 Evergrande Real Estate Group $21,184 Язык Русский

21 июля 2016, 05:40

Пекин решил закупить круизные лайнеры для туров в Южно-Китайское море

Китай планирует купить от пяти до восьми круизных лайнеров, чтобы организовать туры в Южно-Китайское море, пишет в четверг газета China Daily. По ее данным, купить лайнеры планирует компания Sanya International Cruise Development Co Ltd, которая является совместным предприятием COSCO Shipping, China National Travel Service Group Corp и China Communications Construction Co Ltd. Планируется, что круизные лайнеры будут куплены в течение пяти лет, при этом продавец не называется. Кроме этого планируется строительство четырех доков на острове Феникс, который относится к городу Санья (провинция Хайнань), передает РИА «Новости». Ранее деловое издание Caixin сообщило, что китайская компания China State Shipbuilding Corp (CSSC) создала в Шанхае совместное предприятие с итальянской Fincantieri SpA. Согласно соглашению сторон, шанхайское предприятие построит пять круизных лайнеров, начало строительства первого запланировано на 2017 год. По плану он будет завершен в 2021 году. Каждый круизный лайнер будет стоить около 5 млрд юаней (свыше 740 млн долларов) и будет способен взять на борт более 5 тыс. пассажиров. Кроме того, сообщалось, что китайская провинция Хайнань планирует до 2020 года запустить регулярные круизные путешествия к островам спорного архипелага Наньша (Спратли) в Южно-Китайском море. Кроме этого, Хайнань также планирует запустить отдельные путешествия в Южно-Китайское море с многочисленными остановками, целью которых, как отмечается, является развитие туристической отрасли провинции. Власти провинции также планируют оптимизировать маршруты к другим спорным островам региона - Сиша. 12 июля Международный трибунал, созданный при посредничестве Постоянной палаты Третейского суда в Гааге, заявил, что Китай не имеет «исторического права» на спорные территории в Южно-Китайском море. МИД Китая заявил, что считает решение Гаагского арбитража по Южно-Китайскому морю недействительным, Пекин не принимает и не признает его. Кроме того, МИД Китая заявил, что вне зависимости от того, каким будет решение суда, «вооруженные силы Китая будут решительно защищать национальный суверенитет, безопасность и морские права и интересы страны». Также Пекин заявил о праве на опознавательную зону ПВО в Южно-Китайском море. Пекин уже несколько десятилетий ведет спор с некоторыми странами региона по поводу территориальной принадлежности целого ряда островов в Южно-Китайском море, на шельфе которых были обнаружены значительные запасы углеводородов. Речь идет, прежде всего, об архипелаге Сиша (Парасельские острова), островах Наньша (Спратли) и Хуанъянь (риф Скарборо). В спор в той или иной степени вовлечены Вьетнам, Бруней, Малайзия и Филиппины. Закладки:

30 ноября 2015, 19:43

Maritime innovation on display

CHINA’S latest maritime innovation will be on show at Asia’s largest maritime exhibition, Marintec China 2015. The country’s top state-owned shipbuilding companies, including China Shipbuilding Industry

14 октября 2015, 20:50

Carnival Taps in on China, Adds Two more Brands and Ships

Carnival Corporation (CCL) announced its plans to expand in China with the addition of two brands ??? Carnival and the upscale Aida cruise line ??? in 2017.

16 декабря 2014, 14:09

Южная Корея и Китай готовы осваивать масштабные проекты на Дальнем Востоке

Российская делегация во главе с вице-премьером - полпредом президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым посетила Южную Корею и Китай. В результате было подписано несколько меморандумов о сотрудничестве. В частности, Минвостокразвития России и крупнейшая китайская судостроительная компания China State Shipbuilding подписали в Пекине соглашение, которое в том числе предполагает строительство на Дальнем Востоке судостроительного кластера. Фонд по развитию Дальнего Востока договорился с крупнейшим мировым банком - Торгово-промышленным банком Китая (объем активов - 3 триллиона долларов) о финансировании ряда проектов на Дальнем Востоке. У банка и сегодня есть проекты на территории России общим объемом около 9 млрд долларов. Но он заинтересован в расширении инвестиций. В Южной Корее подписан ряд соглашений между российскими и корейскими предприятиями. Но главное то, что руководители ведущих предприятий и крупнейших банков этих стран проявили неподдельный интерес к тем хорошим новостям, которые привезли русские. "Мы приехали, чтобы сказать партнерам, что мы переворачиваем страницу в развитии наших отношений, сообщить и о тех изменениях, которые сейчас происходят в инвестиционном климате Дальнего Востока", - пояснил "РГ" Юрий Трутнев. Прежде всего имеется в виду создание в регионе территорий опережающего развития, на которых будут действовать очень серьезные налоговые льготы как для российских, так и для иностранных инвесторов. В частности, при инвестициях более 50 миллионов рублей налог на прибыль в первые пять лет будет составлять ноль процентов, затем - 10 процентов. Максимально сократятся бюрократические процедуры. Первоочередным порядком будет создаваться инфраструктура. По словам заместителя министра по развитию Дальнего Востока Максима Шерейкина, инфраструктура в регионе должна на полшага идти впереди инвестора. Кстати, в федеральном бюджете на 2015-2017 годы уже заложены деньги на создание инфраструктуры территорий опережающего развития. Здесь также будет действовать особый режим привлечения иностранных работников. Уже отобраны первые 14 проектов, однако российские власти надеются, что иностранные инвесторы смогут не только в них участвовать, но и предлагать свои идеи по созданию ТОРов. Между Россией и Республикой Корея давно сложились партнерские отношения. Сегодня на территории нашей страны работают более 600 южнокорейских предприятий. В прошлом году товарооборот между нашими странами превысил 25 млрд долларов. Однако, по мнению Юрия Трутнева, "это не та планка, на которую мы хотим выйти, Россия может быть гораздо более крупным партнером". С Китаем товарооборот значительно больше - 88 млрд долларов. Задача - к 2020 году довести его до 200 млрд. В каких отраслях Россия более всего заинтересована в сотрудничестве с Кореей и Китаем? В первую очередь это развитие судостроения на Дальнем Востоке. Россия планирует построить до 2025 года 926 судов с общей суммой инвестиций более 50 млрд долларов. Эти суда крайне (http://www.rg.ru/2014/12/...)

02 июля 2014, 07:31

Отечественное торпедное оружие на мировом рынке

Торпеды СЭТ-65Э с системой самонаведения «Сапфир», СЭТ-53МЭ с пассивной системой самонаведения 2050 и торпеда с системой самонаведения «Керамика» в учебном центре ВМС Индии (с) Максим Климов Отечественное торпедное оружие на мировом рынке История вопроса Поставки отечественных торпед на экспорт начались (если не считать испанского эпизода 1936-1937 гг.) с передачи в середине 1950-х гг. союзным и дружественным странам (Китай, Индонезия, Египет, Сирия, КНДР, страны ОВД) подводных лодок, надводных кораблей и катеров, оснащенных торпедным оружием. Открытые данные по типаже передававшихся тогда с кораблями торпед отсутствуют, но можно предположить, что подводные лодки имели свое штатное вооружение – 533-мм противокорабельные парогазовые торпеды 53-39 и электрические торпеды – прямоидущие ЭТ-46 и самонаводящиеся САЭТ-50. Специальные экспортные модификации еще не разрабатывались. Кроме того для Китая поставлялись и была передана лицензия на серийное производство авиационной реактивной противокорабельной торпеды РАТ-52. Конец 1960-х гг. был ознаменован двумя качественными прорывами в военном экспорте СССР (в том числе и в части торпедного оружия) – поставками современных вооружений в Индию и Югославию. В начале 1960-х гг. правительство Югославии обратилось с запросом о поставке торпед для строящихся подводных лодок собственного проекта. В результате на базе советской кислородной (бесследной) прямоидущей противокорабельной торпеды 53-56 была разработана первая экспортная модификация 53-56В («воздушная»). В отличии от образца ВМФ СССР, 53-56В была парогазовой (то есть следной) и со значительно ухудшенными тактико-техническими характеристиками (ТТХ). Но самой ее уникальной модификацией стала 53ВА – «воздушная акустическая», оснащенная пассивной акустической системой самонаведения (ССН). Для снижения уровня помех ССН скорость 53ВА была ограничена, и вполне обеспечивала обнаружение шумов цели и наведение на нее. Торпеда 53-56В имела исключительно высокую надежность и малую стоимость изготовления и выстрела, вследствие чего широко поставлялась не только на экспорт, но и ВМФ СССР. Торпеда 53-56В до сих пор стоит на вооружение и эксплуатируются в ряде стран (в том числе в Египте, ремонт и продление сроков их службы выполнялся на заводе Тивате в Черногории). Новым этапом экспорта нашего торпедного оружия и кораблей стали контракты с Индией, первый из которых был заключен 1 сентября 1965 г. Впервые наши корабли и морское подводное оружие поставлялось в условиях прямого сравнения и конкуренции с аналогичными западными образцами. Характерной особенностью этих контрактов, было то, что при их подготовке рассматривались не только вопросы различия ТТХ экспортного образца и отечественного, но и сравнение, с тем что западные страны поставляют (или могут поставить) Пакистану. Четко прослеживалась мысль, что отечественное оружие должно превосходить аналогичные западные образцы у «вероятного противника» Индии, так как торговля оружием это не только бизнес, но и средство поддержания авторитета ВМФ СССР и государства. Необходимо подчеркнуть, что поставляемые образцы оружия имели для своего времени достойные ТТХ, вполне достаточные для получателей «спецпродукции». Высокая надежность позволяла обеспечить массовую торпедную подготовку (стрельбы) и качественное освоение оружия в ВМС заказчиков. В середине 1960-х гг. была разработана экспортная модификация противолодочной торпеды СЭТ-53М с пассивной акустической ССН. В рамках своих ТТХ эта торпеда была вполне эффективной, как при применении с надводного корабля, так и подводных лодок. Дистанции обнаружения подводных лодок для гидроакустических станций (ГАС) 1960-х гг. («Титан», «Вычегда», «Геркулес»), составляли несколько километров - то есть находились в зоне эффективного применения как реактивных бомбометных установок (РБУ), так и торпед СЭТ-53МЭ. Причем возможность уклонения цели от торпеды с пассивной ССН путем уменьшения скорости, парировалась возрастанием эффективности РБУ по малоскоростным целям, увеличение же скорости цели для «ухода от РБУ» - приводило к повышению эффективности торпед СЭТ-53МЭ – то есть торпеды являлись составной частью вполне эффективного (в тех условиях) и сбалансированного комплекса противолодочного вооружения экспортных надводных кораблей проектов 159АЭ, 61МЭ и других. Для подводных лодок (например проекта И641) со среднечастотной ГАС МГ-10Э, обнаружение подводных лодок – целей также происходило на дистанциях эффективных для СЭТ-53МЭ, а наличие контакта ГАС в режиме шумопеленгования в этом случае гарантировало надежное обнаружение и захват шумов подводной лодки цели торпедой. Необходимо отметить, что пассивный режим работы ССН СЭТ-53МЭ обеспечивал ее эффективное применение и на малых глубинах. В середине 1970-х гг., с передачей инозаказчикам кораблей, оснащенных 400-мм торпедными аппаратами, был разработан экспортный вариант 400-мм торпеды СЭТ-40УЭ, оснащенный экспортной модификацией активно-пассивной ССН «Сапфир». К этому времени первоначальные «детские болезни» торпеды СЭТ-40 были устранены, а простая и надежная ССН «Сапфир» стала итогом развития отечественных высокочастотных ССН с равносигнальным методом пеленгования. Несмотря на то что по своим ТТХ она формально уступала новым зарубежным, сохранение в ней высокочастотного диапазона позволило обеспечить хорошую работоспособность на малых глубинах (что было проблемой для новых низкочастотных ССН). Входившая в состав многих отечественных торпед, эта ССН до сих пор стоит на вооружении многих стран. Последний раз торпеда с ССН «Сапфир» представлялась на Международном военно-морском салоне МВМС-2005 (ТЭСТ-71МЭ). Одновременно была разработана экспортная модификация 533-мм противолодочной торпеды СЭТ-65 III с ССН «Сапфир» (СЭТ-65Э), поставлявшейся ВМС Индии, и противокорабельной торпеды САЭТ-60МЭ (информация о поставках на экспорт последней отсутствует). В те же годы, с передачей инозаказчикам вертолетов Ка-25ПЛЭ и самолетов Ил-38Э, передавались и их авиационные средства поражения, в состав которых входили авиационные противолодочные торпеды АТ-1МЭ (для Ка-25ПЛЭ) и АТ-2Э (для Ил-38Э, первоначально с АТ-1МЭ) соответственно. Безусловно, при сравнении с западными аналогами, их значительные массо-габаритные характеристики бросались в глаза. Однако иное в то время было недостижимо – как по отставанию советского машиностроения от мирового уровня, так и по жестким требованиям предъявляемым к нашим торпедам со стороны ВМФ СССР, в частности по массе боевой части, обеспечивавшей (в отличии от западных торпед), при попадании гарантированное поражение целей. Очередным этапом стали 1980-е гг. Как уже отмечалось выше, вопросы ВТС рассматривались правительством СССР и ВМФ не только с экономической стороны, но и как важный фактор обеспечения международного авторитета государства и его Вооруженных сил Поэтому еще в конце 1970-х гг., на завершающем этапе разработки авиационной скоростной подводной ракеты АПР-2, было принято решение о создании ее экспортной модификации. АПР-2Э имела высокоэффективную, выполненную на уровне самых современных требований, фазово-корреляционную ССН с высокой помехозащищенностью. С середины 1980-х гг. начались поставки АПР-2Э на экспорт, где сама подводная ракета и ее ССН подтвердили свои высокие характеристики (в том числе в сравнении с западными образцами), заложив последующую длительную экспортную историю семейства АПР. В сравнении с авиационными торпедами, выполнявшими циркуляционный поиск на ходу и с включенной ССН, АПР погружалась на циркуляции без работы двигателя, и, обнаружив цель, включала двигатель и поражала ее через несколько десятков секунд. По отзывам испытателей находившихся на подводных лодках целях, при атаке АПР экипаж находился в состоянии близком к шоковому – несколько еле слышных импульсов, с доворотом АПР в сторону цели, затем следовала мощная посылка, после чего мощный рев ракетного двигателя, и через несколько десятков секунд, только специально установленный разнос ограничения глубины хода АПР и глубины цели не позволял АПР «влететь» в борт подводной лодки-цели. Вместе с тем, большое переутяжеление АПР-2Э приводило к значительному «проваливанию» ракеты по глубине на каждой циркуляции, ограничивая минимальную глубину применения. Этот недостаток был устранен в АПР-3Э, оснащенной двухрежимным турбоводометным двигателем и новой ССН с повышенными ТТХ. На 1991 г. это была самая совершенная отечественная ССН, достойно выглядевшая на фоне зарубежных аналогов. Важной вехой, сыгравшей исключительную роль в последующей истории развития нашего кораблестроения и оружия стало создание дизель-электрических подводных лодок (ДЭПЛ) проектов 877ЭКМ и 636. При разработке проекта 877 изначально планировались массовые поставки таких кораблей на экспорт. В последующие годы реформ этот проект практически спас наше подводное кораблестроение. В состав комплекса вооружения проекта 877ЭКМ входили средства освещения обстановки (ГАС МГК-400Э «Рубикон» и ГАС миноискания «Арфа-МЭ»), средства обработки информации (БИУС «Узел-Э»), 533-мм телеуправляемые противолодочные торпеды ТЭСТ-71МЭ и противокорабельные торпеды 53-65КЭ (наряду со старыми - 53-56В, СЭТ-53МЭ, СЭТ-65Э, работа с которыми обеспечивалась унифицированной механической системой ввода данных на выстрел). Малая шумность лодки в сочетании с противогидролокационным покрытием обеспечивали высокую скрытность, а ГАК с крупногабаритной антенной – большие дальности обнаружения надводных целей и упреждение в обнаружении большинства подводных лодок. Однако на рубеже 1980-1990-х годов время «простого оружия» стало проходить. Представляет интерес сопоставление возможностей комплекса вооружения ДЭПЛ проекта 877ЭКМ (ГАК МГК-400Э, БИУС «Узел-Э», торпеды 53-65КЭ и ТЭСТ-71МЭ) и также состоящих на вооружении ВМС Индии ДЭПЛ германского проекта 209/1500 (ГАК CSU-83 и торпеды SUT Mod 1). При атаке надводной цели в пределах эффективных дистанций торпед 53-65К, за счет ССН с наведением по кильватерному следу, комплекс вооружения российской лодки обладает высокой эффективностью (большей чем у ПЛ проекта 209/1500), но с увеличением дистанций боя свыше 10 км эффективность торпед 53-65К резко падает, в то время как эффективность немецких телеуправляемых торпед SUT продолжает оставаться высокой вплоть до практически вдвое больших дистанций. В дуэльных ситуациях подводных лодок, на результаты боевого столкновения прямо влияло соотношение шумности и эффективность гидроакустики ПЛ – так как дистанции обнаружения и залпа в реальных условиях получались малы, то значительные преимущества получал тот, кто выстрелит первым. Неоднократно демонстрируемое превосходство в упреждении в обнаружении и применении оружия у проекта 877ЭКМ, никак не может отменить явных недостатков торпед ТЭСТ-71МЭ (устаревшие ССН и система телеуправления, шумность). Тем не менее, с учетом телеуправления ТЭСТ-71МЭ и возможности использования ГАС «Арфа» для классификации и точного наведения ТЭСТ-71МЭ лодки проекта 877ЭКМ обладала определенным преимуществом над ГАК проекта 209/1500. Современное состояние Перестройка и развал страны поставили некогда могучий ОПК СССР в крайне сложное положение. Ряд торпедных предприятий («Физприбор», ставший ТНК «Дастан» (Киргизия), Машиностроительный завод имени Кирова (Казахстан), киевский завод имени Петровского (Украина) остались за пределами РФ. Заказы от Министерства обороны России практически прекратились. Фактическим условием выживания предприятий стало военно-техническое сотрудничество. В этот период ЦНИИ «Гидроприбор», на основе результатов ранее выполненных и «замороженных» ОКР, представил новое поколение экспортных торпед, шедших под шифрами «ТТ» (торпеда тепловая) и «ТЭ» (торпеда электрическая): ТТ-1 – тепловая универсальная торпеда калибра 533 мм с аксиально-поршневым двигателем (АПД). ТЭ2 – электрическая универсальная торпеда калибра 533 мм. ТТ-3 – тепловая универсальная торпеда калибра 533 мм с турбиной силовой установкой (ТСУ). ТТ-4 – малогабаритная тепловая противолодочная торпед калибра 324 мм. ТТ-5 – тепловая противокорабельная дальноходная торпеда калибра 650 мм. Заводом «Двигатель», серийно выпускавшим торпеду ТЭСТ-71М, для поставки в составе боекомплекта ПЛ проектов 877ЭКМ и 636 была самостоятельно проведена модернизация противолодочных торпед СЭТ-65 и ТЭСТ-71М в универсальные, с установкой противокорабельного канала с вертикальным лоцированием кильватерного следа цели и заменой противолодочной ССН «Сапфир» на ССН «Керамика». НИИ «Мортеплотехника» предлагались энергодвижительные модули для торпед ТТ-1 и ТТ-3 и торпеды УГСТ. ТНК «Дастан» (Бишкек) серийно выпускавшая торпеду СЭТ-65, провела ее модернизацию с учетом пожеланий ВМС Индии (с установкой индийской аккумуляторной батареи и заменой ССН «Сапфир» на ССН типа «Керамика», а в дальнейшем и ее глубокой модернизации - «КМ»). Машиностроительный завод имени С.М. Кирова (Алма-Ата) предлагал модернизацию кислородной торпеды 53-65КЭ (вариант 53-65КМЭ). ГНПП «Регион» предлагало авиационные противолодочные ракеты АПР-2Э, АПР-3Э, АПР-3МЭ, новую малогабаритную торпеду МТТ и являлось разработчиком ССН и системы управления торпеды УГСТ. Московским институтом теплотехники была представлена на экспорт противолодочная ракета «Медведка-Э» с боевой частью – противолодочной торпедой 294УМ. К большому сожалению, эта разработка не была завершена. Также приходится сожалеть, что в 1990-е гг. не был представлен на экспорт такой высокоэффективный серийный образец противолодочного оружия как противолодочная ракета (ПЛР) «Водопад». Вместо нее ОКБ «Новатор» (разработчик) в середине 1990-х гг. представило новые разработки - два варианта противолодочных ракет из состава комплекса Club (для надводных кораблей - 91РТЭ2 и подводных лодок 91РЭ1), разработка которых только начиналась. Тепловые торпеды калибра 533 мм Торпеда 211ТТ1, она же ТТ-1 (головной исполнитель ЦНИИ «Гидроприбор») разрабатывалась по контракту, заключенному между китайским судостроительным внешнеторговым объединением China Shipbuilding Trading Company и ГК «Росвооружение» 26 мая 1994 г. "В 1998 г. на китайском заводе после безукоризненного тормозного испытания энергетической силовой установки (ЭСУ) был подписан заключительный акт о полном выполнении всех взятых сторонами обязательств». То есть по данному контракту были поставлены не целые торпеды а «отдельные отсеки изделий» - фактически энергодвижительный модуль (ЭДМ) с аксиально-поршневым двигателем. ССН и система управления новой китайской торпеды были собственные (китайские). Облик 211ТТ1 (водомет, раскидные рули) сегодня легко угадывается в китайской торпеде Y-6 (ставшей фактически «китайским «Физиком»). Интересной особенностью Y-6 является шланговая катушка телеуправления (в отличие от буксируемой катушки торпеды 211ТТ1, представленной в каталоге «Рособоронэкспорта»). Информация о причинах отказа китайской стороны от российских ССН и СУ не сообщалась, однако в юбилейном издании «60 лет ЦНИИ Морфизприбор» отмечались проблемы с завершением работы и устаревание электронных компонентов перспективной торпеды УГСТ разработки ЦНИИ «Гидроприбор». Это привело к началу в 1997 г. работ по разработке фактически новой торпеды УГСТ, с бортовой интегрированной системой управления разработки ГНПП «Регион», имевшей значительно более высокие ТТХ и сниженные вдвое массо-габаритные показатели. Государственные испытания обновленная торпеда УГСТ прошла на в сентябре 2006 г. – декабре 2007 гг. Торпеда ТТ-3 также имела тепловую ЭСУ, работающую на унитарном топливе, но в отличии от ТТ-1 (с АПД) – турбинную (ТСУ). Преимуществом АПД являются хорошие глубинные характеристики, в то же время ТСУ позволяет имеет значительно большую мощность на меньших глубинах. Так же как и с 211 ТТ-1, торпеда ТТ-3 реализовалась на практике в виде поставки на экспорт ее пропульсивной системы под индексом TPS-53. Торпеда УГСТ и пропульсивная система TPS-53 Указом Президента России от 2 сентября 2003 г. были включены в перечень вооружений, предназначенных для экспортных поставок. Рекламный паспорт на них был утвержден в 200 4 г. В СМИ упоминается контракт ОАО «НИИ мортеплотехники» с китайской судостроительной корпорацией China State Shipbuilding Corporation (CSSC) по разработке для последней торпедной энергосиловой установки с турбинным двигателем, заключенный в 2009 г. Малогабаритные и авиационные торпеды Как уже отмечалось выше, с 1980-х гг. прочные позиции в российском торпедном экспорте заняли авиационные противолодочные ракеты. Ракета АПР-2Э была дополнена модификацией АПР-2МЭ, обеспечивавшей эффективную работу на малых глубинах (от 40-60 м). Ракеты АПР-3Э (и ее последующая модификация АПР-3МЭ) обеспечили резкое увеличение ТТХ как по транспортным характеристикам, так и по возможностям ССН. Возможности экспорта 400-мм торпед УМГТ-1МЭ сдерживались их значительными массо-габаритными характеристиками, а также ограничениями ССН, разрабатывавшейся для применения в океанских районах – с глубиной места применения не менее 100 м (при том, что инзаказчиков в первую очередь интересовала работа на шельфовой зоне). 324-мм торпеда МПТ-1УМЭ разрабатывалась как боевая часть противолодочного ракетного комплекса и самостоятельно, в варианте для авиационных носителей и надводных кораблей, на экспорт не представлялась. Это следует признать большой ошибкой 1990-х гг. – вместо МПТ-1УМЭ «Гидроприбор» представил на экспорт новую малогабаритную торпеду ТТ-4 калибра 324 мм. Подробная информация по ней отсутствует, но ситуацию с нею вполне характеризует то что после 2007 г. она «Гидроприбором» больше не упоминалась, и на официальном сайте концерна ее сменила устаревшая УМГТ-1МЭ. Недостаточные ТТХ МПТ-1УМЭ привели к тому что в 2001 г., по результатам совещания в Каспийске руководителей трёх ведущих торпедных предприятий – НИИ мортеплотехники (Жуков), ГНПП «Регион» (Шахиджанов) и завода «Дагдизель» (Покорский) было принято решение о проведении инициативной НИР «Малышка» по разработке малогабритной торпеды МТТ с значительно улучшенными ТТХ. Головной исполнитель (и разработчик аппаратурного модуля) - ГНПП «Регион», НИИ мортеплотехники разрабатывал энергодвижительный модуль торпеды, завод «Дагдизель» предполагался как изготовитель торпеды. Весьма перспективные результаты (например была подтверждена возможность форсирования мощности новой ЭСУ вдвое от заданной) инициативной НИР «Малышка» привели к заказным НИР «Фреза». ОКР «Пакет», «Ответ». 2 сентября 2003 г. торпеда МТТ была включена в перечень вооружений, разрешенных для экспортных поставок Указом Президента России. Рекламный паспорт на МТТ был утвержден в 2006 г. Электрические торпеды калибра 533 мм Традиционным разработчиком электрических торпед в СССР являлся ЦНИИ «Гидроприбор» (Санкт-Петербург), с последующей доработкой и модернизацией торпед силами КБ заводов, осуществлявших серийное производство. Торпеды СЭТ-65, УСЭТ-80 и УМГТ-1 изготавливались на заводе «Физприбор» (ныне ТНК «Дастан», Киргизия). Там же производились ССН для большинства отечественных торпед. Производство торпед ТЭСТ-71М осуществлялось на заводе «Двигатель» (Санкт-Петербург), а торпед УСЭТ-80 - на заводе «Дагдизель» (Каспийск). Киевский завод автоматики имени Петровского (Украина) выпускал приборы управления для большинства отечественных торпед (в том числе электрических). В 1990-е гг. для поставки на экспорт ЦНИИ «Гидроприбор» была предложена экспортная модификация торпеды УСЭТ-80 – торпеда ТЭ2. На основе ее проработок в конце 1990-х – начале 2000-х гг. была выполнена разработка торпеды УЭТТ для поставок в составе вооружения ДЭПЛ проекта 636 (с механическим вводом данных и телеуправлением), и выполнены поставки этих торпед в Китай. Всего было поставлено не менее 66 боевых торпед УЭТТ (с одноразовыми водоактивируемыми аккумуляторными батареями Б410ММI), и, вероятно, какое-то количество практических для боевой подготовки. В связи с тем что производитель торпед 53-65К, входивших в состав боекомплекта ДЭПЛ проекта 877ЭКМ, остался за пределами Росcии, в 1990-е гг. ОКБ завода «Дагдизель» была проведена модернизация торпеды ТЭСТ-71МЭ (с ССН «Сапфир») с установкой противолодочной ССН «Керамика» и противокорабельной ССН ВЛКС (вертикальное лоцирование кильватерного следа) – то есть торпеда стала универсальной по целям. В зависимостью от запросов заказчика торпеда поставлялась как с телеуправлением, так и без. В 2000-х гг. модернизированная торпеда ТЭСТ-71МКЭ-НК серийно поставлялась на экспорт, в частности, по имеющейся информации, для ВМС Алжира. Вместе с тем, отставание торпеды ТЭСТ-71МКЭ-НК по ТТХ от торпеды ТЭ2, а главное – производство ее батареи за пределами РФ, привело к прекращению линии развития торпеды ТЭСТ-71 в пользу ТЭ2. Последний раз торпеда ТЭСТ-71МКЭ-НК была представлена на сайте Концерна морского подводного оружия «Гидроприбор» в 2008 г., и далее не упоминалась. Торпеда ТЭ2, представленная впервые на Международном военно-морском салоне МВМС-2003, продолжает линию торпеды УСЭТ-80 - УЭТТ и фактически является локализацией ее для серийного производства на заводе «Двигатель». В каталоге «Рособоронэкспорта» 2003 г. торпеда имела три варианта – два «базовых», отличавшихся только вводом стрельбовых данных: ТЭ2-01 - механический (шпиндельный), ТЭ2-02 – электронный, и третий вариант (ТЭ2-03) с повышенными ТТХ за счет применения более мощной энергоустановки и новой ССН и СУ. В последующем модификация ТЭ2-03 не упоминалась. Серийные поставки торпеды ТЭ2 в Индию по контракту 2005 г. упоминались в отчетных документах завода «Двигатель» за 2009 г. Экспортные торпеды предприятий стран СНГ Представленная Машиностроительным заводом имени С.М. Кирова на МВМС-2003 533-мм универсальная тепловая торпеда УТТ-2000 «Пеликан» делалась на советском заделе по ОКР «Магот» (разработка дешевой универсальной кислородной торпеды), однако недостаточный уровень предприятия и тяжелая обстановка на нем исключили возможность доведения этой темы до практического результата. В отличии от «Пеликана», модернизация кислородной торпеды 53-65КЭ (вариант 53-65КМЭ) вызвала интерес у инозаказчиков, и эта тема (как и поставки ЗИП для ремонта 53-65К) во многом кормила предприятие в последующие годы. ТНК «Дастан» в конце 1990-х гг. провела модернизацию торпед СЭТ-65Э (с установкой ССН «Керамика» и индийской аккумуляторной батареи), выполняя в последующем серийные поставки обновленных торпед для ВМС Индии (в 2006 г. - 36 штук, в 2011 г. - 14 штук, в 2012 г. - 8 штук). Нельзя не отметить проведенную ТНК «Дастан» с помощью российских разработчиков глубокую модернизацию ССН «Керамика» (фактически разработку новой ССН), обеспечившую резкое повышение ее ТТХ. Некоторые выводы Послевоенное развитие морского подводного оружия и средств подводной войны в ведущих странах мира обозначило ряд поколений («скачков») торпед, с резко отличающимся техническим уровнем и тактическими возможностями. Можно считать, что по своим ТТХ новые российские экспортные торпеды УГСТ и МТТ в целом находятся на уровне современных требований. Некоторое отставание в транспортных характеристиках торпеды УГСТ от современной американской 533-мм торпеды Mk 48 связано с крайне жесткими требованиями по взрывопожаробезопасности, предъявляемым к отечественным торпедам, и мерами по их выполнению. Данные по стоимости торпеды УГСТ отсутствуют, однако для отечественного его аналога «Физик-1» в 2008 г. приводилась цены от 49,8 млн рублей до 50,6 млн. рублей. Даже с учетом последовавшего роста цен, цена УГСТ должна находиться в пределах «планки» 2,8 млн долл за изделие, обозначенной в индийском тендере по торпедам для ПЛ проекта 75I. Однако торпеду УГСТ можно отнести лишь к поколению «6+», в то время как на Западе уже созданы торпеды седьмого поколения. Главным недостатком УГСТ является устаревшая система телеуправления. Очевидно, что сегодня необходима модернизация торпед УГСТ (рекламный паспорт утвержден в 2004 г.) и МТТ (рекламный паспорт утвержден в 2006 г.) для обеспечения их высокой эффективности и экспортной привлекательности в ближайшие годы. Особо необходимо отметить возможность значительного увеличения скорости торпеды МТТ (за счет форсирования ЭСУ для эффективного решения задач противоторпедной защиты - то есть реализации режима антиторпеды). Развитие ССН современных торпед крайне жестко поставило вопрос противоторпедной защиты (ПТЗ). Седьмое поколение торпед с сверхширокоплосными ССН резко снизило эффективность средств гидроакустического подавления (в том числе и таких современных комплексов как С-303). В этих условиях в ПТЗ очень большую роль начинают играть антиторпеды. Очевидно также значительное отставание российских торпед ТЭ2 и УМГТ-1МЭ по ТТХ от мирового уровня. Эти торпеды по возможностям ССН и телеуправления относятся к четвертому-пятому поколению, то есть морально устарели. По этой причине главную роль в российском торпедном экспорте в ближайшее должны занять УГСТ, МТТ, АПР-3МЭ и их модернизированные версии. Существует также и возможность значительного повышения ТТХ торпеды ТЭ2 за счет применения мощных аккумуляторных батарей (например западных), и современного вентильного электродвигателя ВДПМ (разработка ОАО «Дагдизель»). В настоящее время разработчиками разных стран заявлены антиторпеды – ATT (США), SeaSpider (ФРГ), MU-90NK (Италия) и «Пакет-НК» (Россия). Безусловно, задача поражения атакующей торпеды весьма сложная, об этом свидетельствуют и недостаточные вероятности поражения антиторпеды MU-90NK, и значительная продолжительность разработки (с существенным изменением облика изделия уже на этапе испытаний) антиторпеды SeaSpider. В этих условиях антиторпеда российского комплекса «Пакет» может стать одним из брендов мирового торпедного рынка. При этом необходима разработка и «подводной модификации» комплекса, для применения, в первую очередь с ДЭПЛ. Продвижение отечественных антиторпед и малогабаритных торпед (МТТ) может быть расширено за счет предложения применения с серийных кораблей заказчиков, с применением из наличных 324-мм ТА стандартных западных типов Mk 32 и ILAS (с установкой ГАС целеуказания). Принципиальная возможность стрельбы из западных ТА типа Mk 32 «тяжелыми» малогабритными торпедами подтверждена доработкой их под американскую торпеду Mk 50 (имеющую близкий вес к МТТ). В перспективе авиационные противолодочные ракеты не только сохранят свои позиции, но и значительно их упрочат. При применении оружия самолетами противолодочной авиации с современными поисково-прицельными системами ошибки целеуказания малы и полностью перекрываются дальностью хода АПР (то есть дальность хода обычных малогабаритных торпед избыточна). При этом значительно большая скорость АПР не только уменьшает время поражения цели, но и снижает эффективность комплексов активной противоторпедной защиты ПЛ, принятие на вооружение которых следует ожидать в ближайшем будущем. Таким образом, несмотря на ряд сложностей, наиболее современные экспортные образцы российского торпедного оружия (324-мм противолодочные торпеды МТТ, 533-мм универсальные торпеды УГСТ, антиторпеды «Пакет-Э», авиационные противолодочные ракеты АПР-3МЭ) имеют значительные перспективы на мировом рынке.

31 мая 2014, 07:37

Рынок подводных лодок АТР

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона уже сегодня применяют более половины от общего числа субмарин в мире На протяжении последнего времени подводным лодкам в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) уделялось очень большое внимание, особенно в связи с неоднократными инцидентами на индийских субмаринах. Но несмотря на подобные случаи, эксперты констатируют существенный рост объемов этого рынка в АТР. Достаточно быстрыми темпами увеличивают размеры своего подводного флота военно-морские силы Народно-освободительной армии Китая (ВМС НОАК). Согласно недавним отчетам КНР в апреле осуществляла подготовку к морским испытаниям новой модификации дизель-электрической подводной лодки (ДЭПЛ) проекта 041 шифр «Юань» (Yuan). После того как в декабре 2013 года в Интернете появились фото этой ДЭПЛ, существование модернизированной версии субмарины проекта 041 официально признано. Она производится Китайской государственной кораблестроительной корпорацией CSSC (China State Shipbuilding Corporation) и по конфигурации рубки внешне напоминает современные подлодки производства Германии. В основании рубки возможна установка дополнительной высокочастотной системы звуковой локации, а водоизмещение ДЭПЛ может достигать 3,5 тысячи тонн. Китайская угроза и ответные меры Начиная с 2004 года КНР построила 12 подлодок проекта 041. Американские эксперты полагают, что может быть сконструировано до 20 таких субмарин. Последние подобные ДЭПЛ оснащались воздухонезависимой энергетической установкой (ВНЭУ). КНР также производит экспортную версию этой подлодки водоизмещением 2,3 тысячи тонн, получившую обозначение S20. 25 марта текущего года адмирал Сэмюэл Локлиар, глава Тихоокеанского командования ВМС США, заявил о существенных возможностях китайского подводного флота: «Я считаю, что в следующем десятилетии ВМС НОАК будут располагать 60–70 субмаринами». Это количество для региональной державы является значительным. Адмирал отметил, что КНР продолжает строительство атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), а также то, что ПЛАРБ будут оснащены новыми баллистическими ракетами JL-2 с дальностью действия порядка четырех тысяч морских миль (около 7,4 тысячи километров). «В результате КНР получит эффективное средство ядерного сдерживания, возможно, даже до конца 2014 года», – сообщил Локлиар. Предполагается, что основным носителем ракет станет ПЛАРБ проекта 094 шифр «Цзинь» (Jin). Снимки со спутника подтверждают наличие в строю как минимум четырех таких субмарин. Американская исследовательская группа «Джейнс» (IHS Jane's) оценивает размеры ВМС НОАК в четыре ПЛАРБ, пять ударных атомных подводных лодок (ПЛАТ) и 53 ДЭПЛ. Генерал-лейтенант Майкл Флинн, директор разведывательного управления Министерства обороны США (Defense Intelligence Agency), 11 февраля выступил перед комитетом сената США по вооруженным силам с ежегодной оценкой различных угроз: «Мы ожидаем, что ПЛАРБ ВМС НОАК начнут регулярно выходить в море на боевое дежурство уже в этом году». Особое внимание Флинн уделил размещению китайских атомных подводных лодок в Индийском океане. В настоящее время, как отмечают западные эксперты, идут российско-китайские переговоры по строительству подводных лодок типа «Лада» или совместной разработке новой субмарины на ее основе. Предварительное соглашение предусматривает дальнейшее углубление технического сотрудничества, что является свидетельством стремления КНР усовершенствовать свой подводный флот. Соединенные Штаты готовят ответные меры. В частности, на протяжении пяти-шести лет в Тихом океане будет развернуто около 60 процентов кораблей ВМС США, в том числе самой новой постройки. Предполагается в течение года завершить техническое обслуживание ПЛАТ «Топек» (Topek) типа «Лос-Анджелес». Четвертая подводная лодка этого же класса разместится на базе «Гуам». Представители ВМС США неоднократно подчеркивали значимость Азиатско-Тихоокеанского региона и необходимость переброски в него части новейшей техники и кораблей (как надводных, так и подводных), поступающих на вооружение американских военно-морских сил. На встрече премьер-министров Японии и Австралии принято решение начать переговоры по выработке общих положений договора о совместных работах в области создания продукции военного назначения (ПВН). Первой заявленной темой стало изучение гидродинамики, включая анализ эффективности работы силовых установок и оценку влияния формы корпуса субмарин на сопротивление воды. Япония является одним из признанных лидеров в области проектирования неатомных подводных лодок (НАПЛ). Подводный флот этой азиатской страны считается одним из наиболее малозаметных в регионе. Также в документе от 2011 года, регулировавшем развитие оборонной программы Японии, принято решение ответить на растущую китайскую угрозу увеличением числа подлодок с 16 до 22 ДЭПЛ. К одной из наиболее новых субмарин относится подводная лодка типа «Сорю» (Soryu) водоизмещением 2,9 тысячи тонн. Она оснащена ВНЭУ 4V-275R MK-III производства компании «Кавасаки» (Kawasaki). На данный момент в строю находятся пять таких ДЭПЛ, запланирована поставка еще пяти субмарин. Ожидается, что темпы передачи подлодок составят одну единицу в год. Перспективы ВМС РК и проблемы Тайваня Программа строительства подводного флота Республики Корея (РК) включает три этапа. На первом – в 2009–2010 годах ВМС передано девять подводных лодок проекта 209/1200, на которые впоследствии установлены инерциальные навигационные системы «Сигма-40XP» (Sigma-40XP). В настоящее время осуществляется строительство по лицензии подводных лодок проекта 214, разработанных компанией «Ховальдтсверке-дойч верфт» (Howaldtswerke-Deutsche Werft, HDW). Три эти подводные лодки водоизмещением по 1,86 тонны, оснащенные РЛС «Сфинкс-D» (SPHINX-D) производства французской компании «Талес» (Thales), уже находятся в строю. ВМС РК продолжают переговоры о приобретении шести подлодок проекта 214 с топливными баками-отсеками производства компании «Сименс» (Siemens). Первая из этих субмарин спущена на воду в августе 2013 года. По мнению экспертов, наиболее мощной подводной лодкой ВМС РК станет разрабатывающаяся в настоящее время субмарина KSS-III. Ожидается приобретение в общей сложности девяти таких лодок. Поставка первой партии, как отмечают аналитики, состоится не ранее 2020 года. KSS-III предполагается оснастить крылатыми ракетами «Хюнмоо-3» (Hyunmoo-3). Систему управления для субмарины разрабатывает компания «Самсунг Талес» (Samsung Thales). Подводный флот Тайваня в настоящее время испытывает ряд проблем в связи с невозможностью получить стабильный источник поставок кораблей. Еще в 2001 году представители президентской администрации Джорджа Буша-младшего обещали поставить на остров восемь подводных лодок, однако прекращение производства дизель-электрических силовых установок отодвинуло срок передачи. Европейские государства, опасаясь санкций со стороны КНР, не осуществляют продажи субмарин Тайваню. Единственным выходом из сложившейся ситуации, как замечают эксперты, является развитие собственной программы по строительству подводного флота. В апреле этого года глава оборонного ведомства Тайваня Йен Мин, выступая перед законодателями, сообщил: США стремятся оказать нам помощь в совместном производстве подводных лодок. Несмотря на определенную неясность в словах Йен Мина, США могут укрепить сдерживание КНР путем оказания военно-технической помощи Тайваню при разработке подводных лодок. Обновление ВМС Сингапура, Бангладеш, Мьянмы Сингапур подтвердил подписание 2 декабря 2013 года контракта с компанией «Тиссен-Крупп марин системс» (ThyssenKrupp Marine Systems, TKMS) на поставку двух субмарин проекта 218SG. Это событие является в определенной мере знаковым, так как ранее основу подводного флота этой азиатской страны составляли бывшие в применении шведские субмарины. Поставка новых немецких подлодок начнется с 2020 года, их точные тактико-технические элементы (ТТЭ) не раскрываются. После этого Сингапур сможет вывести из состава своих ВМС три устаревшие субмарины типа «Челленджер» (Challenger). Наиболее современные корабли в составе подводного флота этой страны – две модернизированные ПЛ типа «Арчер» (Archer) водоизмещением 1,5 тысячи тонн, поставленные в 2011–2012 годах. Шведская компания «Сааб» (Saab) в апреле текущего года заключила с TKMS договор о намерениях по поводу выкупа шведских верфей. В официальном заявлении «Сааб» утверждается, что данное соглашение соответствует стремлению компании к расширению производства флота и удовлетворяет желание Швеции получить мощности для проектирования, производства и технического обслуживания подводных лодок и надводных боевых кораблей. Эксперты считают, что этот шаг может вызвать увеличение объемов экспорта шведских субмарин в Азиатско-Тихоокеанский регион. Согласно некоторым аналитическим изданиям Бангладеш приобретет две бывшие в применении подводные лодки проекта 035 типа «Мин» (Ming) производства КНР. В соответствии с соглашением общей стоимостью 206 миллионов долларов эти ПЛ будут поставлены в ВМС Бангладеш к 2019 году. Неизвестно, каким образом сделка была одобрена Министерством финансов этой страны, денежные ресурсы которой являются очень ограниченными. Таиланд, которому КНР предлагала приобрести подлодки S20, также стремится включить в состав своих ВМС новые ПЛ. Рост подводных флотов стран АТР существенно ограничивают высокие затраты на их техническое обслуживание. В частности, Мьянма, которая недавно приобрела две подводные лодки класса «Скорпен» (Scorpen), обнаружила, что стоимость обслуживания ПЛ за первые пять лет составила около двух третей от суммы контракта. Поставки в Индонезию и Вьетнам В настоящее время южнокорейская компания «Дэу шипбилдинг энд марин инжиниринг» (Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering, DSME) строит три ПЛ проекта 209/1200 для Индонезии. Этот контракт является первым международным соглашением на поставку субмарин производства Республики Корея. Первые две будут готовы к 2019 году и заменят в строю такое же количество подлодок проекта 209/1300, произведенных в 70-х годах. Джакарта намерена вести строительство субмарин и своими силами. В частности, местная компания PT PAL принимает участие в создании третьей новой ПЛ. Индонезийские чиновники заявляли, что подлодка будет построена к 2018-му, однако эксперты «IHS Джейнс» называют более реалистичный срок – 2022 год. 206 представителей этой азиатской страны работают сегодня в сотрудничестве с DSME. Ранее Россия предлагала Индонезии приобрести бывшие в строю подлодки проекта 877, однако в марте 2013-го переговоры по выработке контракта прекращены. Индонезия стремится к увеличению своего подводного флота до 12 подлодок и неоднократно выражала надежды на собственные судостроительные компании в связи с возможным наложением эмбарго. Вьетнам в декабре 2009 года заказал шесть российских ПЛ проекта 636.1 (шифр «Варшавянка»), стоимость контракта составила примерно два миллиарда долларов. Торжественная церемония по поводу включения в состав ВМС страны первых двух субмарин состоялась 3 апреля текущего года. Завершение поставок по контракту ожидается в 2016-м. Подлодки оснащены крылатыми ракетами ЗМ-14Е, входящими в состав комплекса «Клаб-С» (Club-S), которые предназначены для поражения наземных целей. Это вооружение позволяет, например, поразить объекты КНР, расположенные на острове Хайнань. Также в настоящее время с российской помощью в заливе Камрань строится база ПЛ, что существенно увеличивает мощь вьетнамского подводного флота. Усиление индийского флота ВМС Индии в настоящее время ожидают прибытия шести подлодок класса «Скорпен». После этого предполагается постройка шести субмарин проекта 75I, конструкция которых будет основана на иностранном проекте. В декабре 2013 года министр обороны страны подтвердил, что четыре подводные лодки этого типа будут построены индийскими государственными компаниями. Три соорудят «Мазагон док лимитед» (Mazagon Dock Limited), а одну – «Хиндустан шипярд» (Hindustan Shipyard). Запросы на предоставление информации отправлены французской DCNS, испанской «Навантиа» (Navantia), российскому центральному конструкторскому бюро морской техники (ЦКБ МТ) «Рубин» и немецкой HDW. Предполагается, что субмарины проекта 75I оснастят сверхзвуковыми индийско-российскими крылатыми ракетами «БраМос» (BraMos) подводного базирования. С целью усиления возможностей своего атомного подводного флота Индия взяла в лизинг на 10 лет атомную подлодку проекта 971У, получившую в составе индийских ВМС обозначение «Чакра» (Chakra). В настоящее время Индия и Россия активно проводят переговоры по сдаче в лизинг на десятилетний период еще одной подлодки этого проекта. Западные эксперты предполагают, что для Индии, вероятно, будет достроена АПЛ «Ирбис» с установкой части элементов подлодок проекта 885 (шифр «Ясень»). Ядерный реактор первой АПЛ индийской разработки «Арихант» (Arihant) запущен 10 августа 2013 года. В настоящее время субмарина водоизмещением шесть тысяч тонн проходит морские испытания. Ожидается, что она официально войдет в состав ВМС Индии уже в этом году. При строительстве второй подлодки этого класса – «Аридаман» (Aridaman) – возник ряд проблем. В частности, в марте во время проверки корпуса на воздействие давления погиб рабочий. С индийским подводным флотом ранее неоднократно случались инциденты с человеческими жертвами. В августе 2013-го в доке города Мумбай загорелась и затонула ПЛ «Синдуракшак» (Sindurakshak). Погибли 18 человек. В феврале 2014 года во время выполнения учебно-боевой задачи на одной из субмарин погибли два офицера. Инциденты привели к отставке главкома ВМС адмирала Девендра Джоши. В марте текущего года состоялся первый подводный запуск БРПЛ K-4, которую создала Организация по оборонным разработкам Министерства обороны Индии (Defence Research and Development Organisation, DRDO). Дальность действия ракеты – 3,5 тысячи километров. Предполагается, что она будет установлена на индийских ПЛАРБ. Также проведены испытания БРПЛ К-15 «Сагарика» (Sagarika) с дальностью действия 750 километров. О планах Пакистана и Австралии Министр обороны Пакистана в конце марта текущего года обсудил в Пекине совместные с КНР проекты в области строительства военно-морского флота, в том числе и подводных лодок. Представители Китая в феврале заявляли, что Пакистан, как ожидается, приобретет до шести субмарин производства КНР, предположительно проекта S20. Китайские чиновники ранее сообщали, что переговоры по поводу этого контракта завершатся в ближайшее время. Как считают эксперты, этот шаг укрепит военно-техническое сотрудничество и политические отношения между Пакистаном и КНР. В настоящее время Пакистан переводит пять своих подводных лодок – две «Агоста-70» (Agosta-70) и три «Агоста-90В» (Agosta-90B) – на морскую базу «Джинна». Однако, как сообщали официальные представители страны, процесс передислокации вызвал ряд затруднений. Австралия согласно «Белой книге» Министерства обороны страны от 2009 года рассчитывала заменить шесть ПЛ класса «Коллинз» (Collins) на 12 более новых субмарин. На данный момент официальные представители Австралии отказались поддерживать слухи о возможном сокращении числа ПЛ, которое предполагается закупить. Министр обороны Дэвид Джонстон заявлял, что рассматривалась возможность как приобретения уже предлагающейся на рынке вооружений модели, так и разработки на ее основе собственной субмарины. Правительство сейчас рассматривает возможность создания ПЛ «с нуля» и глубокой модернизации субмарин проекта «Коллинз». Ожидается, что техническое задание будет опубликовано в «Белой книге» 2015 года. Министр обороны Австралии отметил, что в связи со стремлением ВМС страны получить три новые ПЛ к 2017 году доступность подлодок «Коллинз» является положительным фактором. В целом эксперты полагают, что в период 2014–2021 годов на Азиатско-Тихоокеанский регион придется около 23,8 процента от мирового рынка подводных лодок. Контр-адмирал Филипп Сойер, глава подводного флота Тихоокеанского командования ВМС США, подчеркнул рост объемов продаж субмарин в АТР, сообщив об увеличении риска столкновения подлодок в регионе. Как считают аналитики, в настоящее время страны АТР применяют более 60 процентов подводных лодок от общего числа субмарин в мире. Со временем этот показатель, вероятно, будет увеличиваться.

26 мая 2014, 08:37

nefttrans.ru: Китай выходит в высшую лигу нефтесервиса

 Производители буровых установок, поставщики услуг и машиностроительные компании из Поднебесной стали частью цепочки поставок во всём мире. Глобальные нефтяные компании всё чаще ищут нефтесервисные услуги и оборудование в Китае, где их привлекает сравнительно низкая стоимость и уже накопленный опыт, позволяющий китайским компаниям бросить вызов конкурентам со сложившейся репутацией, пишет Reuters. Государственные и частные китайские производители буровых установок, поставщики услуг и машиностроительные компании появляются в цепочке поставок по всему миру, от Ближнего Востока до Северного моря и Северной Америки. Китайские верфи, которых десять лет назад не было и в помине, сегодня строят больше самоподъёмных буровых установок, которые чаще всего применяются на мелководном шельфе, чем все остальные верфи мира вместе взятые, показывают данные консалтинговой компании IHS Petrodata. По мнению топ-менеджеров отрасли, менее чем за 10 лет Китай, где компании получают сильную государственной поддержки, имеют неограниченный доступ к рабочей силе и обилие таких материалов как сталь, может стать глобальным центром по производству шельфового нефтяного оборудования, подобно тому как Сингапур и Южная Корея обогнали США и Европу в 1990-х годах. - Китайцы поставляют продукцию по лучшей цене, - сказал Скотт Дарлинг, возглавляющий отдел нефтегазовой аналитики в азиатском представительстве JPMorgan в Гонконге. - И они являются экспертами в управлении цепочками поставок благодаря опыту, приобретённому на внутреннем рынке. Рост популярности китайских производителей нефтяного оборудования и поставщиков нефтесервисных услуг за рубежом, отчасти связанный с экспансией государственных энергетических гигантов, оказывает давление на такие известные компании как сингапурские производители буровых установок Keppel, Sembcorp Marine и американская National-Oilwell Varco. Чтобы сохранить лидерство, Keppel и Sembcorp уделяют всё больше внимания выпуску сложного оборудования, для создания которого у китайских компаний не хватает опыта. По данным IHS Petrodata, китайские компании в 2013 году получили на глобальном рынке более половины заказов на самоподъёмные буровые установки, тогда как в период между 2008 и 2012 годами им доставалось около трети заказов. В сфере наземного бурового оборудования частные китайские компании стали главными игроками. В их число входят Honghua Group, которая является вторым в мире производителем наземных буровых установок, получающим 80% выручки от зарубежных заказов, и Hilong Holding, которая начала работать за рубежом в 2005 году, а к настоящему времени является вторым в мире производителем бурильных труб. - Бурильные трубы имеют решающее значение для производителей нефти. Ранее график бурения в каком-то смысле навязывала им единственный производитель таких труб National-Oilwell Varco, - сказала в интервью Reuters директор Hilong по стратегии Эми Чжан. - Теперь у потребителей есть другие варианты. Производство энергетического оборудования является дорогостоящим, трудоёмким и длительным процессом, и на фоне стремления глобальных энергетических компаний сократить расходы доступность услуг, предлагаемых китайцами, перевесила их сравнительно небольшой опыт. Экспорт китайского нефтяного и нефтехимического оборудования в последние несколько лет составляет в среднем около $18 млрд в год, что эквивалентно годовому объёму капиталовложений международной нефтяной компании среднего размера. Shell является крупнейшим среди нефтяных гигантов покупателем китайского оборудования и услуг. Объём закупок этой компании в Китае в прошлом году составил $3 млрд по сравнению с $1,9 млрд в 2012 году и $1 млрд в 2011 году, сказал пресс-секретарь Shell China Цзянтао Ши, добавив, что одна треть закупок, сделанных в Китае в 2013 году, предназначалась для проектов за пределами Китая. Одной из главных особенностей, привлекающих заказчиков, похоже являются сравнительно низкие цены. Китайские судостроители COSCO, China State Shipbuilding, China Shipbuilding Industry, Yantai CIMC Raffles и Offshore Oil Engineering могут построить самоподъёмную буровую установку за $170-180 млн, что существенно меньше чем $200-220 млн за строительство аналогичной установки в Сингапуре. Китайские компании производят также наземные буровые установки, бурильные трубы, коронки буров, модули, насосы и клапаны, которые стоят примерно вдвое меньше, чем такое же оборудование, изготовленное в другой стране. Цены настолько конкурентоспособны, что в 2012 году США ввели огромные антидемпинговые пошлины на импорт китайских стальных бесшовных труб, включая трубы, используемые при бурении. - Мы экспортируем много нефтяного и нефтехимического оборудования. Многие наши продукты грубы и примитивны, но мы делаем на них деньги, - сказал старший консультант компании Sinopec Чжан Кан. - Мы также пытаемся делать более сложное оборудование. Китайцы стремительно осваивают новые технологии с помощью таких гигантов как Shell, которая работает над улучшением технических характеристик продукции китайских поставщиков, стремясь включать их в свою глобальную сеть закупок. - Увеличение доли наших закупок в Китае отражает стратегию по выводу китайских предприятий за рубеж, что является одним из наших приоритетов, - сказал пресс-секретарь Shell China. http://www.nefttrans.ru/analytics/kitay-vykhodit-v-vysshuyu-ligu-nefteservisa.html

03 апреля 2014, 12:01

Китай и Пакистан — сотрудничество в кораблестроении

Китай и Пакистан обозначили намерения расширять военно-техническое сотрудничество в области кораблестроения, тем самым потенциально поддерживая ожидающийся заказ Исламабада на китайские подводные лодки, полагает Jane`s. 27 марта 2014 г. правительство Пакистана распространило заявление о том, что министр оборонной промышленности Рана Танвер Хусейн находится в Китае с недельным визитом, в ходе которого планировалось обсудить совместные кораблестроительные проекты с китайской госкомпанией China State Shipbuilding Corporation (CSSC) и China Shipbuilding industry Corporation(CSIC). В заявлении сказано, что Хусейн и китайские кораблестроители рассматривали «возможности по созданию совместных предприятий», и что китайская сторона продемонстрировала «чрезвычайную заинтересованность в проектах, а также обещала оказывать всевозможное содействие». Каких-либо деталей по проектам, которые находятся на рассмотрении, в заявлении не содержалось. Однако стоит отметить, что встречи Хуссейна с представителями CSSC и CSIC прошли спустя лишь несколько недель после того, как агентство Jane`s публиковало цитату высокоставленного пакистанского политика, который сообщил, что переговоры о закупках подводных лодок между Пекином и Исламабадом практически завершены. Он также отметил, что сделка по поставкам подводных лодок должна быть завершена до конца 2014 г. Контракт предположительно предусматривает поставки шести ДЭПЛ Тип 041 («Юань»), построенных на судоверфях Wuhan и Jiangnan (дочерние предприятия CSIC и CSSC соответственно). Оба китайских судостроителя в последнее десятилетие уже участвовали в совместных проектах с пакистанской государственной компанией Karachi Shipyard and Engineering Works (KSEW), в частности, поддерживая лицензионную сборку фрегатов класса F-22P, разработанных на основе китайских фрегатов Тип 053H3, а также МРК класса Azamat, который является модификацией китайского МРК Тип 037/2. Mak Hon Keong | wikipedia.org Учитывая возможности KSEW, аналогичная программа сотрудничества почти наверняка поддержит ожидаемую программу по строительству ДЭПЛ. Совместно с основным подрядчиком(DCNS), KSEW осуществила лицензионную сборку субмарины проекта Agosta 90B — последней из трех ПЛ, заказанных Пакистаном в 2008 г.

16 февраля 2014, 14:17

Дракон расправил крылья

М. С. Барабанов, В. Б. Кашин, К. В. Макиенко. «Оборонная промышленность и торговля вооружениями КНР». Центр анализа стратегий и технологий, Российский институт стратегических исследований. М., 2013. В начале XXI века Китайская Народная Республика совершила впечатляющий экономический и технологический рывок, за несколько лет превратившись в глобальный центр силы и став одним из «паровозов», вытащивших мировую экономику из кризиса 2008–2010 годов. Больших успехов Поднебесная добилась и в военном строительстве. В новой книге специалистов Центра анализа стратегий и технологий Михаила Барабанова, Василия Кашина и Константина Макиенко даются исчерпывающие характеристики оборонной промышленности, основных показателей работы отрасли и управления ею, структуры экспорта продукции военного назначения. Оборонно-промышленный комплекс «желтого дракона» неоднороден. Если в судостроении, производстве бронетехники, артиллерийских систем авторы исследования оценивают прогресс как значительный, даже феноменальный, то в области электронных систем, двигателестроения, корабельной и авиационной энергетики китайские изделия все еще не могут сравниться с российскими и тем более западными. Благодаря сохраняющемуся пока технологическому превосходству Россия чувствует себя достаточно комфортно в качестве поставщика таких сложных наукоемких компонентов, как головки самонаведения, радиолокационные системы, двигатели, гидроакустические станции и т. д., даже фактически потеряв китайский рынок готовых систем вооружений и платформ. Однако авторы исследования не случайно подчеркивают – пока. Политика партии, то есть КПК, уже многие десятилетия заключается в неуклонном импортозамещении любой ценой, и это сопровождается презрением к правам на интеллектуальную собственность. Столпы национальной «оборонки» – десять государственных компаний-конгломератов с персоналом в десятки и сотни тысяч человек. Это China Aviation Industry Corporation (AVIC), China Aerospace Science & Technology Corporation (CASC), China State Shipbuilding Corporation (CSSC), China Electronics Technology Company (CETC) и другие. Они подчиняются Государственному совету и Центральному военному совету (ЦВС) КНР. Авторы книги не сравнивают ОПК Китая и других стран, не оценивают степень эффективности на фоне американского или российского. Выводы сделает сам читатель на основе цифр, которые доступны исследователям (учтем, что точные производственные показатели «оборонки» страны являются сведениями, составляющими государственную тайну). Например, один завод № 674 в Харбине, неподалеку от границы с Россией, способен, по оценочным данным, ежегодно выпускать не менее ста бронированных зенитных самоходных установок PGZ04 и PGZ07 (на заметку специалистам Ульяновского механического завода, производящего ЗСУ «Тунгуска М-1»). Шанхайская верфь Jiangnan Shipyard, где в 1957 году из советских комплектующих была собрана первая китайская подлодка, ведет крупносерийное строительство эсминцев проекта 052D с универсальными пусковыми установками (готовы четыре) и только в 2013-м произвела четыре корвета новейшего проекта 056 Jaingdao. Невозможно не прослезиться поклонникам Амурского судостроительного завода в Комсомольске-на-Амуре, корвета «Совершенный» и его систершипов. Один из самых любопытных разделов книги Барабанова, Кашина и Макиенко называется «Рост зарплаты и проблема ценовой конкурентоспособности китайской оборонной промышленности». Низкая стоимость рабочей силы всегда считалась естественным преимуществом Поднебесной, причем не только в военной отрасли, но в первую очередь в гражданской. Пользователи современных электронных гаджетов это знают. Лидерами роста благосостояния своего персонала являются, по-видимому, предприятия – производители ракетного оружия, средств ПВО, авиационной техники и морских вооружений. Например, Chengdu Aircraft Industry Corporation (выпускает современные истребители J-10 и FC-1, отвечает за создание самолета пятого поколения J-20) еще в 2011 году размещала на кадровых сайтах объявления о приеме на работу инженеров по авиационному оборудованию с жалованьем, соответствующим 1286 американским долларам. Барабанов, Кашин и Макиенко указывают, что в 2012–2013 годах начался качественно новый, четвертый этап российско-китайского военно-технического сотрудничества. Вероятно, стремление Пекина целиком избавиться от интеллектуальной зависимости от северного соседа и энтузиазм по поводу собственных технологических достижений (что характеризовало предыдущий, третий этап в 2004–2012-м) убавились после многостороннего анализа пределов роста. Поэтому Китай вернулся к приобретению наиболее передовых и коммерчески доступных систем России. Достигнуто соглашение о продаже 24 новейших истребителей Су-35, ведутся переговоры о заказе четырех неатомных подводных лодок проекта 677Э «Амур». Несмотря на известный технологический потолок китайского оборонпрома, его проникновение на мировые и региональные рынки вооружений и военной техники продолжается неуклонно, как заглатывание питоном своей добычи. Ставка сделана на вытеснение России из ее традиционных сфер недорогого, качественного и относительно простого оружия. Очевидно, что пекинские стратеги понимают свою неспособность конкурировать с западными лидерами конструкторской мысли и прагматично намерены бить великого северного учителя его же оружием. В 1992–2000 годах ОПК Поднебесной занимался пакистанским и иранским «плацдармами», в 2001–2005-м проник в Кувейт, активизировался в Латинской Америке и Африке, в 2006–2012-м появился в Саудовской Аравии, Марокко, Индонезии, Перу и даже Венесуэле, которая всегда считалась вотчиной российской «оборонки». Крупнейшими партнерами Китая по ВТС остаются геополитические противники Индии – Пакистан и Бангладеш, традиционные союзники или «изгои» – КНДР, Иран, Мьянма, Судан, а также Египет, пишут авторы книги. Автор: Игорь Сидоров Источник: ]]>Военно-промышленный курьер]]> 12.02.2014 Опубликовано в выпуске № 5 (523) за 12 февраля 2014 года Дата: февраль 2014Теги: НовостиАналитикаРегионы: Азия и АТРКитайПроблематика: ПроблематикаВоенно-политическая

16 февраля 2014, 14:17

Дракон расправил крылья

М. С. Барабанов, В. Б. Кашин, К. В. Макиенко. «Оборонная промышленность и торговля вооружениями КНР». Центр анализа стратегий и технологий, Российский институт стратегических исследований. М., 2013. В начале XXI века Китайская Народная Республика совершила впечатляющий экономический и технологический рывок, за несколько лет превратившись в глобальный центр силы и став одним из «паровозов», вытащивших мировую экономику из кризиса 2008–2010 годов. Больших успехов Поднебесная добилась и в военном строительстве. В новой книге специалистов Центра анализа стратегий и технологий Михаила Барабанова, Василия Кашина и Константина Макиенко даются исчерпывающие характеристики оборонной промышленности, основных показателей работы отрасли и управления ею, структуры экспорта продукции военного назначения. Оборонно-промышленный комплекс «желтого дракона» неоднороден. Если в судостроении, производстве бронетехники, артиллерийских систем авторы исследования оценивают прогресс как значительный, даже феноменальный, то в области электронных систем, двигателестроения, корабельной и авиационной энергетики китайские изделия все еще не могут сравниться с российскими и тем более западными. Благодаря сохраняющемуся пока технологическому превосходству Россия чувствует себя достаточно комфортно в качестве поставщика таких сложных наукоемких компонентов, как головки самонаведения, радиолокационные системы, двигатели, гидроакустические станции и т. д., даже фактически потеряв китайский рынок готовых систем вооружений и платформ. Однако авторы исследования не случайно подчеркивают – пока. Политика партии, то есть КПК, уже многие десятилетия заключается в неуклонном импортозамещении любой ценой, и это сопровождается презрением к правам на интеллектуальную собственность. Столпы национальной «оборонки» – десять государственных компаний-конгломератов с персоналом в десятки и сотни тысяч человек. Это China Aviation Industry Corporation (AVIC), China Aerospace Science & Technology Corporation (CASC), China State Shipbuilding Corporation (CSSC), China Electronics Technology Company (CETC) и другие. Они подчиняются Государственному совету и Центральному военному совету (ЦВС) КНР. Авторы книги не сравнивают ОПК Китая и других стран, не оценивают степень эффективности на фоне американского или российского. Выводы сделает сам читатель на основе цифр, которые доступны исследователям (учтем, что точные производственные показатели «оборонки» страны являются сведениями, составляющими государственную тайну). Например, один завод № 674 в Харбине, неподалеку от границы с Россией, способен, по оценочным данным, ежегодно выпускать не менее ста бронированных зенитных самоходных установок PGZ04 и PGZ07 (на заметку специалистам Ульяновского механического завода, производящего ЗСУ «Тунгуска М-1»). Шанхайская верфь Jiangnan Shipyard, где в 1957 году из советских комплектующих была собрана первая китайская подлодка, ведет крупносерийное строительство эсминцев проекта 052D с универсальными пусковыми установками (готовы четыре) и только в 2013-м произвела четыре корвета новейшего проекта 056 Jaingdao. Невозможно не прослезиться поклонникам Амурского судостроительного завода в Комсомольске-на-Амуре, корвета «Совершенный» и его систершипов. Один из самых любопытных разделов книги Барабанова, Кашина и Макиенко называется «Рост зарплаты и проблема ценовой конкурентоспособности китайской оборонной промышленности». Низкая стоимость рабочей силы всегда считалась естественным преимуществом Поднебесной, причем не только в военной отрасли, но в первую очередь в гражданской. Пользователи современных электронных гаджетов это знают. Лидерами роста благосостояния своего персонала являются, по-видимому, предприятия – производители ракетного оружия, средств ПВО, авиационной техники и морских вооружений. Например, Chengdu Aircraft Industry Corporation (выпускает современные истребители J-10 и FC-1, отвечает за создание самолета пятого поколения J-20) еще в 2011 году размещала на кадровых сайтах объявления о приеме на работу инженеров по авиационному оборудованию с жалованьем, соответствующим 1286 американским долларам. Барабанов, Кашин и Макиенко указывают, что в 2012–2013 годах начался качественно новый, четвертый этап российско-китайского военно-технического сотрудничества. Вероятно, стремление Пекина целиком избавиться от интеллектуальной зависимости от северного соседа и энтузиазм по поводу собственных технологических достижений (что характеризовало предыдущий, третий этап в 2004–2012-м) убавились после многостороннего анализа пределов роста. Поэтому Китай вернулся к приобретению наиболее передовых и коммерчески доступных систем России. Достигнуто соглашение о продаже 24 новейших истребителей Су-35, ведутся переговоры о заказе четырех неатомных подводных лодок проекта 677Э «Амур». Несмотря на известный технологический потолок китайского оборонпрома, его проникновение на мировые и региональные рынки вооружений и военной техники продолжается неуклонно, как заглатывание питоном своей добычи. Ставка сделана на вытеснение России из ее традиционных сфер недорогого, качественного и относительно простого оружия. Очевидно, что пекинские стратеги понимают свою неспособность конкурировать с западными лидерами конструкторской мысли и прагматично намерены бить великого северного учителя его же оружием. В 1992–2000 годах ОПК Поднебесной занимался пакистанским и иранским «плацдармами», в 2001–2005-м проник в Кувейт, активизировался в Латинской Америке и Африке, в 2006–2012-м появился в Саудовской Аравии, Марокко, Индонезии, Перу и даже Венесуэле, которая всегда считалась вотчиной российской «оборонки». Крупнейшими партнерами Китая по ВТС остаются геополитические противники Индии – Пакистан и Бангладеш, традиционные союзники или «изгои» – КНДР, Иран, Мьянма, Судан, а также Египет, пишут авторы книги. Автор: Игорь Сидоров Источник: ]]>Военно-промышленный курьер]]> 12.02.2014 Опубликовано в выпуске № 5 (523) за 12 февраля 2014 года Дата: февраль 2014Теги: НовостиАналитикаРегионы: Азия и АТРКитайПроблематика: ПроблематикаВоенно-политическая

10 февраля 2014, 21:48

Дракон расправил крылья

В начале XXI века Китайская Народная Республика совершила впечатляющий экономический и технологический рывок, за несколько лет превратившись в глобальный центр силы и став одним из «паровозов», вытащивших мировую экономику из кризиса 2008–2010 годов.М. С. Барабанов, В. Б. Кашин, К. В. Макиенко. «Оборонная промышленность и торговля вооружениями КНР». Центр анализа стратегий и технологий, Российский институт стратегических исследований. М., 2013.В начале XXI века Китайская Народная Республика совершила впечатляющий экономический и технологический рывок, за несколько лет превратившись в глобальный центр силы и став одним из «паровозов», вытащивших мировую экономику из кризиса 2008–2010 годов. Больших успехов Поднебесная добилась и в военном строительстве. В новой книге специалистов Центра анализа стратегий и технологий Михаила Барабанова, Василия Кашина и Константина Макиенко даются исчерпывающие характеристики оборонной промышленности, основных показателей работы отрасли и управления ею, структуры экспорта продукции военного назначения.Оборонно-промышленный комплекс «желтого дракона» неоднороден. Если в судостроении, производстве бронетехники, артиллерийских систем авторы исследования оценивают прогресс как значительный, даже феноменальный, то в области электронных систем, двигателестроения, корабельной и авиационной энергетики китайские изделия все еще не могут сравниться с российскими и тем более западными.Благодаря сохраняющемуся пока технологическому превосходству Россия чувствует себя достаточно комфортно в качестве поставщика таких сложных наукоемких компонентов, как головки самонаведения, радиолокационные системы, двигатели, гидроакустические станции и т. д., даже фактически потеряв китайский рынок готовых систем вооружений и платформ. Однако авторы исследования не случайно подчеркивают – пока. Политика партии, то есть КПК, уже многие десятилетия заключается в неуклонном импортозамещении любой ценой, и это сопровождается презрением к правам на интеллектуальную собственность.Столпы национальной «оборонки» – десять государственных компаний-конгломератов с персоналом в десятки и сотни тысяч человек. Это China Aviation Industry Corporation (AVIC), China Aerospace Science & Technology Corporation (CASC), China State Shipbuilding Corporation (CSSC), China Electronics Technology Company (CETC) и другие. Они подчиняются Государственному совету и Центральному военному совету (ЦВС) КНР.Авторы книги не сравнивают ОПК Китая и других стран, не оценивают степень эффективности на фоне американского или российского. Выводы сделает сам читатель на основе цифр, которые доступны исследователям (учтем, что точные производственные показатели «оборонки» страны являются сведениями, составляющими государственную тайну). Например, один завод № 674 в Харбине, неподалеку от границы с Россией, способен, по оценочным данным, ежегодно выпускать не менее ста бронированных зенитных самоходных установок PGZ04 и PGZ07 (на заметку специалистам Ульяновского механического завода, производящего ЗСУ «Тунгуска М-1»). Шанхайская верфь Jiangnan Shipyard, где в 1957 году из советских комплектующих была собрана первая китайская подлодка, ведет крупносерийное строительство эсминцев проекта 052D с универсальными пусковыми установками (готовы четыре) и только в 2013-м произвела четыре корвета новейшего проекта 056 Jaingdao. Невозможно не прослезиться поклонникам Амурского судостроительного завода в Комсомольске-на-Амуре, корвета «Совершенный» и его систершипов.Один из самых любопытных разделов книги Барабанова, Кашина и Макиенко называется «Рост зарплаты и проблема ценовой конкурентоспособности китайской оборонной промышленности». Низкая стоимость рабочей силы всегда считалась естественным преимуществом Поднебесной, причем не только в военной отрасли, но в первую очередь в гражданской. Пользователи современных электронных гаджетов это знают. Лидерами роста благосостояния своего персонала являются, по-видимому, предприятия – производители ракетного оружия, средств ПВО, авиационной техники и морских вооружений. Например, Chengdu Aircraft Industry Corporation (выпускает современные истребители J-10 и FC-1, отвечает за создание самолета пятого поколения J-20) еще в 2011 году размещала на кадровых сайтах объявления о приеме на работу инженеров по авиационному оборудованию с жалованьем, соответствующим 1286 американским долларам.Барабанов, Кашин и Макиенко указывают, что в 2012–2013 годах начался качественно новый, четвертый этап российско-китайского военно-технического сотрудничества. Вероятно, стремление Пекина целиком избавиться от интеллектуальной зависимости от северного соседа и энтузиазм по поводу собственных технологических достижений (что характеризовало предыдущий, третий этап в 2004–2012-м) убавились после многостороннего анализа пределов роста. Поэтому Китай вернулся к приобретению наиболее передовых и коммерчески доступных систем России. Достигнуто соглашение о продаже 24 новейших истребителей Су-35, ведутся переговоры о заказе четырех неатомных подводных лодок проекта 677Э «Амур».Несмотря на известный технологический потолок китайского оборонпрома, его проникновение на мировые и региональные рынки вооружений и военной техники продолжается неуклонно, как заглатывание питоном своей добычи. Ставка сделана на вытеснение России из ее традиционных сфер недорогого, качественного и относительно простого оружия. Очевидно, что пекинские стратеги понимают свою неспособность конкурировать с западными лидерами конструкторской мысли и прагматично намерены бить великого северного учителя его же оружием. В 1992–2000 годах ОПК Поднебесной занимался пакистанским и иранским «плацдармами», в 2001–2005-м проник в Кувейт, активизировался в Латинской Америке и Африке, в 2006–2012-м появился в Саудовской Аравии, Марокко, Индонезии, Перу и даже Венесуэле, которая всегда считалась вотчиной российской «оборонки». Крупнейшими партнерами Китая по ВТС остаются геополитические противники Индии – Пакистан и Бангладеш, традиционные союзники или «изгои» – КНДР, Иран, Мьянма, Судан, а также Египет, пишут авторы книги.Игорь Сидоров

26 мая 2014, 08:37

nefttrans.ru: Китай выходит в высшую лигу нефтесервиса

 Производители буровых установок, поставщики услуг и машиностроительные компании из Поднебесной стали частью цепочки поставок во всём мире. Глобальные нефтяные компании всё чаще ищут нефтесервисные услуги и оборудование в Китае, где их привлекает сравнительно низкая стоимость и уже накопленный опыт, позволяющий китайским компаниям бросить вызов конкурентам со сложившейся репутацией, пишет Reuters. Государственные и частные китайские производители буровых установок, поставщики услуг и машиностроительные компании появляются в цепочке поставок по всему миру, от Ближнего Востока до Северного моря и Северной Америки. Китайские верфи, которых десять лет назад не было и в помине, сегодня строят больше самоподъёмных буровых установок, которые чаще всего применяются на мелководном шельфе, чем все остальные верфи мира вместе взятые, показывают данные консалтинговой компании IHS Petrodata. По мнению топ-менеджеров отрасли, менее чем за 10 лет Китай, где компании получают сильную государственной поддержки, имеют неограниченный доступ к рабочей силе и обилие таких материалов как сталь, может стать глобальным центром по производству шельфового нефтяного оборудования, подобно тому как Сингапур и Южная Корея обогнали США и Европу в 1990-х годах. - Китайцы поставляют продукцию по лучшей цене, - сказал Скотт Дарлинг, возглавляющий отдел нефтегазовой аналитики в азиатском представительстве JPMorgan в Гонконге. - И они являются экспертами в управлении цепочками поставок благодаря опыту, приобретённому на внутреннем рынке. Рост популярности китайских производителей нефтяного оборудования и поставщиков нефтесервисных услуг за рубежом, отчасти связанный с экспансией государственных энергетических гигантов, оказывает давление на такие известные компании как сингапурские производители буровых установок Keppel, Sembcorp Marine и американская National-Oilwell Varco. Чтобы сохранить лидерство, Keppel и Sembcorp уделяют всё больше внимания выпуску сложного оборудования, для создания которого у китайских компаний не хватает опыта. По данным IHS Petrodata, китайские компании в 2013 году получили на глобальном рынке более половины заказов на самоподъёмные буровые установки, тогда как в период между 2008 и 2012 годами им доставалось около трети заказов. В сфере наземного бурового оборудования частные китайские компании стали главными игроками. В их число входят Honghua Group, которая является вторым в мире производителем наземных буровых установок, получающим 80% выручки от зарубежных заказов, и Hilong Holding, которая начала работать за рубежом в 2005 году, а к настоящему времени является вторым в мире производителем бурильных труб. - Бурильные трубы имеют решающее значение для производителей нефти. Ранее график бурения в каком-то смысле навязывала им единственный производитель таких труб National-Oilwell Varco, - сказала в интервью Reuters директор Hilong по стратегии Эми Чжан. - Теперь у потребителей есть другие варианты. Производство энергетического оборудования является дорогостоящим, трудоёмким и длительным процессом, и на фоне стремления глобальных энергетических компаний сократить расходы доступность услуг, предлагаемых китайцами, перевесила их сравнительно небольшой опыт. Экспорт китайского нефтяного и нефтехимического оборудования в последние несколько лет составляет в среднем около $18 млрд в год, что эквивалентно годовому объёму капиталовложений международной нефтяной компании среднего размера. Shell является крупнейшим среди нефтяных гигантов покупателем китайского оборудования и услуг. Объём закупок этой компании в Китае в прошлом году составил $3 млрд по сравнению с $1,9 млрд в 2012 году и $1 млрд в 2011 году, сказал пресс-секретарь Shell China Цзянтао Ши, добавив, что одна треть закупок, сделанных в Китае в 2013 году, предназначалась для проектов за пределами Китая. Одной из главных особенностей, привлекающих заказчиков, похоже являются сравнительно низкие цены. Китайские судостроители COSCO, China State Shipbuilding, China Shipbuilding Industry, Yantai CIMC Raffles и Offshore Oil Engineering могут построить самоподъёмную буровую установку за $170-180 млн, что существенно меньше чем $200-220 млн за строительство аналогичной установки в Сингапуре. Китайские компании производят также наземные буровые установки, бурильные трубы, коронки буров, модули, насосы и клапаны, которые стоят примерно вдвое меньше, чем такое же оборудование, изготовленное в другой стране. Цены настолько конкурентоспособны, что в 2012 году США ввели огромные антидемпинговые пошлины на импорт китайских стальных бесшовных труб, включая трубы, используемые при бурении. - Мы экспортируем много нефтяного и нефтехимического оборудования. Многие наши продукты грубы и примитивны, но мы делаем на них деньги, - сказал старший консультант компании Sinopec Чжан Кан. - Мы также пытаемся делать более сложное оборудование. Китайцы стремительно осваивают новые технологии с помощью таких гигантов как Shell, которая работает над улучшением технических характеристик продукции китайских поставщиков, стремясь включать их в свою глобальную сеть закупок. - Увеличение доли наших закупок в Китае отражает стратегию по выводу китайских предприятий за рубеж, что является одним из наших приоритетов, - сказал пресс-секретарь Shell China. http://www.nefttrans.ru/analytics/kitay-vykhodit-v-vysshuyu-ligu-nefteservisa.html