• Теги
    • избранные теги
    • Люди669
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1166
      • Показать ещё
      Международные организации99
      • Показать ещё
      Формат49
      Разное590
      • Показать ещё
      Компании424
      • Показать ещё
      Издания105
      • Показать ещё
      Показатели14
      • Показать ещё
      Сферы2
Выбор редакции
16 января, 17:29

Monks, mosquitoes and Richard Gere: What India's biggest Buddhist gathering is really like

The Dalai Lama gave a two-week Buddhist teaching to hundreds of thousands in India.

Выбор редакции
13 января, 21:35

Hundreds of Tibetans defy China, gather at birthplace of Buddhism in India

The Chinese forced nearly 7,000 pilgrims to go home before the 10-day event featuring the Dalai Lama.

13 января, 20:07

Почему Трамп ополчился на Китай и готов на «дружбу» с Россией

Оригинал взят у ogneev в Почему Трамп ополчился на Китай и готов на «дружбу» с РоссиейПочему Трамп ополчился на Китай и готов на «дружбу» с РоссиейВ самом начале года случился очередной скандал в американо-китайских отношениях. Вернее, в отношениях Пекина с еще толком не приступившим к исполнению своих обязанностей Дональдом Трампом. Не преступившим, но отчетливо указавшим вектор в отношениях с Поднебесной.Несколько политиков-республиканцев во главе с сенатором Тедом Крузом встретились с лидером Тайваня Цай Инвэнь. Все бы ничего, но в ответ на гневные замечания китайских дипломатов Круз заявил, что не Пекину решать, с кем ему встречаться, а с кем нет. В принципе, Круз «всего-навсего» сенатор.Хуже всего то, что незадолго до этого (а точнее, сразу после победы на выборах – то есть в числе первых полуофициальных контактов с мировыми лидерами) телефонные переговоры с Цай Инвэнь провел избранный президент США Дональд Трамп, который уже на следующей неделе станет действующим. И реакция на критику из Пекина была точно такой же: я сам решаю, с кем мне разговаривать.Все это напоминает демонстративный плевок в лицо китайским властям. Все можно было бы списать на дипломатическую неопытность Трампа, но он не только не отыграл назад, но и начал возмущаться, мол, чего это я должен не брать трубку, если мы Тайваню даже оружие продаем. Последнее – больная мозоль Китая. Об этом американские президенты предпочитали не упоминать всуе, чтобы лишний раз не нервировать Пекин.Более того, Трамп фактически поставил под сомнение святая святых американо-китайских отношений, действующее неизменно со времен Киссинджера. «Я полностью осознаю, что такое политика «одного Китая», но я не понимаю, почему мы должны связывать себя этой политикой до тех пор, пока мы с Китаем не разберемся с остальными вопросами, включая торговлю», – заявил он. Это уже финиш.Для «полного счастья» осталось только пригласить в США далай-ламу и устроить ему прием на высшем уровне. Или вновь установить дипломатические отношения с Тайванем. Что будет на практике означать признание его независимым государством и разрыв отношений с Пекином.Принцип «одного Китая» был основополагающим в двусторонних отношениях Пекина и Вашингтона с того самого момента, как Генри Киссинджер «открыл» Китай для США и всего мира, восстановив эти самые отношения. Тайваньский вопрос был прописан в трех двусторонних документах: Шанхайском коммюнике (1972), Коммюнике об установлении дипломатических отношений между КНР и США (1979) и Китайско-американском совместном коммюнике (1982).С тех пор основной больной вопрос Пекина – Тайвань – никто не трогал. Официально его просто не существовало. США признавали единство китайского народа и поддерживали стремление к воссоединению. При этом подчеркивая: к мирному воссоединению.США, не признавая Тайвань государством, поставляли ему оружие и фактически гарантировали защиту от материкового Китая – в случае, если тот захочет осуществить стремление к воссоединению не мирными способами. Это прекрасно понимали в Пекине, удовлетворяясь официальной позицией признания Вашингтоном единственным Китаем – КНР.Почему сегодня новые власти США (а сенаторов-республиканцев вполне можно отнести к ним) ставят под сомнение этот основополагающий принцип? Ведь это может привести к краху всего того, что было создано дипломатами за последние более, чем 30 лет, ставя отношения между двумя ведущими экономиками мира на грань конфронтации, которая может привести к непредсказуемым последствиям. Каким?Китайская газета The Global Times (официальная государственная) уже пригрозила Трампу местью, которой от партии и правительства неизбежно потребует полуторамиллиардный китайский народ. Отдает ли Трамп себе отчет в том, что он делает?Безусловно, отдает. Если бы и не отдавал, ему бы давно подсказали. В тайваньских СМИ даже появилась информация, что якобы тот звонок состоялся по инициативе сотрудника штаба Трампа. В любом случае, даже если штаб Трампа и не готовил этот звонок заранее, а это была импровизация тайваньского лидера без надежды на результат, Трамп прекрасно понимал, что он делает, когда снимал трубку.Тут нет ничего удивительного, учитывая, что антикитайская риторика сопровождала всю его избирательную кампанию, а обещание вернуть в Америку рабочие места – это, по сути, объявление Пекину экономической войны.Но что это? Популизм, как и многие высказывания Трампа? Или подача сигнала об изменении вектора?Тут стоит добавить, что определенная напряженность в отношении Китая и США наметилась еще до Трампа. Так в 2010 году, при Обаме, разразился скандал с поставками оружия Тайбэю по контрактам, подписанным, кстати, еще Бушем. При Обаме же усилилась напряженность в Южно-Китайском море и вокруг спорных островов.Да и в целом не первый год мы можем наблюдать, как американцы усиленно ставят палки в колеса развитию Поднебесной.Это и хаос на Ближнем Востоке, начиная со вторжения в Ирак, призванный уничтожить в зародыше намечавшийся товарно-сырьевой союз в Азии, способный поставить под сомнение американскую гегемонию во всем мире.Это и усиленное продавливание двух торговых партнерств: Трансатлантического торгово-инвестиционного и главным образом – Транстихоокеанского, цель которых заключалась в написании новых правил мировой торговли (по выражению Обамы, их должны были писать американцы и никто другой), которые исключили бы из нее двух основных стремительно развивающихся конкурентов – Россию и Китай, лишив их самых привлекательных рынков Европы и Юго-Восточной Азии.Все это явно свидетельствует о том, что Китай давно перерос ту роль, которую американцы отвели ему в 70-х годах прошлого века, и начал представлять непосредственную угрозу. А значит, его необходимо попытаться остановить сейчас, иначе завтра может быть уже поздно.Тогда, в 70-х, когда Киссинджер «открыл» Китай, цель Вашингтона была очевидна – создать противовес для СССР. Противовес нужен был именно социалистического толка (ни одна капстрана, включая сами США, такую задачу не выполнила бы) и именно в азиатском регионе. Китай с его площадью, населением, потенциальными возможностями, а главное – амбициями, на эту роль годился идеально. Охлаждение отношений между Москвой и Пекином при Хрущеве только ускорило этот процесс.Штатам необходимо было «открыть» Китай миру, чтобы создать вторую по мощи экономику социализма, способную успешно конкурировать и, соответственно, ослаблять первую – советскую. Плата за такую возможность была для американцев, по сути, ничтожна – вывести из Тайваня войска и принять политику «одного Китая».Речь тогда ведь не шла о полном прекращении сотрудничества с Тайбэем, американцы по-прежнему гарантировали ему безопасность, снабжая оружием на миллиарды долларов. Речь шла о фактически формальных вещах: не иметь в Тайбэе посольства, не пускать Тайвань в ООН и т. д. Тогдашний Пекин это удовлетворяло чуть более чем полностью.После «открытия» КНР удалось выстроить собственную уникальную экономическую модель, сочетавшую в себе элементы рынка и командной системы, сохранившую в себе приверженность многим принципам марксизма-ленинизма и маоизма при полном отказе от интернационализма и курсе на строительство Китая для китайцев.Именно эта уникальность вкупе с отказом от непосильных нош по поднятию экономик других стран и умением быстро перестраивать настройку под текущую ситуацию, сохраняя при том базис, позволила Китаю не только выстоять в то время, как социалистические режимы в мире рушились один за другим, но и идти дальше, развиваться в условиях нового однополярного мира.Вообще все те немногочисленные соцстраны (хотя большинство из них сегодня соцстранами можно назвать условно), которые пережили конец 80-х – начало 90-х, безусловно, вызывают уважение за сам факт многолетнего противостояния с остальным миром, лишившись поддержки СССР, которая, как выяснилось, была не просто главным, а единственным стержнем, державшим соцлагерь.Во многом это удалось благодаря фигурам лидеров этих стран. Но Китай обладал еще и мощнейшим экономическим потенциалом, который он смог реализовать более чем на сто процентов в условиях крушения старого привычного мира и отсутствия стабильного нового.Многие годы к КНР отношение во всем мире было весьма несерьезным – ее воспринимали как не имеющую ничего своего мировую фабрику и не более того. Тысячи людей, готовых работать за мизерную зарплату, ютящиеся в тесных душных цехах, смог, окутывающий Пекин от земли до самого неба на протяжении многих лет – все это скорее напоминает картинки дореволюционной России или любой другой капстраны до реформ, спровоцированных едва не победившей мировой социалистической революцией.Но Китай продолжал развиваться, впитывая в себя все больше и больше, производя все больше и больше. В итоге мир в один прекрасный день увидел, что едва ли не большая часть производства Земли находится именно там. А значит, и большинство рабочих мест.А это, в свою очередь, значит, что в странах Запада будет усиливаться безработица, их рост начнет серьезно снижаться, в то время как рост КНР будет увеличиваться прямо пропорционально. И что Пекин может решать, экономикам каких стран развиваться, а каких нет – пуская через их территории самый большой в мире грузопоток. И что китайская экономика раздулась до той степени, когда Пекин может запросто обрушивать доллар.А еще – что у Пекина появился не только третий в мире арсенал атомного оружия, но и вполне себе современные и боеспособные армия, авиация и флот, которые китайцам не терпится испытать в деле, как нам в Сирии. И что КНР, по сути, стала сверхдержавой.Сейчас сложно судить, в какой именно момент американцы вдруг осознали, какого монстра вырастили. Главное – что осознали. И давно прикладывают все усилия для того, чтобы остановить его. До сегодняшнего дня – неофициально, экономическими методами. Но кто знает – возможно, дойдет и до военно-политических.Идеальный вариант для США – как был тогда, так и остается сейчас – столкнуть Москву и Пекин в противостоянии друг с другом. Если и не военном, то торгово-экономическом. Именно этим объясняется то, что Китай и Россия неизменно делят с ИГИЛ* почетные места в списках угроз, составляемых различными военными и политическими экспертами в Штатах.Новая вашингтонская администрация, очевидно, нацелена на совершение действия, обратного тому, что было сделано в 70-х – на этот раз «открыть» Россию. И не случайно для этого вновь приглашен специалист по этим делам – Киссинджер.«Открыть» Россию – подразумевает многие болезненные для консервативно-русофобской американской элиты темы: это и санкции, и Украина, и Сирия. Но следует помнить, что все это делается вовсе не из-за того, что у руля в США встал «пророссийский» президент. В США никогда не было и никогда не будет пророссийских президентов. Президент США может быть только проамериканским.И сегодня часть американской элиты считает, что им выгоднее дружить с Москвой против Пекина. Это должны понимать в Москве, и понимание этого должно охладить эйфорию от перспективы потепления отношения РФ и США и чуть ли не «передела мира» с «другом Дональдом».Что касается поведения Трампа по отношению к КНР, то оно пока очень напоминает шантаж: мол, прекратите девальвировать юань, прекратите игру мускулами в Южно-Китайском море, прекратите поддержку КНДР, а иначе мы признаем Тайвань. Шантаж уже наглый, неприкрытый и бесцеремонный.Проблема для Трампа заключается в том, что сейчас не 1979 год, и Пекин уже не пойдет вот так просто на любые уступки Вашингтону, чтобы заручиться поддержкой в территориальном споре. Сегодня ему не дадут сделать это амбиции сверхдержавы, так что шантаж Трампа может закончиться в лучшем случае ничем для Америки. В лучшем случае.Обещание вернуть в Америку рабочие места – это еще страшнее обещания признать Тайвань. Это по сути, обещание революции мироустройства, призванной вернуть Америке роль гегемона.Китай уже не раз давал понять всему миру, что он сам по себе, что у него есть интересы, которые тот будет отстаивать любой ценой, и для этого ему не нужны никакие союзники.В этом смысле сложный выбор встает перед Москвой: каковы будут условия нормализации с США (читай: снятия санкций и уступок по Украине и Сирии)? Не будут ли они стоить нам отношений с Китаем, которого Вашингтон уже фактически назначил своим главным геополитическим противником?http://vz.ru/opinions/2017/1/13/853309.html

13 января, 20:05

Почему Трамп ополчился на Китай и готов на «дружбу» с Россией

Оригинал взят у ogneev в Почему Трамп ополчился на Китай и готов на «дружбу» с РоссиейПочему Трамп ополчился на Китай и готов на «дружбу» с РоссиейВ самом начале года случился очередной скандал в американо-китайских отношениях. Вернее, в отношениях Пекина с еще толком не приступившим к исполнению своих обязанностей Дональдом Трампом. Не преступившим, но отчетливо указавшим вектор в отношениях с Поднебесной.Несколько политиков-республиканцев во главе с сенатором Тедом Крузом встретились с лидером Тайваня Цай Инвэнь. Все бы ничего, но в ответ на гневные замечания китайских дипломатов Круз заявил, что не Пекину решать, с кем ему встречаться, а с кем нет. В принципе, Круз «всего-навсего» сенатор.Хуже всего то, что незадолго до этого (а точнее, сразу после победы на выборах – то есть в числе первых полуофициальных контактов с мировыми лидерами) телефонные переговоры с Цай Инвэнь провел избранный президент США Дональд Трамп, который уже на следующей неделе станет действующим. И реакция на критику из Пекина была точно такой же: я сам решаю, с кем мне разговаривать.Все это напоминает демонстративный плевок в лицо китайским властям. Все можно было бы списать на дипломатическую неопытность Трампа, но он не только не отыграл назад, но и начал возмущаться, мол, чего это я должен не брать трубку, если мы Тайваню даже оружие продаем. Последнее – больная мозоль Китая. Об этом американские президенты предпочитали не упоминать всуе, чтобы лишний раз не нервировать Пекин.Более того, Трамп фактически поставил под сомнение святая святых американо-китайских отношений, действующее неизменно со времен Киссинджера. «Я полностью осознаю, что такое политика «одного Китая», но я не понимаю, почему мы должны связывать себя этой политикой до тех пор, пока мы с Китаем не разберемся с остальными вопросами, включая торговлю», – заявил он. Это уже финиш.Для «полного счастья» осталось только пригласить в США далай-ламу и устроить ему прием на высшем уровне. Или вновь установить дипломатические отношения с Тайванем. Что будет на практике означать признание его независимым государством и разрыв отношений с Пекином.Принцип «одного Китая» был основополагающим в двусторонних отношениях Пекина и Вашингтона с того самого момента, как Генри Киссинджер «открыл» Китай для США и всего мира, восстановив эти самые отношения. Тайваньский вопрос был прописан в трех двусторонних документах: Шанхайском коммюнике (1972), Коммюнике об установлении дипломатических отношений между КНР и США (1979) и Китайско-американском совместном коммюнике (1982).С тех пор основной больной вопрос Пекина – Тайвань – никто не трогал. Официально его просто не существовало. США признавали единство китайского народа и поддерживали стремление к воссоединению. При этом подчеркивая: к мирному воссоединению.США, не признавая Тайвань государством, поставляли ему оружие и фактически гарантировали защиту от материкового Китая – в случае, если тот захочет осуществить стремление к воссоединению не мирными способами. Это прекрасно понимали в Пекине, удовлетворяясь официальной позицией признания Вашингтоном единственным Китаем – КНР.Почему сегодня новые власти США (а сенаторов-республиканцев вполне можно отнести к ним) ставят под сомнение этот основополагающий принцип? Ведь это может привести к краху всего того, что было создано дипломатами за последние более, чем 30 лет, ставя отношения между двумя ведущими экономиками мира на грань конфронтации, которая может привести к непредсказуемым последствиям. Каким?Китайская газета The Global Times (официальная государственная) уже пригрозила Трампу местью, которой от партии и правительства неизбежно потребует полуторамиллиардный китайский народ. Отдает ли Трамп себе отчет в том, что он делает?Безусловно, отдает. Если бы и не отдавал, ему бы давно подсказали. В тайваньских СМИ даже появилась информация, что якобы тот звонок состоялся по инициативе сотрудника штаба Трампа. В любом случае, даже если штаб Трампа и не готовил этот звонок заранее, а это была импровизация тайваньского лидера без надежды на результат, Трамп прекрасно понимал, что он делает, когда снимал трубку.Тут нет ничего удивительного, учитывая, что антикитайская риторика сопровождала всю его избирательную кампанию, а обещание вернуть в Америку рабочие места – это, по сути, объявление Пекину экономической войны.Но что это? Популизм, как и многие высказывания Трампа? Или подача сигнала об изменении вектора?Тут стоит добавить, что определенная напряженность в отношении Китая и США наметилась еще до Трампа. Так в 2010 году, при Обаме, разразился скандал с поставками оружия Тайбэю по контрактам, подписанным, кстати, еще Бушем. При Обаме же усилилась напряженность в Южно-Китайском море и вокруг спорных островов.Да и в целом не первый год мы можем наблюдать, как американцы усиленно ставят палки в колеса развитию Поднебесной.Это и хаос на Ближнем Востоке, начиная со вторжения в Ирак, призванный уничтожить в зародыше намечавшийся товарно-сырьевой союз в Азии, способный поставить под сомнение американскую гегемонию во всем мире.Это и усиленное продавливание двух торговых партнерств: Трансатлантического торгово-инвестиционного и главным образом – Транстихоокеанского, цель которых заключалась в написании новых правил мировой торговли (по выражению Обамы, их должны были писать американцы и никто другой), которые исключили бы из нее двух основных стремительно развивающихся конкурентов – Россию и Китай, лишив их самых привлекательных рынков Европы и Юго-Восточной Азии.Все это явно свидетельствует о том, что Китай давно перерос ту роль, которую американцы отвели ему в 70-х годах прошлого века, и начал представлять непосредственную угрозу. А значит, его необходимо попытаться остановить сейчас, иначе завтра может быть уже поздно.Тогда, в 70-х, когда Киссинджер «открыл» Китай, цель Вашингтона была очевидна – создать противовес для СССР. Противовес нужен был именно социалистического толка (ни одна капстрана, включая сами США, такую задачу не выполнила бы) и именно в азиатском регионе. Китай с его площадью, населением, потенциальными возможностями, а главное – амбициями, на эту роль годился идеально. Охлаждение отношений между Москвой и Пекином при Хрущеве только ускорило этот процесс.Штатам необходимо было «открыть» Китай миру, чтобы создать вторую по мощи экономику социализма, способную успешно конкурировать и, соответственно, ослаблять первую – советскую. Плата за такую возможность была для американцев, по сути, ничтожна – вывести из Тайваня войска и принять политику «одного Китая».Речь тогда ведь не шла о полном прекращении сотрудничества с Тайбэем, американцы по-прежнему гарантировали ему безопасность, снабжая оружием на миллиарды долларов. Речь шла о фактически формальных вещах: не иметь в Тайбэе посольства, не пускать Тайвань в ООН и т. д. Тогдашний Пекин это удовлетворяло чуть более чем полностью.После «открытия» КНР удалось выстроить собственную уникальную экономическую модель, сочетавшую в себе элементы рынка и командной системы, сохранившую в себе приверженность многим принципам марксизма-ленинизма и маоизма при полном отказе от интернационализма и курсе на строительство Китая для китайцев.Именно эта уникальность вкупе с отказом от непосильных нош по поднятию экономик других стран и умением быстро перестраивать настройку под текущую ситуацию, сохраняя при том базис, позволила Китаю не только выстоять в то время, как социалистические режимы в мире рушились один за другим, но и идти дальше, развиваться в условиях нового однополярного мира.Вообще все те немногочисленные соцстраны (хотя большинство из них сегодня соцстранами можно назвать условно), которые пережили конец 80-х – начало 90-х, безусловно, вызывают уважение за сам факт многолетнего противостояния с остальным миром, лишившись поддержки СССР, которая, как выяснилось, была не просто главным, а единственным стержнем, державшим соцлагерь.Во многом это удалось благодаря фигурам лидеров этих стран. Но Китай обладал еще и мощнейшим экономическим потенциалом, который он смог реализовать более чем на сто процентов в условиях крушения старого привычного мира и отсутствия стабильного нового.Многие годы к КНР отношение во всем мире было весьма несерьезным – ее воспринимали как не имеющую ничего своего мировую фабрику и не более того. Тысячи людей, готовых работать за мизерную зарплату, ютящиеся в тесных душных цехах, смог, окутывающий Пекин от земли до самого неба на протяжении многих лет – все это скорее напоминает картинки дореволюционной России или любой другой капстраны до реформ, спровоцированных едва не победившей мировой социалистической революцией.Но Китай продолжал развиваться, впитывая в себя все больше и больше, производя все больше и больше. В итоге мир в один прекрасный день увидел, что едва ли не большая часть производства Земли находится именно там. А значит, и большинство рабочих мест.А это, в свою очередь, значит, что в странах Запада будет усиливаться безработица, их рост начнет серьезно снижаться, в то время как рост КНР будет увеличиваться прямо пропорционально. И что Пекин может решать, экономикам каких стран развиваться, а каких нет – пуская через их территории самый большой в мире грузопоток. И что китайская экономика раздулась до той степени, когда Пекин может запросто обрушивать доллар.А еще – что у Пекина появился не только третий в мире арсенал атомного оружия, но и вполне себе современные и боеспособные армия, авиация и флот, которые китайцам не терпится испытать в деле, как нам в Сирии. И что КНР, по сути, стала сверхдержавой.Сейчас сложно судить, в какой именно момент американцы вдруг осознали, какого монстра вырастили. Главное – что осознали. И давно прикладывают все усилия для того, чтобы остановить его. До сегодняшнего дня – неофициально, экономическими методами. Но кто знает – возможно, дойдет и до военно-политических.Идеальный вариант для США – как был тогда, так и остается сейчас – столкнуть Москву и Пекин в противостоянии друг с другом. Если и не военном, то торгово-экономическом. Именно этим объясняется то, что Китай и Россия неизменно делят с ИГИЛ* почетные места в списках угроз, составляемых различными военными и политическими экспертами в Штатах.Новая вашингтонская администрация, очевидно, нацелена на совершение действия, обратного тому, что было сделано в 70-х – на этот раз «открыть» Россию. И не случайно для этого вновь приглашен специалист по этим делам – Киссинджер.«Открыть» Россию – подразумевает многие болезненные для консервативно-русофобской американской элиты темы: это и санкции, и Украина, и Сирия. Но следует помнить, что все это делается вовсе не из-за того, что у руля в США встал «пророссийский» президент. В США никогда не было и никогда не будет пророссийских президентов. Президент США может быть только проамериканским.И сегодня часть американской элиты считает, что им выгоднее дружить с Москвой против Пекина. Это должны понимать в Москве, и понимание этого должно охладить эйфорию от перспективы потепления отношения РФ и США и чуть ли не «передела мира» с «другом Дональдом».Что касается поведения Трампа по отношению к КНР, то оно пока очень напоминает шантаж: мол, прекратите девальвировать юань, прекратите игру мускулами в Южно-Китайском море, прекратите поддержку КНДР, а иначе мы признаем Тайвань. Шантаж уже наглый, неприкрытый и бесцеремонный.Проблема для Трампа заключается в том, что сейчас не 1979 год, и Пекин уже не пойдет вот так просто на любые уступки Вашингтону, чтобы заручиться поддержкой в территориальном споре. Сегодня ему не дадут сделать это амбиции сверхдержавы, так что шантаж Трампа может закончиться в лучшем случае ничем для Америки. В лучшем случае.Обещание вернуть в Америку рабочие места – это еще страшнее обещания признать Тайвань. Это по сути, обещание революции мироустройства, призванной вернуть Америке роль гегемона.Китай уже не раз давал понять всему миру, что он сам по себе, что у него есть интересы, которые тот будет отстаивать любой ценой, и для этого ему не нужны никакие союзники.В этом смысле сложный выбор встает перед Москвой: каковы будут условия нормализации с США (читай: снятия санкций и уступок по Украине и Сирии)? Не будут ли они стоить нам отношений с Китаем, которого Вашингтон уже фактически назначил своим главным геополитическим противником?http://vz.ru/opinions/2017/1/13/853309.html

13 января, 19:00

Мнения: Дмитрий Родионов: Почему Трамп ополчился на Китай и готов на «дружбу» с Россией

Идеальный вариант для США – как был тогда, так и остается сейчас – столкнуть Москву и Пекин в противостоянии друг с другом. Если и не военном, то торгово-экономическом. В самом начале года случился очередной скандал в американо-китайских отношениях. Вернее, в отношениях Пекина с еще толком не приступившим к исполнению своих обязанностей Дональдом Трампом. Не приступившим, но отчетливо указавшим вектор в отношениях с Поднебесной. Несколько политиков-республиканцев во главе с сенатором Тедом Крузом встретились с лидером Тайваня Цай Инвэнь. Все бы ничего, но в ответ на гневные замечания китайских дипломатов Круз заявил, что не Пекину решать, с кем ему встречаться, а с кем нет. В принципе, Круз «всего-навсего» сенатор. Хуже всего то, что незадолго до этого (а точнее, сразу после победы на выборах – то есть в числе первых полуофициальных контактов с мировыми лидерами) телефонные переговоры с Цай Инвэнь провел избранный президент США Дональд Трамп, который уже на следующей неделе станет действующим. И реакция на критику из Пекина была точно такой же: я сам решаю, с кем мне разговаривать. Все это напоминает демонстративный плевок в лицо китайским властям. Все можно было бы списать на дипломатическую неопытность Трампа, но он не только не отыграл назад, но и начал возмущаться, мол, чего это я должен не брать трубку, если мы Тайваню даже оружие продаем. Последнее – больная мозоль Китая. Об этом американские президенты предпочитали не упоминать всуе, чтобы лишний раз не нервировать Пекин. Более того, Трамп фактически поставил под сомнение святая святых американо-китайских отношений, действующее неизменно со времен Киссинджера. «Я полностью осознаю, что такое политика «одного Китая», но я не понимаю, почему мы должны связывать себя этой политикой до тех пор, пока мы с Китаем не разберемся с остальными вопросами, включая торговлю», – заявил он. Это уже финиш. Для «полного счастья» осталось только пригласить в США далай-ламу и устроить ему прием на высшем уровне. Или вновь установить дипломатические отношения с Тайванем. Что будет на практике означать признание его независимым государством и разрыв отношений с Пекином. Принцип «одного Китая» был основополагающим в двусторонних отношениях Пекина и Вашингтона с того самого момента, как Генри Киссинджер «открыл» Китай для США и всего мира, восстановив эти самые отношения. Тайваньский вопрос был прописан в трех двусторонних документах: Шанхайском коммюнике (1972), Коммюнике об установлении дипломатических отношений между КНР и США (1979) и Китайско-американском совместном коммюнике (1982). С тех пор основной больной вопрос Пекина – Тайвань – никто не трогал. Официально его просто не существовало. США признавали единство китайского народа и поддерживали стремление к воссоединению. При этом подчеркивая: к мирному воссоединению. США, не признавая Тайвань государством, поставляли ему оружие и фактически гарантировали защиту от материкового Китая – в случае, если тот захочет осуществить стремление к воссоединению не мирными способами. Это прекрасно понимали в Пекине, удовлетворяясь официальной позицией признания Вашингтоном единственным Китаем КНР. Почему сегодня новые власти США (а сенаторов-республиканцев вполне можно отнести к ним) ставят под сомнение этот основополагающий принцип? Ведь это может привести к краху всего того, что было создано дипломатами за последние более чем 30 лет, ставя отношения между двумя ведущими экономиками мира на грань конфронтации, которая может привести к непредсказуемым последствиям. Каким? Китайская газета The Global Times (официальная государственная) уже пригрозила Трампу местью, которой от партии и правительства неизбежно потребует полуторамиллиардный китайский народ. Отдает ли Трамп себе отчет в том, что он делает? Безусловно, отдает. Если бы и не отдавал, ему бы давно подсказали. В тайваньских СМИ даже появилась информация, что якобы тот звонок состоялся по инициативе сотрудника штаба Трампа. В любом случае, даже если штаб Трампа и не готовил этот звонок заранее, а это была импровизация тайваньского лидера без надежды на результат, Трамп прекрасно понимал, что он делает, когда снимал трубку. Тут нет ничего удивительного, учитывая, что антикитайская риторика сопровождала всю его избирательную кампанию, а обещание вернуть в Америку рабочие места – это, по сути, объявление Пекину экономической войны. Но что это? Популизм, как и многие высказывания Трампа? Или подача сигнала об изменении вектора? Тут стоит добавить, что определенная напряженность в отношениях Китая и США наметилась еще до Трампа. Так, в 2010 году, при Обаме, разразился скандал с поставками оружия Тайбэю по контрактам, подписанным, кстати, еще Бушем. При Обаме же усилилась напряженность в Южно-Китайском море и вокруг спорных островов. Да и в целом не первый год мы можем наблюдать, как американцы усиленно ставят палки в колеса развитию Поднебесной. Это и хаос на Ближнем Востоке, начиная со вторжения в Ирак, призванный уничтожить в зародыше намечавшийся товарно-сырьевой союз в Азии, способный поставить под сомнение американскую гегемонию во всем мире. Это и усиленное продавливание двух торговых партнерств: Трансатлантического торгово-инвестиционного и главным образом – Транстихоокеанского, цель которых заключалась в написании новых правил мировой торговли (по выражению Обамы, их должны были писать американцы и никто другой), которые исключили бы из нее двух основных стремительно развивающихся конкурентов – Россию и Китай, лишив их самых привлекательных рынков Европы и Юго-Восточной Азии. Все это явно свидетельствует о том, что Китай давно перерос ту роль, которую американцы отвели ему в 70-х годах прошлого века, и начал представлять непосредственную угрозу. А значит, его необходимо попытаться остановить сейчас, иначе завтра может быть уже поздно. Тогда, в 70-х, когда Киссинджер «открыл» Китай, цель Вашингтона была очевидна – создать противовес для СССР. Противовес нужен был именно социалистического толка (ни одна капстрана, включая сами США, такую задачу не выполнила бы) и именно в азиатском регионе. Китай с его площадью, населением, потенциальными возможностями, а главное – амбициями, на эту роль годился идеально. Охлаждение отношений между Москвой и Пекином при Хрущеве только ускорило этот процесс. Штатам необходимо было «открыть» Китай миру, чтобы создать вторую по мощи экономику социализма, способную успешно конкурировать и, соответственно, ослаблять первую – советскую. Плата за такую возможность была для американцев, по сути, ничтожна – вывести из Тайваня войска и принять политику «одного Китая». Речь тогда ведь не шла о полном прекращении сотрудничества с Тайбэем, американцы по-прежнему гарантировали ему безопасность, снабжая оружием на миллиарды долларов. Речь шла о фактически формальных вещах: не иметь в Тайбэе посольства, не пускать Тайвань в ООН и т. д. Тогдашний Пекин это удовлетворяло чуть более чем полностью. После «открытия» КНР удалось выстроить собственную уникальную экономическую модель, сочетавшую в себе элементы рынка и командной системы, сохранившую приверженность многим принципам марксизма-ленинизма и маоизма при полном отказе от интернационализма и курсе на строительство Китая для китайцев. Именно эта уникальность вкупе с отказом от непосильных нош по поднятию экономик других стран и умением быстро перестраивать настройку под текущую ситуацию, сохраняя притом базис, позволила Китаю не только выстоять в то время, как социалистические режимы в мире рушились один за другим, но и идти дальше, развиваться в условиях нового однополярного мира. Вообще все те немногочисленные соцстраны (хотя большинство из них сегодня соцстранами можно назвать условно), которые пережили конец 80-х – начало 90-х, безусловно, вызывают уважение за сам факт многолетнего противостояния с остальным миром, лишившись поддержки СССР, которая, как выяснилось, была не просто главным, а единственным стержнем, державшим соцлагерь. Во многом это удалось благодаря фигурам лидеров этих стран. Но Китай обладал еще и мощнейшим экономическим потенциалом, который он смог реализовать более чем на сто процентов в условиях крушения старого привычного мира и отсутствия стабильного нового.  Многие годы отношение к КНР во всем мире было весьма несерьезным – ее воспринимали как не имеющую ничего своего мировую фабрику и не более того. Тысячи людей, готовых работать за мизерную зарплату, ютящиеся в тесных душных цехах, смог, окутывающий Пекин от земли до самого неба на протяжении многих лет – все это скорее напоминает картинки дореволюционной России или любой другой капстраны до реформ, спровоцированных едва не победившей мировой социалистической революцией. Но Китай продолжал развиваться, впитывая в себя все больше и больше, производя все больше и больше. В итоге мир в один прекрасный день увидел, что едва ли не большая часть производства Земли находится именно там. А значит, и большинство рабочих мест. А это, в свою очередь, значит, что в странах Запада будет усиливаться безработица, их рост начнет серьезно снижаться, в то время как рост КНР будет увеличиваться прямо пропорционально. И что Пекин может решать, экономикам каких стран развиваться, а каких нет – пуская через их территории самый большой в мире грузопоток. И что китайская экономика раздулась до той степени, когда Пекин может запросто обрушивать доллар.  А еще – что у Пекина появился не только третий в мире арсенал атомного оружия, но и вполне себе современные и боеспособные армия, авиация и флот, которые китайцам не терпится испытать в деле, как нам в Сирии. И что КНР, по сути, стала сверхдержавой. Сейчас сложно судить, в какой именно момент американцы вдруг осознали, какого монстра вырастили. Главное – что осознали. И давно прикладывают все усилия для того, чтобы остановить его. До сегодняшнего дня – неофициально, экономическими методами. Но кто знает – возможно, дойдет и до военно-политических. Идеальный вариант для США – как был тогда, так и остается сейчас – столкнуть Москву и Пекин в противостоянии друг с другом. Если и не военном, то торгово-экономическом. Именно этим объясняется то, что Китай и Россия неизменно делят с ИГИЛ почетные места в списках угроз, составляемых различными военными и политическими экспертами в Штатах. Новая вашингтонская администрация, очевидно, нацелена на совершение действия, обратного тому, что было сделано в 70-х, на этот раз – «открыть» Россию. И не случайно для этого вновь приглашен специалист по этим делам – Киссинджер. «Открыть» Россию – подразумевает многие болезненные для консервативно-русофобской американской элиты темы: это и санкции, и Украина, и Сирия. Но следует помнить, что все это делается вовсе не из-за того, что у руля в США встал «пророссийский» президент. В США никогда не было и никогда не будет пророссийских президентов. Президент США может быть только проамериканским. И сегодня часть американской элиты считает, что им выгоднее дружить с Москвой против Пекина. Это должны понимать в Москве, и понимание этого должно охладить эйфорию от перспективы потепления отношения РФ и США и чуть ли не «передела мира» с «другом Дональдом». Что касается поведения Трампа по отношению к КНР, то оно пока очень напоминает шантаж: мол, прекратите девальвировать юань, прекратите игру мускулами в Южно-Китайском море, прекратите поддержку КНДР, а иначе мы признаем Тайвань. Шантаж уже наглый, неприкрытый и бесцеремонный. Проблема для Трампа заключается в том, что сейчас не 1979 год, и Пекин уже не пойдет вот так просто на любые уступки Вашингтону, чтобы заручиться поддержкой в территориальном споре. Сегодня ему не дадут сделать это амбиции сверхдержавы, так что шантаж Трампа может закончиться в лучшем случае ничем для Америки. В лучшем случае. Обещание вернуть в Америку рабочие места – это еще страшнее обещания признать Тайвань. Это, по сути, обещание революции мироустройства, призванной вернуть Америке роль гегемона. Китай уже не раз давал понять всему миру, что он сам по себе, что у него есть интересы, которые тот будет отстаивать любой ценой, и для этого ему не нужны никакие союзники. В этом смысле сложный выбор встает перед Москвой: каковы будут условия нормализации с США (читай: снятия санкций и уступок по Украине и Сирии)? Не будут ли они стоить нам отношений с Китаем, которого Вашингтон уже фактически назначил своим главным геополитическим противником? Теги:  США, Китай, Россия и Запад, Азия, Дональд Трамп

Выбор редакции
09 января, 20:52

Далай-лама: Трампа на посту президента ждёт большая ответственность

Тэнцзин Гьямцхо, духовный лидер буддистов Далай-лама XIV, считает, что нового американского лидера Дональда Трампа на этом посту ждёт большая ответственность.

09 января, 17:56

Далай-лама видит мир в розовом цвете

Далай-лама XIV Тэнцзин Гьямцхо предсказал эру мира во время президентства Дональда Трампа.

09 января, 16:00

Далай-лама предсказал эру мира при Трампе

Далай-лама XIV предсказал, что во время президентства Дональда Трампа наступит эра мира.

09 января, 15:57

Далай-лама сообщил о большой ответственности Трампа на посту президента США

Духовный лидер буддистов Далай-лама XIV Тензин Гьяцо уверен, что избранного президента США Дональда Трампа ждёт большая ответственность на его посту, информирует Lenta.ru. Читать далее

09 января, 15:53

Далай-лама назначил Трампа голубем мира

Духовный лидер Тибета назвал нового президента США гарантом мира во всем мире. У этого главы Белого дома просто нет другого выхода. В Китае возможные контакты между Трампом и Далай-ламой осуждают

09 января, 15:00

How to Boost Your (and Others’) Emotional Intelligence

Among the various core ingredients of talent and career success, few personal qualities have received more attention in the past decade than emotional intelligence (EQ), the ability to identify and manage your own and others’ emotions. Importantly, unlike most of the competencies that make it into the HR zeitgeist of buzzwords, EQ is no fad. In fact, thousands of academic studies have demonstrated the predictive power of scientific EQ assessments vis-à-vis job performance, leadership potential, entrepreneurship, and employability. Moreover, the importance of EQ has been highlighted beyond work-related settings, as higher scores have been associated with relationship success, mental and physical health, and happiness. You and Your Team Series Emotional Intelligence 3 Ways to Better Understand Your Emotions Susan David Mindfulness Works but Only If You Work at It Megan Reitz and Michael Chaskalson Keep a List of Unethical Things You’ll Never Do Mark Chussil All this is good news for people with higher EQ. But what can those with lower scores do to improve their intrapersonal and interpersonal skills? Is it possible to increase your own and others’ EQ beyond its natural levels? While Goleman and other popular writers argue that (unlike IQ) EQ is malleable and trainable, EQ is really just a combination of personality traits. Accordingly, it is not set in stone; it is largely heritable, shaped by childhood experiences, and fairly stable over time. This does not mean that the effort put toward sculpting emotionally intelligent behaviors is a waste of time. It simply means that focus and dedication is required. The same goes for helping others to act with EQ when they are not naturally inclined to do so. Here are five critical steps for developing EQ: Turn self-deception into self-awareness. Personality, and thereby EQ, is composed of two parts: identity (how we see ourselves) and reputation (how others see us). For most people there is a disparity between identity and reputation that can cause them to ignore feedback and derail. Real self-awareness is about achieving a realistic view of one’s strengths and weaknesses and of how those strengths and weaknesses compare to others’. For instance, most people rate their own EQ highly, yet only a minority of those individuals will be rated as emotionally intelligent by others. Turning self-deception into self-awareness will not happen without accurate feedback, the kind that comes from data-based assessments such as a valid personality tests or 360-degree feedback surveys. Such tools are fundamental to help us uncover EQ-related blind spots, not least because other people are generally too polite to give us negative feedback. Related Video The Explainer: Emotional Intelligence The five components of emotional intelligence and how to improve each. Save Share See More Videos > See More Videos > Turn self-focus into other-focus. Paying due attention to others is tantamount to career success. But for those with lower levels of EQ, it’s difficult to see things from others’ perspectives, especially when there is no clear right or wrong way forward. Developing an other-centric approach starts with a basic appreciation and acknowledgement of team members’ individual strengths, weaknesses, and beliefs. Brief but frequent discussions with team members will lead to a more thorough understanding of how to motivate and influence others. Such conversations should inspire ways to create opportunities for collaboration, teamwork, and external networking. Be more rewarding to deal with. People who are more employable and successful in their career tend to be seen as more rewarding to deal with. Rewarding people tend to be cooperative, friendly, trusting, and unselfish. Unrewarding individuals tend to be more guarded and critical; they are willing to speak their minds and disagree openly but can develop a reputation for being argumentative, pessimistic, and confrontational. Although this reputation helps enforce high standards, it’s only a matter of time before it erodes relationships and the support for initiatives that accompany them. It’s important that these individuals ensure an appropriate level of interpersonal contact before tasking someone or asking them for help. Proactively and frequently sharing knowledge and resources without an expectation for reciprocity will go a long way. Control your temper tantrums. Passion and intense enthusiasm can easily cross the line to become moodiness and outright excitability when the pressure’s on. Nobody likes a crybaby. And in the business world, those who become particularly disappointed or discouraged when unanticipated issues arise are viewed as undeserving of a seat at the grown-ups’ table. If you’re one of many people who suffer from too much emotional transparency, reflect on which situations tend to trigger feelings of anger or frustration and monitor your tendency to overreact in the face of setbacks. For example, if you wake up to a bunch of annoying emails, don’t respond immediately — wait until you have time to calm down. Likewise, if someone makes an irritating comment during a meeting, control your reaction and keep calm. While you cannot go from being Woody Allen to being the Dalai Lama, you can avoid stressful situations and inhibit your volatile reactions by detecting your triggers. Start working on tactics that help you become aware of your emotions in real time, not only in terms of how you experience them, but, more important, in terms of how they are being experienced by others. Display humility, even if it’s fake. Sometimes it can feel like you’re working on an island managed by six-year-olds. But if you’re the type of person who often thinks, “I’m surrounded by idiots,” then it’s likely that your self-assured behaviors are seen as being arrogant, forceful, and incapable of admitting mistakes. Climbing the organizational ladder requires an extraordinary degree of self-belief, which, up to a certain point, is seen as inspirational. However, the most-effective leaders are the ones who don’t seem to believe their own hype, for they come across as humble. Striking a healthy balance between assertiveness and modesty, demonstrating receptiveness to feedback and the ability to admit one’s mistakes, is one of the most difficult tasks to master. When things go wrong, team members seek confident leadership, but they also hope to be supported and taught with humility as they work to improve the situation. To develop this component of EQ, it is sometimes necessary to fake confidence, and it’s even more important to fake humility. We live in a world that rewards people for hiding their insecurities, but the truth is that it is much more important to hide one’s arrogance. That means swallowing one’s pride, picking and choosing battles, and looking for opportunities to recognize others, even if you feel you are right and others are wrong. While the above recommendations may be hard to follow all the time, you will still benefit if you can adopt them some of the time. Much as with other coaching interventions, the goal here is not to change your personality but to replace counterproductive behaviors with more-adaptive actions — to build new habits that replace toxic tendencies and improve how others perceive you. This is why, when coaching works, it invalidates the results of a personality test: Your default predispositions are no longer evidenced in your behaviors.

09 января, 14:50

Далай-лама предложил модернизировать буддизм

Далай-лама XIV предложил превратить буддистские монастыри в центры образования, чтобы соответствовать XXI веку. «В буддийской культуре первостепенную роль играет знание, буддизму присущ по-настоящему научный подход, — объяснил он. — Я всегда говорю, что мы должны быть буддистами XXI века».

Выбор редакции
Выбор редакции
09 января, 14:28

Далай-лама: Трампу придется идти по пути мира, у него нет выбора

Он подчеркнул, что избранному президенту США нужно будет взять на себя большую ответственность

Выбор редакции
09 января, 14:07

Далай-лама предсказал эру мира при Дональде Трампе

Далай-лама XIV предсказал эру мира во время президентства Дональда Трампа. Отвечая на вопрос о том, к чему приведет избрание Трампа, Тэнцзин Гьямцхо отметил, что избранному президенту придется сообразовываться с окружающей действительностью, и заявил, что миру во всем мире нет альтернативы.

09 января, 13:09

Что такое «Кабмин в изгнании»?

АиФ.ru отвечает на популярные вопросы читателей.

Выбор редакции
30 декабря 2016, 18:58

Sinosphere: Mongolia, With Deep Ties to Dalai Lama, Turns From Him Toward China

The country appeared to be bowing to pressure from Beijing after the spiritual leader’s visit, but his trip prompted speculation that his successor might be born there.

Выбор редакции
29 декабря 2016, 06:16

China says party control over religion in Tibet will only increase

BEIJING (Reuters) - The Communist Party's control over religion in Tibet can only increase, the region's top official was quoted as saying on Thursday, vowing to step up efforts to expose the "sinister intentions" of exiled spiritual leader the Dalai Lama.

29 декабря 2016, 04:03

Опрос: самыми уважаемыми в США политиками остаются Барак Обама и Хиллари Клинтон

Политики-демократы Барак Обама, покидающий пост президента США, и бывший кандидат на эту должность Хиллари Клинтон возглавили список наиболее уважаемых в стране людей, передает «РИА Новости» со ссылкой на проведенный компанией Gallup опрос. По данным агентства, господину Обаме симпатии выразили 22% опрошенных, в то время как избранному главе государства Дональду Трампу — только 15% респондентов. Таким образом, уходящий президент стал лидером общественного мнения девятый раз подряд.Наиболее уважаемой женщиной пятнадцатый раз подряд стала бывшая первая леди, сенатор и госсекретарь Хиллари Клинтон, проигравшая прошедшие президентские выборы Дональду Трампу. Всего госпоже Клинтон удавалось стать лидером списка 21 раз.В рейтинг Gallup, получив высокие показатели, также вошли папа римский Франциск, премьер Израиля Биньямин Нетаньяху, Далай-лама, сенатор от Висконсина и один из претендентов на пост президента от демократов…

28 декабря 2016, 21:33

Опрос показал, что Обама и Клинтон считаются самыми уважаемыми людьми в США

Уходящий президент США Барак Обама и проигравшая Дональду Трампу Хиллари Клинтон признаны самыми уважаемыми людьми в США, свидетельствуют данные опроса американского института общественного мнения Gallup за 2016 год. В этот раз Обама получил 22% голосов. Трампа назвали лишь 15% респондентов. В десятку рейтинга наиболее уважаемых джентльменов также вошли папа римский Франциск, политик-демократ Берни Сандерс, израильский премьер Биньямин Нетаньяху, далай-лама и другие. Хиллари Клинтон, в свою очередь, возглавила женскую часть списка 15-й раз подряд, опередив супругу Барака Мишель Обаму и канцлера ФРГ Ангелу Меркель. Напомним, в 2016 году Барак Обама также вошёл в десятку самых уважаемых мужчин на Земле по версии социологической службы YouGov, которая базируется в Великобритании. Лидером рейтинга стал основатель Microsoft Билл Гейтс, на второй позиции расположился президент США, а на третьем месте — китайский лидер Си Цзиньпин.

Выбор редакции
26 марта 2016, 20:43

Первые фотографии Тибета в 1900 году

Оригинал взят у kaverdon в Первые фотографии Тибета в 1900 годуВ начале XX века иностранцам под страхом смерти был запрещён въезд в Тибет. Фотосъёмка также каралась смертной казнью. Двое молодых российских путешественников – бурят Гомбожаб Цыбиков и калмык Овше Норзунов – под видом буддийских паломников проникли в центральный Тибет и, рискуя быть обнаруженными, сделали ряд фотографий. После долгого и трудного путешествия снимки были доставлены в Россию, опубликованы в Санкт–Петербурге и Париже и, разумеется, произвели сенсацию. Гомбожаб Цыбиков – бурятский интеллектуал, этнограф, исследователь буддизма, востоковед, политик, просветитель. Он родился в буддийской семье агинских бурят в тогда еще Забайкальской области в 1873 году. Сначала отец его прочил в буддийский монастырь, но потом он закончил приходскую школу с медалью и поступил в Томский Императорский университет на медицину, но знаменитый тогда придворный тибетский врач и востоковед Пётр Бадмаев, тоже бурят, уговорил его на стипендию поехать учиться на Восточный факультет Санкт-Петербургского университета, который, хоть его и лишили стипендии за отказ перейти в православие, закончил с отличием. Талантливого студента заметили в «Особенной канцелярии» – службе внешней разведки. Весной 1898 года Санкт-Петербург посетил посланец Далай-ламы XIII, бурят по происхождению и российский подданный Агван Доржиев. Целью его приезда было политическое зондирование – выяснить, могла бы Россия выступить в роли державы-покровителя Тибета, чтобы не допустить захвата последнего Великобританией с территории Британской Индии, который в то время казался неизбежным. То было время так называемой «большой игры» – геополитического соперничества Англии и России за Центральную Азию. У нас практически не было документальной информации о Тибете, ни один крупный путешественник не смог въехать в страну буддистов, тем более с фотоаппаратом. Но вот Цыбиков смог перейти границу с группой паломников, разобрав камеру по мешкам, и в Тибете прожил два с половиной года, делая заметки и секретно снимая разные объекты. Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета, но не только они. Уже пост-фактум оказалось, что та же миссия была возложена на калмыцкого паломника Овше Норзунова. Так что теперь говорят – первые фотографии Тибета Гомбожаба Цыбикова и Овше Норзунова. Приезд Доржиева в Петербург дал толчок русским экспедициям, нацеленным непосредственно на достижение Центрального Тибета и Лхасы. В 1898 году к снаряжению такой экспедиции приступил один из спутников и учеников Пржевальского Пётр Кузьмич Козлов. Географическим обществом с помощью Доржиева были заготовлены подарки для Далай-ламы и членов его правительства, поскольку существовала уверенность, что Козлов со своим отрядом непременно пройдёт в Лхасу. Кроме научных инструментов, Русское Географическое Общество (РГО) снабдило путешественника несколькими фотоаппаратами: «Для фотографирования имелось три камеры, – сообщал Козлов в отчёте, – одна стативная на 13 × 18 см и две ручных с магазинами для 12 и для 18 стёкол в 6,5 × 9 см с 20 дюжинами пластин к ним. Было взято и некоторое количество материалов для проявления и закрепления негативов на месте. Фотографическое снаряжение завершалось маленькой светонепроницаемой палаточкой из чёрной материи со складным красным фонарём, при свете которого заряжались и разряжались кассеты и магазины и упаковывались экспонированные пластины». Козлову, однако, не удалось пройти в Лхасу – его экспедиция была остановлена тибетцами возле границы далай-ламских владений в Восточном Тибете в октябре 1900 года. Несмотря на неудачу, Козлов смог сделать несколько десятков снимков по пути движения своего отряда, которые доставил в Петербург. Это были в основном виды Верхней Монголии, Цайдама и Кхама (Восточного Тибета). Тем временем в ноябре 1899 года в Лхасу из Урги (современный Улан- Батор) отправился начинающий исследователь-востоковед, только что окончивший Санкт-Петербургский университет Гомбожаб Цыбиков. Будучи бурятом по происхождению, Цыбиков решил совершить своё путешествие в одежде ламы-паломника, примкнув к большому монгольскому каравану, что давало надежду на осуществление его смелого замысла. Руководство РГО воспользовалось этой уникальной возможностью, снабдив путешественника ручным фотоаппаратом «Self-Worker» парижской фирмы Пипон (Pipon) с объективами-анастигматами Герца (серия III, № 00) и значительным количеством английских пластин «Эмпресс» (Empress) фабрики Ilford размером 6 × 9 см. Цыбиков достиг Лхасы в начале августа 1900 года и уже осенью того же года начал снимать виды «запретной» столицы Тибета. К этому времени в Лхасе уже удалось побывать под видом буддиста-паломника калмыку Овше Мучкиновичу Норзунову. Выполняя поручение Доржиева – доставить Далай-ламе письмо о ходе его переговоров в Петербурге и подарки – Норзунов совершил поездку в Тибет, опять-таки через Ургу, в 1898 – 99 годах. По его возвращении в Петербург в сентябре 1899 года Доржиев решил вновь использовать калмыка в качестве связного с Лхасой. В то же время Норзуновым определенно заинтересовалось и Географическое Общество, которому он передал записки о своём путешествии. В начале 1900 года Норзунов получил от Общества такую же камеру, что и Цыбиков, и набор пластин, только не английских, а французских – знаменитой фирмы братьев Люмьер. Но на этот раз путь Норзунова в Тибет лежал не через Монголию, а через Европу (Францию), где ранее побывавший Доржиев заказал парижским мастерам-литейщикам изготовить несколько сот металлических чашек для лхасских монастырей. Норзунов должен был доставить эти чашки в Лхасу и встретиться там с Доржиевым, который также собирался в Тибет. Норзунов прибыл из Марселя в Калькутту на французском пароходе «Дюплекс» 6 марта 1900 года (в то время как Цыбиков уже находился в Лхасе). Почти сразу же он попал под подозрение калькуттской полиции как русский шпион. После многомесячного разбирательства, учинённого англо-индийскими властями, – в течение всего этого времени Норзунов проживал в монастыре Гхум под Даржилингом и был обязан регулярно появляться в местном полицейском участке – калмык был выслан из Индии в Россию осенью того же года. Всё, что ему удалось за время путешествия, это сфотографировать живописные окрестности Даржилинга. В самом конце 1900 года Норзунов в третий раз отправился в Тибет – на этот раз вместе с Доржиевым и шестью другими спутниками. Путешествие до Лхасы они совершили более безопасным маршрутом – по караванной «Северной дороге», через Монголию и Западный Китай. В Лхасу Норзунов прибыл 28 февраля 1901 года и находился там около месяца. Именно в этот короткий период он и сделал свои знаменитые снимки Лхасы. Обратно в Россию он добирался вместе с Доржиевым в составе его «чрезвычайного тибетского посольства» к русскому двору – для подписания русско-тибетского договора. В 1905 году тогда еще малоизвестный американский научный журнал «National Geographic», основанный в октябре 1888 года, через 9 месяцев после создания Национального географического общества и находившийся на грани банкротства, решил опубликовать свой репортаж о Тибете. Денег на серьезные статьи не было, поэтому он взял безвозмездно предоставленные Цыбиковым и Норзуновым тибетские фотографии и разместил их на разворотах с небольшими комментариями. В журнале были опубликованы 11 фотографий с видами Лхасы (шесть Норзунова и пять Цыбикова). Непривычная подача интересного материала принесла неожиданный успех. Фактически эти фотографии спасли журнал от разорения и помогли ему найти свой фирменный стиль. С этого момента началась всемирная слава «National Geographic».К сожалению, потерял ссылку на первоисточник

30 марта 2014, 12:07

Larry King Now: Далай-лама

Легенда американских медиа - Ларри Кинг принимает у себя в гостях олицетворение буддийской философии и мудрости, одного из самых популярных мыслителей современности - Его Святейшество Далай-Ламу 14-го. Нескучный диалог между востоком и западом - в очередном выпуске Larry King NOW. Подписывайтесь на RT Russian - http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=rtrussian RT на русском - http://russian.rt.com/ Vkontakte - http://vk.com/rt_russian Facebook - http://www.facebook.com/RTRussian Twitter - http://twitter.com/RT_russian Livejournal - http://rt-russian.livejournal.com/

20 ноября 2013, 01:32

Геополитика вокруг Китая – Тибет

Originally published at Nstarikov. You can comment here or there.Очередной материал постоянного обозревателя ресурса nstarikov.ru Елены Федотовой  открывает целую серию публикаций о болевых геополитических точках Китая. На которые с удовольствием нажимают американские «партнеры», когда хотят доставить Пекину неприятности или ослабить его позции.Сегодня рассказ о Тибете.  «Общественным сознанием правят стереотипы. Зачастую «отражающие» истину с точностью до наоборот. Так и мы в детстве любили складывать руки, любуясь причудливыми тенями на стене, -  получалось забавно. Но отражение совсем не соответствовало оригиналу.И вот Тибет – обитель святости, мифическое место, где обитают богоподобные люди. Таким он предстает в голливудских фильмах и воображении новоявленных адептов буддизма. И этот волшебный Тибет в середине прошлого века захватили злые китайцы, и установили тоталитарную диктатуру, запретив монахам молиться в монастырях. А несчастные тибетцы неустанно ведут освободительную борьбу при помощи сердобольного Запада, отстаивая право на свободу, веру и национальную идентичность. При чем здесь Запад? Да он просто не может спокойно наблюдать за угнетением прав человека! Так в общих чертах выглядит господствующий стереотип о Тибете. Как и с чьей подачи он появился, – догадаться нетрудно. Легендарный «главарь» ЦРУ Ален Даллес редко попадал впросак. Но найти Тибет на карте мира всегда было для него настоящей проблемой. Помогали офицеры рангом пониже – видимо, они лучше учились в школе. Забавно, не правда ли? Эту операцию ЦРУ так и назвали – «ST Circus», что в переводе значит «Святой цирк». С 1949 года, когда коммунистический Китай «оккупировал» страну монастырей, у тибетцев не было большей мечты, чем мечта о независимости. А чего же еще им было желать, если с приходом китайцев в Тибете исчезло рабство и прекратили рубить руки за малейшую провинность? Если крестьяне перестали гнуться под тяжестью налогов и непосильным трудом, а на их землю пришли больницы и школы? При этом ни культура, ни образ жизни тибетцев не пострадали, вопреки расхожим мифам. Но «святой цирк» был запущен и наивные тибетцы загорелись новой мечтой. Не допуская мысли о том, что эта мечта – чужая, а сами они – лишь клоуны на арене цирка. Сегодня это даже не секрет. Об этом пишут книги и снимают фильмы. Одна из них так и называется – «Тайная война ЦРУ в Тибете». Она написана непосредственными участниками событий, и в стиле приключенческого детектива рассказывает «как это было». Американская разведка тренировала, вооружала и натравливала тибетских сепаратистов на Китай. Для этого было даже создано поистине «народное» движение «Чуши Гангдруг» под руководством торговца и алкоголика Гомпо Таши. Существовало оно «исключительно» на народном энтузиазме, а ЦРУ лишь «поддерживало» повстанцев. Их натаскивали на базе в штате Колорадо, чуть позже – в горном Непале на базе Мустанг, вооружали винтовками и минометами. Разведка бережно хранила инкогнито, используя эмигрантов в качестве пилотов и поставляя только то оружие, которое можно было достать на международном рынке.  На американских «друзей» тибетцы смотрели как на богов с их белой кожей, «небесными лодками» и, безусловно, благими намерениями. В перерывах между изнурительными тренировками они видели портрет Дуайта Эйзенхауэра с его «сердечным обращением» к тибетскому народу. Он их воодушевлял. Мелкими группами сепаратистов перебрасывали через границу для ведения братоубийственной войны под чутким руководством «белых друзей». Войны длиной в пятнадцать лет. С момента присоединения Тибета к Китаю в 1949 году до осознания провала администрацией США. Старый лис Киссинджер тогда шепнул Никсону на ушко, что с Китаем пока лучше «дружить», а тибетцев отложить в долгий ящик. Пришло время сменить тактику и действовать изощреннее под видом «дружбы» с главным врагом. Сердобольная «поддержка» сепаратистов при ближайшем рассмотрении оказалась одним из самых важным проектов ЦРУ. Если бы он оказался успешным, то, по словам одного из офицеров, «история могла быть переписана». А Китай уже никогда не стал бы тем, каким мы его знаем сегодня. Но неужели американцы ушли из Китая с пустыми руками? ЦРУ не было бы одной из лучших разведок в мире, если бы не умело рационально использовать человеческие ресурсы. Пока тибетцы готовы были плясать под его дудку, из этого нужно было выжать максимум. В своей роли сепаратистов они были великолепны, но план «А» все равно мог провалиться, что он, собственно, и сделал. Но все эти годы тибетцы подрабатывали еще и шпионами. Их задачей было нападать на китайские конвои и отбирать секретные документы. Они были рады услужить «белым хозяевам», и американцы действительно были довольны. Один из таких набегов назывался «рейд за голубой сумкой». Среди убитых на большой дороге китайских офицеров оказалась одна женщина, а при ней – сумка, набитая бумагами. Тибетцы бросили окровавленные трупы и помчались к хозяевам с добычей. Это было высшей наградой – американцы визжали от радости. Ведь сумка содержала 1500 документов, якобы компрометирующих руководство КПК. Но, как признавался один из участников событий в интервью 2001 года, тибетцы до сих пор не знают, о какой информации шла речь. «Дикарям» об этом не сообщали. В курсе был только узкий круг руководства ЦРУ. И уж конечно, они могли запустить в оборот любую порочащую КПК информацию – и сказать, что добыли ее вместе с военным трофеем. Подобные «откровения» — не редкость в истории ЦРУ, и вполне могут быть объединены емким и символичным названием: «правда из голубой сумки». Тибетцы изрядно старались на благо малой родине и во вред родине большой. Без всякого риска для своих патронов они поставляли им в руки самую желанную информацию – о китайской ракетной программе и разработках ядерного оружия. С таким лейтмотивом даже сепаратизм играл вторую скрипку. Таким образом, американцы получили на блюдечке все данные о первых испытаниях ядерного оружия Китаем. Это происходило в 1964 году в Лор Норе, на севере Тибета, и тибетские шпионы сумели установить сенсоры в самых труднодоступных местах. Чуть ранее они фотографировали военные объекты на территории Китая, делали карты и подбирали место для высадки партизан. ЦРУ в тот момент, конечно же, думало только о партизанах. Что же происходило на втором фронте? Свободолюбивые тибетцы воевали, не помня себя и периодически оправдываясь, что «еще не уничтожили всех китайцев». Дайте только срок! Один из группы борцов Гьято Вангду (который позже станет командиром вскормленного ЦРУ движения «Чуши Гандруг»), обратился к офицеру Роджеру Маккарти за ядерным оружием, чтобы действовать эффективнее. Странное дело, но тот отказал.  Видимо, не хотел нарушать инкогнито. Ведь положение обязывало, — Маккарти как раз и возглавлял Комиссию ЦРУ по тибетскому вопросу, в рамках которой разворачивался «Святой цирк». Позже этот человек займется Лаосом и Вьетнамом – и там тоже будет, над чем посмеяться. Бразды правления «тибетским вопросом» перешли в руки Джона Кеннета Кнауса, который возглавлял Комиссию ЦРУ до 1965 года. Он прославился своими откровениями о событиях тех лет, собранных в книге «Сироты холодной войны». В ней он как бы оправдывает ЦРУ, заявляя, что инициатива о поддержке тибетского сепаратизма исходила «от всего правительства США».  Но и в этом Кнаус не видит ничего предосудительного. Напротив – американцев вел священный долг «освобождения» Тибета, и это, на его взгляд, смягчает вину за гибель тысяч людей.  Лишь одна фраза позволяет правильно расставить акценты: «Да, это стоило многим жизни, — признается разведчик, — но было отличным приключением для них самих». И ведь не поспоришь, — куда бы ни приходили американцы, везде начинался сплошной «парк развлечений». Только успевай попкорн подносить. Китай, в свою очередь, изо всех сил пытался сохранить целостность страны. Счет жертвам с обеих сторон шел на тысячи. Самым кровавым стало восстание 1959 года. Именно в этот момент духовный лидер тибетцев Далай-лама, почуяв неладное, бросил своих «сыновей» и бежал в Индию в компании двух агентов ЦРУ. Там он возглавил «правительство в изгнании», и знамя борьбы за свободу Тибета перешло в его руки. В этом, собственно, и заключался план «B». О своей гибнущей пастве он вспомнил лишь в 1974 году, получив соответствующую команду. Лауреат Нобелевской премии Мира мог остановить кровопролитие одним словом, но до сей минуты упорно молчал. Тибетцы до последнего отказывались сдаваться, но об американской помощи больше не могло быть речи. Тогда-то им и прокрутили запись с обращением Далай-ламы. Неустрашимые воины разрыдались, как дети, и сложили оружие. Правда, многие из них потом перерезали себе горло. О том, что глава буддистов все эти годы находился на содержании ЦРУ, тоже не говорил только ленивый. По недавнему признанию администрации Далай-ламы, ежегодная «субсидия тибетским беженцам» в 60-е годы составляла  1,7 миллиона долларов. Из которых  180 000 тысяч долларов в год причиталось лично Далай-ламе. Тем не менее, в мире нет человека, более окруженного мифами и стереотипами. Этому способствует нерушимый «ореол святости», не позволяющий даже думать дурно о его носителе. В этом он разделяет участь римских пап, только с налетом далекой и непознанной экзотики. Между тем, его биография весьма любопытна, и в ней нельзя не провести параллели с Ватиканом. Тот, как мы помним, обрел государственную независимость в 1929 году с подачи Бенито Муссолини – лидера одного нашумевшего формирования. Юный Далай-лама имел в наставниках не менее любопытного субъекта – офицера Ваффен СС и члена национал-социалистической партии Генриха Харрера, после войны укрывшегося в Тибете. В свое время он входил в круг самых высокоранговых офицеров, приближенных к Гитлеру. Лишь полвека спустя после описанных событий в Федеральном архивном управлении Берлина был найден личный архив Харрера. Об этом поведал немецкий еженедельник «Штерн» 28 мая 1997 года. Статья называлась «Запятнанный нацизмом «герой», и в красках рассказывала о его «подвигах» в «штурмовом отряде» фюрера. К биографии прилагалось фото «героя» в нацистской форме и с черной меткой свастики на белом воротничке. Тибет, безусловно, хотел повторить судьбу Святого Престола и стать «азиатским Ватиканом». Помощники для этого были выбраны те же, только время выдалось неподходящее. Ведь если в 1929 году фашисты были в зените славы, то в разгар «тибетской кампании» по ним давно пробил похоронный звон. Неизвестно, как Харрер сблизился с будущим лидером буддистов, но, безусловно, оказал на него большое влияние. Это произошло в 1946 году, после бесспорного разгрома нацистов. Тогда еще 11-летний Далай-лама с упоением слушал рассказы «наставника» о далеких западных странах, а спустя много лет отзывался о нем с огромным почтением. Но и в 50-е годы Харрер не сидел без дела. Воинственный дух был еще крепок в нем. По некоторым данным, он за компанию с другим нацистом Ауфшнайтером (не много ли нацистов на маленький Тибет?) принимал самое активное участие в организации вооруженной борьбы повстанцев. Но почему же все-таки «герой»? Когда книга «Семь лет в Тибете» вышла из-под пера Харрера, имя нациста прогремело на Западе. В Голливуде начался «тибетский бум», а в экранизацию его опуса намеревались вложить 60 миллионов долларов. Сам Харрер на закате жизни удостоился самых почетных званий и почивал на лаврах. «Защитник прав человека», «герой» и просто успешный писатель – так теперь величали бывшего соратника Гитлера. Его книгу прочитали больше 50 миллионов человек на сорока языках мира. Пройдет много лет, и Далай-лама сам станет наставником. Своему подопечному – главарю секты Аум Сенрике – он будет помогать и деньгами, и рекомендациями, и просто добрым словом. Напомним, что Сёко Асахара и его банда прославились терактами в токийском метро в марте 1995 с применением отравляющего вещества зарина. В результате нее погибли 12 человек и более пяти тысяч получили ранения. Как же отреагировал Далай-лама? Когда вся ненависть мира была направлена на эту псевдо-буддистскую секту, он по-прежнему считал Асахару своим другом и любимым воспитанником. Убийцу и террориста! О каком буддизме с его неприятием насилия могла идти речь? Ведь Асахара, как ни крути, был еретиком по всем буддистским канонам, и заслуживал не только порицания, но и анафемы. Но духовного лидера буддистов и Лауреата Нобелевской премии Мира это абсолютно не волновало. Позже стало известно, что Асахара состоял в постоянной переписке с Далай-ламой в течение восьми лет до газовой атаки. Не говоря уже о периодических встречах. А в 1989 году между ними состоялся взаимовыгодный обмен. Воспитанник «подарил» духовному отцу 100 тысяч долларов. После этого несколько высокопоставленных чиновников в Токио получили письма от Далай-ламы. В них Асахара представал «очень способным духовным наставником», а его секта – «подталкивала публику к доброте». Налоговым службам был послан особый привет – просьба освободить «Аум Сенрике» от налогообложения. Так секта получила легальный статус в Японии. В благодарственном письме Асахара заверил Далай-ламу, что готов «оказать всяческую помощь в деле возвращения Тибета в руки тибетцев». Далай-лама любит бывать в Вашингтоне, чем изрядно нервирует КНР. Хотя, казалось бы, с чего? Он всего лишь беседует с президентом или госсекретарем о добром и вечном, а вдоль берегов Китая тем временем мирно курсируют американские авианосцы. Как, например, это было в 2010 году, когда «Нимитц» так и не вошел в Гонконг. На следующий день в Тибете случается очередной взрыв народного негодования. А в Голливуде снимают захватывающий фильм о Далай-ламе и мифической стране Шангри-Ла. Ничего личного. Просто Китай, по мнению США, является главной экономической и военной угрозой миру. Никакой ереси. Просто Далай-лама получает за свою работу деньги. А также – медали Конгресса США и Нобелевские премии Мира. За миролюбие, как и Барак Обама. Не будем столь наивными, чтобы полагать, что «война за Тибет» окончена. Она будет длиться ровно столько, сколько на карте мира есть сильный Китай. В этих горах никогда не бывает спокойно. Новый кризис случился в конце 80-х и был связан, как ни странно, с Далай-ламой. Духовный лидер буддистов всегда был щедр на инициативы по независимости Тибета и не стеснялся громких фраз. Его идеи мгновенно подхватывала народная молва и воплощала в конкретные действия. Но был и третий участник событий. Так, в 1987 году, Далай-ламу пригласили выступить перед комитетом Конгресса США по правам человека. Примерно в это же время мирные монахи из монастыря к западу от Лхасы решили массово поддержать его идеи независимости. Окончилось все это массовыми беспорядками. Череда волнений охватила Тибет и взорвалась громким кризисом 1989 года. Тогда главные вдохновители обитали на Тяньаньмэнь. Тибет накрыло ударной волной, но Китай все же не рассыпался в прах. Последовала продолжительная передышка, и тибетская рана снова воспалилась лишь в 2008 году. Повстанцы вспомнили кровавые события 1959 года, а также беспорядки минувшей осени, когда случилось столкновение между монахами и силовиками. Яблоком раздора тогда стало вручение Далай-ламе медали Конгресса США. Монахи устроили в эту честь праздник, грозивший перерасти в нечто большее с отрицательным знаком. Их, естественно, задержали. Спустя год, это вызвало новый взрыв недовольства. О том, что буддийские монахи – это далеко не агнцы смиренны, и не ангелы добродетели, свидетельствуют многие эпизоды. Они совсем не похожи на сцены голливудских фильмов и главные каноны буддизма. Но еретиков в этой религии не клеймят, а, наоборот, — всячески поддерживают, — как мы понимаем из примера теплых отношений Далай-ламы и Сёко Асахара. Оксюморон посильнее «живого трупа» — монах-террорист – заклеймил собой все полосы газет. И в этом уже не видят никакого противоречия. Ну, монах, ну, террорист – что здесь такого? Мир жесток и абсурден! Так, в 2003 году, промелькнула новость: «Казнен монах-террорист Дондула». Совершил несколько терактов на севере страны, погибли люди. «Washington Post» негодует – как это можно, казнить монаха? Получается как в анекдоте – «ты либо трусы надень, либо крестик сними». Чтобы не было у людей когнитивного диссонанса. Другая, тоже очень «миролюбивая» мода – самосожжение в знак протеста. Не будем вспоминать эпизод с Мухаммедом Буазизи, с которого началась «арабская весна». Таких случаев на Востоке было немало. Тибет – присоединился к всеобщему безумию. Это действительно напоминает эпидемию или поголовное помешательство. Ну, не могут люди в здравом уме сжигать себя из-за эфемерных идей, будто у них сто жизней. Сжигать один за другим. Тенденция вызывает много подозрений и заслуживает отдельного исследования. Но сейчас речь о буддизме и о том, что такие действия в корне противоречат его религиозным предписаниям. Согласно пяти основным заповедям учения, запрещено убивать, красть, блудить, говорить неправду и употреблять спиртное. Тем более, убивать себя! Тибетцы, воюющие за религиозную идентичность, забывают об этом. Последняя масштабная серия самосожжений «разгорелась» в Тибете в 2012 году в знак протеста против нового ЦК Компартии. Как возникают идеи, противоречащие буддизму? Как и во все времена и во всех религиях – через секты. В Китае запрещена, и, тем не менее, активно действует загадочная секта Фалуньгун. Прикрываясь лозунгом «Истина-Доброта-Терпение», она агитирует, в том числе, на самосожжение. Подавляющее число участников подобных «акций»– адепты Фалуньгун. Секта замешана в организации масштабных антиправительственных выступлений и несет ответственность за сотни убийств. Тем не менее, запрещена она только в Китае. Имея адептов по всему миру Фалуньгун, пользуется покровительством вполне определенной страны. И дело даже не в том, что ее основатель Ли Хунчжи получил политическое убежище в США, а сама секта регулярно получает огромные средства на раскрутку. Настолько солидные, что смогла однажды совершить хакерскую атаку на китайские спутники связи и транслировать антиправительственную программу на государственном ТВ. Насколько известно, бои на хакерском фронте с Китаем сегодня ведет только одна страна. Что касается американского гражданства, то с ним не возникает проблем ни у одного члена секты, чего не скажешь о рядовых китайцах. Но все дело не в этом. США выдали себя с потрохами в 2002 году. Преследования Фалуньгун в Китае вызвали живой отклик в Конгрессе, который немедленно разразился резолюцией о поддержке секты. В ней он гневно «требовал» от правительства Китая прекратить преследования последователей Фалуньгун. То есть, бесцеремонно вмешивался во внутренние дела суверенного государства. В общем, звучал заезженный репертуар США, которые, как старая Варвара везде совали свой нос. Но ведь речь шла не о любопытстве.  Китай был взбешен и ответил решительным протестом. Он уже умел показывать зубы. А китайский представитель открыто заявил, что «американские конгрессмены преследуют весьма коварные замыслы, заступаясь за «Фалуньгун». После того, как провалился эксперимент с Таньаньмэнь, помешав разрушить Китай по примеру СССР, на Западе поняли, что здесь нужно работать на другую публику. Чуждые западным веяниям китайцы, привыкли вариться в собственном котле. Здесь не было интеллигентов с кухонными беседами о «другой жизни», а если и были – то, как музейный раритет. Мистика, религия и полурелигия в лице сект стали тем инструментом, который ЦРУ направили против китайцев. Стремление быть в общине проявилось в популярности сект и мафиозных группировок, таких, как триады Гонконга. Тибет и его «боевой товарищ» Синьцзян – это, на минуту, вся западная граница КНР. Если ее отсечь, то Китай не просто пошатнется, он перестанет существовать. Превратится из «главной угрозы миру» (читай, США) в новую зону управляемого хаоса и безмолвную производственную базу хищных ТНК. Тибет всегда был и остается «мостом в Индию» и рычагом влияния на другие соседние государства. Именно поэтому ЦРУ никогда не уходило из Тибета. Была видимость капитуляции, на самом же деле – смена стратегии. Восстания 80-х и 90-х годов, да и неспокойный сентябрь 2013 года – дело рук американской разведки. Еще не пришло то время, когда об этом напишут книгу участники событий. Они пока заняты другим. Но это уже совсем не секрет. Потому что питбуль, вцепившись в жертву, не разжимает челюстей до самой смерти.» Елена ФЕДОТОВА Источники: 1). «Сепаратисты в Тибете», Конфликтолог.ру 2) «Далай-лама и воспоминания о ЦРУ», Дмитрий Косырев, РИА Новости, 19.02.2010 3) «Секретная война ЦРУ в Тибете», Беджент Джо, 27.07.2012, перевод Георгия Ратомского специально для Альманаха «Искусство Войны» 4) «Тибет, «большая игра» и ЦРУ», Ричард М. Беннетт 5) «США поддерживают тоталитарные секты. Китай «крайне возмущен» резолюцией Конгресса о «Фалуньгуне», Синьхуа, 27.07.2002 6) «Секта Фалуньгун: политтехнологии нарастающей апостасии», Александр Васильевич, Игорь Друзь, Русбеседа.ру 7) «И у Китая есть ахиллесова пята», Анатолий Эль Мюрид, Газета Взгляд, 17.07.2013 8) «Тибетские сепаратисты напомнили о себе. В Китае казнен монах-террорист Дондупа», 29.01.2003 9) «Тибетцы подожгли себя в знак протеста против нового ЦК КПК», Russia Today, 17.11.2012 10) «Китайская полиция разогнала протестующих тибетцев выстрелами в толпу», Russia Today, 10.10.2013 11) «Тибет», Зарубежное военное обозрение, №2 2001 г. 12) «В свете истины: дружеские отношения между Далай-ламой, нацистами и сектой «Аум Синрикё», газета «Жэньминь Жибао», 06.01.2009 P.S. Предыдущие статьи этого автора: Египетский бумеранг Сноуден, Ассанж, Мэннинг Наркотики, Мексика и США Саакашвили — бегущий от собственной тени Беспилотники – смерть с небес Последний бой Уго Чавеса Битва за Антарктиду