• Теги
    • избранные теги
    • Компании2354
      • Показать ещё
      Разное808
      • Показать ещё
      Страны / Регионы622
      • Показать ещё
      Издания79
      • Показать ещё
      Формат38
      Международные организации54
      • Показать ещё
      Люди117
      • Показать ещё
      Показатели29
      • Показать ещё
26 июня, 16:20

Lonestar's 30-Day Production Rate at Wildcat B 1H Impressive

Lonestar Resources US Inc. (LONE) recently announced encouraging results from its Wildcat B 1H well exceeding its test run.

23 июня, 16:01

Bear Market Grips Crude Stocks as U.S. Production Grows

Oil prices fell to 10-month lows after government figures showed an increase in U.S. production to highest levels since Aug 2015.

Выбор редакции
Выбор редакции
21 июня, 19:15

FAR, Woodside Senegal dispute taken to arbitration

Perth company FAR Ltd. has moved to arbitration to resolve the current joint operating agreement dispute regarding the company’s right to pre-empt the sale of ConocoPhillips’ interest in three blocks, including one containing the recent SNE oil discovery offshore Senegal.

21 июня, 16:29

Cenovus Hit by CEO Retirement, ConocoPhillips Deal Plans

Shares Cenovus Energy Inc (CVE) fell 8.6% to eventually close at $7.12 on Jun 20 amid the announcement of the retirement of the company's CEO along with the much criticized deal with ConocoPhillips.

21 июня, 08:23

No Energy to Follow Through

No Energy to Follow Through

20 июня, 22:34

A Big Oil-Backed GOP Proposal For A Carbon Tax Is Just As Suspect As It Sounds

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); In February, a cadre of Republican elder statesmen unveiled their plan to put a tax on carbon emissions, arguing that “mounting evidence of climate change is growing too strong to ignore.” That plan got the backing of Big Oil on Tuesday, as Exxon Mobil Corp., BP, Royal Dutch Shell and Total announced a new campaign to push Congress to consider passing a carbon tax. Those companies are getting a lot of credit for supporting a carbon tax. But they also have a record of doing so when it seems highly unlikely that such a policy would pass Congress and get a presidential signature. And the industry has a history of working to undermine plans to price carbon when they do stand a chance of becoming a reality. The Republican-backed carbon tax already has the support of former Treasury Secretary James Baker and former Secretary of Labor George Shultz, who have aligned with business and environmental leaders under the banner of the Climate Leadership Council. Industrial heavyweights, including Johnson & Johnson and General Motors, also have backed the plan. It calls for a $40 per ton tax on emissions, and would phase out much of the Environmental Protection Agency’s regulatory authority over planet-warming greenhouse gas emissions. Revenue from the tax would be returned to taxpayers in the form of quarterly dividends administered through the Social Security Administration. “We have been encouraged by the proposal put forth by the Climate Leadership Council as it aligns closely with our longstanding principles,” Exxon Mobil CEO Darren Woods said in a statement on Tuesday. “We are pleased to support the Council as a Founding Member and work constructively to support their policy development process.” On the face of it, support from a group that includes Exxon Mobil may seem like a coup for those seeking to avert catastrophic climate change. After all, the company spent decades funding a disinformation campaign to discredit climate science, and remains so politically influential its last chief executive, Rex Tillerson, became the secretary of state without any diplomatic experience. Climate change has become impossible to deny outright, and an overwhelming majority of Americans on both ends of the political spectrum want lawmakers to do something about it. At this point, regulations to limit emissions from burning fossil fuels, industrial farming and deforestation seem inevitable. Big polluters are likely to face fewer restrictions and have a bigger say under a plan sanctioned by business-friendly Republicans.  “What seems interesting about today’s announcement is Exxon Mobil,” Joseph Majkut, director of climate policy at the libertarian think tank Niskanen Center, told HuffPost by phone. “As far as I can tell, this is the first time they’ve been publicly attached to such a specific set of policy ideas.”   “We’ve known for a while that Exxon is supportive of carbon pricing as a mechanism,” he added. “They add a weight that, along with all these other large business leaders, could provide political cover for Republicans to embrace carbon pricing.” But the oil industry has publicly supported curbing planet-warming emissions for over a decade while quietly working to sabotage any such legislation ― both by funding the campaigns of climate change deniers and torpedoing aggressive policy proposals. In June 2009, the Democrat-controlled House of Representatives passed a bill to create a cap-and-trade system, which would allow companies to buy and sell credits to pollute. Much of the oil industry came out hard against the legislation: The American Petroleum Institute launched a PR campaign insisting a cap-and-trade market would put regular Americans out of work en masse, a compelling message at any time, but particularly in the midst of the Great Recession. Exxon Mobil, a member of API, ramped up its own lobbying, spending a total that year of $27.4 million ― more than the entire environmental lobby combined, according to the nonpartisan Center for Responsive Politics. Other oil giants, such as BP and ConocoPhillips, initially supported cap-and-trade talks, though their influence seems to have largely kneecapped the legislation as they pushed aggressively for compromises on transportation fuel. A year in, they abandoned negotiations.   Tillerson, meanwhile, made a splash in 2009 during deliberations over the cap-and-trade bill by declaring that Exxon Mobil supported a tax on carbon instead ― a first for a company whose public messaging previously dismissed the science behind global warming as nonsense. Some environmental leaders said discussing a carbon tax at that point was “a distraction” from the urgent need to put a cap on carbon emissions. Sure enough, the cap-and-trade bill failed to gain traction in the Senate. In 2015, a number of oil companies advocated for the Paris climate agreement. Exxon Mobil and Shell also prominently urged President Donald Trump not to withdraw the U.S. from the nonbinding deal to cut emissions two years later. But public statements aside, big corporations, including Exxon Mobil, continued funding the U.S. Chamber of Commerce and other powerful trade associations that lobbied for the new administration to leave the accord and pull back on climate action. A carbon tax has an uphill climb to gain support among the most hard-line fossil fuel allies in Congress. Rep. Lamar Smith (R-Texas), a vehement climate change denier, leads the House Committee on Science, Space and Technology and is up for re-election next year. Trump, who dismissed climate change as a hoax during his campaign, has aggressively rolled back environmental regulations and moved to bolster fossil fuel use and production. He has indicated he wouldn’t push for a carbon tax. Myron Ebell, a once-fringe climate change denier who oversaw Trump’s EPA transition team, said the proposal is, for now, “dead on arrival.” He rejected the tax plan as tilted in favor of urban dwellers who he said require less energy than rural folks.  At least for now it's dead on arrival. Myron Ebell, former Trump adviser “One of the things that is particularly objectionable about the Shultz-Baker carbon tax dividend is it rewards people in highly urban areas who have very non-energy-intensive lives and jobs,” Ebell, who leads climate policy at the Washington, D.C.-based conservative Competitive Enterprise Institute, told HuffPost by phone. “So say you’re somebody who commutes to work on the Washington Metro, as I do. I would get a check equal to somebody who has to drive a long way to work every day, who required a four-wheel-drive vehicle because he lives in an area with lots of snow and may have a job that includes heavy hauling, like a plumbing business.” “We should introduce a bill to allow any company that wants to put a carbon tax on itself to do so and send the money to the U.S. Treasury every year,” he added. “Consumers would then have the opportunity to go to an Exxon station and pay more for their gasoline because that would be great, because those consumers who agree there should be a tax would be able to put it on themselves.” Oil prices remain another significant factor in the tax proposal’s viability. A glut, fed in part by the boom in U.S. shale production, has kept prices per barrel below $100 since mid-2014. Prices hovered around $44 per barrel on Tuesday. That’s bad for oil producers, who historically needed prices at $80 to $85 per barrel to break even. Some producers are now breaking even at $50 to $60 prices today, according to data from the firm Rystad Energy cited by The Wall Street Journal. Some companies are even making money on $40 per barrel. Multinational energy giants such as Exxon Mobil and Total can hedge their business enough to remain profitable under a carbon tax, but smaller producers may not be as receptive. Those low prices, however, may mean this is the best time to get voters behind the proposal. “From a political point of view, on any big moves toward carbon pricing ― which will have visible price effects for consumers, drivers and industries that use energy ― the low-price future that we apparently have in front of us might ease the pain of standing up a carbon price,” Majkut said. “It’s easier to do at $2 a gallon than it is at $4.” type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related Coverage + articlesList=589b18a3e4b09bd304bef21b,585d6ca1e4b0eb5864863a13,58dc412ae4b05eae031d0199,5922e848e4b094cdba55ba51,5820e0d6e4b0e80b02cbdad0 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

20 июня, 22:34

A Big Oil-Backed GOP Proposal For A Carbon Tax Is Just As Suspect As It Sounds

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); In February, a cadre of Republican elder statesmen unveiled their plan to put a tax on carbon emissions, arguing that “mounting evidence of climate change is growing too strong to ignore.” That plan got the backing of Big Oil on Tuesday, as Exxon Mobil Corp., BP, Royal Dutch Shell and Total announced a new campaign to push Congress to consider passing a carbon tax. Those companies are getting a lot of credit for supporting a carbon tax. But they also have a record of doing so when it seems highly unlikely that such a policy would pass Congress and get a presidential signature. And the industry has a history of working to undermine plans to price carbon when they do stand a chance of becoming a reality. The Republican-backed carbon tax already has the support of former Treasury Secretary James Baker and former Secretary of Labor George Shultz, who have aligned with business and environmental leaders under the banner of the Climate Leadership Council. Industrial heavyweights, including Johnson & Johnson and General Motors, also have backed the plan. It calls for a $40 per ton tax on emissions, and would phase out much of the Environmental Protection Agency’s regulatory authority over planet-warming greenhouse gas emissions. Revenue from the tax would be returned to taxpayers in the form of quarterly dividends administered through the Social Security Administration. “We have been encouraged by the proposal put forth by the Climate Leadership Council as it aligns closely with our longstanding principles,” Exxon Mobil CEO Darren Woods said in a statement on Tuesday. “We are pleased to support the Council as a Founding Member and work constructively to support their policy development process.” On the face of it, support from a group that includes Exxon Mobil may seem like a coup for those seeking to avert catastrophic climate change. After all, the company spent decades funding a disinformation campaign to discredit climate science, and remains so politically influential its last chief executive, Rex Tillerson, became the secretary of state without any diplomatic experience. Climate change has become impossible to deny outright, and an overwhelming majority of Americans on both ends of the political spectrum want lawmakers to do something about it. At this point, regulations to limit emissions from burning fossil fuels, industrial farming and deforestation seem inevitable. Big polluters are likely to face fewer restrictions and have a bigger say under a plan sanctioned by business-friendly Republicans.  “What seems interesting about today’s announcement is Exxon Mobil,” Joseph Majkut, director of climate policy at the libertarian think tank Niskanen Center, told HuffPost by phone. “As far as I can tell, this is the first time they’ve been publicly attached to such a specific set of policy ideas.”   “We’ve known for a while that Exxon is supportive of carbon pricing as a mechanism,” he added. “They add a weight that, along with all these other large business leaders, could provide political cover for Republicans to embrace carbon pricing.” But the oil industry has publicly supported curbing planet-warming emissions for over a decade while quietly working to sabotage any such legislation ― both by funding the campaigns of climate change deniers and torpedoing aggressive policy proposals. In June 2009, the Democrat-controlled House of Representatives passed a bill to create a cap-and-trade system, which would allow companies to buy and sell credits to pollute. Much of the oil industry came out hard against the legislation: The American Petroleum Institute launched a PR campaign insisting a cap-and-trade market would put regular Americans out of work en masse, a compelling message at any time, but particularly in the midst of the Great Recession. Exxon Mobil, a member of API, ramped up its own lobbying, spending a total that year of $27.4 million ― more than the entire environmental lobby combined, according to the nonpartisan Center for Responsive Politics. Other oil giants, such as BP and ConocoPhillips, initially supported cap-and-trade talks, though their influence seems to have largely kneecapped the legislation as they pushed aggressively for compromises on transportation fuel. A year in, they abandoned negotiations.   Tillerson, meanwhile, made a splash in 2009 during deliberations over the cap-and-trade bill by declaring that Exxon Mobil supported a tax on carbon instead ― a first for a company whose public messaging previously dismissed the science behind global warming as nonsense. Some environmental leaders said discussing a carbon tax at that point was “a distraction” from the urgent need to put a cap on carbon emissions. Sure enough, the cap-and-trade bill failed to gain traction in the Senate. In 2015, a number of oil companies advocated for the Paris climate agreement. Exxon Mobil and Shell also prominently urged President Donald Trump not to withdraw the U.S. from the nonbinding deal to cut emissions two years later. But public statements aside, big corporations, including Exxon Mobil, continued funding the U.S. Chamber of Commerce and other powerful trade associations that lobbied for the new administration to leave the accord and pull back on climate action. A carbon tax has an uphill climb to gain support among the most hard-line fossil fuel allies in Congress. Rep. Lamar Smith (R-Texas), a vehement climate change denier, leads the House Committee on Science, Space and Technology and is up for re-election next year. Trump, who dismissed climate change as a hoax during his campaign, has aggressively rolled back environmental regulations and moved to bolster fossil fuel use and production. He has indicated he wouldn’t push for a carbon tax. Myron Ebell, a once-fringe climate change denier who oversaw Trump’s EPA transition team, said the proposal is, for now, “dead on arrival.” He rejected the tax plan as tilted in favor of urban dwellers who he said require less energy than rural folks.  At least for now it's dead on arrival. Myron Ebell, former Trump adviser “One of the things that is particularly objectionable about the Shultz-Baker carbon tax dividend is it rewards people in highly urban areas who have very non-energy-intensive lives and jobs,” Ebell, who leads climate policy at the Washington, D.C.-based conservative Competitive Enterprise Institute, told HuffPost by phone. “So say you’re somebody who commutes to work on the Washington Metro, as I do. I would get a check equal to somebody who has to drive a long way to work every day, who required a four-wheel-drive vehicle because he lives in an area with lots of snow and may have a job that includes heavy hauling, like a plumbing business.” “We should introduce a bill to allow any company that wants to put a carbon tax on itself to do so and send the money to the U.S. Treasury every year,” he added. “Consumers would then have the opportunity to go to an Exxon station and pay more for their gasoline because that would be great, because those consumers who agree there should be a tax would be able to put it on themselves.” Oil prices remain another significant factor in the tax proposal’s viability. A glut, fed in part by the boom in U.S. shale production, has kept prices per barrel below $100 since mid-2014. Prices hovered around $44 per barrel on Tuesday. That’s bad for oil producers, who historically needed prices at $80 to $85 per barrel to break even. Some producers are now breaking even at $50 to $60 prices today, according to data from the firm Rystad Energy cited by The Wall Street Journal. Some companies are even making money on $40 per barrel. Multinational energy giants such as Exxon Mobil and Total can hedge their business enough to remain profitable under a carbon tax, but smaller producers may not be as receptive. Those low prices, however, may mean this is the best time to get voters behind the proposal. “From a political point of view, on any big moves toward carbon pricing ― which will have visible price effects for consumers, drivers and industries that use energy ― the low-price future that we apparently have in front of us might ease the pain of standing up a carbon price,” Majkut said. “It’s easier to do at $2 a gallon than it is at $4.” type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related Coverage + articlesList=589b18a3e4b09bd304bef21b,585d6ca1e4b0eb5864863a13,58dc412ae4b05eae031d0199,5922e848e4b094cdba55ba51,5820e0d6e4b0e80b02cbdad0 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

19 июня, 14:23

«Роснефть» и ЛУКОЙЛ примут участие в тендере на разработку участков в Мексике

«Роснефть» и ЛУКОЙЛ поборются за право разработки нефтяных месторождений на мелководье Мексиканского залива

19 июня, 09:56

Россия вступила в борьбу за мексиканскую нефть

Российские компании «Роснефть» и «Лукойл» 19 июня поучаствуют в конкурсном отборе операторов, которые будут осваивать полтора десятка нефтяных блоков в Мексиканском заливе.

19 июня, 06:28

Лукойл и «Роснефть» участвуют в крупном тендере в Мексике

Сегодня в Мексике состоится первый тендер второго раунда продажи прав на разработку нефтяных месторождений. Участие в нем примут ЛУКОЙЛ и «Роснефть», сообщает «РИА Новости» со ссылкой на национальную комиссию по углеводородам. Российские компании поборются в составе 26 претендентов из 15 стран за право разработки 15 нефтяных блоков на мелководье Мексиканского залива, расположенных в нефтяных провинциях Тампико-Мисантла, Веракрус и Куэнкас-дел-Сурэсте.Среди других участников — Chevron, ConocoPhillips, Pemex, Repsol, Shell, Total. По оценке мексиканской стороны, блоки имеют предварительную оценку перспективных запасов почти в 1,6 млрд баррелей нефтяного эквивалента.Ранее компании LLC RN-Shelf South и LUKOIL International Upstream Holding прошли предварительную квалификацию.Подробнее о тендере читайте в материале «Ъ» «"Роснефть" поставила перед собой новую мель».

Выбор редакции
15 июня, 20:46

Factors That Will Drive ConocoPhillips' Stock

ConocoPhillips, one of the largest independent oil and gas companies, showed a remarkable improvement in its March quarter performance, driven by the recovery in commodity prices and the company’s efforts to bring down its break-even price.

14 июня, 08:12

Wreck Cleared; New Highs Resume

Wreck Cleared; New Highs Resume

09 июня, 23:40

Canada Oil Sands Likely to See More Chinese Investment

Canada is encouraging Chinese companies to invest in its oil sands.

Выбор редакции
05 июня, 16:30

The Zacks Analyst Blog Highlights: Chevron, ConocoPhillips, Valero Energy, Phillips 66 and HollyFrontier

The Zacks Analyst Blog Highlights: Chevron, ConocoPhillips, Valero Energy, Phillips 66 and HollyFrontier

05 июня, 16:30

The Zacks Analyst Blog Highlights: Chevron, ConocoPhillips, Valero Energy, Phillips 66 and HollyFrontier

The Zacks Analyst Blog Highlights: Chevron, ConocoPhillips, Valero Energy, Phillips 66 and HollyFrontier

Выбор редакции
05 июня, 11:38

Why Is ConocoPhillips (COP) Down 5.1% Since the Last Earnings Report?

ConocoPhillips (COP) reported earnings 30 days ago. What's next for the stock? We take a look at earnings estimates for some clues.

05 июня, 11:38

Why Is ConocoPhillips (COP) Down 5.1% Since the Last Earnings Report?

ConocoPhillips (COP) reported earnings 30 days ago. What's next for the stock? We take a look at earnings estimates for some clues.

02 июня, 23:50

Interest In Mexico’s Offshore Blocks Is Surging

25 companies pre-qualified for upcoming lease sale The Comisión Nacional de Hidrocarburos (CNH), which will conduct the lease sale, has listed a total of 25 groups that have successfully pre-qualified for the Round 2.1 sale. As might be expected, supermajors are prominent among the companies involved. Chevron (ticker: CVX), ConocoPhillips (ticker: COP) and Shell (ticker: RDS.A) have each pre-qualified. Other major international companies include Eni (ticker: E), Repsol (ticker: REP) and Total (ticker: TOT). Several NOC’s have also…

26 марта 2014, 08:01

Как выглядит Peak Oil

 http://www.businessinsider.com/capex-spending-by-industry-2014-2 Генеральный директор ConocoPhillips Райан Лэнс считает сланцевую революцию только первым этапом роста добычи нефти и газа, вызванного появлением новых технологий. "Мы лишь слегка поцарапали поверхность Земли", - заявил г-н Лэнс и добавил, что ожидает открытия новых технических возможностей. По мнению Райана Лэнса, технические извлекаемые запасы газа в мире могут обеспечить нынешний уровень потребления в течение 235 лет. http://m-korchemkin.livejournal.com/299485.html http://www.ogfj.com/articles/2014/02/conocophillips-ceo-on-shale-boom-weve-only-scratched-the-surface.html?cmpid=EnlOGFJFebruary252014.html API.org: Инфографика об экономике добычи нефти и газа    Доклад Сечина на 32-ой ежегодной конференции по вопросам нефти и газа IHS CERAWeek    danko2050: Вести с полей. Падение добычи Exxon, Shell, BP и Total  danko2050: Как умирают слоны Всем известно, что мир держится на трех китах: угле, газе и нефти. А на каждом ките мир подпирают слоны – большие месторождения, выносящие основную тяжесть добычи и закрывающие большую часть спроса. Их совсем немного, около 1% от всей совокупности месторождений, но все вместе они дают 60% мировой добычи, а 20 самых больших месторождений – около 25%.  - - - - "слегка поцарапали поверхность Земли" и расходы уже возросли более чем в 3 раза в абсолютном выражении за 10 лет, составив 33% от капитальных затрат S&P500, хотя в 2004 г. были всего лишь 15% Шейх Ахмед Заки Ямани Каменный век кончился не потому, что кончились камни, и нефтяной век кончится не потому, что кончится нефть. - - - - Пора в разведку Искать новые запасы нефти во всем мире становится все сложнее 2013 год стал худшим за 20 лет в плане открытия новых запасов углеводородов в мире, заявил директор по геологоразведке норвежской нефтяной компании Statoil Тим Додсон, передает «Рейтер».  «Становится все сложнее искать новые запасы нефти и газа, особенно нефти. Вновь открытые месторождения становятся все меньше, они более удаленные, с более сложными условиями, и очень трудно ожидать смены этой тенденции. В будущем замещение запасов будет все более трудным делом», – говорит Додсон. Это выльется в то, что нефтяники сократят расходы на геологоразведку, особенно в новых регионах, считает директор по анализу энергетического рынка IHS Лайл Бринкер. В будущем это грозит сокращением добычи нефти. «Они урежут расходы на разведку, например, месторождений в Арктике или наиболее глубоководных месторождений, где недостаточно инфраструктуры... Активность останется высокой в таких регионах, как Мексиканский залив и Бразилия, но активность в более удаленных регионах снизится», – ожидает Бринкер. Все это приводит к тому, что нефтяники все больше интереса проявляют к газовым проектам. «Если взглянуть на соотношение нефти и газа у крупных нефтяных компаний, оно явно смещается в сторону газа просто потому, что им недоступна традиционная нефть», – считает генеральный директор шведской нефтяной компании Lundin Petroleum Эшли Хеппенсталь. Из-за сокращения геологоразведки нефтяных месторождений цены на нефть должны вырасти, считают эксперты. По их мнению, инвестиции в геологоразведку могут повыситься не раньше, чем начнут приносить деньги такие крупные проекты по сжижению газа, как Gorgon (54 млрд долларов) компании Chevron или Australia Pacific (25 млрд долларов) компании ConocoPhillips. «Инвесторы успокоятся, и тогда компании смогут повысить активность, но это произойдет примерно через пару лет», – считает Бринкер из IHS. Для России проблема с геологоразведкой также актуальна. Если в середине 2000-х крупнейшие международные нефтегазовые компании инвестировали в среднем 10% своих бюджетов в геологоразведочные работы, то доля затрат на них в бюджетах российских компаний все еще незначительна, указывают эксперты Ernst&Young в докладе о перспективах развития геологоразведки в России за горизонт 2025 года. По данным Союза нефтегазопромышленников, если в советское время российские компании бурили 7,5 млн метров поисково-разведочных скважин в год, то в 2012 году – только 700 тыс. метров. При сопоставимом уровне добычи Petrochina инвестировала в 2011 году в геологоразведку 3,6 млрд долларов, Petrobras – 2,6 млрд, а ведущие российские компании – примерно по 0,5 млрд. Такой низкий уровень вложений российских компаний объясняется, во-первых, тем, что нефтяники обеспечены запасами, которые достались им по наследству с советских времени, на 20 лет вперед. Во-вторых, тем, что до 2005 года геологоразведочные работы финансировались поровну из федерального и регионального бюджетов, однако затем все права отдали центру. Все это вылилось в недофинансирование геологоразведки как со стороны государства, так и со стороны недропользователей. Третья причина в том, что инвестиции в геологоразведку характеризуются высоким уровнем риска. Нередко компании малых и средних размеров инвестируют до 50% своих инвестиционных бюджетов в геологоразведку, а затем – в зависимости от результата – либо значительно увеличивают капитализацию, либо оказываются в предбанкротном состоянии. Проблема России не в нехватке нефти, а именно в том, что российские нефтяники не очень охотно вкладываются в геологоразведку новых месторождений, чтобы потом добывать там нефть, тогда как старые месторождения уже истощаются. То есть потенциально у России много нефти, однако доказанных запасов – в разы меньше. Так, доказанные запасы нефти России на 2012 год составляют 88,2 млрд баррелей, или 12,4 млрд тонн нефти, тогда как потенциальные запасы нефти только на одних российских шельфах оцениваются в 13 млрд тонн. При этом российский шельф разведан лишь на 10%. В плане роста запасов имеется большой потенциал и в Восточной Сибири, и на севере европейской части, и в Каспийской нефтяной провинции. Однако основной массив нефтегазовых месторождений в России (более 1/5 неразведанных общемировых запасов) сосредоточен именно на российском Крайнем севере. По экспертным оценкам, там может содержаться до 80% потенциальных углеводородов нашей страны. В сумме вся российская Арктика по ресурсам газа эквивалентна Западной Сибири, а по нефти совсем немного уступает ей. Для наглядности – мировым лидером по доказанным запасам нефти на 2012 год является далеко не Россия, а Венесуэла с показателем почти в 300 млрд баррелей нефти (почти 18% общемировых доказанных запасов), посчитали в BP. На втором месте Саудовская Аравия, которая располагает 265 млрд баррелей доказанной нефти. На третьем – Канада с 175,2 млрд баррелей. Именно данные по доказанным запасам нефти и позволяют экспертам говорить о том, что в России осталось нефти не больше чем на 20–25 лет. Потому что сейчас российские нефтяники добывают нефть в основном на месторождениях, на которых была проведена разведка еще в советское время. В России назрела реальная необходимость проведения более активной и масштабной геологоразведки, в том числе и на континентальном шельфе. Расчеты Ernst&Young показывают, что для сохранения после 2030 года объема добычи нефти на нынешнем уровне 500–520 млн тонн уже сейчас надо увеличить затраты на геологоразведку более чем в три раза. Начиная с 2025 года возможностей действующих и распределенных новых месторождений на суше уже будет недостаточно для сохранения за Россией статуса нефтяной державы. Необходимо вовлекать новые, еще не разведанные месторождения, отмечают эксперты Ernst&Young. Актуальность геологоразведки именно сейчас объясняется тем, что при обнаружении нефти до реальной ее добычи проходит минимум шесть-девять лет. А если речь идет о трудноизвлекаемой нефти, то это могут быть еще более долгие сроки. Разрабатывать новые месторождения российским компаниям в одиночку крайне рискованно, лучше разделять риски с иностранными инвесторами. Однако имеется ряд проблем законодательного, политического и налогового характера, препятствующих привлечению иностранного капитала. Первые шаги уже сделаны для развития российского шельфа. Например, Роснефть взяла в партнеры ExxonMobil для совместного освоения месторождений Карского моря, шельф которого мало исследован геологами. ExxonMobil на первых порах готов выделить 2,2 млрд долларов, но если нефть и газ будут обнаружены, то эта цифра быстро взлетит до нескольких десятков миллиардов. Российские власти также думают предоставить нефтегазовым компаниям налоговые преференции, чтобы простимулировать этим рост инвестиций в геологоразведку. В начале месяца «Известия» сообщили, что Минприроды уже отправило в правительство соответствующий законопроект. В частности, предлагается ввести налоговые вычеты из НДПИ в размере 60% от суммы средств, вкладываемых компаниями в геологоразведку. Во-вторых, предлагается ввести отсрочку или снизить разовые платежи за пользование недрами по факту открытия месторождений. В-третьих, изменить понятие «недр федерального значения». Сейчас к таким относят месторождения с 70 млн тонн извлекаемых запасов нефти. Предлагается увеличить этот порог до 150 млн тонн извлекаемых запасов нефти. Суть в том, что если частная компания откроет крупный участок недр, который получит статус федерального значения, то получить лицензию на него могут только государственные компании, а частные – в пролете. Введение новых правил игры должно ускорить введение новых месторождений в фазу промышленной добычи. Работа над мелкими и средними месторождениями станет более выгодней благодаря налоговым вычетам, а частные компании не будут больше опасаться открывать крупные месторождения. И если сначала российский бюджет, безусловно, понесет потери из-за налоговых льгот, то потом все равно останется в плюсе. В Минприроды посчитали, что за 20 лет действия налоговых преференций бюджет получит 1,7 трлн рублей доходов. И, конечно, главный плюс в том, что по мере истощения советских запасов нефти Россия сможет сохранить нынешний объем добычи нефти на уровне 500 млн тонн в год.  Стартап взрывает недра  Началось все с разработки петербургских ученых, выполненной под руководством профессора Санкт-Петербургского горного университета Анатолия Молчанова. В 1990-х они предложили использовать плазменно-импульсное воздействие на пласт для увеличения добычи нефти и газа. Месторождение нефти подобно слоеному пирогу, пропитанному вожделенной жидкостью. Для ее извлечения по стволу добывающей скважины делается множество перфораций. Но проблема в том, что только в фильмах нефть бьет фонтаном. В реальной жизни нефтью пропитаны плотные породы, весьма неохотно ее отдающие и быстро забивающие фильтры. Именно поэтому для чистки перфораций применяют кислоту и микровзрывы, а проницаемость пласта повышают гидроразрывами — закачивают в скважину большое количество жидкости, чтобы резкое повышения давления в призабойной зоне вызвало образование трещин в пласте. Но все эти методы имеют свои недостатки и ограничения, средний коэффициент извлечения нефти в России — 23–25%. В борьбу за повышение этого коэффициента и вступили ученые. Генератор плазмы — трубка толщиной 102 миллиметра и длиной четыре метра. Внутри нее аккумуляторы и система конденсаторов, которая накапливает энергию. На рабочем конце — разрядник с небольшой бобиной калиброванной проволоки из специального сплава. Генератор опускается в скважину, продолжая питаться и управляться по проводу с поверхности. При разряде за 55 микросекунд вся энергия поступает на проволоку, которая испаряется в металлическую плазму, формирующую пульсирующий газовый пузырь с давлением до 550 атмосфер. Первые импульсы чистят перфорацию, удаляя кольматант — породу, забивающую поры. Следующие импульсы распространяются по пласту, создавая микротрещины. Технический директор компании Петр Агеев, только что вернувшийся из Кувейта, взахлеб рассказывает о результатах испытаний. На малопродуктивной скважине удалось поднять добычу с 60 до 1400 баррелей в сутки.  По словам министра энергетики Великобритании Эда Дейви (Ed Davey), объем налоговых поступлений от разработки запасов Северного моря в 2012-2013 финансовом году упал более чем на 40% - до 4,7 миллиарда фунтов стерлингов (7,83 миллиарда долларов). http://www.oilru.com/news/399060/ В 2013 году на территории автономного округа добыто 255 миллионов тонн нефти – на 1,9 процента меньше показателей 2012 года. На долю Югры приходится 48,7 процентов общероссийской добычи «черного золота». По итогам 2012 года этот показатель составлял 50,2 процента. Наибольший объём приходится на Сургутский и Нижневартовский районы, сообщает единый официальный сайт органов власти Югры.  По состоянию на 1 января 2014 года на балансе Югры учтено 476 месторождений углеводородного сырья, в том числе 415 нефтяных, 16 газонефтяных и нефтегазовых, 19 газовых, 3 газоконденсатных, 23 нефтегазоконденсатных. Заместитель Губернатора заострил внимание и на том, что недостаточный объем геологоразведочных работ влечет отсутствие подготовленных к разработке запасов, ввод в разработку которых мог бы компенсировать текущую добычу. «На протяжении последних лет продолжает ухудшаться структура разведанных запасов, - сказал он. – В округе открываются всё более мелкие, малодебитные месторождения и залежи, открытие новых крупных нефтяных месторождений маловероятно. Компаниями не выполняются проектные решения по объемам бурения, вводу новых скважин и действующему фонду скважин. Разработка месторождений ведется зачастую по более редкой сетке скважин, чем предусмотрено проектом». Заметно снижаются объемы добычи нефти на крупнейших месторождениях, которые вносят значительный вклад в общую добычу по округу: Приобском, Самотлорском, Федоровском, Западно-Салымском, Тевлинско-Русскинском, Ватьеганском, Мамонтовском. http://www.ugrainform.ru/news/66373/

Выбор редакции
15 ноября 2013, 09:50

США: компания Berkshire Hathaway приобрела 40,1 млн акций Exxon Mobil

Согласно данным регулятивных органов США на 30 сентября текущего года, американская инвестиционная компания Berkshire Hathaway приобрела 40,1 млн акций Exxon Mobil на общую сумму $3,7 млрд. Стоит отметить, что компания Уоррена Баффета также сократила долю в ConocoPhillips на 44% до 13,5 млн акций.

03 февраля 2013, 08:25

ConocoPhillips: результаты 2012 года

Чистая прибыль американской нефтегазовой корпорации ConocoPhillips в 2012г. уменьшилась на 32,2% - до 8,43 млрд долл. против прибыли в 12,44 млрд долл., полученной за 2011г. Прибыль в расчете на одну акцию составила 6,72 долл. в 2012г. против 8,97 долл. на акцию в 2011г. Такие данные содержатся в опубликованном сегодня отчете компании.В IV квартале 2012г. ConocoPhillips получила чистую прибыль в размере 1,4 млрд долл., что на 59% ниже квартального показателя годовой давности (3,39 млрд долл.). Скорректированная прибыль ConocoPhillips за IV квартал 2012г. составила 1,7 млрд долл., или 1,16 долл. в расчете на одну акцию. В IV квартале 2011г. этот показатель составлял 2,1 млрд долл. (2,56 долл. на акцию).Американская ConocoPhillips является третьей по величине нефтегазовой компанией в США (после ExxonMobil и Chevron Corp.). Компания ведет деятельность в 30 странах, общая численность персонала составляет 16,7 тыс. человек.http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130131045645.shtml2013 News Releases01-30-2013 ConocoPhillips Reports Fourth-Quarter and Full-Year 2012 ResultsHighlightsFull-year 2012 earnings were $8.4 billion, or $6.72 per share, compared with full-year 2011 earnings of $12.4 billion, or $8.97 per share.• Fourth-quarter total production of 1,607 MBOED; full-year total production of 1,578 MBOED.• Year-end proved reserves of 8.6 billion BOE; annual organic reserve replacement of 156 percent.• Eagle Ford and Bakken continued to set new production and efficiency records.• Oil sands production exceeded 100 MBOED average for the quarter.• FCCL expansion progressed with sanction of Christina Lake Phase F and Narrows Lake Phase A.• First oil achieved from the Gumusut Field in Malaysia.• Continued drilling and testing of unconventional shale plays; increased Niobrara acreage position to approximately 130,000 acres.• Increased deepwater Gulf of Mexico position to 1.9 million acres; continued exploration and appraisal drilling.• Announced agreements to sell Kashagan, Algeria, Nigeria and Cedar Creek Anticline, which are expected to generate approximately $9.6 billion in proceeds.2000-2010http://iv-g.livejournal.com/563365.htmlГодовой отчет 2011http://www.conocophillips.com/EN/investor/financial_reports/Pages/index.aspx- - - - - -Eagle Ford and Bakken, Oil sands отрицательно сказываются на прибыли.Падение добычи ConocoPhillips семь лет подряд (2006-2012), несмотря на разработку нетрадиционных запасов УВ.

09 ноября 2012, 01:47

Успехи Польши в добыче сланцевого газа

На карте изображены площади, разрабатываемые компанией 3Legs Resources(07/11/2012 - Польша - naturalgaseurope.com)Компания 3Legs Resources объявила, что скважина Lebien LE-2Н показала результат в 780000 куб. футов в день. В 2011 году при первых тестированиях на ней добывалось от 450 до 520 куб. футов, при том, что для повышения добычи использовался азот."Мы очень рады, что скважина демонстрирует значительное улучшение производительности по сравнению с 2011 годом, и что теперь добыча проходит без помощи азота",- говорится в заявлении главного исполнительного директора Камлеша Пармара."Мы будем продолжать следить за поступающими данными с испытаний и сообщим о новостях в установленном порядке."Компания 3Legs Resources получила шесть лицензий на разведку 1084000 акров прибрежных сланцевых залежей Балтийского моря на севере Польши. 70 процентами трех из шести лицензий владеет американская нефтяная ConocoPhillips.3Legs Resources также имеет право на проведение разведывательных работ на месторождениях недалеко от Кракова на юге Польши и в области Баден-Вюртемберг на юго-западе Германии.

08 октября 2012, 19:40

Проект Аляска-Азия по экспорту СПГ в $65 млрд

Консорциум, состоящий из ряда крупных нефтяных компаний, продолжает активно разрабатывать грандиозные планы по созданию инфраструктуры для транспортировки сжиженного природного газа из Аляски в Азию. В марте этого года консорциум Exxon Mobil, ConocoPhillips и BP PLC в сотрудничестве с TransCanada уже объявлял о начале разработке проекта экспорту СПГ из Аляски в Азию. Тогда компании оценили его в $40 млрд. Теперь аппетиты компаний существенно выросли, и речь идет уже о проекте, чья стоимость может составить от $45 млрд до $65 млрд. В данный проект будет входить строительство газопровода длиной почти в 1300 км от газовых месторождений, расположенных на северном склоне Аляски до побережья с пропускной способностью в 3-3,5 млрд куб. м в день. На побережье будет построен завод по сжижению природного газа, а также терминалы по хранению и отгрузке газа для его последующей транспортировки на азиатские рынки. Согласно заявлениям участвующих сторон проект окажет серьезное влияние не только на экономику самой Аляски, но также и на строительный сектор США. По прогнозам компаний, в целом потребуется 1,7 млн метрических тонн стали, а также 15 тыс. рабочих в пик строительства. В целом проект Аляска-Азия по экспорту сжиженного природного газа может стать одним из самых дорогостоящих проектов в отрасли во всем мире. Он обойдется в 7-10 раз дороже, чем аналогичный проект на побережье Мексиканского залива, предложенный компанией Cheniere Energy. Кроме того, скорее всего, он будет стоить дороже, чем проект по сжижению и транспортировке природного газа из месторождения Gorgon на шельфе Австралии, в 160 км к северо-западу от континента. Стоимость этого проекта изначально оценивалась в $37 млрд, но затем выросла до $43 млрд, вынудив Chevron начать пересмотр запланированных затрат. Запуск проекта Gorgon планируется в 2014 г. Проект Аляска-Азия нуждается в одобрении как местных, так и федеральных властей. Причем одобрение должно быть получено не только на строительство, но и на экспорт газа в другие страны. Президент Обама уже заявил, что не станет одобрять новые проекты по экспорту природного газа, пока Министерство энергетики не представит доклад, который бы обосновывал их экономическую эффективность. Министерство уже неоднократно откладывало выпуск данного доклада. В случае если проект будет одобрен, на его строительство, по ряду оценок, может уйти более 10 лет. Что интересно, эта идея отнюдь не нова: она появилась еще в начале 1980-х гг. Компания Yukon Pacific в 1982 г. также предложила проект с очень схожими условиями. Его первоначальная стоимость тогда разнилась от $14 млрд до $18 млрд. Однако ему так и не суждено было реализоваться по ряду причин, в основном экономического характера.

29 августа 2012, 18:36

10 самых дорогих энергетических проектов в мире

Растущая необходимость в энергии заставляет компании строить проекты, масштаб и цена которых не имели равных в прошлом. Так, возведение плотины Гувера в США обошлось в $49 млн в 1936 г. Учитывая инфляцию, в сегодняшних ценах она бы стоила $825 млн.Подавляющая часть топ-10 самых дорогих энергопроектов находятся в Австралии. № 10. "Три ущелья" - $28 млрд, Китай Эксперты затрудняются назвать точную стоимость строительства плотины "Три ущелья", но все согласны, что это самый дорогой гидроэлектрический проект в мире. Идея перегородить реку Янцзы впервые появилась 70 лет назад, но ее осуществление началось лишь в 1992 г., когда китайское правительство одобрило проект. Возведение платины вызвало негативную реакцию местного населения, так как из зоны затопления пришлось переселить более 1 млн человек. "Три ущелья" вводилась в строй поэтапно и достигла проектной мощности лишь этим летом. Электростанция генерирует 84,7 млрд киловатт в год, что покрывает 10% энергетической потребности Китая.№ 9. GLNG - $30 млрд, АвстралияКомпании: Santos, Petronas, Total, Kogas На месторождении GLNG добывают природный газ из угольных пластов, который потом переправляют по 400-километровой трубе на остров, северо-восточнее австралийского города Гладстоун. На специальном заводе с помощью низкой температуры газ проходит процесс сжижения, а затем загружается в морские танкеры. Природный газ используется в различных отраслях промышленности, а также для обогрева жилых помещений и приготовления пищи. Это один из шести австралийских газовых проектов в этом списке, что красноречиво говорит об огромных запасах этого полезного ископаемого в стране-континенте. № 8. Kearl - $33 млрд, КанадаКомпании: Imperial Oil, Exxon Mobil Это крупнейший проект по разработке нефтеносных песков, строительство которого еще не завершилось в канадской провинции Альберта. Проектная мощность - 345 тыс. баррелей нефти в день. Возводимый на месторождении завод будет отделять нефть от песка, что является довольно сложным технологическим процессом. Для добычи нефтеносных песков необходимо такое же огромное количество воды и энергии, как для нефти с низким удельным весом. Пресс-секретарь компании Imperial, 63% которой принадлежит Exxon, сообщил, что полученная нефть будет переправляться по нефтепроводу на нефтеперерабатывающие заводы Северной Америки. № 7. Queensland Curtis LNG - $34 млрд, АвстралияКомпании: BG Group Это другой проект по добыче природного газа из угольных пластов на северо-востоке Австралии. В настоящее время на месторождении устанавливается оборудование. Природный газ начнут сжижать в 2014 г. Основными покупателями газа будут страны Тихоокеанского региона, в том числе Китай, Япония, Сингапур и Чили. № 6. Wheatstone - $35 млрд, АвстралияКомпании: Chevron, Apache, Tokyo Electic Power Company, Kuwait Foreign Petroleum Exploration Company, Royal Dutch Shell, Kyushu Electric Power Company Еще один австралийский проект сжиженного газа – на этот раз на северо-западе Австралии. Американский гигант Chevron контролирует 64% предприятия. Поиск подходящего порта был одной из основных проблем при проектировании Wheatstone. № 5. Australia Pacific LNG - $37 млрд, АвстралияКомпании: Origin, ConocoPhillips, Sinopec Проект по добыче природного газа из угольных пластов находится на северо-востоке Австралии. Китайская Sinopec и японская Kansai Electric гарантируют покупку части газа в течение 20 лет. № 4. Бованенковское месторождение - $41 млрд, РоссияКомпании: ОАО "Газпром" Бованенковское нефтегазоконденсатное месторождение расположено на полуострове Ямал, в 40 км от побережья Карского моря. Запасы месторождения оцениваются в 173 трлн куб. м газа, что в 2 раза больше, чем в американском Marcellus Shale. Инфраструктура – одна из основных проблем проекта. "Газпрому" придется построить 577 км железной дороги для доставки необходимого оборудования, а также намного более длинный газопровод. № 3. Ichthys - $43 млрд, АвстралияКомпании: INPEX, Total Японская компания INPEX – ведущий оператор газового проекта, который находится недалеко от побережья Австралии. Природный газ и сопутствующая жидкость, которую используют для производства различных нефтехимических продуктов, будут поднимать на плавучую платформу. Жидкость будут отправлять на нефтеперерабатывающие заводы с помощью барж, а природный газ - на материк для сжижения по подводному газопроводу. № 2. Gorgon - $57 млрд, АвстралияКомпании: Chevron, Exxon, ShellGorgon – крупнейший газовый проект в истории Австралии и один из крупнейших в мире. Chevron – ведущий разработчик месторождения. Запасы Gorgon превышают 40 трлн куб. м газа, порядка 25% газовых запасов Австралии. Газ будет проходить процесс сжижения на строящемся заводе на острове Барроу. Ожидается, что производство откроется в 2014 г. № 1. Кашаган - $116 млрд, КазахстанКомпании: KazMunayGas, Eni, Shell, Exxon, Total, ConocoPhillips, INPEX Кашаган – одно из крупнейших нефтегазовых месторождений, открытых за последние 40 лет, и один из крупнейших разрабатываемых проектов в мире. Месторождение расположено в северной части Каспийского моря на глубине до 5500 м, что делает его довольно сложным для разработки. Нефть будет необходимо поднимать на поверхность с помощью сложной серии труб, а затем переплавлять на берег по нефтепроводу и танкером. Тяжелые погодные условия – дополнительная проблема. Северная часть Каспийского моря замерзает зимой на несколько месяцев. Участвующие в проекте компании строят несколько искусственных островов в районе месторождения.