• Теги
    • избранные теги
    • Люди459
      • Показать ещё
      Компании303
      • Показать ещё
      Страны / Регионы345
      • Показать ещё
      Международные организации67
      • Показать ещё
      Формат7
      Разное206
      • Показать ещё
      Издания94
      • Показать ещё
      Сферы13
      Показатели3
Дэвид Петрэус
Дэ́вид Хо́уэлл Пе́трэус (англ. David Howell Petraeus; род. 7 ноября 1952 года, Корнуолл-на-Хадсоне, штат Нью-Йорк) — американский генерал, командующий Центральным командованием США (2008-2010). Был командующим Многонациональными силами в Ираке с февраля 2007 по сентябрь 2008 год ...

Дэ́вид Хо́уэлл Пе́трэус (англ. David Howell Petraeus; род. 7 ноября 1952 года, Корнуолл-на-Хадсоне, штат Нью-Йорк) — американский генерал, командующий Центральным командованием США (2008-2010). Был командующим Многонациональными силами в Ираке с февраля 2007 по сентябрь 2008 года. С июля 2010 по июль 2011 года командующий силами США и НАТО в Афганистане. Получил прозвище «King David» — «Царь Давид». С сентября 2011 г. по 9 ноября 2012 г. занимал должность директора ЦРУ. Подал в отставку, по его утверждению, в связи с внебрачной связью, отставка была принята президентом Б. Обамой 10 ноября 2012 года.

В 1974 году через два месяца после получения диплома Вест-Пойнта, Д. Петрэус женился на Холли Ноултон (Holly Knowlton), дочери главы (суперинтенданта) Вест-Пойнта Уильяма Аллана Ноултона (William Allen Knowlton), который через некоторое время стал начальником штаба Европейского командования ВС США (EUCOM).

Д. Петрэус был переведен для дальнейшего прохождения службы в 509-й парашютно-десантный батальон (Виченца, Италия). После обучения в Принстонском университете Д. Петрэус с июня 1987 по июнь 1988 года служил военным помощником Верховного главнокомандующего силами союзников в Европе (Supreme Allied Commander Europe — SACEUR) генерала Джона Гэлвина. SACEUR отвечает за проведение всех военных операций НАТО.

 

...После своей отставки с поста директора ЦРУ США Дэвид Петрэус получил предложение от Kohlberg Kravis Roberts & Co, одного из крупнейших фондов частных инвестиций. Он возглавил KKR Global Institute, консалтинговое подразделение фонда.

В 2014 г. Петрэус принимал участие в саммите Бильдербергского клуба, одной из основных тем которого была кризисная ситуация на Украине.

До назначения на пост директора ЦРУ США в 2011 г. Петрэус являлся главой Центрального командования Вооруженных сил США.

Петрэус также "отметился" тем, что в 2010 г. во время слушаний по ситуации в Афганистане в Комитете Сената США по вооруженным силам на глазах у оторопевшего и потерявшего дар речи сопредседателя комитета Джона Маккейна упал в обморок.
 

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
16 сентября, 16:12

Petraeus says Trump's 'madman' approach to North Korea could be effective — until it becomes disastrous

Trump is employing the "madman" strategy to dealing with a nuclear North Korea It's an approach...

Выбор редакции
16 сентября, 01:15

Petraeus says Trump's 'madman' approach to North Korea could be effective — until it becomes disastrous

Trump is employing the "madman" strategy to dealing with a nuclear North Korea It's an approach...

29 июня, 23:23

Scofield: Дэвид Петрэус и Большая Игра. Часть III

Всё или не всё получится у команды Дэвида Петрэуса – зависит, в том числе, и от расклада сил внутри США. Посмотрим, что там произошло в последние несколько недель. VII. Сделка Катара с Boeing (08.06.2017) Как сообщает "Дифенз ньюс", "Боинг" рассчитывает сохранить производственную линию многоцелевого истребителя F-15 "Игл" в перспективе их поставок Катару. Однако резкая критика Дохи Дональдом Трампом вносит крайне нервозную атмосферу именно в тот момент, когда идет работа по подготовке финального контракта на продажу 72 истребителя F-15QA. Издание напоминает, что бывший президент США Барак Обама одобрил потенциальную продажу в ноябре 2016 года, но Вашингтон и Доха еще не финализировали контракт. … F-15QA "Эдванд Игл" – последняя версия разработанного "Боингом" самолета, которая также была заказана Саудовской Аравией под обозначением F-15SA. Самолет оснащен двумя дополнительными подкрыльевыми узлами подвески (всего их 11), улучшенными средствами отображения информации в кабине, электродистанционной системой управления и РЛС с АФАР APG-63(V)3.

29 июня, 13:26

Scofield: Дэвид Петрэус и Большая Игра. Продолжение

Посмотрим, что происходит в Афганистане. Востоковед Александр Князев отмечает: (09.06.2017) Анализируя текущую ситуацию внутри Афганистана, важно отметить: в стране наблюдается очередной виток резкого межэтнического противостояния. Как было задумано американской стороной и смодерировано советником по национальной безопасности Афганистана Ханифом Атмаром, легитимизация Гульбеддина Хекматияра и его партии «Хезби Исломи» сломала и без того шаткий межэтнический баланс в политической элите Кабула. Появилась тенденция к росту агрессивности со стороны большой части пуштунских политиков, направленной на поднятие уровня своего доминирования на политической арене и принижение уровня других этнических групп, что может привести к перерастанию конфликта в военную плоскость (конец цитаты). Ханиф Атмар, как отмечалось в первой части материала, был в тактическом союзе с Д. Петрэусом в 2010 году. Далее воспользуемся аналитическим материалом А. Серенко, эксперта Центра изучения современного Афганистана. Краткое содержание: 31 мая в Кабуле возле правительственного дворца был проведен теракт с больших количеством жертв. Вечером и на следующий день в социальных сетях был раскручен призыв выйти на акцию протеста против беспомощности официальной власти. Наибольшую активность проявляли афганские таджики и хазарейцы.

28 июня, 09:11

Scofield: Дэвид Петрэус и Большая Игра

В настоящий момент в США между собой выясняют отношения, как минимум, две группы с противоположным подходом к тому, как работать в Афганистане, а в более широком контексте – как работать с КНР. Этот конфликт тянется с XIX века и, хотя состав участников меняется, у каждого из них была своя «точка входа» в этот конфликт, когда родственники или карьерные покровители подключали их к процессу. Противоречия находят отражение, как в аппаратной борьбе, так и в зонах нестабильности по всему миру. Сами конфликтующие группы не являются чисто американскими структурами – стратегические и ситуативные союзники есть везде. «Фишка» в том, чтобы рассматривать этот конфликт, как процесс, сформировавшийся из-за передела позиций в Китае в эпоху опиумных войн. Тогда многочисленные столкновения и события начнут складываться в картину, позволяющую лучше понимать происходящее. Визит президента США Р. Никсона в КНР в феврале 1972 года означал победу команды Генри Киссинджера (тогда советника по национальной безопасности) над группой, построившей отношения с Тайванем и получившей название «China Lobby» (группа юристов, разведчиков и представителей ВПК, которая работала над тем, чтобы увести Китай подальше от Великобритании). В 2017 году команда Д. Петрэуса (который фактически сделал начальный этап своей карьеры при содействии China Lobby) добилась своего превосходства в Совете национальной безопасности США , ослабив позиции С. Бэннона и подвинув Кэтрин Макфарланд, которая была помощницей Г. Киссинджера в СНБ в период его работы на сближение с КНР.

Выбор редакции
22 июня, 00:00

Getting an Edge in the Long Afghan Struggle

 Petraeus & O'Hanlon, Wall Street JournalCan the U.S. succeed in Afghanistan?

06 июня, 20:40

Was the Rise of ISIS Inevitable?

A. Trevor Thrall, John Glaser Security, Middle East In the latest issue of Survival, Hal Brands and Peter Feaver address an important debate in American foreign policy circles. Was the rise of ISIS inevitable, or was it the result of misguided U.S. policies? Most agree it is the latter, but the dispute gets fraught on the question of whether it was U.S. military interventionism or inaction that deserves the blame. Some say it was the invasion of Iraq that led to the rise of ISIS. Others insist it was Obama’s decision to withdraw from Iraq in 2011. Brands and Feaver use counterfactual analysis to assess whether different U.S. policy decisions at four “inflection points” could have nipped the rise of ISIS in the bud. The first of these points was the Bush administration’s decision to invade Iraq in 2003. The other three occurred during the Obama administration and include the decision not to press Iraq to allow the United States to leave behind a significant number of U.S. troops, the decision not to intervene aggressively early on in the Syrian civil war, and the decision not to intervene more forcefully to help the government of Iraq defeat ISIS before it took the city of Mosul. The authors take a middle road, arguing that, “the rise of ISIS was indeed an avertable tragedy,” but that both restraint and activism share the blame. Had U.S. policymakers not invaded Iraq in 2003, or been more aggressive in Iraq and Syria from 2011-2014, they argue, “ISIS might not have emerged at all.” With suitable analytic humility, however, the authors warn against overconfidence that any of the alternatives would have made a decisive difference to the eventual outcome: We find, for instance, that limited intervention in Syria in 2011-13 might have had benefits, but it probably would not have shifted the course of the conflict so fundamentally as to head of ISIS’s rise. Likewise, not invading Iraq in 2003 would have left the United States saddled with the costs of continuing to contain that country, whereas striking ISIS militarily in late 2013 or early 2014 might have weakened that organization militarily while exacerbating the political conditions that were fueling its rise. Intervening more heavily in Iraqi politics in 2010 in order to bring about a less sectarian government than that which ultimately emerged, and leaving a stay-behind force in Iraq after 2011, represent a fairly compelling counterfactual in the sense that such policies could have had numerous constructive effects. But even here, choosing a different path from the one actually taken would have meant courting non-trivial costs, liabilities, uncertainties and limitations (p. 10). We applaud Brands and Feaver, who served in the Obama and George W. Bush administrations, respectively, for their attempt to “move away from polemical and polarized assessments focused on assigning blame, and toward more granular, balanced analysis based on a fairer-minded view of what went wrong (p. 10).” At the same time, there is plenty of room for disagreement over their interpretation of the “what ifs” of such a complex historical question. The most problematic issue is their treatment of the invasion of Iraq. By bundling the invasion of Iraq with the other three inflection points, the authors introduce a false sense of equality among them, making it seem as if they were all the same sort of decision, and of equal magnitude. In so doing, they obscure the most critical lesson from not only the invasion of Iraq but from the entire war on terror: the fact that American military intervention creates more problems than it solves, leading to destabilization and the amplification of civil conflicts. To their credit, Brands and Feaver do acknowledge, in the conclusion, that “the most fateful choice was also the oldest one: the decision to invade Iraq in 2003, followed by mismanagement of the occupation” (p. 41) but they then temper that note by arguing that “it is not correct to claim that the invasion of Iraq set in motion forces that led ineluctably to the problems that the United States has faced since mid-2014.” In a strict sense, of course, this is true. Other things could, in theory, have happened to blunt the rise of ISIS. But only a decision not to invade Iraq in 2003 would clearly and unequivocally have averted the rise of ISIS. The reason is simple: the single clearest cause of the rise of ISIS was the invasion of Iraq. As President Obama explained in 2015, “ISIL is a direct outgrowth of Al-Qaeda in Iraq, that came out of our invasion, which is an example of unintended consequences, which is why we should generally aim before we shoot.” David Kilcullen, who worked on counterterrorism at the State Department in 2005-06 and was senior adviser to General David Petraeus at the height of the Iraq surge in 2007-08, put it even more bluntly: “There would be no ISIS if we had not invaded Iraq.” It is also true that mismanagement during the Iraq war made things worse. Most notably, the decision to dismantle the Iraqi army and “de-Ba’athify” the post-Saddam government made enemies out of former Ba’athists, many of whom would later join the insurgency. But the invasion and occupation itself was the main ingredient that made Iraq a magnet for Muslim militants from throughout the Middle East and a hotbed of insurgency and terrorism. By 2006, the U.S. National Intelligence Estimate on Trends in Global Terrorism found that the Iraq war was “shaping a new generation of terrorist leaders and operatives.” The war had “become the ‘cause celebre’ for jihadists, breeding a deep resentment of U.S. involvement in the Muslim world and cultivating supporters for the global jihadist movement.” By contrast, though Obama could have made greater efforts in 2010 to arrange a leave behind force, there was no way in 2010 that the administration could have predicted that their failure to do so would lead to the emergence of an ISIS. Moreover, even had 20,000 American troops remained in Iraq, blocking some of the immediate avenues for ISIS to emerge, their presence would have done nothing to alleviate the motivations behind its rise. In fact, as Brands and Feaver acknowledge, the continued high-visibility presence of U.S. troops would potentially have exacerbated many of the grievances that gave the group its energy and raison d’etre. As the endurance of the Taliban in Afghanistan has shown, the United States might have stayed in Iraq indefinitely without “defeating terrorism” and thus without resolving the problem of how to leave without risk. Given the fact that it was in the interest of the United States to leave Iraq at some point, 2010 looked about as good as one can imagine for doing so. As Brands and Feaver point out, Al Qaeda in Iraq – the predecessor to ISIS – had been seriously degraded over the previous three years. Certainly the administration must have expected some level of increased instability after the withdrawal, but no one was arguing that a withdrawal would result in the stunning rise of ISIS. On the other hand, many people – including experts in the Bush State Department, predicted much chaos, violence, and civil conflict resulting from toppling Saddam Hussein. The bottom line is that all three Obama-era counterfactuals that Brands and Feaver explore involve battling ISIS (in either its current or previous iterations) more forcefully and earlier in risky military interventions that themselves would undoubtedly have wrought future negative unintended consequences and blowback. The lesson to draw about how to avoid future monsters like ISIS is not that sometimes America should be more eager to use force, but that military action, especially in the Middle East, inevitably delivers negative unintended consequences, and so should remain an absolute last resort. This first appeared on the CATO website here. 

17 мая, 05:29

What an FBI memo like Comey's on Trump looks like

Comey documented Trump’s request to curtail the FBI investigation into Russian election meddling.

03 мая, 17:38

Will the COINdinistas Rise Again?

Zach Abels Security, Middle East Purging the counterinsurgency lessons of the Iraq War for fear of striking a political nerve would be a mistake—and H. R. McMaster knows better. IN LATE 1986, a thirty-four-year-old declared doctrinal war on the U.S. Army. With the stroke of a pen, one anonymous major set in motion a bureaucratic insurrection that, decades later, would subsume a cabal of battle-hardened revolutionaries and reshape American warfare. It was the opening salvo, the beginning of a story that ends with a maverick warrior-scholar running Donald Trump’s ramshackle National Security Council. That winter, Parameters featured an article under the byline Gen. John R. Galvin. But Galvin was not the true author; he had delegated the writing to his assistant, an imperious major putting the finishing touches on his Princeton PhD. David H. Petraeus relished the task. Warfare is “no longer fought simply by the military,” he wrote. “It now encompasses entire populations . . . and its outcome depends more and more on their collective will, what Clausewitz termed ‘the popular passions.’” Petraeus pilloried the Army for its parochial obsession with firepower and conventional combat. He was warning of chinks in the armor. Unlike the brass, he did not see insurgency, terrorism and guerrilla warfare—“small wars”—as aberrations. Scholarship and a penchant for disruption fueled his diatribe. Petraeus dismissed the efficacy of merely killing rebels and touted the strategic logic of addressing “contentious, long-ignored, but popular issues tied to key facets of national life.” At bottom, war is a human endeavor. His self-described “ramble” called into question the Army’s capacity to adapt. Military leaders “don’t look up very often,” he observed, so distracted are they by the day-to-day slog. Petraeus worried that the dearth of critical thinking would exact a heavy toll. “Let us get our young leaders away from the grindstone now and then, and encourage them to reflect on developments outside the fortress-cloister,” he concluded. “Only then will they develop into leaders capable of adapting to the changed environment of warfare and able to fashion a new paradigm that addresses all the dimensions of the conflicts that may lie ahead.” Read full article

10 апреля, 08:00

Deep State Military Hijacks White House To Launch War In Syria

McMaster has been manipulating intelligence reports going to Trump, doing this at the behest of Petraeus, McMaster was part of Petraeus’ inner circle. Help us spread the word about the liberty movement, we're reaching millions help us reach millions more. Share the free live video feed link with your friends & family: http://www.infowars.com/show Follow Alex on TWITTER - https://twitter.com/RealAlexJones Like Alex on FACEBOOK - https://www.facebook.com/AlexanderEmerickJones Infowars on G+ - https://plus.google.com/+infowars/ :Web: http://www.infowars.com/ http://www.prisonplanet.com/ http://www.infowars.net/ :Subscribe and share your login with 20 friends: http://www.prisonplanet.tv http://www.InfowarsNews.com Visit http://www.InfowarsLife.com to get the products Alex Jones and his family trust, while supporting the growth of our expanding media operation. [http://bit.ly/2dhnhbS] Biome Defense™ [http://bit.ly/2bnEj91] Bio-True Selenium™ [http://bit.ly/1WYw8jp] Vitamin Mineral Fusion™ [http://bit.ly/1QYBNBv] Joint Formula™ [http://bit.ly/1nNuR3r] Anthroplex™ [http://bit.ly/1ljfWfJ] Living Defense™ [http://bit.ly/1Iobcj2] Deep Cleanse™ [http://bit.ly/1DsyQ6i] Knockout™ [http://bit.ly/1Kr1yfz] Brain Force™ [http://bit.ly/1R5gsqk] Liver Shield™ [http://bit.ly/1cOwQix] ProstaGuard™ [http://bit.ly/1mnchEz3] Child Ease™ [http://bit.ly/1xs9F6t] WinterSunD3™ [http://bit.ly/1L3gDSO] Ancient Defense™ [http://bit.ly/1EHbA6E] Secret-12™ [http://bit.ly/1txsOge] Oxy Powder™ [http://bit.ly/1s6cphV] Occu Power™ [http://bit.ly/1rGOLsG] DNA Force™ [http://bit.ly/1nIngBb] X2 Survival Shield™ [http://bit.ly/1kaXxKL] Super Female Vitality™ [http://bit.ly/1mhAKCO] Lung Cleanse™ [http://bit.ly/1mGbikx] Silver-Bullet - Colloidal Silver™ [http://bit.ly/1xcoUfo] Super Male Vitality™ [http://bit.ly/1z5BCP9] Survival Shield - Nascent Iodine™ [http://bit.ly/1o4sQtc] Patriot Blend 100% Organic Coffee™ [http://bit.ly/1iVL6HB] Immune Support 100% Organic Coffee™ All available at - http://www.infowarsshop.com/ INFOWARS HEALTH - START GETTING HEALTHY BEFORE IT'S TOO LATE - http://www.infowarshealth.com/ Newsletter Sign up / Infowars Underground Insider : http://www.infowars.com/newsletter The Alex Jones Show © copyright, Free Speech Systems .LLC 1995 - 2017 All Rights Reserved. May use for fair use and educational purposes

17 марта, 01:12

House Passes Bill To Help Vets With Mental Illness Buy Guns

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); WASHINGTON ― The House of Representatives passed a bill Thursday to allow thousands of veterans who are disabled or have mental health conditions to buy guns. Under a law signed by President George W. Bush in the wake of a mass shooting at Virginia Tech in 2007, federal agencies such as the Veterans Administration were required to add the names of people deemed “mentally defective” to the National Instant Criminal Background Check System, or NICS, to block them from buying weapons. The VA defined such individuals as those who receive monetary benefits, and have a fiduciary because they lack “the mental capacity to manage his or her own financial affairs regarding disbursement of funds without limitation, and is either rated incompetent by VA or adjudged to be under legal disability by a court of competent jurisdiction.” There are an estimated 174,000 veterans who have been added to the background check system for many different reasons. The VA estimated in 2015 that about 19,000 of those people suffer from schizophrenia, 15,000 have severe post-traumatic stress, 11,000 suffer from dementia, about 5,000 are diagnosed with Alzheimer’s disease, and 4,000 are severely depressed. The bill, dubbed the Veterans 2nd Amendment Protection Act, stops the VA from referring any of those veterans to the background check system. It passed 240 to 175, on a nearly party-line vote. Democrats who opposed the measure admitted that some veterans who could safely own weapons were caught up in the system, and said they would be open to a more carefully tailored measure that wouldn’t simply allow every veteran who has a mental illness to buy weapons. “I support veterans and I support veterans’ rights to defend themselves, but I don’t support crazy people having guns whether they are veterans or not,” Rep. Alcee Hastings (D-Fla.) said. “It’s just that simple.” Democrats especially pointed to high rates of veteran suicide, noting that of the approximately 20 veterans who take their own lives every day, about two-thirds of them do it with a gun. “There is a veteran suicide crisis in the country, a crisis that is enabled by the easy access to firearms,” said Rep. Elizabeth Esty (D-Conn.), who offered a counter-proposal that did not pass. A bipartisan group of retired generals, including David Petraeus, Michael Hayden and Stanley McChrystal, was also critical of the bill. “For these individuals, possession of a firearm could be fatal,” they wrote in a recent letter to leaders of both chambers of Congress. “The Veterans 2nd Amendment Protection Act would put at risk the safety of these veterans and our communities by changing the standard for gun prohibition, so the VA’s determinations would no longer stop a veteran from obtaining a gun,” they wrote. “Instead, the names of veterans already in the background check system would be erased, putting them at much greater risk of self-harm. This would be irresponsible, dangerous, and life threatening to those who need access to care, not weapons.” Republicans argued that the current rules deprive veterans of their Second Amendment rights without due process, although the recently passed 21st Century Cures Act added new steps to ensure veterans can challenge the VA’s decision to add them to the NICS. Rep. Phil Roe (R-Tenn.), the measure’s main sponsor, said he was “personally devastated” by the alarming veteran suicide rate, but that taking guns away from distressed vets was not the answer. “Denying veterans who have fiduciaries their constitutional rights will not end veteran suicide,” Roe said. “And it’s unfair to paint all veterans who may need a fiduciary with the same broad stroke, and to assume that just because someone needs assistance with their financial affairs that they may also be violent and a danger, or that they’re contemplating suicide. That’s just plain wrong.” The National Rifle Association praised the legislation, and urged the Senate to pass a similar bill there. “The constitutional rights of our veterans must be strongly protected,” said Chris W. Cox, executive director, NRA-ILA. “Needing help managing your money does not make you a danger to society. The NRA is pleased with the House vote today and we look forward to the Senate taking action soon.”  This is the second major move the GOP has made this year to ensure that people with mental health conditions can buy guns. Congress passed a bill last month that blocked the Social Security Administration from referring the names of people who are mentally ill and unable to manage their affairs. This story has been updated to include comment from Cox. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

16 марта, 02:55

5 Ways Trump Can Navigate Syria's Geopolitical Battlefield

Michael O'Hanlon Security, Middle East Trump inherited a mess in Syria. Luckily, he also inherited battlefield momentum against the Islamic State. Two months into the Trump administration, it is hard to tell if there has been any discernible shift in U.S. strategy towards Syria. The new president's thirty-day deadline to the U.S. military for devising new plans to defeat ISIS in the Levant and beyond has come and gone—but we cannot easily tell from the outside how consequential that classified set of options may yet have been. In any case, as Joint Chiefs of Staff Chairman Gen. Joseph Dunford explained in a late February event at Brookings, that thirty-day plan was not intended to be the end of the story. In light of current conditions, where should President Trump aim next in regard to what has surely been the worst civil war of the twenty-first century, and in regard to the ongoing challenge of Takfiri/Salafist violent extremism? Trump inherited a mess in Syria. Luckily, he also inherited battlefield momentum against ISIS. That is particularly notable in neighboring Iraq, where virtually all of Anbar province and half of Mosul are now liberated from the extremists, but it is partially true in Syria as well. ISIS still holds its “capital” of Raqqa, as well as some smaller towns in Deir ez-Zor and eastern Homs provinces, according to the ongoing excellent work by the Institute for the Study of War on this subject. Yet it has lost ground and the seat of its so-called caliphate in Raqqa is now largely encircled by opposition forces. Still, given the witches’ brew or, as Gen. David Petraeus puts it, “the geopolitical Chernobyl” found on the Syrian battlefield today, things are a long ways from a success. In the short term, with Turkey and the Kurds at each other’s throats, there is not even a viable plan yet for liberating Raqqa. Even if that issue can be solved, and Raqqa liberated, ISIS may retain smaller sanctuaries elsewhere in the Levant and the broader region. And even if ISIS itself is eventually reduced as a threat, the Front for the Conquest of the Levant (a.k.a. Jabhat al-Nusra, previously Al Qaeda) may remain a problem. Read full article

10 марта, 22:55

Imagery scientist gets year in prison for taking classified documents home

Defense says spy-satellite-agency staffer took records to preserve them after discrimination complaint

Выбор редакции
03 марта, 20:42

Экс-директор ЦРУ считает, что США должны вести диалог с Россией, несмотря на разногласия

При этом, по словам Дэвида Петрэуса, "следует действовать крайне внимательно, реалистически оценивая действия России и ее цели"

03 марта, 00:00

Throwing More Money at Military Won't Make It Stronger

Fareed Zakaria, Wash PostThe first time I met Gen. David Petraeus, he said something that surprised me. It was the early days of the Iraq War and, although things were not going well, he had directed his region in the north skillfully and effectively. I asked him whether he wished he had more troops. Petraeus was too politically savvy to criticize the Donald Rumsfeld “light footprint” strategy, so he deflected the question, answering it a different way. “I wish we had more Foreign Service officers, aid professionals and other kinds of non-military specialists,” he said. The heart of the...

23 февраля, 11:58

Scofield: Война систем. Герберт Макмастер

Президент США Дональд Трамп назначил генерал-лейтенанта Герберта Макмастера советником по национальной безопасности. [На следующей неделе] силовые ведомства и Государственный департамент США должны представить американскому президенту «План уничтожения ИГ» (деятельность организации запрещена в РФ).

22 февраля, 01:58

The Insurgent in the White House

In picking H.R. McMaster as his national security adviser, President Trump hired a maverick military intellectual who won’t put up with any nonsense.

19 февраля, 17:56

Priebus denies any Trump campaign, Russia connections

White House Chief of Staff Reince Priebus on Sunday flatly denied any involvement between President Donald Trump’s 2016 campaign and Russian officials.“No,” Priebus said when asked by host Chris Wallace on "Fox News Sunday" about potential collusion between the Trump campaign and Russia officials.Priebus said he’s spoken with high-level intelligence officials in Washington who have instructed him that no such involvement occurred. “When I say top-level people, I mean top-level people,” the chief of staff said, refusing to provide specific names when pressed by Wallace about the sources. Priebus also denied that retired Vice Adm. Robert Harward and former CIA Director retired Gen. David Petraeus were no longer in consideration to lead the National Security Agency because they wanted more control over who sits on the council. “The issue with Adm. Harward never came up,” Priebus said. “The president has said very clearly that the new NSA director will have total and complete say of the makeup of the NSC," Priebus said. "We’ve never put demands on an incoming NSC director.”

19 февраля, 07:29

Трамп встретится с кандидатами на должность помощника по нацбезопасности

Экс-глава ЦРУ и Центрального командования ВС США Дэвид Петрэус больше не претендует на эту должность

Выбор редакции
19 февраля, 03:49

Трамп проведет кастинг на должность своего советника по нацбезопасности

Экс-главы ЦРУ Дэвида Петрэуса нет в списке претендентов

23 февраля, 11:58

Scofield: Война систем. Герберт Макмастер

Президент США Дональд Трамп назначил генерал-лейтенанта Герберта Макмастера советником по национальной безопасности. [На следующей неделе] силовые ведомства и Государственный департамент США должны представить американскому президенту «План уничтожения ИГ» (деятельность организации запрещена в РФ).

24 июля 2016, 21:21

Константин Черемных. "Недопереворот в Турции и другие события в контексте внешней политики США."

Беседа Дмитрия Перетолчина и эксперта Клуба динамического консерватизма Константина Черемных о подоплёке событий в Турции, Франции и на Ближнем Востоке в свете борьбы за власть в высшем правительственном эшелоне США. #ДеньТВ #Перетолчин #Черемных #Турция #переворот #США #НАТО #ЕС #Великобритания #Франция #БлижнийВосток #Эрдоган #БорисДжонсон #теракт #Ереван #Ницца #Гюлен #исламисты #военные #Стамбул #Генштаб #суды #полиция #democracy #Foreignpolicy #NATO #USA #EU #Britain #Brexit #Turkey

17 октября 2015, 01:50

Scofield: Встреча заинтересованных сторон перед выступлением Х.Клинтон в Конгрессе 22.10.2015

Хиллари Клинтон выиграла первый раунд предвыборных дебатов среди претендентов на президентское кресло в США от Демократической партии.

15 октября 2015, 23:50

Новый клановый конфликт в США

Аналитик клуба Динамического консерватизма, политолог Константин Черемных о расстановке сил на политической арене в США перед выборами. Ведущий Дмитрий Перетолчин

28 сентября 2015, 00:12

Scofield: Х. Клинтон по-своему присоединилась к борьбе с ИГ (Vanguard)

Дэвид Петрэус на слушаниях в Сенате США заявил: «Если бы Россия хотела бороться с ИГ, она бы присоединилась к коалиции, состоящей из 60 с лишним членов, которую так ловко собрал генерал Аллен, и помогла бы бомбить "Исламское государство". У них есть потенциал, который бы пригодился в этой борьбе, но они, очевидно, не этим хотят заниматься».

09 августа 2015, 13:34

Scofield: SOS International. Бизнес на проигрыше партнеров

Война против ИГ оказалась тяжелее, чем ожидалось: уже год эта террористическая группировка выдерживает удары ВВС США по ее позициям в Сирии и в Ираке. Но фирмы-подрядчики Пентагона от этого только выигрывают. Компания Lockheed Martin получила дополнительный заказ на ракеты Hellfire, AM General отправляет в Ирак 160 «хамви», изготовленных в США, а General Dynamics продает Багдаду танковые боеприпасы на миллионы долларов.

08 июля 2015, 11:23

Рамзан Кадыров заявил, что главарь ИГИЛ аль-Багдади был завербован американским генералом Петрэусом в Ираке

Накануне в Грозном прошла встреча главы Чеченской Республики с руководителями силовых ведомств, представителями местных администраций и духовенством. В ходе встречи Рамзан Кадыров отметил, что сегодня одной из главных угроз для мира является распространение так называемого «Исламского государства». По словам главы Чечни, с боевиками ИГИЛ работают зарубежные институты, которые явно или опосредованно финансируют террористическую группировку.

01 июля 2015, 10:45

Scofield: У истоков создания ИГ

С декабря 2014 г. в ведущих западных изданиях появилось несколько лонгридов о создании ИГ. В них было раскрыта роль Самира абд Мухаммада аль-Хлифауи (Хаджи Бакра), полковника разведки ПВО армии С. Хусейна, который, находясь в Кэмп Букка и опираясь на других находящихся там офицеров иракской разведки, наладил сеть контактов среди исламистов. После массового освобождения в 2009 г. эти люди создали ИГ. Немецкий Spiegel, в силу определённых причин, отметил, что опыт работы Хаджи Бакра в системе «вездесущего аппарата безопасности» (omnipresent security apparatus) С. Хусейна позволил ему построить разведку ИГ (Islamic Intelligence State) по образцу Штази...

12 июня 2015, 09:45

Scofield: AFRICOM и транзит

В статье об отставке главы Командования специальных операций Южного командования ВС США (SOCSOUTH) бригадного генерала Шона Малхолланда в 2014 году отмечается, что он курировал проведение силами СпН операций по борьбе с наркотиками в Центральной и Южной Америке. SOCSOUTH он возглавил в октябре 2012 года, но летом 2014 г. начал кому-то сильно мешать. В связи с этим необходимо отметить следующее: 26.01.2013 г. – британский ежедневник The Telegraph опубликовал статью Колина Фримена (Colin Freeman) о том, как сахарские кокаиновые караваны финансируют террористов Аль-Каиды в Северной Африке.

11 мая 2015, 00:17

Skofield: Провокация пока отложена.

Начальник ГУ ГШ ВС РФ (ГРУ) генерал-полковник Игорь Дмитриевич Сергун, помимо прочего, награждён медалью «Участнику марш-броска 12 июня 1999 г. Босния — Косово», т.е. о событиях в этом регионе и о действующих там лицах он осведомлен очень хорошо. Детали биографий Виктора Ивановича Гвоздя и Геннадия Владимировича Анашкина были рассмотрены в http://pravosudija.net/article/vdv-vozdushno-desantnaya-vanguard

11 января 2015, 17:18

ЦНАБ (CNAS) – демократический оплот колониального империализма (Ястребы США против Обамы)

Вашингтон не проводит единую внешнюю политику - он действует противоречиво и лишь в ответ на внешние вызовы, а «либеральные ястребы» объединяются вокруг генерала Дэвида Петреуса и Центра новой американской безопасности (ЦНАБ). Тьерри Мейсан представляет нам этот мозговой центр, который сегодня играет ту же роль, что и Проект нового американского века при Буше – обеспечивать американскую экспансию и доминирование над всём миром. Сирийский кризис, выход из которого был предложен ещё во время первой конференции в Женеве в июне 2012 г., продолжается, несмотря на все соглашения, заключённые с США. По-видимому, администрация Обамы не подчиняется президенту, и она разделена на две политические линии: с одной стороны, империалисты, склонные к разделу мира с Китаем и, возможно, с Россией (это позиция президента Обамы), а, с другой стороны, империалистические экспансионисты, объединившиеся вокруг Хиллари Клинтон и генерала Дэвида Петреуса. Ко всеобщему удивлению, отставка директора ЦРУ и госсекретаря после переизбрания Барака Обамы не только не положила конец разногласиям в администрации, но и обострила их. Именно экспансионисты возобновили войну против Корейской народной республики под предлогом кибер-атаки против Sony Pictures, якобы предпринятой Пхеньяном. Президент Обама, в конечном счёте, согласился с их доводами и подписал декрет о «санкциях». Представляется, что сторонники имперской экспансии первоначально объединились вокруг Центра новой американской безопасности, который в Демократической партии играл роль ту же самую роль, что и Проект нового американского века (а сегодня также и Foreign Policy Initiative) в Республиканской партии. Важную роль они играли и во время первого мандата Барака Обамы, и по некоторым данным образовали «глубинное государство», откуда продолжают дёргать за верёвочки. Либеральные ястребы Центр новой американской безопасности был создан в 2007 г. Куртом Кэмпбеллом и Мишель Флурнуа. Ранее оба эти интеллектуала работали в Центре стратегических и международных исследований (ЦСМИ - Center for Strategic and International Studies). В нём спустя два месяца после событий 11 сентября они руководили публикацией книги To Prevail : An American Strategy for the Campaign Against Terrorism (Всё для победы: американская стратегия по борьбе с терроризмом) [1]. В книге развивалась идея о том, что необходимо атаковать не только террористические группировки, о чём говорил президент Буш, но и государства, если им самим не удавалось эти группировки уничтожить на своей территории. Вдохновившись работами оперативной группы по борьбе с терроризмом из ЦСМИ, они выступали за значительное увеличение разведывательных агентств для наблюдения за всем миром. Короче, Кэмпбелл и Флурнуа принимали официальные представления о терактах и оправдывали «войну против терроризма», которая на целое десятилетие погрузила в траур весь мир. В 2003 году Кэмпбелл и Флурнуа вместе с другими тринадцатью демократами-интеллектуалами подписали документ под названием Progressive Internationalism : A Democratic National Security Strategy (Прогрессивный интернационализм: демократическая стратегия национальной безопасности) [2]. Этот манифест поддерживал все войны после 11 сентября и критиковал дипломатическую слабость президента Буша. После выборов кандидата-демократа в 2004 г. подписанты намеревались продвигать американский имперский проект (сторонником которого был Джордж Буш-младший) при этом критикуя его за то, что он оказывал пагубное влияние на руководителей, и, в частности, сеял сомнения среди союзников. Всем подписантам тогда приклеили ярлык «либеральных ястребов». ЦНАБ Во время своего создания в 2007 г. ЦНАБ выражал стремление обновить американскую стратегическую мысль после Комиссии Бейкера-Гамильтона и отставки министра Обороны Дональда Рамсфельда. На открытии центра присутствовали такие лица как Мадлен Олбрайт, Хиллари Клинтон и Чак Хейгел. В ту пору Вашингтон пытался выпутаться из трясины, в которую он попал в Ираке. Кемпбелл и Флурнуа выступали за военное решение, которое позволило бы американским войскам продолжать оккупировать Ирак, не истощая при этом свои силы. Для продолжения имперской экспансии американский империализм должен был прежде всего выработать определённую антитеррористическую стратегию, которая позволила бы сократить численность американских войск в Ираке. Нет никакого противоречия в том, что Кемпбелл и Флурнуа работали совместно с генералом Дэвидом Петреусом, которого только что назначили командующим военной Коалицией в Ираке, потому что он был автором пособия по предотвращению смуты в сухопутных войсках США. Они склоняют на свою сторону австралийского эксперта Дэвида Кикуллена, который станет гуру генерала Петреуса и разработчиком плана Surge (Удар). Согласно этому плану переориентация иракских повстанцев должна осуществляться путём использования двух факторов (пряник и кнут): с одной стороны, платить деньги боевикам, которые перейдут на сторону агрессора и будут устанавливать порядок на своей территории, а, с другой стороны, оказывать на них принудительное воздействие путём временного усиления военного присутствия США. Эта стратегия будет успешно использована: страна вначале погружается в фазу интенсивной гражданской войны, а затем после глубокой разрухи она медленно возвращается в состояние покоя. Но на самом деле частичная переориентация иракского сопротивления стала возможной лишь потому, что оно было организовано на племенной основе. Весь этот период ЦНАБ и генерала Петреуса водой не разлить. Килкуллен становится сначала советником Петреуса, а затем госсекретаря Кондолизы Райс. Сплав этот настолько прочен, что полковник Джон Нейгл, советник Петреуса, станет президентом ЦНАБа после того, как Кемпбелл и Флурнуа войдут в администрацию Обамы. Особенность ЦНАК состоит в том, что он является мозговым центром демократов, но с ним сотрудничают и в него входят республиканские ястребы. Впрочем, он не отказывается от встреч и дебатов с членами Проекта нового американского века. Финансирование центра осуществляется производителями вооружений и компаниями, сотрудничающими с оборонным ведомством (AccentureFederal Services, BAE Systems, Boeing, DRS Technologies, Northrop Grumman), финансовыми компаниями (Bernard L. Schwartz Investments, Prudential Financial), фондами (Carnegie Corporation of New York, The William and Flora Hewlett Foundation, PloughsharesFund, Smith Richardson Foundation, ZakFamily Charitable Trust) и иностранными правительствами (Израиль, Япония, Тайвань). Во время предвыборной кампании Кемпбелл и Флурнуа издают для будущего президента рекомендации The Inheritance and the Way Forward (Наследие прошлого и путь в будущее) [3]. Начиная с периода президентства Буша они ставят под сомнение принцип «превентивной войны» и использование пыток. Кроме того, они выступают за переориентацию войны с терроризмом с тем, чтобы избежать «столкновения цивилизаций», которое могло бы лишить Вашингтон его мусульманских союзников. Администрация Обамы После избрания президентом Барак Обама поручает Мишель Флурнуа контроль за перестройкой оборонного ведомства. По логике, она становится заместителем министра Обороны по политической части, то есть она должна вырабатывать новую оборонную стратегию. Она при этом считается вторым лицом в министерстве и распоряжается бюджетом в 200 миллионов долларов. Курт Кемпбелл, в свою очередь, назначается в госдепартамент и руководит в нём отделом по Дальневосточному и Тихоокеанскому регионам. И Кемпбелл, и Флурнуа придерживаются стратегии типа «оплот». Согласно этой стратегии США должны готовиться к будущему столкновению с Китаем. С этой точки зрения, они должны постепенно передислоцировать свои вооружённые силы из Европы и Большого Среднего Востока на Дальний Восток. ЦНАБ настолько популярен, что его сотрудники скоро войдут в состав администрации Обамы: Ренд Бирс станет секретарём госбезопасности, Эштон Картер, замминистра Обороны по закупкам, а затем министр Обороны, Сьюзан Райс, представитель ООН, а затем советник по национальной безопасности, Роберт Уорк, заместитель министра Обороны и далее: Шон Бримли, специальный советник министра Обороны, а затем директор по планированию в Совете национальной безопасности, Прайс Флойд, ассистент помощника министра Обороны по связям с общественностью, Элис Хант, специальный ассистент в министерстве Обороны, Колин Кал, ассистент министра Обороны по Ближнему Востоку, затем советник по национальной безопасности при вице-президенте, Джеймс Миллер, заместитель помощника министра обороны США по вопросам политики, Эрик Пирс, заместитель министра Обороны, ответственный за связи с Конгрессом, Сара Сьюэлл, назначена в 2014 году заместителем госсекретаря по вопросам демократии и прав человека, Уэнди Шерман, назначена в 2011 году заместителем госсекретаря по политическим вопросам, Викрам Сингх, специальный советник министра обороны по Афганистану и Пакистану, Гейл Смит, директор по развитию и демократии при Совете национальной безопасности, Джеймс Стейнберг, заместитель госсекретаря, Джим Томас, заместитель помощника министра Обороны США по финансам, Эдвард (Тед) Уорнер III, советник министра Обороны по контролю над вооружениями. В настоящее время ЦНАБ уже готовит программу для будущего президента США. Влияние ЦНАБ Мишель Флурнуа всё время стремилась занять пост министра Обороны, но не была допущена на эту должность в 2012 году, так как считалось, что она слишком тесно связана с Израилем. Однако сегодня она присутствует почти во всех инстанциях министерства Оброны, занятых планированием: она является членом научного Совета Обороны (Defense Science Board), политического Совета Обороны (Defense Policy Board) и консультативного президентского совета по разведке (President’s Intelligence AdvisoryBoard). Видно, что все её политические рекомендации учитываются как по «Большому Среднему Востоку», так и по Дальнему Востоку. ЦНАБ поддержал усилия Уэнди Шермана по возобновлению дипломатических отношений с Тегераном. Было отчётливо заявлено, что проблема Ирана в большей степени связана не с ядерным вопросом, а с экспортом иранской революции. Им была предложена серия чрезвычайно суровых мер по урезанию иранских трубопроводов в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке [4]. В отношении Сирии ЦНАБ считает, что невозможно свергнуть власть в республике в короткий срок. Поэтому он выдвинул «стратегию турникета» : использовать сложившийся против Исламского государства консенсус и принудить все вовлечённые в конфликт государства оказать давление на Дамаск и оппозиционные формирования для того, чтобы добиться военной деэскалации, при этом не вступая в коалицию с президентом аль-Ассадом против Исламского государства. Будут предприняты усилия по включению в состав правительства республики представителей проатлантической оппозиции и предоставлению гуманитарной и материально-технической помощи в районы, занятые повстанцами, с тем, чтобы привлечь к ним внимание. После того, как проатлантисты войдут в правительство, их задача будет состоять в том, чтобы распознать все секреты государственного аппарата, чтобы после этого уничтожить его. Но главная цель этого плана состоит в том, чтобы потребовать для повстанцев, которые отказываются войти в правительство, всю сирийскую пустыню. А эта пустыня представляет около 70% всей территории, и в ней расположены основные газовые месторождения [5]. Особое внимание в ЦНАБ уделяется Интернету. Речь идёт об ограничении правительственной цензуры с тем, чтобы облегчить контроль со стороны АНБ [6]. Вместе с тем там обеспокоены тем, что народный Китай защищает себя от шпионажа со стороны АНБ [7]. В тихоокеанском регионе ЦНАБ выступает за сближение с Индией, Малазией и Индонезией. С этой целью разработан план совершенствования механизма, направленного против Северной Кореи. Ответственные лица ЦНАБ из бывшего органа по сотрудничеству демократов с республиканскими неоконсерваторами постепенно превратился в главный исследовательский центр колониального империализма. Кроме Курта Кемпбелла и Мишель Флурнуа в состав администрации входят: генерал Джон Аллен, командующий Коалицией сил по борьбе с ИГИЛ, Ричард Эрмитейдж, бывший помощник госсекретаря, Ричард Данциг, вице-президент компании Rand Corporation, Джозеф Либерман, бывший пресс-секретарь израильского Сената, генерал Джеймс Маттис, бывший командующий ЦентрКома. ЦНАБ и в дальнейшем будет развиваться, потому что теперь он является главным мозговым центром, способным повлиять на оборонный бюджет и перевести экономику страны на военные рельсы. [1] To Prevail: An American Strategy for the Campaign Against Terrorism, Csis Significant Issues Series, CSIS, ноябрь 2001. [2] Progressive Internationalism: A Democratic National Security Strategy, Институт прогрессивной политики (Progressive Policy Institute), 30 октября, 2003 г. [3] The Inheritance and the Way Forward, Курь Кемпбелл, Мишель Флурнуа, ЦНАБ (CNAS), 2007. [4] Pushback Countering the Iran Action Network, Скотт Модель и Дэвид Ашер, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), сентябрь 2013 г. [5] The Tourniquet. A Strategy for Defeating the Islamic State and Saving Syria and Iraq, Марк Линч, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), октябрь 2014. А также How This Ends. A Blueprint for De-Escalation in Syria, Дафна Ранд и Николас Герас, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), ноябрь 2014 г. « Американский «мирный план» для Сирии », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Al-Watan (Сирия), Сеть Вольтер, 1 января 2015. [6] Bringing Liberty Online. Reenergizing the Internet Freedom Agenda in a Post-Snowden Era, Ричард Фонтен, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), сентябрь 2014 г. [7] Warring State: China’s Cybersecurity Strategy, Эми Чанг, Центр новой американской безопасности ( Center for a New American Security), декабрь 2014г. http://www.voltairenet.org/article186374.html

22 ноября 2012, 12:10

Основной инстинкт «царя Давида»

В результате сложной интриги с эротическими эпистолами, Дэвид Петрэус подал в отставку. В офицерском сообществе генерала из-за его популярности за глаза называли «царем Давидом». А потому, когда до Пентагона дошла весть об этом грехопадении, по коридорам пятигранника стали шептаться, мол, «погорел царь Давид на царице Вирсавии». Секс-скандал – излюбленное оружие американской элиты, желающей избавиться от неугодной фигуры. И действенное. Поскольку именно в США, как ни в одной другой стране, его раскручивает общество, готовое мириться с нарушениями закона и пытками в иракских тюрьмах – лишь бы архитекторы подобной политики держали себя в руках, контролируя свои сексуальные инстинкты. Упростив немного свои нравы, американцы сохранили основное – отношение к супружеской измене как к тягчайшему греху. Ловушки для генералов Обычно сор, в виде скандалов в высшем офицерском составе, Пентагон старается не выносить «из избы». Или до последнего «прикрывать своих». Например, когда в 2006 году всплыла причастность группы американских офицеров к пыткам над иракскими заключенными и перед трибуналом по делу об издевательствах в тюрьме Абу-Грейб предстали руководящие тюрьмой генерал Дженис Карпински, полковник Томас Паппас и подполковник Стивен Джордан, – но ни один из офицеров не понес серьезного наказания. Наоборот, это создало прецедент, «позволяющий американским военным в горячих точках и в дальнейшем действовать без оглядки на международные нормы». Сексуальную подоплеку в армейских делах, если они не касаются политических перестановок, Пентагон тоже старается не афишировать. За последние 13 лет только три генерала угодили под суд. В 1999 году был осужден генерал-майор Хейл, которого уличили во лжи и попытке скрыть любовную связь с женщиной. Офицеру сделали выговор, оштрафовали и лишили должности. Летом 2012 года был уволен генерал Роджер Дафф, признавший себя виновным в «недостойном поведении». Сейчас ждет трибунала бригадный генерал Джеффри Синклэр, которого в мае 2012 года освободили от командования тыловыми подразделениями дивизии ВДВ в Афганистане, а нынешней осенью была предъявлена серия тяжких обвинений в сексуальных домогательствах к подчиненным-женщинам, в увлечении порнографией и алкоголем. Подобные эпизоды серьезно вредят репутации Пентагона, поскольку число преступлений сексуального характера в армии США неуклонно растет[1]. Тем не менее, военные, какими бы чинами и полномочиями они не обладали, всегда были уязвимы для политических манипуляций. Когда нужно, «кодекс чести» становится гарантом неминуемой отставки. «Нигде в мире правилам соблюдения «кодекса чести» не следуют так строго и бескомпромиссно, как в США, – объясняет Марк Штейнберг, независимый военный эксперт Моррисонского исследовательского Института при Стэндфордском университете. – Помимо определенных ограничений гражданских прав военным настоятельно рекомендуется воздерживаться от публичных высказываний, особенно по политике администрации или командования. Если же они позволяют себе критиковать действия высших гражданских должностных лиц или своих начальников, или же использовать служебное положение для того, чтобы повлиять на политические взгляды подчиненных, это влечет за собой немедленное увольнение из вооруженных сил. Неписаный «кодекс чести» совершенно бескомпромиссен, если речь идет о нарушении офицером морально-этических норм. Особенно характерна нетерпимость к нарушению супружеской верности. Адюльтер в американской армии приравнивается к должностному преступлению». В 2010 году, публичный скандал погубил карьеру генерала Стэнли МакКристала – предшественника Петрэуса, экс-командующего силами НАТО в Афганистане. В отставку генерала отправил лично президент Барак Обама. Поводом тогда стало скандальное интервью военачальника журналу Rolling Stone, в котором генерал МакКристал весьма недипломатично высказался в адрес Джо Байдена и еще нескольких членов администрации. Журналист Майкл Хастингс изначально должен был провести всего пару дней в свите генерала, но из-за извержения исландского вулкана Хастингс застрял и получил к генералу доступ в Европе на целую неделю, ничего не пропуская мимо ушей. Отношения президента Обамы с генералом МакКристалом были непростыми, особенно после их противостояния по поводу отправки дополнительных подразделений армии США в Афганистан. Но уволить его просто так было не с руки, и было решено задействовать уже проверенный и надёжный инструмент - заказную статью во влиятельном левомузыкальном журнале. После статьи, в которой отрывочные фразы были представлены как фрагменты интервью и выдавали нарушение субординации, МакКристалу без заготовленного письма об отставке в Овальном Кабинете делать было уже нечего[2]. Маневр сработал отлично: Обама показал свою решительность, а правую оппозицию обезоружило оригинальное решение о назначении вместо «лучшего, но опального стрелка», продвинутого самим Бушем-младшим генерала Дэвида Петрэуса – главы Центрального командования США. То есть, на пост уволенного генерала отправили его заслуженного начальника, для которого это – понижение в должности, вкупе с повышением уровня ответственности. Спустя год генерал Петрэус возглавил ЦРУ. При назначении на этот пост, Обама назвал его одним из самых выдающихся стратегов страны и одним из «наилучших военных офицеров всех времен». С самого скользкого кресла в Америке Дэвида Петрэуса сбросили то ли женщины, то ли очередные промахи руководства во все том же Афганистане. Ведь, «в то время, как “Аль-Каида” брала штурмом американское консульство в Бенгази, являвшееся базой ЦРУ, генерал заботился в основном о том, как бы выпутаться из неприятностей, связанных с его секс-перепиской». Простая история о любовном треугольнике «жена-муж-любовница» стремительно превратилась в сложный многоугольник с большим количеством действующих лиц. В этой истории сошлось все – сексуальный скандал, супружеская измена, уничтоженная честь военного, угроза национальной безопасности и, конечно, политика. Республиканцы, почуяв запах крови, теперь грозят президенту и его администрации большими неприятностями. Любопытно, что одной из самых резонансных в деле Петрэуса стала статья все того же Майкла Хастингса, погубившего карьеру МакКристала и прозванного журналистами «крысой, виновной в точечной ликвидации генерала-героя». Тогда, в 2010 году появление в штабе МакКристала журналиста Хастингса было неслучайным. Несмотря на свою молодость, он уже публиковал разгромные резонансные статьи о Руди Джулиани и Джоне МакКейне, и сам заявлял в одном из интервью, что его цель – как можно сильнее «оттрахать власть предержащих» (буквально – to fuck those who hold the reigns of power). Чего хочет женщина? Чемпионка Вест-Пойнта по фитнессу, бывшая модель (правда, в рекламе пулеметов, а не «Ягуаров»), Пола Бродуэлл встретила Петрэуса в Гарвардской школе государственного управления. Рассказала генералу, что ведет исследования в области контртерроризма и военной разведки. Размякший «Давид» дал ей свою визитку и обещал помочь. Ее диссертация переросла в его биографию. «Пола Бродуэлл прочно обосновалась в штаб-квартире возглавляемой США коалиции в Кабуле. Создавалось впечатление, что она стремится попасть в вашингтонскую военную элиту», пишет The New York Times. К мужу и детям она вернулась с сокровищем в руках – книгой о Петрэусе «Здесь всё. Образование генерала Дэвида Петрэуса». У нас бы книгу назвали по мотивам Горького – «Университеты генерала Дэвида Петрэуса». Может еще назовут. Говорят, он сможет реабилитироваться, и о нем еще многие напишут. Но, скорее всего, это будет уже не миссис Бродуэлл. Так чего же на самом деле хотела подполковник запаса Пола Бродуэлл? Вроде бы после своей военной карьеры она решила строить карьеру академическую. Но там она далеко не продвинулась и перешла на писательскую. Собрала материал для биографии популярного генерала, литературные негры все прекрасно обработали, презентации по стране проходили успешно. Бродуэлл исполнилось 40 лет. У неё разнообразный опыт, отличное образование, семья. В интервью дамскому журналу она даже кокетливо сказала, что главное для неё – быть женой и матерью. Впрочем, не верится, чтобы женщина, которая бросает двух малышей и летит в Афганистан, считала материнство главным делом своей жизни. Кем себя видела эта зрелая женщина в будущем? Собиралась ли она писать об армии? Ни в одном из своих интервью она не делилась творческими планами. Хотя нет, в одном – которое было опубликовано этим летом – все же проскользнуло: «Я полагаю, что военная карьера и опыт моей деятельности в мужском мире поставили меня в уникальное положение, в связи с которым я получу большие возможности службы в правительстве на самом высоком уровне». Так вот куда нацелилась миссис Бродуэлл – at the highest levels of government! Карьера чиновника – дело нормальное, и для женщины старше 40 вполне подходящее. Если бы не превосходная степень в уровне правительства, где она собиралась служить. Конечно, плох тот солдат, который не хочет быть генералом, и чиновник, который не рвется в министры. Но дама-то пока еще нигде не служит вообще, а уже делится в интервью возможностью занять должность в самых верхних эшелонах правительства в будущем. Наверное, это будущее виделось ей не слишком отдалённым. Отец Полы, мистер Кранц, загадочно намекнул, что дело-то совсем не в сексе, а его дочь «жертва злостной клеветы, и этот скандал стал маскировкой чего-то большего, что в конечном итоге откроется». Сексистская а капелла В этой истории грехопадения «царя Давида» интересно даже не то, почему шестидесятилетний разведчик не смог преодолеть искушение и чем он думал, а то, как это занимает Америку. С Европой все проще – в Старом Свете придерживаются мнения о том, что частная жизнь госслужащих, если она не влияет на исполнение ими своих служебных обязанностей, должна оставаться частной. С Россией тоже просто. Наши, оценив на гламурных сайтах внешность немолодой и негламурной первой леди ЦРУ, привычно высказались: «бедолага, видать, долго терпел», а на русскоязычном форуме BBC стали давать «Петрухе» советы «ну, раз попался, дурак…». Но американцы уже более 200 лет следуют своим курсом. Отличным от пути любой другой нации. Несмотря на то, что по опросам той же службы планирования семьи США, в каждой третьей супружеской паре были связи на стороне, измена публичного лица в который раз легко стала поводом для общенационального скандала и серьезных обсуждений. Подобное ханжество базируется на таких чертах национального характера американцев, как невероятная серьезность, культ честности, буквальное принятие постулатов. Если ты обещал в церкви верность до гроба – будь добр выполняй. А если не можешь это обеспечить, то грош тебе цена. Брак одновременно и высокоморальная сделка, вершащаяся на небесах, и четко прописанный коммерческий контракт. Поэтому, на американских кухнях мысль свелась к тому, что генерал «изменил, а значит он – предатель» (и фамилия, мол, у него созвучная слову betrayer). Потому что средний американский избиратель воспринимает политическую риторику о семейных ценностях всерьез. Если президент или важный генерал обманул жену, он предал доверие всех граждан своей страны. «Речь идет не о мужчине или женщине. Бродуэлл пошла на свои неэтичные способы для достижения успеха. Это противоречит нашим ценностям и чему мы учим наших детей. А Петрэус в этом смысле не обманывал просто жену, он обманул всю страну и заслуживает худшего наказания» – вот классический американский комментарий. Не обошлось и без громкого феминистского дискурса. Некоторые СМИ даже разделились на две части: осуждающие коварную любовницу, из-за которой закончил карьеру блестящий генерал, и осуждающие сексизм в подходе к данной истории, где Полу называли «заложницей предрассудков нашей культуры в отношении женщин». «Один из самых влиятельных мужчин в мире нарушил супружескую верность, а все внимание и гнев общественности сфокусировались на гораздо менее могущественной женщине», – пишет Эллисон Ярроу в своей статье в The Daily Beast. Освещение скандала не преминули сравнить с тем, как преподносилась в СМИ связь президента Клинтона и Моники Левински. Заговорили об охоте на ведьм, о том, что «хотя Левински и обогатилась за счет скандала, но ее осуждают по сей день, эта связь полностью изменила ее жизнь, и Бродуэлл также ждет «алая буква позора». Воинственно настроенные стороны бросались гендерными обидами. Каждый своими. Одни, теми что «такой человек снова пропал из-за бабы», другие, теми, что «вечно, как в скандале замешана женщина, все сводится к описанию ее внешности, одежды в обтяжку, бабским истерикам и кошачьим боям». Дело дошло до забытого и вновь всплывшего обсуждения сексизма в языке. Мол, кто такая генеральша – женщина-генерал или жена генерала? Скорее жена генерала. Тогда почему не женщина-генерал? И может ли женщина быть генералом? И что социальное пространство поделено таким образом, что мужчина может быть генералом, а женщина может быть только его женой. В общем, дискурс приплыл к своим старым, привычным для американского общества эпохи постфеминизма берегам. Скандал с участием генерала Петрэуса как будто нарочно совпал с мировой премьерой последней картины-саги о Джеймсе Бонде. Любопытно, что только в США в первый день проката фильм собрал 90 миллионов долларов. Агент 007 нравится американскому обществу. Джеймс Бонд с легкостью, даже с азартом лишает людей жизни, уничтожает их собственность, меняет женщин как перчатки, взрывает пассажирские поезда – словом, с элегантным пренебрежением наступает на ценности, которыми так дорожат американцы. В этой параллельной кинематографической реальности все нормы морали отброшены и все можно. За это Бонда и любят. Но когда настоящий шеф настоящих американских шпионов в реальной жизни попал в отдаленно похожую ситуацию – про кино тут же забыли. Потому что в том обществе, которое все более цинично относится к институту брака, а этом обществе, как и прежде, нельзя отступать от принципов англосаксонской пуританской морали. Это общество готово мириться с пытками в иракских тюрьмах, но не с теми, кто не способен контролировать свои сексуальные инстинкты. Представителям истеблишмента таким социумом действительно легко управлять. Поскольку инстинктов природа не отменяла, а общество всегда желало контролировать половую активность своих членов. [1] Только в 2011 году в войсках официально зафиксировано 3,192 таких инцидента, хотя в Министерстве обороны США считают, что на самом деле подобного рода преступлений совершено до 19 тысяч, большая же их часть, как полагают, была скрыта военнослужащими от командования. [2] В истории США уже имел место похожий эпизод, когда Дуглас МакАртур публично высказывался о политике Гарри Трумэна и был смещен за нарушение протокола. Наталья Войкова