• Теги
    • избранные теги
    • Компании670
      • Показать ещё
      Страны / Регионы513
      • Показать ещё
      Разное1360
      • Показать ещё
      Издания34
      • Показать ещё
      Международные организации35
      • Показать ещё
      Формат33
      Люди133
      • Показать ещё
      Сферы20
      • Показать ещё
      Показатели19
      • Показать ещё
DARPA
DARPA
DARPA было основано в 1958 году и первоначально называлось ARPA (Advanced Research Projects Agency), затем к названию добавилось слово Defense — «оборона». ARPA спонсировала разработку сети ARPANET (которая переросла в Интернет), а также версии BSD (университета Беркли) системы UNI ...

DARPA было основано в 1958 году и первоначально называлось ARPA (Advanced Research Projects Agency), затем к названию добавилось слово Defense — «оборона». ARPA спонсировала разработку сети ARPANET (которая переросла в Интернет), а также версии BSD (университета Беркли) системы UNIX и стека протоколов TCP/IP. DARPA существует независимо от обычных военных научно-исследовательских учреждений и подчиняется непосредственно руководству Министерства обороны. Штат DARPA насчитывает около 240 сотрудников (из которых примерно 140 — технические специалисты); бюджет организации на 2016 год составляет 2,972 миллиарда долларов. Подробнее

Структуру агентства составляют 7 подразделений:

  1. Адаптивного управления (AEO) — исследования в области построения адаптивных платформ и архитектур, включая универсальные программные платформы, модульные аппаратные средства, многофункциональные информационные системы и средства разработки и проектирования;
  2. Оборонных исследований (DSO) — исследования в области фундаментальной физики, новых технологий и приборов на новых физических принципах, энергетики, новые материалы и биотехнологии, прикладной и вычислительной математики, медико-биологические средства защиты, биомедицинские технологии.
  3. Инноваций в информационных технологиях (I2O) — информационные системы мониторинга и управления, технологии высокопроизводительных вычислений, интеллектуальный анализ данных, системы распознавания образов, когнитивные системы машинного перевода;
  4. Микросистемных технологий (MTO) — технологии электроники, фотоники, микромеханических систем, перспективной архитектуры интегрированных микросхем и алгоритмов распределенного хранения данных;
  5. Стратегических технологий (STO) — системы связи, средства защиты информационных сетей, средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), устойчивость систем к кибератакам, системы обнаружения замаскированных целей на новых физических принципах, энергосбережение и альтернативные источники энергии;
  6. Тактических технологий (TTO) — современные высокоточные системы вооружения, лазерное оружие, беспилотные средства вооружений на базе воздушных, космических, наземных и морских платформ, перспективные космические системы мониторинга и управления.
  7. Биологических технологий (BTO) — исследования в области инженерной биологии, включая омиксные технологии, синтетическую биологию, метаболическую инженерию, генную терапию (включая искусственную хромосому человека), и прикладные аспекты нейронаук. Вики

http://www.darpa.mil/

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
13 августа, 12:00

DARPA работает над улучшением человеческих чувств с помощью компьютеров

Министерство обороны США продолжает свою работу над нейрокомпьютерными интерфейсами и через свое Управление перспективных исследовательских проектов (DARPA) подписало контракты с пятью научно-исследовательскими группами и одной частной компанией. Разработка подобных технологий ведется уже довольно давно, однако реальный потенциал этой технологии начал раскрываться совсем недавно. Основная цель подобных интерфейсов заключается в создании базы для разработки более эффективных […]

10 августа, 06:55

Krieger Asks: Is Google A Search Engine Or 'Deep State' Organ?

Authored by Mike Krieger via Liberty Blitzkrieg blog, Today’s post should be read as Part 3 of my ongoing series about the now infamous Google memo, and what it tells us about where our society is headed if a minority of extremely wealthy and powerful technocratic billionaires are permitted to fully socially engineer our culture to fit their ideological vision using coercion, force and manipulation. For some context, read Part 1 and Part 2. I struggled with the title of this piece, because ever since the 2016 election, usage of the term “deep state” has become overly associated with Trump cheerleaders. I’m not referring to people who voted for Trump, whom I can both understand and respect, I’m talking about the Trump cultists. Like most people who mindlessly and enthusiastically attach themselves to political figures, they tend to be either morons or opportunists. Nevertheless, just because the term has been somewhat tainted doesn’t mean I deny the existence of a “deep state” or “shadow government.” The existence of networks of unelected powerful people who formulate and push policy behind the scenes and then get captured members of Congress to vote on it is pretty much undeniable. I don’t believe that the “deep state” is a monolithic entity by any means, but what seems to unite these various people and institutions is an almost religious belief in U.S. imperial dominance, as well as the idea that this empire should be largely governed by an unaccountable oligarchy of billionaires and assorted technocrats. We see the results of this worldview all around us with endless wars, an unconstitutional domestic surveillance state and the destruction of the middle class. These are the fruits of deep state ideology, and a clear reason why it should be dismantled and replaced by genuine governance by the people before they lead the U.S. to total disaster. From my own personal research and observations, Google has become very much a willing part of this deep state, with Eric Schmidt being the primary driving force that has propelled the company into its contemporary role not just as a search engine monopoly, but also as a powerful and undemocratic tech arm of the shadow government. One of the best things about all the recent attention on the Google memo, is that it has placed this corporate behemoth and its very clear ideological leanings squarely in the public eye. This gives us the space to shine light on some other aspects of Google, which I believe most people would find quite concerning if made aware of. To that end, in 2014, Wikileaks published an extremely powerful excerpt from Julian Assange’s book, When Google Met Wikileaks. The post was titled, Google Is Not What It Seems, and it is an incredible repository of information and insight. If you never read it, I suggest you take the time. Below I share some choice excerpts to get you up to speed with what Google is really up to. Let’s start with the intro to the piece, which sets the stage… Eric Schmidt is an influential figure, even among the parade of powerful characters with whom I have had to cross paths since I founded WikiLeaks. In mid-May 2011 I was under house arrest in rural Norfolk, about three hours’ drive northeast of London. The crackdown against our work was in full swing and every wasted moment seemed like an eternity. It was hard to get my attention. But when my colleague Joseph Farrell told me the executive chairman of Google wanted to make an appointment with me, I was listening.   In some ways the higher echelons of Google seemed more distant and obscure to me than the halls of Washington. We had been locking horns with senior US officials for years by that point. The mystique had worn off. But the power centers growing up in Silicon Valley were still opaque and I was suddenly conscious of an opportunity to understand and influence what was becoming the most influential company on earth. Schmidt had taken over as CEO of Google in 2001 and built it into an empire.   I was intrigued that the mountain would come to Muhammad. But it was not until well after Schmidt and his companions had been and gone that I came to understand who had really visited me.   The stated reason for the visit was a book. Schmidt was penning a treatise with Jared Cohen, the director of Google Ideas, an outfit that describes itself as Google’s in-house “think/do tank.” I knew little else about Cohen at the time. In fact, Cohen had moved to Google from the US State Department in 2010. He had been a fast-talking “Generation Y” ideas man at State under two US administrations, a courtier from the world of policy think tanks and institutes, poached in his early twenties. He became a senior advisor for Secretaries of State Rice and Clinton. At State, on the Policy Planning Staff, Cohen was soon christened “Condi’s party-starter,” channeling buzzwords from Silicon Valley into US policy circles and producing delightful rhetorical concoctions such as “Public Diplomacy 2.0.”2 On his Council on Foreign Relations adjunct staff page he listed his expertise as “terrorism; radicalization; impact of connection technologies on 21st century statecraft; Iran.”3. Now I’m going to skip ahead in the piece to the moment where Assange describes his attempt to make contact with the U.S. State Department in 2011 regarding cables Wikileaks was releasing. It was at this point that I realized Eric Schmidt might not have been an emissary of Google alone. Whether officially or not, he had been keeping some company that placed him very close to Washington, DC, including a well-documented relationship with President Obama. Not only had Hillary Clinton’s people known that Eric Schmidt’s partner had visited me, but they had also elected to use her as a back channel. While WikiLeaks had been deeply involved in publishing the inner archive of the US State Department, the US State Department had, in effect, snuck into the WikiLeaks command center and hit me up for a free lunch. Two years later, in the wake of his early 2013 visits to China, North Korea, and Burma, it would come to be appreciated that the chairman of Google might be conducting, in one way or another, “back-channel diplomacy” for Washington. But at the time it was a novel thought.   I put it aside until February 2012, when WikiLeaks—along with over thirty of our international media partners—began publishing the Global Intelligence Files: the internal email spool from the Texas-based private intelligence firm Stratfor. One of our stronger investigative partners—the Beirut-based newspaper Al Akhbar—scoured the emails for intelligence on Jared Cohen.The people at Stratfor, who liked to think of themselves as a sort of corporate CIA, were acutely conscious of other ventures that they perceived as making inroads into their sector. Google had turned up on their radar. In a series of colorful emails they discussed a pattern of activity conducted by Cohen under the Google Ideas aegis, suggesting what the “do” in “think/do tank” actually means.   Cohen’s directorate appeared to cross over from public relations and “corporate responsibility” work into active corporate intervention in foreign affairs at a level that is normally reserved for states. Jared Cohen could be wryly named Google’s “director of regime change.” According to the emails, he was trying to plant his fingerprints on some of the major historical events in the contemporary Middle East. He could be placed in Egypt during the revolution, meeting with Wael Ghonim, the Google employee whose arrest and imprisonment hours later would make him a PR-friendly symbol of the uprising in the Western press. Meetings had been planned in Palestine and Turkey, both of which—claimed Stratfor emails—were killed by the senior Google leadership as too risky. Only a few months before he met with me, Cohen was planning a trip to the edge of Iran in Azerbaijan to “engage the Iranian communities closer to the border,” as part of Google Ideas’ project on “repressive societies.” In internal emails Stratfor’s vice president for intelligence, Fred Burton (himself a former State Department security official), wrote:   Google is getting WH [White House] and State Dept support and air cover. In reality they are doing things the CIA cannot do . . . [Cohen] is going to get himself kidnapped or killed. Might be the best thing to happen to expose Google’s covert role in foaming up-risings, to be blunt. The US Gov’t can then disavow knowledge and Google is left holding the shit-bag.   In further internal communication, Burton said his sources on Cohen’s activities were Marty Lev—Google’s director of security and safety—and Eric Schmidt himself. Looking for something more concrete, I began to search in WikiLeaks’ archive for information on Cohen. State Department cables released as part of Cablegate reveal that Cohen had been in Afghanistan in 2009, trying to convince the four major Afghan mobile phone companies to move their antennas onto US military bases. In Lebanon he quietly worked to establish an intellectual and clerical rival to Hezbollah, the “Higher Shia League.” And in London he offered Bollywood movie executives funds to insert anti-extremist content into their films, and promised to connect them to related networks in Hollywood.   Three days after he visited me at Ellingham Hall, Jared Cohen flew to Ireland to direct the “Save Summit,” an event cosponsored by Google Ideas and the Council on Foreign Relations. Gathering former inner-city gang members, right-wing militants, violent nationalists, and “religious extremists” from all over the world together in one place, the event aimed to workshop technological solutions to the problem of “violent extremism.” What could go wrong?   Cohen’s world seems to be one event like this after another: endless soirees for the cross-fertilization of influence between elites and their vassals, under the pious rubric of “civil society.” The received wisdom in advanced capitalist societies is that there still exists an organic “civil society sector” in which institutions form autonomously and come together to manifest the interests and will of citizens. The fable has it that the boundaries of this sector are respected by actors from government and the “private sector,” leaving a safe space for NGOs and nonprofits to advocate for things like human rights, free speech, and accountable government.   This sounds like a great idea. But if it was ever true, it has not been for decades. Since at least the 1970s, authentic actors like unions and churches have folded under a sustained assault by free-market statism, transforming “civil society” into a buyer’s market for political factions and corporate interests looking to exert influence at arm’s length. The last forty years has seen a huge proliferation of think tanks and political NGOs whose purpose, beneath all the verbiage, is to execute political agendas by proxy.   It is not just obvious neocon front groups like Foreign Policy Initiative. It also includes fatuous Western NGOs like Freedom House, where naïve but well-meaning career nonprofit workers are twisted in knots by political funding streams, denouncing non-Western human rights violations while keeping local abuses firmly in their blind spots. The civil society conference circuit—which flies developing-world activists across the globe hundreds of times a year to bless the unholy union between “government and private stakeholders” at geopoliticized events like the “Stockholm Internet Forum”—simply could not exist if it were not blasted with millions of dollars in political funding annually.   In 2011, the Alliance of Youth Movements rebranded as “Movements.org.” In 2012 Movements.org became a division of “Advancing Human Rights,” a new NGO set up by Robert L. Bernstein after he resigned from Human Rights Watch (which he had originally founded) because he felt it should not cover Israeli and US human rights abuses. Advancing Human Rights aims to right Human Rights Watch’s wrong by focusing exclusively on “dictatorships.” Cohen stated that the merger of his Movements.org outfit with Advancing Human Rights was “irresistible,” pointing to the latter’s “phenomenal network of cyberactivists in the Middle East and North Africa.” He then joined the Advancing Human Rights board, which also includes Richard Kemp, the former commander of British forces in occupied Afghanistan. In its present guise, Movements.org continues to receive funding from Gen Next, as well as from Google, MSNBC, and PR giant Edelman, which represents General Electric, Boeing, and Shell, among others.   Google Ideas is bigger, but it follows the same game plan. Glance down the speaker lists of its annual invite-only get-togethers, such as “Crisis in a Connected World” in October 2013. Social network theorists and activists give the event a veneer of authenticity, but in truth it boasts a toxic piñata of attendees: US officials, telecom magnates, security consultants, finance capitalists, and foreign-policy tech vultures like Alec Ross (Cohen’s twin at the State Department). At the hard core are the arms contractors and career military: active US Cyber Command chieftains, and even the admiral responsible for all US military operations in Latin America from 2006 to 2009. Tying up the package are Jared Cohen and the chairman of Google, Eric Schmidt. Now here’s a little background on Schmidt. Eric Schmidt was born in Washington, DC, where his father had worked as a professor and economist for the Nixon Treasury. He attended high school in Arlington, Virginia, before graduating with a degree in engineering from Princeton. In 1979 Schmidt headed out West to Berkeley, where he received his PhD before joining Stanford/Berkley spin-off Sun Microsystems in 1983. By the time he left Sun, sixteen years later, he had become part of its executive leadership.   Sun had significant contracts with the US government, but it was not until he was in Utah as CEO of Novell that records show Schmidt strategically engaging Washington’s overt political class. Federal campaign finance records show that on January 6, 1999, Schmidt donated two lots of $1,000 to the Republican senator for Utah, Orrin Hatch. On the same day Schmidt’s wife, Wendy, is also listed giving two lots of $1,000 to Senator Hatch. By the start of 2001 over a dozen other politicians and PACs, including Al Gore, George W. Bush, Dianne Feinstein, and Hillary Clinton, were on the Schmidts’ payroll, in one case for $100,000. By 2013, Eric Schmidt—who had become publicly over-associated with the Obama White House—was more politic. Eight Republicans and eight Democrats were directly funded, as were two PACs. That April, $32,300 went to the National Republican Senatorial Committee. A month later the same amount, $32,300, headed off to the Democratic Senatorial Campaign Committee. Why Schmidt was donating exactly the same amount of money to both parties is a $64,600 question.   It was also in 1999 that Schmidt joined the board of a Washington, DC–based group: the New America Foundation, a merger of well-connected centrist forces (in DC terms). The foundation and its 100 staff serves as an influence mill, using its network of approved national security, foreign policy, and technology pundits to place hundreds of articles and op-eds per year. By 2008 Schmidt had become chairman of its board of directors. As of 2013 the New America Foundation’s principal funders (each contributing over $1 million) are listed as Eric and Wendy Schmidt, the US State Department, and the Bill & Melinda Gates Foundation. Secondary funders include Google, USAID, and Radio Free Asia.   Schmidt’s involvement in the New America Foundation places him firmly in the Washington establishment nexus. The foundation’s other board members, seven of whom also list themselves as members of the Council on Foreign Relations, include Francis Fukuyama, one of the intellectual fathers of the neoconservative movement; Rita Hauser, who served on the President’s Intelligence Advisory Board under both Bush and Obama; Jonathan Soros, the son of George Soros; Walter Russell Mead, a US security strategist and editor of the American Interest; Helene Gayle, who sits on the boards of Coca-Cola, Colgate-Palmolive, the Rockefeller Foundation, the State Department’s Foreign Affairs Policy Unit, the Council on Foreign Relations, the Center for Strategic and International Studies, the White House Fellows program, and Bono’s ONE Campaign; and Daniel Yergin, oil geostrategist, former chair of the US Department of Energy’s Task Force on Strategic Energy Research, and author of The Prize: The Epic Quest for Oil, Money and Power.   The chief executive of the foundation, appointed in 2013, is Jared Cohen’s former boss at the State Department’s Policy Planning Staff, Anne-Marie Slaughter, a Princeton law and international relations wonk with an eye for revolving doors. She is everywhere at the time of writing, issuing calls for Obama to respond to the Ukraine crisis not only by deploying covert US forces into the country but also by dropping bombs on Syria—on the basis that this will send a message to Russia and China.41 Along with Schmidt, she is a 2013 attendee of the Bilderberg conference and sits on the State Department’s Foreign Affairs Policy Board.   There was nothing politically hapless about Eric Schmidt. I had been too eager to see a politically unambitious Silicon Valley engineer, a relic of the good old days of computer science graduate culture on the West Coast. But that is not the sort of person who attends the Bilderberg conference four years running, who pays regular visits to the White House, or who delivers “fireside chats” at the World Economic Forum in Davos. Schmidt’s emergence as Google’s “foreign minister”—making pomp and ceremony state visits across geopolitical fault lines—had not come out of nowhere; it had been presaged by years of assimilation within US establishment networks of reputation and influence.    On a personal level, Schmidt and Cohen are perfectly likable people. But Google’s chairman is a classic “head of industry” player, with all of the ideological baggage that comes with that role. Schmidt fits exactly where he is: the point where the centrist, liberal, and imperialist tendencies meet in American political life. By all appearances, Google’s bosses genuinely believe in the civilizing power of enlightened multinational corporations, and they see this mission as continuous with the shaping of the world according to the better judgment of the “benevolent superpower.” They will tell you that open-mindedness is a virtue, but all perspectives that challenge the exceptionalist drive at the heart of American foreign policy will remain invisible to them. This is the impenetrable banality of “don’t be evil.” They believe that they are doing good. And that is a problem.   Even when Google airs its corporate ambivalence publicly, it does little to dislodge these items of faith. The company’s reputation is seemingly unassailable. Google’s colorful, playful logo is imprinted on human retinas just under six billion times each day, 2.1 trillion times a year—an opportunity for respondent conditioning enjoyed by no other company in history. Caught red-handed last year making petabytes of personal data available to the US intelligence community through the PRISM program, Google nevertheless continues to coast on the goodwill generated by its “don’t be evil” doublespeak. A few symbolic open letters to the White House later and it seems all is forgiven. Even anti-surveillance campaigners cannot help themselves, at once condemning government spying but trying to alter Google’s invasive surveillance practices using appeasement strategies.   Nobody wants to acknowledge that Google has grown big and bad. But it has. Schmidt’s tenure as CEO saw Google integrate with the shadiest of US power structures as it expanded into a geographically invasive megacorporation. But Google has always been comfortable with this proximity. Long before company founders Larry Page and Sergey Brin hired Schmidt in 2001, their initial research upon which Google was based had been partly funded by the Defense Advanced Research Projects Agency (DARPA). And even as Schmidt’s Google developed an image as the overly friendly giant of global tech, it was building a close relationship with the intelligence community.   In 2003 the US National Security Agency (NSA) had already started systematically violating the Foreign Intelligence Surveillance Act (FISA) under its director General Michael Hayden. These were the days of the “Total Information Awareness” program. Before PRISM was ever dreamed of, under orders from the Bush White House the NSA was already aiming to “collect it all, sniff it all, know it all, process it all, exploit it all.” During the same period, Google—whose publicly declared corporate mission is to collect and “organize the world’s information and make it universally accessible and useful”—was accepting NSA money to the tune of $2 million to provide the agency with search tools for its rapidly accreting hoard of stolen knowledge.   In 2004, after taking over Keyhole, a mapping tech startup cofunded by the National Geospatial-Intelligence Agency (NGA) and the CIA, Google developed the technology into Google Maps, an enterprise version of which it has since shopped to the Pentagon and associated federal and state agencies on multimillion-dollar contracts.54 In 2008, Google helped launch an NGA spy satellite, the GeoEye-1, into space. Google shares the photographs from the satellite with the US military and intelligence communities. In 2010, NGA awarded Google a $27 million contract for “geospatial visualization services.”   Around the same time, Google was becoming involved in a program known as the “Enduring Security Framework” (ESF), which entailed the sharing of information between Silicon Valley tech companies and Pentagon-affiliated agencies “at network speed.” Emails obtained in 2014 under Freedom of Information requests show Schmidt and his fellow Googler Sergey Brin corresponding on first-name terms with NSA chief General Keith Alexander about ESF. Reportage on the emails focused on the familiarity in the correspondence: “General Keith . . . so great to see you . . . !” Schmidt wrote. But most reports overlooked a crucial detail. “Your insights as a key member of the Defense Industrial Base,” Alexander wrote to Brin, “are valuable to ensure ESF’s efforts have measurable impact.”   In 2012, Google arrived on the list of top-spending Washington, DC, lobbyists—a list typically stalked exclusively by the US Chamber of Commerce, military contractors, and the petrocarbon leviathans. Google entered the rankings above military aerospace giant Lockheed Martin, with a total of $18.2 million spent in 2012 to Lockheed’s $15.3 million. Boeing, the military contractor that absorbed McDonnell Douglas in 1997, also came below Google, at $15.6 million spent, as did Northrop Grumman at $17.5 million.   If anything has changed since those words were written, it is that Silicon Valley has grown restless with that passive role, aspiring instead to adorn the “hidden fist” like a velvet glove. Writing in 2013, Schmidt and Cohen stated,    What Lockheed Martin was to the twentieth century, technology and cyber-security companies will be to the twenty-first.   This was one of many bold assertions made by Schmidt and Cohen in their book, which was eventually published in April 2013. Gone was the working title, “The Empire of the Mind”, replaced with “The New Digital Age: Reshaping the Future of People, Nations and Business”. By the time it came out, I had formally sought and received political asylum from the government of Ecuador, and taken refuge in its embassy in London. At that point I had already spent nearly a year in the embassy under police surveillance, blocked from safe passage out of the UK. Online I noticed the press hum excitedly about Schmidt and Cohen’s book, giddily ignoring the explicit digital imperialism of the title and the conspicuous string of pre-publication endorsements from famous warmongers like Tony Blair, Henry Kissinger, Bill Hayden and Madeleine Albright on the back.   Billed as a visionary forecast of global technological change, the book failed to deliver—failed even to imagine a future, good or bad, substantially different to the present. The book was a simplistic fusion of Fukuyama “end of history” ideology—out of vogue since the 1990s—and faster mobile phones. It was padded out with DC shibboleths, State Department orthodoxies, and fawning grabs from Henry Kissinger. The scholarship was poor—even degenerate. It did not seem to fit the profile of Schmidt, that sharp, quiet man in my living room. But reading on I began to see that the book was not a serious attempt at future history. It was a love song from Google to official Washington. Google, a burgeoning digital superstate, was offering to be Washington’s geopolitical visionary.   One way of looking at it is that it’s just business. For an American internet services monopoly to ensure global market dominance it cannot simply keep doing what it is doing, and let politics take care of itself. American strategic and economic hegemony becomes a vital pillar of its market dominance. What’s a megacorp to do? If it wants to straddle the world, it must become part of the original “don’t be evil” empire.   Whether it is being just a company or “more than just a company,” Google’s geopolitical aspirations are firmly enmeshed within the foreign-policy agenda of the world’s largest superpower. As Google’s search and internet service monopoly grows, and as it enlarges its industrial surveillance cone to cover the majority of the world’s population, rapidly dominating the mobile phone market and racing to extend internet access in the global south, Google is steadily becoming the internet for many people. Its influence on the choices and behavior of the totality of individual human beings translates to real power to influence the course of history.  If the future of the internet is to be Google, that should be of serious concern to people all over the world—in Latin America, East and Southeast Asia, the Indian subcontinent, the Middle East, sub-Saharan Africa, the former Soviet Union, and even in Europe—for whom the internet embodies the promise of an alternative to US cultural, economic, and strategic hegemony. I first became really interested in this side of Google back in 2013, when I read the entire transcript of the Schmidt interview of Assange. For more on the topic, see the post I published at the time: Highlights from the Incredible 2011 Interview of Wikileaks’ Julian Assange by Google’s Eric Schmidt. Finally, I think the perfect way to end this piece is with the following tweet: Google motto 2004: Don't be evilGoogle motto 2010: Evil is tricky to defineGoogle motto 2013: We make military robots — Brent Butt (@BrentButt) December 16, 2013

Выбор редакции
04 августа, 16:23

Перспективные военные технологии в США

В США после объявления Третьей стратегии возмещения были пересмотрены многие военно-технологические программы. С целью оптимизации бюджета был сделан упор на разработку совершенно новых типов оружия, которые раньше не использовались, а некоторые являлись достоянием фантастики. Среди них такие, как рельсотрон и лазер.   Глава Военно-морского командования сказал в феврале 2015-го, что с нетерпением ждет следующего года, когда в море будет демонстрироваться электромагнитная рельсовая пушка. Выступая 5 февраля перед аудиторией на выставке вооружения «Naval Future Force Science & Technology Expo», которая проводилась под эгидой Управления военно-морских исследований и Американского общества инженеров ВМС, вице-адмирал Уильям Хиларидес назвал главной проблемой интеграцию нового электрического энергоемкого оружия на кораблях военно-морского флота: оружие, по его словам, должно быть такими, чтобы его можно было установить на ракетный эсминец.   Военно-морской флот провел испытания рельсотрона в 2016 году на высокоскоростном судне с грузоподъемностью в 600 тонн. Но по замыслу Хиаридеса эсминцу для такого оружия понадобится емкость всего 20 тонн.   У ВМС США есть уже и лазерная пушка с незамысловатым названием «Лазерная система вооружений» (Laser Weapon System − LaWS), которая представляет собой 30-киловаттное орудие, установленное на борту большого десантного корабля USS Понс.   LaWS может работать на нескольких параметрах питания. На низком уровне он может «ослепить» (термин военно-морских сил), расстроив работу вражеской электроники.   Включенный на полную мощность он может уничтожить беспилотный самолет или пробить отверстие в корабле.    Лазеры планируется использовать не только на море. 30-киловаттнная электрическая волоконно-лазерная оружейная система, разработанная Lockheed Martin, недавно успешно прошла полевые испытания, в ходе которых за считанные секунды был прожжен двигатель пикапа. Система ATHENA использует технику, называемую комбинацией спектрального луча, которая сводит множество волоконно-лазерных модулей в единый, мощный луч высокого качества, обеспечивая большую эффективность и летальность, чем несколько отдельных лазеров по 10 киловатт, используемых в эквивалентных системах.   В целом волоконно-оптические лазеры являются революционными технологиями направленной энергии, и данный тест представляет собой очередной шаг в обеспечении легких и надежных лазерных систем оружия для военных самолетов, вертолетов, кораблей и грузовых автомобилей.    История развития этого оружия в США проходила следующим образом.   В 1962 году журнал «Популярная механика» сообщил, что «волшебные кристаллы, называемые лазерами, могут стать основой для реальной научно-фантастического оружия, - лучом смерти»!   В этом же году газета «Washington Post» написала, что «ничто недавно так не волновано физиков, инженеров, промышленников и военных стратегов, как потенциал этих необычных лучей света, называемых лазерами». В 1962 году на лазеры в США уже было потрачено 50 млн долл. Предполагалось, что лазер может стать самым большим прорывом в области оружия после атомной бомбы.    В 1972 году «Post» сообщила обустройстве с лазерной основой «глаз Поппера», которое может ослепить пилотов в воздухе, фактически уничтожив часть их сетчатки глаза.   «Это странное оружие было придумало в начале шестидесятых годов в качестве средства уничтожения глаз вражеских солдат и офицеров с расстояния более мили, - сообщила «Post», редакция которой получила копию секретных исследований. - Гигантские импульсные лазеры были опробованы на глазах кролика и обезьяны, доведя их до точки кипения, вызывая кровотечение и фактический взрыв глазного яблока».   Разработка оружия, получившего название C-CLAW (combat laser assault weapon - боевой штурмовой лазер), продолжилась в 80-е годы минувшего столетия.    В 1980 году президент Рейган запустил программу Стратегической оборонной инициативы, согласно которой планировалось сбивать вражеские ракеты из космоса. Система включала бы наряду с разными футуристическими смертоносными устройствами рентгеновские лазеры и пучки субатомных частиц. Однако для такого оружия требовалось непомерно много электропитания, поэтому инициатива заглохла.   В 1995 году были обновлены Женевские конвенции по запрету использования ослепляющего лазерного оружия на международном уровне. Но во время вторжения в Ирак в 2003 году военные развернули «маломощные» лазеры, чтобы «предупреждать или временно выводить из строя отдельных лиц». Морским пехотинцам было дано разрешение на применение зеленого лазера, луч которого может временно ухудшить зрение человека, если направить его с расстояния около тысячи метров.   Средства передвижения будущего тоже являются приоритетом футуристических проектов. Например, спецназ США имеет большой интерес к беззвучным мотоциклам в качестве осторожного и быстрого транспортного средства, - причем не только такого, какой мы видели в фильме 1986 года «Подразделение Дельта» с Чаком Норрисом в главной роли, где он показывает различные трюки. Спецназ работает с концепцией электрического мотоцикла Zero MMX уже несколько лет, но недавно закрыл этот проект из-за проблем с зарядом батареи, так как она выдерживала всего два часа активного режима. Однако и для этой модели нашлось применение − это транспортное средство стало применяться полицией Лос-Анжелеса.    DARPA же выдало грант компании Logos Technologies на разработку гибридного мотоцикла, который может работать на нескольких видах топлива, а также поддерживать электродвигатель на расстоянии около 50 миль. Первый грант был небольшим: 150 тыс. долл. Но когда компания продвинулась в разработке, новый транш составил 1 млн долл. Прототип мотоцикла называется Silent Hawk; он основан на модели электрического гоночного мотоцикла фирмы Alta Motors. Гибридный двигатель является уникальной разработкой Logos Technologies, который делался для секретного проекта беспилотника.   Несмотря на различие в подходах к военным действиям, имеют место очевидные тенденции и запросы в отношении систем вооружений и сопутствующих технологий. Американское издание «Национальная оборона» предлагает десять наиболее затребованных направлений.   1. Полностью автономные боевые системы. 2. Новые инструменты для работы с большими базами данных. 3. Применение голограмм для тренингов и учений. 4. Супероснащенные солдаты. 5. Сверхзвуковые ракеты и космические корабли. 6. Дроны, конструируемые «по требованию». 7. Непобедимая техника типа "Гидры". 8. Неистощимые источники энергии. 9. Надежные средства связи, устойчивые к помехам. 10. Революционные низкозатратные военные корабли системы "Стэлс".   Этот список можно расширить. Так, в США делают ставку еще и на 3D-печать, боевые лазеры, рельсотрон, биотехнологии.   3D-печать первоначально являлась технологией для создания прототипов и шаблонов, таких как станки или топографические модели, но последние достижения, в том числе возможность производить более качественные продукты, используя различные материалы, открывают совершенно новые рубежи в быстрой разработке и производстве. «Технология 3D-печати имеет потенциал, с помощью которого можно уменьшить количество времени и денег, которые идут на производство новых самолетов. Все военные подрядчики, которые выпускают военные самолеты США, в настоящее время используют 3D- печать на скромном уровне, но значительное расширение этих усилий может способствовать переходу от производства частей к целым системам».   Соответственно, не только государства, но и различные группировки могут полагаться на 3D-принтеры для печати таких изделий, как детали или беспилотные летательные аппараты. Страны могут использовать 3D-принтеры или связанные с ними услуги в обход международных санкций.   Помимо того, что 3D-печать окажет существенное влияние на процессы производства и общества в целом в течение ближайших десятилетий (согласно докладу, сделанному Маккинси в 2013 году, 3D-печать может запустить экономические последствия от 230 до 550 млрд долл. в год к 2025 году), 3D-принтеры могут быть использованы для печати неметаллического оружия и компонентов оружия, которые очень сложно отследить.     Теперь рассмотрим некоторые перспективные разработки по видам вооруженных сил.   У солдат Армии США вскоре могут появиться солнечные панели на касках для зарядки батареи, питания экранов и другого оборудования, применяемого во время боя.   Команда Армии «Natick» работает над самолетом воздушной разведки размером с ладонь, который передает видео в реальном времени то, что происходит в соседней комнате или в коридоре. Такие устройства предназначены для работы в условиях низкой освещенности, в помещении или на открытом пространстве. Исследователи также изучают методы, которыми можно превратить солдат в генераторы путем сбора кинетической энергии с движений с помощью приборов, которые будут закреплены поверх униформы. Наконец, уже разработан новый усовершенствованный песочный планшет, на котором можно изображать рельеф местности. Этот гаджет даст возможность прямо в полевых условиях «лепить» местность в соответствии с задачами и адаптироваться к окружающим условиям.   В начале 2015 года Армия США начала заниматься разработкой открытой архитектуры, что позволит объединить пилотируемые и беспилотные платформы. Чтобы солдаты смогли легко управлять беспилотными активами, армия будет опираться на «агентов» с искусственным интеллектом. Эти «помощники», встроенные в беспилотные летательные аппараты и наземные транспортные средства, будут способны осуществлять смешанную инициативу, справляться с задачами соответствующего уровня, и контроль на основе поведения. Кроме того они будут проводить динамическое планирование и перепланирование, обрабатывать данные по координации, сотрудничеству и командным действиям, чтобы уменьшить нагрузку на операторов.   ВВС США имеет Научно-консультативный совет (НКС), независимый федеральный комитет, состоящий из 50 ученых и исследователей, которые каждый год исследуют ряд тем по запросу ВВС.   Вернер Дам, бывший главный научный сотрудник ВВС, который является председателем НКС, в одном из интервью сообщил, что исследования в 2015 году сосредоточены на вопросах кванта, беспилотных аппаратах и киберпространстве. Первая тема включает в себя квантовые системы и рассмотрение вопроса о том, как они могут быть использованы в ВВС. Это не только вопрос вычислений, − он еще открывает возможности быстрого шифрования и расшифровки данных, улучшения электро-оптических и инфракрасных датчиков, точности хронометража, которые могли бы дать измерения до фемтосекунд.   Второе исследование посвящено кибер-уязвимостям во встраиваемых системах на воздушных и космических платформах. В первую очередь речь идет о внутренних компьютерах для управления полетом или радаров, которые не подключены к Интернету, но все еще могут быть уязвимы через кибер-атаки по цепочке поставок или радиочастотные сигналы.   Третье исследование сосредоточено на беспилотных системах и на рассмотрении вопроса о том, как они могут быть улучшены, чтобы выжить в  условиях противоборства.    Перед НКС также поставлена задача: сбалансировать бюджетное сокращение на технологическое развитие, чтобы не отставать от конкурентов (таких как Китай).   В соответствии с предлагаемым бюджетом на 2016 год ВВС запросили 1,2 млрд долл. для ударного бомбардировщика дальней авиации. Планируется, что к середине 2020-х годов будет готово от 80 до 100 единиц с расчетной стоимостью одного самолета 550 млн долл. (хотя фактическая стоимость, скорее всего, будет гораздо выше).   LRS-B рассматривается как преемник бомбардировщика B-2 Stealth. Летом 2014 года ВВС объявили конкурс на разработку и строительство самолета. Northrop Grumman, разработчик B-2, в партнерстве с Boeing и Lockheed Martin теперь надеются создать новую машину.   Наряду с дозаправщиками F-35 и KC-46, LRS-B является одним из трех главных приоритетов ВВС для дальнейших исследований и приобретения.    По мнению Чака Хайгеля, данный дальний бомбардировщик является абсолютно необходимым в качестве сдерживающего фактора в ближайшие 25 лет.   В целом разработка LRS-B, наряду с F-35 и КС-46, нацелена на внедрение в ВВС США подхода «семейства систем», когда каждый агрегат может легко дополнить другие во время операций.   Хотя детали программы LRS-B не разглашаются, ожидается, что новый самолет будет иметь систему «Стелс» и способен нести ядерный заряд. Не исключено, что он станет первым беспилотным бомбардировщиком.    Гари Филлипс, старший советник по разведке Командования по тренингу и доктрине Армии США в одном из недавних интервью рассказал о трех основных тенденциях, которые будут связаны с будущими конфликтами. Кибер. «Я не думаю, что мы понимаем, насколько мы зависимы от кибертехнологий, - сказал Филлипс, отметив во время выступления, что у каждого присутствующего в данной аудитории есть смартфон. - Означает ли это, что мы не можем использовать Интернет? Нет... но это не значит, что мы не должны осознанно что-то делать».   Радиоэлектронная борьба. Как отмечают высшие должностные лица Минобороны, необходимость для США состоит в том, чтобы вернуться к вопросу радиоэлектронной борьбы, которой пренебрегали на протяжении многих лет, другие же страны уделяли ей внимание. Многие страны до сих пор не реализуют всего электромагнитного спектра, столь важного для боя.   Каскадные технологии. То, что считается мусором в одной стране, является сокровищем для другой, сказал Филлипс, указывая, что старые танки считаются неэффективными в США, но используется военными в других странах, где нет продвинутого оснащения. «Когда одна страна приобретает новую технологию, их старые технологии идут каскадом вниз», - сказал Филлипс. Далее он вспомнил, как один офицер рассказал ему про ужасный танк T-55, добавив, что он может выглядеть ужасно, если это не единственный танк на поле боя. Однако если против него выходят со стрелковым оружием, то T-55 будет неплохим выбором.   Дэвид Джонсон из корпорации RAND полагает, что в будущем основные угрозы будут связаны с тремя силами: 1) негосударственные и нерегулярные войска; 2) спонсируемые государством гибриды; 3) враги-государства. В ответ на это США пытаются достичь таких боевых возможностей, которые отвечали бы будущим вызовам. Среди них - мобильная проекция огневой мощи, а также разработка систем, которые могли бы искать и уничтожать ракетные комплексы дальней дистанции.    Еще одной проблемой для США являются преодоление технологического разрыва и адекватное распределение ресурсов. Американские эксперты отмечают, что старая модель «технологий двойного назначения», когда можно было выбрасывать на коммерческий рынок какие-то военные новшества, адаптированные к гражданским нуждам, уже не работает. Для решения этой задачи Министерство обороны придется научиться реагировать на систематической основе в новой среде. Полковник Хинот, являющийся также военным экспертом Совета по международным делам, пишет: «…становится все более очевидным, что мы должны брать на себя технологические инновации от неожиданных источников и неожиданными способами... Мы будем нуждаться в помощи Конгресса, чтобы обеспечить большую гибкость в приобретении и сотрудничестве с дружественными организациями по всему миру. Нам также понадобится помощь коммерческого сектора, чтобы увеличить наше понимание того, что возможно в быстро меняющемся мире. Прежде всего, мы будем нуждаться в помощи от наших молодых людей в министерстве - моряков, летчиков, морских пехотинцев и гражданских лиц – тех, кто хорошо подходит для преодоления разрыва между коммерческим и военным мирами. Так как эти молодые люди приходят к нам изо всех уголков нашего общества, они приносят истинные возможности "двойного назначения" - думать, подключаться, применять и внедрять инновации, что позволит нам оставаться сильными в постоянно меняющемся мире».   

30 июля, 04:21

Is China Getting Ready to Create Its Very Own DARPA?

Zachary Keck Security, Asia Could this happen? China has created a high-tech military research agency modeled on an American organization, state-television revealed this week. According to the Hong Kong–based South China Morning Post, Chinese state broadcaster CCTV reported that Beijing has established the Scientific Research Steering Committee to help it develop cutting-edge military technology. CCTV also suggested that the new body will be modeled on America’s Defence Advanced Research Projects Agency (DARPA), which was set up after the Sputnik launch in 1957 to spearhead pioneering military systems to maintain America’s qualitative edge over the Soviet Union. “As everyone knows, the internet, global positioning systems, stealth fighters, electromagnetic guns, laser weapons as well as ­other advanced technologies – most are DARPA-related,” CCTV reported, according to SCMP. It continued: “We should make greater efforts to promote scientific technology in our army if we want to win the competitive ­advantage.” The new steering committee will report directly to the Central Military Commission, China’s highest military body, which is chaired by President Xi Jinping. President Xi has made modernizing the military a central pillar during his time in office. He is overseeing one of the largest reorganizations of the military in modern Chinese history, and constantly preaching the need to be able to “fight and win wars.” At other times, Xi has declared: “To achieve the great revival of the Chinese nation we must ensure there is unison between a prosperous country and strong military.” To fight and win wars, China will need to acquire state-of-the-art defense capabilities. Whereas in the past it has often relied on foreign (primarily Russian) military systems, it is increasingly seeking to develop this technology indigenously. “The PLA sees technological innovation as a core aspect of military competition and seeks to draw upon Darpa’s model to achieve comparable successes,” Elsa Kania, an independent military analyst, told the Financial Times. Read full article

28 июля, 16:30

Китай занялся секретными военными разработками

Государственный совет КНР организовал Управляющий комитет по научно-исследовательской деятельности (SRSC), который займётся перспективными оборонными разработками и с точки зрения выполняемых задач представляет собой кальку с Управления перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA).

28 июля, 10:24

Китай создал аналог американскому агентству DARPA

Власти Китая создали организацию, которая по исполняемым ею функциям аналогична американскому Агентству перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA)

Выбор редакции
27 июля, 23:20

Китай создал свой аналог DARPA

Власти Китая создали организацию, которая по исполняемым ею функциям аналогична американскому Агентству перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA). Как пишет South China Morning Post, новая организация получила название Руководящего комитета по научно-исследовательской деятельности (Scientific […]

Выбор редакции
27 июля, 15:20

Китай создал аналог американскому агентству DARPA

Власти Китая создали организацию, которая по исполняемым ею функциям аналогична американскому Агентству перспективных исследовательских проектов...

Выбор редакции
26 июля, 12:20

China agency targets high-tech weapons development

Body modelled on Darpa of the US marks latest PLA move to be a modern fighting force

26 июля, 08:38

DARPA инвестирует $65 млн в генную инженерию

Спустя всего несколько недель после того, как Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA) объявило о крупных инвестициях в развитие технологий интерфейса мозг–компьютер, им был обнародован ещё один крупный проект. DARPA сообщило о намерении инвестировать в рамках программы Safe Genes в течение четырёх лет $65 млн в разработки семи команд, которые будут заниматься исследованиями возможности сделать технологии редактирования генов более безопасными, более целенаправленными и потенциально обратимыми. Инвестиции получат исследовательский институт в Кембридже The Broad Institute, Гарвардская медицинская школа, частная клиника в Массачусетсе Massachusetts General Hospital, Массачусетский технологический институт, Калифорнийский университет в Беркли, Калифорнийский университет в Риверсайде и Университет штата Северная Каролина.

Выбор редакции
25 июля, 23:13

Компания в США вживит работникам чипы для передачи данных

Компания 32M (Three Square Market), поставщик вендинговых автоматов с закусками, объявила о возможности имплантации RFID-меток своим сотрудникам. Генеральный директор компании Тодд Уэстби (Todd Westby) подчеркивает, что имплантация будет проводиться только по желанию самого работника. Однако руководство фирмы […]

Выбор редакции
24 июля, 02:27

How the U.S. Military Wants to Unstealth Russian and Chinese Submarines

Zachary Keck Security, Asia Will this work? The Defense Advanced Research Projects Agency (DARPA), America’s resident defense technology agency, is exploring new ways to track and defeat submarines. This week BAE Systems announced that DARPA awarded it the first phase of its Mobile Offboard Clandestine Communications and Approach (MOCCA) program. The MOCCA program seeks to combine the advantages of active and passive sonar detection to give U.S. submarines a comparative advantage over increasingly capable Russian and Chinese vessels. Submarines have traditionally relied on passive sonar that simply listens to sounds to try to locate adversary submarines and surface ships. This is less effective than active sonar—particularly with the proliferation of increasingly silent diesel submarines—but does not give away the location of the submarine. By contrast, active sonar is more effective, bouncing sound waves off submarines and other ships or objects to detect and track them. The problem with active sonar, as one observer explains, “is it’s like shining a flashlight in a darkened room: it can find objects effectively, but gives away its presence and forfeits any pretense of stealth.” The MOCCA program seeks to give submarines the advantages of active sonar without compromising their stealth. It does this by launching unmanned underwater vehicles that are equipped with bistatic sonar. Therefore, the UUV will use active sonar to detect and track enemy vessels and send their location back to the host submarine, which will be equipped with sonar receivers. In soliciting bids for the program last year, DARPA summarized: “The objective is to achieve significant standoff detection and tracking range through the use of an active sonar projector deployed offboard a submarine and onboard an Unmanned Underwater Vehicle (UUV). The submarine will need the ability to coordinate the operational functions of the supporting UUV.” Read full article

Выбор редакции
21 июля, 14:13

America's Secret Plan to Track Down Russian and Chinese Submarines

Kris Osborn Security, Thanks to DARPA.  Instead of using passive sonar technology which listens for acoustic “pings” picked up from undersea enemy movement, MOCCA plans to use active sonar technology able to proactively send active acoustic pings forward and analyze the return signal. The U.S. Defense Advanced Research Projects Agency (DARPA) has awarded BAE Systems a $4.6 million contract for its Mobile Offboard Clandestine Communications and Approach (MOCCA) program. The MOCCA program’s goal is to enable submarines to detect other submerged vessels at greater distances, while minimizing the risk of counter-detection. “Advances in maritime technology are critical to the Department of Defense and an area where the U.S. military can continue to strengthen its advantage,” Geoff Edelson, director of Maritime Systems and Technology at BAE Systems, said in a written statement.   The Defense Advanced Research Project Agency and BAE-Systems have begun a high-tech project to engineer undersea drones that can use active sonar to find enemy submarines and network back to a host submarine in real-time. The project, called Mobile Offboard Clandestine Communications and Approach (MOCCA) program, brings the prospect of a major breakthrough in undersea communications technology – allowing submarines to detect enemies from a much safer standoff distance. These days, in the dangerous and complication realm of undersea warfare, most undersea drones typically gather intelligence before returning to download data at the mother ship; this emerging technology would enable near real-time undersea connectivity between drones and larger submarines. Instead of using passive sonar technology which listens for acoustic “pings” picked up from undersea enemy movement, MOCCA plans to use active sonar technology able to proactively send active acoustic pings forward and analyze the return signal to discern the counters, speed, shape and distance of an enemy submarine – all while enabling the host submarine retain its stealth properties. “With the resurgence of near-peer competitors and an increasing number of submarines, MOCCA technology will provide Navy submariners with a vital asymmetrical advantage against a rapidly proliferating undersea threat.” Geoff Edelson, director of Maritime Systems and Technology at BAE Systems, said in a written statement. Read full article

Выбор редакции
20 июля, 14:36

PROCUREMENT: DARPA, BAE Systems Developing Small Unmanned Underwater Vehicles to Hunt Enemy Submarin…

PROCUREMENT: DARPA, BAE Systems Developing Small Unmanned Underwater Vehicles to Hunt Enemy Submarines. Well, good. Small and quiet, air-independent propulsion subs like China is building can be tough and dangerous to root out of coastal waters.

Выбор редакции
19 июля, 08:47

Плоский микроскоп для мозга поможет восстановить потерянное зрение

Пациенты, вероятно, хотели бы, чтобы врачи могли восстанавливать потерянное зрение или слух, напрямую исправляя глаза и уши, но учёные из Университета Райса нашли лучший способ решения проблемы: передавать информации непосредственно в мозг. Они разрабатывают плоский микроскоп (с креативным названием FlatScope), который размещается в мозгу, чтобы контролировать и запускать нейроны, модифицированные таким образом, чтобы светиться флуоресцентным светом в возбужденном состоянии. Это позволит не только лучше понять, как работает мозг (учёные надеются увидеть «миллионы» нейронов), но и достичь достаточно глубокого уровня, чтобы пролить свет на то, как сознание обрабатывает внешнюю информацию. И это, в свою очередь, открывает возможности для управления вводом сенсорной информации.

19 июля, 05:24

Russia and China are Building Super Stealthy Submarines (And This is America's Response)

Dave Majumdar Security, Thanks to DARPA With the growing threat posed by advanced adversary submarines such as those being developed and fielded by Russia and China, the Pentagon is exploring novel sonar technologies to counter those new vessels. One such effort is the U.S. Defense Advanced Research Projects Agency’s (DARPA) Mobile Offboard Clandestine Communications and Approach (MOCCA) program. To that end, DARPA has awarded BAE Systems a $4.6 million contract to develop the new sonar system. “Modern adversary submarine quieting technology challenges passive anti-submarine warfare sonar detection range and performance,” reads DARPA’s description of the effort. “The Mobile Offboard Clandestine Communications and Approach (MOCCA) program aims to achieve breakthrough capability for extended range submarine detection and precision target tracking through collaborative operations using unmanned vehicles and active sonar techniques.” Translated into English, DARPA basically hopes to develop a system that would allow U.S. Navy submarines to detect advanced Russian or Chinese undersea warfare assets such as the forthcoming Project 885M Yasen-class SSGNs, which have very impressive acoustical signatures, without being detected in return. The system would also allow submarines to communicate underwater without betraying their location according to DARPA’s broad area announcement. “Advances in maritime technology are critical to the Department of Defense and an area where the U.S. military can continue to strengthen its advantage,” Geoff Edelson, BAE Systems director of Maritime Systems and Technology, said in a statement. Read full article

Выбор редакции
18 июля, 17:48

Плоский микроскоп для мозга поможет восстановить потерянное зрение

Новая разработка учёных может помочь в создании датчиков, способных передавать информацию о внешнем мире прямо в мозг пациента, минуя органы восприятия

Выбор редакции
18 июля, 00:01

Police Body Cameras to be Equipped with Facial Recognition

By Nicholas West Given the steady roll-out of biometrics in banking, personal computing, and travel as of late, it seemed to be just a matter...

Выбор редакции
17 июля, 21:55

Имплантируемый чип-микроскоп позволит увидеть обработку информации мозгом

Исследователи из Университета Райса разработали прототип имплантируемого в мозг чипа-микроскопа, который позволяет с высоким разрешением считывать сигналы с нейронов коры мозга, отвечающих за зрение. Чип был создан в рамках программы DARPA по изучению процессов обработки речи, зрения и слуха. Одной из конечных целей проекта является создание зрительных протезов, которые будут посылать визуальную информацию напрямую в мозг. Об этом сообщает сайт университета. Нейроинтерфейсами называют устройства, позволяющую напрямую передавать сигналы между мозгом и компьютером. Как правило, такие интерфейсы реализуют одностороннюю связь и позволяют компьютеру считывать сигналы нейронов мозга. Нередко такой тип связи используется в разработках протезов, к примеру, для управленияпальцами протеза «силой мысли». Но обратная связь типа «компьютер-мозг» представляет собой гораздо более сложную задачу. Проект американских ученых является частью недавно объявленной инициативы агентства DARPA по созданию нейроинтерфесов высокого разрешения, то есть позволяющий обрабатывать сигналы большого количества нейронов с высокой точностью. Одна из долгосрочных целей программы — создание устройств, которые позволят вернуть людям зрение или слух, посылая сигналы со электронных сенсоров напрямую в области мозга, занимающиеся обработкой соответствующих данных. Исследователи создали небольшой чип-микроскоп под названием FlatScope, умещающийся на кончике пальца и достаточно тонкий, чтобы, находясь между корой мозга и черепом, не оказывать давление на мозг. Для того, чтобы микроскоп мог считывать сигналы с нейронов, их необходимо визуализировать. Для этого ученые собираются модифицировать клетки нейронов с помощью специальных белков, испускающих фотоны при прохождении электрического импульса. Микроскоп может снимать трехмерные изображения. Разработчики надеются, что он сможет «проникать» вглубь коры головного мозга примерно на 500 микрометров. Предполагается, что на такой глубине происходит большая часть обработки визуальной информации. Пока представленный чип является лишь прототипом, который сможет снимать сигналы с мозга, но ученые надеются, что полученные с помощью него данные смогут помочь в понимании механизмов обработки аудиовизуальной информации человеком, что в свою очередь позволит посылать компьютерные визуальные образы напрямую в мозг. Нейроинтерфейсы для разных применений активно разрабатываются и другими учеными. В начале 2017 года ученые разработали систему, которая позволяет общаться людям с синдромом запертого человека, которые не могут общаться с внешним миром из-за полного паралича мышц. Пока такая система позволяет только отвечать «да» или «нет» на заданные вопросы. Другая компания занимается разработкой нейрофинтерфейсов, которые позволят улучшить обучение пилотов.

Выбор редакции
17 июля, 11:32

Учёные вживили в мозг чип для восстановления зрения

Учёным удалось выяснить, как правильно воздействовать на определённые зоны мозга, чтобы восстановить потерянное пациентом зрение. Необычное устройство устанавливается прямо в мозг, чтобы контролировать и запускать нейроны, отвечающие за получение зрительной информации, пишет ресурс Engadget. Разработка FlatScope является частью инициативы под названием DARPA, которая посвящена созданию нейронного интерфейса, помогающего решать различные проблемы со здоровьем. Новые технологии, работающие подобно микроскопу, делают возможным создание датчиков, отправляющих аудиовизуальные данные прямо в мозг. Таким образом, с помощью маленького прибора можно будет легко восстановить зрение или слух, в результате чего проблема слепоты и глухоты будет решена навсегда.

28 мая 2016, 06:00

Маскосрач нешуточный!

  • 0

Вот такое было начало:  "Макаронный монстр Илона Маска, или Закономерный итог авантюры" Вот такое продолжение: В защиту макаронного монстра Илона Маска замолвим слово

28 февраля 2016, 19:51

Мозги на прокачку

Многое из того, что здесь написано, уже показывали в теленовостях. В интересное время живём. Совсем скоро появятся сверхчеловеки, новый вид гомо сапиенс. Ну и настоящие зомбаки, конечно. А ваш мозг станет открытой книгой для правительства и преступников.Оригинал взят у lexpartizan в Мозги в пакетике.Мозги в пакетике.Несмотря на мой скептицизм по отношению к нейромозговым интерфейсам, направление стремительно развивается.И намерение DARPA создать новый интерфейс мозг-компьютер и даже читать мысли уже не выглядит фантастикой.Хотя современные неинвазивные датчики ЭКГ были и остаются всего-навсего попыткой судить о вычислениях по температуре процессора. Однако вживляемые электроды способны судить о активности отдельных нейронов. Что совсем уже другое дело и другая точность.Считывание информации с мозга.Например, сотрудник Ицхака Фрида — врач и нейрофизиолог Родриго Киан Кирога — демонстрировал испытуемым на экране своего ноутбука подборку широко известных зрительных образов, среди которых были как популярные личности, так и знаменитые сооружения, вроде оперного театра в Сиднее. При показе этих картинок в мозге наблюдалась электрическая активность отдельных нейронов, причем разные образы «включали» разные нервные клетки. Например, был установлен «нейрон Дженнифер Энистон», который «выстреливал» всякий раз, когда на экране возникал портрет этой актрисы романтического амплуа. Какое бы фото Энистон ни демонстрировали испытуемому, нейрон «ее имени» не подводил. Более того, он срабатывал и тогда, когда на экране появлялись кадры из известного сериала, в котором актриса снималась, пусть даже ее самой в кадре не было. А вот при виде девушек, лишь похожих на Дженнифер, нейрон молчал.Это означает, что по активности этого нейрона можно определить, когда пациент фапаетдумает нао Дженифер Энистон.А это уже чтение мыслей и никак иначе. Оно возможно. И достижимо.А совсем недавно учёные научились даже распознавать картинки, которые показывают пациенту. Нет, к сожалению, растровое изображение из мозга не вытянули, а всего лишь навсего смогли отличить одну картинку от сотни других, но и то хлеб.А тем временем, во время обычной операции на мозге пациенту наклеили плёнку из электродов, что позволило точнее управлять протезом.Наличие 128 крошечных электродов на пленке позволили ученым увидеть, какие именно части мозга пациента задействовались в работе, когда человека просили совершить сгибательные движения каждым пальцем руки, один за одним.Данная методика теоретически может позволить управлять роботами или военной техникой со скоростью мысли, без всяких интерфейсов, ручек, рычагов управления и тд. Чем и занята DARPA.Методы воздействия на мозг.Однако, мозг можно не только читать, но в него можно и писать.Например, древний эксперимент(ещё в 2007 году), проведенный в США, позволил ученым приблизиться к созданию нового типа протезов глаза, предназначенного для более широкого круга больных, чем активно разрабатываемые сейчас протезы сетчатки. Электроды, вживленные исследователями в таламус мозга обезьян, смогли воспроизвести воздействие света на зрительный анализатор. Сотрудники Медицинской школы Гарварда обучили подопытных обезьян следить за перемещениями световой точки на экране. Затем в латеральное коленчатое тело таламуса головного мозга животных вживляли один или два электрода, имитирующих сигнал, поступающий в таламус от светочувствительных рецепторов сетчатки.По данным ученых, при стимуляции зрительных центров электрическими импульсами зрачки обезьян перемещались точно так же, как если бы они продолжали следить за реальной световой точкой, хотя на самом деле никакой точки перед их глазами не было.На следующем этапе исследования ученые планируют аналогичным образом смоделировать движения сразу нескольких точек. Это позволило бы формировать в зрительных центрах образы вертикальных и горизонтальных линий.А ещё более древние эксперименты (2003 год) позволяли справляться с хронической болью. Электроды, внедрённые в мозг, помогают пациентам справиться с непрекращающейся болью.Современные исследования же утверждают, что можно не только лечить болезни, но и "прокачать параметры".Например, память.В США рассказали о промежуточных результатах эксперимента по вживлению электродов в мозг — представители Агентства передовых оборонных исследовательских проектов (DARPA) утверждают, что им удалось улучшить память участников опыта.Во время операции ученые имплантировали небольшие массивы электродов в области мозга, участвующие в формировании простых воспоминаний - событий, мест, объектов. Кроме того, электроды вживили в зоны мозга, участвующие в формировании пространственной памяти и навигации. В эксперименте участвовали несколько десятков человек, страдающих неврологическими расстройствами. В итоге исследователи смогли не только записать и интерпретировать сигналы, в виде которых хранятся воспоминания в мозге, но и улучшить возможность пациентов запоминать целые списки объектов, пишет Business insider.Память можно также улучшить и посредством магнитного воздействия.Учёные Северо-западного университета США, кажется, нашли способ увеличить производительность памяти у здоровых людей с помощью неинвазивной стимуляции определённых областей мозга электромагнитными импульсами. Данное исследование проливает свет на нейронные сети, которые хранят воспоминания, и может привести к созданию терапии для людей с дефицитом памяти.Транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) становится всё более популярным способом лечения психических расстройств, мигрени, депрессии. Учёные ещё не понимают, как это работает, но эффект очевиден.После прохождения добровольцами базового теста памяти, команда начала сессии стимуляций мозга: по 20 минут ежедневно. Во время эксперимента учёные показывали добровольцам пары из фотографий лиц людей и подписанных под ними слов, которые испытуемые должны были запомнить. Через несколько секунд учёные демонстрировали те же самые снимки без подписей и просили участников эксперимента вспомнить связанные с ними слова. Перед каждым сеансом исследователи прикрепляли к темени каждого добровольца коробочку, которая в половине случаев содержала магнитный стимулятор (в другой половине случаев она была муляжом, чтобы различать самовнушение и эффективность работы прибора). Устройство включали на 20 минут ежедневно, магнитные импульсы посылались к задней части черепа. Расположение прибора несколько отличалось у всех испытуемых, так как у каждого человека связи между теменной корой и гиппокампом уникальны. Через 5 дней участникам дали 24-часовой перерыв в стимуляции и снова провели тестирование памяти. Люди, получившие ТМС, улучшили свои показатели на 20-25%, а вот те, кого "стимулировали" муляжом, не продемонстрировали никакого улучшения.Сканирование мозга также показало увеличение количества связей между гиппокампом и теменной корой (на 17-48%). Причём чем больше эти два региона работали вместе, тем лучше люди выполняли тест.То есть, мы видим стимуляцию образования новых связей в мозгу.Электроды необязательны, обычно используют электростимуляцию, хотя электроды действуют более избирательно.Кстати, это была догадка, пока я писал статью. Чуть позже, в процессе написания поста, я нашёл подтверждение своей догадке.Британские учёные выяснили, что при неинвазивной электрической стимуляции одного отдела головного мозга могут пострадать функции другого. К примеру, таким образом можно улучшить память и способность к обучению, но умение мгновенно реагировать на обстоятельства заметно ухудшится. Изначально целью эксперимента было улучшить память и внимание у пациентов, а также помочь парализованным людям восстановить речь и моторные функции. В процессе работы учёные заметили, что некоторые отделы мозга добровольцев стали работать хуже. Ежедневно на протяжение пяти дней добровольцам показывали ряд цифр и фигур им соответствующих и спрашивали, какой из знаков соответствует большему числу. С этим заданием пациенты справлялись быстро. На шестой день их попросили определить, какая из фигур большего размера. Те, кто проявил лучшие показатели в тесте на память, справились с последним тестом хуже всех.Рой Коэн Кэдош (Roi Cohen Kadosh), нейробиолог из Оксфордского университета, говорит: "Это исследование напомнило нам о том, что у всего есть своя цена".Однако, электроды могут действовать изирательно и не задевать другие участки мозга, так что я всё же перечислю эти исследования.Обучаемость.Команда неврологов из университета Вандербильда, которую возглавили Роберт Рейнхарт (Robert Reinhart) и Джеффри Вудман (Geoffrey Woodman) создали настоящую "думательную шапочку". Учёные заметили, что транскраниальная стимуляция мозга постоянным током (когда воздействие осуществляется через кости черепа) позволяет избирательно манипулировать способностями человека к обучению, и что эти способности можно улучшать или ухудшать в зависимости от направления электрического тока, проходящего через голову испытуемого. При анодной стимуляции (от макушки к одной из щёк) у 75% испытуемых всплеск отрицательного напряжения медиальной лобной коры был в два раза выше, чем в первоначальном случае (до стимуляции). На поведении это также сказалось: по мере выполнения задания люди делали значительно меньше ошибок, чем после мнимой стимуляции. Катодная стимуляция (от щёк к макушке), в свою очередь, дала ровно противоположный эффект. Всплеск был крайне низок, а добровольцы делали массу ошибок и дольше обучались. Сами испытуемые ничего не замечали. Эффект от стимуляции длился, к сожалению, около 5 часов.Способности к математике.В 2007 году Рой Коэн Кадош (Roi Cohen Kadosh) и его команда из Оксфордского университета выяснили, какая область мозга виновата в появлении дискалькулии (нарушении способности к счёту) у 20% людей.В 2010 году учёные представили методику транскраниальной стимуляции постоянным током, которая помогла людям запоминать и анализировать различные символы и цифры. О своём исследовании специалисты написали в статье в журнале Current Biology.Позднее в другом исследовании та же команда показала, что стимуляция мозга улучшает работу одних отделов за счёт других.Сегодня Коэн Кадош и его коллеги представили аналогичную методику, которая поможет людям улучшить их математические навыки. Немаловажно, что эффект от процедуры довольно длительный.Для испытания технологии был проведён эксперимент с участием 25 добровольцев, чьи способности к математике были изначально одинаковыми, а средний возраст был порядка 20 лет. Первой группе (шесть мужчин и семь женщин) провели транскраниальную стимуляцию беспорядочным шумом (TRNS), поместив электроды на поверхность черепов людей. Электроды в течение 20 минут посылали флуктуирующий сигнал префронтальной коре головного мозга, стимулируя работу её нейронов.Вторая группа (шесть мужчин и шесть женщин) была контрольная. Участникам эксперимента также прикрепили к черепу электроды, но сигнал посылался на очень короткий срок (о чём они, естественно, не знали).Процедура проводилась каждый день на протяжении пяти дней. По окончании сеансов представители первой группы показали намного лучшие результаты тестирования, чем добровольцы из контрольной группы. Если в первый день разницы было почти не видно, то в последующие дни они производили вычисления вдвое быстрее и в пять раз лучше запоминали различные символы и таблицы.Через полгода после последней процедуры тестирование повторили. Добровольцы из первой группы по-прежнему справлялись с заданиями быстрее, но теперь уже на 28%.Личные качества.Упорство и желание добиться поставленных целей перед лицом невзгод − замечательная черта характера. Но, как оказалось, её можно быстро воспитать в себе искусственным путём: всего лишь стимулируя крошечный раздел головного мозга.Чувствительность кожи.Сенсорное восприятие можно "прокачать" с помощью ультразвука. В отличии от электростимуляции, этот способ более локален и, в отличии от электродов, неинвазивен(не нужно вскрывать черепушку).Интересно, что именно этот тест показал снижение чувствительности после воздействия ультразвуком, но последующие эксперименты продемонстрировали противоположные результаты. В ходе второго и третьего этапов испытания добровольцам провели ультразвуковую стимуляцию, после чего попросили различить, одной или двумя булавками касаются их руки, а также подсчитать, сколько микрофенов подуло на их кожу.Сложность теста состояла в том, что чем ближе головки булавок были друг к другу и чем быстрее двигались потоки воздуха по коже, тем сложнее было определить, сколько источников сенсорной стимуляции действуют на тело. Результаты эксперимента показали, что после ультразвукового воздействия добровольцы значительно лучше определяли количество булавок и микрофенов, чем представители контрольной группы. Тайлер отмечает, что когда они передвинули источник ультразвука всего на один сантиметр, то эффект пропал.Но есть ещё более тонкие способы работы с мозгом и конкретными нейронами.Ученые из Института стволовых клеток Гарвардского университета разработали технологию повторного перепрограммирования нейронов, превращения нейронов одного типа в нейроны других типов прямо в мозге живых животных. Теперь они сделали следующий шаг, продемонстрировав, что нейронные сети также могут быть подвержены реконфигурации путем разрыва существующих и установления новых синаптических связей между нейронами, прошедшими через процесс перепрограммирования.Проводя исследования, ученые повторно запрограммировали нейроны одного определенного типа на их превращение в нейроны другого типа. После превращения нейронов ученые особо внимательно следили за "запрещенными" нейронными связями, особыми связями, которые остались от нейронов старого типа, но которые никогда не устанавливаются между нейронами нового типа."Мы продемонстрировали, что не только нейроны могут достаточно быстро изменить свой тип от одного к другому прямо в мозге живого существа" - рассказывает Паола Арлотта, - "Соседние с изменившимися нейроны определили произошедшие с соседями изменения и начали приспосабливаться к этим изменениям. В результате структура нейронной сети претерпела кардинальные изменения, все "запрещенные" синаптические связи исчезли и вместо них сформировалась новая "схема", состоящая из связей, подходящих для взаимодействия с нейронами нового типа. Все это демонстрирует то, что синаптические связи не возникают беспорядочно".Все исследования по превращению нейронов и реконфигурации синаптических связей были проведены с использованием мозга очень молодых грызунов, мозга, который более пластичен, нежели мозг взрослого животного.Полученные в результате этих исследований знания позволят в будущем разработать стратегии изменения дефектных синаптических связей, которые являются источниками некоторых психических заболеваний, таких, как шизофрения и аутизм.Это уже программирование аппаратного обеспечения мозга, направленное на замещение физических повреждений.А группа исследователей из университета Альберты (University of Alberta), разработали технологию быстрого соединения нейронов друг с другом при помощи сверхкоротких импульсов лазерного света. Данная технологи дает исследователям возможность полного контроля процесса изготовления искусственных нейронных сетей, что открывает огромные перспективы в области нейробиологических исследований и в области медицины для устранения последствий некоторых неврологических заболеваний и травм нервных тканей. Очень маловероятно, что такой метод лазерной сварки может быть использован в ближайшем будущем для практического восстановления нервных связей. Слишком уж специфические условия требуются для успешного проведения этой процедуры.ЭлектродыОднако, вернёмся к нашим баранам электродам.Конечно, никто не собирается сверлить себе тыкву, чтобы повелевать айфоном. Поэтому разрабатываются более гуманные способы доставки электродов в мозг.Поэтому учёные решили доставлять электродную сетку с помощью кровеносных сосудов. Такой сеткой является является аналог медицинского стента. Электрод "stentrode", размером со спичку, который был разработан группой австралийских ученых, может быть просто введен в вену, входящую в состав кровеносной системы головного мозга.Он сделан из нитинола и когда доходит до нужного места - принимает свою запрограммированную форму и врастает в стенки вены.. Тонкие провода, которые остаются в вене и подходят к беспроводному передадатчику, имплатированному в грудной мышце, меня, честно говоря, крайне смущают. Полосы пропускания сигналов таким электродом достаточно для обеспечения съема электрических сигналов от 10 тысяч отдельных нейронов. В течении нескольких дней, пока электрод не врастёт в вену, датчик выдаёт крайне нестабильный и зашумленный сигнал, однако позже качество сигнала приближается к имплантированной электродной сетке. Отторжения нет. Овца с датчиком чувствует себя хорошо. В 2017 планируются испытания на парализованных добровольцах.Но есть способ поперспективнее, как мне кажется.Нанороботы.Это кажется фантастикой, но, похоже, это уже реальность. А ж не верится. Неужто началось?Группа исследователей-медиков из Международного университета Флориды в Майами разработала способ установления своего рода прямого "беспроводного соединения" с нейронами головного мозга при помощи специальных наночастиц, которые в количестве 20 миллиардов штук были введены в мозг подопытного животного.Магнитоэлектрические наночастицы (magnetoelectric nanoparticle, MEN), введенные в мозг подопытных грызунов, обладают рядом специальных свойств. Они достаточно малы для того, чтобы они могли приблизиться непосредственно к внешней оболочке нейронов на расстояние, позволяющее им реагировать на электрические сигналы нервных импульсов. Эти частицы могут быть активированы при помощи внешнего магнитного поля, производя свое собственное электрическое поле, воздействующее на расположенные рядом нейроны. И это электрическое поле наночастиц может объединять непосредственно с электрическим полем нейронных сетей, вмешиваясь в их функционирование."Когда MEN-частицы подвергаются воздействию низкочастотного магнитного поля, они производят свое собственное локальное электрическое поле, частота которого совпадает с частотой магнитного поля" - рассказывает Сахрат Хизроев (Sakhrat Khizroev), ведущий исследователь, - "Это электрическое поле объединяется с полем нейронной сети, позволяя вмешиваться извне в работу ее "электрической схемы".Используя такой подход, исследователи успешно реализовали технологию доставки лекарственных препаратов в строго определенные участки головного мозга.роме этого, MEN-частицы могут быть использованы для создания нового типа прямого интерфейса между мозгом и компьютером. Обратная связь в таком случае получается за счет измерений магнитных полей, создаваемых наночастицами в ответ на электрические сигналы, проходящие по нейронным сетям.А теперь представим маленьких нанороботов, которые имеют возможность двигаться(как спермобот по команде), умеют подключаться к нейронам, умеют получать химическую энергию из крови по необходимости и подключаться к ближайшим нейронам и путешествовать по организму с кровотоком.Как сделать нанороботов? С помощью электронного микроскопа, например. Ведь это нано3Dпринтер.Электронные микроскопы производят в Украине, в Сумах. Если ещё на металл не порезали. Кроме того, электронные микроскопы необходимы для электронной промышленности.В общем, "Сеть Нанотех", одна из самых моих любимых повестей, потихонечку действительно становиться реальностью.В чём опасность? Взлом мозга хакерами или правительством. Представляете, когда правительство сможет срать в мозги не через зомбоящик, а получать быдло, отключая критические участки мозга напрямую? Чтение мыслей, мыслепреступления и тд и тп.В чём прелесть? Ремонт мозга, прокачка параметров, виртуальная реальность и обмен ощущениями. Запись эмоций и многое другое. При этом для этого не нужна будет сегодняшняя техника. Вы сможете есть полезных насекомышей, а чувствовать рябчиков с ананасами. Полная виртуальная реальность не несёт больших расходов, потреблядство и нелепое растрачивание ограниченных ресурсов исчезает(вместе с капиталистической экономикой, ведь никому больше не нужны машины и прочий хлам), но появляется гедонизм(удовольствия ничего не стоят, а мы помним, что случилось с обезьяной, имевшей электрод в центре удовольствий), отказ от реальности и ленивое исчезновение.

26 февраля 2016, 17:21

Дмитрий Перетолчин. "Корпорация монстров Google и цифровая диктатура будущего"

Выступление писателя и историка Дмитрия Перетолчина на круглом столе в дискуссионном клубе партии "Родина". Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

14 февраля 2016, 06:05

Истребитель нового поколения создается под лазерное оружие

Американские корпорации приступают к первым работам по созданию истребителя следующего, шестого, поколения. Предполагается, что он должен заменить все прочие существующие американские истребители (кроме F-35) и сможет гарантированно уничтожать сверхманевренные российские боевые самолеты. Ставка сделана на лазерное оружие. Мировые СМИ уже неоднократно сообщали о многочисленных проблемах нового американского многоцелевого истребителя F-35. Главные из них – это недостаток маневренности в двух из трех вариантов самолета, а также недостаточно эффективное вооружение, которое по идее должно было обеспечить F-35 победу над потенциальным противником до начала маневренного боя с ним. Неспособность F-35 противостоять в «собачьей свалке» новейшим российским Су и МиГ, а также китайским истребителям, с них скопированным, стала причиной того, что Пентагон стал рассматривать возобновление производства модернизированных вариантов истребителей F-15 и F-16. Это дешевле, чем снова запускать конвейер, с которого сходили значительно более современные и дорогие самолеты F-22, предназначенные в основном для воздушного боя. Их выпуск был прекращен в 2011 году.

01 ноября 2015, 12:48

«Когалымавиа». Версия «Vanguard».

«Доктор Зло» уничтожил российский лайнер и заставил своих агентов в ИГИЛ взять ответственность на себя?Я подробно расследовал аварию в аэропорту Внуково, в которой погиб Кристоф де Маржери. Более подробного исследования никто не проводил. Кристофа убрали, чтобы он не смог дать признательные показания против корпорации «Vanguard».   Я провел еще  более подробное расследование катастрофы А320 во французских Альпах. Второй пилот не был ни сумасшедшим, ни маньяком, его изобразили таким, чтобы скрыть истинную причину гибели лайнера. American Connection. По –русски говоря – торчат уши американцев. Данные бортовых регистраторов, по моему мнению, были фальсифицированы. http://nvdaily.ru/info/44456.htmlСистемный признак попытки фальсифицировать причину той или иной нештатной ситуации, взрыва или аварии, - мгновенная реакция СМИ, чуть ли не в момент самого ЧП, сообщающих классическую версию о разгильдяйстве и коррупции, приведших к очередной резонансной катастрофе.Этому критерию  отвечает реакция российских официальных лиц и СМИ на крушение  самолета компании «Когалымавиа», ныне – «Metrojet». Сразу же после первых тревожных сообщений о падении в Египте российского лайнера были сообщения  о том, что пилот «Аэробуса» якобы после взлета сообщил о неполадках на борту:«Пилот самолета Airbus A321 авиакомпании "Когалымавиа", который выполнял рейс 9268 Шарм эш-Шейх - Санкт-Петербург, после взлета связался с диспетчером аэропорта и сообщил о технических неполадках».http://ria.ru/incidents/20151031/1311204703.html#ixzz3qDlxVkDV-  что лайнер вышел  в эфир  после кратковременной потери связи и продолжает полет (Телеведущий Сергей Брилев на телеканале       «Россия 1»)Египтяне  это опровергли. Пилот разбившегося в Египте российского самолета не обращался за помощью к авиадиспетчерам в аэропорту Шарм-эль-Шейха перед катастрофой. Об этом, как сообщает РИА Новости, заявил египетский министр гражданской авиации Египта Хусам Камаль. «Связь авиадиспетчеров с российским самолетом осуществлялась в нормальном режиме до момента катастрофы», — сказал он. По его словам, «российский пилот не просил о помощи, самолет исчез с радаров внезапно»Самолет вылетел из Шарм-эль-Шуйха вдоль линии моря строго по направлению на Нувейбу, над ней развернулся на северо-запад и продолжал полет строго параллельно границе с  Израилем до самого момента падения.По данным флайтрадара самолет быстро зашел на эшелон, затем последовала резкая потеря высоты ( с 33500 футов до 28375, то есть на 5135 футов), затем самолет исчез из флайтрадара.http://www.flightradar24.com/data/flights/7k9268/#7d986d3Лайнер был  эксплуатации  18 лет и 5 месяцев. До MetroJet этот самолет эксплуатировала турецкая авиакомпания Onur Air, а до нее национальная авиакомпания Ливанской республики - Middle East Airlines.Владельцы «Metrojet» - «авторитетные предприниматели», как пишут российские СМИ,  Хамит Багана, Амирбек Гагаев и Бувайсар Халидов.Ни солидный возраст самолета, ни авторитет его владельцев не имеют прямого отношения к катастрофе. Самолеты,  гражданские и военные,  летают до тридцать лет  и не падают. А предприниматель, кем бы он ни был, не враг своему бизнесу. Подчеркиваю – не имеют прямого отношения. А разбираться все равно нужно. Кстати, насчет быстрого подъема на эшелон. На авиафорумах обсуждают эту странность. Получается, что самолет резко дернул вверх  (я считаю, что по внешней команде), пилоты  уменьшили тягу двигателей (была просадка по высоте на 60 м) и попросили посадку ввиду нештатной работы систем управления полетом, и в этот  момент – это уже моя версия –  дистанционное вмешательство по технологии, разработанной в ДАРПА,  включило автопилот, который невозможно отключить из кабины, АП отключил связь с землей, вырубил энергетику и резко сбросил газ. Самолет  перешел в неуправляемый плоский штопор  и столкнулся с землей на скорости 120 километров в час, с горизонтальной составляющей – 150км/ ч.  Крупные обломки лежат в пределах геометрических размеров самолета, мелкие разбросаны  по радиусу до трех миль.Многим экспертам, обсуждающим в настоящее время эту  катастрофу, кажутся странными показания флайтрадара:«04:12:56 высота 30675 футов, а в 04:13:00 - 33500 футов. Набор 860 метров за 4 секунды??? На такой высоте это даже для истребителя очень много».http://waronline.org/fora/index.php?threads/Катастрофа-airbus-a-321-авиакомпании-Когалымавиа-над-Синаем-31-10-15.15828/page-9«Далее быстроразвивающаяся вертикальная раскачка (период около 12 секунд)с знакопеременными перегрузками до 9G. По самым скромным оценкам от +3,5 до -1,5 G.Как выдержал самолет? Врет флайтрадар? Врут приборы или ответчик? Или так и было?»http://www.forumavia.ru/forum/9/8/558846479219543256391446276598_15.shtml?topiccount=739Что означают эти перегрузки? Борьбу пилотов с автопилотом или сбои во встроенной в системы управления «закладке»  ДАРПА? Кстати, если вспомнить, то  при падении "Аэробуса"  в Альпах были точно такие же дергания и рывки, которые эксперты интерпретировали как попытки пилота выключить автопилот. А вот  еще более странный момент. Посмотрите видео с места падения. Что это за цилиндрические предметы на первых секундах ролика РТ. Не напоминают ли они снарядные гильзы?https://www.youtube.com/watch?v=GbHuMRfXxJUКомпания "Эйрбас" уже объявила, что собирается расследовать эту катастрофу совместно с компанией "Thales". Эта информация ложится увесистой гирей на весы моей версии, так как "Thales" - международная промышленная группа, выпускающая информационные системы для авиакосмического, военного и морского применения. Thales занимает третье место в мире по производству бортовых РЛС и систем радиоэлектронной борьбы. Она производит значительную часть компонентов БРЭО для военной авиации. Ее дочка Thales e-Security — ведущий мировой поставщик решений по защите данных с опытом работы в области защиты  конфиденциальной  информации более 40 лет. Ее клиенты — компании, правительства и поставщики технологий с широким рядом задач — используют продукты и услуги Thales для улучшения безопасности приложений, в которых используется шифрование и цифровые подписи. ЕСли "Эйрбас" будет расследовать кататсрофу "Когалымавиа" не с ведущими двигателистами, а ведушей компанией по БРЭО, то значит причину гибели лайнера его производитель видит не в отказе двигателей, а в неполадках системы управления. Конечно, даже если эксперты "Эйрбаса" установят, что катастрофа самолета вызвана вмешательством извне, вслух об этом скзано не будет.Бортовые регистраторы обнаружены, но по поводу их целостности уже возникли разногласия:«Черные ящики» лайнера А321, разбившегося на Синайском полуострове в Египте, имеют небольшие повреждения. Об этом сообщил журналистам в воскресенье министр транспорта Максим Соколов.«Там небольшие технические повреждения. Но термического воздействия не было, как говорят представители египетской стороны», — сказал Соколов.Глава Минтранса добавил, что бортовые самописцы опечатаны и их еще не вскрывали».http://www.rbc.ru/society/01/11/2015/5635b7349a79477907e8530eПонятно, что Египту смерти подобна версия «теракт или  сбили ракетой ЗРК». Туризм рухнет, бюджет тоже. Кстати, зенитно-ракетные комплексы, способные достать лайнер, идущий на эшелоне, имеет в данном регионе только Израиль. Кстати, на территории Синая идут бои египетской армии с боевиками. То есть летать над этими местами не стоило бы.  Эр Франс, Люфтганза и Эмирейтс уже прекратили полеты над  Синаем. Это  подкрепляет версию внешнего «вмешательства» в полет лайнера, каким бы способом оно ни было реализовано.Подключенная к интерфейсу Вселенной (то есть хорошо информированная) Татьяна Волкова уже опубликовала свои соображения по поводу мотиваций возможных инициаторов катастрофы. Она приводит отрывок из письма своего читателя (читатель так читатель):1. Месть за слишком успешную и без потерь операцию в Сирии ( кстати, зверское убийство нашего контрактника, ушедшего в город в самоволку "за пиццей",- из того же ряда)2. Попытка поссорить с Египтом, "слишком увлекшегося" сотрудничеством с нами и радушно воспринимающего все предложения от России, подкинув обывателям "террористический след"3. Удар по египетской тур. индустрии, так как поток из России в Европу, Израиль и Турцию значительно снизился4. Намек Путину, что есть возможность "уронить" не только немецкие борта, а любой российский и, разом, почти всю российскую гражданскую авиацию, практически полностью перешедшую на парк "иномарок".5. Попытка не прямого давления, с целью склонить Россию к прекращению операции в Сирии и отказа от поддержки режима Асада.Наверняка есть еще какие то, не очевидные, далеко идущие цели, например:6. Снижение авиа перевозок, их удорожание в России (пятая колонна в Думе, уже требует новых, до 15 лет самолетов, которые придется купить у тех же Боинга и Аэрбаса, свою-то гражданскую авиапромышленность угробили!)7. Усиление искусственной изоляции РФ и увеличение изоляции ее регионов, что влечет усиление местечкового сепаратизма и потеря государственной управляемости, особенно на фоне закона о ТОРах.Сайт ПРАВОСУДИЯ.НЕТ:http://pravosudija.net/article/aviakatastrofa-pisma-chitateleyДогадайтесь в одного раза, кто может такие мероприятия организовать? Правильно – зловещий «Доктор Зло», которого мы с Татьяной Волковой идентифицируем с корпорацией «Vanguard». Россия в настоящее время находится в состоянии гибридной, то есть иррегулярной, войны с англо-американской цивилизацией. Новомодная стратегия стратегического блендинга(смешивания), основные положения которой изложил недавно в журнале «Armed Forces Journal» пентагоновский эксперт Джим Томас, допускает применение абсолютно всех методов борьбы и войны против страны-мишени. В том числе и криминально-диверсионные. Так что, ежели мы хотим летать и не падать, то нужно поголовно пересаживаться на лайнеры отечественного производства. Аппарат  Минобороны, кстати, используют только Илы, Аны и Яки. А «Боинги» и «Аэробусы» нужно очистить по-возможности от  дарповских закладок, а если это невозможно, то разъяснить пилотам и пассажирам, какому риску они  подвергаются, летая на западных лайнерах, таких комфортных и красивых. Не сомневаюсь, что в качестве  официальной  будет принята  версия технической неисправности, а компанию «Когалымавиа» прикроют, как это сделали авиакомпанией «Татарстан» после резонансной, но так и не расследованной толком катастрофы в Казани. В ее офисах уже идут изъятия  документации.Катастрофа в небе Египта  - это мессидж, как говорят наши  либералы. Что хотят его авторы, понятно. Лучшим ответом на эту гнусность будет масштабный успех военной операции российских вооруженных сил в Сирии.Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

21 сентября 2015, 23:02

Человек-ружье

Технологии контроля над сознанием превращают солдат в пешкиВ июне этого года Пентагон совместно с Инженерной школой Университета Тафтса создал Центр прикладного интеллекта и когнитивных наук (Центр ABCs). Он объединил экспертов в области неврологии, психологии, лингвистики, информационных технологий и робототехники с целью глубокого изучения того, как люди думают, реагируют, действуют в критических ситуациях. Особое внимание исследователи уделяют поведению военных в сложных и опасных условиях.В июне этого года Пентагон совместно с Инженерной школой Университета Тафтса создал Центр прикладного интеллекта и когнитивных наук (Центр ABCs). Он объединил экспертов в области неврологии, психологии, лингвистики, информационных технологий и робототехники с целью глубокого изучения того, как люди думают, реагируют, действуют в критических ситуациях. Особое внимание исследователи уделяют поведению военных в сложных и опасных условиях.Как следует из интервью одного из сотрудников Центра ABCs Тэда Бранье, основной целью работы его коллег является определение инновационных междисциплинарных подходов к мониторингу физиологических и мыслительных процессов военнослужащих, а также изучение влияния различных состояний на их поведение в оперативной обстановке и оптимизация этого поведения через мультимодальные интерфейсы и роботизированные платформы. «Эта цель, – говорит Бранье, – будет достигаться через фундаментальные и прикладные междисциплинарные исследования систем поддержки и наращивания, позволяющие расширить способности и потенциал бойцов во время динамичных мобильных операций».Таким образом, речь идет об управлении с помощью различных технологий действиями военных и расширении их способностей с выходом за грань показателей, типичных для нормального человека.Неврология в военных целяхСо стороны Пентагона деятельностью Центра ABCs назначена управлять доктор Кэролайн Махони, руководитель группы исследований развития и техники армии США. Она поясняет, что исследования разделены на четыре сферы. Первая сосредоточена на изучении принципов, которые обеспечивают взаимодействие человека и интеллектуальных поддерживающих систем, направленных на оптимизацию мышления и физических возможностей бойцов. Вторая исследует возможность управления такими человеческими состояниями, как напряжение, тревога, умственные перегрузки, стресс, страх, неуверенность и усталость. Третья сфера включает изучение выполнения бойцами умственных и физических задач в условиях реальной боевой обстановки с учетом соответствующих требований. И, наконец, четвертая сфокусирована на исследовании поведения бойцов в команде. По сути речь идет о перспективе объединения человека и машины в некий гибрид, об управлении человеческим поведением и формировании личности бойца, лишенного страха и других естественных чувств, не испытывающего усталости и боли.“ Одним из проектов Пентагона, поддерживаемых Бараком Обамой, является внедрение в мозг военнослужащих микрочипов, способных подавлять одни реакции и стимулировать другие ”В документах Пентагона такие исследования маркируются как имеющие значительное практическое и стратегическое значение.Руководство США и американские вооруженные силы на протяжении десятилетий одержимы идеей контроля и манипулирования человеческим сознанием.Эксперименты, которыми будет заниматься Центр ABCs, в Пентагоне курирует Агентство передовых оборонных исследовательских проектов (Defense Advanced Research Projects Agency – DARPA), отвечающее за разработку новых технологий для использования в вооруженных силах.Эксплуатация в военных целях неврологии на основе робототехники, применение интерактивных систем, направленных на милитаризацию человеческого мозга, фактически являются попыткой создания нового оружия.Биомедицинские и биологические исследования, выполняемые DARPA, основаны на разработках в области контроля сознания, проведенных по проекту «МК-Ультра» (MK-Ultra). Одним из его направлений была так называемая Программа боевой перезагрузки бойца сухопутных сил, имевшая целью «электронную подготовку» американских солдат к войнам.Продолжая тематику этих исследований на новом технологическом уровне, DARPA работает над проектом «Солдат будущего». Цель – создание генетически модифицированных трансгуманоидов, способных совершать сверхчеловеческие поступки.Скрепы нацизмаОбраз сверхчеловека (нем. Übermensch) ввел в свое время философ Фридрих Ницше в произведении «Так говорил Заратустра». Сверхчеловек для Ницше – существо, которое по своему могуществу превзойдет современного homo sapiens в такой степени, в какой тот когда-то превзошел обезьяну. Ницше рассматривал этот процесс как один из этапов эволюции. К прототипам cверхчеловека философ относил, к примеру, Александра Македонского, Юлия Цезаря, Чезаре Борджиа и Наполеона – творцов, воля которых направляет вектор исторического развития.Фото: naviny.byРасовая интерпретация ницшеанской концепции была положена в основу нацистской идеологии. В Третьем рейхе под сверхчеловеком понимался идеал арийской расы. Нацисты считали, что bermensch представляет более высокий человеческий тип, который нужно создать искусственно, путем селекции. За научную сторону проекта отвечал рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Цель – создание сверхрасы, безраздельно преданной делу рейха. Большая часть экспериментов по изменению поведения человека с помощью галлюциногенных препаратов и электрошока была проведена Джозефом Менгеле в концлагерях Освенцим и Дахау.После войны Министерство обороны США через Южную Америку и Ватикан тайно переправило на территорию Соединенных Штатов нацистских ученых и разведчиков, работавших на Третий рейх. Эта операция носила кодовое название «Скрепка». Среди них был Рейнхард Гелен – один из руководителей разведки на Восточном фронте, который специализировался на действиях против России. Итогом совместных усилий Гелена, американских правительственных структур и спецслужб стало тайное развертывание незаконной правительственной деятельности, включая секретные программы по контролю сознания. Первая из них – проект «Чаттер» (Chatter) – была начата американскими ВМС в конце 1947 года. Исследования продолжались до 1953-го и имели целью разработку препаратов для проведения допросов и вербовки агентов.Второй проект – «Блуберд» (Blubird) стартовал в 1950 году под эгидой директора ЦРУ Аллена Даллеса и был направлен на изменение поведения человека. К числу исследуемых тем относились расширение возможностей памяти и контроль индивидуума с помощью специальных техник допроса. В 1951 году Blubird переименовали в проект «Артишок» (Artichoke), который предусматривал агрессивное применение техник допроса, включая гипноз и наркотики.В 1953-м появился проект «МК-Ультра», главными исполнителями которого стали нацистские ученые. Капитан МакКарти, служивший в американских специальных силах и командовавший карательными отрядами во время войны во Вьетнаме, после ухода со службы рассказал, что MK-Ultra – аббревиатура, которая расшифровывается как Manufacturing Killers Utilizing Lethal Tradecraft Requiring Assassinations – производство киллеров, использующих летальные методы тайных операций.Продолжением «МК-Ультра» стал проект «Монарх» (Monarch). В этих двух программах объектами экспериментов по психологическому программированию стали военнослужащие и гражданские, преимущественно дети. Цель – создание раба с подконтрольным сознанием, который мог выполнить любое действие по приказу оператора (хозяина).Адвокат Джон ДеКэмп в книге о педофилии в высших эшелонах американской власти пишет о проекте «Монарх»: «Наркобизнес не самый низкий уровень спонсируемого правительством США зла… Самый низкий уровень ада занимают те, кто участвовал в проекте «Монарх». Здесь объектами исследований были молодые люди – жертвы экспериментов по контролю сознания, которые проводились ЦРУ и Пентагоном. Суть методологии заключается в выведении полчища детей, в ком разбита душа, кто должен шпионить, заниматься распутством, убивать и в конце совершать самоубийство. С использованием наркотиков, гипноза, пыток и электрошока выводились поколения жертв».Подопытные Буша и ЧейниПрограммирование осуществлялось в несколько этапов и проходило несколько уровней.Уровень альфа-программирования предусматривал общую подготовку личности к дальнейшим этапам.Бета-программирование уничтожало в личности все известные ей моральные принципы поведения и стимулировало примитивный сексуальный инстинкт, неограниченный никакими запретами.Дельта-программирование обеспечивало нацеливание личности на убийство. На этом этапе объекты воздействия лишали чувства страха и тренировали их сознание на систематическое выполнение заданий. Этот вид программирования предназначен для подготовки специальных агентов или бойцов элитных подразделений (например Delta Force) для действий при проведении тайных операций. При этом объекты воздействия лишаются страха и программируются на неуклонное выполнение задания.На этом же этапе в сознание жертвы могли закладываться инструкции по самоуничтожению и совершению самоубийства после выполнения задания.Тета-программирование направлено на контроль сознания с помощью электронных систем, включая импланты в мозг, современные компьютеры и сложные спутниковые системы слежения.Омега-программирование (другое название «Код Грин») ориентировано на саморазрушение и дает установку на суицид или самоповреждение. Программа обычно активируется, когда жертва/выживший начинает лечение или становится объектом допроса и большая часть памяти оказывается восстановленной.Другая форма системной защиты – обманное программирование, которое включает дезинформацию и указание ложного направления.Эксперименты на военной базе Presidio стали предметом журналистского расследования репортера Мей Брюэсселл. Результаты были преданы огласке на одной из радиопередач с ее участием. Во время расследования Мей неоднократно угрожали. Ее дочь была убита вследствие инспирированной автомобильной аварии. Перед завершением расследования Мей внезапно заболела скоротечной формой рака. В связи с тем что ЦРУ к тому времени разработало быстродействующий вирус рака, есть основания полагать, что смерть журналистки не была вызвана естественными причинами.В начале 2015 года The Guardian опубликовала статью о проводимых Министерством обороны США на базе «Гуантанамо» экспериментах над заключенными с использованием особых пыток. Пентагон насильно давал всем узникам «Гуантанамо» высокую дозу препарата, который используется как часть программы «MK-Ультра». Тюрьмы «Абу-Грейб» в Афганистане и «Гуантанамо» стали полигоном. В августе 2015 года бывший исполнительный директор ЦРУ Элвин Кронгард в своем интервью Би-би-си открыто признал, что Пентагон и ЦРУ практиковали пытки. На вопрос корреспондента о том, почему никто не понес ответственности за это, он ответил: «Порочный альянс Буша, Чейни и Рамсфелда должен предстать перед Гаагским трибуналом за то, что они сделали. Но, к сожалению, это произойдет только тогда, когда свиньи начнут летать».Армия некрофиловКакие выводы нужно сделать нам?Прежде всего необходимо осознать, что программирование возможно тогда, когда разрушена, забыта, намеренно выхолощена, извращена историческая традиция – религиозная, моральная, культурная.Поэтому нужно всячески заботиться о том, чтобы она всегда присутствовала в сознании и душе. Это стержень, на котором держатся личность, семья и народ, щит от любого программирования, ее повсеместное сохранение – превентивная мера, позволяющая противодействовать любым попыткам установления контроля над индивидуальным и массовым сознанием.Если же воздействие на сознание уже произошло, необходимо вырабатывать эффективные техники депрограммирования. Но и они должны строиться на постепенном и упорном возвращении духа и сознания к традиционным ценностям. Как только традиция вытеснит программу, через которую осуществляется программирование, можно считать, что человек (народ) выздоровел, освободился от рабовладельца-программиста.С помощью «MK-Ультра» США превращают людей в оружие. Но оно только стреляет, не воюет. В войне побеждает дух.Маниакальная идея создания сверхчеловека, внедренная в США, – это продолжение нацистского проекта Ubermensch. Эта идея Ницше основана на борьбе с христианством. У него Ubermensch связан со смертью Бога в душе. Но, как известно, престол в душе никогда не бывает пуст: там или Бог, или Его противоположность. При программировании по проекту «MK-Ультра» из души жертвы удаляют Бога как источник традиционных ценностей и оккультными ритуалами, наркотиками, насилием внедряют туда противоположный источник и порочные, преступные ценности. Как сказал один из героев Достоевского: «Если Бога нет – то все дозволено».Большая часть информации, касающаяся контроля сознания как военной технологии, скрыта завесой секретности. Но сам факт создания Центра ABCs и тематика его исследований свидетельствуют об истинном отношении «эталона демократии» к своей армии, которое открыто высказал Генри Киссинджер, назвав военных «глупыми и тупыми животными, которые используются как пешки во внешней политике».Психолог Эрих Фромм определяет противостояние Добра и Зла как борьбу между биофилией (любовью к жизни) и некрофилией. «Личность некрофила одержима желанием трансформировать органическое (живое) в неорганическое (неживое). Она относится к жизни механистически, так, как будто живые люди являются вещами. Некрофильская личность любит контроль, и в этом акте контроля она убивает жизнь».В основе стремления США к глобальному контролю над миром и желания Пентагона установить контроль над человеческим сознанием с помощью мертвой техники и мертвого начала лежит некрофилия. Эти же цели преследовали нацисты.Татьяна Грачева

Выбор редакции
15 сентября 2015, 17:30

Имплантаты, вживленные в мозг для улучшения памяти

Когда в 80-х - начале 90-х движение киберпанков было в моде, всем казалось, что различные чипы в мозгах, имплантаты и прочая электроника, вшитая прямо в тело, это дело недалекого будущего. Как оказалось, люди все же не слишком хотят внедрять в свой организм искусственные предметы, и тема имплантатов на какое-то время сошла с первых полос научных журналов, но ненадолго, и недавно DARPA объявило о создании новых имплантатов, вживляемых в мозг для улучшения памяти.

03 сентября 2015, 21:44

Кто стоял за Гейтсом, Джобсом и Цукербергом

Во все времена главным двигателем технического прогресса была война и расходы на вооружение.Десятилетиями правительство США целенаправленно вкачивало деньги в Силиконовую долину. Хитрость состояла в том, что финансировали не чисто военные исследования, а гражданские проекты. Затем проекты, которые выживали, выдерживали конкуренцию, окупались, находили и военное применение. Долину создавали рука об руку государство, университеты и постепенно становившийся на ноги благодаря заказам правительства частный сектор.Начнем с миллиардера Билла Гейтса. Сына простой школьной учительницы Мэри Максвэлл Гейтс, как гласит легенда. На самом деле мама Гейтса была членом совета директоров солидных финансовых и телекоммуникационных компаний, в том числе президентом национального совета UnitedWayInternational. Там под ее руководством заседали два монстра компьютерного рынка — президенты IBM разных лет Джон Опель и Джон Эккерт. Так случайно вышло, что IBM поручило разработать операционную систему для первого персонального компьютера никому не известной компании «сына простой учительницы» Microsoft. Гейтс купил за $50 тысяч у программиста Патерсона систему QDOS, обозвал ее MS-DOS, продал лицензию IBM, сохранив авторское право за Microsoft. Так на свет появилась первая операционка Microsoft. Компьютеры РС, ставшие стандартом для всей мировой индустрии персональных компьютеров, оказались крепко привязаны к Microsoft. В 1996-м, имея за плечами контракты с IBM и операционные системы, Билл Гейтс вышел на биржу и стал в одночасье невероятно богатым. Для нашей темы крайне важен факт: IBМ с 60-х годов и поныне — головной производитель «сложного железа» для АНБ и других разведслужб.История с Google началась в самом центре Силиконовой долины — Стэнфордском университете. Там студенты Ларри Пейдж и Сергей Брин работали над Стэнфордским проектом цифровой библиотеки. Библиотеке требовался поисковик. Проект финансировался за счет Национального научного фонда (по статусу — Федеральное агентство США, тесно связан с разведсообществом и Пентагоном). Первые $100 тысяч на поисковик Google двум студентам поступили от Энди Бехтольштайма, подрядчика целого ряда проектов, финансируемых Агентством передовых военных технологий Пентагона DARPA.Первые серьезные деньги в Google вложил Sequoia Capital — один из самых успешных венчурных фондов в мире. Глава фонда, знаменитый Дон Валентино, был одним из руководителей в крупнейшем подрядчике Пентагона и разведывательного сообщества Fairchild Semiconductor.Facebook был социальной сетью «Лиги Плюща» — университетов, где учится американская элита. Марку требовались деньги на развитие бизнеса, раскрутку. Первые $500 тысяч дал Питер Тиль. Уже через четыре месяца Facebook собрал первый миллион пользователей и стал стремительно расти. До инвестиций в Цукерберга Тиль создал платежную систему PayPal, которую позиционировал как средство борьбы с национальными платежными системами, своего рода шаг к мировой валюте. Но сейчас Питер Тиль известен не PayPal и даже не Facebook. Он пять лет по крупицам собирал и финансировал команду лучших математиков, лингвистов, аналитиков, специалистов по системному анализу, доступу к данным и т. п. Теперь это любимое детище американского разведывательного сообщества — компания Palantir. Ее шеф Тиль — член Бильдербергского клуба (который считают тайным мировым правительством. — Ред.)Цукербергу требовались все новые деньги. Парой миллионов помог Билл Гейтс. Не хватающие для сверхбыстрого роста Facebook 13 миллионов удалось получить в компании Accel Partners. Инвестицию организовал Джеймс Брейер, бывший глава Национальной ассоциации венчурных капиталистов в сотрудничестве с Гилман Луи, исполнительным директором официального Фонда американского разведывательного сообщества In-Q-Tel. Так что по Силиконовой долине чужие и случайные не ходят.Все знают про знаменитый голосовой помощник SIRI, установленный сегодня в айфонах покойного "бунтаря" Стива Джобса. Его прообразом послужило программное обеспечение нового типа Calo. Происходит название от латинского слова Calonis — слуга офицера. Проект финансировался все тем же пентагоновским агентством DARPA. Можно еще примеры приводить по компьютерным гуру, но не хочу утомлять читателей.Высокотехнологичный бизнес, университеты, американское разведывательное сообщество — ребята с одного двора. Своего рода «военно-информационно-промышленный комплекс». Они занимаются одним делом — собирают, обрабатывают индивидуальные и корпоративные данные, т. е. сведения о каждом из нас. Одни — ради прибыли. Другие — ради национальной безопасности или того, что этим прикрывается.Есть хрестоматийная история. Отец, работающий в компьютерной компании, узнал о беременности дочери еще до того, как она сама ему призналась. Каждый из нас, в зависимости от желаний, потребностей, настроений и т. п., что-то ищет в интернете, заходит на разные порталы, оставляет сообщения. А в интернете — запомните! — никогда ничего не пропадает. Если обобщить заходы, сообщения, то можно понять, что происходит с человеком либо с организацией. А если ты знаешь, что происходит с кем-либо, то можешь предложить ему в нужный момент нужные товары, услуги и т. п. И он их обязательно приобретет. Это называется управление поведением. А теперь представьте, что вы продаете в Сети не товары и услуги, а те или иные политические убеждения, взгляды, точки зрения на мир и т. п. viaЭксперт по конкурентной разведке Елена Ларина

16 июня 2015, 00:00

От Бильдерберга к ГУЛАГбергу: глобальная элита строит электронный концлагерь

С 11 по 14 июня сего года в австрийских Альпах в местечке Тельфс в отеле InterAlpen прошло 63-е ежегодное заседание Бильдербергского клуба. Особенностью этого заседания было то, что оно состоялось сразу после встречи лидеров «семёрки» (7-8 июня) и V съезда лидеров мировых и традиционных религий в Астане (10-11 июня). На разных уровнях представительства и под разными углами зрения рассматривалась одна и та же ключевая проблема – разработка...

02 июня 2015, 20:29

Robot Cheetah

  • 0

Spot is a four-legged robot designed for indoor and outdoor operation. It is electrically powered and hydraulically actuated. Spot has a sensor head that helps it navigate and negotiate rough terrain. Spot weighs about 160 lbs. ©

13 января 2015, 00:31

III-я Мировая. Следите за деньгами

Похоже, воевать с Россией США будут до последнего европейца (по всей видимости, именно для этого была использована Украина)."Эксперт": "Министерство обороны США в пятницу провели специальный брифинг для прессы, в ходе которого с сожалением объявили о закрытии 15 военных баз постоянного базирования на Европейском континенте. Генералы отметили, что это вынужденная мера, поскольку бюджет Пентагона снова сократили – теперь с 577 до 502,7 млрд долларов. Сокращение же военного присутствия в Европе позволит ежегодно сэкономить 500 млн долларов. При этом количество американских военнослужащих на территории Европы уменьшится на 7 тысяч – с 71 до 64 тысяч человек".Основной фронт III-й Мировой - АТР:"Сокращение финансирования военных программ в США происходит все последние 4 года. Пик объема бюджета Пентагона пришелся на 2010 финансовый год, когда ему предоставили 713 млрд долларов. В 2013 изначально утвержденная сумма в 656 млрд подверглась корректировке во время бюджетного кризиса, парализовавшего правительство – она была урезана до 614 млрд.  В частности военно-морской бюджет США урезан в 2013 году на общую сумму более 4,6 млрд. долларов. В 2014 Пентагон уже довольствовался бюджетом в 598 млрд долларов, который в середине года был еще спешно сокращен на 44 млрд – 554 млрд. Но самый серьезный удар по военным расходам США был нанесен в 2015 году - изначальные 636,6 млрд были превращены в жалкие 502 млрд. И если в предыдущие секвестры Пентагон мог ограничиваться постепенным сворачиванием военных миссий в Афганистане и Ираке и ограничением еще не начатых проектов, то теперь ему пришлось подвергнуть пересмотру практически всю свою деятельность как внутри страны, так и по всему миру. Из зарубежного сегмента фактически не тронутыми остался только регион АТР, который по обновленной Военной доктрине США теперь является приоритетом внешней политики и политики безопасности страны. В самих Штатах сокращению финансирования подверглись все рода войск и почти все департаменты Пентагона, включая научно-исследовательские программы по созданию новых видов оружия агентства DARPA".Кроме того, можно констатировать, что способность американцев бесконечно "печатать деньги" оказалась очередным мифом: сеньораж и экспорт инфляции, конечно, имеются в наличии, но пределы для злоупотреблений мировой резервной валютой также являются фактом.UPD: RT "В ходе визита в Берлин генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг потребовал от Германии внести решающий вклад в укрепление боеспособности альянса, передает Die Welt. Выполнение данного требования – в интересах как немцев, так и всех европейцев, потому что без сильного НАТО Европа, скорее всего, стала бы легкой добычей для Владимира Путина, убежден автор материала".

26 октября 2013, 07:10

DARPA хочет создать полностью автоматическую оборонную компьютерную сеть

http://vk.com/wall-30149322_10083Этот день должен был когда-то настать. И он настал. Агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам США, или просто DARPA, объявило о начале конкурса Cyber Grand Challenge (CGC). Задачей конкурса является разработка полностью автоматизированной оборонной сети, целью которой будет самостоятельный поиск и уничтожение вирусов, угрожающих IT-безопасности страны. Ничего не напоминает? Это же предыстория «Судного дня»! DARPA предлагает 2 миллиона долларов любой команде разработчиков, которая сможет создать систему, способную к самостоятельному обучению и развитию, поиску угроз их уничтожения, производству защитных механизмов и применения их на практике. Уж механизмы по поиску и уничтожению у нас-то уже есть… но ближе к делу. «Серия конкурсов по разработке беспилотных автомобилей, проводимой DARPA, стала зарей революции подобных средств передвижения», — говорит менеджер проектов DARPA Майк Уолкер. «С новым испытанием Cyber Grand Challenge мы хотим разжечь такой же огонь в сфере информационной безопасности. Сегодняшние технологии в лучшем случае позволяют справиться с компьютерными угрозами в течение нескольких дней, так как людям требуется время для поиска и устранения дыр в системах защиты. С новой полностью автоматической системой безопасности время на решение подобных вопросов можно будет сократить с нескольких дней до одной секунды». «Природа и частота компьютерных вирусных атак привели нас к мнению о том, что в будущем для решения вопросов информационной безопасности людям должны помогать полностью автоматические системы», — говорит Ден Кауфман, директор офиса информационных инноваций и куратор Cyber Grand Challenge. Для привлечения большого количества желающих принять участие в этом конкурсе, DARPA решила сделать его открытым и всю информацию о состязании будет выкладывать на официальном сайте CGC. Финальная часть конкурса, в которую попадут участники прошедшие квалификационный раунд, возьмет свое место в первой половине 2016 года. Следует отметить, что награды за участие получат не только команда-победитель этого соревнования. Занявшая второе место команда получит приз в размере 1 миллиона долларов. За третье место полагается 750 тысяч долларов. Кроме того, для тех, кто заинтересуется в этом конкурсе есть два пути: либо просто принять участие в конкурсе, выиграть один из призов и на этом закончить, либо получить контракт на работу с DARPA, если идея вашей системы безопасности ее действительно заинтересует.

07 октября 2013, 20:01

Robots Evolution

Компания Boston Dynamics представила четырехногого шагающего робота WildCat («Дикая кошка»). Он создан на базе робота Cheetah («Гепард»), установившего в 2012 году рекорд скорости среди роботов своего класса, сообщает Engadget.Особенностью нового робота стала способность перемещаться автономно. На видео робота испытывают на открытом воздухе. Как и Cheetah, Wildcat развивает скорость, сгибая и разгибая «спину». Робот перемещается либо галопом либо «скачками», двигая передними и задними «ногами» синхронно. По скорости WildCat уступает Cheetah. Если «гепард» в августе 2012 года смог разогнаться до 45,06 километра в час, то новый робот на асфальте развивает скорость около 25 километров в час. Разработчики отмечают, что WildCat может перемещаться по местности с любым рельефом.Разработку роботов Cheetah и WildCat компания Boston Dynamics ведет в рамках программы роботостроения M3 (Maximum Mobility and Manipulation). Под эгидой M3 были также созданы «вьючные» роботы LS3 и BigDog, которые носят тяжести за людьми. Проекты финансирует агентство DARPA.Созданный ранее BigDog-вьючный робот для передвижения по любым поверхностям, военного назначения.Передовые технологические проекты американского военного агентства DARPA.