19 марта, 07:42

Unveiling the Future of Liberty

Earlier today, I was honored to join Treasury Secretary Jacob Lew and Deputy Secretary Sarah Bloom Raskin to unveil designs for the 2017 American Liberty Gold Coin. The unveiling not only marked a historic milestone for the allegorical Lady Liberty, who has been featured on American coinage since the late 1790s, but also served to kick-off the Mint’s 225th anniversary—a year-long public awareness campaign about its mission, facilities and employees. I am very proud of the fact that the United States Mint is rooted in the Constitution. Our founding fathers realized the critical need for our fledgling nation to have a respected monetary system, and over the last 225 years, the Mint has never failed in its mission to enable America’s growth and stability by protecting assets entrusted to us and manufacturing coins and medals to facilitate national commerce. We have chosen “Remembering our Past, Embracing the Future” as the Mint’s theme for our 225th Anniversary year. This beautiful coin truly embodies that theme. The coin demonstrates our roots in the past through such traditional elements as the inscriptions United States of America, Liberty, E Pluribus Unum and In God We Trust. We boldly look to the future by casting Liberty in a new light, as an African-American woman wearing a crown of stars, looking forward to ever brighter chapters in our Nation’s history book. The 2017 American Liberty Gold Coin is the first in a series of 24-karat gold coins the United States Mint will issue biennially. These coins will feature designs that depict an allegorical Liberty in a variety of contemporary forms including designs representing Asian-Americans, Hispanic-Americans, and Indian-Americans among others to reflect the cultural and ethnic diversity of the United States.​ 2017 American Liberty Gold Coin obverse (left) and reverse (right). (United States Mint Photos)   Rhett Jeppson is the Principal Deputy Director of the U.S. Mint.    

17 марта, 02:25

Bitcoin: Bubble Or Hyperdeflation?

Bitcoin flew too close to the sun. Now the eyes of the world are upon the crypto market, with all the consequences that follow... “30th anniversary of Black Monday, when markets dropped 23% in a day. In crypto we just call that Monday." - Alexander Tapscott But, as Incrementum's Demelza Hays and Mark J. Valek show in their latest magnificent Crypto Research report, it all happened as it always has. Bitcoin reached an all-time high and then predictably it fell again. All common stages of the classic bubble were accounted for: euphoria, infatuation, denial, fear, desperation. When Bitcoin fell under $7000 and the market capitalization of the whole sector halved, the funeral preparations by nay-sayers were already underway. The fact that cryptocurrencies have already survived five such bubbles, as the brilliant analysis by Michael B. Casey shows, is dutifully ignored by said grave diggers... In general, we are talking about old-school economists who said it from the start: Bitcoin is a scam. We strongly disagree: This initial scam phase is part of the Wild West stage of any new unregulated market, and Bitcoin and the blockchain have simply a maturing process ahead of them to weed out the bad seeds. In this respect, the crash of the past months is to a certain extent desirable because it is cleansing the market of criminal, half-baked ideas. That is how free market economy works. But it might be a tall order to expect mainstream economists to recall this after more than a decade of bail-outs and quantitative easing. All of which leaves the question of what happens next. The question appears to be, as Hays and Valek ask (and answer below), is Bitcoin a bursting bubble or the only exit path on the world's first hyperdeflation... Since December, Bitcoin’s price dropped 69 % from a high of $19,224 to a low of $5,920 in early February. The last time Bitcoin’s price plummeted this much was after the 2013 rally when it reached $1,000 per coin for the first time. During a 411-day correction, Bitcoin’s price dropped 87 % from $1,163 on November 30, 2013 to $152 on January 14, 2015. On February 2 of this year, Nouriel Roubini claimed Bitcoin is “the largest bubble in the history of mankind”. Uber-Keynesian Paul Krugman could hardly contain his joy over the Bitcoin crash – he even created a new word for it: “cryptofreude” alluding to the German word “Schadenfreude” (i.e. to revel in someone else’s pain). Has anything changed fundamentally since then? Has the bubble really popped? If Bitcoin is no bubble, what is it? Under fiat monetary systems, average Joes and Janes can no longer store their money under the mattress for safekeeping. If they do, price inflation will eat away the purchasing power of their savings by 2 % to 7 % per year based on official and unofficial calculations, respectively. Permanent money debasement discourages saving and encourages consumption spending on cars, clothing, and vacations. People who are determined to save money are forced to take on additional risk to preserve the purchasing power of their savings over time. Instead of saving their money in bank accounts, savers are forced to look for other long term stores of values like stocks, bonds, and real estate. Figure 1. Fiat Currencies in Terms of Gold (Logarithmic Scale)   The main problem is that printing money is only a short-term strategy. If the purchasing power of a currency depreciates too quickly, demand for that currency decreases. In hyperinflations, demand for holding currency tends toward zero. The Bitcoin revolution is about having a way to store and transmit value that does not depend on inflationary central bank monetary policy, capital controls, or property rights. The reason people pump their paychecks into real estate, bonds, and stocks is not because these assets make a better medium of exchange. These assets make a better store of value than fiat currency, and Bitcoin has the technological features to become an even better store of value than these assets. Similar to Gold, Bitcoin allows people to save without having their savings diluted slowly by ever increasing money supply (or quickly in the case of hyperinflation). However, Bitcoin does not only enable secure saving, this technology also allows people to directly send their savings to other people without converting into fiat or any other asset. The Bitcoin network does not depend on intermediaries. Stocks, bonds, real estate, and fine art, all depend on government stability and efficient courts that uphold legal contracts. Even owning gold was outlawed in the U.S. from 1933–1974. Today, it is only legally possible to move $10K worth of gold out of the U.S. at once. Given Bitcoin’s qualitative features, there are three possible outcomes for Bitcoin... 1.) Bitcoin Becomes A Store of Value It is true that low interest policy and demand for a secure way to save are fueling part of Bitcoin’s rise in price. If central banks stop debasing the purchasing power of fiat currencies and people can return to the good old days of saving cash in their bank accounts, a large portion of Bitcoin’s appeal will vanish. In contrast, Bitcoin’s price will go much higher if fiat currencies continue to be a poor vehicle for saving. The number one reason Bitcoin may not be a bubble stems from Bitcoin’s technological qualities that make it a superior way of saving value. The upward price trend and speculation around Bitcoin stems from Bitcoin’s potential to be a global and permissionless system of managing wealth that cannot be confiscated. Like with Gold, one also gets a different perspective denominating the USD in Bitcoin. We would not expect the steep decline of the USD to continue, however the deflationary nature of Bitcoin would imply that it has more value relative to an ever inflating USD (or any other fiat money). Figure 2. USD in Terms of Bitcoin (Logarithmic Scale)   If Bitcoin is adapted as store of value in the long term, people will be able to directly spend Bitcoin without converting into fiat currencies such as the Swiss franc or euro. The current period of volatility may be referred to as Bitcoin’s “hyperdeflation” phase, and this is the first time in history we are experiencing this type of economic phenomena. Investors are speculating whether or not Bitcoin will become digital gold, and rightly so. Due to the inflationary design of fiat money, Bitcoin exhibits interesting properties relative to fiat money as store of value. If Bitcoin achieves this goal, the future appreciation relative to inflationary fiat money will happen more gradually and volatility could fall drastically. However, the current part of the appreciation economically would be similar to that of a “one off-seignorage” within a fiat money system. 2.) Bitcoin Becomes A Store of Value and a Medium of Exchange Given the technological problems, the majority of Bitcoin users do not use it as a medium of exchange. Our current payment system is easier to use. We already have credit cards, banks, and PayPal to facilitate our payments to merchants around the world. On the other hand, technologies such as the Lightning Network and SegWit may eventually make Bitcoin a good medium of exchange as well. If Bitcoin can scale to become a global medium of exchange, its purchasing power will increase because it will be able to serve three distinct functions: storing value, transmitting value, and ultimately being a unit of account. 3.) Bitcoin Becomes Neither and Collapses Bitcoin’s success so far has been nothing short of a miracle. Since Bitcoin’s inception in 2009, Bitcoin has been declared “dead” hundreds of times in the media. The Bitcoin network has several threats including hacking the SHA-256 encryption algorithm, being outlawed by governments, a 51 % attack, and solar flares bringing down the Internet. If Bitcoin fails to become a global store of value or medium of exchange, the value and subsequently the price of Bitcoin will fall. *  *  * Demelza Hays is Research Analyst at Incrementum AG in Liechtenstein which publishes a quarterly crypto research report. Mark Valek is Fund Manager of one of the first regulated Alternative Investment Funds with direct exposure to crypto currencies in Liechtenstein for professional investors.

05 марта, 00:00

International capital flows through the exchange market pressure lens

The role of the global financial factor in the international monetary system has been well discussed, with some economists suggesting its role may in fact be overstated. This column argues that some of the empirical evidence on the role of global factors in driving capital flows and exchange rates across countries may be inaccurate because it has ignored key features of the operation of central banks. The authors propose a new metric – a recast exchange market pressure index which captures country-specific capital flow pressures in a way that is comparable across countries with different exchange rate regimes.

04 марта, 16:56

William Jennings Bryan (1896): Cross of Gold: Weekend Reading

**Should-Read**: **William Jennings Bryan** (1896): [Cross of Gold](http://historymatters.gmu.edu/d/5354/): "I would be presumptuous, indeed, to present myself against the distinguished gentlemen to whom you have listened if this were but a measuring of ability... >...But this is not a contest among persons. >The humblest citizen in all the land when clad in the armor of a righteous cause is stronger than all the whole hosts of error that they can bring. I come to speak to you in defense of a cause as holy as the cause of liberty—the cause of humanity. When this debate is concluded, a motion will be made to lay upon the table the resolution offered in commendation of the administration and also the resolution in condemnation of the administration. I shall object to bringing this question down to a level of persons. The individual is but an atom; he is born, he acts, he dies; but principles are eternal; and this has been a contest of principle. >Never before in the history of this country has there been witnessed such a contest as that through which we have passed. Never before in the history of American politics has a great issue been fought out as this...

04 марта, 16:00

Глазьев о мировой денежной системе

  • 0

Глазьев: США, Великобритания, Европа и Япония перешли к политике безграничной денежной эмиссии под отрицательный процент. То есть получатели кредитов еще имеют премию за то, что они берут кредит, чтобы его куда-то вложить. Панарин: Долго это может продолжаться? Глазьев: Объявлено, что это будет продолжаться. Масштаб этой кредитной экспансии впечатляет. Скажем, за один прием Европейский центральный банк […]

04 марта, 00:50

Jim Rickards: "Now, A Trade War - Next, A Shooting War"

Authored by James Rickards via The Daily Reckoning, A popular thesis since the 1930s is that a natural progression exists from currency wars to trade wars to shooting wars. Both history and analysis support this thesis. Currency wars do not exist all the time; they arise under certain conditions and persist until there is either systemic reform or systemic collapse. The conditions that give rise to currency wars are too much debt and too little growth. In those circumstances, countries try to steal growth from trading partners by cheapening their currencies to promote exports and create export-related jobs. The problem with currency wars is that they are zero-sum or negative-sum games. It is true that countries can obtain short-term relief by cheapening their currencies, but sooner than later, their trading partners also cheapen their currencies to regain the export advantage. This process of tit-for-tat devaluations feeds on itself with the pendulum of short-term trade advantage swinging back and forth and no one getting any further ahead. After a few years, the futility of currency wars becomes apparent, and countries resort to trade wars. This consists of punitive tariffs, export subsidies and nontariff barriers to trade. The dynamic is the same as in a currency war. The first country to impose tariffs gets a short-term advantage, but retaliation is not long in coming and the initial advantage is eliminated as trading partners impose tariffs in response. Despite the illusion of short-term advantage, in the long-run everyone is worse off. The original condition of too much debt and too little growth never goes away. Finally, tensions rise, rival blocs are formed and a shooting war begins. The shooting wars often have a not-so-hidden economic grievance or rationale behind them. The sequence in the early 20th century began with a currency war that started in Weimar Germany with a hyperinflation (1921–23) and then extended through a French devaluation (1925), a U.K. devaluation (1931), a U.S. devaluation (1933) and another French/U.K. devaluation (1936). Meanwhile, a global trade war emerged after the Smoot-Hawley tariffs (1930) and comparable tariffs of trading partners of the U.S. Finally, a shooting war progressed with the Japanese invasion of Manchuria (1931), the Japanese invasion of Beijing and China (1937), the German invasion of Poland (1939) and the Japanese attack on Pearl Harbor (1941). Eventually, the world was engulfed in the flames of World War II, and the international monetary system came to a complete collapse until the Bretton Woods Conference in 1944. Is this pattern repressing itself today? Sadly, the answer appears to be yes. The new currency war began in January 2010 with efforts of the Obama administration to promote U.S. growth with a weak dollar. By August 2011, the U.S. dollar reached an all-time low on the Fed’s broad real index. Other nations retaliated, and the period of the “cheap dollar” was followed by the “cheap euro” and “cheap yuan” after 2012. Once again, currency wars proved to be a dead end. Now the trade wars have begun. On Thursday, July 27, the U.S. Congress passed one of the toughest economic sanctions bills ever against Russia. This law provided that U.S. companies may not participate in Russian efforts to explore for oil and gas in the Arctic. But it went further and said that even foreign companies that do business with Russia in Arctic exploration will be banned from U.S. markets and U.S. contracts. These new sanctions pose an existential threat to Russia because depends heavily on oil and gas revenue to propel its economy. Russia has vowed to retaliate. Meanwhile, the long-expected trade war with China has begun at last. This is a trade war that President Trump threatened the entire time while he was on the campaign trail. Yet after Trump was sworn in as president he did nothing about Chinese trade and currency practices. Trump did not declare China a “currency manipulator” and did not impose tariffs on Chinese steel and aluminum being dumped on U.S. and world markets. The reason Trump did not act swiftly was because he wanted China’s help facing North Korea’s nuclear weapons and missile programs. If China would put pressure on North Korea, Trump would go easy on China. But China did not hold up their end. China has done nothing to change North Korea’s behavior and will not do so in the future. Now Trump has no reason to hold back. On Monday, Jan. 22, President Trump announced steep 30% U.S. tariffs on imports of solar panels and washing machines. The tariffs were not aimed at China alone, but China is by far the largest source of solar panels shipped to the U.S., and one of the largest sources of washing machines. So while Trump can claim that these tariffs were not specifically targeted at China, that is exactly what they were. After Trump announced the tariffs on solar panels and washing machines. the Chinese Commerce Ministry expressed “strong dissatisfaction” and said it “aggravates the global trade environment.” Now yesterday, the Trump administration announced plans to impose tariffs on steel and aluminum. The plan slaps a 25% tariff on steel and 10% on aluminum. While the tariffs are expected to apply to all countries, China was certainly a strong consideration. Trump plans to sign the trade measure next week and said they would be in effect “for a long period of time.” Incidentally, the announcement came the same day when senior officials were scheduled to meet with China’s top economic adviser, Liu He. I expect the U.S. will soon label China a currency manipulator, which will lead to still further sanctions. Like Russia, China will not take any of this lying down but will retaliate with its own sanctions, tariffs and bans on U.S. investment in China. China leaked an announcement recently that the People’s Bank of China was considering allocating its reserves away from additional purchases of U.S. Treasury securities. That should be taken not as an immediate threat but as a shot across the bow indicating how China could retaliate for U.S. tariffs or other trade penalties. Get ready for an all-out financial war between the U.S. and China. Germany is also in the crosshairs because of its huge trade surplus. Trump has already torn up the TPP trade agreement and has put Canada, Mexico and South Korea on notice that their trade deals need to be renegotiated. A full-scale trade war is now upon us. It will shake markets and be a major headwind for world growth. It will get ugly fast and the world economy will be collateral damage. Today looks like a replay of the 1930s. As Mark Twain reputedly remarked, “History does not repeat, but it does rhyme.” Next comes the shooting war with North Korea, which will inevitably draw in Russia, China, South Korea and Japan. This will be tantamount to World War III. Now is a good time to reduce your allocation to stocks, increase your cash allocation to reduce volatility and increase your exposure to gold as a safe haven.

Выбор редакции
03 марта, 16:58

Деньги и смысл жизни ( Андрей Шумаков )

Многие совершенно справедливо осуждают деньги за то, что они дают ложные цели жизни, ложные критерии успеха. Однако нельзя отрицать, что большинство благ современной цивилизации, если не в первую очередь, то уж в значительной мере, получено благодаря действию той денежной системы, которая нас сейчас окружает и которую почти все считают единственно возможной. В то же время уже многим стало очевидно, что современная западная модель экономики и ее денежная система исчерпали свой потенциал. ......

02 марта, 21:44

Крах фиатных валют: история любит повторяться?

Между тем, использование Китаем и Россией валюты, поддерживаемой золотом, и использование их собственной системы денежных переводов улучшили состояние обеих экономик. Возможность использования CIPS во всем мире и использование альтернативного метода денежных переводов дают надежду на то, что западная система денежных переводов может вскоре закончить свое существование. Западные манипуляции с фиатными деньгами превратились в неустойчивую схему Понци.

02 марта, 10:28

Крах фиатных валют: история любит повторяться?

Люди много работают, чтобы зарабатывать деньги, поскольку считают, что деньги имеют долгосрочную ценность, которая позволит купить те вещи, которые нужны. Это своего рода выгодный обмен.

02 марта, 10:28

Крах фиатных валют: история любит повторяться?

Люди много работают, чтобы зарабатывать деньги, поскольку считают, что они имеют долгосрочную ценность, которая позволит купить те вещи, которые нужны. Это, своего рода, выгодный обмен.

28 февраля, 16:53

Один «отец» биткоина обокрал другого «отца» на 10 млрд. долларов

Примечателен в этой связи конфликт, который разразился между одним из «отцов» биткоина Крэйгом Врайтом и семьей его бизнес партнера Дэйва Клеймана. Семья последнего утверждает, что Крейг вывел мошенническим путем и присвоил себе от 300 тыс. до 1,1 млн. биткоинов. Причем, я сейчас не собираюсь обсуждать технические моменты вывода. Очень может быть, что все было проведено согласно внутренних првил системы.  

28 февраля, 12:30

Один «отец» биткоина обокрал другого «отца» на 10 млрд. долларов

Да, конечно, я помню, как утверждали мои оппоненты, что Биткоин и прочие криптовалюты, это будущее мира и т.д. Нет, ребята, это обычный бизнес-проект, со всеми элементами «пирамиды». Тут самое важное заинтересовать своей пирамидой влиятельных лиц и успеть снять «сливки». Примечателен в этой связи конфликт, который разразился между одним из «отцов» биткоина Крэйгом Врайтом и семьей его бизнес партнера Дэйва Клеймана. Семья последнего утверждает, что Крейг вывел мошенническим путем и присвоил себе от 300 тыс. до 1,1 млн. биткоинов. Причем, я сейчас не собираюсь обсуждать технические моменты вывода. Очень может быть, что все было проведено согласно внутренних првил системы. Я вот что хочу сказать. Как работает майнинг «биткоина». Правильно по принципу пирамиды. Кто первый вошел в систему, тот имеет преимущества перед теми, кто вошел в нее позже. По прошествии некоторого количества времени система закрывается, то есть майнинг прекращается. Она не обеспечена ничем, то есть пустышка, а значит обречена. Вот вам все основные элементы «пирамиды». Спор между семьями основателей «бткоина» тоже понятен. Они были в этой системе первыми, а потому их изобретение. Если они смогли должным образом им распорядиться, принесло им десятки миллиардов долларов. Пришло время делить «дивиденды» и они передрались, обнажив для общественности подноготную «самой честной денежной системы». В общем, кому хочется, может продолжать в это верить, а по моим рассчетам жить этой системе максимум пару-тройку лет, потом... наступит время другому лохотрону.Источник: http://naspravdi.info/analitika/odin-otec-bitkoina-obokral-drugogo-otca-na-10-mlrd-dollarov

26 февраля, 17:00

Отношения Трампа и ФРС в начале президентства

О том, что такой сценарий весьма вероятен, я написал вот здесь http://voprosik.net/v-chem-protivorechiya-tramp-i-klinton/ 10 месяцев назад, и объяснил – почему. В тот момент Трамп и ФРС обменялись двумя очень резкими выпадами, и уже тогда стало понятно, что только этим дело не ограничится. Трамп затаил обидку и решил действовать просто, не выдвигать Джанет Йеллен на очередной срок, […]

25 февраля, 19:31

Ron Paul Warns "We Can't Continue To Run The World"

Via SputnikNews.com, Former Texas Congressman and leading libertarian thinker Dr. Ron Paul has shared his views on President Trump's job as president after his first year in office, the situation in Syria and the renewed debate on gun control in the wake of the Florida school shooting. Trump's Year in Office Sputnik: Donald Trump has been in office for over a year. What is your general assessment of his job as president? Ron Paul: Mediocre; probably not worse than the other options. But I don't think presidents really have much control. I think the deep state – the people behind the scenes and the shadow government, who control the monetary system, who control our foreign policy and the welfare state, and are connected to the media and the military-industrial complex. – I don't think the presidency is as important as it's made out to be. But everybody talks about it; it's a political thing, and they keep churning the issue and directing everybody to ask 'is Trump a good guy or a bad guy, and are we going to impeach him or what's going to happen', rather than [asking] what kind of philosophy do we have: why do we have this philosophy of welfare-warfare, spend money, run up debt and let the central bank print all that money.  They don't even talk about it; the major parties, including Trump, they sign even more controls on us when it comes to FISA courts and spying on us. In spite of the fact that government officials like the FBI and others actually spy on our own president, he supports this; he passes and signs bills on that. So that really raises questions about 'does the president really have much to say', and I think he has much less to say than a lot of people believe. I believe that if he had stuck to his guns and had a different relationship with Russia and started bringing troops home and not aggravating things, he wouldn't have been tolerated. Something would have happened. Syria and America's Place in the World Sputnik: Moving on to the Middle East, in your reports you've stated that with so many countries controlling territory in Syria, there's very little left for the Syrians. Do you think there's a good chance that government forces can regain control of the country? Ron Paul: I do. I think there will always be a Syria. What it's going to look like is the big problem. At the moment, it's hard to predict and say that the people who have invaded —  the Turks, the Israelis, the United States will leave. They're going to have to suffer a defeat somewhere along the way. That may occur soon –another defeat like Aleppo. That might make them think differently, but it's still a hotbed… Sputnik: There's an ongoing campaign in the east of Demascus in Eastern Ghouta, with media portrayals of it in the West comparing the ongoing campaign to Srebrenica and what happened in Bosnia. Why do you think this is, and how is the situation being portrayed in the West? Do Americans know what's actually going on? Ron Paul: I think this, indirectly, may be a subtle bit of good news…You know Aleppo was seen as a return of Syrian territory, and a lot of people moved back! Everybody said that 'it's Assad who wants to kill his people and gas his people,' and yet they all moved back after the fighting stopped. So maybe this is one of the last desperate stands [for the anti-Damascus forces], at least for the part of Syria where Assad is stronger…  Sputnik: The UN has been commenting on this to emphasize how bad things are in Syria, and particularly in Eastern Ghouta. But the situation was also really bad in Mosul in Iraq, with recent video footage showing the results of US airstrikes. Where do you think the UN was then? Ron Paul: Probably cheering them on. We often have a foreign policy, especially in the last several decades, of being the dominant power. We pressure people; if they do what we tell 'em, we send them more money, since we can print the world currency. And if they don't do what we tell 'em, then we have to participate in a little aggression by bombing and doing these kinds of things. My argument from the day they started, back to 1998 – I argued don't mess around with sanctions on Iraq, it'll lead to war.  Someday, we'll go broke. I don't think that we all of a sudden will have a reasonable foreign policy. I think it's going to be financial. I believe it was the financing of the Soviet system that brought it down as much as anything; that's the way most authoritarian empires end, and I think that's the way our system is going to end. Who knows when that's going to happen, but we can't continue to do what we're doing.  We can't continue to run the world. Our deficit's exploding. I think the sentiment toward the United States has started to shift too; there was a time when we were welcome, and were on the side of trying to help people, but right now it's on the side of expanding our controls around the world. Gun Control Sputnik: On the subject of gun control: You've stated that those demanding that guns be taken away don't talk much about guns when it's government authorities who are the ones shooting innocent people. Why do you think that's happening? Ron Paul: Because there are some people who believe that guns belong in the hands of the government. Those are the authoritarians. Those who believe in a free society [say] that the people should have the guns, and the government should fear the people.  This was an argument back in the days when they were [creating] our constitution, and of course [Thomas] Jefferson argued the case that the government shouldn't have the guns that are ruling and controlling the people. That doesn't mean that we don't have a national defense; it just means that the people deserve guns, because ultimately, the problem that has existed throughout history has always been the abuse by government in taking freedoms away from the people. I think we see that happening now in our country. Every time there's an incident, certain groups want more regulation. But if they were consistent, if they found one of our policemen shooting somebody that may have been a petty criminal…they would never say 'Well, he overreacted, so what we have to do is take guns away from people'. No, they never even mention it…But if something like a school shooting occurs, they use that as an excuse where private guns aren't to be used. And of course my argument is that private security is superior to anything the government will offer us. Sputnik: You've said that tragedies like the one that happened in Florida can't be prevented by banning guns. What measures do you see as the most effective in addressing this national issue? Ron Paul: I think some of our problems occur because we don't have enough guns in the right place. It's more than just saying 'the guns are the problem, get rid of the guns and give them to the government,' because I don't think that's the solution… I often mention a chemical plant next door to where I live: they have a lot of security, and it's not the government, it's not the police department; they have private security, and it does quite well. They're responsible, it's a very dangerous place, they don't want anyone in there.  So I think the more that's privatized, the better. Private schools don't have these problems. Home schooling obviously wouldn't have problems like this, and the smaller schools don't have problems because everybody knows everybody. Sometimes these movements towards gigantic school districts where there are thousands of kids in one school, where people don't know exactly what's going [on] sort of introduces these problems. But I think we should talk about gun-free zones…where nobody is allowed to have a gun. I hate the idea of getting more guns, but quite frankly, if I was in charge of a very dangerous area or a private school and it was getting dangerous, a private owner has a right to use a gun. So yes, there are times when I think that teachers or some other school officials could have guns and be ready to deal with them. The problem with my argument is that people will construe it as being 'oh well he doesn't care about the kids', but quite frankly, the kids still are getting killed, and when you look at what our government guns do, if you measure how many kids are dying in Yemen right now because we're allies of Saudi Arabia – why aren't we worried about that? Not only about the policemen who shoot badly, but what about our own government, that's in so many countries, with so many innocent people dying from our bombs and our interference in other peoples' lives in other countries? So I think that's involved in massively more killing than what's happening in the schools. That doesn't mean I'm not concerned about the schools, but they ought not be so inconsistent in what their arguments are. You can find the complete audio from Dr. Paul's full interview with Sputnik below.

25 февраля, 16:48

Money and monetary stability in Europe, 1300-1914

By K. Kıvanç Karaman, Sevket Pamuk and Seçil Yıldırım-Karaman This article first appeared at Vox There is a notable lack of long-run analyses of monetary systems and their stability. This column addresses this gap by looking at the monetary systems of major European states between 1300 and 1914. The evidence collected suggests that, despite many switches between standards and systems, fiscal capacity and political regimes ultimately shaped patterns of monetary stability. Theories of monetary stability that rely on the mechanics of monetary systems perform poorly when such a long-run perspective is taken. In the literature on monetary systems, there are few empirical studies of the long run. Most long-run studies focus on the period after 1870 and the widespread adoption of the gold standard (e.g. Bordo and Rockoff 1996, Taylor 2002, Schularick and Taylor 2012). For the earlier period, Reinhart and Rogoff (2009) provide a comprehensive review of the historical evidence on monetary stability, and Allen (2001) and Pamuk and Özmucur (2002) provide data on price levels.… Read the rest The post Money and monetary stability in Europe, 1300-1914 appeared first on Credit Writedowns.

24 февраля, 00:00

Money and monetary stability in Europe, 1300-1914

There is a notable lack of long-run analyses of monetary systems and their stability. This column addresses this gap by looking at the monetary systems of major European states between 1300 and 1914. The evidence collected suggests that, despite many switches between standards and systems, fiscal capacity and political regimes ultimately shaped patterns of monetary stability. Theories of monetary stability that rely on the mechanics of monetary systems perform poorly when such a long-run perspective is taken.

19 февраля, 19:00

US Fiscal Policy Will Lead To A Debt Catastrophe: Goldman

Judging by how urgently Goldman's research department is trying to get the bank's clients to sell treasuries, Goldman's prop traders must have a desperate bid for duration in anticipation of what probably will be a historic deflationary shock. It started a month ago when Goldman calculated that the US debt supply will more than double from $488bn to $1,030bn in 2018. Then last Friday, Goldman revised its 10-year bond yield forecasts by around 20bp across the board - in part due to revised growth and inflation expectations - and now projects 3.25% for US Treasuries, 1.0% for Bunds, 2.0% for Gilts and 10bp for JGBs (the bank kept the peak level of Treasury yields in this cycle unchanged at 3.5-3.75%). Its full old vs new projection matrix is shown below: Now, in yet another note meant to prompt selling of Treasurys (and buying of stocks that Goldman's co-head of equities admitted last week he is all too willing to sell), overnight Goldman's economist team wrote that "Federal fiscal policy is entering uncharted territory" after Congress "voted twice in the last two months to substantially expand the budget deficit despite an already elevated debt level and an economy that shows no need for additional fiscal stimulus." As a result of this historic expansion in U.S. borrowing during a period of economic growth, alongside rising bond yields, Goldman predicts a surge in the cost of servicing American debt, and goes so far as to warn that the current US fiscal trajectory would lead to catastrophe: "the continued growth of public debt raises eventual sustainability questions if left unchecked." * * * What has so spooked Goldman, which rhetorically asks "what's wrong with Fiscal Policy?" is that "US fiscal policy is on an unusual course. As shown in the left panel of Exhibit 1, we expect the budget deficit to widen over the next few years, as a result of prior imbalances and recently enacted policies, which should lead to a federal debt/GDP ratio of around 85% of GDP by 2021." "This stands in contrast to the typical relationship between the economic cycle and the budget balance, as shown in Exhibit 2. The result is a cyclically adjusted budget balance that we project to be wider over the next few years than at any time over the last 50 years with the exception of the 2009-2012 period following the financial crisis. In our view, this gap is driven by a combination of longer-term factors described below as well as the recently enacted tax cuts and spending increases. For the non-fiscal conservatives, Goldman conveniently highlight the following: the US deficit should be small and shrinking, not large and growing. The reason for this is that while revenues look likely to remain at the lower end of their historical range (over the last 50 years, revenues have fluctuated between around 15% and 20% of GDP, averaging about 17.5%), mandatory spending continues to grow. According to Goldman, and as shown in Exhibit 3, federal primary spending is at the higher end of the historical range, but looks likely to continue to increase as a share of GDP absent further policy changes. Projected increases in mandatory spending—this includes Social Security, Medicare, Medicaid, and income support programs—are primarily responsible for this rise. Additionally, "health spending has continued to rise. While health care price inflation has remained subdued for several years, enrollment in federally subsidized health benefits has increased and recently released estimates by the Centers for Medicare & Medicaid Services Actuary anticipate an increase in spending growth in 2018-2020 due to an expected increase in the volume of care and an uptick in healthcare inflation." Then there is the biggest wildcard of all: interest expense, which is set to surge, surpassing $1 trillion in the next few years. Here's Goldman: We expect rising interest rates and a rising debt level to lead to a meaningful increase in interest expense. On our current projections, federal interest expense will rise to 2.3% of GDP by 2021. Extending our budget projections using CBO’s June 2017 baseline combined with recently enacted policy changes and an assumed extension of those and other policies through 2027 suggests interest expense will reach around 3.5% of GDP by that year (Exhibit 6). As US deficit surges, and the debt load explodes higher, there is a silver - if sadly brief - lining: the Treasury continues to borrow at low rates and it should be able to do so for a while even if market rates move higher in our view, thanks to a nearly 6-year average maturity of outstanding debt. As long as the Treasury can borrow at a nominal interest rate below the rate of nominal GDP growth, which we will be the case for several more years, the US can run a small primary deficit while maintaining a roughly stable debt-to-GDP ratio. The US has historically benefited from a negative rate-growth differential, which has allowed the federal government to run a modest primary deficit on average without increasing the debt/GDP ratio (Exhibit 7). Assuming trend growth of 1.75% and a real interest rate of 1.5% over the long-term, the US should continue to enjoy some benefit from this differential. More importantly in the near-term, the Treasury’s average borrowing rate should remain well below the growth rate for the next few years, even with a rise in spot interest rates, in light of the nearly 6-year average  maturity on outstanding debt In the long run, however, this divergence eventually becomes unsustainable, as "fiscal policy appears unusually disconnected from the economic cycle." Which brings us back to Goldman's core assessment: the US now finds itself in uncharted territory, because as Jan Hatzius and team explain, "we are unaware of any period in the last several decades when the US cyclically adjusted primary deficit expanded as we expect it to at the same time that the debt load had already been growing, as appears likely now, except for periods in or near recessions." Which is not to say there are no examples of this kind of dynamic - an advanced economy experiencing positive, sequential growth; a negative, deteriorating primary budget balance; and a relatively high and growing stock of debt  - in the international arena: two scenarios that come to mind are Italy in the late 1980s and Japan in the mid-1990s (neither instance had a happy ending): Italy, late 1980s. Throughout the 1980s Italy ran a substantial primary deficit despite a rising debt/GDP ratio. Interest expense grew to 10% by 1990 from 5% a decade earlier. The primary balance returned to surplus in the early 1990s due in part to pressure to do so for admission to the European Monetary System, but the debt/GDP ratio continued to grow for another few years, as a result of substantial interest expense. Japan, mid-1990s.While growth boomed in the 1980s, Japan ran large primary surpluses and the debt level remained stable as a share of GDP. However, after growth stalled in the early 1990s, Japan began to run substantial primary deficits. Unlike the European examples just noted and similar to the potential US experience, interest expense remained relatively low, at around 3% of GDP, owing to Japan’s high domestic saving rate and trade surplus. Nevertheless, the debt/GDP ratio continued to grow substantially over the following two decades, as Japan frequently expanded its primary deficit to address economic downturns and was never able to return to a primary surplus. Going back to the topic of surging interest expense, Goldman next warns that "the US also appears to be headed into uncharted territory—at least for US fiscal policy—regarding the relationship between interest expense and the debt level."  As shown in Exhibit 11, interest expense considerably exceeded the current level during the late 1980s and early 1990s, though the debt level was moderate. By contrast, the debt level was slightly higher during and just after World War II than it is today, while the level of interest expense was similar. However, we project that, if Congress continues to extend existing policies, including the recently enacted tax and spending legislation, federal debt will slightly exceed 100% of GDP and interest expense will rise to around 3.5% of GDP, putting the US in a worse fiscal position than the experience of the 1940s or 1990s. To be sure, this entire analysis would be moot if the tsunami of new debt issuance also results in a sizable - and permanent - new growth impulse. The problem is that according to Goldman this won't happen, and after an initial fiscal boost in 2018 and 2019, the growth impulse is set to fade in 2020, resulting in a modest headwind to growth: We recently increased our estimate of the growth effect from fiscal policy in 2018 and 2019, as a result of the recent spending agreement, which added to the stimulus provided by the tax reform legislation enacted in late 2017. Overall, we now expect fiscal policy to boost growth by 0.7pp in 2018 and 0.6pp in 2019 on a Q4/Q4 basis. However, as Exhibit 12 shows, we anticipate that the growth effects will fade later in 2019 and turn slightly negative by 2020. There is just one condition under which the fiscal-boost could persist: if the deficit increased even more. According to Hatzius "since the growth effect from fiscal policy depends on the change in the deficit, not the level, Congress would need to vote by late next year to expand the deficit even further in 2020 to continue the growth effect we expect in 2018-2019 into 2020." This, however, seems unlikely, for three reasons: First, a portion of the tax cut over the next couple of years relates to depreciation policies and other timing changes which will have less of an effect on deficits in the future, even if Congress continues to extend them. Likewise, on the spending side, the boost to growth from federal spending that we expect in 2018 and 2019 seems unlikely to be repeated, as the large increase this year more than reversed the cuts imposed under “sequestration” several years ago. While further increases in real discretionary spending are certainly possible, we doubt the annual change would be nearly as large as the boost Congress just agreed to. Second, although congressional leaders and the President have been willing to support deficit expansion to date, it is unlikely in our view that there will be as much political support for further expansions once the effects have been felt, particularly in 2019 when we expect the nominal deficit to climb above the psychologically important $1 trillion level. The next major test could come in late 2019, when Congress would need to vote to raise the spending caps for FY2020 and FY2021. If they do not, real discretionary spending would decline by about 0.5% of GDP and would fall slightly further in 2021. We expect that Congress is likely to hold spending roughly flat, which would result in a neutral fiscal effect but this would nevertheless represent a reduction in stimulus compared with 2018-2019. Third, there is a good chance that control of Congress could change hands after the midterm election this November, as we laid out in a recent US Economics Analyst. Republican polling has improved somewhat over the last several weeks, as measured by the generic ballot and the presidential approval rating. Nevertheless, while we believe Republicans are more likely to maintain control in the Senate given the disproportionate number of Democratic seats up for reelection in Republican-leaning states, the House continues to look quite competitive and the Democrats appear to have a narrow advantage based on public opinion polling. We believe a divided control of Congress ahead of the presidential election would likely lead to a passive narrowing of the budget deficit as some policies are allowed to lapse or are only partially extended. While it is possible under such a scenario that a bipartisan agreement could be reached on infrastructure, for example, even if this occurred we expect it would still lead to less of a fiscal boost than we expect in 2018 and 2019 and would probably involve at least partially offsetting tax increases or spending cuts. What does that mean for the future? Goldman concludes that as a result of the above, "the probability of meaningful fiscal reform in the next few years appears low. In 2018, congressional Republicans appear likely to skip the annual budget resolution process, without which the budget reconciliation process is unavailable. If so, bipartisan support would be needed for any fiscal legislation, which appears very unlikely in the current political environment in our view... this suggests that the primary deficit is unlikely to widen much further from here absent an economic downturn but that it is unlikely to shrink substantially for the next few years." In other words, two years from now, the economic boost from the fiscal stimulus - which according to Trump's own budget  forecast will leave the US saddled with $30 trillion in debt by 2028... ... will be gone, and the only thing the US will have to show for it will be well over $1 trillion in annual interest expense (not to mention a stock market in which most companies will have partially LBOed themselves with trillions in future stock buybacks). But Goldman's most startling admission, by far, is the following: "the continued growth of public debt raises eventual sustainability questions if left unchecked." The irony, of course, is that while one Goldman employee warns that the US is now on collision course with debt sustainability, it was another former Goldman employee - former COO Gary Cohn - who transformed this blueprint for catastrophe into reality. Needless to say, the culmination and outcome of these processes is a fiscal - and sovereign debt - crisis... unless the Fed proceeds to monetize the deficit once again as it did in 2009-2015, sending yields plunging as the next and final episode of QE is unveiled. Which, of course, is precisely what will happen, and is also why Goldman is already starting to load up on all Treasuries it can buy.

19 февраля, 03:35

A Key Inflation Indicator To Watch, Part 1

Authored by Daniel Nevins via FFWiley.com, “Inflation is always and everywhere a monetary phenomenon.” —Milton Friedman Have you ever questioned Milton Friedman’s famous claim about inflation? Ever heard anyone else question it? Unless you read obscure stuff written for the academic community, you’re probably not used to Friedman’s quote being challenged. And that’s despite a lousy forecasting record by economists who bought into his Monetarist methods. Consider the following: When Friedman’s strict Monetarism fizzled in the 1980s, it was doomed partly by his own forecasts. Instead of the disinflation the decade delivered, he expected inflation to reach 1970s levels, publicizing that prediction in 1983 and then again in 1984, 1985 and 1986. Of course, years earlier he foresaw the 1970s jump in inflation, but the errant forecasts that came later left him wide open to a “clock twice a day” dismissal. Monetarists suffered an even harsher blow in 2012, when the Conference Board finally threw in the towel on Friedman’s favorite indicator, removing M2 from its Leading Economic Index (LEI). Generally speaking, forecasters who put M2 in their models are like bachelors who put “live with mom” in their dating profiles—they haven’t been successful. The many economists who expected quantitative easing (QE) to wreak havoc on inflation are, of course, on the defensive. Nine years after QE began, core inflation remains below the Fed’s 2% target, defying their Monetarist beliefs. When it comes to explaining inflation, Monetarism hasn’t exactly nailed it. Then again, neither has Keynesianism, whose Phillips Curve confounds those who rely on it. You can toss inflation onto the bonfire of major events that mainstream theories fail to explain. But I’ll argue there might be a better way. In three articles, I’ll try to convince you that we can develop a better theory by interpreting Friedman’s research differently than he did. Maybe you’ll like the theory, or maybe you won’t, but I promise this: the indicator that falls from it has a better record predicting major inflation trends than any other serious indicator I’ve studied. It’s not the only way to think about inflation, but it’s realistic and practical, and I’m interested in the reader reaction. They Said, Hey Sugar… Let’s get started with a walk on the wild side - we’ll walk with the renegades in economics who acknowledge the true role commercial banks play in the monetary system, that of creating money from nothing in the process of making loans. By our choice of company, we’re rejecting mainstream economics, including Monetarism and Keynesianism, which call for banks to be mere conduits in the money creation process. I discussed this topic last year in “Learning from the 1980s,” and I’ll summarize the key points below: When Friedman and his coauthor Anna Schwartz published their famous research showing a strong correlation between money growth and GDP growth, they and their followers failed to appreciate the importance of money-creating bank loans. Instead of allowing that bank lending might explain the historical correlation to GDP, they assumed that the intrinsic characteristics of money—liquidity, stability, and value as a medium of exchange—explained their results, leading them to embrace measures such as M1 and M2. But in fact, their seminal research had little to do with M1 and M2, because that data didn’t exist over the full period they studied. Instead, they used a measure that was almost exactly equal to the amount of money banks create when they make loans and buy securities. Loan and behold, when the various measures diverged in the 1980s, M1 and M2 lost their correlations to GDP, whereas the original measure studied by Friedman and Schwartz did not. Confusing? I’ll say it again in one sentence: The money measures economists discuss and follow (M1 and M2, primarily) are empirically inferior to the measure they ignore (bank-created money), even though the measure they ignore is responsible for getting them interested in “money” in the first place. For anyone my age, think Gilda Radner’s creations Emily Litella and Roseanne Roseannadanna, the spoof newscasters who argued passionately about topics that didn’t match the topics given. After being told of the mistake, Litella would end her rant with a simple “nevermind,” whereas Roseannadanna would just keep on talking. The economics profession is more Roseannadanna than Litella (you’ll never hear a “nevermind”), but my recommendation is to forget what you’ve been told about the monetary aggregates and focus instead on bank-created money. Do Stop Believing So I’ve channeled iconic characters from both economics and Saturday Night Live, but I haven’t yet drilled down to the inflation rate. In fact, I’ll use this article to expand on the empirical result noted above, which, to my knowledge, isn’t widely known. Once you see how the alternative approach to money works, and how it differs from mainstream economics, I can break out inflation in the next article. But we’ll also need some terminology. In the past, I used the name “MDuh” for bank-created money, “Duh” referring to the result that the best indicator is the measure Friedman and Schwartz studied, not the measures they popularized. For this article, though, I’ll use “M63,” referring to the year they published their work. We should credit the original monetary maestros for their extensive research, notwithstanding my alternative interpretation, and “M63” should check that box. (Not only that, but “MDuh,” like a Journey song, sounded catchy at first but wore me down after repeated use.) To choose M63 components, I ask a single question: Is a potential component initiated by a private entity with the legal authority to create money, meaning either a commercial bank or a similar deposit-taking institution? If the answer is yes, I include the component in M63. Otherwise, I don’t. By using only that criterion, I’m estimating the amount of new money banks pump into the economy when they make loans and buy securities. Not surprisingly, M63 correlates almost perfectly with net bank lending—the correlation between 1959 and 2016 was 0.97. So, M63 growth and net bank lending both correlate with GDP growth, but why? I would say it’s because banks are the only institutions that create money from nothing when they make loans, meaning their loans inject purchasing power directly into the economy. For loans that aren’t made by banks, purchasing power flows from one party to another without increasing the total (lenders that don’t hold bank charters have to give up their own purchasing power when they deliver loan proceeds). But for bank loans, net purchasing power increases, because banks can make loans without requiring prior saving. Apart from a small allocation of bank capital, banks conjure loan proceeds from thin air—that’s the crux of what their charters allow them to do. In other words, bank loans are additive to the amount of spending that’s already occurring, and therefore, flow directly into GDP. They might boost real growth or inflation, or both, depending on a variety of factors including how the loan money is spent. But it’s important to remember that the money–GDP correlation is merely a byproduct of a lending–GDP correlation. Bank lending, not money, is the driving force. Round, Round, Get Around In pictures, we can compare the traditional, mainstream view to the alternative approach by sketching a “circular flow” between spending and income. Here’s an example I’ve simplified from charts that appear in my recently published book, Economics for Independent Thinkers, which covers the topic in more detail: The upper panel shows that the people on the left—both consumers and businesses—are spending, and because a dollar spent equals a dollar earned, the exact amount that’s spent flows back to consumers and businesses to be spent once again. So money cycles from spending to income and back to spending in a circular flow, and that’s exactly how money works in mainstream theory. The problem, though, is that mainstream theory assumes the role played by banks to be mostly irrelevant, whereas banks have a giant effect on the circular flow in the real world. In the real world, banks create deposits or cashier’s checks or some other form of money purchasing power to deliver loan proceeds. And by creating money from nothing, they increase spending above and beyond the amount of income that feeds in from the bottom of the loop. The circular flow expands, as in the lower panel. Even more importantly, these bank loan effects cumulative over time. If we say the chart above is the current time period or period 1, then the next chart (below) shows that period 1’s new bank credit (or at least a portion of it) is now part of the circular flow, and then it gets joined by period 2’s new bank credit. And then periods 1 and 2 join period 3’s new bank credit and the flow gets fatter and fatter. Pictures Telling Stories If every picture tells a story, the pictures above tell a story of economists building a discipline (mainstream macro) on a false premise so significant it can’t be corrected without starting over. Core theories in every mainstream school rely on the foundational assumption that money is independent of bank lending, all forms of lending believed equivalent and banks believed to be mere intermediaries. Mainstream macro restricts the circular flow to the picture in the first chart’s upper panel—it doesn’t allow private banks to expand the flow endogenously as in the other diagrams. Of course, some mainstreamers claim to have improved their theories, and almost all of them would rather you didn’t listen to troublemakers like me. According to a typical defense, economists have now figured out how to stuff a hypothetical financial economy into a mainstream, real-economy wrapper, making my criticisms invalid. Anyone who says otherwise just isn’t in-the-know, as the story goes. I shouldn’t have to write this, but those claims are as hollow as they are self-serving. Every paper I’ve read that purports to fix mainstream theory either still ignores the realities of bank lending or blends in other wildly unrealistic assumptions. (To pick a few notable examples, see Ben Bernanke’s financial accelerator model, similar papers on the same topic or Paul Krugman’s work on the financial economy.) Again, mainstreamers wove false assumptions into the theoretical fabric, and you can’t fix that without shredding the fabric and starting over. And once you’re committed to starting over, as I am, you might borrow from more realistic theories that sit well outside the mainstream. Too much information? I digress because certain economists respond predictably to my way of thinking, and it seems a good idea to address the most common response before moving to the next step. If you’re willing to entertain that those economists might be blowing smoke, and I might be onto something, stick with the series for another article. In Part 2, I’ll extend the charts above to consider other flows relevant to inflation. We’ll need to paint the whole picture before I can present the logic behind my suggested inflation predictor, which, again, has an excellent historical record. Its historical performance might even lead you to question whether inflation really is “always and everywhere” a monetary phenomenon.

17 февраля, 20:45

Swan Song Of The Central Bankers, Part 4: The Folly Of 2% Inflation Targeting

Authored by David Stockman via Contra Corner blog, The dirty secret of Keynesian central banking is that under current circumstances its interventions have almost no impact on its famous dual mandate - stable prices and full employment on main street. That's because goods and services inflation is a melded consequence of global central banking. The capital, trade, financial and exchange rate movements which result from the tug-and-haul of worldwide central banking policies generate incessant shape-shifting impacts on the CPI; and the ebb and flow of these forces completely dwarfs FOMC actions in the New York money and bond markets. In today's world, there is no such thing as inflation in one country. In that regard, the traditional Fed tool of pegging the funds rate is especially obsolete, impotent and ritualistically mindless. After all, if the 2.00% inflation target is meant as a long haul objective, it was achieved long ago. The CPI index for January 2018 at 249.2 compared to a level of 169.3 back in January 2000, thereby representing exactly a 2.17% compound annual gain over the 18 year period. So where's the Eccles Building beef about missing its target from below---even if that wasn't one of the more ludicrous notions of "failure" ever to arise from the central banking fraternity? On the other hand, if 2.00% is meant as a short-run target, how much more evidence do we need? Since the Fed shifted to deep pegging at or near the zero bound in December 2008, there has been no inflation rate correlation with the funds rate whatsoever. In the sections below we will resolve the inflation matter once and for all by demonstrating that the very idea of 2.00% inflation targeting (or any other target) is singularly stupid and destructive. What the free market/sound money doctor actually calls for is just the opposite: That is, consistent, secular deflation so that domestic prices, wages and costs---which are perched near the top of global cost curves----can be brought into better competitive alignment. By the same token, the full employment objective is equally vestigial. That's because the channels of monetary policy transmission to the real main street economy are broken and done. With households at Peak Debt, cheap interest rates do not stimulate incremental borrowing and consumption spending: Households have been left with only their paychecks to spend, and what remaining raining day funds (savings) they have not already tapped. The current levels and risk spreads on unsecured personal loans, in fact, show exactly why the credit channel to households is frozen solid. With more than $15 trillion of total household debt and other liabilities, it is now all about credit risk. Even in the case of the very highest credit scores, unsecured personal loan interest rates are essentially prohibitive and are designed to recover huge, predictable losses for dodgy credits, not stimulate a tsunami of new consumer borrowing and spending. The (unsecured) personal loan rates quoted below are more or less in line with the current average APR on credit cards, which stands at 16.15%. Excellent Scores (720-850)........................10.5%-12.5% Good Scores (680-719)...............................13.5%-15.5% Average Scores (640-679).......................... 17.8%-19.9% Poor Scores (300-639)................................28.5%-32.0% The only real categories of household credit still growing are student loans, which are essentially government guaranteed entitlements, not commercial credits; and auto loans, which are collateralized by vehicular rolling stock. The latter, in turn, are kept liquid on a low cost basis by the repo man equipped with sophisticated vehicle tracking and disabling technology. Growth in auto loans during the current recovery, however, has depended heavily on the inflated value of used cars. The latter became scarce in the years after the 2008 crash, but are already beginning to deflate owing to the soaring supply of off-loan, off-lease vehicles that have been generated by robust new car sales since 2012. At length, of course, the car loan boom will crumble as used car prices plunge on a cyclical basis. So auto debt will soon join the no growth mortgage market. At that point, the entirety of household collateral will soon be tapped-out, thereby insuring the complete shutdown of the household credit channel of monetary policy transmission. The fact that virtually every channel of household credit has already been blocked or become highly congested by Peak Debt is self-evident in the household debt data. According to the flow of funds report, household debt doubled between the 2000 peak and mid-2008, growing at a 9.1% annual rate. By contrast, the growth rate of total household credit from all sources during the last nine years has been just 0.5% per annum Needless to say, 0.5% per annum does not a consumption spending boom make. Our monetary politburo can declaim until the cows come home about how it "stimulated" the US economy back to full-employment health. But consumption spending growth has been tepid since the pre-crisis peak, and what did occur originated mainly in Say's Law, not the Eccles Building. To wit, real consumption spending (PCE) grew at a 1.7% rate between Q4 2007 and Q4 2017, while real wages gained about 1.4% per annum over the period. Clearly production and income came first and was the source of most of the spending gain (as it should in a healthy sustainable economy). By contrast, real PCE grew at a considerably more robust 2.8% annual rate during the 2000-2007 peak-to-peak cycle compared to just 1.7% for real wages and salaries. This means that upwards of 40% of the gain during the Greenspan mortgage/credit boom was accounted for by borrowing and other unearned sources of spending power. In any event, the Fed's ability to supercharge income-based spending by ratcheting up household borrowing and leverage is over and done. Household consumption spending is being mainly driven by earnings and savings drawdown, and the Fed has nothing to do with either. Indeed, the self-evident deleveraging of household earning since 2008 proves that whatever the Fed stimulated during its $3.7 trillion money printing campaign since the financial crisis, it wasn't household borrowing and spending. Moreover, the only other channel of transmission to main street has historically been through business sector CapEx. Yet under the auspices of the Fed's regime of Bubble Finance, the C-suites of corporate America have morphed into financial engineering joints and have become hand-maidens of Wall Street speculation via stock buybacks, M&A deals and sundry forms of LBOs and leveraged recaps. So the Fed can't any longer stimulate investment in productive assets such as plant, equipment and technology, either. And that fact is plain as day from the data on business investment trends. To wit, your can get output growth from both more productive capacity and from improved efficiencies of tools, equipment and technologies. But before either can happen, capital consumed in current period production must first be replaced. That is to say, what counts for economic growth is net investment, not gross spending for fixed assets. Of course, the latter is the favorite metric of Keynesians in Washington and on Wall Street alike, but even a cursory review of the stats underscores the error. Thus, in the year 2000, business capital consumed in current production (depreciation and amortization) totaled $1.016 trillion compared to gross capital spending that year of $1.553 trillion. So the pay dirt metric for net investment amounted to $537 billion. Fast forward 17 years through the massive eruption of financial engineering in the C-suites and you get $1.98 trillion worth of annual capital consumption and $2.49 trillion of gross capital spending (non-residential in all cases). The math therefore computes to just $510 billion of net investment. In other words, net business investment today is lower than it was 17 years ago, and that's before factoring-in the cumulative 35-40% rise in the price level during the interim. Accordingly, constant dollar net investment has been sharply declining on a trend basis for the entirety of this century. Thus, the 2000 peak level of $525 billion (constant 2009$) slipped by 10% to the 2007 cyclical peak ($473 billion), and by 13% to the 2014 peak ($457 billion) of the present cycle. In fact, constant dollar net investment of $379 billion in 2016 was 28% below its 2000 level and only slightly ahead of real net investment two decades ag0 during 1997. Needless to say, this explains why productivity gains and economic growth have been so punk during most of this century to date; and it also puts the kibosh on any notion that Fed policy any longer works through the CapEx channel to the main street economy. The real message in the chart below is that the US economy has been eating its seed-corn---even as our monetary politburo has been taken bows for prosperity which is not all that, and which it had virtually no role in bringing about. At the end of the day, the real scandal of central banking is that it takes credit for what it doesn't cause and can't achieve in the main street economy, while ignoring the mayhem its machinations bring to the financial system. In fact, plodding 2% growth during the long stretches between financial crises is what capitalism does on its own; and it would do even better without anti-growth fiscal subsidies and regulatory barriers and especially without the central bank induced channeling of financial capital into speculation and financialization. By contrast, what central banking does accomplish is the systematic inflation of financial assets. That is, the plenary pegging, manipulating, falsifying and distorting of prices, yield curves, credit spreads and other relationships among financial variables. So doing, it clobbers, flattens and deforms the delicate clockwork of capitalism embedded in the money and capital markets; it's putrid fruits are unhinged speculation and destructive financials bubbles on Wall Street and anti-growth barriers on main street. And that gets us to the folly of 2.00% inflation targeting. The latter, in fact, is about all the monetary central planners have left to justify their heavy intrusions in the financial system. As we have seen, the idea that the Fed had anything to do with the halting recovery of output growth and employment since the June 2009 bottom rests on pure assertion and ritualistic Keynesian rhetoric: Consumers have not spent up a storm and the true measure of business investment has been heading deeply south. Nevertheless, consider the contrafactual. Had the Fed stayed out of the fiat credit business during the last several decades, market clearing interest rates would have been dramatically higher. In turn, a regime of market-based debt costs and financial asset prices would have caused the main street economy to evolve in a wholly different manner. In the first place, there would have been no national LBO and therefore no growth-choking build-up of public and private debt. Yet as is evident in the chart below, the two turns of extra debt imposed on the US economy since the early 1980's has been accompanied by an unmistakable secular decline in the trend rate of output growth. Stated differently, had the national leverage ratio remained its it historic 1.5X rather than escalating to today's 3.5X ratio, there would be about $30 trillion of total debt on the US economy, not today's $67 trillion. Absent this $37 trillion incremental debt albatross, we have no trouble believing that the trend growth rate of the US economy would have been a lot higher than the paltry 1.2% rate recorded since 2007. On the margin, the effect of the above debt explosion was to permit the US economy to spend more than it produced for three decades running. That's because the other major central banks of the world became infected with the same Keynesian delusions which have been rampant in the Eccles Building since 1987. Consequently, when the Fed printed, they printed. That is, they bought up dollars on a massive multi-trillion scale owing to the mercantilist belief that their export-based prosperity (in both the Asian industrializing economies and the commodity and petro states) would be imperiled by rising exchange rates. Alas, these central banks have now accumulated upwards of $7 trillion of UST and GSE debt, which they foolishly swapped for the sweat of their workers' brows and mother nature's endowments of natural resources. But it also meant that the US trade account never balanced, and that breadwinner jobs and middle class wages got massively and chronically off-shored. In this regard, it is important to refute the canard of certain crypto-free marketers, who argue that the balance of trade doesn't matter, and that foreigners have so much confidence in America that they are gladly swapping their goods and services for US debt paper. Not a chance! Under a sound money regime, trade accounts do balance over time due to the automatic discipline of the monetary system. That's because persistent deficits lead to loss of the settlement assets (gold) to foreign creditors, and a corresponding rise of domestic interest rates and deflation of demand, costs, prices and wages. At length, imports fall, exports rise, balance returns to trade and current accounts, and national economies cycle forward, but do not permanently bury themselves in debt. By contrast, America's chronic trade deficits are a product of bad money, not free markets. As we will demonstrate in Part 5, the above chart would have never materialized under a regime of sound money. Instead of 2% inflation (both targeted and actual for most of the period), the domestic price and cost level would have steadily fallen in response to the flow of cheap labor out of the rice paddies of Asia and cheap energy out of the sands of the Persian Gulf. Most importantly, the anomaly in the chart below would not have happened. Workers have gotten nominal wage gains of 250% since 1987 (red line) but real earnings (blue line) have been virtually stagnant. The effect was simply to off-shore production and to sacrifice middle class jobs and wage levels to the China Price for goods, the India Price for services and the Technology Price for labor substitution. That is the ultimate irony of Keynesian central banking. Aiming to solve a non-existent problem of alleged cyclical instability and sub-part growth on main street, it has actually brutalized middle class living standards---even as it has gifted the 1% and the 10% with unspeakable financial windfalls.

16 февраля, 07:25

The World Embraces Debt At Exactly The Wrong Time

Authored by John Rubino via DollarCollapse.com, Self-destruction usually happens in stages. At first there’s a binge in which the thrill outweighs the sense of transgression. This is usually followed by remorse, acknowledgement of risks, and an attempt to reform. But straight-and-narrow is exhausting, and because of this is frequently just temporary, eventually giving way to a kind of capitulation in which the addict drops even the pretense of self-control. 2018 is apparently the year in which the world enters this final stage of its addiction to debt. Wherever you look, leverage is soaring as governments, corporations and individuals just give up and embrace the idea that borrowing is no longer a necessary evil, but simply necessary. Some recent examples: China January new loans surge to record 2.9 trillion yuan, blow past forecasts (Reuters) – China’s banks extended a record 2.9 trillion yuan ($458.3 billion) in new yuan loans in January, blowing past expectations and nearly five times the previous month as policymakers aim to sustain solid economic growth while reining in debt risks. Net new loans surpassed the previous record of 2.51 trillion yuan in January 2016, which is likely to support growth not only in China but may underpin liquidity globally as major Western central banks begin to withdraw stimulus. Corporate loans surged to 1.78 trillion yuan from 243.2 billion yuan in December, while household loans rose to 901.6 billion yuan in January from 329.4 billion yuan in December, according to Reuters calculations based on the central bank data. Outstanding yuan loans grew 13.2 percent in January from a year earlier, also faster than an expected 12.5 percent rise and compared with an increase of 12.7 percent in December. ———————– Total US household debt soars to record above $13 trillion (CNBC) – Total household debt rose by $193 billion to an all-time high of $13.15 trillion at year-end 2017 from the previous quarter, according to the Federal Reserve Bank of New York’s Center for Microeconomic Data report released Tuesday. Mortgage debt balances rose the most in the December quarter rising by $139 billion to $8.88 trillion from the previous quarter. Credit card debt had the second largest increase of $26 billion to a total of $834 billion. ———————– Trump’s budget balloons deficits, cuts social safety net (Chicago Tribune) – President Donald Trump unveiled a $4.4 trillion budget plan Monday that envisions steep cuts to America’s social safety net but mounting spending on the military, formally retreating from last year’s promises to balance the federal budget. The president’s spending outline for the first time acknowledges that the Republican tax overhaul passed last year would add billions to the deficit and not “pay for itself” as Trump and his Republican allies asserted. Trump’s plan sees a 2019 deficit of $984 billion, though White House Budget Director Mick Mulvaney admits $1.2 trillion is more plausible after last week’s congressional budget pact and $90 billion worth of disaster aid is tacked on. That would be more than double the 2019 deficit the administration promised last year. source: tradingeconomics.com So far, the financial markets are responding pretty much according to script: US bonds sell off on inflation scare (CNBC) – U.S. government debt yields hit session highs Wednesday after the government reported inflation in January rose more than expected. The yield on the benchmark 10-year Treasury note jumped to 2.882 percent as of 10:03 a.m. ET. It hit a four-year high of 2.902 percent on Monday. The yield on the 30-year bond was last seen higher at 3.146 percent. Bond yields move inversely to their prices. Schwab’s Kathy Jones argued that the latest reading could mean that the yield on the benchmark 10-year note could test 3 percent in the next few months. ———————– Gold Gains $20 On Stock Market Volatility, Weakening U.S. Dollar (Kitco) – Gold prices are posting sharp gains of around $20 an ounce in late-morning action Wednesday. A volatile day in the U.S. stock market is helping to boost safe-haven gold. U.S. stock indexes were poised to open the U.S. day session modestly up, but then dropped sharply in the immediate aftermath of a hotter-than-expected U.S. consumer inflation report. Since then the stock indexes have bounced back above unchanged. Meantime, the U.S. dollar index has lost good early gains to trade lower on the day, and that is also helping out the precious metals market bulls. April gold was last up $21.10 at $1,351.40. Does the end of this process have a name? Yes, a really scary one: “crack-up boom.” From Investopedia: What is a ‘Crack-Up Boom’ A crack-up boom is the crash of the credit and monetary system due to continual credit expansion and price increases that cannot be sustained long-term. Often, banks will attempt to prevent a crack-up boom by halting credit expansion, which ends up backfiring and yielding the same results that the boom would have caused. Both scenarios result in an economic depression when the bubble finally bursts and the economic system crashes. How Does It Happen? When the economy is down, one way to give it a temporary revival is to feed extra money into the system – AKA economic stimulus. Providing people with credit makes them feel richer and more inclined to spend their money, which in turn feeds more money into the system. When people spend money, they tend to want to continue this trend and continue to buy, despite the fact that their extra cash isn’t coming from actual savings. The problem comes when the government continuously pours more and more money into the system and the actual economy beneath the false expansion cannot keep up. Feeding money into the economy is a quick way to give it a short-term boost, but this practice isn’t sustainable over the long term. If credit expansion continues without limit, prices continue to rise until they reach the point at which the entire system collapses because it can no longer sustain itself. People can no longer afford the high prices, so credit must expand even more to accommodate these prices, which pushes them even higher. What Type of Economy Can Be Hit by a Crack-Up Boom? A crack-up boom is something that can only happen in an economy that relies on paper money rather than the gold standard, or electronic systems of monetary transaction rather than physical. In a gold standard economy, interest rates cap out at around 3 to 6%, since credit is based on actual saved money, instead of being adjustable depending on the circumstances. However, in a system that revolves around paper money, more cash can be printed at any time and introduced into the system. This affects the value of each dollar and affects the prices of market commodities. When the government introduces into the economy money that doesn’t really exist (in the form of false credit) it’s only a matter of time before the economy is damaged, even if the original intention was to boost it.  

29 ноября 2016, 06:45

Денежная реформа в Индии. Технология, цели, последствия

В ночь с 8 на 9 ноября 2016 года в Индии началась денежная реформа. Суть её проста: выведение из обращения денежных купюр номиналом 500 рупий (примерно 7,5 долл. США) и 1000 рупий (примерно 15 долл. США). С 9 ноября 2016 года такие купюры недействительны и подлежат обмену на денежные знаки нового образца номиналом 500 и 2000 рупий либо зачислению на счета в банках.  Обменять старые купюры на новые или зачислить их на счета можно до 30 декабря 2016...

30 сентября 2016, 15:38

Валентин Катасонов. «"Китайский дракон" на мировой финансовой арене»

Валентин Катасонов: "Кончается эпоха товарно-денежных отношений, начинается эпоха распределения в концлагере." Какую роль сыграл золотой стандарт в истории Российской империи, Китая, Великобритании и США. Как Бреттон-Вудское (1944) и Ямайское (1976) соглашения изменили мир. #ДеньТВ #Катасонов #Перетолчин #финансы #экономика #рубль #доллар #золото #золотойстандарт #биткоин #Китай #Ротшильды #Рокфеллеры #США #БреттонВудс

21 июля 2016, 12:01

Всё дело в деньгах?

Виктор Геращенко: «Надо больше печатать рублей!»Оригинал взят у vas_pop Для повторения «подвига Геракла-1998» придется принести в жертву либеральные догмы.Геракл – так в финансовых кругах называют Виктора Геращенко, даже когда он покинул пост председателя ЦБ. В карьере самого известного российского банкира много ярких страниц, но самая важная была написана десятилетие назад. Главный свой подвиг Геракл совершил в 1998 году, когда после дефолта возглавил Центробанк и в короткий срок восстановил доверие к рублю и реанимировал финансовую систему, погребенную под обломками рухнувшей пирамиды ГКО.Впрочем, первое пришествие на пост главы ЦБ в июле 1992-го было не легче. Безответственная экономическая политика либеральных реформаторов привела к беспрецедентному росту бартера и надуванию «пузыря» государственного долга. Затем последовал печально известный «черный вторник» 11 октября 1994 года, рубль упал – и Геращенко подал в отставку. Можно было бы окончательно списать все эти драматические подробности в архив, но черные вторники и даже годы в отечественной экономике имеют обыкновение повторяться.А что происходит сегодня? С начала финансового кризиса курс рубля снизился почти на треть, и многие эксперты предсказывают, что нас ожидает очередной этап обесценения российской валюты. Внешний долг сопоставим с годовым бюджетом, и, хотя это долг предприятий и банков, правительство вынуждено тратить на его погашение государственные резервы. То есть ситуация во многом похожая и, стало быть, следует извлечь уроки из собственных ошибок и использовать собственный опыт нормализации финансовой системы. Как это сделать? За ответом наш корреспондент обратился к Виктору ГЕРАЩЕНКО.– Виктор Владимирович, сейчас говорят о второй волне кризиса, которая ударит по банковской системе. Насколько серьезна ситуация?– Мне трудно точно судить о ситуации в банковской системе, ведь я в ЦБ бываю редко. Но сейчас правительство выражает готовность поддерживать банки, и нет оснований ему не верить.Мне кажется, сейчас назрели куда более существенные проблемы. Первая – отсутствие финансирования реального сектора экономики. Насколько мне известно, многие банки приостановили или даже свернули свои кредитные операции. Их клиентам в лице предприятий реального сектора сегодня особенно остро нужна финансовая поддержка, поскольку растут цены на компоненты их продукции, повышаются тарифы на энергоресурсы. А банки отказывают им в кредитах. В результате создаются такие проблемы с деньгами, что впору вешать замок на десятках и сотнях предприятий.– Какие могут быть последствия?– Последствия мы уже видим. Предприятия вынуждены повышать цены на свою продукцию, чтобы обеспечить себе оборотные средства. Таким образом, в экономике возникает заколдованный круг: растет инфляция издержек, повышаются цены на оптовом рынке, при этом банки не зарабатывают деньги. И здесь, я считаю, во многом виновата политика Минфина и Центрального банка.– Что вы конкретно имеете в виду?– Ставки рефинансирования в условиях кризиса не должны быть высокими. Высокая ставка у нас мало влияет на инфляцию. Рост цен гораздо больше спровоцирован злоупотреблением монопольным положением, это сговоры и низкая конкуренция.Еще одна проблема – совершенно недостаточное количество денег. Снижение денежной массы до 20% ВВП абсолютно неоправданно. Для нормального функционирования реальному сектору нужны деньги, извините за банальность, но это кровеносная система экономики. Надо больше печатать рублей. Однако либеральные догмы учат: чем меньше денег, тем ниже инфляция. На самом деле все не так, и мы это уже проходили в 90-х годах. Тогда бартер и денежные суррогаты едва не вернули нас во времена натурального обмена. Бороться с ростом цен надо экономическими методами. И сам Центральный банк об этом в прошлом году постоянно говорил, но сейчас почему-то делает все с точностью до наоборот.– Сегодня все признают, что ориентация экономики на сырьевой сектор вышла нам боком.– И это правда. Тот факт, что мы не развивали, губили промышленное производство все эти годы, сделало нашу экономику уязвимой и нестабильной. У нас же было хорошее машиностроение, мы делали самолеты, тепловозы, экскаваторы, тракторы. Надо было развивать эти отрасли, заниматься модернизацией. Тогда мы бы чувствовали себя увереннее. Кризис, на мой взгляд, учит нас и наших руководителей, что следует заняться внутренним производством. Производить товары и услуги, необходимые населению.– Есть еще фондовый рынок. Весной он вырос, теперь индексы снова идут вниз. Что делать инвесторам?– Ну, упал этот фондовый рынок, и что с того? Акции стали стоить вдвое меньше? Так это и есть влияние мирового финансового кризиса. Но нефтяные скважины, домны, газовые месторождения – они никуда не делись. Да, у«Газпрома» будет сложное положение, потому что цены на газ теперь другие. Но не надо паниковать и пытаться сейчас продать эти ценные бумаги, если вы не спекулянт, а нормальный инвестор. Со временем будет все нормально.– Минфин не устает повторять, что государство будет обслуживать бюджетный дефицит исключительно за счет денег Резервного фонда, но ни в коем случае не станет использовать эмиссионный аппарат. Дескать, включать печатный станок опасно.– Я не понимаю, чего они боятся. Ведь всем прекрасно известно, что инфляция в России носит немонетарный характер. Цены главным образом растут из-за отсутствия конкуренции и повышения тарифов государственных монополий. Поэтому увеличение денежной массы и снижение ставки рефинансирования на инфляцию существенно не повлияет.– А можно попытаться снизить цены, как это сейчас происходит в Европе?– Инструменты и у нас существуют. Почему бы, например, не отложить повышение тарифов государственных монополий хотя бы до конца острой фазы кризиса? Я не понимаю, что мешает это сделать.Как это делалось после дефолтаКогда осенью 1998 года Геращенко появился на посту председателя Центробанка, он сразу занял жесткую позицию по кадровым вопросам. В новую команду членами совета директоров ЦБ вошли опытнейшие специалисты Госбанка СССР и Центробанка России: Арнольд Войлуков, Константин Шор, Людмила Гуденко, Надежда Савинская.Под руководством шефа они разработали антикризисную программу реструктуризации банковской системы. Центробанк предпринял комплекс мер по стабилизации денежно-кредитной и финансовой системы и упорядочению движения финансовых ресурсов и капиталов. Отказ от бессмысленных трат на искусственную поддержку рубля и введение плавающего курса не замедлили сказаться на экономической ситуации в стране. Под руководством Виктора Геращенко Центробанк последовательно проводил политику гибкого валютного курса, нацеленную на поддержание стабильных по отношению к доллару внутренних цен – с учетом инфляции.Осенью 1998 года Центробанк включил печатный станок. Меньше чем за полтора года денежная масса в экономике выросла на 50–55%, а в 2001–2002 годах еще на 30–35%. Для выхода из кризиса команда Геращенко подняла денежную массу до уровня 60% ВВП, тем самым обеспечив потребительский спрос на отечественные товары и услуги. Одновременно проводилась политика постепенного снижения ставки рефинансирования. Эффективным способом снижения инфляции стало увеличение нормы обязательных резервов, что лишило банки возможности спекулировать на валютном рынке и тем самым дестабилизировать обменный курс рубля. Попутно Банк России ужесточил контроль и за тем, как кредитные организации формируют эти резервы.Центробанк применял и другие инструменты управления ликвидностью, такие как рефинансирование долга предприятий реального сектора. В России начал реализовываться проект по кредитованию банков под поручительство и залог векселей. Международный валютный фонд выступил против такой практики, увидев в ней со стороны ЦБ протекционизм по отношению к отечественной промышленности. Проявив дипломатические способности и упорство, Геращенко все же сумел организовать такое рефинансирование в виде пилотного проекта на базе Главного управления ЦБ по Санкт-Петербургу.Таким образом, изымая из обращения «горячие» рубли с помощью увеличения обязательных резервов, регулирования процентных ставок по кредитным и депозитным операциям, Центробанк одновременно направлял финансовые потоки в реальный сектор. Чему способствовало снижение ставок рефинансирования, которое позволяло банкам предоставлять более дешевые кредиты товаропроизводителям.За время руководства Виктора Геращенко золотовалютные резервы Центрального банка выросли в четыре раза. Во многом благодаря позиции председателя Центробанк сохранил свой независимый статус. И весной 2002 года были подготовлены поправки в закон о ЦБ, которые лишали Центробанк самостоятельности и передавали часть его ключевых полномочий Национальному банковскому совету. Последний, как не без оснований говорил Геращенко, «будет составлен из ведомственных и политических лоббистов». И в знак протеста он подал в отставку.Опять мы пойдем «своим путем»?После увольнения Геращенко год проработал в НИИ Центробанка старшим научным сотрудником. А 7 декабря 2003 года был избран в Госдуму четвертого созыва по федеральному списку избирательного объединения «Родина». В январе 2004 года он был выдвинут кандидатом на пост президента России от Партии российских регионов, но получил отказ в регистрации Центральной избирательной комиссии. Тогда в начале июня 2004 года Виктор Геращенко принял предложение руководства «ЮКОСа» и возглавил совет директоров компании, сложив с себя депутатские полномочия. В августе 2006 года НК «ЮКОС» был объявлен банкротом и началась процедура его ликвидации. Это была последняя битва Геракла, которую он проиграл…Сейчас правительство сформулировало основные направления антикризисной программы. Параметры ее наверняка будут меняться еще не раз, но два главных постулата, скорее всего, останутся неизменными. Первый – нельзя опускать ставку рефинансирования ниже уровня инфляции. И второй – нельзя включать печатный станок и вбрасывать деньги в экономику. Западные государства исповедуют противоположные методы борьбы с финансовым кризисом. Как вы думаете почему?Большой секрет для маленькой такой компанииПо классическим рыночным канонам в идеале денежная масса должна соответствовать объему внутреннего производства, то есть приближаться к 100% ВВП. Чтобы потребителям было на что покупать производимые товары и услуги и тем самым стимулировать рублем рост производства. Именно так обстоит дело в развитых странах, а денежная масса сегодняшнего лидера экономического роста в мире – экономики Китая – вообще превышает 120% ВВП. И инфляция у них при этом значительно ниже российской.Почему же сегодня Центробанк сжал денежную массу до 20% ВВП? И почему именно столько, а не 25% или 15%? Открою секрет, который давно не является тайной за семью печатями. Международные резервы страны на конец июня составляли порядка $410 млрд. Если умножить эту цифру на курс российской национальной валюты, то получится как раз сумма, эквивалентная количеству российских денег на внутреннем рынке. Причем если проследить за динамикой, то мы без труда убедимся, что эта сумма изменяется в зависимости от роста или снижения резервов ЦБ.Это означает, что Банк России до сих пор поддерживает количество рублей в экономике на уровне валютного обеспечения резервами. То есть в стране продолжает действовать режим «каррэнси боард» – жесткой привязки к иностранной валюте, от которого ЦБ официально вроде бы давно отказался. Такой курс говорит об отсутствии независимой денежно-кредитной политики и неспособности российского рубля к свободному плаванию, к чему постоянно призывает Центробанк. Совершенно очевидно, что доступность финансовых ресурсов прямо пропорциональна экономическому росту. Поэтому неудивительно, что подобные расчеты практически нигде не афишируются. Ну да, как говорится, имеющий уши да услышит.Олег ГладуновИсточник: econbez.ruЕще одна проблема – совершенно недостаточное количество денег. Снижение денежной массы до 20% ВВП абсолютно неоправданно. Для нормального функционирования реальному сектору нужны деньги, извините за банальность, но это кровеносная система экономики. Надо больше печатать рублей. Однако либеральные догмы учат: чем меньше денег, тем ниже инфляция. На самом деле все не так, и мы это уже проходили в 90-х годах. Тогда бартер и денежные суррогаты едва не вернули нас во времена натурального обмена. Бороться с ростом цен надо экономическими методами. И сам Центральный банк об этом в прошлом году постоянно говорил, но сейчас почему-то делает все с точностью до наоборот.– Сегодня все признают, что ориентация экономики на сырьевой сектор вышла нам боком.– И это правда. Тот факт, что мы не развивали, губили промышленное производство все эти годы, сделало нашу экономику уязвимой и нестабильной. У нас же было хорошее машиностроение, мы делали самолеты, тепловозы, экскаваторы, тракторы. Надо было развивать эти отрасли, заниматься модернизацией. Тогда мы бы чувствовали себя увереннее. Кризис, на мой взгляд, учит нас и наших руководителей, что следует заняться внутренним производством. Производить товары и услуги, необходимые населению.– Есть еще фондовый рынок. Весной он вырос, теперь индексы снова идут вниз. Что делать инвесторам?– Ну, упал этот фондовый рынок, и что с того? Акции стали стоить вдвое меньше? Так это и есть влияние мирового финансового кризиса. Но нефтяные скважины, домны, газовые месторождения – они никуда не делись. Да, у«Газпрома» будет сложное положение, потому что цены на газ теперь другие. Но не надо паниковать и пытаться сейчас продать эти ценные бумаги, если вы не спекулянт, а нормальный инвестор. Со временем будет все нормально.– Минфин не устает повторять, что государство будет обслуживать бюджетный дефицит исключительно за счет денег Резервного фонда, но ни в коем случае не станет использовать эмиссионный аппарат. Дескать, включать печатный станок опасно.

23 мая 2016, 09:00

Михаил Хазин - Война Миров - 2

Кудрин или Глазьев или Что выберет Путин? Михаил Хазин доступно объясняет суть программы помощника Президента Сергея Глазьева. А кто ничего не понял - смотрите собственно Глазьева: https://www.youtube.com/watch?v=_4vDC19BFes Спонсор показа - ЛОМО www.lomo.ru Диагностический телемедицинский комплекс ЛОМО: https://youtu.be/HvS70Mab-SM Nevex.TV - последнее независимое СМИ в стране. Экономика, политика, движуха "no comment", митинги, аресты и суды, Русская Зачистка и Камикадзе-гей, Хазин и Делягин, Познер и Шендерович, актуальные интервью и эксклюзив, юмор и хорошая музыка ... Исключительные права на всё видео на этом канале принадлежат ООО "Радио 44" (Radio44), Санкт-Петербург. Любое использование возможно только с нашего письменного разрешения. Лучшее: http://www.youtube.com/user/Nevextv/videos?view=0&shelf_id=2&sort=p Вконтакте: http://vk.com/nevex_tv Твиттер главного редактора: http://twitter.com/nevex_tv Facebook: http://www.facebook.com/nevex.tv

18 мая 2016, 09:54

Его убили, но мы не можем доказать

Вице-президент Венесуэалы заявил, что Уго Чавес был убит.Приведшее к смерти президента Венесуэлы Уго Чавеса заболевание было спровоцировано, чтобы не дать ему возможность покончить с диктатурой доллара. Об этом на встрече с сотрудниками сферы здравоохранения заявил исполнительный вице-президент Боливарианской Республики Аристобуло Истурис."Чавес превратился в главную цель, во врага номер 1 крупных мировых финансовых центров, и поэтому его убили, мы все это осознаем, но не можем доказать", - цитирует Истуриса ТАСС.Он отметил, что у ряда политиков, на тот момент возглавлявших страны региона, с небольшой разницей во времени также были выявлены онкологические заболевания. Он упомянул президента Парагвая Фернандо Луго, его аргентинскую коллегу Кристину Фернандес де Киршнер, бразильских лидеров Луиса Инасиу Лулу да Силву и Дилму Руссефф, возглавившую крупнейшую страну Южной Америки в 2011 году.По его словам, Чавес собирался сбросить "одну из самых сильных удавок для доминирования над народами: международную валютную систему и диктатуру доллара".При всей казалось бы невероятности данной версии, стоит вспомнить как ЦРУ пытались заразить Фиделя Кастро туберкулезом.Один из самых враждебных к Кубе органов печати США, издающийся во Флориде, рассказывает о событиях следующим образом:"Воспользовавшись переговорами, которые велись в целях освобождения пленных, захваченных в бухте Кочинос, ЦРУ попыталось использовать ключевое лицо этих переговоров американского адвоката Джеймса Донована, чтобы он вручил Фиделю Кастро смертоносный подарок: неопреновый костюм, зараженный грибком, поражающим кожу, и аппарат для дыхания под водой, зараженный туберкулезом... Кубинский руководитель получил снаряжение в ноябре 1962 года..."Это разоблачение является одной из многих историй, приводимых в книге "После Бухты Свиней" (После бухты Кочинос), в которой говорится о переговорах, имевших место с апреля по декабрь 1962 года между Комитетом родственников для освобождения пленных и кубинским правительством.Попытка заразить Фиделя провалилась из-за жадности ЦРУ. Зараженный костюм вручили адвокату Пересу Сиснерос, который был в свое время чемпионом по подводной охоте на Кубе, но тому показалось неуважительным дарить лидеру Острова Свободы дешевый простенький костюм и он купил в известном магазине на Таймс-сквер в Нью-Йорке неопреновый костюм за 130 долларов и снаряжение для подводного плавания за 215 долларов.Кастро получил их в ноябре 1962 года, и несколько недель спустя, во время нового приезда Донована, кубинский президент сказал адвокату, что уже пользовался ими...http://www.novorosinform.org/news/id/53056 - цинкPS. Тут стоит вспомнить, что одной из основных версий причин свержения Каддафи так же называлось намерение лидера Джамахирии покуситься на господство доллара, причем в случае с Каддафи это даже получило косвенное подтверждение во вскрытых документах закрытой переписки Хиллари Клинтон.В США продолжается публикация переписки бывшего госсекретаря, жены экс-президента и кандидата в новые президенты Хиллари Клинтон. Напомним, в Госдепе приняли решение опубликовать переписку экс-шефа после того, как Клинтон обвинили в том, что она использовала частную почту для сверхсекретной государственной переписки.В начале декабря было опубликовано около 5 тыс. страниц, притом что Клинтон передала Госдепартаменту более 55 тыс. При этом она удалила примерно 31 тыс. страниц, заявив, что эта часть почтового архива не связана с работой и содержит частную информацию. Критики Клинтон отметили, что теперь невозможно проверить, была ли это действительно частная информация или секретная переписка, и потребовали возбудить уголовное дело против экс-госсекретаря, но этого до сих пор не сделано.Итак, в свежей порции переписки говорится о причинах, по которым США активно поддержали свержение ливийского лидера Муаммара Каддафи. Это крупные золотые и нефтяные запасы Ливии, а также расширение французского влияния в североафриканском регионе. Более того, в переписке высказываются опасения, что золотые запасы Каддафи так велики, что могли стать основой для создания панафриканской валюты, которая, в свою очередь, могла конкурировать с долларом в регионе.В одном из писем говорится, что Ливия располагает 143 тоннами золота и сравнимым количеством серебра, что составляет в ценах 2011 года 7 млрд долларов. Адресат письма неизвестен – он скрыт под псевдонимом Сид. Хиллари Клинтон начали всерьез критиковать за вторжение в Ливию после того, как американской публике впервые стало понятно, что «что-то пошло не так». Это произошло после жестокого убийства американского посла Кристофера Стивенса в октябре 2012 года.Напомним, что сенатор Рэнд Пол, один из кандидатов в президенты от Республиканской партии, заявлял в 2013 году, что Стивенс и американское посольство в целом были причастны к поставкам оружия ливийским повстанцам. Подтверждал это и известный французский журналист Бернар-Анри Леви, участвовавший в переговорах с ливийскими повстанцами. В некрологе, написанном на смерть Стивенса, он называл посла «одним из тайных творцов ее освобождения», отмечают «ИноСМИ».Леви, напомним, является одним из главных сторонников «гуманитарных бомбардировок» – именно он рука об руку с недавно скончавшимся Андре Глюксманном активно призывал бомбить Сербию, Ирак, Сирию и Ливию. В некрологе Стивенсу приводится еще ряд интересных фактов: «Он (Стивенс) взялся за дело, засучив рукава. Он был одним из тех, кто выступал за активизацию действий его страны с воздуха и на земле с помощью отправки туда первых спецподразделений... Мне вспоминаются наши бурные, но откровенные и дружеские споры о перспективах ливийского варианта Дейтонских соглашений, в котором ставка делалась на раздел Ливии и создание конфедерации. Год спустя мы встретились с ним в Вашингтоне. История подходила к концу. Я приехал, чтобы поговорить с Хиллари Клинтон об этой войне за освобождение, в которой обе наших страны сражались плечом к плечу».Откровенность журналиста Леви шокирует, пожалуй, даже больше, чем тайная переписка госсекретаря. Дипломат, который выступает за бомбардировки и лоббирует отправку спецподразделений – а что такого? Раздел независимого государства – отлично!Но истинные причины участия США в ливийской войне являются той вишенкой на торте, без которой картина не будет завершенной. «Изящный и белозубый» Стивенс и десятки тысяч не столь изящных и белозубых ливийцев погибли вовсе не во имя свободы или борьбы с диктатурой. Они погибли ради 143 тонн золота. Ну и плюс нефть и прочие богатства Ливии, которые после свержения Каддафи почему-то не достались «освобожденному» народу. Ливия на самом деле разделена, и Запад не знает, что бы еще придумать для легитимации ее нынешнего бессильного правительства. Странно, что ливийским властям не дали Нобелевскую премию мира, как это произошло с тунисским «Квартетом национального диалога», который также весьма условно контролирует эту североафриканскую страну.http://vz.ru/world/2016/1/9/787685.html - цинкС другой стороны, было бы наивно полагать, что основные бенефициары поздневашингтонской системы мироустройства дадут региональным смутьянам покушаться на основы американского экономического господства. Эти истории скорее служат уроком на будущее для тех, кто захочет покуситься на эти самые основы.

24 февраля 2016, 10:51

Кто кого спасает?

«Рынок лучше знает, что ему нужно», — утверждают западные экономисты. Но сегодня мы видим, как владельцы крупнейших банков и транснациональных компаний активно обогащаются, используя различные финансовые схемы, в то время как мир сотрясают грандиозные кризисы. И это называют оптимальной товарно-денежной системой? Под предлогом спасения национальных экономик международные финансовые структуры выкачивают из них все соки, обрекая миллионы людей на нищенское существование. И это называют рыночными механизмами? В фильме «Кто кого спасает?» вы увидите, к чему приводят бесконтрольные действия мировой бизнес-элиты.

10 декабря 2015, 09:17

Банк России. Фильм об истории главного банка страны

«Банк России» (2014) повествует об истории главного банка страны, приурочен к 155-летию создания Государственного банка России.

21 сентября 2015, 01:28

Личный враг Банка Англии и ФРС США

Личный враг Банка Англии и ФРС СШАО разной ценности денег, выпущенных центральными банками и нарисованными от руки: почему все принимают в 100 раз дороже «банковского номинала» рисунки денег, нарисованные художником?Жил был художник один. Впрочем, он и сейчас живет и прекрасно себя чувствует, несмотря на то, что несколько банков мира пытаются упрятать его за решетку. Его зовут Джеймс Стивен Джордж Боггс. Он родился в 1955 году в американском штате Нью-Джерси. От западных художников-сверстников, которые поголовно отмежевались от реализма, его отличает то, что он прекрасный рисовальщик. Способен в нюансах и подробностях изобразить любой предмет, чтобы, как говорится,«выглядел, как живой».Боггс совершенно случайно нашел стратегию художественного поведения, которая сделала его знаменитым и богатым. Озарение пришло к нему в 1984 году, когда он, сидя в кафе и неторопливо отхлебывая кофе, от нечего делать рисовал на салфетке долларовую купюру. Официантка, увидев этот шедевр, неотличимый от настоящего доллара, захотела его купить за $10. Боггс сказал, что это рисунок, причем односторонний. Но официантка подняла цену до $20. Художник согласился уступить свою работу за один доллар, уточнив, что не продает рисунок, а расплачивается им.Расписался на обратной стороне рисунка и пошел к выходу — кофе и пирожок стоили 90 центов. Ноофициантка догнала его у выхода и отдала сдачу — 10 центов.Так Боггс решил построить карьеру художника нарисовании денег различных стран. При этом рисунки были односторонними. А чтобы совсем быть чистым пред законом, он в очень точное изображение купюр вносил незначительные искажения. Например, на долларах вместо «Мыверим в Бога» писал «Мы верим в червонное золото» и вместо «Банкнота Федерального резерва» — «Нет Федеральному резерву». Изменял и рисунки.На швейцарских франках размещал свой портрет. То есть в подделке валюты Боггса обвинить было невозможно. Однако крючкотворцы извернулись и предъявили художнику другое обвинение. Но об этом чуть ниже.Чуть позже Боггс начал писать купюры на холсте маслом. Эти картины он, как и всякий художник, продавал. Но рисунками денег только расплачивался за товары и услуги. Таково было незыблемое правило, которого он придерживался неукоснительно. Боггс изображал доллары, английские фунты, швейцарские, бельгийские и французские франки, итальянские лиры… С их помощью он приобретал рубашки, книги, кисти и краски, обедал в ресторанах, выпивал в барах. Рисунками удавалось даже заплатить за авиабилеты.При этом придерживался еще одного правила. Художник расплачивался своими «банкнотами» так, чтобы получить немного сдачи. И обязательно требовал кассовый чек. Этот момент лег в основу нового витка социально-художественной игры, которую Боггс раскрутил в различных странах мира. Когда его деятельность стала известна широкому кругу лиц, то он усложнил правила игры и повысил ставки. За нарисованными Боггсом купюрами начали гоняться коллекционеры. Они были готовы платить очень серьезные деньги за то, чтобы «фальшивомонетный художник» продал им свои «банкноты». Однако все их предложения натыкались на категоричный отказ.«Я их не продаю, я ими расплачиваюсь, — заявлял он, — но я могу дать наводку, где их можно найти». И эти наводки стоили в 100, а то и 1000 раз дороже, чем номиналы нарисованных «банкнот». Боггс, спустя 24 часа после оплаты в каком-нибудь баре или в магазине продавал чек об оплате и довольно туманный намек на то, где можно найти его «банкноту» и какой внешностью обладает кассирша, которая ее приняла. За дополнительную плату даже мог дать ее телефон.Коллекционер, заплатив $500 Боггсу, отыскивал эту кассиршу и пытался выкупить рисунок Боггса номиналом в $5 долларов, постепенно повышая цену. Однако далеко не все, понимая ценность приобретенного рисунка, с ним расставались. Коллекционер же в случае удачи не только возвращал потраченное, но мог оказаться вбольшом барыше. Дело в том, что на арт-рынках США и Западной Европы рисунки банкнот Боггса -боггсноты - могли продаваться по цене от 3 до 5 тысяч долларов.Среди коллекционеров встречались особо разборчивые. Собственно, у них тоже была своя игра. Некоторые собирали «банкноты», которыми Боггс расплатился за выпивку. Некоторые искали только рисунки обратной стороны купюр. Кому-то нужны были «деньги» потраченные в первые три дня каждого месяца.ПОДРЫВАТЕЛЬ БУРЖУАЗНЫХ УСТОЕВПервым среагировал на это «глумление над всем святым» — над мерилом всего сущего на свете — Банк Англии. 31 октября 1986 года ищейки изСкотланд-Ярда ворвались в галерею Young Unknown и арестовали Боггса, изъяв его рисунки.Художника обвинили в воспроизведении банкнот Банка Англии без его согласия, что пагубно влияет на престиж национальной валюты.Судебное заседание было назначено на ноябрь. Банк Англии заблаговременно разослал в ряд банков других стран приглашение принять участие в процессе. Однако в других банках люди оказались поумнее, никто приглашения не принял.На процессе адвокат наглядно доказал присяжным, что именно Банк Англии является главным виновником дискредитации национальной валюты. Среди более сотни разрешений еевоспроизведения в рекламных целях есть совершенно непотребные. Например, банкнота в £50  использована в рекламе сети секс-шопов.Присяжные единогласно оправдали Боггса.Из зала суда он вышел, дав зарок в течение года жить только на нарисованные купюры, не тратя нидоллара, ни фунта реальных денег. И сдержал слово, хоть зачастую ему приходилось и нелегко.Между тем, именно Банк Англии сослужил Боггсу прекрасную службу. После судебного процесса слава художника еще более возросла.Вернувшись в США, в Питсбург, он затеял еще один проект, на сей раз с отпечатанными напринтере компьютерными рисунками американских денег немыслимых номиналов — вплоть до 10-тысячных купюр. На общую сумму в $5 млн. долларов. Разумеется, это было неточное воспроизведение американской валюты. Поэтому художник не опасался натолкнуться на обвинение впротивозаконной валютной деятельности. Однако вФБР решили, что это подрыв финансовой системы. Боггс предполагал многократное использование каждой своей «купюры», то есть они пускались в оборот. Это было глумление над долларом, который реально ничем обеспечен. В то же время, как «деньги Боггса» были обеспечены именем художника.ФБР устроило за Боггсом слежку. Его телефонные разговоры прослушивались, отслеживались его контакты и перемещения. В жилище тайно проводили обыски. Изымали его работы. Агенты даже опустились до того, что начали угрожать директорам магазинов Питсбурга крупными неприятностями за прием «фальшивых денег».Однако сломить Боггса было невозможно. Он сам подал в суд на ФБР, требуя вернуть изъятые работы. И в 1999 году выиграл процесс. С адвокатами, помогшими ему в этом, он расплатился «банкнотой» в $100 тысяч.Однако спецслужбы злопамятны. В 2006 году ему сполна отплатили, «найдя» в его квартире метамфетамин. Почему его не находили раньше, понять непросто. Боггс отсидел полгода. Но свое праведное дело продолжил. Его слава вновь выросла еще больше. Работы Боггс сейчас находятся в крупнейших музеях мира.А все это началось 31 год назад с однодолларовой «купюры». За это время Боггс расплатился своими картинками на 2 миллиона долларов.

06 августа 2015, 16:37

Денежная база и Денежная масса

Что такое денежная база? Что такое денежная масса? Денежные агрегаты М0, M1, М2, М2х.

06 августа 2015, 12:08

Ломехуза М2

Уважаемый коллега ewgenii провёл оригинальный расчёт, сопоставив по странам денежный агрегат М2 и официальные золотые резервы:Каково было моё удивление, когда ранжирование показало, что самой обеспеченной валютой мира является наш родной рубль!!!Далеко не так однозначно. Агрегат амер-М2 накоплен так же в значительной части иностранными торгово-долговыми потоками, в том числе русскими. Потому что резиденты РФ рассчитываются и финансируют друг друга в ин.валюте. Агрегат рус-М2 накопил лишь долю собственных внутринациональных потоков - ак. Глазьев глотку надорвал это толковать.На 1 июня 2015 по данным ЦБ РФ в комбанках РФ:Удельный вес валютных активов в совокупных активах, 30,8%Удельный вес валютных пассивов в совокупных пассивах, 28,9% Помимо денежного агрегата М2 ЦБ РФ отдельно рассчитывает показатель М2х – так называемая широкая денежная масса. В него помимо денежного агрегата M2 включают депозиты в иностранной валюте резидентов РФ, размещенных в действующих кредитных организациях. Finstock.ru30% в том числе! Обратным счётом - почти 50% сверху! Ломехуза. Поэтому для корректного сравнения следует отнять эту русскую треть в эквиваленте из амер- и евро-М2. Получится по аналогии суженный амер-M2y - показатели в таблице изменятся в пользу США и Европы. Таких условно-финансовых колоний - каждая со своим широким M2x - у ФРС пруд пруди, а сколько у ЦБ РФ? Если же вычесть все товарно-долговые потоки колоний, обслуживаемые долларом, то золотое наполнение чистого амер-М2y, накопленного чисто внутриамериканскими потоками, окажется в топе. И наоборот: если в колониальном варианте взять не М2, а так называемый широкий М2х, то их наполнение золотом упадёт в разы. Аще существуют страны, не имеющие собственной валюты вообще - там только М2х, а просто М2=0.Но есть две бочки мёда...Первая - намного корректнее пересчитать содержание золотых резервов в Денежной базе - это подлинные деньги, эмитированные центробанком, а не суррогат М2 - смесь денег и долгов. На 1 июля 2015:Содержание золотых резервов в 1 долларе денежной базы США:8133тн/ДБ 3875050 млн долл = 0,0020988 граммСодержание золотых резервов в 1 рубле денежной базы РФ:РФ: 1238тн/ДБ=9706500 млн руб = 0,0001275 граммКросс-курс руб/долл на 1 июля 2015 через наполнение денежных баз США и РФ золотыми резервами:0,0020988/0,0001275 = 16,45 руб за 1 долларВторая бочка...С 2008 года Штаты увязли в долговом коллапсе, включая международные долговые потоки в долларе.Амер-M2 растёт на 5-6% в год, как и до 2008, а долги приходится монетизировать печатью денег - наращивать Денежную базу на десятки-сотню процентов год к году.Когда субъективные оценки рисков гиперинфляции субъективно возрастают (объективных величин никто не знает - никто не понимает Добавленный долг), то ФРС сокращает эмиссию и затем переходит в ремиссию - сокращает Денежную Базу, сжигая доллары и подвергая дефляции/рецессии мировую экспериментальную экономику, а не только США. Мировую потому, что доллар и валюты картеля ЦБ-6 обслуживают 95% мировых долгов, судя по резервам:Где могли миром повязать товарно-долговые потоки, уже всё и всех повязали. С 2011 года вяжут немиром.У оппозиционного блока БРИКС, в связи с низкопроизведёнными долгами в собственных валютах, есть значительный шанс:а) Конкурентно, а не запретительно, перевести внутренние расчётно-долговые потоки на собственные нац.валюты - иначе говоря, сблизить или уравнять показатели, цель: М2 = М2x у себя и М2 = M2y в картеле ЦБ-6.б) Вытеснить валютами БРИКС из внутренних долговых потоков дружественных стран резервные валюты ЦБ-6 (доллар, евро, фунт, иена, шв.франк и канадский доллар).Потому что рост доли прочих валют, втч валют БРИКС, в мировых резервах в период 1999-2012 составила огромные 3.2 раза. Несмотря, что доля юаня в торговых расчётах за последние два десятилетия астрономически выросла, составляя по разным оценкам уже 20-40% от мировых, доля юаня в долговых расчётах лишь 2...3% - подробнее см. "Китайские ножницы в докладе Бундесбанка".У оппозиционного блока БРИКС в связи с низкопроизведёнными долгами в собственных валютах, есть значительный шанс... Но если не введут учёт Доб.долга, как учитывается Доб.стоимость, то шанс будет утрачен.________________Ключи по теме:- Харибда Феду.- Добавленный долг и НДД.- Там нет никаких валютных войн.- Банк международных расчётов: Никто не знает как центробанки будут выходить, и выйдут ли вообще.- Стратегическая ошибка при обсуждении уравнения обмена - о суррогате параметра М2.- Оперативная программа обороны БРИКС в валютной войне.

29 июля 2015, 16:27

С 1 октября правительство США начнёт процедуру отказа от бумажных долларов и внешних долгов

Два хорошо известных финансовых прогнозиста заявляют, что практически все правительства в мире постигнет гигантский экономический кризис в первую неделю октября 2015 года. По нашему же мнению, с этой даты США запустят процедуру отказа от бумажных долларов и внешних долгов, с переходом на электронные деньги с демерреджем. В дальнейшем к этому процессу планирую подключиться ЕС и ЯпонияДва известнейших финансовых прогнозистов переломной датой для глобальной экономики называют первую неделю октября 2015 года.Мартин Армстронг (Martin Armstrong)– известнейший, а может быть и лучший аналитик рынка, который верно предсказал крах 1987 года, максимальный подъем и обрушение японского рынка, «российский» финансовый кризис 1998 года и многие другие рыночные события более или менее с точностью до дня.Ранее Армстронг работал инвестиционным консультантом, привлекая японский капиталы в банк Republic National Bank, который принадлежал «гизбару» Эдмонду Сафре, банкиру еврейско-ливанского происхождения, хранителю денег сефардов, убитому при загадочных обстоятельствах в декабре 1999 г.Судя по всему, именно через Republic National Bank транзитом в Bank of New-York/BoNY был отмыт кредит МВФ на $7 млрд. долларов (скандал всплыл в связи с расследованием дела по отмыву средств через BoNY против Натальи Гурфинкель – Кагаловской, чей муж Константин Кагаловский так же являлся лондонским consigliere «младореформаторов» группировки Гайдара, был связан с обществом «Монт Пелерин» и МИ6, разрабатывал схемы «залоговых аукционов» и был связан с известным авантюристом Б.Березовским). К этой истории оказался причастным еще один еврейский мошенник Уильям Браудер, он же «хозяин» Магницкого. Кроме упомянутых персонажей, есть данные, что к краже кредита МВФ совместно с "западными" подельниками были причастны члены «Семьи» Ельцина, и помимо Березовского, "медиа-магнат" Гусинский.Сам Армстронга, чьи прогнозы точно сбывались, был арестован властями США в сентябре 1999 г. властями США в подозрении «построения финансовой пирамиды» - за 3 месяца до убийства Сафры. В результате Армстронг провел 7 лет в тюрьме без суда и следствия под предлогом «неуважения к суду». Вместо судебного разбирательства по делу Армстронга его каждые 18 месяцев вызывал судья и требовал исполнить предписание о «возврате денег», которые он не брал. При каждом отказе Армстронга просто снова отправляли в тюрьму. В 2006 году он вышел из тюрьмы, в 2007 году состоялся суд, на котором Армстронг - после проведенных 7 лет в тюрьме - признал себя виновным по одному эпизоду. За это его приговорили еще к 5 годам тюремного заключения. Он отсидел этот срок и был освобожден в 2012 году. Между тем, пока Армстронг сидел в тюрьме, Republic National Bank был куплен Ротшильдами сразу же после убийства Сафры…При этом, основной причиной заключения самого Армстронга считается давление Казначейства США с целью заставить передать алгоритмы прогнозирования.Армстронг уже много лет говорит, что правительства по всему миру потерпят крах в результате кризиса неплатежеспособности и отсутствия доверия, начиная с октября этого года. Более определенно Армстронг предсказывает, что с 1 октября 2015 года начнется поворот «основного цикла» (накладывающийся на «длинный цикла Кондратьева»), который переместит доверие инвесторов с государственного и правительственного сектора в частный сектор.В отличие от других инвесторов, играющих на понижение и предсказывающих, что фондовая биржа вот-вот обвалится, Армстронг прогнозирует, что в результате огромные суммы начнут перетекать из облигаций и евро в американские акции, что спровоцирует их огромных рост.Ларри Эдельсон (Larry Edelson) - еще один давний исследователь теории экономических циклов и работ Армстронга, так же отслеживает данные «Фонда изучения экономических циклов». Л.Эдельсон предсказывает крупнейший финансовый кризис в мировой истории начиная с 7 октября 2015 г., когда начнет распадаться Европейский Союз.Эдельсон также считает, что огромные суммы капиталов начнут перетекать из еврозоны в США, приведя к росту акций. Так же он считает, что Япония станет следующей «костяшкой домино», которая может объявить дефолт, что так же погонит спекулянтов в США, как в «безопасную гавань».Другими словами, и Армстронг и Эдельсон считают, что на первом этапе фондовый рынок США резко вырастет, в то время как другие начнут валиться. После чего эффект домино доберется и до самих Соединенных Штатов, которые объявят дефолт по своим долгам, и также погрузится в пучину кризиса.Далее "инвесторам" стоит прислушаться к мнению Джима Рикардса - вкладываться в то, "без чего люди не могут жить" (расчеты Рикардса показывали коллапс доллара на май 2015 года - так он уже точно "опередил события", либо его выводы помогли "оттянуть страшный конец").Правы или не правы Армстронг и Эдельсон, или насколько верны наши выводы о начале отказа от наличных – покажут уже ближайшие месяцы. Пока Армстронг на конец октября/начало ноября 2015 года запланировал проведение Всемирной экономической конференции в Принстоне, Нью-Джерси для «обсуждения Большого Взрыва и попытки выработки решения проблем».ФРС США ЗАПУСКАЕТ ПРОЦЕДУРУ ОТКАЗА ОТ БУМАЖНЫХ ДОЛЛАРОВ И ВНЕШНИХ ДОЛГОВЧестно говоря, мы не так подробно следим за биржевыми спекуляциями, не обладаем инсайдерской информацией, и не имеем возможность содержать аппарат глобального мониторинга рынков. Однако, по мере сил следим за общими «политэкономическими» (и «цивилизационными») тенденциями.На основании своего багажа знаний мы считаем, что с указанной даты - 1 октября ФРС при договоренности с контролируемой США части бюрократии ЕС, запускает процедуру отказа от бумажных долларов и внешних долгов, с переходом на электронные деньги с демерреджем.Сначала о косвенных признаках.Во-первых, что именно с этой же даты Каймановы острова (оффшорная зона, где хранили свое теневые доходы многие американские корпорации, финансовые спекулянты и наркоторговцы) подключаются к американской системе автоматического обмена финансовой информацией, разработанный в рамках международного договора G20 по взаимному автоматическому обмену финансовой информации для налогообложения. Что так же вытолнет на рынок огромную массу «неучтенных» долларов.Во-вторых, кроме биржевых спекулянтов и теневой экономики, 1 октября коснется и простых граждан Соединенных Штатов. Поскольку именно на эту дату в США запланирован переход на кредитные «смарт-карты» EMV (Europay, MasterCard и Visa), как «более безопасный способ приема платежей». В результате сами банки будут освобождены от ответственности за мошенничества с картами, а риск будет смещаться к продавцу, если он примет какую либо другую кредитку.В-третьих, тот же Мартин Армстронг в мае сообщил о состоявшимся в Лондоне секретном совещание с участием представителей ЕЦБ, ФРС, центральных банков Швейцарии и Дании по поводу подготовки отмены наличных денег. Финансовый прогнозист был поражён тем, что новостные агентства молчали об этой конференции[1].В-четвертых, точно так же как американский прогнозист в мае текущего года, ещё в ноябре 2013 годы мы были поражены тем, что и мировые, и российские СМИ промолчали о «блистательном докладе» в МВФ члена влиятельного ростовщического клана ФРС (лицом которых выступают Бернанке, Рубин сотоварищи) - Ларри Саммерса - о прелестях перехода на электронные деньги с отрицательной ставкой (деньги демерреджем или «деньги Гезелля») повторяя тезисы наших работ по технологиям их внедрения, над которыми мы работаем с 2010 год. Что, по сути означало: в США готовятся сбрасывать бумажные доллары[2].В-пятых, как мы указывали в тех же материалах, в марте 2015 появилась информация о распоряжении Министерства юстиции банкам США вызывать полицию, если клиент снимает более $5000. А с сентября во Франции начинает действовать закон, ограничивающий возможность граждан платить наличными на сумму свыше €1000, обеспечивать действие которого будет финансовая полиция[1].В-шестых, еще в 2009 году мы говорили о том, что введение гезеллевских денег – единственный выход из сложившейся ситуации. Как мы помним, именно тогда появились сообщения, что отказаться от бумажной валюты с переходом на электронные деньги первой готовилась Япония с 2014 года (с предполагаемой отрицательной ставкой в -4%), которую можно рассматривать как «испытательный финансовый полигон» для глобальной финансовой олигархии. Достаточно вспомнить, что именно здесь в конце 1980-х, после заключения Луврского и Плазовского соглашений, обкатывался сценарий сдутия масштабных финансовых пузырей[3], приведший к практические перманентной 25-летней дефляции и рецессии. Авария на Фукусиме стала поводом для отсрочки полного отказа от бумажной йены. А в своей «блистательной речи» в МВФ Саммерс говорил именно о том, что США и Европа повторяют ситуацию, в которой оказалась Япония в 1991 году. Т.е. после США, планируется, что ЕС и Япония так же войдут в эту систему.В-седьмых, мы не раз сообщали, что «иудо-либеральная часть» комрадорского режима в России так же ведет страну к переходу на электронные документы и электронные деньги с интегрированием их в глобальную электронную систему, полностью контролируемую иностранными спецслужбами, частными корпорациями и частными банками, принадлежащими ростовщическим кланам[4].Интересно, что с 15 по 22 сентября в Нью-Йорке пройдет 70-я сессия ООН, на которой собираются выступить: президент США Б.Обама, президент Китая Си Цзиньпин, президент РФ В. Путин, а сразу после него планирует выступить и римский папа Франциск….При этом мы считаем нужным ещё раз повторить, что в таких условиях принуждение населения использовать электронную систему расчетов и других операций обеспечивает полный контроль посредством отслеживания всех транзакций в экономике и даёт возможность блокировать платежи любого дерзкого гражданина, который осмелится выйти за установленные рамки.Это означает тотальное усиление тирании глобального ростовщичества. viaКирилл Мямлин,директор Института Высокого Коммунитаризма

24 июля 2015, 12:18

Китай расширит торговый диапазон юаня к доллару

Китайские власти намерены расширить торговый диапазон юаня к доллару США, сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на заявление Госсовета КНР. В нем отмечается, что гибкость курса юаня будет увеличена, однако не уточняется, когда и насколько будет расширен торговый коридор. В целом обменный курс юаня будет удерживаться на стабильном уровне. В настоящее время рыночный курс юаня может отклоняться от официального справочного...

24 июля 2015, 12:18

Китай расширит торговый диапазон юаня к доллару

Китайские власти намерены расширить торговый диапазон юаня к доллару США, сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на заявление Госсовета КНР. В нем отмечается, что гибкость курса юаня будет увеличена, однако не уточняется, когда и насколько будет расширен торговый коридор. В целом обменный курс юаня будет удерживаться на стабильном уровне. В настоящее время рыночный курс юаня может отклоняться от официального справочного...

24 июля 2015, 12:18

Китай расширит торговый диапазон юаня к доллару

Китайские власти намерены расширить торговый диапазон юаня к доллару США, сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на заявление Госсовета КНР. В нем отмечается, что гибкость курса юаня будет увеличена, однако не уточняется, когда и насколько будет расширен торговый коридор. В целом обменный курс юаня будет удерживаться на стабильном уровне. В настоящее время рыночный курс юаня может отклоняться от официального справочного...

19 июля 2015, 00:45

Похищенная Европа

Оригинал взят у siluetov в Зеро Зазеркалья-8. Квадриллионы и Сети Британии"Зарубежный спрос на евробанкноты продолжил рост в 2014 году четвертый год подряд.В годовом выражении общий объем транспортировки наличной евровалютыза пределы еврозоны вырос в 2014 году на 22% до 175 млрд евро ..."./Доклад  ЕЦБ/Пожалуй, самой недооценённой Заметкой в последнее время была http://siluetov.livejournal.com/55779.html,  где сформулировался предельно чётко и кратко «Вопрос Дня» относительно массово господствующей в журналах и медиа почти былинной путаницы «о трёх соснах» между Европой, Британией и ЕС.Дело,  судя по годовому выборочному обзору жж в частном порядке, давно приняло оборот стихийного бедствия, обычно маскируемого под туристические походы в историю или общие загадочные конспирологические фразеологизмы. А то и чего похлещеJВ этой связи, выходит, что пора Заметкам немного увеличить масштаб при взгляде на европейское настоящее, по примеру, скажем, недавних «Ключей и Приключений Валют», а заодно и отдельный тег серии присвоить.Сделать это, представляется, лучше всего от денег (финансовых потоков) и с помощью недавно встреченного в инете британского блогера Саймона Торпа (Заметки рекомендуют – у парня светлая голова, ей-ей!), который удобно обработал информацию о 588-ми страницах главной «малины» мирового чистогана – Банка Международных расчётов BIS, расположенного в швейцарском Базеле с двумя представительствами в Гонконге и Мехико.http://www.bis.org/about/index.htmОбщая страновая картина «Мирового Бабла» по данным BIS в 2013году выглядела так:Источник: BIS и http://simonthorpesideas.blogspot.ru/2014/10/bis-financial-transaction-data-for-2013.html*Картинка BIS, надо признать, не без недостатков – не включены в таблицу, в частности, данные по мировому монстру торговли производными инструментами компании Options Clearing Corporation (OCC), выросшей из Чикагской биржи опционов (СВОЕ) https://en.wikipedia.org/wiki/Options_Clearing_Corporation, чей оборот может превышать весь совокупный страновой объём вместе взятыйJ.Или отсутствуют полностью данные Группы Чикагской товарной биржи (СМЕ) https://ru.wikipedia.org/wiki/CME_Group, где наторговывают в год в районе квадриллиона долларов, благодаря тем же производным (деривативам).Указанные недостатки можно спокойно отнести на гегемониальные церемонии игры в «демократию», дабы не ужасать общественность данными о реальной доле США в официальных статистических материалах BIS.Ну и, конечно, шапито с UK после 2009 (красным) - за гранью. Наверное, Каймановы и Бермудские острова из методики исключили по последним директивам ВЦСПС ФРСJТем не менее, полагаю, что представленная картинка не только чуть ли не единственная официальная, но и плюс/минус (не без страновых, особенно британских, недочётов) вполне себе дающая представление о мировых финансовых реалиях.Картинку можно разглядывать бесконечно и медитируяJ, но главный вывод – весь мировой оборот денег составляет сумму порядка 10 квадриллионов долларов США и который год всё никак не может вернуться на уровень 2008 года.А все вишенки в Заметке, в свете недавно открытого настоящего фунта современности и некоторых тайн истинных бенефициаров американских трежерис, будут на этот раз посвящены Британии.Причём, совершенно не способом сложения UK с Canada, India, Hong Kong и т. д. JВот объём финансовых трансакций ВБ-2014:Источник: http://simonthorpesideas.blogspot.ru/2015/05/uk-financial-transactions-in-2014-at.htmlКак видим, речь идёт о сумме порядка 2-х квадриллионов (!) фунтов стерлингов. Или 3-х квадриллионов американских долларов, что составляет около трети (!) мирового оборота финансовых трансакций в мире.Самый крупный сегмент – CLS – 800 трио фунтов.*Надо сразу оговориться, что автор таблицы дал общий оборот системы, который делится по-крупному между Нью-Йорком и Лондоном(+Токио/Гонконг), следовательно, оценочно долю ВБ нужно считать примерно в объёме 200-300 трио.CLS – это глобальная платёжная система конверсионных (обменных) валютных операций, на долю которой приходится более половины всех операций обмена валют по всему миру.История создания системы и CLS-банка (ныне трансформирована в CLS-Group), довольно толково изложена, к примеру, вот в этой статье на русском http://spekulant.ru/archive/Hershtattskij_risk_.html или в англовики https://en.wikipedia.org/wiki/CLS_Group.Вкратце, систему создали центробанки ведущих стран мира в 1996 г., в 2002-ом трансформировали.Список акционеров системы на публику, в котором 74 финансовых института, на 1 января 2015 года примечателен уже хотя бы наличием в нём некоего банчка по имени Леман БразерсJ. И вообще – списки иногда (вспоминая "Клоунов Бильдербергского Цирка") тоже довольно полезное чтениеhttp://www.cls-group.com/SiteCollectionDocuments/CLS%20Group%20Shareholders%20Legal%20Names.pdfК слову, в русской вики есть сведения о пути в CLS РФ вообще и ВТБ (через JPMorgan J) в частности. Довольно любопытно.Кто на самом деле владеет главной системой главного сегмента мировой торговли, в просторечии FOREX, (не 74 же банка в действительности?J), равно как и история до 1996 года – покрыто мраком. Как обычно. По-фэрээсовски-:)Далее по списку вторым номером и ещё в четырёх табличных случаях нас встречает величайшая организация современной Европы – LCH. Clearnet.КлирнЕт, образно, и есть та самая «похищенная Европа» с полотен художников, только в финансовом смысле. Это клиринговая система расчётов (вторая в мире по облигациям и РЕПО) уходящая корнями в Лондонский Клиринговый дом, основанный в 1888 году. https://en.wikipedia.org/wiki/LCH.ClearnetСистема, через которую в 2014 году прошло порядка 1 квадр.(!!!) долларов США. В качестве иллюстрации, предлагаю картинку схемы «обволакивания» Клирнетом такого уже известного по Заметкам института как Euroclear – системы учёта и хранения почти ВСЕХ ценных бумаг в Европе, а также расчётов по ним, на примере Бельгии:«Всех-да-не-всех» говорит нам следующий участник списка – система CREST. CREST – это как бы официально часть Eurocleara по Англии и Ирландии. Как бы. Официально.Но - CRESTJ https://en.wikipedia.org/wiki/CREST_(securities_depository) Вполне себе отдельная и автономная. Да ещё и с оборотом в 430 трио $.И надо ли говорить, что Euroclear Bank принадлежит Euroclear plc., зарегистрированному по законодательству Англии и Уэльса, а, скажем, приобретение контрольного пакета  LCH. Clearnet  официально оформлено на Лондонскую фондовую биржу?JА в свете контроля Euroclear Group  Euroclear plc. картинка структуры собственности Клирнет с «юзерами» представляется довольно милой:NB Любопытным к частным изысканиям также представляется пласт по взаимоотношениям Clearnet/SWIFT + Euroclear/Clearstream (Люксембург), но уже почти неформат и может быть позже.Саму Лондонскую фондовую биржу и Лондонскую биржу металлов (как бы с "китайскими" владельцами, агаJ), в списке представлять, полагаю, нет нужды.И  остаются всякие чапс/бакс/фастер/другие + ещё одна небольшая расчётная система ICE Clear Europe, находящаяся в зоне регулирования Банка Англии. Которая является частью большой американской ICE (зарегистрированной, разумеется, в оффшоре ДелавэрJ), вышедшей когда-то в начале 20 века из Нью-Йоркской хлопковой биржи. https://www.theice.com/clear-europeКусочек не-айс пирога, так сказать…Вот примерно таким образом и устроены прохождение и контроль финансовых потоков в современном мире на примере британских систем.И благодаря простой арифметике, накладывая обороты финансовых институтов британской локации на официальную страновую картинку BIS-2013 (за вычетом доли США), получаем, что 3 квадриллиона $ - это аккурат 43 % трансакций всего остального неамериканского мира, включая ЕС и БРИКС.Ок, со скидкою на огрехи счёта (особенно по британодоле CLS), пусть будет 35…p. s. В заключение Заметки на этот раз просто приведу картинку столетней с небольшим давности.Без подтекстаJ и намёков. Как бы «С чего, собственно, всё начиналось»:

17 июля 2015, 13:47

Россия и Китай взяли серьёзный курс на дедолларизацию экономики

Россия готовится сделать ещё один серьёзный шаг к освобождению рубля от долларовой системы. Министерство финансов РФ недавно сделало сообщение о намерении брать государственные займы в китайских юанях. Это — лучший способ избавиться от зависимости и шантажа со стороны Казначейства США, финансирующего терроризм, и в то же время укрепить связи с Китаем. Это и есть самый страшный геополитический кошмар Вашингтона.

24 июня 2015, 21:24

Гейдар Джемаль: «Появление динара Исламского Государства — удар, равный атомной бомбе, по финансовой системе всего мира»

Боевики террористической организации «Исламское государство» (ИГ) приступили к чеканке собственных золотых монет, которые, скоро поступят в обращение