• Теги
    • избранные теги
    • Люди14
      • Показать ещё
      Международные организации3
      Страны / Регионы3
      Разное6
      Сферы3
      Издания2
      Компании5
Дэвид Рокфеллер старший
Дэвид Рокфеллер старший
Дэвид Рокфеллер старший (англ. David Rockefeller Sr.; родился 12 июня 1915) — американский банкир, государственный деятель, глобалист и глава дома Рокфеллеров. Внук нефтяного магната и первого в истории миллиардера Джона Д. Рокфеллера, основателя Стандарт Ойл.   В нашем мире есть только ...

Дэвид Рокфеллер старший (англ. David Rockefeller Sr.; родился 12 июня 1915) — американский банкир, государственный деятель, глобалист и глава дома Рокфеллеров. Внук нефтяного магната и первого в истории миллиардера Джона Д. Рокфеллера, основателя Стандарт Ойл.

 

В нашем мире есть только один человек, которому было суждено объединить две мечты человечества - стать миллиардером и долгожителем. 100 лет - весьма солидный возраст, а 3,2 млрд - весьма неплохое состояние. Владелец и того и другого - Дэвид Рокфеллер -  празднует сегодня сто лет со дня рождения. Его личное состояние оценивается в 2,4 миллиарда долларов по данным "Форбс", а фамилия вызывает необычайную дрожь в коленках у  руководителей фондов и организаций, живущих за счет благотворительности, на которую нынешний глава клана Рокфеллеров тратит более чем значительные суммы.В нашем мире есть только один человек, которому было суждено объединить две мечты человечества - стать миллиардером и долгожителем. 100 лет - весьма солидный возраст, а 3,2 млрд - весьма неплохое состояние. Владелец и того и другого - Дэвид Рокфеллер -  празднует сегодня сто лет со дня рождения. Его личное состояние оценивается в 2,4 миллиарда долларов по данным "Форбс", а фамилия вызывает необычайную дрожь в коленках у  руководителей фондов и организаций, живущих за счет благотворительности, на которую нынешний глава клана Рокфеллеров тратит более чем значительные суммы.

Развернуть описание Свернуть описание
06 августа, 22:03

Теория заговоров: Богемская Роща (Bohemian Grove)

Лесной уголок в Калифорнии, где каждый год собираются сильные мира сего, чтобы поклоняться гигантской статуе совы? Какая глупость! Долгие годы Богемскую рощу считали лишь элитным закрытым мужским клубом.Но в 2000 году смельчаки-добровольцы сумели проникнуть на территорию клуба и заснять происходившее там на пленку. В результате выяснилось две вещи: во-первых, в Богемской роще действительно собираются лишь главные заправилы политики и бизнеса, причем не только из США, но и из других стран. И, во-вторых, они действительно поклоняются 12-метровой цементной сове!Что самое обидное, смысл ритуала не пожелал объяснить публике ни один из его участников. Теперь конспирологи утверждают, что Богемский клуб — не что иное, как тайное мировое правительство.Интересно, подтвердится?Фото 2.Богемская роща (англ. Bohemian Grove) — место отдыха площадью 11 км², расположенное по адресу 20601 Bohemian Avenue, в городе Монте-Рио, Калифорния. Она принадлежит частному мужскому клубу искусств, известному как Богемский клуб, который находится в Сан-Франциско. Ежегодно в июле, начиная с 1899 года, сюда приезжают самые влиятельные люди мира, чтобы провести двухнедельный летний отпуск.В Богемском клубе много художников, особенно музыкантов, также много высокопоставленных деловых лидеров, правительственных чиновников (включая американских президентов) и издателей СМИ. Исключительной особенностью клуба является то, что очередь в члены клуба — около 15 лет. Члены клуба могут пригласить гостей в Богемскую рощу которые, в свою очередь, будут тщательно проверены. Эти гости приезжают со всех концов Америки и других стран мира.Геральдический девиз рощи — «Пауки, плетущие паутину, сюда не приезжают», который подразумевает, что все проблемы и коммерческие сделки необходимо оставить снаружи. В противоречие девизу, есть свидетельства политических и коммерческих сделок, совершённых в роще. Богемская роща особенно известна Манхэттенским проектом, который обсуждался именно там в сентябре 1942 года и впоследствии привёл к созданию атомной бомбы. Из посетителей рощи, помимо Эрнеста Лоуренса и военных чиновников, известно о президенте Гарварда и представителях Standard Oil и General Electric.Фото 3.ИсторияБогемская роща основывалась в течение продолжительного промежутка времени, сразу же после того как был основан Богемский клуб в 1872 году. В течение нескольких лет первые члены Богемского клуба разбивали лагерь в различных местах, включая территории современных Национального монумента Мьюр-Вудс и Парка штата Самюэл Тейлор и рощи из секвой около Дунканс-Миллс, на противоположном от Богемской рощи берегу реки. Постоянные летние заезды в июле, подобные сегодняшним, начались в 1899 году.Первая часть леса была выкуплена у местного предпринимателя, который успешно занимался заготовкой леса в районе. Постепенно, в течение последующих годов, члены клуба выкупили землю, окружающую изначальное местоположение.После того, как журналисты из Сан-Франциско привлекли внимание местных бизнесменов, последние инвестировали деньги, необходимые для приобретения дальнейшей земли и построек в Богемской роще. Художники и музыканты все ещё сохраняли статус «богемцев» — поскольку изначальная цель в постройке места отдыха состояла в том, чтобы обеспечить развлечение иностранных членов клуба, и гостей (репортёры были впоследствии исключены из членства).Сама роща состоит из секвой возрастом более 1500 лет. Богемская роща — захватывающий дух заповедник природы, не тронутый вырубками и сохранивший множество тропинок. Долговечность секвой символизирует нетронутую природу, далекую от современной вульгарности жизни.Фото 4.Посетители клубаБогемский клуб (англ. Bohemian Club) — частный и закрытый для публики клуб; только члены клуба и их гости могут посетить Богемскую рощу. Эти гости, как известно, включали политических деятелей и известных фигур из стран вне США. Особенно в течение летнего отдыха в разгаре лета число гостей является строго ограниченным из-за нехватки средств обслуживания. Однако, одновременно в Богемской роще может жить до 2500 человек.Списки гостей и членов клуба Богемской рощи сохранены в тайне, но несколько исследователей [кто?] получили доступ к некоторым из них. Из этих различных источников известны следующие посетители Богемской рощи:Дик Чейни (бывший вице-президент);Дональд Рамсфельд (бывший министр обороны);Карл Роув (представитель начальника штаба и старший советник Джорджа В. Буша);Джеб Буш;Американские президенты — Джордж Буш (младший), Джордж Буш старший, Билл Клинтон, Рональд Рейган, Джимми Картер, Джеральд Форд, Ричард Никсон, Дуайт Эйзенхауэр, Гарри Труман, Герберт Гувер, Калвин Кулидж, Уильям Тафт и Теодор Рузвельт;Генри Киссинджер, Джордж Шульц, Эрл Уоррен (председатель Верховного Суда), Роберт Кеннеди, Дэвид Рокфеллер (старший и младший), Нельсон Рокфеллер, Джеймс Вулфенсон (бывший президент Международного банка), Алан Гринспен (бывший председатель Федерального резервного банка), Пол Волкер, Колин Пауэлл, Джек Велч (нынешний председатель General Electric), Дэвид Паккард;Принц Филипп, Джон Мейджор, Гельмут Шмидт, Ли Куан Ю, Джеймс А. Бейкер III, Тритон Гингрич;Арнольд Шварценеггер (актёр, губернатор Калифорнии), Боб Новак (политический комментатор), Малком Форбс, Дэвид С. Бродер (старший комментатор Washington Post), Марк Твен, Фрэнсис Форд Коппола, Чарлтон Хестон, Клинт Иствуд и Уолтер Кронкайт.Фото 5.ПостройкиВ Богемской роще занимаются разными вещами, известно о дорогих развлечениях типа театрального представления Богемской рощи (известного как «Бурное веселье») и музыкальной комедии («Низкие Уловки»), где женские роли играются мужчинами - членами клуба. Таким образом большинство построек — это места для проведений различных родов развлечений посреди гигантских красных деревьев.Там также построены спальные домики, рассеянные по всей роще, на 2005 год их насчитано более ста. Эти кабинки организованы в лагеря, которые, в свою очередь, сформированы в зависимости от того, кто в них живёт. Для старших корпоративных руководителей лагеря, как говорят, являются «верхушкой» социополитической организационной сети США.Лагеря разделены на секторы:Mandalay (частная собственность, инвесторы; военные подрядчики; политики; президенты);Hill Billies (собственники, инвесторы; банкиры; политики; научные работники; СМИ);Cave Man («мозговые центры»; нефтяные компании; университеты; СМИ; банкиры; военные подрядчики);Stowaway (семейные компании семьи Рокфеллеров; банковское дело; нефтяные компании);Owls Nest (президенты; вооруженные силы; военные подрядчики);Hideaway (фонды; вооруженные силы; военные подрядчики);Isle of Aves (подрядчики вооруженных сил; вооружённые силы);Lost Angels (банкиры; СМИ; оборонная промышленность);Silverado squatters (крупный капитал; подрядчики вооруженных сил);Sempervirens (калифорнийские корпорации);Hillside (Объединенный комитет начальников штабов).Стадион Богемской рощи — амфитеатр с местами для 2000 человек, используемый в основном для театральных представлений.Обеденный круг вмещает около 1500 обедающих одновременно.Святыня Совы и Озеро — искусственное озеро в середине рощи, используемой для организованных собраний, а также место проведения ритуала жертвоприношения, который проводится в первую неделю июльских отпусков.Начиная с основания клуба, символом Богемской рощи была сова, которая, кстати, ассоциируется с богиней Иштар. Сова высотой в 12 м (40 футов), сделанная из цемента, стоит перед озером в Богемской роще и с 1929 года служит местом ежегодного жертвоприношения.Фото 6.Жертвоприношение15 июля 2000 году Алекс Джонс и Майк Хансон поставили в Богемской роще две скрытые видео камеры и засняли ритуал жертвоприношения на пленку. В своём документальном фильме Джонс утверждает, что большая группа членов участвует в «древнем Люциферском, Вавилонском Ритуале поклонения статуе Совы». Соавтор видео, записавший ритуал на плёнку, Джон Хансон, позже сделал фильм. Интерпретация Хансоном ритуала была более жизнерадостна; он утверждает, что это был поразительно незрелый и сверхъестественный образ поведения, нехарактерный для мировых лидеров. Он не поддерживает точку зрения Джонса, что они были свидетелями сатанизма.В 2004 году человеку, называющий себя «Kyle», работавшему в Богемском клубе, удалось заснять больше, чем Джонсу и Хансону, когда они проникли на территорию в 2000 году. «Kyle» удалось заснять интерьер статуи совы.Фото 7.СпорыЧастная жизнь клуба и его членов привлекла много внимания и подозрений. За эти годы несколько любопытных проникли на территорию и засняли видео скрытой камерой. Немецкий канцлер Гельмут Шмидт написал о Богемской роще в своей автобиографии. Он заявил, что Германия имела подобные учреждения, некоторые из которых включали такие ритуалы, но что его любимым остается Богемская роща. Были споры, имеющие отношение к утверждениям о гомосексуальном поведении отдыхающих.Комментируя число гомосексуалистов в области Сан-Франциско, которые являются членами Богемского клуба, прежний президент США Ричард Никсон, заметил: "Но это не только крысиная часть города. Всё высшее сословие в Сан Франциско тоже крысы. Богемская роща, которую я посещаю время от времени — сюда приезжают с Востока и не только — но ведь это самая гомосексуальная чертова штука, которую вы только можете себе представить, эта толпа из Сан-Франциско, которая сюда приезжает; она просто ужасна! Я имею в виду, что я не пожму руку никому из Сан-Франциско."Согласно New York Post от 22 июня 2004, из их сайта было удалено несколько страниц статьи с названием «Гей-порнозвезда служит магнатам». Гей-порнозвезда Чэд Сэведж (Chad Savage) работал, по сообщениям, анонимным камердинером в Богемской роще.Фото 8.Церемонии и обычаиВ течение жертвоприношения кукла-чучело, представляющая «жертвоприношение», поджигается, чтобы символизировать очищение участников ритуала. В скандале 1989-го года следователи обнаружили, что Пол А. Боначчи написал в своем дневнике, что он летал в Богемскую рощу с Республиканским лидером Лоренсом Кингом и был вынужден заниматься сексом с другими мужчинами, смотреть фильмы, где жертв убивали, а затем насиловали. Пол Боначчи позже свидетельствовал об этих обвинениях в суде и выиграл дело против Кинга. Журнал «Spy Magazine» писал о Богемской роще в 1989 году и о том, как туда привозили гомосексуалистов-проституток из близлежащих городов.ВысказыванияТак, я там видел кое-что прямо из Видений средневекового живописца Иеронима Босха — Ад: горящие металлические кресты, священники в красных и чёрных одеждах с первосвященником в серебряной одежде с красной накидкой, горящее тело, кричащее от боли, гигантской каменной большой-рогатой сове. И во всем этом участвовали мировые лидеры, банкиры. Это было полным безумием.(Алекс Джонс, описывая ритуал жертвоприношения в Богемской роще в 2000 года).Мир разделен на три класса людей: очень маленькая группа людей, которая делает дела, более большая группа, которая наблюдает, как дела делаются, и большинство, которое никогда не знает того, что происходит.(Богемский член клуба Николас Марри Батлер (президент, Колумбийский университет, 1901—1945).Клуб Bohemian Grove ("Богемская роща") - одна из самых странных структур в разветвленной сети "всемирного заговора". О нем говорят куда меньше, чем о пресловутом Бильдербергском клубе или о Трехсторонней комиссии - но именно в Bohemian Grove состоит чуть ли не половина богатейших людей Америки. Бывшие и нынешние руководители спецслужб, президенты и сенаторы являются членами клуба, расположенного в реликтовых секвойных лесах Северной Калифорнии. Кандидаты на вступление в клуб готовы ждать этого события по нескольку десятков лет. Здесь в обстановке, явно не соответствующей серьезности ситуации (обитатели Bohemian Grove живут в палатках, не пользуются туалетами и злоупотребляют алкоголем) решались многие важнейшие вопросы мироустройства.Фото 9.Summer, 1967 at Owls Nest Camp. Around table, left to right: Preston Hotchkis, Ronald Reagan, Harvey Hancock (standing), Richard Nixon, Glenn T. Seaborg, Jack Sparks, (unidentified individual), (unidentified individual), Edwin W. Pauley.Никсон и Рейган в Богемской РощеСамый закрытый в мире клуб занимает горную долину в Северной Калифорнии. Здесь в перерывах между возлияниями и уходом за тысячелетними секвойями американская элита принимает важные политические и экономические решения.President George W. Bush and his father at the Bohemian Grove.Буши выступают в Богемской рощеBohemian Grove занимает целую горную долину, выходящую к Русской реке (Russian River). Местность, выбранная американской элитой для загородного отдыха еще в конце XIX века, была еще более русифицированной, чем Аляска. Даже сегодня благодаря выходцам из России она изобилует названиями вроде Московская улица, город Севастополь и так далее. Идея создания Bohemian Grove принадлежала пятерым журналистам из Сан-Франциско, открывшим в 1872 году в этом городе Bohemian Club, который, по задумке его основателей, должен был служить "убежищем от грубой ковбойской культуры". По мере расширения заведения его деятельность стала привлекать слишком много внимания, поэтому его члены решили переехать в более спокойное место, в качестве которого были выбраны окрестности Монте-Рио. В течение нескольких десятилетий "богемцы" активно скупали земли в интересующем их районе и к началу XX века стали полноправными владельцами горной долины площадью порядка 100 кв. км. Сегодня клуб объединяет примерно 2000 человек, которые регулярно проводят здесь свободное время, а в конце июля обязательно собираются на ежегодную "ходку.Список всех членов Bohemian Grove с указанием мест на карте, где их можно найти, поражает воображение. В клубе состоит большая часть республиканских "ястребов", контролирующих Белый дом: экс-президент Джордж Буш-старший, нынешний министр обороны Доналд Рамсфелд, бывшие госсекретари Колин Пауэлл и Джеймс Бейкер, главный американский дипломат Генри Киссинджер, бывший глава Федеральный резервной системы Пол Волкер - список можно продолжать. В целом с начала ХХ века каждый республиканский президент США попадал в Bohemian Grove - правда, по истечении президентского срока.Не менее внушителен и список деловой элиты - Дэвид Рокфеллер, председатель совета директоров ExxonMobil Эд Галанте, один из главных акционеров ChevronTexaco Сэмюэль Армакост, представители семьи, основавшей Hewlett-Packard, Артур и Уолтер Хьюлетты - и так далее. Потратив несколько часов на сверку имеющегося списка обитателей Bohemian Grove со списком богатейших людей США Forbes 400, можно прийти к выводу: большинство владельцев компаний из "старых" отраслей экономики - оборонная промышленность, недвижимость, сырье - входят в одно общество и регулярно встречаются под калифорнийскими секвойями.Не удивительно, что в США, пытающихся убедить весь мир в наличии абсолютно прозрачной системы управления бизнесом и государством, впрочем, как и в равноправии рас и полов, деятельность Bohemian Grove никак не афишируется. Для того чтобы попасть в клуб даже в качестве гостя, нужно иметь здесь очень влиятельного покровителя, который заявит вашу кандидатуру в специальном совете, соберет рекомендации и убедит своих соратников в вашей полезности и безопасности для Bohemian Grove. Журналистов, за исключением руководства американских медиаимперий, пока не проронивших о деятельности клуба ни слова, к Bohemian Grove вообще близко не подпускают. Сами "богемцы" тоже о себе никогда ничего не рассказывают: при вступлении в клуб они дают подписку о неразглашении всего происходящего там.Эмблемой клуба является сова, ее изображения можно найти, например, вокруг здания Капитолия и на долларовых купюрах, а сам по себе этот символ якобы олицетворяет культ Молоха. Кроме того, можно найти исчерпывающую информацию о том, что в клубе сохранились давно забытый культ ханаанитов, друидов, а также осколки древнеегипетской цивилизации и Вавилона. Еще обитателей Bohemian Grove подозревают в совершении человеческих жертвоприношений, организации гомосексуальных оргий, похищении детей и много еще в чем.Журналисты, сумевшие снять некоторые ритуалы Богемской Рощи, рассказывают о масонских обрядах, совершаемых при свете факелов вокруг 15-метровой каменной совы на берегу озера. О специальной программе по "обнулению" памяти у сумевших проникнуть в запретную рощу чужаков, связи Рощи с обществом Skull & Bones.Bohemian Grove наглядно демонстрирует особенности структуры американского общества. Несмотря на громкие заявления об одинаковых возможностях, прозрачности бизнеса и политической системы, несмотря на все разговоры о демократии, сами США живут в кланово-олигархической модели капитализма. Активная деятельность клана Бушей, развернувшего войну в Ираке, а потом раздающего выгодные контракты родственным компаниям, - лишь наиболее очевидный из примеров. Америка остается страной, где богатые увеличивают свое состояние во много раз быстрее бедных. Согласно недавнему исследованию британского журнала The Economist, начиная с 1979 года средний доход рядовой американской семьи вырос на 18%, тогда как состояние богатейшего 1% населения страны утроилось.Поэтому нет ничего удивительного в том, что большинство вопросов в стране решается не на публичных заседаниях конгресса или собраниях акционеров, а в ходе неформальных встреч наподобие мероприятий в Bohemian Grove. В клубе, например, регулярно проходят Lakeside Talks (беседы на берегу), представляющие собой тематические заседания групп по интересам. Сидя на травке, все сначала внимательно слушают основного докладчика, потом приступают к дискуссии. Именно так родилась идея Манхэттенского проекта, положившего начало ядерной программе США. Причем, как утверждают авторитетные исследователи, американская система взаимоотношений внутри деловой и политической элиты до боли напоминает «азиатскую» модель. А популярные на Западе документы, досконально расписывающие права и обязанности сторон, на определенном уровне большой роли уже не играют. Главный аргумент при принятии решений - рекомендации и веское слово кого-то из тусовки.Этот клуб видимо стал прообразом закрытого клуба в фильме Стенли Кубрика "С широко закрытыми глазами".источникиhttp://earth-chronicles.ru/news/2012-04-18-21086http://insiderblogs.info/zaglianuv-za-kulisy-bogemskaia-rosha/http://www.texemarrs.com/062012/bohemian_grove.htmhttps://en.wikipedia.org/wiki/Bohemian_GroveЧто еще из разнообразных теорий заговоров мы уже обсуждали? Ну вот например От Медичи к Ротшильдам, а вот знаменитый Бильдербергский клуб. Была еще такая тема, что Нингены - японские гуманоиды и Глаз Гора тоже теория заговоров. Ну вот это уже ближе к реальности: Как ЦРУ создавало Google и Загадочные смерти сотрудников JP Morgan

30 мая, 15:43

По какой причине пропали законные претенденты на самое-самое богатство в мире

Интересное наблюдение, которое сделали экономисты Bank of Italy, неплохо бы сопоставить с удивительной реальностью, которая казалось бы полностью опровергает итальянцев, но, возможно только на первых взгляд.Дальнейшие тексты хорошо вписываются в продолжающуюся (и в этом блоге, и в блоге, например, у Кунгурова)) дискуссию о том, кто же, почему и как управляет миром.Сначала про экономистов из Bank of Italy -- Гульельмо Бароне и Сауро Мосетти.Они отправились в архив Флоренции, проверили данные по флорентийским налогоплательщикам в 1427 году и сравнили их с данными Налогового управления Флоренции за 2011 г.Результаты удивили самих исследователей: среди наиболее состоятельных налогоплательщиков 15 и 21 веков совпадают почти 900 фамилий.Бароне и Мосетти пришли к выводу, что по роду занятий, доходам и состоянию нынешних флорентийцев можно достаточно точно предсказать род занятий, доходы и состояние их далеких предков и наоборот.«Мы установили, что самые состоятельные налогоплательщики во Флоренции шесть веков назад носили те же фамилии, что самые богатые налогоплательщики сейчас».1427 год был выбран в качестве даты сравнения не случайно. В те времена Флоренция вела затяжную войну с Миланом и находилась на грани банкротства.В результате бедственного положения городских финансов флорентийские власти решили провести перепись примерно 10 тыс. налогоплательщиков. В документах, кроме фамилий и имен глав семейств, содержатся описание их профессий, доходов и состояний.Около 900 из попавших в перепись 1427 г. фамилий существуют во Флоренции до сих пор и по-прежнему платят высокие налоги.Исследование в Японии показало, что потомки самураев даже через почти полтора века после формального их исчезновения как прослойки японского общества остаются среди японской элиты.Напрашиваются параллели с исследованиями французского экономиста Томаса Пикетти, который занимался ростом неравенства доходов среди 1% самых богатых людей.«Наше исследование посвящено экономической мобильности, т.е. вопросу: остаются ли богатые богатыми с прохождением какого-то времени,- сообщил Мосетти изданию Wall Street Journal.- Но это вовсе не означает, что они обязательно становятся еще богаче. Мы не нашли прямой связи с выводом Пикетти о том, что материальное неравенство со временем только увеличивается».Бароне и Мосетти объясняют то, что у богатых больше шансов остаться богатыми и через продолжительное время, существованием того, что они называют «стеклянным полом, который защищает потомков богатых людей от падения с экономической лестницы».===================И здесь сразу же можно перейти к выдержкам из прекрасной заметки А.Багаева (к ней еще и комментарии есть весьма содержательные)Оригинал взят у bagaev_alex в Для любителей обстоятельного чтения«...любая чрезмерная централизация материальных средств тотального контроля и уничтожения, тотального производства и потребления, тотального манипулирования и коррупции формирует тотальную (тоталитарную) власть.»(Владислав Сурков)«...мысль о том, что индустриализм неизбежно ведёт к формированию монополии, и что монополия в свою очередь неизбежно приведёт к установлению тирании, не добавляет неожиданного или нового к видению этого вопроса.»(Джордж Оруэлл)СОЗВУЧИЕ между определениями, которыми оперировал в связи с суверенной демократией Сурков, и мыслями Оруэлла действительно настолько очевидное, что опять начинаешь с усмешкой и полувсерьёз думать: а нет ли и тут плагиата?Вот чуть более развёрнутый текст, из которого взята вынесенная в эпиграф цитата:«...любая чрезмерная централизация материальных средств тотального контроля и уничтожения, тотального производства и потребления, тотального манипулирования и коррупции формирует тотальную (тоталитарную) власть. А значит — непоправимую несправедливость и несвободу. Что крайне нежелательно в любой отдельно взятой стране и абсолютно неприемлемо в глобальном масштабе.Сохраняя демократический порядок (целостность многообразия) в нашей стране, ее граждане способны ради защиты собственных прав и доходов участвовать в поддержании баланса многообразия в мире. Навсегда расставшись с гегемонистскими претензиями, не дать обзавестись ими кому бы то ни было. Быть на стороне сообщества суверенных демократий* (и свободного рынка) — против каких бы то ни было глобальных диктатур (и монополий). Сделать национальный суверенитет фактором справедливой глобализации и демократизации международных отношений.В таком деле есть прагматизм и романтика.»Судить наверняка, конечно, нельзя, но предположить можно: Оруэлл с такими формулировками согласился бы.* Термин суверенная демократия всегда был и по сей день остаётся неотъемлемой частью современной политической и юридической мысли. Три наиболее показательных сразу по всем параметрам примера:В 1996 году, выступая в высшем руководящем политическом органе НАТО — Северо-атлантическом совете, Государственный секретарь США Уоррен Кристофер сказал: «Становление Украины в качестве суверенной и процветающей демократии особенно важно для безопасности Европы».В 2009 году, через три года "после Суркова", Карл Бильдт (министр иностранных дел Швеции; в тот момент Швеция председательствовала в ЕС) в официальном заявлении на пресс-конференции, распространённом ведущими телеграфными агентствами мира (AFP, AP, BBC, FT, AKI, EurActiv, Fena, Beta, B92, Blic. 21/10/09), сказал: «Европейский союз — это союз суверенных демократий...»Википедия (англоязычная):«В 1993 году была ратифицирована и утверждена конституция, в соответствии с которой Андорра является суверенной парламентской демократией».Оруэлл на своём уровне восприятия мира говорил – о супер-монстрах, которых социал-империалисты, если дорвутся до абсолютной власти, выстроят на развалинах государств и правительств, что социалистических, что капиталистических (значение слова «капиталист» во времена Оруэлла примерно соответствовало тому, что мы сегодня называем «малым и средним предпринимателем»).Нестыковка между Википедией и самим Оруэллом?Более, чем очевидная.Но зато полная стыковка между глобальной среднестатистической википедией и главной мыслью рядового «обладателя права голоса» – рядового автора рядовой статьи.С одной стороны, Сурков, говоря об угрозе тоталитаризма, очевидно, просто прямо в лоб вторит Оруэллу (настоящему, ещё не википедированному) и предлагает вполне разумный способ – более того, призывает – противостоять тоталитаристам.А с другой стороны – эти его рассуждения, очевидные для любого поклонника Оруэлла, авторитетно объявляют тоталитаристскими, призывая при этом в свидетели и опираясь на нравственный авторитет... Оруэлла же. При том, что с мыслями самого Оруэлла это обвинение в адрес Суркова никак не согласуется.Получается сия нелепость, по-моему, как раз из-за того, что произошло усечение второго, не дословного, а мироощущенческого понимания орвеллианского.Оруэлл говорил – о глобальном экономическом и политическом деилогизированном тоталитаризме глобальных монополий, победивших в борьбе за власть во всём мире. А мы сегодня, в википедийном переводе, практически повсеместно используем совсем иной образ, в котором сохранились от мысли Оруэлла только «технологические особенности» функционирования репрессивной олигархии. И применяем мы этот очень ограниченный технологический смысл не к глобальным монополиям, как Оруэлл, а только к очень ограниченной категории государств – к современным репрессивным правительствам – что в нашей нынешней системе смысловых координат означает: правительства, управляющие не так, как это принято во всём нынешнем свободном мире (как мы понимаем и толкуем этот стереотип – нынешний свободный мир, объяснять, думаю, не надо)...В своём «1984» убеждённый социалист и антиимпериалист Оруэлл говорил – если без искажений – о том, каким станет мир в случае победы социал-империализма в масштабах планеты.А википедия сегодня по сути думает и считает, что он якобы предупреждал: вот, что будет с теми, кто не присоединится к свободному миру.Ну а поскольку империалисты (глобальные монополии) чуть ли не по сей день есть только в «свободном мире», то и получается, что изначально нацеленная на них критика Оруэлла теперь от них отведена далеко в сторону.Настолько далеко, что стало даже возможно и допустимо с именем Оруэлла на устах поносить и клеймить любую критику в их адрес, даже самую очевидную, почти слово в слово повторяющую орвеллианское предупреждение.КАК И КТО мог добиться такого глобального разворота в мозгах чуть ли не всего человечества?Как? — шаг за шагом на правильно подобранных примерах можно постепенно составить себе вполне правильное представление.А вот кто?Ответ, естественно, элементарно простой: те, кому это выгодно.Империалисты. Или точнее – социал-империалисты. Крупнейшие игроки глобального рынка.Хотя бы просто потому, что, во-первых, больше такое достижение никому не нужно, а во-вторых — не по силам и не по средствам....тридцать, если не больше, чудовищных великанов...« - Помилуйте, сеньор, - возразил Санчо, - то, что там виднеется, вовсе не великаны,а ветряные мельницы; то же, что вы принимаете за их руки, - это крылья:они кружатся от ветра и приводят в движение мельничные жернова.- Сейчас видно неопытного искателя приключений, - заметил Дон Кихот, - это великаны.И если ты боишься, то отъезжай в сторону и помолись,а я тем временем вступлю с ними в жестокий и неравный бой.»(Мигель де Сервантес)... американские империалисты - это отнюдь не какое-то шаманское заклинание марксистов-ленинистов и историков партии: Оруэлл писал о них, как о реальных живых игроках на конкретно существовавшем политическом поле.И потому мне стало интересно: а кого тогда конкретно имели в виду Ленин и все прочие его собеседники, когда сто лет назад рассуждали о «мировых империалистах»?О каком интересе речь, легко понять на простом примере.Если бы в начале XXII-го века историки писали, а лекторы в вузах тупо повторяли эдакие анонимно-шаманские фразы про «российскую олигархию» последнего десятилетия ХХ-го века, студентам было бы весьма скучно и неинтересно, поскольку всё это очень абстрактно и потому неубедительно.Зато студентам было бы уже как минимум понятно, если бы для них писали и им рассказывали про ваучеры и залоговые аукционы, которые организовывали по советам нескольких профессоров из Гарварда Чубайс с Кохом. Про семибанкирщину Березовского, Гусинского, Малкина, Потанина, Смоленского, Фридмана и Ходорковского и про их публичные драки, физические и медийные. Про Вавилова, Юмашева и Волошина со всеми их «схемами» и «разводками».Про Доренко, Киселёва и прочих главных медийных заводил на службе у всё тех же Березовского с Гусинским. И так далее.У студентов была бы в таком случае перед глазами живая картина живой борьбы – лицом к лицу или через СМИ – за большие деньги и большую власть между живыми людьми с их неповторимыми особенностями характеров и нравственных портретов. А такая картина, может, и не вдохновит, и почти наверняка останется для большинства скучной, но уж точно не покажется никому шаманским заклинанием.Вот такую же реалистичную картину мне захотелось тогда увидеть про ленинские времена столетней давности, чтобы заменить живыми индивидуальными портретами анонимно-шаманский мировой империализм, который остался в памяти после долгой учёбы на отлично в идеологическом советском ВУЗе.За тридцать лет у меня про Меллонов, Вандербильтов, Асторов, Морганов, Шиффов, Рокфеллеров, Ротшильдов, Берингов, Шнейдеров, Карнеги, Флемингов, Дрекселов, Уорбургов и многих прочих, а также про их точно такие же «схемы», публичные «драки» и «разводки», скопилась целая большая библиотека.Конечно же, следуя шаг за шагом за былыми империалистами начала двадцатого века, стал я интересоваться и их преемниками, теми, кто самые богатые и влиятельные люди планеты – «мировой империализм» – уже нашей эпохи. И по ходу этого слежения заметил такую характерную особенность нынешних самых богатых людей в мире: в резком отличие от, скажем, конца 19-го века сегодня массовое представление о них полно такой же примерно путаницы в головах, как и в случае с суверенной демократией или макиавеллизмом.ЛЮБОЙ, кому не лень, может посмотреть список журнала «Форбс», в котором представлены тысяча с гаком вроде бы имеющихся сегодня на планете миллиардеров.В этом списке 488-м по счёту, далеко позади многих десятков даже наших российских, украинских и казахских новичков, значится Дэвид Рокфеллер старший с его мизерными 2,4 млрд долларов.Больше в этом списке нет ни одного Рокфеллера.Ротшильдов в списке нет вообще ни одного.А ведь очень странно, что они в этом списке отсутствуют.Вот был, например, в США во второй половине прошлого века вроде бы самый богатый американец (с 1985 по 1988) – Сэм Уолтон (Sam Walton), основатель сети супермаркетов «Уол-Mарт» (Wal-Mart).Когда Сэм умер, наследство его поделили между собой поровну четверо его наследников.На сегодня они – все рядышком и по-прежнему в первых рядах в списке «Форбс» (10 и 20-22 места), потому что каждый имеет по 21 с небольшим миллиарда.Считаются они чуть ли не самой богатой семьёй в мире, благодаря предпринимательскому гению их отца Сэма (Сэм сеть «Уол-Март» создал с нуля, сам).Всё чин чином, очень естественное развитие событий.А вот отпрысков Рокфеллеров в списке Форбса практически нет.Из-за этого получается, что каждый из четверых Уолтонов имеет в девять раз больше, чем Дэвид Рокфеллер, наследник состояния, которое как минимум на 50 лет старше Уолтоновского, и которое по самой консервативной оценке в сегодняшних долларах составило бы не 90, как у Уолтонов на круг, а 305 млрд.* Как-то это очень удивительно и явно не чин чином выходит.* Во столько пересчитывается net worth первого Рокфеллера, Джона Д., по методике, схожей с методикой «Форбс».С домом Ротшильдов, который в начале ХХ-го века делил с Рокфеллерами славу двух самых богатых домов мира, ещё сложнее, поскольку он всегда был и до сих пор остаётся семейным, частным, а не открыто акционированным (public) предприятием.В силу чего Ротшильды никогда не были и посейчас не обязаны сообщать публично о своих доходах-расходах.Раньше они кое-какие данные тем не менее сообщали, но во второй половине XIX-го века делать это перестали.Тогда, на момент последнего публичного отчета они все вместе, по их же сведениям, «стоили» около 800 миллионов фунтов стерлингов.Если просто добавить к этой цифре тридцать раз по пять процентов годовых (консервативнее уже некуда), то получится, что к 1916-му году у них должно было быть около 2-х миллиардов фунтов стерлингов.В том же году тогдашняя «Нью Йорк Таймс» объявила, что Джон Рокфеллер стал первым в истории Штатов миллиардером (его net worth достигла тогда отметки в 1 млрд долларов). Обменный курс, который использует для расчётов на 1913-ый год семейный биограф Ротшильдов Найалл Фергюсон: 4,87 долл. за 1 фунт стерлингов.И по этому курсу получается, что по самым заниженным оценкам дом Ротшильдов должен был к 1916-му году стоить примерно в десять раз дороже дома Рокфеллеров.(Так и должно было быть хотя бы потому, что дом Ротшильдов как минимум на сотню лет старше.)Из чего можно очень приблизительно и грубо вывести цифру: тогда же, когда Рокфеллеры унаследовали 300 миллиардов, наследники-Ротшильды получили 3 триллиона в нынешних долларах США.** Чтобы эти цифры не казались фантастическими и потому невозможными по определению, достаточно сравнить их с чем-нибудь осязаемым. Например: капитализация одной только Exxon в сегодняшних долларах – выше 0,5 триллиона.В наши дни наследников в каждом из этих домов далеко за сотню (у Ротшильдов больше, чем у Рокфеллеров).Но даже при этом, и даже по-прежнему архи-консервативно предполагая крайне медленный, «ленивый» рост их капиталов за все прошедшие десятилетия, всё равно должно получаться, что практически все они «весят», как минимум, по несколько миллиардов каждый (хотя наверняка и в том, и в другом клане должны быть свои выдающиеся «тяжеловесы»).Так вот из всей этой столетней когорты выдающихся ветеранов миллиардерства сегодня только один Дэвид Рокфеллер фигурирует среди «самых богатых людей в мире» со смешными двумя миллиардами далеко позади даже наших российских, совсем ещё зелёных и скороспелых мультимиллиардеров.Кто-нибудь задумывался, куда и по какой причине пропали эти самые, вроде бы, законные претенденты на самое-самое богатство в мире?Чтобы ответить на вопрос, предлагаю читателю проверить самого себя: в последние годы, когда речь заходила о самых богатых людях планеты, приходил в голову кто-нибудь, кроме мечтателя, фантазёра и делового забияки Билла Гейтса? Ведь его, наверное, сразу вспоминали и сами себе в уме называли? Я, во всяком случае, именно такое мнение слышал от самых разных людей уж и не знаю, сколько раз.И объясняю я его – искажённым пониманием «форбизма».ФОРБИЗМ заключается в том, что сам журнал «Форбс» ни от кого не скрывает и даже, наоборот, настойчиво долдонит о том, что все самые большие состояния в мире он рассчитывает, основываясь исключительно на имеющихся в открытом доступе сведениях.И потому состояния, о которых таких официальных сведений нет, остаются за рамками его исследования.Из этого хоть и неозвученно, но тем не менее очевидно следует, что по мнению самого «Форбса» человек, которого он называет самым богатым, может быть отнюдь и не самый. Что он – всего лишь самый богатый из тех, кто о своём богатстве публично отчитался.То есть сам «Форбс» не устаёт предупреждать, что составляет список не самых богатых людей планеты, а только тех богатых, которые планете официально известны. (Это-то я и называю «оговоркой Форбса» или, шутливо, форбизмом.)Но вот зато дальше в средствах массовой информации начинается повсеместный разговор о самом богатом — и точка.О Билле Гейтсе то есть.И именно за счёт того, что, ссылаясь поголовно на «Форбс», СМИ прежде, чем поставить точку, не приводят столь важную «оговорку Форбса»: самый богатый из известных – и получается то самое искажённое понимание, которым грешим повсеместно и повально уже все мы, наивные и доверчивые рядовые почитатели главного богатея Гейтса.... если бы СМИ не искажали с завидной настойчивостью смысл форбизма и не замалчивали его, эффект от честных разговоров про самого богатого человека в мире был бы настолько же непредсказуем. То есть – крайне нежелателен. Потому что при каждом упоминании самого богатого из известных мы бы, естественно, с оправданным подозрением начинали думать: это каким же тогда богатым может быть богач, нам не известный, да к тому же своё богатство зачем-то старательно скрывающий?Длительный процесс такой задумчивости, если не дать вовремя на вопросы удовлетворительные ответы, с большой долей вероятности может привести к последствиям трудно предсказуемым.А вот если присутствует в умах правильный стереотип — Гейтс и всё тут — то тогда никакой чреватой последствиями задумчивости нет.(…)…если знать неискажённую наследниками концепцию самого Оруэлла, то понятно, что Старший брат в романе «1984» – это политически наиболее активная, то есть самая профессионально талантливая и дальновидная часть самых крупных и мощных свободных предпринимателей и те, кого они выдвинут из своей среды или наняли со стороны для непосредственно политической и идеологической работы. То есть все вместе взятые – это менеджеры (как у Бернхэма) и их хозяева.Вот они и есть, в моём понимании, нынешние преемники ленинского мирового империализма , родные братья орвелловских американских империалистов.Сегодня одно из самых распространённых обозначений для них – глобалисты…ИМЕННО их — глобалистов — конспирологи костерят, на чём свет стоит, и обвиняют в самых страшных заговорах. И я, вроде, тоже: ведь вот обозвал их всех огульно Старшим братом; куда уж ещё конспирологичнее?Всё так, если следовать стереотипам. Но в том-то и дело, что стереотипы непростые – то есть вводящие в заблуждение, и я только что именно это попытался доказать: надгосударство-монстр может быть совсем не таким уж и страшным на поверку, а глобалисты (Старший брат), соответственно, отнюдь не обязательно дьяволы во плоти.Ведь вполне очевидно, что главная и довлеющая надо всем остальным цель глобалистов – ничем не обременённое предпринимательство на пике современного прогресса, в масштабе уже всей планеты.Значит, чем меньше границ, чем меньше таможен и бюрократов везде и всюду, чем единообразнее по содержанию и глобальнее по масштабу в любой точке планеты законодательные процессы и вытекающие из них, применимые к предпринимательству законы, нормы и правила, чем больше, наконец, глобальное развитие человечества в этом направлении следует видению и нуждам глобальных предпринимателей – тем им легче и сподручнее заниматься своим главным делом: создавать и множить платёжеспособный (то есть наш) спрос и удовлетворять его своими продуктами. Во благо нашей материально комфортной и в быту весёлой жизни, и во благо их процветания за счёт мудрого глобального предпринимательства, правильного распределения ресурсов и «управления процессами» уже в масштабах всей планеты.Как-то так можно максимально кратко сформулировать идеологическое кредо тех, кто сегодня проповедует либеральный интернационализм, то есть «линию Партии» глобалистов. Либеральный интернационализм в свою очередь, в сочетании с мудрым глобальным управлением (global governance) – вырос из теории функциональности (Functionality Theory) доктора Дэвида Митрани (David Mitrany). А она заключается в том, что в процессе международного, глобального роста разных видов человеческой деятельности вообще, и экономических предприятий в частности, то тут, то там какие-то свои функции представительные органы и правительства отдельных стран в силу новых требований будут делегировать куда-то на надгосударственный уровень; и так до тех пор, пока просто не отомрут за ненадобностью.Теорию доктора Митрани в целостном виде впервые обнародовал в 40-х годах прошлого века Королевский институт международных отношений (Royal Institute for International Affairs, RIIA). Её же потом, в 1974-м году, развил уже под названием «Новый мировой порядок» (New World Order) Ричард Гарднер (Richard N. Gardner) в своей статье «Трудный путь к Мировому порядку» в журнале «Форин аффэрс» (Foreign Affairs), который есть главный печатный орган Совета по международным отношениям (СМО) (Council on Foreign Relations, CFR).А собственно «либеральный интернационализм», как современное общепринятое название, эта теория получила за счёт того, что именно об интернационализме и о классическом свободном (либеральном) предпринимательстве без границ и ограничений много говорил в своих публичных выступлениях и писал на протяжении последних трёх десятилетий Дэвид Рокфеллер старший, основатель и бессменный почётный председатель Трёхсторонней комиссии (Trilateral commission), которая объединила членский состав двух указанных выше организаций (Королевского института и СМО) с представителями Японии.Королевский институт, или точнее сегодня Бильдербергская группа (Bilderberg Group) – это неправительственная и практически неформальная организация, членами которой являются лидеры или представители лидеров основных политических группировок в ЕС и большинства ведущих европейских глобальных предприятий (ТНК, банковских групп и медийных конгломератов). СМО – прямой аналог Бильдербергской группы в США. Трёхсторонняя комиссия соответственно – это как бы верхушка их общей с дальневосточными коллегами пирамиды.Так что вот глобалисты – самые активные и талантливые представители международного свободного предпринимательства на пике прогресса, вот их идеология (главный стратегический интерес) и вот их «профсоюз», или даже «Партия», в рамках которой они отстаивают и защищают своё видение правильной и желательной долгосрочной мировой политики. Кто с ними не согласен и хочет поспорить – пожалуйте спорить. Что и делают, например, современные анти- и альтерглобалисты.И вот эти организации и считаются главным очагом конспирации, члены их – мировой закулисой, а цели их – заговором.МОЖНО всерьёз воспринимать такие-то обличительные заявления?Цель заговора несчётное количество раз публиковалась и обсуждалась в открытой прессе, и с ней поэтому вольно каждому в мире при желании ознакомиться. Сам «заговор» всякий раз случается в дни и в местах, о которых интересующаяся общественность чаще всего может узнать заранее. «Конспираторы» своё участие в заговоре нисколько ни от кого не скрывают (списки членов и участников собраний указанные организации публикуют, они имеются в свободном доступе).И это всё – центр конспирации? Повторю ещё раз слова Санчо Пансы: Помилуйте, сеньор...Но что же тогда происходит в мире со здравостью мысли (которой так прославился Санчо Панса), если в нём только и разговоров, что о заговорах и закулисах?На мой взгляд, происходит серьёзная девальвация демократизма в мироощущении, и она-то и ведёт к потере здравости в мыслях. Причём у всех, по обе стороны баррикад.Вот во всё той же «Двухминутке ненависти» автор написал (курсив мой):«Сначала рассказывается, какая в США несвободная пресса... Дальше российские ревнители суверенитета почему-то приводят любимую байку наиболее отмороженных американских реакционеров...».Этих «наиболее отмороженных американских реакционеров», или иначе наиболее последовательных антиглобалистов в США даже главные объекты их критики – лидеры Трёхсторонней комиссии – называют спокойно и без оскорбительной стилистики: изоляционистами. Потому что позиция американских изоляционистов по сути очень проста и вполне правомерна.Интернационализм, в том числе либеральный, противоречит требованиям Конституции США в её нынешнем виде. Она не предусматривает ни для кого никакого права передавать кому бы то ни было, в том числе наднациональным образованиям любого типа, какую-либо часть суверенитета американского народа. Потому с точки зрения изоляционистов в США любые действия любого американца, а особенно избранных представителей и членов администрации, включая самого Президента, направленные на вовлечение США в интернационализм, антиконституционны. Во всяком случае до тех пор, пока не будет получено предварительное согласие американского народа на соответствующие изменения в его Конституции.Никаких либерально-интернационалистских поправок к Конституции граждане США не то что не голосовали, а даже пока ещё не начинали обсуждать. Поэтому на данный момент мнение изоляционистов (антиглобалистов) абсолютно равноправно с мнением интернационалистов (глобалистов), имеет под собой не менее серьёзную основу, а юридически даже явно «легитимнее».Правомерно ли — и достойно ли — в таком случае называть изоляционистов американскими реакционерами? Да ещё к тому же и отмороженными? Ведь демократическое мироощущение в первую и главную очередь предполагает, что, пока не состоялось демократическое голосование по вопросу, нет и не может быть мнений прогрессивных или реакционных; могут быть только разные, но от того не менее все в равной степени уважаемые, мнения. Разве не так?КВАЛИФИКАЦИИ (хотя на деле это, конечно, чуть ли не детские обзывалки) типа «наиболее отмороженные реакционеры», «закулиса», «конспирологи» придуманы, вроде бы, людьми с диаметрально противоположными взглядами – защитниками суверенной демократии и её противниками. Но имеют тем не менее одну общую и тем более опасную черту: в них во всех, и в «демократических», и в «антидемократических», не соблюдается основополагающее требование демократии, в силу которого мы должны признавать право любого иметь своё, отличное от нашего мнение и уважать его, как своё собственное.«Отмороженных реакционеров» с «конспираторами» роднит ещё и то, что во всех их обзывалках, как правило, изначально заложено как бы состоявшееся «решение суда: виновен». Хотя никакого суда, естественно, не было, и решение о виновности оппонента вынесено исключительно самим автором обзывалки безо всякого положенного по демократическим правилам, да и просто по совести, общего голосования.Скажем, геноцид — да, действительно, в установленном демократическом порядке объявлен преступлением против человечности. А либеральный интернационализм что, кто-то уже где-то и когда-то объявил точно так же в установленном процессуальном порядке — заговором? А критику либерального интернационализма – отмороженным реакционерством или авторитарной идеологией?Потому я и думаю, что мироощущение у обеих не устающих поносить друг друга сторон уже давно утратило своё демократическое начало. Наоборот, оно чем дальше, тем всё больше превращается в авторитарное. А всякое авторитарное мироощущение неизбежно влечёт за собой печальные последствия.

17 июля 2015, 11:59

Прагматики и романтики_Инопланетяне и иллюминаты существуют)

Опрос о том, с каким из наиболее информированных людей мира вы бы хотели поговорить (даже если его провести на достаточно высоком уровне (и не в этом блоге) и добавить королеву Елизавету II и Дэвида Рокфеллера-старшего) наверняка бы дал предсказуемый результат -- сознание нашего общества все еще в большей степени прагматично, чем романтично.Мы не изобретаем этому миру новый велосипед, не демонизируем, не усугубляем количество тайн.Это лишний раз подчеркивает, что основной адресат теорий заговора вовсе не мы, а "многострадальное" население США и ближайших к ним по духу ареалы обитания им подобных (много раз упоминал про это)Между тем, романтики из США уже напрямую приблизились к разгадке всех тайн человечества: Инопланетяне и иллюминаты существуют, управление природой -- это факт и т.д.Пожелаем удачи американским исследователям жизни!)под катом -- тайны, которые уже почти вскрыты!)

13 июня 2015, 13:00

Дэвид Рокфеллер: как дожить до 100 лет, заработать миллиарды и стать влиятельнее G7

В нашем мире есть только один человек, которому было суждено объединить две мечты человечества - стать миллиардером и долгожителем. 100 лет - весьма солидный возраст, а 3,2 млрд - весьма неплохое состояние. Владелец и того и другого - Дэвид Рокфеллер - празднует сегодня сто лет со дня рождения. Его личное состояние оценивается в 2,4 миллиарда долларов по данным "Форбс", а фамилия вызывает необычайную дрожь в коленках у руководителей фондов и организаций, живущих за счет благотворительности, на которую нынешний глава клана Рокфеллеров тратит более чем значительные суммы.

13 июня 2015, 10:46

Рокфеллеру исполнилось 100 лет

Инвестору, банкиру и нефтяному магнату Дэвиду Рокфеллеру-старшему исполнилось 100 лет, и он по-прежнему остается самым пожилым миллиардером на планете.

11 января 2015, 11:27

Империя Рокфеллера в современном мире

Данный текст является выдержкой из готовящейся к публикации книги Эндрю Гэвина Маршалла при поддержке «The People’s Book Project». Вплоть до окончания первой половины 20 столетия Рокфеллерам приходилось делиться властью и успехами с большим числом других влиятельных семей. Особое место среди них занимали Морганы. В течение века они шли ноздря в ноздрю, а после Второй Мировой Рокфеллеры стали доминировать в Америке и (возможно) во всём мире. Конечно, между главенствующими семьями существовали прочные деловые связи, установившиеся в ходе американской промышленной революции 20 века, что обусловило появление крупных организаций, созданных с целью участия в социальных преобразованиях. Именно благодаря «Совету по международным отношениям» (CFR) изменения в отношениях кланов Моргана-Рокфеллера стали очевидными. CFR уже был охарактеризован в этой книге ранее, как ведущая сетевая социальная организация для американской элиты. По степени влияния CFR значительно превосходит любой другой мозговой центр. Одно из проведённых исследований показало, что в период с 1945 по 1972 годы около 45 процентов должностных лиц в правительства США, ответственных за внешнюю политику, являлись по совместительству членами CFR. Согласно заявлению одного из видных членов, вступление в CFR было по существу «обрядом инициации» для любого деятеля внешней политики. Один из членов CFR – Теодор Уайт,  пояснил, что в течение жизни целого поколения (как при республиканцах, так и при демократах) люди на важнейшие места в министерствах Вашингтона подбирались из списка CRF. Как стало известно ранее, ЦРУ также не было чужим для CRF, т.к. на протяжении первых десятилетий своего существования ЦРУ работало под руководством членов CFR, таких, как Аллен Даллес, Джон Маккоун, Ричард Хэлмс, Уильям Колби и Джордж Герберт Уокер Буш. Приведём слова исследователей: «Влиятельный, но находящийся под частным контролем CRF, состоящий из нескольких сотен политических, военных, деловых и научных лидеров высшего звена, был настоящей кладовой кадров для ЦРУ. CFR предоставляла своих членов, когда для отвода глаз нужен был видный гражданский во главе компании ЦРУ или когда требовалась какая-либо особая помощь». Количество членов CFR на должностях связанных с внешней политикой составляло примерно 42 процента в администрации Трумэна, 40 процентов – в администрации Эйзенхауэра, 51 процент – в администрации Кеннеди и 57 процентов – в администрации Джонсона (куда перекочевали многие из предыдущей администрации). CFR обладал и продолжает обладать огромным влиянием на господствующие СМИ, посредством которых осуществляет идеологическую пропаганду, реализует свои программы и маскирует действия. В 1972 году трое из десяти директоров и пять из девяти руководителей высшего звена «The New York Times» состояли в CFR. В том же самом году один из четырёх редакционных руководителей и четыре из девяти директоров «Washington Post» также являлись членами CFR, включая  президента газеты – Катрин Грэхэм и вице-президента – Осборна Эллиота, который помимо того занимал пост главного редактора «Newsweek». Почти половина директоров журналов «Time» и «Newsweek» в 1972 году состояла в CFR. Также CFR поддерживает тесные связи с другими крупными мозговыми центрами. Особо следует отметить «Брукингский институт», «RAND Corporation», «Гудзонский институт», «Внешнеполитическую ассоциацию» (FPA) и, конечно же, специальные организации наподобие «Фонда Карнеги за международный мир» (CEIP). Президент CEIP с 1950 по 1971 год – Джозеф Джонсон в тот же самый период занимал пост директора CRF, а в 1971 году 15 из 21 члена правления были членами CFR. CFR и крупные благотворительные организации были не только тесно связаны между собой, но ещё и работали вместе, проводя исследования и осуществляя программы по изучению международных отношений. Госдепом были исследованы связанные с университетами центры по изучению международных отношений. Общее количество исследованных центров равнялось 191-му. Выяснилось, что главными источниками финансирования являлись: «Фонд Форда» (финансировал 107 из 191 центра), федеральное правительство (67 центров), «Фонд Рокфеллера» (18 центров) и «Корпорация Карнеги» (17 центров). При этом «для 11 из 12-ти лучших университетов по международным отношениям «Фонд Форда» был главным источником финансирования». Помимо финансовых связей, фонды и CRF объединяло и общее руководство. В 1971 году 14 из 19 директоров «Фонда Рокфеллера» являлись членами CRF. В «Корпорации Карнеги» это соотношении равнялось 10 к 17, а в «Фонде Форда» – 7 к 16 соответственно. Что же касается «Фонда братьев Рокфеллеров», то 6 из 11 членов его правления также были из CFR. Заметим, что сеть Карнеги не ограничивалась «Корпорацией Карнеги». В неё также следует включить «Благотворительный Фонд Карнеги», «Вашингтонский Институт Карнеги» и «Фонд Развития Образования Карнеги». С момента основания и до 1972 года, четверть директоров CFR являлась также директорами или членами правления, по крайней мере, одного из нескольких фондов Карнеги. Джон Макклой председательствовал одновременно и в CFR и в «Фонде Форда» с 1950-ых до конца 60-ых. Из всех сетевых структур, наиболее широко в CFR была представлена финансовая олигархия. В основном это были выходцы из капиталистических слоёв, а если точнее – финансистская элита и банковские группы. Опрос 1969 года выявил, что семь процентов от общего количества членов CFR представлены богатыми собственниками, а ещё 33 процента являются руководителями высшего звена и директорами из крупных корпораций. Примерно 11 процентов членов CFR приходились родственниками другим членам CFR, при этом наиболее распространённым родом их деятельности (40 процентов от общего числа членов) являлся бизнес. Представители СМИ составляли ещё около 50 процентов членов CFR, а представители трудящихся не набирали и 1 процента. Если говорить о руководителях CFR, то все они без исключения являлись выходцами из господствующего капиталистического класса, а у 22 процентов директоров имелись родственники среди других членов CFR. На эту же группу приходилась значительная доля финансирования CFR, прежде всего через фонды и корпорации, а также посредством инвестиций и отчислений на развитие международных отношений. В 1929 году CFR приобрёл своё собственное здание. Значительную долю средств на эту покупку внёс тогдашний директор CFR – Пол Варбург, а Джон Рокфеллер II внёс ещё большую долю. В 1945 году CFR занял более крупное здание, пожертвованное госпожой Гэрольд Пратт, чей муж нажил состояние благодаря рокфеллерской «Standart Oil». А Джон Рокфеллер II внёс 150 тысяч долларов на ремонт дома. Между 1936 и 1946 годами средний объём финансирования CFR из крупных фондов составлял около 90 тысяч долларов в год. В основном средства поступали из «Фонда Рокфеллера» и «Корпорации Карнеги», продолжавших финансирование на протяжении 1950-х, 60-х и 70-х. В 1953 «Фонд Форда» сделал своё первое крупное пожертвование CFR в размере 100 тысяч долларов на проведение исследования советско-американских отношений под руководством Джона Макклоя. В том же самом году Макклой стал председателем CFR, «Фонда Форда» и рокфеллерского «Чейз Банка». По состоянию на 1969-1970 годы в CFR были представлены следующие крупные корпорации и банки: «U.S. Steel» (основанная Д. П. Морганом в 1901 году, после приобретения за круглую сумму металлургических компаний Эндрю Карнеги), «Mobil Oil» (теперь объединена с «Exxon»), «Standard Oil of New Jersey» (позже ставшая «Exxon Mobil»), IBM, ITT (многопрофильная транснациональная корпорация – прим. mixednews.ru), «General Electric», «Du Pont», «Чейз Манхэттен Банк», «J.P. Morgan and Co.» (теперь объединённый с «Чейз» в «J.P. Morgan Chase»), «First National City Bank», «Chemical Bank», «Brown Brothers Harriman», «Bank of New York», «Morgan Stanley», «Kuhn Loeb», «Lehman Brothers» и другие. Ранее нью-йоркская финансовая олигархия подразделялась на отдельные группы. Среди них следует особо отметить группу Рокфеллера, Моргана, Хэрримана, Лемана-Голдмана, Сакса и некоторые другие. Группа Рокфеллера включала в себя: «Чейз Манхэттен Банк», «Chemical Bank», «Bank of New York», «Metropolitan Life», «Equitable Life», «Mobil Oil», «Khun», «Loeb», «Milbank», «Tweed», «Hadley and McCloy» (юридическая фирма) и «Standard Oil». В группу Моргана входили: «J.P. Morgan and Co.», «Morgan Stanley», «New York Life», «Mutual of New York», «Davis Polk» (юридическая фирма), «U.S. Steel», «General Electric» и IBM. Вот что пишут в своей книге о CFR Лоуренс Шоуп и Уильям Минтер: «С момента основания CFR и в ранних 1950-х, самые видные места в нём занимали люди, представлявшие интересы Моргана. С 1950-ых деятельность CFR стала в большей степени отвечать интересам Рокфеллера». По всей видимости, CFR, фактически всегда представлявший интересы Рокфеллера, был официально передан ему Морганом в 1953 году. Трое из сыновей Джона Рокфеллера II (Джон III, Нельсон и Дэвид) присоединились к CFR в конце 30-ых и в начале 40-ых, а Дэвид стал директором в 1949 году. С 1953 по 1971 годы руководителем CFR был Джордж Франклин. Он был соседом по комнате Дэвида Рокфеллера во время учёбы в колледже. У них имелись родственные связи, а ещё Джордж работал в юридической фирме «Devis Polk» (входившую в группу Моргана), став затем помощником Нельсона Рокфеллера. В 1950 году Дэвид Рокфеллер стал вице-президентом CFR, а в 1953 году Джон Макклой – давний представитель группы Рокфеллера, стал председателем одновременно CFR и рокфеллерского «Чейз Банка». Также можно предположить, что примерно в это же время группа Рокфеллера обошла группу Форда, учитывая вступление Маккоя в должность председателя «Фонда Форда» в том же году (на тот момент он являлся членом правления «Фонда Рокфеллера»). В течение последующих лет, несколько руководящих позиций в CFR были заняты выходцами из организаций группы Рокфеллера. Джон Дэвис, Роберт Руса и Билл Мойерс – все эти лидеры CFR были связаны с «Фондом Рокфеллера». Шли годы и десятилетия, а группа Рокфеллера набирала всё больший вес в правящих кругах Америки и всего мира, уверенно занимая место подле семейства Ротшильдов с тем, чтобы реализовать принципы династического правления глобализованным миром. Конечно, между этими правящими династиями до сих сохранились какие-то связи, что затрудняет проведение чётких границ между сферами их влияния. Обе семьи финансировали и продолжают финансировать «Бильдербергскую группу». В 1970-ых, однако, стало очевидно, что Рокфеллеры без сомнения стали самой влиятельной династией в Америке, если не во всём мире (поскольку Америка была и остается всемирным гегемоном). Переходя на уровень персоналий, самым влиятельным человеком Америки (если не мира) стал Дэвид Рокфеллер. Дэвид Рокфеллер закончил Гарвард в 1936 году, а затем поступил в «Лондонскую школу экономики», где впервые встретился с Джоном Ф. Кеннеди и даже ходил на свидание с его сестрой – Кэтлин. Во время Второй Мировой войны Дэвид Рокфеллер служил в военной разведке в Северной Африке и во Франции. В 1947 он стал членом правления «Фонда Карнеги за международный мир» – главного международного мозгового центра, куда его пригласил президент фонда – Элгар Хисс. Среди других членов правления были: Джон Фостер Даллес (который в 1953 году станет госсекретарем), Дуайт Эйзенхауэр (который в 1953 станет президентом) и Томас Уотсон – президент IBM. Томас Уотсон ранее курировал глубокие деловые отношения между IBM с Гитлером в целях совершенствования технологических процессов холокоста. В 1949 году Дэвид присоединился правлению CFR. В 1946 он получил должность в «Чейз Банке», в 1960 году стал его президентом, а в 1969 стал председателем и президентом «Чейз Манхэттен Банка». С братьями Даллесами Дэвида Рокфеллера связывали длительные семейные отношения. Он был лично знаком с ними ещё с колледжа. Аллен Даллес занимал пост директора ЦРУ, а Джон Фостер Даллес – госсекретаря Эйзенхауэра. Дэвид был также связан с Ричардом Хелмсом, бывшим высокопоставленным офицером ЦРУ, так же как и с Арчибальдом Рузвельтом младшим – бывшим агентом ЦРУ, работавшим с «Чейз Манхэттен», чей брат – Кермит Рузвельт также являлся агентом ЦРУ, организовавшим переворот 1953 года в Иране. Помимо этого, Дэвид Рокфеллер наладил тесную связь с бывшим агентом ЦРУ – Уильямом Банди, приближённым к директору ЦРУ – Аллену Даллесу. Позже он получил пост в министерстве обороны и в государственном департаменте при Джоне Кеннеди и Линдоне Джонсоне, где он был основным консультантом по вопросам, связанным с войной во Вьетнаме. В 1971, через год после того, как Дэвид Рокфеллер стал председателем CFR, он пригласил Банди на должность редактора журнала «Foreign Affairs» (влиятельного периодического издания CFR), где Банди проработал 11 лет. Также Дэвид постоянно был в курсе тайных операций разведки, благодаря руководителям различных ведомств ЦРУ, работавшего тогда под началом Аллена Даллеса – «друга и доверенного лица» Дэвида. Таким образом, в начале 1970-ых, Дэвид Рокфеллер добился большого влияния, будучи председателем CFR и «Чейз Манхэттена» и оказался в центре сети формулирующей, проектирующей и реализующей империалистические интересы Америки. Конец 1960-ых и начало 1970- х ознаменовались ощущением всеобщего упадка имперского могущества США. На фоне борьбы за свободу и независимость в странах «третьего мира» и в самой Америке, конкуренция между крупнейшими промышленными державами усилилась, а сотрудничество наоборот уменьшилось. Такая ситуация порождала чувство неуверенности в олигархических кругах. Весьма привлекательными (особенно для банкиров) с точки зрения регулирования международных отношений были возможности долгового рынка, в частности – стран «третьего мира». Вот что пишет Холли Склэр в своей книге «Трилатерализм: ‘Трёхсторонняя комиссия’ и планы элиты по глобальному правлению»: «Западноевропейские и японские фирмы вторгались на американский рынок и конкурировали с Америкой за растущий рынок «третьего мира». Кроме того европейские страны начали помогать и предоставлять кредиты странам «третьего мира», становясь альтернативным источником помощи и усиливая экономические связи со своими бывшими колониями. Страны «третьего мира» стали пользоваться помощью США, чтобы погасить задолженность перед Западной Европой или полагались на помощь США, чтобы возместить хронический дефицит платёжного баланса, обусловленный, в частности, покупкой европейских товаров. По мнению США, они платили за европейские и японские товары, импортируемые странами «третьего мира»… Короче говоря, проблема с точки зрения США состояла в том, что в этой ситуации страны-заёмщики «третьего мира» получали слишком широкую свободу манёвра на благо себе и Западной Европе и во вред США… Это создавало трудности на пути распространения экономического (и политического) влияния Америки на развивающиеся и независимые политически страны «третьего мира», без нецелесообразного конфликта с Западной Европой и Японией». Естественно, эти проблемы подняли статус и увеличили возможности таких организаций, как «Международный валютный фонд» (МВФ) и «Всемирный банк» (детища CFR). Стали выдвигаться различные предложения по «преобразованию» этих структур в соответствии с меняющейся международной обстановкой. Одно из предложений состояло в том, чтобы чаще практиковать так называемую «привязанную» помощь: «помогать стране, при условии использования помощи данной страной для закупки американских товаров и услуг». Другое предложение предполагало сотрудничество между развитыми странами, выражающееся в «консорциальном подходе к помощи, включающем чёткое координирование между странами-донорами при планировании платежей со стороны стран-получателей».  И далее: «Каждая страна-донор должна отказаться от предоставления помощи за рамками сроков оказания помощи, осуществляемой другими странами-донорами консорциума». Третье популярное предложение звучало как «программная помощь», что означало «помощь, оказываемую при условии заключения определённых соглашений, часто в контексте полноценной программы планирования экономики, на которую должна была согласиться страна-получатель, чтобы получить помощь или кредиты». Джордж Болл – давний участник CFR и Бильдерберга, бывший заместителем государственного секретаря по экономическим вопросам в администрации Кеннеди и Джонсона, сказал в 1967 году следующее: «Политические границы этнических государств являются слишком узкими и тесными, чтобы определять масштабы и функции современного бизнеса». Именно в этом контексте следует рассматривать книгу Збигнева Бжезинского (тогдашнего члена и CFR и «Бильдербергской группы») «Between Two Ages» 1970 года, в которой он призывает к созданию «Сообщества развитых стран». Дэвид Рокфеллер принял во внимание написанное Бжезинским и «обеспокоился по поводу портящихся отношений между США, Европой и Японией» в результате экономических шоков Никсона. В 1972 году Дэвид Рокфеллер и Бжезинский «в ходе ежегодной встречи ‘Бильдербергской группы’ представили идею создания трёхсторонней структуры». Однако предложение было отклонено, из-за нежелания видеть японцев в рядах «Бильдербергской группы». Многие европейцы не пожелали включить японцев в «высшую лигу». В июле 1972 года семнадцать влиятельных людей встретились в поместье Дэвида Рокфеллера в Нью-Йорке, чтобы спланировать создание комиссии. На встрече присутствовали: Бжезинский, Макджордж Банди – президент «Фонда Форда» (брат Уильяма Банди – редактора «Foreign Affairs») и Бейлисс Мэннинг – президент CFR. Так в 1973 году была сформирована «Трёхсторонняя комиссия» для решения соответствующих проблем. Расходы на создание комиссии прокрыли Дэвид Рокфеллер и «Фонд Форда». В течение первых нескольких лет большая часть средств для комиссии поступала из различных фондов, при постепенном увеличении доли крупных корпораций с примерно 12 процентов в 1973-76 годах до примерно 50 процентов в 1984 году. Таким образом, в 1970-ых Дэвид Рокфеллер занял ещё более значительную позицию на международной арене, одновременно удерживая лидерство в «Бильдербергской группе», занимая прост председателя «Чейз Манхэттен Банка», CFR и «Трёхсторонней комиссии». Збигнев Бжезинский был директором «Трёхсторонней комиссии», в то же самое время будучи директором CFR. «Трёхсторонняя комиссия» действовала как организация, через которую могла быть реализована «гегемония согласия». Во всяком случае, «согласия» могли достигнуть элиты входивших в эту комиссию стран, делясь взглядами, идеологией, целями и методами, подобно тому, как это делали члены CFR в Америке. Как CFR действовал внутри страны, так «Трёхсторонняя комиссия» действовала на международном уровне (по крайней мере, это касалось главных развитых промышленных стран Севера). Первый европейский председатель комиссии – Макс Констэмм, подчеркнул роль «интеллектуалов» в деле установления комиссией гегемонии: «То, что предстоит сделать интеллектуалам высшей пробы, может оказаться бесполезным, если только мы не будем действовать в постоянном согласии с власть предержащими или теми, кто имеет на них влияние. Мне кажется, поддержание связи между людьми, необходимыми нашей «Трёхсторонней комиссии», и интеллектуалами, выполняющими необходимую работу по проектированию элементов новой системы, имеет самое большое значение. «Трёхсторонняя комиссия» без интеллектуалов вскоре станет второразрядной площадкой ведения переговоров. Интеллектуалы, не способные постоянно координировать свои идеи с правящими кругами нашего мира, будут обречены на витание в бесполезных теориях… Эту работу следует проводить в связке наших самых лучших умов и группы по-настоящему влиятельных граждан в странах, которые мы представляем». В своей речи 1972 года на встрече «Бильдербергской группы», когда Дэвид Рокфеллер предложил (вместе со Збигневым Бжезинским) учредить «Трёхстороннюю комиссию», он по мимо всего прочего заявил, что комиссия будет «объединять лучшие умы мира для решения проблем будущего… для накопления и синтеза знаний, которые позволят  новому поколению реструктурировать концептуальную основу внешней и внутренней политики». http://mixednews.ru/archives/17899

13 июня 2015, 13:00

Дэвид Рокфеллер: как дожить до 100 лет, заработать миллиарды и стать влиятельнее G7

В нашем мире есть только один человек, которому было суждено объединить две мечты человечества - стать миллиардером и долгожителем. 100 лет - весьма солидный возраст, а 3,2 млрд - весьма неплохое состояние. Владелец и того и другого - Дэвид Рокфеллер - празднует сегодня сто лет со дня рождения. Его личное состояние оценивается в 2,4 миллиарда долларов по данным "Форбс", а фамилия вызывает необычайную дрожь в коленках у руководителей фондов и организаций, живущих за счет благотворительности, на которую нынешний глава клана Рокфеллеров тратит более чем значительные суммы.

11 января 2015, 11:27

Империя Рокфеллера в современном мире

Данный текст является выдержкой из готовящейся к публикации книги Эндрю Гэвина Маршалла при поддержке «The People’s Book Project». Вплоть до окончания первой половины 20 столетия Рокфеллерам приходилось делиться властью и успехами с большим числом других влиятельных семей. Особое место среди них занимали Морганы. В течение века они шли ноздря в ноздрю, а после Второй Мировой Рокфеллеры стали доминировать в Америке и (возможно) во всём мире. Конечно, между главенствующими семьями существовали прочные деловые связи, установившиеся в ходе американской промышленной революции 20 века, что обусловило появление крупных организаций, созданных с целью участия в социальных преобразованиях. Именно благодаря «Совету по международным отношениям» (CFR) изменения в отношениях кланов Моргана-Рокфеллера стали очевидными. CFR уже был охарактеризован в этой книге ранее, как ведущая сетевая социальная организация для американской элиты. По степени влияния CFR значительно превосходит любой другой мозговой центр. Одно из проведённых исследований показало, что в период с 1945 по 1972 годы около 45 процентов должностных лиц в правительства США, ответственных за внешнюю политику, являлись по совместительству членами CFR. Согласно заявлению одного из видных членов, вступление в CFR было по существу «обрядом инициации» для любого деятеля внешней политики. Один из членов CFR – Теодор Уайт,  пояснил, что в течение жизни целого поколения (как при республиканцах, так и при демократах) люди на важнейшие места в министерствах Вашингтона подбирались из списка CRF. Как стало известно ранее, ЦРУ также не было чужим для CRF, т.к. на протяжении первых десятилетий своего существования ЦРУ работало под руководством членов CFR, таких, как Аллен Даллес, Джон Маккоун, Ричард Хэлмс, Уильям Колби и Джордж Герберт Уокер Буш. Приведём слова исследователей: «Влиятельный, но находящийся под частным контролем CRF, состоящий из нескольких сотен политических, военных, деловых и научных лидеров высшего звена, был настоящей кладовой кадров для ЦРУ. CFR предоставляла своих членов, когда для отвода глаз нужен был видный гражданский во главе компании ЦРУ или когда требовалась какая-либо особая помощь». Количество членов CFR на должностях связанных с внешней политикой составляло примерно 42 процента в администрации Трумэна, 40 процентов – в администрации Эйзенхауэра, 51 процент – в администрации Кеннеди и 57 процентов – в администрации Джонсона (куда перекочевали многие из предыдущей администрации). CFR обладал и продолжает обладать огромным влиянием на господствующие СМИ, посредством которых осуществляет идеологическую пропаганду, реализует свои программы и маскирует действия. В 1972 году трое из десяти директоров и пять из девяти руководителей высшего звена «The New York Times» состояли в CFR. В том же самом году один из четырёх редакционных руководителей и четыре из девяти директоров «Washington Post» также являлись членами CFR, включая  президента газеты – Катрин Грэхэм и вице-президента – Осборна Эллиота, который помимо того занимал пост главного редактора «Newsweek». Почти половина директоров журналов «Time» и «Newsweek» в 1972 году состояла в CFR. Также CFR поддерживает тесные связи с другими крупными мозговыми центрами. Особо следует отметить «Брукингский институт», «RAND Corporation», «Гудзонский институт», «Внешнеполитическую ассоциацию» (FPA) и, конечно же, специальные организации наподобие «Фонда Карнеги за международный мир» (CEIP). Президент CEIP с 1950 по 1971 год – Джозеф Джонсон в тот же самый период занимал пост директора CRF, а в 1971 году 15 из 21 члена правления были членами CFR. CFR и крупные благотворительные организации были не только тесно связаны между собой, но ещё и работали вместе, проводя исследования и осуществляя программы по изучению международных отношений. Госдепом были исследованы связанные с университетами центры по изучению международных отношений. Общее количество исследованных центров равнялось 191-му. Выяснилось, что главными источниками финансирования являлись: «Фонд Форда» (финансировал 107 из 191 центра), федеральное правительство (67 центров), «Фонд Рокфеллера» (18 центров) и «Корпорация Карнеги» (17 центров). При этом «для 11 из 12-ти лучших университетов по международным отношениям «Фонд Форда» был главным источником финансирования». Помимо финансовых связей, фонды и CRF объединяло и общее руководство. В 1971 году 14 из 19 директоров «Фонда Рокфеллера» являлись членами CRF. В «Корпорации Карнеги» это соотношении равнялось 10 к 17, а в «Фонде Форда» – 7 к 16 соответственно. Что же касается «Фонда братьев Рокфеллеров», то 6 из 11 членов его правления также были из CFR. Заметим, что сеть Карнеги не ограничивалась «Корпорацией Карнеги». В неё также следует включить «Благотворительный Фонд Карнеги», «Вашингтонский Институт Карнеги» и «Фонд Развития Образования Карнеги». С момента основания и до 1972 года, четверть директоров CFR являлась также директорами или членами правления, по крайней мере, одного из нескольких фондов Карнеги. Джон Макклой председательствовал одновременно и в CFR и в «Фонде Форда» с 1950-ых до конца 60-ых. Из всех сетевых структур, наиболее широко в CFR была представлена финансовая олигархия. В основном это были выходцы из капиталистических слоёв, а если точнее – финансистская элита и банковские группы. Опрос 1969 года выявил, что семь процентов от общего количества членов CFR представлены богатыми собственниками, а ещё 33 процента являются руководителями высшего звена и директорами из крупных корпораций. Примерно 11 процентов членов CFR приходились родственниками другим членам CFR, при этом наиболее распространённым родом их деятельности (40 процентов от общего числа членов) являлся бизнес. Представители СМИ составляли ещё около 50 процентов членов CFR, а представители трудящихся не набирали и 1 процента. Если говорить о руководителях CFR, то все они без исключения являлись выходцами из господствующего капиталистического класса, а у 22 процентов директоров имелись родственники среди других членов CFR. На эту же группу приходилась значительная доля финансирования CFR, прежде всего через фонды и корпорации, а также посредством инвестиций и отчислений на развитие международных отношений. В 1929 году CFR приобрёл своё собственное здание. Значительную долю средств на эту покупку внёс тогдашний директор CFR – Пол Варбург, а Джон Рокфеллер II внёс ещё большую долю. В 1945 году CFR занял более крупное здание, пожертвованное госпожой Гэрольд Пратт, чей муж нажил состояние благодаря рокфеллерской «Standart Oil». А Джон Рокфеллер II внёс 150 тысяч долларов на ремонт дома. Между 1936 и 1946 годами средний объём финансирования CFR из крупных фондов составлял около 90 тысяч долларов в год. В основном средства поступали из «Фонда Рокфеллера» и «Корпорации Карнеги», продолжавших финансирование на протяжении 1950-х, 60-х и 70-х. В 1953 «Фонд Форда» сделал своё первое крупное пожертвование CFR в размере 100 тысяч долларов на проведение исследования советско-американских отношений под руководством Джона Макклоя. В том же самом году Макклой стал председателем CFR, «Фонда Форда» и рокфеллерского «Чейз Банка». По состоянию на 1969-1970 годы в CFR были представлены следующие крупные корпорации и банки: «U.S. Steel» (основанная Д. П. Морганом в 1901 году, после приобретения за круглую сумму металлургических компаний Эндрю Карнеги), «Mobil Oil» (теперь объединена с «Exxon»), «Standard Oil of New Jersey» (позже ставшая «Exxon Mobil»), IBM, ITT (многопрофильная транснациональная корпорация – прим. mixednews.ru), «General Electric», «Du Pont», «Чейз Манхэттен Банк», «J.P. Morgan and Co.» (теперь объединённый с «Чейз» в «J.P. Morgan Chase»), «First National City Bank», «Chemical Bank», «Brown Brothers Harriman», «Bank of New York», «Morgan Stanley», «Kuhn Loeb», «Lehman Brothers» и другие. Ранее нью-йоркская финансовая олигархия подразделялась на отдельные группы. Среди них следует особо отметить группу Рокфеллера, Моргана, Хэрримана, Лемана-Голдмана, Сакса и некоторые другие. Группа Рокфеллера включала в себя: «Чейз Манхэттен Банк», «Chemical Bank», «Bank of New York», «Metropolitan Life», «Equitable Life», «Mobil Oil», «Khun», «Loeb», «Milbank», «Tweed», «Hadley and McCloy» (юридическая фирма) и «Standard Oil». В группу Моргана входили: «J.P. Morgan and Co.», «Morgan Stanley», «New York Life», «Mutual of New York», «Davis Polk» (юридическая фирма), «U.S. Steel», «General Electric» и IBM. Вот что пишут в своей книге о CFR Лоуренс Шоуп и Уильям Минтер: «С момента основания CFR и в ранних 1950-х, самые видные места в нём занимали люди, представлявшие интересы Моргана. С 1950-ых деятельность CFR стала в большей степени отвечать интересам Рокфеллера». По всей видимости, CFR, фактически всегда представлявший интересы Рокфеллера, был официально передан ему Морганом в 1953 году. Трое из сыновей Джона Рокфеллера II (Джон III, Нельсон и Дэвид) присоединились к CFR в конце 30-ых и в начале 40-ых, а Дэвид стал директором в 1949 году. С 1953 по 1971 годы руководителем CFR был Джордж Франклин. Он был соседом по комнате Дэвида Рокфеллера во время учёбы в колледже. У них имелись родственные связи, а ещё Джордж работал в юридической фирме «Devis Polk» (входившую в группу Моргана), став затем помощником Нельсона Рокфеллера. В 1950 году Дэвид Рокфеллер стал вице-президентом CFR, а в 1953 году Джон Макклой – давний представитель группы Рокфеллера, стал председателем одновременно CFR и рокфеллерского «Чейз Банка». Также можно предположить, что примерно в это же время группа Рокфеллера обошла группу Форда, учитывая вступление Маккоя в должность председателя «Фонда Форда» в том же году (на тот момент он являлся членом правления «Фонда Рокфеллера»). В течение последующих лет, несколько руководящих позиций в CFR были заняты выходцами из организаций группы Рокфеллера. Джон Дэвис, Роберт Руса и Билл Мойерс – все эти лидеры CFR были связаны с «Фондом Рокфеллера». Шли годы и десятилетия, а группа Рокфеллера набирала всё больший вес в правящих кругах Америки и всего мира, уверенно занимая место подле семейства Ротшильдов с тем, чтобы реализовать принципы династического правления глобализованным миром. Конечно, между этими правящими династиями до сих сохранились какие-то связи, что затрудняет проведение чётких границ между сферами их влияния. Обе семьи финансировали и продолжают финансировать «Бильдербергскую группу». В 1970-ых, однако, стало очевидно, что Рокфеллеры без сомнения стали самой влиятельной династией в Америке, если не во всём мире (поскольку Америка была и остается всемирным гегемоном). Переходя на уровень персоналий, самым влиятельным человеком Америки (если не мира) стал Дэвид Рокфеллер. Дэвид Рокфеллер закончил Гарвард в 1936 году, а затем поступил в «Лондонскую школу экономики», где впервые встретился с Джоном Ф. Кеннеди и даже ходил на свидание с его сестрой – Кэтлин. Во время Второй Мировой войны Дэвид Рокфеллер служил в военной разведке в Северной Африке и во Франции. В 1947 он стал членом правления «Фонда Карнеги за международный мир» – главного международного мозгового центра, куда его пригласил президент фонда – Элгар Хисс. Среди других членов правления были: Джон Фостер Даллес (который в 1953 году станет госсекретарем), Дуайт Эйзенхауэр (который в 1953 станет президентом) и Томас Уотсон – президент IBM. Томас Уотсон ранее курировал глубокие деловые отношения между IBM с Гитлером в целях совершенствования технологических процессов холокоста. В 1949 году Дэвид присоединился правлению CFR. В 1946 он получил должность в «Чейз Банке», в 1960 году стал его президентом, а в 1969 стал председателем и президентом «Чейз Манхэттен Банка». С братьями Даллесами Дэвида Рокфеллера связывали длительные семейные отношения. Он был лично знаком с ними ещё с колледжа. Аллен Даллес занимал пост директора ЦРУ, а Джон Фостер Даллес – госсекретаря Эйзенхауэра. Дэвид был также связан с Ричардом Хелмсом, бывшим высокопоставленным офицером ЦРУ, так же как и с Арчибальдом Рузвельтом младшим – бывшим агентом ЦРУ, работавшим с «Чейз Манхэттен», чей брат – Кермит Рузвельт также являлся агентом ЦРУ, организовавшим переворот 1953 года в Иране. Помимо этого, Дэвид Рокфеллер наладил тесную связь с бывшим агентом ЦРУ – Уильямом Банди, приближённым к директору ЦРУ – Аллену Даллесу. Позже он получил пост в министерстве обороны и в государственном департаменте при Джоне Кеннеди и Линдоне Джонсоне, где он был основным консультантом по вопросам, связанным с войной во Вьетнаме. В 1971, через год после того, как Дэвид Рокфеллер стал председателем CFR, он пригласил Банди на должность редактора журнала «Foreign Affairs» (влиятельного периодического издания CFR), где Банди проработал 11 лет. Также Дэвид постоянно был в курсе тайных операций разведки, благодаря руководителям различных ведомств ЦРУ, работавшего тогда под началом Аллена Даллеса – «друга и доверенного лица» Дэвида. Таким образом, в начале 1970-ых, Дэвид Рокфеллер добился большого влияния, будучи председателем CFR и «Чейз Манхэттена» и оказался в центре сети формулирующей, проектирующей и реализующей империалистические интересы Америки. Конец 1960-ых и начало 1970- х ознаменовались ощущением всеобщего упадка имперского могущества США. На фоне борьбы за свободу и независимость в странах «третьего мира» и в самой Америке, конкуренция между крупнейшими промышленными державами усилилась, а сотрудничество наоборот уменьшилось. Такая ситуация порождала чувство неуверенности в олигархических кругах. Весьма привлекательными (особенно для банкиров) с точки зрения регулирования международных отношений были возможности долгового рынка, в частности – стран «третьего мира». Вот что пишет Холли Склэр в своей книге «Трилатерализм: ‘Трёхсторонняя комиссия’ и планы элиты по глобальному правлению»: «Западноевропейские и японские фирмы вторгались на американский рынок и конкурировали с Америкой за растущий рынок «третьего мира». Кроме того европейские страны начали помогать и предоставлять кредиты странам «третьего мира», становясь альтернативным источником помощи и усиливая экономические связи со своими бывшими колониями. Страны «третьего мира» стали пользоваться помощью США, чтобы погасить задолженность перед Западной Европой или полагались на помощь США, чтобы возместить хронический дефицит платёжного баланса, обусловленный, в частности, покупкой европейских товаров. По мнению США, они платили за европейские и японские товары, импортируемые странами «третьего мира»… Короче говоря, проблема с точки зрения США состояла в том, что в этой ситуации страны-заёмщики «третьего мира» получали слишком широкую свободу манёвра на благо себе и Западной Европе и во вред США… Это создавало трудности на пути распространения экономического (и политического) влияния Америки на развивающиеся и независимые политически страны «третьего мира», без нецелесообразного конфликта с Западной Европой и Японией». Естественно, эти проблемы подняли статус и увеличили возможности таких организаций, как «Международный валютный фонд» (МВФ) и «Всемирный банк» (детища CFR). Стали выдвигаться различные предложения по «преобразованию» этих структур в соответствии с меняющейся международной обстановкой. Одно из предложений состояло в том, чтобы чаще практиковать так называемую «привязанную» помощь: «помогать стране, при условии использования помощи данной страной для закупки американских товаров и услуг». Другое предложение предполагало сотрудничество между развитыми странами, выражающееся в «консорциальном подходе к помощи, включающем чёткое координирование между странами-донорами при планировании платежей со стороны стран-получателей».  И далее: «Каждая страна-донор должна отказаться от предоставления помощи за рамками сроков оказания помощи, осуществляемой другими странами-донорами консорциума». Третье популярное предложение звучало как «программная помощь», что означало «помощь, оказываемую при условии заключения определённых соглашений, часто в контексте полноценной программы планирования экономики, на которую должна была согласиться страна-получатель, чтобы получить помощь или кредиты». Джордж Болл – давний участник CFR и Бильдерберга, бывший заместителем государственного секретаря по экономическим вопросам в администрации Кеннеди и Джонсона, сказал в 1967 году следующее: «Политические границы этнических государств являются слишком узкими и тесными, чтобы определять масштабы и функции современного бизнеса». Именно в этом контексте следует рассматривать книгу Збигнева Бжезинского (тогдашнего члена и CFR и «Бильдербергской группы») «Between Two Ages» 1970 года, в которой он призывает к созданию «Сообщества развитых стран». Дэвид Рокфеллер принял во внимание написанное Бжезинским и «обеспокоился по поводу портящихся отношений между США, Европой и Японией» в результате экономических шоков Никсона. В 1972 году Дэвид Рокфеллер и Бжезинский «в ходе ежегодной встречи ‘Бильдербергской группы’ представили идею создания трёхсторонней структуры». Однако предложение было отклонено, из-за нежелания видеть японцев в рядах «Бильдербергской группы». Многие европейцы не пожелали включить японцев в «высшую лигу». В июле 1972 года семнадцать влиятельных людей встретились в поместье Дэвида Рокфеллера в Нью-Йорке, чтобы спланировать создание комиссии. На встрече присутствовали: Бжезинский, Макджордж Банди – президент «Фонда Форда» (брат Уильяма Банди – редактора «Foreign Affairs») и Бейлисс Мэннинг – президент CFR. Так в 1973 году была сформирована «Трёхсторонняя комиссия» для решения соответствующих проблем. Расходы на создание комиссии прокрыли Дэвид Рокфеллер и «Фонд Форда». В течение первых нескольких лет большая часть средств для комиссии поступала из различных фондов, при постепенном увеличении доли крупных корпораций с примерно 12 процентов в 1973-76 годах до примерно 50 процентов в 1984 году. Таким образом, в 1970-ых Дэвид Рокфеллер занял ещё более значительную позицию на международной арене, одновременно удерживая лидерство в «Бильдербергской группе», занимая прост председателя «Чейз Манхэттен Банка», CFR и «Трёхсторонней комиссии». Збигнев Бжезинский был директором «Трёхсторонней комиссии», в то же самое время будучи директором CFR. «Трёхсторонняя комиссия» действовала как организация, через которую могла быть реализована «гегемония согласия». Во всяком случае, «согласия» могли достигнуть элиты входивших в эту комиссию стран, делясь взглядами, идеологией, целями и методами, подобно тому, как это делали члены CFR в Америке. Как CFR действовал внутри страны, так «Трёхсторонняя комиссия» действовала на международном уровне (по крайней мере, это касалось главных развитых промышленных стран Севера). Первый европейский председатель комиссии – Макс Констэмм, подчеркнул роль «интеллектуалов» в деле установления комиссией гегемонии: «То, что предстоит сделать интеллектуалам высшей пробы, может оказаться бесполезным, если только мы не будем действовать в постоянном согласии с власть предержащими или теми, кто имеет на них влияние. Мне кажется, поддержание связи между людьми, необходимыми нашей «Трёхсторонней комиссии», и интеллектуалами, выполняющими необходимую работу по проектированию элементов новой системы, имеет самое большое значение. «Трёхсторонняя комиссия» без интеллектуалов вскоре станет второразрядной площадкой ведения переговоров. Интеллектуалы, не способные постоянно координировать свои идеи с правящими кругами нашего мира, будут обречены на витание в бесполезных теориях… Эту работу следует проводить в связке наших самых лучших умов и группы по-настоящему влиятельных граждан в странах, которые мы представляем». В своей речи 1972 года на встрече «Бильдербергской группы», когда Дэвид Рокфеллер предложил (вместе со Збигневым Бжезинским) учредить «Трёхстороннюю комиссию», он по мимо всего прочего заявил, что комиссия будет «объединять лучшие умы мира для решения проблем будущего… для накопления и синтеза знаний, которые позволят  новому поколению реструктурировать концептуальную основу внешней и внутренней политики». http://mixednews.ru/archives/17899