• Теги
    • избранные теги
    • Компании1118
      • Показать ещё
      Страны / Регионы533
      • Показать ещё
      Разное992
      • Показать ещё
      Издания27
      • Показать ещё
      Люди64
      • Показать ещё
      Формат13
      Международные организации16
      • Показать ещё
      Показатели23
      • Показать ещё
      Сферы4
08 февраля, 14:00

Структуры Тимченко готовы вложить в терминалы КНР

Структуры основателя Volga Group Геннадий Тимченко ведут переговоры по инвестированию в строительство регазификационных терминалов в Китае.

08 февраля, 14:00

Структуры Тимченко готовы вложить в терминалы КНР

Структуры основателя Volga Group Геннадия Тимченко ведут переговоры по инвестированию в строительство регазификационных терминалов в Китае.

08 февраля, 10:44

Фондовые индексы АТР слабо меняются в среду, энергетические компании в минусе

Фондовые индексы Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) меняются слабо и разнонаправленно в среду, рост цен на бумаги компаний в сфере недвижимости компенсирует снижение котировок нефтедобывающих компаний.

07 февраля, 19:01

Profit outlook of oil and gas sector weak

MORE than three quarters of Chinese oil and gas executives do not expect profit growth in the industry this year amid an ongoing restructuring in state-owned giants and low oil prices denting the industry,

01 февраля, 20:05

Спорные острова в Южно-Китайском море

Сегодня в мире наиболее острым конфликтом, отражающим глобальные международные противоречия, справедливо считают войну в Сирии. Однако это не означает, что в других частях света не происходит вспухание новых конфликтных узлов, способных в будущем создать не менее острый международный кризис, чем сирийский. Один из примеров такого вспухания — спор в Южно-Китайском море за архипелаг Спратли и Парасельские острова, имеющие огромное военно-стратегическое значение. На эти острова всё более настойчиво претендует Китай, соперниками которого в этом споре являются соседние государства. В последние месяцы этот старый региональный спор приобрел масштабы глобально-международные. Достаточно сказать, что в июле 2016 года вопрос о притязании Китая на ряд участков Южно-Китайского моря был рассмотрен Международным арбитражным судом в Гааге. И данный суд решил, что Китай не имеет исторического права на интересующие его территории. Китай с таким решением международного суда не согласился и продолжает ускоренное освоение спорных островов. Совсем недавно китайская газета South China Morning Post сообщила, что научно-исследовательский институт при Китайской академии наук ведет разработку портативного ядерного реактора с перспективой его размещения именно на одном из спорных островов в Южно-Китайском море. Разработка частично спонсируется армией КНР, а первый реактор в Китае рассчитывают получить через 5 лет. Очевидно, что такие заявления — это открытый вызов Китая его соперникам в Тихом океане, и в первую очередь США. А поскольку китайские власти в настоящий момент решительно идут на обострение международных отношений, то спор по поводу островов будет становиться всё более накаленным. В связи с этим необходимо рассмотреть историю вышеназванного конфликтного узла в Тихом океане. Предмет спора В 2014 году президент США Барак Обама, выступая перед выпускниками военной академии Вест-Пойнт, назвал конфликт в Южно-Китайском море «неостановленной вовремя региональной агрессией» и поставил его в один ряд с ситуацией на юге Украины. Затем в начале 2015 года был опубликован четырехлетний план Госдепартамента «Устойчивое лидерство в меняющемся мире», раскрывающий приоритеты внешней политики США. В этом документе конфликт в Южно-Китайском море также был поставлен в один ряд с «российской агрессией на Украине». Летом 2015 года тот же тезис прозвучал снова: заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен сравнил действия Китая в Южно-Китайском море с действиями России на востоке Украины. Приведенные примеры достаточно ясно показывают, как сильно беспокоит США вопрос о китайском доминировании в Южно-Китайском море. В центре противоречий в этом районе находятся архипелаг Спратли и Парасельские острова. На них претендуют сразу шесть государств: Китай, Вьетнам, Филиппины, Тайвань, Малайзия и даже Бруней. На островах находятся небольшие гарнизоны указанных государств. Напряженная борьба за обладание названными островами объясняется важностью их расположения. Еще в 1986 году Вьетнамское агентство новостей отмечало, что Парасельские острова и архипелаг Спратли приобретают «всё более важное значение, поскольку лежат на путях, соединяющих Тихий и Индийский океаны; представляют собой критически важный восточный фланг для остальной Азии, для Европы и Африки. Контролировать эти архипелаги — значит контролировать морские и воздушные пути Бьендонга (то есть Южно-Китайского моря — Д.Т.)». Именно поэтому острова удобны для размещения на них и баз снабжения военно-морских сил, и пунктов наблюдения за подводными лодками и самолетами, и средств ПВО. Неслучайно во время Второй мировой войны Япония, заняв архипелаг Спратли, устроила на нем базу для своих подводных лодок. В современном мире значение островов ничуть не уменьшилось. Хотя бы потому, что этот район находится на линии крупнейших международных грузоперевозок. Ежегодный товарооборот, идущий через Южно-Китайское море, оценивают примерно в $5 трлн долларов. Через этот же район движется около 50 % индийского экспорта и импорта. И наконец, две трети импортируемой нефти и почти весь сжиженный газ попадают в Китай именно по этому маршруту. Кроме того, подводные месторождения нефти и газа в пределах Южно-Китайского моря также считаются значительными. Оценки сильно различаются, но специалисты сходятся в том, что запасы весьма велики. По расчетам аналитиков Китайской национальной шельфовой нефтяной корпорации (CNOOC), запасы углеводородов региона составляют примерно 125 млрд баррелей нефти и 14 трлн куб. м газа. Так что стратегическое значение этого района бесспорно. И Китаю для его новых рывков в развитии владение этим районом крайне желательно. Это подтверждает история борьбы КНР за Южно-Китайское море. История противостояния В конце 1947 года в Китае была опубликована карта Южно-Китайского моря, на которой Китай отмечал свою границу так называемой «линией одиннадцати пунктиров». В 1949 году, после прихода к власти Компартии Китая, только что провозглашенная Китайская Народная Республика выпустила свой вариант карты, где территория была очерчена примерно та же, а количество пунктиров было сокращено до девяти. С тех пор линию, которой Китай обозначает свои претензии в данном регионе, принято называть «линией девяти пунктиров». Согласно этой карте, Китай претендует на большую часть акватории Южно-Китайского моря: от самых берегов Вьетнама на западе, до Малайзии на юге и Филиппин на востоке. А главное, очерченная линией территория включает Парасельские острова и архипелаг Спратли. (См. Рис. 1) Первые конфликты вокруг статуса островов возникли еще в 50-х годах ХХ века. Китай сооружал на спорных островах рыбацкие перевалочные пункты, а когда пограничники других стран пытались их разрушить, а самих рыбаков выдворить — подводил военные корабли. К январю 1974 года Пекин занял все острова Парасельского архипелага и нацелился на острова Спратли. В июле 1977 года министр иностранных дел КНР Хуан Хуа на переговорах с филиппинским представителем высказался весьма радикально: «Китайская территория простирается на юг до мели Джеймс около Саравака (Малайзия). Вы можете вести разведку полезных ископаемых, как пожелаете. Однако когда придет время, мы отберем эти острова. Тогда не будет нужды вести переговоры, поскольку эти острова уже давно принадлежат Китаю». Еще через несколько лет, в начале 1980 года, Китай представил в ООН свое заявление «Неоспоримый суверенитет Китая над островами Сиша и Наньша» (китайские названия Парасельских островов и архипелага Спратли), где утверждалось, что единственным законным владельцем этих островов является КНР. Однако когда в последующие годы Китай попытался продолжить свою экспансию на острова Спратли, то столкнулся с серьезным сопротивлением со стороны Филиппин, Индонезии и Вьетнама. Так, в 1988 году между ВМС Китая и Вьетнама произошло полноценное морское сражение, в котором погибло более 70 человек. В 1992 году Китай совершил новый шаг: в стране был принят закон «О территориальном море и прилежащей зоне», согласно которому Парасельские острова и архипелаг Спратли объявлялись неотъемлемой частью КНР. Однако в тот момент в Китае всё же сочли правильным еще раз надолго отложить вопрос о спорных островах. Последний этап активных действий КНР Активные действия Китая в вопросе об островах возобновились в конце 2000-х. В мае 2009 года китайские власти отправили в адрес генсека ООН письмо, в котором почти 80 % площади Южно-Китайского моря (по-прежнему обнесенные «линией девяти пунктиров») были обозначены как китайская территория. А в ноябре 2012-го года правительство Китая опубликовало документ, в котором было заявлено право полиции китайской провинции Хайнань «высаживаться, осматривать и брать под свой контроль иностранные суда, которые незаконно, по мнению китайских властей, вошли в китайские воды Южно-Китайского моря». Учитывая, что Китай считает 80 % территории Южно-Китайского моря своими, то получается, что он дает своим полицейским право досматривать практически все корабли, проходящие через Южно-Китайское море. Но основная деятельность Китая в указанном районе развернулась в 2014 году, когда Китай приступил к созданию искусственных островов в зоне спорных архипелагов. Строительство пошло такими темпами, что в апреле 2015 года главнокомандующий Тихоокеанского флота США адмирал Гарри Харрис тревожно заявлял: «На текущий момент китайцы уже создали около 4 кв. км суши». Стало очевидно, что от многолетних предупреждений Китай перешел к решительным действиям. Именно после этого началось быстрое развитие конфликтной ситуации в Южно-Китайском море. В течение последующих месяцев американцы постоянно демонстрировали своими действиями, что мириться с китайской экспансией в регионе они не намерены. В мае 2015 года самолет-разведчик США осуществил пролет над искусственным островом Китая, причем на борту самолета находилась съемочная группа телекомпании CNN. В октябре к патрулированию района спорных островов приступил миноносец ВМС США, который зашел в 12-мильную прибрежную зону одного из спорных островов. Это, в свою очередь, вызвало резкую реакцию главы Военно-морского флота Китая адмирала Ву Шенли, который заявил: «Если Соединенные Штаты продолжат эти опасные, провокационные действия, может создаться ситуация серьезного давления между передовыми группировками с обеих сторон в море и воздухе, и тогда даже незначительный инцидент может спровоцировать войну». Американцев это заявление не остановило, и разведывательные полеты продолжились с участием бомбардировщиков B-52 (способных нести и ядерное вооружение). Таким образом, к нынешнему моменту в Южно-Китайском море, стратегическом районе тихоокеанского бассейна, сложилась предгрозовая атмосфера. В случае возникновения тех или иных инцидентов в конфликт неизбежно включаются не только те страны, интересы которых напрямую задеты присутствием Китая на островах (Вьетнам, Малайзия, Филиппины). Конфликт коснется также тех государства, интересам которых угрожает китайское военное присутствие в стратегическом районе соединения Индийского и Тихого океанов. В первую очередь к таким государствам относится Индия. Что же касается США, то они воспринимают как серьезную опасность любое свидетельство усиления позиций Китая в Тихом океане. А китайская экспансия в Южно-Китайское море — это очень весомое свидетельство такого усиления. Позицию этих стран и перспективы создания антикитайской коалиции в Тихом океане мы рассмотрим в следующий раз. (Продолжение следует.) Дмитрий Тимонин Опубликовано в газете «Суть времени» №200 от 19 октября 2016 г. http://rossaprimavera.ru/article/spornye-ostrova-v-yuzhno-kitayskom-more

27 января, 11:27

Иран приветствует участие России в своих проектах по поставкам газа в Европу

По словам заместителя министра нефтяной промышленности Ирана, Тегеран приветствует участие России в 2,5-миллиардном проекте строительства трубопровода для доставки иранского природного газа в ЕвропуThe post Иран приветствует участие России в своих проектах по поставкам газа в Европу appeared first on MixedNews.

27 января, 11:27

Иран приветствует участие России в своих проектах по поставкам газа в Европу

По словам заместителя министра нефтяной промышленности Ирана, Тегеран приветствует участие России в 2,5-миллиардном проекте строительства трубопровода для доставки иранского природного газа в ЕвропуThe post Иран приветствует участие России в своих проектах по поставкам газа в Европу appeared first on MixedNews.

27 января, 11:27

Иран приветствует участие России в своих проектах по поставкам газа в Европу

По словам заместителя министра нефтяной промышленности Ирана, Тегеран приветствует участие России в 2,5-миллиардном проекте строительства трубопровода для доставки иранского природного газа в ЕвропуThe post Иран приветствует участие России в своих проектах по поставкам газа в Европу appeared first on MixedNews.

23 января, 21:01

Россия стала основным поставщиком нефти в Китай в 2016 г

Россия стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай в 2016 году, впервые обойдя Саудовскую Аравию, сообщило в понедельник Главное таможенное управление Китая.

Выбор редакции
23 января, 20:10

CNOOC’s 2017 spending plans include 126 exploration wells

Spending plans for 2017 by China National Offshore Oil Corp. Ltd. include the drilling of 126 exploration wells and acquisition of 13,000 sq km of 3D seismic.

20 января, 16:21

CNOOC Offers Business Strategy & Development Plan for 2017

Chinese offshore giant CNOOC Ltd. (CEO) recently released its business strategy and development plan for 2017.

Выбор редакции
17 января, 20:53

CNOOC starts oil production from Enping 23-1 fields

CNOOC Ltd. reported that oil production has started from the Enping 23-1 group of oil fields, which lie in about 90 m of water in the South China Sea’s Pearl River Mouth basin.

Выбор редакции
Выбор редакции
12 января, 19:07

CNOOC starts oil production at Penglai 19-9 in Bohai Bay

China National Offshore Oil Corp. Ltd. reported startup of oil production from Penglai 19-9 field in the northern Bohai Bay. Two wells are producing 750 b/d.

04 января, 13:18

Иран допустил "Газпром" к участию в тендере по нефтегазовым проектам

Иран допустил более 20 иностранных компаний, в том числе "Газпром", к участию в раунде тендеров по нефтегазовым проектам. Об этом сообщается на сайте Национальной иранской нефтяной компании (NIOC). В числе квалифицированных претендентов испанская CEPSA, китайские CNOOC International Limited, CNPC, CNPW, Sinopec International, норвежская DNO, итальянская Eni, японские INPEX Corporation, Itochu, Japan Petroleum Exploration, Mitsubishi Corporation, Mitsui, южнокорейские Korea Gas Corporation и Posco Daewoo, датская Maersk, австрийская OMV, германская Wintershall, индийская ONGC Videsh Limited, британо-французская Perenco Holding, индонезийская Pertamina, малайзийская Petronas, польская PGNiG, аргентинская Pluspetrol, таиландская PTTEP, американская Schlumberger, англо-голландская Royal Dutch Shell, французская Total. Договорной основой станет новая модель - иранский нефтяной контракт (IPC).

23 декабря 2016, 16:20

ExxonMobil (XOM) Likely to Invest in Liza Oil Field in 2017

According to a recent Bloomberg report, ExxonMobil Corporation (XOM) is willing to authorize an investment for the Liza oil field by the end of next year.

Выбор редакции
12 декабря 2016, 16:55

BHP, CNOOC, European majors among winners for Mexican deepwater blocks

The final phase of Mexico's first oil and gas bid round featured the awarding of eight of 10 deepwater blocks in the Gulf of Mexico to a variety of global operators.

Выбор редакции
Выбор редакции
06 декабря 2016, 02:11

BHP, CNOOC, European majors among winners for Mexican deepwater blocks

The final phase of Mexico’s first oil and gas bid round featured the awarding of eight of 10 deepwater blocks in the Gulf of Mexico to a variety of global operators. But a busy Dec. 5 began with Petroleos Mexicanos SA’s first farmout to the private sector since the country began energy reform in 2013.

Выбор редакции
01 декабря 2016, 15:46

Китай предупреждает нефтяников о грядущих проблемах

Крупнейшие государственные нефтяные компании Китая в ближайшие несколько лет столкнутся с кардинальными изменениями в отрасли, им придется стать более эффективными, уверен бывший глава CNOOC и Sinopec Фу Ченгью. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

08 мая 2014, 08:02

А.Собко: Китайский нефтегаз: от казённого министерства к «букету мировых империй»

Китайский нефтегазовый сектор — это уже давно не громоздкое министерство и даже не одна госкомпания. Ещё в 1980-х годах из активов Министерства нефтяной промышленности Китая были выделены три нефтегазовые компании. Самая крупная — CNPC (China National Petroleum Company) — получила активы по разведке и добыче на суше. Компании Sinopec достались нефтеперерабатывающие мощности, а CNOOC (China National Offshore Oil Company) стала заниматься разработкой морских нефтегазовых месторождений. Но в какой-то момент китайское руководство решило поощрять конкуренцию между компаниями «большой тройки», чтобы повысить эффективность работы этих корпораций. В результате к настоящему времени эти компании стали вертикально интегрированными, то есть у них появились активы во всей цепочке — от переработки до сбыта. В начале 2000-х нефтегазовые корпорации Китая вышли на биржу. Владельцем всех трёх компаний осталось правительство, но в каждой появилась дочерняя структура, в которую головные компании вывели наиболее важные активы. Акции этих дочерних компаний торгуются на Гонконгской, Шанхайской и Нью-Йоркской биржах. У Sinopec это Sinopec Corp., у CNOOC — CNOOC Ltd, и только у CNPC название дочерней компании заметно отличается — Petrochina. Доля государства в разных компаниях несколько отличается, но контрольный пакет во всех случаях остаётся в госсобственности. Эти (уже давние) трансформации в китайской нефтянке мы описывали [1] ровно год назад. Но жизнь не стоит на месте, и либерализация «нефтегаза» в КНР продолжается. А быстрый рост спроса на природный газ приводит к тому, что именно в этой области изменения проходят наиболее интенсивно. CNPC — курс на глобальную компанию Из «большой тройки» CNPC по-прежнему опережает двух младших сестёр по основным показателям производственной деятельности. Что неудивительно, ведь это было заложено в саму структуру разделения. Но все национальные нефтегазовые компании в КНР пытаются стать компаниями глобальными. И, разумеется, в первую очередь CNPC и Petrochina, которые потратили [2] в прошлом году 20 млрд долл. на нефтегазовые активы в целом ряде стран: Австралии, Мозамбике, Перу, Бразилии. Кроме того, Petrochina приобрела и 25% в иракском месторождении «Западная Курна-1». Напомним, что CNPC — и инвестор (20%) российского проекта «Ямал СПГ». У себя дома CNPC подвергается [3] давлению со стороны небольших компаний, которые пытаются пролоббировать в правительстве меры по своему доступу к трубопроводным мощностям CNPC (и, в конечном счёте, как представляется, — выделения этих активов в отдельную компанию). Но в среднесрочной перспективе, по мнению наблюдателей, серьёзных изменений здесь ждать не следует. Справедливости ради отметим, что от своего отчасти монопольного положения на рынке компании достаются не только «плюшки». Так, несмотря на недавний раунд повышения внутренних цен на газ (а они — регулируемые) импорт топлива из Средней Азии (и даже из Мьянмы) по-прежнему остаётся невыгодным для Petrochina — только за прошлый год это привело [4] для компании к убыткам в размере 8 млрд долл. Sinopec — от НПЗ к «сланцам» Изначально «заточенная» под активы в области нефтепереработки Sinopec уже значительно диверсифицировалась. Добыча нефти компании внутри страны составила [5] 0,85 млн баррелей в день (для сравнения — всего в Китае нефти добывается чуть больше 4 млн баррелей в день, ещё около 6 млн баррелей — импортируется). Плюс небольшие объёмы нефти добываются и на зарубежных проектах Sinopec. Кроме того, здесь следует напомнить и о договорённостях «Роснефти» о поставках российской нефти в Китай. Часто рассматривают КНР в качестве единого импортёра, не обращая внимания на конкретную компанию. И действительно, первые контракты были подписаны с «главной» CNPC. Но прошлой осенью были зафиксированы новые договорённости о продаже «Роснефтью» этого топлива, но уже не для CNPC, а для Sinopec, — по 10 млн тонн в год (то есть 0,2 млн баррелей в день) в течение 10 лет. В области нефтепереработки Sinopec сохраняет лидерство — с мощностями на 4,7 млн баррелей в день, то есть чуть меньше половины всей китайской переработки. По газу — по итогам прошлого года было добыто 19 млрд кубометров, относительно немного на общем фоне (преобладающая часть добычи — это CNPC). Но «звёздный час» Sinopec может быть связан с добычей сланцевого газа. Как известно, китайские планы по добычи сланцевого газа анонсировались на уровне 6,5 млрд кубометров к 2015 году и 100 млрд к 2020 году. Как считается, прогнозы эти завышенные (особенно — вторая цифра), так как объёмы за прошлый год много скромнее — 200 млн кубометров. И вот недавно Sinopec объявила, что готова довести сланцевую добычу на своём проекте в Фулине до уровня в 10 млрд кубометров к 2017 году. И если верить приведённым [6] данным, то этот результат может быть реализован. Дело в том, что на данном участке производительность скважин выглядит очень неплохо, на уровне американских запасов, и значительно лучше, чем в той же Польше. Компания в прошлом году уже пробурила в Китае около 20 скважин на сланцевый газ, примерно столько же, сколько CNPC. Ну и, конечно, зарубежные инвестиции — без этого крупной китайской корпорации вроде как уже и неприлично. Помимо инвестиций [7] в американский «сланец», и уже отмеченных выше проектов по добыче нефти за рубежом, Sinopec рассматривает и участие в канадском терминале по экспорту СПГ. У третьего китайского гиганта CNOOC уже строится совместное с британской BG производство по сжижению газа в Австралии. Кроме того, напомним: несколько лет назад CNOOC купила канадскую компанию Nexen, а сделка стала крупнейшим (около 15 млрд) поглощением западной компании со стороны Китая. Теперь добыча Nexen (за пределами КНР) обеспечивает [8] и седьмую часть от суммарной нефтегазовой добычи CNOOC. Импорт сжиженного газа: CNOOC и все-все-все Но наиболее радикальные изменения проходят в сфере импорта (в виде СПГ) и потребления природного газа. Учитывая, что прибрежные районы страны — это ещё и наиболее развитые территории, логика здесь понятна. Газ сможет потребляться рядом с точкой импорта без необходимости в дорогостоящих тысячекилометровых газопроводах, как это происходит в случае закупок среднеазиатского газа. Кроме того, реформирование механизмов ценообразования на газ в стране началось именно с этого региона, в результате чего внутренние цены здесь намного привлекательней, чем на большей части территории Китая. В результате, компании заинтересованы даже в закупках дорогого СПГ, и главное, интерес к этому бизнесу вовсю проявляют относительно небольшие компании. Сейчас — основной импортёр СПГ (около 15 млн тонн в год) — CNOOC. Значительно меньшие объёмы закупает Petrochina, вскоре к ним присоединится и Sinopec. Но потенциал спроса на СПГ намного больше. И как грибы после дождя — позволим себе это банальное сравнение — стали появляться проекты терминалов по приёму СПГ, которые будут контролироваться небольшими компаниями, в том числе и частными. Сейчас такие компании покупают газ у представителей «большой тройки». Среди них ENN Energy, один из крупных дистрибьюторов газа в Китае, которая в настоящее время готовит [9] собственный терминал по приёму СПГ мощностью 3 млн тонн в год. Как ожидается, он будет запущен в районе 2016 года. Кроме того, ENN развивает собственную программу по сети газовых заправок, у компании уже есть 250 заправок с КПГ (компримированный, то есть сжатый природный газ) и 125 заправок на СПГ. Как сообщает Platts, Xinjang Guanghui Petroleum совместно с Shell планирует терминал мощностью 600 тыс. тонн, который к 2019 году может быть расширен до 3 млн тонн. Компания Jovo Energy уже построила свой небольшой терминал и получила несколько грузов СПГ. Похожие планы и у других участников рынка. Сотрудничество с такими небольшими частными компаниями Китая, как представляется, станет интересной опцией для трейдеров и торговых подразделений производителей СПГ, в то числе и российских. Газ для электроэнергетики: возможности интеграции Сейчас в КНР для выработки электроэнергии используется незначительная часть потребляемого газа — ему пока трудновато выдерживать конкуренцию с углём. И, напротив, пока на газ приходится всего 2% от китайской генерации. Но рост газовой электроэнергетики продолжится. И тут появляется ещё один интересный аспект — создание интегрированных компаний уже и в газовой генерации. К примеру, китайская CHC, входящая в пятёрку крупнейших генерирующих компаний Китая, и на которую приходится около 10% всей вырабатываемой энергии, также настроена самостоятельно импортировать СПГ на свой собственный терминал. Более того, компания планирует [10] поучаствовать в канадском проекте по сжижению газа, чтобы ещё больше удлинить цепочку. Ранее мы отмечали [11], что китайская Shenhua, крупнейший производитель угля в Китае, решила инвестировать в американскую сланцевую добычу газа. Возможно, это связано с тем, что у этой компании тоже есть планы по расширению своего бизнеса и в области электрогенерации, в том числе газовой. И наоборот, неоднократно упоминавшаяся CNOOC, пока основной импортёр СПГ, в Китае одновременно является [12] и крупнейшим владельцем газовых электростанций. Подытоживая: китайский энергетический рынок становится всё интереснее, разнообразнее и гибче. Мы постараемся следить за развитием событий. 1/ http://www.odnako.org/blogs/o-novom-goskontrole-v-neftegazovoy-promishlennosti-kitayskiy-metod-v-rossiyskom-ispolnenii/ 2/ http://online.wsj.com/news/articles/SB10001424052702304026304579450663702129116 3/ http://blogs.barrons.com/emergingmarketsdaily/2014/03/21/petrochina-2013-beat-asset-light-focus-on-e-analysts-say-buy/ 4/ http://www.platts.com/latest-news/natural-gas/hongkong/petrochinas-2013-losses-on-imported-natural-gas-21363390 5/ http://www.platts.com/latest-news/oil/hongkong/chinas-sinopec-posts-modest-gains-in-2013-oil-26758282 6/ http://www.platts.com/latest-news/petrochemicals/hongkong/sinopecs-fuling-shale-gas-project-to-hit-10-bcmyear-26758341 7/ http://online.wsj.com/news/articles/SB10001424052970203550304577138493192325500 8/ http://www.lngworldnews.com/cnooc-posts-2013-results/ 9/ http://www.platts.com/latest-news/natural-gas/singapore/feature-china-gas-distributors-eye-competing-26753936 10/ http://www.wantchinatimes.com/news-subclass-cnt.aspx?cid=1206&MainCatID=12&id=20140123000034 11/ http://www.odnako.org/blogs/zachem-kitay-investiruet-v-amerikanskiy-slanec-esli-pokupat-spg-budet-yaponiya/ 12/ http://www.platts.com/latest-news/natural-gas/singapore/china-raises-on-grid-tariffs-of-gas-fired-power-27524782

01 марта 2013, 08:00

zerohedge.com: японская энергетика

23.2.2013электроэнергия, вырабатываемая на АЭСУменьшение более, более чем в 10 разhttp://www.zerohedge.com/news/2013-02-23/memo-japan-it-going-be-cold-winter- - -17.1.2013You Wanted Inflation, You Got It: Japanese Gasoline Price Rises To Eight Month High- - -Газовое месторождения Чуньсяо/ШиракабаВ строении Восточно-Китайского моря выделяется девять газовых полей (Pinghu, Tianwaitian, Baoyunting, Canxue, Duanqiao, Kongqiaoting, Wuyunting, Chunxiao и Lushui). Первое промышленное месторождение УВ в Восточно-Китайском море было открыто в 1983 г. (месторождение Пингху (Pinghu)). В настоящее время крупнейшим месторождением УВ является Чуньсяо в прогибе Ксиху (Xihu), его запасы составляют около 70·109 м3. Запасы газа всего Восточно-Китайского моря оцениваются в 7·1012 м3. Две трети запасов приходится на бассейн Ксиху. Работы по изучению Восточно-Китайского моря ведутся главным образом с 1970-х годов, однако в целом регион не является достаточно изученным.CNOOC estimates net oil reserves of the field at 3.8 million Barrels of oil, and 168.6 BCF of natural gas