• Теги
    • избранные теги
    • Компании152
      • Показать ещё
      Страны / Регионы82
      • Показать ещё
      Разное415
      • Показать ещё
      Формат58
      Показатели132
      • Показать ещё
      Издания3
      Люди89
      • Показать ещё
      Международные организации26
      • Показать ещё
      Сферы2
Выбор редакции
17 января, 12:37

Статья в журнале "Эксперт"

В журнале "Эксперт" опубликована статья экспертов ЦМАКП О.Солнцева и М.Мамонова "Дыры в капиталах банков: зловещий айсберг проблем"

12 января, 17:30

Эксперты: Цены нефти в 2017 году будут двигаться в диапазоне $50-65 за баррель

Эксперты высказали свои прогнозы по ценам нефти на 2017 год в ходе онлайн-конференции на Finam.ru "Мировые рынки в начале года: нефть, Трамп и ФРС" . Александр Апокин , руководитель группы исследований мировой экономики ЦМАКП, ожидает снижения котировок нефти от текущего уровня, среднегодовой около $50, на горизонтах до месяца возможно достижение уровня $30 за счет роста предложения сланцевой нефти в США при невыполнении участниками ОПЕК планов по квотам и проблем с поддержанием собственно достигнутого соглашения. Ольга Беленькая ,начальник департамента финансового анализа и экономических исследований КБ "Альба Альянс", отмечает, что цена нефти зависит от множества факторов, общее влияние которых трудно прогнозируемо.

06 января, 12:20

Российская промышленность вышла из кризиса

Наиболее убедительным доводом в пользу того, что кризис в экономике РФ действительно преодолен, является динамика промышленности – большинство ее отраслей перешли к восстановительному росту. Закрепить этот успех можно через привлечение в страну производителей определенного оборудования. Но есть и факторы риска, способные аннулировать все экономические победы 2016-го.

06 января, 10:08

Экономика: Российская промышленность вышла из кризиса

Наиболее убедительным доводом в пользу того, что кризис в экономике РФ действительно преодолен, является динамика промышленности – большинство ее отраслей перешли к восстановительному росту. Закрепить этот успех можно через привлечение в страну производителей определенного оборудования. Но есть и факторы риска, способные аннулировать все экономические победы 2016-го. Последние макроэкономические данные Росстата дают основание утверждать, что в большинстве отраслей промышленности выход из кризиса уже состоялся. По итогам 11 месяцев в сравнении с тем же периодом 2015 года показали заметный рост такие сегменты, как пищепром (плюс 2,1%), текстильное и швейное производство (плюс 5%), кожевенная и обувная промышленность (плюс 6,1%), деревообработка (плюс 2,4%), химпром (плюс 4,5%), производство резины и пластмасс (плюс 5,9%). А главная хорошая новость в этом отраслевом ряду – заметный прирост машиностроения, которое пострадало в начале кризиса наиболее сильно. В январе – ноябре 2016 года индекс выпуска машин и оборудования составил 103,3% к январю – ноябрю 2015-го. Первым месяцем 2016 года, когда в промышленности России наблюдался убедительный рост, стал ноябрь – общий индекс производства оказался на уровне 102,7%. Правда, подчеркивает заместитель руководителя Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Владимир Сальников, необходимо учитывать два конъюнктурных фактора – лишний рабочий день в ноябре и рекордно холодную погоду, способствовавшую росту производства электроэнергии и тепла. Данные обстоятельства обеспечили примерно 1,1% роста промышленности в годовом измерении, но и оставшиеся 1,6% – это немало. При этом собственные расчеты ЦМАКП и независимые расчеты экспертов Центра развития дают отличную от картины Росстата динамику промпроизводства: восстановительный рост наблюдается не с ноября, а с начала 2016 года, если не с конца 2015-го. Его средний темп составляет 0,2–0,3% в месяц, или 2,5–4% в год. О начавшемся восстановительном росте свидетельствует и индекс деловой активности PMI, который находился в положительной области всю вторую половину года, а в ноябре достиг рекордных значений, которые не наблюдались уже лет пять. «К этому надо добавить фиксируемый нами рост потребления и инвестиций по крупным и средним предприятиям, – добавляет эксперт ЦМАКП. – В целом по экономике прирост инвестиций за три квартала составляет 0,8%, а по промышленности, где этот процесс наиболее легко отслеживается, – 1,8%. Одним словом, во второй половине 2016 года появилась масса признаков того, что экономика растет. К наиболее динамичным отраслям, как и в 2015 году, сейчас относятся АПК, химпром и добыча полезных ископаемых, которые даже не заметили кризиса. Но в 2016 году начали восстанавливаться наиболее пострадавшие секторы экономики, прежде всего машиностроение. В результате восстановление в той или иной степени затронуло большинство секторов». Безусловно, значимую роль в этом процессе сыграло повышение цен на нефть (многие аналитики сходятся во мнении, что цена в диапазоне 50–60 долларов за баррель комфортна для всех участников рынка) и заметное укрепление курса рубля. «Старая идея, что девальвация национальной валюты может оказать благоприятное воздействие на экономику, доказала свою несостоятельность, – считает Владимир Сальников. – Многие компании, конкурирующие с импортом, например машиностроительные, зависят от импортных материалов, комплектующих и оборудования, поэтому ослабление курса рубля никакой поддержки им не оказало. В этом смысле повышение цен на нефть и укрепление рубля сработали в плюс, поскольку произошло удешевление валютных издержек промышленности. Это конъюнктурный фактор, который стимулирует ускорение восстановления, но в основе этого процесса все же лежит естественная адаптация производителей к шоку и новым условиям». В ожидании денег Главный вопрос – насколько долгосрочным окажется этот рост. В ЦМАКП не сомневаются, что в 2017 году он продолжится по всей экономике, и не видят, в каком из секторов мог бы начаться спад. Главным же драйвером восстановления, по оценке экспертов центра, станут более сильные компании, которые, оправившись после первого шока, увидели новые ниши и перспективы развития, в том числе за счет тех, кто ушел с рынка. «Компании, которые не умерли, не сидят сложа руки, поняли, как работать в новых условиях, а некоторое ослабление финансовых ограничений этому процессу способствует, – говорит Сальников, намекая на постепенное снижение ключевой ставки ЦБ. – Потенциал роста экономики в смысле ненасыщенности многих рынков остался, и его надо использовать. Российскому рынку есть куда расти, но важно, чтобы были компании, реализующие стратегии развития. Оно должно идти за счет тех бизнесов, которые наиболее эффективны, и сейчас этот процесс понемногу начинается. В наиболее пострадавших секторах экономики ситуация тяжелее, но там возможна какая-то дополнительная поддержка со стороны государства, например в автопроме». Однако есть и более скептические оценки. «Скорее нынешний рост – это эффект низкой базы. При столь длительном падении какой-то отскок все равно должен быть», – говорит управляющий партнер компании «ФОК (Финансовый и организационный консалтинг)» Моисей Фурщик. По его мнению, рост цен на нефть во втором полугодии 2016-го вряд ли имел большое значение, а вот обещанное снижение российской добычи на 3% может резко ухудшить статистику промышленного производства уже в первом полугодии 2017-го. «Так что об устойчивом росте промышленности говорить рано», – резюмирует эксперт. Самым тревожным показателем, динамика которого не позволяет уверенно говорить о выходе экономики из кризиса, являются реальные доходы населения. По данным Росстата, за 11 месяцев 2016 года они вновь сократились – до уровня 94,2% к январю – ноябрю 2015-го. Среднемесячная зарплата работников за этот же период увеличилась на 7,7%, но в реальном исчислении (с поправкой на рост потребительских цен) рост составил символические полпроцента. О неудовлетворительном состоянии доходов россиян свидетельствуют и показатели торговли – торговля продолжает падать. В январе – ноябре оборот розницы составил 2,439 трлн рублей, это 94,9% от объемов того же периода в 2015-м. Продолжил падение и внешнеторговый оборот, причем если импорт благодаря укреплению курса рубля фактически закрепился на прошлогодней позиции, потеряв всего 2,7% к январю – ноябрю 2015 года, то экспорт за 11 месяцев просел на 21,9%. Перспективы серьезного роста доходов населения на следующий год туманны. Наиболее внятное заявление, прозвучавшее по этому поводу из официальных источников, сделал в конце ноября вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов. «Доходы населения не растут так, как нам бы хотелось. Но мы отмечаем, что по некоторым группам населения реальные доходы все-таки хоть немного, но растут», – отметил он на бизнес-форуме «Россия – Сингапур», выразив надежду, что в 2017 году рост доходов станет «тенденцией для всех групп населения». Однако опубликованные данные Росстата за 11 месяцев показали, что пока эти надежды не подтверждаются. Предвыборный фактор Одним из главных факторов неопределенности для российской экономики в 2017 году, безусловно, станут президентские выборы. Недостатков в прогнозах в этот период точно не будет, в том числе в духе «все пропало». Например, известный российский экономист Яков Миркин на днях констатировал: «С бессильной злобой мы наблюдаем, как готовится четвертая взрывная девальвация рубля». По мнению Миркина, нынешняя стабилизация национальной валюты вызывает огромный приток спекулятивных денег нерезидентов, которые вкладывают доллары и евро в рубли под высокий процент, но через некоторое время могут перевести эти рубли обратно в валюту, получив очень высокую по мировым меркам прибыль. «Это стандартный механизм подготовки будущего валютного/финансового кризиса в России (и не только), который уже сработал три раза – и, видимо, может сработать в четвертый», – предупреждает экономист. Напрямую с президентскими выборами этот прогноз не связан, однако в предвыборный период новая валютная паника может послужить легким источником политического капитала для самых разных сил, включая наиболее одиозные. Со своей стороны власти ставят цель перехода к устойчивому развитию. «Набор необходимых структурных реформ для ускорения роста прекрасно известен – конкуренция, приватизация, либерализация и так далее. Но нет ощущения готовности власти и общества к серьезным изменениям», – сетует Фурщик. А рассчитывать на чудодейственную силу нефти, убежден он, не приходится: в 2017 году не произойдет ни дальнейшего укрепления рубля, ни повышения стоимости черного золота – более вероятно даже снижение этих показателей. С другой стороны, по мнению Фурщика, российская стагнационная модель к концу десятилетия может оказаться относительно устойчивой и успешной в том случае, если в мировой экономике возникнет очередной циклический спад на один–два года. В последнем послании президента к Федеральному собранию перед правительством была поставлена задача в ближайшие несколько лет выйти на такие темпы роста отечественной экономики, которые превышали бы мировые, а при упомянутом сценарии глобального замедления это может осуществиться как бы само собой. Однако политическую стабильность нужно использовать более активно, подчеркивает Владимир Сальников. Прежде всего – для привлечения иностранных инвестиций. Ведь в России имеется гарантия неизменности условий по крайней мере на ближайшие шесть–семь лет. Парадоксальным образом это поможет отечественной экономике решить главную задачу последних двух–трех лет – импортозамещение. «За годы реформ мы потеряли значительную часть машиностроения, в особенности производство оборудования для разных отраслей экономики, – поясняет свою точку зрения эксперт ЦМАКП. – Тем временем рынки этого оборудования стали интернациональными, ориентация только на своих производителей сейчас невозможна. Поэтому следует предпринимать гораздо больше усилий по привлечению в Россию мировых лидеров в производстве оборудования, в особенности в таких сегментах, как металлоемкое крупнотоннажное тяжелое машиностроение, нефтегазовое оборудование, железнодорожный транспорт. Таких компаний не так много, ряд секторов в высокой степени монополизированы, поэтому можно вести «ручную» работу, предоставляя адресные льготы конкретным компаниям. Сейчас же получается парадоксальная ситуация: Россия – одна из главных нефтедобывающих стран, самая протяженная страна в мире, но в нефтедобыче и транспорте продолжает пользоваться импортным оборудованием. Эти компетенции следует осваивать, причем не только для «домашнего» использования, но и для экспорта. Не так все плохо в сельскохозяйственном машиностроении, но могло бы быть и лучше. Импортозамещение в смысле сокращения импорта у нас уже состоялось. Теперь по мере дальнейшего развития важно не допустить возвращения той ситуации, когда импорт растет быстрее ВВП». Теги:  промышленность, Экономика России, курс рубля, цена на нефть, борьба с кризисом, импортозамещение

Выбор редакции
21 декабря 2016, 17:49

О производстве промышленной продукции в ноябре 2016 г.

Подготовлена записка "О производстве промышленной продукции в ноябре 2016 г."Согласно оценке Росстата, в промышленности обозначилась тенденция роста. Оценки ЦМАКП гораздо позитивнее. В ноябре по сравнению с октябрем прирост выпуска составил +0,8%, при этом, по нашей оценке, рост выпуска начался еще в конце прошлого года. Среднесуточный выпуск в ноябре превысил уровень ноября прошлого года на 4,2% и обновил на исторический максимум.

Выбор редакции
21 декабря 2016, 17:49

Об инвестиционной активности в экономике в ноябре 2016 г

Подготовлена записка "Об инвестиционной активности в экономике в ноябре 2016 г."По оценке ЦМАКП, в ноябре тенденция восстановления инвестиционной активности продолжилась, хотя и немного ослабла. Есть все основания рассчитывать на продолжение в дальнейшем восстановления инвестиционной активности

18 декабря 2016, 14:03

Экономисты запутались в индексе роста промпроизводства

В России наблюдается ускорение роста промпроизводства – причем рекордное. Если в октябре показатель был минусовым, то в ноябре он неожиданно вырвался в плюс почти на три процента. Это стало сюрпризом для экономистов. Впрочем, такой рывок может быть связан не столько с хорошими показателями в промышленности, сколько с новой методикой подсчета, которую стал применять Росстат.В октябре индекс промпроизводства «болтался» у отметки ниже ноля – минус 0,2% в годовом выражении. Уже в ноябре показатель вырос до 2,7%. Это пошло в разрез с прогнозами Минэкономики РФ.Выяснилось, что данные Росстата не сходятся с их же прогнозом. «Простое арифметическое действие, заключающееся в умножении помесячных показателей, дает совершенно иной результат: при таких расчетах получается, что за январь - ноябрь 2016 года промышленное производство увеличилось лишь на 0,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года», - приводит слова старшего экономиста Sberbank CIB Антона Стурченевского портал Finanz.В итоге Росстат объяснил, что рост индекса за 11 месяцев текущего года составил 0,8%, а все данные за предыдущие периоды не стоит брать в расчет. «Не располагая надежной помесячной статистикой, мы затрудняемся сказать, наблюдался ли в ноябре рост или спад относительно октября. Единственное, что мы беремся утверждать, заключается в том, что в ноябре динамика промышленного производства была лучше, чем в среднем за 10 месяцев, и мы полагаем, что рост промышленного производства за весь год составит около 1%», - прокомментировали в Сбербанк CIB.Впрочем, некоторые экономисты все же настроены менее скептично. Бурный рост индекса промпроизводства в ноябре по сравнению с октябрем все же имеет причины. Во-первых, увеличение числа рабочих дней в ноябре 2016-го по сравнению с тем же месяцем в 2015 году. Только один дополнительный день добавил 0,2% к росту – об этом говорится в заявлении Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования.Кроме того, увеличение объемов добычи газа сыграло роль в росте индекса. Сказался и холодный ноябрь – вырабатывать энергии пришлось больше. Следуя этим критериям, в ЦМАКПе посчитали, что индекс промпроизводства в ноябре вообще составил 4,9%.Так или иначе, все аналитики сходятся в одном – промышленность в 2016-м году чувствует себя гораздо лучше предыдущего периода. Об этом говорят и в Институте экономической политики имени Е.Т. Гайдара. Там провели опрос российских компаний, половина из которых призналась, что спрос они оценивают как «нормальный».Ну, как-то так.

Выбор редакции
14 декабря 2016, 19:44

"Studies on Russian Economic Development" (Volume 27, Issue 5, 2016)

В журнале "Studies on Russian Economic Development" (Volume 27, Issue 5, 2016) опубликована коллективная статья "Recovery of economic growth in Russia", в подготовке которой приняли участие руководители направлений ЦМАКП Д.Р. Белоусов, В.А. Сальников и О.Г. СолнцевВ статье предложены механизмы преодоления стагнации и выхода на траекторию устойчивого ускоренного (порядка 4% в среднем за год) экономического роста в долгосрочнойперспективе

Выбор редакции
13 декабря 2016, 10:38

Домохозяйства вернулись в банки

Спад частного потребления на фоне скачка потребительской инфляции и ослабления курса рубля в ноябре 2016 года вернули интерес граждан к банковским вкладам и кредитам. За 11 месяцев 2016 года (в сравнении с итогом десяти месяцев) темпы роста вкладов в годовом выражении ускорились на 1,3 процентного пункта, до 2% (с учетом валютной переоценки). За ноябрь депозиты граждан увеличились на 1,3%, что сопоставимо с показателем августа — после близких к нулю изменений в сентябре--ноябре 2016 года. Данные ЦБ предполагают рост валютных вкладов, но Игорь Поляков из ЦМАКП считает, что их пополнения в ноябре не было и прирост депозитов граждан с устранением валютной переоценки в 1% обеспечен рублями (разница оценок — в разных весах вкладов в долларах и евро, используемых ЦМАКП и ЦБ). Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

Выбор редакции
13 декабря 2016, 00:21

Домохозяйства вернулись в банки // Мониторинг / частные финансы

Спад частного потребления на фоне скачка потребительской инфляции и ослабления курса рубля в ноябре 2016 года вернули интерес граждан к банковским вкладам и кредитам. За 11 месяцев 2016 года (в сравнении с итогом десяти месяцев) темпы роста вкладов в годовом выражении ускорились на 1,3 процентного пункта, до 2% (с учетом валютной переоценки). За ноябрь депозиты граждан увеличились на 1,3%, что сопоставимо с показателем августа -- после близких к нулю изменений в сентябре--ноябре 2016 года. Данные ЦБ предполагают рост валютных вкладов, но Игорь Поляков из ЦМАКП считает, что их пополнения в ноябре не было и прирост депозитов граждан с устранением валютной переоценки в 1% обеспечен рублями (разница оценок -- в разных весах вкладов в долларах и евро, используемых ЦМАКП и ЦБ).

02 декабря 2016, 15:40

Тренды развития экономик стран-партнеров России по ЕАЭС

Подготовлен аналитический обзор "Тренды развития экономик стран-партнеров России по ЕАЭС", №2(2) за 2016 г. В III кв. в экономиках стран-партнеров России по ЕАЭС, кроме Киргизии, продолжилось сжатие внутреннего спроса и ухудшение динамики промышленного производства. В Армении и Казахстане центробанки стимулировали экономическую активность с помощью смягчения ДКП. Оценки ЦМАКП темпов роста в 2016 г. были пересмотрены в сторону снижения для Армении и Беларуси, повышения - для Киргизии и сохранились на прежнем уровне (стагнация) для Казахстана.

Выбор редакции
02 декабря 2016, 09:10

Домохозяйства отказались от потребления и рублевых вкладов ради долларов

Вчера Росстат опубликовал очередную порцию статистики за октябрь 2016 года, которая дает представление о том, как граждане использовали свои доходы. Напомним, в октябре Росстат зафиксировал провал в динамике реальных доходов (до минус 5,9% с минус 1,5% в сентябре) и реального потребления на фоне ускорения роста реальных зарплат в годовом выражении (см. Ъ от 21 ноября). Впрочем, по оценкам Игоря Полякова из ЦМАКПа, в октябре по сравнению с сентябрем реальные доходы, с учетом сезонности все же росли. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

Выбор редакции
02 декабря 2016, 00:21

Домохозяйства отказались от потребления и рублевых вкладов ради долларов // Мониторинг / расходы граждан

Вчера Росстат опубликовал очередную порцию статистики за октябрь 2016 года, которая дает представление о том, как граждане использовали свои доходы. Напомним, в октябре Росстат зафиксировал провал в динамике реальных доходов (до минус 5,9% с минус 1,5% в сентябре) и реального потребления на фоне ускорения роста реальных зарплат в годовом выражении (см. "Ъ" от 21 ноября). Впрочем, по оценкам Игоря Полякова из ЦМАКПа, в октябре по сравнению с сентябрем реальные доходы, с учетом сезонности все же росли.

Выбор редакции
01 декабря 2016, 13:59

Выступление О. Солнцева на Ученом совете ИНП РАН

30 ноября 2016 г. руководитель направления Анализа денежно-кредитной политики и банковского сектора ЦМАКП О.Г. Солнцев выступил на Ученом совете ИНП РАН с докладом "Макроэкономические аспекты структурно-инвестиционной политики в целях восстановления и обеспечения устойчивости экономического роста в России" В докладе исследуются вызовы, с которыми будет сталкиваться отечественный финансовый сектор в среднесрочной перспективе. Предлагаются способы ответа на эти вызовы, обеспечивающие создание благоприятных условий для устойчивого экономического роста и качественных изменений структуры экономики

29 ноября 2016, 15:01

Андрей Гнидченко выступил на семинаре "Математическая экономика" в ЦЭМИ РАН

Сотрудник ЦМАКП Андрей Гнидченко выступил на семинаре "Математическая экономика" в ЦЭМИ РАН с докладом "Импортозамещение в российской промышленности: текущая ситуация и перспективы"Доклад посвящен характеристике текущей ситуации в российской экономике в контексте импортозамещения промышленных товаров, в том числе на уровне видов деятельности. Выделено три фазы процесса импортозамещения. До внешнего шока середины 2014 г. шло «умеренное импортозамещение», после – быстрая, непродолжительная адаптация к шоку («турбулентное импортозамещение»), по завершении которой вытеснение импорта остановилось («стабилизация импортозависимости»). Наиболее выраженное замещение импорта отмечено в пищевой промышленности, производстве транспортных средств и металлургии, но по основной части видов деятельности вытеснения импорта практически не происходило. Приведены предварительные оценки приоритетных направлений импортозамещения по видам деятельности. Показано, что как потребность, так и возможность вытеснения импорта существуют в агропромышленном комплексе, ряде отраслей машиностроения, производстве обуви, красок и лаков, моющих средств, парфюмерии и косметики

28 ноября 2016, 13:14

16 семинар ЦМАКП

В ЦМАКП состоялось 16 заседание Открытого научно-практического семинара по теме "Прогнозирование экономической активности: подход опережающих индикаторов". На семинаре представили свои доклады А. Пестова (ЦМАКП) (презентация) и Ю. Жуков (Интер РАО) и А. Орлов (Банк России) (презентация). В качестве дискуссанта по докладу А. Пестовой выступил А. Пономаренко (Банк России) (презентация), по докладу Ю. Жукова - С. Смирнов (НИУ-ВШЭ) (презентация)

24 ноября 2016, 13:36

Эксперт: рост ВВП обеспечит ставка, равная инфляции

Об экономических тенденциях развития российской экономики рассказал в интервью Дмитрий Белоусов, руководитель направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов "Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования" (ЦМАКП).

24 ноября 2016, 13:36

Эксперт: рост ВВП обеспечит ставка, равная инфляции

Об экономических тенденциях развития российской экономики рассказал в интервью Дмитрий Белоусов, руководитель направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов "Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования" (ЦМАКП).

24 ноября 2016, 00:21

Инвестиционный спрос подогревает импорт и выпуск отечественного оборудования // Мониторинг / инвестиции

Данные индекса инвестиционной активности ЦМАКП в октябре 2016 года подтверждают дальнейшее оживление спроса на инвестиционные товары. Первые признаки восстановления инвестиций обнаружились в косвенных оценках Росстата, свидетельствующих об увеличении объемов капстроительства в октябре и о заметном замедлении их спада в годовом выражении по итогам января--сентября 2016 года. Росстат, напомним, отказался от публикации помесячной статистики инвестиций в основной капитал, в том числе в силу того, что она обладала низким качеством.

23 ноября 2016, 21:10

Эксперт: нужно ограничиться инфляцией в 5% в 2017 г.

Для улучшения ситуации в экономике следует не ужесточать денежную политику, отложить идею достижения 4%-й инфляции на 2017-2018 гг. и усилить поддержку экспорта, сказал в интервью телеканалу Россия 24 Дмитрий Белоусов, руководитель направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

12 января 2014, 20:27

В плену старой парадигмы

Солнцев Олег Ирина Сухарева Дешко Артем Пенухина Елена Российская денежная и бюджетная политика начинают противодействовать экономическому росту и консервировать стагнацию Новое руководство Банка России — председатель Эльвира Набиуллина... Фото: РИА Новости Завершившийся год стал для России годом погружения в экономическую стагнацию. Согласно оценкам заместителя министра экономики Андрея Клепача, по итогам 2013 года прирост ВВП ожидается на уровне всего 1,4%. Это более чем вдвое ниже даже скромных темпов 2012-го, когда ВВП вырос на 3,4%. Если же считать поквартально и со снятой сезонностью, то можно говорить, что околостагнационные темпы прироста ВВП (менее 0,5% в год) наблюдаются на протяжении уже шести последних кварталов. Не реализованы даже скромные надежды на краткосрочное оживление во втором полугодии благодаря неплохому урожаю. Символическим «белым флагом», выброшенным правительством в противостоянии со стагнацией, стал обнародованный Минэкономразвития в конце 2013 года существенно пересмотренный долгосрочный социально-экономический прогноз. В нем предлагается в период до 2030 года смириться с темпами роста российского ВВП на уровне ниже средней динамики мировой экономики, причем он будет примерно в полтора раза ниже предшествующих целевых значений. По июльскому прогнозу 2013 года в рамках базового сценария в 2013–2030 гг. предполагался среднегодовой рост российского ВВП на 4 –4,2% при росте мировой экономики на 3,6% в год; по прогнозу ноября 2013-го ожидаемый среднегодовой рост российского ВВП за тот же период составит лишь 2,5% — при годовом росте мировой экономики на 3,4%. Надеждам, возлагавшимся еще в начале прошлого года на оживляющую роль денежно-кредитной и бюджетной политики, не суждено было сбыться. Скованность монетарных властей, обусловленная пузырем на рынке кредитования населения, не позволила задействовать не только нестандартный (количественное смягчение), но и стандартный для других стран (снижение ставок) набор монетарного стимулирования. Этого не случилось, даже несмотря на то что динамика национальной экономики, как признают в Банке России, провалилась ниже уровня долгосрочного потенциала роста — формирования «отрицательного разрыва выпуска». Впрочем, до тех пор, пока ситуация на кредитном рынке была неоднозначной, такое решение, возможно, было оправданным. ...и первый зампред Ксения Юдаева — успело внести разумные изменения в систему процентных инструментов регулятора, но перейти к стимулирующей денежной политике так и не решилось, несмотря на формирование «отрицательного разрыва выпуска» Фото: РИА Новости Инвестиционный цугцванг Устойчивость наблюдаемой стагнации придают следующие обстоятельства. Опережавший на протяжении нескольких лет динамику производства рост фонда оплаты труда наряду с другими факторами обусловил сильное падение прибыльности предприятий и, как следствие, возможностей частного корпоративного сектора осуществлять инвестиции (прибыль — ключевой источник финансирования капитальных вложений, который, по оценкам, в среднем обеспечивает две трети инвестируемых средств). Возникла ситуация инвестиционного цугцванга. С одной стороны, без снижения реальных зарплат и занятости предприятия не смогут восстановить эту возможность. С другой стороны, такое снижение приведет к окончательному замораживанию внутренних рынков, что ограничит не только возможности, но и стимулы предприятий осуществлять инвестиции. Уровень прибыли предприятий и предпринимателей в совокупных доходах экономики сейчас находится на историческом минимуме (ниже, чем перед кризисом 1998-го и в разгар кризиса 2008–2009 годов, а доля оплаты труда в издержках, наоборот, максимальна (см. график 1). Инвестиционный спрос при этом находится на пределе своих возможностей. Доля валового накопления основного капитала в ВВП в последние годы держится на уровне около 22%, что значительно выше средних показателей периода, предшествовавшего кризису 2008–2009 годов (около 18%). Правда, на фоне других развивающихся рынков такая норма инвестирования все равно невысока. В Китае, например, доля валового накопления основного капитала в ВВП в последние годы составляет 48%, в Индии — 34%, в Индонезии — 26%. Однако на фоне сниженной доли прибыли предприятий в российском ВВП даже такая норма означает, что инвестиционная нагрузка на прибыль компаний беспрецедентна. Таким образом, без восстановления уровня прибыльности компаний не стоит и мечтать об ускорении инвестиций и экономического роста. Выход из инвестиционного цугцванга и экономической стагнации возможен только в случае серьезного шока — позитивного или негативного. Такой шок позволит увеличить прибыльность корпоративного сектора: либо за счет внезапного роста доходов — например, от внешнеэкономической деятельности (позитивный шок), либо за счет сокращения расходов — в первую очередь на оплату труда (негативный шок). Если это произойдет, «телега» экономического роста (потребление) вновь окажется позади «лошади» (производство), что позволит возобновить движение экономики. Слабое звено — банки Возникновение мощного позитивного шока в настоящее время не представляется высоковероятным. Что же касается негативного шока, то его вероятность, плохо это или хорошо, как раз весьма высока и связана с неустойчивостью ситуации в банковской системе. Растущие кредитные риски на рынке необеспеченного розничного долга в сочетании с низким уровнем достаточности капитала банков обусловливают высокую уязвимость банковской системы. При этом недостатка в потенциальных триггерах, способных раскрутить системный кризис, нет. Это и непростая ситуация с долгом ряда крупных металлургических компаний, и ужесточение подхода Банка России к отзыву лицензий у ненадежных и недобросовестных банков. Однако ситуация осложняется отсутствием существенного потенциала роста объемов банковских операций с точки зрения долгосрочной устойчивости банковского сектора. Последняя зависит от трех ключевых параметров: ликвидности баланса, достаточности капитала и его прибыльности. При сохранении неизменными структуры спроса экономики на финансовые услуги и финансовых технологий улучшение одного из этих параметров неминуемо ведет к ухудшению остальных. Такая особенность позволяет проследить в эволюции российского банковского сектора определенные этапы развития, или смены моделей поведения. В конце 1990-х поведение банков соответствовало модели «банк — инвестиционная компания»: низкий леверидж (высокий уровень достаточности капитала), невысокая обеспеченность обязательств ликвидными активами и, как итог, низкая прибыльность. В начале 2000-х банковский сектор перешел к так называемой модели narrow banking («банк-кубышка»), характеризующейся относительно высоким уровнем ликвидности, невысокой прибыльностью и низкой достаточностью капитала. В предкризисные годы поведению банков были присущи черты хедж-фондов (особенно в 2005–2006 годы): высокий леверидж с низким уровнем ликвидности, как результат — высокая прибыльность операций. В настоящее время движение банковского сектора не отличается динамизмом — система колеблется в окрестностях точки наименее желательного равновесия, вбирающего в себя все слабости вышеперечисленных моделей: низкая ликвидность, низкий уровень достаточности капитала и низкая прибыльность на капитал. В этих условиях банковский сектор не может повысить ликвидность, не уронив прибыльность капитала еще ниже. Банки не могут существенно расширить кредитование, чтобы поддержать прибыльность, не опустив при этом достаточность капитала ниже порогового уровня. При сохранении текущего низкого уровня прибыльности банковский сектор, скорее всего, не способен в долгосрочной перспективе привлечь достаточно инвестиций в собственный капитал для сохранения хотя бы нынешнего уровня активных и пассивных операций относительно величины российского ВВП. Эскиз антикризисной политики ЦБ От действий Банка России будет зависеть, как быстро сдуется потребительский пузырь — не только в сфере кредитования, но и в сфере собственно потребления, масштабы которого непропорциональны возможностям производства. И разумная жесткость на стадии сдувания этого пузыря необходима. Однако самое важное наступит потом: потребуются усилия для того, чтобы краткосрочный шок на потребительском рынке не превратился в инвестиционный спад. Прежде всего необходимы оперативная контрциклическая процентная политика и соответствующие механизмы формирования денежного предложения. Кроме того, нужна деятельная поддержка системно значимых «корпоративных» банков в случае возникновения эффекта банковской паники (через Агентство по страхованию вкладов, расширение рефинансирования под залог нерыночных активов, возможно, и через беззалоговые кредиты Банка России). Как показывает анализ, банковские кредиты предприятиям, в частности долгосрочные, сейчас в большой степени фондируются за счет сверхкоротких средств юридических лиц (в значительной мере — счетов до востребования). Это делает «корпоративные» банки весьма уязвимыми в условиях шоков ликвидности. Наконец, потребуется удержание рынка корпоративных облигаций от «эффекта домино» — блокирование важного канала инфицирования финансового сектора, а также сохранение на будущее важного инструмента заимствований для предприятий. Посмотрим, насколько текущая практика Банка России соответствует решению хотя бы первой, наиболее технически простой задачи. Как следует из протоколов заседаний Банка России, решения об уровне ключевого инструмента процентной политики (на текущий момент — ключевая ставка Банка России, ранее — ставка рефинансирования) принимаются на основе «оценки инфляционных рисков и перспектив экономического роста». Такие ориентиры выбраны не случайно — они являются основой классического «правила денежно-кредитной политики», сформулированного Джоном Тейлором еще в начале 1990-х. Согласно этому правилу, значение учетной ставки должно определяться отклонениями инфляции и темпов экономического роста от их потенциальных уровней (долгосрочных трендов). Однако что же происходит на самом деле? Об определяющем влиянии на процентную политику инфляционного давления и динамики валютного курса свидетельствует анализ процентной политики Банка России в 2003–2013 годах. Соответствующие коэффициенты корреляции со ставкой рефинансирования в рассматриваемый период равны 81 и 90% соответственно. При этом контроль параметров инфляции и валютного курса основан на принципе антицикличности: высоким темпам инфляции, или существенному ослаблению курса национальной валюты, противодействует ограничительная процентная политика, в обратной ситуации — стимулирующая. Кроме того, в период 2012–2013 годов по изменению коэффициента корреляции динамики курса рубля к бивалютной корзине и ставки рефинансирования можно проследить постепенный отказ Банка России от контроля валютного курса и переход к таргетированию только параметра инфляции — еще в 2009–2011 годах этот коэффициент был высокоположительным (94%), тогда как по результатам последних двух лет (по данным с первого квартала 2012 года по третий квартал 2013-го) оказался в незначимой области (минус 22%). Вот только одна беда: выверенная система процентной политики, основанная на системе контроля над инфляцией, не способствует своей другой важнейшей цели — поддержанию экономического роста. Так, на протяжении всего рассматриваемого промежутка времени (2003–2013 годы) изменение ставки рефинансирования было практически зеркальным отражением динамики экономического роста (см. график 2). Таким образом, до сих пор процентная политика ЦБ носила откровенно проциклический характер — усиливала бум и углубляла спад. Особенно ярко феномен процикличности процентной политики регулятора по отношению к макроэкономической конъюнктуре прослеживается в последний посткризисный период — 2009–2013 годы, когда Банк России осуществлял постепенный переход к режиму инфляционного таргетирования, отказываясь от регулирования валютного курса. Коэффициент корреляции ставки рефинансирования с годовыми темпами прироста ВВП составил минус 95%, с темпами прироста промышленного производства — минус 90% (знак «минус» здесь отражает разнонаправленность изменений процентной ставки и макроэкономической конъюнктуры). В прошлом году после смены главы Банка России произошли существенные изменения в системе процентных инструментов монетарной политики. В качестве основного индикатора, определяющего направленность процентной политики, была введена ключевая ставка Банка России, равная минимальной ставке по недельным аукционам прямого репо и максимальной ставке по недельным депозитным аукционам. При этом ставка рефинансирования Банка России была признана второстепенной. Согласно планам регулятора, ее значение будет приведено к значению ключевой ставки к 1 января 2016 года. Это решение является важным шагом к повышению роли трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики, реализуемого с помощью влияния на уровень процентных ставок в экономике. Роль ставки рефинансирования в этом механизме была весьма сомнительной. Вместе с тем при сохранении тех же принципов процентной политики — контроль только уровня инфляции одновременно с фактическим противодействием экономическому росту — успех реформы может оказаться под угрозой. Как показывают результаты эконометрического моделирования, в период после смены главы Банка России (июль — декабрь 2013 года) регулятор, несмотря на реформу процентных инструментов, при проведении процентной политики руководствуется теми же принципами, что и при прежнем главе ЦБ. Форма фактически действующего «правила денежно-кредитной политики» остается неизменной при увеличении периода наблюдений (до ноября 2013 года, по последним доступным данным). Анализ источников денежной эмиссии в период с января 2009-го по ноябрь 2013 года показывает, что динамика денежной базы в последние пять лет в решающей степени определяется валютными интервенциями Банка России (покупка/продажа валюты в официальные валютные резервы) и изменением средств бюджета на счетах в Банке России (см. график 3). Сокращение остатков бюджетных средств на счетах в ЦБ означает увеличение денежной базы, а их рост — напротив, снижение денежного предложения вследствие эффекта стерилизации денежной эмиссии. Вывод о ключевых факторах следует даже из простого корреляционного анализа: в рассматриваемый период коэффициент корреляции динамики денежной базы с валютными интервенциями Банка России составил 66%, с изменениями остатков бюджетных средств на счетах в Банке России — 38%. При этом по результатам корреляционного анализа такой источник денежной эмиссии, как кредитование банков со стороны ЦБ, в период с января 2009-го по ноябрь 2013 года оказался вторичным. Коэффициент его корреляции с динамикой денежной базы является отрицательным. Это означает, что ЦБ использует механизм кредитования коммерческих банков скорее с целью корректировки избыточного влияния основных факторов — движения бюджетных средств на счетах в Банке России и его валютных интервенций. Таким образом, поскольку в настоящее время ЦБ постепенно сокращает объемы операций с валютой в рамках перехода к плавающему курсу рубля, динамика денежного предложения теряет независимость — основным фактором, определяющим изменение денежной базы, становится бюджетная политика (изменение средств бюджета на счетах в Банке России). ЦБ относительно быстро может повысить прибыльность банковского сектора, диверсифицировав каналы денежной эмиссии: заместив эмиссию путем кредитования банков (платный для банков источник ликвидности) эмиссией посредством покупки финансовых активов, например государственных и высоконадежных корпоративных ценных бумаг (бесплатным для банков источником ликвидности). Это позволит мотивировать инвесторов вкладывать средства в банковские капиталы и на некоторое время ослабит ограничения на увеличение объемов операций банков со стороны достаточности капитала. В дальнейшем этот успех может быть закреплен путем реализации программ развития новых сегментов финансового рынка, позволяющих банкам получать дополнительные источники доходов, не связанные с принятием на себя фондовых и кредитных рисков, в первую очередь комиссионных доходов. Речь идет о развитии платежных систем, секьюритизации, финансового консультирования и др. Наделение Банка России функцией финансового мегарегулятора дает ему хорошие стартовые возможности для решения этой задачи. Бюджетная политика Бюджетная политика может стать в России важным дополнением денежно-кредитной политики в части реализации возможностей перехода к экономическому росту. Способна ли нынешняя конструкция бюджетной системы работать на решение этой задачи? Своего рода поворотная точка была пройдена бюджетной системой в 2012 году, когда принималось принципиальное решение о введении бюджетных правил. Это решение означало переход к новой модели бюджетных расходов, основанной на приоритете бюджетной стабильности при безусловном выполнении ранее взятых социальных обязательств. Такая модель означает курс на ужесточение бюджетной политики и сокращение всех незащищенных бюджетных статей. 2013-й стал первым годом по-настоящему жесткой бюджетной политики. Если в 2012 году прирост расходов федерального бюджета (в реальном выражении) составил 11,5%, причем этот рост был ощутим практически по всем направлениям бюджетных расходов (за исключением расходов на ЖКХ и дотаций регионам, см. график 4), то в 2013 году расходы сжались под воздействием бюджетных правил. В наибольшей степени это сжатие было обеспечено сокращением расходов на национальную экономику (минус 150 млрд рублей относительно 2012 года). Важно понимать, что снижение расходов на национальную экономику — это прежде всего снижение расходов на поддержку экономического роста. Если представить себе отраслевой срез произошедших изменений в бюджетной политике (методология ЦМАКП), сопоставив его с текущей экономической ситуацией, то картина получается достаточно печальная (см. график 5). Наиболее сильное снижение темпов роста в 2013 году относительно предыдущего года наблюдалось в машиностроении, представляющем высоко- и среднетехнологичные виды производств. И на фоне наблюдающегося ухудшения производственных показателей машиностроения одновременно происходило снижение расходов федерального бюджета на его поддержку, особенно ощутимое для транспортного машиностроения. Такая конфигурация бюджетной политики свидетельствует об отраслевой несбалансированности проводимой оптимизации бюджетных расходов. Отчасти возможности изменить сложившуюся конфигурацию бюджетной политики связаны с пресловутым повышением эффективности бюджетных расходов — за счет перехода от неэффективных форм поддержки предприятий в виде взносов в уставные капиталы к преимущественному выделению средств на конкретные инвестиционные проекты, развитию механизма частно-государственного партнерства, жесткому контролю за расходованием госкомпаниями получаемых бюджетных средств. Это один из немногих доступных ресурсов для развития в рамках выбранной модели бюджетных расходов. Дайте шанс! Текущая российская стагнация во многом имеет фундаментальные причины, связанные с низким уровнем конкурентоспособности российской экономики. Однако, как справедливо отмечал Майкл Портер, в деле изменения фундаментальных параметров, определяющих конкурентоспособность экономики, важную роль играет шанс. Денежно-кредитная политика, да и бюджетная политика, не может изменить фундаментальные факторы, влияющие на конкурентоспособность, однако она может позволить реализовать шанс «правильно» соединить эти факторы в условиях возникающих шоков, создавая условия для максимальной реализации имеющегося потенциала. Авторы - эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Авторы выражают признательность эксперту ЦМАКП Михаилу Мамонову за идеи и помощь, оказанную при подготовке статьи. Исследование осуществлено в рамках программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2013 году.