• Теги
    • избранные теги
    • Разное988
      • Показать ещё
      Страны / Регионы774
      • Показать ещё
      Люди324
      • Показать ещё
      Компании158
      • Показать ещё
      Формат24
      Издания20
      • Показать ещё
      Международные организации47
      • Показать ещё
      Сферы3
      Показатели10
      • Показать ещё
08 января, 18:37

Концептуальная власть прочнее коммерциализированной

«20 лет назад — момент истины в РФ и РБ: «десоветизация-приватизация-евроинтеграция» — был ли выбор?» («Согласно исследованию Брайна Джонсона и Бретта Шефера, с 1965 по 1995 гг. МВФ спасал с помощью «Вашингтонского консенсуса» 89 стран. К 2010 году 48 из них оказались примерно в такой же экономической и социальной ситуации, как и до помощи МВФ, а в 32-х ситуация ухудшилась»; «Депутаты из числа коммунистов, аграриев и либералов, вынесшие на референдум свой проект конституции, предложили модель отсутствия центра политической силы, тем самым предусмотрев распыление власти в среде различных ведомств. Подобные схемы западноевропейской либеральной практики приводят к определённой интервенции крупного бизнеса во власть. Лоббирование, продвижение интересов, использование запутанной схемы сдержек и противовесов дает крупному капиталу и банковскому сектору возможность манипулировать властью, продвигать свои интересы. Система государственной власти подчиняется крупному капиталу. В итоге, как сегодня это можно наблюдать в странах Запада, происходит рост апатии и недоверия к власти со стороны простых людей. Власть удаляется от граждан. Её решения носят всё более далёкий от потребностей простых людей характер. Создаётся ситуация, в которой власть служит не большинству населения, а богатому меньшинству»; «Исключительная авторитарность режима Лукашенко обусловлена вовсе не безудержной тягой его к власти. Мы не наблюдаем сколь-нибудь серьёзных репрессий против его политических оппонентов, как это характерно для режимов с таким уровнем концентрации управленческой инициативы. Для большинства авторитарных лидеров характерна психоэмоциональная нетерпимость даже к теоретически возможным конкурентам. В белорусском же случае лидеры т.н. оппозиции живы, здоровы и получают финансирование из за рубежа, что всем известно и никем не скрывается. Периодически они имитируют некую деятельность, проводят несанкционированные акции, на которые приходит несколько десятков человек. Белорусские силовики выписывают им мелкие штрафы, и на этом все репрессии, как правило, заканчиваются. Авторитарность белорусской политической системы обусловлена авторским её характером. Лукашенко — идейный монарх. Он — отец-основатель белорусского суверенного государства»; «Именно такая уникальная политическая система позволяет иметь уникальную модель социально-экономического развития. Суть этой модели в том, что доходы от собственности на средства производства не расхищаются олигархами, как в других странах Центрально-Восточной Европы, и не выводятся за рубеж в пользу глобального банковского капитала, а инвестируются государством в техническое развитие страны. Неудивительно, что всё это встретило жёсткий отпор Запада, поскольку не оставляло ему шансов подчинять своим интересам страну по схеме, отлаженной и отработанной годами. С самого начала прихода к власти Лукашенко и до недавнего времени Запад не прекращал попыток свергнуть его режим путём организации уличной революции, как это он неоднократно успешно проделывал в отношении других государств, где подворачивалась такая возможность и была политическая необходимость. Тем не менее в отношении режима Лукашенко это сделать за 20 лет не удалось»).

07 января, 12:06

Новая гражданская война как реальность Мозамбика

Перед Новым годом мозамбикская оппозиционная партия РЕНАМО на неделю прекратила все боевые действия против правительственных войск. Представители руководства партии заявили, что дают народу возможность спокойно отметить праздники. Но появится ли у страны надежда на перемирие? Долгое время казалось, что ужасы кровопролитной гражданской войны для Мозамбика ушли в прошлое. Но только в 2016 году в результате возобновившейся борьбы между двумя крупнейшими политическими партиями страны – ФРЕЛИМО и РЕНАМО – погибли десятки граждан Мозамбика.

07 января, 05:52

Новая гражданская война как реальность Мозамбика

Перед Новым годом мозамбикская оппозиционная партия РЕНАМО на неделю прекратила все боевые действия против правительственных войск. Представители руководства партии заявили, что дают народу возможность спокойно отметить праздники. Но появится ли у страны надежда на перемирие? Долгое время казалось, что ужасы кровопролитной гражданской войны для Мозамбика ушли в прошлое. Но только в 2016 году в результате возобновившейся борьбы между двумя крупнейшими политическими партиями страны – ФРЕЛИМО и РЕНАМО – погибли десятки граждан Мозамбика.

31 декабря 2016, 20:06

Анна Долгарева: Донбасс поздравляет Украину с Новым годом

Побеждайте на внешнеполитическом фронте, люстрируйте друг друга, боритесь с коррупцией. Все это смешно, но безобидно. А если вы придете к нам воевать, то мы вас убьем.

27 декабря 2016, 23:01

Передача «Следствие Вели»: 10 лет антисоветской пропаганды на НТВ

Не все, естественно, так просто, но... Но, по большому счету, автор, конечно, прав. Хотя можно взглянуть и по-другому... Кстати, и антисоветчина, я думаю, не от Д. Гамбурга, а от наших доморощенных сценаристов его.Но Главного вывода - милиция защищала ПРАВА людей, они, по сути, не делают - Но это - совсем другая история!Оригинал взят у aloban75 в Передача «Следствие Вели»: 10 лет антисоветской пропаганды на НТВНа российском телевидении практически нет программ, которые системно освещали бы положительные стороны и полезный опыт советского периода. Очевидно, что подобная передача не вписалась бы в негласно проводимую в СМИ кампанию по десталинизации и десоветизации, а точнее, демонизации нашего недавнего прошлого. А вот разбираемый в этом обзоре документальный цикл «Следствие вели», который уже 10 лет выходит на телеканале НТВ, как раз прекрасно соответствует телевизионной информационной политике. Но обо всём по порядку.Передача «Следствие вели» выходит на телеканале НТВ преимущественно в вечерний прайм-тайм с 2006 года. За это время было отснято более 300 выпусков, в каждом из которых рассказывается о самых громких преступлениях, совершённых в Советском Союзе. Если в интернете почитать отзывы на эту программу, то даже с поправкой на наличие заказных комментариев можно прийти к выводу, что большинство наших граждан, к сожалению, не осознаёт реальных целей подобного телевизионного контента.Вместо того, чтобы задать главный вопрос: «Какой эффект демонстрация сюжетов «Следствие вели» оказывает на общество?», пользователи обсуждают художественные особенности сериала, форму подачи кинохроники, достоверность сюжетов и другие второстепенные моменты. В частности, сердца многих особенно умиляют исторические отступления, в которых ведущий рассказывает о людях и жизненном быте того времени.Передача активно использует ностальгические чувства зрителей для привлечения внимания аудитории.Если вычеркнуть контекст, в который помещены эти сюжеты, то действительно многие из них будят ностальгические чувства и выглядят довольно мило. Вот только при целостном рассмотрении передачи за каждым таким блоком обязательно следуют кадры и история жестокого убийства. Тем самым происходит наслоение светлых воспоминаний на нечто негативное и отталкивающее. Можно даже выявить закономерность: в каждом выпуске речь идёт в среднем о 4-5 убийствах, и в промежутках между ними проходит примерно столько же ностальгических сюжетов с приятными воспоминаниями из советского прошлого.Композиция каждой передачи: Светлые воспоминания – кадры убийства – светлые воспоминания – кадры убийства и т.д.Также следует отметить, что в этих исторических вставках зачастую быт советских граждан показан в преувеличенно негативном свете. В большинстве случаев со слов ведущего формируется впечатление, что если в СССР и можно было купить что-то стоящее, то либо по блату, либо импортного производства. К тому же практически в каждой передаче хотя бы один сюжет посвящён теме алкоголя.Если в комментариях и заходит речь об общественном посыле этой передачи, то пользователи сходятся во мнении, что программа демонстрирует особенности службы и высокий профессионализм советских сыщиков. Эту же версию в интервью продвигает и сам ведущий Леонид Каневский: «Главная наша задача — встретиться с теми, кто вёл тогда следствие, показать их, дать информацию из первых рук. Во все времена главными героями были те профессионалы, которые делали своё дело, делали его сильно, точно, честно».На самом деле главная цель программы Следствие вели – это дискредитация советского прошлого путём наполнения связанного с ним информационного пространства описанием бесчисленного множества преступлений, убийств и насилия. Кто-то скажет – разве это всё неправда, разве в Советском союзе не было всех этих преступлений? Конечно, были. В любом большом государстве ежедневно совершаются десятки преступлений, происходит множество аварий и других происшествий, в которых гибнут люди. Но разве об этом надо постоянно рассказывать массовой аудитории?В лучшем случае такие сюжеты можно показывать студентам следственных факультетов в качестве учебного материала. А простым людям, зачем видеть все эти бесчисленные потоки насилия и жестокости, кадры смертей и убийств, на которых специализируется НТВ? Пользы никакой, а вреда очень много. Недаром НТВ до недавнего времени возглавлял открытый сотрудник ЦРУ Владимир Кулистиков. А сегодня на смену Кулистикову пришли люди из той же команды (смотрите видеообзор «Телеканал НТВ: Кулистиков ушёл, ЦРУ осталось»).Посмотрим на то, кому же поручено создание передачи «Следствие вели». Главный продюсер проекта – это гражданин США Дэвид Гамбург, а его ведущий – гражданин России и Израиля Леонид Каневский, к которому многие напрасно испытывают тёплые чувства за его роль майора Томина. Когда начинался проект «Следствие вели», о своём отношении к России Каневский заявлял следующее: «Я приезжаю в Россию. Все знают, что я живу в Израиле. Когда меня видят в России, говорят: как хорошо, что ты вернулся! А я не вернулся, я приехал работать, но постоянно-то я живу и работаю в Израиле».Подведём итогПередача «Следствие вели…» нацелена на:Замыкание психики зрителя на негатив (убийства, насилие, преступность)Дискредитацию советского прошлогоИнформационное прикрытие:Рассказ о профессиональных сыщиках СССРГлавные исполнители:Гражданин США: Дэвид ГамбургГражданин Израиля: Леонид КаневскийДля любого здравомыслящего человека должна быть очевидна недопустимость превращения тяжких и опасных для общества преступлений в развлекательные и политизированные шоу, тем более нацеленные на дискредитацию прошлого своей же страны. Если кто-то сомневается в правильности этой простой мысли, то задумайтесь о том, был бы смысл совершать теракты, если бы о них не рассказывали СМИ?ИсточникИ вот реакция одного из читателей:jetset1912 (166.137.242.54) 21 сент, 2016 23:06 (местное)А я вижу там акцент на мужестве и преданности делу советской милиции (несмотря на отдельные недостатки). Кроме того там показывают как советские люди были неравнодушны и помогали ловить преступников.

24 декабря 2016, 07:20

«Рядом со мной стоял Собчак и аплодировал, но я не понимал, чему тут аплодировать»

Задача нашего общества в том, чтобы извлечь правильные уроки из произошедшего и, главное, не позволить примитивизировать дискуссию о советском прошлом — к такому выводу пришли участники заседания Зиновьевского клуба, на которое были приглашены участники съезда народных депутатов России, голосовавшие против ратификации Беловежских соглашений. Об основных тезисах выступавших — в материале «БИЗНЕС Online».

23 декабря 2016, 06:57

Горсовет Киев отказался переименовать проспект Ватутина в проспект Шухевича

Киевский городской совет отказался переименовать проспект Ватутина. Напомним, что украинские радикалы требовали присвоить проспекту имя главаря Украинской повстанческой армии Романа Шухевича.

20 декабря 2016, 13:49

Все-таки братья. 55% украинцев хотят вернуть СССР и дружбу с Россией

Несмотря на все потуги зомбо-пропаганды, более половины украинцев считают россиян братским народом. Об этом свидетельствуют результаты опроса Центра Разумкова, живущего на американские гранты. Причем, чем ближе к юго-востоку, тем крепче узы и лучше историческая память. А вот в Галичине не считают «москалей» врагами всего треть населения, а три четверти патриотов как раз настроены агрессивно по отношению к РФ – это тоже видно по социологическому барометру. В региональном разрезе видят братским народом россиян 28% опрошенных на западе страны, 41,2% – в центре, 60,5% – в на юге, 87,1% – на востоке.

20 декабря 2016, 10:01

Русская живопись ХIХ века и современность. Куда передвигают передвижников — 3

В предыдущей части этой статьи (см. № 199), посвященной книге А. Шабанова о Товариществе передвижных художественных выставок (ТПХВ), упоминалось, что этот автор ссылается на неких сторонников «экономического прочтения» истории этого творческого объединения, считающих (как и сам А. Шабанов) главной причиной возникновения ТПХВ и характера творчества передвижников «рыночные» интересы. Действительно, такие авторы есть, и для всех них так же характерны «отчетливо «западнический» вектор в отечественном художественном процессе» и наличие европейских и американских грантов, премий и стажировок. А также особое внимание к моментам и аспектам эволюции ТПХВ, находившимся на периферии внимания искусствоведов советского времени и якобы «компрометирующих» передвижников. Так, искусствовед Н. Балагуров (НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге), принимая «парадигму Шабанова», «деидеологизируя» историю ТПХВ и подчеркивая его «изначально коммерческий характер», в ряде статей настойчиво муссирует факты появления императора Александра III на передвижных выставках и «выгод, которые каждая из сторон рассчитывала получить от этих визитов». В том же направлении работает культуролог Е. Штейнер (также НИУ ВШЭ), опубликовавший (в основном на английском языке) несколько статей о методах, которыми пользовались «гадкие передвижники» в их стремлении к «коммерциализации оборота произведений искусства». При этом предметом особой неприязни Штейнера являются «бесталанный» Чернышевский и «врун» Крамской — «знамя передвижников», которое автор стремится «разорвать в клочья». Кстати, для ознакомления с особенностями мировоззрения и самого стиля жизни этого «опускателя» передвижников рекомендую прочитать опубликованный в «Журнальном зале» Интернета опус Штейнера «Долгое размыкание» (откуда взяты приведенные выражения) — собрание мыслей, посетивших его во время «долгих перелетов» «в основном из Нью-Йорка в Европу, Израиль, Японию и Москву» (журнал «Зеркало», Иерусалим, 2014, № 2). Еще один искусствовед, рассуждающий о «коммерческом искусстве» передвижников со ссылкой на откровения Шабанова, — А. Бобриков (СПбГУ), автор книги «Другая история искусства» (М., 2012), которой он дал игривый подзаголовок «Все, что вы хотели узнать о Репине, но боялись спросить у Стасова». Эта толстая книга, вышедшая в серии «Очерки визуальности», издаваемой И. Прохоровой (и заслуживающей особого разговора), как и книга Шабанова оценивается в «арт-прессе» как прорывной, «освежающий», «блестящий», «меняющий оптику взгляда на историю искусства» научный бестселлер. При этом, по мнению одного из рецензентов, книга, смело разрушая многочисленные стереотипы советского времени, являет собой «своеобразный итог работы, проделанный нашими искусствоведами в последние десятилетия». И если, мол, предложенный Бобриковым вариант истории русского искусства и будет вызывать споры, то «это уже будут споры на предложенной им «территории». Но, хотя книга Бобрикова и отличается от уныло бесцветного опуса Шабанова литературной одаренностью автора, который щеголяет эрудицией и так и сыплет «нововведениями» и парадоксами, «с легкостью необыкновенной» переходя от одного сюжета к другому, — не только спорить, но и ходить с ним на одной «территории» как-то не хочется. Поскольку «территория» эта не столько реальная история искусства нашей страны, сколько создаваемый автором иронический «симулякр», модель эволюции искусства, лишенная глубоких духовных оснований, «вертикального» измерения и признаков серьезного, уважительного отношения автора к судьбе России и драматизму историко-культурного процесса. Описание «последовательности изменений иконографии, стиля, социального статуса художника в России и самой мифологии искусства» сплошь и рядом переходит здесь в провокативный стеб и характеристику художественного процесса как некоей «суеты сует», «бесконечного тупика», чередования бессмысленных иллюзий, происходящего на фоне «привычной, длящейся веками и потому почти идиллической дикости русских нравов». Не случайно почти на каждой странице здесь встречается слово «миф» («миф народной войны», «миф русской природы», «плантационное славянофильство мифологии Венецианова» «миф глубины и сложности» и т. д. и т. п.). И о чем спорить с человеком, для которого сатирическая графика 1812 года — «трэш и китч», творчество центральной фигуры русской живописи XIX века — Александра Иванова — сплошные неудачи. Крестьяне в картине Перова «Крестный ход на Пасху» — «народ-сволочь, народ-хам», который «не заслуживает других пастырей и вообще лучшей участи», а в картине Врубеля «Пан» «русская душа со своими примитивными мифами, со своими зверообразными божествами порождается русской почвой, русским болотом». И, конечно, Товарищество передвижников трактуется в этой книге как чисто коммерческая организация, на ранних выставках которой демонстрировались картины, воплощающие «миф нищей и убогой России», «миф интеллигенции», а также «философию анекдота». Доминантным же для творчества И. Репина Бобриков считает «этологический» подход к человеку как к животному и даже «ломброзианство». Образы революционеров в искусстве передвижников Бобриков характеризует также специфически: герой картины В. Маковского «Осужденный» — это, оказывается, «запутавшийся дурак», а персонажи «народнических» картин Репина — «криминальные личности», принадлежащие к типу «человека-хищника». А «литургические мистериальные драмы» Сурикова, по его мнению, — это, в сущности, «натюрморты», в которых «грубость, осознаваемая как свидетельство «подлинности» и «искренности», проявляется не только в подчеркнутой телесности суриковских персонажей, но и в подчеркнутой телесности красочного слоя». Показательно и то, что в самом конце книги, кратко рассматривая творчество Петрова-Водкина, Бобриков характеризует «Купание красного коня» как «финал русского искусства ХIХ века» (!?), «выморочный неоклассицизм» и «воплощение абсолютной умышленности и искусственности», после которого, мол, возможно только искусство авангарда. Но, говоря о специфике «экономического прочтения» истории ТПХВ и иронично-релятивистского, западнического подхода к русскому искусству в целом, было бы неверным не обратить внимания на влиятельность в последние десятилетия «передвигания передвижников» и в другую, на первый взгляд противоположную сторону. А именно — появление статей и книг, в которых особое внимание уделяется религиозному аспекту наследия передвижников и соотношению его с представлениями авторов об основах «русской идеи» и православно-церковной духовной жизни. Правомерность внимания к этой проблематике сама по себе не вызывает сомнений, тем более что соотнесенность с предельными, высшими началами бытия, сакральный план так или иначе присущи всем подлинно значительным произведениям искусства. Не в последнюю очередь это относится и к передвижникам, в смысложизненных поисках и творчестве многих из которых важное место занимали и своего рода «христология», и сюжеты, связанные с религиозной обрядовостью, образами священнослужителей и историей народных духовных движений (прежде всего раскола). В советское время (особенно в «официальном» искусствознании 1930–50-х годов) этот аспект истории русского искусства часто освещался действительно упрощенно, так что порой получалось, что художники чуть ли не сплошь исповедовали идеи научного атеизма, руководствуясь исключительно указаниями революционных демократов. Но в советское же время необходимость преодоления подобной ограниченности и постижения истории русского искусства во всей полноте участвующих в ней факторов и явлений «духовного рельефа» вполне сознавалась и постепенно преодолевалась. Автор данной статьи и сам внес определенный вклад в изучение этой проблематики, работая в начале 1980-х годов над каталогом организованной в Третьяковской галерее выставки Перова и диссертацией «Идеал и действительность в русской живописи 1860-х годов» (многие ее положения вошли в книгу автора «Василий Перов. Творческий путь художника», М., 1997). Но в последние десятилетия в большинстве публикаций, посвященных этой теме, оказались резко ощутимы влияние десоветизации, дегуманизации и пафос «воцерковления» (задним числом) истории искусства. Причем чаще всего — с таким густым налетом некритичной идеализации «России, которую мы потеряли» и апелляцией к таким сомнительным авторитетам, что, как говорится, «хоть святых выноси». Причем относится это даже к «обличительному» искусству 1860-х годов (раннему творчеству передвижников), которое всеми правдами и неправдами стараются оттянуть от народно-освободительных энергий того времени в направлении той самой синодальной церкви, «типичные представители» которой так часто фигурируют в искусстве второй половины XIX века отнюдь не в качестве «положительных героев». Так, например, искусствовед Т. Юденкова, автор недавней статьи «Взгляд на бытовой жанр 1860-х годов в свете христианских идеалов», исходит из справедливой посылки, что «для русского XIX столетия общим знаменателем мышления в едином потоке национальной традиции и базирующейся на ней культуры являлось христианское миропонимание». Но характеристика этого миропонимания и его трансформаций в исполненном драматизма искусстве Перова, Прянишникова, Соломаткина и других жанристов-«шестидесятников» дается автором исключительно в церковно-благостном тоне. Безусловно существовавшая связь и параллелизм между искусством того времени и идеями Герцена, Чернышевского, Добролюбова и других деятелей революционно-демократического движения здесь вообще практически «обнуляется». А пафос картин, проникнутых чувством протеста против порядков крепостнической России, а затем и доходящим до отчаяния неприятием бесчеловечности становящегося капиталистического «беспощадного хозяйства» (слова Перова), каким-то образом сводится к сокрушению о человеческой греховности и нарастании безверия. И если Бобриков (другая крайность) видел в картине Перова «Сельский крестный ход на Пасху» «воплощение цинизма и нигилизма», «мизантропический манифест, почти окончательный приговор»», то здесь оказывается, что картина эта проникнута «христианским оптимизмом». Причем заканчивается эта статья пассажем, который звучит (конечно, без умысла автора) почти издевательски и по отношению к сирым и нищим персонажам картин, и к самим художникам. Которые якобы говорили с современниками на понятном и доступном языке... (дальше цитируются слова Апостола Павла. — В.П.): «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте места диаволу. Кто крал, вперед не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся. Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим Всякое раздражение и ярость, и гнев и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас; Но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Ефес. 4: 25–32). У иных же искусствоведов интерпретация и оценка творчества русских реалистов в церковно-охранительском духе, а также прямо ненависть к всяким там «нигилистам» и революционерам (вроде Чернышевского) доходит до степени, напоминающей о «взволнованных лоботрясах», как называл Салтыков-Щедрин членов монархической Священной дружины, организованной в начале 1880-х годов для охраны «священных основ» и ловли «сицилистов». Причем ругательски ругают здесь как чуждые «русской духовности» и идеи просвещения, и гуманизм, не говоря уже о советской «идеологизации» представлений об истинно русском искусстве. На деле же по сравнению с советским искусствознанием (справедливо ставившим во главу угла интерпретации передвижников начала человечности и выражение интересов народа) дурной идеологизации здесь гораздо больше, причем иногда с отчетливым привкусом инквизиторства. Одним из верховных авторитетов здесь оказывается К. Победоносцев, сходство которого с Великим Инквизитором Достоевского многократно было отмечено уже современниками. Так, автор целого ряда работ об отдельных художниках-передвижниках (Перове, Поленове, Шишкине и др.) и о «Духовной лествице русского искусства» М. Петрова в целом вроде бы чувствует значительность их искусства. Но при характеристике сплошь и рядом совершает их заведомую «подгонку» под церковно-приходские представления. Или «прорабатывает» Н. Ге, И. Крамского, В. Поленова за излишний «рационализм» картин на евангельские сюжеты (наподобие ожесточенной критики церковью воззрений Л. Толстого). Наиболее близки этому автору религиозные работы, в которых выражена «национальная стихия русского народа: его мягкость, женственность, пассивность, созерцательность», противопоставляемые автором «просвещенческим идеям, которые пленяли общественные умы», «ложной заботе о всеобщем практическом благе» и «вере в уравнительный и гуманный прогресс». Причем в стремлении обнаружить в произведениях иных художников проявления «Духа церкви» М. Петрова доходит прямо до абсурда. Так, характеризуя сущность несомненно присущего произведениям русской пейзажной живописи национального своеобразия и восходящего в глубь веков символического плана, автор предлагает видеть чуть ли в каждой работе И. Шишкина зашифрованное религиозно-церковное послание. И если ехидный Бобриков в своей толстенной книге уделяет Шишкину буквально две строчки, считая его не столько художником, сколько ботаником (что безусловно несправедливо), то здесь оказывается, что в картине «Рожь» 12 сосен напоминают об Апостолах (засохшая сосна символизирует Иуду), а картина «Бурелом» является чем-то вроде аллегории печального состояния теряющего веру русского общества накануне злодейского убиения народовольцами императора Александра II. Разные оттенки идеологизации «охранительного» толка пронизывают и многочисленные статьи и книги, посвященные теме, которая в последние десятилетия привлекает, пожалуй, чуть ли не больше внимания, чем собственно искусство второй половины XIX века. А именно — истории меценатства и благотворительности русского купечества, промышленной буржуазии и Императорского Дома — от которых в значительной степени зависела судьба искусства, в том числе ТПХВ. Наиболее характерной чертой публикаций этого рода, конечно, является идеализация класса, к которому принадлежало большинство русских меценатов. И замалчивание негативных его качеств, вступающее в явное противоречие с тем фактом, что в русской литературе XIX века и живописи передвижников среди типичных персонажей в типичных обстоятельствах «положительных образов» купцов и промышленников, как говорится, днем с огнем не сыщешь. И хотя многим купцам действительно были присущи ощущение «неправедности денег» и страсть к покаянной благотворительности (не согрешишь, не покаешься), подлинно просвещенные купцы и тем более ценители реалистического «искусства правды» представляли собой редкое исключение из правил. «Тит Титычей», «Чумазых», «Колупаевых» и «Разуваевых» (персонажи Салтыкова-Щедрина) в период предпринимательской горячки 1860–1870-х годов было не в пример больше. Из нынешней же литературы по этому вопросу можно вынести впечатление, что драматург А. Островский и многие другие классики оклеветали (некоторые искусствоведы так и пишут) сословие, которое было вовсе не «темным царством», а прямо-таки светлым-пресветлым и сплошь благообразным. При этом авторы подобных исследований и популярных изданий, подробно, со смаком описывая подробности купеческого домашнего и дачного быта, мануфактуры, банки и накопленные богатства, а также акты благотворительности, крайне не любят вспоминать, что, как правило, чем человечески значительнее был купец, тем более он не только помогал отечественной культуре, но и сочувствовал народно-освободительным, социалистическим идеям и идеалам. Так, в текстах, посвященных Московскому Медичи — Козьме Солдатенкову акцент обычно делается на его сказочных сокровищах, богатых жилищах, заграничных путешествиях и многочисленных пожертвованиях, а также большой коллекции живописи, в которую входили и работы русских реалистов (в том числе «Чаепитие в Мытищах» и «Проводы покойника» Перова). В то же время большинство пишущих о нем авторов умалчивают или совсем кратко упоминают, что этот «богатый как Крез», искренне верующий купец-старообрядец с молодых лет сочувствовал «красным» устремлениям, почитал декабристов, финансировал герценовский «Колокол», первым издал собрание сочинений прежде запрещенного Белинского, «Отцы и дети» Тургенева и материально помогал томящемуся в далекой ссылке Н. Чернышевскому, считавшему его «безукоризненно честным человеком». А автор одной из публикаций о Солдатенкове А. Федорец, говоря об этом, с раздражением обвиняет Козьму Терентьевича в том, что «яд» изданных им произведений способствовал будущим революционным потрясениям. «...как жук-древоточец точит ствол дерева», и «он может быть причислен к печальной плеяде творцов Октября 1917-го». Специфический отбор и тенденциозная интерпретация источников, к сожалению, очевидны и в текстах, вышедших в последнее десятилетие и посвященных Павлу Михайловичу Третьякову, статей и книг тех же А. Федорец и Т. Юденковой (ныне — заведующей отделом живописи второй половины XIX — начала XX века Третьяковской галереи). Так, в толстой книге Юденковой «Третьяковы: мировоззренческие аспекты коллекционирования во второй половине Х1Х века» (М., 2015) великий собиратель русского искусства предстает этаким набожным, благонамеренным и аккуратным, «правильным» (с точки зрения сегодняшнего идеологического мейнстрима) предпринимателем-любителем искусства и активным благотворителем. Конечно же, автор, опираясь на обширные архивные и уже опубликованные прежде материалы, говорит и много верных слов о его патриотизме, беззаветной преданности своей осознанной миссии — «наживать для того, чтобы нажитое от общества вернуть бы также обществу». Но главную, заявленную в заголовке книги задачу — приблизиться к пониманию специфики мировоззрения этого уникального, несомненно жившего чрезвычайно сложной и богатой духовной жизнью человека, его представлений о мире, человеке и обществе, смысле столь дорогого ему искусства — автор, как мне кажется, не выполняет. В конце концов всё сводится к «насильственному» обнаружению во взглядах, поступках, мнениях художественных предпочтениях Третьякова признаков его преданности идеалу «просвещенного абсолютизма» (подтверждений чему автор не представляет), славянофильству и «русской идее» в аранжировке «консервативно-либерального» лагеря русской политической жизни. Характеризует же автор этот вариант русской идеи, опираясь опять-таки в основном не на высказывания Третьякова, а на тексты часто более чем сомнительных старых и современных «идеологов» вроде А. Солженицына и печально известного Ю. Пивоварова. При этом Юденкова, порой в вопиющем противоречии с фактами, всячески стремится не допустить и мысли о его (Третьякова) симпатиях к кому-либо из общественных деятелей и писателей революционно-демократического направления. Она бездоказательно, но безапелляционно заявляет, что «хотя история не оставила... его прямых высказываний о народниках, нигилистах и революционерах», он «относился к ним... как к воплощению безверия, отрицания всякой нравственности и положительных идеалов» (!? — В.П.). Этот тенденциозный «перекос» в сторону реакционных взглядов сказывается даже в таких мелочах, как комментарий автора по поводу желания Третьякова обязательно иметь в галерее портрет М. Салтыкова-Щедрина (в 1870–1880-е годы — упорного и непримиримого врага и критика славянофилов и деятелей «консервативно-либерального» лагеря). Если сам коллекционер писал о Салтыкове-Щедрине: «Огромный талант! Я его ужасно высоко ставлю», и называл его «прекрасным сатириком», хотя порой и допускающим «повторение одного и того же», то Юденкова «уточняет», что сатирическое творчество писателя порой «отталкивало» Третьякова. Подобные же оговорки наблюдаются и при упоминании Некрасова, Герцена и др. Зато реакционера М. Каткова собиратель, оказывается, «почитал» (хотя об отношении Третьякова к личности Каткова не сохранилось никаких сведений, кроме желания иметь его портрет). Никоим образом не «срастаются» с мировоззренческим и психологическим «портретом» Третьякова, созданным Юденковой, и многие другие, порой важнейшие факты, в том числе действительно «почитание» внецерковного Л. Толстого, долгая дружба с В. Перовым, теплые отношения с «народником» Ярошенко и т. д. и т. п. И если сам Третьяков говорил о себе: «Я купец, хотя часто и имею антикупеческие достоинства», то авторы последних книг о нем по большей части говорят о его «купеческих достоинствах», а о том, что он сам имел в виду в этой фразе, как-то и не задумываются. И право же, хотя Юденкова (как и Федорец), как водится, критикуют советское искусствознание за «перекосы» в изображении Третьякова-собирателя (тогда в его личности более всего подчеркивали его гуманные и направленные на благо народа стремления), их труды, при всей ценности публикуемых в них документальных материалов, не столько проясняют, сколько затуманивают его светлый и «неуловимый» образ. Думается, сказанного выше достаточно, чтобы ощутить специфику двух влиятельных направлений, задействованных сегодня в искусствоведческом мейнстриме в отношении наследия передвижников и связанных с ними явлений русской культуры второй половины ХIХ века. Причем при видимых противоречиях представителей «иронично-игрового» и «консервативно-либерального» (а также церковно-охранительского) подходов между ними на самом деле немало общего. Все они активно занимаются «десоветизацией» истории искусства, равнодушны к гуманистическому пафосу и драматическим исканиям правды и справедливости на революционно-демократическом направлении русской культуры и, в конечном счете, обслуживают интересы нынешних «элит», «сильных мира сего». Не случайно представители обоих описанных здесь «флангов» часто мирно сосуществуют под одной музейной крышей, печатают статьи под общей обложкой и совместно делают выставки (например, Серова). А пронизанная пафосом навязывания консервативно-либеральных «ценностей» книга Юденковой получает самую положительную (хотя и ласково-ироничную) оценку в той же газете «Art news paper», где восторгаются трудами Шабанова и Бобрикова. В частности, рецензент радуется, что Юденкова «заставляет пересмотреть сложившиеся в советские времена представления о своем герое. Он оказывается, был, грубо говоря, консерватором, а не прогрессистом, человеком глубоко религиозным, верным идее русской национальной самобытности, и уж никак не сочувствующим революционерам. «Сельский крестный ход на Пасхе» Василия Перова уже не кажется антиклерикальным, а в герое «Не ждали» Ильи Репина видишь не страдальца, а каторжника, которому семья не рада... В своем мировоззренческом исследовании Юденкова массу места уделяет денежным отношениям. ... ссылается на Александра Солженицына» и, «хотя в задачи автора не входили параллели с современностью, читатель не может не забавляться, находя их». Итак, подводя итоги сказанному выше, можно лишний раз констатировать, что и в сфере изучения истории классического русского искусства XIX века ныне складывается критическая обстановка. И предстоит немало усилий, чтобы прорваться сквозь вязкие, искривляющие и деформирующие «заторы» и обрести способность живого, целостного и теплого восприятия действительного соотношения света и тени в истории русской и мировой культуры. Продвинуться в этом направлении на примере отдельных явлений и личностей русского искусства XIX века автор попытается в следующих статьях этого цикла. (Продолжение следует.) Владимир Петров Опубликовано в газете «Суть времени» №205 от 23 ноября 2016 г. http://rossaprimavera.ru/article/russkaya-zhivopis-hih-veka-i-sovremennost-kuda-peredvigayut

Выбор редакции
18 декабря 2016, 21:15

Любовь к Родине Космодемьянской и любовь к вещам Гербер

На днях в авторской программе Ольги Скабеевой и Евгения Попова «60 минут», обсуждалось скандальное и оскорбительное заявление подлеца-карикатуриста Андрея Бильджо о шизофрении Героя Советского Союза Зои Космодемьянской. Страсти на передаче кипели нешуточные, защищая Бильджо российская писательница и общественный деятель Алла Гербер допустила не менее скандальное высказывание о том, что «любой подвиг - это вообще клиника».Хотя только на первый взгляд такое высказывание из уст либералки и антисоветчицы Гербер кажется провокационным и невозможным, однако если действительно попытаться понять нашу либеральную интеллигенцию и изучить то, о чем они сами пишут и думают, что им дорого и чего они боятся, становится понятно, что формула: «любой подвиг - это вообще клиника» - для такого рода людей это вполне естественная формула их жизни.Но обо всем по порядку…Итак, «любой подвиг - это вообще клиника», вот это заявление Гербер - 17:05: Давайте попробуем разобраться, что такое подвиг. Согласно толковому словарю С.И. Ожегова, подвигом называют героические и самоотверженные поступки. В таком значении подвигами чаще всего становились какие-то социально значимые действия на грани человеческих возможностей.Воинский подвиг совершали те, кто ценой своей жизни готов был до последнего отстаивать свою Родину и жертвовать собой ради своих товарищей, близких и своей страны. В такие минуты человек перестает жить для себя – он отдает самое ценное, что у него есть - свою жизнь, а значит подвиг не может быть оценен никакими материальными оценками.       Подвиг, совершенный ценою собственной жизни во имя своей Родины, приобретает мистический и сакральный смысл, человек как бы растворяется в каждом листке дерева, каждой капли реки, каждом вздохе будущих поколений.Такой подвиг совершила и Зоя Космодемьянская – молодая 18-ти летняя девушка с гордо поднятой головой пошла на смерть, не предав своих товарищей и навсегда вошла в пантеон наших героев со словами: «Граждане! Не стойте, не смотрите. Надо помогать воевать Красной Армии, а за мою смерть наши товарищи отомстят немецким фашистам. Советский Союз непобедим и не будет побеждён».Однако, если человек всю свою жизнь живет в мещанской среде и оценивает поступки материальными благами и для него все имеет свою цену и поступки, которые не могут быть оценены в их системе материальных координат автоматически отправляются в область сумасшествия. Так самопожертвование и становится «клиникой».Осмелюсь, предположить, что именно так воспитывалась и юная Алла Гербер. Если мы обратимся к автобиографической повести самой Гербер, которая называется «Мама и папа», можно обнаружить интересные моменты из ее жизни.Вот, что она пишет, рисуя картину начала войны и как она – 9 – летняя девочка и ее мать (отец остался в Москве) переживали эвакуацию из Москвы: «…ДОМ — это не только звуки, но и вещи, одухотворенные людьми. Вещи, которые впитали в себя суть и дух тех, кто держал их в руках, кто на них смотрел, кто их хранил и любил.    Вещь, которая обогащает душу, но при этом не нарушает честную пустоту кармана, — это тоже дом, в котором мы жили…»Далее она раскрывает свое и родителей отношение к вещам таким сюжетом: «…Времени на сборы не было, мама набила в чемодан все, что оказалось под рукой, а в корзину, еще совсем недавно привезенную из Киева с клубникой, уложила, как грудного, закутанного для гулянья ребенка, реликвию дома, всеобщую любимицу, тяжелую от рождения, но с годами точно еще более отяжелевшую вазу-лодку, подаренную еще моей прабабушкой на мамину свадьбу…»Далее следует описание жизни в эвакуации в Ташкенте: «…Все, что можно было продать, мы продали… Но вазу мама не тронула. Когда я заболела малярией, мама по совместительству устроилась ночным вахтером. Но ваза стояла. Помню день, когда она совсем было решилась нести ее на барахолку. Тщательно закутала, как тогда, в день отъезда из Москвы, с нежностью уложила в ту же корзину, а потом решительно собралась куда-то, оставив вазу на своем месте. Она пошла к дальнему родственнику — занять деньги, чего не делала никогда... …вазу так никогда и не продала, потому что ваза была не материальной, а духовной ценностью...»Алла гербер размышляя о ценности веще приходит к выводу: «…Как же нескоро я научилась понимать эту одухотворенную человеком ценность вещи! …вещь, которая душа дома, узелок в его ткани, кирпич в его кладке, петля в его связке, — эту вещь надо беречь. Она держит дом. Она — его зашифрованная память, простейший, но незаменимый организм его флоры и фауны. Отдайте ее другому — и она погибнет...»Гербер относится к вещам как к одухотворенным живым существам, поэтому ситуация, когда надо жертвовать не только вещями, но и своей жизнью, спасать отечество, ей непонятны, поскольку в таком случае разрывается священная связь с одухотворенными вещами, а это невыносимо… значит невозможно.В подтверждение своих слов приведу еще один отрывок из той же повести, в котором главным героем становится… вы не поверите… Люстра, да, обыкновенная люстра… вернее со слов Бергер совсем необыкновенная. Вчитайтесь как она ее описывает, как она пишет про люстру, которая пережила бомбежки и вспомните, что в это время где-то совсем рядом в пространстве и времени в Петрищево фашисты казнили Зою Космодемьянскую.Гербер пишет: «…с детства помню бронзовую люстру. Она свисала с потолка на длинных, заплетенных в тяжелые косы цепях, на которых покоилась плоская тарелка-клумба, усаженная по бокам свечками, спрятанными в бутонах оранжево-красных, из тончайшего венецианского стекла плафонов.      Во время бомбежек люстра раскачивалась и красные бутоны опадали, покрывая пол мелкими осколками ее лепестков. Но приходил отбой — и затихала, обретая покой, много чего повидавшая на своем веку, все еще красивая люстра.Осиротевшую, с потухшими свечами, наполовину разбитыми фонариками, мы, уезжая, оставили ее охранять дом, держать на своих тяжелых цепях его пошатнувшуюся крышу. Когда мы вернулись, в доме мало что осталось, но люстра, потерявшая былой блеск …, расплескавшая свой свет…, — люстра, чуть покачиваясь на согнутых цепях, встретила нас, как встречает собака своих хозяев, надолго оставивших ее сторожить дом.После смерти отца мы с мамой переехали на новую квартиру. Как и многие мои сверстники, верная ежеминутности моды, требованиям не вечности, а дня, я подло предала нашу старую люстру…Я часто возвращалась в наш переулок, затерявшийся в лабиринте Харитоньевских тупиков старой Москвы…И всякий раз видела в окне одинокую люстру, которая освещала мое детство, дарила мне фейерверки огня и света, а теперь, брошенная, обременительная для чужих людей, покорно ждала, когда ее окончательно выбросят из жизни, в которой она со своей поистине светлой памятью оказалась никому не нужна.И я не выдержала, я вернулась за ней. Новые жильцы, люди молодые, так и не успевшие разобраться в истинной стоимости "бандуры", как они ее называли, отдали люстру с удовольствием…»Ну вот и все понятно, Алла Гербер, воспитанная в таких «вещественных» ценностях, не просто считает, что подвиг Зои Космодемьянской и многих других наших героев - это «всегда клиника» - она живет в этой параллельной реальности, сотканной из одухотворенных и живых вещей и ничто, никакие угрозы нашему государству не смогут заставить выйти из этого мира вещей…И поэтому мы всегда будем помнить подвиг Зои Космодемьянской и не вспомним Аллу Гербер и ее вещи…

17 декабря 2016, 22:01

Смертный полк Бильжо

Хамство в адрес воинов той эпохи рассматривается русскими (в самом широком смысле — русскими) людьми как святотатство, как танец на могилах самых близких людей.Никакого дела до Бильжо мне нет.Обсуждать выходку этого карикатуриста и доктора — значит, пытаться найти доводы в утверждении того, что любому нормальному человеку и так должно быть очевидно.Дабы скрасить вопиющий стыд случившегося, ряд профессиональных "примирителей" норовят уравнять все действующие силы конфликта в правах, объявляя, что, мол, и патриоты тоже позволяют себе разнообразные неординарные высказывания.Вот, мол, у вас Залдостанов говорит всякое, вот, мол, у вас Яровая — они тоже часто высказываются нелицеприятно.Господа и товарищи. Давайте начистоту.Есть либеральное сообщество, неотъемлемой частью которого является Бильжо.Я виделся с ним один раз в жизни, весной 2013 года, и встреча была в некотором смысле исторической. Тогда, в присутствии большого количества людей, я вдруг объявил, что на Украине будет гражданская война. Бильжо был в компании либерального журналиста Гоши Свинаренко, тогда ещё моего приятеля, и они начали со мной снисходительно спорить: ничего, мол, такого не будет.Честно говоря, я не знаю, что на меня снизошло: я и сам до конца не верил в то, что говорил. Но спор в итоге выиграл.Фото: соцсетиПока мы весело (тогда ещё было весело) переругивались, к нам стеклись с разных сторон разнообразные личности, – я обратил внимание, что болевших за Бильжо было куда больше: ну, дело ж было на вечеринке "Эха Москвы", куда я из неутомимого любопытства заглянул.К чему вспомнил: этот милейший врач (кто-нибудь у него лечился, кстати?) и карикатурист — неотъемлемая часть их "фронта".Венедиктов, Шендерович, Ганапольский, Бабченко, Алик Кох, Людмила Улицкая, Евгения Альбац, Евгений Ермолин, Борис Акунин, Константин Боровой, Николай Сванидзе, Виктор Ерофеев, Владимир Сорокин, Артемий Троицкий, Андрей Макаревич, Александр Невзоров, Гоша Свинаренко и тот же самый Бильжо — они могут расходиться в частностях, но в целом стремительно находят согласие по большинству вопросов: это очень заметно, когда они вдруг пишут совместные письма, протестуя по поводу "аннексий", выстраиваясь в уютные хороводы и крепко держась за руки.Если кто-то вдруг письма не подписывает, то на другой же день вдруг обнаруживается в плюс-минус той же самой компании, к примеру, в гостях у Михаила Борисовича Ходорковского или, там, у Марата Гельмана.Имеются у нас и люди противоположных убеждений: от Лимонова, Владимира Бортко, Анатолия Вассермана и Александра Проханова до Шаргунова, Охлобыстина, Вадима Левенталя и Александра Скляра.Но никто и никогда всерьёз не воспринимал в патриотическом кругу Залдостанова или Яровую в качестве носителей патриотического интеллектуального ресурса — возможно, они хорошие люди, но идеи и высказывания их не циркулируют в этой среде, но существуют совершенно параллельно.Фото: соцсетиБильжо же — неотъемлемая часть либерального истеблишмента: работник "Коммерсанта", соратник Шендеровича по "Итогам" на НТВ, хозяин ресторана "Петрович" — одной из точек сбора либеральной интеллигенции, и прочая, и прочая.Более того, высказывания, так или иначе подобные тем, что вынесли сегодня Бильжо на вершину информационной волны, можно без труда разыскать у любого из приведённого выше списка: ну, Акунин чуть менее радикален, а Ганапольский — чуть более, но никто и никогда в их кругу даже не подумал выступить с публичным осуждением коллеги по "борьбе" в связи с очередным скандалом — типа этого высказывания Бильжо о Зое Космодемьянской.Потому что, в сущности, они согласны по каждому пункту. Единственное, что они могут в своём кругу сказать: "Ну… не стоило так резко… видите, что с "ватой" творится..."Да и то вряд ли.Между тем, я могу объяснить, что творится с "ватой"."Вата" — то есть подавляющее большинство населения России — воспринимает Зою, Александра Матросова, 28 панфиловцев и маршала Жукова в религиозном контексте, как святых — положивших жизнь и судьбу ради нас.Фото: соцсетиДавно пора смириться с тем, что настойчивую попытку "десоветизации" "вата" понимает как разрушение святынь.Любое хамство в адрес святых и воинов той эпохи рассматривается русскими (в самом широком смысле — русскими) людьми как святотатство, как танец на могилах самых близких, самых дорогих, самых важных людей.Представители либеральной общественности вот уже четверть века требуют от нас покаяния: за все действительные и мнимые прегрешения XX века.Причём покаяние должно произойти по какому-то их сценарию, который тот же самый Бильжо в компании, скажем, Ганапольского для нас придумает.Чтоб все мы, к примеру, на коленях проползли от Магадана до Соловков, а они за нами присматривали и погоняли иногда.Однако им никак не придёт на ум очевидная вещь: то, как относятся русские люди к Великой Отечественной, индустриализации и рывку в космос — это и есть форма покаяния.Потому что покаяние — это служение и память.Мы служим и помним.Фото: соцсетиЧего о Бильжо и компании не скажешь.Главное, что они забывают, — своё собственное происхождение из недр советских элит.Виктор Ерофеев тут написал очередную колонку в журнале "Огонёк" о том, что в советское время худшие победили лучших. Это Ерофеев пишет, боже мой! Сын личного переводчика Сталина, помощника 1-го заместителя председателя СМ СССР Молотова, помощника министра иностранных дел СССР и т. д. и т. п.Если кому-то надо каяться за то, что "худшие победили лучших" (что, кстати, является утверждением наивным и нелепым), то этим господам.Пусть они забудут про Зою Космодемьянскую и 28 панфиловцев, а выйдут однажды своим "Смертным полком", неся портреты своих близких.Вы ж так любили в 90-е повторять фразу "Начни с себя!" — вот и начните.Фото: соцсетиДедушка Бильжо, между прочим, был членом "Бунда" — социалистической организации, практиковавшей, в числе прочего, и террористические методы, в сталинские времена дед работал при наркомате лесной промышленности, в то время как бабушка Бильжо работала в наркомате внешней торговли. У товарища Бильжо — Гоши Свинаренко — дедушка был начальником харьковского НКВД; дедушка Алексея Венедиктова — общеизвестный факт — тоже служил в НКВД и был членом военного трибунала. Отец Евгении Альбац — сталинский разведчик. Константин Боровой — сын главного особиста Железнодорожного райкома партии, сотрудницы КГБ СССР Елены Константиновны Боровой. Дед Невзорова по матери — сотрудник МГБ, а мать — журналист печатного органа Петроградского губкома комсомола, затем – Ленинградского обкома и горкома ВЛКСМ. Отец Николая Сванидзе — партийный деятель и борец с сионизмом. Дедушка Бориса Акунина служил в ЧК.В общем, мне даже лень перечислять — там почти у каждого такие прекрасные орденоносные скелеты в шкафу, что диву даёшься.При этом любой из перечисленных любит рассказывать, что вокруг были плохие, злые и жестокие "ленинские палачи" и "сталинские соколы", и лишь только его дедушка (бабушка, папа, мама, дядя, тётя) был добрым, хорошим, честным, допросов не вёл, доносов не писал и даже не читал — жил праведно, внося в работу советских спецслужб и прочих комиссариатов принципы человеколюбия и гуманизма.Фото: соцсетиНу, мы верим: мутизм был только у Зои Коcмодемьянской, кто бы сомневался.Мы не имеем никаких претензий к вашим родителям.Может, вы наших тоже оставите в покое?[link]Захар ПрилепинПисатель

16 декабря 2016, 16:01

Либеральный дурдом заявляет о «Большом семейном терроре»

Либералы живут в аду. Это ад больного сознания — особый, крайне интересный психоз.Их колбасит от ненависти. Они ненавидят страну, которая не хочет сгинуть, и историю, которая не хочет кончаться. Они ненавидят русскую классику, сказки, попов, военных, старые песни о главном, храмы, музеи, традиции, подвиги, нормы жизни. Их бесят военные парады, официальные праздники, георгиевские ленты, улыбки, свадьбы, перинатальные центры. Скромные успехи России вызывают у них сарказм, а крупные — ярость. Возвращение Крыма вообще вызвало бешенство. Они стали кусаться. Кое-кого стало опасно выпускать в эфир без намордника. Да и на улицу тоже.Их злоба находит выход в специфическом творчестве. Они создали литературу ненависти, кинематограф ненависти, публицистику ненависти и живут во всём этом.Либералы — это абсолютные чемпионы лжи. Они лгут себе: хамят и называют себя интеллигенцией, насаждают дикость и называют себя людьми культуры, повторяют вульгарные мантры и называют себя интеллектуалами.Они лгут друг другу. Либералы прекрасно знают, что волчий капитализм, беззаконие и попрание норм — это их рук дело. Но винят во всём русский народ, который не понял, что такое свобода, а потому должен сгинуть вместе со своими крестами и панагиями, серпами и молотами. Они прекрасно понимают, что представляют собой оппозиционные звёзды. Но в их кругу правила таковы, что иностранную агентуру надо называть борцами с коррупцией, фашиствующих публицистов объявлять правдорубами, а о пляшущих в балаклавах б**дях отзываться как о милых, невинных девочках. Они прекрасно понимают, что художник, гоняющий перед распятием голых артистов, продаёт эпатаж и стриптиз. Но призывают собратьев приобщиться к «подлинному искусству».И они запредельно, сверх всякой меры лгут обществу. Здесь ложь уже смыкается с технологией. Либералы в прессе поднимают шумок — либералы во власти принимают законы. Ещё недавно они пытались протащить «десоветизацию» — лишить общество памяти о советском мире, социальной справедливости и работающем законе. Сегодня они упёрто тащат к нам ювенальную юстицию.Они орут про Большой семейный террор и выкатывают шокирующие цифры. Они сообщают, что в русских семьях ежегодно убивают четырнадцать тысяч женщин и насилие процветает в каждой третьей семье.«Родительское Всероссийское Сопротивление» опубликовало отчёт, показывающий, что вся шокирующая статистика либералов лжива. Данные о «14 тысячах, убитых в семьях», относятся к 1999 году — временам ельцинизма, адскому десятилетию правления самих либералов (но даже и тогда — это статистика по стране в целом, а не по преступлениям в семьях). А данные о семейном насилии сфабрикованы лоббистами ювенальной юстиции из ПАСЕ и подхвачены здешними «европейцами».«Новая газета», «Радио Свобода», «Дождь», «МК», «Правда.ру» и другие «европейские» СМИ отработали по теме дружно и не отягощая себя проверками. Они ужаснулись статистике и привычно заклеймили Мизулину. Последним страшную правду сообщил в «Лайф» публицист Мальцев. Его колонку стоит процитировать, чтобы ощутить технологию.Сначала выкатывается шокирующая цифирь: «…Каждый год с кошмарной стабильностью в России в результате домашнего насилия погибает 14 000 (прописью для людей с плохим воображением — четырнадцать тысяч) женщин и детей…»Затем раздаётся стенание: «То есть каждый день — от вашего первого кофе утром до сигареты на ночь — в стране убивают 38 человек. Причём это не нападение в ночи, не пьяные водители, не злобные менты и даже не террористы. 38 женщин и детей каждый день убивают собственные родственники — супруги, сожители, отцы и матери».Далее говорится об иностранном опыте, который отсталая Россия не желает учитывать: «В странах, где человеческая жизнь — это ценность, законодательство борется с домашним насилием всеми возможными средствами. В странах, где человек — никто, убийство или насилие над первой, второй или третьей женой никого не волнует. Кто этих жён считает?Но у России другой путь. Как всегда между. Только тут делаются попытки официально декриминализовать домашнее насилие».После этого называется враг гуманизма: «Сначала infamous депутат Мизулина пыталась протащить законопроект о декриминализации домашнего насилия. То есть перевести преступление против личности в разряд административных нарушений.Было бы глупо думать, что мадам Мизулина какой-то монстр. Она, как и всякий политик, просто внимательно слушала своего избирателя».Наконец, когда враг определён (Мизулина и тёмный народ), называется друг гуманизма: «Но инициатива депутата Мизулиной («Справедливая Россия» — куда уж справедливей?) встретила непонимание со стороны нашего единственного европейца — правительства РФ».Это типичная публикация, которая столь же правдива, как рассказы про сто миллионов жертв «Большого сталинского террора».В отчёте МВД, висящем на официальном сайте, находим точную цифру. В 2015 году в России совершено 11 496 («прописью для людей с плохим воображением», как пишет коллега Мальцев — одиннадцать тысяч четыреста девяносто шесть) убийств и покушений на убийства. Всего. Какие 14 тысяч убийств женщин и детей в семьях? Какие «38 убийств» «супругами, сожителями, отцами и матерями» «от первого кофе до сигареты на ночь»?РВС нашло и проанализировало статистику МВД для служебного пользования. Из неё следует, что насилие «процветает» в семьях, составляющих не четверть, а чуть более одного процента от общего числа.Такая статистика либералам, разумеется, не нужна. Она не позволяет шокировать общество и протащить законы, во исполнение которых будет создана спецструктура «по предотвращению семейно-бытового насилия и охране детей». С бюджетом и планами ювенальных пятилеток. С гимном и флагом.Когда эта структура развернётся по полной программе, общество вздрогнет. Оно содрогнётся от крика детей и родителей, которых под дикими предлогами будут разлучать полиция и опека. Оно захочет избавиться от навязанных ему ювенальных технологий. Только сделать это будет практически невозможно, поскольку на бюджете будет сидеть куча народу — в основном либералы всех мастей (системные и внесистемные) и их семьи. И наш «единственный европеец» откажется понимать каждого, кто противится ювеналке.Так это существует в Европе, где проходят демонстрации против ювенального беспредела, ничего в положении дел не меняющие. И это они готовят нам.Когда-нибудь либеральный психоз будет изучен. В психиатрии возникнет целое направление. Особо продвинутых либералов будут приводить в аудитории, заполненные студентами, снимать с них намордники и предоставлять слово. И те будут орать про глобальный семейный террор, про то, что шлёпать детей нельзя, а пропагандировать среди них гомосексуализм можно. Они будут ржать над «скрепами», которых не должно быть. А студенты будут коситься на рукава и ремни смирительной рубашки и думать, достаточно ли скрепы надёжны?Но это в будущем. А пока…[link]

15 декабря 2016, 16:44

Смертный полк Бильжо

Эта статья является своего рода ответом на скандальную публикацию карикатуриста, бывшего психиатра Андрея Бильжо, в которой тот поставил поистине издевательский диагноз «шизофрения» легендарной героине Великой Отечественной войны – Зое Космодемьянской.

14 декабря 2016, 15:14

Лимонов: Навального на выборах победил бы и я – в регионах его камнями закидают

С. КОРОЛЁВ: А вы посмотрели сегодня обращение Навального? Э. ЛИМОНОВ: Я слушал. С.К.: Что скажете? Э.Л.: Он, конечно, влюбился в себя, увидев стотысячную толпу там, где-то на Болотной, и очарован вот этим всем. На самом деле у него шансы никакие. Если бы меня на выборы, я бы его победил. Я не то что сомневаюсь, а абсолютно уверен, что Навальный не популярен и даже отвратителен огромному количеству населения в простых российских городах. В моногородах, я думаю, его забросали бы за одну его жирную физиономию камнями. С. КОРОЛЁВ: Как всегда, по вторникам, Эдуард в нашей студии. Здравствуйте! Э. ЛИМОНОВ: Да, здравствуйте, все дорогие радиослушатели! С.К.: У микрофона Сергей Королёв. Всем доброго вечера! Давайте с пылу с жару. Э.Л.: Давайте. Без проблем. С.К.: Новость, которая только что появилась… Э.Л.: А что за пыл и жар? С.К.: Международная федерация перенесла чемпионат мира по бобслею и скелетону из Сочи. Э.Л.: Я даже не знаю, что такое скелетон. С.К.: А это по такой трубе на санях вниз катятся — зимний вид спорта. Э.Л.: Бобслей я знаю, я видел. А скелетон — это что? С.К.: Скелетон я вам описываю. Э.Л.: А почему такое неловкое название — скелетон? С.К.: Хотите, разберёмся сейчас, посмотрим. Э.Л.: Не хочу. Мне так нудно всё. Ну, перенесла, и теперь чего хотят? Побить международную федерацию? С.К.: А вы помните вторую часть доклада Макларена Ричарда? Э.Л.: Помню, да. С.К.: Вот это последствия. Отобрали чемпионат у России международный, 2017 года, из Сочи. Э.Л.: Вы, конечно, хотите моё мнение. Я давно говорю: не надо идти на поводу у этих козлов Эдуард Лимонов Нужно достижения какие-то совершать, рекорды ставить — необязательно участвовать для этого в соревнованиях — лишь бы рекорд был зафиксирован. И потом посмотрим, у кого лучшие показатели. С.К.: То есть сами для себя проводим? Э.Л.: Конечно. А зачем? У нас достаточно спортсменов, страна большая, есть с кем соревноваться и поставили мировой рекорд, потрясли рекордом — а зачем с этими людьми, совершенно бесчестными? С.К.: Так ведь они не признают. Э.Л.: Наплевать вообще! С.К.: Санкции, Эдуард. Э.Л.: С презрением нужно относиться. Нужно ходить высокомерно и плевать, и говорить: "Вы там, несчастное отребье, вы даже не европейцы. Мы-то — самая большая европейская нация, у нас 118 миллионов человек живёт на европейской территории". С.К.: Смотрите, сегодня две такие противоречивые новости. С одной стороны, Олланд и Меркель призвали к продлению антироссийских санкций. Э.Л.: Ой, эти там, недотыкомки, я бы сказал, Олланд, Меркель. Кто такие они, все такие? Эдуард Лимонов С.К.: Недотыкомки? Э.Л.: На выборы не идёт на следующие: знает, что население Франции его ненавидит всеми фибрами души. Кто он такой? Забулдыга какой-то. Меркель — особенная эта, немецкая комсомолка жаловалась, что советские солдаты у неё два велосипеда украли — жаль, что больше не украли, надо было всё вообще. С.К.: Другая сторона — это Рекс Тиллерсон — он руководитель крупнейшей частной нефтяной компании ExxonMobil, который теперь стал новым госсекретарём США, и на него возлагают большие надежды, потому что с Россией отношения у этой компании и конкретно у Рекса Тиллерсона богатые… Э.Л.: Это наивные надежды. С.К.: Орден даже он у нас получил. Э.Л.: Наивные надежды. Во-первых, это не я один говорю, многие говорят, во-первых, должность госсекретаря и пост этого руководителя ExxonMobil — это разные вещи. Каким он будет госсекретарём — ещё неизвестно. С.К.: Но дипломатического опыта у него нет. Э.Л.: Но я хочу сказать: никто не понимает, я во всяком случае не слышал, никто не говорил об этом, что делает Трамп? Он Россию к себе прижимает и пытается завербовать, чтобы мы вместе выступали против Китая Эдуард Лимонов Вы поняли, нет, его манёвр? Это для этого делается исключительно — не надо думать, что он такой, прямо с широкой душой. С.К.: Рубаха-парень. Э.Л.: Любитель России, да. Это прибыль естественно. Он хочет — и правильно, это разумно с точки зрения американской политики: Китай основной их соперник, надо кооперироваться с Россией, чтобы победить Китай в будущем, и он этого хочет, и вот я думаю, демократы в Соединённых Штатах тоже понимают это, но они просто не хотят этого говорить вслух. На самом деле Трамп вербует Россию в свой лагерь против Китая, а Россия у нас такая, что она предпочитает сидеть одной, извините, задницей на двух стульях. Я думаю, что надо выбрать раз и навсегда, чётко и сказать себе, с кем мы. С.К.: С кем же, надо сказать? Э.Л.: Вы хотите, чтобы я это решил? С.К.: Да. Э.Л.: Назначат меня на должность — я решу. С.К.: Я вас не могу назначить — у меня нет таких полномочий. Э.Л.: Так и чего я буду вам выбалтывать свои геополитические убеждения? Я не хочу — это моё тайное останется. С.К.: А Япония? Вот ещё возникла. Э.Л.: Япония мало важна. В конце концов, Китай — это огромная, мощная империя. Китай выгоднее, но он ненадёжен тоже. Если отдадут острова, я первый положу топор за пазуху, в известном смысле потому что это никуда не годится, если пренебрегут нашей волей, а воля у нас такая, что ничего сейчас не дадим. Выгоды очень сомнительные со стороны Японии. Что там они нам могут сделать? Что мы будем вместе с ними на этих скалистых камнях развивать? Что, собственно, развивать-то — там, кроме рыбы, ни хрена не разовьёшь. Что там, Охотское море — жуткие шторма, неприветливое, ужасное. Это отличный форпост — там эти острова контролируют всё движение из Японии на север, это стратегически до сих пор очень важные острова. Отдавать их не надо ещё и потому, что вместе с этими островами уходит целый кусок океана, богатого рыбой, крабами.  С.К.: "Дырку от бублика, а не южные территории России", — пишет нам слушатель. Э.Л.: Дырку от бублика им, согласен. С.К.: Мы не забываем, что есть рубрика "Счастливый звонок" — один телефонный звонок принимаем в начале программы, прямо сейчас. Давайте четвёртый.  Э.Л.: Давайте, что-нибудь умное. С.К.: Здравствуйте! Как вас зовут? СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Эдуард, скажите, пожалуйста, когда же вот эта бандитская власть уйдёт? Э.Л.: Я не думаю, что она такая уж особо бандитская, это уж не надо преувеличивать. Вот Владимир Владимирович мог бы быть настолько хуже, чтобы вы все плакали. Но он не хуже. Вот зря: бандитская власть. Это истерика. Говорить не надо "кровавый режим", "бандитская власть" — это неверно. С.К.: А вы посмотрели сегодня обращение Навального? Э.Л.: Я слушал. С.К.: Что скажете? Э.Л.: Он, конечно, влюбился в себя, увидев стотысячную толпу там, где-то на Болотной, и очарован вот этим всем. На самом деле у Навального шансы никакие. Если бы меня на выборы, я бы его победил Эдуард Лимонов С.К.: Может, пойдёте? Э.Л.: Так есть же Владимир Владимирович, который нас всех подавит безусловно. С.К.: Давайте так. Будь выборы президента сегодня, вы бы проголосовали за Навального или за Лимонова? Э.Л.: Я думаю, на радио я выиграю. Я думаю, что это было бы нечестно. С.К.: Экспресс-голосование, давайте скорее! Э.Л.: Зачем вы это делаете? Подумают, что я тщеславный, а я нет. С.К.: Вы сами сравнение это привели в пример. Э.Л.: Спокойно я отношусь. С.К.: Слушатели просят. Э.Л.: Я возражаю против голосования. С.К.: Дальше что у нас? "В России появится "Лимонов-центр"? Э.Л.: А вам он нужен, вообще говоря? С.К.: Это, наверное, отсылают нас к теме с "Ельцин-центром"? Видите, развернулась дискуссия.   Э.Л.: Я не гнусный алкоголик, каким был Ельцин. С.К.: А вы согласны с Михалковым, который дал нелестную характеристику этому учреждению? Э.Л.: Я приветствовал ГКЧП. Я сказал: "Наконец-то". Зафиксировано это моё выступление. Поэтому вы имейте в виду, с кем вы разговариваете. А Михалков в это время не знаю, чем занимался. С.К.: Снимал фильмы. Э.Л.: Но лучше поздно, чем никогда. Он правильно сказал, "Ельцин-центр" позорит нас. С.К.: Давайте подведём итоги голосования, не будет затягивать, тем более что оно очень активное для этого времени. Если бы выбора президента состоялись сегодня и в бюллетене были бы две фамилии…  Э.Л.: Вам делать нечего, да? С.К.: 12% за Навального, 88% — за Лимонова. С.К.: "Голосование за то, чтобы Лимонова выдвинуть кандидатом", — пишут нам. Нет. Мы у вас на поводу не пойдём, Эдуард уже ответил на ваш вопрос. Давайте следующий вопрос: "Нынешняя Сирия — это наш Вьетнам, когда туда войдут наши сухопутные части и ждёт ли Россию крах экономики из-за этого?" Э.Л.: Не надо оперировать этими стереотипами: сразу Вьетнам. Во Вьетнаме не было такого. Сразу остановитесь и подумайте мгновенно, и вы увидите, что такого количества разномастных сил, которые сейчас в Сирии, во Вьетнаме не было. Там был совершенно понятный расклад, а здесь чёрт ногу сломит. И множество держав участвуют. С.К.: Что происходит с Пальмирой? Э.Л.: "Пальмиру профукали", — сказал бы Солженицын, а я бы сказал ещё жёстче. Занялись Алеппо, а эти — правильно, абсолютно грамотный ход, чтобы уравновесить победу и снизить победу в Алеппо, надо было взять какой-то символический город — вот они и взяли Пальмиру. С.К.: Но Алеппо берём: 98% контролируем. Э.Л.: Хорошо, отлично. Я только приветствую, я за. С.К.: Андрей Бильжо заявил, что подвиг Космодемьянской — это проявление шизофрении. Наверное, вы читали. Э.Л.: Надо его головой… С.К.: Он психиатр. Э.Л.: В помойное ведро сунуть. С.К.: Он же психиатр. Э.Л.: Он больной, на самом деле. С.К.: Чем? Э.Л.: Такие вещи не говорят народу нашему, которого 27 миллионов людей погибло Эдуард Лимонов С.К.: А он нам разве это говорит? Э.Л.: А кому он говорит? С.К.: А зачем он это говорит? Э.Л.: Это плевок и пощёчина нам. С.К.: Зачем он это пишет? Э.Л.: А я не знаю. Потому что он идиот заражённый, чумной, как и множество людей у нас. Вот чего ему даёт это ниспровержение Зои Космодемьянской? Я совершенно не понимаю, что лично ему от этого. С.К.: Подождите. Он потом пояснил. Э.Л.: Это своего рода болезнь сектантства такого. С.К.: Смотрите: "Карикатурист и психиатр Андрей Бильжо разъяснил в "Фейсбуке", что имел в виду в своей колонке о шизофрении Зои Космодемьянской". Э.Л.: Теперь уже разъяснения. С.К.: Бильжо пояснил, что не подвергал сомнению подвиг красноармейки. Э.Л.: Ага! С.К.: Ясно сказал, что её подвиг остаётся подвигом, невзирая на то, что она лежала в Кащенко, а это факт. "Для меня, как для бывшего психиатра, это ещё больше, чем подвиг". Э.Л.: Ну и что? Все мы лежали: кто-то в детстве, кто не попадал в шиздом? Обкакался Бильжо, испугался и стал извиняться. С.К.: Сегодня первый президент СССР Михаил Горбачёв… Э.Л.: Сам Горбачёв. Горби. С.К.: Сообщил, что в границах бывшего Советского Союза может появиться новое союзное государство. Э.Л.: Да, он основатель? С.К.: Было большое интервью нашим коллегам к 25-й годовщине распада СССР. Э.Л.: Распада? Теперь это называется распада. С.К.: Недавно годовщину Беловежских соглашений мы отмечали: 8, кажется, декабря. Э.Л.: Это называется не распада, это называется предательства и удара в спину. С.К.: И он говорит: "Думаю, что вполне возможно в тех же границах появится новое союзное государство". Э.Л.: Как поздно? Почему он не понял это, когда был президентом СССР? Он такой Янукович — наш идиот: надо было вывести войска и разогнать всю эту шваль немедленно Эдуард Лимонов С.К.: Я прошу вас прокомментировать перспективы воссоздания Советского Союза 2.0 — это как, возможно или нет? Э.Л.: Мне настолько противен Горбачёв... С.К.: Нет. Мы оттолкнёмся от Горбачёва. Давайте поговорим о самой идее. Э.Л.: Есть, правильно обозначил наш великолепный президент Владимир Владимирович Путин, он назвал это русским миром, по-моему, у Ильина, что ли, эта категория существует. Так вот, русский мир существует, и все перспективы на то, чтобы объединить русский мир под эгидой России. Русский мир действительно существует. А союзные нам государства тоже пошли бы к нам, особенно Средняя Азия хочет. Да, какие-то существуют категории, возможности. Но, например, Прибалтика — я не верю, что они когда-либо к нам пойдут. С.К.: В нашу орбиту. Э.Л.: Вот так, вкратце. С.К.: "Может она, правда, дура была, Зоя? Зачем Лимонов всех дураками обзывает — это же оскорбление". Э.Л.: Я воспринял целый иконостас наших героев — я посмотрю, что вы будете без этих героев: иваны, не помнящие родства. Даже не иваны уже, какие модные имена? Денисы, Максимы, Вольтеры, кто там? Бред! Вы чего, не понимаете, что это цемент, который скрепляет нацию воедино, эти все мифы. Тут вы панфиловцев — вы засомневались, были ли они, тут вы теперь и Зоя Космодемьянская у вас там, где-то лежала. С.К.: "Лимонов разве не хипстер? Эдуард — тоже модное имя". Э.Л.: Ну, да. Я родился в 43-м году, когда был союз с Великобританией, там можно было найти Вольтеров. Нет, не Вольтеров, а Вилли. Вольтеры — это 39-й. С 39-го были и Адольфы, и по 41-й. Потом это кончилось — вы что, не знаете, что имена, они вот так? С.К.: По спирали. Э.Л.: Да. С.К.: С кем дружили, так и называли. Э.Л.: Да. С.К.: "Эдуард, как вы считаете, почему даже сейчас множество жителей страны поражены низкопоклонством перед Западом?" Э.Л.: Я думаю, причины очень глубокие и давние. Почему-то нам говорят, что это сейчас только. Это было и в XIX веке, я думаю, даже в XVIII уже было. Это у нас раздвоение между этим огромным морем народа. Народ хотел жить по заветам предков, по старым каким-то традициям, ещё от раскольников — помните, как ломали веру и манеру даже креститься, помните, раскольники-то двумя пальцами крестились. Вот ломали, и существует у нас испокон веков европейски ориентированные высший класс и интеллигенция. С.К.: "Только что у Сочи отобрали чемпионат мира по бобслею. На спорт плевать, но звоночек серьёзный", — пишет Алик из Петербурга. — Алик, мы обсудили уже с Эдуардом эту историю. Э.Л.: Да, мы говорили о спорте. С.К.: Эдуард говорит, надо всё равно соревноваться и ставить рекорды. Э.Л.: Надо свой спорт организовывать. С.К.: И всё. Э.Л.: И не обращать внимания. С.К.: Я правильно понимаю: они, например, теперь выбирают, поедем, в Латвию, в Ригу — устроим там этот чемпионат. А мы бойкотируем — мы у себя в Сочи — так себя вести или как?  Э.Л.: Вы знаете, можно кооперироваться, например, с Китаем, с Индией и делать какие-нибудь Азиатские игры Эдуард Лимонов С.К.: А Китай в последний момент не подставит? Скажет, а мы всё-таки туда поедем? Э.Л.: Всё может быть. Но они, скорее всего, поедут и туда, и туда. Но не надо огорчаться. С.К.: Ладно, поехали дальше. Голикова заявила, что Резервный фонд в России будет полностью исчерпан уже в следующем году, и что-то много перед Новым годом таких неприятных новостей. Во-первых, транспорт подорожает, парковки расширятся, капремонт в Москве сильно подорожает и коммуналка, плюс акцизы увеличены, бензин, говорят, уже на 10%, Алекперов, подорожает в следующем году. И спирт. На спирт тоже акцизы увеличены, и коснётся это и косметики, и парфюмерии и так далее. Э.Л.: Вы хотите решения вопроса. Я думаю, что есть смысл национализировать ряд сырьевых, например, бизнесов. Вот национализировать, как в своё время раздербанили ЮКОС, только чтобы в бюджет всё это шло, потому что сейчас все эти газовые компании, нефтяные компании платят только часть своего дохода в бюджет, а нам нужно весь. Что проще? Очень легко можно. Не обирать радиослушателей до нитки и не обирать обывателя, который с трудом зарабатывает эти деньги. Не отбирать последнее путём парковок и всяких гнусных других ухищрений, а отобрать у тех, кому раздали за бесценок в 90-е годы. Вот когда случился основной акт коррупции в России, это именно тогда залоговые аукционы, когда люди приобретали на кредиты, взятые у государственных банков, то есть на государственные деньги — это было политическое решение, политическая акция — приватизация. Политическая — так давайте переиначим, давайте более равномерно распределим доходы среди населения и в бюджет — всё в нас будет, не надо будет повышать цены. С.К.: "Если бы вы стали президентом, то смогли бы угомонить "хотелки" на повышение тарифов естественных монополистов?" Э.Л.: Я полагаю, что у нас президентская власть в России позволяет такие вещи делать. Другое дело, что, конечно, было бы неимоверное сопротивление со стороны власть имущих, и деньги имущих. Безусловно. Как говорят, против лома нет приёма, но есть служба безопасности, есть преданные люди. Я бы выкарабкался. С.К.: В Госдуме решили убрать библиотеку ради зала для гимнастики депутатов. Правильная идея? Э.Л.: Всё равно я невысокого мнения о депутатах. С.К.: А вы помните скандал прошлой недели: Вера Ганзя и Тамара Плетнёва очень устали, потому что до 8 вечера сидели, говорят, там спёртый воздух, свет и невозможно — здоровье теряют в этом зале, а мужья голодные дома сидят. Надо же как-то решить эту проблему. Э.Л.: Что мне только о депутатах думать? Я на стольких заводах работал, и там тоже были не особые условия.   С.К.: Так здесь о женщинах речь? Э.Л.: И женщины там работали. У нас целый цех, где девки работали, опоки лепили. С.К.: Вам жалко депутатов наших? Э.Л.: Мне — ничуть. За такие зарплаты. С.К.: Такая у них сложная доля. Э.Л.: Нет. Механизм таков, что не самые интересные люди туда попадают. Например, я против того, чтобы спортсмены шли в депутаты. Спортсменам своё место: их место на стадионах, на спортзалах, на беговых дорожках. А что они могут принести в Госдуму?  С.К.: "Даёшь проезд на транспорте по пять рублей по всей территории России!" Лозунгами легко говорить. Матвиенко раскритиковала мужчин политиков за брутальный стиль сегодня. Э.Л.: Матвиенко тоже не самая женственная женщина у нас в России. С.К.: А какие женщины должны быть в политике? Э.Л.: Умные. Мне стыдно признаться, но я считаю, что женщины умные — да, они должны быть в политике тоже, как и умные мужчины. С.К.: Вот Матвиенко — кто ещё? Э.Л.: Матвиенко, конечно, достойна своим характером железобетонным определённого уважения и она, говорят, "ястреб" такой — я даже не знаю, нам этого не показывают, но лицо у неё такое строгое и страшное, я бы сказал. Я не против Матвиенко, только пусть она перестанет говорить глупости.   С.К.: Хорошо. Кого бы вы назвали, есть удачные примеры женщин-политиков в России сегодня? Она могла бы возглавить страну? Э.Л.: Если судить по мужчинам, то тоже, к сожалению, по нашей Госдуме или нашим чиновникам, не особо блещут, но в идеале — почему нет, могут и женщины быть, я встречал немало умных женщин. С.К.: Вы же знаете, что сегодня 27 лет — день рождения у Либерально-демократической партии России? Как бы вы поздравили вашего коллегу Владимира Жириновского? Политика Владимира Жириновского. Э.Л.: Держись, Вольфыч! Немного осталось. С.К.: "Приватизация не имеет смысла, пока существуют чудовищная коррупция в стране. Логично ведь?" Э.Л.: Я его не понял. Я считаю, что как раз эта залоговая приватизация, её практика была крупнейшим коррупционным преступлением в нашей стране. С.К.: То есть раскулачивать надо? Э.Л.: Сейчас у нас нет денег в бюджете — вы же сами сказали, закончатся в 2017 году наши сбережения. Я предлагаю вместо того, чтобы обдирать до нитки несчастного гражданина, так лучше давайте богатое ворьё раскулачим Эдуард Лимонов С.К.: "А правда, что вы говорили, что гражданская война очищает и ваши люди были на Манежной? Вы не националист?" — Алексей спрашивает. Э.Л.: Нет. Я — империалист. Я не националист, я хуже.  С.К.: "Мизулина — вот кандидатка", — слушатель со смайликами пишет. Э.Л.: Куда кандидатка? С.К.: В президенты. Хороший кандидат в президенты. Э.Л.: Выбирайте: будете жить при Мизулиной — она вас вешать будет на улице. С.К.: За что? Э.Л.: Не знаю. За плевок, за оскорбление. С.К.: Чувств. Э.Л.: Не знаю, чего. С.К.: А Яровая? "Шучу, чур меня", — тут же пишет слушатель. Э.Л.: И я тоже шучу. Это женщины в периоде какого-нибудь климакса — ужасней не бывает — не надо. А попадёте к судье, например, такой, в состоянии климакса, и увидите, как страшно это. С.К.: Продолжает наш слушатель, давайте уже закончим с этой темой. "А при национализации кого поставят по главе этих корпораций — чиновников, которые тоже воруют?" Э.Л.: Я бы нашёл кого поставить. Я бы поставил каких-нибудь простых людей. У нас есть в стране народ истовый, честный и безумный, своего рода — честняк, таких аскетов. Таких найдём. В стране, где официальный лозунг и неофициальный "Обогащайтесь!", — трудно, чтобы полицейские не были соблазнены желанием быстро обогатиться. С.К.: "Давайте Поклонскую в президенты!" Э.Л.: Нет. Поклонскую уже не надо, она себя скомпрометировала.   С.К.: "Прокомментируйте новость о том, что Трамп выбрал нового будущего госсекретаря Рекса Тиллерсона". А уже комментировали. Э.Л.: Я сказал, что Трамп хочет, чтобы мы помогали ему бороться с Китаем, поэтому он Россию и выбрал в союзники. С.К.: Давайте кратко итоги подведём. Россия — Китай. Э.Л.: Да, это не просто так. С.К.: Стравить нас. Э.Л.: Даже не стравить, а чтобы мы были союзниками… С.К.: США против Китая. Э.Л.: Соединённых Штатов в борьбе с Китаем, конечно. С.К.: Это по поводу Тиллерсона. Высказался Эдуард по поводу Бильжо нелицеприятно сегодня и Космодемьянской. Э.Л.: Эй, Бильжо не сметь трогать! С.К.: Оценил Эдуард шансы Навального стать президентом — нулевые, я так понимаю? Э.Л.: Я думаю, что он и на один процент вряд ли. С.К.: По поводу идеи Горбачёва — вам она понравилась, я так полагаю, воссоздание СССР? Э.Л.: Горбачёв мне не приятель. С.К.: Я говорю про идею. Э.Л.: Это не его идея, это его старческое слабоумие. С.К.: И плюс раскулачивание, правильно? Чтобы народ не страдал от тарифов. Э.Л.: Вы хотите, чтобы вас обдирали ежедневно или вы хотите, чтобы мы взяли и деприватизировали наши богатства. С.К.: Итак, это краткие итоги. Вы поддерживаете Эдуарда Лимонова по этим вопросам и по всем другим, которые мы успели обсудить или нет? Э.Л.: Я сегодня дело говорю. С.К.: "Я сегодня не такой, как вчера". И поехали, давайте принимать телефонные звонки. Здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Виктор, Москва. Я хотел узнать мнение Лимонова о десоветизации — нужно это? Э.Л.: Я абсолютно против. Знаете, как за Катынь нас бесконечно просят извиняться и требуют извинения — так мы уже извинялись. Уже был и XX съезд — Хрущёв преступления Сталина денонсировал, уже чего только не было, мы столько раз извинились, и всё равно говорят: извинитесь. Десоветизация — вы хотите, как в Украине, улицы переименовывать? Не надо ссорить одну часть нашего народа с другой Эдуард Лимонов С.К.: Но примирение наступило между советской эпохой… Э.Л.: Если не наступило, надо, чтобы оно наступило и чтобы все заткнулись. Результаты революции оспаривать не надо — пусть будет так, как есть. И результаты победы в Гражданской войне — результат очевиден. Вы хотите опять воевать гражданскую войну? Я вам тут не товарищ и буду всячески препятствовать. С.К.: Здравствуйте! Как вас зовут? СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Алексей. Давайте о простом, о мирском. Эдуард, какая у вас пенсия, как на неё живётся? Э.Л.: Я же говорю, что я принципиально не получаю пенсию, живу на доходы со своих статей, книг и прочего. С.К.: "Нам твердят, что конкуренция и рыночные механизмы нужны для эффективного труда, — пишет Игорь, — но для выемки ископаемых конкуренция не нужна, а нужно госуправление". Э.Л.: Я, наверное, с вами соглашусь в данном случае. С.К.: Здравствуйте! Представьтесь. СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Григорий. Хотел к Навальному вернуться и поспорить с Эдуардом, что Навальный на выборах мэра Москвы занял второе место, обошёл ЛДПР, коммунистов сам и в одном округе даже Собянина победил, по-моему, в Гагаринском. Пустят ли его хотя бы кандидатом в президенты? Э.Л.: Начнём с того, что Навальный участвовал в выборах мэра Москвы на неравных условиях. Он был единственный кандидат от оппозиции, у него не было никаких противников — это раз. А во-вторых, это Москва, это город буржуазии, город министерств, город ведомств, город персонала министерств и ведомств, чиновников, и Москва — это далеко не Пермь и не Вологда, понимаете? Поэтому я не то что сомневаюсь, а абсолютно уверен, что Навальный не популярен и даже отвратителен огромному количеству населения в простых российских городах Эдуард Лимонов В моногородах, я думаю, его забросали бы за одну его жирную физиономию камнями. С.К.: Ладно, давайте дальше. Здравствуйте!   СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Меня зовут Михаил. Подскажите, пожалуйста, вам знакомо национально-освободительное движение, в частности, которое возглавляет Евгений Алексеевич Фёдоров? Есть мнение, что наша страна оккупирована и мы сможем внести изменения и освободиться от этой оккупации только путём внесения изменений в нашу конституцию, которую нам прислали наши "друзья" после холодной войны с другого континента, а именно из Соединённых Штатов Америки. Э.Л.: Это домыслы, я полагаю. Нам известны имена товарищей, которые делали российскую конституцию. По-моему, одного звали Шейнис, а другого, кажется, Шахрай. Вот, ведущий кивает, значит, так и есть. С.К.: Похожие фамилии. Я сейчас тоже не вспомню. Э.Л.: Да. Поэтому не надо голословные обвинения, "прислали из-за океана". Если есть документы — давайте. С.К.: Нет. Там основная мысль у Фёдорова, что у нас в конституции прописано главенство международного права над национальным, и он призывает эту статью исправить. Э.Л.: Главное — практика, а не статьи.  С.К.: Не теория. Э.Л.: Конституция у нас отличная. Сталинская конституция, кстати, тоже была великолепной. С.К.: Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо большое Эдуарду! Вот не обидно ему, что за 20 лет политической деятельности нет и ни депутатства, нет и какой-то мелкой даже должности? Э.Л.: Я думаю, что это было бы позором быть сегодня депутатом этого парламента так же, как и предыдущего, и многих предыдущих. Я остаюсь — депутаты приходят и уходят, и уже никто не помнит их фамилий через год, а я, как видите, у вас держусь довольно уже долго. С.К.: Останавливаю голосование. Сегодня по итогам программы 94% слушателей Лайфа поддерживают Эдуарда Лимонова Э.Л.: Чего ж так мало? С.К.: Почему мало? 6% проголосовали против, всего-навсего, Эдуард. Э.Л.: Узнаем кто — и отомстим. С.К.: Значит, 19-го, в понедельник, мы будем подводить итоги года с Эдуардом Лимоновым в программе "31 февраля". В понедельник, заметьте. В 8 вечера. Не пропустите.

14 декабря 2016, 13:07

Бильжо, десоветизация и мимикрия

Народ не Ермошка -- видит немножкоСейчас в сети многие оскорбились, прочитав у Бильжо, что невменяемую Зою Космодемьнскую били и пытали, а она может и рада была что-то пытливым нацистам объяснить и сообщить, но только утратила дар речи из-за болезни, поэтому пришлось её на подиуме, где она устраивала дефиле на обмороженных ногах, повесить (избив, поводив полуголой по морозу, потом уже мертвую поколов штыками...).(по форме это было изложено чуть более строго, но по факту у Бильжо получается именно это)Многие почему-то опасаются, что подобные измышления "секты хороших", постоянно подгружаемые в общественное сознание, в дискуссию об Истории, могут постепенно изменить наш взгляд на прошлое, а подрастающее поколение даже смутить и как-то иначе воспринимать героические события в нашей истории -- что, прикрываясь "критическим взглядом на историю", действуя "издалека":-- сначала будут говорить про массовый героизм, но при этом бить на детали: не было панфиловцев, Космодемьянская была психически больной, Матросов споткнулся, у Гастелло сломался самолёт.-- потом окажется, что Вермахт-таки закидали трупами, так как не умели толком воевать, а "бабы ещё нарожают", про заградотряды и якобы массовое предательство,-- про "два миллиона изнасилованных немок", про "страшное преступление Маринеско"-- про неплохих ребят-власовцев...в итоге вирус сомнений вторгнется в организм и убьёт его.Убьёт память, нашу историю, нас.Поэтому с этими коварными вирусами следует бороться (и даже искоренять)====================У меня где-то здесь в блоге была заметка про разные уровни погружения в Историю и про то, что, конечно, при некоем "оформлении" общих представлений о прошлом не следует в качестве несущих конструкций предлагать что-то вторичное вроде "гея-Грозного в исполнении Сванидзе").И вместе с тем, мне кажется, не надо уж очень сильно бояться вирусов-сомнения и смущения.Они должны быть и не в мизерных гомеопатических дозах, а именно в угрожающих) -- чтобы организм постоянно боролся.Это когда вирусы возьмут верх, и уже поздно думать про естественную сопротивляемость, тогда можно говорить о каких-то радикальных мерах.Но когда вирусу подвержено 3% избирателей нужно почитать за благо таких активистов какБильжоВенедиктов, Шендерович, Ганапольский, Бабченко, Кох, Боровой, Сванидзе, Ерофеев, Троицкий, Невзоров, Свинаренко...Мне кажется, не нужно ходить с ними в яростное дискуссионное сражение.Нужно понять (но не простить)) этот вирус.Дискуссия может быть спокойно и действительно помогать получению общего представления об отношении к мирозданию определенной часть российского общества:-- Т.е. пороли-пороли Зою, на мороз водили, а она впала в ступор? А сколько по времени такой ступор продолжается? А кто еще совершал подвиги по болезни?Или если Рынска пишет про то, как чудовищны нынешние деятели НТВ, можно ведь спокойно поинтересоваться, что с ними требуется сделать, если Россию облагодетельствует "правильная власть"? В каком порядке и последовательности люстрация?Практиковать ли выселение из Москвы, направление на либеральные стройки и т.д.?Или если кандидат в президенты России Навальный считает референдум в Крыму нелегитимный, то как Навальный стал бы его проводить снова (ведь там, когда он станет президентом, уже 4 года будет российская кровавая власть?)И т.д. -- мне кажется, нужно побольше интереса к этим вирусам сомнения и интереса -- эдак на следующих выборах ему подвержено станет менее 3%Как же прекрасно, что "секта хороших" (несмотря на объявленную тиранию) всё еще не боится искренне высказываться.Нужно всячески помогать им использовать свободу слова и высказываться по всему спектру общественно значимых тем...

13 декабря 2016, 15:08

О подлости десоветизаторов

Как известно на Украине законодательно происходит процесс десоветизации/декоммунизации. Он заключается в ликвидации всех советских символов и названий. Но вот от чего украинские бандеровцы-десоветизаторы не спешат избавляться, так это от советского оружия:Которое сейчас у них воюет на Донбассе.Точно также российские власовцы-десоветизаторы, выжигая втихую всю добрую память об СССР, не спешат избавляться от советского оружия, которое сейчас воюет за них в Сирии:И даже "проклятые" красные звезды не спешат закрашивать.

06 декабря 2016, 11:00

Витаутас Ландсбергис: Сейчас никто не может чувствовать себя в безопасности

- По вашей инициативе в 2000 году литовский Сейм принял закон, который обязал Россию возместить вашей стране ущерб, нанесенный во времена советской оккупации. Этот документ существенно повлиял на ухудшение отношений между Литвой и Россией. Какими были для Литвы последствия принятия такого закона, и стоит ли Украине прибегнуть к подобной практике в отношении оккупированных территорий? - Я считаю, что принятие нашим парламентом такого закона было логичным шагом...

05 декабря 2016, 13:39

Донецк и Мариуполь подхватили флешмоб с советскими песнями

Старые советские песни стали протестом против насильственной десоветизации по всей Украине и в Новороссии.

05 декабря 2016, 03:35

Песенный флешмоб на Украине: мы живы, мы ненавидим русофобию и десоветизацию.

Originally posted by alexandr3 at Песенный флешмоб на Украине: мы живы, мы ненавидим русофобию и десоветизацию. Originally posted by prilepin at postАндрей всё правильно написал.Через эти песни, которые начали исполняться на Украине и были подхвачены в Донецке и в Луганске, та, украинская (на самом деле - русская, поют ведь по-русски) сторона пытается дать понять: мы всё понимаем, мы живы, мы ненавидим русофобию и десоветизацию.И поют - это тоже важно! - советские песни.Советское - это и есть русское, и здесь это доказывается в очередной раз со стопроцентной убедительностью. Назло всем замайданным правосекам и нашим бесплатным и платным дуракам, зубы сточившим на десоветизации. Утритесь, не будет вам десоветизации. Никогда. Прорастёт через эти песни, через красное знамя, через улыбку Гагарина, через память, через жажду справедливости, через всё это неистребимое двадцатое столетие.Ах, конечно, можно было бы спеть "Поручика Голицына", но как-то, знаете, не объединяет. Ни стариков, ни, как бы вы не грустили по этому поводу, молодых.Не злорадствую. Просто констатирую факт.http://ukraina.ru/exclusive/20161204/1017942476.html

04 декабря 2016, 12:00

Порошенко, как бандеровский клон Путина

Порошенко подставил своего партнера Путина. Он, как тот пьяный, у которого на языке то, что у трезвого на уме. Порошенко открыто говорит и делает то, что Путин давно и планомерно делает в России, только без крикливой порошенковской кампанейщины. А что делают Путин и Порошенко? Сносят памятники советским вождям (Сургут), ставят памятные доски врагам и убийцам советского народа (Питер). Давно и повсеместно переименовывают советские топонимы. Вырезают сцены со Сталиным из советской киноклассики (фильм "Освобождение"). Активно финансируют киноподелки типа "сволочей" и "утомленных солнцем". Даже "народный" фильм о подвиге советских 28 панфиловцев умудрились снять, как антисоветский фильм. Строят по всей стране музеи т.н. политрепрессий. Строят памятники и монументы их жертвам по всей стране. Построен в Екатеринбурге Ельцин-центр, ведущий активную подрывную антироссийскую и антсоветскую пропаганду. На очереди строительство Ельцин-центра в Москве. К 100-летию Великой Октябрьской революции в Москве будет воздвигнута т.е. Стена скорби (жертвам политрепрессий СССР) стоимостью в полмиллиарда рублей. Финансируются многочисленные иностранные агенты типа "Мемориал", причем финансируются совместно с Госдепом США.Т.е. в стране в полный рост идет принятая на самом высшем уровне программа десоветизации сознания народа и истории. В эту программу вбухиваются огромные государственные деньги. Этот процесс не остановили аналогичные события на бандеровской Украине после 2014 года, где срочно бросились делать то, что давно делалось в власовской России.

17 февраля 2014, 21:39

Как оно было

Даже комментариев не нужно: http://worldcrisis.ru/crisis/1379822 . Очень часто утверждают, что достоверной статистики советских репрессий до сих пор не существует; вокруг этого наверчено множество политических спекуляций вроде карагановской программы "десоветизации". А вот признание человека, сделавшего возможным все эти спекуляции - председателя Правления Международного общества «Мемориал» Арсения Рогинского: "В начале 90-х я довольно много занимался статистикой советского террора. Изучил огромное количество отчетных «простыней» о терроре за все годы, из разных регионов Советского Союза. Статистика у нас всерьез начинается с 1921 г., до 1921 г. сохранились только разрозненные обрывки. А, начиная с 1921 года – огромные папки. Году в 1994-м я все изучил, все расписал и сложил. Дальше – нужно было публиковать. Я посмотрел на свои цифры... Вокруг меня во внешнем мире существуют люди, мнение которых важно для меня: существует традиционное интеллигентское общественное мнение, и, что самое главное, мнение бывших заключенных, которых в 1994 г. в живых еще оставалось очень много. И они мерили наши жертвы за всю историю террора какими-то совершенно немыслимыми цифрами, десятками миллионов. А по моим подсчетам за всю историю советской власти, от 1918 до 1987 года (последние аресты были в начале 1987-го), по сохранившимся документам получилось, что арестованных органами безопасности по всей стране было 7 миллионов 100 тысяч человек. При этом, среди них были арестованные не только по политическим статьям. И довольно много. Да, их арестовали органы безопасности, но органы безопасности арестовывали в разные годы и за бандитизм, контрабанду, фальшивомонетничество. И по многим другим «общеуголовным» статьям. Под все эти цифры есть папки с документами. В ежегодных отчетах органов безопасности значится: привлеченных – столько-то, в том числе с арестом, в том числе без ареста. Дальше начинается таблица движения арестованных. Прошло по законченным следственным делам – столько-то, в том числе, передано на особое совещание – столько-то, передано в суды и трибуналы – столько-то. В несудебные органы – столько-то. Бежало, умерло – вся статистика. Побегов, кстати, было очень мало. И вот цифра итоговая – 7 миллионов. Это за всю историю советской власти. Что с этим делать? А общественное мнение говорит, что у нас чуть ли не 12 миллионов арестованных только за 1937-1939-й. И я принадлежу этому обществу, живу среди этих людей, я их часть. Не советской власти часть, не российской демократии, а этих людей. Просто точно знал, что, во-первых, не поверят. А, во-вторых, для круга, к которому я считаю себя принадлежащим, это значило бы, что все, что нам говорили о цифрах до этих пор вполне уважаемые нами люди, неправда. И отложил я все свои вычисления в сторону. Надолго. А потом уж (через годы) вроде уже можно было публиковать, а времени не нашлось. Пока". ...С 1994 г. прошло уже двадцать лет.

28 июля 2013, 12:14

Десоветизация в обмен на безвизовый режим с ЕС

Европейский союз требует от России покаяния за СССР, в обмен на введение безвизового режима, прямо заявляя, что визы – это прежде всего политический вопрос:Интерфакс: «- Как вы можете объяснить отсутствие значимого прогресса на переговорах о безвизовом режиме между Россией и ЕС, несмотря на то, что вот уже несколько лет на словах демонстрируется политическая воля к этому?»Президент Европейского социально-экономического комитета Анри Малосс: «- Некоторые члены Европейского Союза - вы прекрасно понимаете, о ком идет речь, - демонстрируют отсутствие доброй воли по этому вопросу. Российское правительство также несет свою часть ответственности.Ведь почему есть такое противостояние, такой антироссийский ажиотаж в политических элитах в странах Балтии, Польше? Потому что не закончен процесс примирения между народами. Например, 50 лет назад между французами и немцами такое примирение произошло.Процесс примирения не будет стоить ничего, и России нечего бояться Литвы, Эстонии, Латвии. Сделайте усилия, шаг в сторону примирения. Признайте ошибки Советского Союза, ведь это не ошибки современной России. Ведь первыми жертвами советской системы были сами русские, как это прекрасно показал Александр Солженицын. Не медлите сделать то, что когда-то сделали Франция и Германия: признать ошибки прошлого, перевернуть страницу, развивать новые контакты. И тогда ситуация изменится. Визовая проблема – это прежде всего политическая проблема. Технические вопросы здесь очень второстепенны.Я вижу эту раздраженность по отношению к России в поведении моих коллег из стран Балтии, Польши. Но корни этого чувства – в нерешенных вопросах прошлого. Пока вы, образно говоря, не почистите страницы своего прошлого, пока не договоритесь по всем спорным моментам со своими соседями, недопонимание и взаимное раздражение никуда не денутся, к сожалению.Что же касается меня лично, то, как я уже сказал, я за установление безвизового режима как можно быстрее.»http://www.interfax.ru/txt.asp?id=320519&sec=1483Президент Европейского социально-экономического комитета в обмен на безвизовый режим с ЕС (даже не на вступление в ЕС, а просто на отмену виз, еще в вопрос в каком формате) предлагает нашей стране:1) «почистите страницы своего прошлого» – провести «Десоветизацию».2) «договоритесь по всем спорным моментам со своими соседями» – проведя «Десоветизацию», выплатите контрибуции бывшим республикам СССР и странам социалистического лагеря.Все это подается под лукавой и крайне смердящей формулой «Признайте ошибки Советского Союза, ведь это не ошибки современной России»:1) Россия – правопреемник СССР и юридически несет всю ответственность за Советский Союз.2) Россия находится в составе Совета Безопасности ООН именно как правопреемник СССР, тоже самое касается всей остальной международной и внутренней политики. Если провести «Десоветизацию» и заявить о якобы «равной преступности СССР и нацистской Германии», то никаких оснований для нахождения России в Совбезе ООН не будет и в целом произойдет ревизия всей нашей международной и внутренней политики.3) Современный мир построен на основе Ялтинских соглашений, если сама Россия заявляет, что якобы «СССР равен нацистской Германии», то это автоматически ведет к пересмотру всего постялтинского мироустройства.4) Преступное приравнивание СССР к нацистской Германии – фактически обеливает нацизм, так как из абсолютного зла, он становится относительным (якобы "равным" коммунизму). Но "равность" – это очень луковое предложение, фактически «Десоветизация» очень быстро приведет к тому, что «фашизм лучше коммунизма». Об этом уже прямо говорят через культуру многие европейские последователи Гитлера, например, немецкий фильм «Наши матери, наши отцы» о Второй мировой войне, компьютерная игра Company of Heroes 2 и т.д. (подобных "произведений" на Западе очень много). Возвеличивание нацизма на Западе идет полным ходом, пока в основном в через культурной сферу (в сфере войны за умы).В этом контексте не случайно, что покаяния за СССР и проведения «Десоветизации» от нас раз за разом требуют высокие официальным лица ЕС, например, недавно президент Германии заявил: «Русские должны покаяться за СССР» (родители этого президента Германии были нацистами):5) Главное, признание советского периода нашей истории «черной дырой» – это вычеркивание из истории нашей страны 70 лет (нацизм в Германии длился всего 12 лет). Логика «70 лет черной дыры» – это «зачумленные советскостью» поколения, которые нужно перевоспитывать, а так как «зачумленные» сами себя очистить не могут (это абсурд), то требуется внешний субъект, т.е. оккупация. Президент Германии прямо предлагает России использовать опыт денацификации, которая проходила в условиях безоговорочной капитуляции, оккупации и под полным внешним контролем.Можно по разному относится к советскому периоду, в том числе очень критически, но требование признания СССР «черной дырой» – это требование ликвидации России.Сегодня это понимают очень многие, далеко не одни только коммунисты. В частности РПЦ выступает против «Десоветизации», Патриарх Кирилл заявил: «В этом году мы вспоминаем 20-летие крушения Советского Союза. Я в связи с этим предпочитаю говорить о крушении исторической России».Народ против «Десоветизации»:Подробные результаты исследования – http://eot.su/sites/default/files/axio-report.pdf«Десоветизация» – это крушение исторической России.

07 июня 2013, 15:11

Президент Германии считает, что русские должны покаяться за победу в Великой Отечественной войне

Оригинал взят у businessmsk в Президент Германии: «Русские дожны покаяться за СССл Германии 3-4 июня прошли уже 15-е по счету «Потсдамские встречи», инициированные бывшим президентом ФРГ Романом Херцогом и позиционирующиеся как «платформа для диалога интеллектуалов из России и Германии». Раз в год в достаточно узком составе — по 15-20 участников с каждой стороны — немецкие и российские деятели искусства, писатели, кинематографисты, ученые обсуждают актуальные проблемы современности.Тема «Потсдамских встреч» в этом году — «Влияние прошлого на будущее», а кульминацией стало общение с действующим президентом Германии Йоахимом Гауком.В России, по словам президента ФРГ, также ведутся «впечатляющие исторические дискуссии на тему преступлений советского режима», но немецкий опыт преодоления национал-социалистического прошлого пока не используется.«Какими бы различными не были идеологии диктаторов, существует универсальное правило: прошлое не уходит, когда-нибудь вытесненное из сознания оно непременно возвращается», — сказал Гаук, явно имея в виду сегодняшние процессы в России.Он считает, что было бы полезным, если бы российское посткоммунистическое общество проанализировало собственную историческую вину и покаялось. Президент ФРГ убежден, что воспоминания о потерях и лишениях, о победе в Великой Отечественной войне недостаточны для внутреннего примирения нации и развития гражданского общества. «Коллективное сознание формируют не только великие победы и великие травмы, но и чувство вины», — сказал президент.[Spoiler (click to open)]Ностальгия по минувшему имперскому статусу, сказал он, препятствия, которые власти чинят, в частности, обществу «Мемориал», не содействуют преодолению прошлого. Йоахима Гаука, по его собственному признанию, «шокировали» данные о популярности в России таких исторических деятелей, как Ленин, Сталин и Брежнев.Россию на этой встрече представляли идеологи «Десоветизации» Федотов и Караганов: Председатель президентского совета по развитию гражданского общества и правам человека, профессор Михаил Федотов предложил вместо покаяния использовать фрагмент христианского ритуала крещения — троекратное отречение от дьявола. «Все народы, которые пережили ужас тоталитаризма, должны не каяться, а пойти по пути отречения от преступлений режима» — заявил Федотов.Неприемлемым немецкий опыт покаяния считает и декан Высшей школы экономики в Москве, профессор Сергей Караганов, поскольку «мы не разгромленная страна, а страна, выигравшая войну». И это обстоятельство, указал он, «делает наш выход из коммунизма гораздо более трудным».Почти 70 лет одна часть нашего народа уничтожала или подавляла другую часть, напомнил Караганов, — революция, коллективизация, волны репрессий. «И до конца признать, что мы с собой совершили, нашему народу будет очень трудно» — заявил Караганов. Чужой опыт для России, по его словам, неприемлем, «мы должны выздоравливать сами».Источник – http://www.inoforum.ru/inostrannaya_pressa/prezident_frg_prizval_rossiyu_k_pokayaniyu/1) Президент Германии фактически требует от России покаяния за победивший нацистскую Германию Советский Союз. Для организации покаяния Йоахим Гаук настоятельно рекомендует нам немецкий опыт денацификации, которая проводилась:а) После капитуляции Германии в войне.б) В условиях оккупации и расчленения страны.в) Привела к слому духа немецкого народа, т.е. окончательной реализации того, что делали нацисты.2) Западные холуи Федотов и Караганов отвечают: «да, да, очень нужно! Но не получается так прямо в лоб» – 89,7% граждан России ПРОТИВ «Десоветизации»:http://youtu.be/eYg8P2UqY8IПотому идеологи «Десоветизации» считают, что следует придумать новые термины для реализации все тех же идей.Кроме того, российская 5 колонна очень жалуется на Победу в Великой Отечественной Войне, которая очень мешает провести «Десоветизацию»: «мы не разгромленная страна, а страна, выигравшая войну». И это обстоятельство, указал Караганов, «делает наш выход из коммунизма гораздо более трудным».Т.е. для «выхода из коммунизма» нужно существенным образом пересмотреть историю ВОВ: взять на себя вину за ее развязывание, героизировать Власова и т.д. Об этом давно говорит Белковский и т.п.[Spoiler (click to open)]3) Все это накладываться (конечно же «случайно») на все более настойчивые попытки вынести прах Ленина, Сталина и советских маршалов с Красной площади.Интересна личность требующего покаяния русского народа президента Германии Йоахима Гаука. Цитируем немецкую Википедию.Семья:Мать – с 1932 была членом НСДАП.Отец – с 1934 был членом НСДАП.В конце Второй мировой войны отец попал в британский плен, откуда летом 1946 года вернулся в Росток (с 1949 года ГДР).В 1951 году он был арестован по обвинению в шпионаже в пользу западных стран, а также в антисоветской агитации и пропаганде и приговорен к 25 годам лишения свободы. Но уже в 1955 году был освобождён после визита канцлера ФРГ Конрада Аденауэра в СССР.Сам Йоахим Гаук после школы стал протестантским пастором, с 1974 года был информатором Штази (аналог КГБ в ГДР).С начала Перестройки 1 ушел в политику в качества антикоммуниста, в 1990 году был избран депутатом в Народную палату ГДР, куда выдвигался от оппозиционного Альянса 90 и т.д.С 23 марта 2012 года является президентом Германии.В 1998 году – способствовал выпуску в Германии «Черной книги коммунизма», написав дополнительную главу по ГДР.В 2008 году – вместе с бывшим президентом Чехии Вацлавом Гавелом инициировал создание «»Пражской декларации о европейской совести и коммунизме.В 2010 году – подписал «Декларацию о преступлениях коммунизма».В этих документах содержится призыв к осуждению коммунизма, распространению знаний о преступлениях коммунистических режимов и наказанию участников этих преступлений. В «Пражской Декларации» также содержалась идея создания «Европейского дня памяти жертв сталинизма и нацизма», который в конечном итоге, был утверждён Европейским парламентом 2 апреля 2009 года.