• Теги
    • избранные теги
    • Компании167
      • Показать ещё
      Страны / Регионы89
      • Показать ещё
      Разное450
      • Показать ещё
      Формат65
      Показатели141
      • Показать ещё
      Люди96
      • Показать ещё
      Издания4
      Международные организации27
      • Показать ещё
      Сферы2
Выбор редакции
17 февраля, 00:21

Рубль перестал поддерживать промышленность // Мониторинг конкурентоспособности

К февралю 2017 года положительное влияние эффекта девальвации на ценовую конкурентоспособность себя исчерпало. К такому выводу пришли аналитики ЦМАКПа, оценив динамику реального эффективного курса рубля и обнаружив, что он фактически достиг уровня середины 2013 года (см. график). "Традиционно все смотрят на доллар, он укреплялся относительно всех валют -- и тут запас остался. Но если взять курс евро и инфляцию в российской промышленности, что определяет динамику издержек, то издержки в евро вернулись к ситуации 2013 года",-- отмечает Владимир Сальников из ЦМАКПа.

16 февраля, 00:21

До 2023 года России не грозит рост более 2% // Мониторинг / прогнозы

Очередной выпуск "Комментариев о государстве и бизнесе" Института развития Высшей школы экономики содержит обновленный консенсус-прогноз до 2023 года, сделанный в феврале 2017 года на основе оценок 25 российских и западных институтов. Среди них Альфа-банк, The Boston Consulting Group, Центр макроэкономических исследований Сбербанка, ЦМАКП, Экономическая экспертная группа, Economist Intelligence Unit, ИНП РАН, ИЭП им. Егора Гайдара и др.

13 февраля, 13:31

"Структурно-инвестиционная политика в целях устойчивого роста и модернизации экономики"

На сайте Института народнохозяйственного прогнозирования РАН опубликован доклад "Структурно-инвестиционная политика в целях устойчивого роста и модернизации экономики", подготовленный с использованием материалов группы экспертов ЦМАКП Кроме того, на том же сайте опубликованы подборки научных работ, выполненных сотрудниками ЦМАКП, материалы которых использовались при подготовке доклада: Белоусова Дмитрия Рэмовича http://ecfor.ru/employee/belousov-dmitrij-removich/ Пенухиной Елены Андреевны http://ecfor.ru/employee/penuhina-elena-andreevna/ Сальникова Владимира Алексеевича http://ecfor.ru/employee/salnikov-vladimir-alekseevich/ Солнцева Олега Геннадьевича http://ecfor.ru/employee/solntsev-oleg-gennadevich/

Выбор редакции
13 февраля, 00:00

Потенциал конкурентного выпуска

Исследование ЦМАКП показало наличие в отраслях обрабатывающей промышленности существенных резервов незагруженных производственных мощностей, которые могут быть задействованы практически без инвестиций при активизации спроса

09 февраля, 12:06

Домохозяйства снизили общие сбережения и стандарты потребления

Мониторинг / уровень жизни Первая оценка использования денежных доходов граждан в 2016 году, опубликованная вчера Росстатом, позволяет зафиксировать несколько заметных изменений, происшедших в тратах домохозяйств за год (см. график). Прежде всего статистика наблюдает заметное снижение общих сбережений граждан на фоне увеличения интереса к банковским вкладам. Доля расходов на сбережения (приобретение ценных бумаг, изменение вкладов, средств на счетах индивидуальных предпринимателей, задолженности по кредитам, покупка недвижимости, скота и птицы) в объеме денежных доходов за год снизились на 3 процентных пункта (п. п.), до 11,3%. Общий размер трат на сбережения в 2016 году оказался на уровне 6,1 трлн руб., что меньше показателя 2015 года на 21%. При этом интерес граждан к рублевым вкладам рос. Их объем за 2016 год увеличился на 12,7% при среднегодовой инфляции в 7,1%. Уменьшение доли расходов на сбережения объясняется сокращением задолженности по кредитам и оборотов по счетам частных предпринимателей, считает Игорь Поляков из ЦМАКП. Интерес к валютным вкладам при этом сократился. Расчеты эксперта свидетельствуют: их чистое пополнение в 2016 году составило 75 млрд руб. против 600 млрд руб. годом ранее. Доля расходов семей на потребление за год увеличилась на 1,5 п. п., до 72,5%. При сокращении денежных доходов на 5,6% в годовом выражении расходы уменьшились лишь на 3,7% за счет поддержки потребления непродовольственных товаров в кредит, отмечают в ЦМАКП. Однако в 2016 году домохозяйства сократили потребление продовольствия на 5,3%, а непродовольственных товаров - на 5,1%, и эта тенденция с учетом сезонности сохранилась в четвертом квартале. Продолжался пересмотр стандартов потребления - от среднего к низкому качеству, указывают как эксперты РАНХиГС, так и ЦМАКП. Подтверждение этому обнаруживается и в данных Росстата. Покупательная способность денежных доходов в 2016 году снизилась по всем видам непродовольственных товаров и услуг, а среди продовольствия выросла лишь в отношении социально значимых продуктов: свинины, кур, картофеля, лука, моркови и капусты. Между тем если в 2015 году запас наличных на руках граждан впервые за 20 лет сократился на 210 млрд руб., то в 2016 году прибавил 420 млрд руб. Он, вероятнее всего, останется в качестве "подушки безопасности".(http://www.kommersant.ru/...)

09 февраля, 00:00

Российская экономика: что изменилось за последние годы

 "Вестник Кавказа"Основное, что отличает сегодняшнюю экономическую ситуацию от ситуации 2008 года и тем более 1998 года — совершенно иное состояние бюджета как в части доходов, так и в части расходов. Такое мнение высказал заведующий кафедрой "Фондовые рынки и финансовый инжиниринг" факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, экс-заместитель председателя Центробанка РФ Константин Корищенко.«За период 2000-х — начала 2010-ых достаточно серьезно выросли доходы населения. Это случилось благодаря нефтяной конъюнктуре и достаточно масштабному росту расходов бюджета. Если посмотреть динамику различных показателей, одним из которых я предлагаю цену на нефть выраженную в рублях, то даже этот быстрорастущий фактор обогнал рост расходов бюджета. Мы создавали резервы, накапливали валюту, но социальные и инвестиционные обязательства, принятые на себя государством в рамках бюджетной политики, были достаточно велики. Изменение конъюнктуры произошло в 2014-2015 годах, когда оказалось, что при том наборе макроэкономических показателей, который мы имеем, выполнить социальные обязательства сложно», — заметил эксперт. По его словам, важно, что была сохранена платежеспособность бюджета. Однако Корищенко не понимает, почему дополнительными доходами нельзя покрыть дефицит бюджета: «Почему нужно их изъять, куда-то в сторону положить, а пытаться этот дефицит бюджета финансировать из других источников? Если считать, что это некое политическое решение, то оно в переводе на такой общечеловеческий язык означает, что мы хотим что-то простимулировать. Что мы хотим простимулировать? То ли рост доходов от неэкспортной отрасли, то ли рост доходов от приватизации, то ли развитие внутреннего рынка долга, из которого мы будем брать эти деньги, то ли внешние заимствования. Но ответа на этот вопрос у меня нет».Константин КорищенкоРуководитель направления анализа денежно-кредитной политики, банковской системы и финансовых рынков Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев считает, что влияние курса на экономический рост неоднозначно: «Есть сектора, которые выигрывают от ослабления рубля, а есть сектора проигрывающие. К выигрывающим относится экспорто-сырьевой сектор, а к проигрывающим — значительная часть внутреннего сектора, не имеющая сырьевых выходов на экспорт, в частности значительная часть инвестиционного блока, например, которая «сидит» на поставках импортных комплектующих, и еще плюс бытовая техника». По другим секторам, по данным эксперта, ситуация смешанная, поэтому нельзя сказать, что для экономики в целом лучше — слабый рубль или сильный рубль. Очевидно лишь, что для экономики плох нестабильный рубль. Большие скачки курса существенно дестабилизируют и финансовые потоки с точки зрения соотношения активов, обязательств, товарно-материальные потоки с точки зрения соотношения ценообразования на сырье, комплектующие и конечный продукт.Олег Солнцев Отвечая на вопрос о том, как примирить негативные воздействия высокой волатильности курса с его плавающим характером, Солнцев заметил, что плавание рубля в значительно мере диктуется объективной необходимостью, потому что долгое время противостоять фундаментальным изменениям на валютном рынке невозможно. «В конце концов спекулятивные атаки или дисбаланс возникающий на денежном рынке из-за избыточных интервенций ведут к отказу от этого режима. Шок, который возникает вследствие этого отказа, хуже, чем постоянные микрошоки, возникающие в условиях плавающего курса. Таким образом появляется дилемма. С точки зрения сбалансированности в денежно-кредитной сфере более удобен плавающий курс с некоторыми оговорками о режиме плавания. Для реального сектора этот курс создает достаточно серьезные шоки, связанные с цепочкой создания стоимости и поддержанием финансовой сбалансированности. Выходом может стать развитие и достижение определенных размеров рынков производных инструментов на валюту, которые позволят хеджировать риски, но этот выход для нас достаточно абстрактный, потому что сейчас этот рынок находится в не очень развитом состоянии», — говорит эксперт.Для его развития требуется комплекс мер не только регулирования, но и развития экономики, ее диверсификации, а также развитие внутренних финансовых рынков, которое создаст стимулы, чтобы были запросы и на покупку, и на продажу валюты.  «В условиях доминирования экспортеров на рынке игра идет в одни ворота. Тем не менее развивать этот рынок необходимо, причем процесс должен идти рука об руку с диверсификацией экономики, что не отменяет необходимости регуляторных усилий или действий, которые позволят создать эффект обучения через присутствие крупных игроков на рынке».

Выбор редакции
06 февраля, 19:50

Влияние курса рубля на экономический рост неоднозначно - Эксперт

Руководитель направления анализа денежно-кредитной политики, банковской системы и финансовых рынков Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев рассказал о том, как курc рубля влияет на рост …

Выбор редакции
06 февраля, 00:00

Сбежавшие миллиарды

С середины 2013 г., когда Центробанк возглавила Эльвира Набиуллина, из банковской системы выбыл каждый третий банк, напоминает ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Михаил Мамонов. На бумаге у 308 банков, лишившихся за разные прегрешения лицензии в 2013–2016 гг., согласно последней перед отзывом лицензии отчетности в ЦБ имелись активы на 2,89 трлн руб. – на 311 млрд руб. больше обязательств. На самом деле в тех 70% из них, что уже признаны банкротами, временные администрации обнаружили суммарную дыру почти в 1,4 трлн руб., следует из данных регулятора. Размер выплаченного страхового покрытия по частным вкладам не раскрывается.

Выбор редакции
06 февраля, 00:00

Почему владельцы обанкротившихся банков не компенсируют ущерб

С середины 2013 г., когда Центробанк возглавила Эльвира Набиуллина, из банковской системы выбыл каждый третий банк, напоминает ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Михаил Мамонов. На бумаге у 308 банков, лишившихся за разные прегрешения лицензии в 2013–2016 гг., согласно последней перед отзывом лицензии отчетности в ЦБ имелись активы на 2,89 трлн руб. – на 311 млрд руб. больше обязательств. На самом деле в тех 70% из них, что уже признаны банкротами, временные администрации обнаружили суммарную дыру почти в 1,4 трлн руб., следует из данных регулятора. Размер выплаченного страхового покрытия по частным вкладам не раскрывается.

03 февраля, 12:52

Эксперты: объем промпроизводства — уже выше докризисного уровеня

Два экспертных центра — ЦМАКП и ЦР ГУ-ВШЭ — независимо друг от друга пришли к выводу, что объем промышленного производства превысил докризисный уровень.

02 февраля, 18:06

ЦБ стартует со снижения ключевой ставки?

Хотя большинство экспертов ожидают сохранения ключевой ставки на пятничном заседании совета директоров ЦБ РФ, некоторые аналитики не исключают ее снижения.

02 февраля, 18:06

ЦБ стартует со снижения ключевой ставки?

Хотя большинство экспертов ожидает сохранения ключевой ставки на пятничном заседании совета директоров ЦБ РФ, некоторые аналитики не исключают ее снижения.

02 февраля, 18:06

ЦБ стартует со снижения ключевой ставки?

Хотя большинство экспертов ожидает сохранения ключевой ставки на пятничном заседании совета директоров ЦБ РФ, некоторые аналитики не исключают ее снижения.

30 января, 08:19

Предприятия России показали настоящий «класс»

Таким образом, можно однозначно сказать, что 2000-е годы стали для многих отраслей российской промышленности весьма успешными. За это время открылось множество новых предприятий, которые активно растут и развиваются. Кроме того, в последние несколько лет санкции и курс на импортозамещение также дали свои плоды и возможности для бурного роста российских предприятий.

27 января, 19:35

Оптимальный курс: ЦБ не поддастся на провокацию Bloomberg

По информации агентства Bloomberg, Банк России уже в феврале-марте может начать покупку валюты на миллиард долларов в месяц.

27 января, 19:35

IKEA снижает цены: кто последует ее примеру в борьбе за покупателя?

Шведский бренд мебели и товаров для дома IKEA объявит о снижении цен. На 15–20% подешевеет 1800 видов товара, что составляет порядка 20% ассортимента ритейлера. Российские филиалы являются четвертыми по доле выручки компании в мире, и к 2020 году IKEA хочет добиться роста выручки в 1,5 раза до 50 млрд евро. Этот же показатель за 2015/16 финансовый год составил 34,2 млрд евро.

26 января, 20:01

Кудрин: разработки и обработка

Аналитики Центра стратегических разработок, которым руководит Алексей Кудрин, оценили состояние и перспективы обрабатывающих отраслей.Вчера в ЦСР представили доклад "Анализ важнейших структурных характеристик производственных мощностей обрабатывающей промышленности России", составленный специалистами Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). По словам руководителя авторского коллектива, главы направления регионального сектора ЦМАКП, кандидата экономических наук Владимира Сальникова, это первое исследование такого масштаба в постсоветский период истории нашего государства.В основу отчёта легли данные Росстата, Российского экономического барометра и Института экономической политики за 2000-2015 годы, после объединения которых получилась база объёмом в 2,5 млн записей, которая и стала объектом анализа. Составители документа отмечают, что "отличительной особенностью базы является повышенный уровень надёжности данных: в ходе работы были выявлены и исправлены многочисленные ошибки в статистической отчётности". В результате была получена информация о динамике развития ряда отраслей обрабатывающей промышленности — модернизации оборудования и технологий, вводе новых мощностей, выпуске продукции и т.д.В целом за 15 лет количество производственных мощностей в обрабатывающих отраслях выросло на 30%. Причём доля относительно новых мощностей за это время существенно выросла: две трети от имеющегося сейчас объёма — это мощности, введённые в строй после 2000 года, причём порядка 35% появились за последние 5 лет.Владимир Сальников отмечает, что несмотря на наличие мощностей их загрузка оставляет желать лучшего: пиковый уровень их использования — 72% — в рамках рассматриваемого периода (2000-15) был отмечен в 2007 году, после чего прозишло снижение до 62% в 2009-м. На 2015 год использовалось 66% имеющихся мощностей. То есть расти есть куда. По словам Сальникова, в ближайшие два года возможна дозагрузка мощностей на 5-7%. С учётом того, что каждые 5% дозагрузки провоцируют увеличение мощностей на 9%, это тоже немало. А для дальнейшего роста загрузки и появления новых мощностей потребуются инвестиции.Стоит уточнить, что все приведённые выше цифры касаются общей динамики развития обрабатывающих отраслей. Если же брать каждую отрасль в отдельности, то картина вырисовывается неравномерная. Так, различается уровень модернизации в разных отраслях. С 2006 года удалось полностью обновить такие отрасли, как текстильное производство и выпуск аппаратуры для радио, ТВ и связи. Самый низкий уровень модернизации — в металлургии (29%), производстве медтехники, оптики и часов (24%) и т.д.Соотношение имеющихся на 2015 год мощностей к тем, что были в 2000-м, тоже различается — от роста более чем вдвое в производстве пластмассовых и резиновых изделий до такого же сильного сокращения в машиностроении и текстильном и швейном производстве:По среднему возрасту мощностей в отраслях тоже существенное расхождение:Статистика по доле старых (введённых до 2000 года) и неконкурентоспособных мощностей также разная:Говоря о значении проделанной работы, Владимир Сальников надеется, что приведённые данные позволят по-новому взглянуть на параметры реализауемой сейчас экономической политики и пересмотреть приоритеты и возможности социально-экономического развития России в будущем. Он подчёркивает, что это исследование может стать базой для разработки новой стратегии развития с учётом опыта и ошибок прошедших лет: "Мы сформировали основу, и навесить на неё какие-то дополнительные пласты несложно."Депутат Законодательного собрания Калужской области, председатель комитета по законодательству Законодательного собрания Калужской области, главный редактор калужской областной газеты "Знамя" Алексей Слабов считает приведённые в докладе цифры реальными и соглашается с выводами специалистов ЦСР: "Данные, представленные в докладе, вполне реальны. Относительно автопрома вопрос, конечно, спорный. С одной стороны, согласен, это чёрная дыра. Но с другой, смотрите, по крайней мере по итогам 2016 года по уровню продаж определённые модели АВТОВАЗа вышли на первое место. Речь идёт о бюджетных автомобилях. Естественно, государство должно вкладывать в несырьевой сектор экономики. В первую очередь в обрабатывающую промышленность, в станкостроение. В первую очередь хочу остановиться на станкостроении. Это одна из ключевых отраслей. Глупо думать, что это принесёт определённый эффект сразу. Это вопрос десятилетий. Очень долго и в российском правительстве существовала такая порочная точка зрения, что можно накачать нефть, продать и на полученные деньги купить всё, что нужно. И вот уже несколько лет мы пожинаем плоды, когда не хватает средств на покупку необходимого. И было бы неплохо, чтобы это необходимое и востребованное производилось в рублёвой зоне."Ну, как-то так.Полную версию материала с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале «Давыдов.Индекс».Ссылки в тему:Доклад ЦСР "Анализ важнейших структурных характеристик производственных мощностей обрабатывающей промышленности России"ЦСР оценил производственную мощность обрабатывающей промышленностиАналитики Кудрина написали новую шпаргалку для чиновниковВсе не так уж плохо? Все не так уж хорошо? Семь графиков, рассказывающих о модернизации промышленности в «путинскую эру»Мощностей хватает только на неглубокую обработку

26 января, 12:42

Высокий уровень использования производственных мощностей ускоряет интенсивность их обновления

ЦСР презентовал доклад о потенциале несырьевого сектора российской экономики.

Выбор редакции
26 января, 00:21

Мощностей хватает только на неглубокую обработку // Мониторинг / промышленность

Вчера на площадке ЦСР, возглавляемого Алексеем Кудриным, было представлено исследование ЦМАКП структурных характеристик производственных мощностей в обработке. Его выводы призваны внести вклад в экспертную дискуссию об уровне их реальной загрузки, который используется в качестве частного аргумента для смягчения или ужесточения денежной политики.

25 января, 17:32

Статья сотрудника ЦМАКП Андрея Гнидченко

В журнале Новой экономической ассоциации опубликована статья сотрудника ЦМАКП Андрея Гнидченко "Импортозамещение в российской промышленности: текущая ситуация и перспективы" (№4, 2016, с. 154-161)В статье дана характеристика текущей ситуации импортозамещения промышленных товаров, в том числе на уровне видов деятельности, в российской экономике. Выделено три фазы процесса импортозамещения. До внешнего шока середины 2014 г. происходило умеренное импортозамещение на фоне роста выпуска и стабильности внешних условий с середины 2014 г. до середины 2015 г. – быстрая и непродолжительная адаптация к шоку (турбулентное импортозамещение), по завершении которой вытеснение импорта остановилось, несмотря на продолжавшееся ослабление рубля (стабилизация импортозависимости). Наиболее выраженное замещение импорта отмечено в пищевой промышленности, производстве транспортных средств и металлургии, но в основной части видов деятельности вытеснения импорта практически не происходило: значительное падение импорта в физическом выражении по большинству видов деятельности не сопровождалось вытеснением импорта в стоимостном выражении. Приведены предварительные оценки приоритетных направлений импортозамещения по видам деятельности, учитывающие как актуальность, так и потенциал замещения импорта. Актуальность импортозамещения (относительный уровень импортозависимости) по товару рассчитывалась как доля импорта товара в российском ВВП по отношению к среднемировой доле. Потенциал замещения импорта оценивался по модифицированному подходу Хаусманна—Клингера, основанному на учете взаимосвязи между товарами за счет анализа мировых закономерностей торговли и коэффициентов прямых материальных затрат межотраслевого баланса по соответствующим отраслям. Оценки показали, что потребность и возможность вытеснения импорта существуют в агропромышленном комплексе, ряде отраслей машиностроения, производстве обуви, красок и лаков, моющих средств, парфюмерии и косметики

21 июля 2015, 15:15

Кто создаст новую стратегию развития России?

Социально-экономического развитие России до 2030 г. должно быть реализовано в рамках соответствующей стратегии. Для разработки стратегии премьер-министр Дмитрий Медведев поручил создать рабочую группу.

12 января 2014, 20:27

В плену старой парадигмы

Солнцев Олег Ирина Сухарева Дешко Артем Пенухина Елена Российская денежная и бюджетная политика начинают противодействовать экономическому росту и консервировать стагнацию Новое руководство Банка России — председатель Эльвира Набиуллина... Фото: РИА Новости Завершившийся год стал для России годом погружения в экономическую стагнацию. Согласно оценкам заместителя министра экономики Андрея Клепача, по итогам 2013 года прирост ВВП ожидается на уровне всего 1,4%. Это более чем вдвое ниже даже скромных темпов 2012-го, когда ВВП вырос на 3,4%. Если же считать поквартально и со снятой сезонностью, то можно говорить, что околостагнационные темпы прироста ВВП (менее 0,5% в год) наблюдаются на протяжении уже шести последних кварталов. Не реализованы даже скромные надежды на краткосрочное оживление во втором полугодии благодаря неплохому урожаю. Символическим «белым флагом», выброшенным правительством в противостоянии со стагнацией, стал обнародованный Минэкономразвития в конце 2013 года существенно пересмотренный долгосрочный социально-экономический прогноз. В нем предлагается в период до 2030 года смириться с темпами роста российского ВВП на уровне ниже средней динамики мировой экономики, причем он будет примерно в полтора раза ниже предшествующих целевых значений. По июльскому прогнозу 2013 года в рамках базового сценария в 2013–2030 гг. предполагался среднегодовой рост российского ВВП на 4 –4,2% при росте мировой экономики на 3,6% в год; по прогнозу ноября 2013-го ожидаемый среднегодовой рост российского ВВП за тот же период составит лишь 2,5% — при годовом росте мировой экономики на 3,4%. Надеждам, возлагавшимся еще в начале прошлого года на оживляющую роль денежно-кредитной и бюджетной политики, не суждено было сбыться. Скованность монетарных властей, обусловленная пузырем на рынке кредитования населения, не позволила задействовать не только нестандартный (количественное смягчение), но и стандартный для других стран (снижение ставок) набор монетарного стимулирования. Этого не случилось, даже несмотря на то что динамика национальной экономики, как признают в Банке России, провалилась ниже уровня долгосрочного потенциала роста — формирования «отрицательного разрыва выпуска». Впрочем, до тех пор, пока ситуация на кредитном рынке была неоднозначной, такое решение, возможно, было оправданным. ...и первый зампред Ксения Юдаева — успело внести разумные изменения в систему процентных инструментов регулятора, но перейти к стимулирующей денежной политике так и не решилось, несмотря на формирование «отрицательного разрыва выпуска» Фото: РИА Новости Инвестиционный цугцванг Устойчивость наблюдаемой стагнации придают следующие обстоятельства. Опережавший на протяжении нескольких лет динамику производства рост фонда оплаты труда наряду с другими факторами обусловил сильное падение прибыльности предприятий и, как следствие, возможностей частного корпоративного сектора осуществлять инвестиции (прибыль — ключевой источник финансирования капитальных вложений, который, по оценкам, в среднем обеспечивает две трети инвестируемых средств). Возникла ситуация инвестиционного цугцванга. С одной стороны, без снижения реальных зарплат и занятости предприятия не смогут восстановить эту возможность. С другой стороны, такое снижение приведет к окончательному замораживанию внутренних рынков, что ограничит не только возможности, но и стимулы предприятий осуществлять инвестиции. Уровень прибыли предприятий и предпринимателей в совокупных доходах экономики сейчас находится на историческом минимуме (ниже, чем перед кризисом 1998-го и в разгар кризиса 2008–2009 годов, а доля оплаты труда в издержках, наоборот, максимальна (см. график 1). Инвестиционный спрос при этом находится на пределе своих возможностей. Доля валового накопления основного капитала в ВВП в последние годы держится на уровне около 22%, что значительно выше средних показателей периода, предшествовавшего кризису 2008–2009 годов (около 18%). Правда, на фоне других развивающихся рынков такая норма инвестирования все равно невысока. В Китае, например, доля валового накопления основного капитала в ВВП в последние годы составляет 48%, в Индии — 34%, в Индонезии — 26%. Однако на фоне сниженной доли прибыли предприятий в российском ВВП даже такая норма означает, что инвестиционная нагрузка на прибыль компаний беспрецедентна. Таким образом, без восстановления уровня прибыльности компаний не стоит и мечтать об ускорении инвестиций и экономического роста. Выход из инвестиционного цугцванга и экономической стагнации возможен только в случае серьезного шока — позитивного или негативного. Такой шок позволит увеличить прибыльность корпоративного сектора: либо за счет внезапного роста доходов — например, от внешнеэкономической деятельности (позитивный шок), либо за счет сокращения расходов — в первую очередь на оплату труда (негативный шок). Если это произойдет, «телега» экономического роста (потребление) вновь окажется позади «лошади» (производство), что позволит возобновить движение экономики. Слабое звено — банки Возникновение мощного позитивного шока в настоящее время не представляется высоковероятным. Что же касается негативного шока, то его вероятность, плохо это или хорошо, как раз весьма высока и связана с неустойчивостью ситуации в банковской системе. Растущие кредитные риски на рынке необеспеченного розничного долга в сочетании с низким уровнем достаточности капитала банков обусловливают высокую уязвимость банковской системы. При этом недостатка в потенциальных триггерах, способных раскрутить системный кризис, нет. Это и непростая ситуация с долгом ряда крупных металлургических компаний, и ужесточение подхода Банка России к отзыву лицензий у ненадежных и недобросовестных банков. Однако ситуация осложняется отсутствием существенного потенциала роста объемов банковских операций с точки зрения долгосрочной устойчивости банковского сектора. Последняя зависит от трех ключевых параметров: ликвидности баланса, достаточности капитала и его прибыльности. При сохранении неизменными структуры спроса экономики на финансовые услуги и финансовых технологий улучшение одного из этих параметров неминуемо ведет к ухудшению остальных. Такая особенность позволяет проследить в эволюции российского банковского сектора определенные этапы развития, или смены моделей поведения. В конце 1990-х поведение банков соответствовало модели «банк — инвестиционная компания»: низкий леверидж (высокий уровень достаточности капитала), невысокая обеспеченность обязательств ликвидными активами и, как итог, низкая прибыльность. В начале 2000-х банковский сектор перешел к так называемой модели narrow banking («банк-кубышка»), характеризующейся относительно высоким уровнем ликвидности, невысокой прибыльностью и низкой достаточностью капитала. В предкризисные годы поведению банков были присущи черты хедж-фондов (особенно в 2005–2006 годы): высокий леверидж с низким уровнем ликвидности, как результат — высокая прибыльность операций. В настоящее время движение банковского сектора не отличается динамизмом — система колеблется в окрестностях точки наименее желательного равновесия, вбирающего в себя все слабости вышеперечисленных моделей: низкая ликвидность, низкий уровень достаточности капитала и низкая прибыльность на капитал. В этих условиях банковский сектор не может повысить ликвидность, не уронив прибыльность капитала еще ниже. Банки не могут существенно расширить кредитование, чтобы поддержать прибыльность, не опустив при этом достаточность капитала ниже порогового уровня. При сохранении текущего низкого уровня прибыльности банковский сектор, скорее всего, не способен в долгосрочной перспективе привлечь достаточно инвестиций в собственный капитал для сохранения хотя бы нынешнего уровня активных и пассивных операций относительно величины российского ВВП. Эскиз антикризисной политики ЦБ От действий Банка России будет зависеть, как быстро сдуется потребительский пузырь — не только в сфере кредитования, но и в сфере собственно потребления, масштабы которого непропорциональны возможностям производства. И разумная жесткость на стадии сдувания этого пузыря необходима. Однако самое важное наступит потом: потребуются усилия для того, чтобы краткосрочный шок на потребительском рынке не превратился в инвестиционный спад. Прежде всего необходимы оперативная контрциклическая процентная политика и соответствующие механизмы формирования денежного предложения. Кроме того, нужна деятельная поддержка системно значимых «корпоративных» банков в случае возникновения эффекта банковской паники (через Агентство по страхованию вкладов, расширение рефинансирования под залог нерыночных активов, возможно, и через беззалоговые кредиты Банка России). Как показывает анализ, банковские кредиты предприятиям, в частности долгосрочные, сейчас в большой степени фондируются за счет сверхкоротких средств юридических лиц (в значительной мере — счетов до востребования). Это делает «корпоративные» банки весьма уязвимыми в условиях шоков ликвидности. Наконец, потребуется удержание рынка корпоративных облигаций от «эффекта домино» — блокирование важного канала инфицирования финансового сектора, а также сохранение на будущее важного инструмента заимствований для предприятий. Посмотрим, насколько текущая практика Банка России соответствует решению хотя бы первой, наиболее технически простой задачи. Как следует из протоколов заседаний Банка России, решения об уровне ключевого инструмента процентной политики (на текущий момент — ключевая ставка Банка России, ранее — ставка рефинансирования) принимаются на основе «оценки инфляционных рисков и перспектив экономического роста». Такие ориентиры выбраны не случайно — они являются основой классического «правила денежно-кредитной политики», сформулированного Джоном Тейлором еще в начале 1990-х. Согласно этому правилу, значение учетной ставки должно определяться отклонениями инфляции и темпов экономического роста от их потенциальных уровней (долгосрочных трендов). Однако что же происходит на самом деле? Об определяющем влиянии на процентную политику инфляционного давления и динамики валютного курса свидетельствует анализ процентной политики Банка России в 2003–2013 годах. Соответствующие коэффициенты корреляции со ставкой рефинансирования в рассматриваемый период равны 81 и 90% соответственно. При этом контроль параметров инфляции и валютного курса основан на принципе антицикличности: высоким темпам инфляции, или существенному ослаблению курса национальной валюты, противодействует ограничительная процентная политика, в обратной ситуации — стимулирующая. Кроме того, в период 2012–2013 годов по изменению коэффициента корреляции динамики курса рубля к бивалютной корзине и ставки рефинансирования можно проследить постепенный отказ Банка России от контроля валютного курса и переход к таргетированию только параметра инфляции — еще в 2009–2011 годах этот коэффициент был высокоположительным (94%), тогда как по результатам последних двух лет (по данным с первого квартала 2012 года по третий квартал 2013-го) оказался в незначимой области (минус 22%). Вот только одна беда: выверенная система процентной политики, основанная на системе контроля над инфляцией, не способствует своей другой важнейшей цели — поддержанию экономического роста. Так, на протяжении всего рассматриваемого промежутка времени (2003–2013 годы) изменение ставки рефинансирования было практически зеркальным отражением динамики экономического роста (см. график 2). Таким образом, до сих пор процентная политика ЦБ носила откровенно проциклический характер — усиливала бум и углубляла спад. Особенно ярко феномен процикличности процентной политики регулятора по отношению к макроэкономической конъюнктуре прослеживается в последний посткризисный период — 2009–2013 годы, когда Банк России осуществлял постепенный переход к режиму инфляционного таргетирования, отказываясь от регулирования валютного курса. Коэффициент корреляции ставки рефинансирования с годовыми темпами прироста ВВП составил минус 95%, с темпами прироста промышленного производства — минус 90% (знак «минус» здесь отражает разнонаправленность изменений процентной ставки и макроэкономической конъюнктуры). В прошлом году после смены главы Банка России произошли существенные изменения в системе процентных инструментов монетарной политики. В качестве основного индикатора, определяющего направленность процентной политики, была введена ключевая ставка Банка России, равная минимальной ставке по недельным аукционам прямого репо и максимальной ставке по недельным депозитным аукционам. При этом ставка рефинансирования Банка России была признана второстепенной. Согласно планам регулятора, ее значение будет приведено к значению ключевой ставки к 1 января 2016 года. Это решение является важным шагом к повышению роли трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики, реализуемого с помощью влияния на уровень процентных ставок в экономике. Роль ставки рефинансирования в этом механизме была весьма сомнительной. Вместе с тем при сохранении тех же принципов процентной политики — контроль только уровня инфляции одновременно с фактическим противодействием экономическому росту — успех реформы может оказаться под угрозой. Как показывают результаты эконометрического моделирования, в период после смены главы Банка России (июль — декабрь 2013 года) регулятор, несмотря на реформу процентных инструментов, при проведении процентной политики руководствуется теми же принципами, что и при прежнем главе ЦБ. Форма фактически действующего «правила денежно-кредитной политики» остается неизменной при увеличении периода наблюдений (до ноября 2013 года, по последним доступным данным). Анализ источников денежной эмиссии в период с января 2009-го по ноябрь 2013 года показывает, что динамика денежной базы в последние пять лет в решающей степени определяется валютными интервенциями Банка России (покупка/продажа валюты в официальные валютные резервы) и изменением средств бюджета на счетах в Банке России (см. график 3). Сокращение остатков бюджетных средств на счетах в ЦБ означает увеличение денежной базы, а их рост — напротив, снижение денежного предложения вследствие эффекта стерилизации денежной эмиссии. Вывод о ключевых факторах следует даже из простого корреляционного анализа: в рассматриваемый период коэффициент корреляции динамики денежной базы с валютными интервенциями Банка России составил 66%, с изменениями остатков бюджетных средств на счетах в Банке России — 38%. При этом по результатам корреляционного анализа такой источник денежной эмиссии, как кредитование банков со стороны ЦБ, в период с января 2009-го по ноябрь 2013 года оказался вторичным. Коэффициент его корреляции с динамикой денежной базы является отрицательным. Это означает, что ЦБ использует механизм кредитования коммерческих банков скорее с целью корректировки избыточного влияния основных факторов — движения бюджетных средств на счетах в Банке России и его валютных интервенций. Таким образом, поскольку в настоящее время ЦБ постепенно сокращает объемы операций с валютой в рамках перехода к плавающему курсу рубля, динамика денежного предложения теряет независимость — основным фактором, определяющим изменение денежной базы, становится бюджетная политика (изменение средств бюджета на счетах в Банке России). ЦБ относительно быстро может повысить прибыльность банковского сектора, диверсифицировав каналы денежной эмиссии: заместив эмиссию путем кредитования банков (платный для банков источник ликвидности) эмиссией посредством покупки финансовых активов, например государственных и высоконадежных корпоративных ценных бумаг (бесплатным для банков источником ликвидности). Это позволит мотивировать инвесторов вкладывать средства в банковские капиталы и на некоторое время ослабит ограничения на увеличение объемов операций банков со стороны достаточности капитала. В дальнейшем этот успех может быть закреплен путем реализации программ развития новых сегментов финансового рынка, позволяющих банкам получать дополнительные источники доходов, не связанные с принятием на себя фондовых и кредитных рисков, в первую очередь комиссионных доходов. Речь идет о развитии платежных систем, секьюритизации, финансового консультирования и др. Наделение Банка России функцией финансового мегарегулятора дает ему хорошие стартовые возможности для решения этой задачи. Бюджетная политика Бюджетная политика может стать в России важным дополнением денежно-кредитной политики в части реализации возможностей перехода к экономическому росту. Способна ли нынешняя конструкция бюджетной системы работать на решение этой задачи? Своего рода поворотная точка была пройдена бюджетной системой в 2012 году, когда принималось принципиальное решение о введении бюджетных правил. Это решение означало переход к новой модели бюджетных расходов, основанной на приоритете бюджетной стабильности при безусловном выполнении ранее взятых социальных обязательств. Такая модель означает курс на ужесточение бюджетной политики и сокращение всех незащищенных бюджетных статей. 2013-й стал первым годом по-настоящему жесткой бюджетной политики. Если в 2012 году прирост расходов федерального бюджета (в реальном выражении) составил 11,5%, причем этот рост был ощутим практически по всем направлениям бюджетных расходов (за исключением расходов на ЖКХ и дотаций регионам, см. график 4), то в 2013 году расходы сжались под воздействием бюджетных правил. В наибольшей степени это сжатие было обеспечено сокращением расходов на национальную экономику (минус 150 млрд рублей относительно 2012 года). Важно понимать, что снижение расходов на национальную экономику — это прежде всего снижение расходов на поддержку экономического роста. Если представить себе отраслевой срез произошедших изменений в бюджетной политике (методология ЦМАКП), сопоставив его с текущей экономической ситуацией, то картина получается достаточно печальная (см. график 5). Наиболее сильное снижение темпов роста в 2013 году относительно предыдущего года наблюдалось в машиностроении, представляющем высоко- и среднетехнологичные виды производств. И на фоне наблюдающегося ухудшения производственных показателей машиностроения одновременно происходило снижение расходов федерального бюджета на его поддержку, особенно ощутимое для транспортного машиностроения. Такая конфигурация бюджетной политики свидетельствует об отраслевой несбалансированности проводимой оптимизации бюджетных расходов. Отчасти возможности изменить сложившуюся конфигурацию бюджетной политики связаны с пресловутым повышением эффективности бюджетных расходов — за счет перехода от неэффективных форм поддержки предприятий в виде взносов в уставные капиталы к преимущественному выделению средств на конкретные инвестиционные проекты, развитию механизма частно-государственного партнерства, жесткому контролю за расходованием госкомпаниями получаемых бюджетных средств. Это один из немногих доступных ресурсов для развития в рамках выбранной модели бюджетных расходов. Дайте шанс! Текущая российская стагнация во многом имеет фундаментальные причины, связанные с низким уровнем конкурентоспособности российской экономики. Однако, как справедливо отмечал Майкл Портер, в деле изменения фундаментальных параметров, определяющих конкурентоспособность экономики, важную роль играет шанс. Денежно-кредитная политика, да и бюджетная политика, не может изменить фундаментальные факторы, влияющие на конкурентоспособность, однако она может позволить реализовать шанс «правильно» соединить эти факторы в условиях возникающих шоков, создавая условия для максимальной реализации имеющегося потенциала. Авторы - эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Авторы выражают признательность эксперту ЦМАКП Михаилу Мамонову за идеи и помощь, оказанную при подготовке статьи. Исследование осуществлено в рамках программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2013 году.