• Теги
    • избранные теги
    • Люди78
      • Показать ещё
      Разное200
      • Показать ещё
      Страны / Регионы173
      • Показать ещё
      Формат9
      Международные организации4
      Компании36
      • Показать ещё
      Показатели9
      • Показать ещё
      Сферы4
      Издания15
      • Показать ещё
25 мая, 12:53

Фобия предательства как фактор Первой мировой войны

Беспокойство в Великобритании вызывали семейные связи русского императорского дома с немецкими князьями и немалая роль выходцев из Германии в российской политике. Впрочем, британская аристократия тоже была связана родственными узами с немецкой, но под давлением общественного мнения она должна была отмежеваться от своих родственников, даже на уровне символов. Уже после Февральской революции королевская Саксен-Кобург-Готская династия стала Виндзорской, а Баттенберги превратились в Маунтбеттенов

23 мая, 16:40

Paying for social benefits: The “I’ve paid in all my life” fallacy

Main image:  SOCIAL security is often described as the “third rail” of American politics—touch it and you die. Britain’s prime minister has just tied herself into a tangle over the way to fund long-term care for the elderly.The problem is made more difficult because of the way that such benefit schemes were established and marketed to the public—as insurance schemes in which what you receive in benefits relates to what you put in. When pension schemes were set up by Franklin Roosevelt (pictured, left) in the 1930s or in Britain, by David Lloyd George (pictured, right) in the Edwardian era, the insurance notion was something people could easily grasp (private schemes already existed) and could be seen as fair. This was fine in the early years of such schemes when the number of people contributing was far greater than the number of people taking benefits. But as our societies age, the costs rise and the inadequacy of the “insurance approach” is made clear. When television or radio shows do a vox pop, people will often say “I’ve paid in all my life so why should my benefits be cut” or “why should my taxes rise” and so on.The problem with this thinking is threefold:What people pay in individually is not related to what they get outWhat people have paid as societies, in aggregate, is not enough to ...

22 мая, 08:02

Что погубило царскую Россию?

Февраль был элитарным дворцовым переворотом с революционными последствиями. Февральско-мартовский переворот свершил не народ, хотя заговорщики и использовали именно народное недовольство и по возможности усиливали его всеми имеющимися средствами. При этом сами заговорщики-февралисты явно не ожидали, что их действия уже в недалеком будущем приведут к столь разрушительным последствиям.

16 мая, 22:52

Александр Керенский: Герой с картонным мечом.

Это цитата сообщения OksGurbanova Оригинальное сообщение Александр Керенский: Герой с картонным мечом.   rg.ru Почему на пике карьеры Керенского сравнивали с грустным клоуном Пьеро — Российская газета Текст: Вадим Эрлихман (кандидат исторических наук) Встречался в Ревеле с общественностью. В школьных спектаклях он играл Хлестакова, а на пике политической карьеры его сравнивали с грустным клоуном Пьеро В кипении событий 1917 года Александр Керенский с невероятной быстротой поднялся на вершину славы и так же быстро был забыт. Много десятилетий о нем помнили единственное - что он бежал из Петрограда в женском платье. Это оказалось выдумкой, но так же выдумана и надумана была вся карьера этого "Хлестакова от политики". Фоторепортаж: Александр Керенский Награды Временного правительства России. Именной жетон Александра Керенского. 1917 год. Фото: Керенский А.Ф. в своём кабинете в Зимнем дворце. Фото 1917 года. Фото: Музей политической истории России Гимназист Саша Керенский. 1893 год Фото: И. Репин. Керенский Внук священника Зыбкость, обманность фигуры Александра Федоровича проявлялась даже в фамилии, ударение в которой ставили и ставят как попало. Сам он настаивал на первом слоге, поскольку фамилия происходила от городка (ныне села) Керенск в Пензенской губернии - там служил священником его дед Михаил. Сын последнего Федор изменил семейной профессии, став учителем словесности и дослужившись до директора гимназии в Симбирске. Он женился на дочке майора-немца Надежде Адлер: позже недоброжелатели Керенского упорно объявляли ее еврейкой. Возникла и другая легенда: будущий премьер был сыном Геси Гельфман, одной из убийц Александра II, якобы усыновленным Керенскими (настоящий ребенок Геси умер в тюрьме вместе с матерью). На самом деле Александр был вполне законным сыном Федора Михайловича Керенского. Хорошенький кудрявый Саша был любимцем большой семьи (три старших сестры и младший брат Федор), несмотря на капризы и шалости. Его отца уважали в городе, он дружил со своим коллегой Ильей Ульяновым, поставив тем не менее единственную в аттестате "четверку" его сыну - гимназисту Владимиру. Тот был на 11 лет старше Саши и однажды читал ему, больному, "Хижину дяди Тома". Потом их пути надолго разошлись - в 1889 году Федора Керенского перевели в Ташкент, где его старший сын пошел в школу. Сохранился рассказ об истерике, устроенной им при известии о смерти Александра III - будущий председатель Временного правительства рыдал и бился головой об парту. Но скорее всего, это тоже легенда, хотя Саша действительно рос нервным и впечатлительным. Он блистал в школьных спектаклях (особенно в роли Хлестакова) и мечтал стать актером. Свои письма подписывал - "будущий актер императорских театров". Однако по настоянию отца поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Любимец публики Из сонного Ташкента юноша попал в бурлящую новостями и слухами столицу империи. Получение диплома совпало с началом первой русской революции. Став помощником присяжного поверенного Н.А. Оппеля, молодой адвокат защищал обвиняемых в политических преступлениях. И если Владимир Ульянов в роли адвоката провел всего одно - неудачное - дело, то Керенский часто добивался успеха - его актерские способности помогали оправдать даже явных террористов. Что касается политических взглядов, Керенский не только сочувствовал эсерам, но и писал в их газеты статьи с призывами к восстанию. На спаде революции это привело его в тюрьму "Кресты", где он провел полгода, после чего был выслан к отцу в Ташкент вместе с семьей: к тому времени Александр женился на дочери полковника Ольге Барановской и уже был отцом двух сыновей Олега и Глеба. Летом 1906 года, после амнистии, 25-летний адвокат вернулся в Петербург и снова ринулся защищать противников власти. Его речи в суде сопровождались аплодисментами, восторженные дамы кидались ему на шею. Он был хорош собой: высокий, темноволосый, с выразительными серыми глазами. Охладев к жене, завел роман с ее юной кузиной Еленой, родившей ему дочь... Известность Керенского росла, он выигрывал одно дело за другим. В 1912 году его голос громче всех звучал в общественной комиссии по расследованию Ленского расстрела, обвинившей во всем (конечно же) царскую власть. После этого начинающий политик был избран депутатом IV Государственной Думы - не от "родных" эсеров, которые бойкотировали выборы, а от малозаметной партии трудовиков. Благодаря газетам имя Керенского стало известно всей стране. Наравне с кадетом Милюковым он прославился как лучший оратор оппозиции, но если первый брал публику ученой убедительностью, то Александр Федорович - театральным пафосом. Кадет Владимир Набоков (отец писателя), писал о нем с неприязнью: "Бритое актерское лицо, постоянно прищуренные глаза, неприятная улыбка". Чтобы нарастить политический вес, Керенский вступил в масонскую организацию "Великий Восток народов России", а потом и возглавил ее. Правда, его бурную активность прервала болезнь - после удаления почки он почти год лечился. Но вернувшись в столицу в конце 1916 года, истосковавшийся по политическим баталиям, Керенский с ходу обрушился на "распутинскую клику" и фактически потребовал отстранить царскую семью от власти. Императрица Александра Федоровна возмущалась - "Керенского нужно повесить!" - но Дума не выдала его на расправу. Пророк 26 февраля, когда на улицах Петрограда началась стрельба, Александр Федорович заперся дома, решив, что революция провалилась. Наутро соратник по масонской ложе Николай Некрасов разбудил его ошеломляющей новостью: восстал Волынский полк! Апатия Керенского тут же сменилась лихорадочной активностью. Он бросился в Таврический дворец (благо жил совсем рядом) и одним из первых вошел в состав новой власти - Временного комитета Думы. Метался по столице, выступал перед солдатами, помешал им устроить самосуд над арестованными царскими министрами. Пафосно обращался к толпе восставших: "Поклянемся, что Россия будет свободна!" - и толпа в один голос отвечала: "Клянемся!" - Я испытал чувство пьянящего восторга, - вспоминал он позже. Этот кураж впечатлял. "Он говорил решительно, властно, как бы не растерявшись... - писал монархист Василий Шульгин. - Слова и жесты были резки, отчеканены, глаза горели... Казалось, что это говорил "власть имеющий"... Он рос... Рос на качавшемся революционном болоте, по которому он привык бегать и прыгать, в то время как мы не умели даже ходить". Керенский, которого многие не принимали всерьез, сразу обошел претендовавшего на власть председателя Думы Родзянко. И, сумев примирить враждующих лидеров Временного комитета и Петроградского Совета депутатов, создал Временное правительство, в котором занял пост министра юстиции. Многим запомнилась речь Керенского 2 марта, где он клялся немедленно умереть за революцию и в порыве чувств разодрал на себе рубашку... В новом правительстве у Александра Федоровича открылось второе дыхание: он непримиримо и неуклонно выдавливает из власти давнего соперника Милюкова. Ежедневно выступает на митингах, принимает ходоков с мест, общается с послами Антанты, выходя далеко за рамки своих полномочий. В эти дни несостоявшийся актер придумал себе новый облик: полувоенный френч, фуражка-кепи, короткая стрижка. Выступая, переходил от крика к драматическому шепоту, вскакивал на стулья и столы, а порой падал в обморок. Никогда не готовил речи, признаваясь: "Когда я выступаю, я не знаю, что я скажу. А когда я кончил, я не помню, что я сказал". Неудивительно, что в поездках по стране его встречали, как пророка: носили на руках, осыпали цветами, давились, чтобы пожать ему руку или просто дотронуться до одежды. Его называли "первой любовью революции", "гением русской свободы". Это бурное обожание выматывало его - Зинаида Гиппиус, видевшая Керенского в эти моменты, сравнила его с грустным клоуном Пьеро. Фоторепортаж: Александр Керенский Встреча Александра Керенского в Москве на Александровском вокзале. 26 мая 1917 года. Фото: Кукрыниксы. Карикатура 1930‑х годов. Фото: Еженедельник "Дни", выходивший в Париже под редакцией А.Ф. Керенского. Фото: Главноуговаривающий Менее сентиментальный критик Петр Пильский подобрал другое сравнение - "герой с картонным мечом". За грозными речами министра и правда ничего не стояло: страна стремительно летела в анархию. Солдаты перестали подчиняться офицерам, Керенский, с апреля военный министр, пытался навести в армии хоть какой-то порядок. Но не силой, а все теми же речами, за что был прозван "главноуговаривающим". Кое-как подготовленное его усилиями июньское наступление бесславно провалилось. А тут еще большевики все активнее - июльский мятеж - рвались к власти, надо было воевать и на этом фронте. Александр Керенский, уже премьер-министр, получает чрезвычайные полномочия - но вновь проявляет решительность только на словах. Его отказ "додавить" большевиков - "мы социалисты, а не держиморды" - вызвал разочарование коллег. - Все же Керенский не волевой тип, а лишь упрямый истерик, - без обиняков высказался кадет Андрей Шингарев. В этот переломный и для Керенского, и для страны момент и развернулась странная эпопея, получившая название "корниловского мятежа". Главнокомандующий Лавр Корнилов при посредничестве князя Львова предложил премьеру ввести в Петроград войска, а потом навести жесткий порядок в армии и во всей стране. Керенский до последнего колебался: он подозревал, что Корнилов в итоге сам захватит власть, а его с прочими "временными" выгонит вон. В итоге 27 августа 1917 года, когда корниловские части уже двигались к столице, Александр Федорович выступил на заседании правительства, объявив главкома в мятеже. Агитаторы, посланные большевиками, убедили солдат повернуть обратно, Корнилов был арестован, его полномочия перешли к Керенскому. А через два месяца пришла расплата. 24 октября непрерывно заседавшие в Зимнем дворце министры узнали, что большевики захватили важнейшие объекты столицы. Рано утром Керенский покинул дворец на автомобиле американского посольства, переодевшись в матросскую блузу - а не в платье сестры милосердия, как много десятилетий ерничали потом советские учебники. Он отправился в Псков к генералу Краснову, которого с трудом уговорил послать в Петроград казачьи части. Но ... повторилась история с Корниловым: в Гатчине казаков встретили агитаторы, убедившие их сдаться... Его жену Ольгу Львовну вместе с сыновьями сошлют на Север, только в 1920 году им удастся эмигрировать в Англию. Его брата Федора расстреляют в Ташкенте. До сестры Елены очередь дойдет в 1938-м - она получила высшую меру как "член семьи врага народа". Но на дворе пока еще осень 1917 года, Александр Федорович, объявленный большевиками вне закона, бежит на Дон к атаману Каледину. И тот велит ему поскорее убираться прочь, чтобы не быть повешенным. Фоторепортаж: Александр Керенский Изгой Никем не узнанный в общем хаосе, бывший премьер вернулся в Петроград с нелепым проектом - выступить на открывшемся Учредительном собрании и убедить большевиков передать ему власть. Но собрание немедленно разогнали, "самопожертвование" не состоялось. Пару месяцев Александр Федорович скрывался в Петрограде и Москве, после чего товарищи по партии решили отправить его за границу - актерские способности экс-премьера должны были убедить Антанту поддержать созданные в Поволжье и Сибири эсеровские правительства. В июне 1918 года Керенский, снова переодевшись - на этот раз в мундир сербского офицера, - выехал в Мурманск и на английском пароходе навсегда покинул Россию. В Лондоне его принял британский премьер Ллойд-Джордж. В Париже, куда он отправился следом, - президент Пуанкаре. Александр Федорович и здесь произносил зажигательные речи: "Русская революция гибнет! Неужели вы не согласитесь ей помочь?" Но западные лидеры реагировали уклончиво: их больше интересовали завершение войны с немцами и послевоенная дележка мира. Обосновавшись в Париже, Керенский редактировал газету "Дни", без устали проклиная в ней большевиков. Первое время посещал эмигрантские собрания, но скоро перестал: чуть ли не каждый раз какой-нибудь белый офицер бросался бить "предателя отечества". Впрочем, у изгоя оставались фанаты и особенно фанатки. Одно время он жил с женой своего друга-дипломата Марией Гавронской, позже познакомился с Нелл Триттон, журналисткой из далекой Австралии. Начитавшись романов Достоевского, она мечтала о русском муже и сразу влюбилась в Керенского - не помешала даже 28-летняя разница в возрасте. Фоторепортаж: Александр Керенский Александр Федорович Керенский в США. 1969 г. Всех переживший В 1940 году Францию заняли нацисты, к которым Керенский относился резко враждебно. Ему удалось бежать в США, где он выступал с лекциями и писал мемуары. Семейное счастье продолжалось всего несколько лет - в победном 1945-м у жены Александра Федоровича обнаружили рак. Он отвез ее в Австралию и оставался рядом до самой смерти. Потом вернулся к привычной уже американской жизни - читал, писал, преподавал, пока позволяло здоровье. Жил в Нью-Йорке, в большой квартире, подаренной поклонницей, миллионершей Эллен Симпсон. Помирился, хоть и не без труда, с первой женой, его навещали сыновья - Олег стал известным в Англии архитектором, Глеб инженером. Смирился с Советской властью и даже искал возможности посетить СССР. За это Москва потребовала от него открыто признать свои ошибки и историческую правоту Октябрьской революции. Керенский отказался - зато дал большое интервью советскому журналисту Генриху Боровику, где сказал о неизбежности прихода большевиков к власти. Когда отрывки интервью были напечатаны в "Литературной газете", многие были шокированы: ушли в небытие Ленин, Сталин, Хрущев, а проклинаемый ими Керенский, оказалось, жив и здоров! Последние годы Александра Федоровича были согреты заботой русской эмигрантки Елены Пауэрс-Ивановой, работавшей в Колумбийском университете: она называла себя "секретаршей на все руки". С ее помощью он снова начал выступать и работать, но в начале 1970 года у последнего лидера революции диагностировали рак крови. В тот же год, 11 июня, Александр Федорович Керенский умер. Местная русская церковь отказалась отпевать виновника революции; сын Олег перевез его тело в Лондон и похоронил на кладбище Патни без всяких обрядов.

05 мая, 14:09

Should it be compulsory to vote? Catch-up on our live look at the week

We discussed the week’s top stories in real-time with our readers. Look back on our discussion and share your views below the line 4.34pm BST Thanks everyone – I will switch off the live blog now but keep on talking below the line. 4.13pm BST We will be signing off soon, but you can continue to discuss below the line. Thanks everyone Continue reading...

30 апреля, 09:00

первое, что стали делать люди после обретения власти - это строительство квартир

Сенников_Телеграмм "Stuff and Docs":Жил был такой француз с не очень приятным лицом по имени Жан Фоккар. Главное свершение его жизни - создание неоколониальной системы влияния на бывшие французские колонии, которую обычно называют термином Françafrique (термин первым сформулировал первый президент независимого Кот д'Ивуара Феликс Уфуэ-Буаньи, а в оборот ввел экономист и общественный деятель Франсуа-Ксавье Вершав). Помимо этого Фоккар стоял у истоков современных французских спецслужб - он в 1959 помогал организовать SAC, организацию, основной задачей которой было проведение тайных операций в Африке (в тот момент - прежде всего в Алжире). Фоккар находился на вершине французской политики по отношению к Африке практически полвека - еще в 1952 году он стал одним из ключевых политиков, занимавшихся этим вопросом.Сам он всегда отрицал свое влияние на Африку, но неформально считается, что примерно дюжина переворотов в Африке произошла из-за его действий. Главной задачей Фоккара было сопротивление левым, марксистским и советскоориентированным режимам в Африке - при участии Фоккара к власти в Габоне пришёл президент Омар Бонго. Подобно Уфуэ-Буаньи, Бонго превратил свою страну в опорный пункт французского влияния в Африке. Фоккар поддерживал гвинейскую оппозицию прокоммунистическому режиму Секу Туре, организовывал военное снабжение и вербовку наёмников для сепаратистского движения Биафры в Нигерии. Содействовал приходу к власти Гнасингбе Эйадемы в Того. Оказывал серьёзную военно-политическую поддержку заирскому режиму Мобуту.Он занимал свой пост советника президента по Африке на протяжении десятилетий, на нем практически не отражались смены президентов - разве что Миттеран отправил его в отставку, но уже в 1986 премьер-министр Ширак сделал его советником, а потом, в 1995 году снова назначил советником президента.Фоккар умер в 1997 году, а дело его живет. Причем, живет оно не взирая на то, кто там находится у власти - партии партиями, а сильный контроль и прямые военные вторжения в африканские страны существуют и при хлипком социалисте Олланде, были при Саркози и Шираке, даже при Миттеране. Будут и при Ле Пен или при Сеголен Руаяль.Еще занятно, что в России многие горазды поговорить о хитроумном англосаксонском влиянии на мир, а вот о французском колониализме говорят гораздо меньше. Возможно, дело в том, что мир у нас сейчас в основном англоязычный, а любителей французского языка в разы меньше. Но штука в том, что именно Франция - это самый главный европейский колониалист в двадцатом веке. И самый кровавый кстати - такие потоки крови, какие текли при распаде французской колониальной империи англичанам не снились: французы потеряли около 75 тысяч солдат в колониальных войнах, убили около полумиллиона алжирцев, в Первой Индокитайской войне погибло около миллиона человек с обеих сторон. А парады африканских стран на 14 июля все равно проходят - в Париже.--- ---Очень люблю это место из мемуаров Шпеера: Шпеер достроил для Гитлера персональную квартиру (дело было в 1933 году) - выдержанную в лаконичном стиле, все было просто, масштабно и без излишеств.В то же время, Геринг как раз закончил ремонт своей собственной квартиры, что стоило государству (а, он, конечно же, делал это все за государственный счет) весьма и весьма дорого). Геринг все обставил в пышно-барочном духе, с маленькими комнатками, тяжелыми бархатными обоями, массивной мебелью.И вот Гитлер приезжает, видит это и говорит:«Темно! И как только можно жить в темноте! Сравнить с этим работу моего профессора! Везде светло, ясно и просто!»И хотя Герингу очень нравился предыдущий вариант, он тут же попросил Шпеера все переделать (в только что доделанной квартире) и сделать так, чтобы все было "как у фюрера".Из чего можно сделать два вывода:1. Жилищный вопрос остро стоял не только в Советском Союзе, но и в Германии, если первое, что стали делать люди после обретения власти - это строительство квартир.2. Фантастическая неэффективность - родовая черта всех авторитарных и тоталитарных режимов.------------- Около 100 лет назад премьер-министром Великобритании стал Дэвид Ллойд Джордж – яркий британский политик валлийского происхождения, пламенный оратор, сильный и мощный игрок на политическом поле. Он руководил Великобританией в решающие годы Первой мировой войны (благодаря чему получил от пресс прозвище «the man who won the war»). В результате усилия Ллойд Джорджа (еще до поста премьера) Британия получила People Budget – обложив дополнительными налогами самых богатых землевладельцев, британское правительство получило возможность направлять деньги на социальные выплаты населению и на строительство дредноутов – одновременно. Но Ллойд Джордж не был святым. Сам он происходил из не очень богатой семьи – его отец был школьным учителем, преподававшим в Лондоне и Ливерпуле. Своих денег у него было немного, а у Либеральной партии (лидером которой он являлся) не было мощного фандрайзингового механизма. И поэтому он занялся тем, чем, на самом деле, занимались многие британские политики до и после него – он стал продавать титулы и звания за деньги. Конечно же, он не делал этого сам, напрямую. Для этой неблаговидной деятельности у него был специальный человек – Монди Грегори. Человек с очень пестрой биографией – театральный продюсер, политический активист, шантажист, мошенник и агент MI5, имевший обширные контакты в среде интеллигенции и аристократии. Его биография в основном известна с его собственных слов, так что разнообразных лакун и нестыковок в ней довольно много. Считается, что известное поддельное «Письмо Зиновьева» (призыв к британским рабочим и профсоюзам о начале протестов и революции) – его рук дело. Безусловно, продажа рыцарских званий и титулов не была чем-то необычным для Вестминстера – все этим занимались. Но Ллойд Джордж был уж очень нагл – он организовал эту деятельность в духе масштабного бизнес-проекта. Монди привлекал различных светских знакомых, приглашал их в свой офис в Уайтхолле – с черного входа (на 38, Parliament street, по соседству с резиденцией премьер-министра и парламентом) и начинал предлагать им различные варианты. Например, титул баронета в пересчете на сегодняшние деньги стоил £1,3 миллиона, рыцарство - £330 тысяч (с другой стороны, звание баронета само по себе было введено Яковом I именно для сбора денег). Деятельность Джорджа и Грегори не была чем-то секретным ни для Парламента, ни для правительства. Но не все были готовы мириться с таким разгулом коррупции. Один член парламента, социалист и член Лейбористкой партии Грейсон был недоволен происходившим. Грейсон, яркий политик, удостоившийся от Ленина следующего определения - «Виктор Грейсон, очень пылкий, но мало принципиальный и склонный к фразе социалист», - очень много выступал в то время на различных митингах и публично обвинял правительство в торговле титулами. Правда, он обходился без имен, лишь намекая на то, что ему все известно и если придет время, то он назовет имена всех причастных к этому непотребству.В итоге Грейсон пропал. То ли был убит, то ли сбежал из страны. А ты не грози Даунинг-стрит, попивая сок у себя в Палате общин!-------------Читаю одну статью о британском империализме в период с 1850 по 1914 годы и нашел там крайне элегантное определение того, что такое "национальные интересы". Переведу отрывок полностью, потому что мне кажется, что определение довольно универсальное, а такие вещи надо иногда проговаривать:"В XVIII веке миссия Англии была в меньшей степени связана с завоеванием мира, чем с укреплением внутреннего политического строя после Гражданской войны, Реставрации Стюартов и столкновений с Якобитами. Но политические устремления и императивы внутри страны довольно быстро стали неразрывно связаны с экономическими и военными успехами за рубежом, поскольку чем богаче становилась страна благодаря процветающей внешней торговле, тем больше это способствовало частной выгоде, бюджетным потребностям государства и защите королевства в целом. Слияние этих первоначально несвязанных элементов породило концепцию "национальных интересов", которые обосновывали и гарантировали индивидуальные свободы через утверждение прав собственности и использовали государственный аппарат для поддержания этих прав через систему патронажа, своеобразного «баланса» конституции. Этот «новый режим» в XVIII веке не раз сталкивался с растущими бюджетными и политическими трудностями как внутри страны, так и за рубежом. А после 1815 года, когда были произведены реформы, которые урезали «старую коррупцию» в Британии ("old corruption" - это термин, которым называют систему синекур, пенсий, взяток, весьма распространенную и укорененную в политической системе и государственном аппарате Англии в 18 веке) и создали возможности для использования свободной торговли в качестве оружия, создающего новые возможности для развития торговли и финансов за границей.Таким образом, джентльменская элита и ее единомышленники стремились приспособиться к девятнадцатому столетию, не отказываясь от унаследованного ею социального престижа, приобретенного богатства или общественного влияния. Поскольку зарубежная экспансия и имперское расширение использовались для поддержки этих амбиций в период до 1850, они также были включены в политическую игру, причем в еще большем масштабе, чем в XVIII веке".

22 апреля, 09:00

Банковские махинации и кривое правосудие

В августе прошлого года я рассказывал читателям "Бизнес-журнала" о грандиозном скандале, который по своему размаху перекрывал все финансовые аферы в истории, вместе взятые. Банки Barclays, HSBC, Королевский банк Шотландии (RBS) и еще с полдюжины "системообразующих" финансовых институтов планеты были пойманы за руку на противозаконном сговоре по искусственному занижению процентной ставки LIBOR. Масштаб махинаций определялся объемом […]

20 апреля, 12:43

Иностранный след в Февральской революции?

Можно ли считать поддержку тех сил, которые выступали против царствующего императора, недопустимой позицией союзников и, так или иначе, вмешательством во внутренние дела России? Можно ли определить поведение союзников как «подстрекательство» если не к революции, то к перевороту, даже если в их переписке нет ничего более, чем самые общие выражения недовольства положением дел в России?

16 апреля, 08:33

Сирия между мировыми войнами

В последней четверти XIX в. в Сирии, входившей в состав Османской империи, стали нарастать антитурецкие настроения, в результате чего в кругах сирийско-ливанской интеллигенции зародились националистические идеи. Младотурецкая революция 1908 года способствовала активизации деятельности политических организаций сирийской интеллигенции.

12 апреля, 09:47

Планы Антанты на 1917 год: ставка на решительную победу в войне

Однако державы Антанты также имели серьёзные проблемы. Усиление подводной войны со стороны Германии ударило по хозяйству союзников, особенно Англии. Союзники не сразу нашли противоядие от германских субмарин. Значительно сократился тоннаж торгового флота, осложнилась доставка необходимого для военного производства стратегического сырья и продовольствия. Например, ввоз железа и стали из США в феврале 1917 года был на 59% ниже, чем в феврале 1916 г. Это грозило снабжению вооруженных сил. Обострился вопрос с обеспечением населения продовольствием. Ллойд Джордж, выступая в палате общин, заявил: «Я хотел бы, чтобы теперь вся страна знала, что наши продовольственные запасы весьма незначительны, угрожающе незначительны, что они меньше, чем когда бы то ни было».

10 апреля, 00:01

Советская подножка. Как большевики сумели надуть Европу в Генуе

Попытка перевести молодую Советскую Россию под внешнее управление закончилась плачевно для тех, кто пытался. Георгий Чичерин продемонстрировал высший пилотаж — своего рода «дипломатическое айкидо» с сокрушительным для Европы результатом.

08 апреля, 01:08

О проектах Февральской и Октябрьской революциях.

Выкладываю 5 главу (видимо, главную), пишет С.Г.Кара-Мурза (sg_karamurza). Если кто заметит ошибки, спасибо.Глава 5. Проект Февральской революцииВ среде историков витает вопрос: «Исследователи, обращающиеся к истории отечественного либерализма, неизменно оказываются перед необходимостью объяснить следующий исторический парадокс: почему либеральные партии в России, так быстро набравшие политический вес в годы первой российской революции и фактически сформировавшие Временное правительство в марте 1917 года, уже к концу 1917 года потерпели столь быстрое и сокрушительное поражение? Почему либеральная альтернатива не смогла пробить себе дорогу в ходе революции и Гражданской войны? … Что было тому причиной — неготовность или невосприимчивость населения России к усвоению либеральных идей, отсутствие у либералов широкой социальной базы, политические ошибки самих либералов или же стратегическое мастерство их противников — большевиков?» [Леонтьева О.Б. В чем же истинный либерализм? Российский либерализм как социальное припоминание. Проект «Связь времен», год 2013-й – http://gefter.ru/archive/19566].Точнее, проект Февральской революции принадлежал не либералам как «интеллектуальной партии», а историческому блоку с противоречивой структурой – коалицией главных политических партий, которые объединились во время I Мировой войны. В эту коалицию вошли:– правая партия Союз 17 октября (октябристы, в основном торгово-промышленная буржуазия),– буржуазно-либеральный Прогрессивный блок,– Конституционно-демокра¬тическая партия (Партия народной свободы – кадеты),– две социалистические партии – РСДРП (меньшевики) и социалисты-революционеры (эсеры).Надо только определиться с процессом, который не обозначен: возникновение Советов. Сначала победители-революционеры Февраля считали Советы вспомогательной союзной структурой и не обратили внимания на прогноз Ленина в Апрельских тезисах: Советы – ключевой элемент будущей государственности, несовместимой с проектом Февраля, а также инкубатор, в котором быстро растет эмбрион Октябрьской революции. Если это так, то Советы со всеми их атрибутами лучше рассмотреть в главе о проекте Октябрьской революции, но учитывая, что этот эмбрион зародился и вскармливался в лоне Февральской революции.Будем говорить о Феврале. Деятель масонства меньшевик А.Я. Гальперн писал об активе этой коалиции и об основе их соединения: «Очень характерной для большинства членов организации была ненависть к трону, к монарху лично за то, что он ведет страну к гибели… Конечно, такое отношение к данному монарху не могло не переходить и в отношение к монархии вообще, в результате чего в организации преобладали республиканские настроения, можно сказать, что подавляющее большинство членов были республиканцами, хотя республика и не была зафиксирована догматом организации». [Из 29 министров Временного правительства всех составов 23 были масонами].Но ненависть к монархии – производный фактор, у каждой из партий были разные основания для этой ненависти. Разрушение монархической государственности было средством достичь разные цели с разными временными перспективами, даже и с конфронтацией с вчерашними союзниками. Все эти политические силы договорились выступить в одном строю потому, что ликвидация монархии и установление буржуазно-либеральной демократии (пусть в среднесрочной перспективе) представляли для всех благоприятные условия для движения к своим целям.Понятно, что такой конъюнктурный политический союз партий с разными целями и векторами движения не мог иметь стратегического проекта, но такая операция, как молниеносная ликвидация государственность огромной империи, моментальное разрушение институтов сословного общества и отношений собственности, по своим масштабом и последствиями можно назвать катастрофический проект. Этот проект и не предполагал, что после взрыва его осколки и взрывные волны соберутся воедино и пойдут по тернистой дороге к светлому будущему. Особенность этого проекта как раз в том, что конструкторы этого взрывного устройства знали, что их заряд после взрыва породит новые проекты, силу и вектор которых будут нельзя предугадать и тем более контролировать.Партии, которые вошли в революционную коалицию, по-разному объясняли их цели своим сторонникам. Иногда эти объяснения были похожи на оправдания, что несовместимо с мобилизующим проектом. Так, А.И. Гучков в марте 1917 года на собрании военно-промышленных организаций заявил: «Этот переворот был подготовлен не теми, кто его сделал, а теми, против кого он оказался направлен: заговорщиками были представители самой власти».[Кстати, в своих мемуарах» Д. Ллойд Джордж утверждал: «Заговорщиками, свергнувшими царизм, были, в сущности говоря, царица и Распутин. Царь, сам того не сознавая, был главой заговора»].Милюков уверял: «Произошла самоликвидация старой власти», мол, «невиноватая я, он сам…». Сразу после Февраля в кадетской печати излагалось высказывание Милюкова, что революция, якобы, была сделана, чтобы «успешно завершить войну». [Видный юрист, историк и кадет Б.Э. Нольде в эмиграции по поводу такого объяснения писал: «Это один из наивнейших самообманов»].Правый кадет Изгоев рассуждал логично (правда, в 1912 году): «Если реакции не будет положен предел, если конституционных сил России окажется недостаточно для мирного государственного преобразования, то большевизм, несомненно, будет победителем и загонит ликвидаторов [большевиков] в задний угол».Эсеры с 1912 г. и позже придерживались такого прогноза: цели назревающей революции – достижение политической свободы, национальное самоопределение, которые и позволят произвести социально-экономический переворот («закладка кирпичей в фундамент будущего здания социализированного труда и собственности»). Правда, ближе к 1917 году эсеры стали говорить, что революция будет одновременно и «демократической, и социальной, и политической». Как проект это принять трудно. [Все эти высказывания см. Шепелева В.Б. Революциология. Проблема предпосылок революционного процесса 1917 года в России: (по материалам отечественной и зарубежной историографии): Учебное пособие. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2005].Именно поэтому, объединяя в своих рядах слишком разные в идеологическом плане силы, штаб революции и Временное правительство взяли на вооружение принцип непредрешенчества. Такой несовместимый состав правительства заведомо не мог принять крупное принципиальное решение. Поэтому политики этой коалиции говорили, что через какое-то время власть перейдет к Учредительному собранию, оно и представит проект устройства новой России. Даже объявить Россию республикой они не решились, хотя съезд партии кадетов 25 марта 1917 г. единогласно высказался за «демократическую парламентскую республику». Судя по многим наблюдениям очевидцев, в Учредительное собрание мало кто верил – и прежде всего, само Временное правительство.[Выборы в Учредительное собрание состоялись в ноябре 1917 г. по старым спискам. В октябре И.А. Бунин записал в дневнике: «Вот-вот выборы в Учредительное собрание. У нас ни единая душа не интересуется этим»].Временное правительство за всё время своего существования так и не созвало Учредительное собрание. Даже меньшевистская газета «Свободная жизнь» заявляла, что созыв Собрания отложено правительством на «страшно длинный срок, какого не знала ни одна европейская революция».Конечно, все отдельные партии, готовившие и превратившие Февральскую революцию, имели свое кредо, в разной степени разработанные, которые можно включить в интегральный образ этого предприятия. Исходные программные представления этих партий были заложены в ходе революции 1905-1907 гг., но в ходе реакции, реформы Столыпина и в годы войны всем им пришлось корректировать свои доктрины, передвигаться в идеологическом спектре от левого терроризма до реакционных правых позиций. Мы кратко изложим устои истоков и сдвигов к моменту Февральской революции и до Октября. Но главное, надо прежде всего разобрать основание договоренности между правыми силами, либералами и социалистами (даже радикальными), свергнуть сообща монархию и учредить в России либерально-буржуазную государственную систему по западным образцам.Проект Февральской революции. 2Проект Февральской революции. 3Проект Февральской революции. 4Проект Февральской революции. 5Проект Февральской революции. 6Проект Февральской революции. 7Проект Февральской революции. 8Начнем главу 7. Останутся главы 6 и 8.Проект Октябрьской революции. 2

07 апреля, 16:43

What Would Keynes Think of Trump's Infrastructure Plan?

The famed British economist, known for championing Depression-era public-works projects, might not have supported similar initiatives today.

06 апреля, 19:11

What If America Never Entered World War I?

Jim Powell History, Europe The biq question of the day.  For a long time, Americans have been branded as “isolationists” guilty of “appeasement” when they question the wisdom of starting or entering another foreign war. The terms “isolationist” and “appeasement” are used to link today’s noninterventionists to the political leaders who, during the 1930s, did nothing to stop Hitler early on, when that might have been easy. Ever since then, starting or entering wars has been justified by claiming that the present situation is analogous to the threat from Nazi Germany and requires force. The first problem with such a scenario is that Hitler’s rise to power owed much to a prior war: World War I, which was supposed to end war. That famous phrase appears to have originated with The War That Will End War (1914), a book by the British socialist author H. G. Wells. His dubious claim inspired cynicism early on. British prime minister David Lloyd George reportedly remarked, “This war, like the next war, is a war to end war.” Journalist Walter Lippmann said “the delusion is that whatever war we are fighting is the war to end war.” Precisely because France and Britain entered World War I and were devastated — which none of the political leaders seem to have anticipated — people in those countries lacked the will for another war. They had also been lied to repeatedly by their political leaders, and they weren’t interested in going through that again. As far as Americans were concerned, the greed and hypocrisy of World War I belligerents discredited the idea of doing good by going to war, which is why Americans wanted nothing to do with another foreign war. It was because pro-war people lost their credibility during World War I that nobody responded when alarms were sounded about Hitler during the 1930s. If popular sentiment now generally opposes starting or entering foreign wars, the people who deserve considerable credit are those “internationalists” who promote participation in wars that go wrong. Often there are terrible unintended consequences, because wars are the most costly, volatile, unpredictable, and destructive human events. The Hazards of the Unforeseen: Read full article

03 апреля, 19:04

Не думаю, что англичане получили бы в лице Павла Милюкова свою марионетку

Государственный строй России не был приоритетным вопросом для Британии. Если бы Россия эффективно воевала на этом этапе, то этого было бы достаточно. Но всё сильнее и сильнее было мнение, что с этим правительством мы победить не можем. И случившаяся потом революция для многих была революцией во имя победы

28 марта, 12:59

Джордж Бьюкенен был монархистом и сожалел о падении монархии

Судя по интонациям британской дипломатической переписки, их бы устроил вариант с регентством Михаила Александровича – младшего брата Николая II. Но я нигде не встречал в документах конкретного указания: «Давайте сделаем именно так»

27 марта, 11:32

Пишу о проектах Февральской и Октябрьской революциях.

Выкладываю 5 главу (видимо, главную). Если кто заметит ошибки, спасибо.Глава 5. Проект Февральской революцииВ среде историков витает вопрос: «Исследователи, обращающиеся к истории отечественного либерализма, неизменно оказываются перед необходимостью объяснить следующий исторический парадокс: почему либеральные партии в России, так быстро набравшие политический вес в годы первой российской революции и фактически сформировавшие Временное правительство в марте 1917 года, уже к концу 1917 года потерпели столь быстрое и сокрушительное поражение? Почему либеральная альтернатива не смогла пробить себе дорогу в ходе революции и Гражданской войны? … Что было тому причиной — неготовность или невосприимчивость населения России к усвоению либеральных идей, отсутствие у либералов широкой социальной базы, политические ошибки самих либералов или же стратегическое мастерство их противников — большевиков?» [Леонтьева О.Б. В чем же истинный либерализм? Российский либерализм как социальное припоминание. Проект «Связь времен», год 2013-й – http://gefter.ru/archive/19566]. Точнее, проект Февральской революции принадлежал не либералам как «интеллектуальной партии», а историческому блоку с противоречивой структурой – коалицией главных политических партий, которые объединились во время I Мировой войны. В эту коалицию вошли: – правая партия Союз 17 октября (октябристы, в основном торгово-промышленная буржуазия), – буржуазно-либеральный Прогрессивный блок, – Конституционно-демокра¬тическая партия (Партия народной свободы – кадеты), – две социалистические партии – РСДРП (меньшевики) и социалисты-революционеры (эсеры). Надо только определиться с процессом, который не обозначен: возникновение Советов. Сначала победители-революционеры Февраля считали Советы вспомогательной союзной структурой и не обратили внимания на прогноз Ленина в Апрельских тезисах: Советы – ключевой элемент будущей государственности, несовместимой с проектом Февраля, а также инкубатор, в котором быстро растет эмбрион Октябрьской революции. Если это так, то Советы со всеми их атрибутами лучше рассмотреть в главе о проекте Октябрьской революции, но учитывая, что этот эмбрион зародился и вскармливался в лоне Февральской революции. Будем говорить о Феврале. Деятель масонства меньшевик А.Я. Гальперн писал об активе этой коалиции и об основе их соединения: «Очень характерной для большинства членов организации была ненависть к трону, к монарху лично за то, что он ведет страну к гибели… Конечно, такое отношение к данному монарху не могло не переходить и в отношение к монархии вообще, в результате чего в организации преобладали республиканские настроения, можно сказать, что подавляющее большинство членов были республиканцами, хотя республика и не была зафиксирована догматом организации». [Из 29 министров Временного правительства всех составов 23 были масонами].Но ненависть к монархии – производный фактор, у каждой из партий были разные основания для этой ненависти. Разрушение монархической государственности было средством достичь разные цели с разными временными перспективами, даже и с конфронтацией с вчерашними союзниками. Все эти политические силы договорились выступить в одном строю потому, что ликвидация монархии и установление буржуазно-либеральной демократии (пусть в среднесрочной перспективе) представляли для всех благоприятные условия для движения к своим целям. Понятно, что такой конъюнктурный политический союз партий с разными целями и векторами движения не мог иметь стратегического проекта, но такая операция, как молниеносная ликвидация государственность огромной империи, моментальное разрушение институтов сословного общества и отношений собственности, по своим масштабом и последствиями можно назвать катастрофический проект. Этот проект и не предполагал, что после взрыва его осколки и взрывные волны соберутся воедино и пойдут по тернистой дороге к светлому будущему. Особенность этого проекта как раз в том, что конструкторы этого взрывного устройства знали, что их заряд после взрыва породит новые проекты, силу и вектор которых будут нельзя предугадать и тем более контролировать. Партии, которые вошли в революционную коалицию, по-разному объясняли их цели своим сторонникам. Иногда эти объяснения были похожи на оправдания, что несовместимо с мобилизующим проектом. Так, А.И. Гучков в марте 1917 года на собрании военно-промышленных организаций заявил: «Этот переворот был подготовлен не теми, кто его сделал, а теми, против кого он оказался направлен: заговорщиками были представители самой власти».[Кстати, в своих мемуарах» Д. Ллойд Джордж утверждал: «Заговорщиками, свергнувшими царизм, были, в сущности говоря, царица и Распутин. Царь, сам того не сознавая, был главой заговора»]. Милюков уверял: «Произошла самоликвидация старой власти», мол, «невиноватая я, он сам…». Сразу после Февраля в кадетской печати излагалось высказывание Милюкова, что революция, якобы, была сделана, чтобы «успешно завершить войну». [Видный юрист, историк и кадет Б.Э. Нольде в эмиграции по поводу такого объяснения писал: «Это один из наивнейших самообманов»]. Правый кадет Изгоев рассуждал логично (правда, в 1912 году): «Если реакции не будет положен предел, если конституционных сил России окажется недостаточно для мирного государственного преобразования, то большевизм, несомненно, будет победителем и загонит ликвидаторов [большевиков] в задний угол».Эсеры с 1912 г. и позже придерживались такого прогноза: цели назревающей революции – достижение политической свободы, национальное самоопределение, которые и позволят произвести социально-экономический переворот («закладка кирпичей в фундамент будущего здания социализированного труда и собственности»). Правда, ближе к 1917 году эсеры стали говорить, что революция будет одновременно и «демократической, и социальной, и политической». Как проект это принять трудно. [Все эти высказывания см. Шепелева В.Б. Революциология. Проблема предпосылок революционного процесса 1917 года в России: (по материалам отечественной и зарубежной историографии): Учебное пособие. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2005].Именно поэтому, объединяя в своих рядах слишком разные в идеологическом плане силы, штаб революции и Временное правительство взяли на вооружение принцип непредрешенчества. Такой несовместимый состав правительства заведомо не мог принять крупное принципиальное решение. Поэтому политики этой коалиции говорили, что через какое-то время власть перейдет к Учредительному собранию, оно и представит проект устройства новой России. Даже объявить Россию республикой они не решились, хотя съезд партии кадетов 25 марта 1917 г. единогласно высказался за «демократическую парламентскую республику». Судя по многим наблюдениям очевидцев, в Учредительное собрание мало кто верил – и прежде всего, само Временное правительство. [Выборы в Учредительное собрание состоялись в ноябре 1917 г. по старым спискам. В октябре И.А. Бунин записал в дневнике: «Вот-вот выборы в Учредительное собрание. У нас ни единая душа не интересуется этим»].Временное правительство за всё время своего существования так и не созвало Учредительное собрание. Даже меньшевистская газета «Свободная жизнь» заявляла, что созыв Собрания отложено правительством на «страшно длинный срок, какого не знала ни одна европейская революция». Конечно, все отдельные партии, готовившие и превратившие Февральскую революцию, имели свое кредо, в разной степени разработанные, которые можно включить в интегральный образ этого предприятия. Исходные программные представления этих партий были заложены в ходе революции 1905-1907 гг., но в ходе реакции, реформы Столыпина и в годы войны всем им пришлось корректировать свои доктрины, передвигаться в идеологическом спектре от левого терроризма до реакционных правых позиций. Мы кратко изложим устои истоков и сдвигов к моменту Февральской революции и до Октября. Но главное, надо прежде всего разобрать основание договоренности между правыми силами, либералами и социалистами (даже радикальными), свергнуть сообща монархию и учредить в России либерально-буржуазную государственную систему по западным образцам.

12 марта, 19:00

100 лет назад: британский посол Дж. Бьюкенен о Февральской революции

Оригинал взят у dfs_76 в 100 лет назад: британский посол Дж. Бьюкенен о Февральской революцииОригинал взят у dfs_76 в 100 лет назад: британский посол Дж. Бьюкенен о Февральской революцииИз мемуаров британского посла в Российской империи Джорджа Бьюкеннена :«…В воскресенье (26 февраля/11 марта 1917г.) ночью наблюдалось сильное волнение в казармах, где солдаты собирались для обсуждения вопроса, как держать себя на следующий день. Стрелять ли им в своих близких и родных, если будет отдано приказание открыть огонь? С этим вопросом они обращались друг к другу. Ответ на него был дан в понедельник утром, когда солдаты одного из гвардейских полков — Преображенского — в ответ на приказ открыть огонь повернулись и стали стрелять в своих офицеров. Волынский полк, посланный для их усмирения, последовал их примеру. Другие полки сделали то же самое, и к полудню около 25.000 солдат уже присоединились к народу. Утром был взят арсенал, и захвачены находившиеся в нем запасы огнестрельного оружия и аммуниции. Затем быстро последовали: пожар здания судебных установлений, разгром департамента полиции и уничтожение всех компрометирующих его архивов, освобождение как политических, так и уголовных, заключенных в трех главных тюрьмах, и сдача Петропавловской крепости.Нерадивое и неспособное правительство с самого начала совершило ряд ошибок. Сильный и энергичный министр вроде Столыпина мог бы с тактом и твердостью сдержать [207] движение в узде, но правительству совершенно не удалось успокоить народ в отношении продовольственного кризиса, и в то же время оно приняло неудачные меры к восстановлению порядка, которые могли только довести массы до отчаяния и сыграть на руку настоящим революционерам. Наконец, отдав приказ войскам стрелять в народ, оно раздуло всеобщее недовольство в пожар, охвативший с быстротой молнии весь город. Однако основная ошибка была совершена военными властями: последние, не будь они совершенно лишены дара предвидения, должны были бы оставить в столице небольшой отряд хорошо дисциплинированного и надежного войска для поддержания порядка. Фактически же гарнизон, насчитывавший около 150.000 человек, состоял исключительно из запасных. Это были молодые солдаты, взятые из деревень, которых сначала обучали, а затем отправляли для пополнения потерь в их полках на фронте. Офицерский корпус, которому было вверено их обучение, был слишком малочисленен, чтобы держать в руках такое количество людей. Он состоял из прибывших с фронта инвалидов и раненых и из молодежи из военных школ, совершенно неспособной поддержать дисциплину при наступлении кризиса...Как я уже сказал, я возвратился в Петроград только в воскресенье вечером, а в понедельник в полдень я отправился по обыкновению со своим французским коллегой в министерство иностранных дел. Когда я находился там, генерал Нокс телефонировал мне, что значительная часть гарнизона взбунтовалась и совершенно завладела Литейным проспектом…Несмотря на приказ об отсрочке сессии Думы, избранный ею Комитет продолжал заседать; тем временем Родзянко отправил вторую телеграмму императору: «Положение ухудшается. Надо принять немедленные меры, ибо завтра уже будет поздно. Настал последний час, когда решается судьба родины и династии». Вскоре затем Дума узнала, что военный министр генерал Беляев получил телеграмму от императора с извещением о том, что он возвращается в Петроград, и что генерал Иванов, которого он назначил диктатором, вскоре прибудет с большим отрядом войск…В половине второго в Государственную Думу явились делегаты от частей войск, расположенных к северу от реки, желавшие получить от Думы инструкции. Родзянко, принявший их, заявил, что лозунгом Думы является уход нынешнего правительства. Он ничего не говорил об императоре, потому что Дума, подобно большинству народа, настолько была захвачена врасплох быстрым ходом событий, что не знала, что делать... Около трех часов, после закрытого заседания, Дума назначила Исполнительный Комитет для поддержания порядка (»Временный комитет Государственной Думы»), в который вошли представители всех партий, за исключением крайних правых. Он состоял, под председательством Родзянко, из двух правых («консерваторов»), трех октябристов («умеренных»), пяти кадетов и прогрессистов и двух социалистов — Керенского и Чхеидзе.В то же самое время Исполнительный Комитет Совета рабочих депутатов назначил собрание своих представителей в думском (Таврическом) дворце на тот же самый вечер. Солдаты, перешедшие на сторону народа, приглашались посылать по одному делегату на каждую роту, а фабрики и заводы — по одному делегату на тысячу рабочих.Все время после полудня в Думу прибывали войска, и Дума постепенно оказалась переполненной сборищем солдат, рабочих и студентов. Вечером туда был приведен арестованный Щегловитов, председатель Государственного Совета, бывший министр юстиции и крайний реакционер, а к вечеру туда явился человек жалкого вида, в запачканной грязью шубе, заявивший: «Я — последний министр внутренних дел Протопопов. Я желаю блага родине и потому добровольно передаю себя в ваши руки».Благодаря усилиям Исполнительного Комитета во вторник, 13 марта, положение в городе обнаружило признаки улучшения. Двумя главными событиями было падение адмиралтейства, сдавшегося под влиянием угрозы, что в противном случае оно будет разрушено артиллерийским огнем крепости, и разгром гостиницы «Астория» вследствие выстрелов, произведенных оттуда в роту солдат, проходившую мимо с красным флагом. Хотя стрельба продолжалась весь день, но в большинстве случаев это стреляли городовые из пулеметов, размещенных Протопоповым на крышах домов, а также солдаты, выбивавшие полицию из ее позиций ружейным огнем. Утром мне удалось пройти в министерство иностранных дел с последним визитом к Покровскому, а когда я возвращался со своим французским коллегой домой, то узнавшей нас толпой, собравшейся на набережной, нам была устроена овация..В это время старое правительство уже не существовало, и все его члены, за исключением Покровского и морского министра адмирала Григоровича, были арестованы вместе со Штюрмером, митрополитом Питиримом и несколькими другими реакционерами. Вечером весь гарнизон, а также войска, прибывшие из Царского и из соседних мест, перешли на сторону Думы, между тем как не мало офицеров также предложило ей свои услуги. Поскольку дело шло о Петрограде, революция была уже совершившимся фактом. Однако общее положение было чрезвычайно затруднительно. Рабочие были вооружены, множество выпущенных арестантов находилось на свободе, во многих полках солдаты были без офицеров, а в Думе происходила ожесточенная борьба между Исполнительным Комитетом Думы и вновь образовавшимся Советом.Дума представляла собой сборный пункт войск, совершивших революцию. Их начальники по большей части были монархистами и поборниками войны до победного конца. Но в критический момент им не удалось закрепить своего положения, и они позволили демократам, которые были явными республиканцами и заключали в своей среде значительный процент сторонников мира, занять их место и захватить в свои руки власть над войсками. Далее они позволили заседать в их собственном помещении конкурирующему учреждению, Совету, который, не имея никакого легального статута, конституировался как представительное учреждение рабочих и солдат. Если бы только среди членов Думы нашелся настоящий вождь, способный воспользоваться первым естественным движением восставших войск к Думе и собрать их вокруг этого учреждения, как единственного легального конституционного учреждения в стране, то русская революция могла бы получить более счастливое продолжение. Но такой вождь не появился, и в то время, как Дума все еще рассуждала о политике, демократы, знавшие, чего они хотят, действовали. Получив однажды уверенность в поддержке войск, их лидер Чхеидзе оказался, как он говорил одному британскому офицеру, господином положения.Между тем император выехал из ставки в Царское в ночь с 12 на 13 марта. Однако по прибытии поезда в Бологое оказалось, что рельсы впереди поезда разобраны рабочими, и его величество проследовал в Псков, где находилась главная квартира Рузского, главнокомандующего [211] северным фронтом. В среду 14-го числа великий князь Михаил Александрович, остановившийся в частном доме близ посольства, пригласил меня к себе. Он сказал мне, что, несмотря на то, что случилось в Бологое, он все еще надеется, что император прибудет в Царское около 6 часов сегодня вечером; что Родзянко должен представить для подписи его величеству манифест, дарующий конституцию и уполномочивающий Родзянко избрать членов нового правительства, и что сам он, равно как и великий князь Кирилл Владимирович дали свои подписи под проектом этого манифеста с целью подкрепить позицию Родзянко.Его высочество сказал, что он надеется увидеть императора вечером, и спросил меня, не пожелаю ли я чего-нибудь ему сказать. Я ответил, что я попросил бы только его умолять императора от имени короля Георга, питающего столь горячую привязанность к его величеству, подписать манифест, показаться перед народом и притти к полному примирению с ним. Но в то время, как я с ним разговаривал, на задуманный манифест было наложено Советом вето, и было решено отречение императора. Почти в то же самое время император, уведомленный генералом Рузским о положении дел в Петрограде, телеграфировал, что он готов сделать все уступки, требуемые Думой, если последняя думает, что они могут восстановить порядок в стране; но, как телеграфировал в ответ Родзянко, было уже «слишком поздно» …Последним официальным актом императора было назначение великого князя Николая Николаевича верховным главнокомандующим и князя Львова (популярного земского деятеля) новым председателем совета министров. Дело в том, что в результате компромисса между Комитетом Государственной Думы и Советом было образовано Временное Правительство для управления страной, пока Учредительное Собрание не решит, быть ли России республикой или монархией. Главные члены этого правительства принадлежали к партии кадетов и октябристов. Вождь первых Милюков был назначен министром иностранных дел, а вождь октябристов Гучков — военным министром. Керенский, назначенный министром юстиции, играл роль посредника между Советом и правительством, и оппозиция первого была преодолена главным образом благодаря ему. Во время горячих прений по вопросу о регентстве, он, заявляя о своем назначении министром юстиции, сказал в Совете: «Нет более горячего республиканца, чем я. Но мы должны выждать время. Нельзя сделать всего сразу. Мы получим республику, но мы должны выиграть войну. Тогда мы можем сделать, что захотим».С образованием Временного Правительства Родзянко, игравший столь выдающуюся роль в первые дни революции, отошел на задний план, и Дума, боровшаяся столь долго и упорно за назначение ответственного перед ней министерства, теперь постепенно стала считаться каким-то архаическим учреждением, пока, наконец, не сошла совсем со сцены..».(Источник)…и своей роли в них:«..В июне прошлого года журнал «Revue de Paris» поместил первую из ряда статей княгини Палей, вдовы великого князя Павла Александровича, под заглавием «Мои воспоминания о России». В ней она делает следующее заявление:«Английское посольство по приказу Ллойд-Джорджа сделалось очагом пропаганды. Либералы, князь Львов, Милюков, Родзянко, Маклаков, Гучков и т. д., постоянно его посещали. Именно в английском посольстве было решено отказаться от легальных путей и вступить на путь революции. Надо сказать, что при этом сэр Джордж Бьюкенен, английский посол в Петрограде, действовал из чувства личной злобы. Император его не любил и становился все более холодным к нему, особенно с тех пор, как английский посол связался с его личными врагами. В последний раз, когда сэр Джордж просил аудиенции, император принял его стоя, не попросив сесть. Бьюкенен поклялся отомстить и так как он был очень тесно связан с одной великокняжеской четой, то у него одно время была мысль произвести дворцовый переворот. Но события превзошли его ожидания, и он вместе с лэди Джорджиной без малейшего стыда отвернулись от своих друзей, потерпевших крушение. В Петербурге в начале революции рассказывали, что Ллойд-Джордж, [228] узнав о падении царизма в России, потирал руки, говоря: «Одна из английских целей войны достигнута».Что княгиня Палей одарена живым воображением, — для меня не тайна, и я могу только благодарить ее за это образцовое произведение искусства…Так как я не имею намерения прикрываться вымышленными инструкциями начальства, то я хотел бы сразу же заявить, что принимаю на себя полную ответственность за отношение Англии к революции. Правительство его величества (английское) всегда действовало по моим советам. Излишне говорить, что я никогда не принимал участия ни в какой революционной пропаганде, и г. Ллойд-Джордж принимал слишком близко к сердцу наши национальные интересы для того, чтобы он мог уполномочить меня возбуждать революцию в России в разгар мировой войны. Совершенно верно, что я принимал в посольстве либеральных вождей, названных княгиней Палей, так как моею обязанностью, как посла, было поддерживать связь с вождями всех партий. Кроме того, я симпатизировал их целям и, как я уже упоминал, я советовался с Родзянко по вопросам об этих целях перед своей последней аудиенцией у императора. Они не хотели возбуждать революции в течение войны. Напротив, они выказывали столько терпения и сдержанности, что правительство смотрело на Думу, как на ничтожную величину, и полагало что оно может с нею совершенно не стесняться. Когда революция пришла, то Дума старалась овладеть ею, дав ей санкцию единственного легально-организованного органа в стране.Оставлю на минуту княгиню Палей и вкратце объясню свое поведение во время кризиса. Я заодно с думскими вождями считал, что ходу военных операций нельзя наносить ущерба тяжким внутренним кризисом; и именно в целях предотвращения такой катастрофы я неоднократно предостерегал императора от угрожавшей ему опасности. Кроме того, и независимо от соображений чисто военного характера, я думал, что Россия может найти себе спасение в процессе постепенной эволюции, а не революции…После того, как революция разрушила все здание императорской власти, не оставив никакой надежды на ее восстановление, после того, как император, покинутый всеми [230] за исключением нескольких преданных ему лиц, был вынужден отречься, после того, как ни один из его бесчисленных подданных не поднял и пальца в его защиту, — что мог сделать союзный посол, как не поддержать единственное правительство, способное бороться с разрушительными тенденциями Совета и вести войну до конца? Именно Временное Правительство сам император считал единственной надеждой для России, и, воодушевленный чистой и чуждой эгоизма любовью к отечеству, он в последнем приказе по армии призвал войска оказывать ему полное повиновение. И я оказывал этому правительству с самого начала лояльную поддержку; но мое положение было затруднительно, так как общество смотрело на меня с некоторой подозрительностью ввиду моих прежних связей с императорской фамилией. Мое внимание на это обстоятельство обратил Гью Уолпол, глава нашего бюро пропаганды, и просил меня показать теплотой своих выступлений на нескольких публичных митингах, где я должен был говорить, что я всей душой на стороне революции. Я так и делал. Но если я с воодушевлением говорил о вновь добытой Россией свободе, то только допуская поэтическую вольность: это делалось ради того, чтобы подсластить мой дальнейший призыв к поддержанию дисциплины в армии и к борьбе, а не братанью с германцами. Моей единственной мыслью было удержание России в войне.Если, как хотят уверить мои критики, ответственность за революцию действительно падает на меня, то я могу лишь сказать, что я получил очень плохую награду за свои услуги: в самом деле, всего лишь несколько месяцев спустя после победы революции, я был категорически осужден официальным органом Совета рабочих и солдатских депутатов. В статье, появившейся 26 мая 1917 года, эта газета заявляла:«В первые дни революции великая перемена рассматривалась многими как победа военной партии. С этой точки зрения утверждали, что русская революция вызвана интригами Англии, и английский посол назывался источником, откуда исходило подстрекательство к революции. Однако ни по своим чувствам, ни по склонностям сэр Джордж Бьюкенен не повинен в победе свободы в России».(там же)

12 марта, 09:00

«Февраль 1917-го – это заговор против русской истории, который сорвали большевики»

«Если бы царь вместо того, чтобы подписывать отречение, кликнул бы казаков, на этом бы все и кончилось, — размышляет в интервью «БИЗНЕС Online» историк и социальный философ Андрей Фурсов. По его мнению, социальная революция в России была неизбежной, но именно февралисты открыли кладезь бездны, а сам переворот стал результатом четырех заговоров, за которые многие заговорщики расплатились своими жизнями.

08 марта, 11:30

Женская солидарность: как визит рейхсфюрерин едва не предотвратил Вторую мировую

Однако в 1930-е годы всё было не так: нежелание возвращаться в кошмар Первой мировой было очень крепким, а сила послевоенного интернационализма и пацифизма — весьма велика. И важную роль в альтернативной дипломатии (неформальных контактах между великими державами) играли женщины — уповая на то, что здравый смысл жён и матерей больше сделает для сохранения мира, чем расчёты мужчин-политиков. И как раз 7–9 марта 1939 года прошла последняя попытка остановить войну: в Лондон прилетела Гертруда Шольц-Клинк, рейхсфюрерин Национал-социалистической женской организации и союза "Немецкие женщины". Представительницы британской аристократии и разного рода женских организаций, принимавшие Шольц-Клинк, были уверены, что рейхсфюрерин, за которой стоят десятки тысяч чиновниц, врачей, активисток, матерей и домохозяек Германии, есть что сказать. Могут ли женщины остановить войну? Эти ожидания возникли не на пустом месте. После Первой мировой войны (которую, кстати, развязали прежде всего монархи и дипломаты-мужчины) в Европе возник огромный интерес к трансграничному сотрудничеству самых разных неправительственных организаций, считающих нужным "гасить" агрессию государств и поддерживать мир. Одновременно женщины, впервые получившие во многих европейских странах право голоса, начали заявлять о своих, женских интересах — и недопущение новой войны занимало в них одно из первых мест. Даже политики-мужчины признавали этот факт: так, в 1929 году Ллойд Джордж, премьер-министр Великобритании в годы войны, назвал женщин миротворцами. Если бы они получили право голоса до 1914 года, Первой мировой войны не случилось бы, утверждал политик. Стояли за этим движением не только либеральные и левые силы, но и правоконсервативные — они хотели "патриотического сестринства" среди антикоммунистических наций Европы, прежде всего Англии и Германии. Но какую роль в этом играли рейхсфюрерин и её британские сторонницы? Надо сказать, что среди нацистов всегда было очень мощное англофильское лобби. Немцы не очень верили в демократический характер британской политики, считая Англию "старомодной" державой с аристократическими порядками. Доля правды в этом была: хотя женщины и рабочий класс получили право голоса, политика всё равно вершилась в мужском мире закрытых клубов и вечеринок в роскошных поместьях. Однако и там были свои влиятельные женщины: жёны дипломатов, аристократки, организующие приёмы в своих особняках, любовницы влиятельных политиков и, конечно, шпионки — вроде принцессы Стефании фон Гогенлоэ, работавшей в пользу Гитлера в британском высшем свете. Любопытно, что сама Шольц-Клинк в эти круги никак не вписывалась. Она родилась в простой семье, была замужем за мелким чиновником-нацистом, её не допускали в ближний круг "женщин Гитлера" — Юнити Митфорд, Магды Геббельс, Евы Браун и Лени Рифеншталь. Хотя в 1934 году её назначили на высокий пост (глава всех женских организаций рейха), в неформальной иерархии нацистских структур аппаратный вес Шольц-Клинк был очень невелик. Это, впрочем, не мешало ей поддерживать самые жестокие меры режима: в 1937 году она вместе с Гиммлером посетила концлагерь в Лихтенбурге, где содержались лесбиянки, сектантки и другие "асоциальные" женщины; поддерживала она и принудительную стерилизацию "неполноценных" женщин. Англо-германский медовый месяц Так что же привело Шольц-Клинк в Лондон 8 марта 1939 года, в политически судьбоносный момент? Важно, что её пригласила Прюнелла Стэк, глава "Женской лиги здоровья и красоты" (WLHB). Эта организация пропагандировала фитнес, спорт и здоровый образ жизни среди англичанок — к 1936 году туда входило уже 100 000 человек. Во время коронации Георга VI гимнастки WLHB выложили своими телами на стадионе слова "король — здоровье — мир". Не питая особых симпатий лично к Гитлеру, WLHB пропагандировала характерную для правых и тоталитарных режимов эстетику и практику массовой физкультуры — и имела все основания опасаться войны: в 1941 правительство, действительно, прикрыло все программы спортивных занятий для женщин (из-за дефицита кадров и средств).  Кроме того, в 1938 году, в самый разгар "медового месяца" между Англией и Германией (после Мюнхенского сговора) Прюнелла Стэк вышла замуж за лорда Давида Дугласа-Гамильтона. Его брат Дуглас был известным авиатором, знакомым Гитлера и Геринга — именно в его поместье хотел попасть Рудольф Гесс в 1941 году, чтобы передать план сепаратного мира с Германией. Помимо Стэк приглашение рейхсфюрерин отправило ещё "Общество англо-немецкой дружбы". Эту организацию основал банкир Эрнест Теннант, близкий друг фон Риббентропа — чтобы пропагандировать "общность интересов" между двумя державами среди тех, кто прямо не поддерживал нацистский режим. После антиеврейских погромов "Хрустальной ночи" (ноябрь 1938 года) многие британцы вышли из состава "Общества", но его аристократическая верхушка всё ещё надеялась поддержать дух "мюнхенской дружбы". "Немецкая женщина-фюрер не использует косметику" В самой Германии на приглашение Шольц-Клинк с визитом мира тоже отреагировали неоднозначно. Риббентроп уже не особо верил, что британское общественное мнение получится настроить на прогерманский лад. Британию всё чаще называли не аристократическим партнёром молодой немецкой империи, а "старой истеричкой", отказывающейся признать свою слабость и договориться с рейхом о честном переделе мира между "народами германской расы". Но Риббентроп всё же дал добро на визит, надеясь как минимум на то, что его освещение в британской прессе покажет общественные настроения в стране. Прибыв 7 марта в лондонский аэропорт Кройдон, Гертруда Шольц-Клинк сразу же отправилась на торжественный приём в свою честь. "После 14 лет марксистко-большевистского порядка [имелась в виду Веймарская Республика] каждая немецкая женщина готова отдать нации всё самое лучшее… Немки не являются, вопреки инсинуациям журналистов, самыми угнетаемыми в мире", — сказала она в своей речи. Затем последовали визиты в школы акушерок, училища для молодых девушек, физкультурные залы, женские больницы и тому подобные учреждения. Однако главную, официально-пропагандистскую программу визита реализовать так и не удалось: Шольц-Клинк не пустили ни в британский парламент, ни в женский колледж Оксфордского университета. Более того, с ней отказалась встречаться леди Нэнси Астор — первая британская женщина-парламентарий, глава влиятельной группы чиновников и аристократов, агитирующей за "умиротворение" Германии ради предотвращения войны. Астор одновременно была пацифисткой и активной феминисткой, из-за чего протестовала против политики Третьего рейха по возвращению женщин в дом, к семье и воспитанию детей. Критично отнеслись к визиту Шольц-Клинк и британские газетчики, особенно мужчины: "Немецкая женщина-фюрер не использует косметику… На ней тёмные чулки, чёрные туфли, чёрный костюм и белая рубашка, значок нацистской партии на лацкане… Её лицо в морщинах, брови не выщипаны" (London Evening Standard). При этом консервативные и выступающие за мир с Германией издания отразили вояж рейхсфюрерин нейтрально или даже позитивно. Цель властей рейха, в общем, была циничной: заслать Шольц-Клинк как представительницу миллионов немецких женщин и детей, желающую объединить женщин всех антикоммунистических стран в общем движении за здоровье и против войны. Хитрые нацистские бонзы планировали воспользоваться духом трансграничной женской солидарности для манипуляции общественным мнением британцев в свою пользу. Частично им это удалось, конечно: торжественные приёмы в честь рейхсфюрерин посетили десятки руководительниц различных женских организаций. Но общая уверенность в неизбежности войны в Германии и Британии (как среди элиты, так и в обществе) к марту 1939 года стала слишком прочной, чтобы единичная инициатива могла что-то изменить. Насколько силён "материнский инстинкт"? Подведём итоги. В 1930 годы, из-за Гитлера прежде всего, в европейском женском движении произошёл раскол. Антифашистски настроенные феминистки обвиняли Третий рейх в насилии над еврейками, славянками и политическими противниками, не говоря уж о том, что нацисты хотели "приковать" всех женщин к семейному очагу. Феминистки-пацифистки стремились к миру любой ценой и предпочитали не поднимать тему зверств нацистов — и к визиту Шольц-Клинк отнеслись нейтрально. Но было и третье, очень мощное движение: вера в то, что "материнский инстинкт" и "естественная" ненависть к войне женщин всех европейских стран объединит их поверх всех политических различий и государственных границ. Именно на его волне Шольц-Клинк и прилетела в Лондон. В какой-то из альтернативных Вселенных женское движение могло бы развернуть общественное мнение Британии на согласие с гитлеровской аннексией Чехии в 1939 году. Но даже при таком развитии событий немецкие мужчины в коричневой униформе уже сделали выбор в пользу расширения "жизненного пространства" — и мира для человечества их намерения уже не обещали. Материалы по теме: Лесбиянки в Третьем рейхе: "запретная любовь" глазами гестапо

13 октября 2015, 14:08

Первая мировая_некоторые факты

(хорошо известно, что человечество многим обязана война. Прогресс до 21 века вообще шел рука об руку с войной)Не видел в Рунете перевода этой статьи про 100 удивительных фактов о Первой мировой войне.Наверняка обо всех этих фактах есть заметки на русском, но собраны ли они в одну?В меру своей испорченности и незнания языка приведу отдельные (Источник)[британская] Нация была приведена к присяге о сохранении тайны. Закон об обороне 1914 года запретил британским гражданам публичные разговоры о военных или военно-морских вопросах или покупку биноклей. Он также запретил говорить по телефону на иностранном языке или ездить на такси в ночное время, а также избегать использование невидимых чернил при написании писем за рубеж.Восемь миллионов лошадей были убиты на Западном фронте. Примерно то же число, что и человеческие жертвы."Выбросим чертовы сигареты" - это последние слова британского юмориста Саки, прежде чем он был застрелен снайпером на Сомме в 1916 году. А в 1914 году канцлер казначейства Ллойд Джордж заявил, что Великобритания должна «бороться с немцами, австрийцами и пьянством, и насколько я могу видеть, величайший из этих врагов это пьянство".Во время Первой мировой изобретена гигиеническая прокладка. Французские медсестры на Западном фронте обнаружили чудесные эффекты бинтов из целлюлозы. Медсестры США подхватили это открытие, а в 1921 году Kotex уже начал экспансию)В 1917 году авиационные дизайнеры Элмер Сперри и Питер Хьюитт разработали беспилотный самолет для ВМС США. Машина завершила свой первый полет на Лонг-Айленде в марте 1918. Однако, машина летела только в одном направлении, а не была способна возвращаться -- проект был заброшен в 1925 году.Первый выстрел по британским солдатам был произведен 7 августа 1914 г. во время вторжения в Того.Война также закончилась в Африке -- последние немецкие войска под командованием генерала Леттов-Форбека сдались в нынешней Танзании 25 ноября 1918 года через 14 дней после перемирия.Это было большой бизнес для красных фонарей. В течение 1915 бордели только на одной улице в Гавре посетили британские и французские солдаты 171000 раз.К 1917 году вдоль Западного фронта было возведено 137 официальных борделей, отделенных разными цветными лампами - синий для офицеров и красных для остальных мужчин.про немцев и их орудия уже упоминалhttp://vbulahtin.livejournal.com/1560028.htmlВойна стала триумфом для почтамта.К 1918 году в Лондоне почтовое отделение в Риджентс-парк, соединяющее Великобританию с Западным фронтом, было обрабатано 114 миллионов посылок и два миллиарда писем.в Доломитах лавина убила 10000 человек итальянских и австрийских войск (13 декабря 1916 года).10% населения Новой Зеландии принимали участие в войнеБолее 100000 голубей были использованы британской армией, чтобы доставлять сообщенияПочтовых голубей были так важны для армии, что было объявлены преступлениями убийство или ранение голубей - наказывалось шестью месяцами тюрьмы или штрафом в 100 ф.ст.Британские разведчики в 1915 подозревали двух кошек в шпионаже. эти кошки неоднократно пересекали британские траншеи, и разведчики подозревали, что немцы использовали их для передачи сообщений.21 мая 1916 года по примеру Германии впервые было введено британское летнее время, чтобы сохранить топливо для войныморковный пирог был изобретен немецкими поварами, чтобы бороться с британской блокадойВ начале войны, французы экспериментировали с использованием попугаев на Эйфелевой башне в качестве системы раннего предупреждения в отношении самолетов противника.Попугай мог слышать звук двигателя самолета за 20 минут до человека. К сожалению, они не могли различать дружественных и враждебных двигателей, и схема была пересмотрена.Будущий президент Франции Шарль де Голль был взят в плен во время Первой мировой войны после боев под Верденом. Все его попытки побега были неудачными.собаки широко использовались и на поле боя в качестве часовых и посланников, и в качестве поводырейВ Британии очень жестко боролись со шпионамиНапример,-- были арестованы художники, делающие наброски сельской местности -- Сэр Стэнли Спенсер, сэр Джон Лавери и Чарльз Ренни Макинтош были задержаны в соответствии с законом об обороне.-- полиция проводила рейды в дома / квартиры в Лондоне, где были голуби и выпускала их. Если голуби не возвращались, владельцев арестовывали как шпионов.Королевская семья изменила свое название. Дом Виндзоров стал так называться только в 1917 году Прежнее название Saxe-Coburg-GothaИзменился дизайн белья -- ушли в прошлое неудобные корсеты и проч.мэр Кёльна Конрада Аденауэра Кёльн стал инициатором создания "Мирной Колбасы" из сои, заменившей мясные колбаскиОфициально войну Великобритания закончила 31 августа 1921 года, когда был издан решение о прекращение состояния войны.США оставались официально в состоянии войны с Германией до 2 июля 1921 года, когда президент Уоррен Хардинг прервал игру в гольф в Нью-Джерси, чтобы подписать необходимые документы.В Лондоне в 1916 году компания Harrods продавала комплект из наркотиков под названием "A Welcome Present for Friends at the Front", в которых был кокаин, морфин, шприцы и иглы.Чай в пакетиках тоже появился во время Первой мировойВ марте 1918 года д-р Мари Стоупс опубликовала свое новаторское секс руководство для женатых пар (все очень ждали массового возвращения мужчин -- нужно было готовиться)