• Теги
    • избранные теги
    • Люди43
      • Показать ещё
      Компании25
      • Показать ещё
      Страны / Регионы35
      • Показать ещё
      Издания13
      Международные организации6
      • Показать ещё
      Разное41
      • Показать ещё
      Формат1
      Сферы2
04 апреля, 11:48

Информационно-коммуникативные технологии как фактор «арабской весны»

Цепочка массовых протестов, прокатившихся в странах Магриба и Ближнего Востока, привела не только к замене недемократическим путем политических элит и дестабилизировала социально-экономическую ситуацию в регионе, но фактически стала началом использования нового механизма глобального передела мира. Использование так называемой «мягкой силы», как комплекса преимущественно ненасильственных мер по достижению политических и экономических задач с привлечением широких протестных масс населения получило название «арабской весны». Эти события в арабском регионе продемонстрировали мировому сообществу действие так называемых технологий «управляемого хаоса», которые, так до конца не изучены специалистами и требуют комплексного анализа на стыке различных наук, от политологии до нейрофизиологии и психологии человека

03 апреля, 00:07

Информационно-коммуникативные технологии как фактор «арабской весны»

Максим ВасильевЦепочка массовых протестов, прокатившихся в странах Магриба и Ближнего Востока, привела не только к замене недемократическим путем политических элит и дестабилизировала социально-экономическую ситуацию в регионе, но фактически стала началом использования нового механизма глобального передела мира. Использование так называемой «мягкой силы», как комплекса преимущественно ненасильственных мер по достижению политических и экономических задач с привлечением широких протестных масс населения получило название «арабской весны». Эти события в арабском регионе продемонстрировали мировому сообществу действие так называемых технологий «управляемого хаоса», которые, так до конца не изучены специалистами и требуют комплексного анализа на стыке различных наук, от политологии до нейрофизиологии и психологии человека. Используемые приемы гибридных войн, не основаны на проблемах социально-экономического или политического плана, а используют в своей основе новые технологии отключения критического сознания людей, задействуют эмоциональную и подсознательную сферы личности манипулируемых. Важно отметить, что массовые протесты мирных граждан, направленных против власти, проходили в странах с высокими темпами экономического роста, с уровнем бедности не более 20 % и относительно низким уровнем коррупции. В традиционном понимании термина «революция», в этих странах не было  объективных предпосылок для народного антиправительственного протеста. Однако дестабилизация ситуации произошла практически моментально и привела к свержению действующих правительств. В этих случаях применялись принципиально новые механизмы по управлению протестной толпой [1]. Важным моментом в событиях «арабской весны» стало широчайшее использование Интернета и разнообразных информационно-коммуникативных технологий, которые выполнили роль двигателя и системообразующего начала для протестных масс.  Отправной точкой можно считать события в Тунисе 2009 г., когда практически сразу после начала массовых беспорядков президент Бен Али покинул страну, после чего было установлено переходное правительство. Вооруженные силы не были задействованы, изменения происходили по западному сценарию через политические дебаты и выборы. По аналогичному сценарию развивались события в Египте, Ливии и Сирии. Везде на первом этапе революционно-протестных событий главенствующую роль играла образованная молодежь, активно пользующаяся Интернетом. Большинство экспертов, изучающих «арабскую весну» называют следующие факторы радикализации протестующих масс. Первый фактор, связан с существенным увеличением количества образованной молодежи в стране. Высокий уровень образования, часто полученного молодыми людьми за границей (особенно ярко это проявилось в Ливии и Сирии) остро контрастирует с недостатком высокооплачиваемых рабочих мест, приемлемых для людей с высшим образованием. Привитые Западом ценности гражданского общества и демократии подталкивают молодежь к выражению своего недовольства и активному протесту.   Вторым фактором стало повышение доступности Интернета в арабском мире. Волна «арабской весны» совпала  по времени с Интернет-бумом в Тунисе, Египете, Ливии, Бахрейне и других странах региона. Так, например, за 2010 г. количество пользователей Facebook в арабском мире выросло на 78 %, а к 2011 г. количество Интернет-пользователей в Египте уже составляло 26 пользователей на 100 человек. а в Тунисе этот показатель и вовсе достиг общемирового уровня. Практически во всех странах региона создание страницы-мероприятия в Facebook, связанной с проведением общенационального митинга, приводило к реальным уличным выступлениям [2]. В третьих по мере распространения Интеренета и увеличения его пользователей в 2000-е годы активно шла так называемая «арабизация» виртуального пространства и расширение арабоязычной аудитории. Первоначально для Интернет-коммуникации существенной проблемой было отсутствие общепринятых стандартов написания букв и различие диалектов в регионах арабского мира. Это приводило к проблемам с программным обеспечением и, соответственно с использованием арабского языка в Интернет-пространстве на рубеже 2000-х гг. В 2006 г. арабский язык составлял менее 2 % Интернет-контента, но уже к 2011 г. большинство ресурсов функционировали на приближенном к литературному варианту арабском языке, что существенно облегчило процессы коммуникации и распространения различного рода информации [3].  Четвертым фактором «арабской весны» в сфере информационно-коммуникативных технологий стало широкое использование мобильных телесистем и разнообразных гаджетов, подключенных к Интеренту и, как следствие, рост пользователей социальных сетей. За последние 10 – 15 лет  наметился стремительный рост числа владельцев мобильных телефонов в странах арабского мира. Так, например, в Тунисе количество мобильных телефонов на 100 человек с 2002 г. увеличилось в 18 раз, а доля обладателей смартфонов в Египте составляла 15 %. Смартфоны позволяли протестующим размещать информацию в прямом эфире, а также организовывать взаимосвязь практически не подконтрольную цензуре [4].   Социальные сети сами по себе стали одним из главных навигаторов протестного движения в «арабской весне». Современные информационные технологии в подходящих условиях социальной среды могут обеспечить необходимое поведение и активность революционных масс, мобилизовать их и направить в нужном направлении. Причем делается все это дистанционно, что позволяет манипулятору простесных движений оставаться в совершенной безопасности и, самое главное, сохранять анонимность. В сознании населения создается иллюзия, что протестное движение и информационное поле битвы, организованное в Интернет-пространстве – это дело рук самого народа, так сказать его воля и воплощение праведного гнева, направленного против несправедливости. В реальности же дело обстоит совершенно иначе. Сознанием Интернет-пользователей умело манипулируют в целях далеких от справедливости и правды. Так, за считанные часы, а порой и минуты, в буквальном смысле «из ничего» могут быть созданы достаточно крупные группировки, способные к коллективному массовому протесту без участия каких либо партий или движений. Самым известным примером тому является ситуация в Тунисе, когда 14 декабря 2010 г. житель города Сиди-Бузид, торговец овощами М. Буазизи в знак протеста против нищеты и произвола полиции совершил акт публичного самосожжения у мэрии города. Самосожжение Буазизи послужило отправной точкой цветной (Жасминовой) революции. Трагическая судьба молодого тунисца была массово растиражирована всеми СМИ, новость о суициде за считанные часы облетела весь мир и всколыхнула арабскую общественность. Сам Буазизи был представлен в виде мученика режима и сыграл роль сакральной жертвы – своеобразной квинтесенции всех тунисских бед и социальных проблем. Уже через пару часов после гибели молодого человека канал «Аль-Джазира» предоставил общественности собственную версию событий. Так, указывалось, что Буазизи не смог найти себе работу и добывал средства к существованию торговлей овощами. Его товары по надуманной причине были конфискованы полицейскими чиновниками, нанесшими ему оскорбление в виде пощёчины. Не вынеся моральных страданий и унижения, М. Буазизи покончил с собой путём самосожжения. В Интернет-блогах началось активное комментирование и голосование. Погибший изображался мучеником коррумпированного и жестокого режима. Через два дня после его самоубийства в Тунисе начались демонстрации за социальные права, против безработицы. Однако экономические лозунги быстро были заменены политическими требованиями смены режима Бена Али. В реальности эта история была очень далека от реальной жизни тунисца. М. Буазизи ещё в 14 лет оставил школу. Он никогда не трудился, а был спившимся безработным, перебивавшимся случайными заработками. Но для того, чтобы растрогать публику, он был представлен дипломированным специалистом, искавшим, но не нашедшим себе работу. Это должно было найти отклик у молодых людей с университетскими дипломами, которые во многом увидели в нём отражение своей судьбы. Для малообразованной публики была придумана история с пощёчиной, которой никогда не было. Она была направлена на пробуждение сочувствия у сельских жителей страны. Таким образом, из бытового самоубийства был создан национальный миф о мученике и жертве жестокого режима [5]. Создание различного рода эмоциональных мифов, широко тиражируемых в СМИ – это типичный и крайне эффективный прием «цветных революций». В конце декабря 2010 г. британский журналист The Guardian Б. Уитакер описывал протестные события в Тунисе как достаточные, чтобы положить конец правлению президента Бен Али. В интервью, которое Б. Уитакер дал для телеканала «Аль-Джазира», прозвучал следующий комментарий происходящих событий: «Это восстание является результатом смертельного сочетания нищеты, безработицы и политических репрессий — трех характеристик большинства арабских стран» [7]. Уже 24 декабря число протестующих в городе Мензель-Бузаян, уроженцем которого был М. Буазизи, достигло 2 тысяч человек. Демонстранты громили полицейские участки и автомашины, административные здания. В январе народное недовольство вылилось за пределы Мензель-Бузаяна и переросло в массовые демонстрации, погромы и столкновения с представителями властей по всей стране. Демонстрации и ожесточенные столкновения молодежи с полицией прошли в трех тунисских городах – Касерин, Тала и Рагеб. Протестное движение активно регулировалось с помощью социальных сетей, которые получили большую популярность в среде тунисцев к этому времени. Так, если в 2008 г., лишь 30 тысяч тунисцев имели страничку на Facebook, то уже в конце 2009 г. их стало 800 тысяч. Когда революция достигла кульминации, а Бен Али сбежал из страны, то в Facebook было уже 2 миллиона страниц тунисцев. Пятая часть населения страны пользовалась этой социальной сетью. «Такриз» использовал и другие инструменты общественных сетей. Был создан ложный аккаунт тунисского министра иностранных дел в Твиттере, использовали Скайп и Mumble для общения между собой [6]. Если раньше телевидение играло доминирующую роль деле влияния на сознание граждан, его можно было легко контролировать государственным органам власти, то теперь на смену ему пришел Интернет. Одну из главных ролей в деле «арабской весны» сыграл бесплатный сервис Google для размещения видео в Интернете – YouTube. Помимо любительских съёмок с улиц охваченных беспорядками, на сайте имелись вполне  профессионально сделанные видеоролики, искусственно разжигающие протестное движение. Например, одним из таких роликов стали записи известного рэп-артиста El General. Молодёжным гимном тунисской революции стала его песня «Аллах акбар» с такими словами: «Я буду воевать моими песнями! Я хочу быть шахидом!». 5 января 2011 г. похожие беспорядки охватили Алжир. 25 января оппозиция вышла на улицы египетских городов и затем «арабская весна» уже по аналогичному сценарию перенеслась в Бахрейн, Йемен, Марокко и Ливию. Однако телевидение, отошедшее на второй план информационных войн также активно используется манипуляторами. Когда в Тунисе протестные события перешли в кульминационную фазу, их активно стали освещать на телевидении. Ведущая роль в освещении событий «арабской весны» принадлежит двум арабским телеканалам «Аль-Арабия» и «Аль-Джазира», передачи которых на арабском и английском языках, должны были породить симпатии к восставшим. Фактически именно новостные ролики этих каналов стали важнейшим источником информации как для арабских стран, так и для западного мира. Эффективность телевидения определяется как его широким распространением, так и воздействием визуального ряда, который навязывает зрителю уже готовую «картинку», не оставляя времени для анализа данной информации. Так, телепередачи ярко рассказывали о роскошной жизни, которой наслаждается население стран Запада. Результат не заставил себя ждать. У многотысячных масс арабской молодежи, сравнивавшей собственную бедность с процветанием западных государств, возникал разрыв между ожиданиями благосостояния и действительностью, что подготавливало протест в сознании молодежи. По мнению профессора Бамбергского университета А. Юнгерра «если социальные сети мобилизовывали людей на протестные действия и выход на улицы, то настоящими структурами, которые двигали эти революции, стали именно спутниковые электронные СМИ» [10]. Роль катарского канала «Аль-Джазира» в трансляции видеоряда событий и основных информационных сообщений признана всеми аналитиками. Канал обладает влиянием на огромнейшую аудиторию. Он располагает 65 отделениями в мире, насчитывающими 3000 сотрудников, передающих информацию в течение 24 часов в сутки. В 2008 г. его аудитория составляла более 40 млн. зрителей, говорящих на арабском языке. В 2011 г. англоязычная версия «Аль-Джазира» насчитывала уже около 120 млн. зрителей. По мнению экспертов Для арабской публики «Аль-Джазира»  превратилась в некий священный канал, привычка смотреть информационные сообщения которого стала второй натурой арабского населения. «Аль-Джазира» стал информационным культом, обладавшим неограниченным доверием населения разных стран [5]. Активное освещение протестных событий в международных СМИ обеспечивает протестующим не только моральную поддержку и легитимизирует их действия, но и создает дополнительное информационное давление на действующих национальных лидеров. Ведь главная цель «цветных революций» - это замена ненасильственным образом политических элит на своих марионеточных ставленников. В международных СМИ разворачивается волна жесточайшей критики «бесчеловечного режима, его тирании», тиражируются заявления западных лидеров о недопустимости применения силы против протестующих. Так, например, еще в 2010 г., накануне «арабской весны» СМИ начали создавать информационное пространство и подготавливать идеологическую основу протеста. В Интернете, а также на страницах многих западных периодических изданий было распространено заявление Международной правовой организацией «Амнести интернешнл», в котором указывалось, что «большая часть арабских стран несет тяжкое бремя результатов абсолютного несоблюдения прав человека и граждан. Мы можем взглянуть на этот вопрос через призму стран, в которых революция добилась того, чего она хотела – правители, сидящие на своих местах десятки лет, покинули свои посты. Кто-то ушел добровольно, кто-то со скандалом, отяжеленном сотнями жизнями граждан, а кто-то держался за спинку стула до конца, не желая расстаться с тем, к чему так привык за долгие годы» [7]. Помимо критики режима в СМИ, могут быть растиражированы и откровенные рекомендации местным лидерам по сложению своих полномочий, естественно ради соблюдения свобод и демократии. Все это лишь подливает масла в огонь и ведет к большей эскалации внутриполитического конфликта. Самым наглядным образом такой технологии информационного давления на национального лидера являются события в Египте 2011 г, когда министр иностранных дел Швейцарии заявила, «что обеспокоена насилием в Египте» и призывала египетские власти «уважать свободу слова», премьер-министр Турции обратился к Хосни Мубараку со следующими словами: «Прислушайтесь к крикам людей и их требованиям. Действуйте в интересах мира, безопасности и стабильности Египта. Принимайте меры для удовлетворения народа. Правила демократии требует уважения к воле людей, к их требованиям и призывают не игнорировать народ», Государственный департамент США призвал власти Египта мирно обращаться с демонстрантами, а сам американский президент призвал незамедлительно приступить к процедуре передачи власти. В нескольких городах Канады, в том числе в Монреале, прошли митинги поддержки протестующих в Египте [8]. Последним по этому вопросу высказался президент США посоветовав Мубараку немедленно сложить полномочия с «целью спасти население от кровавого болота гражданской войны» [9]. Естественно, такая позиция Запада и его союзников, еще больше культивирует хаос, деморализует правительство и добавляет уверенности в победе протестующим массам.  Естественно, западные страны и в особенности США, активно реализующие политику «управляемого хаоса» и стремящиеся к установлению глобального доминирования в мире всячески пытаются распространять свободу Интернета, социальных сетей, естественно контролируя таковые. Причем эта политика проводится совершенно открыто и не скрывается от общественности. Так, например, в январе 2010 г. в своём интервью Х. Клинтон заявляла, что необходимо выдвинуть идею свободы Интернета на уровень приоритетов внешнеполитической деятельности США. Правительство США «поддерживает развитие новых средств, которые позволяют гражданам осуществлять их право свободного выражения мнения, огибая политически мотивированную цензуру. Мы предоставляем группам по всему миру средства и убеждены, что они доходят к людям, которые в этом нуждаются», чтобы «иметь безопасный доступ в Интернет». В сентябре того же года в рамках организованной Google Интернет-конференции «Свобода – 2010» обсуждались перспективы использования Интернета для распространения в мире демократических ценностей. На конференции работала отдельная секция «Сеть блогеров Среднего Востока и Северной Африки» [5]. А уже через год Госсекретарь США заявила, что «Интернет стал общественным пространством XXI века», и что «демонстрации в Египте и в Иране, поддержанные Facebook, Twitter и You Тube, отражали мощность технологий в качестве ускорителей политических, социальных и экономических изменений» [12].  Говоря о механизмах «арабской весны» необходимо понимать, что подавляющее большинство протестных группировок прямо или косвенно связаны с западными структурами, их лидеры проходят обучение за границей, получают денежное финансирование в виде разнообразных грантов, а также хорошо технически оснащены. В деле политических махинаций с американским Госдепом активно сотрудничают многие информационные агентства и разработчики социальных сетей в Интернете. Например, в 2008 г. США приступили к созданию глобального «Альянса молодежных движений». Оказывалась всевозможная техническая и организационная поддержка, проводилось обучение и координация оппозиционных молодежных движений в мировом масштабе, прежде всего – на Ближнем Востоке, в Северной Африке, в Латинской Америке и в странах бывшего СССР. На первом учредительном саммите, который прошел в Нью-Йорке участвовали сотрудники Госдепартамента, члены Совета по международным отношениям (CFR), бывшие сотрудники Совета национальной безопасности США, советники Министерства национальной безопасности США и множество представителей американских корпораций и новостных организаций, включая AT&T, Google, Facebook, NBC, ABC, CBS, CNN, MSNBC и MTV. В заявлении о задачах Альянса сказано, что это некоммерческая организация, которая занимается содействием низовым активистам в том, чтобы они могли оказать большее воздействие на мир. В 2009 г. идею «Альянса молодежных движений» активно поддержала Х. Клинтон. Основателями Альянса стали: бывший советник Кондолизы Райс – Джаред Коэн, ныне топ-менеджер Google, работающий на могущественный Совет по международным отношениям [8, 11]. Сотрудники фирмы Google  достаточно часто фигурируют в событиях «арабской весны». Так, например еще летом 2010 г. к протестам в Египте начал призывать интернет-активист El Shaheed через свою страницу на Facebook. Его настоящее имя Ваиль Гоним – 30-летний менеджер компании Google. Благодаря организационным способностям и широкому применению социальных сетей Ваилю удалось собрать большую демонстрацию в Каире. 28 января его арестовали, что было снято на видео при помощи мобильного телефона, и новый информационный вброс моментально распространился по всему египетскому сегменту Интернета. Google сразу после ареста Ваиля Гонима опубликовал телефонный номер, куда могли звонить свидетели произошедшего, тем самым проявив солидарность со своим сотрудником. Один из основателей Twitter, Б. Стоун выразил уверенность, что открытый обмен информацией даёт глобальный позитивный эффект в деле сплочения протестующих масс. Социальные Интернет-сети стали одним из самых значимых механизмов организации «арабской весны».  Практически во всех странах, ставших жертвами такой «революции», оперативное регулирование действиями толпы было организовано посредством рассылки сообщений о намечающихся митингах и других акциях через социальные сети и электронную почту, а также на мобильные телефоны. В этих целях активно использовались серверы Facebook, Twitter, а также Hotmail, Yahoo и Gmail находящиеся в США. Далее разогретой до максимума толпе, достаточно самого незначительного случая или провокации, чтобы произошла вспышка, начались потасовки с органами правопорядка и разгорелся полномасштабный гражданский конфликт. Например, один из участников революционных событий в Египте отмечал, что протесты планировались «Революционным советом молодежи», в который входило всего 15 человек. Они же были либо членами, либо сторонниками молодежного движения «6 апреля». Facebook и Twitter использовались ребятами не для общения, а для обмана служб безопасности. Когда наступил день «Х», египетские службы безопасности ждали протестантов в одних местах, а они собирали народ в других. За пять минут, пользуясь обычными телефонами, могли мобилизовать более 300 человек (приглашения шли веером). Так, один из организаторов протеста Амр Салах рассказал корреспонденту, что они постоянно вынуждали полицию рассредоточивать свои силы, вводили её в заблуждение. Twitter и Facebook для направления толпы использовались только тогда, когда активисты уже занимали заданные необходимые позиции. Порой для «зажжения» акций целенаправленно выбирались бедняцкие районы, такие, как каирская окраина Имбада, где людей можно было быстрее расшевелить [13]. Применение информационно-коммуникационных технологий в «цветных революциях» особенно эффективно в следующих условиях: Отсутствие информации в официальных СМИ о происходящих событиях, когда многие правительственные телеканалы либо умалчивали о разгорающейся революции либо просто не уделяли должного внимания к актам единичного протеста (как это было с М. Буазизи в Тунисе). Отсутствия доступа к СМИ или блокировки мобильной связи. Ответные действия правоохранительных органов, направленных на частичное ограничение Интернет-контента или его полный запрет, а также временное отключение мобильной связи может еще больше спровоцировать толпу и привести к эскалации конфликта. Такие меры, например, были предприняты в Египте, когда в стране почти одновременно перестали работать все провайдеры. Не открывлись в том числе и сайты президента и правительства страны. Была прекращена работа социальной сети Facebook и сервиса Twitter, однако это не смогло предотвратить использование Интернета протестующими. Они продолжили пользоваться микроблогами через мобильные приложения, SMS-сообщения и сетевые "зеркала".  Отсутствия у правящего режима механизма действий в блогосфере на упреждение. Разработки механизмов полного отключения Интернета в масштабах всей страны таким образом, что бы это не привело к системным сбоям инфраструктуры и логистических процессов еще только обсуждается в среде специалистов. Китай и Иран ведут активную работу по созданию собственных локальных информационных сетей, которые стали бы альтернативой мировой паутине. Однако на данный момент все страны в мире и их граждане очень сильно зависят от Интернета. Что позволяет использовать его в целях совершения «цветных революций». События «арабской весны» наглядно продемонстрировали всю мощь и значение информационно-коммуникативных технологий в управлении массами и достижении поставленных задач. Телевидение, Интернет, социальные сети, мобильные телефоны и прочие модные гаджеты превратились в эффективный инструмент международной политики. Современное информационное общество, активно использующее Интернет сети, продемонстрировало свою легкую манипулируемость и доверчивость. Современный урбанизированный человек практически не мыслит себя вне Интернет-пространства и сильно зависит от него даже в повседневно-бытовой сфере. Именно такой антропологический вид наиболее удобен для манипуляции. Человек, который засыпает с мобильным телефоном в руке и просыпаясь, первое, что делает – тянется к сенсорной панели своего гаждета, с легкостью готов воспринимать виртуальную реальность, предложенную ему в Интеренете. Критическое мышление у такого пользователя снижено до минимума, доверчивость и покорное соглашательство со всем что демонстрируется в сети, становиться нормой современного мира. Самая многочисленная возрастная группа «арабской весны» - это молодые люди в возрасте от 14 до 25 лет, активно использующие Интернет. Демографические, физиологические и социальные особенности делают эту группу очень восприимчивой к радикализму. Недостаток жизненного опыта, идеализм и неопределенность целей, дают возможность к восприятию любых революционных направлений. Современное молодое поколение большую часть времени проводит в сети Интернет, там идет их общение, оттуда молодежь черпает основную информацию, там все развлечения и игры. Особенно Интеренет-игры и квесты, которые постепенно вызывают у пользователя эффект привыкания. Когда человек получает очередное задание и стремиться выполнить его, а в условиях размывания рамок в сознании человека между виртуальным миром и миром реальной реальности, приводят к тому, что пользователь с легкостью готов выполнять любые команды манипулятора. Например, идти на площадь, участвовать в актах протеста. Высокая анонимность, свойственная киберпространству, отсутствие связи между человеком и его виртуальным отражением определяют склонность к радикализму уже и в реальной жизни. Современные информационно-коммуникативные технологии продемонстрировали миру практически бескрайние возможности в деле манипулирования человеком. Этот феномен, наглядно продемонстрированный «арабской весной», осознали все заинтересованные силы: от политиков до тоталитарных сект и международного терроризма. Зависимость людей от Интернета в ближайшем будущем вполне может стать одной из глобальных проблем человечества, а оружием большой геополитической войны информационная сеть уже является.   Источники и литература Васильев М. В. «Цветные революции» ‒ оружие однополярного мира // Катехон. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://katehon.com/ru/article/cvetnye-revolyucii-oruzhie-odnopolyarnogo-mira  (дата обращения 25.03.2017 г.). Дмитрова О. А. Арабская весна. Использование интернет-технологий как механизма содействия «цветным революциям» // Сборник тезисов докладов конгресса молодых ученых. Электронное издание. СПб., 2015. Арабская весна 2011 года. Системный мониторинг глобальных и региональных рисков. М., 2012. С. 28 – 76. Абоненты мобильной связи (на 100 человек) – Тунис (1960 – 2015). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://data.trendeconomy.ru/indicators/Mobile_Phones/Tunisia (дата обращения 25.03.2017 г.); Социальные медиа и кризисы политической легитимности. Возможные меры реагирования со стороны властей // Фонд развития гражданского общества. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://civilfund.ru/research/13 (дата обращения 25.03.2017 г.). Антюхова Е. А. «Арабская весна»: новые механизмы смены авторитарных режимов // Вестник МГИМО-университета. 2015. № 2. С. 201 – 209. Дорфман М. Как стреляла «Аврора» арабских революций [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.sensusnovus.ru/opinion/2011/09/10/10795.html (дата обращения 25.03.2017 г.). Шарадга Т. М. Роль международных аудиовизуальных средств массовой информации в освещении современных политических событий в арабском мире // Вестник Российского университета дружбы народов. 2012. № 2. Васильев М. В. «Управляемый» хаос как технология неоколониального передела мира // Концепт. – 2016. – Т. 15. – С. 2161 – 2165. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://e-koncept.ru/2016/96352.htm (дата обращения: 01.02.2017 г.). Обама требует от Мубарака срочно сложить полномочия [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.titus.kz/?previd=21586 (дата обращения 25.03.2017 г.). Грабельников А. А., Дерхами Амин Освещение событий «Арабской весны» телеканалом «Аль-Джазира» // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Литературоведение, журналистика". 2015. № 2. Alliance of Youth Movements Summit // U.S. Department of state [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2009/oct/130503.htm (дата обращения: 01.02.2017 г.). Антюхова Е. А. Технологии ведения США и НАТО информационно-сетевых операций в конфликтах «Арабской весны» // Вестник Брянского государственного университета. 2015. № 1. Твиттер: обманчивый щебет [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://newsland.com/user/4297700750/content/tvitter-obmanchivyi-shchebet/4137904# (дата обращения: 01.02.2017 г.). Раздел: Безопасность и конфликтыРегион: Ближний ВостокТеги: Арабская веснаближний востокцветные революцииКатегория рассылки: Новые публикации

24 февраля, 11:00

Виртуальный халифат. Что останется в Сети после физического уничтожения ИГИЛ

Успех наземных операций ИГИЛ зависит не только от живой военной силы и оружия. Информационная война была организована группировкой настолько же по-военному чётко. Харлин Гамбир из Института изучения войны пишет, что ИГИЛ удалось распространить влияние халифата в Сети, используя профессиональный графический дизайн, разнообразный контент и многоязычные платформы. Информационная война ИГИЛ вдохновила и мобилизовала огромное количество бойцов по всему миру, которые, начав искать в Интернете спасения от скуки, в конечном счёте бросили все дела и уехали на войну. Широкий спектр информационных операций ИГИЛ — это не только распространение креативной пропаганды по всему миру. ИГИЛ использует информационный потенциал, чтобы увязать военные операции с политическими целями, а также для усиления эффекта от успехов в наземных операциях. В военных доктринах многих государств информационные операции (ИО) — это комплекс мер по реакции на дружественные, нейтральные и вражеские действия противника. В ИГИЛ пошли ещё дальше: помимо демонстрации силы они используют ИО для целей, обозначенных ещё Аль-Каидой много лет назад, а именно для мобилизации отдельных лиц на Западе, чтобы те совершали теракты по всему миру. В обмен на это ИГИЛ предлагает поддержку от онлайн-сообщества, которое убеждено, что мусульмане всего мира должны объединиться под флагом террористов. Для усиления эффекта информационных операций ИГИЛ использует своё физическое военное присутствие на Ближнем Востоке. А ячейки ИГИЛ проникли в различные регионы мира, в том числе в Европу и США, где проводят теракты, развивают разведсети, которые впоследствии используются в том числе и для передачи сообщений и инструкций боевикам, а также распространения видео со смертниками. Но ИГИЛ не может постоянно контролировать или управлять этим интернет-сообществом. Если ИГИЛ прекратит выполнять функцию своеобразного маяка в движении, которое оно запустило, то в результате мир увидит более широкую и сильную волну насилия, которую будет невозможно остановить, а направление — предсказать.  Чего хочет добиться ИГИЛ в информационном пространстве Одной из самых сильных сторон ИГИЛ является долгосрочная масштабная стратегия. ИГИЛ ставит целью сохранение и расширение халифата, а также включение в него всех мусульманских земель. Помимо этого ИГИЛ хочет выиграть "священную" войну с Западом. Для достижения этих целей ИГИЛ планирует разрушить границы современных государств мусульманского мира, попутно включая в свои ряды местные группировки салафитско-джихадистского толка.  Информационные операции проводятся группировкой, чтобы получить контроль над обществом, переубедить потенциального противника и продемонстрировать на весь мир свою силу. При этом ИГИЛ удаётся синхронизировать информационные и наземные военные операции таким образом, чтобы оперативно реагировать на последние мировые события.  Элементы информационных операций ИГИЛ Для достижения своих целей в арсенале ИГИЛ имеется широкий диапазон средств информационной войны.  "Медиахолдинг" ИГИЛ Военные эксперты утверждают, что эффективность информационных операций ИГИЛ напрямую зависит от чётко выстроенного института террористических СМИ. Централизованное руководство "медиахолдингом" и военная дисциплина внутри организации обеспечили высокую оперативность работы, а арсенал современных средств и профессиональный подход обеспечили высокое качество продукта и превосходство над "коллегами по цеху". СМИ ИГИЛ эксплуатируют несколько ключевых тем, восхваляющих силу и успешность халифата — "Идеальный халифат, рай на земле", "Успешное управление территориями в рамках халифата", "Критика оппонентов", "Военная мощь ИГИЛ" и "Безусловное главенство шариата". Все эти темы, по всей видимости, будут преобладать в материалах и в дальнейшем.  Стоит учитывать, что на содержание "медиахолдинга" ИГИЛ выделяет большие средства, сотрудникам платят намного больше, чем боевикам, и они были освобождены от специального внутреннего налога ИГИЛ. СМИ сообщали, что помимо двухмесячной общей военной подготовки "военные журналисты" ИГИЛ дополнительно проходили специальные месячные курсы. Главный офис "медиахолдинга" подчинялся напрямую Халифу, Шуре и главному военному командующему ИГИЛ. В его функции помимо определения новостной повестки входили обязанности по управлению региональными подразделениями, обеспечению подготовки и оплаты труда персонала, а также другие административные вопросы. Захваченные боевики на допросах даже сообщали о том, что руководители "медиахолдинга" якобы принимали участие в планировании операций и даже вносили в них изменения, а также инициировали многочисленные казни и другие неприглядные акции только для того, чтобы обеспечить высокий пропагандистский эффект для видеосъёмок.   Работа в Сети ИГИЛ создало огромное децентрализованное интернет-сообщество, которое по всему миру распространяет в Сети экстремистский контент. В результате исследований выяснилось, что только в "Твиттере" до февраля 2015-го сторонники ИГИЛ оставляли ежедневно до 90 тыс сообщений, а с июля 2014 по апрель 2015-го в среднем сторонники ИГИЛ оставляли в сети на 50 твитов больше, чем противники организации. ИГИЛ даже создало бота для "Твиттера" на платформе "Андроид" под названием Dawn of Glad Tiding, который рассылал пользователям материалы о деятельности организации. Масштабы сообщества можно оценить по сообщению "Твиттера" о том, что с середины 2015 года по начало 2016-го было удалено 125 тыс. аккаунтов, связанных с ИГИЛ, но, по заверениям исследователей, многие из удалённых аккаунтов позже были восстановлены под теми же именами. По утверждению основателя Jigsaw Джареда Коэна, сила интернет-сторонников ИГИЛ в том, что их огромное количество, они готовы поддерживать официальную линию ИГИЛ даже без выполнения прямых указаний со стороны группировки. По утверждению автора доклада, сторонники ИГИЛ были замечены за пользованием следующими интернет-платформами: Twitter, Telegram, Zello, Tumblr, Snapchat, Silent Circle, WhatsApp, Kik, Last.fm, Instagram, Alrawi, Archive.org, Google Drive, Dating Websites, ISISsingles.com, Quora, Skype, Threema, WordPress, YouTube, JustPaste.it. Причины успеха В исследовании говорится, что своим успехом в информационных операциях ИГИЛ обязано постоянному физическому и виртуальному присутствию в повестке дня, чётко выстроенной системе "военных СМИ", "креативному лидерству", контролю информации, а также высокой степени мобильности и приспособляемости.  Так, яркими примерами изобретательности могут быть случаи изготовления специального контента для жителей отдельных этносов, проживающих на Балканах или даже в Тринидаде и Тобаго, а также создание "эффекта присутствия" на войне за счёт непрерывного изготовления и публикации фото- и видеоматериалов. Своего рода новшеством в "террористических коммуникациях" можно назвать создание корпоративного стиля ИГИЛ — унификация шрифтов и логотипов, формы подачи материалов. Сообщения о терактах стали похожи на официальные пресс-релизы, вопросом, правда, всегда оставалась содержательная часть материалов в плане точности цифр и других данных. Также ещё одним элементом корпоративного стиля стала отправка сообщений о терактах не в текстовой форме, но в виде картинок, а в лояльных ИГИЛ интернет-сообществах даже начали отслеживать подделки и распространять о них информацию. Виртуальный халифат  Тот стиль, в котором ИГИЛ ведёт информационную войну, может способствовать становлению "Виртуального халифата"—  новообразования, которое будет представлять угрозу безопасности всего цивилизованного мира. Совершенно очевидно, что ИГИЛ будет восстанавливать свои виртуальные сети намного быстрее, чем их будут уничтожать. Этот процесс будет происходить даже при условии, если ИГИЛ понесёт тяжелые потери на земле, так как бренд ИГИЛ будет притягивать и вдохновлять террористов на атаки про всему миру. ИГИЛ сформировало податливое, активное джихадистское онлайн-сообщество. Его сторонники пропагандируют полное погружение в виртуальную реальность, непрерывно оставляя посты о халифате и его военных успехах, в сети. Масштаб и глубина проигиловской интернет-активности способствуют ускорению радикализации отдельных личностей, которые при других обстоятельствах не вышли бы на контакт с джихадистами. Но помимо потребления контента от ИГИЛ интернет-сторонники группировки общаются друг с другом, ключевые пользователи проводят сбор средств и вербовку бойцов, а отдельные лица совершают теракты у себя на родине. При таких условиях очень вероятно, что участники этих онлайн-сообществ начнут совершать теракты не для чествования или защиты халифата, а только потому, что будут вдохновляться просмотром терактов в записи. А авторитета отдельных лиц, планирующих и исполняющих теракты, будет достаточно, чтобы стать инструментом для вербовки новых террористов.  "Виртуальный халифат" не будет привязан к какой либо географической области. Члены халифата будут общаться не вживую, а через компьютеры и мобильные телефоны, обмениваться видеоклипами с записью совершённых терактов и проповедями идеологов ИГИЛ. У группы появится возможность мобилизоваться для какой либо миссии и распасться вновь. А терактов с применением обычных ножей, автомобилей и других предметов, оборот которых не подпадает под особые правила, может стать больше. А самое главное, "Виртуальный халифат" может быть даже и не связан с ИГИЛ, потому что ИГИЛ не принадлежит эксклюзивное право на управление виртуальными джихадистскими группировками. В настоящее время очевидно одно: чем дольше существует реальный халифат, тем выше вероятность появления халифата виртуального, а окончательно сформировавшись, виртуальное сообщество продлит жизнь реальной группировке.    * Деятельность организации запрещена на территории РФ решением Верховного суда. 

24 февраля, 06:45

Биткойн – микроб из лаборатории цифровых революционеров

О биткойне – разновидности  цифровых, или виртуальных, денег – сегодня говорят и пишут больше, чем о творчестве Шекспира, Достоевского и Толстого, вместе взятых. Биткойн – это что-то вроде микроба в мире денег, не в любой микроскоп рассмотришь. Кроме биткойна в финансовом мире возникло много других «микробов», сообщество которых именуется криптовалютами (КВ). Если говорить просто, то КВ – это цифровая (электронная,...

20 сентября 2014, 19:38

Джулиан Ассанж: Google добровольно и много лет сотрудничает со спецслужбами США

В эксклюзивном интервью RT основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж рассказал о своей новой книге «Когда Google встретил WikiLeaks». В ней он описал глобальную политику мировых государств, направленную на сбор данных о людях, как потенциальных покупателях в обществе потребления, а также о том, как правительство США с этой целью начало контролировать глобальный интернет-поисковик Google. Основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж обобщил все свои разоблачения и написал книгу «Когда Google встретил WikiLeaks», о которой рассказал в эксклюзивном интервью RT. Разоблачитель отметил в частности, что руководство компании Google и правительство США давно и прочно связаны на разных уровнях. По словам Ассанжа, один из бывших помощников Хиллари Клинтон Джаред Коэн сейчас возглавляет проект Google Ideas. Таким образом, правительство получает прямые контакты и способы влияния на глобальный поисковик. Подобного рода взаимодействие продолжается уже больше 10 лет. «В материалах Эдварда Сноудена сообщается, что внутренняя сеть Google отслеживается Агентством национальной безопасности и американскими службами, относящимися к оборонному сектору. И это началось очень давно. С 2002 года Google заключал официальные контракты с АНБ США. Агентство перехватывало информацию внутри сети, а также внешнюю коммуникацию с этой компанией. В результате мы имеем комбинацию добровольного взаимодействия на уровне официального договора, социального взаимодействия на уровне руководителей компании Google», - поясняет разоблачитель. Он также раскрывает ещё один интересный факт об истинной цели шпионажа. Оказалось, что конечным заказчиком сбора данных являются частные компании и бизнес-корпорации, которые рассматривают людей только лишь как потенциальных покупателей в мире потребления. «Google собирает всю информацию, это элемент модели ведения бизнеса: собирать данные о людях и их поведении. Это нужно, чтобы сделать пользователей максимально уязвимыми для рекламы, они создают специальные профили, которые впоследствии могут быть перехвачены», - пояснил Ассанж. Более того, сбор данных – это основная деятельность компании Google, которая приносит около 80% прибыли. Таким образом, спецслужбы и государство не являются конечным звеном в этой цепочке, всё идёт гораздо дальше. Если раньше политику мировым правительствам диктовала церковь или какие-либо политические организации, то теперь это торговые корпорации, цель которых всего лишь заработать и которым нет дела до конкретных людей и их социального положения. Напомним, гражданин Австралии Джулиан Ассанж скрывается в лондонском посольстве Эквадора, предложившего ему политическое убежище, с июня 2012 года. В здании дипмиссии у основателя WikiLeaks есть собственная комната, оборудованная мебелью, камином, беговой дорожкой, лампой с ультрафиолетом. На улице Ассанж появляется только во время выступления на балконе посольства.