• Теги
    • избранные теги
    • Компании1202
      • Показать ещё
      Страны / Регионы832
      • Показать ещё
      Формат56
      Издания72
      • Показать ещё
      Разное464
      • Показать ещё
      Люди124
      • Показать ещё
      Международные организации50
      • Показать ещё
      Показатели67
      • Показать ещё
      Сферы5
Credit Suisse Group
Credit Suisse Group
Credit Suisse Group AG — швейцарский финансовый конгломерат. Штаб-квартира расположена в Цюрихе, Швейцария. Активы составляют $1,1 трлн. Банк был основан Альфредом Эшером 5 июля 1856 года, как Schweizerische Kreditanstalt (SKA) для финансирования строительства железных дорог (Nordostbahn) и индустри ...
Credit Suisse Group AG — швейцарский финансовый конгломерат. Штаб-квартира расположена в Цюрихе, Швейцария. Активы составляют $1,1 трлн. Банк был основан Альфредом Эшером 5 июля 1856 года, как Schweizerische Kreditanstalt (SKA) для финансирования строительства железных дорог (Nordostbahn) и индустриализации Швейцарии. Главный управляющий банка — Брэди Дуган (Brady Dougan), председатель совета директоров — Ханс-Ульрих Дёриг (Hans-Ulrich Doerig).
Развернуть описание Свернуть описание
21 января, 10:41

Credit Suisse назвал десять «черных лебедей» для глобальной экономики

Швейцарский инвестиционный банк Credit Suisse назвал десять труднопрогнозируемых событий, носящих название «черный лебедь», которые в случае их реализации в 2017 году могут существенным образом повлиять на глобальную экономику (доклад банка имеется в распоряжении РБК). Банк представляет подобный прогноз последние 25 лет.

20 января, 23:08

"The Potential Problems Are As Follows" - How The Bull Market Could End According To Credit Suisse

With Trump now officially US president amid concerns that a "sell the inauguration" sentiment may emerge at any moment, it was an appropriate moment for Credit Suisse analyst Andrew Garthwaite to release his report listing the 10 possible ways in which the bank's central views (and often the consensus) could be surprised. Below the bank highlights the factors its thinks could surprise adversely in 2017, together with its core views. The quick summary: The S&P hits 2,500 before falling back to 2,000. Core view: the S&P 500 rises to 2,350 mid-year before falling to 2,300. EURUSD hits 0.90, before strengthening to end the year at 1.20. Core view: Credit Suisse's house view sees the euro declining to 1.03 on a three-month view and down to 1.00 on a 12-month view. Chinese GDP growth slows to 5% and with it the RmB weakens to 8. Core view: 6.8% GDP growth in 2017 and the RmB weakens to 7.33 at year-end. A Le Pen victory in France's presidential election. Core view: Francois Fillon becomes president. European defensives outperform by 15%. Core view: we are a small underweight of defensives, though we did add to them in our Outlook. President Trump's policies disappoint the market. Core view: corporate taxes will be cut, inflation expectations rise and protectionist policies toned down. The oil price hits $75pb by end 2017. Core view: The oil price will rise to $62 by the end of the year. The Nikkei rises to 25,000. Core view: we have a mid-year target for the Nikkei of 20,500. The European pharma sector underperforms by another 10%. Core view: we are overweight pharma and believe it can outperform modestly from Q2 this year. US 10-year Treasury yields hit 4%. Core view: CS US rates strategists have a 3% year-end target. We will present more on these core 10 points over the next several days, but wanted to highlight one relevant point. While Garthwaite makes it clear it is far from his base case, he lays out the following assessment of what could kill the bull market. The End Of The Bull Market In essence, the first half of 2017 could look like a normal business cycle, but in the second half it seems plausible the cycle in the US could face significant challenges, and so could equities. The potential problems are as follows: 1. Too much fiscal easing pushes the labour market to beyond full capacity As above, by the end of the year, the unemployment rate in the US could perhaps decline toward 4.25% if Trump embarks on fiscal easing. Indeed the OECD assume that his fiscal policies will boost GDP growth by c0.25-0.5% in the second half of this year. To use some simple numbers, if GDP growth accelerates to 2.7%, then with the rate of growth of the workforce around 0.75% and productivity growth of 1%, the unemployment rate could end up declining to around 4% by Q3 2017. Thus even taking into account the view above (that the full employment rate of unemployment may be lower than the Fed's forecast) the economy would still move beyond full employment. The rise in wage growth would then start to depress corporate profits margins as well as increasing the risk that bond yields rise to what we view as the danger point of 3-3.5%. In addition, any pressure on profit margins at a time when corporate leverage is very high would in turn threaten capital spending plans. 2. The US bond yield starts to rise beyond our danger point of 3.5% Rising US bond yields have the capacity to negatively impact equities in a number of ways: bond to equity valuations; corporate net buying (which becomes more expensive to finance); and the interest charge (with 1% on the corporate bond yield taking 4.2% off earnings). Equally at some point the risk is that the rise in bond yields affects economic growth. The OECD's global model highlights that 1% on bond yields is 0.2% off US GDP. 3. The Trump administration disappoints on corporate taxation and protectionism, but not on personal taxation The mix of fiscal policies passed by the Trump administration, even if they prove positive for growth, could be challenging for equities. In particular, if the focus of the stimulus is on personal taxation, and if corporate tax plans are watered down, the combination could become quite negative for equities. Such a mix would seem plausible. Personal taxation cuts tend be popular with both Republican lawmakers and with households. Under a budget reconciliation process (which requires measures to be budget neutral on a 10-year view), such cuts could be passed using sunset provisions, i.e. expiration after a decade, as was the case with George W. Bush's tax cuts. Such a policy would only push the economy to operate further above full capacity, placing more upward pressure on wages. It is possible that such a boost would be supplemented by a change in the tax code that further encourages US investment (with corporates being allowed to fully depreciate their investments in year one or choose interest deductibility). The positive offset to the challenge to margins of an economy operating above full capacity is expected be cuts to corporate tax. However, we should at least consider the prospect that corporate tax cuts might prove smaller than hoped. A Gallup poll reported by CNBC found that 'a majority of both the general public and Trump voters oppose lowering taxes on big business and upper-income Americans…only 39% of Trump voters think corporate taxes should be lowered' (see CNBC.com, 13th January 2017). The House of Representatives is re-elected every two years and thus are incentivised to remainresponsive to public opinion. The political backdrop would appear to exist, therefore, for the tax cuts to be watered down. Allied to this, there would appear to be a risk that protectionism could be worse than expected. The positive equity market reaction to Donald Trump's election was built on his initial focus on the constructive aspects of his campaign (in particular his mention of infrastructure spending in his acceptance speech), and apparent downplaying of the more controversial ones (he made no mention in that initial speech of a wall along the Mexican border or of protectionism). Subsequent tweets and comments have, however, suggested that some of the more controversial aspects of Candidate Trump remain very much a part of President Trump's policy platform, particularly when it comes to protectionism. For example, in a recent interview with The Times (see The Times, 16 January 2017), he stated that he wished to realign the 'out of balance' car trade between Germany and the US, with a 35% tax on every foreign-produced car sold in the US. And some of his appointments have been trade hawks (such as Peter Navarro to the White House Trade Council, an economist who wrote the book 'Death By China'). If the border adjustment tax (which is WTO compliant as long as the tax credit is not more than the marginal tax rate) just results in a stronger dollar, then there would be more pressure to put up protectionist barriers. It remains to be seen whether the WTO would allow such a tariff, or the implementation of a border adjustment tax, but were it to strike down either policy, it would in all likelihood increase the chance that the US simply pulled out of the WTO. 4. The end of equity bull markets Historically, the closing 12 months of an equity bull market have been characterised by a spike higher, and then a larger than expected decline. In the case of the Hang Seng, KOSPI and TAIEX in '94, '89 and '90 respectively, the final year of the bull market was characterised by gains of around 80% on average. In the case of the Nikkei in 1990 and the S&P 500 in 1999, the final year of the bull market saw gains of c.25%.

Выбор редакции
20 января, 18:07

Credit Suisse: торгуем валютой вместе с банком

Информация по сделкам и размещенным отложенным ордерам Credit Suisse Изменения по сравнению с предыдущей публикацией: … читать далее…

20 января, 01:36

Bank Fines Offer Exercise in Time Value of Remorse

Bank investors understand the time value of money. Now they get to experience the time value of remorse. Deutsche Bank and Credit Suisse just settled with the U.S. Department of

19 января, 20:06

Jewish Trust Sues Deutsche Bank For $3 Billion

Just when it seemed that no more lawsuits are possible for Germany's largest lender, which over the past two years has settled or otherwise paid billions to set aside a barrage of allegations of wrongdoing leading to the bank's suspension of bonuses for most senior bankers, today we learn that Deutsche Bank was sued by a Jewish charitable trust in Florida, alleging that the bank wrongly withheld as much as $3 billion from the heirs to a wealthy German family. According to Bloomberg, the lawsuit claims the bank refuses to return the funds initially deposited by the Wertheim family in accounts opened at what is now Credit Suisse Group AG before the rise of the Nazis in Germany. Those accounts were later transferred to Deutsche Bank, according to the complaint filed Wednesday in federal court by Wertheim Jewish Education Trust LLC. Deutsche Bank has “refused to cooperate with the heirs of the Wertheim family fortune in the recovery and return of the monies that they are withholding from the rightful heirs,” and preventing the use of the funds for charitable and other purposes, according to the complaint filed in Fort Lauderdale.  While on the surface, the case looks mindane, the details are interesting. The charitable trust is an heir to the descendants of Joseph Wertheim, a family that amassed a fortune by building the KaDeWe department store in Berlin and a textile and manufacturing empire in Frankfurt, according to the complaint. One of those descendants, Karl Wertheim, feared the German rise of anti-Semitism in the 1920s, moved his businesses to Spain and opened an account at Credit Suisse in 1931.   The Swiss bank protected the family assets through the rise of the Nazis in the 1930s and during World War II, using secret numbered accounts, pseudonyms and trust accounts, according to the complaint.   When Karl Wertheim died in 1945, the estate passed to his wife, Maria, who managed the fortune until the early 1970s, according to the lawsuit. The fortune included the sewing machine and office-machine business of Hispano Olivetti SA, accounts and investment portfolios in Swiss banks, land in Europe and the U.S. and art collections, it said.  As the health of Maria Wertheim deteriorated, she turned to Ambrosius Wolfgang Bauml to help manage the assets. After she died in 1976, Bauml managed the Wertheim family fortune until his death in 1990, when control passed to the family of Rudolf Sutor. This is where Deutsche bank comes in: "through a complex series of events, the assets were transferred in 1993 to Deutsche Bank, which misled the Wertheim heirs for many years about the accounts, according to the complaint." The lawsuit thus seeks return of $3 billion and an accounting of the assets in dispute. Understandably, being quietly accused of antisemitism did not strike Deutsche Bank as proper and it responded that is “taking the matter very seriously,” according spokesman Tim-Oliver Ambrosius. “The accusations are completely unfounded, and Deutsche Bank denies them,” he said. “All proceedings initiated against Deutsche Bank in this matter have been decided in favor of Deutsche Bank.” To be sure, Deutsche Bank has had "sensitive" exposure in the past. Back in 1998, Deutsche Bank acknowledged that it had dealt in Nazi gold during World War II and said it ''regrets most deeply injustices that occurred.''  The publication of a historian's report commissioned by the bank, and the bank's response to it expanded a class-action suit brought by lawyers in New York on behalf of Holocaust survivors against Deutsche Bank which had long been regarded by other historians as having played key roles in the financing of the Nazi war effort. ''Of course these transactions took place,'' said Ronald Weichert, a Deutsche Bank spokesman, referring to the report's conclusion that the bank had bought more than 4.4 tons of gold from the Reichsbank, the onetime central bank. ''This gold business was normal business during the war.'' At wartime values and exchange rates, the gold was worth some $5 million, about one ninth of its estimated worth today.   The bank commissioned historians from Israel, the United States, Britain and Germany to produce an independent report on its wartime gold dealings -- part of a wave of inquiries inspired by developments in Switzerland. The Swiss central bank was the biggest single purchaser of looted gold acquired by Nazi Germany from countries it occupied and from individual Jews robbed as they faced death in extermination camps.   The report said Deutsche Bank channeled gold transactions with the Reichsbank through branches in occupied Austria and Turkey, then a self-avowed neutral power. Of purchases totaling 4,446 kilograms of gold, the report concluded, 744 kilograms were dental gold taken from Jews' teeth, wedding bands and personal jewelry amassed in Berlin by an SS officer named Bruno Melmer. It is unclear whether DB's Nazi war effort" roots will be unearthed as part of this lawsuit. However, with Deutsche Bank rolling over on virtually every other lawsuit it has been handed in recent years, it would not be surprising if the plaintiff's case emerged as strong. Ultimately, should a court find in favor of the Trust, Deutsche Bank may just need to get that refinancing that it avoided when the DOJ slashed its "ask" on the US RMBS settlement by more than half.  

Выбор редакции
19 января, 19:51

Credit Suisse: техническая картина говорит в пользу ...

Пресс-конференция Марио Драги стала оправданием для медведей по евро для прорыва минимумов ноября/декабря в паре с австралийским долларом. Значительного развития движение пока не получило, однако слом нижней границы консолидационного диапазона последних недель подтверждает сохр… читать далее…

19 января, 18:42

Not with a bang: Regulatory settlements raise questions about America’s financial markets

Print section Print Rubric:  Recent legal cases raise big questions about America’s financial markets Print Headline:  Not with a bang Print Fly Title:  American financial regulation UK Only Article:  standard article Issue:  The 45th president Fly Title:  Not with a bang Location:  NEW YORK Main image:  20170121_fnp505.jpg THIS week, Credit Suisse and Deutsche Bank became the latest banking giants to finalise multi-billion dollar settlements with American authorities over misdeeds in the mortgage market in the run-up to the financial crisis. But other, less publicised settlements have hissed out of the waning Obama administration like a series of slow punctures: with Moody’s, a leading credit-rating agency; with Citadel Securities, a critical component of America’s equity-trading system; and ...

Выбор редакции
19 января, 17:53

Credit Suisse: торгуем валютой вместе с банком

Информация по сделкам и размещенным отложенным ордерам Credit Suisse Изменения по сравнению с предыдущей публикацией: Доллар/кана… читать далее…

19 января, 17:36

Davos Musings from Day Two

Today's Neologism "CorpUps" Davos is a sleepy ski town with a lovely winding main street. In the three days preceding the WEF annual meeting, many of the stores are emptied and teams do a complete renovation to turn them into Corporate Popups. Call them CorpUps. Companies like Accenture, Credit Suisse, Facebook, Generale, HSBC, IBM, Planantir (who built the cockpit of a jet as a bar), Salesforce, SAP, and Thompson Reuters. Davos looks more like a corporate mall than a ski village. But it sure is great to be able to drop into to any of these Corpups and get great coffee snacks and talk to an eager customer relationship person. (see above photo) Theme 1: China Steps into the Global Leadership Vacuum On a more serious note, the buzz here is that the appearance of Chinese President Xi Jinping was pretty much a calculated masterpiece. It sure was an interesting coincidence, that in the first days of the Trump Era, that after 47 years China sent its leader to speak at Davos. In a thinly veiled polemic against protectionism in general and Trump's "America First" rhetoric in particular, Xi argued that countries shouldn't be blindly pursuing their national interests. Pointing to the sluggish global economy he asked, "What strategies would bring about growth?" Mr. Xi likened protectionism to "locking oneself in a dark room" in the hopes of protecting oneself from danger, but in so doing, cutting off all "light and air." He compared global markets as a great ocean and said that it's a mistake to retreat to shore every time there is a storm - or worse, turn the world into a collection of lakes and creeks. He pointed to a lack of global governance as being inadequate and inclusive. Governments, global finance, and rules are not keeping up with changes to the global economy. He came across as a supporter of innovation, International cooperation, of abiding by global agreements such as climate and overall presented himself as the statesman needed to fill a global leadership vacuum. (Needless to say he didn't mention political oppression and limitations of free speech and organization in China - the final prerequisite for China to assume a true leadership role.) Some Davos Facts: 6 Number of Trudeau cabinet ministers attending Davos 26 Heads of State 62 Number of Canadians 500 Number of journalists 1971 Year the World Economic Forum was founded.  2,500 Number of delegates 7,000 Number of young people part of the Forum's global "Shapers" 11,000 Population of Davos 16,000 Numbers of additional support staff and other hangers on 30,000 Population of Davos during the meeting.   8 million Number of francs the Swiss government spends on security Theme 2: The Global Implosion of Trust Another hot topic here is the just-released Edelman Trust Barometer, which showed the largest-ever drop in trust across the institutions of government, business, media and NGOs around the world. In this era of fake news, it's no surprise that trust in media (43 percent) is at all-time lows in 17 countries. Trust levels in government (41 percent) dropped in 14 markets and is the least trusted institution in half of the 28 countries surveyed. The credibility of business leaders is also falling. CEO credibility dropped 12 points globally to an all-time low of 37 percent. This was true of all countries studied. The least credible is government leaders at just 29 percent. "Business is the last retaining wall for trust" - Kathryn Beiser, Edelman Edelman has done the survey for the past 17 years, and more than 33,000 respondents were sampled. "Business is the last retaining wall for trust," said Kathryn Beiser, global chair of Edelman's Corporate practice. "Its leaders must step up on the issues that matter for society. It has done a masterful job of illustrating the benefits of innovation but has done little to discuss the impact those advances will have on people's jobs. Business must also focus on paying employees fairly, while providing better benefits and job training." Theme 3: The Fourth Industrial Revolution beginning to wipe out entire sectors of the Workforce The Fourth Industrial Revolution is a big Davos theme, and this year the focus is on the downside. The first revolution used water and steam power to mechanize things like shovels. The second, caused by the advent of electric power, enabled mass production. The third, the digital revolution, saw us using electronics and information technology to automate production and it gave rise to the Internet, the World Wide Web, mobile computing, and social media. Now, we are in a Fourth - in which technology is being fused into almost everything in the physical, digital and biological worlds. Ubiquitous digital technologies, artificial intelligence, autonomous vehicles, the so called Internet of Things, 3D printing, nanotechnology, robotics, biotechnology and big developments in materials science, energy storage and quantum computing are starting to shake the windows and rattle the walls of the global economy. One of these is a topic of special interest to me - the technology behind the digital currencies like Bitcoin called the blockchain. Together they are creating entirely new capabilities and dramatic impacts on, well, just about everything - our political, social and economic systems and the future of civilization. This Fourth Industrial Revolution brings disruption and a human cost along with its seemingly limitless applications. Soon the rise of "smart factories" may replace factory workers, leaving millions unemployed. And it's not just blue collar workers either - technology is now targeted at the heart of professions from doctors and druggists to limo drivers and airline pilots. In the past years at Davos, most people argued that like all of the revolutions that came before it, this one will displace old industries with new ones and overall contribute to jobs and prosperity. This year, delegates have woken up to the reality and are struggling to find ways that innovation can contribute to inclusive growth rather than exacerbate unemployment and income inequality. In one session, US Secretary of State John Kerry stunned the audience by saying that it's not outsourcing that is causing job loss in America. 85 percent of job losses over the last decade are actually attributable to technological change -- largely automation -- rather than international trade. How can breakthroughs in science and technology help in solving problems of the global commons from climate change to public health? How will emerging technologies transform the global security landscape? How can governments build institutions capable of making decisions when the challenges they face are more complex, fast-moving and interconnected than ever before? All good questions. More on this as I formulate some conclusions from the week. Don Tapscott is CEO of the Tapscott Group Inc. in Toronto, and the co-author (with son Alex Tapscott) of Blockchain Revolution. Don's TED Talk (the first TED Talk on Blockchain) at the TEDSummit in Banff, Canada in June has garnered over 1.4 million views. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
19 января, 16:05

Netflix stock price target raised to $143 from $133 at Credit Suisse

This is a Real-time headline. These are breaking news, delivered the minute it happens, delivered ticker-tape style. Visit www.marketwatch.com or the quote page for more information about this breaking news.

19 января, 14:39

Global Stocks Dip; Bond Yields, Dollar Rise After Yellen's Rate Guidance; All Eyes On Draghi

After yesterday's speech by Janet Yellen which signaled a path of steady interest rate increases and was perceived as hawkish, the dollar rebounded, Asian shares slipped and government bond yields jumped to multi-week highs on Thursday. European, Asian stocks and US equity futures all decline together with commodity metals while oil rises on the API reported drop in crude inventories. The euro rebounded as investors look to Mario Draghi to address quickening inflation that make his stimulative policies look increasingly out of sync, even if the market is confident the ECB won't make any changes to its policy today. That said the ECB may struggle to downplay the recent spike in Eurozone inflation. Top news stories include Netflix reporting its biggest quarter ever, Credit Suisse resolving U.S. mortgage probe, France’s Safran buying Zodiac in $10 billion aviation deal. In markets, the main focus for the past 24 hours has been once again on the fairly large moves across rates and FX, albeit moves which largely ended up being a reversal of the previous day’s price action. 10y Treasury yields closed a shade over 10bps higher yesterday at 2.430% while the USD index rebounded +0.60% and finished higher for the first time in over a week. Those moves were given a late boost by comments from Fed Chair Yellen who said that “it is fair to say the economy is near maximum employment and inflation is moving toward our goal”. She also said that while “it makes sense to gradually reduce the level of monetary policy support” the actual timing of the next Fed rate hike “will depend on how the economy actually evolves over coming months”. So a fairly straight bat approach. As a result, the dollar gained almost one percent from Thursday's lows against a basket of currencies, yields climbed in Europe, catching up with Treasuries which sold off yesterday after Fed chair Janet Yellen said the American economy is strong enough to warrant higher interest rates, bringing the ECB’s quantitative easing into sharper relief as policymakers led by Draghi meet today. Stocks fell, led lower by real estate after an indicator of U.K. house prices fell for the first time in five months in December as values slumped in London.  Yellen's hawkishness appeared to be wearing off on Thursday, though, as investors, looking for further details on Trump's plans to boost growth, remained cautious before the President-elect's inauguration on Friday. As a reminder, Yellen will speak again later on Thursday, after European markets close, about the economic outlook and monetary policy. The ECB is set to meet as the euro recovered some of the ground it lost overnight, but with no policy changes expected. However, hints of disagreements among the region's monetary guardians could ruffle markets. European stocks opened a tad higher with some big moves in single stocks, as Zodiac Aerospace surged following a takeover offer, and Moneysupermarket.com jumped after it reported strong results. Asian shares edged down 0.2 percent, knocked back by the dollar. Bucking the trend of weaker Asian shares, Japan's Nikkei stock index ended up 0.9 percent, helped by weaker yen. "Of all the speakers we're getting, either from Davos or from less ostentatious spots, the one I'm going to listen to most for now will probably still be Janet Yellen," Societe Generale's currency strategist Kit Juckes said cited by Reuters. "As the U.S. economy approaches full employment, as wages rise but inflation rises nearly as quickly, how hawkish the Fed dares to be will determine how much the dollar rises." Euro zone government bonds were still moving in the slipstream of Yellen's speech with benchmark German bond yields spiking to one-month highs after U.S. equivalents rose to their highest since Jan. 9. Yields on 10-year German bunds jumped 3 basis points to 0.38 percent by 9:40 a.m. in London. Treasury yields were steady at 2.43 percent. As Reuters adds, and as we previewed overnight, earlier in Asia, short-term funding costs in China shot to their highest in nearly 10 years on fears that liquidity was tightening heading into the Lunar New Year holidays at the end of this month.  "The market is typically short of liquidity ahead of the Lunar New Year," said Gu Weiyong, chief investment officer at bond-focused hedge fund Ucom Investment Co, adding that a cash injection by the central bank was insufficient. Crude oil prices regained some ground lost in the previous session when the dollar strengthened as investors turned their attention to upcoming government data on U.S. inventories. A stronger dollar makes dollar-denominated commodities more expensive for those holding other currencies. U.S. crude added 0.8 percent to $51.50 per barrel, after shedding 2.67% on Wednesday. Brent crude rose 0.7 percent to $54.32 after slipping 2.79%. Market Snapshot S&P 500 futures down 0.2% to 2263 Stoxx 600 down 0.3% to 362 FTSE 100 down 0.6% to 7206 DAX down 0.1% to 11585 German 10Yr yield up 2bps to 0.38% Italian 10Yr yield up 3bps to 1.99% Spanish 10Yr yield up 3bps to 1.48% S&P GSCI Index up 0.2% to 395.9 MSCI Asia Pacific down 0.2% to 140 Nikkei 225 up 0.9% to 19072 Hang Seng down 0.2% to 23050 Shanghai Composite down 0.4% to 3101 S&P/ASX 200 up 0.2% to 5692 US 10-yr yield down less than 1bp to 2.42% Dollar Index up 0.18% to 101.11 WTI Crude futures up 0.6% to $51.40 Brent Futures up 0.7% to $54.28 Gold spot down less than 0.1% to $1,204 Silver spot down 0.5% to $16.98 Top Global News Netflix Soars, Esquire Goes Dark as More TV Viewers Move Online: Online video leader beats projections in U.S., foreign markets Credit Suisse Resolves U.S. Mortgage Probe for $5.3 Billion: Bank to pay $2.5 billion fine, $2.8 billion in consumer relief Safran to Buy Zodiac for $10 Billion in All-French Aviation Deal: Struggling seat supplier accepts bid from aero-engine maker Goldman Says Aluminum Poised for Big Gains If China Widens Cuts: China seen widening capacity cuts to aluminum from steel, coal Kremlin Said to Fear Trump Won’t Be a Great Deal After All: Top officials fret furor in U.S. over hacking could hurt thaw Russia Weighs FX Purchases as Strong Ruble Hits Exporters: Russia considers how to cut volatility of real exchange rate Vegemite Heads Back to Australia in $345 Million Bega Deal: Bega Cheese to acquire global trademark rights for Vegemite CSX Jumps on Report Hilal, CP Rail’s Harrison Targeting Company: WSJ reports, citing unidentified people familiar Oclaro Jumps 5.5% After 2Q Preliminary Revenue Tops Estimate Plexus Drops 2.6% Post-Mkt; Sees 2Q Revenue Below Estimates Canadian Pacific Railway 4Q Adj. EPS Misses Est. Looking at regional markets, Asia stocks traded mixed following a similar lacklustre lead from Wall St, although exporters in Japan have been buoyed by a weaker JPY. This saw the Nikkei 225 (+0.9%)  outperform with the power sector underpinned by TEPCO plans to resume bond issuances for the 1st time since the 2011 Fukushima disaster, while there were also reports that the nuclear regulator passed safety screenings for 2 Kyushu reactors. Elsewhere, ASX 200 (+0.2%) was marginally positive with healthcare outperforming after CSL upgraded its FY net guidance, while Hang Seng (-0.5%) and Shanghai Comp. (-0.4%) had been dampened following a reduced liquidity operation by the PBoC. Finally, 10yr JGBs saw spill-over selling to track T-notes lower amid heightened risk appetite for Japanese stocks, while a discouraging 5yr auction also pressured in which b/c fell from prior and lowest accepted price missed the consensus. Top Asia News Takata Bidders Said to Favor Japan Bankruptcy; Shares Tumble: Takata says no decision has been made on turnaround plan Asia’s Worst EM Currency Seen Most Resilient in 2017 Survey: Philippine peso is forecast to be the most resilient to external risks this year Toshiba Drops 16 Percent on Reported Writedown Losses: the writedown may exceed 700 billion yen, Kyodo reports Indonesia, Malaysia Hold Rates as Fed Fuels Currency Weakness: Most economists predicted decision by the two central banks China Signals It May Aim Lower on Cleaner-Burning Fuel Target: Natural gas share in total energy mix will be 8.3% to 10% European equities (Euro Stoxx 50: -0.2%) trade modestly in the red after a choppy start to the session. Earnings are beginning to come into focus, with Royal Mail (-5.2%) the notable laggard in the FTSE 100, with the Co.'s shares at 11 month lows. Similarly, Carrefour (1.3%) are among the worst performers in the CAC in the wake of their pre market earnings. Elsewhere, on a sector specific basis, commodities dictate play with materials seeing upside this morning, while energy names weigh on European indices. Fixed income markets have seen pressure throughout the morning, with Bunds back below the 163 level in tandem with some of the softness seen in T-Notes in the wake of comments from Fed's Yellen yesterday, who suggested she sees a few hikes a year as the economy continues to recover. Elsewhere, ahead of today's ECB rate decision and press conference, source reports have emerged that the ECB lacks a deal on how to buy bonds below deposit rate but will do so despite the lack of a deal. Top European News ECB Said to Lack Agreement on How to Buy Debt Below Deposit Rate: Hold-up linked to complexity of $2.4 trillion QE program Goldman May Cut London Staff by 50% on Brexit, Handelsblatt Says: Firm says no decision has been made, doesn’t recognize figures U.K. House Price Gauge Declines for First Time in Five Months: Home prices in London decrease for 10th consecutive month May Says U.K. Must Accept the Road Ahead Will Be Uncertain In currencies, much of the FX price action from Fed chair Yellen's comments late yesterday played out through NY and Asia, while London tried to push USD/JPY towards 115.00, though sellers here have contained the move for now. The limited pullback shows intent on retesting these levels and higher, with higher UST yields recovering well as 'skew' moves to the right of the 2-3 rate hike expectation range for this year. Headwinds for EUR/USD though as the market remains wary of any taper talk at today's ECB meeting. Sellers above 1.0700 will be a little unnerved by the lack of follow through on the downside, as we held off 1.0600 before the latest modest recovery, but this may all change past the press conference later today. The post Brexit speech analysis continues to pull Cable either side of 1.2300 in the meantime, but widespread reports of investment banks transferring some of their operations over to the continent have added some weight, helping to contain the short squeeze in the low 1.2400's. EUR/GBP is now also in consolidation mode, trading the .8600-.8700 range over the last 24 hours. In commodities, oil prices have have staged a modest rebound with no major catalyst seen other than longs perhaps unnerved by the US inauguration ahead. The API report suggested an inventory drawdown, but to little effect, offset by a surge in gasoline stocks, as such WTI maintains a USD51.00 handle. Gold has taken a hit after the USD rallied on Fed Chair Yellen's comments late yesterday alluding to a steeper rate path as she highlighted the dangers of allowing the economy to overheat. Silver is down 1.5% this morning. This does not seem to have done the rest of the commodity complex much harm (the USD rise), with copper more or less flat on the day. Looking at the day ahead, this morning in Europe there’s little in the way of data which instead clears the path to the aforementioned ECB policy meeting outcome at 7.45am ETwith Draghi due at 8.30am ET. Over in the US the data consists of December housing starts and building permits numbers, initial jobless claims and the Philly Fed business outlook. In addition to the data, the corporate reporting calendar today consists of American Express, IBM and Schlumberger, all after the close. Away from that, keep one eye on the apparent press briefing from Trump’s team at 2.15pm GMT. Finally after the US close Fed Chair Yellen will speak again, this time on Thursday evening (8pm) when she speaks to the Stanford Institute for Economic Policy Research. Any reaction to that will come during the Asia session. US Event Calendar 8:30am: Housing starts, Dec., est. 1.188m (prior 1.090m) 8:30am: Building permits, Dec., est. 1.225m (prior 1.201m) 8:30am: Initial jobless claims, Jan. 14, est. 252k (prior 247k) Continuing claims, est. 2.075m (prior 2.087m) 8:30am: Philadelphia Fed Business Outlook, Jan., est. 15.3 (prior 21.5) 9:45am: Bloomberg Consumer Comfort, Jan. 15 (prior 45.1) 10am: Freddie Mac mortgage rates 10:30am: EIA natural-gas storage change 11am: DOE Energy Inventories 8pm: Fed’s Yellen Speaks at Stanford US Government events President-elect Donald Trump inaugural festivities begin 9:30am: Senate Energy and Natural Resources Cmte hearing on nomination of Rick Perry for Energy secretary 10am: Senate Finance Cmte hearing on nomination of Steven Mnuchin for Treasury secretary 1pm: Sen. Patty Murray, top Democrat on Senate Health Cmte, joins Democratic Sens. Debbie Stabenow of Mich. and Elizabeth Warren of Mass. to discuss “who would be hurt” by Obamacare repeal DB's Jim Reid concludes the overnight wrap Today is ECB day and with that it means another Draghi press conference at 1.30pm GMT. Given the big tapering story at the last meeting in December, it’s hard to see this one as being quite as exciting. In terms of the message, our economists are expecting patience to be the key theme today. They don’t think that the ECB will feel challenged by recent strong data but if the current data trends continue, the outright taper decision could accelerate to June rather than September – although the latter remains their baseline for now. The key on this front is whether inflation, especially core, is becoming more likely to exceed ECB  forecasts. Yesterday we got confirmation that headline inflation rose to +1.1% yoy in December and +0.9% yoy at the core. Headline CPI could rise to +1.6% yoy and +1.8% yoy in January and February, respectively, according to our colleagues, although the earliest that the core will satisfy the minimum conditions for tightening is likely mid-year. That said the ECB won’t be afraid to change plans if necessary but today seems far too early but we’ll see what Draghi has to say later. Interestingly, Draghi’s press conference coincides with another press briefing from the Trump camp at 2.15pm GMT. That said it appears that it won’t actually feature the President-elect himself and will instead be left to his team to brief the media so it remains to be seen how market moving this will actually be. At this stage there are no details about what is to be discussed but it’s possible that some questions are directed at the recent confusion over both the border tax and about the incoming administrations' views on the dollar. Yesterday’s comments out of the Davos shindig and in particular from commerce secretary nominee, Wilbur Ross, may have also added some spice to proceedings. Ross directed some tough talking at China, saying that the nation is the “the most protectionist country” amongst the large nations. He also said that “they talk much more about free trade than they actually practice” and “we would like to levelize that playing field and bring the realities a bit closer to the rhetoric”. Away from China Ross also said that the NAFTA discussion will happen very soon after Friday’s inauguration while also pitching that his “number one objective will be expanding our exports”. So it’ll be interesting to see if any of this gets brought up too. Over in markets the main focus for the past 24 hours has been once again on the fairly large moves across rates and FX, albeit moves which largely ended up being a reversal of the previous day’s price action. 10y Treasury yields closed a shade over 10bps higher yesterday at 2.430% while the USD index rebounded +0.60% and finished higher for the first time in over a week. Those moves were given a late boost by comments from Fed Chair Yellen who said that “it is fair to say the economy is near maximum employment and inflation is moving toward our goal”. She also said that while “it makes sense to gradually reduce the level of monetary policy support” the actual timing of the next Fed rate hike “will depend on how the economy actually evolves over coming months”. So a fairly straight bat approach. Meanwhile equity markets continue to trudge along in a fairly directionless pattern. The S&P 500 finished +0.18% with gains for financials offset by losses for telecoms and energy stocks. The latter were under pressure after WTI Oil tumbled -2.67% and back to $51/bbl after the IEA Chief warned that OPEC reigning in supply will likely result in a “significant” boost to US shale output. With regards to the gains for financials it was interesting to see that both Goldman Sachs (-0.62%) and Citigroup (-1.70%) closed in the red despite both banks adding to what has been a decent reporting season for US banks. Both reported beats at the profit line with the theme of stronger than expected FICC revenues once again playing out. Over in Europe the Stoxx 600 also closed +0.18% while there was a similar weak theme in rates where 10y Bund yields crept up 3.3bps to close at 0.351%. Staying in Europe, another comment which caught our eye yesterday was that from JP Morgan CEO, Jamie Dimon. Commenting about the impact of Brexit and the potential for further nationalist politicians to come to power, Dimon said that the “eurozone may not survive” in an interview with Bloomberg TV. Quite fascinating for such a high profile banker to doubt it publically. This morning in Asia we’ve seen the US Dollar continue to press on (+0.30%) which is putting some pressure on currencies in the region. Away from that equity bourses have been mixed once again, albeit on limited newsflow. The Nikkei is currently +0.81% with the Yen retreating a touch, while the Hang Seng (-0.59%) has weakened. Bourses in China, Korea and Australia are flat as we type. Moving on. Yesterday’s economic data didn’t sway too much from market expectations. In terms of the US December inflation report, headline CPI was reported as rising +0.3% mom which matched the consensus estimate and helped push the YoY rate up to +2.1% from +1.7%. The core rose +0.2%, also as expected, and helped nudge the YoY rate back up one-tenth to +2.2%. Away from that, industrial production was confirmed as rising +0.8% mom in December following a downwardly revised -0.7% mom in November. Finally the NAHB housing market index was a little softer than consensus, falling 2pts to 67. In the UK the ILO unemployment rate was unchanged at 4.8% in the three months to November, which matched expectations. Before we look at today’s calendar, yesterday we got confirmation that the UK Supreme Court appeal decision about whether or not the UK Government has the authority to trigger Article 50 without  parliamentary appeal, will be made next Tuesday (on January 24). One to mark in the diary for next week. Looking at the day ahead, this morning in Europe there’s little in the way of data which instead clears the path to the aforementioned ECB policy meeting outcome at 12.45pm GMTwith Draghi due at 1.30pm GMT. Over in the US the data consists of December housing starts and building permits numbers, initial jobless claims and the Philly Fed business outlook. In addition to the data, the corporate reporting calendar today consists of American Express, IBM and Schlumberger, all after the close. Away from that, keep one eye on the apparent press briefing from Trump’s team at 2.15pm GMT. Finally after the US close Fed Chair Yellen will speak again, this time early on Friday morning (1am GMT) when she speaks to the Stanford Institute for Economic Policy Research. Any reaction to that will come during the Asia session so we’ll have a review on Friday morning.

Выбор редакции
19 января, 13:39

Credit Suisse согласился выплатить властям США $5,3 млрд

Швейцарский банк Credit Suisse Group официально согласился выплатить $5,3 млрд властям США для урегулирования дела, в рамках которого кредитор обвинялся в том, что ввел в заблуждение инвесторов в отношении ипотечных ценных бумаг в преддверии финансового кризиса 2008 г. Сообщается, что Credit Suisse обязался выплатить денежный штраф в размере $2,48 млрд, а также предоставить $2,8 млрд в виде послаблений клиентам при реструктуризации кредитов и финансировании ипотечных займов.

Выбор редакции
19 января, 12:03

США оштрафовали Credit Suisse на $5,3 млрд

Министерство юстиции США достигло окончательного соглашения со вторым по величине банком Швейцарии Credit Suisse о выплате $5,28 млрд для урегулирования претензий, связанных с нарушениями при торговле ипотечными бумагами.

19 января, 11:55

Credit Suisse урегулирует претензии регуляторов США за $5,3 млрд

Второй по величине банк Швейцарии Credit Suisse подписал окончательное соглашение с Минюстом США об урегулировании претензий к продажам ценных бумаг, обеспеченным жилищной ипотекой (RMBS), за период до конца 2007 г. Это сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-релиз Минюста. По достигнутым договоренностям банк выплатит $2,48 млрд штрафа. Еще $2,8 млрд он потратит на компенсацию ущерба, нанесенного потребителям. В частности, в течение пяти лет после урегулирования претензий Минюста банк будет на эту сумму вносить изменения в действующие кредитные соглашения и оказывать помощь заемщикам. В дополнение к уже существующим резервам на эти цели Credit Suisse отразит в отчетности за IV квартал 2016 г. доналоговые списания в размере $2 млрд.

19 января, 11:55

Rusal 20 января начнет road show в рамках размещения еврооблигаций

Rusal с 20 января 2016 года начнет серию встреч с инвесторами в Европе, Северной Америке и Азии. По итогам road show возможно размещение дебютного выпуска еврооблигаций сроком до 5 лет и номинированного в долларах США, сообщил источник. Организаторами сделки назначены: J.P. Morgan, Crédit Agricole CIB, Citi, Credit Suisse, Gazprombank, ING, Raiffeisen Bank International AG,  Renaissance Capital, Sberbank CIB, SG CIB, UBS Investment Bank, UniCredit Bank и VTB Capital.

19 января, 11:45

Минюст США подтвердил договоренность с Deutsche Bank о миллиардном штрафе

Deutsche Bank должен выплатить денежный штраф в размере 3,1 миллиарда долларов и возместить убытки клиентам банка в США в размере 4,1 миллиарда долларов.

Выбор редакции
19 января, 10:35

Credit Suisse выплатит США $5,28 млрд

Министерство юстиции США достигло окончательного соглашения со вторым по величине банком Швейцарии Credit Suisse о выплате 5,28 миллиарда долларов для урегулирования претензий, связанных с нарушениями при торговле ипотечными бумагами.

Выбор редакции
19 января, 09:56

Credit Suisse согласился выплатить властям США $5,3 млрд

Швейцарский банк Credit Suisse Group официально согласился выплатить $5,3 млрд властям США для урегулирования дела, в рамках которого кредитор обвинялся в том, что ввел в заблуждение инвесторов в отношении ипотечных ценных бумаг в преддверии финансового кризиса 2008 г. Сообщается, что Credit Suisse обязался выплатить денежный штраф в размере $2,48 млрд, а также предоставить $2,8 млрд в виде послаблений клиентам при реструктуризации кредитов и финансировании ипотечных займов.

19 января, 09:24

Credit Suisse выплатит $5,3 млрд за урегулирование претензий со стороны США

Второй по величине банк Швейцарии Credit Suisse подписал окончательное соглашение с министерством юстиции США об урегулировании претензий американских властей в связи с продажей ценных бумаг, обеспеченными жилищной ипотекой (RMBS), за период до конца 2007 года, говорится в сообщении Минюста.

Выбор редакции
19 января, 07:17

19.01.2017 07:17 : Швейцарский банк Credit Suisse выплатит США более 5 миллиардов долларов по ипотечному делу

Половину этой суммы должны получить пострадавшие американские потребители. О заключенном соглашении сообщил Минюст США. Ведомство считает, что швейцарский банк допустил нарушения при выпуске и торговле ипотечными ценными бумагами в преддверии кризиса 2007 года.

16 января, 19:00

Капиталы восьми богатейших людей мира и 50% человечества сравнялись

Совокупный капитал восьми богатейших людей мира составляет сейчас $426 млрд. Точно такой же суммой располагает бедная половина человечества, то есть примерно 3,6 млрд человек. Это говорится в отчете международного объединения OXFAM.Вот эти восемь богатейших людей мира — Билл Гейтс ($75 млрд), Амансио Ортега ($67 млрд), Уоррен Баффет (60,8 млрд), Карлос Слима ($50 млрд), Джефф Безоса ($45,2 млрд), Марк Цукерберг ($44,6 млрд), Лари Эллисон ($43,6 млрд) и Майкл Блумберг ($40 млрд).По подсчетам авторов отчета, в 2009–2016 годах совокупный капитал 793 богатейших людей мира рос на 11% ежегодно, увеличившись с $2,4 трлн до 5 трлн. Если темпы роста останутся прежними, то уже в ближайшие 25 лет на Земле может появиться первый триллионер, прогнозируют эксперты OXFAM.По словам исполнительного директора OXFAM Винни Бьянима, ситуация, когда огромное богатство сосредоточено в руках нескольких человек, в то время как каждый десятый человек в мире живет меньше чем на $2 в день, просто непристойна. Кстати, Россия по этой непристойности является мировым лидером. Так 10% домохозяйств по данным банка Credit Suisse в России принадлежит 89% всего богатства страны, а 1% - 75%:А по индексу неравенства Джинни Россия входит в десятку антилидеров мира, соседствуя с Ботсваной, Украиной, Намибией и Замбией.

19 ноября 2016, 20:38

Обратная сторона Дональда Трампа

Что и кто стоит за сенсационной победой республиканского кандидата 8 ноября Триумф семью ТрампаЧто же, собственно, произошло в США на президентских выборах 8 ноября 2016 года, что происходит после них и чего можно ожидать в ближайшем будущем? Почему 45-м президентом этой страны сенсационно был избран республиканский кандидат Дональд Трамп, а не его соперница от Демократической партии Хиллари Клинтон, победу которой обещали все опросы, прогнозы и — якобы — даже предсказания покойных Ванги с Эдгаром Кейнсом на пару?Очевидный ответ на эти вопросы можно получить, если посмотреть на электоральную карту состоявшихся выборов: подавляющее большинство штатов США проголосовало почти так же, как четыре года назад, когда демократ Барак Обама, получив 65,9 млн. голосов и голоса 332 выборщиков из 26 штатах, обошёл республиканца Митта Ромни (60,9 млн. голосов и 206 выборщиков из 24 штатов) и остался хозяином Овального кабинета в Белом доме на второй президентский срок — правда, уже тогда "уступив" сопернику, по сравнению с триумфальными для себя выборами 2008 года, два штата: Индиану и Северную Каролину.Теперь же "сменили цвет" с "синего", демократического, на "красный", республиканский, сразу шесть штатов: Айова (6 выборщиков), Висконсин (10), Мичиган (16), Огайо (18), Пенсильвания (20) и Флорида (29). Эти 99 выборщиков и должны сделать Дональда Трампа 45-м президентом США, с запасом обеспечив ему необходимое для избрания большинство в 270 голосов, хотя в целом за республиканского кандидата проголосовало меньше избирателей, чем за Хиллари Клинтон (согласно текущим, но еще не окончательным официальным данным — 60,35 млн. против 61 млн.).Такая ситуация в истории США стала четвёртой по счёту, а за истекшие 16 лет сложилась уже во второй раз — в 2000 году республиканец Джордж Буш-младший стал 43-м президентом США (271 выборщик), хотя за него проголосовало всего 50,46 млн. избирателей против 51 млн. у демократа Альберта Гора. На этот раз "синие" после "восьмилетия Обамы" снова оказались в проигрыше.Следующий вопрос: почему это произошло? — судя по всему, уже не имеет столь простого и однозначного ответа. Видимо, прежде всего, речь может идти об усилении кризисных явлений в американской экономике, которые за истекшие четыре года сильно затронули промышленную агломерацию Среднего Запада, к которой относятся четыре (за исключением Флориды), а если учитывать и территориально примыкающую к ним аграрную Айову — то и пять из шести "сменивших окраску" в пользу Трампа штатов.Вот что писал об этом ещё 3 ноября в "Хаффингтон Пост" известный кинорежиссёр-документалист Майкл Мур, изначально — сторонник "антисистемного" демократа Берни Сандерса: «Трамп добьёт Клинтон. Когда он стоял в тени завода "Форд Мотор" во время мичиганских праймериз, Трамп пригрозил корпорации, что если она действительно закроет этот завод и перенесёт его в Мексику, он наложит 35%-ную пошлину на каждый автомобиль, произведённый в Мексике и ввезённый обратно в США. О, какой сладкой музыкой были эти слова для ушей рабочего класса Мичигана! А когда он ещё подкинул угроз в адрес "Эпл", что запретит ей делать айфоны в Китае и заставит перенести производство в Америку, сердца людей растаяли, и Трамп ушёл с победой, которая должна была достаться соседнему губернатору Джону Касичу… Имеет Трамп это в виду или нет, вроде неважно, потому что он говорит такие вещи людям, которым плохо, но именно поэтому каждый побитый, безымянный, забытый работяга, который когда-то был частью того, что называется средним классом, любит Трампа. Он — человек-коктейль Молотова, которого они так долго ждали; человек-граната, которую они могут на законных основаниях бросить в систему, укравшую их жизнь. А 8 ноября, хотя они потеряли свои рабочие места, хотя банк отобрал их дом, что привело к разводу и потере жены и детей, хотя их машины заложены, у них годами не было настоящего отдыха, им всучили дерьмовый "бронзовый план" Obamacare, хотя они, по существу, потеряли всё, что имели, за исключением одной вещи — одной вещи, которая не стоит ни цента и гарантирована им американской конституцией: права голоса.Они могут быть без денег, они могут быть бездомными, они могут быть обманутыми и забитыми — это не имеет значения, потому что в день выборов они равны: миллионер имеет такое же количество голосов, как и безработный, — один. И народу из бывшего среднего класса больше, чем из класса миллионеров. Поэтому 8 ноября разорённый избиратель пойдёт в кабину для голосования, получит бюллетень, закроет занавес, возьмёт этот рычаг или ручку, или нажмёт на сенсорный экран и поставит большой X в графу с именем человека, который обещает перевернуть вверх ногами ту систему, которая разрушила их жизнь: Дональд Трамп.Они видят, что элита, которая разрушила их жизнь, ненавидит Трампа. Корпоративная Америка ненавидит Трампа. Уолл-стрит ненавидит Трампа. Карьерные политиканы ненавидят Трампа. СМИ ненавидят Трампа — после того, как они возлюбили и создали его, а теперь ненавидят. Спасибо, СМИ: враг моего врага — это тот, за которого я проголосую 8 ноября.Да, 8 ноября вы — простак Джо, простак Стив, простак Боб, простак Билли, все простаки Америки — встанете и пойдёте, чтобы взорвать всю чёртову систему, потому что это ваше право. Избрание Трампа будет самой большой вздрючкой, когда-либо зарегистрированной в истории человечества, и это будет чертовски здорово!»Разумеется, в любой охваченной кризисом системе "периферия" страдает раньше и сильнее "центра". Центр Среднего Запада, штат Иллинойс и мегаполис Чикаго, 8 ноября 2016 года остались "синими". По всей Америке "центры" голосовали за Клинтон, а "периферия" — за Трампа. И если бы президентские выборы в США были прямыми, нью-йоркский миллиардер сегодня был бы не "винером", а "лузером". Но "закон есть закон", в американскую электоральную систему изначально был заложен мощный механизм, который сегодня многие называют анахронизмом, но который позволяет не доводить дело до краха всей системы в угоду её "центрам", поэтому, согласно действующим избирательным нормам, победу празднуют сторонники Дональда Трампа, а не Хиллари Клинтон.В том числе — и благодаря штату Флорида, который, казалось бы, не только пользуется почти всеми благами "глобальной экономики", но и в значительной степени населён представителями этнических меньшинств, которые должны были "по определению" голосовать за Хиллари Клинтон. Но в этом "солнечном штате", где каждый пятый избиратель является испаноязычным и, в основном, эмигрантом с Кубы, нормализация отношений с Островом Свободы при сохранении там власти братьев Кастро была воспринята чрезвычайно негативно. И Флорида проголосовала за Трампа: 4,605 млн. голосов против 4,486 млн.! По большому счёту, можно сказать, что именно эти "лишние" 120 тысяч флоридских избирателей — вместе с "пенсильванским прорывом" Трампа — и решили исход голосования 8 ноября…На примере Флориды, где за Трампа проголосовало на полмиллиона человек больше, чем за Митта Ромни четыре года назад, наглядно видны ещё два механизма, которые сработали против Хиллари Клинтон: некомпетентность "команды Обамы", с разочарованием в ней "ядерного" электората "партии осла", а также позиционирование кандидата от Демократической партии в качестве чуть ли не 100%-ной аватары 44-го (и первого "небелого") президента США.Так вот, те миллионы американских избирателей, которые 8 лет назад поверили в "чудо Обамы" и его лозунг "Yes, we can!" ("Да, мы сможем!"), за истекшее время убедились, увы, в обратном. За Барака Обаму в 2008 году проголосовало рекордно большое число американских избирателей — почти 69,5 млн. В 2012 году их число сократилось до 65,9 млн., которых всё же хватило для победы, а теперь за Хиллари Клинтон проголосовало всего лишь 61 млн., и их для победы уже не хватило, хотя Трамп получил в целом даже меньше голосов, чем Митт Ромни четыре года назад. Поддержка демократического кандидата со стороны традиционного электората, который представляет собой, говоря словами Фрэнсиса Фукуямы, "коалицию женщин, афроамериканцев, испаноамериканцев, борцов за окружающую среду, и ЛГБТ" (а также, добавим от себя, получателей "вэлфера") по разным причинам оказалась слабее запланированной.Что это за причины? Провальная реформа здравоохранения Obamacare, сокращение объёма и качества программ социальной помощи, экономическая стагнация с гигантской реальной безработицей, вследствие чего реальный уровень жизни среднего американца не превышает уровня 1972 года, плюс сверхвысокий рост долгов: федерального, отдельных штатов, муниципального, корпоративного и частных домохозяйств на фоне растущего социального неравенства, позволяющего говорить о "среднем американце" только как о "статистическом фантоме", и запредельных трат на "продвижение демократии во всем мире" — всё это и многое другое привело к тому, что уже на промежуточных выборах 2014 года многие кандидаты от Демократической партии "на местах" попросту отказывались от публичной поддержки со стороны президента Обамы — чтобы не оттолкнуть от себя избирателей. Хиллари Клинтон пошла по другому пути: ни в чём не критикуя действующего президента США и полностью принимая на себя его курс. Возможно, "мозговые штабы" демократов дезориентировали рекордно высокие цифры отрицательного рейтинга Дональда Трампа, против которого, согласно данным социологических опросов, высказывались более 67% респондентов, в то время как против Хиллари Клинтон — "всего лишь" 54%, но, как выяснилось, из тех 65 млн. избирателей, которые не испытывали "трампофобии", в конечном итоге за республиканского кандидата проголосовали почти 60 млн., то есть электорат Трампа был мобилизован более чем на 90%, в то время как у его соперницы аналогичный показатель составил всего лишь 67%. Иными словами, каждый третий потенциальный сторонник Хиллари Клинтон на выборы попросту не пришёл. То есть голосование, вопреки расхожим штампам, всё-таки шло не "против", а "за". И демократы его проиграли.Важнейшую роль здесь сыграло изменение электорального профиля американского общества. Классическая и стандартная для стабильного общества "гауссиана", которую так возлюбили отечественные "либерасты", что даже считают этот "профиль одногорбого верблюда" единственно возможным на "честных выборах" распределением голосов, трансформировалась в столь же классический для кризисного общества "профиль двугорбого верблюда" с двумя пиками: "правым" и "левым", — а также с очевидным провалом в центре. Если до выборов 2016 года кандидаты двух партий вели бои за "центр", теперь центристская позиция, которую занимала Хиллари Клинтон, была заведомо проигрышной. И если в её соперничестве с Берни Сандерсом этот провал удалось купировать — пусть и не без потерь — при помощи административного ресурса "партии осла", то привлечь на свою сторону "левый" антиолигархический электорат экс-первой леди и экс-госсекретарю США, которая была, можно сказать, живым олицетворением американской политической и финансовой олигархии, понятное дело, не удалось.Выбор 8 ноября 2016 года для граждан США был выбором между инерционным продолжением прежнего курса американской элиты и его достаточно резкой, но вполне определённой сменой. Программа Трампа, направленная на возрождение реального сектора американской экономики и отказ от агрессивной политики имперского глобализма, выраженная в его геттисбергской речи 22 октября, не является предвыборной "пустышкой", о которой политик спокойно забывает на следующий день после своей победы на выборах.Ещё более показательным с данной точки зрения было выступление Трампа 19 октября в Лас-Вегасе на благотворительном вечере, где присутствовали практически все "сливки" американской "элиты", включая и Хиллари Клинтон. Республиканский кандидат не просто призвал всех собравшихся голосовать за себя, но и вывалил на свою оппонентку несколько тонн убойного компромата, включая ограбление ею "гаитянских деревень" и необходимость "вспомнить всё" на предстоящей беседе с главой ФБР Джеймсом Коми (через девять дней после выступления Трампа в Лас-Вегасе этот достойный наследник Эдгара Гувера напишет конгрессу США, что расследование против Хиллари Клинтон не закрыто, данная информация станет достоянием гласности и сыграет, по мнению самой Клинтон, решающую роль в её поражении). Более того, на личную послевыборную конфронтацию с Трампом "леди Вау" после многочасовых колебаний всё-таки не пошла, поздравив своего соперника с победой и дистанцировавшись от массовых протестов под лозунгами "Not my president!" ("Не мой президент!").Можно ли считать этого нью-йоркского миллиардера, занимающего 131-е место в списке "Форбс" самых богатых людей США, неким "антисистемным" кандидатом, "американским Жириновским", политическим фриком, вознесённым на вершины власти стихийной волной народного волеизъявления? Разумеется, можно. Но это всего лишь одна, лицевая сторона медали избранного 45-го президента США. Обратная сторона свидетельствует о том, что к этому месту он присматривался больше четверти века. Уже в 1988 году на шоу сверхпопулярной Опры Уинфри 42-летний тогда Дональд Трамп отвечал на явно "заказанный" им вопрос о своём будущем президентстве."Опра Уинфри: Вы сказали, что если когда-нибудь будете баллотироваться на пост президента, то выиграете.Дональд Трамп: Я не знаю, но я думаю, что выиграю. Я не пойду на проигрыш. Я никогда в жизни не шёл на проигрыш. И если бы я решился это сделать, у меня был бы огромный шанс выиграть. Не знаю, как думает ваша аудитория, но, по-моему, люди устали смотреть, как их страну грабят. И я не могу обещать всего, но могу точно сказать, что эта страна заработает гораздо больше денег без тех, кто двадцать пять лет на ней наживался. Всё изменится, поверьте мне!"Знаете, что здесь самое интересное? Самое интересное здесь — это временная отсылка в устах Дональда Трампа, отсылка на 25 лет назад, то есть к 1963 году, году убийства 35-го президента США Джона Кеннеди, демократа по партии и католика по вероисповеданию. Кстати, единственного президента США, который хотел вернуть американскому государству право эмитировать национальную валюту — право, в 1913 году делегированное Федеральной резервной системе…Именно после 1988 года молодой миллиардер-строитель из Нью-Йорка стал, вопреки законам большого бизнеса, активно работать в американском медиа-пространстве и нарабатывать себе узнаваемый имидж: выступать с публичными лекциями, организовывать конкурсы красоты и "бои без правил", вести телевизионные шоу и спонсировать политиков. Через 12 лет, в 2000 году Трамп впервые попробовал участвовать в президентских выборах — от Реформистской партии, бросив вызов другому миллиардеру, Росу Перро, который в 1992 и 1996 годах, выступая как независимый кандидат в связке с вице-адмиралом Джеймсом Стокдейлом, отбирал голоса у республиканцев (соответственно, 18,9% и 8%), помогая побеждать Биллу Клинтону. Тогда Трамп — в связке с той же Опрой Уинфри — даже "взял" два штата, Мичиган и Калифорнию, но быстро понял, что "третья сила" в соперничестве между Альбертом Гором и Джорджем Бушем-младшим уже не нужна и снял свою кандидатуру. В 2004 году вступил в Демократическую партию, став одним из её спонсоров, в 2009 году, после победы Барака Обамы, перешёл в стан "слонов"-республиканцев. Всё это позволило Трампу, не оставляя свой бизнес, достаточно глубоко разобраться в тонкостях американской политики.Вопрос заключается в том, насколько он делал это, исходя из своих внутренних потребностей, а насколько его "вели" внешние политические силы.Если рассматривать историю того поколения семейства Трампов (или даже клана Трампов-Маклеодов), к которому относится 45-й президент США, то можно зафиксировать один чрезвычайно интригующий момент: его невероятное — для "обычной" семьи миллионеров — возвышение началось после того, как младший брат Дональда Роберт в 1984 году женился на Блейн Бёрд, известнейшей "светской даме" Нью-Йорка. Именно после этого домохозяйка Мэриэнн Трамп-Барри начала свою головокружительную судейскую карьеру, в конце концов став старшим окружным федеральным судьёй (чтобы понять, что это такое, надо сказать, что таких судей всего девять на все США, а возглавляемый ею апелляционнный суд совсем недавно наложил штрафы на 14 крупнейших ТНК общей суммой свыше 100 млрд. долл.), Элизабет Трамп стала работать в системе Chase Manhattan Bank, став сначала "executive assistance" то есть заместителем исполнительного директора, а затем — "executive officer", то есть собственно исполнительным директором отделения в Нью-Йорке — уже JPMorgan Chase. А сам Дональд Трамп со своим младшим братом продолжили заниматься строительным, игорным и прочим бизнесом — разумеется, используя кредиты Chase Manhattan и защиту со стороны адвоката Роберта Барри, супруга окружного судьи Мэриэнн Трамп-Барри…Удивляет ли вас после этого тот факт, что в списке сил, поддерживавших Трампа на президентских выборах 2016 года, значатся и JPMorgan Chase, и Carlyle Group, и Credit Suisse, и ряд других крупнейших ТНК, а стоимость осуществлённой медиа-раскрутки данной фигуры оценивается в несколько десятков миллиардов долларов — при том, что прямые затраты Дональда Трампа на проведение своей выборной кампании оказались в 50(!) раз меньше, чем аналогичный показатель Хиллари Клинтон. Удивляет ли вас очевидная поддержка Трампа со стороны целого ряда американских спецслужб, включая ФБР и военную разведку? Кроме того, рядом с нью-йоркским миллиардером вроде бы случайно, но постоянно возникают фигуры иерархов католической церкви — и, даже несмотря на его публичные пикировки с папой Римским Франциском, 52% американских избирателей-католиков проголосовали за Трампа (практически все "латинос" США являются католиками). Не так много по сравнению с 81% WASP (белых англо-саксонских протестантов), но гораздо больше, чем за Хиллари Клинтон.Что дальше? Почему избрание Трампа вызвало такой шок у глобалистов всех мастей по всему миру? Почему соросовские НКО организуют протесты в крупных городах США, выплачивая их участникам по 150 долларов в сутки? Почему американские "звёзды" шоу-бизнеса и спорта не приемлют победы республиканского кандидата, как мантру, повторяя предвыборные обвинения Хиллари Клинтон своего оппонента и его сторонников в "расизме, фашизме, сексизме, гомофобии, ксенофобии, исламофобии — всего не перечесть"?Для ответа на эти вопросы можно сформулировать следующую рабочую гипотезу: победа Трампа хоронит модель "однополярного глобализма" Pax Americana, в рамках которой только и могут существовать — в своём нынешнем привилегированном статусе — указанные выше социальные страты.Единый глобальный рынок нынешней "империи доллара" отныне подлежит "многополярной" фрагментации, и в этой связи тезис о "новой Ялте" с гипотетическим участием Дональда Трампа, Си Цзиньпина и Владимира Путина обладает не меньшей прогностической силой, чем тезис о том, будто целью Трампа является раскол российско-китайского стратегического союза с выводом США в привычную им по двум мировым войнам ХХ века позицию "мудрой обезьяны, наблюдающей за схваткой тигров в долине". Для реализации подобной стратагемы у США сейчас нет ни времени, ни ресурсов, ни возможности "уйти в тень" и "выйти из тени".Да, Трампа двинули на президентский пост с целью списать глобальные долги — в первую очередь, американские — и перераспределить мировые активы. В чью пользу? — бенефициары, по большому счёту, уже известны. Но сделать это ему предстоит не путём развязывания ядерной войны, а путём "компромисса с позиций силы", пока это ещё возможно, пока в распоряжении "вашингтонского обкома" еще находятся десятки, если не сотни политических аналогов комплекса Swifton Village (Цинциннати, штат Огайо), с которого некогда начался бизнес-взлёт Дональда Трампа. Филиппины для КНР, Украина для России — это лишь самые очевидные "переговорные позиции" в руках у человека, который считает своё "искусство заключать сделки" важнейшим конкурентным преимуществом.Начнёт ли при этом 45-й президент США, как обещал, полноценный аудит Федрезерва, превратив этот главный эмиссионный центр современного мира в новую "Компанию Южных морей", — пока неизвестно. Вернее, уже известно, что нынешняя глава ФРС Джанет Йеллен доработает до 2018 года, но не будет рекомендована Дональдом Трампом на следующий срок полномочий.Подводя итоги, можно сказать, что сейчас в мировой истории наступает эпоха переговоров. Окажется ли она всего лишь недолгим затишьем перед новой финансово-экономической и военно-политической бурей, или же в результате будет достигнут некий устойчивый и способный к динамическому развитию баланс сил, — во многом зависит от того "глобального треугольника XXI века", который был описан в нашей книге, увидевшей свет ещё два года назад."Центр современного мира можно представить в виде "глобального треугольника", вершинами которого являются Соединённые Штаты Америки, Китайская Народная Республика и Российская Федерация.Если США продолжают оставаться признанным информационно-финансовым, научно-технологическим и военно-политическим лидером, а КНР к титулу самого населённого государства нашей планеты (свыше 1,3 млрд. человек) уже в начале 2000-х годов добавила статус "мастерской мира", то Россия — настоящая "кладовая мира", поскольку на её гигантской территории (включая шельфы морей и океанов) расположено, по разным оценкам, от четверти до трети всех запасов полезных ископаемых Земли, а кроме того — она является наследницей "советской империи", что в данном случае не менее важно. В рамках этого "глобального треугольника", скорее всего, и решится ближайшее будущее человеческой цивилизации. При этом остальные метарегионы планеты (Евросоюз, с особой ролью Великобритании как наследницы Британской империи, исламский мир, Латинская Америка, "чёрная" Африка, Индия и "жёлтая" Азия, включая Японию и Австралию) будут играть несамостоятельную — то есть вспомогательную и подчинённую — роль"..Оценивая избрание Дональда Трампа 45-м президентом США, мы можем констатировать, что наш прогноз полностью оправдывается, а создание "тройственного союза" между Вашингтоном, Пекином и Москвой вместо реализации любой конфликтной модели является оптимальным условием для преодоления глобального кризиса человеческой цивилизации.Александр Нагорный, Владимир Винниковhttp://zavtra.ru/blogs/obratnaya_storona_donal_da_trampa

07 июля 2016, 03:46

Zerohedge.com: Акции европейских банков обрушились до кризисных низов, паника на рынке фондирования нарастает

Знаки повсюду – куда бы вы не посмотрели – европейская банковская система рушится (чего бы Драги не предложил). Мы наблюдаем рекордные низы по акциям Deutsche Bank и Credit Suisse, взлетевший риск дефолта по Monte Paschi и ощутимую панику на европейском…читать далее →

03 июня 2016, 10:24

Четвёртая технологическая революция

То, что происходит сейчас, рисует будущее полным как возможностей и перспектив, так и страхов потерять свою человеческую природу, а то и свою жизнь в итоге. Ни много, ни мало... Четвёртая технологическая революция (4ТР), как наиболее удобный способ бесструктурного управления человечеством, может полностью перевернуть наш мир. Как уже перевернули три предыдущих технологических революции 3ТР, 2ТР и 1ТР. С одной стороны они углубили рабство землян, переведя его в цифровую плоскость. Но с другой мир стал более прозрачным, и для каждого появилось больше возможностей узнать правду. Но риски от внедрения 4ТР могут быть настолько же велики, как и открывающиеся возможности. К чему нас готовят? И к чему стоит готовиться?

14 марта 2014, 23:35

США обвинили 16 банков в махинациях с LIBOR

Финансовые власти США выдвинули обвинения против 16 крупных банков в махинациях с процентной ставкой LIBOR в период 2007 2011 гг.

14 марта 2014, 23:35

США обвинили 16 банков в махинациях с LIBOR

  Финансовые власти США выдвинули обвинения против 16 крупных банков в махинациях с процентной ставкой LIBOR в период 2007 – 2011 гг. По данным агентства Reuters, Федеральная корпорация по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation, FDIC) подала иск против 16 крупнейших банков мира. Среди них: Bank of America, Barclays, Citigroup, Credit Suisse, Deutsche Bank, HSBC, JPMorgan, Royal Bank of Scotland, UBS, а также ряд других компаний. По мнению FDIC, в период с 2007 по 2011 гг данные банки “участвовали в сговоре по намеренному занижению” процентной ставки LIBOR в долларах США. В результате, согласно исковому заявлению, 38 банков, которые были переведены под опеку FDIC с 2008 г. "понесли существенные финансовые потери". Ответчиком в иске указывается Британская банковская ассоциация, которая с 1985 участвует в фиксировании ставки на основе данных, которые предоставляли банки. Общий объем штрафов, который выплатили различные банки по обвинениям в махинациях с процентными ставками, на текущий момент составляет 6 млрд долларов.

26 февраля 2014, 14:08

Credit Suisse прятал от США налоги американцев

 Швейцарский финансовый конгломерат Credit Suisse подделывал заявки для получения американской визы, заключал сделки с клиентами в секретных лифтах и уничтожал документы в шредере. Махинации банка помогли 22 тыс. американцам уйти от налогов в период с 2002 по 2008 гг., сообщается в докладе, опубликованном Конгрессом США. Credit Suisse передал одному из клиентов выписку по секретному счету по журналу Sports Illustrated, что стало “частью их шпионских игр”, заявил председатель постоянного подкомитета сената по расследованиям Карл Левин. Банк помогал клиентам создавать структуры в офшорных зонах, чтобы уйти от выплаты налогов и заключать сделки таким образом, чтобы сумма не превышала $10 тыс. (суммы, которая не попадает под надзор налоговых структур), говорится в докладе объемом 175 страниц. Также в отчете говорится, что Credit Suisse открыл офис в аэропорте Цюриха, в котором было зарегистрировано более 10 тыс. клиентских счетов, кодовое название подразделения - SIO85. В течение 6 лет, с 2002 по 2008 гг., из-за махинаций банка около 22 тыс. американцев ушли от уплаты налогов, общий объем ущерба оценивается в $12 млрд. Уже семь бывших сотрудников Credit Suisse взяты под арест, в отношении банка и других 13 финансовых организаций власти США ведут расследование.

16 января 2014, 11:09

Примаков разоблачающий. Академик послал неолибералам черную метку.

Ежегодный доклад Евгения Примакова на заседании «Меркурий клуба» был посвящен жесткой критике неолиберализма в России – в основном, его экономической политики. «Особенно острый характер приобретает проблема необходимости противодействия политике неолибералов в России», – заявил Примаков, фактически обвинивший неолибералов в противодействии курсу Путина. Академик перечислил главные пункты, по которым Кремль в минувшем году предпринимал усилия, чтобы не дать неолибералам восторжествовать в нашей экономике – в первую очередь, не прошел новый виток масштабной приватизации и не был допущен отказ от социальной политики, зафиксированной в майских указах президента.Так получилось, что выступление Примакова прозвучало накануне открывшегося сегодня Гайдаровского форума, на котором отечественные министры обсуждали с экспертами актуальные вопросы российской экономики. При этом говорили они так, как будто никакой другой экономической теории, кроме либеральной, в принципе не существует, а что там заявил какой-то старенький дедушка, это его проблемы. Но проблемы не у Примакова.84-летний ветеран российской политики, занимавший пост премьера 15 лет назад, – один из очень немногих людей в стране, имеющих вес как в элите, так и в народе. Впрочем, в элите Примакова ценят государственники и опасаются либералы, ведь именно он осенью 1998 года сформировал первое нелиберальное правительство в постсоветской России, когда нужно было вытаскивать страну после дефолта, устроенного верными гайдаровцами. И то, что говорит сегодня Примаков, – это не просто позиция ветерана, это мнение очень многих близких соратников президента. Не случайно на выступлении Примакова присутствовали среди прочих и Валентина Матвиенко, формально третий человек в государстве, и Владимир Якунин, глава РЖД и последовательный критик либерального доктринерства. И то, что глава сената после речи Примакова сказала, что он – один из немногих людей, которые обладают редкой привилегией говорить то, что думают, – вовсе не простая вежливая фраза. Ведь Примаков говорит практически то же самое, что думает, но не всегда позволяет себе публично сформулировать президент – неслучайно в своем выступлении Евгений Максимович постоянно цитировал Путина, просто для того, чтобы продемонстрировать, насколько расходятся установки президента и действия неолибералов. Фактически Примаков констатировал принципиальные расхождения между Кремлем и Белым домом – и эти расхождения идеологические, от них невозможно избавиться, просто договорившись о некой срединной линии, об общем курсе. Именно поэтому диагноз Примакова можно рассматривать как обвинительный акт либеральному курсу – тому, который упорно продолжает проводить правительство Медведева.Приговор должен огласить судья (позиция присяжных, то есть народа, и так известна), но президент Путин пока еще надеется научить министров другому мировоззрению, надеясь, что они способны освободиться от либеральных шор (проявлением этого стало и его сегодняшнее решение собирать у себя раз в две недели заседание кабинета в полном составе, то есть по сути он становится фактическим главой правительства).Но способны ли они учиться? Судя по выступлениям на Гайдаровском форуме, некоторые даже не понимают, о чем идет речь.Главная задача, которая стоит перед страной, – это реиндустриализация и развитие инфраструктуры. Примаков напоминает, что никто, кроме государства, не в состоянии стать локомотивом развития:«Можно ли считать, что в современной России сам рыночный механизм без государственного участия уже способен обеспечить рост и сбалансированность экономики, а низкий уровень конкуренции достаточен для достижения технико-технологического прогресса? Однозначно нет. Конечно, это не означает навечного доминирования государства в экономике. Но это необходимо в определенные исторические периоды, а я считаю, что сегодня мы находимся именно в таком периоде. Помимо всего прочего наши неолибералы вообще не учитывают уроки кризиса 2008–2009 годов. Известно, что в США и в странах Евросоюза во время кризиса было усилено влияние государства на экономику. Такой тренд сохраняется».Что-нибудь говорится об этом на Гайдаровском форуме? По большому счету нет, потому что, как правильно заметил Примаков, основа платформы неолибералов – уход государства из экономики. Хотя в своей речи Примаков не назвал поименно никого из неолибералов, понятно, что речь идет не просто об экспертах или советниках: академик говорил о костяке экономического блока правительства – Медведеве-Дворковиче-Шувалове. Именно они символизируют ту приверженность неолиберальному курсу, за который выступает немалая часть российской элиты и против которого не только подавляющее большинство народа, но и большая часть управленческой элиты.Возвращение Путина в Кремль не входило в планы неолибералов – именно поэтому была предпринята столь массированная «болотная» атака. Не сумев остановить Путина, либеральная часть элиты была вынуждена подчиниться и сделать вид, что она будет проводить новый нелиберальный курс Путина, зафиксированный в его предвыборных статьях. Но по сути уже более полутора лет правительство занимается тем, что, на словах проводя государственнический путинский курс, в реальности пытается осуществлять все ту же либеральную политику, более того, даже пытаясь ее «углубить и расширить».Примаков заявил, что, «выступая за резкое и незамедлительное сокращение роли государства в экономике, наши неолибералы поставили своей задачей провести новую масштабную приватизацию государственной собственности, настаивают на максимальном охвате приватизацией важнейших для страны государственных предприятий», и напомнил, что для того, чтобы воспрепятствовать приватизационным планам, в июне прошлого года было принято постановление правительства, «содержащее коррективы, по сути исключающие приватизационные аппетиты. Такое решение не было инициировано изнутри».То есть Кремль просто заставил правительство изменить свою политику, помешал «распродаже Родины». Но это был частный, хотя и очень важный случай, а в целом идеология, отношение правительства к месту государства в экономике фактически не меняется. Что сказал сегодня на Гайдаровском форуме первый вице-премьер Шувалов?«Важная вещь – чтобы не было под контролем государства такого количества предприятий и такого объема экономики. И, конечно, к 2020 году этот объем должен значительно сократиться. По окончании этого политического цикла, к 2018 году, необходимо стремиться к тому, чтобы не более четверти экономики контролировалось государством».То есть уменьшить присутствие государства в экономике более чем в два раза за четыре года – что это, если не новая массовая приватизация? Государство – неэффективный собственник? Под эту старую мантру либералы 90-х уже распродали за бесценок половину госсобственности, включая ключевые сырьевые предприятия. Чтобы вернуть часть их в руки государства, ушло десятилетие, а теперь все запускаем по новой? И главное – в обмен на что государство будет избавляться от собственности, что получит взамен? Фантики американского производства? Для этого правительство хотело продать «Роснефть», во главе которой, по «случайному» совпадению, стоит едва ли не главный неофициальный оппонент неолибералов государственник Игорь Сечин? Госкомпании неэффективны? Об этом тоже говорил Примаков:«Неолибералы, как правило, подчеркивают монополизм, свойственный естественным монополиям, но не обращают должного внимания на «олигархический» монополизм частного бизнеса, который, например, приводит через торговлю к росту цен на продовольствие и другие товары потребления населения. Вот в чем одна из прямых причин инфляции в России. Опережающий рост тарифов также стал значимым фактором раскручивания инфляции, роста издержек и потери конкурентной способности наших производителей... Высокие и постоянно увеличивающиеся тарифы не только бьют по карману населения, особенно пенсионеров и низкооплачиваемых работников, но и являются серьезным фактором, сдерживающим экономический рост. Между тем позиция неолибералов заключалась в том, чтобы государство отказалось от фиксации уровня тарифов, предоставив эту функцию рыночному механизму. Противодействием этому служит решение президента привязать рост тарифов к уровню инфляции».Примаков напомнил и том, что правительство пыталось ограничить инвестиционную деятельность госкомпаний, но ведь «в силу сложившихся обстоятельств крупные, как правило государственные, компании, имея больше возможностей для инвестиций, призваны сыграть основную роль в росте экономики. Речь идет в первую очередь об осуществлении мегапроектов, которые могут и должны подстегнуть экономический рост».Действительно, все крупнейшие инфраструктурные проекты, которые были предложены в прошлом году, исходили от президента, а не от правительства. Именно Путин на Петербургском экономическом форуме прошлым летом объявил о планах направления средств из «кубышки» на реконструкцию БАМа и Транссиба, строительстве ЦКАД в Подмосковье и других важнейших инвестиционных проектах, а в декабре сказал о приоритетном развитии Сибири и Дальнего Востока. Масштабная индустриализация возможна только на государственные средства – заграница (по крайней мере, Запад) не будет вкладываться в нашу промышленность, а немалая часть отечественного частного бизнеса не готова уходить из офшоров, несмотря на угрозы Владимира Путина. Действительно, зачем возвращаться на Родину, если семьи давно уже живут за границей? Абсурдно ожидать и того, что Запад будет вкладываться в наши дороги и ВПК (даже забыв о тамошнем кризисе) – зачем укреплять конкурента?Говоря о призывах сократить бюджетные расходы на оборону, Примаков особо выделил, что такие «требования исходят от лиц, не придающих значение органичной технико-технологической связи оборонных и гражданских отраслей промышленности. В России такие связи имеют особый смысл, т.к. в военных отраслях сосредоточен солидный интеллектуальный потенциал. Развитие ОПК может и должно стать одним из важных источников экономического роста».Отказ от реиндустриализации отечественные неолибералы порой объявляют благом – это якобы должно позволить России войти сразу в постиндустриальную стадию. Отсюда и «Сколково» как замена собственного авиапрома. «Неолибералы, по сути, игнорируют необходимость восстановить в России разрушенные в 90-е годы отрасли промышленности, в первую очередь машиностроение, – сказал Примаков. – Постиндустриальное общество – это не только хайтек и сфера услуг. В тех же постиндустриальных Соединенных Штатах сегодня существует тенденция восстановления для покрытия внутреннего спроса производств, ранее вытесненных в развивающиеся страны».Хотя правительство и было вынуждено вслед за президентом признать, что проблемы российской экономики имеют внутренние, а не внешние причины, понять их оно просто не в состоянии. Как заявил сегодня Медведев, нужно «сокращение избыточного присутствия государства».Хотя на Гайдаровском форуме премьер осторожничал и не говорил про приватизацию госкомпаний (что было бы явным противоречием путинскому курсу), объясняя, что речь идет об «определенном самоограничении власти в определенных отраслях экономики, в сфере ЖКХ и социального обслуживания, там, где частный инвестор и собственник по определению более эффективен, поэтому должен быть заинтересован в развитии своего бизнеса», понятно, что целью либералов является избавление государства от основных его активов, и вовсе не в секторе коммунальных услуг. И уменьшение социальных обязательств, потому что, как гласит единственно верное учение, именно свободная игра экономических сил, а не государственное планирование, обеспечивает социальную справедливость.Как сказал Примаков, наши неолибералы, конечно, не выступают против подъема жизненного уровня населения, «однако они не согласны с необходимостью широкого маневра в экономической политике, чтобы сделать больший упор на решение социальных задач. Не способствует этому и распространение частнособственнической инициативы вширь – на здравоохранение, образовательные учреждения, науку. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается неолибералами как магистральное направление развития России».При этом для модернизации и реформирования здравоохранения, образования и ЖКХ толком ничего не делается – точнее, как сказал в декабрьском послании Путин, «то ли делается так, что это вызывает негативную реакцию в обществе, то ли вообще ничего не делается».По сути, неолибералы просто не собираются реформировать экономику на нелиберальных принципах и не могут стимулировать экономический рост, сводя все к фискальной и монетаристской политике. Примаков напомнил, что в годы кризиса неолибералы еще более ужесточили свои позиции по вопросам инвестирования, особенно из средств, образующихся за счет высоких мировых цен на нефть и газ: «Даже когда цена на нефть перевалила за 100 долларов за баррель, они настаивали на том, чтобы держать все государственные «сверхприбыли» в резерве, точнее – в иностранных ценных бумагах, а не вкладывать в экономику».Но и как монетаристы неолибералы непоследовательны – на словах много говоря о создании благоприятных условий для бизнеса, не стремятся изменить кредитную политику: Примаков напомнил звучавшие на прошлом Гайдаровском форуме заявления, что «снижение процентных ставок – контрпродуктивная мера, которая приведет вовсе не к ускорению экономического роста, а к дисбалансу и накоплению новых рисков в разных сегментах экономики».Зато неолибералы провели целый ряд решений, которые фактически облегчили жизнь тем, кто наживается, не соблюдая вообще никакие правила, и которые Путин теперь вынужден отменять. Говоря о принятом в 2011 году решении об ограничении штрафом наказаний злостных неплательщиков налогов, Примаков констатировал, что «это не только не уменьшило число тех, кто обманывает государство в налоговой сфере, но и позволило им обойти штрафы – казна получила минимум из начисленных сумм». Кстати, столь же дилетантским было и принятое одновременно решение о замене уголовного наказания для коррупционеров на штрафы – теперь их не сажают в тюрьму, а штрафы они просто не платят.Получается, что Кремль вынужден одновременно ревизовать принятые несколько лет назад неолиберальные решения, отбивать атаки проолигархических сил, стремящихся к новой приватизации, купировать последствия неолиберальных действий в социальной сфере и одновременно заставлять правительство заниматься стимулированием развития экономики и социальным курсом президента. И все это в условиях крайне нездоровой мировой экономической ситуации.Мировая экономика не вышла из кризиса просто потому, что это не просто кризис, а ломка всей финансово-экономической модели, сопровождаемая военными конфликтами и угрозами безопасности всем ключевым игрокам, особенно с такой неустойчивой и переходной экономикой, как в России. Между тем Дмитрий Медведев на Гайдаровском форуме демонстрируетстранный оптимизм по поводу мировой экономической ситуации, возможно, объясняемый тем, что он, как и все неолибералы, сильно преувеличивает значение монетаристских мер: «Усилия по оздоровлению финансовых систем развития мировой торговли, поддержание инвестиционной активности уже приносят результаты. Если раньше обсуждались реанимационные меры в отношении мировой экономики, то сегодня говорим о поиске точек устойчивого роста». Медведев даже согласился с тем, что мир переживает очередной этап «созидательного разрушения», который создает предпосылки для модернизации и последующего развития».Несозидательное разрушение мы пережили в 90-х и в результате имеем не только разбалансированную экономику, но и огромное социальное неравенство. Примаков привел данные исследования Global Wealth Report 2013, согласно которым 110 российских миллиардеров контролируют 35% всех активов России, и комментарий, сделанный к ним экспертами международной финансовой корпорации Credit Suisse Group: «Во время переходного периода были надежды на то, что Россия будет преобразована в высокодоходную экономику с высококвалифицированными работниками и сильными программами социальной защиты, унаследованными от советских времен. На практике получилась почти пародия».Как же получается, что неолиберальная идеология, которая не пользуется поддержкой населения (последний раз либеральная партия прошла в парламент в 1999 году), не отвечает курсу президента, да и в самой элите имеет множество оппонентов, продолжает оставаться направляющей для экономического блока нашего правительства? Других экономистов у нас нет? Конечно, отчасти причина и в том, что либеральные рыночные фундаменталисты, занявшие ключевые позиции в финансах и экономике в начале 90-х, продолжают удерживать их и активно воспроизводят подобные себе кадры (фактически являющиеся идеологическими ставленниками олигархата). Но еще более важная причина – в том, что, играя по правилам современной монетаристской модели западной экономики, Россия (а точнее ее новая элита) просто не знала тех фундаментальных законов и механизмов, которые приводят в действие «невидимую руку рынка», не понимала ее выгодополучателей.Набив шишек и набравшись опыта, восстановив силы страны и оценив все масштабы коллапса нынешней мировой финансово-экономической системы, Владимир Путин давно уже готов к окончательному отрыву от либеральной идеологии в экономике – точно так же, как он совершил его во внутренней и внешней политике. Вопрос теперь только во времени, потому что отказ от неолиберальной идеологии и проводящей ее части элиты внутри страны связан с изменением правил игры на мировой финансовой арене. И делая первый шаг, нужно быть полностью готовым ко второму.Источник

16 января 2014, 09:26

Выступление Примакова на заседании «Меркурий-клуба»

Выступление Примакова на заседании «Меркурий-клуба» 13.01.2015 Президент Путин в своем Послании Федеральному Собранию показал объективную картину сегодняшней России. Характерно, что он сделал упор на сложившейся далеко не радужной ситуации и предложил набор мер по выходу из далеко не легкого положения, переживаемого страной. Чрезвычайно важен при этом вывод, что экономический спад в России в 2013 году обусловлен внутренними, а не внешними причинами. В этой связи особенно острый характер приобретает проблема необходимости противодействия политике неолибералов в России. Прежде всего, нужно отметить, что существует огромная разница между неолиберальной политикой, особенно в экономике, и истинно либеральными требованиями независимости суда, прекращения вседозволенности чиновничьего аппарата, борьбы с коррупцией, с фальсификацией на выборах, за обязательность подчинения закону всех сверху донизу. Эти либеральные идеи выдвигаются и поддерживаются в нашей стране широкой общественностью, политическими партиями различных взглядов. Однако без четкого определения грани между либеральными идеями и принципами неолибералов, без противодействия неолиберальной политике возникает угроза серьезных негативных последствий для России. Если говорить о платформе российских неолибералов, то основная ее составляющая - это уход государства из экономики. Наши неолибералы не только исходят из универсальности западных экономических теорий, даже без учета их эволюции, но главное, не считаются с особенностями и степенью развития рыночных отношений в России. Основоположник неолиберализма австрийский ученый Фридрих Хайек отмечал, что свобода в экономической деятельности создает главное условие быстрого экономического роста и его сбалансированного характера, а свободная конкуренция призвана обеспечить открытие новых продуктов и технологий. В абстрактной форме такая констатация не вызывает сомнений. Но можно ли считать, что в современной России сам рыночный механизм без государственного участия уже способен обеспечить рост и сбалансированность экономики, а низкий уровень конкуренции достаточен для достижения технико-технологического прогресса? Однозначно нет. Конечно, это не означает навечного доминирования государства в экономике. Но это необходимо в определенные исторические периоды, а я считаю, что сегодня мы находимся именно в таком периоде. Помимо всего прочего наши неолибералы вообще не учитывают уроки кризиса 2008-2009 годов. Известно, что в США и в странах Евросоюза во время кризиса было усилено влияние государства на экономику. Такой тренд сохраняется. Стержень, вокруг которого раскручивались противоречия в экономической политике, это – выбор: на чем сделать акцент, на стимулировании экономического роста либо на финансовой консолидации. Еще один принцип неолиберализма в том, что свободная игра экономических сил, а не государственное планирование, обеспечивает социальную справедливость. Однако этот вывод не выдержал столкновений с действительностью и в капиталистических странах, где, в частности, государство ввело прогрессивную шкалу налогообложения, способствующую перераспределению доходов в пользу малоимущих. Что касается России, то без государственного индикативного планирования экономического роста (конечно, не директивного) вообще невозможно преодолеть отставание в жизненном уровне населения от развитых западных стран. А такое отставание несомненно существует. Имеет место и огромное неравенство в доходах. По данным, приведенным в исследовании Global Wealth Report 2013, опубликованном на сайте международной финансовой корпорации Credit Suisse Group, 110 российских миллиардеров контролируют 35% всех активов. Эксперты этой международной корпорации заключили: "Во время переходного периода были надежды на то, что Россия будет преобразована в высокодоходную экономику с высококвалифицированными работниками и сильными программами социальной защиты, унаследованными от советских времен. На практике получилась почти пародия".  Наши неолибералы, конечно, не выступают против подъема жизненного уровня населения. Однако они не согласны с необходимостью широкого маневра в экономической политике, чтобы сделать больший упор на решение социальных задач. Не способствует этому и распространение частнособственнической инициативы вширь - на здравоохранение, образовательные учреждения, науку. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается неолибералами как магистральное направление развития России. Острые противоречия с российскими неолибералами сохраняются также в оценке взаимоотношений между отдельной личностью и обществом. Неолибералы по сути отрицают, что свобода, демократия совместимы с определенными самоограничениями в пользу общественных интересов. Естественно, границы этих самоограничений должны определяться в каждом конкретном случае в законодательном порядке. Стержень, вокруг которого раскручивались противоречия в области экономической политики России, это - выбор: на чем сделать акцент, на стимулировании экономического роста либо на финансовой консолидации. Конечно, стимулирование экономического роста и финансовая консолидация не должны исключать друг друга. Но найти оптимальное сочетание между ними в экономической политике и практике нашего государства необходимо. Особенно в условиях, когда в России резко снизились темпы экономического роста, да и не происходит ощутимого преодоления отставания в производительности труда, инновационном развитии. Один из наиболее приближенных к жизни российских экономистов Андрей Клепач писал: "Для российской экономической политики, особенно в последние годы, характерно доминирование бухгалтерского финансового подхода над политикой развития, доминирование поддержки банковского сектора над поддержкой реального". К слову, Андрей Клепач принадлежит к немногим в правительстве (он - заместитель главы минэкономразвития), которые открыто высказывают свое мнение, как правило, несовпадающее с неолибералами. Многие же предпочитают признавать ухудшающуюся обстановку, но и только. А теперь о конкретике, которая свидетельствует о том, что были предприняты усилия, подчас непоследовательные, но в целом немалые, чтобы не дать российской экономике в 2013 году соскользнуть на неолиберальную плоскость. Я далек от апологетики всего, что делалось в экономической политике России в 2013 г., от утверждений в безошибочности официальной линии, подчас отстраняющейся от решительных мер. Но полностью поддерживаю то, что было сделано с целью, чтобы не восторжествовали неолибералы в нашей экономике. По данным, приведенным в исследовании Global Wealth Report 2013, опубликованном на сайте международной финансовой корпорации Credit Suisse Group, 110 российских миллиардеров контролируют 35% всех активов. Выступая за резкое и незамедлительное сокращение роли государства в экономике, наши неолибералы поставили своей задачей провести новую масштабную приватизацию государственной собственности, настаивают на максимальном охвате приватизацией важнейших для страны государственных предприятий. В качестве мотива выдвигается не только пополнение доходной части бюджета, но и недостатки в работе государственных компаний. Однако давайте говорить прямо: вместо того чтобы сосредоточиться на действительной необходимости устранить серьезные недостатки в работе государственных предприятий, сделать их более открытыми, неолибералы выдвигают курс на сплошную и быструю приватизацию. И что особенно важно подчеркнуть, до приватизации хотели бы вывести госпредприятия из процесса концентрации и централизации производства. На заседании правительства 25 октября 2012 года новый премьер-министр назвал "абсолютно неправильным, когда государство в лице контролируемых им структур приобретает профильные и непрофильные активы". Многими экспертами все это справедливо расценивалось как реальные ограничители для инвестиционной активности государственных компаний. Правда, от политики полного сдерживания деятельности госкомпаний в инвестиционной сфере в 2013 году пришлось отойти, но не полностью. Между тем в силу сложившихся обстоятельств крупные, как правило, государственные компании, имея больше возможностей для инвестиций, призваны сыграть основную роль в росте экономики. Речь идет в первую очередь об осуществлении мегапроектов, которые могут и должны подстегнуть экономический рост. Конечно, при этом нельзя не уделять должного внимания частным предприятиям, но разве не ясно, что без государственных крупных компаний мегапроекты неосуществимы. Это отнюдь не означает, что выбор мегапроектов возможен без предварительного тщательного анализа их многосторонней значимости и их окупаемости. Ставка на крупный бизнес не должна приводить также к ослаблению поддержки малых предприятий, которая весьма важна, особенно в решении задач инновационного развития, занятости, производства комплектующих изделий, товаров, необходимых населению. Но в условиях неразвитой свободной конкуренции не приходится рассчитывать на то, что малый и средний, а не крупный бизнес уже в настоящее время может стать локомотивом серьезного экономического роста в России. Противоборство с неолибералами по вопросам безграничной приватизации иллюстрирует хотя бы такой факт. Правительство первоначально намечало приватизировать к 2016 году 100% "Роснефти", "РусГидро", "Зарубежнефти", "Совкомфлота", ВТБ, "Росагролизинга", Россельхозбанка, а "Объединенной зерновой компании" даже к 2014 году. Стало необходимым принятие 27 июня 2013 года уже другого решения правительства, содержащего коррективы, по сути исключающие приватизационные аппетиты. Такое решение не было инициировано изнутри. Одним из аргументов российских неолибералов против сосредоточения усилий на экономическом росте служат рассуждения о неизбежности в таком случае инфляционной волны в экономике. При этом игнорируется тот факт, что основные причины инфляции в России - в "немонетарных факторах". В первую очередь к ним относится монополизация, распространенная во всей экономической структуре России. Кстати, неолибералы, как правило, подчеркивают монополизм, свойственный естественным монополиям, но не обращают должного внимания на "олигархический" монополизм частного бизнеса, который, например, приводит через торговлю к росту цен на продовольствие и другие товары потребления населения. Вот где одна из прямых причин инфляции в России. Опережающий рост тарифов также стал значимым фактором раскручивания инфляции, роста издержек и потери конкурентной способности наших производителей. Высокие и постоянно увеличивающиеся тарифы не только бьют по карману населения, особенно пенсионеров и низкооплачиваемых работников, но и являются серьезным препятствием экономического роста. Между тем позиция неолибералов заключалась в том, чтобы государство отказалось от фиксации уровня тарифов, предоставив эту функцию рыночному механизму. В виде противодействия этому служит решение президента привязать рост тарифов к уровню инфляции. Конечно, вопрос об уровне тарифов совсем непростой. Торможение их постоянного роста должно сочетаться с созданием условий для модернизации средств производства монополий, а в ряде случаев, особенно в отношении нефтяных, газовых компаний, РЖД, поощрением их развития и по вертикали и по горизонтали. Немаловажное значение для стимулирования экономического роста имеет смягчение кредитной политики финансовых властей, что призвано активизировать весь бизнес через повышение доступности кредитов, в том числе долгосрочных. Неолибералы часто распространяются на тему о создании условий, благоприятствующих бизнесу. Может ли соответствовать этому стремлению позиция неолибералов, прозвучавшая на Гайдаровском форуме в Москве в январе 2013 года: "Снижение процентных ставок - контрпродуктивная мера, которая приведет вовсе не к ускорению экономического роста, а к дисбалансу и накоплению новых рисков в разных сегментах экономики". Необходимость противоположных мер была высказана помощником президента Андреем Белоусовым, который задал отнюдь не риторический вопрос: "Почему у нас до кризиса процентные ставки были порядка 7%, а сейчас по кредитам больше года - 11% в среднем". Он подчеркнул, что высокие процентные ставки существенно тормозят инвестиционную активность в России.   В годы кризиса неолибералы еще более ужесточили свои позиции по вопросам инвестирования, особенно из средств, образующихся за счет высоких мировых цен на нефть и газ. Даже когда цена на нефть перевалила за 100 долларов за баррель, они настаивали на том, чтобы держать все государственные "сверхприбыли" в резерве, точнее в иностранных ценных бумагах, а не вкладывать в экономику. Однако в этом вопросе для неолибералов намечается предел. В.В.Путин предложил часть средств Фонда национального благосостояния вкладывать в реализацию крупных инфраструктурных проектов - на реконструкцию Транссибирской и Байкало-Амурской железнодорожных магистралей, а также на строительство Центральной кольцевой автодороги в Московской области. И не только, но и на многостороннее развитие Дальнего Востока и Восточной Сибири, что особенно важно. Очевидно, надо вернуться и к масштабному проекту строительства высокоскоростной магистрали Москва-Казань. При всех своих рисках этот проект, о котором тоже говорил президент, сопоставим с реконструкцией Транссиба. Меняя логистику и скорость движения грузов и пассажиров, он может качественно изменить образ жизни центральных российских регионов. Но все-таки есть ли у нас финансовые средства кроме Резервного фонда и Фонда национального благосостояния для задействования в целях экономического роста?  Дело в том, что существуют крупные резервы, которые не используются главным образом из-за плохого администрирования. Приведу несколько примеров. Бюджет традиционно характеризуется крайней неравномерностью выполнения в течение года. Обычно в первом квартале финансируется лишь около 10-11% годового плана по Федеральным целевым программам (ФЦП), к середине года - 25% и только к концу года выполнение плана достигает 95 и более процентов. В первую половину года бюджетные средства оказываются замороженными, а предприятия, исполнители программ, вынуждены обращаться за дорогими банковскими кредитами. Не налажен в должной мере кадастровый учет объектов недвижимости. По информации Федеральной налоговой службы, в государственном кадастре недвижимости нет данных на владельцев примерно 40% объектов. По подсчетам ряда экономистов, из-за неучтенных собственников только региональные бюджеты недополучают около 45 млрд рублей ежегодно. О низкой эффективности управления инвестиционными проектами свидетельствует продолжающийся рост "незавершенки". В результате широко распространенной практики подписания фиктивных актов выполненных работ (особенно строительно-монтажных и ремонтно-строительных) бюджет теряет огромные суммы. Выплата значительным числом работодателей заработной платы работникам в конвертах приводит к неуплате налога на доходы физических лиц (особенно страдают при этом региональные бюджеты). Этим перечнем дело не ограничивается. Российские собственники выводят свои активы за рубеж, а затем возвращают часть из них, пользуясь офшорной юрисдикцией. В итоге этой схемы - а она далеко не единственная - прямые потери госбюджета страны. И далеко не малые. В Послании Федеральному Собранию в 2013 году президент привел такие данные: через офшоры или полуофшоры прошли российские товары общей стоимостью 111 млрд долл., то есть пятая часть всего нашего экспорта. Половина из 50 млрд долл. российских инвестиций в другие страны также пришлась на офшоры. При этом президент отметил, что в этой сфере ничего не сделано за год. Предложения на этот счет весьма конкретные: компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, нельзя будет пользоваться мерами государственной поддержки, включая кредиты ВЭБа и государственные гарантии. Этим компаниям также должен быть закрыт доступ к использованию госконтрактов. Ряд российских компаний уже заявили о выходе из офшорных зон. А ведь не так все просто. В этих зонах под видом местных остаются структуры, принадлежащие российским компаниям. Серьезная проблема создается невыплатой налогов в полном объеме. В.В.Путин внес в Госдуму 11 октября 2013 года поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, подлежащие вернуть следователям право возбуждать дела по налоговым преступлениям, т.е. возращение к тому порядку, который в 2011 году был отменен - тогда возбуждение дел было передано исключительно налоговой службе. Эта поправка встретила сопротивление российских организаций, представляющих бизнес. Нужно сказать, что их позиция имеет свою логику. Проблема продолжает обсуждаться. Не исключено, что будет найдена формула, не передающая правоохранительным органам абсолютную власть при решении вопроса, призванного создать преграду для злостных неплательщиков налогов. В этом процессе должна быть активно задействована налоговая служба. Но здравые проявления по защите бизнеса, очевидно, не следует связывать с позицией неолибералов, которые провели в 2011 году решение по сути об ограничении штрафом наказаний злостных неплательщиков налогов. Это не только не уменьшило число тех, кто обманывает государство в налоговой сфере, но и позволило им обойти штрафы - казна получила минимум из начисленных сумм. Жесткое сокращение расходов бюджета - таково одно из основных правил, навязываемых неолибералами. Конечно, экономия средств, сосредоточение их на остро необходимых расходах, особенно в социальной области, действенный контроль за исполнением бюджетных расходов - все это крайне необходимо. Но в неолиберальных схемах такая экономия выражается в том, чтобы любым путем сжать расходы бюджета. Неолибералы, в частности, ратуют за сокращение бюджетных трат на военную промышленность. Не буду останавливаться на военно-политической стороне такого требования, которое игнорирует тот факт, что события на мировой арене далеко не располагают к пассивности в деле наращивания обороноспособности России как и ее роли в антикризисных, антитеррористических акциях, без чего она не может сохранить статус глобальной державы. Однако хотел бы подчеркнуть, что такие требования исходят от лиц, не придающих значение органичной технико-технологической связи оборонных и гражданских отраслей промышленности. В России такие связи имеют особый смысл, т.к. в военных отраслях сосредоточен солидный интеллектуальный потенциал. Развитие ОПК может и должно стать одним из важных источников экономического роста. Это не означает милитаризацию экономики, возвращения к тем временам, когда военные расходы резко ограничивали производство товаров и услуг, необходимых населению. Сегодня картина совершенно иная, хотя неолибералы по сути игнорируют необходимость восстановить в России разрушенные в 90-ые годы отрасли промышленности, в первую очередь машиностроение. Отказ от реиндустриализации ими нередко рассматривается в виде задачи вхождения России в постиндустриальную стадию. Между тем переход в постиндустриальную экономику в сегодняшней практике отнюдь не предполагает отход от традиционных отраслей, которые в том числе решают и проблему занятости. Естественно, речь идет об оснащении их современной техникой. Именно на такой основе и должна решаться проблема занятости. Мы часто говорим о низкой безработице как о некоем достижении. Между тем в развитых странах более высокая, чем у нас безработица порождается главным образом инновационным развитием, внедрением технико-технологических достижений, сокращающих число занятых на производстве. Поэтому для России важно, чтобы низкая безработица была в условиях реиндустриализации страны. Хотелось бы, чтобы минобрнауки сосредоточилось и на переподготовке сокращающихся работников, а также на восстановлении профтехобразования в России. Постиндустриальное общество - это не только хайтек и сфера услуг. В тех же постиндустриальных Соединенных Штатах сегодня существует тенденция восстановления для покрытия внутреннего спроса производств, ранее вытесненных в развивающиеся страны. Согласен с выводом, сделанным председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко: "Страна, претендующая на лидерство и обеспечивающая собственную безопасность, не может специализироваться всего лишь на 2-3 высокотехнологичных отраслях. Поэтому перед нами стоит наисложнейшая задача - занять достойное место в новом технологическом укладе при одновременном инновационном  восстановлении отраслей промышленности старого уклада". Необходимость реиндустриализации диктуется также тем, что у нас постоянно растет доля торговли в ВВП. Это отражает рост потребления, которое в весьма значительной степени покрывается импортом, а не отечественной продукцией. Каковы основные результаты противодействия неолиберальным идеям в российской экономике 2013 года? Прослеживаются "красные линии", которые вопреки активности неолибералов не были пересечены в России в минувшем году. Не произошло отказа от государственной собственности на те объекты промышленности, которые крайне необходимы не только для безопасности, но и жизнедеятельности России. Не произошел откат и от решения социальных вопросов, поставленных в майских указах президента, хотя не все так благополучно в этой области. В своем Послании Федеральному Собранию в 2013 году президент подчеркнул необходимость не только увеличения бюджетного финансирования здравоохранения, образования, но и реформирования этих отраслей, а также ЖКХ. При этом было отмечено, что такие реформы не проводились должным образом. "То ли делается так, что это вызывает негативную реакцию в обществе, то ли вообще ничего не делается. Конечно, при такой работе мы не достигнем поставленной цели", - заявил Путин. Можно прийти к общему выводу: правительство в 2013 году не сосредоточилось на системе мер, необходимых для экономического роста. Процитирую заявление 17 декабря 2013 года помощника президента Андрея Белоусова: "Был принят целый комплекс мер по ускорению экономического роста. Пока мы ускорения экономического роста не видим. Возникает вопрос: что происходит?". По его словам, одной из площадок, на которой могут быть рассмотрены вопросы, связанные с неэффективностью ранее предпринимавшихся мер по стимулированию экономического роста и исправлению ситуации, является президиум Экономического совета при президенте РФ. Произойдет ли перелом в 2014 году? Нужно сказать, что жизнь заставила ряд руководителей, придерживающихся неолиберальных взглядов, отступать от некоторых своих первоначальных представлений. Накануне Нового 2014 года в газете "Ведомости" была опубликована статья министра финансов Антона Силуанова. Он подчеркнул ряд моментов: во-первых, по его словам, дальнейшее сокращение государственных расходов может только усугублять кризисную ситуацию. Во-вторых, решение задачи стабильности государственных финансов "заключается в комбинировании мер среднесрочного и долгосрочного характера, обеспечивающих устойчивое развитие. В краткосрочном же периоде важно восстановление темпов экономического роста, поэтому фискальная консолидация, если она проводится, не должна быть слишком активной". Переход министерства финансов на такую позицию, если он состоится, безусловно, внушает оптимизм.Есть еще один важный итог 2013 года, на этот раз не относящийся к экономике: не удалось провести идею о демократизации нашего общества за счет ограничения государственной власти. Необходимость перевода ряда государственных функций на общественный уровень очевидна. Но этот процесс не может и не должен ассоциироваться с ослаблением властных структур. Если такое произойдет, то процесс демократизации в нашей стране захлебнется, перерастая в неуправляемую стихию. Такая постановка абсолютно не противоречит, а наоборот, подкрепляет те идеи, с которыми выступил президент Путин в ежегодном Послании Федеральному Собранию. Среди таких идей широкая общественная дискуссия с тем, чтобы общественные инициативы становились частью государственной политики, а общество контролировало бы их исполнение. Особое значение имеет предложение провести откровенный разговор в обществе на тему межэтнических отношений. "Здесь, - сказал президент, - фокусируются многие наши проблемы, многие трудности социально-экономического и территориального развития, и коррупция, и изъяны в работе государственных институтов, и, конечно же, провалы в образовательной и культурной политике, что зачастую приводит к искаженному пониманию истинных причин межэтнического напряжения". Межэтнические конфликты провоцируют выходцы из некоторых южных районов России и продажные сотрудники правоохранительных органов, которые "крышуют" этническую мафию, и "русские националисты", готовые бытовые трагедии сделать поводом для вандализма и кровавых разборок. Несколько слов о другой теме - о внешней политике России в минувшем году. Несомненно, нашим достижением является инициатива по выходу из опаснейшей ситуации, когда президент Обама заявил о неизбежности военного удара по Сирии. Если бы это произошло, то последствия не могли бы ограничиться дестабилизацией в регионе, ростом терроризма во всем мире. Нужно, как мне представляется, прямо сказать, что в таком случае перестала бы существовать Организации Объединенных Наций, функции которой были бы в лучшем случае ограничены лишь областью социальных проблем. Как известно, постоянные члены Совета Безопасности ООН, в состав которых входят и Россия, и Китай, имеют право "вето" на применение военной силы, за исключением самообороны от внешней агрессии. А в любом другом случае применение военной силы по Уставу ООН возможно только при соответствующем решении Совета Безопасности. То, к чему готовились США, было вооруженное вмешательство в дела Сирии при полном игнорировании Совета Безопасности ООН. Российская инициатива, предложившая ликвидацию сирийского химического оружия, политические меры по выходу из внутреннего кризиса в Сирии, сорвала реальную опасность военного удара Соединенных Штатов по суверенному государству. Вторым не менее значимым достижением российской дипломатии стало важнейшее участие нашей страны в процессе переговоров с Ираном об его отказе от действий, которые могли бы быть связаны с обретением ядерного оружия. И тем не менее скажем, что два этих весьма серьезных результата на острых направлениях международной жизни еще не означают радикальных перемен к лучшему в двусторонних отношениях России и США, в международной политике. Опять стали заявлять о себе прямые и косвенные признаки того, что нам еще предстоит много поработать. Тем не менее, можно констатировать, что Россия в 2013 году существенно укрепила свою роль великой державы, политика которой служит стабилизации обстановки в мире. Не могу не сказать и о тех экономических мерах, которые предприняла Россия для выхода из опаснейшего кризиса в нашей братской Украине. Здесь и снижение на 1/3 цены на поставляемый российский газ, и выделение 15 млрд долл. на скупку украинских ценных бумаг, и развитие кооперационных связей в промышленности, особенно в самолетостроении, атомной и космических областях. Считаю, что это абсолютно правильный отход от слов: либо Украина выбирает статус ассоциированного члена Евросоюза, либо она вступает в Таможенный союз. Таких категоричных "либо-либо" не должно быть в отношениях между нашими странами, что и было продемонстрировано во время переговоров президентов России и Украины 17 декабря минувшего года. Это отнюдь не означает отхода от нашей оценки того, что происходит на Украине, как организованную и беспрецедентно поддерживаемую США и их европейскими союзниками акцию, направленную на свержение режима, который, несмотря на ряд ошибок, законно представляет власть на Украине. * По материалам выступления на заседании "Меркурий-клуба" 13 января 2014 годаИсточник: "Российская газета" -----ОАО «Центр международной торговли» (ММВБ: WTCM, ЦМТ) – зарегистрировано 16 сентября 1992 года (до 2000 года ОАО «Совинцентр»). Компания является правопреемником «Центра международной торговли и научно-технических связей с зарубежными странами», открытого в 1980 году.Архитектурный ансамбль общей площадью 265,3 тыс. кв. расположен на территории 7 га в пределах третьего транспортного кольца. Он включает в себя: три офисных здания этажностью от 20 до 29 этажей; Конгресс-центр; отель Crowne Plaza, включая эксклюзивный Клубный корпус; апарт-отель «Международная-2»; автоматизированный многоуровневый паркинг; рестораны высшей категории.Доходы ОАО «ЦМТ» от продаж в 2012 году выросли на 13,5% до 5,76 млрд. рублей, чистая прибыль увеличилась на 8,7% до 1,347 млрд. руб. Уставный капитал компании разделен на 1,083 млрд. обыкновенных и 162 млн. привилегированных акций номиналом 1 руб. каждая.