• Теги
    • избранные теги
    • Компании1262
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1246
      • Показать ещё
      Люди293
      • Показать ещё
      Формат36
      Издания88
      • Показать ещё
      Разное589
      • Показать ещё
      Показатели91
      • Показать ещё
      Международные организации96
      • Показать ещё
      Сферы2
Deutsche Bank
Deutsche Bank
Deutsche Bank (Дойче банк) — крупнейший по числу сотрудников и сумме активов финансовый конгломерат Германии. Правление банка располагается во Франкфурте-на-Майне. Deutsche Bank — универсальный, один из 29 важнейших транснациональных банков по данным Совета по финансовой стабил ...

Deutsche Bank (Дойче банк) — крупнейший по числу сотрудников и сумме активов финансовый конгломерат Германии. Правление банка располагается во Франкфурте-на-Майне. Deutsche Bank — универсальный, один из 29 важнейших транснациональных банков по данным Совета по финансовой стабильности. Он включает коммерческие, ипотечные, инвестиционные банки, лизинговые компании и т. д. 28 миллионов клиентов, 2814 отделений (из них 1845 в Германии), многочисленные участия, филиалы, представительства за рубежом (в 76 странах мира в том числе Нью-Йорке, Лондоне, Сингапуре, Сиднее и Москве). Является крупнейшим участником валютного рынка, придаёт большое значение инвестиционной деятельности и эмиссии собственных ценных бумаг. Deutsche, один из пяти банков, участвующих в Золотом фиксинге. Другими участниками являются Bank of Nova Scotia, Barclays Bank, HSBC Bank USA и Société Générale.

Число сотрудников: 101 тыс.(2015)

В списке Forbes Global 2000 Deutsche Bank в 2016 году занял 448-е место (в 2015 году — 114-е), в том числе 15-е по активам, 158-е по обороту, 399-е по рыночной капитализации.

Баланс

 

История

XIX век

Deutsche Bank был основан в Берлине 10 марта 1870 года с одобрения короля Пруссии. Возглавил банк Георг фон Сименс (Georg von Siemens), капитал банка составлял 5 млн талеров. Создание компании совпало с объединением Германии и победой во франко-германской войне. Выплата Францией репараций на 5 млрд франков способствовало развитию экономики Германии, в 1871 году талер был заменен на марку, обеспеченную золотом. Deutsche Bank также быстро развивался, уже в первые два года были открыты отделения в Бремене и Гамбурге, а также в Шанхае и Йокогаме. В 1873 году был открыт филиал в Лондоне, капитал достиг 15 млн талеров.

Благодаря тому, что Deutsche Bank сосредоточился на зарубежных операциях, ему удалось без потерь преодолеть финансовый кризис 1873-75 годов, приведшего к банкротству многих конкурентов. Приобретение в 1876 году Deutsche Union-Bank и Berliner Bankverein сделало Deutsche Bank крупнейшим банком Германии. В 1877 году он вошёл в синдикат ведущих частных банков, известный как Прусский консорциум. Участвовал в размещении государственных займов, в частности в 1899 году займа Пруссии в 125 млн марок и в то же время займа Второго германского рейха в размере 75 млн марок.

В 80-х и 90-х годах XIX века банк активно участвовал в финансировании строительства электростанций и железных дорог как в Германии, так и за её пределами. Наиболее значимыми проектами этого времени было инвестирование в компанию Edison General Electric в США, строительство электростанции в Аргентине и Анатолийской железной дороги в Турции, финансовая реорганизация Northern Pacific Railroad в США.

 

Начало XX века

В октябре 1901 года умер фон Сименс, но, как и в большинстве других немецких банков, все решения принимались советом директоров, поэтому его смерть не сказалась на работе банка. Он продолжал расширяться и на 1914 год у него было 46 отделений, а капитал увеличился в шесть раз с момента основания (200 млн марок, 112,5 млн марок резерва и 1,58 млрд марок депозитов и заёмных средств). Deutsche Bank продолжал расширятся и во время Первой мировой войны, скупая другие банки, но поражение в войне привело экономику Германии на грань краха. Характерной чертой послевоенного кризиса экономики стала гиперинфляция — в 1923 году одна золотая марка равнялась триллиону бумажных марок.

В 1929 году, в разгар экономического кризиса, произошло слияние Deutsche Bank с его основным конкурентом, Disconto-Gesellschaft, что позволило сократить административные расходы.

 

1933—1945 годы

В 1933 году в Германии к власти пришли национал-социалисты. Deutsche Bank вынужден был сотрудничать с новой властью: из совета директоров были отправлены в отставку трое евреев, банк участвовал в «ариизации» еврейской собственности, финансировал проекты нацистов, скупал выпускаемые ими облигации. В 1999 году Deutsche Bank и десятки других немецких компаний внесли 5,2 млрд долларов в фонд для компенсаций принудительным рабочим концлагерей.

 

Послевоенная реорганизация

После разделения Германии на Восточную и Западную головной офис Deutsche Bank переместился в Гамбург, а отделения в Восточной Германии стали основой новообразованного Berliner Disconto Bank AG. В 1947-48 годах отделения Западной Германии были распределены между тремя банками: Norddeutsche Bank AG, Rheinisch-Westfälische Bank AG и Süddeutsche Bank AG (севернонемецкий, рейно-вестфаленский и южнонемецкий банки). В 1957 году эти банки воссоединились в Deutsche Bank AG со штаб-квартирой во Франкфурте. В это время в банке работали 16 000 человек, а активы составляли 8,4 млрд марок.

 

1960—2000 годы

В 60-х годах банк сосредоточился на обслуживании мелких вкладчиков, также началось восстановление международных операций. В 1968 году Deutsche Bank совместно с нидерландским Amsterdam-Rotterdam Bank, британским Midland Bank, и бельгийским Societé Generale de Banque основали в Нью-Йорке European-American Bank & Trust Company. В 1972 с теми же банками основал Eurasbank (Евро-азиатский банк), в 1987 году выкупил доли партнёров по консорциуму.

В 60-х и 70-х годах инвестировал в промышленные компании, на 1979 год имел своего представителя в наблюдательных советах порядка 140 компаний, среди них Daimler-Benz, Volkswagen, Siemens, AEG, Thyssen, Bayer, Nixdorf, Allianz, и Philipp Holzmann.

Отделение Deutsche Bank в Нью-Йорке было открыто в 1979 году, банк начал активно участвовать на рынке государственных ценных бумаг и в 1990 году Федеральная резервная система США признала Deutsche Bank Government Securities Inc. первичным дилером государственных облигаций. В 1992 году было образовано североамериканское отделение Deutsche Bank North America. 30 ноября 1989 года в результате теракта был убит председатель правления Альфред Херрхаузен.

В 90-е годы банк начал активно осваивать Восточную Европу, в первую очередь воссоединившуюся с ФРГ ГДР, где был куплен Deutsche Kreditbank. К 1994 году Deutsche Bank имел более 300 отделений в Восточной Германии, а также в России, Чехии, Болгарии, Польше и Венгрии.

В 1995 году Deutsche Bank все свои инвестиционные банковские операции объединил в новую компанию Deutsche Morgan Grenfell (DMG), созданную на основе приобретённой в 1989 году британской инвестиционной группы Morgan Grenfell. Более половины всего бизнеса Deutsche Bank переместилась в Лондон, в компанию были приглашены ведущие специалисты отрасли из конкурирующих фирм. Наиболее значимым приобретением конца XX века был банк Bankers Trust Corp., седьмой крупнейший банк США. Сумма сделки составила $10 млрд, была завершена в июне 1999 года.

 

XXI век

С 2001 года акции Deutsche Bank попали в листинг Нью-йоркской фондовой биржи. В 2004 году было открыто отделение в Пекине. Банк продолжал расширяться за счёт поглощений: Scudder Investments (США, 2002 год), Rued Blass & Cie (Швейцария, 2002 год), Объединённая финансовая группа (Россия, 2006 год), а также немецкие банки Norisbank, Berliner Bank и Deutsche Postbank.

Собственники и руководство

Deutsche Bank является акционерным обществом. Было выпущено около 1,38 млрд акций, на июнь 2016 года рыночная капитализация (их общая стоимость) составила около €20 млрд. 56 % акций находятся у резидентов Германии, 15 % — у резидентов США. Из 560 тысяч акционеров компании наиболее крупными являются: Хамад бен Джасим бен Джабер Аль Тани через две компании, Paramount Services Holdings Ltd. (Британские Виргинские острова) и Supreme Universal Holdings Ltd. (Каймановы острова), контролирующий около 6 % акций (на август 2015 года); BlackRock (6,79 %), а также Treetop Family Foundation Inc. (Панама) (3,05 %); DekaBank Deutsche Girozentrale AöR (2,27 %); Vanguard Group (2,07 %); Credit Agricole Asset Management Group (2,07 %); Commerzbank AG (1,78 %); Deutsche Bank AG (1,74 %); Government Pension Fund of Norway - Global (1,85 %); Deutsche Asset Mgmt Invst Gesenschaft (1,61 %); Goldman, Sachs & Co. (1,4 %); HSBC Holdings PLC (1,08 %).

Руководят банком два главных исполнительных директора (CEO):

  • Юрген Фитчен (Juergen Fitschen) — главный исполнительный директор и сопредседатель совета управления и исполнительного комитета Deutsche Bank. Родился в Харзефельде (Германия) в 1948 году. В 1975 году окончил Гамбургский университет. С 1975 по 1987 годы работал в Citibank в Гамбурге и Франкфурте. С 1987 года в Deutsche Bank, CEO был назначен в 2012 году. Также является членом наблюдательных советов Metro AG и Schott AG и членом совета директоров Kuehne + Nagel.
  • Джон Краен (John Cryan) — главный исполнительный директор с 1 июля 2015 года. Родился в 1960 году в Хэррогейте (Англия). Окончил Кембриджский университет. До Deutsche Bank занимал различные посты в UBS, в том числе председателя, CEO и главного финансового директора. Покинул UBS в 2011 году и перешёл в сингапурскую компанию Temasek Holdings, возглавив её европейский отдел.
  • Пауль Ахляйтнер (Paul Achleitner) — председатель наблюдательного совета Deutsche Bank с 31 мая 2012 года. Также входит в наблюдательные советы Bayer, Daimler, RWE (до 18 апреля 2013 года) и Henkel.

 

Deutsche Bank в России

Deutsche Bank не предоставляет в России розничных банковских услуг населению, кроме услуг по управлению крупными частными капиталами. Банк занимается в основном инвестиционно-банковскими и коммерческими услугами.

Свою деятельность в России Deutsche Bank начал ещё в 1881 году, войдя в состав акционеров «Русского банка внешней торговли» в Санкт-Петербурге и выпустив первые облигации российских железных дорог. Отношения с Советским союзом начал налаживать в 1926 году, возглавив первый консорциум по финансированию экспортных поставок в СССР. В 1970-е годы Deutsche Bank выступал организатором финансирования поставок труб для строительства газопровода для экспорта советского газа за рубеж. Deutsche Bank стал первым иностранным банком, получившим лицензию на открытие представительства в Москве (начало работу в 1972 году). В 1998 году было основано ООО «Дойче Банк» в России.

В 2001 году Deutsche Bank открыл в Москве Центр Разработки ПО, который специализируется на создании технологических решений для торговли ликвидными финансовыми инструментами. Это программное обеспечение используется не только в России, но и в других странах. В 2009 году офис Центра был открыт и в Санкт-Петербурге. В 2011 году Московский офис Центра Разработки Deutsche Bank получил первый в России золотой сертификат LEED за эффективное использование ресурсов и высокие характеристики энергосбережения.

В 2003 году Deutsche Bank приобрёл 40 % уставного капитала Объединённой финансовой группы, одной из ведущих независимых российских инвестиционных компаний, а в 2006 — оставшиеся 60 %. Следующим приобретением стала покупка 40 % акций ЗАО «ОФГ Инвест», российской управляющей компании, входящей в группу компаний UFG Asset Management, с возможностью в будущем увеличить свою долю до 100 %. C 2009 года ЗАО «ОФГ Инвест» работает под брендом Deutsche UFG Capital Management.

В 2005 году Deutsche Bank вышел на рынок коллективных инвестиций России. Были зарегистрированы и начали работать пять паевых инвестиционных фондов УК «ДВС Инвестмент» в России. 1 декабря стал лауреатом премии «Золотой банковский лев» в номинации «Банк с участием иностранного капитала, внесший наибольший вклад в развитие экономики России».

В деятельности банка в России были и негативные аспекты. В 2009 году было установлено, что через Deutsche Bank выводились 550 млн рублей из 1,15 млрд, похищенных 13 ноября 2009 года из ПФР. Все деньги были возвращены.

В мае 2015 года центральный офис Deutsche Bank начал внутреннее расследование в отношении московского филиала банка по подозрению в отмывании денег, полученных сомнительным путём.

18 сентября 2015 года Дойче банк Россия объявил о том, что свернёт большую часть своей деятельности в России. Российское отделение будет лишь предоставлять услуги по торговому финансированию, управлению денежными средствами клиентов, финансированию оборотного капитала и валютным операциям, другие услуги российским клиентам будут предоставляться из международных центров Deutsche Bank.

 

Критика

По данным расследования, проведённого международным консорциумом журналистских расследований, газетой Süddeutsche Zeitung и общественной телерадиокомпанией NDR, сингапурское отделение Deutsche Bank помогало клиентам уклонятся от уплаты налогов, открывая компании в оффшорных зонах, в первую очередь на Британских Виргинских островах. Всего на 2013 год удалось получить сведения о 309 оффшорных компаниях и трастовых фондах, в регистрации и управлении которыми участвовал Deutsche Bank, среди клиентов значатся крупные компании и государственные деятели Китая, Азербайджана, России, Канады, Пакистана, Филиппин, Таиланда, Монголии и других стран

Здание штаб-квартиры «Дойче банк» во Франкфурте-на-Майне

 

Вики

https://www.db.com/

Развернуть описание Свернуть описание
17 сентября, 02:37

Goldman's Bear Market Indicator Shows Crash Dead Ahead, Asks "Should We Be Worried?"

  • 0

On Thursday, just as the S&P hit its latest all time high, the broad US equity index surpassed the 266% increase recorded during the 1949 to 1956 bull market from its March 2009 "generational lows", in the process becoming the 3rd strongest bull market - artificial and central bank-driven as it may be - in history. It also prompted Citi to calculate the odds of an imminent market correction (one starting in the next 3 months) at 45%.  At the very same time that Citi was calculating the probability of the next crash, Goldman was doing the exact same analysis, and while we thought Citi's take of the immediate future was gloomy, Goldman's is downright apocalyptic because as the bank's global equities strategist Peter Oppenheimer writes in his recent "Bear Necessities" report, Goldman's Bear Market Risk Indicator has recently shot up to 67%, prompting Goldman to ask, rhetorically, "should we be worried now?" The simple answer, as shown in the chart below, is a resounding yes because the last two times Goldman's bear market risk indicator was here, was just before the dot com bubble and just before the global financial crisis of 2008. What happened next is vividly familiar to most except the current generation of 2-some year old hedge fund managers who have yet to see a 20% (or even 10%) correction. Back to Goldman, this is how the world's biggest incubator of central bankers explains the above startling observation: To be sure, the last thing Goldman wants to do is cause a wholesale selling panic (we assume), and predictably Oppenheimer immediately rushes to mitigate the dire implication of the above chart, writing that "if we exclude valuation from the index, the level falls into the low 60% category. On historical relationships this would imply a 50/50 probability of a bear market in the next 12 months. The chances of a bear market are still high (based on the historical relationships) over the next 2 years, but remember that at any point in time the chances over 2 years can go up." Not satisified with that footnote, and perhaps concerned about the flood of phone calls on Monday by worried clients demanding an explanation for this startkly realistic take, Oppenheimer doubles down and explains that while Goldman's Bear Market Risk Indicator is currently at 67% and this would suggest that the risk of a bear market is high, "there are three reasons to worry less than in the past. First, inflation has played an important part in rising bear market risks in past cycles. Structural factors may be keeping inflation lower than in the past, and central bank forward guidance is reducing interest rate volatility and the term premium. Without monetary policy tightening much, concerns about a looming recession – and therefore risks of a ‘cyclical’ bear market – are lower. Second, financial imbalances and leverage in the banking system have been reduced post the financial crisis. This makes a structural bear market less likely than in the past. Third, valuation is currently the most stretched of the factors in the Indicator. This is largely a function of very loose monetary policy and bond yields. Excluding valuation (the grey line in Exhibit 1) reduces the level of the Indicator to a more comfortable level. Well, it really reduces it to a level that is about 5% lower... and still on par with other pre great-crash levels. With that background in mind, here are some additional warnings from Goldman on what may be an imminent 20-50% market crash correction: Bear markets are inevitable: the question is not if, but rather when, the next one will occur. The problem is that, while bear markets are very obvious with the benefit of hindsight, they are very difficult to identify in real time. Many corrections turn out to be short-lived and relatively benign, and it is difficult to know in the middle of a correction if it will be short-lived or turn into a full bear market. Some factors tend to lead bear markets but they also have a tendency to provide false signals at other times. Some are more reliable but can reach worrying levels a year or more before a bear market. While it is not possible to find factors that give a reliable signal prior to the precise peak of a market, it is reassuring that it is less important to pinpoint the peak than to avoid a long bear market. Being a little too early, or even a little too late matters less than recognising the signals that avoid the longer decline.   Being a little early or a little late matters less than avoiding the longer decline   There are two reasons for this. First, while the final 3 months of the bull market (using US data as a proxy) tends to be a rise of 7%, the first 3 months of the decline is a rather similar amount (Exhibit 4). If you miss the peak but sell after the first 3 months, you are roughly at the same position as the investor who sold 3 months before the peak. The bigger issue is avoiding the further 20-25% of declines that often follow. Next, Goldman reminds its clients that even if it is right, and a crash is imminent, they still have a chance to sell during the so-called "bear market bounce." Bear markets do not tend to occur in straight lines. There is nearly always a bounce after the initial decline, providing investors with another opportunity to reduce risks if there are sufficient signals at the time to suggest a further decline is likely. The profile of the average bear market (starting in the post-war period and using US data) is shown in Exhibit 5. It shows an average profile, with the range of experiences in the blue shaded area. However, this is an oversimplification because the period over which the bounce occurs does vary, and sometimes the market has a correction and then a rally even before the actual peak (1987 and 2007 are examples). On most other occasions the market correction comes after the peak; this tends to be followed by a bounce as the market recovers towards the peak before reversing again. But the common factor in all cases is that, with the exception of 1998, a correction and bounce can be clearly observed. This brings us to the current, "most unloved" of bull markets. This is what Goldman had to say about it: Since the 2007 financial crisis, fears of recession and secondary bear markets and corrections have never been far away; for much of the past few years investors have struggled to shake off the shadow of the global financial crisis and the great recession. This has meant that the current bull market is likely the least ‘loved’ and in many ways the most unusual in history. The current upswing in equity prices is already among the longest and strongest in history, and many investors are clearly wondering how much longer it can last. This reflects both the very unusual nature of the economic and stock market recovery of recent years (plagued by weak economic and profit growth and persistent fears relating to the financial system), as well as the unprecedented role played by policy adjustments (and QE) adopted to soften its impact. While Goldman goes into significant detail next, laying out the current risk factors, below we summarize the four main reasons why Goldman believes investors are focusing on the increasing risk of a bear market: The current bull market is already relatively long-lived and strong by the standards of history. On many measures equity markets (and other financial assets) are expensive versus history. Margins (at least in the US) are at record highs, raising the prospect that they might have peaked. After years of extraordinarily low interest rates and QE, which have driven and supported financial returns, we may be close to a turn in the policy cycle. To underscore the last point, Goldman also adds one of our favorite charts, the one showing that while there has been virtually no inflation (and for commodities, there has been deflation) for the real economy, asset prices are currently going from one bubble to the next, in short: the Fed has blown constant financial asset bubbles, even if its impact on the broader, "real economy" has been non-existent. To wit: The long economic cycle that we have been enjoying is, in part, a reflection of loose monetary conditions and low interest rates. Exhibit 17 is a simple but effective way to demonstrate this effect. Taking data back to 2009, the start of the period of extraordinary monetary policy, we can see a very big difference between ‘prices’ in the real economy – measures of wages, consumer price inflation, house prices, commodities – and asset prices. Also shown here is the long-run average nominal GDP growth and nominal GDP growth over this period for the US and Europe (in red). Financial assets have significantly outstripped both nominal GDP growth and inflation in the real economy, largely as a result of rates staying low. Next Goldman goes into great detail looking at overlapping patterns in historical bear markets, which we look in greater length tomorrow, but these can be summarized as follows: Bear markets typically fall into one of three categories, dictated by the cause of their onset – cyclical, event driven and structural. Each has their own unique characteristics such as severity and longevity: Cyclical bear markets are the most common and a function of the economic cycle. They typically see prices fall by ~30%, last an average of 26 months and take four years to recover to the previous peak. Event-driven bear markets are typically the result of an exogenous shock, such as war. They are not typically associated with a domestic recession and are both the least severe and shortest type of bear market with falls of 26% over seven months, and on average take 11 months to regain these losses. Structural bear markets are caused by structural imbalances and financial bubbles, and are typically the most severe. They can result in market prices halving, typically last around three and a half years, and take a full decade to return to previous highs. What Goldman is really saying here is that while a bear market is now not only inevitable, but imminent, the only question is how sharp and how prolonged it will be. More on that in a later post. The next question is what are the triggers?  Goldman has examined over 40 variables around bear markets... ... and identified the five factors that, in combination, provide a reasonable guide to bear market risk: valuation, ISM (growth momentum), unemployment, inflation and the yield curve. Together, these generate the bank's Bear Market Risk Indicator which is currently flashing red. While no single indicator is reliable on its own, the combination of these five seems to provide a reasonable signal for future bear market risk. All of these variables are related. Tight labour markets are typically associated with higher inflation expectations. These, in turn, tend to tighten policy and weaken expectations of future growth. High valuations, at the same time, leave equities vulnerable to de-rating if growth expectations deteriorate or the discount rate rises, or, worse still, both of these occur together.   To aggregate these variables in a signal indicator we took each variable and calculated its percentile relative to its history since 1948. For the yield curve and unemployment we took the lowest percentiles relative to history, while for the other indicators we took the highest (see Exhibit 37). We then took the average of these. Putting it all together, Oppenheimer writes that "our aggregate Bear Market Risk Indicator shows the average of these factors. Historically, when the Indicator rises above 60% it is a good signal to investors to turn cautious, or at the very least recognise that a correction followed by a rally is more likely to be followed by a bear market than when these indicators are low. By the same token, when the Indicator is very low, below 40% (as was the case in 1975, 1982 and 2009), investors should see any market weakness as an opportunity to buy." Of course, the last bit was superfluous, as currently the indicator it not only not very low, but is where it was back in 2000 and again back in 2007... That said, since the world's largest investment bank can not credibly say a crash is imminent without then being blamed by millions of investors (and its own clients) for starting a panic and being scapegoated as the catalyst that launched what will be the biggest crash in market history, it has to hedge, and sure enough it does just that: ...  we believe there are three potentially mitigating factors: (1) structurally lower inflation, (2) a lack of financial imbalances or excessive leverage in the financial system, and (3) valuation is the most stretched of the five indicators. This is largely a function of very loose monetary policy and bond yields; excluding valuation reduces the level of the indicator to a more comfortable level. Consequently, we conclude thatan  extended period of low returns is more likely than an imminent bear market. Indeed, having sketched out the future, and the fact that what comes next is ugly for market bulls, Goldman does the prudent thing and backs off, letting someone else be the fall guy for what happens next, whether that someone is the Fed itself by tightening into a recession as Deutsche Bank hinted earlier, or Donald Trump himself, whose honeymoon with the S&P500 has lasted far, far longer than most would have imagined...

16 сентября, 23:25

Deutsche Bank: "This Is The $2.5 Trillion Question"

  • 0

Next Wednesday, the Fed is widely expected to officially launch its balance sheet reduction or "normalization" process, as a result of which it will gradually taper the amount of bonds its reinvests in the process modestly shrinking the Fed's balance sheet. Very modestly. As shown in the chart below, the Fed's $4.471 trillion balance sheet will shrink by $10 billion per month in October and November, or about 0.4% of its total AUM. Putting this "shrinkage" in context, over the same time period, the Bank of Japan and the ECB will continue adding new liquidity amounting to more than $400 billion. As a result, in Q4 net global liquidity will increase by "only" $355 billion, should Yellen begin "normalizing" in October following a September taper announcement as expected. That much is known, however there are quite a few unknown aspects about the Fed's upcoming QE unwind, and as a result, Deutsche Bank writes that "the Fed is about to become hugely important for financial assets." Assuming it all goes well, DB forecasts smooth sailing ahead, manifested by "nominal core rates will be relatively stable and the dollar gently weaker. 10s might trade a sustainably lower range 1.8-2.3 percent. There will be more of a gradual risk asset rotation favoring US (growth) equities, EM, some commodities at the expense of (value) equities, Eurostoxx, NKY with credit somewhere in between." But, as Deutsche Bank's chief strategist Dominic Konstam writes, "There is a good chance it does not go well." Here's why. On one hand, Konstam predicts that if the Fed insists on further hikes as it normalizes QE, elevated real rates threaten a more generalized risk off. Even more ominous is that even if the Fed is open to a more relaxed interest rate outlook, there is a looming challenge that balance sheet reduction poses to bank lending. While Fed balance sheet reduction starts small it will be very big come the peak by end 2018 at a maximum pace of $50 billion per month ($30 billion in Treasuries and $20 billion in mortgages). The interest sensitivity of bank demand for securities relative to the non-bank sector "will be absolutely critical as to whether the Fed commits a spectacular own goal on economic growth." For Deutsche Bank, the mere uncertainty around this reinforces a conclusion it made last week when it pointed out that with recession risks the highest in ten years, the Fed should pause tightening; sure enough overnight Konstam doubled down and said that the question markets around the balance sheet reduction "suggests at the very least the Fed should not raise rates in 2018, as the balance sheet reduction ramps." Or else risk assets - such as Deutsche Bank stock - get it... As an aside, Konstam touches on something we discussed yesterday, namely the hint by the Bank of Canada that it and other central banks may soon change to their mandate as relates to 2.0% inflation targets. Having demonstrated time and again that they are incapable of hitting their targets, central banks may simply redefine the new inflation target at 1.5% in our lowflation, low r-star world, and declare victory. This to Konstam would be a disaster, especially since officially measured core inflation - when stripping away food and shelter - is now the lowest its has been 2003, and worse: "the dominance of shelter inflation means that much of the inflation that does exist largely reflects a tax on consumers." To wit: Underlying inflation looks a lot closer to 1 percent or below rather than 2 percent, meaning real rates are already significantly positive when, on their own metric, the short term neutral rate is close to zero. The latest CPI print may give some inflation pessimists reason for pause, but we think it need not. Shelter inflation is running at 3.3% y/y and contributing a whopping 1.4pp to the 1.7% core CPI, while core CPI ex-shelter slid further to 0.5% y/y. Without equity withdrawal by homeowners, the dominance of shelter inflation means that much of the inflation that does exist largely reflects a tax on consumers. While we may, and almost certainly will have to touch on the inflation issue later, especially if the BOC is indeed set to unveil a change to its policy mandate, a harbinger to abolishing a 2% inflation target across all central banks, something which Bill Dudley has also hinted at last week, for now we focus on the QE unwind. The problem here, according to Deutsche, is that the Fed has no idea what impact its action will have on the one factor that is most critical for economic growth and contraction (or anything else for that matter): bank lending. To be fair "the Fed understands that there could be a problem." In their Addendum to the Policy Normalization Principles and Plans the Fed states: “Gradually reducing the Federal Reserve's securities holdings will result in a declining supply of reserve balances. The Committee currently anticipates reducing the quantity of reserve balances, over time, to a level appreciably below that seen in recent years but larger than before the financial crisis; the level will reflect the banking system's demand for reserve balances and the Committee's decisions about how to implement monetary policy most efficiently and effectively in the future. The Committee expects to learn more about the underlying demand for reserves during the process of balance sheet normalization”. As Konstam tongue-in-cheek writes, "we bet they do and, as innocent a question as it may seem, the underlying demand for reserves is a critical one." He next makes a point we have been pounding the table on since 2010: "Reserves simply are cash for the banks." This is shown in the DB chart below... ... and the Zero Hedge chart which we have shown in some capacity ever since 2011: Here is DB's explanation why the QE unwind will have a critical importance on commercial bank balance sheets: When the Fed reduces its balance sheet, someone needs to buy those Treasury and mortgage securities instead. There are the banks, and then there are the nonbanks: foreigners, households, mutual funds, pensions etc. If the banks don’t buy the securities – let’s say they have a fairly low elasticity of demand for more securities, so a small reduction in the price doesn’t lead them to buy more securities – and if the  non-bank sector has a relatively higher elasticity of demand, then deposits in the banking system will fall. Foreigners or funds may switch cash assets for securities that the Treasury is no longer selling to the Fed; the Treasury will trot back to the Fed, hand over the cash, and the Fed will cancel that cash liability to match its reduced asset. The banking system has lost deposits. This is shown in Figure 7 above, right. What then do the banks do on the other side? They could cut their own cash holdings. They could cut their securities or they could cut their loans. They will probably do a bit of everything. The loan deposit ratio would almost certainly rise but given the drop in deposits it is likely that loan growth will be weaker not stronger since the extent to which cash and securities are anyway reduced impairs HQLA. Regulatory relief would help to the extent that HQLA assets may become less binding. Ideally the banks could buy the securities the Fed doesn’t want to own. Then there is a more straightforward switch away from cash to more securities. Deposits would be unaffected. More securities will also boost loan deposits. If deposits are stable this must imply a tendency to raise lending growth. But banks will only buy the securities if they are more interest rate sensitive than the non-bank sector. Which then brings us to what DB calls the "2 ½ trillion dollar question – the anticipated amount of Federal Reserve balance sheet rundown." Here's why so much depends on how long QE unwind will go for: [I]ronically less regulatory pressure discourages the banks from buying more securities – that’s a bit of a conundrum. Moreover if there is a low inflation equilibrium and the Fed is raising real rates “too quickly”, who will be more interest rate sensitive? If the dollar is weaker as well, it seems reasonable that foreign investors will eager lap up Treasuries on mild backups – deposits are more likely to be squeezed with loans. This wouldn’t be such a problem if loan growth wasn't already concerningly weak, something we last highlighted three months ago. As DB admits, "C&I loan growth looks far closer to what we’d expect in the middle of a recession, having decelerated sharply and momentum only just stabilizing (though not really improving as of yet). If the bank demand proves less rate sensitive than non-bank demand, the drop in deposit could be part of a sharper, more pernicious tightening than intended, with reduced availability of credit and initially higher yields." In such a world, we expect the initial move would be to higher yields, as bank buying fails to step into the void left by the Fed. This would be to the detriment of the real economy, however, and the medium to longer term implication would be the Fed being forced to recognize its mistake and reverse." In short: with the most important aspect of any vibrant, healthy economy - namely solid loan growth - lacking, the Fed's reserves, i.e. bank cash, reduction, will have a dire (and direct) impact on futher loan growth, or rather contraction, further exacerbating this metric, and finally pushing commercial bank loan growth into outright contractionary territory, has always been accompanied by a recession. It almost begs the question: is the Fed now actively seeking to launch the next recession (under president Donald Trump no less)? Perversely, it would make a lot of sense: with the business cycle now broken as a result of so much undue implicit reliance on asset prices, all of which are in a bubble - something which the Fed also understands - it would be beautifully symmetric that the same agent, the US Federal Reserve, that broke the business cycle and unleashed one of the longest, if artificial and on the back of trillions in central bank liquidity, economic expansion is now eager (and hoping) to be the catalyst for the next recession. Or said simply, is the Fed now eager to accelerate the next economic recession in order to undo its own damage to a business cycle which has forgotten there should also be a contraction? With all due respect to Konstam and Deutsche Bank, it is this that is the real $2.5 trillion question.

15 сентября, 22:20

Deutsche Bank: доллар и евро реагируют на политику

  • 0

Менеджмент по управлению активами Deutsche Bank пришел к выводу, что на динамику двух ведущих мировых валют оказывают большее влияние политические события, а вовсе не экономика.

15 сентября, 22:20

Deutsche Bank: доллар и евро реагируют на политику

  • 0

Менеджмент по управлению активами Deutsche Bank пришел к выводу, что на динамику двух ведущих мировых валют оказывают большее влияние политические события, а вовсе не экономика.

Выбор редакции
15 сентября, 19:30

Stock Market Participation Varies Greatly by State

  • 0

From Torsten Sløk: In Vermont almost 50% of households that make between $100,000 and $200,000 own stocks. For similar households in Louisiana, Mississippi, Nevada, Utah, and West Virginia the stock ownership percentage is closer to 30%, see chart below. Source: Torsten Sløk, Deutsche Bank via St Louis Fed   See Also: Regional Economist The post Stock Market Participation Varies Greatly by State appeared first on The Big Picture.

15 сентября, 18:22

Deutsche Bank улучшил прогноз по лире к доллару

  • 0

Несмотря на недавний рост инфляции в Турции, «внешняя среда благоприятна, денежно-кредитные условия жесткие, инфляция должна начать снижаться к концу года, ценовые уровни привлекательны, а экономический рост устойчив», говорит стратег Deutsche Bank Гаутам Калани. Банк улучш… читать далее…

15 сентября, 17:34

Нужен ли нам "банк в смартфоне", или Уроки вируса Petya.A

Вирус Petya.Aпоказал беспомощность украинских регуляторов финансового рынка перед лицом серьезной киберугрозы.

Выбор редакции
Выбор редакции
15 сентября, 10:21

ИК "Церих Кэпитал Менеджмент": В четверг фондовый рынок США по результатам торгов продемонстрировал смешанную динамику

В четверг фондовый рынок США по результатам торгов продемонстрировал смешанную динамику. Индекс Dow Jones Industrial Average прибавил по результатам торгов 0,2% и закрылся на отметке 22 203,48 пункта. Dow Jones Industrial Average обновил рекордный максимум в третий день подряд, отчасти благодаря компании Boeing, акции которой прибавили в цене 1,36%, после того как Deutsche Bank повысил целевую

15 сентября, 10:10

Неопределенность в ценах нефти будет сохраняться

В четверг фондовый рынок США по результатам торгов продемонстрировал смешанную динамику. Индекс Dow Jones Industrial Average прибавил по результатам торгов 0,2% и закрылся на отметке 22 203,48 пункта. Dow Jones Industrial Average обновил рекордный максимум в третий день подряд, отчасти благодаря компании Boeing, акции которой прибавили в цене 1,36%, после того как Deutsche Bank повысил целевую цену по акциям компании. S&P 500 и Nasdaq Composite, тем временем, упали, так как рост инфляции в США сильнее ожиданий инвесторы восприняли как сигнал об увеличении вероятности повышения ставок ФРС. Nasdaq Composite потерял 0,48% и на момент закрытия оказался на отметке 6429,08 пункта, пострадав отчасти из-за падения акций Apple на 0,86%. S&P 500 потерял 0,11% и закончил торги на отметке 2 495,62 пункта. Ростом закрылись 6 из 11 главных секторов S&P 500. Наиболее сильным ростом отметился сектор коммунальных услуг, набрав 0,87%.

14 сентября, 22:00

US STOCKS-Dow hits record high as broader market treads water

Rising shares of Boeing pulled the Dow Jones Industrial Average up to a record high on Thursday, while the S&P 500 declined marginally as investors saw higher-than-expected inflation increasing the chances of an interest rate hike. The Dow was on track for its third consecutive all-time high close as Boeing rose 1.34 percent after Deutsche Bank raised its price target on the aerospace and defense stock.

14 сентября, 21:38

Deutsche Bank прогнозирует рост экономики России

Рост российской экономики в 2017 году может составить 2%

14 сентября, 18:48

Dow hits record high as broader market treads water

The Dow was on track for its third consecutive all-time high close as Boeing (BA.N) rose 1.34 percent after Deutsche Bank raised its price target on the aerospace and defence stock. The S&P 500 and Nasdaq moved lower after a Labor Department report showed consumer prices rose more than expected in August, boosting the odds of another interest rate hike this year.

14 сентября, 18:41

Эксперт объяснил прогноз роста ВВП России, сделанный Deutsche Bank

  • 0

«Вопрос в том, каким темпом восстанавливается экономика. Нам было комфортнее 3%, но и 2% - это очень хороший результат на самом деле. Для обычного гражданина это должно выражаться в появлении рабочих мест и росте его зарплаты», - сказал газете ВЗГЛЯД экономист Дмитрий Абзалов. Ранее Deutsche Bank заявил, что ВВП России вырастет в этом году на 2%. Программы импортозамещения, а также ослабление рубля помогают росту экономики России, считает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов, комментируя оптимистичный для России прогноз, который выпустил Deutsche Bank. «Необходимо сохранить уровень госзаказа, он остается важным стимулом развития экономики. Значительную часть строек будет обеспечивать госзаказ, например, стадионы. Вопрос, кто после 2018 года обеспечит заказ для стройкомплекса?, - риторически спросил Абзалов. - Есть программа реновации, ВПК, которая серьезно развивается до 2018-2020 годов. Затем государственные заказы на перевооружение будут значительно снижены. Этот объем заказов должен перехватывать частный сектор». Эксперт также напомнил об успешной реализации государственной программы развития сельского хозяйства, программы, связанной с поэтапным замещением транспорта и ипотекой. Как сообщил «Финмаркет», накануне крупнейший коммерческий банк Германии, Deutsche Bank обнародовал прогноз, согласно которому рост российской экономики в этом году составит гораздо больше, чем полагали в банке ранее, - не 1,6%, а 2,0%. При этом банк по итогам года прогнозирует снижение инфляции в России до 3,1%. Напомним, в начале недели президент Владимир Путин на совещании с членами правительства, заслушав доклад главы Минэкономразвития Максима Орешкина, заявил: экономика России вышла из кризиса и набирает обороты, граждане и бизнес будут постепенно ощущать позитивные изменения и нужно сделать все для того, чтобы эту динамику сохранить. «Все, что вы сказали, безусловно, говорит о том, что российская экономика из кризиса вышла, набирает обороты, и нам в этих условиях нужно сделать все для того, чтобы эту динамику сохранить», - заметил президент. Он подчеркнул, что эта динамика «дает результаты постепенно». «И участники экономической деятельности, и граждане постепенно будут ощущать позитивные факторы, происходящие в экономике», - заключил Путин.

14 сентября, 18:32

Dow strikes record high as broader market weakens

  • 0

NEW YORK (Reuters) - ising shares of Boeing pulled the Dow Jones Industrial Average up to a record high on Thursday, while the S&P 500 fell as investors saw higher-than-expected inflation increasing the chances of an interest rate hike. The Dow's third consecutive all-time high was driven in part by Boeing BA.N, which rose 1.36 percent after Deutsche Bank raised its price target on the aerospace and defense stock. The S&P 500 and Nasdaq moved lower after a Labor Department report showed consumer prices rose more than expected in August, boosting the odds of another interest rate hike this year.

14 сентября, 18:03

"Dr.Copper"'s Contango Crushes Economic Hype

We warned two weeks ago that China's "Bronze Swan" was looming as the crackdown on leverage in the system by Chinese authorities may be forcing unwinds of the CCFDs - thus putting upward pressure on Copper futures (unwinding short positions) and selling physical copper (which would mean procuring the physical metal before passing it on). Those effects were exactly what we had been seeing in the market until the end of August. And now, it appears, as StockBoardAsset.com notes, exhaustion has started to set in across industry metals... Barclays has also called the copper rally overhyped, while Bank of America Merrill Lynch said it’s the metal most at risk of a reversal,with the optimism of investors in financial futures disconnected from slow conditions in the physical market. “When you look at the state of the refined copper market, you certainly question why prices have risen so significantly,” Snowdon said by phone from London. And finally, bear in mind that the lagged response to China's credit impulse is about to hit base metals... The rise and fall in China's credit impulse that has been so highly correlated (on a lagged basis) with copper for the last eight years...   And now, as Frik Els of Mining.com explains, Copper futures trading on the Comex market in New York suffered another sharp decline on Wednesday as analysts warn of a likely correction following weeks of speculative buying. In massive volumes of 2.7 billion pounds in morning trade alone copper for delivery in December slumped to a low of 2.9710 a pound ($6,550 per tonne), down more than 2% from Tuesday’s close to a three-week low. A week ago copper hit an intra-day high just shy of $3.18 a pound (more than $7,000 a tonne), the highest since September 2014. But disappointment about imports by China,  responsible for some 46% of global consumption of the metal, and receding supply worries saw the rally come to a screeching halt. The prospect of a weakening renminbi also emerged as factor for the pullback after Chinese policymakers this week relaxed rules to curb speculation against the yuan which had been in place for nearly two years. A correction on copper markets may also have been overdue as speculative interest have been running ahead of industry fundamentals. Hedge funds built successive record net long positions – bets on rising prices – in recent weeks which according to the latest report totalled the equivalent of more than $9 billion at today’s prices. Reports at the end of July that China is planning to ban the importation of scrap copper by the end of next year, sparked the rally from copper’s summer lows, but caught many in the industry by surprise. Investment banks and institutions are now catching up and according to the September survey by FocusEconomics released yesterday eight of the 24 analysts polled upgraded their fourth quarter forecasts compared to projections made the month before. While no-one downgraded the outlook for copper, consensus forecasts remain well below ruling prices however. Analysts project that prices will average $5,870 per tonne in Q4 2017 and $5,844 per tonne in Q4 2018. The lowest forecast for Q4 2017 is $4,899 per tonne, while the maximum forecast is $6,674 per tonne. Among the pessimists. Barclays, Deutsche Bank, JP Morgan and Macquarie all saw a prices average more than 15% below today’s price going into 2018. The price forecasts for Q4 2017 were raised for nine metals and minerals, including aluminium, lead and iron ore. Tin was the only exception with economics lowering their price expectations for the rest of the year. *  *  * And finally, as Bloomberg details, here’s some more grist for the doubters who scoffed at copper’s rally to a three-year high earlier this month. The metal for immediate delivery on the London Metal Exchange cost $40.75 less than benchmark three-month futures on Tuesday, the biggest discount since 2009. That market structure, known ascontango, shows “there’s no part of the world where copper is really scarce,” said Rene van der Kam, Singapore-based managing director of trader Viant Commodities Pte Ltd. He says to expect more losses after a pullback in prices this week. It appears "Dr.Copper" is about to be relegated to "ignore" status once again. And why your average joe American should care... the Copper/Gold Ratio is misfiring and more likely to revert back to UST10Y levels. The correlation broke in late August.

14 сентября, 17:49

Zacks Industry Outlook Highlights: Deutsche Bank, Credit Suisse , Mitsubishi UFJ Financial Group, Mizuho Financial Group and Sumitomo Mitsui Financial Group

Zacks Industry Outlook Highlights: Deutsche Bank, Credit Suisse , Mitsubishi UFJ Financial Group, Mizuho Financial Group and Sumitomo Mitsui Financial Group

14 сентября, 17:43

MasTec, Dycom Industries, Nordstrom, KKR and Apollo highlighted as Zacks Bull and Bear of the Day

MasTec, Dycom Industries, Nordstrom, KKR and Apollo highlighted as Zacks Bull and Bear of the Day

14 сентября, 16:11

Deutsche Bank прогнозирует рост ВВП России на 2% в 2017 году

Deutsche Bank повысил прогноз по росту российской экономики в 2017 году с 1,6% до 2,0%. Об этом сообщает агентство Finmarket. Также стало известно, что эксперты Deutsche Bank прогнозируют снижение инфляции в России до 3,1%. "Мы ...

14 сентября, 16:05

Dow strikes record high as broader market weakens

Rising shares of Boeing pulled the Dow Jones Industrial Average up to a record high on Thursday, while the S&P 500 fell as investors saw higher-than-expected inflation increasing the chances of an interest rate hike. The Dow's third consecutive all-time high was driven in part by Boeing BA.N, which rose 1.36 percent after Deutsche Bank raised its price target on the aerospace and defense stock. The S&P 500 and Nasdaq moved lower after a Labor Department report showed consumer prices rose more than expected in August, boosting the odds of another interest rate hike this year.

08 октября 2016, 10:18

Forbes: Про позиции Deutsche Bank в деривативах

Фото REUTERS / Kai Pfaffenbach   Перечитывая новости о крахе Deutsche Bank, трудно не сойти с ума. Складывается впечатление, что любые адекватные аналитические отчеты просто похоронены под ворохом скандальных публикаций, и даже профессиональные финансисты на полном серьезе рассуждают о "громадных деривативных позициях" и "втором Lehman Brothers". Истерику подхватывают политики и обыватели, и вот уже нет в мире события, вероятность наступления которого столь же гарантирована, как банкротство крупнейшего банка Германии. Но если опустить эмоции и взяться за цифры, факты или хотя бы просто за термины, то картина происходящего может стать совершенно иной. Давайте просто рассмотрим наиболее известные страхи, вокруг которых строится картина ужасного будущего финансового гиганта. 1. Есть ли реальные проблемы с капиталом? К началу октября акции Deutsche Bank стоили чуть более $10, а его капитализация упала до исторических $16,9 млрд. Да, банковский бизнес теперь не приносит дивидендов, и инвесторы, избавляющиеся от акций немецкого банка, поступают вполне разумно. Но имеет ли это какое-то влияние на устойчивость самого банка, которая измеряется не капитализацией, а достаточностью капитала? Действительно ли существует дыра в балансе, о которой все говорят? Одним из наиболее важных показателей для банка является показатель достаточности капитала базового уровня, который представляет собой отношение базового капитала первого уровня (CET1) к стоимости активов, скорректированной на риск (CET1/RWA). Требования к этому показателю устанавливаются в соответствии с "Базель III" и регуляторами. По этим требованиям у системно значимых банков (к которым относится "Дойче") отношение должно вырасти с 5,625% в 2016 году до 9% в 2019 году с учетом 2 "буферов" (capital preservation buffer и global systematically important institution buffer). Согласно же отчету Deutsche Bank, на 30 июня 2016 года его CET1 составлял €43,52 млрд при стоимости активов, скорректированных на риск, €402 млрд. Таким образом, уровень капитала банка составляет 10,82%. С добавлением буферного капитала этот уровень составляет уже 12,2% (€48,98 млрд). А если вспомнить о продаже доли в Hua Xia Bank и Abbey Life Assurance, то к соотношению можно прибавить еще 0,5%. 2.Так ли легко обанкротить Deutsche Bank? Чтобы дойти до процедуры банкротства, придется очень сильно постараться. Во-первых, DB имеет статус глобального системно значимого банка. В экстренной ситуации он может рассчитывать на помощь сразу нескольких финансовых регуляторов. Но для начала у самого банка существуют стабилизационные механизмы, срабатывание которых защищает банк от дефолта. Один из таких механизмов — условно-конвертируемые облигации (так называемые коко-бонды), которые могут быть списаны с баланса банка или конвертированы в акции при достижении соотношением CET1/RWA определенного триггера (как правило, установленного на уровне 5,125%). Чтобы это произошло, списания из капитала CET1 Deutsche Bank должны составить более €22 млрд Напомним, что максимально грозящий банку штраф — $14 млрд, а по результатам последнего стресс-теста европейской банковской системы в пессимистичном сценарии (при котором к 2018 году уровень безработицы в Германии увеличивается почти в два раза, а рыночная стоимость всех немецких компаний падает за это же время на 53%) уровень капитала CET1 Deutsche Bank за два года предполагаемого кризиса сократится всего лишь до 7,8%. Более того, по новому немецкому законодательству о финансовой несостоятельности, с января 2017 года общий показатель покрытия убытков (TLAC), помимо капитала первого уровня и субординированного долга, будет включать в себя также старший необеспеченный долг компании. Иными словами, Deutsche Bank не будет считаться банкротом до тех пор, пока он может отвечать по своим обязательствам перед вкладчиками и контрагентами. На 30 июня 2016 года TLAC Deutsche Bank составил €118 млрд. И наконец, в случае если стабилизационные возможности самого банка исчерпаны, Европейский стабилизационный механизм (ESM), располагающий €60 млрд резервов, выделенных на рекапитализацию банковской системы, в качестве крайней меры может инициировать процедуру рекапитализации банка. 3.Существуют ли "триллионные" позиции в деривативах? В СМИ постоянно ссылаются на то, что по состоянию на конец июня 2016 года объем деривативных позиций Deutsche Bank составил €46 трлн, т. е. сумму, превышающую ВВП Германии в 13 раз. Но, прежде всего, €46 трлн — это общий номинал существующих деривативных контрактов (notional amount). Он используется в качестве расчетной величины для определения реальной стоимости деривативных позиций (т. е. фактической величины кредитного риска), которая получается на несколько порядков меньше. И согласно отчетности банка, составляемой по стандарту IFRS, на конец июня 2016 стоимость позиций составляла €615 млрд. Однако стандарт IFRS не предполагает неттинга противоположных позиций и не учитывает гарантийное обеспечение, полученное от контрагентов. Поэтому чистый "риск" (net exposure) с учетом неттинга позиций и гарантийного обеспечения по всем деривативным контрактам банка составляет всего каких-то €41 млрд. При этом основная доля приходится на процентные деривативы, которые используются всеми банками для хеджирования процентного риска. Для сравнения: net exposure по деривативным контрактам BNP Paribas составляет €52 млрд, Bank of America — $55,3 млрд, а Citigroup — $45,55 млрд. 4. Какой штраф заплатит банк Минюсту США? В сентябре Министерство юстиции США (DOJ) объявило о подаче иска к Deutsche Bank на сумму $14,2 млрд в качестве штрафа за нарушения, допущенные при продаже ипотечных ценных бумаг в 2005–2007 годах. В тот же день банк официально заявил, что не собирается урегулировать требования за сумму, "даже близкую к названной", и начал переговоры с Министерством. На данный момент резервы банка, созданные на случай урегулирования судебных разбирательств, составляют €5,5 млрд ($6,2 млрд), что ниже требований Минюста США. Но, учитывая прецеденты урегулирования претензий со стороны DOJ другими крупными банками, скорее всего, Deutsche Bank сможет договориться о выплате штрафа в рамках существующей величины резервов. Так, JP Morgan удалось снизить сумму выплат с требуемых $33 млрд до $9 млрд, Goldman Sachs — с $11,1 млрд до $5,1 млрд, Morgan Stanley — c $10,6 млрд до $3,2 млрд. Однако, даже если выплаты будут сделаны в полном объеме и полностью за денежные средства (без так называемого компонента "consumer relief"), CET1/RWA упадет до уровня 9,5%, что, конечно же, будет ниже рекомендованного уровня на 2016 год со стороны регулятора, но все еще значительно выше требований, установленных стандартом "Базель III". 5. Deutsche Bank — это новый Lehman Brothers Все забывают, что Lehman был просто крупным американским брокером, а не глобальным коммерческим и инвестиционным банком. А на момент его банкротства на законодательном уровне не существовало понятия системообразующего финансового учреждения, или "too big to fail" (хотя именно крах Lehman послужил причиной введения такого понятия). Согласно данным Совета по финансовой стабильности (Financial Stability Board), Deutsche Bank является одним из 30 глобальных системообразующих банков (G-SIB) в мире, падение которого представляет собой наибольший риск для мировой финансовой системы. По сути дела, c учетом существующих регуляторных механизмов банкротство такого гиганта практически невозможно, так как будет означать крах мировой финансовой системы. Абсолютно очевидно, что Deutsche Bank сейчас проходит тяжелый трансформационный период. Банк продолжает массивную реструктуризацию бизнеса и несет убытки. Однако, если абстрагироваться от апокалиптических заголовков СМИ, объективных причин, способных привести к банкротству Дойче в ближайшем будущем, просто не существует.   Forbes

28 сентября 2016, 15:05

ГЕОэкономика. "Обмен любезностями" ведет к экономической войне

Акции крупнейшего банка Германии Deutsche рухнули до минимума начала 80-х годов прошлого века. Так инвесторы реагируют на претензии американских властей к немецкому банку. Ранее другие крупные европейские компании подвергались атаке со стороны США. Европейские власти в ответ на это не молчат. Такой обмен любезностями между союзниками больше напоминает начало крупномасштабной экономической войны, что может привести финансовые рынки к коллапсу по образцу 2008 года. Об этом в программе "Геоэкономика" расскажет Александр Кареевский.

21 сентября 2016, 11:04

Zerohedge.com: Так вот почему акции Deutsche Bank рушатся (опять)?

Отскок акций Deutsche Bank завершен. За последние дни акции “банка, являющегося самым большим источником системного риска” рухнули почти на 20% — назад к рекордным низам после того, как требования об уплате штрафа обнажили страшную правду о том, что банк, имеющий… читать далее → Запись Zerohedge.com: Так вот почему акции Deutsche Bank рушатся (опять)? впервые появилась .

20 сентября 2016, 21:02

Дойче-зомбо-банк и другие важные темы

Заметки на полях: Пока я, и вы, занимались выборами, в мире произошло много всего интересного. Давайте попробуем обозначить самое важное из текущего, а в качестве звукового фона можно послушать писки политических клоунов, проклинающих судьбу, оплакивающих несостоявшиеся московские гешефты и узнавших себя в моем скромном вчерашнем тексте. Я тут даже пари заключил, что кое-кто из них не сдержится и отреагирует.Итак, нафиг клоунов, смотрим, что происходит в реальном мире.1. На 100% главная тема, это серьезный конфликт по линии США - Европа. Это очень приятная и перспективная новость для нас и, конечно же, для наших китайских партнеров. На практическом уровне этот конфликт выражается в трех конкретных сюжетах:1.1. Фактический срыв переговоров по "Трансатлантическому партнерству". Пользуюсь случаем передать большой привет всем, кто мне многократно писал о том, что его неизбежно подпишут ибо так сказал Белый Дом. Не получилось у американцев сломать нетарифные барьеры рынка ЕС и, самое главное, провалился план по подчинению европейской исполнительной, судебной и законодательной власти американским частным судам по механизму ISDS. Евросоюз, прежде всего Германия и Франция, смогли выдержать очень серьезное давление и сохранить за собой ключевые механизмы, которые в будущем могут быть использованы для восстановления полноценного суверенитета. Тут не стоит ожидать особо резких движений и вооруженных восстаний, но и улюлюкать с галерки тоже не надо. Они сейчас находятся в позиции, аналогичной той, в которой находилась Россия 17 лет назад. Пройти путь до полного суверенитета сложно, но можно и они делают по нему первые и самые трудные шаги. 17 лет назад в аналогичный вариант в России тоже никто не верил, но даже то, что мы имеем сейчас казалось абсолютной фантастикой три года назад.1.2. Европа, как правильно заметил хороший английский юрист Дмитрий Гололобов, устроила себе аналог дела ЮКОСа. Это налоговое дело корпорации Apple, которую взяли за вымя и предъявили налоговых претензий на 13 миллиардов евро. Аналогия с ЮКОС-ом очень правильная в том смысле, что европейцы пытаются доказать на практике, что они имеют право собирать дань (налоги) на своей территории. Если выражать мысль совсем прямолинейно, то европейцы выясняют "кто здесь власть" и американской стороне это сильно не нраву.Ответ американцев последовал незамедлительно. Прокуроры выписали и так дышащему на ладан Дойче Банку штраф в 14 миллиардов долларов за неправедное поведение в 2008 году. Европейцы не отступают, Дойче Банк заявил, что платить не будет, а Еврокомиссия оштрафовала МакДональдс на 500 миллионов долларов за неуплату налогов. Буквально сегодня, Еврокомиссия подняла ставки выше и заявила, что "это только начало(!)" - https://www.rt.com/business/359995-apple-tax-penalty-eu/Наблюдая со стороны, можно сказать, что в шахматных терминах происходит что-то вроде:1. e2-e4 d7-d52. e4:d5 Фd8:d53. Kb1-c3...Прогноз: Продолжение бодрого рубилова с сохранением стратегической инициативы белых (ЕС)1.3. Связка Германия+Франция продолжает попытки продавит создание собственной европейской армии, для того чтобы на следующем (очевидном для всех) ходу заявить, что "нафиг нам это НАТО". Пока получается плохо, но на фоне Брекзита, инициатива вполне имеет шансы на жизнь, что очень печалит наших польских, прибалтийских, болгарских и других соседей.2. Трамп идет вровень с Клинтон и это тоже очень хорошая новость. Даже по мнению ультраклинтонита Нейта Сильвера и его аналитиков, Трамп радикально сократил свое отставание от Клинтон и имеет положительную динамику. По его модели, которая учитывает еще несколько факторов помимо опросов, шансы сейчас 42% на 58% в пользу Клинтон, но с учетом лютой ангажированности составителя модели, это скорее указывает на 50/50.Кстати, книжку Сильвера The Signal and the Noise: The Art and Science of Prediction я очень рекомендую любому, кто интересуется реальным моделированием политических процессов и прикладной прогностикой (я все еще работаю над постингом рекомендованных книг и он уже приобрел абсолютно неприличные размеры)3. Сюжет с Дойче Банком достоин отдельного внимания так как он связан с ситуацией в Германии в целом. Дойче Банк - это европейский Леман и Bear Stearns в одном флаконе. С одной стороны у Дойче явные проблемы с капиталом и они начались несколько лет назад. Дефицит капитала - огромный - http://www.agefi.com/ageficom/marches-et-produits/detail/edition/online/article/dans-un-communique-publie-mardi-zew-linstitut-de-recherche-economique-allemand-connu-pour-son-indicateur-de-sentiment-annoncait-les-resultats-de-son-propre-stress-test-des-banques-432907.htmlАмериканский штраф - это просто вишенка на торте. По качеству активов, главный банк Германии - это так называемый "зомби банк", то есть банк, который с высокой долей вероятности обанкротился бы, если бы его не поддерживали на плаву искусственным образом. Рынки периодически накрывает волна паники по поводу того, что Дойче может просто повторить судьбу Лемана, и тогда мало не покажется никому. Этой же логикой, видимо, руководствуются и американцы, когда бьют в эту болевую точку Германии. Однако, я не из тех, кто думает, что Дойче дадут умереть. Это невозможно по экономическим и, тем более, по политическим причинам. Меркель проигрывает местные выборы одни за другими, и уже ее коллеги по партии начинают размышлять не стоит ли задобрить избирателей ее отставкой. Если на фоне ползучего политического кризиса и кризиса с беженцами, начнет рушиться главный банк страны, на который намертво завязана немецкая экономика, то Меркель будет готова на любые жертвы и на любые уступки ради того чтобы ее бывший подчиненный и нынешний враг Йенс Вайдман напялил на себя черный цилиндр Барона Самёди (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%BD_%D0%A1%D1%83%D0%B1%D0%B1%D0%BE%D1%82%D0%B0) и поднял из могилы Дойче Банк с помощью вливаний свежих евро из немецкого ЦБ. Да, весь мир увидит, что банк - зомби, но на предвыборный период – сойдет.4. Главная интрига на монетарном фронте - что будет делать ФРС после выборов в США. После недавнего небольшого приступа паники, рынки вроде успокоились благодаря обещаниям членов ФРС ничего не поднимать в сентябре, но вот декабрь - это совсем другое дело. Президент Трамп вполне может попробовать еще раз включить "долларовый пылесос", и резко поднять ставки (на что он собственно и намекал в одном из своих выступлений), а президент Клинтон вообще может попробовать двинуть ставки в минус в 2017 из-за того что для реализации ее геополитических амбиций придется перейти на такие стимулы экономики, которые по действию будут сильно напоминать ту дрянь, которую жрут американские олимпийцы. По сему: позицию на сохранение ставок на текущем уровне сохраняю (в виде позиций по фьючерсам на Fed Funds) на сентябрь и в пятницу можно будет рассмотреть аналогичную позицию на ноябрь. А вот что будет в декабре (и как это повлияет на развивающиеся рынки, в том числе на нас и на Китай) - не знает, думаю, никто.Это была первая часть геополитического обзора. В следующей, рассмотрим, что у нас интересного происходит на другом краю света: Китай, Япония, Дальний Восток РФ и вообще, как у нас дела с "поворотом на Восток". Спойлер: дела у нас налаживаются.

08 сентября 2016, 16:23

СМИ наконец написали, что массовые банковские «самоубийства» могли быть убийствами.

В 2015 году по всему интернету распространилась популярная «теория заговора» в связи с загадочными «самоубийствами» высокопоставленных банковских служащих. То, что выглядело дикими спекуляциями, теперь обретает форму спланированного преступления, связанного с банковским скандалом Libor. Более 40 международных банкиров, предположительно, покончили с собой за два года после большого скандала, в котором оказались замешаны многие финансовые фирмы по всему миру. Однако, три из этих, казалось бы не связанных между собой, самоубийств связаны с Deutsche Bank. Эти три самоубийства в Нью-Йорке, Лондоне и Сиене (Италия), произошедшие в течение 17 месяцев в 2013-2014 годах, названы следователями отдельными случайными самоубийствами.«В каждом случае жертва имела связь с глобальным банковским скандалом. Обстоятельства их смертей оставили больше вопросов, чем ответов», - пишет New York Post. - «Но все три мужчины работали в Deutsche Bank или контактировали с ним по работе». В 2013 году финансовые регулирующие органы в Европе и США начали расследование, которое вылилось в знаменитый скандал Libor: лондонские банкиры вошли в совместный сговор, чтобы сфальсифицировать «лондонскую межбанковскую ставку предложения», которая определяет банковские проценты по ипотеке, потребительским и автомобильным кредитам. Этот скандал потряс финансовый мир и стоил консорциуму международных банков, включая Deutsche Bank, 20 млрд. долларов в виде штрафов.Дэвид Росси - 51-летний директор по коммуникациям самого старого банка в мире Italian Monte dei Paschi di Siena, который оказался на грани коллапса из-за больших потерь на деривативном рынке во время финансового кризиса 2008 года - разбился насмерть 6 марта 2013 года. На момент его смерти в банке Monte dei Paschi проводилось расследование перемещения миллиардов долларов в рискованные деривативы Deutsche Bank и Merrill Lynch.NY Post пишет: «Ужасное видео с камер безопасности показывает, как Росси приземляется на тротуар - спиной вниз и лицом к зданию - странное положение, более похожее на ситуацию, когда человека выталкивают из окна. Видеозапись показала, что падение с третьего этажа не убило Росси сразу же. В течение 20 минут банкир лежал на слабо освещённых булыжниках, время от времени двигая рукой и ногой. Когда он перестал двигаться, появились две тёмные фигуры мужчин. Каждый из них приблизился и внимательно осмотрел труп. Они не предлагали помощь и не звали никого к месту происшествия, а просто ушли по переулку. Только через час проходящий мимо сотрудник банка наткнулся на труп Росси. У него были ушиблены руки и ранена голова, согласно рапорту местного судмедэксперта, что могло свидетельствовать о борьбе перед падением из окна.»В конечном счёте, итальянские власти оформили смерть Росси как самоубийство. Вдова Росси, Антонелла Тоньяцци, выступила против постановления о том, что её муж сам себя убил, и сказала итальянским журналистам, что он «слишком много знал». Тоньяцци сказала, что предсмертная записка Росси, как минимум, подозрительна. В ней он называет свою жену Тони, но по свидетельству Тоньяцци, он так никогда не называл её в реальности. В октябре 2014 года два руководителя Monte dei Paschi были осуждены за создание помех действиям регуляторов и введение в заблуждение итальянских следователей по финансовым вопросам приобретения Banca Antonveneta – банка, который финансировался Deutsche Bank.В январе этого года итальянские власти привлекли к суду трёх руководителей Deutsche Bank, включая Мишеля Фейссолу – директора по управлению активами, обвинив их в соучастии в заговоре с целью фальсификации счетов Monte dei Paschi, манипуляции рынком и в создании помех правосудию. Ещё одна загадочная смерть – так называемое самоубийство 58-летнего Уильяма Броксмита, которого нашли повешенным на собачьем поводке, привязанном к двери его лондонского дома в январе 2014 года. Финансовые бумаги Броксмита находились в беспорядке, а рядом валялись записки к друзьям и близким родственникам. Через несколько минут на место происшествия прибыл его коллега по Deutsche Bank тот же самый Мишель Фейссола, который начал подозрительно читать финансовые документы и записки.«Да, он сам себя убил», - сказал его пасынок Вэл Броксмит. - «Но есть один вопрос: это могло быть самоубийство из-за вымогательства, давления или шантажа? У меня есть пара подозрений». Пасынок Броксмита заинтересовался тем, что искал Фейссола в бумагах его отчима. Электронные письма Броксмита, полученные NY Post, добавили подозрений по поводу смерти банкира. В этих письмах, отправленных к друзьям за неделю до смерти, он высказывает опасения по поводу запланированного на отпуск катания на горных лыжах. Клинический психолог показал, что Броксмит приходил на приём в связи с «большим беспокойством по поводу расследования властей деятельности банка, в котором он работал». Психолог сказал, что депрессия из-за скандала Libor у Броксмита прошла за месяц до его смерти.За месяц до своей смерти Уильям Броксмит написал письмо, с гневом, как говорит его сын, спрашивая своих коллег, почему он должен брать на себя ответственность по такому скользкому вопросу как прохождение банком стресс-теста Федеральной Резервной Системы. Он также засомневался по поводу «щедрых» цифр кредитных потерь, которые были у банка, и боялся, что федеральные регуляторы увидят, что банк потерял на кредитах больше, чем отмечено в документации. Большие потери могли привести к наложению на банк правительственных ограничений. «Кто сказал, что я должен это делать? Я независимый директор, а это налагает на меня ответственность за управление», - написал он.Нью-Йоркский адвокат, 41-летний Калоджеро «Чарльз» Гамбино был женат и имел двух детей. Он 11 лет проработал юристом в центральном офисе местного отделения Deutsche Bank. Гамбино, в основном, защищал Deutsche Bank в связи со скандалом Libor и другими расследованиями властей. В октябре 2014 года его нашли повешенным на балконе в его бруклинском доме. Верёвка, на которой он висел, была протянута через перила и привязана к опорной стойке лестницы на первом этаже. Не было найдено никакой предсмертной записки, а родственники отказались давать интервью прессе.По своей работе корпоративного консультанта Deutsche Bank Гамбино имел деловые отношения с несколькими европейскими банковскими руководителями, в том числе с Мишелем Фейссолой и Уильямом Броксмитом, и отлично знал внутреннюю работу банка. Смерть Гамбино тоже оформили как самоубийство. В делах Гамбино, Росси и Броксмита власти не пытались искать и не обнаружили очевидные связи, которые могли бы привести к раскрытию большого международного преступления.Однако, власти Сиены недавно эксгумировали тело банкира Дэвида Росси и возобновили расследование его смерти. Они, как ожидается, опубликуют свои выводы в конце месяца. Во всех этих смертях есть кое-что объединяющее – все мёртвые банкиры хорошо знали подробности скандала Libor и работу Deutsche Bank. Очевидно, их убили, чтобы они не могли рассказать о произошедшем, таким образом истинные преступники смогли уйти от ответственности. Источник: Mainstream Media Finally Admits Mass Banker “Suicides” Were Likely a Vast Criminal Conspiracy, Jay Syrmopoulos, activistpost.com, June 16, 2016.

01 сентября 2016, 07:54

Зомби банки

Современные банки используют невероятное множество приемов для сокрытия реальных финансовых результатов, манипулируя отчетностью, перераспределяя убыточные позиции через различные дочерние подразделения или выводя их в момент отчетности через производные финансовые инструменты. Даже находясь в чудовищных убытках, превышающие способность банка эти убытки обслуживать, сам банк может демонстрировать, что все отлично. Уже проходили в 2006-2008 и знаем.Оценить реальное состояние крупных финансовых структур через публичную отчетность технически и даже теоретически невозможно. Даже регулирующие структуры с высоким уровнем доступа могут быть введены в заблуждение умелой манипуляцией и подтасовкой информации. Сама по себе чистая прибыль априори является бумажным показателем и далеко не всегда коррелирует с денежными потоками и способностью обслуживать действующие обязательства.Это больше демонстрирует тенденции, чем реальную устойчивость. Однако, есть ориентиры, которые могут идентифицировать предел устойчивости – последовательность убытков, величина убытков от общих активов, от действующей выручки и что главное – от капитала.Красная черта – 3 квартала подряд убытков, около 0.5% убытков от активов в год, 15% от капитала и 20% от выручки. У этой границы, как правило, требуется принудительная реструктуризация активов, неизбежная санация и перестройка системы управления банком.На этот раз небольшой обзор крупнейших банков Западной Европы.Данные по чистой прибыли за год. Квартальная выборка не позволяет вычленить столь продолжительные ряды, а во-вторых, периодичность публикации результатов различна – кто то в квартал, но многие за пол года. Поэтому для полной картины – за год и поэтому только по 2015. Банки Греции, Португалии, Кипра и Ирландии в обзор не попали в виду своей ничтожности в объеме всех активов банков Западной Европы. Данные по ING в сопоставимом виде не получены.Собственно, в состоянии зомби пребывают, как минимум 4 финансовые структуры - Royal Bank of Scotland Group (этот особенно плохо, никто в мире так ужасно не выступает, как RBS - там форменная катастрофа), Barclays, Lloyds Banking Group и Unicredit. В тяжёлом состоянии Deutsche Bank и испанские банки. Английские банки держатся исключительно за счет хороших связей с ФРС, ЕЦБ и с Банком Англии. Убери нерыночные механизмы поддержки и все ... банкроты.В устойчивом положении HSBC, BNP Paribas, Nordea, DNB, Svenska Handelsbanken и Swedbank, т.е. в основном скандинавские банки.Пока не затрагиваю причины такого положения – это потом, т.к. у каждого своя специфика. Однако те, кто в наиболее тяжелом положении – такое состояние обеспечили преимущественно за счет рынка активов, а не кредитного портфеля. В будущем я рассмотрю более подробно банки, т.к. в условиях революционных сдвигов в денежном рынке (отрицательные ставки) весьма интересно проследить за динамикой операционных показателей и изменения баланса.Но пока совершенно точно можно сказать, что американские банки в сравнении с европейскими более устойчивы.

22 июля 2016, 11:29

«Добро пожаловать в мировой финансовый кризис»: почему рынки могут рухнуть в любой момент

Предприниматель и колумнист vc.ru Иван Колыхалов написал материал о текущей ситуации на мировом финансовом рынке. По мнению Колыхалова, рынок близок к кризису и практически любое событие может спровоцировать обвал экономики. Кризис в Греции, Brexit, банковский кризис в Италии, отрицательные ставки доходности по государственным облигациям — всё это падающие доминошки одной последовательности. Последовательности начавшегося и активно идущего мирового финансового кризиса. И пусть вас не смущают растущие рынки на волне тут и там появляющихся новостей о развале финансовой и политической системы — этому есть одно совершенно чёткое объяснение: отчаянная попытка двух мировых центробанков (ЕЦБ и Банка Японии) любыми способами оттянуть катастрофу выкупая с рынка все что можно.

12 июля 2016, 21:53

Экономика. Курс дня. Эфир от 12 июля 2016 года

А может быть, Brexit все-таки не состоится? Таким вопросом задаются рынки после громкой новости: в сентябре парламент Великобритании соберется для обсуждения возможности повторного референдума. С другой стороны, дебаты - это конечно хорошо, но реальных последствий, вне зависимости от их исхода, может и не быть. Для отмены Brexit'a нужно менять законодательство, и вероятность крайне мала. Зато можно предположить, что сам процесс выхода Великобритании из ЕС сильно замедлится. А это уже повод поиграть "в долгую" по фунту. И еще одна рыночная история - из банковского европейского сектора. Deutsche Bank намекает, что для его спасения нужно 150 млрд евро. Но если заглянуть глубже, объем плохих долгов огромен, а насчет того, как именно финансовый сектор спасать, согласия нет.

07 июля 2016, 22:44

Пикирующий Deutsche Bank

Почему за судьбой немецкого фининститута стоит следить так же пристально, как следили за Lehman Brothers.Крупнейшие глобальные инвестиционные банки всегда работают на грани фола – по-другому на этих высотах никак. Полный этаж юристов следит за соблюдением формальных требований закона, и еще этаж пиарщиков поддерживает солидный имидж в мировых медиа – это необходимость. Вместе они до последнего защищают ежедневный бизнес компании, поэтому серьезные проблемы у крупных корпораций всегда выглядят внезапными, хотя предпосылки могут копиться годами. Так было с громким падением Bear Stearns, с банкротством Lehman Brothers, со скандалами вокруг UBS.Deutsche Bank никогда не был лучше или хуже других. Как глобальный игрок он успел засветиться во всех громких историях последних лет. Ипотечный кризис 2008 года, греческий кризис, манипуляции на рынках деривативов, серебра и даже на рынке парниковых газов – банк регулярно упоминался в прессе, однако продолжал удерживать лидирующие места в глобальных рейтингах и генерировать миллиардные прибыли.Надзорные органы тщательно присматривали за DB, как и за всеми крупными участниками финансового рынка, но до поры до времени никак особо не выделяли его. Однако к весне 2015 года из хранилищ банка с грохотом начали выпадать скелеты прошлого. К чему они могут привести один из крупнейших мировых финансовых институтов? Сумерки  Серьезный звонок прозвучал в середине апреля 2015 года. На бирже акции DB в то время торговались по €33 за штуку. Банк объявил о выплате беспрецедентного штрафа в €2,5 млрд американским и европейским регуляторам по обвинению в манипуляциях со ставкой LIBOR в 2005–2009 годах. Также он обязался уволить нескольких топ-менеджеров.«Сотрудники Deutsche Bank манипулировали базисными процентными ставками с целью извлечения финансовой выгоды», – говорилось в пресс-релизе NYDFS. Британскому регулятору будет заплачено $340 млн, Министерству юстиции США – $775 млн, американской Комиссии по срочной биржевой торговле – $800 млн, Нью-Йоркскому управлению по финансовым услугам – $600 млн.«Этот случай выделяется среди прочих нарушений тем, насколько серьезно и часто в Deutsche Bank допускались эти нарушения. В одном из подразделений Deutsche Bank была настоящая культура получения прибылей без должного уважения правил поведения на рынке. И это не было ограничено какими-то отдельными лицами: такая культура глубоко укоренилась в целом подразделении», – цитировали газеты представителя британского регулятора Джорджина Филиппу. Скандал с манипуляциями LIBOR затронули также и UBS, Citigroup, Bank of America, Barclays, Royal Bank of Scotland и JPMorgan Chase, однако, как отмечали регуляторы, именно Deutsche Bank активно препятствовал расследованию и отказывался сотрудничать со следствием. Более того, СМИ прямо пишут, что это дело – не единственное расследование, инициированное в отношении немецкого инвестбанка. Его деятельность также подверглась проверке на предмет нарушений в валютных, ипотечных сделках, а также возможного нарушения установленного США режима экономических санкций. Таким образом, DB был вынужден не только заплатить штраф по давним делам – вся его текущая деятельность попала под пристальное внимание регуляторов сразу нескольких стран.7 июня 2015 года. Цена акций около €28. Оба CEO банка подают в отставку   Аншу Джайн и Юрген Фитшен, совместно занимавшие пост главного исполнительного директора Deutsche Bank, официально объявили о своем намерении уйти в отставку. Финансовые показатели банка неоднократно оказывались ниже ожиданий рынка, пресса не переставала критиковать руководство банка за принятые решения.  В мае 2015 года 39% акционеров Deutsche Bank не стали одобрять деятельность Джайна и Фитшена, отставки которых потребовали профсоюзные лидеры. Через день после голосования в офисах немецкого инвестбанка во Франкфурте прошли обыски. По данным СМИ, их провели более 30 сотрудников полиции по запросу прокуратуры Висбадена. «Следователи искали информацию о сделках с клиентами, никому из сотрудников офиса обвинения не выдвигались», – цитировало агентство Reuters представителя банка. Согласно информации Bloomberg, следователи проверяли данные за период с 2011 года по начало 2015 года, о чем были извещены британское Управление по деловой этике в финансовом секторе (FCA), ЕЦБ и финансовый регулятор Германии BaFin. Конец октября 2015 года. Котировки акций DB держатся около €26По сообщениям СМИ, банк оказался заподозрен в отмывании денег, зеркальных сделках и нарушении санкций в отношении России. Сообщалось, что прокуратура США расследует сделки Deutsche Bank, которые могли нарушить законодательство об отмывании денежных средств. Они использовались для незаконного вывода средств из России в течение нескольких лет, начиная с 2012 года. Речь идет о покупке внебиржевых деривативов за рубли и последующей продаже их в Лондоне за валюту. Банк оценивал подозрительные транзакции в $4 млрд, позже в $6 млрд, затем в $10 млрд. Ситуацию усугубило то, что, по информации Bloomberg, последнее время данные операции проводились в интересах лиц, находящихся под международными санкциями. Еще через неделю портал MarketWatch сообщил, что Deutsche Bank согласился выплатить $258 млн штрафов регуляторам США и Нью-Йорка за проведение операций с Ираном и другими странами, в отношении которых США ввели санкции. Нью-Йоркское управление финансовых услуг оштрафовало банк на $200 млн и потребовало увольнения шести сотрудников. По их мнению, сотрудники DB использовали «непрозрачные действия и методы работы» для проведения транзакций на сумму свыше $10,8 млрд с финансовыми институтами и другими организациями из Ирана, Ливии, Сирии, Мьянмы и Судана в период с 1999 по 2006 год. Кроме того, банк выплатил $58 млн Федеральной резервной системе США по аналогичным обвинениям.Декабрь 2015 года. Акции торгуются по €22Deutsche Bank во время внутреннего расследования сомнительных операций на $10 млрд в своем московском офисе выявил «системный» провал в процедуре внутреннего контроля, предназначенной для предотвращения отмывания денег, сообщило агентство Bloomberg. Deutsche Bank свернул большую часть операций своего российского бизнеса с целью оптимизации. Также в декабре 2015 года Банк России оштрафовал ООО «Дойче Банк» на 300 тысяч рублей за нарушение правил внутреннего контроля, допущенное московским офисом. ЦБ отметил, что Deutsche Bank AG принял меры в отношении допущенных технических нарушений и наказал виновных сотрудников, и признал немецкий банк жертвой незаконной схемы. 20 января 2016 года. €19 за акциюDeutsche Bank объявил, что его потери по итогам 2015 года составят около €6,7 млрд. Это связано с расходами на судебные процессы и реструктуризацию. Как говорится в сообщении банка, только в 4 квартале убытки превысили €2 млрд. На судебные разбирательства фининститут зарезервировал €1,2 млрд, на реструктуризацию бизнеса – €800 млн.Начало апреля 2016. Акции банка стоят €15В мировых медиа бушует скандал с «панамскими бумагами». Не обошлось и без участия DB. Как выяснили СМИ, банк якобы помогал своим клиентам открывать фирмы через скандальную юридическую фирму Mossack Fonseca, из которой и произошла утечка документов.Июль 2016 годаBREXIT лишь усугубил ситуацию для DB. Стало известно, что Джордж Сорос, недавно вернувшийся к оперативному управлению своим $30-миллиардным фондом, сразу после референдума взял шорт на $100 млн акции именно Deutsche Bank. По его словам, он вернулся, так как не может упустить «возможности сделать прибыль на грядущей экономической нестабильности», и проблемный немецкий банк первый кандидат на понижение. В качестве итога – очередное обновление акцией исторического минимума. На этот раз предварительная остановка была зафиксирована на отметке в €11,54. В прошлом году DB показал убыток в $7,45 млрд, пережил понижение кредитного рейтинга и масштабное сокращение персонала. Инвесторов пугает огромная позиция банка в деривативах — $41,9 трлн, второе место после JPMorgan Chase. В начала года немецкий гигант оказался одним из двух глобальных банков, проваливших стресс-тесты ФРС (всего было проверено 33 института). Неудивительно, что Всемирный банк назвал Deutsche Bank самым опасным и системно важным банком, крах которого может ввергнуть мир в очередную финансовую пропасть. Не пора ли освежить в памяти хроники падения Lehman Brothers?..

07 июля 2016, 03:46

Zerohedge.com: Акции европейских банков обрушились до кризисных низов, паника на рынке фондирования нарастает

Знаки повсюду – куда бы вы не посмотрели – европейская банковская система рушится (чего бы Драги не предложил). Мы наблюдаем рекордные низы по акциям Deutsche Bank и Credit Suisse, взлетевший риск дефолта по Monte Paschi и ощутимую панику на европейском…читать далее →

06 июля 2016, 05:56

Биржевое цунами пронеслось по мировым рынкам

Синдром Brexitа: на финансовых рынках, похоже, начинается паника. Инвесторы бегут из рисковых активов, скупая для сохранения своих денег наиболее надежные инструменты.

14 июня 2016, 00:00

Бильдерберг-2016. Всевластие «элит» и бесправие «плебса»

С 9 по 12 июня в отеле Taschenbergpalais в Дрездене прошла 64-я встреча членов Бильдербергского клуба, которая на этот раз не вызвала прежнего ажиотажа. Несмотря на присутствие на собрании важных фигур, таких как директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард, гендиректор Ройял Датч Шелл Бен ван Берден, бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, гендиректор Дойче Банк Джон Крайан, гендиректор BP Роберт Дадли, главный редактор Bloomberg Джон Миклетвей и...

25 апреля 2016, 04:15

Банковская мафия рубит концы. Чего то опасаются...

В Европе уничтожают банкиров целыми семьямиВ Западной Европе продолжается череда таинственных убийств высокопоставленных банкиров. Их убивают нарочито жестоко вместе с детьми и женами. С января этого года было убито уже 14 топ-менеджеров ведущих банков, ни одно из преступлений не было раскрыто. Такими темпами, банкиры по примеру Депардье вскоре начнут просить политубежище в России.В пятницу, 18 апреля, стало известно, что в бельгийском городе Визе был убит 37-летний директор BNP Paribas Fortis вместе со своей супругой и девятилетним племянником в результате стрельбы из проезжающего мимо них автомобиля. Согласно заявлениям мэра Визе Марселю Невену, ничто не может объяснить, что вызвало жестокую стрельбу поздней ночью 18 апреля. До сих пор не найдены ни убийца, ни внятный мотив для совершения этого преступления.Ранее финансовый мир был озабочен загадочным убийством бывшего генерального директора ABN Amro и членов его семьи, позже стало известно о гибели главы Bank Frick & Co. Юргена Фрика в Лихтенштейне.Всего, не считая последнего убийства, начиная с январе в Европе и США погибло уже 13 банкиров.Часть смертей полиция классифицирует как самоубийства, а некоторые называют необъяснимыми или просто отказывается раскрывать подробности, что только усиливает подозрения в умышленных убийствах.№1. УИЛЬЯМ БРОКСМИТ58-летний бывший топ-менеджер Deutsche Bank был найден мертвым в своем доме в центре Лондона 26 января. Полиция классифицирует эту смерть как самоубийство.№2. КАРЛ СЛИМ51-летний управляющий директор Tata Motors был найден мертвым на четвертом этаже отеля Shangri-La в Бангкоке 27 января.№3. ГАБРИЭЛЬ МАГИ39 -летний сотрудник JP Morgan умер после падения с крыши европейской штаб-квартиры JP Morgan в Лондоне 27 января.№4. МАЙК ДЮКЕР50-летний главный экономист инвестиционного банка США был найден мертвым недалеко от Такомского моста в штате Вашингтон.№5. РИЧАРД ТЭЛЛИ57-летний основатель Title Services был найден мертвым в начале этого месяца. Судя по всему, он сам выстрелил в себя из ружья.№6. ТИМ ДИКИНСОНДиректор по коммуникациям британской Swiss Re AG также умер в прошлом месяце, однако обстоятельства его смерти до сих пор неизвестны.№7. РАЙАН ГЕНРИ КРЕЙН37-летний топ-менеджер JP Morgan умер несколько недель назад . Подробностей трагедии нет, в качестве причины называется самоубийство. О его смерти свидетельствует лишь небольшой некролог в Stamford Daily Voice.№8. ЛИ ДЖУНДЖИ33-летний банкир из Гонконга покончил с собой, спрыгнув с крыши штаб-квартиры JP Morgan в Гонконге на этой неделе.№9. ДЖЕЙМС СТЮАРТБывший генеральный директор National Bank of Commerce найден мертвым в Скоттдейл, штат Аризона, утром 19 февраля. Представитель семьи отказался называть причину смерти.№10. ЭДМУНД РЕЙЛИ47-летний трейдер Midtown’s Vertical Group совершил самоубийство, прыгнув под поезд.№11. КЕННЕТ БЕЛЛАНДО28-летний трейдер Levy Capital, ранее работающий инвестиционно-банковским аналитиком в JPMorgan, выпрыгнул из окна своей квартиры.№12. ЯН ПЕТЕР ШМИТТМАНН57-летний бывший главный исполнительный директор банка ABN Amro Group найден мертвым у себя дома недалеко от Амстердама вместе с женой и дочерью.№13. ЮРГЕН ФРИК48-летний бывший генеральный директор Bank Frick & Co. был застрелен в подземном гараже одной из финансовых компаний в Лихтенштейне.

28 января 2016, 12:39

Убыток Deutsche Bank в 2015 году составил €6,8 млрд

Deutsche Bank AG, крупнейший коммерческий банк Германии, зафиксировал чистый убыток в IV квартале 2015 г. в связи с высокими расходами на судебные разбирательства и реструктуризацию. По итогам 2015 г. убыток Deutsche Bank составил €6,8 млрд.

04 ноября 2015, 09:09

Крупнейшие банки Европы сократят 30 тыс. сотрудников

Standard Chartered стал третьим европейским банком менее чем за две недели, который объявил о масштабных сокращениях. Крупнейшие банки Европы сократят более 30 тыс. рабочих мест, или почти каждого седьмого сотрудника.

17 октября 2015, 07:19

По стопам Дилмы Русефф и Иосифа Блаттера: Окружение Путина заподозрили в выводе капитала из России

Оригинал на блумберге: Putin Allies Said to Be Behind Scrutinized Deutsche Bank TradesПеревод на финанз: Окружение Путина заподозрили в выводе капитала из РоссииПол Крейг Робертс и КУРТ НИММО из  INFOWARS полагают,что неоконы , в частности, ЦРУ,теперь за Путина взялись всерьез,используя все способы устранения-  от шантажа и компромата, как в вышеприведенных ссылках, так и физическое устранение используя метод "дворцового переворота" или случайного террориста/террористической группы, которая будет "мстить" CIA May Assassinate Putin - традиционные методы угроз, запугивания, которые довольно эффективны к "одиночкам", из которых и  состоит "элита". Вспомним того же Кеннеди- устранили и не моргнули глазом. "Дестабилизация российского правительства с потерей Путина приведет к еще большей дестабилизации на Востоке".

17 сентября 2015, 20:57

Крупные банки манипулировали гособлигациями США

Ведущие финансовые компании мира могли манипулировать рынком американских трежерис. Такое обвинение содержится в официальном иске американского пенсионного фонда Cleveland Bakers and Teamsters против 22 первичных дилеров рынка гособлигаций США.

16 июля 2015, 12:56

Великобритания расследует отмывание российских денег в Deutsche Bank

Британский регулятор финансового рынка начал проверку в отношении возможного отмывания денег московским филиалом Deutsche Bank. Расследование может перерасти в уголовное.

29 мая 2015, 18:35

A Tale Of Two Bubbles: China vs Nasdaq

Following two days of soaring volatility in China's stocks, when last night we saw both Shanghai and Shenzhen pulling back into an official 10% correction before some dip-buying later on, comparisons have again emerged about the eerie similarities between the Nasdaq and the Chinese Shanghai Composite, a comparison we did over a month ago...   ... and a comparison which China's habitual gamblers:   ... promptly ignored, sending the Shenzen soaring to ridiculous levels:   ... until last night's correction.   So, courtesy of Deutsche Bank, here is yet another comparison, showing that when it comes to the Chinese stock juggernaut, not even the first Nasdaq bubble can hold a candle to the sheer mania sweeping Shanghai and Shenzhen: Chinese moves have been steeper than the ascent in the NASDAQ 15-16 years ago. For example after the recovery from the LTCM/Russia 1998 mini collapse, the NASDAQ took 322 business days to move from 2000 to the peak of 5048 in March 2000 which is around 150% price appreciation. The Shanghai has recently taken 291 business days to move from under 2000 for the last time to 4942 on Tuesday - a similar move of just under 150%. The last 150% rise in the Shenzhen (to Tuesday's peak) has taken place since 8/8/14 - in just 194 business days. DB China equity research has shown that of the 77% who report quarterly earnings in the MSCI China index, they have collectively seen a -3.2% YoY earnings contraction in Q1   Of course, manias end just as fast as they started, and with far more tears. Food for thought as fundamentals and valuations have been dramatically diverging, and one final observation: DB concludes with the following "fascinating statistic", namely that turnover (Bloomberg) on the two China bourses discussed above was at a record $380bn on Thursday surpassing the $248bn on US stock exchanges and just under $9bn in the UK. So for all those curious where the US "volume" has gone? Look no further than China. In other words, in China "everyone" is now all in. What happens when "everyone" sells at the same time?