• Теги
    • избранные теги
    • Разное860
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1016
      • Показать ещё
      Люди176
      • Показать ещё
      Компании317
      • Показать ещё
      Формат95
      Издания24
      • Показать ещё
      Международные организации70
      • Показать ещё
      Показатели38
      • Показать ещё
      Сферы5
Циклы Кондратьева
Циклы Кондратьева (Kondratiev’s long waves, Большие циклы Кондратьева, Длинные волны Кондратьева, К-циклы, К-волны) - обнаруженное выдающимся советским экономистом Н. Д. Кондратьевым явление долговременной периодичности экономической конъюнктуры в ряде стран (по расчетам этот период составляет ...

Циклы Кондратьева (Kondratiev’s long waves, Большие циклы Кондратьева, Длинные волны Кондратьева, К-циклы, К-волны) - обнаруженное выдающимся советским экономистом Н. Д. Кондратьевым явление долговременной периодичности экономической конъюнктуры в ряде стран (по расчетам этот период составляет около 50—60 лет); тем самым еще одним видом циклов была дополнена известная уже в XIX в. классификация: сезонные колебания, краткосрочные циклы деловой конъюнктуры (3—3,5 года), торгово-промышленные циклы (7—11 лет). Кондратьев объяснял регулярный характер долговременных колебаний неравномерностью научно-технического прогресса в совокупности с длительностью оборота капитала, а также рядом обстоятельств социо-исторического характера. Он пытался разработать единое объяснение капиталистических циклов различной продолжительности. По теории К. ц. на Западе сложилась огромная литература (в т. ч. и критическая, поскольку высказывалось мнение, что большие волны объясняются методикой обработки наблюдений, избранной Кондратьевым). В СССР же идеи Кондратьева, несправедливо репрессированного и погибшего в 1938 г., были надолго преданы забвению.

Картинки

Существует определенная связь между длинными циклами Кондратьева и среднесрочными циклами Жюгляра. Такая связь была замечена еще самим Кондратьевым. В настоящее время высказывается мнение, что относительная правильность чередования повышательных и понижательных фаз Кондратьевских волн (каждая фаза 20-30 лет) определяется характером группы близлежащих среднесрочных циклов. Во время повышательной фазы Кондратьевской волны быстрое расширение экономики неизбежно приводит общество к необходимости изменения. Но возможности изменения общества отстают от требований экономики, поэтому развитие переходит в понижательную В-фазу, в течение которой кризисно-депрессивные явления и трудности заставляют перестраивать экономические и иные отношения.[1]

 

История

Теория разработана советским экономистом Николаем Кондратьевым (1892—1938). Характерный период — 50 лет с возможным отклонением в 10 лет (от 40 до 60 лет). Циклы состоят из чередующихся фаз относительно высоких и относительно низких темпов экономического роста. Многие экономисты не признают существования таких волн.


Н.Д. Кондратьев отметил четыре эмпирические правильности в развитии больших циклов:

1. Перед началом повышательной волны каждого большого цикла, а иногда в самом начале ее наблюдаются значительные изменения в условиях хозяйственной жизни общества.

Изменения выражаются в технических изобретениях и открытиях, в изменении условий денежного обращения, в усилении роли новых стран в мировой хозяйственной жизни и т.д. Указанные изменения в той или иной степени происходят постоянно, но, по утверждению Н.Д.Кондратьева они протекают неравномерно и наиболее интенсивно выражены перед началом повышательных волн больших циклов и в их начале.

2. Периоды повышательных волн больших циклов, как правило, значительно богаче крупными социальными потрясениями и переворотами в жизни общества (революции, войны), чем периоды понижательных волн.

Для того чтобы убедиться в этом утверждении, достаточно посмотреть на хронологию вооружённых конфликтов и переворотов и мировой истории.

3. Понижательные волны этих больших циклов сопровождаются длительной депрессией сельского хозяйства.

4. Большие циклы экономической конъюнктуры выявляются в том же едином процессе динамики экономического развития, в котором выявляются и средние циклы с их фазами подъема, кризиса и депрессии.[2]

Исследования и выводы Кондратьева основывались на эмпирическом анализе большого числа экономических показателей различных стран на довольно длительных промежутках времени, охватывавших 100—150 лет. Эти показатели: индексы цен, государственные долговые бумаги, номинальная заработная плата, показатели внешнеторгового оборота, добыча угля, золота, производство свинца, чугуна и т. д.[3]

Оппонент Кондратьева Д. И. Опарин указывал на то, что временные ряды исследованных экономических показателей, хотя и дают большие или меньшие отклонения от средней величины в ту или иную сторону в разные периоды экономической жизни, но характер этих отклонений как по отдельному показателю, так и по корреляции показателей, не позволяют выделить строгой цикличности. Прочие оппоненты указывали на отступления Н. Д. Кондратьева от марксизма, в частности использование им для объяснения циклов «количественной теории денег».

Л. Д. Троцкий, напр., в работе «О кривой капиталистического развития», утверждал, что периоды упадка и подъёма капиталистического хозяйства в долгосрочной перспективе обусловлены большей или меньшей напряжённостью классовой борьбы.

Датировки кондратьевских волн

Kondratieff Wave.svg

Для периода после промышленной революции обычно выделяются следующие кондратьевские циклы/волны:

  • 1 цикл — с 1803 до 1841-43 гг. (отмечены моменты минимумов экономических показателей мировой экономики)
  • 2 цикл — с 1844-51 до 1890-96 гг.
  • 3 цикл — с 1891-96 до 1945-47 гг.
  • 4 цикл — с 1945-47 до 1981-83 гг.
  • 5 цикл — с 1981-83 до ~2018 г. (прогноз)
  • 6 цикл — с ~2018 до ~ 2060 (прогноз)[4]


Однако, имеются различия в датировке «посткондратьевских» циклов. Анализируя ряд источников, Гринин Л. Е. и Коротаев А. В.[5] приводят следующие границы начала и конца «посткондратьевских» волн:

  • 3 цикл: 1890—1896 — 1939—1950
  • 4 цикл: 1939—1950 — 1984—1991
  • 5 цикл: 1984—1991 — ?

Соотношение между кондратьевскими волнами и технологическими укладами

Многие исследователи связывают смену волн с базисными технологическими инновациями и укладами. Прорывные технологии открывают возможности для расширения производства и формируют новые секторы экономики, образующие новый технологический уклад. Кроме того, кондратьевские волны являются одной из важнейших форм реализации индустриальных принципов производства [6].

Сводная система кондратьевских волн и соответствующих им технологических укладов выглядит следующим образом:

1-й цикл — текстильные фабрики, промышленное использование каменного угля.
2-й цикл — угледобыча и черная металлургия, железнодорожное строительство, паровой двигатель.
3-й цикл — тяжелое машиностроение, электроэнергетика, неорганическая химия, производство стали и электрических двигателей.
4-й цикл — производство автомобилей и других машин, химической промышленности, нефтепереработки и двигателей внутреннего сгорания, массовое производство.
5-й цикл — развитие электроники, робототехники, вычислительной, лазерной и телекоммуникационной техники.
6-й цикл — возможно, NBIC-конвергенция en (конвергенция нано-, био-, информационных и когнитивных технологий)[7]. После 2030-х (2050-х по другим данным) возможно наступление технологической сингулярности, которая не поддается на данный момент анализу и прогнозу. Если эта гипотеза верна, то циклы Кондратьева могут оборваться ближе к 2030 году.

Ограничения модели Кондратьева

Кондратьевские волны до сих пор не получили окончательного признания в мировой науке. Одни ученые строят расчеты, модели, прогнозы исходя из К-волн (во всем мире и особенно в России), а значительная часть экономистов, в том числе и самых известных, сомневаются в их существовании или вовсе их отрицают [8].

Необходимо отметить, что, несмотря на всю важность вскрытой Н. Д. Кондратьевым цикличности развития социума для задач прогнозирования, его модель (как впрочем и любая стохастическая модель) всего лишь изучает поведение системы в зафиксированной (замкнутой) среде. Такие модели не всегда дают ответ на вопросы, связанные с природой самой системы, поведение которой изучается. При этом хорошо известно, что поведение системы является важным аспектом в её изучении. Однако не менее важны, а быть может даже наиболее важны аспекты системы, связанные с её генезисом, структурные (гештальтные) аспекты, аспекты взаимодополнения логики системы с её предметом и т. д. Именно они позволяют корректно ставить вопрос о причинах того или иного типа поведения системы в зависимости, например, от внешней среды, в которой она функционирует. Циклы Кондратьева в этом смысле всего лишь последствие (результат) реакции системы на сложившуюся внешнюю среду. Вопрос вскрытия природы процесса такого реагирования сегодня и вскрытия факторов, которые влияют на поведение систем является актуальным. Особенно, когда многие, опираясь на результаты Н. Д. Кондратьева, А. В. Коротаева[9] и С. П. Капицы[10] об уплотнении времени, прогнозируют более или менее быстрый переход социума к периоду перманентного кризиса.

 

Примечания

  1. Гринин Л. Е. Вербальная модель соотношения длинных кондратьевских волн и среднесрочных жюгляровских циклов // История и математика: Анализ и моделирование глобальной динамики. Ред. А. В. Коротаев, С. Ю. Малков, Л. Е. Гринин. М.: Книжный Дом «ЛИБРОКОМ», 2010. С. 44-111
  2. См., например: Кондратьев Н. Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. - М.: Экономика, 2002. - 767 c.
  3. Черепков А. Теория «Длинных волн» Н. Д. Кондратьева
  4. Акаев А. А. Современный финансово-экономический кризис в свете теории инновационно-технологического развития экономики и управления инновационным процессом // Системный мониторинг. Глобальное и региональное развитие. М.: УРСС, 2009. С. 141—162.
  5. Гринин Л. Е., Коротаев А. В. Глобальный кризис в ретроспективе. Краткая история подъёмов и кризисов от Ликурга до Алана Гринспена. М.: Либроком/URSS, 2009
  6. Гринин Л. Е. Кондратьевские волны, технологические уклады и теория производственных революций. Кондратьевские волны. Аспекты и перспективы / Отв. ред. А. А. Акаев, Р. С. Гринберг, Л. Е. Гринин, А. В. Коротаев, С. Ю. Малков. Волгоград: Учитель, 2012. С. 222-262
  7. См., например: Коротаев А. В., Цирель С. В. Кондратьевские волны в мировой экономической динамике // Системный мониторинг. Глобальное и региональное развитие / Ред. Д. А. Халтурина, А. В. Коротаев. М.: Либроком/URSS, 2009. ISBN 978-5-397-00917-1. С. 189—229.
  8. Коротаев А. В., Гринин Л. Е. Кондратьевские волны в мир-системной перспективе Кондратьевские волны. Аспекты и перспективы / Отв. ред. А. А. Акаев, Р. С. Гринберг, Л. Е. Гринин, А. В. Коротаев, С. Ю. Малков. Волгоград: Учитель, 2012. С. 58-109
  9. Коротаев А. В. и др. Законы истории: Математическое моделирование и прогнозирование мирового и регионального развития. Изд. 3, сущ. перераб. и доп. М.: URSS, 2010
  10. Капица Сергей. Парадоксы роста: Законы развития человечества. — М.: Альпина Нон-фикшн, 2010. — 192 с. ISBN 978-5-9167-1047-2

См. также

Ссылки

Развернуть описание Свернуть описание
13 ноября, 16:56

Сергей Хапров. Образ будущего. Знаниевые корпорации

Научный руководитель Института семантики систем Сергей Хапров рассказывает об информационно-генерирующих корпорациях. "Если мы говорим об экономике знаний, то должны учитывать и наличие сырья, и способы переработки этого сырья, и качество получаемого продукта, который должен приносить прибыль. Мы живём в информационном обществе, где на 6 порядков, то есть в миллион раз вырос объём информации. У нас появилось новое сырьё, по масштабам превосходящее нефть и уголь, но мы не умеем его перерабатывать. Этому надо учиться." #ДеньТВ #Хапров #будущее #информация #образование #знания #экономика #тенхноуклад #гуманитарныенауки #информационноеобщество #технологии #человеческийкапитал

31 октября, 20:41

О сочетании больших циклов

Оригинал http://zmey.club/research/66-o-sochetanii-bolshih-ciklov.html Как сочетаются большие циклы по разным активам? Какие из них двигаются синхронно, а какие живут исключительно своей жизнью? Правда ли, что золото всегда ходит против доллара, а фондовой рынок США растёт только в условиях недорогой нефти? Как правильно формировать стратегический портфель и как выбирать для него действительно недооценённые активы? Как сравнить активы с принципиально разными свойствами и будет ли такое сравнение честным? Когда аналитики говорят о сравнении, то обычно подразумевают корреляцию, если вообще используют какие-то научные методы. Для примера, коэффициент корреляции между золотом и индексом доллара за последние 20 лет составляет порядка -0.4 (на дневных данных) — этого явно мало для формирования портфеля «без риска», но вполне достаточно, чтобы эксперты видели в них полную противоположность. Следующий пример показывает насколько опасна такая концепция. Рассмотрим два циклических ценовых ряда, построенных согласно принципам Хёрста: K=1, p=3.6, a=2 Как видно из формулы, слагаемые с наибольшим периодом софазны, тогда как все остальные торгуются чётко в противофазе. Периоды слагаемых попарно равны, а амплитуды снижаются вслед за периодом, хоть и не пропорциональны ему. Коэффициент корреляции в этой системе равен -0.98 (при разбиении интервала 0...2*Pi на 1000 элементарных отрезков), но это отнюдь не препятствие чтобы активы X и X1глобально двигались вместе (рисунок 1), создавая ложное впечатление о своём характере. Рисунок 1 — графики X и X1 (показано только три слагаемых ряда) В дальнейшем я покажу, что описанная мной картина является только чересчур идеализированной, но отнюдь не чисто гипотетической, а это, в свою очередь, ставит под сомнение многие хорошо известные закономерности, а заодно и подрывает основы всей построенной на корреляциях портфельной теории, ведь по правилам математической логики одного-единственного негативного результата достаточно для отрицания всей концепции. Разумеется, теорию нужно дополнять, но никак не отбрасывать. Амплитуда и волатильность. Все активы, которые торгуются на финансовых рынках, немного разные. Они отличаются номинальной ценой, ожидаемой доходностью, а также принятой мерой риска — волатильностью: где Cj - цена закрытия рынка на баре с индексом j, q — число наблюдений в году (для дневных данных q=252). В традиционном понимании волатильность отвечает только за колебания рынка, но в действительности это интегральная характеристика, которая затрагивает и глобальные циклы, потому что все амплитуды обязательно связаны. Если одна из них отклонится от нормы, то на определённых тайм-фреймах станет выгодна систематическая игра или по тренду или против него, а это явное противоречие логике рынка, который не должен предоставлять трейдерам столь тривиальных возможностей. Волатильность это объективная характеристика, которая, в отличии от всех амплитуд, рассчитывается непосредственно на основе ценовых данных с использованием простой и проверенной формулы. Кроме того, с графика чистого сентимента можно снять так называемую полную амплитуду А0, то есть разницу (в логарифмах) между вершиной и впадиной одного старшего цикла. Свяжем эти величины, используя их аналоги в рамках всё той же идеализированной циклической модели (формула 1): где u — период большого кондратьевского цикла. Проведём численный эксперимент, чтобы установить, как именно те или иные переменные влияют на волатильность. Разобьём интервал 0...2*Pi на 10000 элементарных участков и зафиксируем значения p и a, после чего, варьируя коэффициентом K, будем добиваться изменения полной амплитуды. Построив график A0(V) (рисунок 2a) мы убедимся, что их взаимосвязь линейная (A0=U*V) и она остаётся таковой при любых значениях p и a, от которых зависит только лишь коэффициент U. Рисунок 2a — взаимосвязь между волатильностью и полной амплитудой. Рисунок 2b — взаимосвязь между амплитудой и периодом в идеальных циклах; красная линия — экспериментальная, зелёная — приближение по формуле a=0.96+0.28p. Значение коэффициента U=1/8 мы определим на основе реальных ценовых данных по шести наиболее ликвидным активам, предположив, что все они имеют одинаковый характерный период старшего цикла u=55 лет (таблица 1). Разброс полной амплитуды относительно её теоретического значения получается совсем небольшой, а это, в свою очередь, говорит не только об устойчивости найденного решения, но и также о фрактальном подобии графиков самых различных финансовых инструментов. таблица 1 — волатильность и полная амплитуда по основным активам. Напоследок мы решим обратную задачу, ради которой и затевался численный эксперимент — определим значения a и p, при которых коэффициент U = 1/8. Поскольку в нашей расчётной схеме неизвестных больше чем уравнений, то мы найдём только зависимость a(p), благо что она получается явной, то есть одному конкретному значению p соответствует одно конкретное значение a. Как видно из рисунка 2b, эта связь практически линейная, причём амплитуда убывает гораздо медленнее периода. Теория сочетания циклов. Рассмотрим две элементарные синусоидальные функции f1 и f2, периоды которых совпадают и равны 2 Pi (рисунок 3). Поскольку функции, по своей сути, являются логарифмом цены, то для их надлежащего сравнения нужно использовать разность f3=f1-f2 (рисунок 4) — на графике она будет полным аналогом от логарифма отношения котировок двух произвольных активов ln(A/B). Рисунок 3 — исходные синусоидальные функции. f1=3+sin(x),f2=3+sin(x+t). Рисунок 4 — отношение функций с одинаковым периодом. a — активы f1 и f2 торгуются в противофазе (t=Pi),  b — общий случай, когда фазы не совпадают. Очевидно, что период результирующей функции при таком раскладе всегда будет равен периодам двух исходных за исключением одного-единственного случая (t=0), когда f3 вырождается в прямую линию. Амплитуда f3 также зависит от величины t, достигая своего пика в противофазе (t=Pi). Циклы итоговой функции симметричны относительно вертикалей, проведённых через вершины, фаза равна -t/2. Теперь усложним картину и представим, что каждая исходная функция является суммой двух синусоид, младшая из которых имеет реалистичную амплитуду, соразмерную своему периоду (рисунок 5). Рисунок 5 — исходные функции, состоящие из двух синусоид. f1=3+sin(x)+sin(px)/a; f2=3+sin(x+t1)+sin(px+t2)/a. Рисунок 6 — отношение функций, состоящих из двух синусоид. Параметры расчёта: p=3.6, a=2, t1=Pi/2, t2=Pi/3. Как видно из рисунка 6, характерный период результирующей функции f3 по-прежнему равен 2*Pi, то есть глобальная циклическая картина определяется соотношением только первых слагаемых исходных функций, имеющих наибольшую амплитуду. Все остальные компоненты f1 и f2 влияют только на форму результирующей функции. Если младшие циклы находятся в противофазе, тогда перепады настроения на графике f3 получатся особенно резкими. Софазные младшие циклы взаимно уничтожаются. Следующий пример, когда периоды старших циклов несколько отличаются, но их амплитуды абсолютно равны (рисунок 7). Периоды младших циклов пропорциональны старшим, фазы не имеют значения. Рисунок 7 — исходные функции с разными периодами. f1=3+sin(x)+sin(px)/a; f2=3+sin(qx)+sin(qpx+t)/a. Рисунок 8 — отношение функций с разными периодами. Параметры расчёта: p=3.6, a=2, q=3/4, t=Pi/2. Рисунок 8 наглядно показывает что происходит с результирующей функцией f3, если исходные активы не связаны никакими взаимными обязательствами. В одной части графика может наблюдаться широкий диапазон с метаниями из стороны в сторону, но за ним неизбежно последуют несколько острых циклов, когда глобальные низы по одному активу начнут совпадать с верхами другого. Картинка при этом будет очень похожа на случай равных периодов в противофазе, но это не продлится долго. Рисунок 9 — исходные функции (старшие циклы софазны). f1=3+sin(x)+sin(px)/a; f2=3+sin(x+t1)+sin(px+t2)/a. Последняя реалистичная ситуация, когда старшие циклы исходных функций имеют равный период, но их фазы практически совпадают (рисунок 9). При вычитании подобные циклы взаимно уничтожаются, оставляя после себя колебания с периодом 2*Pi/p (рисунок 10), зато при сложении они отлично видны (рисунок 11). Средний период по-прежнему равен 2*Pi, а вот полная амплитуда, если младшие циклы в противофазе, может оказаться практически равной амплитуде на рисунке 10. Рисунок 10 — вычитание функций (старшие циклы софазны) Параметры расчёта: p=3.6, a=2, t1=Pi/6, t2=-3*Pi/4. Рисунок 11 — сложение функций (старшие циклы софазны). Параметры расчёта: p=3.6, a=2, t1=Pi/6, t2=-3*Pi/4. Очевидно, что полная независимость каких-то активов это чисто гипотетический случай, потому что все они связаны через инфляцию, которая является такой же циклической функцией. Нам должно выбрать — либо все активы имеют одинаковый характерный период, равный периоду цикла Кондратьева, либо в один прекрасный момент на пике инфляции мы получим низкие процентные ставки, недорогое сырьё и пузырь на фондовом рынке. Логика ценообразования подсказывает, что выбирать нужно первое. Получается, что всё многообразие вариантов, по сути, сводится только к рассмотрению фазы. При этом, имея даже сравнительно небольшую историю (примерно 60 лет), на основе результирующей функции можно однозначно определить все свойства исходных. Если периодично соотношение котировок, тогда исходные активы имеют разную фазу, если периодично произведение, тогда фазы должны совпадать. Таким образом, для выявления циклических свойств не нужно делать никаких вычислений! Нефть, золото и индекс S&P500. Как ясно следует из теории, анализ сочетаемости циклов должно проводить на основе ценовых данных, очищенных от инфляции и всех остальных факторов роста. Впрочем, для подтверждения самой теории можно взять и обычные котировки — если действие указанных факторов консервативно и одновременно приводит к росту обоих активов, которые мы наблюдаем, то их отношение окажется вполне нормальной циклической функцией, пускай даже и сильно выходящей за пределы горизонтального канала. Рисунок 12 — отношение индекса S&P500 к золоту. На рисунке 12 показано отношение индекса S&P500 к золоту — периодическая картина здесь аккуратно повторяет циклы Кондратьева по самому рынку Соединённых Штатов, а глобальные волны не содержат никакого постороннего шума. Нет сомнений, что эти активы циклически связаны, причём торгуются они практически в противофазе. Старшие верхи по индексу S&P совпадают с низами по золоту и наоборот; по времени разница между точками разворота составляет не больше 5 лет. Безусловно, твёрдые котировки золота до начала 70-х годов наложили свой отпечаток на график, но их влияние лучше всего заметно как раз там, где циклическая картина содержит какие-то искажения — это болтанка 33-го года и слишком мелкая впадина в начале 40-х. Ранее 1920-го года наш график и вовсе не показателен, поскольку индекс S&P в те времена никак не отражал динамику капитализации рынка. Это тот случай, когда влияние факторов роста нельзя считать консервативным. Рисунок 13 — отношение индекса S&P500 к нефти. На рисунке 13 показано отношение индекса S&P500 к нефти — и циклы здесь тоже видны. Они не столь безупречны в плане шума, но такая картина указывает лишь на различную природу ценообразования. Для золота, валюты и фондовых рынков фактором роста является денежная масса, для нефти — только инфляция. Эти величины связаны между собой циклически, но никакой функциональной зависимости между ними, разумеется, нет — это и приводит к «потрясениям» на графике. Сравнение чистых сентиментов (рисунок 14) позволяет нам получить более совершенную циклическую картину. Как и положено, график теперь развивается в горизонтальном канале, а чрезмерный рост с 2014-го года отлично укладывается в рамки коррекции, необходимой для растягивания цикла вправо. Волатильность нефти и наличие длительных периодов дисбаланса спроса и предложения по-прежнему напоминают о себе, но положения главных вершин и впадин они не меняют. Рисунок 14 — отношение рынка акций США к нефти (чистый сентимент). На протяжении всего XX века ключевые низы по американскому рынку с точностью до нескольких лет совпадали с верхами по нефти, если считать их в постоянных долларах — так было в 1921-ом, 1949-ом, 1982-ом и 2008-ом годах. При этом на истории хватает примеров, когда нефть и фондовый рынок США годами уверенно двигались в одну сторону, но это случалось исключительно по вине младших циклов, которые в случае с нефтью имеют запредельную и нестабильную амплитуду. Годы Великой Депрессии проясняют нам некоторые особенности ценообразования нефти и золота. Так, падение рынка с 1929-го по 1932-ой годы проходило в условиях резкого увеличения спроса на золото, что в итоге привело к повышению его официального курса, тогда как нефть, следуя в русле дефляции, продолжала своё падение вплоть до 1933-го года. Тем не менее, к 1949-му году, когда американский рынок достиг существенной впадины, нефть догнала золото и также установила вершину. Рисунок 15 — отношение золота к нефти. Отдельно отмечу, что исследование циклических свойств требует особой тщательности и всестороннего анализа фактов. Так, рассматривая график отношения золота к нефти (рисунок 15) мы запросто могли обмануться, предположив их разную периодичность. Картина прояснилась только при их сравнении с индексом S&P500 — несмотря на различную природу факторов роста глобально нефть и золото всё-таки ходят вместе, как того требует логика инфляционных циклов. Дрейф и паритет волатильностей. При постановке численных экспериментов я сознательно использовал циклы с равными амплитудами, ибо в противном случае наиболее волатильный актив просто подавляет движения своего оппонента, не давая тому ни единого шанса проявить себя на графике отношения. Небольшая разница в амплитудах, как в случае золота и индекса S&P, позволяет пренебречь ею, но в ситуации, когда противником золота выступает индекс доллара или другой неторопливый актив, такой подход уже не работает. По сути, наша задача заключается в том, чтобы придумать аналог исходного графика, на котором будут сохранены все базовые пропорции, но волатильность и, как следствие, полная амплитуда цикла станут равными соответствующим показателям другого актива. Логически это означает, что разницы котировок между двумя произвольными барами на основном графике и на его аналоге всегда отличаются ровно в u раз. Отсюда, массив данных для построения графика-аналога определяется формулой: где Сk - исходная котировка на баре с индексом k, d — любое положительное число (d>0). Коэффициент u равен отношению волатильностей двух сопоставляемых активов, так что весь принцип, согласно которому один из них растягивается по вертикали, можно смело назвать паритетом величины V. Параметр d в данном случае просто число, прибавленное к функции, — оно определяет номинальную котировку, но никак не влияет на логарифмические пропорции. Исходный график по индексу доллара представлен на рисунке 16, а его аналог с амплитудой, увеличенной в 3 раза, на рисунке 17. Рисунок 16 — исходный график индекса доллара. Рисунок 17 — график-аналог с расширенной амплитудой (d=100). По золоту имеется другая проблема — долгосрочный восходящий тренд, который в данном случае нельзя ничем скомпенсировать, поскольку индекс доллара в силу особенностей ценообразования изначально развивается практически в горизонтальном канале. Разумеется, мы всегда можем использовать расчёты по чистому сентименту, но будет лучше если мы не станем накладывать одни предположения на другие и разделаемся с трендом каким-то иным способом, например, с помощью обычного дрейфа: где k — порядковый номер бара, начиная с первого, e — постоянная дрейфа (e>0). Физически поправка на дрейф означает поворот графика по часовой стрелке вокруг бара с порядковым номером 0 — каждый последующий бар теряет в стоимости больше чем предыдущий, но все циклические пропорции при этом сохраняются. Величина е (в данном случае e=0.0054) подбирается таким образом, чтобы предполагаемые впадины в 1970-ом и в начале 2000-х годов находились чётко на одном уровне. Исходный график золота представлен на рисунке 18, а график с учётом дрейфа на рисунке 19. Рисунок 18 — исходный график по золоту. Рисунок 19 — график золота с поправкой на дрейф. Правка на дрейф и вертикальное масштабирование по принципу паритета волатильностей это полный набор универсальных методов для приведения любого исходного графика к формализованному виду, то есть к горизонтальному каналу с наперёд заданной теоретической амплитудой. Вполне естественно, что подобные построения лишь отчасти отражают суть происходящего на финансовых рынках, но этим своим недостатком они практически не отличаются от исходного графика с номинальной ценой. Доллар и золото. Обратимся к истории, чтобы понять как именно доллар и золото связаны между собой. Формально в 70-е годы индекс доллара пребывал в нисходящем канале, но это движение с точки зрения циклов нельзя считать показательным, поскольку валютные курсы только переходили к рыночному ценообразованию. Реальная картина хоть немного проявляется только на графике USDGBP (рисунок 20), в котором учтён параллельный инвестиционный курс, существовавший в Британии с 1950-го по 1979-ый годы. Рисунок 20 — график USDGBP (до 1979-го года — инвестиционный курс). Из графика видно, что американская валюта относительно стерлинга росла с 1962-го по 1985-ый годы, а падала с 1985-го по 2008-ой. Получается, что глобально она ходит аккурат по циклам Кондратьева — против своего рынка и вместе с золотом. Проверим эту гипотезу, поочерёдно выполнив перемножение и деление приведённых котировок золота и индекса доллара. Результаты представлены на рисунках 21 и 22 соответственно. Графики нормированы, так что минимальные значения всегда равны единице. Рисунок 21 — умножение приведённых котировок золота и индекса доллара. Рисунок 22 — отношение приведённых котировок золота и индекса доллара. По-хорошему, время наблюдения недостаточно, но сделать основные выводы всё-таки можно — если все активы, действительно, имеют одинаковый характерный период, то доллар и золото определённо ходят вместе. Это единственное предположение, которое объясняет один большой цикл на первом графике и несколько маленьких на втором. Младшие циклы при этом торгуются явно в противофазе, о чём говорит отсутствие долгих коррекций на рисунке 21 и внушительная амплитуда на рисунке 22. Такая двойственная картина имеет большой физический смысл. Локально золото ходит против доллара, потому что оно номинировано в американской валюте, так что её падение повышает привлекательность металла за пределами Соединённых Штатов. Глобально же, доллар и золото это две резервные валюты, которые втягивают капитал в условиях всеобщего страха и возвращают его, когда экономика переходит к стабильному росту. Без сомнения, золото это деньги!

25 октября, 11:31

О циклах на пальцах для непосвящённых: Введение в спектрально-нейросетевой анализ на бирже

Сегодня Сергей Голубицкий начинает цикл статей, посвящённых самому передовому и одновременно самому «секретному» аспекту биржевой науки — спектральному и нейросетевому анализу. Графические построения любой степени сложности (от банальных шаблонов вроде «Головы и плеч» до веера Ганна и вилл Эндрюса) и технические индикаторы (включая все индикаторные системы) — лишь вершина айсберга под названием «технический анализ финансового рынка». Между тем, именно на графических шаблонах и индикаторах начинается и заканчивается образование подавляющего большинства игроков на бирже.Читатель наверняка знает, что в vCollege, нашей школе трейдинга и инвестирования, мы исповедуем принцип «Судебного процесса» (The Trial), который требует от трейдера учёта при принятии торгового решения всех известных ему техник анализа и данных, поступающих по всем основным информационным каналам — от геополитики до экологии.Вершина современной «науки о трейдинге и инвестировании» — это так называемые спектральный и нейросетевой анализ, которые постоянно выпадают из поля общественного внимания и уж тем более игнорируются при обучении. Полагаю, давно пора нарушить эту вредную традицию. По этой причине в рамках цикла образовательных публикаций, который vCollege готовит совместно с прайм-брокером EXANTE, мы запланировали серию статей, посвящённых именно этому — самому передовому и одновременно самому «секретному» аспекту биржевой науки — спектральному и нейросетевому анализу.Сегодня мы начнём наш разговор с обсуждения самых основ — понятий цикла, спектра и преобразования Фурье. Поскольку все перечисленные темы перегружены математической и статистической терминологией, от одного звучания которой начинают шевелиться волосы у людей с гуманитарным образованием (коих в биржевом трейдинге и инвестировании уж никак не меньше, чем «технарей»), я постараюсь выдержать нашу беседу целиком в рамках здравого смысла, оставив за скобками все формулы и аспекты теории, которые без погружения в математические выкладки постичь невозможно. Это, надеюсь, позволит мне донести до читателей технически замысловатое знание на том уровне, который позволит без труда применить его на практике. В конце концов, если уж спектрально-нейросетевой анализ освоил ваш покорный слуга — филолог по образованию, — нет оснований сомневаться, что это знание усвоят и фармацевт, и музыкант, и авиатор (специальности перечислил неслучайно — в нашей школе было немало студентов, пришедших, по неведомой причине, именно из названных областей).Словом цикл (от греч. κύκλος — окружность) принято обозначать всякую повторяемость, периодичность. Мистическим образом почти все в известном нам мире подчиняется циклам, то есть реализует в своём движении и развитии периодически повторяющиеся закономерности: зима сменяет лето, день — ночь, Земля вращается во круг Солнца раз за разом, Луна — вокруг Земли. Циклично движение небесных тел, цикличны морские отливы и приливы, циклична жизнь человека, циклична история, циклично экономическое развитие. Разумеется, циклично и изменение цен на финансовых рынках.Циклы — самая великая тайна нашего существования и, одновременно, самая большая наша надежда, потому что повсеместное присутствие цикла в природе и обществе позволяет нам предсказывать движение и развитие событий. Трейдер и биржевой коуч Джон Мерфи очень любил рассказывать, как в начале занятий, посвящённых циклам в трейдинге, брал газету и сражал своих студентов безупречными «пророчествами»: «Завтра рассвет наступит в 6.47, а закат — в 16.35. Прилив на мысе Монток-пойнт начнётся в 4.36, отлив — в 17.03. Новолуние произойдёт 22 ноября, полнолуние — 8 декабря». Мерфи рассказывал, что студенты сначала смеялись, потом думали, что их разыгрывают, под конец удивлялись: а ведь и в самом деле Джон предсказывает! Причём, абсолютно точно!Всякий цикл развивается волнообразно и движется по синусоиде от своего основания до вершины, затем волна разворачивается и опускается обратно к основанию. В этот момент цикл завершается, а затем повторяется снова и снова по той же траектории.Высота волны называется амплитудой. Применительно к бирже амплитуда — это стоимость ценной бумаги.Вторая характеристика цикла — это период, то есть время, которое отделяет нижние точки волны друг от друга.Третья характеристика цикла — фаза — говорит нам о том, где располагается основание волны по времени. Смещение этого основания вправо (позже) или влево (раньше) по оси Х называется смещением по фазе. Два цикла могут быть полностью идентичными и по периоду, и по амплитуде, однако отличаться по фазе — как показано на рисунке ниже.Обладая информацией об амплитуде, периоде и фазе, мы можем легко построить любой цикл. Зачем нам это нужно? Затем, что цикл легко протянуть (экстраполировать) в будущее, а значит его можно будет использовать для предсказания, вернее — для определения направления наименьшего сопротивления ценовых изменений в будущем!На этой незамысловатой очевидности и выстраивается вся философия применения циклов в биржевом анализе.Рассмотрим теперь основные принципы циклических изменений цены, наблюдаемые на финансовом рынке. Таковых четыре.Принцип суммирования, согласно которому каждое большое ценовое изменение является суммой меньших изменений. Иными словами, мы можем взять любую волну и разложить её на другие волны, которые встроены в неё. Что-то вроде матрёшки.Принцип гармоничности описывает взаимоотношения волн, вложенных друг в друга. Так, на финансовом рынке гармоничность выражается в том, что между циклами разного периода устанавливаются соотношения, которые можно передать простыми малыми числами, например, 2, 4, 8, 16.Принцип синхронности проявляется в ещё одной мистической особенности циклов: оказывается, что циклы, независимо от своих периодов, развиваются во времени таким образом, что достигают своих оснований одновременно, либо почти одновременно.Данный рисунок, заимствованный мною из книги Джона Мерфи «Технический анализ фьючерсных рынков», иллюстрирует одновременно и принцип гармоничности, и принцип синхронности.Принцип пропорциональности устанавливает соответствие между периодом и амплитудой и звучит так: «Чем больше период цикла, тем больше его амплитуда».Теперь поговорим о классификации циклов на финансовом рынке. Они бывают внешними и внутренними.Внешние циклы — это так называемые коррелируемые циклы, то есть связанные с какими-то сторонними факторами влияния. Например, влияние циклов Луны, Солнца и других планет на финансовый рынок, которое, правда, проявляется опосредованно — через воздействие на психическое и эмоциональное состояние участников биржевых торгов.Внутренние циклы — это временные закономерности, выявляемые непосредственно из самого сигнала. Скажем, циклы, которые можно «извлечь» из данных, отражающих изменение цены какого-то биржевого инструмента, являются внутренними.Самые известные внешние циклы — это сезонные. Они связаны с каким-то отдельным месяцем или временем года: например, «январское ралли» на американском рынке, «летний дивидендный период» на российском и т.п. Кроме сезонных известны также годовые циклы, цикл Китчина (3–4 года), цикл Жюгляра (7–11 лет), цикл Кузнеца (15–25 лет), цикл Кондратьева (45–60 лет) и др.У биржевых спекулянтов особым авторитетом пользуется теория внутренних циклов, известная как Волновой принцип Ральфа Эллиотта.Согласно Эллиотту поступательное движение рынка состоит из пяти волн, три из которых совпадают с трендом (волны 1, 3 и 5), а две идут в противоположном направлении (2, 4). Такая пятиволновая структура называется импульсом (impulsive mode / phase). Помимо поступательного движения существует обратное развитие, которое называется коррекцией (corrective mode / phase). Коррекция состоит из трёх волн.Волны Эллиотта красиво смотрятся в роли универсального принципа, отражающего цикличную природу финансовых рынков, однако на частном уровне демонстрируют известную слабость. Именно универсальный характер волн Эллиотта привёл к тому, что на практике мы постоянно наблюдаем, как последователи этой теории с прямо-таки религиозным фанатизмом подгоняют реальность ценовых изменений под свои субъективные и жёсткие шаблоны. Особенно это проявлялось до появления на свет компьютерных программ, автоматизировавших расчёт волн Эллиотта. У трейдеров-скептиков пользовалась популярностью шутка о том, что если дать один и тот же график сотне практикующих «эллиоттистов» и попросить их нанести волновую разметку, мы получим 100 противоречащих друг другу прогнозов.На скриншоте компьютерная программа не только рассчитывает волны Эллиотта, но и создаёт основанную на них прогностическую зону (красные линии на жёлтом фоне), экстраполируя текущие импульсы в будущее. Как видите, прогноз для российского индекса РТС на ближайшие два года более, чем оптимистичен: «волны Эллиотта» говорят о росте до уровней, предшествовавших кризису 2008 года!Резонно предположить, что наиболее логичным подходом должно стать не навязывание конкретному биржевому инструменту универсальных закономерностей (от Эллиотта до сезонных циклов), а попытка извлечь те циклы, которые реализованы в самом инструменте.Существует несколько перспективных техник анализа, позволяющих выявлять индивидуальные внутренние и внешние циклы с помощью математически-статистических методов и оценивать эффективность этих циклов не «на глазок», а через объективные критерии, например, коэффициент корреляции.Классический математически-статистический метод, применяемый и в современном биржевом техническом анализе — преобразование Фурье (ПФ; по имени его создателя, французского математика XIX века Жана Батиста Жозефа Фурье). ПФ — это алгоритм, позволяющий разложить любой сигнал (звук, электромагнитное или световое излучение, электрический ток, изменение цен на рынке и т.д.) на составляющие его циклы, представленные в виде синусоид, каждая из которых обладает собственным периодом, амплитудой и фазой. Такое разложение называется спектральным анализом.Практическая польза от спектрального анализа огромна. Скажем, в акустике эта техника позволят очистить звуковой сигнал от помех. Предположим, у нас есть музыкальная запись, испорченная каким-то внешним шумом, электромагнитной наводкой или потрескиванием, так хорошо знакомым нам по пластинкам. Для того, чтобы избавиться от этой помехи, нам нужно сначала узнать её характеристики (те самые амплитуду, частоту и фазу), затем разложить музыкальную запись на спектральные составляющие, найти среди них синусоиды с соответствующими характеристиками помехи и удалить их. Компьютерные программы вроде Adobe Audition справляются с подобной задачей за пару минут.В биржевом анализе логика спектрального разложения графика цен (=сигнала) на синусоиды (=циклы) с помощью преобразования Фурье точно такая же, что и в примере с музыкальной записью. Взгляните на скриншот ниже.Перед нами спектральный анализ цены фьючерса на индекс РТС. С помощью преобразования Фурье программа разложила ценовой ряд на множество составляющих его циклов. Эти циклы располагаются по оси Х по мере увеличения их периода (от 1 дня до 5 лет). Мы видим, что циклы отличаются по амплитуде. Высота каждого цикла определяется коэффициентом корреляции (в программе он обозначен как FIT): чем выше синусоида, тем сильнее данный цикл соответствует поведению цены.Как мы можем использовать полученную информацию? По аналогии с акустическим анализом следует очистить цену от «шума», сохранив только циклы, демонстрирующие максимально высокую корреляцию!Пять самых влиятельных циклов программа автоматически обозначила на графике вертикальными линиями и сохранила в нижнем левом окне экрана:— 275 дней;— 313 дней;— 369 дней;— 424 дня;— 530 дней.Очистив ценовой график от «шума» (т.е. остальных циклов со слабой корреляцией), мы объединяем пять полученных синусоиды в одну кумулятивную волну, нажав на кнопку Wave, после чего программа нанесёт её на график цены.В силу многих причин использовать в трейдинге кумулятивную волну в «сыром» виде не рекомендуется, поэтому гораздо продуктивнее отправить полученные циклы с высокой корреляцией сначала на входные узлы нейросети, провести интенсивное обучение этой нейросети, а затем использовать для прогноза сигналы, выданные нейросетью на выходе. Именно такому оптимальному алгоритму спектрально-нейросетевого анализа мы и обучаем студентов в vCollege.Как видите, прогностическая линия цены в будущем (на розовом фоне на графике в правой части окна) существенно отличается от кумулятивной волны, которую мы создали, сложив воедино пять циклов с самой высокой корреляцией. В частности, кумулятивная волна прогнозировала однозначное падение уже в ближайшую торговую сессию, тогда как прогноз нейросети получился более сдержанным: вместо падения — боковое движение с лёгким негативным уклоном.Несмотря на то что преобразование Фурье является классическим алгоритмом в спектральном анализе, его применение на финансовом рынке вызывает серьёзные нарекания.Предположим, что с помощью ПФ мы выявили циклы, обладающие высокой корреляцией с ценой. Насколько эта информация полезна для трейдера? Безусловно полезна, если мы знаем, что данные циклы действуют в настоящее время. Мы, однако, этого не знаем, потому что ПФ ничего не говорит нам о временных координатах выявленных циклов. ПФ просто раскладывает сигнал на спектры, и при этом ничего не говорит о том, какие циклы полностью отработали и теперь затихли, какие лишь идут на убыль, а какие, напротив, набирают силу!Такому «равнодушию» ПФ по отношению ко времени есть объективное объяснение: данный алгоритм спектрального анализа применялся изначально в работе с циклами, демонстрирующими высокую стабильность — звуковыми волнами, электромагнитными колебаниями, радиоволнами, световым потоком и т.п. Мы же не можем представить себе, что радиостанция вещает на частоте, которая каждые десять минут меняется? Между тем подобная нестабильность является фирменным знаком ценовых изменений на бирже!Из любого инструмента финансового рынка можно с лёгкостью извлечь циклы, которые, однако, не будут стабильны во времени. Одни из них появляются в какой-то момент, звучат в полную мощь, а затем быстро уходят. Другие циклы работают в ценовом ряду постоянно, однако при этом не демонстрируют ярко выраженную корреляцию. И так далее. Как я уже сказал, преобразование Фурье в данной ситуации бессильно.Вторая проблема применения ПФ при анализе циклов на фондовом рынке связана с отличиями в природе данных циклов и тех, что традиционно используются для спектрального разложения. И звук, и электромагнитная волна, и свет похожи друг на друга тем, что все эти сигналы можно описать статичной формулой. На уровне здравого смысла можно сказать, что мы играем по заранее известным правилам. Классические циклы предсказуемы. Зная прошлое классических циклов, мы легко предскажем их будущее.Совсем иначе проявляют себя циклы на фондовом рынке. Мало того, что они постоянно меняют свои характеристики (амплитуду, фазу, период), так они ещё неадекватно экстраполируются в будущее. Скажем, цикл, демонстрирующий очень высокую корреляцию в прошлом, в любой момент может подвести, потому что его предикативные качества никак не связаны с уровнем корреляции!В силу сказанного, практическую ценность для трейдера имеет не констатация корреляции циклов в прошлом (чем занимается ПФ), а установление соответствий между прошлым и будущим! Иными словами, трейдеру нужно выявлять не циклы с высокой ценовой корреляцией в прошлом, а циклы, эффективно проецируемые в будущее, то есть такие, которые наделены высокой предикативной способностью. Как вы понимаете, классический спектральный анализ, основанный на преобразовании Фурье, тут мало полезен.Обе обозначенные проблемы: конкретизация циклов во времени и их предикативная эффективность решаются в спектрально-нейросетевом анализе на фондовом рынке с помощью альтернативных техник.В частности, проблему временной актуальности циклов снимает так называемое Wavelet-преобразование. Проблему с выявлением циклов, наделённых высокой предикативностью, можно решить, заменив классический спектр на так называемый Q Spectrum (Q-спектр), в котором преобразование Фурье совмещается с Walk Forward Analysis (форвардным анализом).Об этих самых актуальных направлениях — Wavelet и Q Spectrum — мы расскажем в последующих статьях, посвящённых современному спектрально-нейросетевому анализу.

14 октября, 07:19

Жизнь в условиях Кондратьевской ЗИМЫ

Андрей Кобяков зрит в будущее кондратьевского цикла. фото: архив медиаклуба «Импрессум» «Кондратьевская зима» – не от слова «кондрашка», означающего, как известно, почти летальный исход, а от словосочетания «кондратьевский цикл». Что это такое и почему...

14 октября, 07:12

Инвестиции в циклы (по Кондратьеву)

Инвестиции по циклам Кондратьева кем Владислав | размещено в: Как инвестировать | 10 Доходность инвестиций зависит от ряда факторов: выбор класса активов, выбор отраслей, сегментов и стран и выбор конкретных сделок. Из них самым...

14 октября, 07:05

Пока ЗИМА – но будет и ВЕСНА (по Кондратьеву)

Циклы Кондратьева. Пока Зима, но когда-то будет Весна !!! Очень интересный блог — http://solarcycles.net/2012/10/01/kondratieff-and-solar-cycles/ Насколько я понимаю, Кондратьев прогнозировал поведение западных рынков в большей степени. Циклы Кондратьева. Пока Зима, но когда-то будет Весна !!!...

14 октября, 07:02

Как Америку Кондратьев Хватил

Статья с реакционера.ру В это конечно трудно поверить, но несмотря на полное отсутствие реалистичной информации и какой-либо реальной аналитики в Западных Масс-Медиа, в Америке еще существуют люди, которые помнят, что форма государственного правления в...

14 октября, 06:57

“Зима” по Кондратьеву Н.Д

В терминах волн Кондратьева есть деление циклов развития на Весну (Развитие), Лето (Процветание), Осень (Пик процветания и застой) и Зиму (Экономический упадок). Несмотря на то, что каждый период (сезон) примерно рассчитан на десять лет,...

12 октября, 11:00

Близка ли Россия к коллапсу

«У нас не принято предлагать, принято назначать», — отвечает Сергей Глазьев на вопрос, предлагает ли он Владимиру Путину свою кандидатуру на пост министра финансов или председателя Центробанка. В интервью «БИЗНЕС Online» экономический советник президента России заочно дал бой правительственным либералам, дал оценку выборам, рассказал о том, что американцы прибрали к рукам золотовалютные резервы Украины, и […]

10 октября, 15:00

Что такое техноуклады, и что нам нужно знать о них

Сергей ХапровВсе мы, вышедшие из советской школы, знаем, что прогресс и развитие человечества имеют системный универсальный характер. В результате действия производительных сил увеличиваются избытки, начинается эксплуатация человека человеком и происходит смена общественной экономической формации. Все социальные процессы развития человеческого общества системны, подчиняются универсальным законам и поэтому могут быть определённым образом категоризированы. Если раньше подобной категоризацией занималась политэкономия, то после распада Советского Союза и низвержения учения Карла Маркса эта наука исчезла. Мы стали жить по американскому лекалу, признавая лишь экономику, и тем самым пользуясь ущербной научной мыслью.Уже лет десять-пятнадцать долгосрочное прогнозирование является невозможным, так как система координат, на которую оно опиралось, себя изжила. Сегодня мы должны создавать новую систему координат, на её основе выстраивать новую систему прогнозирования. Сегодня нам как никогда нужна единая научная теоретическая база.Тема техноукладов возвращает нашему сознанию определённую научность и прогнозируемость. Понятие «техноуклады» пока не вошло в привычный научно-экономический мейнстрим. Но это новшество научной мысли и трактовки действительности, и его необходимо осваивать.Само название «техноуклад» очень гармонично. Слово «уклад» - исконно-русское слово. В результате скачкообразного развития возникает очень большой инновационный поток, поэтому на Западе это явление называется не техноуклад, а инновационная волна. Им важнее, что это волны, нам важнее, что это системная законная вещь.Зачем изучать инновационные скачки? На сегодняшний день моя страна, моя цивилизация, в которой я живу, находится не в самой лучшей экономической форме. И соревноваться внутри техноуклада, когда он уже начался, а вы опоздали к его началу – достаточно тяжело, можно не успеть догнать лидеров. Важно научиться определять начало зарождения следующего техноуклада, чтобы аккуратно в него вписываться.Каждый техноуклад питается некой своей энергией, присущей только ему, отличающей его от других укладов. В каждом техноукладе должны быть критические технологии. Наличие критических технологий делает страну лидером. Если у страны много других технологий из будущего, а из этого техноуклада ничего нет – страна лишается первенства и скатывается вниз. Мы очень схематично нумеруем техноуклады, в пределах того периода, который мы рассматриваем. Как понять – наступил новый техноуклад или нет? Он наступил, когда технология просочилась в быт.Первый техноуклад, ступенька №1 – энергия воды. Естественное водяное колесо вдруг резко прибавило эффективности экономике и жизнедеятельности. В России это менее очевидно из-за зимы, в Европе это явление было развито очень широко. Водяное колесо – сразу 2 лошадиных силы, или 30 рабочих рук.Критическими технологиями в первом техноукладе стали ткацкий станок и веретено. На подъёме капитализма Британия своим текстилем завалила весь мир. Начав продавать свои ткани в Индии, англичане обвалили экономику этой страны, заставив умереть от голода несколько миллионов человек. Ткацкий станок настолько повысил эффективность и качество изделий, что ручное ткачество стало бесполезным.Всплеск техноуклада даёт сверхбыстрое развитие. Водяное колесо, например, как современный нам двигатель внутреннего сгорания, сопровождалось большим набором конструкторских школ и инженерных решений.Второй техноуклад – это энергия пара. Согласитесь, что без паровой машины Джеймса Уатта (1769 год) энергия пара почти не использовалась. И, естественно, первая критическая технология в этом техноукладе – машина Уатта, паровой двигатель на 600 человеческих сил. Вторая критическая технология – это коксующийся уголь и возможность производить много дешёвой стали или чугуна. Ведь паровой двигатель – это поезд, а поезд – это железная дорога. Представьте себе рельсы из дорогущего металла, которые проложены на тысячи километров и лежат там без охраны. Именно поэтому важно было научиться очень дёшево производить этот металл.На паровом двигателе работало всё – трактора, локомобиль, корабли, пароход, и т.д. Для нашей страны смена техноуклада началась с Крымской войны, когда против нашего блестящего парусного флота приплыли какие-то плохо пахнущие теплоходы с пушками.Третий техноуклад – энергия электричества. Вы можете себе представить паровой телефон, радио, работающее на угле? Нет. Электричество – это новый прорыв. Это совершенно нового качества военные и гражданские коммуникации, это торговля на бирже между континентами. Российская империя в начале ХХ века подошла к третьему техноукладу с незначительным количеством электростанций и разработанным, но не реализованным планом ГРО. Когда говорят, что «ужасный» коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей страны, я думаю, что если о шестом техноукладе смогу сказать что-то подобное, то буду счастлив. Проблема этой фразы в том, что до 90-х годов её никто не модернизировал, не говорил, что коммунизм – это персональные компьютеры плюс электронные платежи или бригадный подряд плюс компьютер в каждой семье.Электричество привело к модернизации и перераспределению внутреннего пространства завода, появилась возможность выключать, включать станки по мере необходимости. До появления электричества крупные заводы, конечно, были, но они работали на угле: стояла паровая станция, вращался ротор, через ременные передачи, по валам, которые были на разных этажах, станкам передавался импульс. Для подобного устройства требовалось множество вертикальных отверстий, проёмов, которые только способствовали распространению огня в случае пожара. Кризис завода породил Генри Форд, который придумал конвейер, не могущий работать на ременных передачах. Каковы же были критические технологии в этом техноукладе? Во-первых, это была динамо-машина. Обычно никто не продаёт критическую технологию, она же делает лидером своего хозяина. Но в этом техноукладе, изучая технологическую историю нашей страны, мы замечаем странное исключение. В своё время царское правительство наделало огромное количество динамо-машин, большевики их разобрали и выбросили. Когда они спохватились, своего производства машин у них не оказалось. Пришлось покупать у американцев. Днепрогэс большевики строили, используя американские динамо-машины. Это не единственный пример продажи инновационных технологий США Советам. В конце 20-х – начале 30-х годов в Советский Союз поступает огромное количество сложной американской техники. Раньше я полагал, что причина заключается в великой депрессии: Америке было всё равно кому продавать своё оборудование – лишь бы зарабатывать деньги. Теперь я уверен, что США не давала покоя начавшая усиливаться Германия, из-за неё из Советской России необходимо было сделать какой-то противовес, чтобы как-то управлять Европой.Второй критической технологией стало производство цемента. Для возведения любой гидроэлектростанции нужна дамба – миллионы тонн бетона. Если у вас нет цементной промышленности, то у вас нет всеобщей электрификации. С приходом электричества человек перестал быть дневным животным, мы стали круглосуточными животными, что, возможно, и не так хорошо.В четвёртом техноукладе на смену электрической энергии приходит энергия углеводородов. Двигатель внутреннего сгорания – это первая критическая технология. Конечно, двигатель внутреннего сгорания был придуман и запатентован при Наполеоне. Но в приличном, массовом варианте он начал производиться уже при автомобилестроении в начале ХХ века, когда появились Генри Форд, Карл Бенц, Арман Пежо и так далее. Технология может родиться за 100 лет до прихода соответствующего техноуклада. Здесь важно не когда она родилась, а когда стала массовой.Вторая критическая технология четвёртого уклада – это тяжёлая химия. Колёса, шасси, некоторые виды трубопроводов, различные прокладки и т.д. – всё это делается из искусственного каучука, из резины. Если вы не производите её в огромных масштабах, вам даже двигатель внутреннего сгорания не поможет.И если приход третьего техноуклада ознаменовался появлением холодильников и стиральных машин, то четвёртый уклад пришёл, когда каждая семья (в данном случае я говорю о капиталистическом Западе, у нас это было принято в меньшей степени) обзавелась автомобилем, моторной лодкой или даже маленьким самолётом.Говоря о пятом техноукладе, сразу вспоминается понятие «электроника». Это не энергия, поэтому, думаю, наиболее правильным было бы назвать энергией этого техноуклада энергию информации. В этом техноукладе нам важен не процессор, не силикон, важно то, что помимо человека, который до этого в основном производил информацию и потреблял её, вдруг появились средства производства информации невиданного масштаба. В пятом техноукладе на 10 порядков возросло производство информации. Мы получили возможности хранить невероятные архивы. Возникли возможности для статистики. Возникли возможности просчитывать не гениальные, но очень тяжёлые задачи с помощью компьютеров, и человечество начало создавать что-то совершенно иное. Произошёл очень мощный скачок. Информация стала сырьём. Советский Союз именно в этом техноукладе достиг небывалого технологического подъёма, здесь мы стали абсолютной сверхдержавой, хоть и на очень краткий срок. Мы и раньше не были последними – в космос первыми полетели, у нас жили и творили Туполев, Илюшин, мы создали трактор «Беларусь», построили завод ЗИЛ. Треть мира знала это, пользовалась нашим продуктом, мы всё это время были конкурентоспособны. Но в пятом техноукладе мы совершили особенный прорыв, стали первыми. Уже в 40-е или 50-е годы мы занялись электроникой, в 60-е построили в Зеленограде свою кремниевую долину. Мы не только стали раньше всех заниматься программированием кибернетики, но и начали разрабатывать операционные системы и чипы под эти операционные системы – то, что сегодня делают только американцы.Что же случилось, почему произошла остановка в начале 70-х? Смешно вспоминать, как на съездах наши депутаты гордо делились с народом высокими показателями в производстве чугуна… Мы не дали миру никаких брендов в пятом техноукладе, потому что государству этот техноуклад был не интересен. Да, Касперский – выдающийся отечественный программист, он одним из первых подарил миру великолепную антивирусную программу. Но он это сделал без государственной поддержки, став исключением из правил.В пятом техноукладе было две критических технологии из Южной Кореи – это кремниевый чип и тонкая химия (пластик). Компьютеры, видеокамеры, телефоны, пульты управления, всё, чем мы постоянно пользуемся, стало производиться в пластиковом корпусе. Иначе мы не смогли бы пользоваться постоянно этими вещами – было бы тяжело. Поразительно, что при советском интеллектуальном прорыве, когда мы были впереди планеты всей, наши женщины стирали и берегли полиэтиленовые пакеты, потому что это была редкость. При этом где-то в Таджикистане или Узбекистане в горах был построен уникальнейший завод, где учёные научились скапливать лучи солнца для плавки. Это было великое, космическое мероприятие, при котором пластиковых пакетов или пультов мы делать не могли. Этот пример прекрасно иллюстрирует тот факт, что имея технологии более высокого уровня, даже следующих техноукладов, но не имея критической технологии, мы не могли быть конкурентоспособными.Так исторически совпало, что при переходе со второго на третий техноуклад распалась царская Россия, а в самый пик развития пятого уклада и наш Союз приказал долго жить. Было много серьёзных причин для этого, но за сменой техноуклада надо следить. Для разных стран это время потрясений, время прорыва, застоя или упадка.Сегодня мы живём в шестом техноукладе. Здесь нельзя провести строгую временную черту, однако я полагаю, что переход к нему произошёл в 1974-76 годы. Именно в это время были созданы Эппл и Майкрософт (Интел даже в конце 60-х годов). Всем этим компаниям за 40, они немолоды, и уже чувствует себя не очень хорошо.Шестой техноуклад ознаменован энергией частиц, энергией ансамблей. В шестом техноукладе можно делать то же, что и в предыдущих, например, выводить на площади огромное количество людей. Но если в предыдущих техноукладах для вывода людей нужны были большие структуры – партия, религия, философия, где первичные организации структурно, под контролем и под одним лозунгом выводили большое количество людей, то шестой техноуклад позволяет вывести миллион человек на какую-нибудь площадь без всяких партий, когда у каждого есть своя причина выйти и бунтовать. В шестом техноукладе выходит не большинство, а миллион раз по одному человеку.В предыдущих технологиях вы не можете ничего сделать из одного маленького кусочка, состоящего из небольшого количества молекул. Вы берёте заготовку из металла, где триллионы атомов и молекул, ставите станок и убираете всё, что вам не нужно. С 3D-печатью вы берёте капельки, например, металла, и расставляете их в нужные места. Компьютер оснащается 3D-моделью, и по заданному трафарету создаёт продукт. С помощью цифровой модели управления вы заставляете частицы собраться в нужном порядке. Соответственно, шестой техноуклад – это технологии и умения управлять удалёнными объектами, даже не знающими друг о друге, собирать их в новой конфигурации, придавать им новое значение.Странно, но могу констатировать, что Россия чувствует себя в шестом укладе лучше, чем в пятом. Если второй и третьей экономикой мира после США в пятом техноукладе были Япония и Германия, то теперь вы не назовёте ни одной японской или немецкой интернет-программы. Вспомните: Яндекс – это крупнейший поисковик в Европе, Мейл.ру – одна из крупнейших почт, ВКонтакте – до устранения от руководства Дурова крупнейшая в Европе и во многом превосходящая Фейсбук соцсеть. Институт развития к этому не имеет никакого отношения. Как ни странно, в шестом техноукладе мы развиваемся очень мощно без всяких государственных программ. И это вселяет в меня надежду. В шестом техноукладе теория управления, образование в этом управлении и умение его внедрять – крайне важны. Сложность стала огромной. Например, если вы не понимаете значение и принцип работы социальных сетей, то оранжевая революция вам гарантирована. Сегодня запретить социальные сети, Википедию, интернет – это всё равно, что запретить чип, персональный компьютер, факс и телефон. В моей концепции техноуклад – это приливная волна, стихия, которая наступает независимо от вашего желания. Этой волной можно овладеть, подняться на ней невообразимо высоко или, наоборот, можно попасть под неё и уйти ко дну.Приход шестого техноуклада был ознаменован многими вещами, например, гибридной войной. Теперь не обязательно поднимать и куда-то вести одним клином сто тысяч человек. Теперь мы знаем что такое «спецоперация», когда один бомбардировщик прилетает за несколько тысяч километров и с помощью разведчика и спутника разрешает все проблемы. Что такое наступление двумя фронтами? – прошлый век! Для спецоперации нужны вещи, немыслимые и непонятные для пятого уклада – данные разведки, разные уровни доступа, большое количество сенсоров, передача информации, перехват информации, электромагнитная защита от объективных средств наблюдения.На сегодняшний день только мы и американцы обладаем такими технологиями. Но удивительно: овладев очень сложными технологиями, уже применив их в военной сфере, в экономике и социальном управлении, в других областях мы пользуемся достижениями на уровне начала четвёртого техноуклада. Техноуклад – это целостная вещь. Сегодня появились новые корпорации, которые стоят дороже нефтяных компаний, но которые ещё не решают все вопросы. Хотя мы уже наблюдаем, как те же Гугл и Эппл берутся выпускать автомобили с беспилотным управлением, начинают заниматься частной космонавтикой, пытаются делать ракеты. Банки понимают, что скоро им придёт конец. Тем не менее нефтяные, автомобильные компании ещё сильны. К чему они стремятся, но не могут сделать? – электромобили, работающие на аккумуляторах. Критическая технология шестого техноуклада – аккумуляторы. Понятно, что тот, кто делает аккумуляторы для мобильных телефонов, скорее всего и построит электромобиль.Полагаю, сегодня мировое общество находится на переходе из одного состояния в другое. России в этой ситуации крайне важно избежать закукливания в предыдущем техноукладе. Сегодня наша задача искать не происки, не врагов, а внедрять новые технологии. Пусть защитные, пусть ответные – главное, новые.Ещё раз повторю, это очень важно: любой техноуклад требует целостности, поэтому невозможно поменять производство, не поменяв образование, здравоохранение и многие другие вещи. Простой пример: какие виды спорта необходимо было пропагандировать в четвёртом укладе? Наши любимые: футбол, хоккей, пятиборье. Вам нужна физическая выносливость, чтобы что-то подтащить к станку; вам нужно точно выстрелить или далеко бросить гранату; вам необходима организация, чувство команды... Сегодня, простите, это всё не актуально. Здоровье необходимо каждому человеку, но поддерживать его нужно и можно в шестом укладе, используя новейшие технологии, а не стадионы и мячи.Если русский человек понимает, что ему нужно, он включается в стремление к этому. У нас мобильные телефоны покупают даже те, у кого нет денег, даже студенты. Они год живут на макаронах, но покупают себе айфон. Потому что он даёт возможности. Если интересы наших граждан совпадают с тем, что выбрала элита, русские обгоняют всех. Источник

29 сентября, 07:55

Сергей Глазьев: «Признать США агрессором и отказаться от использования доллара»

«У нас не принято предлагать, принято назначать», — отвечает Сергей Глазьев на вопрос, предлагает ли он Владимиру Путину свою кандидатуру на пост министра финансов или председателя Центробанка. В интервью «БИЗНЕС Online» экономический советник президента России заочно дал бой правительственным либералам, дал оценку выборам, рассказал о том, что американцы прибрали к рукам золотовалютные резервы Украины, и похоронил надежды на дорогую нефть.

18 августа, 13:35

Введение в циклы Кондратьева

Наш мир не стоит на месте. Меняются технологии, меняются деньги, устаревают методики расчёта чего-либо. Некогда могучие империи рушатся и уходят в небытие, а другие страны со временем вырываются в мировые лидеры… Чтобы доказать существование больших циклов должно проследить, по меньшей мере, четыре из них, для чего потребуется примерно двести лет ценовой статистики, да ещё собранной в сопоставимых рыночных условиях. Но есть ли у нас такая статистика и можно ли ей доверять? Так, ценовая история по золоту и валютным курсам, по сути, начинается только в 70-х годах XX века. Котировки нефти и индекса S&P500 доступны с 1861-го и 1871-го годов соответственно, но их нельзя считать показательными, поскольку чёрное золото тогда не имело большого значения для экономики, а индекс не отражал динамику капитализации рынка. Так или иначе, но единственные данные, которые заслуживают нашего внимания, это статистика по индексу потребительских цен (рисунок 1). Рисунок 1 — динамика индекса потребительских цен (CPI) в США. красная линия — изменения год к году, синяя — среднее изменение за 11 лет. Как видно из графика, в истории США было только шесть инфляционных ударов и все они пришлись на хорошо известные исторические события — войну за независимость (1775-1783), англо-американскую войну (1812-1815), гражданскую войну (1861-1865), первую и вторую мировые войны и, разумеется, на нефтяной кризис 70-х. В общем, чтобы оспорить теорию циклов, достаточно считать генерацию войн случайной, хотя логика исторического процесса подсказывает, что это не совсем так. Каждый поклонник Civilization — а её сейчас проходят во всех американских школах — хорошо знает, что военные амбиции, как правило, появляются у государства в тот момент, когда оно обладает свободными производственными мощностями, не имея для дальнейшего развития никакого технологического задела или же неосвоенных ресурсов. Таким образом, если экономические циклы действительно существуют, то именно они порождают военные конфликты, но никак не наоборот. Рисунок 2 — динамика индекса розничных цен (RPI) в Британии. красная линия — изменение год к году, синяя — среднее изменение за 11 лет. На рисунке 2 показаны темпы роста индекса розничных цен в Британии с 1600-го года. Тут видно, что цикличность как таковая проявилась только в начале XIX века, то есть после окончания промышленной революции и выхода мировой экономики из мальтузианской ловушки. В дальнейшем инфляционные циклы в Британии по фазе и периоду совпадали с американскими, хотя пик середины XIX века на фоне относительного геополитического спокойствия был не столь ярко выражен. Кроме индекса CPI, наши расчёты можно вести и на основе дефлятора ВВП, который, на первый взгляд, подходит нам куда больше из-за своей независимости от волатильных импортных цен и возможности учитывать те товары и услуги, которые производились только в одном историческом периоде. Впрочем, какой-то принципиальной разницы в характере циклов я не заметил даже в Британии, которая зависит от импорта весьма прилично (рисунок 3). Наше право использовать любую из этих двух величин. Рисунок 3 — динамика дефлятора ВВП в Британии. красная линия — изменение год к году, синяя — среднее изменение за 11 лет. Полный текст: http://zmey.club/research/42-vvedenie-v-cikly-kondrateva.html

16 августа, 09:40

Иммануил Валлерстайн. Структурный кризис, или Почему капиталисты могут считать капитализм невыгодным

Господство капиталистических отношений в мире давно стало привычной реальностью, и то, что она может измениться, кажется почти невероятным. Может ли капитализм изжить себя и какая система в этом случае придет ему на смену? В книге «Есть ли будущее у капитализма?» пять социологов истории излагают свои пять теорий, объясняющих, отчего может рухнуть капитализм (Валлерстайн и Коллинз), как и почему капитализм может сохраниться (Манн и Калхун), откуда взялись коммунистические режимы в России и Китае и почему они окончились столь по-разному (Дерлугьян). «Дискурс» публикует главу Иммануила Валлерстайна «Структурный кризис, или Почему капиталисты могут считать капитализм невыгодным», которая и тревожит, и обнадеживает одновременно.

05 августа, 18:56

Впишется ли Россия в будущее?

Максим Калашников: «Если ты сам не создашь свое будущее, ты попадешь в чужое Завтра»

14 июня, 11:43

Шестой большой цикл Кондратьева в развитии мировой экономики вступает в силу

Аннотация В работе дан анализ современного состояния мировой экономики и краткосрочный прогноз ее развития. Показано, что США и другие наиболее развитые страны прошли дно кризисного падения в 2013 г. и в настоящее время начали медленный и неровный подъем на повышательной волне 6-го большого цикла Кондратьева (БЦК). В 2016-2017 гг. экономики развитых стран испытают относительно небольшой спад, обусловленный третьей фазой глобального финансового кризиса, а затем начнут переход на траекторию устойчивого развития с потенциальными темпами роста. Экономики развивающихся стран продолжат происходящее пятый год подряд замедление и в 2016-2017 гг. из-за снижения цен на сырьевые биржевые товары и возросшего давления долларовой долговой нагрузки. Авангардные развивающиеся страны – Китай и Индия будут демонстрировать достаточно высокие устойчивые темпы роста, хотя экономика Китая будет плавно замедляться, а экономика Индии – понемногу ускоряться. Мировая экономика, следуя за экономиками развивающихся стран, на которые в настоящее время приходится 70% её ежегодного прироста, будет также замедляться, причем темпы её роста снизятся до уровня ниже 3% в год, но не ниже 2,5%. По определению МВФ, это означает рецессию мировой экономики. Дно замедления темпов роста мировой экономики будет достигнуто в 2017-2018 гг., а затем начнется новое ускорение темпов роста мировой экономики на повышательной волне 6-го БЦК (2018-2050 гг.). Для скорейшего и уверенного выхода из третьей фазы мирового финансового кризиса требуются кооперативные меры развитых и развивающихся стран в рамках G20 по стимулированию глобального спроса, мировой торговли и справедливого решения долговой проблемы развивающихся стран. Введение Мировая экономика, начиная с 2008 года, переживает очередной системный циклический кризис, связанный со сменой длинных волн экономического развития Кондратьева [Кондратьев, 1925, 2002], сменой действующего 5-го технологического уклада (ТУ), основанного на кремниевой полупроводниковой микроэлектронике [Глазьев, 1993, 2010]. Посткризисная депрессия, охватившая развитые страны, как и предсказывалось нами [Акаев, Пантин, Айвазов, 2009], обещает быть затяжной и, скорее всего, продлится до 2017–2018 гг., когда ожидается начало нового подъема мировой экономики (см. рис. 1), на повышательной волне 6-го БЦК (2018-2040 гг.). Предполагается, что инновационные технологии 6-го ТУ будут играть ключевую роль в выходе из нынешнего финансово-экономического кризиса и в последующем новом подъеме мировой экономики. Базисные инновационные технологии 6-го ТУ – NBIC-технологии [Глазьев, 2010; Казанцев и др., 2012; Ковальчук, 2011; Рудской, 2007; Прайд, Коротаев, 2008] станут устойчивыми источниками экономического роста и повышения конкурентоспособности экономик развитых стран.По другой версии речь идет о МАНБРИК-технологиях (комплексе, включающем в себя медицинские, аддитивные, нано- и биотехнологии, робототехнику, информационные и когнитивные технологии) (см., например: [Гринин, Коротаев, 2015а]). Рис. 1. Динамика темпов роста мирового ВВП в период с 2004 по 2015 г. с нашим прогнозом до 2020 года, % в год (источник фактических данных:[IMF, 2016]) В 2013 г., впервые после краткого периода восстановительного роста 2010 года, последовавшим за финансово-экономическим кризисом 2008–2009 гг., началось оживление в экономиках ряда развитых стран (см. Рис. 2): Рис. 2. Динамика темпов роста ВВП экономически развитых стран1 в период с 2004 по 2015 г., % в год (источник данных:[IMF, 2016]) В 2014 году в экономике США темпы роста составили 2,4%, а в 2015 г. – 2,5%, в сравнении с 1,5% в 2013 г. (см. Рис. 3): Рис. 3. Динамика годовых темпов роста ВВП США в период с 2004 по 2015 г., % в год (источник данных:[IMF, 2016]) Инвестиции возвращаются в экономику еврозоныи она также начинает восстанавливаться благодаря росту внутреннего спроса. Локомотив еврозоны – экономика Германии встала на путь устойчивого подъема и в 2014 г. ее рост составил 1,6%, против 0,2% в 2013 г., а в 2015 г. прирост составил 1,5% (см. Рис. 4). Рис. 4. Динамика годовых темпов роста ВВП Германии в период с 2004 по 2015 г., % (источник данных:[IMF, 2016]) На Востоке, в крупнейшей японской экономике два года подряд (2012–2013 гг.) наблюдались темпы роста на уровне 1,5% после долгих лет стагнации, а в 2014 г. они снизились до уровня –0,1%, но по итогам 2015 г. темпы роста ускорились до уровня 0,6%. Рис. 5. Динамика годовых темпов роста ВВП Японии в период с 2004 по 2015 г., % (источник данных:[IMF, 2016])   В 2016 г. экономики Германии и Японии продолжают расти, хотя и незначительно. Начавшееся оживление мировой экономики – это прелюдия к устойчивому росту, который начнется, по нашим прогнозам, примерно в 2017–2018 гг. (см. рис.1) и продолжится вплоть до 2040 г., если не помешают какие-либо глобальные катастрофы или войны. Еще в 2009 г., сразу после мирового финансово-экономического кризиса, в работе [Акаев, Пантин, Айвазов, 2009] был дан прогноз о том, что он будет сопровождаться затяжной депрессией, характерной для периода смены больших кондратьевских циклов экономической конъюнктуры, а также смены технологических укладов [Глазьев, 1993], и что рецессия достигнет дна в 2013–2014 гг., а затем начнется оживление, которое перерастет в устойчивый долговременный экономический подъем в 2017–2018 гг., с началом повышательной волны 6-го БЦК (2018–2050 гг.). Этот прогноз до сих пор реализуется достаточно хорошо применительно к наиболее экономически развитым странам мира (см. выше Рис. 2). Отметим, что нынешнее оживление началось в экономиках развитых стран и связано оно с началом освоения инновационных продуктов на основе NBIC-технологий (нано-, био-, информационных и когнитивных технологий), которые станут ядром грядущего 6-го ТУ2. Итак, мы убеждаемся в том, как безотказно работает принцип, сформулированный выдающимся немецким экономистом Г. Меншем в период мирового экономического кризиса 70-х годов: «инновации преодолевают депрессию» [Mensch, 1979]. Следовательно, локомотивами повышательной волны 6-го БЦК в развитии мировой экономики станут наиболее развитые страны – США, ЕС, Япония и Корея, которые признаны лидерами в исследовании и разработке NBIC-технологий. Вместе с тем, необходимо иметь в виду, что в последние годы, центр глобальной изобретательской активности смещается в Восточную Азию, где в настоящее время каждый год выдается больше патентов на разного рода изобретения, чем во всем остальном мире вместе взятом (см. Рис. 6): Рис. 6. Динамика числа патентов, выдаваемых ежегодно в разных макрорегионах мира (источник данных:[WIPO, 2016]) При этом важный вклад в лидерские позиции Восточной Азии вносят не только Япония и Корея (где в 2014 году было запатентовано больше изобретений, чем во всей Европе вместе взятой3). Очень большой вклад туда вносит и Китай, который в 2014 году по числу запатентованных там изобретений догнал Японию, а Европу обошел почти в два раза (см. Рис. 7): Рис. 7. Динамика числа патентов, выдаваемых ежегодно в некоторых странах мира, а также в Европейском патентном бюро (источник данных:[WIPO, 2016]) Понижательная стадия 5-го большого цикла Кондратьева В работе [Акаев, 2013] было показано, что начало 5-го БЦК датируется 1982 г.4 Действительно, в 1982 г. наблюдалось оживление в мировой экономике, которое переросло в самый продолжительный на протяжении пятой кондратьевской волны двенадцатилетний период (1982–1994 гг.) стабильного и достаточно быстрого экономического роста с ежегодными темпами в 3-4%. В этом периоде превалировали инвестиции в основной капитал. Далее, в период 1996–2006 гг. наблюдалось подлинное процветание, когда темпы роста производительности труда почти в два раза превысили аналогичный показатель для предшествовавшего периода 1985–1995 гг. В 2006–2007 гг. уже начался спад темпов роста в странах ОЭСР (см. выше Рис. 2), что означало переход от повышательной стадии 5-го БЦК к понижательной. Таким образом, 2006 г. стал верхней поворотной точкой 5-го БЦК. Продолжительность повышательной стадии 5-го БЦК, как и следовало ожидать, составила 24 года. Не прошло и трех лет, как разразился мировой финансово-экономический кризис 2008-2009 гг., который по своей глубине напомнил кризис 1929 г., предшествовавший Великой депрессии 1930-х годов, и поэтому был прозван "Великой рецессией". Кризис случился как раз в фазе депрессии жюгляровского цикла, начавшего свой подъем после предыдущего локального кризиса 2001 года, охватившего информационные общества и отрасли экономики знаний. Продолжительность предстоящей депрессии была оценена в 9-11 лет. Следовательно, ожидалось, что примерно в 2018-2020 гг. начнется повышательная стадия 6-го БЦК. Начало понижательной стадии 5-го БЦК, датированное 2006 г., подтверждается также динамикой технического прогресса и инвестиций. Так, например, рост совокупной производительности факторов (СПФ), который обычно принято называть техническим прогрессом, в США, – бесспорном технологическом лидере мира, начал снижаться еще в 2003 году [ПРМЭ, апрель 2015 г., с. 103]. Именно тогда стало убывать исключительное по своей силе воздействие на рост мировой экономики со стороны ИКТ (информационно-коммуникационных технологий), как технологии общего назначения, наблюдавшееся в период с 1990-х годов по начало 2000-х годов [Перминов, 2007]. Однако к середине 2000-х годов ускоренный рост СПФ в ИКТ закончился. Производство и капиталовооруженность в секторе заметно снизились в годы предшествовавшие мировому финансовому кризису 2007-2008 гг. [ПРМЭ, апрель 2015, с.107]. Все это означает, что ИКТ как одна из магистральных базисных технологий 5-го БЦК исчерпала свои потенциальные возможности для дальнейшего повышения СПФ, что, в свою очередь, свидетельствует о завершении повышательной стадии 5-го БЦК и о начале поиска новых базисных технологий. Рис. 8. Динамика доли инвестиций (%) в ВВП развитых и развивающихся стран, 1990–2014 гг. (источник данных:[World Bank, 2016])   Вместе с тем, как было показано в работе [Акаев, Рудской, 2013], ИКТ будут служить магистральной инфраструктурой для внедрения базисных инноваций 6-го БЦК, т.е. мостом, связывающим 5-й и 6-й БЦК. Поэтому очень важно всемерно поддерживать дальнейшее развитие ИКТ, поскольку увеличение инфраструктурного капитала для продвижения инновационных технологий будет положительно влиять на рост СПФ в долгосрочной перспективе. О начале поиска новых базисных инноваций свидетельствует резкое снижение инвестиций в основной капитал после 2006 г. в наиболее развитых странах (см. выше Рис. 2). Они сократились в среднем на 25% в начале кризиса и с тех пор практически не восстановились. В странах с формирующимся рынком и развивающихся странах (см. там же) после бума 2000-х годов рост инвестиций не прерывался и в кризис. Это вполне естественно, поскольку в развивающихся странах кондратьевские циклы запаздывают по отношению к соответствующим циклам в развитых авангардных странах. Некоторое снижение уровня инвестиций в развивающихся странах после 2012 года лишь частично отражает общую слабость экономической активности, сложившуюся вследствие финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. В основном оно объясняется снижением экспортных цен на биржевые товары, ухудшением внутренней и внешней финансовой конъюнктуры, сокращением притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ), вызванными второй волной мирового финансового кризиса, начавшегося с крушения фондовых рынков 4 августа 2011 г. Начало второй фазы глобального финансового кризиса Дата начала второй волны глобального финансового кризиса была предсказана исследовательской группой авторов ещё в 2010 г. за 9 месяцев до наступления самого кризиса [Акаев, Садовничий, Коротаев, 2010] с удивительной точностью: прогнозные расчеты указывали на 3 августа 2011 г. В серии работ, написанных исследовательской группой авторов [Акаев, Садовничий, Коротаев, 2010; Akaev, Fomin, Tsirel, Korotayev, 2010; Акаев, Садовничий, Коротаев, 2011; Akaev, Fomin, Korotayev, 2011; Akaev, Sadovnichy, Korotayev, 2012], было установлено, что предвестником глобальных циклических финансово-экономических кризисов является взрывной рост цен на такие высоколиквидные биржевые товары как нефть и золото, связанный со спекулятивным надуванием пузырей и последующим их лопанием [Акаев, Садовничий, Коротаев, 2010]. Далее было показано, что стохастический взрывной рост цен хорошо описывается с помощью ускоряющихся лог-периодических колебаний, накладывающихся на взрывной возрастающий тренд, описываемый степенной функцией с квазисингулярностью в конечный момент времени [Акаев, Садовничий, Коротаев, 2011]. Таким образом, для прогноза даты кризиса оставалось оценить координату точки сингулярности. Причины и возможные последствия второй волны финансового кризиса 2011 года были подробно рассмотрены нами в работе [Акаев, Коротаев, Фомин, 2012]. Было показано, что сверхмягкая денежная политика США и (в гораздо меньшей степени) других мировых держав, проводившаяся во время кризиса для спасения финансовой и банковской системы, а в посткризисный период – для оживления и подъема экономики, способствовала невиданному росту мировых цен на биржевые товары. Существенная часть этих дешевых денег шла на товарные биржи, надувая "сырьевые пузыри", лопание которых в 2011 г. вызвало нестабильность и замедление мировой экономики. Несмотря на быстрое и уверенное восстановление от глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг., развивающиеся страны после событий 2011 года оказались в состоянии заметного замедления роста. Рис. 9. Динамика темпов роста ВВП экономически развитых и развивающихся стран в период с 2004 по 2015 г. (источник данных:[IMF, 2016]) Средние темпы экономического роста развивающихся стран в 2013 г. были на 1,5 процентных пункта ниже, чем в 2010-2011 гг., когда посткризисное восстановление экономики в этих странах достигло своего пика. Причем, это замедление было практически одновременным и коснулось оно подавляющего большинства развивающихся стран. Начавшись во второй половине 2011 г. уже к середине 2012 г. замедление экономического роста охватило свыше 4/5 всех развивающихся стран. Следствием первой фазы кризиса стало резкое ухудшение условий жизни людей в развитых и развивающихся странах. Все это вызвало массовые социальные протесты в ряде развитых стран, а во многих развивающихся странах Ближнего Востока и Северной Африки оно оказалось столь мощным, что внесло заметный вклад в генерирование социальных потрясений, вошедших в историю под названием "арабских революций" (см., например: [Коротаев, Зинькина, 2011; Коротаев и др., 2012; Гринин, Исаев, Коротаев, 2015]). Накануне начала второй волны глобального кризиса наблюдался взрывной рост мировых цен на золото и иные драгметаллы, продовольствие и энергоносители, а также другие биржевые товары. О лопании наиболее важного "золотого пузыря" в августе 2011 г. уже было сказано выше. Было также замечено свойство синхронизации процесса лопания на различных рынках биржевых товаров, что привело к синхронизации банкротств предприятий и некоторого замедления роста экономик развивающихся стран, тесно связанных с международной торговлей биржевыми сырьевыми товарами. Поскольку синхронное лопание множества пузырей и соответствующее банкротство многочисленных предприятий приводят к нарушению сложившихся торгово-экономических цепочек, то вполне предсказуемо все это привело также к резкому падению темпов роста мировой торговли. Впервые за последние 30 лет они сравнялись с темпами роста мировой экономики, как это видно из табл.1. Таблица 1 Динамика развития мировой экономики и торговли, отдельных государств и групп стран в 2010-2015 г., с прогнозом МВФ до 2020 года (темпы роста даны в процентах)   Годы/% факт ПрогнозМВФ 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 Темпы роста мировой экономики 5,4 4,2 3,4 3,3 3,4 3,1 3,6 3,8 3,9 4,0 4,0 Темпы роста мировой торговли 12,5 6,7 2,9 3,3 3,3 3,2 4,1 4,6 4,6 4,7 4,6 Темпы роста экономики развитых стран 3,1 1,7 1,2 1,1 1,8 2,0 2,2 2,2 2,2 2,0 1,9 Темпы роста экономики развивающихся стран 7,5 6,3 5,2 5,0 4,6 4,0 4,5 4,9 5,1 5,2 5,3 Темпы роста экономики США 2,5 1,6 2,2 1,5 2,4 2,6 2,8 2,8 2,7 2,2 2,0 Темпы роста экономики Германии 3,9 3,7 0,6 0,4 1,6 1,5 1,6 1,5 1,3 1,3 1,3 Темпы роста экономики Великобритании 1,9 1,6 0,7 1,7 3,0 2,5 2,2 2,2 2,2 2,2 2,1 Темпы роста экономики Японии 4,7 -0,5 1,7 1,6 -0,1 0,6 1,0 0,4 0,7 0,9 0,7 Темпы роста экономики Китая 10,6 9,5 7,7 7,7 7,3 6,8 6,3 6,0 6,1 6,3 6,3 Темпы роста экономики Индии 10,3 6,6 5,1 6,9 7,3 7,3 7,5 7,5 7,6 7,7 7,7 Источник: World Economic Outlook URL: http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/02/weodata/index.aspx (дата обращения: 27.03.16). Действительно, темпы роста мировой торговли в последние годы были существенно ниже среднегодовых темпов роста за последние 20 лет. Главной причиной падения темпов роста торговли явилось замедление развития всей мировой экономики, пока ещё не преодолевшей последствия глобального кризиса 2008-2009 года. Именно после кризиса произошло резкое замедление роста мирового товарооборота. С 1980 по 1993-й годы, на повышательной волне 5-го БЦК, мировая торговля росла очень быстро: на 4,7% в год против 3% в год роста мирового ВВП, с коэффициентом эластичности равным 1,6. А с 1994 по 2007-й годы глобальная торговля росла уже в два раза быстрее чем мировое производство. Это подтверждается также данными МВФ [ПРМЭ, апрель 2015, с.44]: в 1986-2000-х годах увеличение мирового реального ВВП на 1 процент было связано с увеличением объема мировой торговли на 2,2 процента. Эта эластичность была значительно выше, чем в предыдущий (1970-1985 гг.) и последующий (2001-2013 гг.) периоды, когда эластичность глобальной торговли составляла 1,3. Нынешнее падение глобального товарооборота – главная угроза для развивающихся экономик. Поэтому все меры, способствующие росту глобальной торговли, будут содействовать скорейшему выходу мировой экономики из кризиса. Как видно из табл. 1, по мнению экспертов МВФ, темпы роста мировой торговли достигли дна в 2015 г. и по прогнозам международных финансовых институтов в 2016 г. заметно вырастут, а в 2017 г. – ускорятся. Следовательно, по мнению МВФ, глобальная торговля в ближайшие годы будет способствовать росту экономик развивающихся стран и в целом мировой экономики, которые в 2015-2016 гг. имеют самые низкие темпы роста после кризиса 2008-2009 гг. Однако, пока коэффициент эластичности торговли не превысит 1,6 или темпы роста торговли не превысят 5,7-6%, она не станет основным локомотивом роста. Что же касается лидера развитых стран – США, то её экономика прошла дно кризиса ещё в 2013 г. (тогда наименьшие темпы роста составили 1,5%) и начала переход на траекторию устойчивого роста с потенциальными темпами, который скорее всего прервется в 2016-2017 гг. из-за среднесрочного жюгляровского кризиса. Однако уже в 2018 году темпы роста могут превысить 2,6%, возвращая экономику на траекторию устойчивого роста. Таким образом, мы переживаем момент, когда завершается 5-й БЦК и начинается 6-й БЦК. Если отсчет начала БЦК вести с нижней поворотной точки, по схеме предложенной выдающимся американским экономистом – одним из пионеров в исследовании экономических циклов – У. Митчеллом [Mitchell, 1930], то табл. 1 позволяет предполагать, что БЦК для наиболее развитых стран мог стартовать уже в 2013 г. О третьей фазе глобального финансового кризиса и его причинах   Выше мы отметили, что развитые экономики, в частности экономика США, ожидает третья фаза кризиса, обусловленная среднесрочным жюгляровским кризисным спадом. Развивающиеся страны также ожидает встреча с риском третьей фазы кризиса, связанным с долговой проблемой, о чем мы писали еще в 2012 г. [Акаев, Пантин, 2012]. Группа специалистов компании "GoldmanSachs" во главе с главным аналитиком мировых фондовых рынков П. Оппенгеймером в октябре 2015 г., анализируя замедление экономического роста в Китае и других развивающихся странах, пришли к выводу о том, что налицо признак третьей волны мирового финансового кризиса. Они утверждают, что третья волна кризиса является порождением первых двух волн – обвала крупнейших банков в США и ЕС, а также кризиса суверенных долгов в Евросоюзе. По их версии, события развивались по следующему сценарию: в ответ на два первых долговых кризиса центральные банки (ФРС, ЕЦБ и другие ЦБ) резко снизили учетные ставки, чем воспользовались инвесторы, которые начали активно кредитовать развивающиеся рынки и прежде всего китайские. Большинство долгов китайских компаний накопилось именно после кризиса 2008-2009 гг., когда власти Китая начали активно расширять кредитование, чтобы поддержать быстрый экономический рост в условиях глобального финансового кризиса. В результате, в развивающихся странах накопился огромный долларовый долг и он продолжает расти, что становится поводом для беспокойства уже в глобальном масштабе. Долларовая задолженность, как в форме взятых в долларах кредитов иностранных банков, так и в форме выпущенных компаниями из развивающихся стран облигаций, номинированных в долларах, более чем удвоилась за последние 5 лет и достигла 3,3 трлн долларов к началу 2016 г. Теперь, когда доллар укрепляется, а инвесторы сбрасывают сырьевые активы, принадлежавшие развивающимся странам, предприятиям из развивающихся стран становится все труднее обслуживать долги и изыскивать средства под крупные проекты. Проблема погашения долларовой задолженности компаний из развивающихся стран стала обостряться в конце 2014 г. Небольшое усиление доллара вызвало значительное падение национальных валют, что осложнило компаниям обслуживание долга. Компании начали экономить, сокращать работников. В результате, рост ВВП в развивающихся странах заметно затормозился. В итоге, наблюдается замедление темпов роста экономик развивающихся стран и мировой экономики в целом. Совокупный долг правительств, домохозяйств, корпоративного и финансового секторов в развивающихся странах вырос только в 2015 году на 1,6 трлн долларов и достиг 62 трлн долларов, превысив на 210% объем их совокупного ВВП. Развитые страны, напротив, сократили размер совокупного долга на 12 трлн долларов, снизив общий объем долга до 175 трлн долларов США. Указанные выше циклопические объемы долгов, как в развивающихся, так и в развитых странах, сильно ограничивают возможности для текущих заимствований с целью поддержания дальнейшего экономического роста. По данным IIF (Институт международных финансов), компании из развитых стран сократили задолженность в 2015 г. всего на 0,4 процентных пункта до 87,4% ВВП, а из развивающихся стран, напротив, увеличили на 6,7 процентных пункта до 101,3%. Совокупный корпоративный долг в первых 19 развивающихся странах превысил 25 трлн долларов США. Корпоративный долг в наименее развитых странах с формирующимся рынками после кризиса 2008–2009 гг. утроился, составив 2,6 трлн долларов США. В 2016 г. и в последующие три года заемщикам всех категорий в развивающихся странах придется особенно интенсивно погашать облигации и кредиты, указывает IIF. Только с апреля по декабрь 2016 г. им необходимо выплатить 730 млрд долларов, а в 2017 г. – более 900 млрд долларов США. Значительное снижение темпов роста мировой экономики и торговли в сочетании с огромными размерами накопленных долгов создает предпосылки для нового глобального кризиса – третьего по счету после Великой рецессии 2009 г. Известные американские экономисты Кармен Рейнхарт и Кеннет Рогофф утверждают, что после достижения определенного уровня государственный долг, как правило, замедляет темпы экономического роста. По их расчетным оценкам, таким критическим уровнем госдолга является показатель 90% ВВП: в этом случае существенная доля расходов бюджета уходит на погашение процентов и выплату старых долгов вместо инвестиций в инфраструктуру и развитие. Как мы видели выше, подавляющее большинство развивающихся стран уже находится в опасной зоне, а развитые страны приближаются к ней. Как известно, с любыми долгами проще расплачиваться в условиях растущих доходов. Когда уровень задолженности зашкаливает за критическую отметку, то и не происходит достаточного роста доходов, который бы позволял избавляться от долгов. Так что ныне растет риск массовых дефолтов, которые могут стать причиной нового кризиса. В этой связи, в докладе ЮНКТАД о торговле и развитии за 2015 г. зависимость мировой экономики от кредитов справедливо названа "нездоровой". В нем отмечается, что если мир не перейдет к справедливому урегулированию "долговой" проблемы, то в обозримом будущем непременно произойдут новые кризисы суверенных долгов, как это было в недавнем прошлом с Грецией. По данным ЮНКТАД, уровень глобальной задолженности увеличился с предкризисного 2007 г. (142 трлн долл.) к концу 2015 г. (199 трлн. долл.) в 1,4 раза, превысив мировое ВВП (77,3 трлн. долл.) в 2,6 раза. Если мы заглянем в ближайшее будущее, то увидим следующую картину – укрепляющийся доллар, низкие цены на биржевые сырьевые товары и медленный экономический рост как в развитых так и развивающихся странах. В таких условиях большинству компаний в мире будет очень трудно привлечь необходимые финансовые ресурсы, чтобы расплатиться по просроченным банковским кредитам, поэтому будет повышаться риск корпоративных дефолтов в 2016 году. А это безусловно вызовет дальнейшее замедление мировой экономики и нестабильность на финансовых рынках. Таким образом, мировой экономический рост в настоящее время находится ниже своей потенциальной динамики, что вызвано продолжением болезненного процесса снижения уровня долговой нагрузки – сначала в США, затем в Евросоюзе, а теперь в чрезмерно закредитованных развивающихся стран. Также наблюдается сокращение спроса, как в развитых, так и в развивающихся странах, а это не может не затронуть международный товарооборот. Тревогу вызывает то обстоятельство, что замедление роста мировой экономики и торговли сопровождается усиленным замедлением роста доходов населения, что чревато всплесками социального недовольства. Похоже, что мир вступает в третью фазу мирового кризиса после первой фазы в США и Великобритании (2008-2009 гг.) и второй – в еврозоне и развивающихся рынках (2011-2012 гг.). Третья фаза будет во многом спровоцирована огромными долгами, как в развитых, так и развивающихся странах, а также избыточными неэффективными инвестициями и производственными мощностями в развивающихся странах, в особенности в Китае. О наступлении затяжного периода укрепления доллара США и низких цен на сырьевые товары Ко всем вышеприведенным аргументам остается добавить самый весомый – это начавшееся в 2014 г. укрепление доллара США. Причем, после длительного периода дешевого доллара (2000–2013 гг.) наступает период сильного доллара, который обычно длится 8-10 лет. Подорожание доллара вслед за ростом процентной ставки в США создает ряд проблем для развивающихся стран. Во-первых, капитал из развивающихся рынков уходит на американский рынок. Во-вторых, развивающимся странам становится труднее обслуживать подорожавший долларовый долг и брать новые кредиты на развитие, поскольку рост процентной ставки в США вызовет общее подорожание кредита в мире. В-третьих, когда укрепление доллара продолжалось в течение длительного периода, времени цены на биржевые сырьевые товары, как правило, имели тенденцию к снижению. Дело в том, что как только уверенность инвесторов в укреплении доллара США восстанавливается – непроизводительные активы начинают терять в цене. Нефть, золото и другие сырьевые товары являются индикаторами силы или слабости доллара. Поскольку американский доллар теперь вступил в длительный цикл удорожания, который будет длиться по крайней мере до 2025 г., то наступает столь же затяжной период низких или умеренных цен на сырьевые товары, которые являются основными активами большинства развивающихся стран. Следовательно, низкие цены на сырьевые товары станут сильным фактором снижения потенциальных темпов экономического роста развивающихся стран в среднесрочном периоде. Реальные цены на многие биржевые товары, особенно металлы, снизились с пиковых значений, достигнутых в 2011 г. Например, цены на металлы снизились в 2015 г. более чем на 20% и ожидается дальнейшее снижение в 2016 г. примерно на 10%. Цены на продовольствие в 2015 г. снизились на 16%, а в 2016 г. ожидается снижение ещё на 5%. Причем, если снижение цен на нефть связано с её перепроизводством и укреплением доллара США, то снижение цен на металлы в большей степени связано с переходом Китая к новой модели экономического роста. Действительно, доля Китая в мировом потреблении металлов в последние годы составляла более 50%, поэтому замедление экономического роста в Китае играет ключевую роль в снижении цен на металлы и эта тенденция надолго. Итак, восходящая фаза (1998-2011 гг.) сырьевого суперцикла завершена. Завалился практически весь сырьевой комплекс, в особенности металлы. Широкий сырьевой индекс S&PGSCI упал в июле 2015 г. на 13,6% и обновил минимум 2002 г. Предыдущее дно наблюдалось в 1998 г., до него ещё 30% падения. МВФ в конце 2015 г. пересмотрел свой прогноз роста мировой экономики на 2016-й год из-за снижения сырьевых цен и ухудшил его [ПРМЭ, октябрь 2015 г.]. МВФ также считает, что период низких цен на сырьевые товары будет затяжным, и адаптироваться к ним придется всему миру. МВФ видит наихудшие перспективы у стран-экспортеров сырьевых товаров. Темпы экономического роста стран, экспортирующих сырьевые товары, по расчетам специалистов МВФ, в 2016–2017 гг. будут ежегодно сокращаться на 1 процентный пункт, а в странах, экспортирующих энергоносители, – на 2,25 процентных пункта [ПРМЭ, октябрь 2015 г.]. Поскольку это замедление является не только циклическим, но и структурным, МВФ полагает, что экономическая политика должна быть нацелена прежде всего на повышение инвестиций в инновации, т.е. на ускорение роста производительности. Циклическая смена периодов высоких и низких цен на сырьевые товары подтверждается теорией БЦК [Акаев, Садовничий, Коротаев, 2010]. К. Марчетти и Н. Накиценович впервые обратили внимание на периодически повторяющиеся резкие скачки в ценах на доминирующие энергоносители, которые совпадают с периодом смены больших кондратьевских циклов [Marchetti, Nakicenovic, 1979]. Эти всплески цен длятся обычно около 10–12 лет и знаменуют собой начало важного структурного сдвига в энергопотреблении. Мы показали [Акаев, Садовничий, Коротаев, 2010], что эти всплески цен являются предвестниками глобальных циклических кризисов в мировой экономической и финансовой системе. Действительно, когда мировая экономика находится на повышательной волне кондратьевского цикла, благоприятная конъюнктура мирового рынка постоянно повышается, и цены на нефть в соответствии с теорией кондратьевских волн находятся на низком стационарном уровне, определяемом ценой производства и транспортировки. Но как только происходит значительное ухудшение конъюнктуры мирового рынка на понижательной волне Кондратьевского цикла капитал начинает стремительно перемещаться в нефть и золото, как товары с абсолютной ликвидностью, вызывая тем самым взрывной рост цен, как показано на рис. 10–11. Рисунок 10. Динамика среднегодовых цен на нефть, 1970–2015 гг. (сплошная кривая – цены на нефть без учета инфляции; пунктирная кривая – цены на нефть в постоянных долларах 2015 г. с учетом инфляции) Источники: базаданныхорганизацииEarth Policy Institute (Washington, DC, 2010). URL: www.earth-policy.org/datacenter/xls/update67_5.xls (цены на нефть за 1970–2006 гг.); базаданныхU.S. Energy Information Administration. URL: http://www.eia.doe.gov/dnav/pet/pet_pri_spt_s1_a.htm (ценынанефтьза 2007–2015гг.); World Development Indicators Online (Washington, DC: World Bank, 2010), URL: http://data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators (данныепоинфляциивСША). Рисунок 11. Динамика среднегодовых цен на золото, 1970–2015 гг., в долларах США за тройскую унцию (сплошная кривая – цены на золото без учета инфляции; пунктирная кривая – цены на золото в постоянных долларах 2015 г. с учетом инфляции) Источники: база данных организации WorldGoldCouncil. URL: http://www.research.gold.org/prices/ (цены на золото за 1970–2009 гг.); база данных USAGoldReferenceLibrary. URL: http://www.usagold.com/reference/prices/history.html (среднегодовая цена золота за 2010 гг., на 12 ноября 2010 г.); WorldDevelopmentIndicatorsOnline (Washington, DC: WorldBank, 2010), URL: http://data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators (данные по инфляции в США). Как видно из рис. 10, непосредственно после нефтяного шока в начале 1970-х годов, цена на нефть выросла до 50 долл./барр., а затем резко подскочила до максимального уровня в 95 долл./барр. в 1979, знаменуя начало экономического кризиса 1980–1982 гг. Затем до середины 1980-х годов цена на нефть плавно снижалась, в 1985–1986 гг. резко обвалилась, после чего стабилизировалась в коридоре 20–40 долл./барр. до 2003 г., после чего она стала вновь расти. Как мы упоминали выше, примерно в 2006–2007 гг. мировая экономика вступила в понижательную волну пятого кондратьевского цикла, которая на мир-системном уровне предположительно продлится до 2017–2018 гг. Начавшееся ухудшение конъюнктуры мирового рынка ускорило рост цен на нефть и золото (см. рис. 10–11). Цена на нефть с 2006 г. резко выросла за полтора года с 60 до 147 долл./барр. (см. рис. 10) к 11 июля 2008 г. После этого незамедлительно последовал мировой экономический кризис, начало острой фазы которого обычно условно датируется 15 сентября 2008 г. Далее цена барреля нефти Брент столь же резко упала до 40 долл., после чего достаточно быстро отскочила на промежуточный диапазон 70-80 долл./барр., где продержалась весь 2009 год, а затем поднялась в коридор 100-120 долл./баррель, в котором находилась уже три года (2011-2013 гг.). Наконец, уже во втором полугодии 2014 г., вместе со сворачиванием программы количественного смягчения и в ожидании повышения процентной ставки ФРС США, цены на нефть марки Брент стали постепенно снижаться, пока не вышли к 50 долл./баррель к началу 2015 г. Среднегодовая цена барреля нефти Брент в 2015 г. составила примерно 52 доллара. Однако, в январе 2016 г. цена нефти вновь резко опустилась до 30 долл./барр., до уровней, которых не было с 2004 года. Затем цены восстановились до района 45 долл./барр. в марте–мае 2016 г. Однако, по-прежнему, на нефтяном рынке предложение превышает спрос, поэтому большинство прогнозов на 2016 г. предсказывают ценовой коридор в 35-45 долл./барр. Консенсус прогноз Рейтер по нефти марки Брент на 2016 г. составляет 42,5 долл./барр. Таким образом, прошло 12 лет с начала активного повышения цен на нефть, причем этот период охватил практически всю понижательную стадию 5-го БЦК (2006-2018 гг.). Вполне естественно теперь ожидать, что с началом повышательной стадии 6-го БЦК на мир-системном уровне (2018–2040 гг.) наступает длительный период умеренных цен на нефть (в целом на энергоносители), а также на другие сырьевые товары (золото и другие драгметаллы, продовольствие и т.д.). В благоприятных условиях этот период может продолжаться до 2030-х годов. Причем, можно утверждать, что цены на нефть в этот период вероятнее всего будут находиться в коридоре от 40 до 80 долл./барр., приближаясь к концу периода к верхнему потолку. Здесь предполагается, что инфляция доллара США составит в среднем 2% годовых, а также учтено, что ценовой коридор нефти на повышательной стадии 5-го БЦК (1982-2006 гг.) составлял 20–40 долл./барр. (см. рис. 10). Понижение цен на биржевые сырьевые товары вызвало повсеместное удешевление национальных валют развивающихся стран, а также замедление экономического роста. Поскольку поведение "сырьевых валют" напрямую зависит от цен на природные ресурсы, девальвация национальных валют развивающихся стран – это нормальная реакция на снижение мировых цен основного экспортного товара. Она позволяет избежать значительного падения производства и роста безработицы. Таким образом развивающиеся страны адаптируются к новой экономической ситуации. Вместе с тем, значительное снижение курса национальных валют сопряжено с риском отрицательного воздействия на баланс предприятий, затрудняющих возврат долларового долга. Итак, нам остается выяснить, когда же наступит третья фаза финансового кризиса, какой будет её глубина и как она повлияет на начало повышательной стадии 6-го БЦК. А для этого нам необходимо дополнительно рассмотреть краткосрочную перспективу экономического роста развитых и развивающихся стран в отдельности. Но, прежде всего, нам необходимо дать независимый прогноз даты наступления повышательной волны 6-го БЦК. Прогноз начала подъема 6-й длинной волны экономического развития Кондратьева   Выдающийся японский инженер и экономист М. Хироока установил, что современная инновационная парадигма состоит из трех логистических траекторий (рис. 12): технологической, разработки и диффузии [Hirooka, 2006]. Технологическая траектория представляет собой совокупность «ключевых» технологий, относящихся к рассматриваемой инновации, которая возникла в результате какого-либо значимого технического изобретения или научного открытия. Траектория разработки (освоения инновации) — это совокупность новых инновационных продуктов, полученных путем применения указанных ключевых технологий. Траектория разработки играет самую важную роль в инновационной парадигме, поскольку именно здесь осуществляется передача технологических знаний от Рисунок 12. Структура инновационной парадигмы с тремя траекториями Источник: [Hirooka, 2006]. академических институтов к промышленности, и возникают венчурные предприятия для промышленного освоения инновационного продукта с дальнейшей его коммерциализацией. Благоприятные возможности для венчурных предприятий имеют тенденцию концентрироваться в первые 10–15 лет первой половины траектории разработки. Именно в этот период, сразу после окончания технологической траектории, начинается интенсивная диффузия инновационного продукта на рынок и продолжается она порядка 25–30 лет — до момента насыщения рынка. Рисунок 13. Инновационная парадигма электроники. М. Хироока впервые выделил и исследовал траекторию развития технологии и показал, что она также описывается логистический кривой и длится также около тридцати лет, начавшись с какого-либо значительного открытия или технического изобретения. Таким образом, инновационная парадигма имеет каскадную структуру, состоящую их трех логистических траекторий, отстоящих друг от друга на определенном фиксированном расстоянии, установленном эмпирическим путем. Это замечательное свойство инновационной парадигмы позволяет осуществлять довольно точное прогнозирование траектории диффузии инновационных продуктов на рынок по заранее установленной траектории развития технологии (см. рис. 13), как это показано на примере электроники [Hirooka, 2006]. Поскольку последняя опережает первую на 25–30 лет, она легко может быть построена еще до начала поступления новых продуктов на рынок. Как видно из рис. 13, технология микроэлектроники началась с создания полупроводникового электронного прибора – первого транзистора в 1948 г. (Дж. Бардин, У. Браттейн и У. Шокли) и завершилась через 25 лет в 1973 г. разработкой технологии субмикронной литографии (компания IBM), позволяющей создавать интегральные микросхемы (микрочипы), состоящие из десятков и сотен миллионов транзисторов. В том же 1973 г. компания Intel создала первый микропроцессор Intel 4004, содержащий 2300 транзисторов на одном кремниевом кристалле. Уже в 1974 г. был создан более совершенный микропроцессор Intel-8008, с оперативной памятью емкостью 256 байт и способный выполнять 75 различных команд, на основе которого в том же году удалось построить первый персональный компьютер. Через два года (1976 г.) С. Возняк и С. Джобс создали знаменитый "Apple" – первый персональный компьютер, получивший массовое применение (1977-1978 гг.). Итак, мы видим, что через 25-30 лет от начала зарождения базисной технологии появились инновационные продукты, формирующие новые рынки. Пользуясь инновационной парадигмой Хирооки (см. рис. 5), попытаемся спрогнозировать начало подъема 6-го БЦК. Мы довольно точно знаем начало траектории развития нанотехнологий: 1985 год — открытие и синтез фуллерена, разновидности углеродаC60, состоящего из 60 атомов углерода, располагающихся в трехмерном пространстве и образующих замкнутый сферический каркас, — первой искусственной наноструктуры; 1986 год — создание атомно-силового микроскопа (АСМ), позволяющего видеть отдельные атомы и манипулировать ими, ставшего основным инструментом для создания новых наноструктур и их измерений [Williams,Adams, 2007]. В дальнейшем, в ведущих странах мира в обоих направлениях шла весьма интенсивная широкомасштабная работа, которая увенчалась рядом замечательных достижений. Например, в области создания новых наноструктур, если следовать исключительно углеродной линии, можно отметить следующие выдающиеся достижения: 1991 год — открытие углеродных нанотрубок с многообещающими применениями в ряде областей; 2004 год — открытие графена, плоской углеродной пленки толщиной в один атом, которая сегодня считается наиболее перспективным материалом для наноэлектроники. В целом наноматериалы, или, как все чаще их называют, «умные материалы», благодаря своим уникальным свойствам, сегодня находят применение практически во всех сферах человеческой деятельности, внося в них принципиальные новшества и революционные изменения [Рудской, 2007]. Наноинструменты также непрерывно эволюционировали и усовершенствовались. В результате появились такие ключевые наноинструменты, как сканирующие зондовые микроскопы (СЗМ) с компьютерным управлением, позволяющие в оперативном режиме с высокой точностью манипулировать с наночастицами; оптические пинцеты для захвата и перемещения наноструктур в трехмерном пространстве. Наноманипуляторы, снабженные пьезоэлектрическими двигателями, позволяют совершать мягкие управляемые перемещения в любых направлениях. Одним словом, наноинструменты сегодня достигли такого уровня совершенства, когда перед учеными и специалистами открываются широчайшие возможности для создания новых наноструктур, измерения их свойств, поиска новых приложений на практике. Созданы также наноинструменты производственного назначения для изготовления наночастиц и наноматериалов в требуемых рынком объемах [Williams,Adams, 2007]. Итак, мы убедились в том, что нанотехнологии (наноматериалы и наноинструменты) развиваются весьма успешно и в полном соответствии с инновационной парадигмой Хирооки (см. рис. 12) она, возможно, подойдет к насыщению именно в текущем 2016 году (30 лет спустя после создания АСМ в 1986 году). Следовательно, также в соответствии с инновационной парадигмой Хирооки, в это же время, сразу после окончания технологической траектории, в 2016-м и последующие годы начнется масштабная диффузия инновационных нанопродуктов на рынки, что приведет к подъему экономик развитых стран, а затем и мировой экономики. В работе [Акаев, Пантин, Айвазов, 2009] на основе инновационно-циклической теории экономического развития Шумпетера — Кондратьева также было показано, что нынешняя депрессия будет затяжной и продлится до 2017–2018 годов, а затем начнется подъем 6-го БЦК. Таким образом, можно утверждать, что в экономиках развитых стран в 2014–2015 годах началось оживление, а с 2017–2018 гг. начнется подъем 6-й длинной волны экономического развития, обусловленный мощным воздействием 6-го ТУ, ядром которого являются NBIC-конвергентные технологии. Поэтому правительства развитых стран как ключевые акторы в данной сфере должны концентрировать все ресурсы и усилия на практическом освоении кластера NBIC-технологий, формирующих 6-й ТУ, новую структуру мировой экономики. Период с 2016 по 2020–2024 гг. является самым благоприятным временем для освоения и распространения новой волны базисных инноваций на основе NBIC-технологий[Акаев, Рудской, 2013]. Если взять всю совокупную отрасль NBIC-технологий, то можно сказать, что в настоящее время она развивается с ежегодным приростом в 24%. По данным Национального научного фонда США потенциальный мировой рынок нанопродукции и нанотехнологий в 2015 году превысил 1 трлн долл. Наибольший вклад внесли такие виды нанопродукции, как наноматериалы (31%), наноэлектроника (28%) и фармацевтика (17%). Создана новая наукоемкая отрасль мировой экономики на 2 млн высококвалифицированных рабочих мест Теперь можно ожидать мощного старта новых отраслей на основе NBIC-технологий, которые станут локомотивами 6-й длинной волны экономического развития в мире. В работе [Акаев, Рудской, 2013] мы подробно описали особенности NBIC-технологий, порождаемые интенсивным взаимопроникновением и взаимовлиянием нано-, био-, инфо- и когнитивных наук и технологий. Это явление, давно замеченное учеными, получило название NBIC-конвергенции [Roko, Bainbridge, 2003]. Благодаря конвергенции NBIC-технологии порождают значительный синергетический эффект. По ожидаемой масштабности будущих социально-экономических преобразований NBIC-конвергенции уже оценивают как революционные [Roko, 2011; BainbridgeandRoko, 2006; Прайд, Коротаев, 2008; Ковальчук, 2011; Ковальчук, 2011]. Синергетический эффект, вызванный NBIC-конвергенцией, может оказаться столь сильным, что его вклад в повышение совокупной производительности факторов станет решающим и темпы роста мировой экономики могут даже вновь приблизятся к рекордным значениям (около 4,9%), достигнутым в период 4-го БЦК (1948–1973 годы). В работе [Акаев, Рудской, 2013] нами были предложены математические модели, как для оценки синергетического эффекта, так и для расчета темпов роста технического прогресса , а в статье [Акаев, Рудской, 2015], на основе этих моделей были рассчитаны прогнозные темпы технического прогресса и экономического роста для США на период до 2050 г. Последние представлены в графической форме на рис. 14 и 15. Таким образом, благодаря мощному кооперативному действию NBIC-технологий достигаетсязначительный синергетический эффект, который ускоряет темпы технического прогресса до 3,3% к 2030 году (см. рис. 14) — значительно выше, чем в период с 1980 по 2009 год, — на повышательной волне 5-го БЦК, когда они составляли в среднем 2,3%. На рис. 15 представлены графики ожидаемых темпов роста в экономике США до 2050 года. Как видно из рисунка, при ожидаемом значении коэффициента эффективности NBIC-технологий ρ = 1,2 по отношению к базисным технологиям 5-го ТУ, темпы роста экономики США уже в 2020-е годы достигнут уровня благополучных 1990-х годов, а затем будут устойчиво расти до 2050 года ежегодными темпами примерно 3,4%. Такие же темпы роста в экономике США наблюдались в 1980-е годы на повышательной волне 5-го БЦК, но тогда существенным был вклад, связанный с ростом рабочей силы . Вклад на 6-м БЦК будет уже незначительным. Анализ краткосрочных перспектив экономического роста развитых государств   Многими экспертами ожидается, что в странах с развитой экономикой будет продолжаться медленный и неровный восстановительный рост с постепенным дальнейшим сокращением разрыва между фактическим и потенциальным объемами производства, т.е. выхода на устойчивые потенциальные темпы экономического роста. Рассмотрим в отдельности экономическую ситуацию в США, в странах-лидерах Евросоюза и Японии. США. Экономика США в последние годы демонстрирует относительную стабильность. МВФ в начале 2016 г. прогнозировал, что темпы прироста экономики США в 2016 и 2017 гг. составят 2,6% и превысят соответствующий показатель 2015 г. – 2,5% [ПРМЭ, январь 2016 г., с.7]. Такому оптимистическому прогнозу способствовали три положительных фактора: рост спроса, основанный на сильных потребительских ожиданиях; рост занятости в экономике и подъем на рынке недвижимости. В январе 2016г. уровень безработицы снизился до 4,9%, до минимального уровня в течение последнего десятилетия. Вместе с тем, возникло также беспокойство по поводу возможных сбоев в экономическом росте США, причем как раз в тот момент, когда ФРС впервые после кризиса 2008–2009 гг. (16.12.2015 г.) приступила к повышению процентной ставки. Эксперты заговорили даже о возможной рецессии. Они полагают, что экономика США может не выдержать глобального спада в экономике, если последний продолжится и в 2016 г. Например, дальнейшее замедление роста китайской экономики может привести к спаду в экономиках важнейших торговых партнеров США – Канады и Мексики. Есть и внутренние риски, прежде всего – нестабильность на фондовых рынках. Действительно, американский фондовый рынок находится в предкризисном состоянии. В начале 2016 г. американские фондовые индексы показали самое глубокое снижение за последние 85 лет. Угроза провала на фондовых рынках США в 2016 г. весьма велика и она может практически реализоваться к концу 2016 г., если в середине года ФРС в очередной раз повысит процентную ставку. В этом случае, низкие цены на нефть приведут также к существенному снижению инвестиций в энергетический сектор и сокращению сотен тысяч рабочих мест, а усиление доллара ограничит американский экспорт. Кроме того, инфляция уже долгие годы остается значительно ниже целевого оптимального уровня в 2% годовых. По прогнозам ФРС, 2016 г. базовая инфляция составит 1-1,5% и лишь в 2017 г. инфляция приблизится к целевой отметке в 2%. С учетом всех указанных рисков ФРС в марте 2016 г. понизил свой же прогноз темпов роста экономики США до 2,1-2,3%, вместо ожидавшихся в декабре 2015 г. 2,3-2,5%. Недавно ОЭСР также снизила свой прогноз темпов экономического роста для США на 2016 год до 2% с 2,5%. Как известно из эмпирических данных, чем ниже траектория роста экономики США, тем больше ее уязвимость к внешним шокам. Мы также считаем, что именно в конце 2016 или начале 2017 г. случится кризисный провал на фондовых рынках США, и под влиянием дальнейшего замедления мировой экономики и торговли в США произойдет кризисный экономический спад, соответствующий смене жюгляровских среднесрочных циклов (7–11 лет). Этот спад будет неглубоким, поскольку в США повышательная волна 6-го БЦК, по всей видимости, уже набрала динамику с 2013 г. Почему мы ожидаем очередного повышения процентной ставки ФРС именно в 2016 году? Немного истории. ФРС, в годы председательства проф. Б. Бернанке (2006–2014 гг.), проводила монетарную политику, нацеленную на стимулирование экономического роста в США путем сохранения сверхнизких процентных ставок с целью стимулирования кредитования и инвестирования. После финансового кризиса 2008 г., когда даже нулевая процентная ставка не смогла обеспечить достаточный объем инвестиций, для уверенного поддержания оздоровления экономики США Б. Бернанке смело дополнил стратегию дешевых денег "методом количественного смягчения" (QE). Последний обеспечивал банкам избыточное предложение капитала, путем выкупа у банков государственных ценных бумаг. Возросшее инвестирование, профинансированное этим методом, стимулировало экономический рост. Большинство аналитиков согласны с тем, что посткризисное оздоровление экономики США во многом достигнуто благодаря программам QE. Сейчас же нужда в мягкой денежно-кредитной политике (ДКП) отпала. Более того, она даже вредна, поскольку дешевые деньги главным образом идут на надувание "пузырей" в финансовых фондовых рынках, т.е. в непроизводительные активы. США теперь нужна сильная реальная экономика, основанная на производстве высококачественной инновационной продукции. А для этого требуется сильный доллар, стимулирующий инвестиции в инновации. Именно поэтому ФРС начала процесс последовательного повышения процентной ставки 16 декабря 2015 г., подняв ее с нуля до 0,25-0,5%. Очевидно, что сама ситуация уже требует от ФРС дальнейших шагов в этом направлении. Япония. Японии пока не удается закрепить свой экономический рост [Акаев, 2015]. Японская экономика вернулась к росту в третьем квартале 2015 г., однако инфляция в стране сохраняется на нулевом уровне из-за резкого снижения цен на нефть. Поэтому рост по году был незначительным, поднявшись до 0,6% против –0,1% в 2014 г. Банк Японии в конце января 2016г. ввел отрицательную ставку в –0,1% с целью повысить инфляцию до 2% к середине 2017 г. Вдобавок, в 2016 г. прогнозируется рост заработной платы, что несомненно улучшит ситуацию с внутренним спросом. Таким образом, в Японии ожидают укрепления экономического роста в 2016 г. в результате бюджетной поддержки, мягких финансовых условий, повышения доходов населения и снижения цен на нефть. Действительно, МВФ прогнозирует повышение темпов экономического роста в Японии до 1% в 2016. Однако за этим последует его снижение до уровня 0,3% в 2017 г. Европейский Союз. В работе [Акаев, 2015] было показано, то экономика еврозоны находится в неустойчивом состоянии, подверженном бифуркации, которое сохраняется и поныне. Итак, спустя восемь лет после начала глобального финансового кризиса 2008 г. в Евросоюзе все ещё наблюдается медленный рост и низкая инфляция. Причем, темпы инфляции остаются низкими несмотря на активные усилия ЕЦБ (Европейский центробанк), который реализует масштабную программу количественного смягчения (QE) (см., например: [Гринин, Коротаев, 2014а; 2014б; 2015а]). Это свидетельствует о том, что экономическая депрессия сдерживает инфляцию. Важнейшее преимущество стран-лидеров Евросоюза – экспорт высокотехнологичной продукции. Но мировой спрос слишком низкий, чтобы поддерживать его на достаточно высоком уровне. Правда, возросшее частное потребление, поддерживаемое снижением цен на нефть и мягкими финансовыми условиями, перевешивают последствия снижения чистого экспорта в целом по еврозоне, хотя не решают проблем отдельных стран. Например, одной из немногих стран еврозоны, находящихся в рецессии, остается Финляндия, экономика которой сокращается с 2012 г. К рецессии привели снижение спроса на электронику, кризис Nokia и снижение экспорта продукции бумажной промышленности. Только из-за санкционных ограничений ЕС против России Финляндия потеряла экспортной выручки на 1 млрд. евро. Ускорению экономического роста в странах Евросоюза также мешает усиление геополитической напряженности в мире и самой еврозоне. Фокус внимания европейских правительств еще в 2015 г. сместился с экономических проблем на геополитические проблемы. Геополитическая напряженность в 2016 г. не только не ослабла, но и усилилась. Среди них центральное место теперь занимают потоки беженцев из Сирии и Ирака, которые создают бремя для наиболее развитых стран Евросоюза и вызывают политические разногласия внутри Евросоюза, угрожая существующей системе свободного передвижения рабочей силы. Кроме того, жестокие террористические акции в Брюсселе в марте 2016 г. омрачили всеобщее континентальное спокойствие, поставив в центр внимания европейцев проблемы безопасности. Всё это, безусловно, окажет негативное влияние на инвестиционную активность в еврозоне. Ряд экономических индикаторов также сигнализируют о возможном замедлении роста в еврозоне в 2016 г. Активная программа денежного стимулирования ЕЦБ, слабый евро и низкие цены на нефть, вместе взятые, не смогли восстановить прежний уровень инвестиций. Произошло снижение прогноза по инвестициям. Рост также будет сдерживаться высоким уровнем безработицы, который составляет около 10%. Замедление экономик развивающихся стран снижает спрос на экспорт высокотехнологичных товаров из наиболее развитых стран Евросоюза как, например, Германии и Финляндии. Опыт выхода из нынешнего кризиса показал эффективность кейнсианского финансового и налогово-бюджетного стимулирования экономики, тогда как меры жесткой экономики, использованные в Евросоюзе на начальном этапе, оказали тормозящее влияние на восстановление экономики еврозоны. В итоге, рост ВВП в 2016 г. в еврозоне ожидается лишь на уровне 1,4% вместо ожидавшихся ранее 1,7%. Таким образом, намечается замедление экономического роста и в еврозоне, поскольку прирост ВВП в 2015 г. был на уровне 1,5%. Политика ЕЦБ в последнее время концентрируется на мерах по поддержке экономического роста и созданию рабочих мест в еврозоне. ЕЦБ 10 марта 2016 г. пошел на беспрецедентные меры для борьбы с дефляцией в еврозоне и стимулирования экономического роста, понизив сразу три ставки: по депозитам с минус 0,3 до минус 0,4%; по маржинальным кредитам – с 0,3 до 0,25% годовых; а ставку рефинансирования – с 0,05% до нуля, впервые в истории еврозоны. Кроме этого, программа QE в Евросоюзе увеличится в текущем году на 240 млрд евро, т.е. на треть, до 960 млрд. евро. Причём, ЕЦБ с июля 2016 г. будет уже выкупать и частные бонды и представит банкам новую четырехлетнюю программу рефинансирования. Программа денежного стимулирования ЕЦБ продлится до середины 2017 года. Есть существенное различие программ QE в Евросоюзе и США, которое состоит в том, что в США QE запускалось при реальных рисках рецессии в экономике и дополнялась бюджетным стимулированием, тогда как в ЕС – при вялом, но все же росте ВВП и при первых признаках оживления мировой торговли. Такое беспрецедентное смягчение политики ЕЦБ потребовалось из-за проблем в мировой экономике. Восстановление экономики еврозоны с одной стороны тормозится из-за слабого спроса со стороны развивающихся стран, вследствие замедления их экономик. А с другой стороны, как уже отмечалось выше, в еврозоне недостаточно бюджетной поддержки структурных реформ. Поэтому прогнозы ЕЦБ по росту экономики еврозоны снижены на 2016 г. до 1,4% с 1,7%, на 2017 г. до 1,7% с 1,9%, а на 2018 г. прогнозируются темпы роста на уровне 1,8%. Прогноз ЕЦБ по инфляции на 2016 г. – 0,1%, на 2017 г. – 1,3%, на 2018 г. – 1,6%. ЕЦБ также прогнозирует, что в 2016 г. сохранится устойчивый, но медленный рост в крупнейших экономиках Евросоюза. По прогнозу МВФ [ПРМЭ, январь 2016 г.] ожидается следующая динамика экономического роста крупнейших стран Евросоюза на ближайшие годы: Германия – 1,7% (2016 г.), 1,7% (2017 г.); Великобритания – 2,2% (2016 г.), 2,2% (2017 г.). Новая программа ЕЦБ породила надежды на улучшение данного прогноза. Однако, первая реакция рынка была противоположной тому, что ожидал ЕЦБ: евро взлетел, а акции упали. Это означало, что только одно денежное стимулирование больше не работает. Но в среднесрочной перспективе меры ЕЦБ все же должны дать свой положительный эффект. Но для этого потребуются структурные реформы. Перед тем как сформулировать окончательные выводы, рассмотрим прогноз динамики роста совокупной производительности факторов (СПФ) или технического прогресса, что примерно одно и то же. Ранее нами были рассчитаны прогнозные траектории роста СПФ для ряда авангардных развитых и развивающихся стран [Акаев, Ануфриев, Акаева, 2013]. Расчеты проводились с использованием НИОКР-модели, зависящей от численности исследователей в системе НИОКР и размера финансирования каждого рабочего места, а также с учетом изменения конъюнктуры в пределах 6-го БЦК. Для четырех развитых авангардных стран графики изменения СПФ представлены на рис. 16–19. Как видно из рассмотрения этих рисунков, начиная с 2017–2018 гг. в США, Великобритании, Германии и Японии СПФ будут почти синхронно и стремительно повышаться с началом широкого применения инновационных базисных технологий 6-го технологического уклада. Далее, достигнув максимума около 2035 г., затем СПФ начнут вновь снижаться под влиянием очередной фазы рецессии-депрессии кондратьевского цикла. Таким образом, мы видим что наиболее развитые авангардные страны в ближайшей перспективе будут переходить на траекторию устойчивого роста, уверенно преодолевая небольшой среднесрочный жюгляровский спад в 2016-2017 гг., обусловленный неэффективным использованием инвестиций. Состояние и краткосрочные перспективы развития стран с формирующимися рынками и развивающихся государств 2015 год в целом оказался достаточно трудным для развивающихся стран и стран с формирующимися рынками, поскольку мировая торговля, от которой они сильно зависят, сокращалась два квартала подряд впервые после мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. Такая ситуация в развивающихся странах стала логическим продолжением тенденций, сложившихся в посткризисный период, которые частично уже были описаны выше. Во-первых, это снижение спроса в развивающихся странах, вызванное замедлением темпов роста их экономик. В 2015 г., впервые с 2009 г., снижение спроса со стороны развивающихся стран привело к снижению объемов мировой торговли, тогда как в 2000-2014 гг. именно они увеличивали мировую торговлю на 2,5 процента ежегодно и их доля в мировом товарообороте составляла около 45%. Например, в Китае в последние годы резко снизился спрос на железную руду и другие сырьевые товары, что вызвало рецессию в недавнем прошлом процветавшей экономике Бразилии. Серьезные проблемы накопились в экономиках России и других авангардных развивающихся стран. Во-вторых, продолжающийся рост долга. По данным банка международных расчетов (BIS), заемщики из развивающихся стран взяли в долг свыше 6 трлн долларов США к началу 2015 г. Обслуживание этого долга теперь с каждым годом будет все труднее. В-третьих, надвигающийся кризис, связанный с гигантским пузырем активов, надутым дешевыми деньгами, произведенными главным образом ФРС США, который может лопнуть в любое ближайшее время. Значительное ослабление национальных валют развивающихся стран уже привело к тому, что во второй половине 2015 г. существенно сократился приток частного капитала в развивающиеся страны, что также представляет угрозу устойчивости их экономик. Активное восстановление частных инвестиций в краткосрочной перспективе представляется маловероятной. В последний раз аналогичная ситуация в развивающихся экономиках наблюдалась в 1997–1998 гг., когда разразился финансовый кризис в Юго-Восточной Азии, но тогда они не играли столь важной роли в мировой экономике как сегодня. Сегодня же, мировая экономика не сможет проигнорировать замедления одной экономики Китая, поскольку на неё уже приходится 17% мирового производства и свыше 30% его ожидаемого роста в 2016 г. Таким образом, замедление экономик развивающихся стран, происшедшее в последние годы, может привести к дополнительным проблемам с обслуживанием долгов, банкротствам в финансовой сфере, кредитному и инвестиционному кризису и еще большему падению темпов экономического роста в этих странах. В итоге, наступающая третья фаза глобального финансового кризиса замедляет экономики развивающихся стран, а это, в свою очередь, усугубляет ситуацию в мировой экономике. Китай. Существенное замедление роста экономики Китая может привести к рецессии мировой экономики, поскольку на долю Китая в последние годы приходилось 35-40% прироста мировой экономики. Здесь принято во внимание то, что МВФ традиционно считал рецессией для мировой экономики ее рост менее чем на 2,5-3% в год. Если экономический рост в Китае сильно замедлится или даже перейдет в спад, то с учетом того, что в БРИКС экономики Бразилии и России уже переживают рецессию, многие развивающиеся страны последуют за ними. Это произойдет из-за снижения спроса Китая на их сырьевые товары, а также снижения цен на них. Если же в авангардных развивающихся странах начнется рецессия, экономики одних развитых стран не смогут удержать мировую экономику от сползания в рецессию. Поэтому рассмотрим состояние и перспективы развития экономики Китая подробнее. Китай после мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. приступил к смене модели экономического роста, активно осуществляя переход от экспортно-ориентированной модели, к экономике, основанной на потреблении, путем стимулирования внутреннего спроса (см., например: [Grinin, Tsirel, Korotayev, 2015]). Но уже к 2015 году риски такой политики сильно выросли: значительно вырос долг, упала эффективность внутренних инвестиций, возрос объем неработающих кредитов. Так, с 2008 по 2014 гг. госдолг Китая увеличился в 4 раза с 7 трлн. долл. до 28 трлн. долларов США. Объем неработающих кредитов в стране достиг 300 млрд. долл. в 2015 г., а сумма невозвратных кредитов достигла 220 млрд. долларов США. Темпы прироста инвестиций в основной капитал в 2015 снизились до 12% с 15% в 2014 г. Падает рост промышленного производства. В середине 2015 г. наблюдались самые худшие показатели роста экспорта, промышленного производства и инвестиций за последние четыре года. Более того, они продемонстрировали невосприимчивость к стимулирующим мерам, объем которых составил в 2015 г. примерно 1% ВВП. Мало кто предполагал, что указанный переходный период будет для Китая столь сложным. Очевидно, что темпы роста экономики Китая в переходном периоде будут заметно ниже чем в прошлые десятилетия. Например, МВФ сохраняет свои оценки роста экономики Китая на 2016 и 2017 гг. на уровне 6,3 и 6% соответственно, с учетом устойчивого развития секторов услуг и "новой экономики", а также активных мер налогово-бюджетной политики, направленных на поддержку спроса. Так что даже в трудных условиях, экономика Китая будет расти быстрее многих азиатских стран, считающихся динамичными и перспективными. Например, быстрорастущая экономика Индонезии в последние годы показывала темпы роста на уровне 5-6,4%. Ранее, сверхвысокие темпы экономического роста были необходимым условием сохранения внутриполитической стабильности в Китае. Поэтому они обеспечивались любой ценой, невзирая на экономические, ресурсные и социальные издержки, а также накопление дисбаланса в экономике [Grinin, Tsirel, Korotayev, 2015]. Этот период теперь подошел к концу. Рост перестал быть политическим императивом. На первый план теперь выходит качество роста: стимулирование внутреннего потребления; выравнивание доходов населения; повышение качества образования; инвестиции в инновационные технологии; стабилизация экологической ситуации. Вместе с тем, для успеха переходных структурных реформ, Китаю все-таки необходимо поддерживать высокие темпы экономического роста на уровне 6–7% ежегодных. Власти КНР продемонстрировали на сессии Всекитайского собрания народных представителей (5-10 марта 2016 г.) полную решимость поддерживать указанные высокие темпы экономического роста. По итогам работы сессии ВСНП Китая был утвержден 13-й пятилетний план развития. Впервые в этом документе были приняты гибкие темпы экономического роста до 2020 г. на уровне от 6,5 до 7% в год. Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян обнародовал планы руководства страны по обеспечению утвержденных темпов роста любыми требуемыми средствами, начиная от снижения процентных ставок до инвестиций в зеленую инфраструктуру. Подтверждением этой решимости стало даже уменьшение роста военного бюджета, который впервые стал однозначным – 7,6%, против 10,7% в 2015 г. Зато сохранены ключевые показатели занятости: безработица среди городского населения не должна превышать 4,5%, что эквивалентно созданию 10 млн новых рабочих мест в год. Выделяется 15 млрд долл. для переобучения уволенных новым профессиям, 120 млрд долл. – на развитие железных дорог и зеленой инфраструктуры. Новым приоритетом в экономике должно стать создание высокотехнологичных производств. Компаниям, инвестирующим в НИОКР, обещаны существенные налоговые льготы. Конечно, все эти меры в среднесрочном периоде принесут свои плоды, но в 2016 г. будет хорошо, если Китаю удастся сохранить темпы роста на уровне не ниже 6%. Бразилия. Ещё недавно Бразилия была примером того, как развивающаяся страна может успешно воспользоваться сырьевым бумом. Сегодня она уже символизирует модель сырьевой экономики, завершившей свой рост. Бразилия свыше десяти лет была наиболее крупным поставщиком сырьевых товаров в динамично развивающийся Китай. Оборот торговли двух стран в начале 2000-х годов составлял всего 2 млрд. долл., а в 2013 г. – уже 83 млрд. долларов США. С сокращением спроса Китая на сырьевые ресурсы Бразилия стала жертвой "сырьевого проклятия". Инвестиции падают уже 3 года подряд, инфляция приближается к двузначным числам, доходы населения падают. В 2016 г. кризис продолжится. По прогнозу МВФ, ВВП Бразилии в 2016 сократится еще на 3,5% и это после падения на 3,8% в 2015 году. Экономика Бразилии оказалась не готова к ухудшению условий внешней торговли и, в первую очередь, к падению цен на основную продукцию экспорта. У Бразилии сегодня не осталось источников для роста, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Кроме того в Бразилии в последнее время набирает обороты и политический кризис, связанный с ухудшением экономической ситуации и коррупционными скандалами в правительстве. В стране проходят многомиллионные демонстрации с требованием отставки президента Дилмы Руссефф. Индия. Индия демонстрирует самый быстрый экономический рост среди крупнейших развивающихся стран. У Индии весьма благоприятные перспективы для динамичного экономического роста на ближайшие годы, благодаря успешным структурным реформам в экономике страны. Индия также является одним из ведущих чистых импортеров биржевых товаров, поэтому динамичный рост экономики Индии поможет росту экономик развивающихся стран с формирующимися рынками. Поэтому в Индии и многих странах Азии с формирующимися рынками прогнозируется сохранение высоких устойчивых темпов экономического роста. Для экономики Индии, по прогнозу МВФ [ПРМЭ, январь 2016 г.], в 2016-2017 гг. ожидается повышение темпов роста до 7,5% с 7,3% в 2014-2015 гг. Страны АСЕАН-5 (Вьетнам, Индонезия, Малайзия, Таиланд и Филлипины) покажут темпы экономического роста на уровне 4,8 и 5,1% соответственно в 2016 и 2017 гг., против 4,6 и 4,7% в 2014 и 2015 гг. [ПРМЭ, январь 2016 г.]. Неплохими выглядят перспективы экономического роста стран Африки к югу от Сахары: 4,0% в 2016 г. и 4,7% в 2017 г. [ПРМЭ, январь 2016 г.]. На перспективах стран Ближнего Востока негативно сказывается геополитическая напряженность, внутренние конфликты и войны, а также снижение цен на нефть. Вместе с тем, благодаря быстрому росту экономики Ирана, темпы роста в этом регионе вырастут с 2,5% в 2015 г. до 3,8% в 2016г. [ПРМЭ, январь 2016 г.]. В развивающихся странах Латинской Америки продолжится стагнация в экономике. Рассмотрим также прогнозы динамики СПФ (технического прогресса) для авангардных развивающихся стран, позаимствовав их из работы [Акаев, Ануфриев, Акаева, 2013]. Они представлены в графической форме на рис. 20–23. Как видно из рис. 20, темпы роста СПФ для Китая будут плавно и постепенно снижаться, что означает успешный переход Китая в разряд высокоразвитых стран. Причем, вплоть до 2030-х годов темпы роста СПФ сохранятся на высоком уровне 4-5,5%, благодаря мощной системе НИОКР, созданной за последние четверть века в Китае (см. выше Рис. 7). Согласно рис. 21, Индия будет только наращивать темпы роста СПФ с нынешних 4% до 4,4% к 2030 году. А вот в экономике Бразилии в настоящее время имеет место отрицательная динамика СПФ (см. рис. 22), которая продолжится до начала 2020-х годов, снижаясь с нынешних 2,1% до 1,9%. А это свидетельствует о том, что во многом правы те эксперты, которые прогнозируют "потерянное десятилетие" для экономики Бразилии. Темпы роста СПФ для экономики ЮАР, как следует из рис. 16, будут непрерывно расти, но поскольку по абсолютной величине они на порядок ниже, чем аналогичный показатель для Китая или Индии, то они не смогут обеспечить какого-либо прорыва в экономическом развитии ЮАР. Обобщая анализ краткосрочных перспектив экономического роста развивающихся стран, мы утверждаем, что локомотивами развивающихся стран по-прежнему остаются Китай и Индия, при возрастающей роли последней. Поскольку на Китай приходится 30-35% ожидаемого роста мирового ВВП, а на Индию – пока всего 15%, экономика Индии в ближайшей перспективе не сможет компенсировать потери от замедления экономики Китая. Как уже было отмечено выше, динамичные азиатские страны – Вьетнам, Индонезия, Малайзия, Таиланд и Филиппины будут устойчиво расти и далее. В странах Латинской Америки, напротив, продолжится кризисная рецессия, включая крупнейшую экономику региона – бразильскую. Долгосрочный прогноз динамики СПФ стран БРИКС показывает, что постепенное увеличение глобального веса Китая и Индии приведет к ещё большему повышению их роли как движущей силы роста мировой экономики. Так как экономика Китая в 2016 г. продолжит свое замедление, а ускорение экономики Индии не сможет скомпенсировать его, а также учитывая ухудшение экономической ситуаций в группе стран Латинской Америки, можно с большой вероятностью прогнозировать, что темпы роста совокупной экономики развивающихся государств и стран с формирующимися рынками в 2016 году продолжат падение, снизившись впервые ниже 4%. Динамизма других азиатских стран также будет недостаточно, чтобы удержать экономики развивающихся стран от спада, поскольку их веса пока еще сравнительно малы. Возможно, что дно падения будет достигнуто только в 2017 г., а подъем начнется лишь в 2018 г. А если разразится полномасштабный долговой кризис в развивающихся странах, тогда дно падения будет достигнуто только в 2018 г. и подъем начнется в 2019 году. Именно на этот сценарий указывает стремительное падение широкого сырьевого индекса S&PGSCI представленное на рис. 24, которое уже пробило минимум, достигнутый в 2009 г. Судя по всему, лопание отрицательного пузыря все еще впереди, и оно вероятнее всего случится в середине 2016 года. Рисунок 24. Динамика широкого сырьевого биржевого индекса за 2006-2016 гг.     Краткосрочный прогноз развития мировой экономики   В 2015 году мировая экономическая активность оставалась пониженной, шел пятый год замедления мировой экономики. Активность в обрабатывающей промышленности и торговле в мировом масштабе остается слабой вследствие пониженного мирового спроса и сокращения инвестиций в целом и, в особенности, в добывающих отраслях. Низкий совокупный спрос является одним из основных факторов, мешающих расширению инвестиций. А устойчиво низкий уровень инвестиций объясняет вялое повышение производительности труда и заработной платы, которые порой подвержены даже спаду. Таким образом, мировая экономика попала в порочный круг: темпы её роста замедляются из-за недостаточного уровня инвестиций; инвестиции не растут из-за недостатка спроса, а спрос остается низким из-за замедления экономического роста. Разорвать этот круг проще всего кейнсианским способом – путем разового увеличения совокупного мирового спроса, через увеличение заработной платы как в Японии, через увеличение государственных расходов как в Китае и т.д. Для увеличения совокупного мирового спроса требуются совместные скоординированные усилия развитых и развивающихся стран. А этого можно добиться только в рамках G20. Для того, чтобы добиться восстановления устойчивого глобального спроса, следовало бы объявить новые приоритеты мировой экономики на предстоящем в 2016 г. саммите G20, а именно кооперативный план стимулирования мирового экономического роста и обеспечения полной занятости. А это в первую очередь требует восстановления устойчивого глобального спроса. Именно в рамках "Большой двадцатки" можно эффективно скоординировать усилия по восстановлению и поддержанию глобального спроса и роста мировой экономики. Первые саммиты G20, проходившие в разгар кризиса в 2008–2009 гг., были весьма результативными, поскольку в них более всего были заинтересованы наиболее развитые страны, оказавшиеся в эпицентре кризиса. На них были приняты важные антикризисные решения, которые существенно смягчили негативные последствия кризиса. Сегодня, когда в более трудной экономической ситуации оказались развивающиеся страны, долг развитых стран состоит в том, чтобы снова проявить инициативу в деле глобальной координации усилий по безболезненному выходу из третьей фазы кризиса. Ситуацию, сложившуюся к концу 2015 г. весьма объективно обрисовал экономический советник МВФ проф. Морис Обстфелд [ПРМЭ, октябрь 2015 г., введение]: "Через шесть лет после того, как мировая экономика вышла из самой обширной и глубокой послевоенной рецессии, возврат к активному и синхронизированному мировому подъему остается недосягаемым". Остается только добавить: "по вине наиболее развитых стран". По утверждению МВФ [ПРМЭ, январь 2016 г.] текущая мировая конъюнктура определяется тремя факторами: замедлением экономического роста в Китае; падением цен на сырьевые биржевые товары и особенно цен на нефть; асинхронной тенденцией в денежно-кредитной политике США и ЕС. Хотя МВФ и понизил свой прогноз мирового экономического роста в 2015 г., главным образом из-за снижения цен на сырьевые товары, тем не менее он считает, что мировая экономика прошла дно в 2015 г., и прогнозирует ускорение темпов роста мировой экономики до 3,4% в 2016 г. и 3,6% в 2017 г. [ПРМЭ, январь 2016 г.]. Недавно ОЭСР также ухудшило прогнозы роста мировой экономики на 2016–2017 гг. до 3 и 3,3% с 3,3 и 3,6% ранее. Поскольку прогнозы экономического роста в мировом масштабе вновь оказываются ниже, чем ожидалось и все ещё преобладают риски замедления роста, МВФ справедливо полагает, что увеличение фактического и потенциального объемов производства за счет сочетания поддержки спроса и структурных реформ становится ещё более насущной задачей [ПРМЭ, январь 2016 г.]. Подводя итоги, мы можем констатировать, что экономический рост остается неравномерным: развитые страны, преодолевая спад, продолжат медленный восстановительный рост; развивающиеся страны, наоборот продолжат замедление, вызванное снижением цен на сырьевые товары и давлением долговой нагрузки. Ускорению роста развитых стран, в большинстве своем импортеров сырьевых товаров, будет способствовать снижение цен на нефть и другие биржевые товары, мягкая денежная политика и структурные реформы, направленные на стимулирование инвестиций в инновации. Сдерживающим фактором является снижение спроса со стороны развивающихся стран и вообще глобального спроса. Кроме того, вероятнее всего в 2016–2017 гг. произойдет жюгляровский цикличный кризис в экономиках США и Евросоюза. Но он будет сглажен и смягчен уже набравшим инерцию экономическим ростом в развитых странах, а также тем, что их главный торговый партнер – Китай сумел смягчить спад и не допустил "жесткой посадки" своей экономики. Таким образом, решающее слово остается за развивающимися странами, на долю которых в настоящее время приходится около 70% прироста мировой экономики. Однако, развивающиеся страны, как было показано выше, в 2016-2017 гг. и возможно даже в 2018 г. не смогут изменить тенденции снижения экономического роста. Следует признать, что прогнозы МВФ и ОЭСР в отношении начала восстановительного роста развивающихся стран в 2016 г. оказались несостоятельными. Более 10 лет в начале текущего столетия мировая экономика выигрывала от бурного динамичного роста авангардных развивающихся стран, но теперь они тормозят ее рост. Поэтому с большой вероятностью следует ожидать дальнейшего замедления темпов роста мировой экономики в 2016–2017 гг. и даже в 2018 г. Дно скорее всего будет достигнуто в конце 2017 г. – начале 2018 г., если в 2016 г. не будет принято скоординированных мер по стимулированию глобального спроса и экономического роста. Заключение Вышеприведенный анализ показал, что основными факторами, вызывающими замедление мировой экономики, в настоящее время являются: падение объемов мировой торговли; недостаток глобального спроса; негативное влияние на экономическую активность третьей фазы мирового финансового кризиса. Рассмотрим вкратце основные причины их возникновения и меры по их преодолению. Падение объемов мирового товарооборота. Замедление темпов роста мировой экономики, вследствие мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг., вызвало резкое сокращение глобального спроса и нарушение сложившихся торгово-экономических цепочек, что, в свою очередь, привело к существенному замедлению мировой торговли, которое продолжается вот уже шестой год подряд. Падение глобального товарооборота представляет главную угрозу прежде всего для развивающихся экономик. Обычно, в периоды устойчивого долговременного роста мировой экономики, с темпами близкими к потенциальным, эластичность торговли (отношение темпов роста мировой торговли и мировой экономики) превышает величину 1,5, доходя до 2,2 в периоды бума. Только в этом случае мировая торговля становится одним из локомотивов роста мировой экономики. А сегодня эластичность мировой торговли оказалась сравнимой с единицей, а в ряде прошлых лет – даже меньше единицы (см. табл. 1). Поэтому все меры, способствующие росту глобальной торговли, будут содействовать скорейшему выходу мировой экономики из кризиса. Очевидно, что принятые таких мер возможно только в рамках "Большой двадцатки (G20)" совместными усилиями авангардных развитых и развивающихся стран. Ключевую роль среди этих мер могут сыграть справедливые условия международной торговли сформулированные в рамках Дохийского раунда ВТО. Недостаток глобального спроса. Длительный застой глобального спроса во многом объясняется тем, что доля зарплат в ВВП прежде всего развитых стран, а также развивающихся стран, уже с начала 2000-х годов начала снижаться, поэтому доходы большинства людей в мире сокращаются. С другой стороны, непомерно возросшие долги большинства стран мира диктуют необходимость сокращения госрасходов. Поэтому продолжение политики сдерживания роста трудовых доходов и сокращения госрасходов только усугубляет ситуацию с дефицитом спроса, как на национальном, так и глобальном уровне. Для всех стран, желающих расширить внутренний спрос, важен пример Японии, где правительство в последние годы активно стимулирует повышение зарплаты, как в государственном, так и корпоративном секторах, а также расширяет госрасходы в экономике. Все это уже оказывает позитивное влияние на экономический рост в Японии, для которой в последние десятилетия была характерна экономическая стагнация. Для увеличения совокупного мирового спроса требуются совместные кооперативные усилия развитых и развивающихся стран в рамках "Большой двадцатки". Именно в рамках G20 возможно эффективно скоординировать усилия по восстановлению и поддержанию глобального спроса, также как и мировой торговли. О третьей фазе глобального финансового кризиса. Сегодня мировая экономика переживает третью фазу глобального финансового кризиса. Для развитых стран она связана с неэффективным использованием кредитных ресурсов, выданных коммерческими банками после кризиса 2008–2009 гг., которое обостряется спадом среднесрочного жюгляровского цикла (2009–2017 гг.). Для развивающихся стран третья фаза глобального финансового кризиса связана с падением цен на сырьевые товары, а также огромными накопленными долларовыми долгами и избыточными производственными мощностями. Последнее особенно характерно для Китая. Проблемы с обслуживанием долларовой задолженности компаниями из развивающихся стран стали обострятся в конце 2014 – начале 2015 г. с началом укрепления доллара США. Усиление доллара привело к существенному удешевлению национальных валют развивающихся стран и снижению цен на их экспортные сырьевые товары, создавая проблемы с обслуживанием долгов. Спусковым крючком для обострения третьей фазы финансового кризиса станет очередное лопание сырьевого пузыря на фондовых рынках. Падение котировок на фондовых рынках следует ожидать уже в 2016 г. Это значит, что национальные валюты развивающихся стран будут продолжать дешеветь, а доллар, после очередного повышения процентной ставки ФРС будет сильнее укрепляться. Все это приведет к наступлению наиболее разрушительного этапа третьей фазы мирового кризиса. Экономики развитых стран, как показывает наш прогноз, будут продолжать медленный и неровный восстановительный рост с постепенным выходом в начале 2020-х годов на траекторию устойчивого долгосрочного развития с потенциальными темпами роста. Они испытают неглубокий спад в 2016–2017 гг., обусловленный воздействием третьей фазы глобального финансового кризиса, поскольку последнее будет смягчено уже набравшей динамику повышательной волной 6-го БЦК. Экономики наиболее развитых стран во главе с США уже прошли дно кризиса в 2013 г. и вступили в 6-й БЦК (см. табл. 1). В этих странах уже активизируются инвестиции в инновации. Они будут быстро расширяться по мере укрепления доллара и евро. Поэтому, начиная с 2018 г. в наиболее развитых странах начнется подъем, который перерастет в долговременный стабильный экономический рост на повышательной волне 6-го БЦК. Темпы роста экономик развивающихся стран замедляются уже пятый год подряд. По нашим прогнозам, замедление темпов роста экономик развивающихся стран в ближайшие два-три года продолжится, несмотря на утверждение МВФ о начале их ускорения в 2016 г. (см. табл. 1) и оптимистические прогнозы других международных аналитических центров. Действительно, экономика Китая, – главного локомотива развивающихся экономик, в 2016-2017 гг. по консенсус-прогнозу продолжит свое плавное замедление (см. табл. 1). Экономика Индии – другого локомотива развивающихся экономик, напротив, также по консенсус-прогнозу, будет понемногу ускоряться. Экономики пяти наиболее динамичных азиатских развивающихся стран (группа "АСЕАН5"), - Вьетнам, Индонезия, Малайзия, Филлипины и Таиланд, также сохранят быстрый устойчивый рост. Однако прирост экономик Индии и стран "АСЕАН5" вместе взятых не смогут скомпенсировать потери от замедления экономики Китая, поскольку вклад Китая в прирост мировой экономики в последние годы составлял 35-40%, а Индии и стран "АСЕАН5" – всего около 20%. Поэтому, учитывая ухудшение экономической ситуации в группе развивающихся стран Латинской Америки во главе с крупнейшей в регионе экономикой Бразилии, можно с большой вероятностью прогнозировать, что темпы роста совокупного ВВП развивающихся стран и стран с формирующимися рынками будут и далее снижаться вплоть до 2018 г., если только в рамках G20 в 2016 г. не будут приняты кооперативные меры по облегчению обслуживания долларовых долгов компаний из развивающихся стран и стимулированию глобальной торговли. Мировая экономика, вопреки оптимистическим прогнозам МВФ (см. табл. 1) и большинства международных аналитических центров, которые полагают, что в 2016 г. начнется её ускорение, также продолжит замедляться в 2016-2017 гг. Дело в том, что, как было показано выше в настоящей статье, первую экономику мира – экономику США – ожидает небольшой, но все же спад, а экономика еврозоны находится в неустойчивом состоянии, склонном к бифуркации, причем в 2016 г. ожидается замедление. В экономике Японии намечается рост, но он будет небольшим и неустойчивым (см. табл. 1). Поэтому решающее слово остается за развивающимися странами, на долю которых в настоящее время приходится около 70% прироста мировой экономики. Но экономики развивающихся стран в ближайшие 2–3 года будут, скорее всего, замедляться и пройдут дно кризиса в 2017–2018 гг. Следовательно, с большой вероятностью можно ожидать дальнейшего снижения темпов роста мировой экономики в 2016–2017 гг. и возможно даже в 2018 г. Дно падения, по всей видимости, будет достигнуто в конце 2017 г. – начале 2018 г., если только в 2016 г. не будет приняты скоординированные меры по стимулированию глобального спроса и мировой торговли в рамках G20. Таким образом, 6-й БЦК в мировой экономике начнется в 2017–2018 гг., когда сформируется повышательная фаза новой длинной волны мирового экономического развития. Для скорейшего выхода из нынешней третьей фазы финансового кризиса с наименьшими потерями требуются совместные скоординированные усилия развитых и развивающихся стран в рамках "Большой двадцатки" и принятие кооперативных мер по стимулированию глобального спроса и глобальной торговли, а также справедливому решению долговой проблемы для компаний из развивающихся стран. Внутри национальных экономик указанные меры должны быть активно дополнены мерами по расширению внутреннего спроса, проведению структурных реформ и стимулированию инвестиций в инновации и высокотехнологичные производства. А. А. Акаев - г.н.с. Института математических исследований сложных систем имени И.Р. Пригожина при МГУ им. М. В. Ломоносова, научный руководитель Лаборатории мониторинга рисков дестабилизации НИУ ВШЭ, Первый Президент Киргизской Республики А. В. Коротаев - заведующий Лабораторией  мониторинга рисков дестабилизации НИУ ВШЭ, в.н.с. Института востоковедения РАН Список литературы Акаев А.А. (2013). Большие циклы конъюнктуры и инновационно-циклическая теория экономического развития Шумпетера-Кондратьева // Экономическая наука современной России, 2013, № 2(61), с. 7–28. Акаев А.А. (2015). Год бифуркации в динамике мировой экономики // Вестник РАН, 2015, т. 85, № 12, с. 1–11. Акаев А.А., Ануфриев И.Е., Акаева Б. А.(2013). Авангардные страны мира в XXI веке в условиях конвергентного развития: Долгосрочное прогнозирование экономического роста. – М: ЛИБРОКОМ, 2013. Акаев А.А., Коротаев А.В., Фомин А.А. (2012) О причинах и возможных последствиях второй волны мирового финансово-экономического кризиса // Моделирование и прогнозирование глобального, регионального и национального развития. – М: ЛИБРОКОМ, 2012, с. 305–336. Акаев А.А., Пантин В.И.(2012). Финансово-экономические кризисы и геополитические сдвиги: анализ и прогноз // Моделирование и прогнозирование глобального, регионального и национального развития. – М: ЛИБРОКОМ, 2012, с. 68–108. Акаев А.А., Пантин В.И., Айвазов А.Э. (2009) Анализ динамики движения мирового экономического кризиса на основе теории циклов // Доклад на Первом Российском экономическом конгрессе, МГУ им. М.В. Ломоносова, 10.12.2009 г. Акаев А. А., Рудской А. И. (2013) Анализ и прогноз влияния шестого технологического уклада на динамику мирового экономического развития // Мировая динамика: закономерности, тенденции, перспективы. – М.: ЛИБРОКОМ, 2013, с. 142–166. Акаев А.А., Рудской А.И. (2015). Об одной математической модели для прогнозных расчетов синергетического эффекта NBIC‑технологий и оценки его влияния на экономический рост в первой половине XXI века // Доклады Академии наук, 2015, том 461, № 4, с. 383-386. Акаев А., Садовничий В., Коротаев А. (2010)О возможности предсказания нынешнего глобального кризиса и его второй волны // Экономическая политика, 2010, № 6, с. 39–46.  Акаев А.А., Садовничий В.А., Коротаев А.В.(2011)Взрывной рост цен на золото и нефть как предвестник мирового финансово-экономического кризиса // Доклады Академии наук, 2011, том437, № 6, с. 727–730. Глазьев С.Ю. (1993). Теория долгосрочного технико-экономического развития. – М.: Владар, 1993. Глазьев С.Ю. (2010). Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. – М.: Экономика, 2010. ГрининЛ. Е., Исаев Л. М., Коротаев А. В. (2015).Революции и нестабильность на Ближнем Востоке. – М.: Учитель. Гринин Л. Е, Коротаев А. В. (2012). Циклы, кризисы, ловушки современной Мир-Системы. Исследование кондратьевских, жюгляровских и вековых циклов, глобальных кризисов, мальтузианских и постмальтузианских ловушек. – М.: Издательство ЛКИ/URSS. Гринин Л. Е., Коротаев А. В. (2014а). Инфляционные и дефляционные тренды мировой экономики // Век глобализации, № 2 (14): 14–31. Гринин Л. Е., Коротаев А. В. (2014б). Инфляционные и дефляционные тренды мировой экономики, или распространение «японской болезни» // История и математика: аспекты демографических и социально-экономических процессов: ежегодник. – Волгоград: Учитель, с. 229–253.  Гринин Л. Е., Коротаев А. В. (2015а). Глобальное старение населения, шестой технологический уклад и мировая финансовая система // Кондратьевские волны: наследие и современность. – Волгоград: Учитель, с. 107–132. Гринин Л. Е., Коротаев А. В. (2015б). Дефляция как болезнь современных развитых стран // Анализ и моделирование мировой и страновой динамики: методология и базовые модели. – М.: Учитель, с. 241–270. Казанцев А.К., Киселев В.Н. Рубвальтер Д.А., Руденский О.В. (2012). NBIC-технологии: Инновационная цивилизация XXI века. – М: ИНФРА-М, 2012. Ковальчук М. В. (2011). Идеология нанотехнологий. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2011. Кондратьев Н. Д. (1925). Большие циклы конъюнктуры // Вопросы конъюнктуры,1925, том 1, № 1, с. 28–79. Кондратьев Н. Д. (2002). Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. – М: Экономика, 2002. Коротаев А. В., Зинькина Ю. В. (2011). Египетская революция 2011 года: социодемографический анализ //Историческая психология и социология истории, т. 4, № 2, с. 5–29. Коротаев А. В., Ходунов А. С., Бурова А. Н., Малков С. Ю., Халтурина Д. А., Зинькина Ю. В. (2012). Социально-демографический анализ Арабской весны // Арабская весна 2011 года. Системный мониторинг глобальных и региональных рисков. М.: ЛИБРОКОМ/URSS, с. 28–76. Перминов С.Б. (2007) Информационные технологии как фактор экономического роста. – М.: Наука, 2007. Прайд В., Коротаев А., ред. (2008). Новые технологии и продолжение эволюции человека. – М.: URSS. ПРМЭ (апрель 2015 г.) – Перспективы развития мировой экономики: Неравномерный рост; краткосрочные и долгосрочные факторы – МВФ, апрель 2015 г. ПРМЭ (октябрь 2015 г.) – Перспективы развития мировой экономики: Адаптация к снижению цен на биржевые товары – МВФ, октябрь 2015 г. ПРМЭ (январь 2016 г.) – Бюллетень МВФ, январь 2016 г. Рудской А.И. (2007). Нанотехнологии в металлургии. – СПб: Наука, 2007.   Akaev A.A., Fomin A.A., Korotayev A.V. (2011).The Second Wave of the Global Crisis? On mathematical analyses of some dynamic series // Structure and Dynamics (UC Irvine), 2011, vol. 5, issue 1, pp. 1-10. Akaev A., Fomin A., Tsirel S., Korotayev A.(2010).Log-Periodic Oscillation Analysis Forecasts the Burst of the “Gold Bubble” in April-June 2011 // Structure and Dynamics (UC Irvine), 2010, vol. 4, issue 3, pp. 1–11. Akaev A.A., Sadovnichy V.A., Korotayev A.V.(2012). On the dynamics of the world dynamics of the world demographic transition and financial-economic crises forecasts // The European Physical Journal, Special Topics, 2012, vol. 205, pp.355–373. Bainbridge W.S., Roko M. (2006). Managing Nano-Bio-Info-Cogno Innovations // Converging Technologies in Society. – Dordrecht: Springer, 2006. Grinin L., Tsirel S.,Korotayev A. (2015). Will the explosive growth of China continue? // Technological Forecasting and Social Change, 2015, vol. 95, pp. 294–308. Hirooka M. (2006). Innovation Dynamism and Economic Growth. A Nonlinear Perspective. – Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2006. IMF (2016). World Economic Outlook Database. Washington, DC: International Monetary Fund. Marchetti C., Nakicenovic N.(1979) The Dynamics of Energy Systems and the Logistic Substitution Model, RR-79-13, International Institute for Applied Systems Analysis, Laxenburg, Austria// IIASA – Laxenburg 1979. RR 79-13. Mensch G. (1979). Stalemate in Technology – Innovations Overcame the Depression – New York: Ballinger Publishing Company, 1979. Roko M.C. (2011). The long view of nanotechnology development: the National Nanotechnology Institute at 10 years // J. Nanopart Res., 2011, №12, pp.427-445. Roko M., Bainbridge W.S. (2003). Converging Technologies For Improving Human Perfomance // WTEC, 2003. Williams L., Adams W. (2007). Nanotechnology. – New York: McGraw-Hill, 2007. WIPO (2016). World Intellectual Property Organization database. URL: http://www.wipo.int/portal/en/index.html. World Bank (2016).World Development Indicators Online. Washington, DC: World Bank, Electronic version. URL: http:// data.worldbank.org/indicator. Примечания 1#Advanced economiesпо классификации МВФ. 2# Напомним, что по другой версии речь идет о МАНБРИК-технологиях (комплексе, включающем в себя медицинские, аддитивные, нано- и биотехнологии, а также робототехнику, информационные и когнитивные технологии) (см., например: [Гринин, Коротаев, 2015a]). 3# Без России. 4# См. также: [Гринин, Коротаев, 2012]. ? За 1970–1973 гг. указаны официальные цены на легкую саудовскую нефть, за 1974–1985 гг. – средние закупочные цены американских нефтеочистительных заводов за импортированную сырую нефть, за 1986–2015 гг. – среднегодовые цены на нефть марки Brent.  Среднегодовые цены на Лондонской бирже.

14 июня, 07:34

Мировой кризис: экономический флаттер (мнение)

В четвертой части мы рассмотрели причину неустойчивости автокаталитических систем: прогрессирующее воспроизводство катализатора обедняет среду пищей ниже критических уровней, после чего катализатор вымирает. Система деградирует. До следующей фазы подъема. Автокаталитическая неустойчивость не проявляла себя до начала XIX века, но с той поры товарная экосистема вступила в полосу непрекращающейся турбулентности. Чтобы визуализировать причину, мы вернемся к ее ускорителям, о них уже шла речь во второй части, и рассмотрим демпферы, сделав акцент на устойчивости системы.

09 июня, 14:29

Глазьев: Продавать сырую нефть – всё равно что выбрасывать ассигнации на ветер

Д. НАДИНА: Дарья Надина в студии. Всем добрый вечер. Как уже и было заявлено, в нашей студии Сергей Глазьев, академик Российской академии наук, экономист. Сергей Юрьевич, здравствуйте. С. ГЛАЗЬЕВ: Здравствуйте. Д. НАДИНА: Прямо с места в карьер. 10 числа, буквально уже послезавтра, будет заседание Центробанка. Разделились эксперты. Я читала немало предположений, почему ЦБ должен ставку понизить, почему должен оставить её на прежнем уровне. Ваши предположения и ожидания? С. ГЛАЗЬЕВ: Вы знаете, я не рискну высказывать какие-то предположения, потому что логика принятия решения нашим Центральным банком за пределами научного понимания. Они сейчас сами себе поверили, что в стране избыток денег. Они его сами создали в действительности, подняв процентную ставку намного выше рентабельности в обрабатывающей промышленности. Теперь они удовлетворённо констатируют, что в стране избыток денег, потому что коммерческие банки им возвращают кредиты, которые те получили на рефинансирование раньше. За последний год изъято из экономики Центральным банком больше 5 триллионов рублей. Это деньги, которые были раньше представлены в экономику через рефинансирование коммерческих банков. Пока был спрос на эти деньги, коммерческие банки участвовали в аукционах по рефинансированию. Сейчас они не участвуют, потому что под такие проценты предприятия занимать не могут. Те, кто какое-то время занимали под высокий процент, видимо обанкротились либо свернули производство. В Центральном банке никак не могут взять в толк, что если вы предоставляете кредиты дороже, чем рентабельность в экономике, то предприятия, которые не могут перенести кредит в цены – переложить процент на потребителя, вынуждены отказываться и сворачивать производство. Центральный банк, подняв процентные ставки до уровня, который втрое превышает рентабельность обрабатывающей промышленности, поставил предприятия перед выбором: либо возвращать кредиты, а больше половины оборотного капитала промышленности формируется за счёт кредитов, и сворачивать производство, либо поднимать цены, перекладывая на потребителя повышенный процент. В итоге было выбрано «кто как мог». В сумме эти стратегии привели нас в стагфляционную ловушку, то есть одновременное повышение цен и снижение производства, что происходит второй год подряд. В итоге, как и следует из обычного закона спроса и предложения на рынке, если товар не по карману, дороже возможностей, то потребитель от этого товара отказывается. Сегодня Центральный банк решил почему-то, что у нас в стране избыток денег, который он сам же создал, завысив процентную ставку. Дело в том, что для коммерческого сектора самый дешёвый кредит задаётся ставкой рефинансирования Центрального банка. Дешевле денег в экономике нет. Это так называемая ключевая ставка, по которой ЦБ печатает деньги и раздаёт желающим коммерческим банкам. Все другие ставки в экономике для коммерческих кредитов отталкиваются от этой ключевой ставки, то есть они выше. Д. НАДИНА: Плюс 2 процентных пункта. С. ГЛАЗЬЕВ: Да, в зависимости от категории риска бывает и 10 процентных пунктов. Сегодня ставки примерно на 3-10% выше той, которую даёт ЦБ. Регулируя свою ключевую ставку, ЦБ определяет цену кредита. Поскольку для большинства отраслей промышленности, за исключением добывающей и нефтегазовой промышленности, химико-металлургического комплекса, рентабельность ниже. В конце концов, те, кто сегодня уже принял для себя стратегические решения и не может дальше перекладывать процентную ставку на повышение цен, отказывается от кредитов, возвращает их. В итоге из экономики уже изъято более 5 триллионов. Если ЦБ и дальше продолжит политику завышенной ключевой ставки, мы окажемся в ситуации выключенного кредита вообще, то есть в экономике кредитов для развития производства для большинства отраслей промышленности попросту не будет. Д. НАДИНА: Сергей Юрьевич, ведь ставка была вообще 17% после того, как мощно ударил по нам кризис. Опустили, сейчас уже 11. С. ГЛАЗЬЕВ: Какое-то время действовали старые договора. Когда предприятие берёт кредит, они брали до того, как ЦБ поднял процентные ставки до 17%. Кто-то брал на год, кто-то на два, кто-то на пять. Теперь время вышло. Коммерческие банки выдают новые кредиты по новым ставкам. Вернув деньги по ранее взятым кредитам, предприятия теперь вынуждены брать кредиты по повышенной ставке. Даже если она 11, а у вас рентабельность 4, как в обрабатывающей промышленности, зачем вам нужен кредит, который вы не можете вернуть. Д. НАДИНА: Конечно, я человек не самый сведущий, но тем не менее. Перед тем, как ставка прыгнула до 17, она была 10,5 – не такая уж большая разница с 11, которая есть у нас последние несколько месяцев. С. ГЛАЗЬЕВ: Была 8. Д. НАДИНА: Но это при царе Горохе. С. ГЛАЗЬЕВ: Была не так давно 8, она тоже была высокая. Замечу, что большая часть кредитов была выделена ЦБ в период 2010-2011 годов, как раз тогда была ещё довольно высокая инфляция после тогдашней девальвации рубля. Под 8-9-12% предприятия брали. Когда она рванула до 17, это стала запретительная ставка. Соответственно, постепенно вся кредитная система перешла на повышенные ставки процентов. За этим потянулись и депозиты, поскольку для того, чтобы привлекать вклады населения, коммерческим банкам пришлось предлагать более выгодную. Д. НАДИНА: Более привлекательные условия. С. ГЛАЗЬЕВ: Да. В итоге мы перешли на более дорогой уровень денег, который сегодня неподъёмен для экономики – для большей части отраслей. ЦБ игнорирует все эти эффекты для реального сектора. Для них главное, как они для себя считают, снижение инфляции. Они предполагают, что сокращением кредитов, сокращением денежного предложения они смогут снизить инфляцию. Это совершенно примитивное однобокое линейное мышление, которое не учитывает элементарного факта, что главная причина инфляции заключается в обесценивании покупательной способности денег в том числе. Падают объёмы производства, растёт наше технологическое отставание, наша промышленность теряет конкурентоспособность. Попытка бороться с инфляцией путём сжатия кредита ведёт к ещё большей технологической отсталости, сокращению производства, а значит к росту издержек и той самой стагфляционной ловушке, которую мы имеем. Д. НАДИНА: К разговору об инфляции. На неделе с 31 мая по 6 июня впервые за очень долгое время Росстат зафиксировал нулевую инфляцию. Цены на потребительские товары в России по данным статистики не изменились. Я хочу вернуться к прогнозу, что ЦБ может принять какое-то новое решение в пятницу и изменить ставку. С. ГЛАЗЬЕВ: Если исходить из объективных критериев, то да, но ЦБ руководствуется не объективными критериями, он руководствуется субъективными схоластическими представлениями о примитивной однобокой зависимости между инфляцией и денежным предложением. Он ориентируется не на недельные интервалы, а на год к году. Идёт уже сельскохозяйственная страда, что называется. Всегда, когда начинается новый урожай – сейчас пока это ягоды, в основном овощи, пока ещё до хлеба дело не дошло, но уже начинается сезонное снижение цен, которое возникает в связи с ростом предложения продовольственных товаров. Д. НАДИНА: Давайте сделаем ставки для того, чтобы, когда Вы в следующий раз к нам придёте, можно было сравнить. Ваша ставка. Что решит совет ЦБ? С. ГЛАЗЬЕВ: Я не могу брать на себя такую ответственность, потому что в рамках их логики мышления, которая оторвана от реальности, не могу даже себе представить, какое они решение примут. Если будут идти навстречу экономическим потребностям, они ставку снизят, если они будут дальше играть в монетаризм, то не снизят, будут дальше давить инфляцию, как им кажется, до 4%. На фоне падения производства до 4% они не смогут дожать инфляцию. Это сложное сочетание мотивов. Непонятно как разложится. До этого ЦБ демонстрировал полное игнорирование потребностей реального сектора экономики. Д. НАДИНА: Я попросила сделать ставку Вас, Вы отказались, тогда попрошу наших слушателей. Как вы полагаете, что сделает ЦБ в пятницу? Здесь предположения слушателей, как я и просила. Довольно много слушателей пишут нам: «понизят ключевую ставку на 1%», ещё пишут, что до 9% должны понизить, пессимисты говорят, что, наоборот, повысят. Оптимистов больше, как это ни странно. Давайте примем несколько звонков от слушателей, если Вы не против. Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Вадим, Подмосковье. Сергей Юрьевич, как отличить овнов от тех козлищ, которые возьмут кредит якобы под производство по пониженной ставке и побегут на валютную биржу? Спасибо. С. ГЛАЗЬЕВ: Отличить любой банкир может. Существуют соответствующие механизмы контроля за целевым движением денег. Если банк выдаёт деньги под какой-либо инвестиционный проект, есть бизнес-план, есть механизм контроля за расходованием этих денег. Если захочет кредитор, он может взять на себя оплату расходов заёмщика, чтобы избежать нецелевого использования денег. Все эти технологии очень хорошо отработаны и известны. Другое дело, если банку всё равно, куда вы потратите деньги. Он вам даёт их под 20% годовых. Д. НАДИНА: Главное – верни. С. ГЛАЗЬЕВ: Тем более, если в залоге у вас в 2 раза больше, чем объём кредита, то банку абсолютно плевать, куда вы потратите деньги, хотя формально он от вас потребует бизнес-план. Всё зависит от условий кредитования, поэтому мы сейчас отмечаем успехи в сельском хозяйстве. Это происходит потому, что кредитование происходит под 7-8% годовых. Это целевые кредиты, под которые выдаётся соответствующая субсидия – льготный механизм – специальный механизм ЦБ по рефинансированию коммерческих банков под нужды расширения сельскохозяйственного производства. Пониженная ставка, что лишний раз доказывает правоту наших предположений по переходу к гибкой долгосрочной системе целевого кредита, когда кредит выдаётся под цели модернизации и расширение производства вне зависимости от ключевой ставки, замечу. Ключевая ставка – это ставка краткосрочных кредитов, которые ориентированы на пополнение ликвидности на межбанковском рынке. Это кредиты, которые нужны банкам для балансировки своей рыночной ситуации в каждый текущий момент. Кому не хватает денег, они их занимают у ЦБ на 2-3 дня, потом возвращают. Спекулянтам такие кредиты тоже подходят, потому что они свои операции совершают быстро. А вот для реального сектора нужны длинные деньги. Мы и предлагаем создать такую систему долгосрочного целевого кредита, которая сегодня прекрасно себя зарекомендовала для агропромышленного комплекса, для которого 7-8% при нынешних условиях после девальвации рубля оказалось вполне приемлемой ценой денег. Для остальной экономики, к сожалению, таких специальных инструментов нет, если не считать проектного финансирования в незначительных объёмах под гарантии правительства. Есть механизмы льготного кредитования под экспортные гарантии через специализированные агентства по страхованию экспорта. Все эти инструменты работают великолепно. Все лимиты по ним выбраны, предприятия ими пользуются и наращивают производство. Это лишний раз доказывает, что это возможно. Д. НАДИНА: О ком конкретно идёт речь? Вы говорите про длинные целевые кредиты под 8%, которые есть для сельского хозяйства. А для кого? Кто занимается тяжёлой промышленностью, что именно? С. ГЛАЗЬЕВ: Для сельского хозяйства всем. Хотите – сажайте сад, вам будут возмещены расходы, хотите – занимайтесь рыбным хозяйством, хотите – наращивайте поголовье стада. В общем, для всего агропромышленного комплекса за последние годы создана довольно гибкая система финансовой поддержки, которая позволяет конечному заёмщику – сельскохозяйственному предприятию, будь то фермер или агропромышленная корпорация, получать кредиты под приемлемые для них ставки – под 7-8%, может, под 9, но меньше 10. Это вполне подходит для нынешней ситуации. Д. НАДИНА: К разговору о сельском хозяйстве. В Bloomberg сегодня вышла статья. Они пишут, что в некоторых регионах России из-за слабого рубля и эмбарго на зарубежное продовольствие гораздо выгоднее заниматься выращиванием каких-то сельхоз культур, а не добывать нефть. С. ГЛАЗЬЕВ: В нашей экономике развиваются те сферы, которые могут получать дешёвые деньги, потому что после многолетней галопирующей инфляции оборотный капитал предприятия был потерян ещё в 90-е годы. Половина оборотного капитала формируется за счёт заёмных средств. У нефтяников эти заёмные средства шли из-за границы. Поскольку они экспортировали, они могли получать за рубежом дешёвые кредиты. Сельское хозяйство сегодня получает кредиты при помощи государственной поддержки, причём самой разнообразной. Много инструментов существует. Для оборонно-промышленного комплекса существует механизм по решению президента почти 100% авансирования заказа, что позволяет им брать практически беспроцентные деньги за счёт бюджета под весь цикл производства продукции. Только эти сферы и работают. Всё остальное не может развиваться. Это очередной раз доказывает необходимость долгосрочного целевого кредита. Д. НАДИНА: Если вернуться к тому, что рожь выгоднее, чем нефть, очень часто говорят, что было бы лучше если бы мы вообще перестали нефть добывать, а активно продавали на Запад зерно, как делала это царская Россия. Вы как относитесь к таким предположениям? С. ГЛАЗЬЕВ: Вопрос сбалансированности нашей экономики – с этого надо начинать. У нас избыток зерна появился по одной простой причине – вырезали стадо. В Советском Союзе не было избытка зерна, потому что зерно шло на корм скоту, в итоге производилось больше добавленной стоимости. Понимаете, зерно для сельского хозяйства – всё равно что нефть для химической и обрабатывающей промышленности, это сырьё. Если мы продаём много зерна, ничего хорошего нет. Это значит, что мы его сами не перерабатываем в мясо, молочную продукцию, тем самым сокращаем цепочку создания добавленной стоимости. Что касается нефти, можно вспомнить нашего великого Менделеева, который говорил, что сжигать нефть – всё равно что топить печку ассигнациями ввиду колоссальной химической ценности этого сырья. Продавать нефть сырую – всё равно что выбрасывать ассигнации на ветер, поскольку мы на одну тонну нефти можем производить в 10 раз больше продукции, чем получаем от её экспорта. Нужно развивать нефтехимию, переработку нефти. Ради этого мы в своё время ввели экспортную пошлину на нефть с тем, чтобы хотя бы часть забирать в доходы государства и стимулировать внутреннее потребление нефти как химического сырья или значительного по своей доле рынка энергоносителя. В настоящий момент мы экспортируем примерно половину добываемой нефти и половину нефтепродуктов. Практически больше 2/3 нашего углеводородного сырья мы отправляем на экспорт. Д. НАДИНА: По чьей вине у нас последние 20 лет недостаточно нефтеперерабатывающих заводов, которые могли бы заниматься тем, о чём Вы говорите? С. ГЛАЗЬЕВ: Это связано с двумя главными причинами. Первая: нет целенаправленной структурной политики, которая бы стимулировала нефтепереработку; во-вторых, нет долгосрочных кредитов, которые бы позволяли финансировать инвестиции в глубокую переработку нефти. Для нефтяных компаний по соотношению цен внутри страны и экспортных цен выгодно было нефть экспортировать, чем отправлять на переработку. Даже вертикально-интегрированные нефтяные компании, которые могли перерабатывать нефть в топливо или в химическое сырьё, предпочитали максимизировать экспортные возможности. Экспорт нефти лимитировался в основном пропускной способностью трубы. То, что труба не могла пропустить, оставляли для внутреннего потребления. Это разбалансировка системы регулирования экономики, которая привела к деградации. Д. НАДИНА: Это Вы очень интеллигентно сказали «разбалансировка», можно было и другое слово здесь использовать, пожёстче. С. ГЛАЗЬЕВ: Например, можно было дать долгосрочные кредиты. Нефтехимия – это очень капиталоёмкая отрасль, там длинные сроки окупаемости. Д. НАДИНА: Только что Наталья Далматова в выпуске новостей сказала, что нефть стоит 52,16. Много или мало? Мы ещё увидим более приятные цифры в этом году? Как Вы полагаете? С. ГЛАЗЬЕВ: Может и увидим, если спекулянты возьмутся за нефтяные контракты. Дело в том, что по долгосрочным тенденциям нефть не может дорожать в силу того, что мы находимся в фазе роста нового технологического уклада, который на порядок более эффективен с точки зрения энергопотребления предыдущих. Ожидать роста спроса на нефть в качестве энергоносителя уже не приходится. По объективным причинам, связанным с прогрессивными технологическими изменениями в мировой экономике, такого рода периоды, примерно 20-30 лет – восходящая фаза длинной волны Кондратьева – распространение нового технологического уклада, технической революции, повышение эффективности, в том числе снижение энергоёмкости, всегда сопровождалось низкими ценами на энергоносители. Эта фаза должна была начаться несколько раньше, но в силу того, что нефть стала любимым инструментом для финансовых спекулянтов, фаза высоких цен на нефть несколько затянулась. Обрушение произошло позже, чем должно было произойти по объективным тенденциям. Ближайшие 15-20 лет прогнозировать повышение цен на нефть не приходится, нет объективных причин. Конечно, могут быть причины, не связанные со спросом и предложением и с энергоэффективностью. Например, если начнётся быстрая девальвация всех валют, снижение покупательной способности, тогда мы будем видеть рост номинальных цен на нефть. Если брать сопоставимые цены за вычетом инфляции, этого роста может не быть. Д. НАДИНА: Сегодня наши слушатели недоверчиво хихикали над министром финансов Антоном Силуановым. Он заявил, что курс рубля больше не находится в прямой зависимости от цены на нефть. На него влияют другие факторы. Мы с вами видим каждый день, если нефть просела, значит доллар в обменниках стоит дороже. Это же прямая зависимость, мы это видим. Почему нам говорит министр финансов, что это не так? Вы какой позиции придерживаетесь? С. ГЛАЗЬЕВ: Здесь всё очевидно. Главный, кто влияет на курс рубля – Центральный банк. Главной обязанностью ЦБ в нашей стране, как и в других, является обеспечение устойчивости национальной валюты. Причина гиперволатильности рубля – неустойчивость. Рубль, к сожалению, занял в мире последнее место или первое – как считать, самая неустойчивая валюта в мире. Можете себе представить? Большая страна с огромным количеством валютных резервов, у которой в два раза больше количества рублей в денежной базе нашей экономики, в которой курс рубля занижен по отношению к паритету покупательной способности почти втрое. И такая волатильность, то есть колебательность. Ни одна нефтедобывающая страна мира даже близко к нам не подошла по амплитуде колебания курса национальной валюты. О чём это говорит? О том, что курсом рубля управляют спекулянты. С моей точки зрения, здесь очевидные признаки манипуляции курсом. Это видно по статистике. В то время как мы наблюдаем падение инвестиций, резкое падение экономической активности в целом, идёт резкий подъём объёма спекулятивных валютных операций. Их объём за два года вырос пятикратно. Сегодня единственным центром генерирования прибыли в огромных масштабах стал валютный сегмент Московской биржи. Там объём операций достиг 100 триллионов рублей в квартал. Это десятикратно превышает объём ВВП, то есть курсом рубля манипулируют, это совершенно очевидно по объективным фактам. Происходит эта манипуляция по одной причине, потому что ЦБ отправил курс рубля в свободное плавание, что является абсолютной экзотикой для современного мира. Ни одна уважающая себя крупная страна не позволяет таких колебаний курса, потому что это обрушивает все механизмы принятия решений в экономике. Экономические субъекты не могут принимать инвестиционные решения, когда так болтается курс национальной валюты. В этом смысле цена на нефть является для спекулянтов неким ориентиром, но в отличие от таких странных представлений, которыми обладает глава нашего ЦБ, которая утверждает, что свободный курс рубля демпфирует внешние шоки всё обстоит прямо наоборот. Колебания курса рубля намного сильнее колебания нефти. Это говорит о том, что спекулянты, пользуясь колебанием цен на нефть, просто усиливают, то есть свободный курс рубля не демпфирует внешние шоки, а усиливает их, работая как акселератор. Нефть немножко подорожала – спекулянты разгоняют курс рубля в сторону повышения, нефть дешевеет – они гонят курс рубля обратно. Они используют внешние шоки для того, чтобы многократно их усилить в нашей экономике для извлечения сверх прибыли на дестабилизации. Д. НАДИНА: К разговору о кубышках. Вы говорили, что у нас много валюты, гораздо больше, чем рублевой базы. Прочитала заметку, что многие экономисты допускают исчерпание резервного фонда уже в будущем году. Год назад там было 3,6 триллиона, сейчас там 2,6 триллиона рублей. Оттуда съедаются деньги. Вы согласны с таким предположением? Действительно ли резервный фонд может быть исчерпан в будущем году? С. ГЛАЗЬЕВ: Этот ровным счётом ничего для макроэкономики не значит, потому что резервный фонд – это некая виртуальная составляющая валютных резервов страны. Она виртуальна в том смысле, что по макроэкономической сути – это всего лишь элемент валютных резервов. Реальностью его делает то обстоятельство, что данный фонд находится в распоряжении правительства. В рамках закона о бюджете правительство формально имеет возможность продавать валюту из резервного фонда, не спрашивая разрешения ЦБ. По макроэкономической сущности продажа валюты из резервного фонда равносильна дополнительной эмиссии рублей, потому что, продавая валюту Центральному банку, правительство получает рубли. Но с таким же успехом ЦБ мог бы просто эмитировать эти рубли без валютного покрытия, как это делают все ведущие страны мира. Мало кто в правительстве понимает, что главным источником эмиссии денег в Америке, Европе, Японии является эмиссия денег под государственные обязательства, государственные долги. В любом случае это эмиссия. Правительство продаёт валютный резерв ЦБ, ЦБ печатает деньги для покрытия. При этом объём валютных резервов не меняется, они просто переходят из одной категории в другую – из-под правительственного контроля под контроль ЦБ, но в сущности это денежная эмиссия. Поэтому непонятно, почему обязательно надо привязывать механизм финансирования бюджета денег из резервного фонда. Макроэкономический эффект точно такой же, как если бы ЦБ печатал деньги под покупку государственных облигаций, как в Америке, Европе, Японии. Д. НАДИНА: Сергей Юрьевич, насколько понимаю, у Вас нет противоречий с Борисом Титовым, одинаковые экономические взгляды. Он на днях сделал заявление, предположив, что главная проблема для бизнеса – это непредсказуемость, неспособность планировать надолго в нашей стране, сложность законодательства, которое часто меняется и так далее. Вы бы что-нибудь добавили? Насколько я понимаю, это и Ваша позиция тоже. С. ГЛАЗЬЕВ: Это и Ваша позиция, Вы же только что объявили тотализатор по поводу, какое решение примет ЦБ по процентной ставке. Д. НАДИНА: Большинство оптимисты. Они уверены, что снизят. С. ГЛАЗЬЕВ: Сами вдумайтесь. Вы ставите на голосование вопрос такого рода: что ожидать от ЦБ через неделю? Никто не знает. Начинается гадание на кофейной гуще как будто это матч футболистов, и мы не знаем с Вами, какой будет результат. Мы не знаем с Вами, какой будет курс рубля, потому что он колеблется при всех объективных обстоятельствах. Д. НАДИНА: Это страшно раздражает, надо сказать. С. ГЛАЗЬЕВ: Мы погружаемся в хаос. Бизнес в состоянии хаоса не может планировать ничего. Зачем нужны менеджеры, которые не могут планировать ничего? Они не могут посчитать риски, они не могут оценить прибыльность, понять, сколько будет стоить импорт, сколько они получат по экспорту, под какие процентные ставки они завтра могут взять кредит. Эта нестабильность убивает рыночную, замечу, экономику. В рыночной экономике самое главное для принятия решения – это макроэкономическая стабильность. Главный орган, который отвечает за макроэкономическую стабильность – Центральный банк. А у нас ЦБ стал главным генератором нестабильности. Политика ЦБ многократно усиливает внешние шоки для внутренней экономики. Она просто погружает нашу макроэкономическую среду в хаотическое состояние, поэтому сворачиваются инвестиционные проекты, люди предпочитают забрать деньги и уехать за границу, где более стабильные условия, и ждать лучших времён, когда здесь всё стабилизируется. Д. НАДИНА: Вы говорите, что нестабильность, бизнес хочет уехать. С. ГЛАЗЬЕВ: Нет, бизнес не хочет уехать. Д. НАДИНА: А что так? С. ГЛАЗЬЕВ: Бизнес хочет работать в стране, но бизнес – это же риски. Люди рискуют своими капиталами, заёмными деньгами, поэтому, если они не могут планировать макроэкономические условия для своих проектов, они вынуждены проекты сворачивать. Вы говорите о позиции Бориса Титова и моей, но я хочу оговориться. Моя позиция – это позиция нашей академической науки. Зная, как учёный, закономерности экономического роста, оценивая сегодняшнюю макроэкономическую ситуацию исходя из объективных последствий, в том числе нестабильности, даёт рекомендации, исходя из понимания, какие инструменты поддержки экономического роста государство должно применить, если мы ставим перед собой подъём народного благосостояния, повышения конкурентоспособности нашей экономики и развития. Борис Титов представляет интересы нашего бизнеса, той части бизнеса, которая хочет работать в стране, развивать экономику страны, стремится максимально возможное сделать для наращивания конкурентоспособности, для подъёма объёмов производства, для расширения наших экономических возможностей, повышения уровня жизни. Для бизнеса повышение уровня жизни – это источник спроса. Даже если предположить, что бизнесмены – не очень-то альтруисты, тем не менее они объективно заинтересованы в развитии. Позиция Титова – это позиция «Деловой России», «Столыпинского клуба». То, что мы предлагаем – это объединённая позиция науки и прагматичного патриотического бизнеса. А нам противостоит не какая-то чужая экономическая школа, нам противостоит позиция, которая диктуется валютным фондом из Вашингтона в интересах американского и европейского капитала преимущественно. В интересах этого капитала снятие национальных границ с точки зрения регулирования экономики, освобождение экономических площадок государств для свободного движения этого капитала. Не случайно апологеты этой политики и вся их экономическая риторика – это по сути апологетика транснационального капитала, который на 80% является американо-европейско-японским, поскольку там эмитируются мировые деньги. Корпорации этих стран получают доступ к бесконечным источникам кредита, которые просто создаются под долговые обязательства. С одной стороны, Валютный фонд рекомендует американцам не повышать процентные ставки, которые и так там нулевые, а нам рекомендуют их повышать и ограничивать денежное предложение, хотя у нас и без того денег катастрофически не хватает даже для поддержания простого воспроизводства. Д. НАДИНА: Для поддержания штанов. С. ГЛАЗЬЕВ: Есть две позиции. Одна позиция научно-прагматичная – в интересах подъёма благосостояния и развития экономики сейчас, подавляющая часть бизнеса, работающая в реальном секторе, а другая часть – это индуцируемая из Вашингтона через апологетов вашингтонского консенсуса интересов американо-европейского капитала, которая сегодня фактически привела к тем печальным последствиям, которые мы наблюдаем в экономике, в том числе к свёртыванию деловой активности. Но очень выгодно западным корпорациям, которые сегодня из российского финансового рынка сделали источник для потрясающей наживы. Замечу, что три четверти операций на нашем финансовом рынке совершаются в интересах нерезидентов. В основном иностранцы играют с нашим курсом рубля и извлекают из этого гигантские прибыли, используя, разумеется, российских спекулянтов, российских брокеров и своих ставленников в системе управления финансовым рынком. Объём доходов, которые были получены на раскачке вверх-вниз курса рубля мы оцениваем в 50 миллиардов долларов. Примерно такой же объём падения инвестиций. Вместо того чтобы идти на инвестиции, деньги утекают на валютную биржу, затем растворяются в офшорных зонах. Вот две позиции. Д. НАДИНА: 50 миллиардов за какой период? С. ГЛАЗЬЕВ: Начиная с драматического паления курса рубля в декабре 2014 года. Д. НАДИНА: Конец программы. Запускаю традиционное голосование. В прошлый раз, если не ошибаюсь, у Вас была какая-то рекордная цифра – 99% поддержки. Посмотрим, что слушатели скажут сегодня. С. ГЛАЗЬЕВ: Я думаю, большинство наших слушателей не играют на валютной бирже и не знают, как манипулировать курсом. Д. НАДИНА: Это факт. Давайте несколько вопросов от слушателей примем. Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я слышал, недавно на совещании у президента засекретили доклад Кудрина. Может быть, приоткроете тайну, что там такого секретного? Может, какой-то шок? С. ГЛАЗЬЕВ: Ничего секретного там нет. Сам Алексей Леонидович опубликовал тезисы своего доклада, насколько мне известно, их можно найти в интернете. Д. НАДИНА: Про это уже рассказывали, кстати. С. ГЛАЗЬЕВ: Он не стесняется об этом говорить. Я хочу обратить внимание, что, если Вы сравните его доклад, опубликованные тезисы, с миссией МВФ в Москве от 16 мая, Вы удивитесь сходству этих двух документов. По сути это та позиция, о которой я говорил – позиция Валютного фонда в интересах американоцентричного финансового транснационального капитала, который нам транслируется через соответствующих апологетов этой доктрины уже два десятилетия кряду с катастрофическими для нашей экономики результатами. Поэтому позиция, которую мы отстаиваем – не позиция развития страны, а позиция, которая нам из Вашингтона индуцируется через соответствующих глашатаев, которые просто переводят на русский язык рекомендации Валютного фонда и выдают их за некие «откровения науки» - это путь в никуда, путь на дальнейшую периферийную зависимость нашей страны от внешней конъюнктуры, что мы и наблюдаем сегодня по тому хаосу, который возник в результате осуществления этой политики. Замечу, что в докладах нет ничего нового. Это просто продолжение того, что есть. Д. НАДИНА: Мы продолжаем голосовать. Есть ещё 2 минуты и несколько звонков. Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей Алексеевич зовут. Сергей Юрьевич, вот две позиции. Ваша позиция исключительно понятна. Тогда объясните, что президент страны разобраться не может в этом? Почему он слушает другую сторону, которая явно против российских интересов? В чём дело? Где проблема? С. ГЛАЗЬЕВ: Видите, у нас есть Конституция. Наш президент действует строго в рамках Конституции, где вопросы экономики делегированы правительству и Центральному Банку. Дискуссии, которые проходят с участием его уполномоченных должностных лиц и где принимаются решения. Фактически он делегирует полномочия тем людям, которые взяли, на которых возложено проведение экономической политики. Здесь вопрос нашего конституционного поля. Не только президент, ещё есть Государственная Дума, Федеральное собрание – все органы власти имеют возможность формировать и участвовать в этой политике. Так уж складывается сейчас в нашей властвующей элите, что консенсус пока в большинстве своём у них сводится к тому, что не нужно пока что-то радикально менять, поскольку, как кажется экономическому блоку правительства, перемены несут больше риска, чем сохранение нынешней политики. С точки зрения научного сообщества и бизнеса, работающего в реальной экономике, риски продолжения нынешней политики гораздо превышают риски её изменения в направлении создания условий для экономического роста, что, собственно, президент и объявил на экономическом совете, предложив всем участникам высказывать предложения по изменению политики в целях создания условий для экономического роста. Д. НАДИНА: Сергей Юрьевич, у нас не осталось времени. Просто два слова скажите, когда будет принято окончательное решение, по каким канонам, по какой программе будет развиваться дальше наша экономическая политика? С. ГЛАЗЬЕВ: Могу сказать, что это решение не будет принято на экономическом совете, потому что это консультативный орган, а принципиальные экономические решения принимает правительство и Центральный банк. Д. НАДИНА: Это Сергей Глазьев, академик Российской академии наук. Его поддерживает сегодня по итогам нашей программы 98% слушателей, 2% высказались против.

03 июня, 10:24

Четвёртая технологическая революция

То, что происходит сейчас, рисует будущее полным как возможностей и перспектив, так и страхов потерять свою человеческую природу, а то и свою жизнь в итоге. Ни много, ни мало... Четвёртая технологическая революция (4ТР), как наиболее удобный способ бесструктурного управления человечеством, может полностью перевернуть наш мир. Как уже перевернули три предыдущих технологических революции 3ТР, 2ТР и 1ТР. С одной стороны они углубили рабство землян, переведя его в цифровую плоскость. Но с другой мир стал более прозрачным, и для каждого появилось больше возможностей узнать правду. Но риски от внедрения 4ТР могут быть настолько же велики, как и открывающиеся возможности. К чему нас готовят? И к чему стоит готовиться?

28 апреля, 13:01

Сергей Глазьев: Государство должно принять участие в формировании нового технологического уклада

В рамках очередного заседания Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова состоялось выступление известного экономиста …21 апреля в рамках очередного заседания Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова состоялось выступление Сергея Юрьевича Глазьева, советника Президента РФ, д.э.н., академика РАН, сообщает сайт РЭОШ.В первой части выступления С.Ю.Глазьев изложил результаты научно-исследовательских работ, «благодаря которым сегодня можно достаточно точно прогнозировать экономическое развитие и нашей страны, и других стран, и формировать сценарии будущего, исходя из мер экономической политики, которые принимаются сегодня». Докладчик рассматривал темы технико-экономического развития, полагая, что «в основе процессов экономического развития лежит научно-технический прогресс, который сегодня объясняет экономический рост развитых стран на 90%».«На макроуровне НТП выглядит как последовательность длинных волн Кондратьева, в основе каждой из которых лежит соответствующий технологический уклад – комплекс технологически сопряжённых производственных систем».«Выход из "Великих депрессий" — в скорейшем формировании траекторий нового технологического уклада, что требует серьёзнейшего участия государства: оно в этот период должно увеличивать ассигнования на НИОКР, увеличивать госзакупки. Беда в том, что в условиях либерально-демократической модели, которая господствует в передовых странах Запада, у государства нет оснований, мандата вмешиваться в экономику, за исключением задач обеспечения безопасности и обороны. Тогда милитаризация экономики является единственным способом смены технологических укладов, что обостряет риски военно-политических конфронтаций и войн. Так, депрессия 20-х годов вылилась в катастрофу Второй мировой войны», - отметил Глазьев.«Структура нового технологического уклада понятна – это комплекс биоинженерных, нано- информационно-коммуникационных технологий, который сегодня растёт темпом порядка 30% в год. Главным потребителем его продукции становится здравоохранение: эволюция в медицине позволяет, согласно последним заявлениям учёных-медиков, увеличить продолжительность жизни человека до 120 лет», - продолжил он.Помимо предложения теоретических обоснований макроэкономических процессов, профессор проанализировал текущую экономическую политику России, придя к неутешительному выводу: «кредиты, которые государство выдало на спасение экономики в период финансового кризиса, были использованы на дальнейшее её убивание через бегство капитала».Сергей Глазьев указал на необходимость введения ограничения на трансграничное движение капитала. В.Ю.Катасонов отметил, что подобные тезисы недавно прозвучали в статье председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина «Пора поставить действенный заслон информационной войне». Однако такая риторика пока игнорируется или замалчивается остальными участниками политико-экономического процесса в России.«Прежде всего, нужно вернуть в экономику смысл. Если смысл экономики – это увеличение благосостояния людей за роста объёмов производства, эффективности, новых технологий – то нам нужно иметь долгосрочный прогноз, на основе которого разработать стратегический план, установить приоритеты и сообразно им выстроить государственную политику развития, после чего бизнес вместе с учёными и представителями органов власти формирует индикативные планы развития. Где бизнес берёт на себя обязательства модернизировать и наращивать производство, а государство обеспечивает стабильные, благоприятные для этого условия, а также предлагает долгосрочный кредит. И в этой системе должна действовать не круговая порука, а круговая ответственность».«Планирование и рыночная самоорганизация – две стороны одной медали, и это было осуществлено в Китае», что, по мнению эксперта, обуславливает устойчивость и перспективность китайской модели.«Помимо технологических укладов, существуют мирохозяйственные уклады – система институтов, обеспечивающих воспроизводство экономики. Мы называем новый мирохозяйственный уклад интегральным: он ориентирован на социально-экономическое развитие страны, а также на гармонизацию международных отношений. Это, в отличие от глобальной либерализации, предполагает сохранение суверенитетов, право каждой страны защищать свой валютно-финансовый рынок. Уверен, что мы перейдём к новой финансовой архитектуре; возможно, нужно будет сконструировать наднациональную денежную единицу, эмиссионный доход которой будет использоваться в интересах всего человечества», - заключил Глазьев.После выступления Сергей Юрьевич ответил на вопросы аудитории РЭОШ: можно ли квалифицировать действия властей как государственную измену? Куда уходит эмиссионный доход от выпускаемых рублей? Где молодым людям обрести управленческие навыки, нужные для реальной экономики?«Чтобы поставить всё с головы на ноги, нужно принять два простых управленческих решения: приверженцы либеральной глобализации должны уйти из государства в частный бизнес, иначе возникает парадокс: люди, которые отрицают роль государства, управляют государственными деньгами. Во-вторых, к государственным деньгам можно допускать только тех людей, которые находятся в санкционных списках США или Европейского Союза – ведь эти люди точно не украдут», - сказал экономист.На вопрос «Вы идеалист или материалист?» С.Ю.Глазьев ответил: «Я идеалист, живущий в материальном мире».Заседание завершили традиционные выступления в прениях: каждый желающий смог высказаться по проблемам, поднятым в докладе – то есть почти по всем проблемам России сего дня. Организаторы надеются, что Сергей Юрьевич продолжит выступления в РЭОШ по экономической теме – впрочем, в РЭОШ есть добрая традиция: докладчики неизбежно углубляют и расширяют тематику выступлений, захватывая историософские и метафизические сюжеты. Так что, полагают организаторы, им ещё будет о чём побеседовать с академиком Сергеем Юрьевичем Глазьевым.Источник

25 апреля, 15:12

Когда люди говорят про экономические циклы, чаще всего вспоминают Николая Кондратьева

— Состояние любой системы можно охарактеризовать синусоидой — подъем, вершина, спад, кризис, подъем. Когда люди моего поколения говорят про экономические циклы, то чаще всего вспоминают Николая Кондратьева. Он в середине 20-х годов прошлого столетия выдвинул теорию циклов экономической конъюнктуры длительностью … Читать далее →

13 ноября, 16:56

Сергей Хапров. Образ будущего. Знаниевые корпорации

Научный руководитель Института семантики систем Сергей Хапров рассказывает об информационно-генерирующих корпорациях. "Если мы говорим об экономике знаний, то должны учитывать и наличие сырья, и способы переработки этого сырья, и качество получаемого продукта, который должен приносить прибыль. Мы живём в информационном обществе, где на 6 порядков, то есть в миллион раз вырос объём информации. У нас появилось новое сырьё, по масштабам превосходящее нефть и уголь, но мы не умеем его перерабатывать. Этому надо учиться." #ДеньТВ #Хапров #будущее #информация #образование #знания #экономика #тенхноуклад #гуманитарныенауки #информационноеобщество #технологии #человеческийкапитал

10 октября, 15:00

Что такое техноуклады, и что нам нужно знать о них

Сергей ХапровВсе мы, вышедшие из советской школы, знаем, что прогресс и развитие человечества имеют системный универсальный характер. В результате действия производительных сил увеличиваются избытки, начинается эксплуатация человека человеком и происходит смена общественной экономической формации. Все социальные процессы развития человеческого общества системны, подчиняются универсальным законам и поэтому могут быть определённым образом категоризированы. Если раньше подобной категоризацией занималась политэкономия, то после распада Советского Союза и низвержения учения Карла Маркса эта наука исчезла. Мы стали жить по американскому лекалу, признавая лишь экономику, и тем самым пользуясь ущербной научной мыслью.Уже лет десять-пятнадцать долгосрочное прогнозирование является невозможным, так как система координат, на которую оно опиралось, себя изжила. Сегодня мы должны создавать новую систему координат, на её основе выстраивать новую систему прогнозирования. Сегодня нам как никогда нужна единая научная теоретическая база.Тема техноукладов возвращает нашему сознанию определённую научность и прогнозируемость. Понятие «техноуклады» пока не вошло в привычный научно-экономический мейнстрим. Но это новшество научной мысли и трактовки действительности, и его необходимо осваивать.Само название «техноуклад» очень гармонично. Слово «уклад» - исконно-русское слово. В результате скачкообразного развития возникает очень большой инновационный поток, поэтому на Западе это явление называется не техноуклад, а инновационная волна. Им важнее, что это волны, нам важнее, что это системная законная вещь.Зачем изучать инновационные скачки? На сегодняшний день моя страна, моя цивилизация, в которой я живу, находится не в самой лучшей экономической форме. И соревноваться внутри техноуклада, когда он уже начался, а вы опоздали к его началу – достаточно тяжело, можно не успеть догнать лидеров. Важно научиться определять начало зарождения следующего техноуклада, чтобы аккуратно в него вписываться.Каждый техноуклад питается некой своей энергией, присущей только ему, отличающей его от других укладов. В каждом техноукладе должны быть критические технологии. Наличие критических технологий делает страну лидером. Если у страны много других технологий из будущего, а из этого техноуклада ничего нет – страна лишается первенства и скатывается вниз. Мы очень схематично нумеруем техноуклады, в пределах того периода, который мы рассматриваем. Как понять – наступил новый техноуклад или нет? Он наступил, когда технология просочилась в быт.Первый техноуклад, ступенька №1 – энергия воды. Естественное водяное колесо вдруг резко прибавило эффективности экономике и жизнедеятельности. В России это менее очевидно из-за зимы, в Европе это явление было развито очень широко. Водяное колесо – сразу 2 лошадиных силы, или 30 рабочих рук.Критическими технологиями в первом техноукладе стали ткацкий станок и веретено. На подъёме капитализма Британия своим текстилем завалила весь мир. Начав продавать свои ткани в Индии, англичане обвалили экономику этой страны, заставив умереть от голода несколько миллионов человек. Ткацкий станок настолько повысил эффективность и качество изделий, что ручное ткачество стало бесполезным.Всплеск техноуклада даёт сверхбыстрое развитие. Водяное колесо, например, как современный нам двигатель внутреннего сгорания, сопровождалось большим набором конструкторских школ и инженерных решений.Второй техноуклад – это энергия пара. Согласитесь, что без паровой машины Джеймса Уатта (1769 год) энергия пара почти не использовалась. И, естественно, первая критическая технология в этом техноукладе – машина Уатта, паровой двигатель на 600 человеческих сил. Вторая критическая технология – это коксующийся уголь и возможность производить много дешёвой стали или чугуна. Ведь паровой двигатель – это поезд, а поезд – это железная дорога. Представьте себе рельсы из дорогущего металла, которые проложены на тысячи километров и лежат там без охраны. Именно поэтому важно было научиться очень дёшево производить этот металл.На паровом двигателе работало всё – трактора, локомобиль, корабли, пароход, и т.д. Для нашей страны смена техноуклада началась с Крымской войны, когда против нашего блестящего парусного флота приплыли какие-то плохо пахнущие теплоходы с пушками.Третий техноуклад – энергия электричества. Вы можете себе представить паровой телефон, радио, работающее на угле? Нет. Электричество – это новый прорыв. Это совершенно нового качества военные и гражданские коммуникации, это торговля на бирже между континентами. Российская империя в начале ХХ века подошла к третьему техноукладу с незначительным количеством электростанций и разработанным, но не реализованным планом ГРО. Когда говорят, что «ужасный» коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей страны, я думаю, что если о шестом техноукладе смогу сказать что-то подобное, то буду счастлив. Проблема этой фразы в том, что до 90-х годов её никто не модернизировал, не говорил, что коммунизм – это персональные компьютеры плюс электронные платежи или бригадный подряд плюс компьютер в каждой семье.Электричество привело к модернизации и перераспределению внутреннего пространства завода, появилась возможность выключать, включать станки по мере необходимости. До появления электричества крупные заводы, конечно, были, но они работали на угле: стояла паровая станция, вращался ротор, через ременные передачи, по валам, которые были на разных этажах, станкам передавался импульс. Для подобного устройства требовалось множество вертикальных отверстий, проёмов, которые только способствовали распространению огня в случае пожара. Кризис завода породил Генри Форд, который придумал конвейер, не могущий работать на ременных передачах. Каковы же были критические технологии в этом техноукладе? Во-первых, это была динамо-машина. Обычно никто не продаёт критическую технологию, она же делает лидером своего хозяина. Но в этом техноукладе, изучая технологическую историю нашей страны, мы замечаем странное исключение. В своё время царское правительство наделало огромное количество динамо-машин, большевики их разобрали и выбросили. Когда они спохватились, своего производства машин у них не оказалось. Пришлось покупать у американцев. Днепрогэс большевики строили, используя американские динамо-машины. Это не единственный пример продажи инновационных технологий США Советам. В конце 20-х – начале 30-х годов в Советский Союз поступает огромное количество сложной американской техники. Раньше я полагал, что причина заключается в великой депрессии: Америке было всё равно кому продавать своё оборудование – лишь бы зарабатывать деньги. Теперь я уверен, что США не давала покоя начавшая усиливаться Германия, из-за неё из Советской России необходимо было сделать какой-то противовес, чтобы как-то управлять Европой.Второй критической технологией стало производство цемента. Для возведения любой гидроэлектростанции нужна дамба – миллионы тонн бетона. Если у вас нет цементной промышленности, то у вас нет всеобщей электрификации. С приходом электричества человек перестал быть дневным животным, мы стали круглосуточными животными, что, возможно, и не так хорошо.В четвёртом техноукладе на смену электрической энергии приходит энергия углеводородов. Двигатель внутреннего сгорания – это первая критическая технология. Конечно, двигатель внутреннего сгорания был придуман и запатентован при Наполеоне. Но в приличном, массовом варианте он начал производиться уже при автомобилестроении в начале ХХ века, когда появились Генри Форд, Карл Бенц, Арман Пежо и так далее. Технология может родиться за 100 лет до прихода соответствующего техноуклада. Здесь важно не когда она родилась, а когда стала массовой.Вторая критическая технология четвёртого уклада – это тяжёлая химия. Колёса, шасси, некоторые виды трубопроводов, различные прокладки и т.д. – всё это делается из искусственного каучука, из резины. Если вы не производите её в огромных масштабах, вам даже двигатель внутреннего сгорания не поможет.И если приход третьего техноуклада ознаменовался появлением холодильников и стиральных машин, то четвёртый уклад пришёл, когда каждая семья (в данном случае я говорю о капиталистическом Западе, у нас это было принято в меньшей степени) обзавелась автомобилем, моторной лодкой или даже маленьким самолётом.Говоря о пятом техноукладе, сразу вспоминается понятие «электроника». Это не энергия, поэтому, думаю, наиболее правильным было бы назвать энергией этого техноуклада энергию информации. В этом техноукладе нам важен не процессор, не силикон, важно то, что помимо человека, который до этого в основном производил информацию и потреблял её, вдруг появились средства производства информации невиданного масштаба. В пятом техноукладе на 10 порядков возросло производство информации. Мы получили возможности хранить невероятные архивы. Возникли возможности для статистики. Возникли возможности просчитывать не гениальные, но очень тяжёлые задачи с помощью компьютеров, и человечество начало создавать что-то совершенно иное. Произошёл очень мощный скачок. Информация стала сырьём. Советский Союз именно в этом техноукладе достиг небывалого технологического подъёма, здесь мы стали абсолютной сверхдержавой, хоть и на очень краткий срок. Мы и раньше не были последними – в космос первыми полетели, у нас жили и творили Туполев, Илюшин, мы создали трактор «Беларусь», построили завод ЗИЛ. Треть мира знала это, пользовалась нашим продуктом, мы всё это время были конкурентоспособны. Но в пятом техноукладе мы совершили особенный прорыв, стали первыми. Уже в 40-е или 50-е годы мы занялись электроникой, в 60-е построили в Зеленограде свою кремниевую долину. Мы не только стали раньше всех заниматься программированием кибернетики, но и начали разрабатывать операционные системы и чипы под эти операционные системы – то, что сегодня делают только американцы.Что же случилось, почему произошла остановка в начале 70-х? Смешно вспоминать, как на съездах наши депутаты гордо делились с народом высокими показателями в производстве чугуна… Мы не дали миру никаких брендов в пятом техноукладе, потому что государству этот техноуклад был не интересен. Да, Касперский – выдающийся отечественный программист, он одним из первых подарил миру великолепную антивирусную программу. Но он это сделал без государственной поддержки, став исключением из правил.В пятом техноукладе было две критических технологии из Южной Кореи – это кремниевый чип и тонкая химия (пластик). Компьютеры, видеокамеры, телефоны, пульты управления, всё, чем мы постоянно пользуемся, стало производиться в пластиковом корпусе. Иначе мы не смогли бы пользоваться постоянно этими вещами – было бы тяжело. Поразительно, что при советском интеллектуальном прорыве, когда мы были впереди планеты всей, наши женщины стирали и берегли полиэтиленовые пакеты, потому что это была редкость. При этом где-то в Таджикистане или Узбекистане в горах был построен уникальнейший завод, где учёные научились скапливать лучи солнца для плавки. Это было великое, космическое мероприятие, при котором пластиковых пакетов или пультов мы делать не могли. Этот пример прекрасно иллюстрирует тот факт, что имея технологии более высокого уровня, даже следующих техноукладов, но не имея критической технологии, мы не могли быть конкурентоспособными.Так исторически совпало, что при переходе со второго на третий техноуклад распалась царская Россия, а в самый пик развития пятого уклада и наш Союз приказал долго жить. Было много серьёзных причин для этого, но за сменой техноуклада надо следить. Для разных стран это время потрясений, время прорыва, застоя или упадка.Сегодня мы живём в шестом техноукладе. Здесь нельзя провести строгую временную черту, однако я полагаю, что переход к нему произошёл в 1974-76 годы. Именно в это время были созданы Эппл и Майкрософт (Интел даже в конце 60-х годов). Всем этим компаниям за 40, они немолоды, и уже чувствует себя не очень хорошо.Шестой техноуклад ознаменован энергией частиц, энергией ансамблей. В шестом техноукладе можно делать то же, что и в предыдущих, например, выводить на площади огромное количество людей. Но если в предыдущих техноукладах для вывода людей нужны были большие структуры – партия, религия, философия, где первичные организации структурно, под контролем и под одним лозунгом выводили большое количество людей, то шестой техноуклад позволяет вывести миллион человек на какую-нибудь площадь без всяких партий, когда у каждого есть своя причина выйти и бунтовать. В шестом техноукладе выходит не большинство, а миллион раз по одному человеку.В предыдущих технологиях вы не можете ничего сделать из одного маленького кусочка, состоящего из небольшого количества молекул. Вы берёте заготовку из металла, где триллионы атомов и молекул, ставите станок и убираете всё, что вам не нужно. С 3D-печатью вы берёте капельки, например, металла, и расставляете их в нужные места. Компьютер оснащается 3D-моделью, и по заданному трафарету создаёт продукт. С помощью цифровой модели управления вы заставляете частицы собраться в нужном порядке. Соответственно, шестой техноуклад – это технологии и умения управлять удалёнными объектами, даже не знающими друг о друге, собирать их в новой конфигурации, придавать им новое значение.Странно, но могу констатировать, что Россия чувствует себя в шестом укладе лучше, чем в пятом. Если второй и третьей экономикой мира после США в пятом техноукладе были Япония и Германия, то теперь вы не назовёте ни одной японской или немецкой интернет-программы. Вспомните: Яндекс – это крупнейший поисковик в Европе, Мейл.ру – одна из крупнейших почт, ВКонтакте – до устранения от руководства Дурова крупнейшая в Европе и во многом превосходящая Фейсбук соцсеть. Институт развития к этому не имеет никакого отношения. Как ни странно, в шестом техноукладе мы развиваемся очень мощно без всяких государственных программ. И это вселяет в меня надежду. В шестом техноукладе теория управления, образование в этом управлении и умение его внедрять – крайне важны. Сложность стала огромной. Например, если вы не понимаете значение и принцип работы социальных сетей, то оранжевая революция вам гарантирована. Сегодня запретить социальные сети, Википедию, интернет – это всё равно, что запретить чип, персональный компьютер, факс и телефон. В моей концепции техноуклад – это приливная волна, стихия, которая наступает независимо от вашего желания. Этой волной можно овладеть, подняться на ней невообразимо высоко или, наоборот, можно попасть под неё и уйти ко дну.Приход шестого техноуклада был ознаменован многими вещами, например, гибридной войной. Теперь не обязательно поднимать и куда-то вести одним клином сто тысяч человек. Теперь мы знаем что такое «спецоперация», когда один бомбардировщик прилетает за несколько тысяч километров и с помощью разведчика и спутника разрешает все проблемы. Что такое наступление двумя фронтами? – прошлый век! Для спецоперации нужны вещи, немыслимые и непонятные для пятого уклада – данные разведки, разные уровни доступа, большое количество сенсоров, передача информации, перехват информации, электромагнитная защита от объективных средств наблюдения.На сегодняшний день только мы и американцы обладаем такими технологиями. Но удивительно: овладев очень сложными технологиями, уже применив их в военной сфере, в экономике и социальном управлении, в других областях мы пользуемся достижениями на уровне начала четвёртого техноуклада. Техноуклад – это целостная вещь. Сегодня появились новые корпорации, которые стоят дороже нефтяных компаний, но которые ещё не решают все вопросы. Хотя мы уже наблюдаем, как те же Гугл и Эппл берутся выпускать автомобили с беспилотным управлением, начинают заниматься частной космонавтикой, пытаются делать ракеты. Банки понимают, что скоро им придёт конец. Тем не менее нефтяные, автомобильные компании ещё сильны. К чему они стремятся, но не могут сделать? – электромобили, работающие на аккумуляторах. Критическая технология шестого техноуклада – аккумуляторы. Понятно, что тот, кто делает аккумуляторы для мобильных телефонов, скорее всего и построит электромобиль.Полагаю, сегодня мировое общество находится на переходе из одного состояния в другое. России в этой ситуации крайне важно избежать закукливания в предыдущем техноукладе. Сегодня наша задача искать не происки, не врагов, а внедрять новые технологии. Пусть защитные, пусть ответные – главное, новые.Ещё раз повторю, это очень важно: любой техноуклад требует целостности, поэтому невозможно поменять производство, не поменяв образование, здравоохранение и многие другие вещи. Простой пример: какие виды спорта необходимо было пропагандировать в четвёртом укладе? Наши любимые: футбол, хоккей, пятиборье. Вам нужна физическая выносливость, чтобы что-то подтащить к станку; вам нужно точно выстрелить или далеко бросить гранату; вам необходима организация, чувство команды... Сегодня, простите, это всё не актуально. Здоровье необходимо каждому человеку, но поддерживать его нужно и можно в шестом укладе, используя новейшие технологии, а не стадионы и мячи.Если русский человек понимает, что ему нужно, он включается в стремление к этому. У нас мобильные телефоны покупают даже те, у кого нет денег, даже студенты. Они год живут на макаронах, но покупают себе айфон. Потому что он даёт возможности. Если интересы наших граждан совпадают с тем, что выбрала элита, русские обгоняют всех. Источник

16 августа, 09:40

Иммануил Валлерстайн. Структурный кризис, или Почему капиталисты могут считать капитализм невыгодным

Господство капиталистических отношений в мире давно стало привычной реальностью, и то, что она может измениться, кажется почти невероятным. Может ли капитализм изжить себя и какая система в этом случае придет ему на смену? В книге «Есть ли будущее у капитализма?» пять социологов истории излагают свои пять теорий, объясняющих, отчего может рухнуть капитализм (Валлерстайн и Коллинз), как и почему капитализм может сохраниться (Манн и Калхун), откуда взялись коммунистические режимы в России и Китае и почему они окончились столь по-разному (Дерлугьян). «Дискурс» публикует главу Иммануила Валлерстайна «Структурный кризис, или Почему капиталисты могут считать капитализм невыгодным», которая и тревожит, и обнадеживает одновременно.

03 июня, 10:24

Четвёртая технологическая революция

То, что происходит сейчас, рисует будущее полным как возможностей и перспектив, так и страхов потерять свою человеческую природу, а то и свою жизнь в итоге. Ни много, ни мало... Четвёртая технологическая революция (4ТР), как наиболее удобный способ бесструктурного управления человечеством, может полностью перевернуть наш мир. Как уже перевернули три предыдущих технологических революции 3ТР, 2ТР и 1ТР. С одной стороны они углубили рабство землян, переведя его в цифровую плоскость. Но с другой мир стал более прозрачным, и для каждого появилось больше возможностей узнать правду. Но риски от внедрения 4ТР могут быть настолько же велики, как и открывающиеся возможности. К чему нас готовят? И к чему стоит готовиться?

24 февраля, 07:00

Длинные циклы в нефтегазе и экономике

U.S. mining and exploration investment declined 35% in 2015 http://www.eia.gov/todayinenergy/detail.cfm?id=24912- - -1- 2 картинки - 7 летние циклы Циклы Жюгляра — среднесрочные экономические циклы с характерным периодом в 7—11 лет. В отличие от циклов Китчина в рамках циклов Жюгляра мы наблюдаем колебания не просто в уровне загрузки существующих производственных мощностей (и, соответственно, в объёме товарных запасов), но и колебания в объёмах инвестиций в основной капитал. В отличие от циклов Китчина в рамках циклов Жюгляра мы наблюдаем колебания не просто в уровне загрузки существующих производственных мощностей (и, соответственно, в объёме товарных запасов), но и колебания в объёмах инвестиций в основной капитал.https://ru.wikipedia.org/wiki/Циклы_ЖюгляраЕще примеры циклов Жюгляраhttp://www.zerohedge.com/news/2016-02-10/buy-high-sell-low-psychology-losshttp://www.zerohedge.com/news/2016-02-12/business-inventories-jump-sales-tumble-sending-ratio-recession-warning-cycle-highs3 картинка - 30 летние циклы Циклы Кузнеца имеют продолжительность примерно 15-25 летКузнец связывал эти волны с демографическими процессами, в частности, притоком иммигрантов и строительными изменениями, поэтому он назвал их «демографическими» или «строительными» циклами. В настоящее время рядом авторов ритмы Кузнеца рассматриваются в качестве технологических, инфраструктурных циклов. В рамках этих циклов происходит массовое обновление основных технологий. https://ru.wikipedia.org/wiki/Ритмы_Кузнеца- - -"Killer Wave" Confirms Big Bear Market Looms http://www.zerohedge.com/news/2016-02-14/killer-wave-confirms-big-bear-market-looms- - -4 картинка - еще раз Циклы Жюгляра5 картинка - пример краткосрочных циклов 2009-2011, 2012-2014Циклы Китчина — краткосрочные экономические циклы с характерным периодом 3-4 года. В современной экономической теории механизм генерирования этих циклов обычно связывают с запаздываниями по времени (временными лагами) в движении информации, влияющими на принятие решений коммерческими фирмами.https://ru.wikipedia.org/wiki/Циклы_Китчинаhttp://www.zerohedge.com/news/2016-02-13/double-fallacy-recovery-feds-central-planning-destroying-capitalismЧисто спекулятивные циклы до эпохи центробанков составляли 3 годаhttp://www.zerohedge.com/news/2016-02-12/debts-last-rattleЕще примеры циклов Китчинаhttp://www.zerohedge.com/news/2016-02-12/sp-500-approaching-significant-levelshttp://jlfmi.tumblr.com/post/137737317990/update-just-2-weeks-after-breakdown-key-index- - -Neil Howe Warns The 'Professional Class' Is Still In Denial Of The Fourth Turning http://www.zerohedge.com/news/2016-02-13/neil-howe-warns-professional-class-still-denial-fourth-turning- - -6 - картинка рассмотрение нужно рассматривать уже в рамкахЦиклов Кондратьева (К-циклы или К-волны) — периодические циклы сменяющихся подъёмов и спадов современной мировой экономики продолжительностью 48—55 лет. Характерный период кондратьевских волн — 50 лет с возможным отклонением в 10 лет (от 40 до 60 лет), циклы состоят из чередующихся фаз относительно высоких и относительно низких темпов экономического роста. 5-й цикл — с 1981—1983 до ~2018 годов (прогноз)5-й цикл — развитие электроники, робототехники, вычислительной, лазерной и телекоммуникационной техники;https://ru.wikipedia.org/wiki/Циклы_Кондратьева- - -http://www.zerohedge.com/news/2016-02-11/biggest-crisis-history- - -Картинки 7-9 - нужно рассматривать как вековые циклы (примерно два К-цикла)Картинка 7 - 100-летний нефтяной цикл берет начало примерно в 1915-1920 ггКартинка 8 - наверное удобно рассматривать как примерно 3 кондратьевских волныКартинка 9 - как пример циклов Жюгляра - - -http://www.zerohedge.com/news/2016-02-11/crushing-oils-just-supply-issue-meme-1-painful-chartКартинка 10 - еще пример циклов Жюгляра - - -http://www.zerohedge.com/news/2016-02-10/physics-energy-economy- - -Картинки 11-12 - 40 летние циклы, вероятно циклы КондратьеваКартинка 13 - 300 летние циклы, взлеты и падения государств: Романовская Россия (1613-1917). Рост 1613-1833/1848, начало кризиса 1853 - Крымская войнаПримеры годовых циклов http://www.zerohedge.com/news/2016-02-10/scope-gold-extend-much-higher-1200-over-time-goldman-saysМое мнение о ситуации:Закончился большой цикл, связанный с ростом экономик Китая и Азии.Роста спроса на нефть ожидать маловероятно, но ситуация пока держится за счет Китая, который борется со схлопыванием биржевого пузыря при почти фиксированном курсе юаня.Китай держит уровень сырьевых цен от окончательно полета к низам:ноя-1998 — 11.04 $/барр -> 15.86 в современных ценахдек-1998 — 9.82 -> 14.11 в современных ценахянв-1999 — 11.11 -> 15.96 в современных ценахСамое дно, менее 20 $/барр -> 28.74 в современных ценахсоставляло 29 месяцев: март 1997 — июль 1999http://iv-g.livejournal.com/1266958.htmlhttp://iv-g.livejournal.com/1267527.htmlМы находимся в конце как минимум 3 циклов: Китчина, Жюгляра и Кузнеца и вероятно цикла Кондратьева и даже векового цикла.Так что дно при текущей ситуации будет весьма продолжительным и мы еще не на самом дне. И потрясения крупнейшие гарантированы.

03 октября 2015, 18:00

Периодическая система капитализма — Джим Роджерс

В декабре 2007 года миллиардер и "гуру инвестиций" (как его называют в западной прессе) Джим Роджерс продал свой особняк в Нью-Йорке и переехал в Сингапур, утверждая, что наступило время, когда основной инвестиционный потенциал мировой экономики перемещается на азиатские рынки: "Если вы были умны в 1807 году - вы переезжали в Лондон, если вы были умны […]

21 апреля 2015, 15:29

Технология прогресса

Беседуют Дмитрий Перетолчин и Вице-президент Нанотехнологического общества России, доктор физико-экономических наук Георгий Малинецкий

28 ноября 2014, 23:55

«Утрата определенности: ОЧЕРТАНИЯ ПОСТКРИЗИСНОГО МИРА»

Седьмое заседание интеллектуального клуба «Свободная мысль» . Михаил Делягин, Александр Неклесса, Александр Нагорный, Андрей Фурсов, Михаил Хазин, рассматривают ситуацию с развивающимся кризисом и вариантами его разрешения. Угроза ядерной войны, малой интенсивности. Сколько населения надо уничтожить, чтобы сохранить прежнюю парадигму. "Аналитика: Кризис" #75.1 часть 1 http://neuromir.tv/

28 ноября 2014, 11:37

Владимир Мау, Алексей Улюкаев: Глобальный кризис и тенденции экономического развития

Глобальный кризис формирует экономико-политическую повестку. Она требует переосмысления многих выводов экономической теории и практики, которые до сих пор считались общепринятыми. В статье ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президента РФ и Владимир Мау и Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, опубликованной в журнале "Вопросы экономики" (11/2014) анализируют ключевые вопросы экономического развития на среднесрочную перспективу. В числе важных для формирования новой модели экономического поста проблем рассматриваются: темпы роста и вероятность долгосрочной стагнации, новые вызовы макроэкономической политики в связи с широким распространением ее нерадиационных инструментов, неравенство и экономический рост, контуры нового социального государства, перспективы глобализации,а также реиндустриализация в развитых странах. В. Мау , А. Улюкаев[1] Глобальный кризис и тенденции экономического развития* Аннотация на русском, ключевые слова, коды JEL Глобальные кризисы – общее и особенное Экономическое развитие ведущих стран определяется прежде всего предпосылками и характером глобального кризиса, который начался в 2008 г. и продолжается по настоящее время. Это кризис особого рода: он не описывается одним-двумя параметрами (например, спадом производства и ростом безработицы), а является многоаспектным, охватывая разные сферы социально-экономической жизни, и, как правило, имеет серьезные социально-политические последствия. Это системный кризис, и в этом отношении он аналогичен кризисам 1930-х и 1970-х годов (Мау, 2009). Разумеется, здесь не может быть прямых аналогий. Структурные кризисы уникальны, то есть опыт, накопленный в ходе преодоления каждого из них, практически нельзя использовать в новых условиях. Тем не менее есть ряд качественных характеристик, которые позволяют относить их к одному классу, то есть эти кризисы можно сравнивать, учитывать их особенности, но не прилагать рецепты антикризисной политики, эффективные в одном случае, к другому. Можно выделить следующие черты системных кризисов. Первое. Такой кризис одновременно и циклический и структурный. Он связан с серьезными институциональными и технологическими изменениями, со сменой технологической базы (некоторые экономисты используют термин «технологические уклады»). Эти изменения выводят экономику на качественно новый уровень эффективности и производительности труда. Системное обновление технологической базы на основе новейших достижений науки и техники – важнейшее условие успешного выхода из кризиса[2]. Второе. Существенным элементом системного кризиса выступает финансовый кризис. Именно наложение последнего на собственно экономический кризис (спад производства и падение занятости) затрудняет выход из него, обусловливает необходимость проведения комплекса структурных и институциональных реформ для выхода на траекторию устойчивого роста. Третье. Неизбежным результатом кризиса выступает формирование новой модели экономического роста: она предполагает структурную модернизацию как развитых, так и развивающихся стран, что связано с созданием новых технологических драйверов. Возникновение новых отраслей и секторов реального производства, их географическое перемещение по миру определяют новую глобальную экономическую реальность и одновременно создают предпосылки для появления новых вызовов и инструментов экономической политики. Эту тенденцию хорошо отражает появившийся в 2009 г. термин «новая нормальность» – newnormal (Улюкаев, 2009). Четвертое. Отметим серьезные геополитические и геоэкономические сдвиги, формирование новых балансов сил (отдельных стран и регионов) в мировой политике. В начале кризиса можно было предположить, что он приведет к закреплению двухполярной модели, на сей раз основанной на противостоянии США и Китая, которых иногда обозначают как G2 – «большую двойку» (Brzezinski, 2009), а Н. Фергюсон назвал «Кимерикой» (Chimerica = China + America; см.: Ferguson, 2008). Однако постепенно все отчетливее проступают контуры многополярного мира, который хотя и не отрицает наличия двух-трех ключевых экономических центров, на практике означает возврат к хорошо известной по XIX в. модели «концерта стран», балансирующих интересы друг друга. С поправкой на нынешние реалии речь может идти, скорее, о балансе интересов ключевых региональных группировок. Пятое. В ходе системного кризиса происходит смена модели регулирования социально-экономических процессов. В 1930-е годы завершился переход к индустриальной стадии развития и закрепились идеология и практика «большого государства», сопровождаемого ростом налогов, бюджетных расходов, государственной собственности и планирования, а в некоторых случаях – и государственного ценообразования. Напротив, кризис 1970-х годов привел к масштабной либерализации и дерегулированию, к снижению налогов и приватизации – словом, к тому, чего требовал переход к постиндустриальной технологической фазе. В начале последнего кризиса создавалось впечатление, что мир вновь вернется к модели, основанной на доминирующей роли государства в экономике (появился даже термин «примитивное кейнсианство» – Crass-Keynesianism). Практика, впрочем, пока не подтверждает такую тенденцию. Роль государственного регулирования действительно возрастает, однако это относится преимущественно к сфере регулирования финансовых рынков на национальном и глобальном уровнях. Действительно, в настоящее время важнейшим противоречием выступает конфликт между глобальным характером финансов и национальными рамками их регулирования. Важно выработать механизм регулирования глобальных финансов в отсутствие глобального правительства. Шестое. Системный кризис ставит на повестку дня вопрос о новой мировой финансовой архитектуре. В результате кризиса 1930-х годов сформировался мир с одной резервной валютой – долларом. После 1970-х годов сложилась бивалютная система (доллар и евро). Направление эволюции валютных систем после новейшего кризиса пока не определилось. Можно предположить усиление роли юаня, а также региональных резервных валют, если значение региональных группировок в мировом балансе сил возрастет. Множественность резервных валют могла бы поддержать тенденцию к многополярности мира и способствовать росту ответственности денежных властей соответствующих стран (поскольку резервные валюты будут конкурировать между собой). Седьмое. Начнет формироваться новая экономическая доктрина, новый мейнстрим в науке (по аналогии с кейнсианством и неолиберализмом в ХХ в.). Из всего сказанного вытекают важные выводы относительно перспектив преодоления системного кризиса и соответствующих механизмов. Во-первых, системный кризис связан с масштабным интеллектуальным вызовом, требующим глубокого переосмысления его причин, механизмов развертывания и путей преодоления. Как генералы всегда готовятся к войнам прошлого,  так и политики и экономисты готовятся к прошлым кризисам. До поры до времени это срабатывает, пока приходится иметь дело с экономическим циклом, то есть с повторяющимися проблемами экономической динамики. Поэтому сначала для борьбы с системным кризисом пытаются применить методы, известные из прошлого опыта. Применительно к 1930-м годам – это стремление правительства Г. Гувера (прежде всего его министра финансов Э. Меллона) не вмешиваться в естественный ход событий, жестко балансировать бюджет и укреплять денежную систему, основанную на золотом стандарте. Как свидетельствовал опыт предшествующих 100 лет, кризисы обычно рассасывались примерно за год и никакой специальной политики для этого не требовалось. Аналогично в 1970-е годы с началом кризиса попытались задействовать традиционные для того момента методы кейнсианского регулирования (бюджетное стимулирование в условиях замедления темпов роста и даже государственный контроль за ценами в исполнении республиканской администрации Р. Никсона), но это обернулось скачком инфляции и началом стагфляционных процессов. К системным кризисам плохо применимы подходы экономической политики, выработанные в предыдущие десятилетия. Возникает слишком много новых проблем, изначально не ясны механизмы развертывания кризиса и выхода из него, его масштабы и продолжительность. В ХХ в. на преодоление системных кризисов требовалось порядка десяти лет. Именно на это обстоятельство указывал П. Волкер, когда в июле 1979 г., в разгар предыдущего системного кризиса, вступил в должность руководителя ФРС: «Мы столкнулись с трудностями, которые до сих пор еще не встречались в нашей практике. У нас больше нет эйфории…, когда мы возомнили, что знаем ответы на все вопросы, касающиеся управления экономикой». Во-вторых, системный кризис не сводится к рецессии, росту безработицы или панике вкладчиков банков. Он состоит из ряда эпизодов и волн, охватывающих отдельные секторы экономики, страны и регионы. Это предопределяет его продолжительность – примерно десятилетие, которое можно назвать турбулентным. Более того, статистические данные могут неточно или даже неадекватно отражать происходящие в экономике процессы. Сам факт технологического обновления может искажать (причем существенно) динамику производства, поскольку новые секторы сначала плохо учитываются традиционной статистикой. Проблемы создает и статистика занятости. Если в ходе циклического кризиса одним из важных показателей его преодоления выступает рост занятости, то при системном кризисе этот критерий действует лишь в конечном счете. Технологическое обновление предполагает качественно новые требования к трудовым ресурсам, то есть серьезные структурные изменения на рынке труда. Поэтому для выхода из системного кризиса характерно запаздывающее восстановление занятости, когда высокая безработица сохраняется на фоне экономического роста. Возникает своеобразный конфликт между новой экономикой и старой статистикой, и для его разрешения требуется определенное время. В-третьих, нельзя преодолеть системный кризис лишь мерами макроэкономической политики, макроэкономического регулирования при всей важности бюджетных и денежно-

02 ноября 2014, 17:42

Академик Глазьев: о причинах "гибридных войн"

Доклад С.Ю. Глазьева в Российской Академии Наук. "О внешних и внутренних угрозах экономической безопасности России в условиях американской агрессии". 29 октября 2014г. РАН. часть 1 "события и люди" #213.1 http://neuromir.tv/

30 сентября 2014, 11:18

Будем рады показать ваши работы на XVI Кубанском православном кинофестивале "Вечевой колокол"

Дорогие друзья! 27 – 31 октября 2014г. в Краснодаре будет проводиться XVI Кубанский православный кинофестиваль. Задача фестиваля собрать и представить фильмы о человеке, нации, народе, работы актуальные для России, утверждающие идеи автора, расширяющие поле духовного и интеллектуального поиска, правдиво и заинтересованно показывающие нравственные, социальные проблемы, посвященные национальным героям и традициям, созидающие Веру и Отечество. Условия участия В фестивале принимают участие российские и зарубежные государственные и независимые теле- и радиокомпании, студии, авторские коллективы и частные лица. Условия конкурса На конкурс принимаются художественные, документальные фильмы, телепрограммы и телепередачи. Длительность каждой работы не более 120 минут. Конкурсные работы должны быть представлены в формате VHS или на DVD-дисках. Работы принимаются до 10 октября 2014 года Требования к заявкам на участие в фестивале Для фильмов, телепрограмм и телепередач диски и видеокассеты должны быть подписаны (название работы, фамилия автора и название компании или студии) и снабжены спецификацией, включающей следующие сведения: ФИО участника, его точный почтовый адрес, телефон, факс, электронная почта, указание своего профессионального статуса,полное название фильма или программы и их точный хронометраж,студия или организация, выпустившая фильм, страна, год выпуска фильма согласие или не согласие на показ фильма по телевидению. Номинации фестиваля: лучший патриотический фильм; лучший православный фильм, представленный зарубежными организациями или лицами; за яркость и глубину православной просветительской позиции; за режиссерское мастерство; за мастерство оператора; за лучшую драматургию звука (музыку к фильму). лучший фильм, посвященный армии, воинскому подвигу лучший фильм, отражающий народные традиции самый красивый фильм лучший фильм, наиболее полно и глубоко раскрывающий образ священника лучший фильм, посвященный семье лучший детский фильм лучший фильм по истории России лучший фильм, раскрывающий национальную идею лучший фильм, посвященный сохранению русской культуры и традиции за рубежом лучший фильм, посвященный русской эмиграции По итогам фестиваля планируется выпуск каталога с перечислением всех предоставленных фильмов и указанием фильмов-лауреатов по номинациям. Программа кинофестиваля предусматривает проведение семинара посвященного проблемам современного православного кинематографа, его влияния на СМИ, возможном участии в культурном процессе страны, формировании национального самосознания. Предполагаются встречи участников кинофестиваля (режиссеров, президентов кинофестивалей, журналистов) с творческой интеллигенцией, научной общественностью и студенчеством края. Общий творческий семинар для режиссеров, президентов кинофестивалей, журналистов, гостей кинофестиваля. Будем признательны Вам за распространение информации о кинофестивале Учредители фестиваля: Департамент культуры Краснодарского края Екатеринодарская и Кубанская епархия Государственное бюджетное научное творческое учреждение Кубанский казачий хор Президент фестиваля Захарченко Виктор Гаврилович, генеральный директор Кубанского казачьего хора Директор фестиваля Арефьев Анатолий Евгеньевич Помощник директора фестиваля Шедогуб Ирина Станиславовна (861) 262-39-98, 8-918-447-56-45 Техническое и информационное обеспечение фестиваля Торгашов Юрий Алексеевич, Тел. (861)268-46-52 соединить 222 Просьба. При отправке посылок, бандеролей фразу «ГБНТУ Кубанский казачий хор» в адресе получателя указывать Почтовый адрес: 350063 Краснодар ул. Красная, 5. ГБНТУ Кубанский казачий хор, XVI Кубанский православный кинофестиваль Торгашову Юрию Алексеевичу; 350000 Краснодар а/я 3965 ГБНТУ Кубанский казачий хор, XVI Кубанский православный кинофестиваль Торгашову Юрию Алексеевичу; Электронный адрес фестиваля: [email protected]

05 сентября 2014, 16:22

Глазьев: Экономические причины войны на Украине

Выступление академика РАН, советника Президента РФ Сергея Глазьева на Международной конференции «Россия, Украина, Новороссия: глобальные проблемы и вызовы». Ялта. 29-30 августа 2014 г.

30 июля 2014, 13:42

Андрей Кобяков в Симферополе. Россия и мировая экономика: угрозы, санкции, перспективы

10 июля, по приглашению ММК «Формат-А3», Симферополь посетил один из ведущих экономистов России, публицист, доцент МГУ им. М.В. Ломоносова, соавтор Михаила Хазина по книге «Закат империи доллара и конец «Pax Americana», заместитель главного редактора журнала «Однако», В 2002-2005 гг. главный редактор аналитического журнала “Русский предприниматель”, основной автор и соредактор Русской доктрины, постоянный член Изборского клуба Андрей Кобяков. Эксперт обсудил с крымской общественностью как узкие экономические вопросы, так и общие наболевшие темы.

28 июля 2014, 15:53

Яценюк предложил выделить на украинских силовиков 767 млн долларов

Кабмин Украины в изменениях в госбюджет на текущий год предлагает выделить 9,1 млрд гривен (767 млн долларов) на дополнительное финансирование силовиков, заявил подавший в отставку премьер Украины Арсений Яценюк. «В проекте изменений в государственный бюджет Украины мы предлагаем дополнительное финансирование для украинских Вооруженных сил, Национальной гвардии и всех задействованных в антитеррористической операции 9,1 млрд гривен», - сказал Яценюк, слова которого приводит РИА «Новости». На прошлой неделе правительство Украины выделило около 51,5 млн долларов на закупку оружия и военной техники для силовых структур. Ранее в июле Яценюк предложил урезать финансирование ряда социальных программ и увеличить финансирование армии. Напомним, Украина находится в тяжелом политическом кризисе, который сказывается на и так не лучшем состоянии экономики страны и ее бюджетной сферы. Ранее назначенный Верховной радой премьер-министром Арсений Яценюк говорил, что Киев прогнозирует снижение ВВП на 3% в текущем году при инфляции от 12% до 14%. Нацбанк Украины не исключил ускорения инфляции до 19% в 2014 году. После подписания Украиной 27 июня экономической части соглашения об ассоциации с ЕС украинским предприятиям предстоит найти миллионные инвестиции, чтобы перейти на европейские стандарты качества, отмечают эксперты. Закладки: