Джеб Буш
Джеб Буш
Джон Эллис «Джеб» Буш (Jeb Bush; родился 11 февраля 1953) — американский политик, республиканец, 43-й губернатор Флориды. Сын 41-го президента США Джорджа Буша и Барбары Буш, брат 43-го президента США Джорджа Уокера Буша.   Джеб Буш родился в Мидленде, штат Техас. В воз ...

Джон Эллис «Джеб» Буш (Jeb Bush; родился 11 февраля 1953) — американский политик, республиканец, 43-й губернатор Флориды. Сын 41-го президента США Джорджа Буша и Барбары Буш, брат 43-го президента США Джорджа Уокера Буша.

 

Джеб Буш родился в Мидленде, штат Техас. В возрасте шести лет семья переехала в Хьюстон. Прозвище "Джеб" составлено из первых букв имени и фамилии: ДЖон Эллис Буш.

Перед началом политической карьеры управлял семейным бизнесом в Техасе. В 1998 году был избран на пост губернатора Флориды, на второй срок был переизбран в 2002 году. После истечения губернаторских полномочий вошёл в совет директоров здравоохранительного фонда «Tenet Healthcare». Впоследствии участвовал в руководстве банка Lehman Brothers.

Джеб Буш учредил инвестиционную фирму, офис которой размещен в Корал Гейблс, Флорида. В апреле этого года фирма Джеба Буша (частный фонд прямых инвестиций) под названием Britton Hill Holdings LLC использовала поддержку со стороны китайского конгломерата с целью приобретения доли в транспортном стартапе в Стэмфорде, Коннектикут, стремясь извлечь прибыль из растущего спроса Азии на американскую сланцевую нефть и газ.

В 2014 году в американских СМИ часто упоминался в качестве возможного кандидата на пост Президента в 2016 году. 16 декабря 2014 года Буш объявил о своем намерении баллотироваться на пост Президента США, отказавшись от руководящих постов в политических, общественных и коммерческих организациях. Во время этой президентской гонки, желая показать себя активным, открытым и технически подкованным политиком, 10 февраля 2015 года Буш разместил на своем сайте переписку с избирателями за все восемь лет на посту губернатора Флориды. Вместе с ней в открытом доступе оказались имена, даты рождения и номера социального страхования его собеседников. После того, как общественность забила тревогу, 12 февраля 2015 года почти все письма, за исключением нескольких сотен, были удалены с сайта. Вики

 

Было у отца-президента четыре сына — почти как в сказке. Самым умным считали второго и прочили ему идти по отцовским стопам. Только старший сын взял да попутал карты — назло всем избрался губернатором, а потом и вовсе президентом, причем со скандалом. Вот умному брату теперь и нужно доказывать, что он — совсем другой Буш

Примерно так, если очень кратко, выглядит семейная коллизия династии Буш. Джеб Буш вот-вот официально объявит, что готов побороться за Белый дом, и уже начал критиковать Хиллари на встречах со своими сторонниками. Но, прежде чем сразиться с кланом Клинтон, Джебу предстоит еще одна битва — с семейными призраками.

Два года назад шансы третьего Буша на место в Белом доме были даже не на нуле, а вообще из области отрицательных величин. Старшего брата-президента склоняли на все лады, и не только демократы: на наследие Джорджа Буша было модно валить все промахи — и в экономике, и в политике. Теперь — на исходе второго срока Обамы — вопрос о том, кто самый не популярный президент Америки, уже спорный. А часть республиканцев и вовсе убеждена, что остановить предвыборную машину Хиллари сможет только равная ей по мощи избирательной машина. И Джеба Буша уговорили попробовать.

Для тех же, кому до сих пор тошно от воспоминаний о Дж. Буше-младшем и Дж. Буше-старшем, у Джеба есть заготовочка, которую он опробовал 7 января на вечере по сбору средств на свою кампанию. Он задает два простых вопроса: "У вас есть отец?" и "У вас есть брат?", после чего добавляет третий: "И вы одно и то же с ними лицо?" Ответа не требуется.

 

Личность

Его полное имя Джон Эллис Буш. Из первых букв сложилось — Джеб. Ему так больше нравилось.

Джеба с малых лет считали в семье особенным. В детский сад он пошел на год раньше сверстников. Университет Техаса окончил за два с половиной года вместо стандартных четырех. Мыслил неординарно, порой пугая родителей.

"Джебби — глубоко чувствительный мальчик с большим запасом сострадания и любви в сердце,— написал в своем дневнике в 1971-м Джордж Буш-старший.— Боюсь, он может увлечься какими-нибудь сумасшедшими идеями. У него свободный и независимый дух, но я не хочу, чтобы он полностью оторвался от семьи". Джебу в это время исполнилось 18. Он оканчивал ту же, что и отец, и старший брат, частную Академию Филлипса в городке Эндовер, штат Массачусетс, имел проблемы с оценками, скучал по Техасу и, говорят, экспериментировал с марихуаной. Доподлинно известно, что он носил длинные волосы и короткое время числился членом социалистического клуба в городке Эндовера.

К тому же он уже успел серьезно влюбиться. В 17 лет Джеб отправился совершенствовать испанский в соседнюю Мексику. Там в машине приятеля увидел миниатюрную школьницу — 16-летнюю мексиканку Колумбу Гарнику Галло, которой с ходу заявил о своих чувствах. Подростковый роман беспокоил родителей, но Джеб в любви оказался последовательным — женился в 21 год, первым из пяти детей в семье. Позже он признается: Колумба — единственная женщина за всю жизнь, с которой у него была близость.

Между Джорджем и Джебом — в шесть с половиной лет разницы. В детстве это исключало как близкую дружбу, так и соперничество. Повзрослев, братья стали бороться за внимание отца, но между собой чаще общались через родителей. А вот на политических мероприятиях оба были подчеркнуто дружелюбны. Джордж частенько представлял Джеба "моим большим младшим братом" — тот на 12 см выше, под 1 метр 95 см. В таких случаях Джеб послушно подыгрывал и называл Джорджа не иначе как "мой старший, более умный и более мудрый брат".

В семье Буш еще два младших брата и сестра, но отец-президент продолжателем семейной традиции всегда видел Джеба — его он и поддержал в 1994-м на выборах в губернаторы Флориды. Джеб тогда избирался с позиции ультраконсерватора и делал экстравагантные заявления. В частности, что безработные одинокие женщины, сидящие на пособиях, должны найти себе мужей. Или что нужно "взорвать" все министерства штата, которые ведают распределением квот и пособий. А на вопрос: "Что его администрация собирается сделать для помощи афроамериканцам?" — отвечал предельно честно: "Вероятно, ничего".

Старший братец решил баллотироваться в губернаторы Техаса почти одновременно. Джеб опасался, что это превратит выборы в "мыльную оперу про двух братьев для желтого журнала People", но до этого не дошло. Джордж удивил — взял да и выиграл. А вот Джеб проиграл.

Впрочем, журналу People это не помешало еще лет 20 потом смаковать скандалы в семействе Джеба. Так, во время губернаторской кампании 1994-го репортер спросил Колумбу Буш, как называется испаноязычная книжка, которую она читала в столь важный политический момент. "Секреты о мужчинах, которые должна знать каждая женщина,— ответила жена Джеба.— А как, вы думаете, мне удается поддерживать наш роман столько времени?" На самом деле в ту пору их брак трещал по швам: Колумбе, по характеру человеку закрытому, тяжело давалась публичность и кружащие стаями вокруг репортеры, Джеб фактически забросил семью. После провальных выборов он, по собственному признанию, прошел глубокую политическую, семейную и духовную трансформацию. Будучи, как все Буши, прихожанином епископальной (протестантской) церкви, в 1996-м перешел в католическую веру жены, начал работать с этническими меньшинствами и использовать в своих речах слово "сострадание". Все это помогло: в 1998-м, со второй попытки, он стал губернатором Флориды.

Стиль нового губернатора с ходу стал притчей во языцех. Джеб Буш набирал в штат помощников моложе 40 лет, требовал от них быть "на связи" 24 часа в сутки, а вот полномочия делегировал с трудом — вплоть до того, что лично инструктировал стажеров, как организовать очередь из гостей на входе в резиденцию губернатора так, чтобы она двигалась равномерно. "Казалось, у него 40 глаз",— вспоминал Том Слейд, экс-председатель Республиканской партии штата. А еще Джеб любил отправлять электронные письма с вопросами своим сотрудникам по выходным в 5:30 утра.

Договариваться с ним тоже было не просто. Лидер демократов в Сенате Флориды Том Россин тогда сформулировал: Джеб не пойдет на компромисс, пока его не загонят в угол.

После переизбрания на второй губернаторский срок в 2003-м Джеб в иннаугурационной речи даже помечтал о том, что в правительственных зданиях в Таллахасси (столица Флориды) не останется чиновников, а сами здания станут памятником временам, когда бюрократия играла в жизни большую роль, чем она того заслуживает.

Против бюрократии, социальных подачек и вмешательства власти в жизнь людей Джеб выступает последние 20 лет. Это не мешает многим демократам обвинять его самого во вмешательстве — например, в недостаточно корректном подсчете голосов во Флориде на выборах 2000-го. Тогда, напомним, его старший брат, Джордж Буш, и Альберт Гор, вице-президент при Билле Клинтоне, в ночь выборов получили почти равное число голосов по стране. Во Флориде Буш выигрывал с перевесом в 1784 голоса (из 6 млн избирателей). По законам штата при таком небольшом перевесе бюллетени следовало пересчитывать. Это и начали делать в самых спорных округах, где голосовало много афроамериканцев, для которых новая форма бюллетеней в виде перфокарт оказалась запутанной.

При пересчете перевес Буша сократился до 537 голосов. Предвыборный штаб Гора так и не решился потребовать пересчета всех бюллетеней, и Верховный суд США объявил президентом Буша. Демократы открыто заявляли, что у них украли выборы и винили Джеба (как удобно — исход выборов решился в штате, где губернатором был брат кандидата!). Страна надолго раскололась на два лагеря.

Интересно, что предвыборный штаб брата винил тоже Джеба — мол, не отмобилизовал должным образом республиканцев штата. Один из сотрудников администрации Буша-младшего потом вспоминал: "Мы все силы бросили во Флориду на пересчет голосов, но позиция Джеба была такая: не лезьте, все под контролем. Но ничего же не было под контролем!" В общем, после выборов-2000 братья ближе не стали. В Белом доме Дж. Буша-младшего частыми гостями были брат Марвин (с ним президент смотрел спорт по ТВ и наезжал в Кэмп-Дэвид), да сестра Дороти. Джеб же появлялся в Белом доме только на конференциях губернаторов и по семейным торжествам.

А спустя полгода после тех выборов Джеб провел в штате избирательную реформу, устранив все лазейки для манипуляций. Так что на выборах 2016-го беспокоиться о пересчете голосов ему не придется. По крайней мере, во Флориде.

 

Семья

Для любого кандидата в президенты США дружная и понимающая семья — одно из важнейших слагаемых успеха на выборах. Обычно в течение полутора лет кандидат колесит по стране: мало спит, плохо ест, проводит сотни выступлений и мероприятий по сбору денег, встречается с избирателями. Вторая половина, как верный Санчо Панса, вынуждена следовать по пятам, хорошо выглядеть, улыбаться, жать руки, а потом еще и воевать с ближним кругом за возможность побыть с супругом наедине. Пресса и соперники при этом вытаскивают все грязное белье семьи (даже заблаговременно выстиранное).

В случае с Джебом Бушем семейных драм хватит на "Санта-Барбару". Но парадокс в том, что эти "семейные слабости" могут помочь завоевать сердца тех, кто обычно не голосует за республиканцев. Очень уж выбивается Буш-третий и его домочадцы из "правильной" схемы жизни одного из самых влиятельных политических кланов Америки. Чего стоит только реплика Джорджа Буша-старшего (в ту пору вице-президента США), брошенная в разговоре с президентом Рейганом в 1988-м и попавшая на первые полосы. "А это дети Джеба из Флориды, мои маленькие коричневые внучата",— любя, обронил тогда вице-президент. Скандал вышел громкий, с расовым подтекстом.

Жена Джеба явно не вписывается в шаблон идеальной партии для республиканского кандидата. Мало того, что Колумба мексиканка, что из неполной и очень простой семьи, так она еще и университетов не посещала. Публичных речей не любит, говорит по-английски с сильным акцентом, а гражданство США приняла лишь в 1987-м, чтобы из семейной солидарности проголосовать за тестя на президентских выборах 1988 года.

Журналистов Колумба избегает. Особенно после того, как попала на первые полосы в июне 1999-го, возвращаясь из пятидневного отпуска в Париже. Тогда таможенники спросили, на какую сумму она везет покупок из Франции. Колумба сказала, что на 500 долларов, но при досмотре нашлись не задекларированные украшения и одежда тысяч на 19. Джеб заплатил за жену штраф в 4100 долларов и оправдывал ее на пресс-конференции тем, что Колумба, мол, не хотела расстраивать мужа своим транжирством. Она же, публично извиняясь, в том числе и за пятно на репутации Бушей, напирала на то, что никогда не стремилась породниться со знаменитым кланом. "Я просто вышла замуж за мужчину, которого любила",— эти ее слова надолго запомнились.

Средний ребенок в семье — дочь Ноэль, ей 36. Университет не окончила, чуть не лишила отца второго губернаторского срока. По ходу предвыборной кампании-2002 Ноэль арестовали в аптеке при попытке купить наркосодержаший препарат Xanax по фальшивому рецепту (бдительный фармацевт вызвал полицию). Во Флориде за подделку рецептов грозит до 5 лет тюрьмы и 5 тысяч долларов штрафа, но так как это было первое правонарушение, 24-летняя губернаторская дочка отделалась принудительным лечением в наркологическом центре. Увы, уже там ее поймали с небольшой дозой кокаина, спрятанной в туфле. В итоге Ноэль провела 10 дней в тюрьме, а губернатор публично плакал, рассказывая о дочери в прямом эфире телеканала NBC.

Не избежал близкого знакомства с полицией и младший сын Джеба, Джон. В 2000-м его арестовали, когда он с подружкой занимался сексом в машине на парковке около торгового центра. А в 2005-м — за распитие спиртных напитков на улице и сопротивление аресту.

Понятно, что, как только Джеб Буш заявит о начале президентской кампании, эти истории перетрясут с тройной энергией. Вот только не поменяет ли смена демографии американского общества в них минусы на плюсы? Уже не секрет, что в 2016-м ни один кандидат не сможет выиграть без поддержки испаноязычных американцев, самого многочисленного и быстрорастущего меньшинства. Плюс в США около 11 млн нелегальных иммигрантов, большинство — испаноязычные, и у них есть дети и родственники с правом голоса. Республиканцы последние 8 лет торпедируют все попытки иммиграционной реформы, поэтому демократы легко забирали испаноязычные голоса.

А тут кандидат в президенты, свободно переходящий с английского на испанский, чья жена готовит традиционный мексиканский завтрак Huevos rancheros и знает все латиноамериканские мыльные оперы. Добавьте к тому, что старший сын Джеба и Колумбы 39-летний юрист Джордж Прескотт сам похож на красавца-актера в одном из таких сериалов, образован, успешен, только что получил первую выборную должность в правительстве Техаса и ему уже прочат место в Сенате США. Что же касается проблем остальных детей, то они делают Джеба только ближе к избирателям. В самом деле, ну какая нормальная семья без изъяна?

 

Возможная кампания

Хотя экс-губернатор Флориды еще официально не объявил о своем выдвижении, он сделал важный шаг на опережение — во второй половине декабря 2014-го распорядился открыть свой губернаторский архив и выложить в публичный доступ всю свою электронную переписку за 8 лет на посту губернатора. Мол, копайтесь, если хотите. Шаг рискованный, но выигрышный. С одной стороны, он раньше времени дает возможность соперникам и прессе накопать компромат, с другой — показывает, что ему нечего скрывать, в том числе и по самому спорному пункту — подсчету и пересчету голосов в 2000-м.

Этот ход отсекает и разговоры о преследовании особых коммерческих интересов на посту губернатора, тем более что республиканцев весьма впечатлила история с губернатором штата Нью-Джерси Крисом Кристи, который год назад считался любимцем простого народа и самым перспективным кандидатом на выборы-2016. Шансы Кристи серьезно подорвало попадание в прессу электронной переписки двух его помощников, в которой шла речь о закрытии нескольких полос на перегруженном мосту с целью создания автомобильной пробки. Больше того, просматривалось, что это было сделано из политической мести мэру-демократу, в чьей юрисдикции был злополучный мост. На первый взгляд история местная, но о популярном губернаторе Нью-Джерси ничего не слышно уже полгода. Поговаривают даже, что таким образом политтехнологи Хиллари Клинтон устранили опасного соперника.

Если Джебу Бушу удастся выиграть республиканские праймериз, его шансы в схватке с Хиллари, по крайней мере, не плохи. Что именно она будет кандидатом от демократов, в США мало кто сомневается, пусть госпожа Клинтон все еще кокетничает с объявлением о выдвижении. На самом деле все знают: давно созданы группы по сбору средств в ее предвыборный котел, ждут только финальной отмашки.

Фактор Хиллари республиканцев, похоже, не смущает. Больше смущает то, что желающих сразиться с ней, похоже, больше, чем реальных шансов на победу.

Так, в январе неожиданно даже для своих сторонников, о возможном участии в выборах-2016 заявил экс-губернатор Массачусетса мормон Митт Ромни. Он уже дважды проигрывал: в 2008-м республиканские праймериз — Джону Маккейну, в 2012-м общенациональные выборы — Бараку Обаме. Тогда Ромни заявил, что в выборы наигрался и с политикой завязывает, но вот на тебе, готов попробовать в третий раз. Учитывая, что единственным, кто стал президентом с третьей попытки, был Рональд Рейган, шансы Ромни сомнительны: до харизмы Рейгана ему далеко. Что у Ромни есть, так это огромное личное состояние — минимум 350 млн долларов задекларированного капитала плюс деньги, запрятанные по офшорам и трастам. Еще образцово-показательная семья и поддержка большого бизнеса. Для Джеба это проблема, так как Ромни может отнять у него серьезные финансовые ресурсы.

Сам Джеб с представителями крупного капитала встречается с июля 2014-го, когда его пригласили на встречу суперзасекреченного частного калифорнийского клуба Bohemian Grove. Его члены — политики и инвесторы — собираются раз в году. Джеба там встретили как рок-звезду, на ура. Но когда его пригласили на обед братья Коч — влиятельнейшие финансисты, стоящие за ультраконсервативным "движением чаепития", экс-губернатор отклонил приглашение, предпочтя семинар по образованию.

Это, без сомнения, сигнал всем консерваторам: третий Буш — совсем другой республиканец. Более гибкий, с новыми подходами и новыми идеями. Вопрос: кто под это все даст ему деньги? В интервью журналу "Нью-Йорк" Джеб Буш заявил: "Чтобы быть успешным, нужно предлагать конкретные решения, а не отстаивать позиции. Если партия поймет, как это сделать, то получит большинство голосов".

Прочие вероятные соперники Джеба Буша в борьбе за партийную номинацию более или менее известны, хотя за полгода ситуация может как проясниться, так и запутаться. На данный момент главные игроки помимо Буша и Ромни — это сенатор из Кентукки, врач по образованию, консерватор Рэнд Пол; еще один консерватор, любимец "партии чаепития", сенатор из Техаса Тед Круз; молодой сенатор из Флориды, выходец из семьи кубинских эмигрантов Марко Рубио и пропавший из публичного поля зрения губернатор Нью-Джерси Крис Кристи.

Впрочем, в США предвыборная кампания — это не только или не столько кандидат, сколько его предвыборный штаб и тот, кто управляет штабом. Так, в 1994-м Дж. Буш-младший выиграл губернаторский пост в Техасе исключительно благодаря блестящему стратегу Карлу Роуву. Работай Роув тогда на Джеба, он тоже бы выиграл губернаторский пост с первой попытки, а Джордж бы проиграл. И тогда президентская история в США была бы вообще бы другой, правда, возможно, с той же фамилией.

Так и с политикой — спрогнозировать, каким президентом будет Джеб Буш, выиграй он выборы, пока очень сложно. Многое зависит от команды, которая придет в Белый дом.

Ближний круг Джеба всегда был отличен от команды Джорджа, но, когда начинается большая игра, ставки и фигуры меняются. Известно, что недавно Джеб советовался с Кондолизой Райс, бывшим госсекретарем, и Ричардом Хассом, высокопоставленным чиновником Госдепартамента в администрациях обоих Бушей. Оба они — протеже именно Буша-отца. С ним средний сын наверняка тоже советуется, но 41-й президент США сейчас очень слаб и больше общается с врачами.

Впрочем, нетрудно угадать: в случае победы Буша-третьего отношения США с Латинской Америкой и Мексикой будут лучше, чем в последние 16 лет. На Ближнем Востоке, предполагают, он будет более осторожен, чем та же Хиллари, слишком болезненны для американцев ассоциации Буш — Ирак. Что касается России, то здесь кандидат Джеб Буш, как кот в мешке,— может развернуться в любую сторону. Вот тот же Ромни настроен воинственно и наверняка выступит с напоминанием: "Я же вам говорил!" В самом деле, в 2012-м, когда его попросили перечислить главных геополитических врагов Америки, Ромни назвал Россию, что в эпоху перезагрузки списали на плохую ориентацию кандидата во внешней политике.

Что касается политики внутренней, то в ней конек Джеба — образование, иммиграция, сокращение правительственных расходов. Когда он выступает по одному из этих сюжетов, обычно сдержанному Бушу-третьему страсти не занимать.

Одним словом, в истории про отца-президента и четырех его сыновей ставить точку пока рановато: надо подождать как минимум официального объявления о выдвижении. Единственное, что можно сказать, так это что если средний сын все же решится вписать свое слово в очередную американскую семейную сказку, а вместе с ней и в историю США, то старший его брат — экс-президент Дж. Буш-младший — узнает об этом не раньше, чем мы с вами. Он узнает об этом из новостей.

 

От банкира до лоббиста

Детали

Финансы — не самая сильная сторона еще одного возможного кандидата в президенты от клана Буш

В этой семье есть золотое правило: сначала заработай капитал, а потом уже иди в политику. Так поступил в свое время Буш-отец, переехав из Коннектикута в Техас, поближе к нефти, где и заработал свои миллионы. Джеб в этом смысле менее удачлив, чем его братья.

По окончании Университета Техаса, где Джеб специализировался на Латинской Америке, он получил должность в международном отделе Коммерческого банка Техаса, семейном банке Джеймса Бейкера, будущего госсекретаря в администрации Дж. Буша-старшего. Джеб успел поработать в Венесуэле, открыв отделение банка в Каракасе. Но потом неожиданно вернулся в США, чтобы бесплатно трудиться в предвыборном штабе отца. Даже съездил как доверенное лицо в Пуэрто-Рико, где свободный испанский Джеба помог отцу выиграть праймериз.

Буш-старший в 1980-м стал вице-президентом. А вот для сына пришло время выбора — жена поставила ультиматум: или в Мексику, или в Майами — в белом республиканском кругу Хьюстона своей она себя, мягко говоря, не чувствовала. Джеб рад был уехать: оставаться "еще одним Бушем" в Техасе он не хотел.

В Майами он очутился без денег, но с долгами — приходилось платить кредитной карточкой American Express по счетам других кредитных карточек. В ход пошли политические связи отца. На Флоридском побережье деньги зарабатывают на недвижимости, и Джеб сделал ставку на 32-летнего кубинского иммигранта и миллионера Армандо Кодину, с которым познакомился в предвыборном штабе отца. Кодина отдал Джебу 40 процентов в своей компании и переименовал ее в Codina Bush Group. При этом у Джеба опыта работы с недвижимостью не было, но желания заработать он не скрывал — сам вырос в богатой семье и надеялся дать те же условия своим детям.

Постепенно Джеб стал чувствовать себя в бизнесе с недвижимостью как рыба в воде. Параллельно занимался и мобильной связью, и поставкой пожарного оборудования на трубопровод на Аляске, даже поставкой водокачек в Нигерию. К началу предвыборной кампании на пост губернатора в 1998-м Джеб задекларировал состояние в 2,4 млн, включая свой дом и инвестиции. По флоридским меркам и с учетом громкой фамилии результат весьма скромный. Доходы старшего брата Джорджа в то время были на порядок выше.

После двух губернаторских сроков, в 2007-м, Джеб стал зарабатывать с удвоенной силой. Печально знаменитый инвестиционный банк Lehman Brothers накануне своего краха в 2008-м нанял экс-губернатора для деликатной миссии — найти деньги на спасение у самого богатого человека мира, мексиканского магната Карлоса Слима. Сделка не выгорела, Lechman Brothers обанкротился, а Джеб нанялся консультантом в банк Barclays, плативший за лоббистские услуги 1 млн в год. Кроме того, он числился в советах директоров еще двух крупных компаний — Rayonier, инвестирующей в лесные угодья, и Tenet Healthcare, специализирующейся на медицине и внедрении реформы здравоохранения Обамы. По последним публичным данным, только последняя фирма выплатила Джебу с 2007 года 2,1 млн зарплаты и еще 3 млн в акциях. Но опять же все это на порядок ниже доходов основной соперницы на выборах-2016 Хиллари Клинтон, чье семейство располагает как минимум 130 млн личного капитала.

Впрочем, из всех частных компаний Джеб Буш предусмотрительно уволился, о чем объявил еще накануне Нового года, дабы исключить конфликт интересов и самостоятельно принять решение — вступать в предвыборную схватку или нет. Зная, как Джеб печется о доходах, этот отказ от всех коммерческих проектов говорит о его решимости больше, чем слова.
http://kommersant.ru/doc/2649590

Развернуть описание Свернуть описание
17 ноября, 13:11

Regrets? Chris Christie Has a Few.

Trump never gave him his dream job. He’s unpopular at home. But he’s as defiant as ever. New Jersey’s bombastic governor sits down with POLITICO for an epic exit interview.

13 ноября, 18:08

Trump picks ex-pharma executive Azar to lead HHS

Azar's allies describe him as a pragmatist and a no-drama manager.

13 ноября, 13:04

Price investigation continues to roil HHS

Congress, inspector-general probe who approved his private-jet flights, while officials blame each other for leaks.

11 ноября, 21:06

Judge Moore’s Campaign Chief Directed Illegal Voter Caging

By Greg Palast In 2004, BBC TV exposed Brett Doster, now Judge Roy Moore’s campaign chief, for illegally "caging" Black, Hispanic, and Jewish voters, a crime explained by Bobby Kennedy, Jr. in our film (see clip below), The Best Democracy Money Can Buy. The Palast team got our hands on highly confidential documents from inside […] The post Judge Moore’s Campaign Chief Directed Illegal Voter Caging appeared first on Greg Palast.

11 ноября, 13:16

От Детройта до Лимпопо: история городов-банкротов

Банкротство муниципалитета или региона в России - явление маловероятное. В то же время в мировой практике несостоятельность крупных государственных эмитентов встречается достаточно часто.

11 ноября, 13:16

От Детройта до Лимпопо: история городов - банкротов

Банкротство муниципалитета или региона в России -явление маловероятное. В то же время, в мировой практике несостоятельность крупных государственных эмитентов встречается достаточно часто.

11 ноября, 01:40

Politicians Whose Careers Were Almost Ruined by Scandalous Problem Children

The media is filled with stories of political scandals and mishaps. These politicians faced scrutiny for their children's actions as well.

Выбор редакции
11 ноября, 00:00

Gillespie Was Virginia's Version of Jeb Bush

Pat Buchanan, The American Conservative

09 ноября, 02:07

What the Hell Just Happened in Virginia?

Did Democrats win? Or did Republicans lose? And what role did Trump play? 17 political watchers dissect the election results.

09 ноября, 01:19

Cowen on the Republican Tax Cut Bill, by David Henderson

Tyler Cowen has written a mainly excellent piece on the Republican tax cut bill. I want to add to part of his analysis and challenge him on one of his numbers. But first some highlights. Tyler leads with this paragraph: The tax plan released by the House last week limits deductions for a variety of expenses, including tuition debt, mortgage interest, alimony, medical expenses, state and local taxes, gambling losses, tax-preparation expenses, and moving expenses. The details are likely to change in the Senate, but the important point for long run is that the deductions are being challenged. Many of the changes -- in particular, mortgage interest, medical expenses, and state and local taxes -- are taking on powerful lobbies and constituencies. Several months ago I would not have thought the Republicans would be so bold. That's mainly description, but, like Tyler, I didn't expect them to be so bold and I am heartened by it, along with, of course, my favorite part, the cut in the corporate tax rate. Another one he doesn't mention: getting rid of the expensive gift to people who buy electric cars: the $7,500 tax credit. Tyler points out some interesting political dynamics: If the bill succeeds in limiting these deductions, a logic is set in motion for future tax reforms. Let's say the Republicans eliminate tax deductions for new mortgages above $500,000. That would become a sign that the homeowner and real-estate lobbies are not as strong as we might have thought. The next time tax reform comes around, legislators will consider lowering the value of the deduction further yet. After all, the anti-deduction forces won before and, in the new battle, those who expect to have future mortgages above $500,000 don't have a stake anymore [sic]. I would also point out something that is, I'm sure, obvious to him, but not obvious to many of his readers. Limiting the deductibility of mortgage interest to interest on the first $500K means that even most people with mortgages well above $500K will still benefit a lot from the deduction. Take my co-blogger Bryan Caplan, who mildly laments this loss of tax deductibility for his own mortgage. I would be surprised if Bryan's mortgage is much above $600K. Let's say it's $600K and assume that his mortgage interest rate is 4.25%. So he will lose deductibility on 4.25% of $100K, or $4,250. Assuming he and his wife are in the 33% bracket, his extra federal taxes in a year will be only 0.33 * $4,250, or $1,400. Substantial? Yes. But not huge. One correction. Tyler writes: There even seems to be a rate of 45.6 percent on some earners, in the range of $1.2 million to $1.6 million a year. That is a far cry from Jeb Bush's call in the Republican presidential primaries for a 28 percent top marginal rate, in the tradition of President Ronald Reagan. Some well-off Californians could possibly face a total marginal rate, all taxes considered, of over 62 percent. Actually, the top rate, as co-blogger Scott Sumner has pointed out numerous times, is 43.4 percent (the 39.6 + the 3.8% tax rate on "net investment income".) So the phaseout for high-income people of the benefit of a 12% tax rate on the first dollars of income will add 6 percentage points (which is what Tyler had in mind) to the 43.4% for some taxpayers. Some high-income people, therefore, will pay a top rate of 43.4% + 6% = 49.4%. In California, people with an income of over $1 million pay a top rate of 13.3%. So, with deductibility of income taxes gone, the top tax rate (state + federal) for some very high-income Californians with substantial net investment income will be 62.7%. Update: Vivian Darkbloom has pointed out that I did the math wrong. It is now corrected above. P.S. I posted some years ago on high marginal income tax rates in California. See here and here. (4 COMMENTS)

09 ноября, 00:18

New #TrumpStoleIt, Post-Election Edition Of “The Best Democracy Money Can Buy” Available Now!

The massive success of our film, The Best Democracy Money Can Buy — which was first released two months BEFORE the 2016 election and predicted Trump would win (and how!) — has led to demands from NAACP, ACLU, Transformative Justice Coalition for an update. This post-election edition is subtitled: The Case of the Stolen Election. […] The post New #TrumpStoleIt, Post-Election Edition Of “The Best Democracy Money Can Buy” Available Now! appeared first on Greg Palast.

07 ноября, 08:09

Could the Republican tax plan lead to bipartisan results?

  • 0

That is the topic of my latest Bloomberg column, here is one bit: If the bill succeeds in limiting these deductions, a logic is set in motion for future tax reforms. Let’s say the Republicans eliminate tax deductions for new mortgages above $500,000. That would become a sign that the homeowner and real-estate lobbies are […] The post Could the Republican tax plan lead to bipartisan results? appeared first on Marginal REVOLUTION.

07 ноября, 03:28

Wanted: A U.S.-Russia Relationship That Isn't Dysfunctional

Nikolas K. Gvosdev Politics, Europe The principal agenda item during the Putin-Trump summit is going to be the situation around North Korea—with Trump asking for additional Russian help in containing the crisis. Presidents Donald Trump and Vladimir Putin have decided to meet on the sidelines of the Asia-Pacific Economic Cooperation summit in Vietnam, and there is only one question that each Chief Executive needs the other to answer. For Putin, it is, “Who’s in charge?” For Trump, it is, “What’s Russia’s game?” How—and whether—those questions are answered will determine the trajectory of U.S.-Russia relations moving forward. If the Kremlin undertook active measures in 2016 to favor the candidacy of Donald Trump, first over other Republican challengers, then over that of Hillary Clinton, then the Russian government, ten months into the Trump administration, must be asking whether any such effort was worth it. The driving force for Russia policy has shifted from the Executive Branch to a much more Russia-skeptical Congress, while Trump has appointed to the key portfolios dealing with Russia matters in the U.S. national security establishment people who would not have been out of sync with a Jeb Bush, Marco Rubio or even Hillary Clinton administration. There is not even the pretence of a “reset” or sea-change in U.S. policy. Despite his personal statements, the president seems to be have been quite passive while his Treasury Department has tightened sanctions enforcement, his State Department has reiterated the same positions on Ukraine and Syria that were promulgated by the Obama administration and his Defense Department is moving ahead with finalizing the details as to how U.S. lethal military assistance will be provided to Ukraine. In February, when faced with the first signs that a Trump administration might not push for major shifts in U.S. policy towards Russia, Russian experts and politicians counseled patience. They noted that Trump would need time to get “his” people into the key positions, to take control of the policy process, and to change the “default” policy positions put into place during the second term of the Obama administration, which was still guiding different parts of the national security bureaucracy in the first weeks of Trump’s stewardship of the Executive Branch. Such an assessment is no longer tenable today. Either the people whom the president has selected and the policies they are carrying out reflect the true vision of the Trump administration—or, at some undisclosed point in the future, Trump will purge his national security team and issue new directives. Read full article

05 ноября, 04:12

White House fires back at Bushes after new Trump criticism

  • 0

The White House on Saturday fired back at former Presidents George Bush and George W. Bush after they were quoted criticizing President Donald Trump and his impact on the Republican Party in a forthcoming book."If one presidential candidate can disassemble a political party, it speaks volumes about how strong a legacy its past two presidents really had," a White House official told CNN.The official, echoing a line of attack Trump used during the Republican primaries and caucuses, added, "And that begins with the Iraq war, one of the greatest foreign policy mistakes in American history." (Trump has repeatedly and falsely claimed that he was against the war at the time.)In "The Last Republicans,” author Mark K. Updegrove extensively quotes both Bushes on Trump, who at the time of some interviews was campaigning for the Republican Party's presidential nomination. In a preview in the New York Times, George Bush is quoted calling Trump a "blowhard," adding that he didn't like him, while George W. Bush seemingly suggested Trump incited and exploited public anger to advance his candidacy. The book's title comes from a quote George W. Bush gave Updegrove when he wondered if he would be the "last Republican president." Trump's unexpected win refuted that notion, but the business mogul's populist policies and public demeanor markedly contrast with Republican politicians and policies in the Bush eras. Throughout the early months of the campaign, Trump delighted in attacking George W. Bush's brother, former Florida Gov. Jeb Bush, labelling him "low energy." When offered the chance, Trump didn't shy away from questioning either the 43rd or 41st president, including criticizing George W. Bush's actions in the lead up to the 9/11 attacks of 2001.Neither one of the former presidents attended the 2016 Republican National Convention and the elder Bush later voted for Hillary Clinton. While not mentioning Trump directly, George W. Bush gave a speech last month that hit at the nativism and populism of the current political discourse — something viewed as a subtly swipe at the current president.

05 ноября, 03:03

Wait, did Bernie Sanders win the election?, by Scott Sumner

Let's go back a couple years to see just how radically this country has changed. Jeb Bush is running for president, proposing a tax reform with a top marginal tax rate (MTR) of 28%. Marco Rubio is proposing a top rate of 35%, and that's viewed as being pretty mean to the rich: A revised 15%/35% structure would likely leave everyone unhappy: Those who are currently taxed at the top rate of 39.6% (taxable income in excess of $413,200 if single, 464,850 if married jointly) will not be thrilled at their rate dropping a mere 4.6%, particularly when previous plans by Bowles-Simpson and Romney had proposed a top rate ranging from 25-28%. So even the bipartisan Bowles-Simpson budget reform plan called for a much lower top rate. The eventual GOP nominee (Trump) called for a top rate of 25%, far below the 43.4% top rate enacted by President Obama. After winning all the branches of government, you'd sort of expect the GOP to propose at least a token reduction in the top rate. Now the Wall Street Journal reports that the GOP plans to raise the top federal income tax rate to 49.4%: The House GOP's reform proposal for individual taxes is a mess, but now we learn it also includes a stealthy 45.6% marginal tax rate on some high earners. This dishonest surcharge betrays the GOP's purposes of growing the economy and simplifying the code, and Republicans ought to kill this gift to the left that will be slapped on more Americans when Democrats return to power. [I added the additional 3.8% income tax to the regular income tax, something our media always forgets to do.] Now let's consider a wealthy person in California. Under Obama that person faced a top rate of roughly 50%, combining state and federal incomes taxes. Under the new GOP plan, the top rate for Californians would soar to 62.7%, a rate one associates more with Thomas Piketty or Bernie Sanders, rather than the Ronald Reagan GOP. (The UK has a top rate of 45%, for instance.) Pinch me, is this really happening? One of my commenters, who likes the proposed tax bill, specifically approved of the fact that it slashes taxes for businesses while raising them on high wage earners, which he suggested were largely "parasites". I think it's a silly to argue that business owners are somehow better than high wage earners, but let's say that this view is out there in America. One thing that some commentators noticed about the past election was that lots of working class people identified more closely with populist billionaires than with highly educated professionals (who they regarded as snobs). Now the GOP is producing a tax plan that slashes the MTR for working class people and also for billionaires like Trump, while raising rates on very highly paid professionals. Coincidence? We've had a lot of discussion of the fact that both the rich and the poor increasingly vote against their interests. Maybe not their actual interests, but against what intellectuals regard as their interests. One famous example is the book "What's the Matter with Kansas?". You could ask the same about the Upper East Side of Manhattan. Consider this possibility. If people in California and New York keep voting Democratic, even though many would benefit from lower taxes on the rich, then eventually the GOP starts to write them off, and no longer legislates in ways that favor those groups. I wonder if this is starting to happen already. In politics, things never stand still. When I was young, West Virginia was extremely Democratic and California was Republican. Given how these two states now vote, the GOP increasingly wants to "deregulate" industries like coal and "regulate" industries like high tech. The policies follow the voters, not the other way around. What about the flip side of this? Will the Dems move in the other direction? I'm not sure, but it's clear that if they don't then highly paid professionals and tech firms are going to start getting hit from both directions, and their situation is likely to become much less pleasant. In other words, maybe we are about to have two socialist parties, one leaning liberal and the other nationalistic. PS. An article in Forbes denied the existence of this top rate increase. But after reading all five pages, all the author did is convince me that he doesn't understand the distinction between marginal and average tax rates. PPS. This Tyler Cowen post on taxes is excellent. (14 COMMENTS)

03 ноября, 17:54

Меметическая война

Для того, чтобы проанализировать что такое меметическая война, сначала нужно разобраться с рабочей таксономией. И первым вопросом будет - что такое мем. Считается, что этот термин ввел Ричард Доукинс в своей книге "Эгоистичный ген", 1976 г. В ней он указывал, что мемы являются «единицами культурной передачи или единицей подражания». Иначе говоря, мемы являются некими битами культурной информации, передаваемой и воспроизведенной во всех группах населения и / или обществах. Если гены являются материальными физическими элементами, физиологически реплицирующимися через продолжение рода, то мемы являются метафизическими, неосязаемыми сущностями, передаваемые от человека к человека, от ума к уму, либо в устной форме, с какими-то действиями, музыкой и т.п., либо повторными действиями и / или подражанием. Сьэюзан Блэкмор в книге "Мем машина" (1999 г.), пишет, что «Меметическая эволюция экспоненциально быстрее чем генетическая эволюция, поэтому неудивительно что мемы превзошли гены в качестве доминирующего драйвера в поведении человека». Так же, как гены организованы в ДНК, клетки и хромосомы, так и реплицирующие элементы культуры объединяются в мемы и соадаптивные мем-комплексы или «мемеплексы». Изучение этих реплицирующихся элементов культуры известно как меметика. Естественные мемы могут быть довольно устойчивыми, но со временем теряют свои функции и значение. Например, наиболее известный европейский мем - "Свобода, равенство, братство". Пословицы и поговорки также относятся к мемам. В каждой культуре они отличаются и могут иметь противоположно значение и предвзятое отношение. Вспомним - «Что русскому хорошо, то немцу — смерть». Мемы и интернет Предполагается, что в Интернете мемы являются смешанными, повторяющимися сообщениями, которые быстро распространяются среди участников широкой цифровой культуры с целью продолжения разговора (в чатах, переписке, комментариях, социальных сетях). Для описания меметической трансформации в цифровой среде используются три категории: расширяемые медиа, эмерджентный мем и мем. Появляется такое понятие как меметический ландшафт. Меметический ландшафт описывает сферы (как умственные, так и физические), которые хранят, укрывают, принимают, отвергают или мутируют мемы когда они путешествуют от одного человека к другому. В меметическом ландшафте есть три уровня: Уровень 1: Меметический. Уровень 2: Субъективный. Уровень 3. Объективный. Уровень 1 существует в уме человека. Это меметическая область, где мемы хранятся как эвристика или как алгоритмы. Уровень 2 также существует в уме. Это субъективная область, где ум хранит инстинкты, эмоции, восприятия, желания, страхи, переживания и мнения. Это фильтры, которые решают, сможет ли мем пройти от уровня 1 до уровня 3 или от уровня 3 до уровня 1. Уровень 3 - это физический мир. Здесь мемы имеют другую форму. Они могут проявляться как действия человека или храниться как документы, артефакты и символы. Мемы и конфликты Очевидно, что мемы влияют на идеи, а идеи влияют и формируют убеждения. Убеждения порождают и влияют на политические позиции в сочетании с чувствами и эмоциями, в конечном итоге, производя действия, которые информируют и влияют на поведение. Считается, что вопрос применения мемов в качестве элементов организованного конфликта, впервые поднял майор морской пехоты Майкл Проссер в своем исследовании, опубликованном в 2006 г. Он утверждал, что используя логическую прогрессию связи мемов с идеями и политическими убеждениями, любая атака на какую-либо идеологию должна учитывать нападение на центральную или трансцендентную «идею» или группу идей в качестве средства достижения успеха. Далее мемы как идеи «играют» в качестве инструментов (или средств) для атаки на идеологию. Проссер отмечал, что мемы связаны с нелинейным мышлением и его экстраполяцией в этику военного сообщества. А применение прямой военной силы для нанесения поражения какой-либо идеологии никогда не может быть успешным на 100%. Поэтому он предложил клинический подход для анализа мемов, ссылаясь на своих коллег из оборонных аналитических центров, которые сфокусировались на мем конструктах и предложили свой метод анализа современных военных проблем, а именно идеологии повстанцев. В этом смысле теоретическая идея мемов в повстанчестве описывает метод анализа культурных идей, изоляции их по частям, и применение клинического подхода, раскрывающим, как именно распространяются мемы повстанцев. Саморепликация мемов также связана эпидемиологическим подходом. Этот анализ применения мемов показывает, как мемы повстанчества воспроизводятся и распространяются в качестве болезни. Далее Проссер приходит к выводу, что используя аналогию, при которой идеологии обладают теми же теоретическими характеристиками, что и болезнь (в частности, как сложные адаптивные системы), можно сделать вывод, что аналогичный метод и работа могут / должны применяться для борьбы с ними. Во-первых, идеология должна быть признана как болезнь, а мемы как метод ее распространения. Во-вторых, существует взаимосвязь на перекрестке социологии, антропологии, познавательной науки и теория поведения, что помогает умышленно убедить (инокулировать) большие аудитории (или хосты) посредством тонкого или открытого контакта. В исследовании отмечалось что физическое уничтожение инфицированных элементов нередко может приводить к обратному эффекту, поэтому кинетические методы не эффективны в борьбе с мемами. Только признание идеологии противника как комплексной адаптивной системы поможет решить эту проблему. И мемы являются эмерджентными инструментами для победы в такой метафизической борьбе. В журнале "Военная разведка" лейтенант Брайан Хэнкок продолжает развивать эту тему и рассматривает технологию применения мемов в качестве дополнительного элемента контрповстанческих операций, которые проводят вооруженные силы США. Он называет мемы не иначе как вирусами сознания. Принцип меметической войны состоит в том, чтобы вытеснить или перезаписать опасные патогенные мемы более мягкими мемами. Как только критический уровень насыщения нового набора мемов в целевой группе будет достигнут, исчезнут нежелательные артефакты и поведение человека. В идеале вирус, который направлен на умы, будет перезаписан с более высокой точностью, плотностью и долговечностью, чтобы обеспечить долгосрочную устойчивость. Вытеснять опасный мемеплекс можно, создав более заразительный доброкачественный мем, используя определенные методы упаковки, тиражирования и распространения. Меметические технологии таковы. Вначале нужно определить мемы, которые нужны для продвижения определенной целевой идеи. Затем нужна оценка идеи, которую нужно внедрить в общество и определение идей, которые нужны для поддержки ранее обозначенной идеи. Следующим действием будет - есть ли какие-то поддерживающие под-идеи, которые нужно определить? Если да, то вопрос дорабатывается, а если нет, то можно сказать, что меметическая структура, которая будет пропагандироваться, полностью определена. Далее следует практическая часть по насыщению меметической индоктринацией. Этот второй уровень реализуется следующим образом. Происходит внедрение агентов в общество, которое необходимо инфицировать идеями. Агенты идентифицируют и индоктринируют лидеров общин/обществ, которые восприимчивы для инфекции меметической структурой обозначенной цели. Далее агенты используют индоктринированных лидеров и их подчиненных в качестве рычага, чтобы оказать давление на других, несогласных лидеров и их подчиненных, чтобы адаптировать меметическую структуру целевой идеи. Если возможно, то агенты идентифицируют и устраняют лидеров и их подчиненных, которые сопротивляются новой меметической структуре. Затем происходит оценка - являются ли сейчас большинство лидеров общины и их подчиненных индоктринированными целевыми идеями? Если да, то точка насыщения меметической индоктринацией достигнута. Если нет, агенты возвращаются к работе над индоктринацией лидеров. Заключительный этап связан с идентификацией членов целевой общины, которые не индоктринированы целевыми идеями. Основными вопросами в этом случае является - может ли он/она быть индоктринированными через давление со стороны индоктринированных членов и лидеров? Представляют ли он/она угрозу распространению целевым идеям? Если такая угроза есть, тогда агенты рассматривают можно ли устранить его/ее без нарушения целевых идей? Если это возможно, происходит устранение (физическое или административное — в зависимости где ведется меметическая война, на поле боя или в политической среде) и ведется дальнейшая индоктринация. В последнее время методике меметической войны стали оказывать большое внимание со стороны не только военных специалистов, но и политтехнологов. Эксперт по социальным медиа из Стэнфордского университета Джеф Джиси в своей статье "Время воспользоваться меметической войной" пишет, что «меметическая война - соперничество за нарративы, идеи и социальный контроль на поле боя социальных медиа. Меметическая война также может рассматриваться как цифровая версия психологической войны, более известной как пропаганда. Если пропаганда и общественная дипломатия являются конвенциональными формами меметической войны, тогда троллинг и психологические операции - их партизанские версии. Меметическая война может быть полезна на уровне большого нарратива, на поле боя или при особых обстоятельствах». По большому счету, меметическую войну в Интернет можно увидеть повсюду - в политических кампаниях, рекламе, новостях, Фейсбуке и Ютуб. Не всегда она проводится агрессивно, часто мемы могут нести завуалированное послание, но быть при этом достаточно эффективными. Кроме того, мемы могут перехватываться, что показывает их инструментальную природу — один и тот же мем может использоваться разными сторонами конфликта. Например,во время праймериз Республиканской партии Джеб Буш пытался приклеить ярлык Дональду Трампу как "хаотическому кандидату". Но когда его кампания начала использовать хэштэг, то пиарщики, поддерживавшие Трампа, перехватили его и стали использовать против Джеба Буша. Согласно Джиси, такие «хэштеги - это операционные координаты меметической войны». А на геополитическом уровне меметическая война применяется как элемент военных возможностей как централизованных правительств, так и негосударственных акторах, таких как ИГИЛ (запрещена в России). А в статье издания Форин полиси«Вооружится ли НАТО мемо-оружием?» Говорится про странные шуточки и отсылки, которые моментально становятся известны в интернет пространстве, кажется, появляются ниоткуда и оказываются одновременно повсюду. Там же упоминается исследовательский проект по «военной меметике», который в 2011 г. профинансировало оборонное агентство перспективных технологий (DARPA). В данном исследовании говорилось о важности «войны идей», в особенности о «борьбе с терроризмом» в этом контексте. В основу такого «военного мема» должна лечь идея, информация, которая «распространяется, воздействует и характеризуется особенной живучестью». К подобным исследованием можно отнести работу «Stratcom Laughs: In Search of Analytical Framework», проводившейся под эгидой НАТО, и одна глава там носила название «Юмор как инструмент коммуникации: проектирование для анализа». Интересно, что данный проект вызвал довольно бурную реакцию в российских СМИ, где смеялись над тем, что НАТО тратит огромные суммы денег, чтобы в результате обвинить КВН в качестве инструмента «мягкой силы» России. На самом деле, эксперты НАТО проанализировали один из пластов современной культуры (назовем ее условно — смеховой культуры), внутри которой рождаются и мутируют разнообразные мемы. Можно вспомнить и культуры анекдотов на политические темы, в том числе, про «глупых американцев», которые постоянно проигрывают в состязаниях и спорах с русскими (также как немцы, французы и представители других народов, а в последнее время, особенно, украинцы). Практика меметической войны Но на поле боя меметические технологии также активно применяются. Если ранее это была прямолинейная пропаганда, то сейчас методики стали более изощренными. Комбинированные операции сил специальных операций США в информационном пространстве обязательно включают стратегические хештеги. Пентагон совместно с научными центрами провел ряд симуляционных игр и учений, связанных с применением мемов. Накануне операции по освобождению Мосула от ИГИЛ, в декабре 2015 г. были проведены игры с участием более 100 человек, разделенных на два лагеря. Красные представляли террористов, синими были «хорошие парни», а белыми — гражданское население Мосула. Синяя команда получила ​​задачу разработать стратегию высокого уровня, которая должна была приведена в соответствие с оперативными целями, а также сообщениями и средствами массовой информации, чтобы воздействовать на население. Они должны были реализовать эту стратегию, реагируя на сообщения ИГИЛ с помощью «культурных и технических экспертов, чтобы разработать многопрофильный план, основываясь на фактах из нейробиологии, политологии, моделирования и маркетинга». Разультаты данных игр были обнародованы в мае 2016 г. Другие учения - Trident Juncture, в котором принимали участие онлайн представители нескольких стран НАТО, продемонстрировали, что распространение мыслей через социальные сети не так действенно, как их распространение со стороны оппозиционного лидера в среде жителей принимающей страны. Среди выводов отмечалось, что оптимально было бы сотрудничать с маркетинговой или PR фирмой, чтобы обыграть оппозицию и СМИ. Современные бизнес технологии могли бы показать экспертам по ифнормационным операциям наиболее искушенную информационную среду, основанную на текущих онлайн тенденциях. Хотя, на первый взгляд, кажется, что создание какого-то мема - это простая задача, на самом деле при подготовке визуального образа или ролика необходимо учитывать особенности культуры целевой группы, роли подсознания, психологии восприятия того или иного носителя информации, как и через кого будет подаваться данный мем. Поэтому важен междисциплинарный подход и совместной работе в одной команде специалистов по антропологии, истории и культуре, языку, семиотике и коммуникациям, психологии и религии. Показательно, что в ряде публикаций специализированных изданий (НАТО, Пентагон) авторы обвиняют как Россию, так и ИГИЛ в ведении эффективной информационно-психологической войны против Запада. И это тоже является своего рода мемом — Россия и террористы намеренно упоминаются в одном контексте, чтобы в отношении обеих у западных читателей на подсознательном уровне вырабатывалось чувство страха и неприятия.

01 ноября, 12:25

The Education of Betsy DeVos

President Donald Trump’s most controversial, ideological Cabinet pick is discovering the limits of her power.

31 октября, 08:36

From ‘Not a War Hero’ to the ‘Worst Ever President’: 20 Worst Insults Donald Trump Used Against Other Politicians

The POTUS is known for his aggressive tweeting and name-calling. Here are some of Donald Trump's most awful insults to other politicians.

30 октября, 20:18

Left Forum Presents The World Premiere Of…The Best Democracy Money Can Buy:The Case Of The Stolen Election

Left Forum presents… The world premiere of the new #TrumpStoleIt post-election edition of Greg Palast’s hit film, The Best Democracy Money Can Buy: The Case Of The Stolen Election. Greg Palast and KPFK’s Harvey Wasserman will be present for a live post-screening discussion. WHEN: Saturday, November 4, 2017 at 1:10 PM WHERE: L.A. Trade Technical […] The post Left Forum Presents The World Premiere Of…The Best Democracy Money Can Buy:The Case Of The Stolen Election appeared first on Greg Palast.

30 октября, 13:45

Where U.S. Presidents Live After the White House

  • 0

From a ski resort in Colorado to the ritzy neighborhoods of Bel Air, some of these post White House homes may surprise you.

08 сентября 2016, 05:29

Casus belli 9/11

В этом году событиям 11 сентября 2001 года исполняется 15 лет. Утром, в Нью-Йорке после ударов угнанных (по официальной, разумеется, версии) пассажирских самолётов рухнули башни Всемирного торгового центра.