• Теги
    • избранные теги
    • Разное49
      • Показать ещё
      Страны / Регионы13
      • Показать ещё
      Люди37
      • Показать ещё
      Сферы8
      Показатели4
      Компании31
      • Показать ещё
      Международные организации1
      Формат2
      Издания1
Дефолт по ГКО
Дефолт 98-го года был предрешен! Дефолт 98-го года не был, как принято считать, результатом рыночных реформ. Напротив, он был вызван той системой внешней торговли, которая сложилась при советской власти. Именно через эту систему еще с 50-х годов качали валюту за рубеж, где она растворялась на сче ...

Дефолт 98-го года был предрешен!

Дефолт 98-го года не был, как принято считать, результатом рыночных реформ. Напротив, он был вызван той системой внешней торговли, которая сложилась при советской власти. Именно через эту систему еще с 50-х годов качали валюту за рубеж, где она растворялась на счетах советских загранбанков и иных западных банков.

В основе этой системы – продажа отечественных сырьевых товаров (нефть, газ, металлы и др.) по ценам ниже мировых “дружественным” иностранным фирмам, преимущественно офшорным. Сырье проходит по цепочке таких же офшорных посредников, а образовавшаяся в результате перепродаж сверхприбыль оседает за границей. Раньше эта сверхприбыль шла на нужды “мирового коммунистического движения” и на “борьбу с мировым капитализмом”. Теперь идет на другие цели. Но главное – деньги не приходят в государственный бюджет никогда. С 90-х сеть офшорных фирм, созданная таким образом, стала ключевым звеном в операциях с валютой российских властей и нового российского бизнеса.

Из недавней истории известно, что в 1990 году была принята резолюция Политбюро ЦК, позволяющая официальным лицам учреждать холдинговые компании за рубежом с использованием активов, принадлежащих государству. Менее известно, что бегство капиталов началось еще в середине 50-х: именно с этого времени западные спецслужбы начали фиксировать факты открытия секретных номерных счетов в банках Швейцарии и некоторых других стран людьми с советскими паспортами. В 1985 – 1991 гг. темпы бегства были резко форсированы. Только по французским данным, КПСС владела 84 компаниями, имела свыше 7 тысяч банковских счетов, а вклады и инвестиции составляли 25 млрд. долларов.

Дефолт N 1

С дефолтом N 1 новая Россия столкнулась в 1990 году, обнаружив, что с клиентских счетов “Внешэкономбанка” (ВЭБ) куда-то испарились все средства.

Но вот любопытные подробности из истории ВЭБа. Клиентам было объявлено, что денег они не получат. В то же время для спасения росзагранбанков Центробанк “закачал” в них через ВЭБ около 6 млрд. долларов. Средства с этих счетов как раз и предназначались на выплаты иностранным кредиторам. Однако они были переоформлены как доли Центробанка России в капиталах росзагранбанков. То есть кредиторы так ничего и не получили, а деньги разошлись по сети офшоров. (Росзагранбанки, как и ВЭБ, имеют разветвленную сеть зависимых зарубежных структур – банки, финансовые и консалтинговые компании, торговые дома, производственные предприятия и др., поэтому под терминами “ВЭБ” и “росзагранбанки” нами понимается вся сеть аффилированных структур.)

Кроме того выяснилось, что ряд иностранных кредитов ВЭБ получал на те же совзагранбанки, не пропуская их через бюджет страны.

Так, в 1990-м страны Персидского залива прокредитовали СССР на сумму 1,75 млрд. долларов. Это было как раз накануне “Бури в пустыне”. Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ выдали эту сумму, по мнению западной прессы, в качестве платы за отказ СССР наложить вето на акцию против Саддама в Совете безопасности ООН.

Операция прошла через совзагранбанк “Евробанк” в Париже (“Banque Commerciale pour l,Europe du Nord” – “Eurobank”) и его аффилированные структуры. И эти деньги никогда в доходную часть советского или российского госбюджета не поступали.

Часть этого кредита через “Евробанк” ушла в “Financial Management Co” (FIMACO). Почему часть? А потому, что кроме “FIMACO” ассоциированными компаниями банка являлись “Eurogrefi” (Paris), “RTD France” (Paris), “Evrofinance” (Moskow) и др. Им тоже кое-что перепало. То есть кредит, который впоследствии вошел составной частью в долг СССР (а потом России), ушел по этим, отнюдь не российским адресам и был использован на некие конфиденциальные цели через Францию.

Незабытое старое

Для финансирования “стратегических операций во славу коммунизма” использовались и методы “ложных банкротств”. Один пример. В апреле 1989 года банк “Дель Готтардо” (Лугано) выдал фирме “Интерпластика” (в ней ранее работал известный Беджетт Пакколи) кредит в 100 млн. долларов под гарантии ВЭБа (так как получателем кредита было советское внешнеэкономическое объединение “Техно-промимпорт”). В “Технопромимпорт” Пакколи перечислил 25 процентов от кредита. Затем “Интерпластика” объявила себя банкротом, и остальные деньги “пропали”. Но в начале 2000-х Россия без каких-либо международных финансовых расследований признала обязательства ВЭБа перед банком “Дель Готтардо” и включила их в состав внешнего госдолга.

Куда же ушли деньги, полученные в 90-м? Точно неизвестно. Но кое-какие подозрения могут возникнуть, если знать продолжение сюжета. А оно такое. В ноябре 1994 г. “Дель Готтардо” выдал некой фирме из Южной Африки 100 млн. долларов кредита под залог драгметаллов и камней (5 тонн золотых монет чеканки 1928 – 1972 гг. представил инофирме Комдрагмет России). Кредит был использован на оплату счетов, представленных компании “Мабетекс” (руководитель все тот же Беджетт Пакколи) различными офшорными компаниями, выполнявшими субподрядные работы по ремонту Кремля. Затем ЮАРовская фирма, разумеется, исчезла, не рассчитавшись с кредитом.

Дефолт N 2

Как мы видим, придуманная в ЦК КПСС система продолжала работать. Именно поэтому дефолт 98-го года был предрешен.

По данным Счетной палаты, в декабре 2001 г. государственные долговые обязательства Минфина РФ перед Госбанком РФ увеличились по сравнению с 1 января 1993 г. в 156 раз. Среди основных причин роста задолженности назван выпуск в 1993 – 1998 годах госбумаг. Но вся пирамида ГКО была бы невозможна, если бы она не опиралась на систему, о которой мы писали. Западные покупатели приобретали ГКО только в том случае, если российская сторона страховала их депозитами в расположенных за рубежом банках. Когда дефолт был объявлен, деньги с депозитных счетов ушли. Куда? Можно только догадываться.

В июле 1993 г. Центробанк заключил соглашение с уже знакомой FIMACO (основной ее учредитель – парижский “Евробанк”, около 80 процентов которого принадлежало Центробанку) о передаче в доверительное управление финансовых средств – валютный резерв России, кредиты МВД и ценные бумаги Минфина РФ.

Благодаря операциям с FIMACO Центробанк получал значительные доходы от размещения государственных валютных резервов на внешних финансовых рынках. FIMACO предписывалось, как размещать эти средства сначала в депозиты в первоклассных банках Евросоюза, затем и в ГКО-ОФЗ. Например, в 1996 г. “Евробанк”, учредивший FIMACO, получил от Центробанка 855 млн. долларов, которые были использованы для создания страховых депозитов в “Евробанке”, гарантирующих возврат средств, инвестированных банком в российские ГКО. По данным российской прокуратуры, за 5 лет были переданы валютные резервы РФ на сумму 37,3 млрд. долл., 9,98 млрд. нем. марок, 379,9 млрд. яп. иен, 11,98 млрд. фр. фр. и 662,6 млрд. англ. фунтов. FIMACO и “Евробанк” имели большинство акций в АКБ “Еврофинанс” (Москва), одном из ведущих игроков на отечественном рынке фьючерсных контрактов (10 – 15 проц. от всего объема торгов на ММВБ). Следовательно, экономическое предположение о “перекачке” через FIMACO денег для беспроигрышной игры Центробанка на рынке ГКО (так как ему были известны все ее условия) вполне корректно.

Французский след

Особо следует сказать о “французском следе” в дефолте-98. Американский хедж-фонд “High Risk Opportunities Hub Fund” подал судебный иск (сумма претензий – 1 млрд. долларов) против французских банков “Credit Lyonnais” и “Societe Generale”, обвиняя их в том, что они не исполнили перед ним своих обязательств по форвардным валютным контрактам на российском рынке. Рассмотрим этот факт как косвенное доказательство участия на рынке ГКО иных (кроме “Евробанка” и “Еврофинанса”) французских банков.

И действительно, например, “Credit Agricole Indosuez” (второй по величине французский банк) был одним из самых крупных иностранных участников российской пирамиды ГКО. К маю 1998 г. ГКО составляли примерно 50 проц. его портфеля. Любопытная особенность. В швейцарских филиалах французских банков “Indosuez” и “Credit Agricole” имели счета компании, имеющие отношение к экспорту российского сырья: “Balkar International Inc” и “VAEKO Europe Ltd” (связаны с нефтяными сделками скандально известного в России “Балкар-Трейдинга”), панамская “CROCO Company Inc” (связана с хищением средств от экспорта “Коминефть” по проекту “Komilux Finance”), “Norwood Properties Inc” (связан с поставками нефти на нужды российских космодромов), фирмы “Andava” и “Forus” (дело “Аэрофлота”), счета фирм “Altay Inc”, “Orel Capital Ltd”, “Bercut Holding Ltd” и др., имеющие отношение к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, и др.

В швейцарском отделении французского “Paribas” имели счета: женевская “Vitol SA” (связана с экспортом “чеченской” нефти), дублинская “Danton Trading Ltd” (операции по закупкам зерна в Казахстане в счет квот на российскую нефть), “ITERA International Energy” (холдинг “Итера” не требует дополнительных расшифровок), “Energo Handels AG” (Zug) (операции по перераспределению экспортной выручки за российский газ вне границ российской территории), а также фирмы гражданина Израиля Аркадия Гайдамака, осуществлявшие поставки в Анголу оружия в обмен на нефть.

И вновь к Саддаму Хусейну. Спецслужбами стран антисаддамовской коалиции установлено, что львиную часть личного состояния диктатора составили средства, заработанные на программе ООН “Нефть в обмен на продовольствие”, которая реализовывалась (в лучших коммунистическо-диктаторских традициях) через тьму офшорных фирм – покупателей нефти и продавцов продовольствия. До военной кампании в Ираке в основном присутствовали французские, а не американские банки. Сейчас “BNP Paribas”, который вел программу ООН “Нефть в обмен на продовольствие”, в восстановлении экономики страны не участвует. И не случайно. Причина – в пристальном внимании спецслужб антисаддамовской коалиции к тем французским банкам, которые обслуживали “нефть в обмен на продовольствие”.

Но они же – активные участники российского дефолта! Следовательно, весьма высока вероятность того, что финансовые расследования по розыску и судебному аресту личных активов Саддама по “французскому” направлению могут привести к нашим деньгам “дефолтного происхождения”. Тогда в Россию они уже не вернутся никогда!

Рейтинг растет

И последнее. Лучшими видами экономических оценок являются независимые. Чтобы оценить последствия дефолта-98, к ним и обратимся. Приведем динамику российского кредитного рейтинга без комментария.

Ни одно суверенное государство мира, для которых он рассчитывается, не имело в последнее десятилетие столь мизерной его величины, как Россия осенью 1998 г. (на уровне “С”, что соответствует максимально низкому из аутсайдерских рейтингов). В августе 1999 г. кредитный рейтинг России поднялся до уровня “ССС” (в терминах “Standard & Poors”), или САА (в терминах агентства “Moodys”). И с тех пор понемногу растет, о чем с гордостью сообщает пресса. Но вот о чем умалчивает. Этот рейтинг по-прежнему ниже рейтинга таких стран, как Колумбия, Эквадор, Сальвадор, Гватемала, Индонезия, Казахстан, Молдова, Пакистан, Перу, Таиланд, Туркмения, Украина, Вьетнам. И до тех пор, пока российские власти не продемонстрируют миру хотя бы один пример преследования в судах зарубежных стран (то есть по месту незаконного хранения вывезенных из России активов) виновных в систематических дефолтах, нет ни малейшей возможности этот кредитный рейтинг всерьез улучшить. За прошедшие же пять лет, несмотря на обещания “диктатуры закона”, ничего похожего сделано не было. Перекачка бюджетных денег через офшоры по системе, заложенной советскими спецслужбами, продолжается.

В результате – постоянно увеличивающаяся величина российской внешней задолженности, исключающая надежды на скорое улучшение условий жизни российского населения.

Досье МН 

На 1 апреля 2003 г. внешний долг страны (по международной методологии) составил 153,5 млрд. долл.

 

Андрей Сотник

 Опубликовано 12.08.2003 © Компромат.Ru Оригинал этого материала. © "Московские новости", 12.08.2003, "Саддаму было у кого учиться"

Развернуть описание Свернуть описание
16 апреля, 16:00

За что ищут Браудера?

Глава инвестфонда Hermitage Capital Уильям Браудер опасается быть выданным по каналам Интерпола России, где суд санкционировал его арест. Браудера обвиняют в уклонении от налогов и незаконной скупке акций Газпрома. Как известно, Браудер занялся бизнесом в России еще в начале 90-х годов, масштаб его деятельности огромен. Газета ВЗГЛЯД обобщила данные об этой противоречивой фигуре. В среду […]

16 июня 2015, 12:34

Scofield: Оружейные бароны в тени партии ПАРНАС. Обзор прессы

Говорить о «Московских Новостях» нелегко и неприятно. Сначала только факты. Два года назад, накануне собственного погружения в пучину бед, МЕНАТЕП купил этот еженедельник и назначил его руководителем Евгения Киселева (конец цитаты) В 2003 г. МЕНАТЕП приобрёл «Московские новости». 02.07.2003 г. — был арестован председатель совета директоров Group MENATEP Платон Лебедев. 12.08.2003 г. — «Московские новости» публикуют статью «Саддаму было у кого учиться». Некоторые эпизоды этой статьи необходимо отметить...

24 апреля 2015, 11:01

«Список Немцова» и миллиарды Касьянова

Ныне оппозиционер и бывший премьер-министр России Михаил Касьянов, более известный с моей легкой руки, как «Миша Два Процента», предположительно бравший откаты за свою подпись, и «курировавший» исчезновение кредита МВФ в 4,8 млрд долларов в кризис 98-го, потребовал от Запада создать «Список Немцова». Не много ни мало. Михаил Михайлович попросил Конгресс США ввести санкции в отношении восьми руководителей и журналистов российских телеканалов, а именно: Владимира Соловьева, Дмитрия Киселева, Аркадия Мамонтова, Андрея Караулова и Константина Семина, генеральных директоров телеканалов Владимира Кулистикова и Олега Добродеева, а также депутата Госдумы Алексея Пушкова.Вот прямая речь товарища Касьянова перед поездкой к кураторам, инициирующим тот самый «Список Немцова»: «В четверг я буду в Вашингтоне, мы будем обсуждать с конгрессом США «список Немцова» — людей, которые, на наш взгляд, являются пропагандистами и через средства массовой информации разжигали ненависть в обществе. В частности, они разжигали ненависть к Борису Немцову, де-факто травили его и подстрекали к расправе над ним».И знаете, возникает такое ощущение передергивания, когда обманывают, лгут в глаза,  прикрываясь красивыми словами. Как шулер, выдергивая крапленого туза из рукава, отвлекает внимание игроков от своих действий. Я хорошо знаю всех тех, кого пытается клеймить «Миша Два Процента»… Десятилетиями знаю. И Володю Соловьева, и Аркадия Мамонтова, и Андрея Караулова, и Алексея Пушкова… Нет за ними того, в чем их пытается обвинить безработный экс-премьер, по моему мнению, виновный в исчезновении миллиардов из бюджета России. И не только в этом. А, действительно, судьи кто? А, впрочем, смотрите сами. Вот лишь некоторые истории из бурной жизни Михаила Михайловича Касьянова, который вдруг возжелал превратится в совесть нации.Моё расследование в «Новой газете» от 28 февраля 2000 года:"Из моего досье:   Касьянов Михаил Михайлович родился 8 декабря 1957 года в Солнцеве, окончил Московский автодорожный институт. С 1981 по 1990 год работал в Госплане РСФСР, специализируясь на внешнеэкономических связях. С 1990 по 1993 год Касьянов трудился в Министерстве экономики, где также отвечал за внешнеэкономические вопросы. В 1993 году перешел в Министерство финансов, где возглавил департамент иностранных кредитов и внешнего долга. В 1995 году Михаил Михайлович назначен заместителем министра финансов РФ, а 25 мая 1999 года наш «герой» занял пост министра. В настоящее время Касьянов — первый вице-премьер, министр финансов и практически исполняет обязанности главы кабинета министров Владимира Путина.        Касьянов и «Мабетекс»     Перед нами — удивительный документ периода расцвета скандала под названием «Мабетекс». Помните? В этой весьма откровенной бумаге, именуемой «Разрешением № 1972 от 2.08.1995», говорится следующее: «Министерство финансов РФ разрешает перечислить... двадцать три миллиона шестьсот пять тысяч восемьсот девяносто долларов на оплату оборудования и выполнения комплекса работ по реконструкции Московского Кремля, производимого фирмой «Мабетекс» (Швейцария). Внешторгбанку РФ перечисления рублевого покрытия не контролировать».     Вот такое знатное разрешение было выдано Минфином России, и почти 24 миллиона долларов утекло скандально известному «Мабетексу», но при этом никакого рублевого покрытия в российский бюджет не поступило. Письмо подписали замминистра финансов А. Головатый и казначей В. Волков. Но, как мне стало известно, на этом документе Головатый всего лишь поставил свою закорючку, а подлинным автором индульгенции был не кто иной, как нынешний первый вице-премьер Михаил Касьянов. Именно Михаил Михайлович в 1995 году являлся заместителем министра финансов и единолично ведал всеми валютными операциями Минфина РФ и соответственно всеми проплатами по «Мабетексу». Ну а конкретно это разрешение на оплату услуг господина Пакколи оформлял и готовил лично Касьянов, и в архиве Минфина имеются документы по этим 24 миллионам за подписью нынешнего первого вице-премьера. По информации нашего источника, работавшего в 1995—1996 годах в ближайшем окружении Касьянова, все финансовые расчеты с «Мабетексом», «Меркатой» и другими компаниями, «уводившими» бюджетные деньги через управление делами президента, готовились лично Михаилом Касьяновым. И, кстати, в уголовном деле по «Мабетексу», которое ведет швейцарская прокуратура кантона Женева, имеются еще три таких же разрешения на оплату по 20 миллионов долларов каждое. И к каждому из них самое прямое отношение имел Касьянов, а на многих документах, подшитых в том же уголовном деле, присутствует аккуратный росчерк нынешнего первого вице-премьера.         Касьянов и долги     Есть такое понятие, как коммерческие долги государства. Сейчас много говорят и пишут о том, что Россия должна миллиарды различным странам, фондам и фирмам. И вот как раз этими долгами последние четыре года и ведает не кто иной, как Михаил Касьянов. Тут-то и начинает действовать уникальная схема игры, придуманная Касьяновым и его бизнес-партнерами из олигархов. Суть в следующем.     Долг России какой-либо фирме или фонду составляет, предположим, сотни миллионов долларов. Касьянов на международном уровне сообщает, что мы не можем вернуть долг, и тут же банки МДМ-Банк, Собинбанк и другие скупают за бесценок российские долговые обязательства, платя за них примерно 25—30 процентов стоимости. Как известно, отчаявшийся кредитор зачастую идет на все, лишь бы получить хоть часть долга.     А в обязанности Михаила Касьянова последние годы входит составление списка первоочередных долгов России, которые нужно срочно погашать. Эта бумага впоследствии ложится на стол премьер-министру. И вот тут-то в «ежемесячный список Касьянова» в обязательном порядке попадают те долги, которые приобрел один из российских олигархов, владеющий названными выше банками. И государство выплачивает компаньону Касьянова практически полную сумму долга. И разница в размере 60—70 процентов остается в структурах олигарха. Далее «касьяновские» деньги перечисляются в дочерние компании, принадлежащие компаньонам, а оттуда миллионы долларов уходят через корсчета то в «Бэнк оф Нью-Йорк», то в оффшорные зоны.     О масштабе сумм, проходящих через схему Касьянова, свидетельствует ряд документов. Приведем один из них. Перед нами — платежное поручение, в котором «Компания проектного финансирования», принадлежащая одному из олигархов, перечисляет двенадцать миллионов долларов США через «Бэнк оф Нью-Йорк» в оффшорную фирму, зарегистрированную на Барбадосе. Документ датирован 18 апреля 1996 года. Незадолго до этого Россия погасила целый ряд долгов крупным западным табачным компаниям. И, кстати, именно в то время заместителем министра финансов, курирующим внешние коммерческие долги и выплаты по ним, был... Михаил Касьянов. Но, как свидетельствуют очевидцы, приведенная нами сумма в 12 миллионов долларов — это лишь маленькая часть денег, «прокрученных» дуэтом Касьянов - олигархи.        Касьянов и кредит     Помните 1998 год — то сладкое время, когда МВФ еще давал России большие кредиты? Именно тогда наше отечество получило очередной кредит в размере 4 миллиарда 800 миллионов долларов на стабилизацию курса рубля. Эти немалые деньги поступили на счет Минфина в федеральном резерве Центробанка. После чего Михаил Касьянов распорядился перевести миллиарды на зарубежные корсчета уполномоченных банков (СБС-Агро, Менатеп, Инком, Объединенный банк и проч.) для того, чтобы эти банки перечислили в российский бюджет рубли на эквивалентную сумму и тем самым стабилизировали отечественную валюту. Так думали различные чиновники, включая и МВФ. Но Касьянов наверняка так не думал, являясь организатором и мозговым центром всей этой операции.     А суть в том, что банки, получив 4 миллиарда долларов, вместо живых рублей вручили любимому государству гособлигации ГКО и ОФЗ, которые к тому времени превратились в никчемные бумажки и могли использоваться только в качестве обоев. И тут же все крупные банки, провернувшие аферу с кредитом МВФ, начали моментально банкротиться, переводя капиталы в свои более мелкие структуры. Помните: сначала Инком, потом СБС-Агро... То есть никто в обиде не остался — разумеется, кроме российского бюджета и «лохов» из МВФ.     И еще один не менее увлекательный эпизод из истории с кредитом МВФ. В 1998 году большинство российских банков, получивших кредитные деньги, держали свои зарубежные корсчета в «Нейшнл Рипаблик Бэнк оф Нью-Йорк», владельцем которого был ныне покойный банкир-миллионер Эдмон Сафра. Так вот, Сафра, будучи человеком неглупым, увидел, что через его банк российскими банкирами и Минфином прокручивается многомиллиардная афера. Наивный бизнесмен испугался и  пожелал сообщить в ФБР о том, куда делся кредит МВФ. И вот тут-то у Сафры и случились неприятности. А начались они с того момента, как к нему на Лазурный Берег летом 1999 года прибыл некий эмиссар российских финансистов по имени Борис Березовский, который, кстати, является хозяином Объединенного банка — одного из тех, что получили кредитные деньги. О чем беседовали Березовский и Сафра, остается тайной за семью печатями. Известно только, что после разговора Сафра в срочном порядке переехал в свою резиденцию в Монако, где имелись усиленная охрана и даже бункер на случай ядерной войны. Но перепуганному банкиру не помогла надежная охрана — через три месяца он был мертв... Сгорел во время пожара.     Я, конечно, не утверждаю, что в гибели Сафры, пожелавшего раскрыть ФБР историю аферы с кредитом, виновны Березовский или Касьянов, который к тому времени уже поднялся до уровня министра финансов России. Но уж очень много странных совпадений!     Перед вами — лишь три истории из жизни второго человека в Российском государстве Михаила Михайловича Касьянова. Но на этом наше расследование жизненного пути первого вице-премьера не заканчивается. Продолжение следует».А вот и продолжение. Обращаемся к итальянским коллегам, чье расследование, дополненное моей информацией, было также опубликовано 24 июля 2000 года в той самой оппозиционной ныне «Новой Газете». Цитирую:"Итальянская «Репубблика» опубликовала сенсационный материал о том, что в августе 1998 года кредит на 4,8 млрд долларов, предоставленный МВФ России, был банально украден при помощи запутанной системы перечислений денег из банка в банк. Но тезис, что в России воруют давно и много, уже не вызывает ни у кого сомнений. Сенсационность публикации итальянцев в том, что махинацию «разруливал» не кто иной, как нынешний премьер-министр и тогдашний замминистра финансов Михаил Касьянов.     Сотни средств массовой информации, в том числе и российские, подхватили публикацию «Репубблики», и большинство из них, не имея новых фактов, просто сообщили, что почти пятимиллиардный кредит МВФ так и не дошел до России благодаря стараниям Михаила Касьянова. Что, судя по нашей информации из Швейцарии и США, совершенно верно, и вполне вероятно, что премьера можно переименовать из Миши Два Процента в Михаила-Миллиардера. Факты, рассказанные нашими итальянскими коллегами, показались недостаточными, и мы, решив продолжить собственное расследование, столкнулись с одной интересной историей, на которую почему-то никто не обратил внимания. Итак.     «14 августа 1998 года деньги российского кредита уходят из нью-йоркского Федерального резервного банка (счет № 9091). А дальше происходят весьма странные события. 4,8 миллиарда «зеленых» попадают почему-то на счет № 608555800 в «Нешэнл рипаблик бэнк», принадлежащий одному из крупнейших банкиров Эдмону Сафре. А из этого банка миллиарды по распоряжению Касьянова «разгоняются» по различным зарубежным счетам и в итоге оседают в США и Швейцарии, так и не попав в наше отечество, в котором 17 августа произошел крупнейший финансовый кризис, и последствия его мы ощущаем до сих пор. А вскоре произошли события, которые напоминают посредственный американский боевик.     Из моего досье: Сафра был основателем и директором «Республиканского банка Нью-Йорка». Выходец из семьи ливанских евреев, 68-летний Сафра был известен как основатель Республиканского национального банка Нью-Йорка. Многие годы он входил в список самых богатых людей. Его состояние исчисляется миллиардами долларов. В декабре 1998 года Эдмон Сафра погиб в своей резиденции в Монако при весьма странных обстоятельствах.     После того как деньги кредита МВФ ушли из «Нешэнл рипаблик бэнк», принадлежащего Сафре, и практически бесследно растворились в финансовых структурах Запада, миллиардер обеспокоился их судьбой, тем более что его уже пытались обвинить в финансовых махинациях по отмыванию российских денег. Понимая, что именно исчезновение этого кредита МВФ вызвало в России финансовый кризис, Эдмон Сафра обратился в Федеральное бюро расследований США и заявил, что готов показать им всю схему отмывания русскими чиновниками 4,8 миллиарда долларов стабилизационного кредита МВФ. Периодические беседы Сафры с представителями ФБР длились почти год — миллиардер искал пути вывода своего банка из-под подозрений. А они были: совсем недавно он перевел миллиарды на счета, указанные представителями русских чиновников из Минфина и Центробанка. К лету 1999 года отношения между Сафрой и ФБР сложились наиболее благоприятно, и он начал давать весьма конкретные показания о путях отмывания денег и тех, кто за этим стоял, называя имена высокопоставленных россиян и раскрывая всю сложнейшую систему коррупции и воровства. К делу подключилась и швейцарская прокуратура. Тогда-то и произошли странные и страшные события.     В начале осени 1999 года в резиденцию Эдмона Сафры на юге Франции пожаловал неофициальный представитель российских чиновников — печально известный бизнесмен Борис Абрамович Березовский. Он беседовал с Сафрой в течение трех часов за закрытыми дверями. Разговор велся на повышенных тонах, и после беседы Березовский в явно расстроенных чувствах умчался на свою виллу в Антибе. Эдмоном Сафрой же овладела безудержная паника. Он заявил, что его собираются убить за откровения в разговорах с сотрудниками ФБР. Несмотря на то что принадлежащая ему вилла «Леопольдо» была оборудована системой безопасности по последнему слову техники, Сафра вместе с семьей срочно переехал в Монте-Карло, где поселился в специально подготовленном бункере площадью 1000 кв. метров на бульваре Остенде, в котором имелись все возможные средства безопасности и у каждой комнаты были своя охранная система и бронепокрытие. Этот бункер, по мнению специалистов, мог выдержать даже небольшой ядерный взрыв.     Но в декабре 1999 года произошло невозможное. Бункер Сафры загорелся, и при тушении здания в ванной комнате обнаружили труп миллиардера. По версии следствия, Сафра погиб во время попытки вооруженного нападения. Утром в помещение проникли двое вооруженных людей в масках. Они подожгли здание, а затем скрылись в неизвестном направлении. Сафра пытался укрыться в ванной, где и задохнулся от дыма. В огне погибла няня его дочери. Жена и дочь банкира спаслись, забаррикадировавшись в комнате.     По мнению Бертоссы — генпрокурора Кантона Женева, курирующего расследование по отмыванию кредита МВФ, поводом для убийства Эдмона Сафры стали его откровения с сотрудниками ФБР и швейцарской прокуратуры, которые занимались расследованием истории об исчезновении и отмывке 4,8 миллиарда долларов стабилизационного кредита для России.     По мнению одного из сотрудников ФБР, имеющего прямое отношение к «Рашагейту», или, как теперь называют этот скандал, «Делу Касьянова», страшная смерть Эдмона Сафры окончательно перепугала руководство банков, через которые отмывались кредитные деньги, и многие свидетели этой аферы века боятся давать показания, больше не веря в американскую систему защиты свидетелей. Но швейцарский прокурор Бертран Бертосса все же убежден, что сможет довести это расследование до конца, и виновным будет предъявлено обвинение. Как уже убедились многие из кремлевских чиновников, «Маленький Бертран» никогда не бросает слов на ветер, и вполне очевидно, что Михаил Касьянов вскоре не сможет выехать дальше дружественных Китая и Кореи, потому что в женевской тюрьме Шон-Долон всегда найдется свободная койка. Увы, без вида на озеро».И теперь вся история с так называемым «Списком Немцова» становится понятной. Разумеется, факты ( и документы) о прошлой активной деятельности «Миши Два Процента», приведенные выше, во всех подробностях имеются, как в ФБР, так и в Белом Доме. И, соответственно, гражданин Касьянов будет выполнять всё, что потребуют его американские кураторы. Помните, кто девочку обедает, тот её и танцует? У Михаила Михайловича особо-то и вариантов нет. Только отрабатывать заданную программу. Иначе придется сесть. И похоже надолго.