• Теги
    • избранные теги
    • Люди1769
      • Показать ещё
      Страны / Регионы876
      • Показать ещё
      Международные организации139
      • Показать ещё
      Издания274
      • Показать ещё
      Разное787
      • Показать ещё
      Компании818
      • Показать ещё
      Формат22
      Показатели36
      • Показать ещё
      Сферы11
      • Показать ещё
Дик Чейни
Ричард Брюс (Дик) Чейни (англ. Richard Bruce (Dick) Cheney 30 января 1941, Линкольн, Небраска — американский политик, республиканец, работал в администрациях четырёх президентов США. В администрации Дж. Буша-старшего 1989—1993 министр обороны США.
Ричард Брюс (Дик) Чейни (англ. Richard Bruce (Dick) Cheney 30 января 1941, Линкольн, Небраска — американский политик, республиканец, работал в администрациях четырёх президентов США. В администрации Дж. Буша-старшего 1989—1993 министр обороны США.
Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
21 июня, 00:00

Congress & Obama Depleted the Military

Dick Cheney & Rep. Liz Cheney, Wall St. JournalThe Trump budget would increase spending only 3%. With today’s threats, that’s not nearly enough.

18 июня, 07:12

Американские неоконсерваторы и администрация Д.Трампа

Изменение внешнеполитической риторики президента США Д.Трампа по сравнению с предвыборными обещаниями объясняется серьезным влиянием на выработку им внешнеполитического курса со стороны неоконсерваторов. Неоконсерваторы как политическая и межпартийная группа сложилась в годы холодной войны. Внешнеполитическая концепция неоконсерватизма основывалась на утверждении глобального американского лидерства, следовании ценностной парадигме внешней политики, согласно которой США повсеместно навязывали идеалы либеральной демократии, реализуя стратегию «унилатеризма» (односторонности) в достижении глобальных целей; активно осуществляли политику переформатирования Большого Ближнего Востока. Использование силы во имя утверждения американских ценностей – ключевой признак американского неоконсерватизма. Апогей влияния неоконсерваторов пришелся на республиканское правление Дж. Буша-младшего. Неоконсервативный курс по сути реализовывался во второй период президентства Б.Обамы. Избрание Д.Трампа президентом США, провозгласившим во время избирательной кампании курс, ориентированный на отказ от вмешательства во внутренние дела суверенных государств и улучшение отношений с Россией, вызвало негативную реакцию неоконсервативных кругов. Публичной политической акцией неоконсерваторов стала публикация в марте 2016 года открытого письма, адресованного американскому обществу с критикой Д.Трампа. Авторы письма, ведущие теоретики неоконсерватизма, манифестировали цель недопущения Д.Трампа к власти.

17 июня, 03:20

Escalating investigation puts Trump and his staff at legal odds

The interests of the president and his aides are diverging, increasing the legal risks for those who try to stay loyal instead of hiring their own lawyers.

16 июня, 12:20

Man on a Wire: Mike Pence’s Tightrope Act

He might be the most consequential vice president ever. He could well be the next commander in chief. And the one person in America he can’t have thinking about that is his boss.

15 июня, 16:49

5 U.S. Military Super Weapons That Could Have Transformed War Forever (But Never Happened)

Robert Farley Security, Imagine if these weapons has gone to war.  Technology undoubtedly matters, but only rarely in the sense that an isolated technological achievement lends decisive advantage in tactical engagements.  Rather, technological innovations and choices shape the ways in which military organizations, and the broader defense-industrial complex, approach the prospect of war.  Each of these systems involved a radical rethink of organizational roles and priorities, and the cancelation of each left huge holes in capabilities, holes that continue to be filled in novel ways. Weapons die for all kinds of different reasons. Sometimes they happen at the wrong time, either in the midst of defense austerity, or with the wrong constellation of personnel. Sometimes they fall victim to the byzantine bureaucracy of the Pentagon, or to turf fights between the services. And sometimes they die because they were a bad idea in the first place.  For the same reasons, bad defense systems can often survive the most inept management if they fill a particular niche well enough. This article concentrates on five systems that died, but that might have had transformative effects if they had survived. These transformations would only rarely have changed the course of wars (countries win and lose wars for many reasons besides technology), but rather would have had ripple effects across the entire defense industrial base, altering how our military organizations approached warfighting and procurement. Not all the changes would have been for the best; sometimes programs are canceled for sound reasons. AH-56 Cheyenne In the early 1960s, the Army was just beginning to appreciate the value of helicopter aviation. The Army had used helicopters at the end of World War II, and used them extensively in Korea for reconnaissance and evacuation purposes. As the sophistication of the machines grew, however, the Army began to see the prospect for much more advanced helicopters that could conduct a wide variety of missions. Read full article

15 июня, 05:49

Reports: Mueller probe now includes investigation of Trump for obstruction of justice

An investigation that President Donald Trump tried to contain by firing James Comey from atop the FBI now appears to include the president himself.What started as a probe of Russian interference of the 2016 election turned into a special counsel-led investigation of whether Trump associates colluded with Russia. Now the inquiry is reportedly examining whether Trump himself tried to obstruct justice — a development that became public on the night of Trump's 71st birthday. The Washington Post and New York Times, citing sources, both reported on Wednesday night that the investigation led by special counsel Robert Mueller is seeking interviews with current and recently resigned top intelligence officials, including Director of National Intelligence Dan Coats and National Security Agency head Mike Rogers. Questions have been raised about whether Trump sought their help in squelching the FBI investigation led by Comey, who was fired by Trump last month. Coats and Rogers declined to answer questions about their interactions with the president on the Russia subject during a Senate hearing last week. Peter Carr, a spokesman for Mueller's office, declined to comment on the reports.On Tuesday, Mueller met with senators on the Senate Intelligence Committee in a classified briefing on Capitol Hill. Mueller's meeting included discussion of his parallel investigations, but a source present at the meeting said the specifics of Mueller's investigation — including whether he's investigating Trump for potential obstruction of justice — was not discussed. A spokesman for Mark Warner, the committee's ranking Democrat, declined to comment on the meeting. The reported moves by Mueller and his team, while potentially significant, would not be surprising, especially with the heads of the top intelligence agencies that publicly stated during the 2016 campaign Russia had hacked the American election. For context, both President George W. Bush and Vice President Dick Cheney sat for interviews in their offices during special prosecutor Patrick Fitzgerald’s investigation into the Valerie Plame CIA identity leak case.Veteran U.S. national security, white-collar and White House scandal experts all say it is an expected next step in such an investigation, especially one in which there have been so many public statements from numerous parties that suggest at least the possibility of obstruction of justice, including from Trump himself.Adam Goldberg, a former Clinton White House crisis communications official, said in an interview that he expects Mueller to tap anyone Comey mentioned last week in his public testimony related to the Feb. 14 Oval Office meeting where Trump allegedly pulled the FBI chief aside and urged him to “let this go” with regards to the probe into Michael Flynn, who had just been fired from his post as national security adviser.Vice President Mike Pence, chief of staff Reince Priebus, Attorney General Jeff Sessions and White House senior adviser Jared Kushner were in the room before Trump asked them to leave, Comey testified.“If you’re Mueller, you’d want to know from Priebus what the president told him after that meeting. And you’d want to know what he told Jared,” Goldberg said. “All the senior staff are potential grand jury witnesses.”Efforts to question current and former U.S. intelligence agency leaders should not be interpreted as a reflection of any finding of possible wrongdoing, these experts say, but rather a standard procedure by the special counsel investigators as they work to assemble as complete a picture of the facts as possible in order to define the contours of what is expected to be a lengthy and probably wide-ranging investigation.“Nobody has an obligation to sit for an interview. Therefore everything about it is negotiable, because you have no duty to do it,” said a prominent D.C.-based white-collar lawyer who has worked on past White House scandals. The attorney explained that it’s common for the special counsel and interview subjects to cut deals on all aspects of the conversation, from where it takes place to tape recording the meeting to making a transcript. Mueller could even grant informal immunity for a day.News of Mueller’s interview plans with the intelligence chiefs comes in the recent aftermath of Trump associates publicly floating the idea that Trump might fire Mueller — or press the Justice Department to do so. White House spokeswoman Sarah Huckabee Sanders said on Tuesday that Trump had "no intention" of firing Mueller "at this time."Potential focus on obstruction of justice could be ominous for Trump. His supporters have argued that his conversations with Comey — which the fired FBI director detailed at a congressional hearing last week — did not amount to intimidation and that Trump did nothing untoward. Comey said at the Senate hearing that he had an associate leak detailed memos about his conversations with Trump in part because he felt so uncomfortable with Trump's conversations with him and hoped to push the Justice Department into appointing a special counsel. Josh Dawsey, Josh Gerstein and Austin Wright contributed to this report.

13 июня, 17:28

Why the Rise of Corbyn's Labour Party Should Worry the West

His party must wrestle with its demons before its brand of leftist populism has a chance to change Britain.

13 июня, 16:09

Американские неоконсерваторы и администрация Д.Трампа

Ключевой признак неоконсерватизма США – использование силы во имя утверждения американских ценностей Изменение внешнеполитической риторики президента США Д.Трампа по сравнению с предвыборными обещаниями объясняется серьезным влиянием на выработку им внешнеполитического курса со стороны неоконсерваторов. Неоконсерваторы как политическая и межпартийная группа сложилась в годы холодной войны. Внешнеполитическая концепция неоконсерватизма основывалась на утверждении глобального американского лидерства, следовании […]

12 июня, 22:18

Wyoming Town Hall Replaces Donald Trump Portrait With Photo Of Native American Chief

A Wyoming mayor’s decision to remove portraits of President Donald Trump and Vice President Mike Pence from the town hall and replace them with a picture of a Native American chief has some community members up in arms. Mayor Pete Muldoon of Jackson, Wyoming, directed town staff members to make the swap on June 5, saying there is no requirement to have a picture of the president displayed in the building. “When the Town Of Jackson decides to honor such a divisive person, it is taking sides against some of its residents,” Muldoon said in the statement. “The Town Council has made no such decision, and until and unless it does, that kind of honor will not be bestowed.” Muldoon said he isn’t sure who hung the photographs of Trump and Pence in January, but that the town council, a non-partisan body, never authorized their display. “We aren’t required to display signs of respect ― our respect is earned, not demanded,” Muldoon said. “Dictators like Joseph Stalin required their portraits to be displayed everywhere. Luckily, we do not live in a dictatorship.” Some community members aren’t happy with the mayor’s decision. Teton County Commissioner Paul Vogelheim, who also chairs the county’s Republican Party, called the move “totally disrespectful,” and said portraits of U.S. presidents have hung in the town hall since at least the 1980s. We aren’t required to display signs of respect ― our respect is earned, not demanded. Pete Muldoon, Mayor of Jackson, Wyoming Vogelheim told HuffPost he’s concerned the mayor’s action is bringing “ugly, national partisan politics” into Jackson, a popular tourist destination located about five miles from Grand Teton National Park. “It has fanned this fire of divisiveness among friends and neighbors,” Vogelheim said. “It’s unfortunate.” Trump walloped Democrat Hillary Clinton in carrying Wyoming’s three electoral votes last November; he won close to 69 percent of the statewide vote while she got about 22 percent. But she dominated in Teton County, which includes Jackson, getting about 58 percent of the vote there to about 31 percent for Trump. It was the only Wyoming county she won.  Councilman Jim Stanford said hanging portraits of the president and vice president in town hall isn’t a longstanding tradition, and only began in the early 2000s. Stanford said someone ― without the council’s permission ― first hung photographs of former President George W. Bush and former Vice President Dick Cheney, likely to honor Cheney’s Wyoming roots. Those were then replaced by portraits of their successors, Barack Obama and Joe Biden.  “I’ve always found it a bit strange to have a portrait of the ‘supreme leader’ hanging in the town hall,” Stanford said. “We should be able to show up to a town meeting to work on town business without having to see the snarling mug of Donald Trump.”  It was Stanford who suggested replacing the Trump and Pence portraits with an image of Chief Washakie, the leader of the local Shoshone Tribe in the mid-1800s. Washakie, who remains a well-known figure among many Jackson residents, brokered peace treaties and settlement deals between his tribe and the U.S. government. He became the only Native American chief to be given a full military funeral upon his death in 1900. “It’s a way to honor our native history,” Stanford said. “I think it’s an improvement.” Like Muldoon and Stanford, Vogelheim said he is “struggling” with some of Trump’s political stances, including on environmental issues and conservation measures. “Our current president is causing everyone to become activists in different ways,” he said. “But it’s a matter of how to channel your energy.” Vogelheim said the town council could vote to override the mayor’s decision and that he hopes a petition Republican Party activists are circulating will encourage it to do so. Muldoon didn’t immediately respond to requests for comment. “There’s no reason that [Washakie’s] picture can’t be hanging, too” Vogelheim said. “But let’s put the president and the vice president’s pictures back up.”   type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related... + articlesList=5881c565e4b070d8cad1de0a -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

09 июня, 01:25

Comey handed Mueller a fat case file on Trump

But legal experts say it’s not clear Mueller has a slam-dunk obstruction of justice case against the president.

08 июня, 13:01

What Did Mike Pompeo Do?

Reports that Trump asked intelligence chiefs to help shut down the investigation into Michael Flynn raise the question of whether the CIA director was asked to do the same, and how he reacted if he was.

08 июня, 12:14

White-collar lawyers see opportunity in Trump scandals

More than a dozen attorneys and crisis communications specialists have started working for Trump associates touched by the unfolding Russia probes, according to a POLITICO tally.

08 июня, 03:15

Did India Miscalculate China’s Red Lines in Australia Snub?

Joel Wuthnow Security, India has denied Australia’s request to send a flotilla to the annual U.S.-Japan-India trilateral Malabar exercise, to be held in the Bay of Bengal in July. Citing Indian diplomats and military officials, Reuters reported in late May that New Delhi’s decision to deny the request was intended to assuage Chinese concerns about encirclement and avoid a stronger Chinese military presence in the Indian Ocean. If true, then this would represent a misreading of Chinese perceptions: China likely would not have interpreted Australia’s participation in the exercise as a major security challenge, nor would it have overreacted. Given the potential benefits, India should consider including Australia in this exercise or in a future iteration of the exercise. Analysts have discussed a range of possible motives behind India’s decision, including Indo-Australian bilateral tensions over several nonmilitary issues and New Delhi’s general aversion to dramatically increasingly multilateral security cooperation with the United States and its key Asian allies. But China was also a likely factor. The backdrop for India’s decision was recent tensions in Sino-Indian relations due to issues such as the Dalai Lama’s visit to Arunachal Pradesh (which China claims as “southern Tibet”) in April and India’s decision not to send a delegation to China’s Belt and Road Initiative summit in May. India’s logic may have been that denying Australia would accommodate a key Chinese interest, and thus lower the chance that Beijing would respond in a tit-for-tat manner, such as by increasing naval deployments in the Indian Ocean. China may have encouraged such thinking: a Chinese foreign-ministry spokesman alluded to this by noting that decisions regarding routine exercises like Malabar must take into account the “security concerns” of “all parties” in the region. Indeed, developing a U.S.-Japan-India-Australia security cooperation may have once constituted a kind of “red line” for Beijing. In 2007, as part of Japanese prime minister Shinzo Abe’s vision of creating an Asian “arc of freedom,” which was strongly supported by Vice President Dick Cheney, the four countries held a Quadrilateral Security Dialogue and, along with Singapore, staged an expanded Malabar in the Bay of Bengal. Despite assurances to the contrary, including from Indian prime minister Manmohan Singh, some Chinese analysts concluded that the developments augured an “Asian NATO” that targeted China’s rise in both the Pacific and Indian Oceans, and Beijing formally demarched all four capitals. The next year, the new Rudd government exited the “Quad” after deciding that the benefits were not worth the costs to Australia’s economic relationship with China. Over the ensuing decade, however, Chinese analysts have become less concerned about the prospects of an “Asian NATO” and more tolerant of regional multilateral-security activities, such as Malabar. Although some Chinese pundits continue to circulate the theory that the United States is seeking to coalesce its allies and partners into a kind of Cold War-style containment structure, most sophisticated analysts reject this notion. This is based on their understanding of the reasons why such an alliance is unlikely. Those include India’s nonaligned status and fundamental opposition to alliances; historical tensions and unresolved territorial disputes between Japan and South Korea; and the close economic cooperation that many states share with China, which has led many of them to avoid relying too closely on the United States as a security partner. Rear Adm. Yang Yi, a research fellow at China’s National Defence University, summed up this view by dismissing an “Asian NATO” and calling on China to “maintain the calmness of a great power.” Chinese skepticism about the chances for an “Asian NATO” has translated into surprisingly calm reactions to U.S. multilateral exercises in the region over the last decade. This is illustrated in China’s reactions to Malabar itself: originally a bilateral U.S.-India exercise, Beijing had no comment on Japan’s participation as an observer in the 2009 and 2014 iterations of the exercise. When asked about the 2015 iteration, which is when Japan became a permanent member of the exercise, China’s foreign-ministry spokesman said that he did not think that the exercise, or those like it, targeted China. Beijing also had no public response to the expansion of Exercise Cope North—a U.S.-Japan exercise that expanded to include Australia and South Korea in 2012. Additionally, Beijing had no response to the enlargement of Talisman Sabre—a U.S.-Australia exercise that expanded to include Japan and New Zealand in 2015. It’s unclear why adding Australia to Malabar would be any more threatening to China than any of these other developments. The specifics of Malabar 2017 are also unlikely to pique Chinese concerns. Unlike the 2014 and 2016 iterations of the exercise, which were held in the Western Pacific near Okinawa Island, this year’s edition will be held in the Bay of Bengal—over 1,500 miles from China. By contrast, Beijing has responded more assertively in the case of exercises held close to China or at sensitive times. For instance, a Chinese spokesman labeled a 2013 U.S.-Philippine island-landing exercise near the South China Sea as “reckless.” China also criticized U.S.-South Korea naval drills in the Yellow Sea in 2010, which took place just after North Korea’s shelling of a South Korean island. One plausible provocation of this year’s Malabar is that it will feature Japan’s Izumo-class helicopter carrier for the first time; but this would be a reason for China to oppose Japan’s participation in the exercise, not Australia’s. De-emphasizing Chinese concerns and focusing on the potential benefits of expansion—such as fostering interoperability between all four navies and underscoring commitment to the shared principles of professional seamanship and freedom of navigation—argues in favor of including Australian naval participation in a future iteration of Malabar. Reports that India might not have “closed the door” on future Australian involvement are thus encouraging. New Delhi and the other three countries should also give some consideration to a renewal of the Quadrilateral Security Dialogue, which has been proposed by various scholars and officials, including U.S. Pacific Commander Admiral Harry Harris. Beijing would likely not interpret this as an incipient “Asian NATO,” but it could be useful as a way to strengthen the regional rules-based maritime order, which is certainly in the interests of all four countries and many others. Joel Wuthnow is a research fellow for the Center for the Study of Chinese Military Affairs at the National Defense University. He tweets at @jwuthnow. The views expressed in this analysis are his own and do not reflect the official policy or position of the National Defense University, the Department of Defense or the U.S. government. Image: Australian soldiers with Delta Company, 5th Battalion, Royal Australian Regiment wait to finish off the last of their 7.62 mm rounds after a tactical live-fire demonstration during the Rim of the Pacific 2014 exercise. Flickr / U.S. Department of Defense

03 июня, 17:01

Someone Is Using These Leaked Emails To Embarrass Washington's Most Powerful Ambassador

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); WASHINGTON ― A mysterious source contacted multiple news outlets this week to share emails between the influential ambassador of the United Arab Emirates, Yousef Al Otaiba, and top figures in the American foreign policy community, including former Defense Secretary Robert Gates. In private correspondence, Otaiba ― an extremely powerful figure in Washington, D.C., who is reportedly in “in almost constant phone and email contact,” with Jared Kushner, President Donald Trump’s adviser and son-in-law ― is seen pushing for the U.S. to close down its military base in Qatar and otherwise poking at issues that could drive a wedge between the U.S. and that Arab nation. He also says that his country’s de facto ruler is supportive of a wave of anti-Qatar criticism in the U.S. that the Gulf state last month called a smear campaign and that has prompted behind-the-scenes alarm inside the U.S. government. The anonymous leakers told HuffPost they sought to expose the UAE’s efforts to manipulate the U.S. government, and denied any allegiance to Qatar or any other government. Regardless of the leakers’ intent, the revelations promise to heighten tensions between the two U.S. partners. If the UAE succeeds in damaging America’s decades-old relationship with Qatar, the result could dramatically undermine U.S. goals in the Middle East. The two American partners’ escalating rivalry could worsen conflict in war zones where they support different proxy forces ― notably in Libya, which has become a haven for smugglers, warlords, and terrorists ― while distracting attention from bigger international priorities, like restoring stability in Syria and Iraq after the expected battlefield defeat of the Islamic State. And the UAE strategy could leave the U.S. more wedded to that government’s whims, including its policy of maintaining brittle autocratic rule across the region instead of trying to secure long-term stability by having some level of popular participation. The UAE and Qatar have taken their rivalry public in recent days following a controversial report in Qatari media. Qatari authorities soon claimed that the May 23 story ― which suggested that the country’s ruler, Sheikh Tamim bin Hamad Al Thani, gave a speech describing his respect for Iran, his support for the Palestinian militant group Hamas and his ties with Israel ― was a fake product of a hack. But news sources based in the UAE and Saudi Arabia still suggest that it exposed his true feelings. Though Qatar and the Emirates are putative allies, they have drifted apart since 2011 because of their differing reactions to the Arab Spring protests that year. As the largely non-violent Muslim Brotherhood movement gained power across the region, Qatar supported it, seeing it as a vehicle for the Middle East’s democratic aspirations. The UAE calls the group a terror front. With a new U.S. administration in power, the time is ripe for one or the other to push for American action in its own interests. Otaiba, who has been the UAE’s ambassador to the United States since 2008, is known as one of the best-connected diplomats in Washington, D.C. He makes frequent high-profile appearances around the city and the U.S. speaking circuit, and he’s ensured that the Trump administration has already cozied up to the Emirates, which hosts a recently opened Trump golf course. The leakers provided HuffPost with three batches of emails from Otaiba, some as recent as May and others from as far back as 2014, the last time the UAE supported a major effort to spread skepticism about Qatar in the United States. HuffPost contacted eight of the individuals who’d exchanged messages with the ambassador and shared the contents of those emails; none denied that the exchanges took place. Though Otaiba did not respond to repeated HuffPost requests for comment, a UAE Embassy spokeswoman confirmed to the Daily Beast that the Hotmail address used for the messages belongs to him. Otaiba’s emails show an effort to build alliances and a focus on Qatar. The night before former U.S. Defense Secretary Robert Gates was scheduled to speak at a high-profile Washington conference on Qatar, for instance, Otaiba wrote him an artfully worded note. “The subject of the conference has been a neglected issue in U.S. foreign policy despite all the trouble it’s causing,” the diplomat wrote. “Coming from you, folks will listen carefully.” Gates emailed back that he thought he had “the chance to put some folks on notice.” Otaiba offered to buy the former Cabinet official lunch and passed along a message from his boss back home. “MBZ sends his best from Abu Dhabi,” the ambassador wrote, using a nickname for UAE Crown Prince Muhammed bin Zayed. “He says ‘give them hell tomorrow.’” The next day, Gates offered a scathing assault on Qatar, excoriating its support for Islamists, at an event hosted by the hawkish Foundation for Defense of Democracies. “The United States military doesn’t have any irreplaceable facility,” he said. “Tell Qatar to choose sides or we will change the nature of the relationship, to include downscaling the base.” The incident worried U.S. officials. The American ambassador to Qatar, experienced career diplomat Dana Shell Smith, contacted many of the conference speakers beforehand to try to tone down the rhetoric. It appears that her attempt backfired: foundation officials have publicly criticized and mocked her efforts. The powerful Washington-based foundation features heavily in the Otaiba emails. While many of those messages show the ambassador helping its analysts plan trips to the UAE, they also contain two of the most striking revelations about Otaiba: He explicitly advocated for moving the U.S. base out of Qatar ― something he hasn’t done publicly ― and he discussed the idea of pressuring companies in U.S.-friendly countries to avoid business opportunities in Iran. An Arab’s Favorite Pro-Israel Group The Foundation for Defense of Democracies spends much of its time trying to strengthen ties between Washington and conservative political forces in Israel. But despite the UAE’s refusal to establish diplomatic ties with Israel, the think tank and others in the pro-Israel lobby have found common ground with the Emirates on two major issues: Both want to contain Iran and political Islam. Both suffered a high-profile defeat when the U.S. and other nations reached a nuclear deal with Iran in 2015. And for the past year or so, both have been pushing to make the future of U.S. relations with Qatar a debate in D.C. Emirati critiques of Qatar often raise the same points the foundation’s scholars bring up in their frequent appearances before Congress and in the media: The Qatari government provides, in the words of the U.S. Treasury Department, a “permissive jurisdiction” for fundraisers and donors hoping to aid violent Muslim extremists. In supporting the rights of protesters and democracy activists (at least compared to its neighbors), Qatar is accused of promoting Islamists who claim to be peaceful but really seek to impose brutal Shariah law. And it frequently offers a platform to hatemongers targeting Israel, Jews, the minority Shiite community within Islam, LGBTQ individuals and others ― generally on its marquee media property, the Arabic edition of Al Jazeera. But experts on the region note that Qatar’s flaws as an American partner are not unique: Kuwait has also been called a “permissive jurisdiction,” and Saudi Arabia and the UAE also host terror financiers and clerics who spread hate speech. The vendetta against Qatar, then, appears to be driven by more defensive concerns, namely the pro-Israel side’s focus on Hamas and anyone who supports that group, and the UAE’s worry that the Muslim Brotherhood could threaten its own ruling regime. Otaiba made his views about the U.S. base in Qatar clear in an April 28 message this year to John Hannah, a senior counselor at the Foundation for Defense of Democracies and a former aide to Vice President Dick Cheney. Hannah had emailed the ambassador a Forbes article noting that an Emirati-owned hotel would actually be hosting a Hamas conference in “Muslim Brotherhood-loving” Qatar. Otaiba appeared taken aback by the jab; the UAE is rarely criticized in Washington’s policy community. “Shouldn’t we be trying to move the base?” he wrote. “I don’t think it’s fair to point the finger at an Emirati company on this one.” Hannah responded by saying he agreed about the military base. But he said criticism of the decision to host Hamas was fair no matter who owned the hotel. Otaiba snapped back that the UAE would move its hotel when the U.S. moved its base. “Hah. Bu don’t move the hotel,” Hannah answered. “Just force Hamas to reschedule at a different venue not owned by Emiratis.” (“Bu Omar” is a shortened version of “Abu Omar,” which translates in Arabic to “father of Omar.” It is used as a nickname for Otaiba, who has a young son called Omar, in other emails. But Hannah contacted HuffPost Saturday to say that was not the intention here.) On Friday, Hannah told HuffPost that the communications were business as usual. “As a leading Washington think tank, [the foundation] is engaged in policy discussions with a range of actors across the Middle East and elsewhere. My own relationship with Ambassador Otaiba goes back years, including both my time in government and out,” he wrote in an email. Mark Dubowitz, the foundation’s CEO, lobbied Otaiba on a different issue in a March 10, 2017, email. Dubowitz provided Otaiba with a list of mainly Western companies that operate in the UAE and Saudi Arabia and are looking to do business in Iran, following the lifting of some sanctions as a result of the nuclear deal. “This is a target list for putting these companies to a choice, as we have discussed,” Dubowitz wrote the ambassador. The group includes businesses based in Austria, France, Germany, Italy, the Netherlands, South Korea and the U.K. In response to HuffPost’s inquiries, Dubowitz noted that he has openly called for U.S. Gulf partners to target such companies. “I have discussed this policy idea many times in public including in published pieces and reports,” Dubowitz wrote in a Friday email. “I sent these public pieces, reports and the list of companies as an example to a number of people in Washington and abroad to get feedback on the idea.” -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

03 июня, 02:15

EPA’s Pruitt basks in Trump glow after Paris pullout

When President Donald Trump announced withdrawal from the Paris agreement Thursday, Pruitt was the one joining him at the podium in the Rose Garden.

30 мая, 12:05

Pence to make campaign push amid GOP concerns over Trump

Increased political activity also stokes speculation that the vice president is positioning himself for post-Trump era.

28 мая, 14:21

How the Middlebury Riot Really Went Down

The protest has become a symbol of liberal intolerance, but a closer look reveals it’s as much about Donald Trump’s election, racist incidents and a clumsy response by school officials.

Выбор редакции
28 мая, 04:37

WhiteScope обнаружила 8000 уязвимостей в коде кардиостимуляторов

Компания, занимающаяся информационной безопасностью, WhiteScope, изучила кардиостимуляторы четырех известных фирм и обнаружила в коде 8000 уязвимостей.

27 мая, 13:48

Trump aides facing perilous stage of Russia probe

Investigators are ramping up requests for documents, and any failure to preserve records exposes Trump aides to criminal charges down the line.

21 мая, 14:11

Can Jason Greenblatt deliver peace for Donald Trump?

The trusted Trump Organization negotiator is charged with figuring out how to deliver 'the ultimate deal.'

15 февраля, 12:55

Религиозные войны XXI века: ваххабиты и доминионисты в битве за будущее?

Дональд Трамп, бонвиван и «теплохладный» евангелист по вере, вряд ли сверяется с Библией в своей практической деятельности, но доминионисты из его окружения (как Майк Пенс, Джеймс Мэттис), скорее всего, видят в нём таран, который разломает укрепления, выстроенные левыми и правыми глобалистами, и таким образом «расчистит поле» - в том числе для борьбы, понимаемой в духе крестоносцев, с мусульманским миром

26 мая 2016, 05:11

Вице-президент для Дональда Трампа

Как только Дональд Трамп триумфально выиграл праймериз в штате Индиана и фактически обеспечил себе номинацию от Республиканской партии, заставив Теда Круза и Джона Кейсика сняться с гонки, журналисты и эксперты начали спекуляции на тему: а кто же будет его партнером на всеобщих выборах (как говорят в Америке, running mate), т.е. кандидатом в вице-президенты.

25 июля 2015, 06:23

Новые фото 9/11

В основном Скандализа и Чейни и помощники, можно посмотреть здесь. по 9/11 тэг стоит вспомнить,что китайская биржа фактически перестала функционировать, а за ней перестала работать американская, правда, на время- Нью-Йоркская фондовая биржа остановила торги всеми бумагамиЧто касается Чейни, то я уже переводила:Вице-президент США Дик Чейни взял на себя управление государством после того,как вошел в правительственный бункер и это произошло по его словам около 10:00 утра, через 20 минут после того, как в Пентагоне погибло более 100 человек.Министр транспорта Норман Минета сообщил комиссии 9/11,что он присоединился к Чейни и к остальным в бункере уже в 9:20 и услышал разговор между ним и молодым человеком, когда "самолет направлялся в сторону Пентагона"Когда молодой человек в третий раз запросил Чейни, так как самолет приближается и "все ждут приказа", Чейни решительно ответил, что "он обдумывает".Норман Минета не единственный свидетель, кто подтверждает нахождение Чейни в бункере уже в 9:20. Помимо него об этом говорят Ричард Кларк  и фотограф Белого дома Дэвид Борер.Сам же Чейни утверждает,что он вошел в бункер после того,как был атакован Пентагон.Казалось бы- ну и что? Какое это имеет отношение к экономике? А самое прямое. Напомню,что во время 9/11 были объявлены банковские каникулы, после которых в течении недели рынок потерял более 1 триллиона капитализации:Эти атаки оказали значительное экономическое воздействие на американский и мировой рынки. ФРС временно сократил контакты с банками из-за нарушений коммуникационного оборудования в финансовом районе Нижнего Манхэттена. Обратная связь и контроль над денежной массой, включая мгновенную ликвидность банков, была восстановлена в течение нескольких часов. Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE), Американская фондовая биржа и NASDAQ не открылись 11 сентября и оставались закрытыми до 17 сентября.Объекты NYSE и её центры обработки данных не пострадали, но члены биржи, клиенты и другие биржи потеряли с ней связь из-за разрушений телефонного узла около ВТЦ. Когда 17 сентября биржи открылись, после самого долгого периода бездействия со времён Великой депрессии в 1929 году, Индекс Доу-Джонса («DJIA») потерял 684 пункта, или 7,1 %, до 8920, это было самым большим его падением в течение одного дня. К концу недели DJIA упал на 1369,7 пунктов (14,3 %), это было самым большим недельным падением в истории. Американские акции потеряли 1,2 триллиона долл. в течение недели.Стоит обратить внимание на слова Билла Гросса "The Good Times Are Over, The Time For Risk Taking Has Passed" о том, что :"институциональные инвесторы финансовой экономики такие как, фонды денежного рынка, страховые, пенсионные, банковские и даже потребительские балансы больше не могут обеспечить уровень доходности, необходимых для оправдания своих будущих обязательств  и их стало невозможно достичь. Доход по депозитам слишкам мал,чтобы покрыть обязательства. В связи с чем доход по многим классам активов станет отрицательным. По мере снижения ливидности можно будет наблюдать, как ряды рискованных активов будут пополняться , напоминая всем известную игру с музыкальными стульями. И то, что 2015 год или ближайшие 12 месяцев- это время принятия рисков, можно судить по тому,что активов с положительным денежным потоком становится все меньше".Вы мне скажете: а при чем тут Дик Чейни? Прямое отношение, конечно, он уже не имеет, просто надо иметь в виду,что США действуют всегда шаблонно, поэтому, например, не исключен вот какой вариант:прогнозирует Байрон Уин из Blackstone Group LP:По словам Уина, в этом году по настоящему проявят себя киберпреступники, которые становятся более ловкими, чем полиция.«Хакеры захватят частные и корпоративные счета одного крупнейшего банка, а Федеральная резервная система закроет это учреждение на пять дней для проверки его счетов»А хакеры- ,понятно, кто- Федеральное бюро расследований США расследует кражу данных из американского банка JP Morgan Chase. Она произошла в середине августа, сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на двух сотрудников, имеющих отношение к следствию. По данным агентства, под подозрение попали российские хакеры. Они украли петабайты закрытой информации настолько умело, что эксперты подозревают — хакеры действуют при поддержке российских властей. ФБР расследует, является ли взлом JP Morgan местью российских властей за санкции США из-за конфликта вокруг Украины.или :Блумберг:"элитные российские хакеры взломали биржу Nasdaq и заложили туда цифровую бомбу".Я , надеюсь, что понятно. В условиях, когда ставки находятся на нуле и практически все активы показывают отрицательное значение, то есть идут убытки по причине невозможности капитал воспроизводить, происходит органический рост - за счет поглощения конкурентов. В США давно поглощены мелкие банки, настала очередь крупного финансового капитала выяснять, кто будет сидеть на стуле. В свою очередь, Россия только вступила в данный этап , когда крупные банки выживают за счет разорения мелких, в чем немало способствует ЦБ РФ. Во всяком случае, мы наблюдаем назревание явно революционной ситуации:"верхи не могут, низы не хотят". Вернее: верхи разбираются, для кого стул лишний, а когда разберутся, то назначат мальчика для битья, коим,скорее всего, будет российская элита,этакий хакерский Бен Ладен. Хотя проблемы финансового капитала США должны решаться несколько иными решениями, но американская элита иначе не может- виноват в их проблемах всегда кто-то другой, вот они и решают их, как могут- за чужой счет. И если это кто-то другой согласен его оплачивать- то тем более.

02 июля 2015, 21:20

Империя Vanguard в России

«Доктор Зло» управляет РФ через корпоративный пиар? Посвящается Татьяне Волковой

11 мая 2015, 00:17

Skofield: Провокация пока отложена.

Начальник ГУ ГШ ВС РФ (ГРУ) генерал-полковник Игорь Дмитриевич Сергун, помимо прочего, награждён медалью «Участнику марш-броска 12 июня 1999 г. Босния — Косово», т.е. о событиях в этом регионе и о действующих там лицах он осведомлен очень хорошо. Детали биографий Виктора Ивановича Гвоздя и Геннадия Владимировича Анашкина были рассмотрены в http://pravosudija.net/article/vdv-vozdushno-desantnaya-vanguard

07 января 2015, 14:33

Во время 9/11 Дик Чейни был не там, как это он утверждал официально.

Напомню, что я - аналитик и подборка информации идет соответственно- аналитическая, предполагающее самостоятельное изучение материалов.сначала с вами вспомним как звучит официально:Википедия:9:32: Диспетчеры аэропорта Даллеса в Виргинии наблюдают «цель на первичном обзорном радаре, двигающуюся с высокой скоростью в восточном направлении», относя это к рейсу 77.9:33 до 9:34: Руководитель башни аэропорта Рейган сообщает центру Секретной Службы Белого дома, что «в вашу сторону летит самолёт, который не выходит с нами на связь.» имея в виду рейс 77. Белый дом готовится к эвакуации, когда башня сообщает, что рейс 77 повернул, и заходит на посадку в аэропорт Рейган.9:34: Командный центр ФАА передает штаб-квартире ФАА имеющуюся информацию о рейсе 93.9:37: Вице-президент Чейни направляется в подземный бункер по туннелю.9:37:46: Рейс 77 врезается в западное крыло здания Пентагона, отчего начинается сильный пожар. Это крыло Пентагона находится на ремонте, и большинство офисов в нём не заняты. Погибают все 64 человека на борту и 125 человек в здании.1 канал, Россия:В 8:46 первый самолет врезался в северную башню Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Мэр города и руководитель службы спасения немедленно выехали к башням-близнецам. "Подъехав к торговому центру, мы убедились, что все намного хуже, чем мы думали, - рассказывает мэр Нью-Йорка в 2001 году Рудольф Джулиани. - Мы пытались дозвониться до начальника полиции, начальника пожарного департамента, даже до Белого дома. Но сотовая связь почти не работала".В 9:03 в южную башню Всемирного торгового центра врезался второй самолет. После этого первым лицам США стало понятно, что это нападение на страну. Президенту Бушу доложили о втором самолете.В этот момент новость о втором самолете получили журналисты президентского пула. Встреча со школьниками подошла к концуПервый звонок Буша – вице-президенту Дику Чейни. Они обсудили, с какими словами президент должен обратиться к нации. Оба понимали, что это террористический акт и они обязаны об этом сказать.В то время как президент завершал свое обращение к нации, в Центре управления ПВО возникла новая кризисная ситуация. Был замечен самолет в 10 километрах к востоку от Белого дома. При угрозе нападения на Вашингтон Белый дом должен быть немедленно эвакуирован. "Я работал за своим столом, когда в кабинет ворвался один из руководителей охраны. Он приказал следовать за ним без каких-либо объяснений. Потом одной рукой схватил меня за ремень, а другой за плечо и буквально вынес меня из кабинета сначала в коридор, а потом в туннель, ведущий в подземный оперативный центр", - вспоминает Дик Чейни.Оперативный центр находится в бункере. Он предназначен для управления страной в случае начала ядерной войны. Отсюда Чейни мог руководить организацией обороны страны и подготовкой ответного удара. Задача №1 – нейтрализация рейса 77 American Airlines, взявшего курс на Вашингтон.В 9:37 третий угнанный самолет врезался в здание Пентагона. В это время министр обороны Дональд Рамсфелд находился в своем рабочем кабинете. Выйдя на улицу, чтобы оценить ситуацию, он увидел пламя, дым и раненых и бросился помогать пострадавшим. Почти полчаса его не могли найти. Но затем он вернулся в свой кабинет, чтобы связаться с президентом и вице-президентомА теперь обращаемся к всежим американским источникам, коим является ранее мною упоминаемая согласительная комиссия по альтернативному (официальной точке зрения) расследованию этой трагедии. Ранее она находила свидетелей, которые утверждали,что черные ящики от врезавшихся самолетов в ВТЦ, были найдены: Новые доказательства отрицают,что не были найдены черные ящики самолетов.Пожарные, работающие в Граунд Зеро, утверждают,что были найдены три из четырех черных ящиков, так как они находятся в коробках, которые практически не поддаются разрушению. Эта информация была предоставлена согласительной комиссии из 24 членов по 9/11.Сейчас эта же комиссия утверждает,что слова Дика Чейни расходятся с показаниями свидетелей:Point MC-3: The Claim about the Time of Dick Cheney’s Entry into the White House Bunker  Поставим точку в MC-3: заявление относительно того времени, когда Дик Чейни находился в подземном бункере.The Official Account Официально:Vice President Dick Cheney took charge of the government’s response to the 9/11 attacks after he entered the PEOC (the Presidential Emergency Operations Center), a.k.a. “the bunker”. 9/11 Commission Report said1that Cheney did not enter the PEOC until almost 10:00 AM, which was at least 20 minutes after the violent event at the Pentagon that killed more than 100 people.Вице-президент США Дик Чейни взял на себя управление государством после того,как вошел в правительственный бункер и это произошло по его словам около 10:00 утра, через 20 минут после того, как в Пентагоне погибло более 100 человек.(1)The Best Evidence  Лучшее доказательство:Secretary of Transportation Norman Mineta told the 9/11 Commission that, after he joined Cheney and others in the bunker at approximately 9:20 AM, he listened to an ongoing conversation between Cheney and a young man, which took place when “the airplane was coming into the Pentagon.”2After the young man, having reported for the third time that the plane was coming closer, asked whether “the orders still stand,” Cheney emphatically said they did.However, testimony that Cheney was in the PEOC by 9:20 was reported not only by Mineta but also by Richard Clarke3 and White House photographer David Bohrer.4 Cheney himself, speaking on “Meet the Press” five days after 9/11, reported that he had entered the PEOC before the Pentagon was damaged.5The 9/11 Commission’s attempt to bury the exchange between Cheney and the young man confirms the importance of Mineta’s report of this conversation.Министр транспорта Норман Минета сообщил комиссии 9/11,что он присоединился к Чейни и к остальным в бункере уже в 9:20 и услышал разговор между ним и молодым человеком, когда "самолет направлялся в сторону Пентагона".(2)Когда молодой человек в третий раз запросил Чейни, так как самолет приближается и "все ждут приказа", Чейни решительно ответил, что "он обдумывает".Норман Минета не единственный свидетель, кто подтверждает нахождение Чейни в бункере уже в 9:20. Помимо него об этом говорят Ричард Кларк (3) и фотограф Белого дома Дэвид Борер (4)Сам же Чейни утверждает,что он вошел в бункер после того,как был атакован Пентагон.(5)References for Point MC-31. 9/11 Commission Report (2004), note 213, p. 464.2. “911 Commission: Trans. Sec. Norman Mineta Testimony.”3. Richard Clarke, Against all Enemies (New York: Free Press, 2004), pp. 2-5.4. See “9/11: Interviews by Peter Jennings,” ABC News, September 11, 2002.5. “The Vice President Appears on Meet the Press with Tim Russert,” MSNBC, September 16, 2001.Казалось бы- ну и что? Какое это имеет отношение к экономике? А самое прямое. Напомню,что во время 9/11 были объявлены банковские каникулы, после которых в течении недели рынок потерял более 1 триллиона капитализации:Эти атаки оказали значительное экономическое воздействие на американский и мировой рынки. ФРС временно сократил контакты с банками из-за нарушений коммуникационного оборудования в финансовом районе Нижнего Манхэттена. Обратная связь и контроль над денежной массой, включая мгновенную ликвидность банков, была восстановлена в течение нескольких часов. Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE), Американская фондовая биржа и NASDAQ не открылись 11 сентября и оставались закрытыми до 17 сентября. Объекты NYSE и её центры обработки данных не пострадали, но члены биржи, клиенты и другие биржи потеряли с ней связь из-за разрушений телефонного узла около ВТЦ. Когда 17 сентября биржи открылись, после самого долгого периода бездействия со времён Великой депрессии в 1929 году, Индекс Доу-Джонса («DJIA») потерял 684 пункта, или 7,1 %, до 8920, это было самым большим его падением в течение одного дня. К концу недели DJIA упал на 1369,7 пунктов (14,3 %), это было самым большим недельным падением в истории. Американские акции потеряли 1,2 триллиона долл. в течение недели.Стоит обратить внимание на слова Билла Гросса "The Good Times Are Over, The Time For Risk Taking Has Passed" о том, что :"институциональные инвесторы финансовой экономики такие как, фонды денежного рынка, страховые, пенсионные, банковские и даже потребительские балансы больше не могут обеспечить уровень доходности, необходимых для оправдания своих будущих обязательств  и их стало невозможно достичь. Доход по депозитам слишкам мал,чтобы покрыть обязательства. В связи с чем доход по многим классам активов станет отрицательным. По мере снижения ливидности можно будет наблюдать, как ряды рискованных активов будут пополняться , напоминая всем известную игру с музыкальными стульями. И то, что 2015 год или ближайшие 12 месяцев- это время принятия рисков, можно судить по тому,что активов с положительным денежным потоком становится все меньше".Далее мы с вами наблюдаем любопытные вещи, происходящие в крупнейших финансовых учреждениях США.Зерохедж. Is Citi The Next AIG? Citi  - это новый AIG? Напомню, что в Сити работает Саммерс. Тот самый, который организовал в свое время провалившийся фонд Гарварда в России, планировавшийся для того,чтобы организовать то,что сейчас происходит на Украине. Стоит вспомнить о том,что война довольно затратное, а зачастую убыточное мероприятие. И не исключено,что пополнение баланса деривативами как-то связано с тем,что происходит на Украине- Украина банкрот, но , например, Обама подписал закон о поддержке Укрианы на 400 миллионов, к тому же он(Обама) довольно плотно работал с Саммерсом и только общественность заставила отклонить его кандидатуру на пост председателя ФРС, удовольствовашись кандидатурой Фишера на "вторых ролях", хотя Фишер от этого не испытывает никаких страданий.Мы обнаружили,что Citigroup, ранее пролоббировавшая деривативы за счет FDIC, увеличили деривативы на своем балансе в третьем квартале до $70.2 трлн, опередив в этом даже  JPM!Ну раз завели дело о JPM, то давайте поговорим о нем. Этот мегабанк уже довольно давно испытывает давление от регуляторов в том плане, что у них Джейми Даймон одновременно является и генеральным директором и председателем совета директоров. Но, как нам сообщает Зерохедж, основная опасность исходит от конкурента гиганта- Голдман Сакс, чьи люди как раз и работают в регуляторе. Кого заинтересовало, могут подробнее прочитать в оригинале:Зерохедж Goldman's Modest Proposal: It May Be Time To Break Up JPMorgan  Скромное предложение от Голдмана: может, пришло время разбить JPMorganЕще в 2008 году, после падения фондовых рынков, Голдман избавился от двух своих конкурентов: от Bear и Lehman, когда ФРС отказалась спасать эти банки. Теперь, волне возможно, пришла очередь и для JPM.Голдман: недавно было озвучено ФРС,что капитал JPM необходимо поднять до 11,5%,что на 100%-200% выше, чем у всех остальных, то, может быть имеет смысл говорить о целесообразности разделения акционерного капитала, учитывая,что он сейчас является отрицательным. Распад может создать стоимость ниже на 20% и его можно разделить на:  (1) трастовый банк, инвестиционный банк и бизнес по управлению активами и (2) все остальное (то есть более традиционный банковский бизнес). Разделение банка будет способствовать росту акционерного капитала.Вы мне скажете: а при чем тут Дик Чейни? Прямое отношение, конечно, он уже не имеет, просто надо иметь в виду,что США действуют всегда шаблонно, поэтому, например, не исключен вот какой вариант:прогнозирует Байрон Уин из Blackstone Group LP:По словам Уина, в этом году по настоящему проявят себя киберпреступники, которые становятся более ловкими, чем полиция.«Хакеры захватят частные и корпоративные счета одного крупнейшего банка, а Федеральная резервная система закроет это учреждение на пять дней для проверки его счетов»А хакеры- ,понятно, кто- Федеральное бюро расследований США расследует кражу данных из американского банка JP Morgan Chase. Она произошла в середине августа, сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на двух сотрудников, имеющих отношение к следствию. По данным агентства, под подозрение попали российские хакеры. Они украли петабайты закрытой информации настолько умело, что эксперты подозревают — хакеры действуют при поддержке российских властей. ФБР расследует, является ли взлом JP Morgan местью российских властей за санкции США из-за конфликта вокруг Украины.или :Блумберг:"элитные российские хакеры взломали биржу Nasdaq и заложили туда цифровую бомбу".Я , надеюсь, что понятно. В условиях, когда ставки находятся на нуле и практически все активы показывают отрицательное значение, то есть идут убытки по причине невозможности капитал воспроизводить, происходит органический рост - за счет поглощения конкурентов. В США давно поглощены мелкие банки, настала очередь крупного финансового капитала выяснять, кто будет сидеть на стуле. В свою очередь, Россия только вступила в данный этап , когда крупные банки выживают за счет разорения мелких, в чем немало способствует ЦБ РФ. Во всяком случае, мы наблюдаем назревание явно революционной ситуации:"верхи не могут, низы не хотят". Вернее: верхи разбираются, для кого стул лишний, а когда разберутся, то назначат мальчика для битья, коим,скорее всего, будет российская элита,этакий хакерский Бен Ладен. Хотя проблемы финансового капитала США должны решаться несколько иными решениями, но американская элита иначе не может- виноват в их проблемах всегда кто-то другой, вот они и решают их, как могут- за чужой счет. И если это кто-то другой согласен его оплачивать- то тем более.

24 апреля 2012, 18:11

Военные компании на службе страны

В своем выступлении перед депутатами Госдумы глава правительства РФ Владимир Путин неожиданно для многих выступил с поддержкой идеи создания российских частных военных компаний, которые «могли бы предоставлять услуги по охране объектов и тренировке иностранных военных за границей без участия российского государства». Откровеннее ведь не скажешь. Такая позиция главы правительства – это смена подходов в защите государственных интересов, и, если хотите, выражение столь всеми ожидаемой политической воли России. Необходимость такого шага продиктована актуальными вызовами, стоящими перед Россией. Наступающий новый колониализм стремительно меняет «контурные карты» планеты. Успеет ли Россия в довольно сжатые сроки выработать условия и механизмы для успешной работы этого нового для РФ инструмента военной политики – вот в чем вопрос. Скажем прямо, частные военные компании (далее – ЧВК) – это инструмент колониализма. Конец XX века ознаменовал собой финал национального государства как исторического феномена и начало нового наднационального института – корпоративной власти, соединяющей государственные, финансовые и общественные институты. На текущем этапе ЧВК – это динамично растущий рынок, чьи объемы в целом можно сравнить с ведущими индустриями потребления и производства. По ряду данных объем рынка составляет ежегодно в среднем 200 миллиардов долларов[1]. Сам термин «частные военные компании» не в полной мере отражает специфику их деятельности. Сегодня (в отличие, например, от 1970-90х годов) большинство такого рода компаний не столько вовлечены в боевые действия, сколько занимаются обслуживанием соответствующей инфраструктуры – обучают персонал, занимаются консультированием и охранной деятельностью. Когда же это происходит в зонах боевых действий – вот тут-то специфика может и поменяться. Причины использования ВЧК вполне очевидны. Это экономия финансовых средств, оперативность и результативность. Выгоднее под конкретную задачу подписать контракт с частной компанией, которая уже располагает обученным персоналом, чем вводить армию и содержать гарнизоны. В современных международных военных операциях ЧВК являются равноправным правовым субъектом наряду с вооруженными силами национальных государств. История вопроса Показательным историческим примером (с рядом оговорок) является деятельность голландской и британской Ост-Индских компаний. Голландская в 1641 году самостоятельно, без помощи государства, выбила из нынешней Индонезии своих конкурентов – португальцев. Британская же за короткий срок завоевала Индию и ряд других территорий[2]. Правительства обеих стран изящно использовали формально торговые фактории для ведения скрытых войн в мирное время, иначе говоря – занимались захватом территорий, не вовлекая вооруженные силы своих стран. Это был успешный исторический опыт – войну «отдали на контракт», что дало вполне конкретные геополитические результаты. Второе дыхание ЧВК обрели в середине XX века, в период становления национальных государств стран Третьего мира. Тогда на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке ЧВК выполняли как легальные задачи (обучение армии и спецслужб молодых государств), так и нелегальные (перевороты и спецоперации). Впервые американское правительство официально прибегло к помощи частных военных компаний для обучения войск своих союзников в 1974 году, когда американская компания Vinnell Corp. принадлежавшая военно-промышленному концерну Northrop Grumman получила контракт на подготовку Национальной гвардии Саудовской Аравии[3]. Согласно некоторым данным стоимость контрактов достигала общей суммы в полмиллиарда долларов[4]. В Африке пионером в области организованного ведения такого бизнеса была (ныне уже несуществующая) южноафриканская компания Executive Outcomes которая возникла в 1989 году во главе с бывшим начальником западноевропейского отдела службы диверсий (Civil Cooperation Bureau) Министерства Обороны ЮАР Эбеном Барлоу[5]. В 90-е годы ЧВК убедительно показали свою способность решать стратегические задачи. Executive Outcomes в период 1993-1996 году сумела полностью подготовить армию Анголы и нанести серьезное поражение силам УНИТА, практически закрыв многолетнюю гражданскую войну[6]. В 1995 году та же компания Executive Outcomes получила контракт с правительством Сьерра-Леоне по подготовке армии Сьерра-Леоне. Фактически же этот контракт означал проведение боевых операций против повстанцев Обьединенного революционного фронта, которые к тому времени вошли в столицу Сьерра-Леоне Фритаун и захватили контроль над рудниками оксида титана Sierra Rutile и бокситов Sierramoco. Компания Executive Outcomes освободила Сьерра-Леоне и уже в течение ряда операций свела до нуля военные возможности мятежников[7]. В итоге в ноябре 1996 года было подписано соглашение о мире в Сьерра-Леоне. Параллельно схожие процессы шли в Европе. Компания Military Professional Resources Inc., действующая в интересах армии США, в сжатые сроки подготовила вооруженные силы сепаратистских республик бывшей Югославии. Эд Сойстер, тогдашний вице-президент MPRI и бывший шеф DEA (американской военной разведки) заявил 11 мая 1995 года в интервью британской газете Observer: «Мы не можем им сказать, как стрелять, но можем им показать, как лучшим образом организовать своих людей, чтобы те стреляли»[8]. В результате работа этой компании сыграла важную роль в разгроме сербских войск в Западной Славонии (1-2 мая 1995 г), в Книнской Краине (4-8 августа 1995 г.) и в Боснийской Краине (июль-октябрь 1995 г.)[9]. В 1998-99 годах компания осуществила также аналогичную работу в Албании по обучению албанской УЧК ведшей партизанскую войну против сербских войск в Косово и Метохии. После входа американских войск в Афганистан в 2001 году и в Ирак в 2003 году, MPRI получила контракты на создание новых армий Афганистана и Ирака, а впоследствии еще ряд контрактов, в том числе по подготовке воинского контингента Грузии для участия в операциях в Ираке и в Афганистане[10]. Таким образом, к началу этого века в мире появилась достаточно мощная индустрия частного военного предпринимательства с основным работодателем в виде правительства США. Ныне во всем мире существует широкий рынок подобных услуг, отнюдь не ограничивающийся Ираком и Афганистаном. Но именно Ирак стал полем, на котором произошло становление ЧВК в их современном виде, когда ЧВК стали сосредотачиваться на рынке услуг снабжения и инфраструктурной поддержки. Не последнюю роль в становлении этого огромного рынка сыграла администрация Джорджа Буша-младшего, чьи ключевые представители были прямо связаны с компаниями-подрядчиками. Halliburton Corporation, чьим главой с 1995 по 1999 год был Дик Чейни, будущий вице-президент США, долгое время была основным мажоритарием компании KBR (Kellogg Brown & Root), которая, в свою очередь, была одним из основных подрядчиков армии США[11]. В 2001 году KBR получила контракт LOGCAP-III на тыловое обеспечение американских войск в Афганистане, Ираке, Джибути а позднее и в Грузии[12]. В 2007 году был подписан тендер на новый контракт LOGCAP-IV общей стоимостью 2,4 миллиарда долларов на обеспечение баз американской армии в Афганистане, Ираке, Гаити и Кувейте[13]. В самой Российской Федерации компания KBR согласно межправительственному соглашению осуществляет с 2009-го года переброску грузов для армии США в Афганистан[14]. Не последнюю роль ЧВК сыграли в процессе замещения и усиления «официальных» войск формально гражданскими, а по сути – профессиональными военными специалистами. Если в годы первой войны в Персидском заливе в сухопутных силах США числилось 780 тыс. человек личного состава, то теперь лишь 480 тыс. Если в 1991 году в дни высадки американцев в Кувейте на 50 кадровых военных приходился один солдат из так называемых вспомогательных сил, то в начале второй иракской кампании один сотрудник PМC (private military companies – так называют фирмы, которые предоставляют заказчику профессиональных солдат) приходился на 10 военных[15]. Активно растущим сегментом деятельности ЧВК является розыскная и разведывательная деятельность. В качестве наилучшего примера можно упомянуть компанию Кролл (Kroll). С началом войн в Афганистане (2001) и в Ираке (2003) году компания активно включилась в охранную деятельность по содействию коалиционным войскам в Ираке и контингенту НАТО в Афганистане. В ряду коммерческих контрактов на охрану, Кролл получила тендер на программу подготовки новой армии Ирака а так же на развитие разведывательной сети в Ираке в интересах коалиционных войск[16]. Эта же компания засветилась и в России. По сообщениям СМИ, в 2002 и 2003 годах компания «Кролл» вела «аудиторскую» работу в интересах компании «Альфа-Групп»[17]. Подобные компании позволяют на совершенно законных основаниях вести техническую и агентурную разведку на территории любого государства, и в отношении любых лиц. Согласно заключениям экспертов, компании подобного типа со временем будут приобретать всё большую роль в войнах и вооруженных конфликтах. Совершенно особое место занимает в планах администрации Белого Дома использование ВЧК на Ближнем Востоке. Эксперты прямо называют американские и британские ВЧК основным инструментом подготовки вооруженных отрядов оппозиции в Ливии и Сирии[18]. Есть свидетельства и прямого участия специалистов военных компаний в боевых действиях. Продолжается работа и по укреплению лояльных США режимов. В 2011 году прошла информация о том, что американская компания Reflex Responses получила контракт на 529 миллиардов долларов от наследного принца Абу-Даби шейха Мухаммеда бен Заида Аль Нахайянна, по созданию и подготовке в ОАЭ батальона в 800 военнослужащих для ведения охранной и контртеррористической деятельности[19]. Ставка на ЧВК в военном плане сигнализирует об одном очень важном факторе – в обозримой исторической перспективе западные элиты не заинтересованы в широкомасштабных боевых кампаниях. Но это не значит, что следующие десятилетия будут проникнуты духом пацифизма. Масштабное применение ЧВК напрямую связано с дальнейшим курсом на использование непрямых методов в геополитической и геоэономической конкуренции, которая будет только увеличиваться на фоне общей глобальной нестабильности. Возможные выгоды для России Что дает России использование ЧВК? В первую очередь – это получение недорогого и эффективного инструмента защиты государственных интересов здесь и сейчас. В настоящее время РФ проходит стадию реформирования военно-политической системы. Очевидно, что не за горами и переформатирование системы разведывательного сообщества. Реформа ГРУ только избавила ведомство от тяжести функций прошлого века. Политическая разведка оправляется от серии тяжелых поражений и ждет кардинальной реорганизации. Очевидно, что в текущем состоянии, СВР не может эффективно решать поставленные задачи. В первую очередь это вызвано отсутствием необходимых ресурсов. Проблема актуальна и для военной разведки. Вместе с военно-политическим фактором, есть вполне приземленные экономические причины. В ходе двух чеченских компаний армия доказала свою необходимость и защитила целостность и суверенитет России. Вместе с тем, расходы по обеспечению группировки войск на Северном Кавказе ложились тяжким бременем на российский бюджет. Не будем также забывать, что российская армия на протяжении многих лет уверенно возглавляет хит-парад самых коррумпированных институтов нашего государства. Необходимость появления российских ЧВК существует и для обеспечения интересов отечественного крупного бизнеса. С проблемами безопасности российские компании сталкиваются не только на взрывоопасном Ближнем Востоке, но и в Африке, и в странах Индокитая. Российскому бизнесу необходимо не только обеспечение безопасности в этих странах, но и работа по сбору информации и по лоббированию своих интересов в государственных и структурах. Нередки случаи, когда зарубежные компании под разными предлогами отказывали российским специалистам в оплате их труда, действуя не только беззаконно, но и жестоко. Стоит упомянуть случай в иракском Курдистане, где крупная британская компания, не желая выплачивать денежное довольствие российским служащим, около полугода удерживала их под надуманным предлогом фактически в неволе, принуждая «добровольно» отказаться от своих «претензий». Были случаи, когда российских специалистов, просто, что называется «кидали», оставляя в чужой стране без денег и документов. Американцы в аналогичных сложных ситуациях создавали частные военные компании, так как обнаружили, что иного пути защиты их интересов нет. Россия пока имеет союзников среди военно-политического руководства практически на всех континентах. В ключевых регионах планеты – в Африке, на Ближнем Востоке и в Индокитае у нашей страны до сих пор есть ключевое преимущество – выращенные при деятельном участии еще СССР элиты. Но через 10 лет им на смену придет новое поколение, получившее образование на Западе и в Китае. У России есть и другой немаловажный ресурс: пока существует костяк военной машины Советского Союза – оперативный и руководящий состав разведки и спецподразделений, имеющий опыт действий по всему миру, и вполне успешно легализовавшиеся (в большинстве своем) в реалиях нового мира. Это «спящий резерв» государства, который при желании можно реанимировать. Все перечисленные плюсы – это не полноценное конкурентное преимущество, а то, что осталось, и что еще можно эффективно использовать. Немногие российские ЧВК, действующие за рубежом, испытывают жесточайший прессинг со стороны своих иностранных конкурентов. При этом правительства США и Великобритании оказывают своим компаниям всемерную поддержку, ставя всевозможные препоны для российских специалистов. Как создавать российские частные военные компании? В России сейчас любой инициатор создания ЧВК может загреметь по статье 359 УК РФ «Наемничество», или статье 208 «Создание вооруженного формирования». Подобное весьма мрачное положение дел ставит государство перед необходимостью принципиально определиться с идеологией в отношении двух фундаментальных вопросов а) частного бизнеса в сфере ОПК и безопасности; б) гражданской практики использования (хранения, владения) оружием. В настоящий момент у нас нет какого-либо нормативного правового акта, регламентирующего деятельность частных военных компаний. Во многих странах (например, в США) законодательно допускается деятельность национальных охранных компаний за пределами этих стран. Такая деятельность приравнивается к экспорту военной продукции и подлежит лицензированию. Международное право в вопросах использования ЧВК руководствовалось до недавнего времени Женевской конвенцией, затем Конвенцией ООН и Документом Монтрё, который подписали уже 22 государства. Последний регламентирует работу ЧВК на международном рынке, его же и признают базовым нормативно-правовым актом в вопросах функционала частных военных компаний. Совершенно отдельной проблемой стоит вопрос допуска частных лиц к государственной тайне. Такого механизма в отечественной законодательной базе просто нет. Существующий рынок частных охранных услуг, подразумевающий действия в ситуациях высокого риска, мал и фрагментирован. Фактически его можно поделить на предприятия-«дочки» крупных ФПГ и охранные компании, которые работают на личные политические связи их владельцев. Есть также небольшой сегмент компаний, основанных энтузиастами из военной среды. Их доходы – небольшие контракты за рубежом (главным образом проводка конвоев и судов), которые неинтересны лидерам рынка из-за высокого риска или малой цены. Потенциальная среда ЧВК подвержена тем же болезням, что и весь российский бизнес – коррупция, непрозрачность тендеров, противодействие правоохранителей, отсутствие внятной государственной политики. Лидеры охранного бизнеса в России по причине отсутствия опыта и необходимых навыков ведения бизнеса не способны взять на себя функции локомотива зарождающегося рынка. Единственным, и, наверное, наиболее эффективным инициатором процесса могут выступить компетентные в международной геоэкономике инвесторы, максимально далекие как от государства, так и от интересов российских ФПГ. В России есть позитивный опыт вхождения в сферу ОПК частного бизнеса весьма далекого от специфики среды, но владеющего инструментарием успешного стартапа и ведения производственного бизнеса в России. Главными направлениями, требующими обеспечения российских интересов, являются зоны Центральной Азии и Среднего Востока. Данные ареалы являются территорией стратегически важных ресурсных потоков для России и интересны с точки зрения экспорта прямых военных услуг. Большие перспективы имеют рынки стран Африки и Латинской Америки, где вопросы общественной и государственной безопасности актуальны как никогда. Понимание необходимости ЧВК как инструмента политической и экономической конкуренции уже существует, и выступление Владимира Путина тому порука. Вместе с тем, реализация данного проекта наталкивается на системную проблему нашего государства – дремучесть правовой системы. И одной политической воли здесь будет недостаточно. [1]http://svpressa.ru/politic/article/54437/ [2]http://dic.academic.ru/dic.nsf/es/84690/%D0%9E%D0%A1%D0%A2 [3]http://ko.ru/articles/9541 [4]http://ko.ru/articles/9541 [5]http://www.wnd.com/1998/08/3290/ [6]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/text_0400.shtml [7]http://www.psj.ru/saver_people/detail.php?ID=70795 [8]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [9]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [10]http://www.nytimes.com/2002/10/13/business/yourmoney/13MILI.html?scp=1&sq=mpri&st=cse [11]http://magazine.rbc.ru/2011/05/01/main/562949980354228.shtml [12]http://www.army.mil/article/38607/logcap-iii-task-order-continues-support-in-iraq/ [13]http://defensebaseactcomp.wordpress.com/2010/02/27/kbr-awarded-2-3b-logcap-iv-task-order-in-iraq-after-poor-performance-evaluation/ [14]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [15]http://via-midgard.info/news/in_midgard/1559-chastnye-voennye-kompaniipmc-vchera-segodnya.html [16]http://www.ft.com/cms/s/0/24fa237c-6a13-11db-952e-0000779e2340.html [17]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [18]http://www.csef.ru/studies/politics/projects/arab_revolution/articles/1244/ [19]http://www.nytimes.com/2011/05/16/world/middleeast/16prince.html Костин Александр