• Теги
    • избранные теги
    • Компании11
      • Показать ещё
      Страны / Регионы2
      Показатели1
      Международные организации1
      Люди1
      Разное1
      Издания2
Выбор редакции
03 декабря 2015, 18:56

Bello: The toilet-paper tangle

UK Only Article:  standard article Issue:  Hyperactive, yet passive Fly Title:  Bello Rubric:  A new breed of competition regulator takes on the cartels Main image:  20151205_AMD001_0.jpg IN OCTOBER Chileans discovered that for ten years they had paid over the odds for toilet paper because of a cartel linking the dominant suppliers, CMPC, a Chilean multinational paper and pulp firm, and a smaller rival. According to Chile’s competition authority, CMPC, with 80% of the market, colluded with its competitor, now owned by SCA, a Swedish company, to fix prices. A consumers’ association reckons that the two firms ripped off Chileans to the tune of $500m. The revelation has caused a stir in Chile, for two reasons. The first is that CMPC’s chairman is Eliodoro Matte, the country’s third-richest man, with a fortune of $2.3 billion, according to Forbes magazine. He is a pillar of his country’s business community and a preacher of corporate social responsibility. He denies knowing of the cartel; he says that ...

26 октября 2015, 16:37

Kimberly-Clark Shares Up on Plans to Purchase Diaper Unit

Shares of Kimberly-Clark Corp. (KMB) were up 0.4% on Oct 23, following reports that the consumer products giant is in advanced talks to acquire the diaper unit of Hypermarcas SA.

Выбор редакции
27 августа 2013, 18:37

Jacobs Engineering awarded chlorine dioxide plant contract

Jacobs Engineering (JEC -1.6%) wins a contract from Chile-based Empresas CMPC (the world's fourth largest pulp supplier) for a 60 ton/ day chlorine dioxide plant in Brazil.The value of the deal was not disclosed. (PR)In other company news, JEC and its joint venture partner Architects Hawaii Ltd are awarded a contract from the Naval Facilities Engineering Command Pacific for "design, engineering, specification writing, and cost estimating" work. The maximum order limit is $10M. (PR) Post your comment!

21 марта 2013, 16:09

«Транслатинас»: новые игроки глобальной экономики

Яковлев Петр Павлович – руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, доктор экономических наук. Экономическое возвышение ведущих государств Латинской Америки сопровождалось появлением большой группы «транслатинас» – сравнительно мощных транснациональных латиноамериканских корпораций. Эти компании все сильнее влияют на формирование нового облика региональной экономики, где десятилетиями безальтернативно доминировали западные ТНК, и все более уверенно действуют на зарубежных рынках в качестве новых глобальных игроков. Интернационализация капитала вовлекает в свою орбиту десятки стран, чьи ведущие предприятия сумели модернизироваться, повысить внутреннюю и внешнюю конкурентоспособность и пошли по пути превращения в ТНК. Наиболее «продвинутые» развивающиеся государства поддержали зарубежную деятельность своих корпораций, рассматривая их в качестве эффективных инструментов конкуренции с западными державами и сокращения критического отставания от них. Результат не заставил себя ждать. В первом десятилетии нового века свыше 5 тыс. ТНК развивающихся стран осуществили за рубежом 12,5 тыс. инвестиционных проектов greenfield (то есть «с нуля») на общую сумму 1,7 трлн долларов [1]. В согласии с этим трендом происходило и экономическое возвышение ведущих латиноамериканских государств. Хотя оно и не идёт ни в какое сравнение с феноменальным хозяйственным спуртом Китая, но в общем мировом контексте (особенно на фоне затянувшейся рецессии в Европе) выглядит весьма убедительно. Транснационализация латиноамериканского бизнеса Важным показателем возросшей экономической мощи Латинской Америки стало увеличение удельного веса национального капитала. Сформировалась большая группа сравнительно мощных местных компаний, которые в ряде случаев стали теснить зарубежные ТНК, десятилетиями доминировавшие на латиноамериканских торговых и финансовых рынках. Так, если в 1999 г. из 500 крупнейших бизнес-структур региона более 50% контролировались иностранным капиталом, то уже к 2007 г. этот показатель снизился до 25% [2]. Прочно закрепившись на национальных рынках, многие латиноамериканские компании и банки активно включились в глобальное перемещение капитала в качестве его экспортеров. За рубежом открывались филиалы и представительства ведущих бизнес-структур, создавались собственные промышленные и торговые мощности, выстраивались вертикально-интегрированные производственные цепочки. Все чаще осуществлялись операции по приобретению уже действующих местных предприятий (инвестиции brownfield). Эти процессы легли в основу образования сравнительно большой группы транснациональных латиноамериканских корпораций (ТЛК), или, как их называют в документах Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна, «транслатинас» [3], которые все сильнее влияли на формирование нового – транснационального – облика региональной экономики и все увереннее чувствовали себя в системе мирохозяйственных связей (табл. 1). Таблица 1. Крупнейшие «транслатинас» по объему продаж (2011 г., млн долл.) Источник:AméricaEconomía, 2012.  Замечу, что объёмы вывоза предпринимательского капитала из стран Латинской Америки были подвержены сильным перепадам, отражавшим изменения международной конъюнктуры. Так, в 2006 г. зарубежные капиталовложения ТЛК достигли рекордной цифры в 43 млрд долл., в 2009 г. (в самый разгар кризиса) они упали до 11 млрд, а в 2010 г. вновь поднялись до 43 млрд долл. Причём на первоначальном этапе трансграничные инвестиции «транслатинас» направлялись преимущественно в соседние страны региона, где ТЛК активно приобретали производственные активы. По мере того, как «транслатинас» набирали вес, их роль на латиноамериканском экономическом пространстве ощутимо возрастала. Например, в 1995‒2002 гг. доля «транслатинас» в общем объёме прямых иностранных капиталовложений в Латинской Америке составляла 5%, а в 2003‒2010 гг. этот показатель вырос до 36% [4]. Какие внутренние причины лежали в основе транснационализации латиноамериканского капитала, каковы были движущие силы этого процесса? Важным фактором, побудившим предприятия государств Латинской Америки к освоению зарубежных рынков, стала большая открытость экономик стран региона, достигнутая в результате неолиберальных реформ 1990-х годов. При всей неоднозначности последствий рыночных преобразований, макроэкономическая, внешнеторговая и финансовая либерализация объективно способствовала активному вовлечению компаний и банков Латинской Америки в стихию глобальных рынков и резко ускорила процесс образования «транслатинас». Другой существенной причиной стал сравнительно узкий внутренний рынок даже самых крупных латиноамериканских стран, который не мог поглотить растущий объем товаров и услуг. Накопив опыт и обретя мощь в пределах национальных экономик, ТЛК критически нуждались в новых площадках для предпринимательской деятельности и стремились на международном уровне воспроизводить приобретённые навыки ведения бизнеса. Процесс образования «транслатинас» можно разделить на два этапа. Первый (1990-е годы) ‒ это своего рода подготовительный период к реальной транснационализации, когда международная активность латиноамериканских предприятий в большинстве случаев сводилась к расширению торговых операций, открытию зарубежных представительств и не носила чётко выраженного инвестиционно-воспроизводственного характера. Второй (нынешний) этап интенсивно разворачивается в начале XXI в., когда благоприятная рыночная конъюнктура, связанная с ростом мировых цен на сырьевые и продовольственные товары, радикально изменила внешние условия. Возросшие доходы от экспорта сырья и продовольствия, в полном соответствии с теорией внешнеторгового мультипликатора, стали сильным стимулом увеличения внутреннего спроса и помогли раскрыть потенциал латиноамериканских предприятий несырьевого сектора, в том числе компаний, занятых в производстве товаров массового потребления, а также в технологичных отраслях и сфере услуг. Именно эти структуры, заинтересованные в новых ёмких рынках, возглавили процесс инвестиционно-воспроизводственной транснационализации и образовали ядро «транслатинас». Традиционным способом корпоративного развития ТЛК является так называемый органический рост, макроэкономическая суть которого состоит в том, что получаемые прибыли и кредиты со временем все больше инвестируются не только в местный, но и в зарубежный бизнес корпораций. Благодаря этому происходит расширение трансграничной бизнес-активности: наращиваются производственные мощности, увеличиваются объёмы производства и реализации товаров и услуг, растёт занятость. Одновременно равномернее распределяются предпринимательские и финансовые риски, поскольку трудности на одних национальных рынках компенсируются увеличением продаж в других странах, где ситуация складывается более благоприятно. При наличии у «транслатинас» значительных финансовых ресурсов предпочтительными становятся сделки по трансграничнымаквизициям(слияниям и поглощениям) хозяйствующих субъектов, что, как правило, связано с крупными прямыми зарубежными инвестициями. Как показывает опыт, слияния и поглощения – средство скорейшего достижения бизнес-целей за пределами страны базирования ТЛК. Использование этой стратегии позволяет приобретать уже готовые активы с налаженным производством, менеджментом и маркетингом и, таким образом, в сжатые сроки получать весомые преимущества в конкурентной борьбе. С начала XXI в. ведущие латиноамериканские корпорации осуществили сотни операций аквизиции иностранных предприятий. Самой громкой была покупка в 2006 г. бразильской горнодобывающей ТЛК «Vale» крупного канадского производителя никеля «Inco Ltd» за 17,2 млрд долл. [5] Стратегия международной экспансии «транслатинас» не является ригидной. Она варьируется в зависимости от конкретной экономической и политической конъюнктуры, детерминирована многими внутрикорпоративными факторами, внешними обстоятельствами, финансовыми условиями, действиями партнеров и конкурентов. Одним из векторов транснационализации стали стратегические альянсы – сотрудничество, нацеленное на раздел рынков на взаимовыгодной основе, что позволяет избегать жестоких конкурентных войн. Например, в Латинской Америке мексиканская ТЛК «América Móvil» на равных соперничает с испанской корпорацией «Telefónica» (обе входят в элиту глобального телекоммуникационного бизнеса). Но острая конкуренция двух гигантов соседствует с тактикой соглашений о разделах рынков. Последний пример – переговоры о сотрудничестве на ключевой бразильской площадке (порядка 262 млн линий мобильной связи), где у «Telefónica» 75,8 млн клиентов, а у «América Móvil» – 65,6 млн. Стоит заметить, что мексикано-испанский стратегический альянс содержит весомый инновационный компонент, поскольку предусматривает широкое согласованное внедрение передовой технологии LTE (Long-Term Evolution), позволяющей существенно нарастить сервисные возможности высокоскоростных систем мобильной связи [6]. Таким образом, «транслатинас» используют различные стратегии, что позволяет им достаточно гибко приспосабливаться к меняющимся условиям ведения транснационального бизнеса на региональном и глобальном уровнях. ТЛК в страновом разрезе Изучение трансграничной деятельности «транслатинас» помогает избавиться от стереотипов и снять устаревшие коннотации, связанные с низкой международной активностью латиноамериканских стран. ТЛК осуществляют значительный экспорт капитала и способны участвовать в процессах глобализации мировой экономики в качестве полноправных и мощных субъектов. В страновом разрезе видно, что по количеству «своих» ТЛК лидируют Бразилия и Мексика (табл. 2). На их долю в 2010 г. приходилось 340 из 500 крупнейших «транслатинас», или 68%. А вместе с компаниями Чили, Аргентины, Колумбии и Перу это число составит 485, или 97%. На остальные страны Латинской Америки приходится всего 15 «транслатинас» (3%) из приведённого списка. Таблица 2. Страновое распределение 500 крупнейших «транслатинас» Источник: AméricaEconomía, 2011.  Безусловным латиноамериканским лидером по вывозу капитала является Бразилия ‒ в первую очередь компании, входящие в список крупнейших «транслатинас», которые действуют на международной арене особенно напористо. Если в 2001 г. прямые зарубежные инвестиции Бразилии составляли порядка 50 млрд долл., то в 2007 г. этот показатель более чем удвоился, а к началу 2012 г. вырос в четыре раза. Характерно, что бразильские ТЛК (в отличие от многих корпораций других стран) в разгар мирового кризиса не только не снижали темпов внешней экспансии, но энергично наращивали своё присутствие на глобальных рынках. В 2007‒2011 гг. прямые зарубежные капиталовложения бразильских бизнес-структур увеличились на 73% ‒ со 111,3 до 192,9 млрд долл. (табл. 3). Таблица 3. Прямые зарубежные инвестиции бразильских компаний, млн долл.   Источник: Capitais brasileiros no exterior. Banco Central do Brasil. – http://www4.bcb.gov.br/  Следует отметить высокую концентрацию бразильских инвестиций в карибских офшорных зонах (Багамы, Каймановы и Британские Виргинские острова). Здесь объем инвестиций в 2007‒2011 гг. вырос на 66% и достиг 61,3 млрд долл. Нет сомнений, что экономика островов сама по себе не в состоянии «переварить» такие огромные финансовые ресурсы, и карибские банковские центры и налоговые оазисы широко используются бразильскими «транслатинас» в качестве перевалочной базы для последующего инвестирования на других рынках. (В скобках замечу, что бразильцы в этом не оригинальны). Одновременно Бразилия ощутимо нарастила свои капиталовложения в соседних латиноамериканских странах. Так, суммарные инвестиции в Аргентине, Венесуэле, Колумбии, Перу и Уругвае за указанный период увеличились на 118% – с 5,2 до 11,4 млрд долларов [7]. Безусловным лидером бразильского бизнеса является «Petrobras» – крупнейшая в Латинской Америке и пятая в мире интегрированная энергетическая компания, имеющая производственные и коммерческие интересы в 28 странах на пяти континентах. «Petrobras» добывает 2621 тыс. баррелей нефти и 452 тыс. баррелей природного газа (в нефтяном эквиваленте) в день. 16 нефтеперерабатывающих заводов компании ежедневно выпускают 2044 тыс. баррелей нефтепродуктов, большая часть которых реализуется 8356 собственными автозаправочными станциями. В распоряжении «Petrobras» свыше 30 тыс. км нефтепроводов, 242 морских судна, 16 теплоэлектростанций, четыре энергетических ветропарка, 7 фабрик по производству биотоплива и два завода сельскохозяйственных удобрений. На предприятиях компании трудится свыше 74 тыс. человек. Высокий технологический уровень «Petrobras» сделал ее мировым лидером глубоководной разработки нефтегазовых месторождений. В 2011 г. глобальный оборот продаж превысил 130 млрд долларов [8]. Примером высокотехнологичной ТЛК служит «Embraer» – один из ведущих мировых производителей коммерческих авиасудов, уступающий лишь «Boeing» и «Airbus» и делящий третье и четвёртое места с канадской компанией «Bombardier». По оценкам, половина самолётов бразильских ВВС были произведены на заводах «Embraer». К настоящему времени компания выпустила свыше 5 тыс. воздушных судов, используемых в 80 странах мира. Помимо Бразилии, «Embraer» располагает производственными мощностями в США, Португалии, Франции, Китае и Сингапуре. По состоянию на начало 2013 г. число занятых превышало 18 тыс. человек, а портфель «твёрдых» заказов оценивался в 12,5 млрд долл., что гарантирует этой высокотехнологичной бразильской ТЛК неплохие перспективы на глобальном рынке авиатехники [9]. Крупными экспортёрами капитала стали корпорации Мексики. К началу 2010 г. инвестиции 20 ведущих ТЛК этой страны достигли 117 млрд долл., а на их зарубежных предприятиях насчитывалось 230 тыс. занятых. Обращает на себя внимание чрезвычайно большая роль трёх крупнейших компаний – «Cemex», «América Móvil», «Carso Global Telecom». На их долю приходилось 86 млрд долл., или 73% общего объёма инвестиций «первой мексиканской двадцатки». Что касается географического распределения капиталовложений, то здесь следует отметить заметную роль латиноамериканских государств. На первом месте – Бразилия (21 млрд долл.), далее следует Колумбия – 5 млрд, затем Перу – 3,6 млрд и Чили – 3,5 млрд долл. В апогей мирового кризиса в 2009 г. вывоз мексиканского капитала составил 7,6 млрд долл., а в 2010 г., по мере восстановления предпринимательской активности, вырос до 42,2 млрд долл. [10] Феноменальную динамику демонстрирует телекоммуникационная компания «América Móvil», входящая в бизнес-империю самого богатого человека планеты, Карлоса Слима [11]. Созданная сравнительно недавно, в 2000 г., сегодня «América Móvil» – крупнейшая корпорация Мексики по рыночной цене (93 млрд долл.), стоимости активов (67 млрд долл.), годовому обороту продаж (47 млрд долл.), объёму прибылей (5 млрд долл.) и количеству занятых – 159 тыс. человек в 18 странах Америки [12]. Столь стремительному росту способствовала агрессивная политика слияний и поглощений. В частности, в 2010 г. «América Móvil» приобрела крупную мексиканскую компанию сотовой связи «Telmex», что консолидировало её позиции на региональном рынке телекоммуникационных услуг (табл. 4). Таблица 4. Количество клиентов «América Móvil – Telmex» в странах Латинской Америки на июнь 2012 г., тыс.чел.   Источник: La Unión Europea y América Latina y el Caribe: Inversiones para el crecimiento, la inclusión social y la sostenibilidad ambiental. CEPAL, 2013, p. 140.  Высокую степень международной активности продемонстрировали компании Чили.По состоянию на 2011 г. их прямые инвестиции за рубежом превысили 60,2 млрд долл. и были размещены в 70 странах мира. При этом главным направлением вывоза чилийского капитала являются южноамериканские республики: Аргентина, Бразилия, Перу и Колумбия, где объем прямых инвестиций чилийских ТЛК в 2011 г. составил соответственно 16,2 млрд, 11,7, 11,1 и 8,4 млрд долл. [13] Характерная особенность чилийских ТЛК – их отраслевое разнообразие. Здесь мы встречаем мощные транспортные компании, занимающиеся международными морскими перевозками («Sudamericana de Vapores», «Interoceánica»), широко известные в Латинской Америке торговые фирмы («Falabella», «Cencosud»), передовые предприятия деревообрабатывающей отрасли («Arauco», CMPC), авторитетную инжиниринговую корпорацию «Signo Koppers», одного из мировых производителей вина «Viña Concha y Toro», высокотехнологичную компанию «Sonda» и т.д. Последняя, к слову сказать, только за 2010‒2011 гг. прибрела три бразильские фирмы – «Telsinc», «Kaizen» и «Softeam», одну аргентинскую – «Ceitech» и одну мексиканскую – «Nextira One» [14]. В 2012 г. произошло знаковое событие: объединение двух крупнейших латиноамериканских авиаперевозчиков – чилийской «Lan» и бразильской TAM в единую бизнес-структуру «LATAM Airlines Group», насчитывающую свыше 51 тыс. занятых. Её совместный воздушный флот формируют свыше 300 современных судов, а портфель заказов предусматривает покупку ещё около 200 новых авиалайнеров. LATAM выполняет пассажирские перевозки в 150 городов 22 стран мира [15]. Заметную (по латиноамериканским меркам) зарубежную бизнес-активность традиционно проявляли предприятия Аргентины. В последнее десятилетие их трансграничный рост несколько замедлился, что не в последнюю очередь связано с дирижистской моделью экономического развития, взятой на вооружение правительствами Нестора Киршнера и Кристины Фернандес де Киршнер [16]. Ставка на государство как главного хозяйственного игрока не могла не притормозить расширение ареала зарубежной деятельности крупных частных предприятий. Отставание особенно рельефно смотрится на фоне Чили. Аргентинские ТЛК в два раза отстают от своих соседей по объёму прямых зарубежных инвестиций (30 млрд долл.) и также вдвое уступают количественно: 32 аргентинских против 65 чилийских компаний (см. табл. 2). Тем не менее и сегодня Аргентина – в числе региональных лидеров по степени транснационализации бизнеса. В конце первого десятилетия XXI в. 19 ведущих аргентинских «транслатинас» располагали 315 филиалами в 42 странах. В их числе фигурировали агропромышленные, энергетические, нефтехимические, химические, металлургические, пищевые, торговые и фармацевтические компании. Характерным примером может служить группа «Arcor S.A.I.C.» – один из мировых лидеров в производстве продовольственных товаров. Созданная в 1951 г. в провинции Кордова семьей итальянских иммигрантов, «Arcor» в настоящее время в Аргентине, Бразилии, Чили, Мексике и Перу располагает 39 промышленными предприятиями с числом занятых свыше 20 тыс. человек. Продукция этой ТЛК поставляется в 120 государств мира. Примечательно, что стратегическим партнёром «Arcor» в Латинской Америке выступает французская группа «Danone» [17]. Яркий пример высокотехнологичной частной латиноамериканской бизнес-структуры –группа фармацевтических компаний «Bagó», основанная в 1934 г. На начало 2013 г. в группу входили четыре компании в Аргентине, а также лаборатории ещё в 17 латиноамериканских странах, в Пакистане, Шри-Ланке, России и на Украине. В общей сложности на предприятиях «Bagó» занято 6,5 тыс. человек, а их продукция реализуется в 47 странах с годовым оборотом продаж более 1 млрд долл. Основа достижений «Bagó» – высокий уровень разработок, осуществляемых в головном аргентинском научно-исследовательском центре этой ТЛК и в других ее подразделениях. Группа обладает 71 патентом в 13 государствах мира [18]. Несколько скромнее в списке «транслатинас» представлены компании двух других крупных латиноамериканских государств – Колумбии иПеру. Среди 26 колумбийских бизнес-структур, входящих в число 500 крупнейших ТЛК, стоит выделить «La Organización Carvajal» – основанный в 1904 г. конгломерат, объединяющий 12 высокотехнологичных и консалтинговых компаний, на которых трудятся 23 тыс. человек. «Carvajal» имеет бизнес-интересы в большинстве латиноамериканских стран, в США и Испании. Сильная его сторона – технологичный аутсорсинг, обеспечивший этой колумбийской ТЛК клиентскую базу в 50 странах мира. Операции за рубежом приносят компании 45% прибыли [19]. В последние годы лидеры колумбийского бизнеса резко увеличили вывоз капитала и активизировали операции поглощений иностранных активов. В 2010 г. колумбийские ТЛК инвестировали за границей 6,7 млрд долл., что более чем вдвое превысило показатель 2009 г., и довели сумму накопленных прямых зарубежных инвестиций до 20,5 млрд долл. Особенно крупных масштабов достигли трансграничные аквизиции финансовых групп. Так, в декабре 2010 г. компания «Grupo Aval» за 1,9 млрд долл. купила центральноамериканский банк «BAC Credomatic»; в декабре 2011 г. финансовая корпорация «Grupo de Inversiones Suramericana – Grupo SURA» за 3,6 млрд долл. приобрела в пяти латиноамериканских странах активы нидерландского финансового конгломерата «ING Groep N.V.» [20] Это стало крупнейшей международной трансакцией в истории колумбийских «транслатинас». В феврале 2013 г. практика знаковых зарубежных приобретений получила убедительное продолжение в связи с покупкой ведущим коммерческим банком Колумбии «Grupo Bancolombia» банка «HSBC Panamá» (филиал «HSBC Holdings plc»). Эта операция, которая оценивается в 2,1 млрд долл., свидетельствует о развитии процесса транснационализации колумбийского капитала [21]. Количество перуанских компаний в списке 500 крупнейших «транслатинас» в 2005‒2010 гг. выросло почти вдвое: с 12 до 22. Результат неплохой, и он говорит о том, что ТЛК Перу сумели найти свою нишу в глобальной экономике. Но масштабы трансграничных операций перуанского бизнеса пока ещё сравнительно скромные и значительно уступают объёмам сделок корпораций из других ведущих латиноамериканских государств. Это в полной мере относится и к лидеру перуанской пищевкусовой отрасли ‒ концерну «Alicorp», который осуществляет агрессивную стратегию корпоративного роста, скупая активы как в Перу, так и за рубежом. В 2008 г. «Alicorp» за 7,5 млн долл. купил колумбийскую фирму PROPERSA и за 65 млн долл. ‒ аргентинскую компанию с английским названием «The Value Brand Company», в 2012 г. за 62 млн долл. ‒ чилийскую «Salmofood». В феврале 2013 г. концерн сделал самое значимое зарубежное приобретение: за 96 млн долл. установил контроль над крупным бразильским производителем и дистрибьютором пищевых продуктов «Pastificio Santa Amália» [22]. В целом можно констатировать, что ключевые бизнес-структуры различных стран Латинской Америки все чаще предстают на глобальном экономическом поле не как малоопытные новички, а как сильные конкуренты западных ТНК. Анализ деятельности «транслатинас» в страновом контексте позволяет выявить значительный отрыв, в который ушли Бразилия и Мексика в деле формирования «собственных» ТЛК. На обозримую перспективу эти два гиганта сохранят позиции безусловных лидеров и продолжат доминировать на региональных инвестиционных рынках. Но трансграничная экспансия стран «второго экономического эшелона» (особенно Чили и Колумбии) также набирает обороты и усиливает общий тренд. К европейским берегам Зарубежные приобретения латиноамериканских компаний в XXI в. нарастали как по объёмам, так и в географическом и отраслевом отношениях. На начальном этапе экспансия ТЛК распространялась преимущественно на соседние латиноамериканские страны. Это и понятно: Латинская Америка является для «транслатинас» своего рода «ближним зарубежьем», наиболее близким и понятным районом с точки зрения ведения бизнеса, проведения эффективных (менее затратных) рекламных кампаний и налаживания тесных партнёрских отношений. Расширяя свою деятельность в «родном» регионе, ТЛК объективно выполняют важную миссию: объединяют латиноамериканские экономики в единое целое не только по географическому принципу, но и на основе разветвлённых корпоративных, торговых, финансовых и производственных связей в различных сферах хозяйства. По мере консолидации позиций на своем континенте «транслатинас» стали нацеливаться на новые рынки, лежащие за пределами Западного полушария, главным образом в Европе. Выбор европейского направления был обусловлен рядом веских причин. Во-первых, сыграли роль традиционно тесные европейско-латиноамериканские связи, в том числе на корпоративном уровне. По сути, многие предприятия в странах Латинской Америки были основаны иммигрантами из Европы и переняли стандарты ведения бизнеса, принятые в Старом Свете. Во-вторых, латиноамериканских деловых людей привлекли такие характеристики европейской хозяйственной и финансовой среды, как наличие огромного общего рынка в рамках Евросоюза и принятие единой валюты – евро, что существенно упрощало предпринимательскую деятельность. В-третьих, финансово-экономический кризис и затянувшаяся рецессия ослабили европейские экономики и в ряде случаев снизили цены на многие достаточно привлекательные активы. Последнее обстоятельство позволило ТЛК использовать сложившуюся политико-экономическую конъюнктуру для укрепления своих позиций. Данные, приведённые в таблице 5, дают представление о страновых и отраслевых предпочтениях «транслатинас» в Европе. Таблица 5. Страновое и отраслевое распределение инвестиций «транслатинас» в Европе (2003‒2011 гг.)   Источник: La Unión Europea y América Latina y el Caribe: Inversiones para el crecimiento, la inclusión social y la sostenibilidad ambiental. CEPAL, 2013, p. 96.  Как видим, 55% инвестиций латиноамериканских корпораций пришлось на бывшие метрополии – Испанию и Португалию, то есть страны, особенно тесно связанные с Латинской Америкой и входящие в Ибероамериканское сообщество наций [23]. Согласно отзывам менеджеров многих «транслатинас», они чувствуют себя на Иберийском полуострове «как дома» и склонны использовать его в качестве плацдарма для дальнейшего проникновения на рынки Франции, Германии, Италии и других государств [24]. По состоянию на 2011 г., 147 «транслатинас» имели в европейских странах свои представительства, игравшие роль континентальных штаб-квартир. В том числе: в Испании – 26, Португалии – 17, Великобритании – 13, Бельгии – 8, Германии – 7, во Франции – 2 и т.д. [25] Привлекает внимание значительный интерес, проявленный ТЛК к Польше, единственной стране Евросоюза, которая преодолела кризисный период без рецессии. Здесь пока нет европейских штаб-квартир «транслатинас», но рост инвестиций говорит о том, что и Восточная Европа попала в поле зрения латиноамериканского транснационального бизнеса. В авангарде латиноамериканского наступления на рынки стран-членов ЕС уверенно выступают бразильские корпорации, которые за три года (2008‒2010) провели несколько масштабных операций поглощения активов, контролируемых европейским капиталом (табл. 6), что в ряде случаев ощутимо усилило экономическое присутствие Бразилии не только в Европе, но и в других районах Земного шара. Таблица 6. Крупнейшие приобретения бразильских «транслатинас» в странах Евросоюза в 2008‒2010 гг.   Источник: La Unión Europea y América Latina y el Caribe: Inversiones para el crecimiento, la inclusión social y la sostenibilidad ambiental. CEPAL, 2013, p. 97.  Самой значительной сделкой в указанный период была покупка за 2,5 млрд долл. корпорацией «Vale» 51% акций горнодобывающей компании «BSG Resources Guinea», контролируемой британским и израильским капиталом. Это приобретение обеспечило бразильцам доступ к богатым месторождениям железной руды на африканском континенте, в частности, в Гвинее, где «Vale» планирует довести добычу до 50 млн т в 2015 г. и тем самым закрепиться в качестве мирового лидера в производстве и экспорте указанного стратегического вида сырья [26]. Инвестиционная экспансия латиноамериканских компаний в Европе абсолютно необходима для них с точки зрения получения прямого доступа к новейшим технологиям и современным управленческим компетенциям. Это критически важно для дальнейшего повышения международной конкурентоспособности «транслатинас», закрепления и расширения их позиций в элите глобального бизнеса. * * * Выделение группы наиболее конкурентоспособных компаний и банков, готовых к борьбе на глобальных рынках и уже одержавших первые весомые победы, стало одним из важнейших векторов экономического развития стран региона. «Транслатинас» быстро втянулись в орбиту глобализации, стали подлинными лидерами (или, как сейчас говорят, драйверами) разворачивающегося на наших глазах процесса интернационализации экономики стран Латинской Америки. Не менее существенно и то, что в результате динамичного подъема и укрепления позиций «транслатинас» традиционные ТНК западных стран перестали быть безальтернативными финансово-экономическими игроками на латиноамериканском пространстве. Выход «транслатинас» на зарубежные торговые, производственные, сервисные и финансовые рынки по времени совпал с развёртыванием нового этапа развития глобальной экономики и органично вписался в общие тренды перестройки мирохозяйственных связей. ТЛК в целом успешно прошли проверку на прочность в непростой период мирового кризиса, тем самым подтвердив, что они состоялись как новые глобальные игроки. До недавнего времени латиноамериканские страны были больше сосредоточены на внутренних проблемах своего развития и сравнительно узких региональных вопросах. Но в последние годы, в значительной степени благодаря «транслатинас», ведущие государства Латинской Америки проявляют интерес к решению задач глобального регулирования. Расширяющаяся трансграничная деятельность ТЛК помогает странам региона активно позиционировать себя на поприще мировой политики и независимо высказываться на международных форумах, включая выступления в рамках «Большой двадцатки». Примечания:  [1] Javier Santiso. La década de las multinacionales. Madrid, 2011, p. 13. [2] John Price. Why Multi-Latinas Are Winning. – http://latintrade.com/2012/07/ [3] La Unión Europea y América Latina y el Caribe: Inversiones para el crecimiento, la inclusión social y la sostenibilidad ambiental. CEPAL, 2013, p. 93. [4] Javier Santiso. La década de las multinacionales, p. 18-19. [5] IMAA – Institute of Mergers, Acquisitions and Alliances. – http://www.imaa-institute.org/ [6] Cinco Días. Madrid, 6.03.2013. [7] Capitais brasileiros no exterior. Banco Central do Brasil. – http://www4.bcb.gov.br/ [8] Petrobras. – http://www.petrobras...lobal-presence/ [9] Conheça a Embraer. – http://www.embraer.com/pt-BR/ [10] Javier Santiso. La década de las multinacionales, p. 34. [11] По данным журнала «Forbes», в 2013 г. состояние К. Слима оценивалось в 73 млрд долл. (The Richest People on The Planet 2013. –http://www.forbes.com/billionaires/) [12] Все данные – на 2012 г. (América Móvil Hoy. – http://www.americamovil.com/amx/) [13] La inversión directa de capitales chilenos en el mundo. Sector servicios. 1990 – Junio 2011. Santiago de Chile, 2011, p. 3-4. [14] Sonda. – http://www.sonda.com...-sonda/historia [15] Latam Airlines Group. – http://www.latamairlinesgroup.net/ [16] См.: П.П. Яковлев. Перед вызовами времени. Циклы модернизации и кризисы в Аргентине. М., 2010. [17] Arcor. – http://www.arcor.com.ar/ [18] Grupo Bagó. – http://www.grupobago...armaceutica.asp [19] Carvajal. Tecnología y Servicios. – http://carvajaltecno...yservicios.com/ [20] Grupo de Inversiones Suramericana – Grupo SURA. Informe Anual 2011, P. 17. [21] Bancolombia combra HSBC Panamá por US$2.100M. – AméricaEconomía, 19.02.2013. [22] Alicorp. Sala de Prensa. – http://saladeprensaalicorp.com.pe/ [23] См. Петр Яковлев. Ибероамериканское сообщество наций: итоги двадцатилетия (23/12/2010) ; он же. Ибероамериканский саммит – 2012: неоднозначные результаты (11/12/2012) [24] Mercedes Temboury. El viaje de vuelta: la expansión de las empresas latinoamericanas. 14/11/2012. – http://www.realinstitutoelcano.org/ [25] Javier Santiso. La década de las multinacionales, p. 202-209. [26] Vale spends US2.5 billion on Guinea iron deposits. – http://www.miningreview.com/node/17623