Дуайт Эйзенхауэр
30 декабря 2017, 12:00

Мнения: Главная сенсация 2017 года в американской политике

Американские СМИ разошлись в оценке первого года правления нового президента. Если в середине 2017-го аналитики еще делали попытки оценить работу Большого Дональда с долей отстраненности, то к Рождеству «оттенки серого» исчезли. Подводя итоги 2017 года, невозможно не говорить о 45-м президенте Соединенных Штатов Дональде Джоне Трампе. Любой лидер США серьезно влияет на все, что происходит в мире. К словам хозяина Белого дома прислушиваются, его действия анализируются со всей тщательностью и зачастую становятся предметом ожесточенных споров. Словом, медийная картина неполна без президента заокеанской сверхдержавы. Дональд Трамп по праву занял в этой картине особое место. Потому что с самого начала своей предвыборной кампании он не был похож ни на одного политика, который побеждал в борьбе за президентское кресло в Америке. К нему просто невозможно относиться индифферентно. В США его либо горячо поддерживают, либо страстно ненавидят. Чувства американцев остры и искренни. Даже тех, что голосовали за или против Трампа исходя из политического расчета – мол, это «меньшее зло» или «только бы не республиканец, неважно, какой». Американские СМИ разошлись в оценке первого года правления нового президента. Разошлись диаметрально. Если в середине 2017-го некоторые аналитики еще делали попытки оценить программу и работу Большого Дональда с определенной долей отстраненности, то к Рождеству «оттенки серого» исчезли. Осталось ослепительно белое и мрачно черное. Заголовки стали не просто броскими. Они стали лозунгами. Вот несколько примеров. Мел Роббинс, CNN: «2017-й стал последним вздохом трампизма». Ронна Макдениэл, Fox News: «Первый год президентства Трампа стал историческим успехом». А в New York Post появился такой заголовок: «Первый год Путина в Белом доме»… Нет согласия среди заокеанских экспертов и по вопросу о перспективах расследования так называемого русского дела. Одни утверждают, что очень скоро команда спецпрокурора Роберта Мюллера докопается до «грязных тайн» Трампа (и Путина, конечно, тоже) и импичмент станет неминуем. Другие возражают, что под арест и далее под суд могут отправиться сами следователи вместе со всеми их информаторами. Уж слишком политизированную команду собрал Мюллер и слишком много среди них тех, кто спустил на тормозах дело Хиллари Клинтон в 2016 году. Более того, как выяснилось, пресловутое московское досье на Трампа, состряпанное бывшим агентом МИ-5 Кристофером Стилом, было использовано для возбуждения самогó «русского дела» и прослушки окружения Дональда, причем агенты ФБР, которые руководили прослушкой, имели личные связи с компанией Fusion GPS, которая и наняла Стила. Когда расследовали Уотергейт в 1970-х, аферу Иран-контрас в 1980-х и скандал вокруг Билла Клинтона в 1990-х (дошедшие до стадии импичмента), следствие демонстрировало нейтральность и высокие стандарты беспристрастности. Адвокатам защиты не в чем было уличить следователей, и перечисленные дела дошли до финальных стадий рассмотрения. Но в «русском деле» все не так. Ангажированность следствия очевидна. Любой обычный криминальный процесс был бы давно прекращен. Единственное, на что могут надеяться противники Трампа, так это на затягивание расследования, которое будет постоянным источником медийных вбросов о скором отстранении президента от власти и о наличии «явных доказательств» связей Дональда Трампа с Кремлем. В июне ведущий телеканала MSNBC Лоуренс О’Доннелл заявил в прямом эфире, что президент «вне всякого сомнения» покинет Белый дом до конца года. Похожие прогнозы делали CNN, The New York Times, Politico, Vox, Huffington Post и прочие медиа. Но всем этим предсказаниям так и не суждено было сбыться. В этом смысле главной сенсацией 2017-го стало то, что Трамп устоял. Впрочем, неожиданностью это стало лишь для тех, кто последние два с половиной года слишком серьезно относился к мейнстримным американским СМИ. Эти СМИ, которые раньше, хоть и были политизированными и имели явный либеральный уклон, все же сохраняли авторитетность и профессиональные стандарты. За 2016-й им всем должно быть стыдно. 8 ноября 2016-го они могли одуматься и скорректировать редакционную политику. Нет, не начать нахваливать новоизбранного президента, но хотя бы прекратить вести себя как органы пропаганды. У них был шанс, но они им не воспользовались. Возможно, дело зашло слишком далеко, и никто уже не мог остановить охватившее наших американских коллег безумие. Или не захотел… Среди заокеанских аналитиков много разумных людей, грамотных и честных специалистов. И они с горечью констатируют, что, возможно, американскую «свободную прессу» уже не спасти. В медийном цеху закрепилось убеждение, что Дональд Трамп представляет такую страшную опасность для Америки и мира (уточню за них: для либеральной Америки и либерал-глобалистского миропорядка), что противодействие ему можно и нужно осуществлять всеми доступными средствами. И плевать на профессиональные стандарты! Более того, нарушение журналистской этики и пренебрежение элементарной чистоплотностью ради достижения политической цели стало цениться как самое «смелое» и «честное» поведение. Во время предвыборной кампании Трамп действовал в обход мейнстримных медиа, собирая многотысячные митинги и строча твиты. И как бы ни относиться к иной раз сомнительным высказываниям Большого Дональда в социальных сетях, стоит признать, что его твиттер стал одним из главных СМИ США. Этот феномен будут анализировать, я думаю, еще не один год. Став главой государства, Трамп не отказался от прямых каналов коммуникаций с избирателями и продолжил обличать либеральные медиа, называя их «фейковыми новостями» и «самыми бесчестными людьми». В конце 2017-го средства массовой информации забили тревогу. Нет, они не испугались репрессий (хотя в полемическом запале предрекали и их). Появился дискурс о вредности самого тезиса о «фейковых новостях». В прямом эфире CNN Андерсон Купер и Кристиан Аманпор заявили о «реальной опасности» трамповской риторики в отношении СМИ. В чем опасность? В том, что разговоры о «фейковых новостях» подрывают авторитет американской «свободной прессы» во всем мире, а значит… Приведу слова Аманпор: «Это правда очень серьезно. И это надо остановить. Потому что это не только подрывает нашу безопасность, но и доверие к демократии, к нашей борьбе против коррупции во всем мире, подрывает легитимность нашего порядка, мирового порядка в целом». Бóльшей откровенности из уст представителя либеральных медиа и ожидать было нельзя! Разоблачение и саморазоблачение американских и в целом западных СМИ – это, пожалуй, один из самых значимых итогов первого года президентства Дональда Трампа. Моральный авторитет огромной медийной машины – важнейшего механизма мягкой силы Запада – был подорван. Подорван в международном масштабе. Но если говорить не о «демократии» в понимании Кристиан Аманпор, а об американской демократии как таковой, то она, пожалуй, скорее жива, чем мертва. Само избрание Трампа и его, пусть и минимальные, успехи в законодательной сфере показали, что система может эффективно сопротивляться избирателю, но у этого сопротивления есть предел. Другое дело, что, уже став президентом, Большой Дональд ощутил на себе пресс системы гораздо в большей степени, нежели когда был кандидатом-бунтарем. В интервью агентству Reuters в апреле 2017 года Трамп признался, что недооценил сложность работы президентом. Дело тут, конечно, не в том, что дилетант «наконец-то» осознал, что большая политика требует не меньшего профессионализма, чем бизнес, и что бывший бизнесмен (или генерал, как Дуайт Эйзенхауэр, или актер, как Рональд Рейган) не может управлять государством. Политик, на мой взгляд, в принципе должен быть дилетантом. «Профессионализм» в политике – это путь к технократическому диктату. Очень много плохих вещей в мире произошло именно по вине «профессионалов», которые «знали, как надо». Именно они составляют то «вашингтонское болото», которое не захотели более терпеть избиратели Трампа и которое 45-й президент обещал осушить. Проблема в том, что новому хозяину Белого дома было оказано беспрецедентное сопротивление со стороны бюрократии, лоббистов и руководства спецслужб – всех тех, кто составляет так называемое глубинное государство. В том, что все эти «милые люди» после десятилетий успешных закулисных игр вынуждены были явить миру свое истинное лицо, тоже огромная заслуга Дональда Трампа. Если послушать конгрессменов-старожилов из обеих партий и либеральных экспертов, то «после Трампа» (неважно, в 2019-м, 2021-м или в 2025-м) можно будет вернуться к «нормальной жизни», к бизнесу как обычно. Но они выдают желаемое за действительное. Нет, «будущее после Трампа» не будет таким благостным для «вашингтонского болота», даже если оно переживет несистемного президента. Да, Большой Дональд не добился пока больших успехов в трансформации американской политики. Более того, он несколько раз был вынужден идти на тактические уступки. Но он сломал нечто очень важное в тщательно настроенном неоконами и либеральными интервенционистами механизме. Либерал-глобализм более не воспринимается как данность. Даже если это останется единственным достижением Трампа, это уже успех. Причем, соглашусь с Ронной Макдениэл, успех исторический. И ведь это только первый его год! Не поэтому ли несистемного лидера так хотят спровадить из Белого дома, выдвигая одно нелепое обвинение за другим? Впрочем, неверно было бы сводить деятельность Дональда Трампа на посту президента США исключительно к демонтажу (или попыткам демонтажа) старой системы. Один из главных плюсов, который с полным правом может засчитать на свой счет 45-й президент, – это оздоровление экономики. Билль о налоговой реформе (отчасти компромиссный и половинчатый) был принят только в конце года и начнет приносить свои плоды уже в 2018-м. Но и безо всяких прорывов в законодательной области Трампу удалось придать американским индустриям приличный импульс. За первый год нахождения в Белом доме глава государства отменил более двухсот (!) подзаконных актов, принятых его предшественниками, устраняя административные барьеры, снижая зарегулированность экономической деятельности и снимая ограничения, наложенные в связи с «глобальным изменением климата». Трамп также начал – пока без поддержки Конгресса – проводить политику защиты американского производителя и рабочего. Всем, кто собирался вывести производство за пределы Соединенных Штатов для дальнейшего импорта продукции в страну, он пообещал «веселую жизнь». Одновременно с этим он начал национальную кампанию «Сделано в США» и пообещал местным предпринимателям режим наибольшего благоприятствования. Результаты не заставили себя долго ждать. В американскую экономику – причем в ее реальный сектор – снова стали вкладывать деньги. ВВП начал расти темпами, которые во время предвыборной кампании называли «невозможными» и «сказочными». Сразу несколько крупнейших корпораций начали строить и расширять производства на территории США. Было создано два с лишним миллиона рабочих мест, причем около 200 тысяч – в индустриальном секторе Среднего Запада, регионе, который за прошедшие два десятилетия не видел ничего, кроме закрытия производств и упадка. Уровень безработицы в США сегодня является минимальным за последние 17 лет. Было разморожено строительство двух важнейших нефтепроводов – Keystone XL и Dakota Access, разрешено бурение на шельфе. В принятом налоговом билле предусмотрены меры по поощрению возврата выведенного из страны капитала, введены опосредованные протекционистские тарифы (через «тонкую настройку» налогообложения доходов, полученных за рубежом), а также меры по дальнейшему облегчению жизни энергетиков. Но все это заработает только в следующем году, а рост деловой активности и производства начался уже в 2017-м. Либеральные экономисты бросились доказывать, что условия для роста были заложены при Обаме, но им так и не удалось объяснить отток капитала и индустриальных мощностей при прежнем президенте и резкую реверсию тенденции в феврале-марте 2017 года, то есть после инаугурации Трампа. С каждым административным ограничением, снятым главой государства, рост экономики ускорялся и в четвертом квартале достиг почти 3,5%. Еще раз напомню, что все те, кто пытается приписать заслугу в этом Бараку Обаме, в ноябре 2016-го называли планку роста в 3% «фантастикой». И это тоже очень важный урок этого года. Экономические субъекты очень живо реагируют на обещания, подкрепленные политической волей. Не менее важна для них ликвидация излишних административных барьеров. Предприниматели любят, когда к ним разворачиваются лицом, и с лихвой отплачивают за это инвестициями и созданием рабочих мест. Весь экономический рост в США в 2017 году был основан на ожиданиях и ликвидации бюрократических препон. Это феноменальный результат. В области миграционной политики и борьбы с опиоидной эпидемией Трамп все еще испытывает сложности с обеспечением обещанной избирателям стены на южной границе США. И все-таки за счет только действий исполнительной власти удалось снизить приток нелегальных мигрантов на три четверти, а наркотиков – на треть. И это тоже удивительное достижение. Президент просто позволил правоохранителям выполнять свою работу без оглядки на политкорректность и отменил целый ряд указов Обамы о толерантном отношении к нелегалам. И результат не заставил себя ждать. Примерно так же Трамп поступил и в отношении военных, действующих в Ираке. Он существенно упростил правила вступления в боестолкновения и взаимодействия с местными формированиями, одновременно значительно урезав помощь сирийским «умеренным оппозиционерам». И тогда началось своего рода соревнование двух антитеррористических коалиций – российской и американской. Результат – быстрый разгром основных сил самопровозглашенного халифата. Разумеется, у этого решения были и свои минусы. Ракка и Мосул фактически разрушены. Только во время последнего штурма Мосула погибло 9000 гражданских. Число беженцев просто не поддается подсчету. Но это война, а не «игра против низшей лиги убийц», как охарактеризовал борьбу с ИГИЛ Барак Обама. И как только война была признана тем, чем она является, победа была достигнута в относительно сжатые сроки. При этом внешняя политика остается главным камнем преткновения Дональда Трампа. Нам, разумеется, более всего неприятно, что он так и не смог выполнить своего предвыборного обещания по налаживанию отношений с Москвой. Россия – системная проблема Трампа. «Русское дело» было выдумано его врагами не просто как предлог начать процедуру импичмента. Ведь дело-то не иранское, не северокорейское, не китайское и не катарское. А русское. Сдерживание России – это один из главных приводных ремней финансово-политической машины Вашингтона. Именно «старая добрая» конфронтация с Кремлем позволяет держаться на плаву целому классу политиков, лоббистов и бюрократов. Поэтому просто так «новую холодную войну» они не сдадут. Осушение «вашингтонского болота» и налаживание российско-американских отношений – разумеется, не тождественные задачи, но они напрямую связаны. Одно без другого не получится. Стоит отдать Трампу должное. Несмотря на очевидные тактические риски, он из раза в раз продолжает говорить о важности восстановления доверия между двумя странами. В 2017 году, однако, его слова так и остались словами – Конгресс и значительная часть администрации Белого дома постарались, чтобы в русском вопросе президент остался практически в полной изоляции. Что ж, пожелаем Дональду в 2018-м не сдаваться и преуспеть. Не забывая при этом, что наше собственное будущее зависит исключительно от нас самих. Теги:  Россия и Америка, Дональд Трамп, президент США

28 декабря 2017, 15:37

Обама снова возглавил "рейтинг восхищение" американцев

Экс-глава Белого дома Барак Обама остается лидером в рейтинге президентов, вызывающих у американцев восхищение.

28 декабря 2017, 03:19

Trump falsely claims he broke a legislative record

President Donald Trump falsely claimed on Wednesday that he had signed more legislation than any of his predecessors at this point in their terms.“You know, one of the things that people don’t understand — we have signed more legislation than anybody,” the president said in remarks to roughly four dozen first responders at a firehouse in West Palm Beach, Florida. “We broke the record of Harry Truman.”It is true that Trump had signed more bills in his first 100 days than any president since Truman, but as Trump nears the anniversary of his Jan. 20 inauguration, he is far removed from his 100th day. And he has now signed the fewest number of bills into law of any first-year president dating back to Dwight Eisenhower, according to a recent report from the website GovTrack.The report was published last Thursday, a day before the president signed a $1.5 trillion tax-cut bill and headed to his Mar-a-Lago club in Palm Beach for the holidays.Trump called the tax bill, which includes provisions mandating the federal government to hold oil-lease sales in Alaska’s Arctic National Wildlife Refuge and repealing Obamacare’s unpopular individual mandate, “the legislation of all legislation” and “the biggest there is.”Trump repeated his claim to first responders that his administration had passed a lot of legislation, though last week’s tax bill was the first and only major legislative achievement of his presidency thus far. And, according to GovTrack, Trump has signed fewer bills at this point in his presidency than George W. Bush had — and less than half as many bills as Bill Clinton and George H.W. Bush had at this point.“I believe we have — and you’ll have to ask those folks, but I think they know the real answer,” Trump said, apparently referring to the media. “We have more legislation passed, including — the record was Harry Truman. That’s a long time ago. And we broke that record. So we have a lot done.”At the firehouse, the president thanked first responders for their service.“I just want to thank everybody for the fantastic job you’ve done and are doing,” he said. “What you do, in terms of paramedics and fire and all of the other things you do that people don’t appreciate like they should. But we appreciate it.”Trump’s visit had not previously been announced — the president’s schedule had no public events listed. He spent about five hours at Trump International Golf Club, where he presumably hit the links on Wednesday. The White House, however, refused to say what the president did there.On Tuesday, Trump spent about four hours playing golf with Sen. David Perdue of Georgia, professional golfer Bryson DeChambeau and former pro golfer Dana Quigley.Trump had tweeted Monday night that he hopes “everyone is having a great Christmas,” adding that “tomorrow it’s back to work in order to Make America Great Again (which is happening faster than anyone anticipated)!”

25 декабря 2017, 00:30

The Information-Industrial Complex

 Half a century ago, outgoing President Dwight D. Eisenhower coined the term "military-industrial complex" to describe the fascistic collusion between the Pentagon and America's burgeoning armaments industry. But in our day and age we are witnessing the rise of a new collusion, one between the... [[ This is a content summary only. Visit http://FinanceArmageddon.blogspot.com or http://lindseywilliams101.blogspot.com for full links, other content, and more! ]]

19 декабря 2017, 17:20

Poll: Trump's approval rating hits historic low of 35 percent

Nearly one year after his inauguration, President Donald Trump’s approval rating sits at 35 percent, according to a new poll released Tuesday by CNN, a historic low for a commander in chief in the December of his first year in office.The 35 percent approval rating is Trump’s worst mark yet in CNN polling. Fifty-nine percent of respondents said they disapprove of the way Trump has handled his job as president. Before Trump, no president dating back to Dwight Eisenhower ever had an approval rating lower than 49 percent in December of the first year in office. The RealClearPolitics polling average for Trump’s job approval rating, which does not include the CNN poll released Tuesday, sits at 38 percent.The tax reform package championed by Trump that is currently nearing completion on Capitol Hill also polled poorly among respondents to the CNN survey. Fifty-five percent of those polled said they oppose the tax reform plan, a 10 percent increase over last month. One in three respondents said they support the measure.The tax reform bill has faced stiff opposition from Democrats, who have suggested that it amounts to little more than a tax cut for wealthy Americans that will balloon the deficit. Republicans, poised to pass the measure without any Democratic support, have argued that the bill will stimulate economic growth and make the U.S. more globally competitive by cutting the corporate tax rate.The poll released Tuesday by CNN seems to indicate that Democratic messaging on the legislation has been more successful. Two-thirds of respondents said they believe the tax bill will benefit the wealthy more than the middle class, while 37 percent told CNN that they believe their family will be worse off if the legislation is signed into law by Trump. Poll respondents also indicated they believe the tax bill backed by the president will offer benefits to Trump and his family. Sixty-three percent said the legislation will leave Trump and his family better off. The number of respondents who said they disapprove of Trump’s handling of taxes is up 6 points, to 57 percent, relative to a month ago.The CNN poll, conducted in conjunction with SSRS, was in the field from Dec. 14-17, reaching 1,001 adults nationwide via landlines and cellphones. The poll’s margin of error was plus or minus 3.8 percentage points.

15 декабря 2017, 18:14

In May 1942, The Largest Surrender in U.S. Military History Took Place

Michael Peck Security, Asia A shocker of a story.  But MacArthur was busy with other things. He was awarded $500,000 by Philippine president Manuel Quezon for his prewar service, and his staff also got money (Eisenhower was offered money, but turned it down). To be fair, he was ordered by President Roosevelt to fly himself and his family aboard a B-17 to Australia. Following orders, to be sure, but his troops weren’t so lucky. Between the cruelty of the Bataan Death March, and for the survivors the brutality of Japanese prison camps, 40 percent of the Americans never made it home. “Tell Joe, wherever he is, to give ’em hell for us,” said the radio signal. “My love to you all. God bless you and keep you. Sign my name, and tell mother how you heard from me. Stand by.” And then there was silence. On the morning of May 6, 1942, U.S. Army Sgt. Irving Strobing sent the last message—to America, his family and his brother Joe—from the fortress of Corregidor, an island at the mouth of Manila Bay. A few hours later, under the cameras of Japanese photographers and the contemptuous glare of Japanese officers, Gen. Jonathan Wainwright surrendered the last of the U.S. garrison in the Philippines. Recommended: Uzi: The Israeli Machine Gun That Conquered the World Recommended: The M4: The Gun U.S. Army Loves to Go to War With Recommended: Why Glock Dominates the Handgun Market (And Better than Sig Sauer and Beretta) From Corregidor’s tunnels emerged eleven thousand starving, wounded and exhausted American and Filipino prisoners, including several American nurses. They swelled the ranks of the defenders of the Bataan peninsula, who had surrendered on April 9. By early May 1942, the Japanese had captured seventy-six thousand American and Filipino soldiers in the largest surrender in U.S. history. On the seventy-fifth anniversary of the fall of Corregidor, the question still remains: what went wrong? Read full article

13 декабря 2017, 14:29

From Cancer to Heart Disease: Every U.S. President That Kept Serious Health Problems a Secret

Like many presidents, Trump's health has become a concern. While it's unknown if Trump is sick, he wouldn't be the first president to hide a health problem.

11 декабря 2017, 17:58

In 1955, America Threated China with Nuclear War

Sebastien Roblin Security, Asia But thankfully atomic war never happened. Here is the story.  The United States remains legally committed to the defense of Taiwan, even though it no longer recognizes it as the government of China. Despite a recent spike in tensions, China-Taiwan relations are still massively improved, exchanging university students and business investments rather than artillery shells and aerial bombs. However, the capabilities of the PLA have drastically increased in the interval as well. In the event of military conflict, most believe China would use the modern equivalent of the tactics used at Yijiangshan: a massive bombardment by long-range missile batteries and airpower well before any PLA troops hit the shore. We should all hope that scenario remains strictly theoretical. In 1955, the Chinese People’s Liberation Army embarked on a bloody amphibious landing to capture a fortified Nationalist island, only about twice the size of a typical golf course. Not only did the battle exhibit China’s growing naval capabilities, it was a pivotal moment in a chain of events that led Eisenhower to threaten a nuclear attack on China—and led Congress to pledge itself to the defense of Taiwan. Recommended: 8 Million People Could Die in a War with North Korea Recommended: Why North Korea Is Destined to Test More ICBMs and Nuclear Weapons Recommended: 5 Most Powerful Aircraft Carriers, Subs, Bombers and Fighter Aircraft Ever In 1949, Mao’s People’s Liberation Army succeeded in sweeping the Nationalist Kuomintang (KMT) government out of mainland China. However, the Nationalist navy allowed the KMT to maintain its hold on large islands such as Hainan and Formosa, as well as smaller islands only miles away from major mainland cities such as Kinmen and Matsu. These soon were heavily fortified with Nationalist troops and guns, and engaged in protracted artillery duels with PLA guns on the mainland. Read full article

01 декабря 2017, 22:26

These Presidents Have Had Infamous Tempers — a Little Like Donald Trump

Donald Trump isn't the only American president who's had a temper.

27 ноября 2017, 15:07

Год после выборов: рейтинг одобрения Трампа стал худшим в истории

Телеканал CNN сравнил с Трампом рейтинги президентов Джорджа Буша-младшего, Джорджа Буша-старшего, Джона Кеннеди, Ричарда Никсона, Дуайта Эйзенхауэра, Джимми Картера, Барака Обамы, Рональда Рейгана и Билла Клинтона за первые 10 месяцев президентства.   Спустя год после президентских...

27 ноября 2017, 13:00

Оружейное лобби и гонка вооружений

Если говорить об искусстве сделки, по меньшей мере когда дело касается продажи вооружений, американские президенты, их администрации и сам Пентагон — давным-давно трамписты, каких свет не видывал. Их роль всегда состояла в том, чтобы бить в барабаны (войны) в угоду ведущим американским производителям оружия; а это крайне доходная и успешная деятельность. Например, в 2015 году […]

27 ноября 2017, 03:52

Why NATO's European Members Can No Longer Expect America to Pick Up the Bill

Valbona Zeneli Security, Europe European NATO members must commit to meeting their fair share of the NATO burden because more challenges and threats are falling into the European portfolio. For nearly seven decades, NATO has created and strengthened the bonds of the transatlantic relationship, generating a sense of shared identity of the West. It is the essential organization for defense and security for 66 percent of Europeans and 62 percent of Americans. Views of NATO have generally improved over the years. After the fall of communism in Europe, the objectives and priorities of NATO have changed and multiplied in many areas. However, one legacy from the Cold War era still remains, the imbalance in burden sharing among allies. Although the aggregate contributions to NATO have increased over time, the United States still remains the single largest contributor to the alliance. Even as the European countries recovered economically following the war, and NATO matured from twelve founding members in 1949 to twenty-nine in 2017, members have not contributed their share. The most disproportionate balance of burden sharing in the history of NATO was registered in 1952, which is when the United States funded 77 percent of the alliance’s total spending. The closest to parity military spending was registered in 1999, when U.S. funds constituted only 55 percent of total defense expenditures. This closure of the gap was attributed to the long-term commitment of NATO European members during the conflicts in the Balkans. The current U.S. administration’s effort to pressure the European NATO members to do more is capturing everyone’s attention. However, this is nothing new. The burden sharing debate is a very old one. It started in 1953 when U.S. President Eisenhower invited Europe to increase its contribution in defense spending, pointing out that the “American well had run dry.” As a result, European NATO partners increased their military spending, but the United States continued to carry the largest share of the burden. Read full article

26 ноября 2017, 19:57

Георгий Почепцов: Диффузная война как разорванная во времени единая операция

Перестройка как вариант диффузной войны выполнила задачу захватить внимание всего населения. И в процессе захвата этого внимания произошла подмена метанарративов. Советский метанарратив был заменен «антисоветским». Горбачев мог традиционно продолжать говорить о ленинском пути, но глубинные […]

23 ноября 2017, 23:56

Немецкая провокация подтолкнула к переосмыслению нашей собственной околоисторической пропаганды

«За что сражались советские люди» + «Война на уничтожение. Что готовил Третий Рейх для России» + «Они пришли убивать. В чём не прав школьник Николай Десятниченко?» + «Почему из 100 тысяч «сталинградских» пленных немцев выжили только 5 тысяч?» + «Антинародное достояние, или Чем «Газпрому» не стоит гордиться» + «Ситуация с уренгойским школьником принимает интересный поворот» + «О чём рассказали девочки в Бундестаге?» + «Провокация либеральных бесов. Кодовое название: «Мальчик Коля»» + «Мощно ахеджакнуло Колю и его вышестоящих руководителей и покровителей!» + «Патриотическим мурзилкам про плохого мальчика из Уренгоя и правильный патриотизм» + «Вот для чего был нужен мальчик» + «Была ли Великая Отечественная: о невинно умученном солдате вермахта» + «К скандалу с «уренгойским мальчиком», или Пара слов о региональных элитах» + «Как мальчик Коля каялся перед Бундестагом» (+ обсуждение в ЖЖ «Как мальчик Коля каялся перед нацистским Бундестагом») + «На табурете без трёх ножек» (+ обсуждение в ЖЖ «Канцлер капут» «Провокация в Бундестаге: гимназист из Нового Уренгоя как «реле взрывателя»» + «Так получаются «мальчики»» (+ обсуждение в ЖЖ) + «Российский школьник рассказал в бундестаге о «невинноубиенных солдатах вермахта»» + «Новоуренгойская гимназия вступилась за выступившего в Бундестаге школьника» + «Ущерб от этого «германского спича» едва ли не больший, чем от взрыва» + «Провал в системе образования раскрыт одной фразой российского школьника» + «Мальчик Коля озвучил официальную российскую версию» + «Правильная риторическая конструкция, которой надо обучать не только школьников» + «Детский омбудсмен призвала оставить в покое школьника из Нового Уренгоя» + «Пару слов об общественной слепоте» (+ обсуждение в ЖЖ).В дополнение — пара эпизодов с англосаксонским акцентом: «Лагеря смерти Эйзенхауэра» + «Мифы о Сталинграде стали важной частью информационной войны против России».

23 ноября 2017, 19:16

Did Abraham Lincoln Dream of His Assassination Before His Death?

Abraham Lincoln seems to go down in history as America's most otherworldly president.

23 ноября 2017, 14:43

1929

Честно скомуниздил у утят UT и мне не стыдно. У них самая качественная статья ИМХО utmagazine.ru/posts/13459-krah-na-uoll-strit-1929-goda Навеяно 5й волной Эллиота в накале гонений Василия Крах на Уолл-Стрит 1929 года Начало. 24 октября 1929 г., «черный четверг»  Утром, толпы акционеров встали вокруг здания биржи в Нью-Йорке. Тысячи людей просто молча смотрели на NYSE. Там же был будущий британский премьер, Уинстон Черчилль, вложивший (и впоследствии потерявший) в ценные бумаги, целое состояние. Именно в этот день, для него устроили экскурсию на биржу. Городские власти выслали на Уолл-стрит 400 конных полицейских, опасаясь штурма фондовой биржи. В 10.00 торги начались. Индекс Доу-Джонса равен 381,17 пункта. Акции, резко просевшие в среду, начали дорожать. За считанные минуты, ряд бумаг прибавили в цене от половины доллара, до 11 долларов за штуку. В 10.10 прошла покупка пакета в 13 тысяч акций «Паккарда». 10.10-10.25 – цены устойчивы, торги небольшими количествами бумаг идут ровно. 10.25. Внезапно появился на продажу большой объем акций «Дженерал Моторс». Не совсем обычное предложение для начала дня. Такие объемы предлагались, как правило, в конце сессии, на пике цены. И вот здесь, что-то случается и происходит большой перелом бычьего тренда. Цена одной акции «Дж.М» летит вниз на 80 центов. В 10.30 брокеров стали заваливать приказами продавать по максимально возможной цене. Говоря современным фондовым языком, появился шквал рыночных заявок на продажу. 11.30. На балконе биржи – крики и стоны. Брокеры бегают и толкаются, сняв пиджаки, пытаясь выполнить клиентские приказы. Телеграфная лента с ценами акций безнадежно отстала от реальных, стремительно падающих котировок. Брокеры требуют от клиентов немедленно пополнить маржу (обеспечение) под приобретенные ранее бумаги. Большинство инвесторов, не имея средств, не в состоянии это сделать. Открытые длинные позиции принудительно ликвидируются, что провоцирует лавину продаж и дальнейший ценовой обвал. Включается цепная реакция или принцип домино. Владельцы пытаются избавиться от таких, казавшихся прибыльными, вложений. По любой цене. Общий объем проданных бумаг в тот день составил почти 13 млн. штук. Неслыханное число. Но время антирекордов только началось. 12.30. Какой-то мужчина без пиджака пробивает себе путь через толпу к банку Моргана. Это хорошо знакомый своими высказываниями, Чарльз Митчелл. Вскоре, у Моргана произошло экспресс-совещание, посвященное спасению фондового рынка Америки. Крупнейшие финансисты: Митчелл, Морган, Уитни (вице-президент NYSE) приняли решение создать многомиллионный фонд для поддержки акций базовых компаний США. В тот же день, Уитни, Рокфеллер, Митчелл, лично или от своего имени, отдают приказы на покупку крупных пакетов US Steel и других флагманов американской индустрии. Происходит это прямо в зале биржи. Падение приостановлено. К сожалению, только временно. Вечер. 35 крупнейших банковских учреждений Уолл-стрит распространяют совместное заявление. Его основные тезисы: «Положение на бирже, в целом, устойчиво». «С финансовой точки зрения, состояние дел лучше, чем когда-либо в последние месяцы». «Худшее осталось позади». Это последние позитивные сообщения октября 29-го года. 25 октября 1929 г., «черная пятница» Временная стабилизация рынка. Цены оттолкнулись от дна, обозначенного «черным четвергом», и предприняли попытку роста. Маклеры разгребали завалы из вчерашних поручений инвесторов. Отставание телетайпной информации от реальной, в определенные моменты, составляло на четыре часа. 26 октября 1929 г., субботаБиржа открылась на 2 часа. Курс акций стабилен. Обрабатывая клиентские приказы, брокеры ночуют прямо в офисах. 28 октября 1929 г., «черный понедельник»  Утро. Настроение в среде биржевых игроков можно выразить одним словом — «надежда». Циркулируют слухи об очень крупных заказах на покупку. Вновь, здание NYSE окружили тысячи людей. Пришли и те, у кого были деньги, рассчитывая выгодно приобрести подешевевшие акции.10.00 — с ударом гонга началась торговая сессия. Вместо роста котировок, их стремительное падение. «Юнайтид Стил» — минус $1,25, «Дженерал Электрик» — минус $7,5. Обвал приобрел лавинообразный характер.13.00. Телеграфная биржевая информация опаздывает на 58 минут.К окончанию торгового дня, своих владельцев поменяли свыше 9 млн. акций. Несколько меньше, чем в «черный четверг», но падение цен был куда более глубоким. Индекс Доу-Джонса потерял почти 13%, что соответствовало потери капитализации рынка на 14 млрд. долларов. Вечер. Очередное «антикризисное совещание» у Моргана. «Акулы Уолл-стрит» дали знать, что они не будут больше поддерживать рынок и уже никого не намерены спасть. Каждый за себя... 29 октября 1929 г., «черный вторник» 10.00 — удар гонга заглушили крики: «Двадцать тысяч акций – по максимальной цене! Тридцать тысяч – продать! Пятьдесят тысяч – продать!». «Вестингауз» обвалился за 60 секунд на целых два доллара. «Дженерал Электрик» терял по доллару за каждые десять секунд. 10.30 — продано уже более 3,2 млн. акций. За полчаса торгов капитализация снизилась на два с лишним миллиарда. Ценные бумаги автомобильных, угольных, железнодорожных и металлургических компаний превращались в фантики за считанные минуты.На бирже наступил «конец света».Брокеры дрались между собой, вцепившись друг другу в волосы. Вокруг крики: «Я разорен». Президент фондовой биржи, господин У. Кроуфорд, полетел в сторону под напором людского потока. Маклеры рыдали, потеряв рассудок. Многие становились на колени и молились прямо в торговом зале. Большая масса игроков устремилась в ближайшую к бирже церковь Святой Троицы и уже там возносила молитвы Всевышнему. Мало посещаемый в будни собор, был переполнен до самого конца дня.13.00 — число акций, поменявших владельцев, превысило 12,6 млн. штук. Крупнейшие финансисты дважды собирались на совещания, но никакие итоговые резолюции не публиковались.Конец биржевой сессии. Стоимость некоторых акций чуть отскочила, нащупав дно. Ряд спекулянтов предприняли попытку сыграть на повышение. Общий объем реализованных во вторник бумаг составил 16,3 млн штук. Доу потерял 11,73%, опустившись до уровня 230.Итоги «черных дней» 24-29 октября были воистину ужасны. Падение Доу от закрытия 24.10 составило 20%, а обвал с максимума такого близкого и такого беззаботного сентября — 40%! За пять дней рынок «похудел» на 30 млрд. долларов, что превысило все расходы США на Первую мировую войну. Для тысяч и тысяч игроков наступил финансовый крах и полное разорение. На многие месяцы и годы, рынок покинула надежда и взаимное доверие. А легкость и простота делать деньги на акциях, ушли навсегда. Эпоха чистильщиков обуви, изучающих биржевые сводки в «Уолл-стрит джорнел» канула в лету. Последующие дни и годы. Великая депрессия 30 октября, быки предприняли отчаянную попытку взвинтить биржевой курс на купленных за бесценок, во вторник, акциях. Кое-что им удалось. Индекс Доу-Джонса взлетел на 12,34%, почти до 260 пунктов. 30.10.1929 занимает третье место в истории лучших дней Доу. 31-го числа, курс поднялся еще на 21 пункт. Но это была кратковременная победа. «Они выиграли сражение, но проиграли войну».Газеты, вновь, наполнились оптимистичными высказываниями Гувера, Рокфеллера, Форда и Слоуна (президента «Дженерал Моторс»). Мол, все в порядке и худшее позади. Но ряды оптимистов таяли, как снег под весенним солнцем.Постепенно, газетные полосы заполнялись историями совсем другого настроения.В черте Нью-Йорка, в Гудзоне, выловили тело брокера. В его карманах — 9,4 доллара и несколько клиентских телеграмм. Банкиры кончали жизнь выстрелом в голову, а промышленники, отравляясь газом. Два маклера шагнули вниз из окна отеля, сцепившись за руки.У портье гостиниц вошла в моду черная шутка: «Вам номер для жилья или для прыжков?»За октябрь 1929-го, индекс потерял 20,36%, а за весь год — 17,17%. Как показало ближайшее время, это был совсем не худший показатель. В следующем 1930-м, Доу обвалился на 33,77%, а в 1931 г. — на 52,67%. В 1932-ом он составлял всего около 40 пунктов! Снижение произошло на 90%. По сути, на какое-то время, американский рынок акций почти исчез.  Фондовый коллапс «удачно» дополнился банковским кризисом небывалой величины. К 1931 году, обанкротилось 2000 американских банков. У американского вкладчика не было шансов. То, что не пропало на бирже, утонуло с банковской структурой США.В Соединенных Штатах началась Великая депрессия, длившаяся до Второй мировой войны. Произошло, как в известной поговорке: «За все надо платить», Вот только играли на бирже многие, а платили уже все.Пришла эра «Гувервиллей», поселений из картонных коробок, и «гуверовских одеял», газет, которыми укрывались бездомные. Проходили «голодные марши». И это, в еще совсем недавно сытой Америке! Организованный летом 1932 года, поход на Вашингтон 25 тысяч ветеранов 1914-18 гг., был разгромлен правительственными войсками. Не обошлось без жертв. Военными командовали будущие американские герои Второй мировой — Дуглас Макартур и Дуайт Эйзенхауэр.Экономический кризис накрыл почти весь земной шар. Исключение составил, по понятным причинам, СССР. Промышленность Великобритании и Германии была отброшена к показателям 1890-х годов, а производство в Японии, к началу тридцатых, сократилось на 32%. Какой выход из кризиса нашли Германия с Японией широко известно. Но это уже совсем другая история... Уроки «Великого краха» Можно ли было предугадать ситуацию на американском фондовом рынке в конце октября 1929-го?Трудный вопрос. Мировая экономика имеет цикличный характер и кризисы ее неотъемлемая часть. Но такой кризис...Тем не менее, можно выделить несколько признаков надвигавшейся катастрофы.1. Многолетний разогрев рынка. Бычья тенденция продолжалась долгие 8 лет — с 1921 по 1929 год. Сотни процентов подъема цены на акции никак не подкреплялся ростом реальных объемов производства. Надувался огромный пузырь. Крах был только вопросом времени.2. Вовлечение миллионов простых неквалифицированных инвесторов в сложную биржевую игру. Когда все растет, не нужно большого ума зарабатывать на этом. Но смена тренда, короткая или длительная, уже требует опыта, точного расчета, просто специальных знаний. Надо знать, как страховать риски, диверсифицировать вложения, ограничивать потери. Надо уметь вовремя выйти с рынка. Это не по силам миллионам и миллионам.3. Ипотечные сигналы. Крах рынка флоридской недвижимости летом 1929-го произошел накануне черных биржевых дней октября.Ипотечные проблемы 2006 года в США стали прологом к большому финансовому кризису 2007-08 годов. Фондовый рынок Америки обвалился в конце 2008 — начале 2009 года. 15.09.2008 обанкротился один из крупнейших в мире инвестиционных банков, Lehman Brothers, основанный в далеком 1850 г.Вывод — нужно внимательно отслеживать ситуацию на рынке недвижимости. Это особенно важно на фоне того, какое огромное количество производных ценных бумаг (деривативов), привязанных к ипотечным кредитам, обращается на финансовых площадках. Невыплаты по ипотеке, приводят к цепной реакции неплатежей на рынке ипотечных деривативов. Следствие — общее падение фондового рынка.4. Покупка акций, преимущественно, только на маржу.Для подавляющего большинства мелких игроков, рынок октября 29-го «схлопывался» из-за невозможности пополнить маржу (гарантийное обеспечение) под открытую длинную позицию (позицию на покупку).Оперируя суммой в 500 долларов, можно было купить пакет на 50000. Разницу (плечо) кредитовал брокер. Рынок идет вверх — отлично. Но если направление меняется, инвестор должен пополнить маржу или закрыть позицию. В противном случае, брокер закрывает ее принудительно, за счет гарантийного депозита. Лавина таких закрытий продавливает рынок все ниже и ниже и провоцирует обвал.Морган проводил миллиардные транзакции с капиталом, всего лишь, в 80 млн. долларов. После его смерти, Ротшильд едко заметил: «Так он совсем не богат!»Многолетний и неограниченный рост числа маржинальных позиций с большими «плечами» — еще один сигнал к выходу с рынка. Выиграл ли кто-то на большом крахе? Были и такие. Конечно, отнюдь не рядовые игроки. Биржевая история сохранила два имени: Джесси Ливермор и Джозеф Кеннеди. Оба сыграли на понижение, угадав разворот рынка.«Вундеркинд» Ливермор уже имел опыт такой игры во время биржевого кризиса 1907 года. Молва гласит, что тогдашние руководители NYSE лично просили его прекратить «разрушать рынок». На том кризисе Джесси заработал свой первый миллион. К октябрю 1929 года, 52-летний Д. Ливермор пришел в пике формы. Разглядев начало медвежьего тренда, а по некоторым мнениям, и спровоцировав его, он заработал баснословную для того времени сумму в 100 млн. долларов. Но рынок доконал и Джесси. В 1940-м, он застрелился в отеле «Шерри-Нидерланд» в Нью-Йорке, будучи в очередной раз полностью разоренным. Вторая легенда «Уолл-стрит», Джозеф Кеннеди, отец Джона Кеннеди, сколотил свое состояние на срочных инструментах в эпоху большого краха. Ему приписывают знаменитую фразу о первом миллионе: «Чтобы получить миллион, вы должны быть коварным, грубым, хитрым, безжалостным, прирождённым игроком. Кроме того, вы должны работать, как проклятый». В 1934 году, Кеннеди стал первым руководителем американской комиссии по ценным бумагам и биржам, SEC. В 1938-40 гг. — послом США в Великобритании. 

21 ноября 2017, 19:21

Многократное уничтожение

Если говорить об искусстве сделки, по меньшей мере когда дело касается продажи вооружений, американские президенты, их администрации и сам Пентагон — давным-давно трамписты, каких свет не видывал. Их роль всегда состояла в том, чтобы бить в барабаны (войны) в угоду ведущим американским производителям оружия; а это крайне доходная и успешная деятельность.

20 ноября 2017, 17:23

Карибский кризис и крах СССР: 55 лет — главному событию XX века

Смерть Сталина, триумф Ватикана и свертывание Советского проекта.

20 ноября 2017, 00:07

На пороге войны. К годовщине Карибского кризиса

55 лет назад, 20 ноября 1962 года Джон Кеннеди приказал прекратить блокаду Кубы. Это стало окончательным завершением Карибского кризиса, который поставил мир на грань ядерной войны. Историк Клим Жуков — о том, чему учат события полувековой давности.

16 ноября 2017, 02:41

The IRS Is Building a Safe to Hold Trump’s Tax Returns

Departed tax chief John Koskinen explains why even he can't see Trump’s taxes—and why we should ‘beware the collapse of the IRS.’