• Теги
    • избранные теги
    • Люди372
      • Показать ещё
      Страны / Регионы234
      • Показать ещё
      Компании89
      • Показать ещё
      Разное272
      • Показать ещё
      Международные организации27
      • Показать ещё
      Формат13
      Издания28
      • Показать ещё
      Показатели13
      • Показать ещё
      Сферы5
28 февраля, 12:20

Scofield: Война систем. Гонконг, КНР и Германия

Выборы главы администрации Гонконга состоятся 26 марта 2017 года . В последнее время распространились слухи о том, что законодательный орган КНР Национальный народный конгресс (NPC), который находится под контролем Чжан Дэцзяна, политического конкурента китайского лидера Си Цзиньпина, намерен вмешаться в важный судебный процесс в Гонконге. … Чжан Дэцзян, являющийся также куратором Гонгонга, создал большие проблемы в городе. В 2014 году «Белая книга» о Гонконге, выпущенная NPC под руководством Чжана, вызвала сильные протестные настроения в Гонконге, породившие «зонтичную революцию» . По словам источника, Си «теряет терпение» по отношению к гонконгским богачам и должностным лицам, которые продолжают поддерживать фракцию Цзяна, включая лидера Гонконга Лян Чжэньина. Epoch Times ранее сообщали о том, что Си не допустит, чтобы Лян сохранил свои полномочия ещё на один срок . Обострение ситуации уже началось...

24 января, 19:56

This Could Be Xi Jinping’s Year Of Living Dangerously

Project Syndicate ― It might seem ludicrous to suggest that Chinese President Xi Jinping, the country’s most powerful leader since Mao, will be in danger in 2017. But looks can be deceiving, and his consolidation of power may not be as unassailable as it seems. The test will come this year, when the Chinese Communist Party holds its 19th National Congress to select a new team of leaders to serve under Xi. To be sure, since becoming CCP general secretary in November 2012, Xi has made great strides in establishing his own authority. With a sustained anti-corruption campaign, Xi has jailed more than 200 senior officials and generals ― many of them members of rival factions. Unable to mount an effective counter-offensive, Xi’s rivals have watched him elevate his own supporters to key party posts. But that might change at 2017’s Party Congress. Though Xi is guaranteed a second five-year term, he could struggle to overcome opposition to a series of personnel decisions that he is expected to make ― or refuse to make. Xi has made great strides in establishing his own authority. In the post-Tiananmen era, the CCP has avoided destabilizing power struggles by designating the next president and prime minister years before power is actually handed over. In 1992, Deng Xiaoping picked Hu Jintao to take over in 2002. In 2007, the party’s top leaders agreed to anoint Xi as Hu’s successor, five years before the latter’s term expired. But the system is informal, and thus unenforceable. So while the CCP aims to choose in 2017 who will take over as president and prime minister in 2022, there is no guarantee that Xi will go along. After all, if a successor were not selected, Xi would have enormous flexibility in 2022, either to seek a third term or to appoint a loyalist to follow him. If, by contrast, a successor is selected ― an outcome that would be much better for the CCP’s reliability and legitimacy ― Xi will become a lame duck. Besides the expected showdown over the succession issue, Xi could also encounter resistance over two additional personnel matters. There is no guarantee that Xi will go along with the traditional presidential transition system. The first is the size of the Politburo Standing Committee, the party’s top decision-making body, which currently has seven members, five of whom are expected to retire this year, having reached the informal age limit. If Xi replaced just three, creating a compact five-person committee packed with his own loyalists, he would achieve total dominance at the top. But it will not be an easy maneuver, as Xi’s rivals will fiercely oppose it. The other issue is the fate of Wang Qishan, the head of the CCP’s discipline commission and the leader of Xi’s anti-corruption drive. If Wang retires this year, as party norms demand, Xi will lose his most dependable ally. But if Wang stays on, other members of the committee who have reached retirement age may also refuse to quit, effectively ending the age limit for CCP officials. Given Xi’s record of subduing his foes almost effortlessly in recent years, it is tempting to bet that he will prevail in this year’s showdown. But there is a catch: the CCP Central Committee must sign off on proposed key personnel changes and, despite the arrest of nine members, a substantial share of its 205 members remain loyal to Xi’s rivals. If they can act together and win the support of the CCP’s retired elders ― people like former President Jiang Zemin, who continue to wield substantial influence ― they might be able to sabotage Xi’s best-laid plans. 2017 will be a dangerous year for Xi. One political weapon Xi’s rivals can use is his record of policy failures since 2013, including a persistent economic slowdown, skyrocketing debt, slow progress on economic restructuring and a real-estate bubble. Even the much-touted “one belt, one road” initiative, which aims to connect Asia to Europe through a series of major infrastructure projects, could be a vulnerability for Xi, if CCP leaders decide it is too ambitious. Resistance to Xi’s agenda is all the more likely given that China’s economic woes seem set to intensify in 2017. As the impact of credit-fueled stimulus fades, growth will decelerate further. An external shock, such as a trade war initiated by U.S. President Donald Trump, or even the expected increase in U.S. interest rates, could cause the renminbi to depreciate, potentially precipitating a new round of capital flight. A crash in China’s red-hot real-estate market in first- and second-tier cities would intensify that capital flight by putting immense pressure on a financial system that is already overburdened by bad loans. It is impossible to know who will come out on top in this year’s power struggle in China. At the moment, Xi, who was just crowned the “core leader” of the party, appears to have the edge. But it would be a mistake to write off his adversaries, for whom the stakes could not be higher: the 19th Party Congress is, after all, their last chance to preserve the post-Tiananmen order. That means that 2017 will be a dangerous year for Xi. © Project Syndicate 2017 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

17 января, 07:36

«Чистка» НОАК: Си Цзиньпин убирает конкурентов

В течение 2017 года планируется сократить численность вооруженных сил Китая на 300 тыс. чел. Увольнению подлежат многие высокопоставленные военные чины.

10 января, 17:27

Образовательная экспансия Китая и неиспользованные возможности России

Авторы: Светлана Кривохиж, доцент департамента востоковедения и африканистики НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург). Мария Лямцева, специалист PR-дирекции Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова.   Целенаправленная деятельность по превращению Китая в мировой образовательный центр началась сравнительно недавно. В 1998 г. председатель Цзян Цзэминь, выступая на 100-летнем юбилее Пекинского университета, поставил амбициозную задачу по реформированию высшего образования и выведению его на мировой уровень. В план входило не только увеличить количество вузов и, соответственно, их выпускников (если в 1998 г. таковых было 8 млн, то в 2005 — уже 30 млн), но и значительно повысить качество образования, а также его привлекательность для иностранных студентов. Это решение привело к запуску ряда государственных программ, призванных поднять китайскую высшую школу до уровня международных стандартов. Самыми значимыми стали «Проект 211» и «Проект 985». Фото: www.timeshighereducation.comПекинский университет (западные ворота)  Ключевой целью этой деятельности стало улучшение показателей университетов за счет увеличения финансирования (в том числе с привлечением средств спонсоров и муниципальных бюджетов), реформирования системы управления, наращивания академической мобильности, расширения международных связей. В рамках «Проекта 211», например, было выделено 112 ключевых китайских университетов, ориентированных на подготовку высококлассных специалистов для дальнейшей реализации национальных проектов развития в экономической и социальной сферах.  Что касается «Проекта 985», на первом этапе предлагалось сконцентрироваться на улучшении качественных показателей девяти китайских вузов, составивших так называемую группу «С9» (по типу «Лиги плюща» в США). Вторую часть программы запустили в 2003 г., именно тогда был разработан План возрождения образования на 2003–2007 гг., и к «Проекту 985» присоединились уже 39 университетов. В 2011 г. было объявлено, что списки университетов больше не будут расширяться, и все усилия направят на те вузы, которые уже попали в проекты.  Руководитель Школы востоковедения Высшей школы экономики, член двусторонней подкомиссии по образованию Российско-китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству Алексей Маслов уверен, что для КНР образование стало одной из крупнейших областей индустрии. По его словам, это чисто коммерческая история, в первую очередь связанная с внешней пропагандой.  Иностранные студенты в процессе обучения постоянно находятся в соответствующей языковой и культурной среде. Эффективность приобретенного таким образом социального капитала проявляется позже по возвращении в родную страну. Политические или экономические рычаги порой не оказывают такого давления, как вернувшиеся студенты, пропагандирующие язык и культуру того государства, где они обучались.  Правительство КНР выделяет колоссальное количество стипендий для иностранных граждан. Первый закон об образовании, в котором защищаются права иностранных студентов в Китае, был принят еще в 1995 г., а в 1997 г. начал работу Совет по грантам под эгидой министерства образования. Поражают темпы роста: если за вторую половину ХХ в. выдали всего 88 тыс. грантов, то уже в 2003 г. — более 6 тыс. за год. В 2006 г. число студентов, обучающихся по гранту, превысило 10 000, в 2012 г. — 28 тысяч.   Заметен и переход к более структурированному набору иностранных студентов. Прежде всего, две трети учащихся-иностранцев представляют государства Азии. Лидирующую позицию в этом списке занимает Южная Корея. За ней идут государства Юго-Восточной Азии: Индонезия, Малайзия, Вьетнам — для этих стран, например, разработана специальная схема получения грантов на обучение — Chinese Government Scholarship — AUN Program. С каждым годом увеличивается количество студентов из Центральной Азии и России. С 2008 г. Казахстан входит в топ-10 рейтинга по количеству выданных КНР грантов и стипендий. Россия занимает в нем четвертое место. Цель Китая к 2020 г. — привлечь 500 тысяч иностранных студентов. Эксперты полагают, что вышеназванные страны входят в основные направления экономической экспансии КНР.   Кроме студенческого направления активно поощряются такие сферы, как сотрудничество с ведущими зарубежными вузами (как двустороннего, так и в рамках организаций), открытие филиалов китайских университетов в других странах и иностранных вузов в КНР, разработка совместных программ обучения, приглашение иностранных специалистов для чтения лекций и проведения исследований. Этим задачам был посвящен раздел 16 принятого ЦК КПК и Госсоветом КНР Государственного плана реформ и развития образования на среднесрочную и долгосрочную перспективу (2010–2020 гг.).  Несмотря на теплый политический климат и перспективность отношений Москвы и Пекина, контакты по линии гражданского общества, совместные проекты в сфере образования и науки остаются на крайне невысоком уровне. Китайские чиновники от международного сотрудничества ориентированы в первую очередь на крупнейшие образовательные центры США и Европы. Эту тенденцию отмечают и некоторые представители отечественных вузов. Так, собеседник из Дальневосточного федерального университета считает, что крупные вузы КНР не видят в ДВФУ серьезного партнера.  — Вернее те, кто интересуется, не очень интересны нам, так как у ДВФУ тоже есть амбиции, и хочется сотрудничать только с ведущими вузами. Мне наши университетские чиновники жаловались, что им стыдно везти руководство в те города, с которыми у них нормальные партнерские связи, и где китайцы на все готовы. Это, как правило, глубинка. Цзыбо, например, или Муданьцзян, — говорит он.  Похожая ситуация складывается и в столичных вузах.  Профессор кафедры американских исследований СПбГУ Наталья Цветкова рассказывает, что после известного «поворота на Восток» в 2014 г. руководство университета объявило о начале нового этапа во взаимодействии с КНР.  — Как и в случае с ДВФУ, предложения о партнерстве поступают в основном от периферийных учебных заведений Китая. Например, в 2014 г. обсуждалась возможность создания нового вуза в провинции Хэйлунцзян при участии СПбГУ, Харбинского политехнического и Хэйлунцзянского университета. Однако проект до сих пор находится в процессе разработки. Фото: studychina.ruХарбинкий политехнический университет  Ряд специалистов отмечает, что на сотрудничество с Россией ориентирован преимущественно Северо-Восток Китая, а завязать какие-либо серьезные контакты со столичными вузами шансов практически нет. Это подтверждается на практике: планируется открытие Художественного института им. В.И. Сурикова в Харбинском педагогическом университете, Российско-Китайского тестового центра и Российско-Китайского института высшего перевода на базе СПбГУ и Хэйлунцзянского университета, а также Российско-китайского совместного центра биомедицинских исследований на базе СПбГУ и Харбинского медицинского университета.  Скептически настроены специалисты и по отношению к Российско-Китайскому университету, создаваемому по инициативе МГУ и Пекинского политехнического в Шэньчжэне.   — Я считаю, что Пекину он не нужен. КНР требует преподавания в университете не столько на китайском, сколько на английском языке. Есть также ограничение по количеству российских преподавателей. Но самая главная проблема заключается в том, что непонятно, кто там будет учиться, какая будет аудитория, — отмечает эксперт Алексей Маслов. — Ведь вуз находится в очень конкурентной среде. Идея хорошая, но недостаточно проработанная, — констатирует он.  Старший научный сотрудник ЦЭМИ РАН Лариса Смирнова, преподававшая в Сямэньском университете, в исследовании РСМД пишет, что небольшое количество российских граждан, работающих в КНР, объясняется, во-первых, политико-географической ориентацией китайских вузов на стандарты признанных мировых лидеров в сфере науки и высшего образования, прежде всего США, во-вторых, со сравнительной изолированностью России от мировой академической среды.  На привлекательности российских вузов среди китайских абитуриентов отрицательно сказывается и резкое сокращение продолжительности обучения в КНР. Проще говоря, в России иностранцу необходимо проучиться год на подготовительном факультете, затем четыре года на бакалавриате и два года в магистратуре. На этом рынке семилетнее предложение России становится просто неактуальным. Кроме этого, многие программы не преподаются в Российской Федерации на английском. А довести знания русского до соответствующего уровня мало у кого получается.   Объективности ради стоит отметить, что у самих китайцев также имеются проблемы с английским. Наряду с продвижением китайского они взялись за улучшение уровня владения языком Шекспира. Уже с начала 2000-х наблюдается бум английского в КНР. С 2001 г. он получает статус обязательного предмета в рамках школьного образования и неотъемлемой части гаокао — вступительного экзамена в вузы (наряду с китайским и математикой). Сейчас из всех студентов, изучающих иностранный язык, 93,8% ходят на занятия по английскому (SGO 2006 119).  Фото: studychina.ruУниверситет Циндао  Заместитель директора Института стран Азии и Африки МГУ Андрей Карнеев убежден, что разборчивость, а иногда и определенная отстраненность китайских партнеров объясняются улучшением их рейтинговых позиций в мировом табеле о рангах, а также достаточно большим количеством связей с вузами Запада, Японии, Кореи, Индии и т.д.  На данный момент лишь 1,5–2% китайцев, обучающихся за рубежом, приходятся на долю России.  — Чтобы выйти на китайский рынок образования и в целом добиться успеха на глобальном рынке образовательных услуг, Российской Федерации нужно начинать с инвестиций, — считает Алексей Маслов. — Отдача будет, но, естественно, не в первые годы. Это вопрос двух-трех лет. Но в России почему-то не понимают этого. Считают, что стоит нам только свистнуть, как китайцы прибегут учиться. Нет, они уже совсем другие. У них гигантский выбор, им предлагают тысячи стипендий из развитых стран. Поэтому здесь даже ни о каком втором месте в рейтинге речь не идет.

16 декабря 2016, 21:58

Как Казахстан отстаивал свои границы

Касым-Жомарт Токаев, занимавший пост министра иностранных дел Казахстана с 1994 по 1999 годы, в рамках спецпроекта «Как творилась история» на телеканале «Хабар» рассказал, как после обретения Независимости дипломаты и президент отстаивали границы государства. Касым-Жомарт Токаев. Кадр телеканала "Хабар" «Я хотел бы рассказать о юридическом оформлении границы Казахстана, девятой территории в мире. Очень трудные переговоры шли с Китайской Народной Республикой. Они начались в 1992 году, в 1994 году был подписан договор о прохождении границы, но остались два спорных участка - это наследие старых времен», - вспоминает Токаев. По его словам, представители Китая заверяли, что готовы вести споры за эти территории хоть 10 тысяч лет. Тогда наши дипломаты обратились за помощью к Нурсултану Назарбаеву. «Наш президент был очень убедителен в своих словах, когда сказал, что эту проблему надо решать сейчас – в пользу Казахстана, потому что в будущем эта проблема породит большие трудности как для Казахстана, так и для Китая - мы не сможем стать стратегическими партнерами. Председатель КНР Цзян Цзэминь тогда сказал: «Я вам откровенно поведаю, китайский народ, в том числе народ Гонконга, Тайваня, против решения этого вопроса. Кроме того, армия против. Они говорят, что рано или поздно мы эту землю заберем, она принадлежит нам по договорам». Я считаю, что благодаря воле и стратегическому видению нашего Президента, этот вопрос был решен именно в пользу Казахстана», - подчеркнул действующий спикер. Он отметил, что договор был подписан в 1996 году, а в 2002 году был подписан договор о демаркации, то есть об установлении пограничных знаков. Как отметил Токаевне менее трудными были и переговоры с Россией. Однако, в отличие от Китая, в силу известных исторических причин, с Россией изначально не существовало никаких исторических договоров. «Мы шли по так называемой административной границе, переговоры шли очень трудно. (…) Состоялись переговоры между президентом России Владимиром Владимировичем Путиным и нашим президентом. И вновь наш Президент привел очень убедительные доводы в пользу подписания данного документа, на что президент России Владимир Путин сказал: «Вы мою точку зрения на границе внутри бывшего Советского Союза хорошо знаете, но из-за глубокого уважения к вам я подпишу этот договор и попрошу парламент ратифицировать его», - рассказал Токаев. По его словам, 2006 году парламенты двух стран одновременно ратифицировали договор о совместной границе, и сейчас мы имеем юридически оформленную границу по всему периметру территории Казахстана. «С Узбекистаном тоже было непросто, с Кыргызстаном тоже. Там население так живет, граница проходила посередине дома, когда спальня была у нас, а кухня была там. Надо было договариваться. На последних стадиях договора я подключался как тяжелая артиллерия, мы это решали, и главы этих государств нам дали высокую оценку», - отметил глава государства. Читайте также: Казахстан отмечает 25-летний юбилей Независимости>> Google.kz поздравил казахстанцев с Днем Независимости патриотичным дудлом >> Британцы одобрили рождение детей от трех родителей>> В Уральске пьяный водитель протаранил стену дома и припарковался в зале (фото, видео)>> В Актау банда налетчиков за неделю ограбила 5 магазинов и квартиру (фото, видео)>>

Выбор редакции
03 декабря 2016, 11:45

В Китае строят первую в мире полноразмерную реплику "Титаника"

Трёхсотметровое судно в настоящий момент строит государственная компания Wuchang Shipbuilding Industry Co., основным профилем деятельности которой является строительство атомных подлодок. Представители компании сообщили местным СМИ, что они собираются достроить судно к концу 2018 года, после чего оно будет находиться в провинции Сычуань и служить аттракционом для туристов. Уточняется, что строящийся корабль будет с точностью до мельчайших деталей воспроизводить затонувший океанский лайнер, в том числе детали интерьера, а гости смогут оставаться на борту на ночь. Фильм "Титаник" Джеймса Кэмерона 1997 года был одним из первых иностранных фильмов в китайском прокате и пользовался такой популярностью, что ходят слухи о том, что на тот момент председатель КНР Цзян Цзэминь рекомендовал всему политбюро его посмотреть, а ремейк фильма в 3D 2012 года смотрят в кинотеатрах с упоением до сих пор. Если у китайских кораблестроителей всё пойдёт по плану, этот корабль станет первой в мире полноразмерной репликой "Титаника", так как совсем недавно СМИ сообщили, что планы австралийского магната Клайва Палмера о постройке полностью рабочей реплики "Титаника" откладываются на неопределённый срок. Лайф напоминает, что для своего фильма режиссёр Кэмерон построил и потопил реплику "Титаника", которая составляла 90% от оригинального размера корабля.

01 декабря 2016, 12:56

Кастро - одно из наиболее ярких олицетворений деколонизации

Резюме:За свою долгую политическую жизнь Фидель Кастро пережил одиннадцать президентов США и успел еще увидеть избрание двенадцатого, возможно, наиболее экстравагантного. Он застал со стороны Вашингтона признание того, что длившийся несколько десятилетий курс давления и изоляции Кубы не сработал.

25 ноября 2016, 04:45

Мама монархия: культ личности побеждает демократию

Новый четвертый срок Ангелы Меркель, президентство Эрдогана, продлеваемое до 2029 года, изменения конституции в Белоруссии. Демократический мир отказывается от "сменяемости" власти, предпочитая "избранную народом" монархию. Или диктатуру.

18 ноября 2016, 09:19

Почему новый титул Си Цзиньпина важен для Китая?

В китайской политике некоторые слова могут быть так же важны, как дела. Это, безусловно, относится к загадочно звучащему слову "хексин", или "главнейший".

18 ноября 2016, 08:30

Почему новый титул Си Цзиньпина важен для Китая?

В китайской политике некоторые слова могут быть так же важны, как дела. Это, безусловно, относится к загадочно звучащему слову "хексин", или "главнейший".

18 ноября 2016, 08:30

Почему новый титул Си Цзиньпина важен для Китая?

В китайской политике некоторые слова могут быть также важны как дела. Это, безусловно, относится к загадочно звучащему слову ∎хексин∎ или ∎главнейший∎.

17 ноября 2016, 21:31

Писатель и журналист Всеволод Овчинников отмечает 90-летие

Сегодня юбилей отмечает выдающийся публицист-востоковед, писатель Всеволод Овчинников. В свои 90 он по-прежнему в строю. Последние годы работает в "Российской газете", а начинал карьеру в издательстве "Правда", 13 лет был ведущим передачи "Международная панорама". Его книгами зачитывается не одно поколение, а бестселлер "Ветка сакуры" только на родине переиздавался сорок раз. Китай, Япония, Англия заняли особое место в судьбе Всеволода Владимировича. Как к знатоку политики и нравов этих стран, к нему обращаются постоянно. В руках - свежий выпуск "Российской газеты", где легендарный Всеволод Овчинников трудится уже более двадцати лет. В голове - список дел. Успеть обсудить правки в очередном материале, ответить на бесконечные звонки и пошутить, вспоминая свой первый рабочий день в "Правде". "Помню, я пришел в "Правду" в тот день, когда выгнали из газеты человека, проработавшего там 28 лет. В слове "главнокомандующий" он букву "л" пропустил. Вернее, наборщик пропустил, а он не заметил...", - рассказывает Всеволод Овчинников. Первый советский журналист в Поднебесной. Каждый материал Овчинникова в середине 50-х, как сейчас бы сказали - мировой эксклюзив. Поездка в Тибет, интервью с Далай-ламой и репортажи из азиатских трущоб. Он всегда старался не просто пересказать, а почувствовать события, понять их изнутри. "Меня интересовала эта страна, где есть Советские районы, где есть Красная армия... Поехать в Китай в 1953 году на семь лет - это был золотой век моей журналистской карьеры", - говорит он. В 1956 году по дороге в Пекин Овчинников заблудился. Заехал в небольшую деревню, попросил ночлега... Хозяин принял иностранца за шпиона. "Личная ваша свобода ограничена, мы сейчас ведем переговоры о вашем будущем. Только имейте в виду, что будьте сговорчивы, а то, так сказать, плохо, нам придется вас везти куда-то очень далеко без гарантии возврата", - вспоминает журналист. Позже Овчинникова отпустили и извинились. В Поднебесной его знали. С ним считались. Чжоу Эньлай восторгался его владением китайским языком. Мао Цзэдун как-то сам пригласил на интервью. Во время саммита ШОС в начале двухтысячных Цзян Цзэмин неожиданно обратился к нему цитатой из "17 мгновений весны". "Он встал, сказал: на этом все. А вас, Штирлиц, я попрошу остаться... Подошел, взял меня за руку - "Я рад лично вас поприветствовать, мы давно знаем друг друга". Он так сказал: "Мы давно знаем друг друга", - рассказывает публицист. После Китая была Япония, потом Великобритания, где Всеволод Овчинников дружил с писателем Джеймсом Олдриджем, и которого часто приглашал в гости. "Среди журналистов в Лондоне ходила такая фраза, что у Овчинниковых очень интересно", - вспоминает он. Находясь в чужой стране, Овчинников лучше понимал свою. Умел писать между строк, чтобы советская цензура пропустила, а читатель понимал, что скрыто. Его книгой "Ветка сакуры" зачитывались. Весь тираж тут же сметали с прилавков. Но публикацию в опальном "Новом мире" журналисту еще долго припоминало партийное руководство. "Я не был диссидентом, я не был антисоветчиком, но я как-то все-таки сохранял свое собственное я, свое собственное мнение, и читатель это ценил, чувствовал..." - говорит Всеволод Овчинников. Он шутит: мог бы стать дипломатом. Однажды Юрий Андропов предложил Овчинникову стать консультантом в вопросах Азии. "Я отказался, говорю, что я журналист, я очень не люблю аппаратную работу Сидеть, править чужой текст, чего-то там такое, меня это не привлекает. Как ни странно, он не обиделся", - рассказывает он. Овчинникова знали не только как писателя, но и как ведущего "Международной панорамы". "Тот факт, что я веду "Международную панораму", он очень нравился руководству " Правды", - вспоминает журналист и писатель. Книги Всеволода Овчинникова - и сейчас на прилавках. К юбилею он выпустил еще одну, 24-ю по счету. Он подпишет ее для журналистов Первого на китайском. Овчинников - О Фу Чин, в переводе: министр европейского счастья. На вопрос, что значит счастье для него, ответит, не задумываясь: и в свои 90 быть в профессии.(http://www.1tv.ru/news/20...)

17 ноября 2016, 09:44

Вековая мудрость Китая в сочетании с силой

Реализация стратегии «Один пояс — один путь», провозглашённой несколько лет назад руководством Китая, вступает в решающую стадию. Серьёзные прорывы Пекина вызывают усиливающийся с каждым днём отпор со стороны Вашингтона. В США открыто говорят о военном конфликте с КНР и натравливают на неё соседние страны.

15 ноября 2016, 15:00

Вековая мудрость Китая в сочетании с силой

Реализация стратегии «Один пояс — один путь», провозглашённой несколько лет назад руководством Китая, вступает в решающую стадию. Серьёзные прорывы Пекина вызывают усиливающийся с каждым днём отпор со стороны Вашингтона. В США открыто говорят о военном конфликте с КНР и натравливают на неё соседние страны.

01 ноября 2016, 13:04

Операции «продление полномочий» в Северо-Восточной Азии

По стечению обстоятельств сразу в трех странах Северо-Восточной Азии — КНР, Южной Корее и Японии — текущая осень ознаменовалась попытками политических элит реформировать существующие нормы, регламентирующие сроки пребывания у власти представителей ее исполнительной ветви. Обзор происходящего — в колонке «Азиатская грамота».  Стоит начать в обратном алфавитном порядке, а также по убывающей степени достижений. На данный момент больше всего преуспел в рассматриваемом вопросе премьер-министр Японии Синдзо Абэ. В его случае речь шла о внесении поправок в правила правящей Либерально-демократической партии, которые позволили бы С. Абэ баллотироваться в третий раз на пост председателя в сентябре 2018 г. за счет ослабления соответствующих ограничений. Формальное одобрение еще должно быть окончательно закреплено на партийном съезде в марте 2017 г., однако можно теоретически утверждать, что принятые поправки включают С. Абэ «зеленый свет» для сохранения власти до 2021 г. REUTERS/Wally Santana/PoolС. Абэ, Пак Кын Хе, Си Цзиньпин и премьер-министр Малайзии Наджиб Разак  Продление полномочий председателя ЛДП не дает С. Абэ гарантий — японский политический класс традиционно отличается значительной фракционностью, — а скорее свидетельствует о временном равновесии сохранности его позиций в краткосрочной перспективе. Премьер заручился поддержкой генерального секретаря партии Тосихиро Никаи, двое потенциальных преемников — глава МИД Фумио Кисида и министр обороны Томоми Инада — входят в круг союзников С. Абэ, могут конкурировать между собой и оспаривать его лидерство пока не торопятся. Не бросают вызовы главе правительства и более отчетливые внутрипартийные соперники: одна бывшая министр обороны Юрико Коикэ активно входит в роль градоначальника Токио и занята подготовкой «Восточной столицы» к Олимпиаде-2020, а другой бывший министр обороны Сигэру Исиба в ходе обсуждения продления полномочий С. Абэ шума поднимать не стал.    Впрочем, в риторике Ю. Коикэ при всем сохранении ее пиетета к лидеру и соратнику по партии можно при желании усмотреть постепенное выстраивание платформы для его будущей критики. Мэр Токио недавно опубликовала программную статью, в которой сказала, что ее принципами при подготовке к Олимпийским играм будут «3R» (от англ. Reduce, Reuse, Recycle): сокращение (неэффективных затрат), повторное использование (уже имеющихся объектов вместо постройки новых) и переработка. С одной стороны, провозглашенные принципы вполне гармонируют со знаменитыми японскими контролем качества и эффективностью, а с другой — походят на камешек в огород премьера, известного своей поддержкой крупных инфраструктурных проектов и их операторов. Вместе с тем, если С. Абэ удержится у власти до 2021 г. и примет Олимпиаду в качестве главы правительства, он не только осуществит несбывшуюся мечту деда, тоже некогда премьера, Нобусукэ Киси, но и побьет рекорд пребывания у руля страны всех японских премьер-министров. Столь длительное, по японским меркам, пребывание будет выглядеть контрастом на фоне ежегодной чехарды кабминов в 1990-х и 2006–2012 гг.  В КНР тем временем, если верить экспертам, схожая стратагема занимает генерального секретаря КПК Си Цзиньпина, хотя в отношении ее практической реализации спекуляций пока не меньше, чем конкретики. Во главе повестки октябрьского пленума Компартии находились вопросы укрепления дисциплины и полномочий Си. Осенью же 2017 г. состоится XIX съезд Коммунистической партии, где, с одной стороны, ожидается подтверждение лидерства Си на второй пятилетний срок, а с другой стороны, прояснится подготовительная расстановка сил шестого поколения китайского руководства, рассчитывающего прийти к власти в 2022 г.  Хотя после Дэн Сяопина регулярность ротации высших управленческих кадров КНР соблюдалась и Цзян Цзэминем, и Ху Цзиньтао, Си Цзиньпин, если верить СМИ, рассматривает возможности сохранить свои позиции и после 2022 г., поступившись позицией председателя КНР, но сохранив партийные посты и должность председателя Центрального военного совета КНР. Жесткая борьба с коррупцией, развернутая Си, не только усилила его внутренние позиции за счет нейтрализации потенциальных соперников, но и ослабила механизмы сдержек и противовесов, способствовавшие сменяемости власти в Китае.  Южнокорейское руководство тоже высказало сходные идеи в октябре, однако внезапный коррупционный скандал вокруг президента Южной Кореи Пак Кын Хе омрачил обстановку. 24 октября Пак инициировала дискуссию, сделав программное заявление в отношении конституционных положений, ограничивающих время пребывания президента у власти одним пятилетним сроком. По стечению обстоятельств, буквально день спустя Пак публично признала наличие близких отношений с советником Чхве Сун Силь, формально не занимавшей правительственных постов, но оказывавшей влияние на Пак и получившей доступ к конфиденциальной информации государственной важности.  В итоге рейтинг действующего президента — в 2013–2014 гг. называвшейся журналом «Форбс» наиболее могущественной женщиной Восточной Азии — скатился до 17%. В минувшие выходные в стране прошли многотысячные демонстрации протеста против коррупции в известном своей корпоративностью государстве, и все громче стали звучать призывы к отставке Пак. Доработает ли глава южнокорейского государства после публичных извинений оставшийся срок в год с небольшим в статусе «очень хромой утки» или уйдет досрочно, вряд ли ей самой хватит сил на конституционную реформу, пусть формально на нее реформа бы и не распространялась. Тем не менее деликатный вопрос в повестку дня она внесла, а среди возможных преемников, которые могут подхватить инициативу, когда улягутся страсти, называется в том числе генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.  В отношении Москвы последствия турбулентности в Южной Корее оценивать рано, хотя для Пекина и Токио в этом плане многое стоит на кону в свете очередных угроз со стороны Пхеньяна, а также знакового соглашения между Абэ и Пак по урегулированию острой проблемы «женщин для утешения». В свою очередь, продолжение пребывания у власти Абэ и Си может означать для России возросшую вероятность сохранения имеющихся региональных тенденций и возможность расширения горизонтов долгосрочного внешнеполитического планирования.

28 октября 2016, 14:42

COMMUNIST RULE RETURNS TO COMMUNIST CHINA: Xi Jinping more powerful than ever after being named ruli…

COMMUNIST RULE RETURNS TO COMMUNIST CHINA: Xi Jinping more powerful than ever after being named ruling party’s ‘core’ When you are “the core” of the Communist Party, you aren’t just another leader — your will is now law. “The whole ting about being ‘the core’ is that you can get policies done,” David Zweig, Hong […]

27 октября 2016, 23:36

Компартия Китая поставила Си Цзиньпина в один ряд с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином

Коммунистическая партия Китая объявила, что действующий глава страны Си Цзиньпин, как и Мао Цзэдун и Дэн Сяопин, является «стержневым» лидером. В длинном коммюнике, изданном ЦК партии в четверг после четырехдневного закрытого пленума, подчеркивается важность коллективного лидерства. Системе коллективного лидерства «нужно всегда следовать, нарушение этой системы любой организацией или лицом не допускается ни при каких обстоятельствах и ни под каким предлогом,» говорится в документе. Тем не менее, все члены партии должны «сплотиться вокруг Центрального комитета с товарищем Си Цзиньпином во главе», передает Reuters. Титул «стержневого» лидера свидетельствует о значительном укреплении позиций председателя КНР в преддверии важного съезда КПК в 2017 году, на котором будет утвержден состав нового Постоянного комитета Политбюро, высшего руководящего органа в Китае. С момента прихода к власти почти четыре года назад, Си Цзиньпин быстро консолидировал власть, возглавив группу апологетов экономических реформ и назначив себя верховным главнокомандующим вооруженными силами Китая, хотя в качестве главы Центрального военного совета он уже имеет контроль над армией. Возглавив Компартию, вооруженные силы и государство, Си Цзиньпин тем не менее до сих пор не был провозглашен «стержневым лидером». Термин был введен в обиход Дэн Сяопином, который назвал так Мао Цзэдуна, себя и Цзян Цзэминя, и подразумевает практически абсолютную власть, не подвергаемую сомнению. Съезд партии, который проводится каждые пять лет, состоится во втором полугодии 2017 года, и Си Цзиньпин будет стремиться составить Постоянный комитет из максимального числа приближенных. Предшественник Си Цзиньпина Ху Цзиньтао так и не был наделен титулом «стержневого» лидера. Неофициальная кампания по присвоению престижного наименования шла на протяжении 2016 года, при этом около двух третей руководителей китайских провинций уже величали так Си Цзиньпиня перед пленумом. По традиции, он обязан подать в отставку на съезде 2022 года после десятилетнего пребывания у власти. Однако в руководящих кругах говорят, что Си Цзиньпин может попытаться остаться в кресле лидера - возможно, уступив пост председателя КНР, но оставшись при этом главой партии. Это более высокая из двух должностей. По итогам пленума партия провозгласила изменения во внутрипартийной этике, правила которой вступили в силу в 1980 году для предупреждения повторения культа личности после того, как правление Мао Цзэдуна принесло анархию во время культурной революции 1966-1976 годов. Однако партия не пояснила, как изменятся правила. Си Цзиньпин предпринял меры в борьбе с собственным культ личности, положив конец прославляющим его песням в интернете и льстивым упоминаниям в государственных СМИ, сообщили близкие к партийной верхушке источники. В унисон этому звучит записанное в партийном документе требование. «Публичность в отношении лидеров должна быть основана исключительно на фактах, а хвастовство должно быть запрещено», - говорится в постановлении пленума. Партийная верхушка одобрила ужесточение борьбы с коррупцией и пообещала положить конец покупке и продаже должностей. Си объявил бой взяточничеству, назвав вызов ключевым для сохранения устойчивости власти коммунистической партии. За решетку в Китае отправились десятки высокопоставленных чиновников, обвиненных в коррумпированности. Согласно принятой практике, подробное сообщение об итогах пленума должно быть опубликовано в ближайшие две недели. На прошлой неделе Си Цзиньпин призвал Коммунистическую партию Китая ставить превыше всего интересы народа, образно сравнив его с «водой, которая может нести лодку, но в любой момент может и опрокинуть ее».

27 октября 2016, 17:06

Си Цзиньпин получил новый титул и «ключевую роль» в партии

Генеральный секретарь Коммунистической партии Китая Си Цзиньпин в ходе пленума ЦК в Пекине получил титул «ключевого лидера». Ранее «ключевыми» называли лишь бывших председателей КНР Дэн Сяопина, Цзян Цзэминя и лидера коммунистической революции в Китае Мао Цзэдуна. Этот титул означает непререкаемый авторитет.

24 октября 2016, 14:21

Китайской Компартии нужен сильный лидер

В понедельник официальная газета Компартии Китая (КПК) выпустила статью, в которой говорится о необходимости укреплении "лидерского ядра" внутри партии. Наблюдатели видят в этом признаки дальнейшего усиления позиций председателя Си Цзиньпина и окончания коллективного правления ЦК КПК.

28 февраля, 12:20

Scofield: Война систем. Гонконг, КНР и Германия

Выборы главы администрации Гонконга состоятся 26 марта 2017 года . В последнее время распространились слухи о том, что законодательный орган КНР Национальный народный конгресс (NPC), который находится под контролем Чжан Дэцзяна, политического конкурента китайского лидера Си Цзиньпина, намерен вмешаться в важный судебный процесс в Гонконге. … Чжан Дэцзян, являющийся также куратором Гонгонга, создал большие проблемы в городе. В 2014 году «Белая книга» о Гонконге, выпущенная NPC под руководством Чжана, вызвала сильные протестные настроения в Гонконге, породившие «зонтичную революцию» . По словам источника, Си «теряет терпение» по отношению к гонконгским богачам и должностным лицам, которые продолжают поддерживать фракцию Цзяна, включая лидера Гонконга Лян Чжэньина. Epoch Times ранее сообщали о том, что Си не допустит, чтобы Лян сохранил свои полномочия ещё на один срок . Обострение ситуации уже началось...

03 января 2016, 22:13

Год великого перелома: основные риски Китая в 2016 году

В начале 2015 года «Южный Китай» опубликовал общий прогноз на 2015 год, который в значительной мере оказался верным. Тенденции уходящего года создали новую обстановку, в которой мы выявили новые риски и возможности в развитии Китая в грядущем 2016 году.

12 октября 2015, 16:58

Экс-главу PetroChina приговорили к 16 годам тюрьмы за взятки на $2,2 млн

Суд в Китае приговорил бывшего главу крупнейшего нефтегазового холдинга Китая PetroChina Цзян Цземиня к 16 годам заключения за взятки на сумму в $2,2 млн, сообщила корпорация BBC со ссылкой на китайские...

16 ноября 2012, 20:12

Китай готовится к войне

Неплохая статья, довольно подробно рассматривающая сегодняшнюю политику Китая в свете геополитических раскладов.Оригинал взят уkeyboard09в Китай готовится к войнеФОТО: AFPПриход к власти пятого поколения политического руководства, удвоение к 2020 г. ВВП и доходов граждан, переориентация на внутреннего потребителя, борьба с коррупцией, сохранение единства и прочие правильные слова – это только надводная часть проблем, которые решает руководство Китая. И дело тут не в идеологических и стратегических разногласиях внутри китайской элиты, не в том, что полгода назад эта борьба выплеснулась из-под ковра в скандал вокруг семейства Бо Силая. И не в попытках скомпрометировать отдельных представителей китайского руководства накануне судьбоносного съезда.Главное – это жесткая ясность китайской «оборонительной» доктрины, в рамках которой Пекин не только готовится поставить на вооружение стратегические ракеты, предназначенные для уничтожения авианосцев, но и ведет строительство шести собственных авианосных групп. Чтобы осознать, что это означает, в мировом, так сказать, масштабе, достаточно напомнить, что основной ударной силой авианосцев является палубная авиация, то есть они являются инструментом наступательных, а не оборонительных операций.На сегодняшний день на вооружении США имеется 12 авианосцев, у России один, а у Китая скоро будет семь: один, еще советский, купленный по дешевке у Украины, плюс шесть запланированных новых. Такое повышение качества военного потенциала одного из игроков существенно меняет всю диспозицию. Что ж, США можно поздравить с тем, что им удалось втянуть в гонку вооружений Китай, и теперь ситуация напоминает мировой расклад начала 80-х, когда нервом мировой политики тоже было противостояние двух великих держав.На путь милитаризации Пекин толкает тревога за безопасность своих торговых путей, которые в любой момент могут быть блокированы ВМФ США. Можно даже сказать, что Китай несколько запаздывает с созданием ударных группировок в Индийском и Тихом океанах, потому что ситуация, сложившаяся, например, в Ормузском проливе, где для устрашения Ирана собрана мощная группировка НАТО, может взорваться в любой момент.Отвечая на эти вызовы, китайскому руководству пришлось корректировать свой курс: на место мирной экспансии и постепенного развития приходит готовность «превратить военную силу в инструмент развития экономики». Из этого не следует, что в борьбе стратегий окончательно победили генералы-алармисты, еще пару лет назад предлагавшие вернуться к идее «новой демократии» Мао – усилить военную компоненту в политике и рассматривать войну как основу государственного строительства.Китай не может позволить себе столь однобокую политику. Ему приходится работать по многим направлениям. Отсюда раскол на условных западников, националистов и традиционалистов, к которым принадлежит новый китайский лидер Си Цзиньпин, связанный с частью генералитета.Звездный час западников, сделавших ставку на углубление торговых связей с США и Европой, уже прошел: модель переноса трудоемких и «грязных» производств в развивающиеся страны начинает изживать себя. Суть так называемого слияния американской и китайской экономик – это классическое распределение труда между метрополией и колонией: США занимались развитием высоких технологий, Китай превратился в сборочный и пошивочный цех. С другой стороны, он взял на себя еще и роль держателя просроченных векселей.Понятно, что это не могло продолжаться вечно. Такое распределение труда ставило Поднебесную в заведомо невыгодные условия, тормозя ее развитие и накапливая внутренние противоречия. Но пока эта схема работала и спрос на китайскую продукцию был гарантирован, а миф о китайском экономическом чуде рос, как на дрожжах, всех все устраивало. Задуматься о форсировании перемен заставил кризис.Уровень жизни американского и европейского населения снижается, вместе с ним падает спрос на любые, даже самые дешевые товары. Зарабатывать на обороте становится все труднее. По оценкам китайских экспертов, существующая модель обрушится через пять – десять лет. Отсюда установка китайского руководства на внутреннее развитие, повышение уровня жизни собственного населения и формирование внутреннего спроса.Именно этот курс на перемены спровоцировал жесткое противостояние кланов, возглавляемых председателем КНР Ху Цзиньтао и бывшим партийным лидером Цзян Цземинем. Судя по всему, конфликт начался еще в 2009 г., когда Китай отверг предложение США «поделить мир на двоих». Команда Ху уже меняла стратегию, а Цзян и его окружение, к которому принадлежал и оскандалившийся этой весной Бо Силай, ратовали за сохранение статус-кво. Оно и понятно, ведь именно в годы правления Цзян Цземиня мир заговорил о «китайском чуде», ставшем следствием сращивания китайской и американской экономик. Известную роль играли и личные связи с зарубежными партнерами.Серия операций по выдавливанию Китая из Африки, «арабская весна» и ничем не прикрытое стремление США остановить китайский рост путем блокирования доступа к энергетическим ресурсам потребовали ответных мер. Китай и раньше потихоньку сооружал глубоко эшелонированную защиту, строил базы в Юго-Восточной Азии, переманивал на свою сторону Пакистан, заигрывал с Ираном, возможно, надеясь, что достаточно будет просто продемонстрировать свои ресурсы.Теперь игра пошла по-крупному, и, судя по тому, какие тексты рождаются в недрах Китайской академии общественных наук, Пекин (в отличие от Москвы) прекрасно осознает, какое будущее определено Китаю и России планами США: «Цель США на данном этапе – нейтрализация возможности противостояния со стороны России и Китая, их задача максимум – разрушение этих двух стран. В этом стремлении американцы движимы наличием у России богатейших ресурсов и мощного ВПК, а также емким рынком и растущим экономическим потенциалом Китая».При этом прямо говорится и о том, чего больше всего боится Китай: «Необходимо не допустить ситуации, когда западный мир во главе с США вбил бы клин между Китаем и Россией, сформировав широчайший «единый международный фронт», сначала окружив и уничтожив Китай, а затем, двинувшись на север, расчленил бы Россию. В этом случае Западом была бы достигнута цель окончательного мирового доминирования».Китайские стратеги-теоретики говорят, что «мир находится на пороге больших потрясений и перемен», а китайские политики крепят единство партии, наращивают военный бюджет, строят авианосцы и используют любой повод, чтобы «показать зубы», намекая, что с ними лучше не связываться. К показательным выступлениям подобного рода относится серия территориальных конфликтов за острова в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, сопровождавшихся антияпонскими выступлениями в городах Китая.Американская пресса не без оснований видит в этом «жесткую руку» нового китайского лидера Си Цзиньпина, которого СМИ почему-то называют «миротворцем и прагматиком». Впрочем, если следовать поговорке «хочешь мира – готовься к войне», с этой характеристикой можно огласиться. Пока же о Си Цзиньпине известно, что он чаще других китайских руководителей наведывался в США и был принят там по первому разряду.При этом в ответ на попытки главы Пентагона Леона Паннеты обсудить конфликт Китая с Японией Си Цзиньпин в жесткой форме потребовал от США «не встревать в территориальные споры». Также известно, что злоключения Бо Силая начались сразу после появления доклада Си Цзиньпина с призывом «сознательно поддерживать единство партии, решительно бороться против всех действий, наносящих вред и раскалывающих партию».Возможно, коллективное китайское руководство и перемудрило с выбором преемника, но если принять как данность приближение времени больших перемен и катаклизмов, именно такой целеустремленный лидер и нужен стране, претендующей на ведущую роль в мире.Что касается России, на важность союза с которой постоянно намекает китайская пресса, она, как и накануне Первой мировой войны, оказалась между двух огней, в ситуации, когда каждый из потенциальных партнеров претендует на ее ресурсы: одним нужно «пушечное мясо», другим – углеводороды. При этом нельзя исключать, что они – в надежде перехитрить друг друга – не установят «водное перемирие» и не примутся дергать Россию с двух сторон.источник