03 апреля, 11:00

[GGP] Gas, pipeline dreams and gunboat diplomacy in Mediterranean

A spate of recent deals and gas finds in the eastern Mediterranean Sea has positioned Egypt to be a major energy hub. Turkey, which is flexing its military muscles, may be left out.

03 апреля, 03:45

There Is No Escaping History: Fiat Currency Eventually Fails

Authored by Alex Deluce via GoldTelegraph.com, Paper currency has led to the collapse of almost every economy that has tried to institute a fiat currency to trade for goods and services. It’s not looking very well for the once mighty dollar, either. Throughout history, attempts at using fiat currency, even today, has failed. When the government prints fiat money that isn’t backed by any value, disaster inevitably ensues. Still, the long history of failed fiat currency is being ignored by today’s money printers. At the start of the first century, the Roman denarius was a coin containing approximately 94 percent real silver. By the end of the century, the amount of silver was reduced to 85 percent. Devaluing the denarius meant Nero and succeeding emperors could pay off their bills more easily while becoming richer. A hundred years later, the denarius contained less than 50 percent silver, and in 244 A.D., Emperor Philip the Arab devalued the currency down to 0.05 percent silver content. By the time the Roman empire collapsed, the denarius was made of 0.02 percent silver, and it became useless as a currency. Copper backed China’s initial paper currency. When copper became scarce, China began to make iron coins. The iron currency became overissued and soon became devalued. By the 11th century, a Szechuan bank issued another paper currency that could be exchanged for valuable goods such as rare metals or silk. Continuous war with neighboring Mongols caused economic inflation. China lost the war to Genghis Khan, who was too busy with other conquests to take much interest in China. Genghis’ grandson Kublai brought China and its finances under Mongolian control. Kublai used fiat currency for the vast China trade, including trade with Marco Polo. Kublai simply continued to print vast amounts of money as he continued his marauding and conquering. But infusing the economy with worthless monopoly money ruined many and chaos became the norm. France has an interesting history with paper money. It may be the only country to face economic collapse not once, not twice, but three times by flooding the country with fiat currency. High-living Sun King Louis XIV left a debt of 3 billion livres for his successor to deal with. Louis XV desperately needed incoming tax payments and demanded these be paid in paper currency. Predictably, the paper currency was quickly overprinted and became worthless. In the 18th century, France began another attempt at printing paper currency called assignats. By the end of the century, the assignat suffered 13,000 percent inflation. Napoleon rode to the rescue by instituting the gold franc, which stabilized France’s erratic currency. One would think the French might have seen a connection between the stable economy and gold-backed currency. No such luck. France reverted to paper currency in the 1930s, the paper franc. In just more than a decade, the fiat franc became devalued by 99 percent. France’s third attempt at printing worthless monopoly money proved to be a dismal failure. Following WWI, Germany’s Weimar Republic faced historic debts. So, Germany put the printing presses to work – a total of 133 printing companies were kept busy. The mark became more than worthless. It was used to heat furnaces. Burning the paper currency to keep warm was more efficient than using it for trade. A wheel barrel became a wallet. Throughout the 20th century, many other countries flooded their economy with fiat currency – and collapsed as a result. The direct correlation between government interference with money and the devaluation of currency seems to escape many. Has the US learned anything about fiat money? The Colonies happily jumped on the fiat currency bandwagon and began flooding the land with their own paper money. When these currencies quickly became overissued, they became – surprise! – devalued. Like the marc to come a few centuries later, colonial currency made for excellent bathroom tissue. The Revolutionary War was financed with a paper currency called the continental. It, too, crashed on a grand scale. This, finally, brought about some healthy American distrust for fiat currency. The US dollar was now backed by actual gold and saw the most splendid and richest economic growth in history. People came from all parts of the globe to be a part of such a success story. As if on schedule, the Federal Reserve appeared. Currency once again fell under the aegis of government control and manipulation. In 1933, President Roosevelt made ownership of gold illegal. The ties between the US dollar and the country’s gold reserves were severed gradually until President Nixon eliminated the gold standard entirely in 1971. The once mighty US dollar instantly turned into fiat currency. This was followed by a decade of disastrous inflation. The US has followed the historical pattern of paper money. The government is currently printing dollars with abandon to pay off its record debt (sound like a familiar refrain?). Following a long historical precedence, the US dollar is losing value at an alarming rate as we head into a period of high inflation. As history has demonstrated, inflation is a guaranteed devaluer of currency. Following WWII, Greece saw an increase in inflation of 18 percent per day. The country’s deficit tripled within a year. And then things got really bad. An invasion by the Axis powers saw income plummet by 70 percent. Like so many other countries in the past, Greece started printing worthless currency and experienced one of the worse hyperinflations in history. As previously stated, Germany’s Weimar Republic faced unprecedented debt in the wake of WWI. No country would accept its worthless mark as repayment, forcing Germany to sell off marks for other foreign currencies at any price. This lead to Germany’s famous hyperinflation of 29,500 percent. Zimbabwe is famous for its 100 trillion-dollar note during its period of catastrophic hyperinflation. Prices doubled daily as Zimbabwe faced hyperinflation of 79 billion percent in 2008. A loaf of bread was priced at 35 million Zimbabwe dollars. Government intervention can invariably be found as the source of any hyperinflation. There is no escaping history. Paper money and out-of-control national debts have always devalued the currency and caused massive inflation. The US dollar remains on the cusp. It is anyone’s guess which way it will go. But the roadmap to a financial disaster was printed thousands of years ago. Is anyone paying attention?

03 апреля, 00:41

This Data Startup Uses Artificial Intelligence To Figure Out If Your Roof Is In Decent Shape

Cape Analytics, a computer vision and data science startup, can now provide information on roof conditions, property footprint and other data on over 70 million homes in the continental U.S.

02 апреля, 16:02

Eni (E) to Expand Footprint in Mexico With Block 28 Rights

The award of the Block 28 provides Eni (E) with considerable operational synergies in Mexico. The company will hold a stake of 75% in Block 28.

02 апреля, 15:37

Jagged Peak (JAG) Jumps: Stock Rises 11%

Shares of Jagged Peak (JAG) rose 11% on Friday.

Выбор редакции
02 апреля, 14:59

Суд снял арест с имущества миллиардных должников Дельта банка и его бывшего топ-менеджера

13 февраля 2018 года Печерский райсуд Киева частично отменил ранее наложенный арест на имущество В. Масюры и его родственников. Речь идет в том числе об автомобиле Bentley Continental, BMW, четырех Land Rover Range Rover, трех Mercedes-Benz, двух Audi, жилом доме площадью 597,4 кв.м, квартире и т.д.

Выбор редакции
02 апреля, 09:02

Побитый Поветкиным британец признался в готовности повторить пережитое

Британский боксер-супертяж Дэвид Прайс поделился мыслями о поражении от россиянина Александра Поветкина за титулы WBA Inter-Continental и WBO International. «Я повторил бы это снова. Получил удовольствие от каждой минуты на ринге», — написал 34-летний Прайс в своем Twitter.

Выбор редакции
01 апреля, 19:36

Поветкин защитил титулы WBO International и WBA Inter-Continental

Поветкин защитил титулы WBO International и WBA Inter-Continental

Выбор редакции
01 апреля, 19:25

Нокаут Прайса: Джошуа посоветовали беречься от боковых Поветкина

Поветкин обладает большим опытом и сильными боковыми ударами, которые могут отправить британца Энтони Джошуа в нокаут, заявил чемпион WBA в полутяжелом весе Дмитрий Бивол.

01 апреля, 19:00

Главные новости 1 апреля

Федеральное агентство новостей публикует обзор главных событий воскресенья, 1 апреля.

Выбор редакции
01 апреля, 14:14

Поветкин нокаутировал Прайса и защитил свои пояса

Бой Поветкина и Прайса проходил в андеркарде поединка чемпиона в супертяжелом весе британца Энтони Джошуа и обладателя пояса WBO новозеландца Джозефа Паркера. Чемпион WBO International и WBA Inter-Continental в тяжелом весе россиянин Александр Поветкин провел успешную защиту своих поясов, нокаутировав британца Дэвида Прайса. Бой в Кардиффе завершился в пятом раунде. На счету россиянина стало 34 победы при одном поражении. Встреча

01 апреля, 11:57

В сети появилось видео победного боя Поветкина в Великобритании

В сети появилась видеозапись победного боя российского боксера Александра Поветкина в Великобритании. Русский Витязь одержал победу над Дэвидом Прайсом и защитил титулы WBO International и WBA Inter-Continental.

Выбор редакции
01 апреля, 11:35

Бой Поветкин — Джошуа может состояться осенью в России

— Контракт ещё не подписан, но пока планируем, что осенью выйдем против Джошуа. Саше проще проводить бои за рубежом. Он говорит, что так на него меньше давит ответственность. Посмотрим по ситуации, но я не исключаю проведения боя в России, — сказал Рябинский. — Джошуа — любопытный парень, который иногда сильно впечатляет, как это было в бою с Владимиром Кличко. Иногда бывает просто ни о чём, как в противостоянии с Паркером. Он совершенно меня не поразил. На мой взгляд, самым красивым боем вечера был поединок Поветкин — Прайс. Напомним, что Александр Поветкин одержал победу над британцем Дэвидом Прайсом, отправив его в жёсткий нокаут в пятом раунде. Благодаря этому Русский Витязь защитил титулы WBO International и WBA Inter-Continental в тяжёлом весе. Поединок состоялся в Кардиффе.

Выбор редакции
01 апреля, 08:31

Поветкин нокаутировал Прайса в титульном бою

Россиянин Александр Поветкин нокаутировав в пятом раунде британца Дэвида Прайса, защитив титулы WBA Inter-Continental и WBO International в супертяжелом весе.

01 апреля, 07:54

Повектин нокаутировал Прайса и защитил титулы WBO и WBA

Российский боксер Александр Поветкин одержал победу над Дэвидом Прайсом и защитил титулы WBO International и WBA Inter-Continental в тяжелом весе. Поветкин начал атаковать Прайса с первых раундов.

Выбор редакции
01 апреля, 05:23

Поветкин нокаутировал британца Прайса

Чемпион WBO International и WBA Inter-Continental в тяжелом весе россиянин Александр Поветкин провел успешную защиту своих поясов, одержав победу нокаутом над британцем Дэвидом Прайсом. Бой в Кардиффе завершился в пятом раунде. Теперь на счету россиянина 34 победы при одном поражении, передает РИА «Новости». Встреча Поветкина и Прайса проходила в андеркарде объединительного боя между чемпионом мира по версиям WBA (Super), IBO и IBF в супертяжелом весе британцем Энтони Джошуа и обладателем пояса WBO новозеландцем Джозефом Паркером. Россиянин является обязательным претендентом на поединок за титул суперчемпиона WBA.

Выбор редакции
01 апреля, 00:59

Поветкин нокаутировал Прайса в титульном бою

Российский боксер вышел на ринг в траурной футболке «Кемерово, мы с тобой»

Выбор редакции
01 апреля, 00:15

Поветкин отправил двухметрового британца в нокаут

Российский боксер Александр Поветкин одержал победу над британцем Дэвидом Прайсом и защитил чемпионские титулы WBA Inter-Continental и WBO International в супертяжелом весе. Поединок состоялся в Кардиффе и завершился в пятом раунде. Поветкин владел преимуществом на всем протяжении боя и нокаутировал Прайса.

31 марта, 21:06

A Deep Dive Into the World’s Oceans, Lakes, and Drill Holes

A unique and entertaining graphic that compares the depth of the world's lakes and oceans, as well as the deepest holes ever drilled. The post A Deep Dive Into the World’s Oceans, Lakes, and Drill Holes appeared first on Visual Capitalist.

30 марта, 14:54

На кону три титула и большие деньги. С кем и зачем дерётся Поветкин?

Русский Витязь Александр Поветкин имеет все шансы стать претендентом на самые престижные регалии мирового профессионального бокса.

21 июня 2017, 08:20

Политика: Фигура нового премьера Сербии пугает отнюдь не принадлежностью к ЛГБТ

В четверг сербский парламент утвердит премьер-министром открытую лесбиянку Ану Брнабич, что для Балкан, мягко говоря, в диковинку. Утвердит, несмотря на опасения патриотической части общества. И дело совсем не в сексуальной ориентации: в биографии Брнабич слишком много связей с западными лоббистами, фамилии которых говорят сами за себя. Президент Сербии Александр Вучич был вынужден выступить с телеобращением к нации из-за неоднозначности выбранной им кандидатуры на пост премьера. При этом большую часть своего выступления он посвятил отношениям с Россией, вернее, заверениям, что курс на дружбу и сотрудничество с Москвой не изменится. «Нет никаких сомнений, что мы сохраним позицию независимой страны, это имеет для нас наибольшее значение. Мы не собираемся вступать ни в НАТО, ни еще куда-то. Я надеюсь и уверен, что правительство Сербии не будет вводить санкции в отношении России, это была политика правительства, которое я возглавлял, и как президент я посоветовал бы придерживаться и далее этой политики», – заявил он. К другим приоритетам нового правительства Вучич отнес «повышение авторитета на международной арене» и решение экономических проблем. После экстренной встречи с президентом руководство правящей парламентской коалиции заявило о поддержке кандидатуры Аны Брнабич. Глава парламентского комитета по обороне Мария Обрадович, отвечавшая за переговоры с Вучичем, заверила СМИ, что Брнабич поддержат 129 депутатов при необходимых 126 голосах. При этом она отказалась пояснить, с какого потолка взяла эту цифру, была крайне раздражена и ругалась с журналистами. Последние хотели прояснить, есть ли влиятельные противники у будущей премьерши внутри правящей коалиции. В ответ Обрадович произнесла что-то вроде «нельзя найти сто человек с одинаковым мнением» и пригрозила, что «те, кто будут голосовать против, проголосуют и против всего правительства». Кстати, сама Обрадович, по слухам, претендует на пост министра обороны, что тоже будет новшеством для Балкан. В итоге против Брнабич публично высказались лишь единицы, в основном фигуры экстравагантные. Например, Драган Маркович, более известный как Пальма. В начале и середине 90-х годов он, «бизнесмен и патриот», вместе с легендарным Желько Ражнатовичем-Арканом основал Партию сербского единства, а после убийства Аркана стал ее руководителем. Пальма особо знаменит своим крайним неприятием ЛГБТ, за что был вызван в белградский суд и осужден «за дискриминацию» в 2013 году. Так что ему высказываться против кандидатуры Брнабич сам бог велел. Поддержал Пальму и бывший верховный муфтий Сербии и Санджака, ныне – парламентарий Муамер Зукорлич, которому, видимо, велел Аллах. Зукорлич – фигура скандальная не столько из-за своих взглядов, сколько из-за войны за власть в муфтияте и имущество вакуфов (недвижимости и земли, которую мусульмане передают по завещанию в пользование орденам дервишей или другим мусульманским структурам), которую ведет с 90-х годов. Его оппоненты, в частности министр транспорта Расим Льяич (мусульманин-бошняк), обвиняли Зукорлича в вооруженном захвате вакуфных зданий и организации там ресторанов и саун. Однако блок «Пальма – Зукорлич» вряд ли способен даже затормозить голосование по кандидатуре Брнабич, не то что заблокировать. Вообще в сложившейся ситуации Вучич мог бы и плюшевого мишку предложить на пост премьер-министра – утвердили бы. В балканской политике многое критично зависит от персоналий и межличностных отношений, потому и государственное устройство не работает как по писаному. Да, у премьер-министра больше прямых полномочий, чем у президента, но управлять страной все равно будет Вучич. Критики президента (обычно с правого фланга, ассоциирующегося с западным миром) утверждают, что Вучич за короткий срок создал в Сербии «султанат», в котором может быть сколько угодно «визирей», но султан – один. Главное для него – правильно рассадить этих «визирей», чтобы не передрались и не мешали друг другу. Рокфеллер, Бжезинский и другие Брнабич – далеко не первая женщина в правительстве Сербии (их вообще в местной политике довольно много), но она станет первым премьером. Уже сейчас понятно, что ее будут позиционировать как «прекрасного профессионала» из-за образования и прошлого. Меж тем к ее прошлому куда больше вопросов, чем к ее личной жизни. Ана Брнабич на Сербию в прямом смысле этого слова никогда не работала. Закончив образование сперва в США, затем в Британии, она числилась в программе по аграрному развитию Сербии (под эгидой Евросоюза), которая безуспешно пыталась постричь сербских фермеров на европейский манер. В перспективе это привело бы к введению «евросоюзных» стандартов на сельскохозяйственную продукцию и, как следствие, квот на производство, например, яблок, что грозило «из-за угла» убить сельское хозяйство страны еще до вступления в ЕС. Программу по-тихому свернули, и Брнабич перешла в американскую консалтинговую компанию Continental Wind Serbia, которая устойчиво ассоциировалась с фондом Рокфеллера и должна была заниматься исключительно развитием «экологической энергетики» в стране. С ветряками тоже не задалось, и Брнабич становится президентом Национального альянса местного экономического развития (NALED), который никогда не скрывал, что финансируется по программе USAID (Агентства США по международному развитию). С этой должности в 2007 году она попадает в правительство Сербии, вернее, в Координационный орган по общине Прешево. Прешевская долина непосредственно примыкает к административной границе с Косово и к государственной с Македонией, после 1999 года была объявлена «демилитаризованной зоной», и югославские войска отступили оттуда под давлением НАТО. Албанцы восприняли это как очередной шанс, и тут же образовали «Армию освобождения Прешево, Медведжи и Буяновца» (АОПМБ), развернувшую террор против сербского населения. За некоторые села шли натуральные бои. Терпение Белграда лопнуло в начале мая 2001 года, и в Прешево вновь ввели регулярную армию Югославии, которая задавила АОПМБ за две недели, а главари банды – братья Шефкет и Йонуз Муслиу – бежали в Косово и сдались частям КФОР. НАТО проглотило возвращение югославской армии в «демилитаризованную зону», а задним числом даже подписало с Белградом некий договор, но по факту сербы просто оккупировали «демилитаризованную зону», ликвидировали ее и восстановили тем самым суверенитет Сербии над частью территории, которая в перспективе тоже могла быть от нее отторгнута. В отместку НАТО и КФОР навязали Белграду амнистию боевиков АОПМБ и этот самый Координационный орган по общине Прешево с Аной Брнабич в придачу. Он должен был «ликвидировать последствия конфликта», то есть, по сути дела, следить, чтобы местных албанцев попросту не перевешали за все их прежние подвиги. Она справилась – и получила портфель министра локального и местного самоуправления уже в «большом правительстве». Типичная карьера для космополитического «внутреннего эмигранта», ничем не связанного с исторической родиной, кроме аттестата 5-й белградской школы. Но самое интересное в том, что Ана Брнабич длительное время состоит в белградском объединении East West bridge (EWB), которое в свою очередь входит в так называемую Трехстороннюю комиссию (Trilateral Commission). Это мало что скажет даже среднестатистическому белградцу, так что придется пояснить. EWB – «экспертный клуб» по интересам, который должен способствовать обмену опытом между Западом и Востоком, где под Западом понимается Сербия, а под Востоком – Азия. По факту это нечто вроде института влияния, в который объединена прозападно настроенная часть белградской интеллигенции. Ближайший аналог – Центр Карнеги. «Трехсторонняя комиссия» – международный клуб, созданный в 1973 году Дэвидом Рокфеллером на базе семинаров банка Chase Manhattan. Изначально эта компания называлась «Международная комиссия по вопросам мира и процветания», но один из основных ее соучредителей Збигнев Бжезинский предложил сменить вывеску на более нейтральную. Согласно заявленным Рокфеллером целям, организация могла бы «оказывать помощь правительствам стран-участниц (США, Европы и Японии), предоставляя им взвешенные суждения». Это не альтернатива Бильдербергскому клубу, а его экспертная составляющая, пустившая корни практически по всему миру. С формальной точки зрения членство Аны Брнабич в EWB было «заморожено» в связи с ее работой в правительстве – законы Сербии прямо запрещают такого рода «совмещение». Но ее богатую личную жизнь никто не отменял, и никто не запрещает ей в свободное от государственной службы время посещать модное офисное здание на улице Милентина Поповича, чтобы выпить там чашку кофе с, например, Зораной Михайлович – одним из руководителей этой организации, бывшим сербским директором в Европейском банке реконструкции и развития, по совместительству – основателем и руководителем НКО «Правительство женщин». Михайлович – симпатичная блондинка, разведена, воспитывает сына. Никто ни на что не намекает, но в «замороженность» статуса Аны Брнабич в EWB мало кто верит. И эта деталь раздражает сербское общество куда больше, чем личная жизнь будущего премьера. Именно потому Вучич в своем обращении к нации говорил в основном об отношениях с Москвой, а не о политкорректности и толерантности. Радужные перспективы За долгие века пограничного существования в Сербии научились виртуозно манипулировать чужим общественным мнением. Вучичу ни разу не интересны права ЛГБТ что в Сербии, что вообще на планете. Его мотивы при представлении кандидатуры Брнабич прагматичные и приземленные, а то, что ее сексуальная ориентация будет воспринята (и уже воспринята) в Европе как «прогресс в развитии демократии в Сербии», – лишь дополнительный бонус. В нынешней Сербии президенту Вучичу вообще не нужен сильный и влиятельный глава правительства. А Ана Брнабич подходит просто по определению: открытой лесбиянке с американским прошлым и рокфеллеровским настоящим самостоятельная политическая карьера в Сербии не светит. Она технический премьер, который будет заниматься экономикой, финансами и «оцифровыванием» (там выразился сам Вучич – digitalizacija), а политические вопросы останутся за Ивицей Дачичем, который не только министр иностранных дел, но и вице-премьер. Дачич, кстати, не особо претендовал на премьерское кресло и очень сдержанно комментировал слухи о своем возможном назначении. Тем более что слухи эти в основном сводились к тому, что «заслужил» и «давно пора», то есть речь шла о некоторой совокупности заслуг, исходя из которой Ивица Дачич некоторым экспертам и СМИ виделся премьер-министром. То, что он лидер бывшей партии Слободана Милошевича, то есть социалист, и западным миром не воспринимается как субъект кредитования, сербские СМИ не волнует. При этом сама по себе фигура Брнабич вряд ли будет особенно раздражать консервативное сербское общество. Она не гей-активист, никогда не участвовала в шумных акциях (пара фото с радужным флажком в руках – мелочи), и пункта о правах ЛГБТ в ее политической программе никогда не было. Просто она не скрывает это обстоятельство своей личной жизни, и даже злые на язык сербские СМИ вынуждены нейтрально констатировать сам факт ее пристрастий (в отличие от СМИ западноевропейских, которые просто захлебываются от восторга). И если новый премьер не начнет вдруг хороводить гей-парадами, ничего страшного с ней не произойдет. Сам Вучич от этой детали биографии ставленницы вообще отмахнулся: «сексуальная ориентация личное – дело каждого». Конечно, нельзя исключать того, что регулярно поминать обстоятельства личной жизни премьера будут люди посерьезней Пальмы и бывшего муфтия с его саунами. Но в конечном счете этот «серьезный прогресс в формировании гражданского общества в Сербии», как выражаются западные СМИ и ряд московских экспертов соответствующих взглядов, всего лишь пропагандистский ход Вучича, которому регулярно напоминают его выступления в парламенте во времена Милошевича. Особенно то, в котором он пообещал «убивать за каждого серба по сто мусульман». На Западе Вучича, конечно, любят. Но своеобразно, как диковинную зверушку. И при первом же удобном случае съедят не задумываясь. Но в этом смысле Ана Брнабич ему не угроза. И дому Рокфеллеров придется искать на замену какую-то другую фигуру. Теги:  Сербия, Балканы, ЛГБТ, Александр Вучич, Россия и Сербия