Дефолт по ГКО
Дефолт 98-го года был предрешен! Дефолт 98-го года не был, как принято считать, результатом рыночных реформ. Напротив, он был вызван той системой внешней торговли, которая сложилась при советской власти. Именно через эту систему еще с 50-х годов качали валюту за рубеж, где она растворялась на сче ...

Дефолт 98-го года был предрешен!

Дефолт 98-го года не был, как принято считать, результатом рыночных реформ. Напротив, он был вызван той системой внешней торговли, которая сложилась при советской власти. Именно через эту систему еще с 50-х годов качали валюту за рубеж, где она растворялась на счетах советских загранбанков и иных западных банков.

В основе этой системы – продажа отечественных сырьевых товаров (нефть, газ, металлы и др.) по ценам ниже мировых “дружественным” иностранным фирмам, преимущественно офшорным. Сырье проходит по цепочке таких же офшорных посредников, а образовавшаяся в результате перепродаж сверхприбыль оседает за границей. Раньше эта сверхприбыль шла на нужды “мирового коммунистического движения” и на “борьбу с мировым капитализмом”. Теперь идет на другие цели. Но главное – деньги не приходят в государственный бюджет никогда. С 90-х сеть офшорных фирм, созданная таким образом, стала ключевым звеном в операциях с валютой российских властей и нового российского бизнеса.

Из недавней истории известно, что в 1990 году была принята резолюция Политбюро ЦК, позволяющая официальным лицам учреждать холдинговые компании за рубежом с использованием активов, принадлежащих государству. Менее известно, что бегство капиталов началось еще в середине 50-х: именно с этого времени западные спецслужбы начали фиксировать факты открытия секретных номерных счетов в банках Швейцарии и некоторых других стран людьми с советскими паспортами. В 1985 – 1991 гг. темпы бегства были резко форсированы. Только по французским данным, КПСС владела 84 компаниями, имела свыше 7 тысяч банковских счетов, а вклады и инвестиции составляли 25 млрд. долларов.

Дефолт N 1

С дефолтом N 1 новая Россия столкнулась в 1990 году, обнаружив, что с клиентских счетов “Внешэкономбанка” (ВЭБ) куда-то испарились все средства.

Но вот любопытные подробности из истории ВЭБа. Клиентам было объявлено, что денег они не получат. В то же время для спасения росзагранбанков Центробанк “закачал” в них через ВЭБ около 6 млрд. долларов. Средства с этих счетов как раз и предназначались на выплаты иностранным кредиторам. Однако они были переоформлены как доли Центробанка России в капиталах росзагранбанков. То есть кредиторы так ничего и не получили, а деньги разошлись по сети офшоров. (Росзагранбанки, как и ВЭБ, имеют разветвленную сеть зависимых зарубежных структур – банки, финансовые и консалтинговые компании, торговые дома, производственные предприятия и др., поэтому под терминами “ВЭБ” и “росзагранбанки” нами понимается вся сеть аффилированных структур.)

Кроме того выяснилось, что ряд иностранных кредитов ВЭБ получал на те же совзагранбанки, не пропуская их через бюджет страны.

Так, в 1990-м страны Персидского залива прокредитовали СССР на сумму 1,75 млрд. долларов. Это было как раз накануне “Бури в пустыне”. Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ выдали эту сумму, по мнению западной прессы, в качестве платы за отказ СССР наложить вето на акцию против Саддама в Совете безопасности ООН.

Операция прошла через совзагранбанк “Евробанк” в Париже (“Banque Commerciale pour l,Europe du Nord” – “Eurobank”) и его аффилированные структуры. И эти деньги никогда в доходную часть советского или российского госбюджета не поступали.

Часть этого кредита через “Евробанк” ушла в “Financial Management Co” (FIMACO). Почему часть? А потому, что кроме “FIMACO” ассоциированными компаниями банка являлись “Eurogrefi” (Paris), “RTD France” (Paris), “Evrofinance” (Moskow) и др. Им тоже кое-что перепало. То есть кредит, который впоследствии вошел составной частью в долг СССР (а потом России), ушел по этим, отнюдь не российским адресам и был использован на некие конфиденциальные цели через Францию.

Незабытое старое

Для финансирования “стратегических операций во славу коммунизма” использовались и методы “ложных банкротств”. Один пример. В апреле 1989 года банк “Дель Готтардо” (Лугано) выдал фирме “Интерпластика” (в ней ранее работал известный Беджетт Пакколи) кредит в 100 млн. долларов под гарантии ВЭБа (так как получателем кредита было советское внешнеэкономическое объединение “Техно-промимпорт”). В “Технопромимпорт” Пакколи перечислил 25 процентов от кредита. Затем “Интерпластика” объявила себя банкротом, и остальные деньги “пропали”. Но в начале 2000-х Россия без каких-либо международных финансовых расследований признала обязательства ВЭБа перед банком “Дель Готтардо” и включила их в состав внешнего госдолга.

Куда же ушли деньги, полученные в 90-м? Точно неизвестно. Но кое-какие подозрения могут возникнуть, если знать продолжение сюжета. А оно такое. В ноябре 1994 г. “Дель Готтардо” выдал некой фирме из Южной Африки 100 млн. долларов кредита под залог драгметаллов и камней (5 тонн золотых монет чеканки 1928 – 1972 гг. представил инофирме Комдрагмет России). Кредит был использован на оплату счетов, представленных компании “Мабетекс” (руководитель все тот же Беджетт Пакколи) различными офшорными компаниями, выполнявшими субподрядные работы по ремонту Кремля. Затем ЮАРовская фирма, разумеется, исчезла, не рассчитавшись с кредитом.

Дефолт N 2

Как мы видим, придуманная в ЦК КПСС система продолжала работать. Именно поэтому дефолт 98-го года был предрешен.

По данным Счетной палаты, в декабре 2001 г. государственные долговые обязательства Минфина РФ перед Госбанком РФ увеличились по сравнению с 1 января 1993 г. в 156 раз. Среди основных причин роста задолженности назван выпуск в 1993 – 1998 годах госбумаг. Но вся пирамида ГКО была бы невозможна, если бы она не опиралась на систему, о которой мы писали. Западные покупатели приобретали ГКО только в том случае, если российская сторона страховала их депозитами в расположенных за рубежом банках. Когда дефолт был объявлен, деньги с депозитных счетов ушли. Куда? Можно только догадываться.

В июле 1993 г. Центробанк заключил соглашение с уже знакомой FIMACO (основной ее учредитель – парижский “Евробанк”, около 80 процентов которого принадлежало Центробанку) о передаче в доверительное управление финансовых средств – валютный резерв России, кредиты МВД и ценные бумаги Минфина РФ.

Благодаря операциям с FIMACO Центробанк получал значительные доходы от размещения государственных валютных резервов на внешних финансовых рынках. FIMACO предписывалось, как размещать эти средства сначала в депозиты в первоклассных банках Евросоюза, затем и в ГКО-ОФЗ. Например, в 1996 г. “Евробанк”, учредивший FIMACO, получил от Центробанка 855 млн. долларов, которые были использованы для создания страховых депозитов в “Евробанке”, гарантирующих возврат средств, инвестированных банком в российские ГКО. По данным российской прокуратуры, за 5 лет были переданы валютные резервы РФ на сумму 37,3 млрд. долл., 9,98 млрд. нем. марок, 379,9 млрд. яп. иен, 11,98 млрд. фр. фр. и 662,6 млрд. англ. фунтов. FIMACO и “Евробанк” имели большинство акций в АКБ “Еврофинанс” (Москва), одном из ведущих игроков на отечественном рынке фьючерсных контрактов (10 – 15 проц. от всего объема торгов на ММВБ). Следовательно, экономическое предположение о “перекачке” через FIMACO денег для беспроигрышной игры Центробанка на рынке ГКО (так как ему были известны все ее условия) вполне корректно.

Французский след

Особо следует сказать о “французском следе” в дефолте-98. Американский хедж-фонд “High Risk Opportunities Hub Fund” подал судебный иск (сумма претензий – 1 млрд. долларов) против французских банков “Credit Lyonnais” и “Societe Generale”, обвиняя их в том, что они не исполнили перед ним своих обязательств по форвардным валютным контрактам на российском рынке. Рассмотрим этот факт как косвенное доказательство участия на рынке ГКО иных (кроме “Евробанка” и “Еврофинанса”) французских банков.

И действительно, например, “Credit Agricole Indosuez” (второй по величине французский банк) был одним из самых крупных иностранных участников российской пирамиды ГКО. К маю 1998 г. ГКО составляли примерно 50 проц. его портфеля. Любопытная особенность. В швейцарских филиалах французских банков “Indosuez” и “Credit Agricole” имели счета компании, имеющие отношение к экспорту российского сырья: “Balkar International Inc” и “VAEKO Europe Ltd” (связаны с нефтяными сделками скандально известного в России “Балкар-Трейдинга”), панамская “CROCO Company Inc” (связана с хищением средств от экспорта “Коминефть” по проекту “Komilux Finance”), “Norwood Properties Inc” (связан с поставками нефти на нужды российских космодромов), фирмы “Andava” и “Forus” (дело “Аэрофлота”), счета фирм “Altay Inc”, “Orel Capital Ltd”, “Bercut Holding Ltd” и др., имеющие отношение к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, и др.

В швейцарском отделении французского “Paribas” имели счета: женевская “Vitol SA” (связана с экспортом “чеченской” нефти), дублинская “Danton Trading Ltd” (операции по закупкам зерна в Казахстане в счет квот на российскую нефть), “ITERA International Energy” (холдинг “Итера” не требует дополнительных расшифровок), “Energo Handels AG” (Zug) (операции по перераспределению экспортной выручки за российский газ вне границ российской территории), а также фирмы гражданина Израиля Аркадия Гайдамака, осуществлявшие поставки в Анголу оружия в обмен на нефть.

И вновь к Саддаму Хусейну. Спецслужбами стран антисаддамовской коалиции установлено, что львиную часть личного состояния диктатора составили средства, заработанные на программе ООН “Нефть в обмен на продовольствие”, которая реализовывалась (в лучших коммунистическо-диктаторских традициях) через тьму офшорных фирм – покупателей нефти и продавцов продовольствия. До военной кампании в Ираке в основном присутствовали французские, а не американские банки. Сейчас “BNP Paribas”, который вел программу ООН “Нефть в обмен на продовольствие”, в восстановлении экономики страны не участвует. И не случайно. Причина – в пристальном внимании спецслужб антисаддамовской коалиции к тем французским банкам, которые обслуживали “нефть в обмен на продовольствие”.

Но они же – активные участники российского дефолта! Следовательно, весьма высока вероятность того, что финансовые расследования по розыску и судебному аресту личных активов Саддама по “французскому” направлению могут привести к нашим деньгам “дефолтного происхождения”. Тогда в Россию они уже не вернутся никогда!

Рейтинг растет

И последнее. Лучшими видами экономических оценок являются независимые. Чтобы оценить последствия дефолта-98, к ним и обратимся. Приведем динамику российского кредитного рейтинга без комментария.

Ни одно суверенное государство мира, для которых он рассчитывается, не имело в последнее десятилетие столь мизерной его величины, как Россия осенью 1998 г. (на уровне “С”, что соответствует максимально низкому из аутсайдерских рейтингов). В августе 1999 г. кредитный рейтинг России поднялся до уровня “ССС” (в терминах “Standard & Poors”), или САА (в терминах агентства “Moodys”). И с тех пор понемногу растет, о чем с гордостью сообщает пресса. Но вот о чем умалчивает. Этот рейтинг по-прежнему ниже рейтинга таких стран, как Колумбия, Эквадор, Сальвадор, Гватемала, Индонезия, Казахстан, Молдова, Пакистан, Перу, Таиланд, Туркмения, Украина, Вьетнам. И до тех пор, пока российские власти не продемонстрируют миру хотя бы один пример преследования в судах зарубежных стран (то есть по месту незаконного хранения вывезенных из России активов) виновных в систематических дефолтах, нет ни малейшей возможности этот кредитный рейтинг всерьез улучшить. За прошедшие же пять лет, несмотря на обещания “диктатуры закона”, ничего похожего сделано не было. Перекачка бюджетных денег через офшоры по системе, заложенной советскими спецслужбами, продолжается.

В результате – постоянно увеличивающаяся величина российской внешней задолженности, исключающая надежды на скорое улучшение условий жизни российского населения.

Досье МН 

На 1 апреля 2003 г. внешний долг страны (по международной методологии) составил 153,5 млрд. долл.

 

Андрей Сотник

 Опубликовано 12.08.2003 © Компромат.Ru Оригинал этого материала. © "Московские новости", 12.08.2003, "Саддаму было у кого учиться"

Развернуть описание Свернуть описание
16 апреля 2017, 16:00

За что ищут Браудера?

Глава инвестфонда Hermitage Capital Уильям Браудер опасается быть выданным по каналам Интерпола России, где суд санкционировал его арест. Браудера обвиняют в уклонении от налогов и незаконной скупке акций Газпрома. Как известно, Браудер занялся бизнесом в России еще в начале 90-х годов, масштаб его деятельности огромен. Газета ВЗГЛЯД обобщила данные об этой противоречивой фигуре. В среду […]

16 июня 2015, 12:34

Scofield: Оружейные бароны в тени партии ПАРНАС. Обзор прессы

Говорить о «Московских Новостях» нелегко и неприятно. Сначала только факты. Два года назад, накануне собственного погружения в пучину бед, МЕНАТЕП купил этот еженедельник и назначил его руководителем Евгения Киселева (конец цитаты) В 2003 г. МЕНАТЕП приобрёл «Московские новости». 02.07.2003 г. — был арестован председатель совета директоров Group MENATEP Платон Лебедев. 12.08.2003 г. — «Московские новости» публикуют статью «Саддаму было у кого учиться». Некоторые эпизоды этой статьи необходимо отметить...

24 апреля 2015, 11:01

«Список Немцова» и миллиарды Касьянова

Ныне оппозиционер и бывший премьер-министр России Михаил Касьянов, более известный с моей легкой руки, как «Миша Два Процента», предположительно бравший откаты за свою подпись, и «курировавший» исчезновение кредита МВФ в 4,8 млрд долларов в кризис 98-го, потребовал от Запада создать «Список Немцова». Не много ни мало. Михаил Михайлович попросил Конгресс США ввести санкции в отношении восьми руководителей и журналистов российских телеканалов, а именно: Владимира Соловьева, Дмитрия Киселева, Аркадия Мамонтова, Андрея Караулова и Константина Семина, генеральных директоров телеканалов Владимира Кулистикова и Олега Добродеева, а также депутата Госдумы Алексея Пушкова.Вот прямая речь товарища Касьянова перед поездкой к кураторам, инициирующим тот самый «Список Немцова»: «В четверг я буду в Вашингтоне, мы будем обсуждать с конгрессом США «список Немцова» — людей, которые, на наш взгляд, являются пропагандистами и через средства массовой информации разжигали ненависть в обществе. В частности, они разжигали ненависть к Борису Немцову, де-факто травили его и подстрекали к расправе над ним».И знаете, возникает такое ощущение передергивания, когда обманывают, лгут в глаза,  прикрываясь красивыми словами. Как шулер, выдергивая крапленого туза из рукава, отвлекает внимание игроков от своих действий. Я хорошо знаю всех тех, кого пытается клеймить «Миша Два Процента»… Десятилетиями знаю. И Володю Соловьева, и Аркадия Мамонтова, и Андрея Караулова, и Алексея Пушкова… Нет за ними того, в чем их пытается обвинить безработный экс-премьер, по моему мнению, виновный в исчезновении миллиардов из бюджета России. И не только в этом. А, действительно, судьи кто? А, впрочем, смотрите сами. Вот лишь некоторые истории из бурной жизни Михаила Михайловича Касьянова, который вдруг возжелал превратится в совесть нации.Моё расследование в «Новой газете» от 28 февраля 2000 года:"Из моего досье:   Касьянов Михаил Михайлович родился 8 декабря 1957 года в Солнцеве, окончил Московский автодорожный институт. С 1981 по 1990 год работал в Госплане РСФСР, специализируясь на внешнеэкономических связях. С 1990 по 1993 год Касьянов трудился в Министерстве экономики, где также отвечал за внешнеэкономические вопросы. В 1993 году перешел в Министерство финансов, где возглавил департамент иностранных кредитов и внешнего долга. В 1995 году Михаил Михайлович назначен заместителем министра финансов РФ, а 25 мая 1999 года наш «герой» занял пост министра. В настоящее время Касьянов — первый вице-премьер, министр финансов и практически исполняет обязанности главы кабинета министров Владимира Путина.        Касьянов и «Мабетекс»     Перед нами — удивительный документ периода расцвета скандала под названием «Мабетекс». Помните? В этой весьма откровенной бумаге, именуемой «Разрешением № 1972 от 2.08.1995», говорится следующее: «Министерство финансов РФ разрешает перечислить... двадцать три миллиона шестьсот пять тысяч восемьсот девяносто долларов на оплату оборудования и выполнения комплекса работ по реконструкции Московского Кремля, производимого фирмой «Мабетекс» (Швейцария). Внешторгбанку РФ перечисления рублевого покрытия не контролировать».     Вот такое знатное разрешение было выдано Минфином России, и почти 24 миллиона долларов утекло скандально известному «Мабетексу», но при этом никакого рублевого покрытия в российский бюджет не поступило. Письмо подписали замминистра финансов А. Головатый и казначей В. Волков. Но, как мне стало известно, на этом документе Головатый всего лишь поставил свою закорючку, а подлинным автором индульгенции был не кто иной, как нынешний первый вице-премьер Михаил Касьянов. Именно Михаил Михайлович в 1995 году являлся заместителем министра финансов и единолично ведал всеми валютными операциями Минфина РФ и соответственно всеми проплатами по «Мабетексу». Ну а конкретно это разрешение на оплату услуг господина Пакколи оформлял и готовил лично Касьянов, и в архиве Минфина имеются документы по этим 24 миллионам за подписью нынешнего первого вице-премьера. По информации нашего источника, работавшего в 1995—1996 годах в ближайшем окружении Касьянова, все финансовые расчеты с «Мабетексом», «Меркатой» и другими компаниями, «уводившими» бюджетные деньги через управление делами президента, готовились лично Михаилом Касьяновым. И, кстати, в уголовном деле по «Мабетексу», которое ведет швейцарская прокуратура кантона Женева, имеются еще три таких же разрешения на оплату по 20 миллионов долларов каждое. И к каждому из них самое прямое отношение имел Касьянов, а на многих документах, подшитых в том же уголовном деле, присутствует аккуратный росчерк нынешнего первого вице-премьера.         Касьянов и долги     Есть такое понятие, как коммерческие долги государства. Сейчас много говорят и пишут о том, что Россия должна миллиарды различным странам, фондам и фирмам. И вот как раз этими долгами последние четыре года и ведает не кто иной, как Михаил Касьянов. Тут-то и начинает действовать уникальная схема игры, придуманная Касьяновым и его бизнес-партнерами из олигархов. Суть в следующем.     Долг России какой-либо фирме или фонду составляет, предположим, сотни миллионов долларов. Касьянов на международном уровне сообщает, что мы не можем вернуть долг, и тут же банки МДМ-Банк, Собинбанк и другие скупают за бесценок российские долговые обязательства, платя за них примерно 25—30 процентов стоимости. Как известно, отчаявшийся кредитор зачастую идет на все, лишь бы получить хоть часть долга.     А в обязанности Михаила Касьянова последние годы входит составление списка первоочередных долгов России, которые нужно срочно погашать. Эта бумага впоследствии ложится на стол премьер-министру. И вот тут-то в «ежемесячный список Касьянова» в обязательном порядке попадают те долги, которые приобрел один из российских олигархов, владеющий названными выше банками. И государство выплачивает компаньону Касьянова практически полную сумму долга. И разница в размере 60—70 процентов остается в структурах олигарха. Далее «касьяновские» деньги перечисляются в дочерние компании, принадлежащие компаньонам, а оттуда миллионы долларов уходят через корсчета то в «Бэнк оф Нью-Йорк», то в оффшорные зоны.     О масштабе сумм, проходящих через схему Касьянова, свидетельствует ряд документов. Приведем один из них. Перед нами — платежное поручение, в котором «Компания проектного финансирования», принадлежащая одному из олигархов, перечисляет двенадцать миллионов долларов США через «Бэнк оф Нью-Йорк» в оффшорную фирму, зарегистрированную на Барбадосе. Документ датирован 18 апреля 1996 года. Незадолго до этого Россия погасила целый ряд долгов крупным западным табачным компаниям. И, кстати, именно в то время заместителем министра финансов, курирующим внешние коммерческие долги и выплаты по ним, был... Михаил Касьянов. Но, как свидетельствуют очевидцы, приведенная нами сумма в 12 миллионов долларов — это лишь маленькая часть денег, «прокрученных» дуэтом Касьянов - олигархи.        Касьянов и кредит     Помните 1998 год — то сладкое время, когда МВФ еще давал России большие кредиты? Именно тогда наше отечество получило очередной кредит в размере 4 миллиарда 800 миллионов долларов на стабилизацию курса рубля. Эти немалые деньги поступили на счет Минфина в федеральном резерве Центробанка. После чего Михаил Касьянов распорядился перевести миллиарды на зарубежные корсчета уполномоченных банков (СБС-Агро, Менатеп, Инком, Объединенный банк и проч.) для того, чтобы эти банки перечислили в российский бюджет рубли на эквивалентную сумму и тем самым стабилизировали отечественную валюту. Так думали различные чиновники, включая и МВФ. Но Касьянов наверняка так не думал, являясь организатором и мозговым центром всей этой операции.     А суть в том, что банки, получив 4 миллиарда долларов, вместо живых рублей вручили любимому государству гособлигации ГКО и ОФЗ, которые к тому времени превратились в никчемные бумажки и могли использоваться только в качестве обоев. И тут же все крупные банки, провернувшие аферу с кредитом МВФ, начали моментально банкротиться, переводя капиталы в свои более мелкие структуры. Помните: сначала Инком, потом СБС-Агро... То есть никто в обиде не остался — разумеется, кроме российского бюджета и «лохов» из МВФ.     И еще один не менее увлекательный эпизод из истории с кредитом МВФ. В 1998 году большинство российских банков, получивших кредитные деньги, держали свои зарубежные корсчета в «Нейшнл Рипаблик Бэнк оф Нью-Йорк», владельцем которого был ныне покойный банкир-миллионер Эдмон Сафра. Так вот, Сафра, будучи человеком неглупым, увидел, что через его банк российскими банкирами и Минфином прокручивается многомиллиардная афера. Наивный бизнесмен испугался и  пожелал сообщить в ФБР о том, куда делся кредит МВФ. И вот тут-то у Сафры и случились неприятности. А начались они с того момента, как к нему на Лазурный Берег летом 1999 года прибыл некий эмиссар российских финансистов по имени Борис Березовский, который, кстати, является хозяином Объединенного банка — одного из тех, что получили кредитные деньги. О чем беседовали Березовский и Сафра, остается тайной за семью печатями. Известно только, что после разговора Сафра в срочном порядке переехал в свою резиденцию в Монако, где имелись усиленная охрана и даже бункер на случай ядерной войны. Но перепуганному банкиру не помогла надежная охрана — через три месяца он был мертв... Сгорел во время пожара.     Я, конечно, не утверждаю, что в гибели Сафры, пожелавшего раскрыть ФБР историю аферы с кредитом, виновны Березовский или Касьянов, который к тому времени уже поднялся до уровня министра финансов России. Но уж очень много странных совпадений!     Перед вами — лишь три истории из жизни второго человека в Российском государстве Михаила Михайловича Касьянова. Но на этом наше расследование жизненного пути первого вице-премьера не заканчивается. Продолжение следует».А вот и продолжение. Обращаемся к итальянским коллегам, чье расследование, дополненное моей информацией, было также опубликовано 24 июля 2000 года в той самой оппозиционной ныне «Новой Газете». Цитирую:"Итальянская «Репубблика» опубликовала сенсационный материал о том, что в августе 1998 года кредит на 4,8 млрд долларов, предоставленный МВФ России, был банально украден при помощи запутанной системы перечислений денег из банка в банк. Но тезис, что в России воруют давно и много, уже не вызывает ни у кого сомнений. Сенсационность публикации итальянцев в том, что махинацию «разруливал» не кто иной, как нынешний премьер-министр и тогдашний замминистра финансов Михаил Касьянов.     Сотни средств массовой информации, в том числе и российские, подхватили публикацию «Репубблики», и большинство из них, не имея новых фактов, просто сообщили, что почти пятимиллиардный кредит МВФ так и не дошел до России благодаря стараниям Михаила Касьянова. Что, судя по нашей информации из Швейцарии и США, совершенно верно, и вполне вероятно, что премьера можно переименовать из Миши Два Процента в Михаила-Миллиардера. Факты, рассказанные нашими итальянскими коллегами, показались недостаточными, и мы, решив продолжить собственное расследование, столкнулись с одной интересной историей, на которую почему-то никто не обратил внимания. Итак.     «14 августа 1998 года деньги российского кредита уходят из нью-йоркского Федерального резервного банка (счет № 9091). А дальше происходят весьма странные события. 4,8 миллиарда «зеленых» попадают почему-то на счет № 608555800 в «Нешэнл рипаблик бэнк», принадлежащий одному из крупнейших банкиров Эдмону Сафре. А из этого банка миллиарды по распоряжению Касьянова «разгоняются» по различным зарубежным счетам и в итоге оседают в США и Швейцарии, так и не попав в наше отечество, в котором 17 августа произошел крупнейший финансовый кризис, и последствия его мы ощущаем до сих пор. А вскоре произошли события, которые напоминают посредственный американский боевик.     Из моего досье: Сафра был основателем и директором «Республиканского банка Нью-Йорка». Выходец из семьи ливанских евреев, 68-летний Сафра был известен как основатель Республиканского национального банка Нью-Йорка. Многие годы он входил в список самых богатых людей. Его состояние исчисляется миллиардами долларов. В декабре 1998 года Эдмон Сафра погиб в своей резиденции в Монако при весьма странных обстоятельствах.     После того как деньги кредита МВФ ушли из «Нешэнл рипаблик бэнк», принадлежащего Сафре, и практически бесследно растворились в финансовых структурах Запада, миллиардер обеспокоился их судьбой, тем более что его уже пытались обвинить в финансовых махинациях по отмыванию российских денег. Понимая, что именно исчезновение этого кредита МВФ вызвало в России финансовый кризис, Эдмон Сафра обратился в Федеральное бюро расследований США и заявил, что готов показать им всю схему отмывания русскими чиновниками 4,8 миллиарда долларов стабилизационного кредита МВФ. Периодические беседы Сафры с представителями ФБР длились почти год — миллиардер искал пути вывода своего банка из-под подозрений. А они были: совсем недавно он перевел миллиарды на счета, указанные представителями русских чиновников из Минфина и Центробанка. К лету 1999 года отношения между Сафрой и ФБР сложились наиболее благоприятно, и он начал давать весьма конкретные показания о путях отмывания денег и тех, кто за этим стоял, называя имена высокопоставленных россиян и раскрывая всю сложнейшую систему коррупции и воровства. К делу подключилась и швейцарская прокуратура. Тогда-то и произошли странные и страшные события.     В начале осени 1999 года в резиденцию Эдмона Сафры на юге Франции пожаловал неофициальный представитель российских чиновников — печально известный бизнесмен Борис Абрамович Березовский. Он беседовал с Сафрой в течение трех часов за закрытыми дверями. Разговор велся на повышенных тонах, и после беседы Березовский в явно расстроенных чувствах умчался на свою виллу в Антибе. Эдмоном Сафрой же овладела безудержная паника. Он заявил, что его собираются убить за откровения в разговорах с сотрудниками ФБР. Несмотря на то что принадлежащая ему вилла «Леопольдо» была оборудована системой безопасности по последнему слову техники, Сафра вместе с семьей срочно переехал в Монте-Карло, где поселился в специально подготовленном бункере площадью 1000 кв. метров на бульваре Остенде, в котором имелись все возможные средства безопасности и у каждой комнаты были своя охранная система и бронепокрытие. Этот бункер, по мнению специалистов, мог выдержать даже небольшой ядерный взрыв.     Но в декабре 1999 года произошло невозможное. Бункер Сафры загорелся, и при тушении здания в ванной комнате обнаружили труп миллиардера. По версии следствия, Сафра погиб во время попытки вооруженного нападения. Утром в помещение проникли двое вооруженных людей в масках. Они подожгли здание, а затем скрылись в неизвестном направлении. Сафра пытался укрыться в ванной, где и задохнулся от дыма. В огне погибла няня его дочери. Жена и дочь банкира спаслись, забаррикадировавшись в комнате.     По мнению Бертоссы — генпрокурора Кантона Женева, курирующего расследование по отмыванию кредита МВФ, поводом для убийства Эдмона Сафры стали его откровения с сотрудниками ФБР и швейцарской прокуратуры, которые занимались расследованием истории об исчезновении и отмывке 4,8 миллиарда долларов стабилизационного кредита для России.     По мнению одного из сотрудников ФБР, имеющего прямое отношение к «Рашагейту», или, как теперь называют этот скандал, «Делу Касьянова», страшная смерть Эдмона Сафры окончательно перепугала руководство банков, через которые отмывались кредитные деньги, и многие свидетели этой аферы века боятся давать показания, больше не веря в американскую систему защиты свидетелей. Но швейцарский прокурор Бертран Бертосса все же убежден, что сможет довести это расследование до конца, и виновным будет предъявлено обвинение. Как уже убедились многие из кремлевских чиновников, «Маленький Бертран» никогда не бросает слов на ветер, и вполне очевидно, что Михаил Касьянов вскоре не сможет выехать дальше дружественных Китая и Кореи, потому что в женевской тюрьме Шон-Долон всегда найдется свободная койка. Увы, без вида на озеро».И теперь вся история с так называемым «Списком Немцова» становится понятной. Разумеется, факты ( и документы) о прошлой активной деятельности «Миши Два Процента», приведенные выше, во всех подробностях имеются, как в ФБР, так и в Белом Доме. И, соответственно, гражданин Касьянов будет выполнять всё, что потребуют его американские кураторы. Помните, кто девочку обедает, тот её и танцует? У Михаила Михайловича особо-то и вариантов нет. Только отрабатывать заданную программу. Иначе придется сесть. И похоже надолго.

22 декабря 2014, 14:15

Прогулка по Москве 1998 года

 Сегодня Москва 1998 года. Один из самых сложных годов современной России. В первую очередь, конечно, это дефолт. Молодой российских капитализм не выдержал низких цен на сырье, кризиса ликвидности, огромного долга и рухнул. Курс рубля по отношению к доллару упал за полгода более чем в 3 раза — c 6 рублей за доллар перед дефолтом до 21 рубля за доллар 1 января 1999 года. Разорилось большое количество малых предприятий, лопнули многие банки. Для Москвы 98 год - это еще и сильнейший ураган, жертвами которого по разным данным стали от 8 до 11 человек. Начнем с дефолта. 31 января 1998 года правительство повышает ставку рефинансирования с 28% до 42% годовых, пытаясь избежать девальвации рубля 16 января 1998 года премьер-министр Виктор Черномырдин принимает решение о сужении полномочий вице-премьеров-«младореформаторов». У Анатолия Чубайса (на фото слева) отбирают финансовую сферу, а у Бориса Немцова — большую часть полномочий в области ТЭКа. Цена на нефть — $15,09 за баррель Brent  19 февраля 1998 года глава МВФ Мишель Камдессю (на фото справа) и Виктор Черномырдин подписывают коммюнике о согласовании российской экономической политики на 1998 год. МВФ одобряет кредит России на $700 млн и подтверждает график траншей на весь год. Цена на нефть — $14,06 за баррель Brent  23 марта 1998 года Борис Ельцин отправляет в отставку правительство Виктора Черномырдина и назначает и. о. премьера Сергея Кириенко (на фото справа). Госдума утвержадет его кандидатуру только с третьего раза, 26 апреля. Цена на нефть — $13,08 за баррель Brent  7 мая 1998 года глава ЦБ Сергей Дубинин на заседании правительства заявляет, что «на Россию может обрушиться небывалый финансовый кризис» и предрекает «банкротство правительства», если не удастся решить проблему обслуживания государственного долга. На следующий день Токобанк, накопивший задолженность $500 млн перед западными банками, становится первым крупным банком, который вводит внешнее управление. Международные агентства ставят кредитные рейтинги российских банков на пересмотр 18 мая 1998 года российский фондовый рынок открылся падением на 10%, торги на РТС и ММВБ приостановлены. Доходность ГКО с начала мая выросла вдвое и достигла 50% годовых. Непосредственным толчком к обвалу стал указ президента, ограничивающий иностранное участие в капитале РАО ЕЭС, в то же время западные инвесторы на фоне политической нестабильности потеряли веру в способность российского правительства обеспечивать их права и обслуживать госдолг 28 мая 1998 года после объявления о провале аукциона по продаже 75% акций «Роснефти», за счет которой правительство планировало закрыть часть долговых проблем, финансовые рынки снова обваливаются. Доходность ГКО за один день вырастает с 60% до 80–90%. Сергей Дубинин обвиняет в падении спекулянтов. В тот же день ЦБ повышает ставку рефинансирования до 150%, фактически заморозив финансовый и валютный рынки. На следующий день Борис Ельцин отправляет в отставку главу Государственной налоговой службы Александра Починка, назначая на его место Бориса Федорова 17 июня 1998 года Борис Ельцин назначает Анатолия Чубайса спецпредставителем по связям с международными финансовыми организациями в ранге вице-премьера. На встрече олигархов с Сергеем Кириенко главы «Газпрома», ЛУКОЙЛа и «Сургутнефтегаза» заявляют о необходимости как минимум 50-процентной девальвации рубля, предупредив, что иначе национальная валюта девальвируется сама и неконтролируемо. Сергей Кириенко и Анатолий Чубайс отвергают предложение, рассчитывая на финансовую помощь международных организаций. Цена на нефть — $11,30 за баррель Brent 7–14 июля 1998 года котировки госбумаг переживают лавинообразное падение. 7 июля доходность ГКО впервые превышает 100%, а уже через неделю составляет 130–140%. Директор-распорядитель МВФ Мишель Камдессю объявляет, что будет рекомендовать совету директоров фонда выделить России $11,2 млрд, из них $5,6 млрд немедленно 15 июля 1998 года Госдума отклонила правительственный антикризисный пакет, содержащий согласованные с МВФ предложения об увеличении налогов и снижении госрасходов. Спустя пять дней МВФ одобряет выделение России стабилизационного кредита. Министром промышленности назначен представитель КПРФ, бывший председатель Госплана Юрий Маслюков 1 августа 1998 года после получения кредита МВФ, который был пущен на выкуп ГКО и поддержания рубля, на рынке устанавливается кажущееся равновесие. Борис Ельцин, Анатолий Чубайс и Сергей Дубинин уходят в отпуск. Цена на нефть — $12,04 за баррель Brent 6 августа 1998 года Сергей Кириенко и спикер Госдумы Геннадий Селезнев договариваются о необходимости выхода Думы с каникул на два дня 19–20 августа для рассмотрения новой антикризисной программы 10–11 августа 1998 года начинается новое падение рынков. Российские банки получают margin calls от западных кредиторов по кредитам, обеспеченным ГКО, и бросают все свободные средства на покупку валюты, продавая госбумаги. 10 августа доходность ГКО достигает 100%, 11 августа — приближается к 150%. По заявлениям брокеров, это означает, что рынок полностью уверен в неспособности государства платить по своим обязательствам  12 августа 1998 года продолжается падение, ЦБ снижает лимиты на продажу валюты 25 крупнейшим банкам, сократив свои затраты на поддержание курса рубля  13 августа 1998 года торги на российских биржах почти остановлены, банки из-за закрытия рынка межбанковского кредитования и отсутствия на рынке валюты оказываются на грани разорения. Инкомбанк и СБС-Агро получают от ЦБ первые стабилизационные кредиты. Джордж Сорос заявляет, что кризис в России «достиг заключительной стадии», а девальвация рубля неизбежна 14 августа 1998 года Борис Ельцин, выступая перед журналистами в Новгороде, заявляет, что девальвации не будет «твердо и четко» 15 августа 1998 года правительство Сергея Кириенко, осознавая, что 19 августа Минфин не сможет погасить очередной выпуск ГКО на 34 млрд руб. (около $5,5 млрд), начинает обсуждать сценарии реструктуризации госдолга. За два дня до этого Кириенко сказал журналистам: «То, что происходит сегодня, — это скорее из области психологии, чем финансов» 16 августа 1998 года Сергей Кириенко приезжает к Борису Ельцину и согласовывает с ним сценарий антикризисных мер, предполагающих отказ от обязательств по госдолгу и девальвацию рубля 17 августа 1998 года государство объявляет дефолт, признавая неспособность расплатиться по долгам. Валютный коридор расширен с 6 до 9,5 руб. за доллар, объявлены трехмесячный мораторий на выплату банками долгов иностранным кредиторам и заморозка всех выплат по ГКО до конца 1998 года. Газета «Коммерсантъ» выходит с заголовком «Мы проснулись в другой стране». Курс доллара в обменных пунктах сразу после объявления о дефолте вырастает с 6,2 до 9–10 руб. за доллар, при этом валюта в большинстве обменных пунктов заканчивается. Цены на импортные товары в магазинах вырастают вдвое. 12 крупнейших банков при поддержке ЦБ создают расчетный пул, чтобы обеспечить платежи хотя бы между собой  Пункты обмена валюты - самое популярное место 17 августа 1998 года  Работники обменных пунктов не успевали менять курс валют, который менялся по несколько раз в день  Типичная для центра Москвы картина в конце августа 1998 года  19 августа 1998 года. Владелец банка «СБС-Агро» Александр Смоленский предлагает ограничить ввоз валюты в страну, а хождение наличной валюты отменить. Курс стабилизируется на уровне 7,5 рублей за доллар. Visa и American Express блокируют пластиковые карты российских банков   20 августа 1998 года глава ЦБ Сергей Дубинин на специально созванной пресс-конференции впервые открыто признает, что большинство российских банков близки к банкротству. При этом он объявляет, что ЦБ будет гарантировать сохранность вкладов физических лиц, если они переведут вклады в Сбербанк  23 августа 1998 года Борис Ельцин отправляет правительство Сергея Кириенко в отставку. И. о. премьера становится Виктор Черномырдин. На следующий день из правительства уходят Борис Немцов и Анатолий Чубайс. "Ъ" пишет, что за изменениями в правительстве, которые Борис Ельцин подписывает по представлению Валентина Юмашева и Татьяны Дьяченко, стоит Борис Березовский 26 августа 1998 года правительство объявляет порядок будущего погашения ГКО, согласно которому владельцы бумаг получат не больше 30 центов за вложенный доллар. Падение рынка продолжается. 28 августа 1998 года в крупнейшем розничном банке «СБС-Агро» вводится временная администрация под руководством первого зампреда ЦБ Андрея Козлова. Банк на две недели прекращает все операции  1 сентября 1998 года ЦБ впервые после 17 августа устанавливает официальный курс доллара на реальном уровне — 10,88 руб. Валютный коридор отменен. Вклады в шести крупнейших коммерческих банках — «СБС-Агро», МЕНАТЕПе, Инкомбанке, Промстройбанке, Мост-банке и Мосбизнесбанке — заморожены, правительство предлагает их вкладчикам перевести депозиты в Сбербанк, который будет по ним расплачиваться по старому курсу  10 сентября 1998 года после двух неудачных попыток утвердить в Госдуме Виктора Черномырдина Борис Ельцин назначает премьером министра иностранных дел Евгения Примакова, которого парламент утверждает Курс доллара — 13,5–15 руб. Владелец группы ОНЭКСИМ Владимир Потанин регистрирует в ЦБ Росбанк, которому перейдет бизнес ОНЭКСИМ-банка 29 октября 1998 года ЦБ отзывает лицензию Инкомбанка. За два дня до этого владелец банка Владимир Виноградов покидает пост его президента и уезжает из России   Очередь за дешевыми продуктами, ноябрь 1998 года  По расчетам Московского банковского союза, потери экономики России от кризиса в августе 1998 года составили $96 млрд. Из них корпоративный сектор потерял более $30 млрд, население - $19 млрд. На фото: вкладчики у здания банка "Российский кредит", 1998 год  Очередь у обменника. Москва.  Продавщица рыбы.  Одним из последствий кризиса стал рост безработицы в стране. На фото: ярмарка вакансий для молодежи  Акция шахтеров на Горбатом мосту около Белого дома  Курс рубля по отношению к доллару за полгода упал более чем в три раза, c 6 руб./$ перед дефолтом до 21 руб./$ на начало января 1999 года  Очередь в банк на Тверской  Тверская, на перетяжке реклама банка Менатеп )  А здесь эротические олимпийский игры рекламируют ) Яркая примета того времени  Реклама Юпи. Помните, этот ужасный порошок?  реклама Макдональдса  На красном Октябре еще шоколадная фабрика, а не заповедник хипстеров  Челноки около Лужников Из комментариев: «эти места что называется "козырные".я с друзьями торговал слева,снимал "цепочку" на крыше палатки,внизу стоял зазывала,он принимал деньги,я с крыши кидал товар.помню завидки были к тем,кто продавал "зил 130" сникерсов и юппи.помню огромные казаны,в которых готовили плов на продажу,у каждого торговца была своя точка где он харчевался.»  Здесь же, 11 августа, пройдет первый концерт ”Rolling Stones” в России. Об этом событии написали почти все крупные газеты. Разогревала публику питерская группа "Сплин".  В ночь с 20 на 21 июня на Москву обрушился ураган. В результате него погибли по разным данным от 8 до 11 человек. Около 150—200 человек получили ранения.  Шквалистым ветром была повреждена кровля Большого театра и Большого Кремлёвского дворца. Упавшие стволы деревьев сломали 12 зубцов стены Московского Кремля.  Кстати, обратите внимание, какие раньше были деревья. Сейчас вдоль Кремлевской стены до сих пор ничего не выросло.  Были сорваны ветром кресты Новодевичьего монастыря   Из комментариев: «Потом Москва разгребала последствия разбушевавшейся стихии (помнится, меж домов какое-то время приходилось перепрыгивать через настоящие буреломы) - коммунальщики, чертыхаясь, ещё долго приводили город в порядок. А власти свалили всю вину на метеорологов, обвинив тех в непредоставлении своевременного верного прогноза, да только какой с них спрос - наши синоптики, как сапёры, ошибаются только один раз, но каждый день ;) »  Вид на Крылатское. Спальные районы еще без многочисленных новостроек. Строительный бум придет в Москву через 5 лет.   В 98 в Москве строят Третье Транспортное кольцо. Один из главных проектов Лужкова.   До до конца еще далеко, и некоторые улицы еще не изуродованы. На Беговой еще ходят трамваи.  Москва-Сити еще нет  Стройплощадка Москва-Сити   Рабочего и колхозницу в 98 немного приодели. Это фонд спасения памятника таким образом хотел обратить на него внимание общественности...  В 98 еще не знали слова «урбанистика», так что лавочек на всех не хватало.  Парк Горького еще не знал крепкой руки Капкова  Площадь около Киевского вокзала не изуродована Европейским  Темы Лебедева тоже не было, так что новогодние афиши оформляли как могли  Студенты МГРИ  Москвичи еще не умели правильно парковаться  Коптевский рынок  Гастроном №14 - потом "Копейка", а ныне "Пятерочка». Типичный для современной России магазин, но в Москве такого нет уже давно.  Спасатели разбирают завалы после взрыва бытового газа в одном из подъездов жилого дома на улице Щербаковской, 29 июля 1998 года. Из комментариев: «Помню этот взрыв. Про взрыв газа была официальная версия; на самом деле это были бандитские разборки, которые тогда были не редкостью: взорвали квартиру какого-то коммерсанта.» «людей, чьи квартиры пострадали, в гостиницу жить селили. а когда ремонтировали, я пошёл посмотреть, как они это делают. обратил внимание на разговор двух старух, одна говорила что-то типа "ты посмотри, у Семёновны вон хоодильник какой большой, хороший. а ещё прибедняется!" а на последнем этаже шторы остались висеть и зеркало на стене напротив окна. на этом фото не видно.»  Хронология дефолта взята с Коммерсанта. Посты по теме: Черкизовский рынок: государство в государстве  Прогулка по Москве 1989 года  Прогулка по Москве 1990 года  Прогулка по Москве 1991 года  Прогулка по Москве 1994 года  --------------------------------------------- Советую подписаться на мои странички в:  Фэйсбук  ВКонтактик  Основной Твиттер  Спам Твиттер  Одноклассники ___________________________ Блог обновляется очень часто, поэтому пропустить что-нибудь интересное не так уж и сложно. Специально для таких случаев у меня есть email-рассылка. Это красиво оформленная подборка самых важных постов за прошедшую неделю для тех, кто заходит сюда нечасто. Одно письмо каждые семь дней - обещаю, что никакого спама вы от меня не получите. Если надоест, вы от нее легко отпишитесь. А если вдруг закроют ЖЖ и запретят соцсети, у нас с вами будет рассылка, это как тайный клуб:  Реклама в этом блоге Чем я занимаюсь За что я баню Хотите дать совет? Вам сюда! Я в других социальных сетях 

18 августа 2013, 23:13

Особенности национального дефолта

Пятнадцать лет назад Россия фактически признала себя банкротом. // Михаил Малышев Сотни банков в одночасье разорились, сотни тысяч людей потеряли свои вклады – все это было 17 августа 1998 года названо иностранным словом «дефолт». Либералы по сей день уверяют: то было великое счастье, и экономика страны, в конечном итоге, благодаря дефолту, только выиграла. На самом деле, благодарить за нынешнее, пусть и весьма относительное экономическое благополучие, надо совсем не тех, кто объявил дефолт, а тех, кто оперативно и весьма профессионально ликвидировал его последствия. В августе 1998 года мне довелось оказаться в Болгарии. Так вот, как только автора дефолта Сергея Кириенко 23 августа отправили в отставку, супруга тут же потянула меня в магазины – срочно сбрасывать как рублевую, так и долларовую наличность. Ну, никакой веры в возвращение финансовой стабильности. И как же она была права! Рубль буквально за считанные дни рухнул по курсу сначала вдвое, потом втрое, а к концу года – почти в четыре раза. Не сказать, что мы вернулись в Россию к разбитому корыту – благо, никаких банковских вкладов у семьи не было и в помине, но все же…   Лишь после назначения председателем кабинета министров Евгения Примакова, а особенно после того, как он развернул свой самолет над Атлантикой, по сути, отказавшись от американской помощи, появилось нечто вроде уверенности. Выкарабкаемся! И ведь выкарабкались.   Да, за счет разорения сотен тысяч соотечественников, за счет беспрецедентного снижения уровня жизни и падения зарплат и пенсий ниже плинтуса, за счет жесточайших мер бюджетной экономии, наконец. …Итак, 17 августа 1998 года информационные агентства выдали в свет рутинное, на первый взгляд, сообщение «Об очередных мерах государственной денежно-кредитной политики». Это была бомба. И не замедленного, а немедленного действия. Название, согласитесь, в самую пору для делегатов съезда КПСС, но зато каково содержание! Правительство, возглавляемое Сергеем Кириенко, метко прозванным в народе «киндер-сюрпризом», объявило о расширении валютного коридора – что, само по себе, вовсе не страшно. Об отказе от погашения на договорных условиях государственных краткосрочных облигаций - а вот это уже серьезно, если учесть, что именно в ГКО, вместе с облигациями федеральных займов, успело уйти уже больше половины госдолга. О трехмесячном моратории - отсрочке выплат - по частным, банковским и фирменным, долгам иностранным кредиторам. Практически мгновенно в прессе прозвучало страшное слово «дефолт». О нем твердили еще с весны, от него пытались предостерегать, нам прописывали разного рода рецепты. Среди них особенно популярен почему-то был аргентинский, как оказалось впоследствии, совершенно непригодный. А самого молодого премьера не без оснований называли могильщиком российской экономики. Сегодня же последователи покойного Егора Гайдара продолжают именовать С. Кириенко чуть не ее же, экономики, спасителем… Для начала попробуем разобраться, как же отечественная экономика дошла до жизни такой.   Прежде всего, на путь к дефолту страна встала сразу по объявлении гайдаровской шоковой терапии.   Цены в стране, как известно, были отпущены в начале 1992 года. Хотя сделать это надо было раньше, когда еще были кое-какие советские запасы, и предприятия хотя бы не замерли. Или же позже, когда можно было наполнить прилавки за счет импорта в обмен на нефть и газ. Самый неподходящий момент был выбран словно нарочно, в результате чего получили полный крах в финансах и гиперинфляцию, от которых только к тому же 1998 году и стали приходить в себя. Да так, что рубль «стабилизировали» на курсовой отметке чуть выше 6 рублей за доллар. Нефть помогла. Но весной 1998-го она снова стал стремительно дешеветь, а Россия уже успела наделать за рубежом долгов под экспорт нефти. Покрывать их стали за счет заимствований внутри страны, что в то время обходилось намного дешевле. К тому же на олигархов, у которых государство в основном и одалживалось, можно было ведь и надавить. Напомнив при случае о «коммунистической угрозе» или же о необходимости быть благодарными за залоговую приватизацию. Однако когда «нефтяной подпитки» практически не стало - что, впрочем, не мешало тем же олигархам неумеренно наращивать вывоз нефти - внутренние заимствования тоже стали дорожать. Но легкие деньги – как наркотик, Центробанк и министерство финансов еще при правительстве Виктора Черномырдина взялись строить такую пирамиду из ГКО и ОФЗ, по сравнению с которой «МММ» – песочный куличик. При С. Кириенко, сменившем в апреле 1998-го В. Черномырдина, ломать механику заимствования не решились. Как не решились и пойти на плавную девальвацию рубля. Может быть, наших горе-финансистов смутил тот факт, что как раз в начале 1998-го была проведена деноминация рубля – у него срезали три нуля под обещания «вечной финансовой стабильности».   Вторым фактором, который толкнул Россию на путь к дефолту, стала чрезмерно либеральная валютно-денежная политика, когда чуть ли не все заработанное на нефти и газе тут же утекало за рубежи страны.   Ни о каких масштабных инвестициях, даже под сурдинку приватизации, речи не было, не было вливаний ни в фондовый рынок, ни в реальный сектор экономики – хотя бы в виде поставок оборудования или же организации отверточных производств. В Россию тогда гнали только потребительские товары, причем, как правило, не самого высокого качества. «Оборонка», а также еще целый ряд отраслей, на которых держалась, пусть со скрипом, экономика СССР, стагнировали, проедая, а фактически разворовывая накопленный в прошлом ресурс материально-технических средств или сырья. Даже ликеро-водочная промышленность – традиционный источник немалых средств для бюджета - пользуясь ситуацией, почти наполовину ушла в «тень», продолжая подкармливать директоров и мафию, но отнюдь не страну. Еще одна причина дефолта, причем причина, иной раз достаточная для дефолта уже сама по себе – это неумеренные бюджетные аппетиты тогдашней власти, причем как исполнительной, так и законодательной. Да, коммунисты отбивали под «социалку» неподъемные суммы, но они же, вместе с соратниками и противниками, не сомневаясь, голосовали также и за совершенно неумеренные расходы на безопасность. Не оставались обделенными даже армия и оборонная промышленность, непонятно только, как же они с такими тратами оказались в том состоянии, которое имело место в конце 1990-х? Впрочем, можно догадываться... Дорожку к дефолту для страны помогала прокладывать инфляция, мастерски скрываемая властями, ради чего жертвовались валютные резервы и брались практически невозвратные долги. Деньги властям были крайне нужны в условиях тогдашнего острого политического противостояния. И наконец, последний, и едва ли не решающий фактор в пользу дефолта, о котором почему-то не вспомнили даже в Счетной палате при подведении итогов одного из мероприятий эпохи реформ. Речь, как вы, надеюсь, поняли, о приватизации. И ваучерной, и залоговой. И та, и другая почти ничего в итоге не дали государственной казне, зато вывели из-под контроля, из-под управления, а также изъяли из государева кошелька целые отрасли экономики, причем отрасли самые прибыльные. Правительство прикормило олигархов, само же оказалось в роли того сапожника, что без сапог. Теперь - собственно о дефолте. По всем параметрам или же законам экономики, которые имеют особенность не срабатывать в самый неподходящий момент, российский бюджет должен был рухнуть еще весной 1998 года. Как раз, когда на исполнительную власть поставили С. Кириенко. Все меры, принимаемые ими, только усугубляли ситуацию.   У тех, кто сегодня призывает к уголовной ответственности за события августа 1998 года для Сергея Кириенко и возглавлявшего тогда Центробанк Сергея Дубинина, есть к тому немалые основания.   Впрочем, тогда надо было спросить и с Бориса Ельцина, и с могучей кучки олигархов, начиная с уже умершего Бориса Березовского, и севшего совсем за другое Михаила Ходорковского, а также пропавшего в никуда Владимира Гусинского, со здравствующего Виталия Малкина и уже покойного Владимира Виноградова, с «оставшихся при своих» Владимира Потанина, Михаила Фридмана или Петра Авена, с нынешнего грузинского премьера Бидзины (он же – Борис) Иванишвили… Все делалось тогда только для того, чтобы сиюминутно попристойнее отчитаться перед Б. Ельциным. Пирамида ГКО продолжала раскручиваться дальше: в долг летом 1998 года брали уже и под 120, и под 160 процентов годовых. Правда, по доброй воле уже мало кто давал, так как никто уже не верил в реальность возврата. И вот 17 августа был нанесен удар – страшный удар по банкам и по людям. Но если банки – это просто структуры, то люди пострадали реально. Не было ведь тогда ни системы страхования вкладов, ни механизмов индексации. Ни вкладов, ни зарплат, ни пенсий. Банки? А что банки, многие из них ушли под процедуру банкротства, отнюдь не всегда грозящую реальными потерями владельцам и топ-менеджменту. Некоторые благополучно увели «чистые активы» в новые структуры, бросив на волю вкладчиков то, что оставалось. Итог известен: масса скандалов и настоящих трагедий, сотни тысяч разорившихся людей, и… всплывающие тут и там бывшие великие банкиры… Кстати, и тогдашний глава Центробанка Сергей Дубинин, как и его тезка Кириенко, тоже ведь всплыл – теперь он председатель наблюдательного совета ВТБ. Пятнадцать лет спустя либералам стало намного легче втолковывать новому поколению мысль о том, что дефолт оказался для российской экономики скорее полезным, чем вредным. Мало кто станет напоминать, что в проигрыше оказалось подавляющее большинство из нас.   Да и государство-то выправилось, прежде всего, за счет усилий населения, и за счет того, что сограждане опять сумели стерпеть.   Тем не менее, перечислю преимущества, полученные отечественной экономикой в результате дефолта. Итак, по следам августа 1998-го цены росли намного медленнее, чем курс доллара, что помогло встать с колен целому ряду отечественных предприятий. Такая тенденция сохранялась практически до осени 1999 года, но где же здесь заслуга авторов дефолта? Надо просто отдать должное тем, кто принял у них руль осенью. Многие предприятия, особенно из числа ориентированных на внутренний рынок, получили от дефолта, прежде всего, конкурентные преимущества за счет возможности держать цены намного ниже долларовых, которые предлагали импортеры. При этом, естественно, объемы импорта заметно снизились. Причем, как в секторе товаров высокого качества, которые на достаточно длительное время выпали за рамки сферы реальной конкуренции с российскими товарами, так и в секторе дешевого ширпотреба, которому новая российская власть жестко перекрыла каналы поставок в Россию. Времена засилья «челноков» к тому времени уже остались позади. Так что и здесь никакой заслуги творцов дефолта нет. В выигрыше оказались олигархи и принадлежащие им структуры, ориентированные на экспорт: они получили преимущества за счет курсовых разниц. А еще им помог неожиданно начавшийся рост цен на нефть, а также на металлы – и цветные и черные, то есть основные товары нашего экспорта. И все же, если сопоставить приведенные выше «позитивные» последствия дефолта с негативным его влиянием, сравнение получается весьма грустным.   Самое худшее в том, что люди окончательно перестали верить в рубль - причем надолго. Сомневаюсь, что сегодня хоть кто-нибудь в России твердо и безоговорочно верит в свою валюту.   Вера во власть тоже была утрачена, правительство Е. Примакова лишь чуть поправило дело, а о том, что было дальше, лучше промолчим. Никто со времен дефолта не верит ни в банки, ни в нашу финансовую систему в целом. Хуже того, кажется, что до сих пор большинство населения вообще не верит в то, что в финансах страны когда-нибудь и что-нибудь реально наладится. И вдобавок ко всему этому продолжающееся реальное падение производства, ползучий, и практически до нынешнего дня не прекращающийся, рост цен. После 17 августа 1998 года России предлагалось уйти в «изоляционизм», чуть ли не возводить железный занавес, рискуя нарваться на глобальный товарный голод. Но оживления экономики все же добиться удалось. Удалось правительству Евгения Примакова с первым заместителем по экономике Юрием Маслюковым и главой Центробанка Виктором Геращенко. Удалось за счет предельно жесткой денежно-кредитной политики, мощных таможенных барьеров в виде запретительных пошлин на то, что могло производиться внутри России, за счет широкого спектра мер экономического протекционизма, за счет прямой поддержки социально важных отраслей и конкретных предприятий, наконец, за счет жесточайшего контроля в сфере обращения валюты. К чему вспоминать старое? Понятно, чтобы не допустить его повторения сегодня, когда творцов «дефолта» многие предлагают считать «спасителями России».   «Девальвации не будет, - заверил «дорогих россиян» 14 августа Б. Ельцин. - Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано».   Теми, кто нажился на дефолте.

18 августа 2013, 19:55

Еще одно мое интервью по поводу дефолта

Корреспондент ошиблась - я говорил о том, что трудно было избежать банковского дефолта, а суверенный легко было предотвратить за счет эмиссии. Кстати, в конце интервью этот момент прояснен. Михаил Хазин: «Дефолта можно было избежать!» Ельцина и Кириенко предупреждали о надвигающейся опасности задолго до 17 августа Михаил Хазин: «Дефолта можно было избежать!»Ельцина и Кириенко предупреждали о надвигающейся опасности задолго до 17 августаКонсультант по экономическим вопросам Михаил Хазин и некоторые другие эксперты еще в 1997 году предупреждали о дефолте, но их просто не желали слушать! Более того, Экономическое управление при президенте РФ, в котором работал Хазин, попросту разогнали весной 1998 года. Видимо, чтобы эксперты не били тревогу и не портили своими прогнозами благостную картину! А через три месяца грянул дефолт. Сегодня Михаил Леонидович рассказывает о подноготной экономического кризиса, разразившегося 15 лет назад. Забытый доклад - Вы задолго до 17 августа прогнозировали дефолт. Насколько очевидно было такое развитие событий? На ваш взгляд, другие эксперты, в том числе в правительстве и в Центробанке, понимали, к чему все идет? - Я пришел на работу в администрацию Ельцина в апреле 1997 года, в создаваемое с нуля Экономическое управление. И первой задачей, которую перед нами поставил президент, было разобраться в том, к каким последствиям приведет политика правительства (где с марта 1997 года экономический блок возглавлял Анатолий Чубайс) и Центробанка (им руководил тогда Сергей Дубинин). Мы созвали разного рода экспертов, среди которых были, например, Татьяна Парамонова (она после дефолта станет первым заместителем председателя Центробанка. - Прим. ред.) и Андрей Белоусов, нынешний помощник президента РФ по экономическим вопросам. К началу октября 1997 года мы составили доклад, в котором показали, что сочетание гипертрофированного по размерам рынка ГКО и валютного коридора неминуемо приведет к дефолту в конце лета - начале осени 1998 года! При этом мы, конечно, имели в виду дефолт бюджетный, поскольку банковский дефолт был изобретением либеральной команды - той же самой, что и сегодня, поскольку в нее входили и Сергей Игнатьев, и Алексей Кудрин, на тот момент первые заместители министра финансов. - Президент Борис Ельцин знал о ваших прогнозах? - Поскольку доклад был представлен - знал, конечно. Более того, у него были даже мысли о смене руководства ЦБ, слабость которого стала притчей во языцех! Однако Дубинин придумал проект «Деноминация», суть которого состояла в том, что до завершения проекта поменять руководство ЦБ было бы сложно. Сама деноминация произошла в январе 1998 года, а потом менять руководство ЦБ было уже поздно - даже новое руководство не успело бы что-то реальное сделать. Альтернатива была! - Можно ли было, по вашему мнению, не допустить дефолта и при этом выйти из назревшего кризиса? - Да, конечно. Если бы осенью 1997 года была проведена плановая девальвация, то мы бы получили все плюсы экономического роста 1999 - 2003 годов без резкого спада и последующих неприятностей. Но это полностью бы развенчало всю демагогию команды либеральных реформаторов и их понимание экономики. Кроме того, это привело бы к отстранению этой команды от власти - а так, несмотря на дефолт, она не просто сохранилась, но и через какое-то время усилила свои позиции. - Но ведь при девальвации люди все равно потеряли бы часть своих накоплений. Для простых граждан была бы разница между «дефолт и девальвация» или «просто девальвация»? - Люди не потеряли бы работу, как это случилось осенью 98-го, не разорилось бы большое количество предприятий. В общем, девальвация обеспечила бы позитивный эффект, достигнутый в 1999 - 2003 годах, без сопутствующего негатива. А граждане все равно потеряли бы часть доходов, поскольку курс рубля в то время объективно был сильно завышен. Другое дело, что в случае управляемой девальвации потери были бы намного меньше. Дефолт как коммерческая операция - Как вы считаете, кто виноват в дефолте? - Дефолт организовала либеральная команда, точнее ее руководство в составе Чубайса, Дубинина, Задорнова, Алексашенко, Кудрина и Игнатьева. Ну и идейным руководителем был Гайдар. Может быть, был и еще кто-то, но эти люди точно принимали соответствующее решение. Более того, они осуществили уникальный в истории феномен - дефолт по долгам, номинированным в национальной валюте. Казалось бы, напечатай рубли и отдай все долги - все равно инфляция будет так и так. Но нет, по ГКО был объявлен именно дефолт! Причина этого, скорее всего, состоит в том, что эти ребята рассматривали дефолт как коммерческую операцию и предупредили «своих», чтобы те из ГКО вышли. В результате очень сильно пострадала та часть нового бизнеса, которая выросла, минуя приватизацию, то есть честным образом. Без «дружбы», основанной на подкупе, с либеральными реформаторами. - Сейчас любят рассуждать о том, что дефолт в итоге оказался не так уж и плох, поскольку положительно повлиял на экономику... - Это откровенное вранье! Еще раз повторю, все плюсы можно было получить плановой девальвацией до конца 1997 года. А вот все минусы - от проведенного «реформаторами» дефолта. Разумеется, сегодня они активно фальсифицируют историю, но факты никуда не денутся. - В нынешней ситуации сохраняется ли для нашей экономики опасность очередных дефолтов, резкой девальвации рубля или других, не меньших по масштабу потрясений? - Девальвация уже идет, хотя, я думаю, она остановится где-то на уровне 35 - 36 рублей за доллар. Дефолт возможен только для крупных предприятий, у которых задолженность в долларах и в евро, и лишь при условии резкой девальвации рубля. А для этого пока нет серьезных оснований. Впрочем, способности либеральной команды устраивать экономические катастрофы на пустом месте общеизвестны. Юлия ЛИ http://worldcrisis.ru/crisis/1185928 .

19 августа 2012, 05:13

Краткая история Дефолта 17 августа 1998

Краткая история Дефолта 17 августа 1998В общественном сознании воспоминания о 1998 годе тусклы и невнятны. Постарался либеральный агитпроп, который старательно стирает это грязное пятнышко с ослепительно белого кителя российского либертарианства. Впрочем, какое пятнышко?! Печальное стечение нелепых обстоятельств, чего ещё было ждать от России-суки, вопреки всем стараниям Реформаторов опять плюхнувшейся в грязь. Русская свинья всегда грязь найдет…А между тем «дефолт» 1998 года имел определяющее значение для появления теперешней Путинской России.Курс рубля с 6 рублей за доллар до конца года падает в 4 раза. Резкий спад экономики, разорение предприятий, безработица Экономическая катастрофа. В наибольшей степени страдает сектор Новой Рыночной Экономики и тот самый «средний класс», которому либералы клялись в любви и верности, чье благополучие было объявлено целью Реформ. Это средний класс настолько дезориентирован либеральной пропагандой, что большинство его в первое время (довольно долго) вообще ничего не понимает, не догадывается о размахе бедствия и сколь дорого оно ему обойдется. Многие были уверены, что треволнения с «дефолтом» продлятся пару недель и их не коснутся. Ну, вырастет курс доллара до 7-8, максимум 9 рублей, – неприятно, но переживем. В массе либерально настроенные менеджеры и прочие офисные работник процветающих коммерческих предприятий никак не ожидают, что либеральная политика и политики цинично лишат их сбережений и безжалостно выкинут на помойку. Впрочем, многие из них до сих пор так и не поняли, что и кто с ними тогда сделал.В истории российского «дефолта» 1998 года следует обратить внимание на одно ключевое обстоятельство. У государства не было никакой необходимости отказываться от своих обязательств по ГКО. ЦБ имел возможность эмитировать необходимый объем рублей и оплатить все предъявленные ГКО. Это привело бы к значительным экономическим трудностям, но катастрофы, при грамотном использовании кредита МВФ, не случилось бы. Однако либералам, гайдарочубайсам, кроме спасения олигархических капиталов, было важно подставить российское государство, прикрыться им, свалить на него свою вину. Это вообще суть российской «либеральной» политики – при всяком случае перекладывать ответственность за свои действия на государство. Тут та же логика, когда вор поджигает обворованный дом, чтобы скрыть следы преступления.Испуганный размахом кризиса Ельцин идёт на крайний шаг – назначает премьером Примакова. Даже незначительное оттеснение либералов от власти приводит к небольшому экономическому чуду – при правительстве Примакова-Маслюкова впервые в истории РФ наблюдается реальный экономический рост. Напуганные успехами и популярностью Примакова весной 1999 года олигархи и либералы добиваются у Ельцина его отставки. Однако это была пиррова победа либерально-олигархического блока. Кризис 1998 года, что у «либерализма» в России нет никакой конструктивной экономической программы (в стране почти всё уже украдено) и нет реальных политических перспектив. И хотя либеральный агитпроп продолжал работать на полную мощность, и клоуны либерального цирка круглыми сутками не сходили с общественной арены, Ельцин всерьез стал опасаться судьбы Чаушеску. И, в конце концов, Ельцин в свою очередь безжалостно кинул цинично подставивших его либералов. Ельцин сделал своим наследником полковника госбезопасности Путина, который мог реально гарантировать безопасность самому Ельцину и его близким. Так что Путинская Россия выросла из кризиса 1998 года.* * *Надо сказать, что лично я прямо от дефлота не пострадал. Уже летом 1998 года из человеколюбия внушал знакомым, что из частных банков надо уходить, и даже Сбербанк Они могут грохнуть. (Это вообще голубая мечта либералов – грохнуть ненавистный Сбербанк, чтоб проклятые старушки заметались, горестно завыли о своих жалких пенсиях. Тут бы либералы оргазм испытали – им и секса не надо, лишь бы насладится безысходным отчаянием русских старух, слаще этого зрелища для них ничего нет.) Не все мне верили, многие одураченные либертарианской пропагандой смеялись мне в лицо:- Старик, ну ты прям в натуре патриот, если не фашист какой-то. Ха-ха. У власти НАШЕ правительство, НАШИ люди, им только коммуняки в Думе мешают, а так всё ништяк. Перспективы отличные, глаза разуй. Правительство Молодые реформаторов!.. Ты рейтинги банков погляди, чего эксперты говорят – чистокровные либертарии-монетаристы, а не совки какие-нибудь.Ну и т.д. и т.п. Через три месяца офисные либералы имели жалкий вид. Большинство уволили, остальным урезали зарплаты. Их не надо жалеть, они никого не жалели. Мнили себя коммерческими сверхчеловеками среди моря русского быдла. Полагали, что хорошо оплачиваемая работа в офисе коммерческой фирмы их бесспорная личная заслуга, которая их возвышает над Этой страной. Теперь бывшие брокеры и клерки «бирж и банков», ловко обобранные своими вождями икумирами они толпами отправлялись на либеральные помойки жрать говно. Мало кто из них осознал, что с ними тогда случилось, остальные с ещё большим остервенением продолжали клясть Россию-суку и уповать на Гадара&Чубайса. Поэтому их нисколько не жалко. Хороший был для России год 1998, оздоровляющий.