• Теги
    • избранные теги
    • Люди68
      • Показать ещё
      Страны / Регионы89
      • Показать ещё
      Разное54
      • Показать ещё
      Издания7
      • Показать ещё
      Международные организации7
      • Показать ещё
      Компании27
      • Показать ещё
      Формат2
      Показатели3
      Сферы2
Джеймс Монро
03 декабря, 18:43

TRUMP team leaning on BOB GATES -- TRUMP’s call to Taiwan -- WEEKEND READS -- PATRICK GASPARD's new job -- GO GW -- B’DAY: Robby Mook

Good Saturday morning. There are two GW alumni among us, so: Raise High! GW vs. USF tips at 2 p.m.WHAT’S GATES UP TO? -- Bob Gates didn’t think much of Donald Trump during the campaign. He penned an op-ed blasting the candidate as unfit for office. But for the last two days, Trump’s inner circle has met with and consulted Gates, one of the few true bipartisan wise men still around. On Friday, Trump himself spoke to Gates. We don’t expect Gates will take a job in the administration. But crazier things have happened. Gates’ book is called “Duty,” and service is his kryptonite. Whatever happens, Gates has been in Trump Tower for two days in a row, and the next president’s inner circle is clearly relying on him for critical advice -- and that itself is noteworthy.-- “Petraeus’s Sunday Hail Mary: The former CIA director heads into interview facing obstacles to his secretary of state nomination,” by Ken Vogel, Eliana Johnson and Daniel Lippman: “David Petraeus’s performance on a Sunday talk show is shaping up as a high-stakes test of how he’d handle mounting concerns about his prospective nomination to be secretary of state ... Trump’s team will closely review Petraeus’s appearance on ABC’s ‘This Week with George Stephanopoulos’ to see how he handles questions about his past that are bogging down his prospects for nomination and could prevent his confirmation ... The retired general and former CIA director cleared the appearance with Trump’s team before committing to it ... [and] Petraeus’s advisers see it as a good opportunity for him to prove that he can deftly handle any questions that senators might raise during confirmation hearings.” http://politi.co/2gkKuMg--MICHAEL O’HANLON in The National Interest, “The Case for David Petraeus as Secretary of State” http://bit.ly/2fW5fwPTHE CALL -- “Trump speaks with Taiwanese president, a major break with decades of U.S. policy on China,” by WaPo’s Anne Gearan: “President-elect Donald Trump spoke Friday with Taiwan’s president, a major departure from decades of U.S. policy in Asia and a breach of diplomatic protocol with ramifications for the incoming president’s relations with China. The call is the first known contact between a U.S. president or president-elect with a Taiwanese leader since before the United States broke diplomatic relations with the island in 1979. China considers Taiwan a province, and news of the official outreach by Trump is likely to infuriate the regional military and economic power.“The exchange is one of a string of unorthodox conversations with foreign leaders that Trump has held since his election. It comes at a particularly tense time between China and Taiwan, which earlier this year elected a president, ­­­Tsai Ing-wen, who has not endorsed the notion of a unified China. Her election angered Beijing to the point of cutting off all official communication with the island government. It is not clear whether Trump intends a more formal shift in U.S. relations with Taiwan or China. On the call, Trump and Tsai congratulated each other on winning their elections, a statement from Trump’s transition office said.” http://wapo.st/2fSAiOI-- THE LATEST: “China said it had lodged a formal complaint with the U.S., and Taiwan urged China to stay calm a day after Mr. Trump broke diplomatic protocol by speaking by phone with Taiwan’s leader. ‘We must point out, there’s is only one China in the world and Taiwan is an inseparable part of Chinese territory,’ read a statement posted on the Chinese Foreign Ministry’s website Saturday afternoon.” http://on.wsj.com/2fSD1HV-- MICHAEL CROWLEY: “Bull in a China shop: Trump risks diplomatic blowup in Asia” http://politi.co/2gSUtJA--NYT’s Mark Landler and David Sanger: “Newspapers in Taiwan reported last month that a Trump Organization representative had visited the country, expressing interest in perhaps developing a hotel project adjacent to Taiwan Taoyuan International Airport, which is undergoing a major expansion. ... A spokeswoman for the Trump Organization, Amanda Miller, said that the company had ‘no plans for expansion into Taiwan,’ and that there had been no ‘authorized visits’ to the country to push a Trump development project. But Ms. Miller did not dispute that Anne-Marie Donoghue, a sales manager overseeing Asia for Trump Hotels, had visited Taiwan in October, a trip that Ms. Donoghue recorded on her Facebook page.” http://nyti.ms/2gRUtfn ... See Facebook screenshots of Donoghue talking about her visit http://bit.ly/2h55Jp8 (h/t a tweet from @EricLiptonNYT: http://bit.ly/2h5eZcY)-- @realDonaldTrump at 7:44 p.m.: “The President of Taiwan CALLED ME today to wish me congratulations on winning the Presidency. Thank you!” … at 8:41 p.m.: “Interesting how the U.S. sells Taiwan billions of dollars of military equipment but I should not accept a congratulatory call.”--Edward Wong (@comradewong): “Chinese diplomats told me before election they thought Trump’s brazen words were just an act. They assumed he would be ‘normal’ if elected.” … @davidfrum: “What the media doesn’t get is that while other people are playing checkers, Trump is playing Russian roulette.” … @AriFleischer: “Uh-oh. I wasn't even allowed to refer to the gvt ‘of’ Taiwan. (I could say gvt ‘on’ Taiwan.) China will go nuts. …. In summit meetings w China, Chinese leaders began by asking potus to restate one-China policy. Trump is changing how we do business w China. … Don’t misinterpret what I’m saying. So long as Trump called knowing it would change the status quo, I’m fine w it. I hope it was by design.”PAGING MIKE PENCE -- @realDonaldTrump at 10:06 p.m.: “Rexnord of Indiana is moving to Mexico and rather viciously firing all of its 300 workers. This is happening all over our country. No more!”COMING ATTRACTIONS -- “Philippines’ Duterte gets Trump White House invite during ‘animated’ call,” by Reuters’ Martin Petty in Manila and David Brunnstrom in DC: “Trump invited Philippines leader Rodrigo Duterte to the White House next year during a ‘very engaging, animated’ phone conversation, a Duterte aide said on Friday, amid rocky relations between their two countries. A statement issued by Trump's transition team, however, made no mention of an invitation. ... Duterte has praised China and told Obama to ‘go to hell’ and called him a ‘son of a bitch’ whom he would humiliate if he visited the Philippines. The anger was unleashed after Democrat Obama expressed concern about possible human rights abuses in Duterte’s war on drugs, during which more than 2,000 people have been killed.” https://yhoo.it/2gMhWvBTHE FIRST DAUGHTER -- “Will Ivanka Trump Be the Most Powerful First Daughter in History?” by Alessandra Stanley and Jacob Bernstein, on the cover of NYT’s Sunday Styles: “When Nancy Pelosi, the minority leader of the House of Representatives, called Donald J. Trump shortly after the Nov. 8 election, they talked about domestic policy and infrastructure. But when Ms. Pelosi raised the specific subject of women’s issues, the president-elect did something unexpected: He handed the phone over to another person in the room -- his 35-year-old daughter, Ivanka. Around the same time, Sheryl Sandberg, the chief operating officer of Facebook and the author of the best-selling women’s empowerment book ‘Lean In,’ reached out to Ms. Trump, hoping to begin what aides from both sides described as ‘a dialogue.’ ...“Even Leonardo DiCaprio has weighed in. The Oscar-winning actor recently met with Ms. Trump privately and gave her a copy of his climate change documentary, ‘Before the Flood,’ according to aides to both people. … The Hollywood mogul David Geffen, a longtime supporter of Democratic candidates, said he has a fondness for Ms. Trump and Mr. Kushner, even though he did not vote for her father in the election. ‘I’ve known Ivanka and Jared for years,’ he said. ‘She’s a lovely, intelligent woman, and Jared has been a loyal son-in-law. Trump depends on him. He’s a very smart guy. Is he a genius? No, but guess what: The geniuses all lost.’” http://nyti.ms/2gyMof5FUTURE OF OBAMACARE -- NYT, A1: “G.O.P. Plans Immediate Repeal of Health Law, Then a Delay,” by Robert Pear, Jennifer Steinhauer and Thomas Kaplan: “Republicans in Congress plan to move almost immediately next month to repeal the Affordable Care Act, as President-elect Donald J. Trump promised. But they also are likely to delay the effective date so that they have several years to phase out President Obama’s signature achievement. This emerging ‘repeal and delay’ strategy, which Speaker Paul D. Ryan discussed this week with Vice President-elect Mike Pence, underscores a growing recognition that replacing the health care law will be technically complicated and could be politically explosive.” http://nyti.ms/2g4EREl-- WE’VE been on the Obamacare-repeal-will-take-some-time bandwagon for a while. Republicans are going to take years to fully repeal and replace the law. But Trump and Congress will have to do something on Day One to show he’s taking his campaign promise to get rid of the law seriously.DNC RACE -- “Dean’s drop-out reshapes DNC chair fight: Once thought to be the favorite, Minnesota Congressman Keith Ellison faces resistance,” by Gabriel Debenedetti in Denver: “Keith Ellison came to Colorado seeking to cement his position as the front-runner for [DNC] chairman. But the Minnesota congressman ended the week in worse shape than when it started. Just hours after Ellison’s role as the favorite was thrown into question by a stinging condemnation of his past statements about Israel by the Anti-Defamation League -- a move Ellison and his allies vigorously rebutted -- former Chairman Howard Dean dropped his comeback bid and bowed out of the race, scrambling an already complicated contest.“The three remaining announced candidates for the chairmanship -- Ellison, New Hampshire Democratic Party Chairman Raymond Buckley, and South Carolina Democratic Party Chairman Jaime Harrison -- spoke to state party officials from across the country for nearly two-and-a-half hours here at the Association of State Democratic Chairs meeting, exhaustively laying out their hopes for a rejuvenated party in displays that appeared to leave the DNC membership just as unsure of its next leader’s identity as when it entered the room. The result is a race that’s even more of a muddle, with the likelihood of additional candidates jumping in prior to February’s vote. Ellison himself appeared to recognize his tenuous position, and pledged in his strongest terms yet to consider giving up his House seat if he gets the chair’s role. He pleaded with attendees to keep an open mind as he insisted the DNC would be his top priority, while the other candidates -- and Dean, in his pre-recorded video -- insisted over and over that the decimated party needs a full-time chair.” http://politi.co/2gYHXqHINSTAPIC DU JOUR – From a Burlington bakery’s Instagram: former Gov. Howard Dean eating with current VT Gov. Peter Shumlin -- (with a bottle of San Pellegrino on the table) http://bit.ly/2g4791tTHE NEXT TREASURY SECRETARY -- “Trump voter lost home, blames incoming Treasury secretary,” by AP’s Josh Boak and Jeff Horowitz: “When Donald Trump named his Treasury secretary, Teena Colebrook felt her heart sink. She had voted for the president-elect on the belief that he would knock the moneyed elites from their perch in Washington. And she knew Trump’s pick for Treasury — Steven Mnuchin — all too well. OneWest, a bank formerly owned by a group of investors headed by Mnuchin, had foreclosed on her Los Angeles-area home in the aftermath of the Great Recession, stripping her of the two units she rented as a primary source of income. ‘I just wish that I had not voted,’ said Colebrook, 59. ‘I have no faith in our government anymore at all. They all promise you the world at the end of a stick and take it away once they get in.’” http://apne.ws/2gLR0w2-- “Trump, Cabinet could avoid millions in taxes thanks to this little-known law,” by WaPo’s Drew Harwell: “President-elect Donald Trump’s ultra-wealthy Cabinet nominees will be able to avoid paying millions of dollars in taxes in the coming weeks when they sell some of their holdings to avoid conflicts of interest in their new positions. ... The benefit is one of the more subtle ways that the millionaires and billionaires of Trump’s White House, which already will be the wealthiest administration in modern American history, could benefit financially from their transition into the nation’s halls of power. ... People who sell company stock typically have to pay taxes on any profits, known as capital gains. But the divestiture benefit allows officials to skip that tax bill, as long as they reinvest the gains into assets where conflicts are less likely, such as U.S. Treasury bonds or diversified mutual funds.” http://wapo.st/2h4Zth8GOTHAM READ -- “The Scourge of Racial Bias in New York State’s Prisons: A New York Times investigation draws on nearly 60,000 disciplinary cases from state prisons and interviews with inmates to explore the system’s inequalities and the ripple effect these can have,” by Michael Schwirtz, Michael Winerip and Robert Gebeloff. http://nyti.ms/2gYVgaMCLICKER – “This Muslim Comedian Sat Next To Donald Trump’s Son On A Plane To Scotland,” by BuzzFeed’s Aisha Gani: “Mo Amer ... an Arab-American standup comedian who was on his way to Scotland ... found himself sitting next to Eric Trump on his flight. [Amer told Eric:] ‘You gonna really make my people get ID cards and all this?’ ... in reference to a proposed registry for immigrants from Muslim countries ... Amer said that Trump replied: ‘Ah, come on, man. You can’t believe everything you read. Do you really think we’re gonna do that?’ He told Trump he thought his father had played the media like a fiddle, and knew the tricks inside that ‘created this firestorm’, and how it had “worked out lovely’, to which he said Trump replied: ‘Yeah you’re absolutely right.’” http://bzfd.it/2gSXBW6WHAT SENATE REPUBLICANS ARE READING -- “Clinton allies plot anti-Trump movement: ‘We’re going to throw everything at him that he threw at us,’ said one longtime Democratic operative,” by Glenn Thrush and Nolan McCaskill. http://politi.co/2gYMTMv-- REPUBLICANS WANT TO KNOW: Is this the same or worse than Senate Majority Leader Mitch McConnell (R-Ky.) saying his top priority was to make Obama a one-term president?WHITE HOUSE NORTH -- “Secret Service faces massive bill for protecting Trump,” by Sarah Wheaton: “Protecting Donald Trump and his family will involve unprecedented costs for taxpayers. But federal and New York City officials are dismissing speculation about sky-scraping expenses. The Secret Service renting a floor or two of Trump Tower for as much as $3 million a year? Not happening, the agency says. New York City paying a million dollars a day to protect the first family? ‘Inaccurate and unconfirmed,’ said a spokesman for Mayor Bill De Blasio. ... The biggest variable, Secret Service veterans say, is how much time Trump himself will actually spend in New York.” http://politi.co/2gYzggl TELLING ANECDOTE – Foreign Policy’s Tom Ricks: “I find myself this week having serious talks with friends who have been approached to work for Trump in national security positions. (Apparently you have to swear that you didn’t sign a ‘Never Trump’ letter, and also maybe promise not to spill beans after you leave.) It’s a surprisingly hard decision. They have friends who are still in uniform and can’t just leave the military. ... You can’t just abandon the people who are stuck. Even worse are people in the government who would like to leave but feel they can’t, with mortgages pending in Fairfax or Annapolis and kids in college. As one guy wrote to me this week, ‘I am sorry but I can’t afford to live up to my principles.’ What a soul-crushing thought.” http://atfp.co/2h55j21PLAYBOOK I.R.L. – Two inaugural parade stands are being built right outside the White House on Pennsylvania Avenue – see them in a pic taken earlier this week: http://bit.ly/2gPyVxzWEST COAST WATCH -- “To Stop Trump’s Immigration Funding Threat, L.A. Should Turn The Tables On States’ Rights Litigation,” by Adam Sieff in LAist: “Thanks to an arcane constitutional rule that protects states’ rights known as the ‘anti-commandeering doctrine,’ Los Angeles can and should sue the federal government if it tries to force the city’s hand.” http://bit.ly/2fW8l3FGET SMART FAST – CHRISTOPHER CALDWELL on the N.Y. Times Sunday Review cover, “What the Alt-Right Really Means”: “Mr. Trump’s success is bound to embolden other dissenters. This could mean a political climate in which reservations about such multiculturalist policies as affirmative action are voiced more strenuously. It could mean a rise in racial conflict and a platform for alarming movements like [Richard] Spencer’s.’ ...“Likewise, the common alt-right slur ‘cuckservative,’ a portmanteau combining cuckold and conservative, is not just a colorful way of saying that establishment conservatives have been unmanly. According to Matthew Tait, a young ex-member of the far-right British National Party, the metaphor has a precise ornithological meaning. Like the reed-warbler hatching eggs that a cuckoo (from which the word ‘cuckold’ comes) has dropped into its nest, cuckservatives are raising the offspring of their foes.” http://nyti.ms/2gSY9LpHAPPENING TODAY – “Today the delegates attending the Fortune/Time Global Forum in Rome had a special audience at the Vatican with His Holiness Pope Francis. The Forum is convening select global Fortune 500 CEOs, members of the Time 100 and non-profit, academic, religious and labor leaders to address the need for a global economic system that both encourages growth and spreads its benefits more broadly.”The conference is led by Alan Murray and Nancy Gibbs while Time Inc. president and CEO Rich Battista gave opening remarks. Participants include: Cherie Blair, Dominic Barton, Richard Branson, Hernando de Soto, Lynn Forester de Rothschild, Mo Ibrahim, Declan Kelly, Nicholas Kristof, David Miliband, Jorge Ramos, Judith Rodin, Ginni Rometty, Charlie Rose, Martin Sorrell, Lawrence Summers. What the Pope told the conference’s attendees http://for.tn/2fSs751WHAT BEKAH MERCER IS READING -- “Trump ‘Villains and Heroes’ to Mingle at Annual Mercer Costume Party,” by Bloomberg’s Zachary Mider: “Each Christmas season since 2009, the Mercer family’s costume party on Long Island has been the subject of awed gossip in Republican circles. [Tonight’s] ticket will be more coveted than ever. … The theme of this year’s party is ‘Villains and Heroes’ -- appropriate, perhaps, for a year in which the Mercers described the presidential contest as offering an ‘apocalyptic choice’ in which only a Trump victory could save the nation. An invitation seen by Bloomberg News features a sword-wielding centurion crouching in an ancient ruin, facing down a serpent-haired Medusa.” http://bloom.bg/2ggGXhQMEDIAWATCH -- For the last regular episode of “With All Due Respect,” which aired yesterday, Bloomberg Politics asked some people who have been fans of the show to share their thoughts on the past two years -- Jeff Goldblum, Jeff Daniels, Julianne Moore, Adam Scott, and Savannah Guthrie. Script written by Matt Negrin. http://bit.ly/2fS4LMK-- “BuzzFeed Names Fake News Expert Craig Silverman Its First Media Editor,” by Fortune’s Matthew Ingram: http://for.tn/2guRQ2CCLICKER – “The nation’s cartoonists on the week in politics,” edited by Matt Wuerker – 17 cartoons: http://politi.co/2h4KHXZGREAT WEEKEND READS, curated by Daniel Lippman:--“The Last Diplomat,” by Adam Entous and Devlin Barrett in WSJ: “As Robin Raphel worked for the State Department in Pakistan, her brand of traditional diplomacy ran into the new realities of covert surveillance. The collision turned her life upside down.” http://on.wsj.com/2gyBjdX--“The Attorney Fighting Revenge Porn,” by The New Yorker’s Margaret Talbot: “Carrie Goldberg is a pioneer in the field of sexual privacy, using the law to defend victims of hacking, leaking, and other online assaults.” http://bit.ly/2gRxgK8--“The New Intellectuals,” by Evan R. Goldstein in the Chronicle of Higher Education: “Is the academic jobs crisis a boon to public culture?” http://bit.ly/2g44O6V (h/t ALDaily.com)--“What I Learned Binge-Watching Steve Bannon’s Documentaries,” by Adam Wren in Politico Magazine: “He has the next president’s ear. Here’s what 13 hours and 11 minutes of fever-dream conservative viewing says about his dark worldview.” http://politi.co/2gYo4jG--“Digital Pimps or Fearless Publishers?” by Kate Knibbs in The Ringer: “The owners of Village Voice Media gamed the online classified business with Backpage.com and made millions. But when it became a breeding ground for child rape, the publishers became something else: defendants.” http://bit.ly/2g43PUd (h/t Longform.org)--“The End of the Anglo-American Order,” by Ian Buruma in the N.Y. Times Magazine: “For decades, the United States and Britain’s vision of democracy and freedom defined the postwar world. What will happen in an age of Donald Trump and Nigel Farage?” http://nyti.ms/2h4P6dn--“The Yankee Comandante,” by David Grann in the May 28, 2012 issue of The New Yorker: “A story of love, revolution, and betrayal” in Cuba. http://bit.ly/2gLMDkH--“The Need to Read,” by Will Schwalbe in WSJ: “Reading books remains one of the best ways to engage with the world, become a better person and understand life’s questions, big and small”. http://on.wsj.com/2gyypGf--“Hidebound: The Grisly Invention of Parchment,” by Keith Houston in a Longreads excerpt of “The Book: A Cover-to-Cover Exploration of the Most Powerful Object of Our Time”: “While most of the Old World was writing on papyrus, bamboo, and silk, Europe carved its own gruesome path through the history books.” http://bit.ly/2g42Z9Y ... $17.82 on Amazon http://amzn.to/2fW5O9G--“The Tiger of Mysore,” by Zareer Masani on HistoryToday.com: Tipu Sultan’s “huge household, comprising 12 sons, eight daughters, a harem of 600 and several thousand dependents, was generously pensioned off and comfortably housed by the East India Company, first at Vellore, near Madras, and later at Calcutta.” http://bit.ly/2h4Wo0w--“Garry Kasparov Says ‘It’s a Fact Russia Helped Trump,’” by Alexander Bisley in Playboy: “Yes, the Putin regime will fall. The collapse of the regime will lead to the collapse of the country.” http://bit.ly/2fZhJaa --“Simmons vs. Gladwell: The Future of Football,” by Bill Simmons and Malcolm Gladwell on The Ringer: “Sagging ratings, national controversy, horrifying head injuries, shameless greed: The conversation about the NFL has officially changed. Is it too late to fix it?” http://bit.ly/2fW3W0x (h/t TheBrowser.com)SPOTTED: Minnesota Rep. Keith Ellison in first class on yesterday’s 8:25 a.m. Detroit to Denver Delta flight on his way to a meeting of state Democratic Party chairs ... Former NY Gov. George Pataki having drinks last night at the Trump hotel in D.C. with Washington State GOP chair Susan Hutchison and her husband Andy -- Fox News’ James Rosen dropped by to say hi … Iowa Gov. Terry Branstad at Dulles Airport late morning yesterday ... Josh Goldberg, a FCC and Boeing alum, at Medium Rare on Capitol Hill celebrating his early graduation from Georgetown with family and friends … Eric Lesser and PG Sittenfield yesterday at the Renaissance hotel on 9th St. at the NewDEAL conference of progressive “pro-growth” local and state Dems.PRESIDENT’S WEEK AHEAD: “On Monday, the President will attend meetings at the White House. On Tuesday, the President will travel to Tampa, Florida, where he will meet with active duty service members at MacDill Air Force Base, the home of the U.S. Special Operations Command and U.S. Central Command. While in Tampa, the President will deliver remarks on the counterterrorism campaign and meet with uniformed leadership from both commands.“On Wednesday, the President will attend meetings at the White House. On Thursday, the President and the First Lady will attend the Congressional Ball at the White House. On Friday, the President will attend meetings at the White House.”TRANSITIONS – PATRICK GASPARD named VP of the Open Society Foundations: “Gaspard, the U.S. ambassador to South Africa and former senior advisor to President Obama, will join the philanthropy as vice president of programs starting January 9, 2017. Ambassador Gaspard will oversee the Open Society Foundations’ advocacy work in Washington and Brussels, as well as provide strategic direction and oversight to the organization’s programmatic agenda. He will take on a public role to advance the network’s mission, strategies, and activities.” https://osf.to/2gLUEWOOUT AND ABOUT: Friends of Jack and Susanna Quinn gathered at their house last night to celebrate their 10th anniversary, dining on a heart-shaped beet and goat cheese gateau and Maine lobster tail and grilled tenderloin of beef. One highlight of the night was the screening of a video that Patrick Gavin produced and Dana Bash anchored of the Quinns’ friends saying funny and nice things about the couple, with Rob Lowe making a cameo. Rep. Joe Crowley (D-NY) also sang a love song he had written originally for his wife. Every guest got M&Ms with a picture of the couple on every M&M. Pic of Jack and Susanna http://bit.ly/2h56SNF ... The cake http://bit.ly/2gyWjBa--SPOTTED: Brianna Keilar, Kevin Madden, Ed and Shirley Henry, Stephanie Cutter, Rep. Jared Polis, Dana Bash and Spencer Garrett, Nancy Cordes, Patrick Gavin, Allen Gannett and Trevor Faden, Alex Wirth, Jim Sciutto and Gloria Riviera, Bill McQuillen and Amy Argetsinger, Marc Adelman, Elizabeth Thorp, Virginia Coyne, Meredith Balenske, Tony Powell.--Friends and family toasted NBC News White House correspondent Kristen Welker and fiance John Hughes at an engagement party last night thrown by Chuck Todd and wife Kristian at the historic Decatur House downtown. The last time an engagement party was held in the Decatur House was in 1818 by Susan and Stephen Decatur for President James Monroe’s daughter. SPOTTED: Andrea Mitchell, Alan Greenspan, Pete Williams, Dana Bash, Peter Alexander, Olivia Petersen, Alison Starling, Mary Bruce, Carol Lee, Brianna Keilar, Shawna Thomas.SPOTTED at Steve Rochlin and Christina Sevilla’s “Holiday Splash” Friday night: Indira Lakshmanan and Dermot Tatlow, Garance Franke-Ruta, Mike Isikoff and Mary Ann Akers, Ben Chang, Rodell and Sheena Arora, David Corn, Tom Toles, Nancy Trejos, Mieke Eoyang, Peter Cherukuri, Juliet Eilperin, Jay Newton Small, Jonathan Swan, Nurith Aizenman, Nihal Krishan, Eric Schmitt, Nova Daly, Amb. Abdulwahab al-Hajjri.BIRTHWEEK (was yesterday): Mina Moore of Glover Park Group (h/ts Jas Sajjan and Saat Alety)BIRTHDAYS: Robby Mook, the pride of Norwich, Vermont … The White House’s Jesse Lee ... Politico Florida’s Bruce Ritchie ... Eleanor Schiff ... Mike Inacay, Sen. Brian Schatz’s comms director ... Katelyn Rieley Johnson (hubby tip: Benny Johnson) ... Ali Zelenko, SVP of NBC News PR (h/ts Erika Masonhall and Maggie Steenland) ... WashPost’s Scott Higham ... Jacqueline Quasney, director of brand and comms at Personal Capital and an ABC News and Politico alum ... Elizabeth Edelman, VP of biz development and strategic partnerships at Global Citizen and a Romney alum ... Bill Sternberg, editorial page editor of USA Today, is 6-0 ... Jamie Carroll — Bush White House, Obama State Department, Embassy Islamabad and Jeb! alum ... Washington Institute’s Jamie Sherman (h/t Ian Byrne) ... Katherine Klein, vice dean of the Wharton Social Impact Initiative and professor of management (h/t Jon Haber) ... Margaret Mulkerrin, a press assistant at Treasury, is 24 (h/t McCauley Mateja) ... NYT biz reporter Diane Cardwell ... Angelica Brantley ... journalist Kevin Baron ... Aron Goldman is 46 ... Robert Pondiscio ...… Bill Tighe, COS for Rep. Tom Marino (R-Pa.), is 39 ... former Rep. Ralph Regula (R-Ohio) is 92 ... Rep. Jim Renacci (R-Ohio) is 58 ... Rep. Eddie Bernice Johnson (D-Tex.) is 81 ... former Rep. Asa Hutchinson (R-Ark.) is 66 ... former Rep. Stephanie Herseth Sandler (D-SD) is 46 … Matthew Flaherty ... Amanda Critchfield, corporate comms. manager, legal and gov’t relations at SunTrust and a Mike Crapo alum (h/t Katie Niederee) ... Neal Ungerleider ... CQ-Roll Call VP David Meyers ... Lance Trover … Let Freedom Ring USA president Colin Hanna ... Brookings alum Chris Kelaher, senior acquisitions editor for APA Books at the American Psychological Association ... Rich McFadden ... Miles Doran, associate producer for “60 Minutes” … Tom Oppel … John Toohey … Greg Everts … Francie Phelps (h/ts Teresa Vilmain) ... movie director Jean-Luc Godard is 86 … Ozzy Osbourne is 68 … Daryl Hannah is 56 … Julianne Moore is 56 ... Amanda Seyfried is 31 (h/ts AP)THE SHOWS, by @MattMackowiak filing from Austin, en route to Pittsburgh to see the Penguins vs. Red Wings tonight, the Steelers vs. the Giants tomorrow and Grandma Margaret Mackowiak all weekend:--NBC’s “Meet the Press”: Vice President-elect Mike Pence. Panel: Amy Walter Andrea Mitchell, Heather McGhee and Rich Lowry--ABC’s “This Week”: Mike Pence … Gen. David Petraeus (Ret.). Panel: David Axelrod, Alex Castellanos, Matthew Dowd and Sara Fagen--CBS’s “Face the Nation”: Reince Priebus … Leon Panetta … Newt Gingrich … House Minority Leader Nancy Pelosi (D-Calif.). Panel: Susan Page, NPR’s Audie Cornish, Dan Balz and Reihan Salam--“Fox News Sunday”: Kellyanne Conway … Dr. Jill Stein. Panel: Kimberley Strassel, Lisa Lerer, Monica Crowley and Juan Williams. “Power Player of the Week” segment with Warrior Canine Connection founder Rick Yount--Fox News’ “Sunday Morning Futures” (10 a.m. ET / 9 a.m. CT): House Republican Conference Chairman Cathy McMorris Rodgers (R-Wash.) … Rep. Jeb Hensarling (R-Texas) … Gen. Keith Alexander (U.S. Army, Ret.). Panel: Ed Rollins, Julie Roginsky and former NFL player and The Brewer Group’s Jack Brewer--Fox News’ “MediaBuzz” (SUN 11 a.m. ET / 10 a.m. CT): Erin McPike … Sarah Isgur Flores … Michael Tomasky … Mike Huckabee … Susan Ferrechio … the University of Maryland’s Mark Feldstein … Charlie Gasparino--CNN’s “Inside Politics” with John King (SUN 8 a.m. ET): Panel: Julie Pace, Jonathan Martin, Abby Phillip and Jeff Zeleny--CNN’s “State of the Union” (9 a.m. ET / 12 p.m. ET): Kellyanne Conway and Robby Mook from the Harvard Kennedy School’s Institute of Politics forum--CNN’s “Reliable Sources”: (SUN 11 a.m. ET): Panel: Salena Zito, John Huey, Frank Sesno and David Zurawik … Amy Goodman … Van Jones--Univision’s “Al Punto” (SUN 10 a.m. ET / 1 p.m. PT): Antonio Villaraigosa … Univision News’ Blanca Rosa Vilchez … Fidel Castro’s (estranged and exiled) sister Juanita Castro … author and journalist Anabel Hernández (“La Verdadera Noche de Iguala”) … actor Diego Luna---C-SPAN: “The Communicators” (SAT 6:30 p.m. ET): Georgetown University Law Center’s Paul Ohm, questioned by Reuters’ Dustin Volz … “Newsmakers” (SUN 10 a.m. ET): Bob Goodlatte and John Conyers, questioned by WaPo’s Kimbriell Kelly and AP’s Jesse Holland … “Q&A”(SUN 8 p.m. and 11 p.m. ET): Author, historian and Huntington Library Fellow Ronald C. White (“American Ulysses: A Life of Ulysses S. Grant”)

28 ноября, 12:01

Фидель Кастро: "История меня оправдает"

О смерти своего брата Рауль Кастро, действующий президент Кубы, сообщил по государственному телевидению. Президент Кубы заявил о том, что тело Фиделя в соответствии с его волей будет кремировано.

26 ноября, 23:55

Фидель Кастро: "История меня оправдает"

Лидер кубинской революции Фидель Кастро, скончавшийся на 91 году жизни, останется в истории как один из наиболее ярких и сильных лидеров XX века.

26 ноября, 23:55

Фидель Кастро: "История меня оправдает"

Лидер кубинской революции Фидель Кастро, скончавшийся на 91 году жизни, останется в истории как один из наиболее ярких и сильных лидеров XX века.

17 ноября, 17:01

Морзе - изобретатель или художник?

Имя Сэмюэла Морзе всем знакомо благодаря его самому известному открытию – знаменитой азбуке, названной в честь изобретателя. Однако мало кто знает о том, что Морзе был еще и художником, к тому же основателем и президентом Национальной академии рисунка в Нью-Йорке. Впрочем, об эстетической ценности его работ искусствоведы высказывали весьма противоречивые отзывы, так же, как ученые – о значении его изобретений.Кем же он был на самом деле – художником, изобретателем или талантливым авантюристом?С. Морзе. Автопортрет, 1818. ФрагментСэмюэл Финли Бриз Морзе родился в Америке, в семье проповедника. Свою первую серьезную работу Сэмюэл создал в 14 лет – он тогда написал удачный семейный портрет, а немного позже – картину «Высадка паломников» о прибытии первых поселенцев в Америку. Это полотно привлекло внимание известного в те времена художника В. Олстона, который предложил юноше отправиться вместе с ним в Англию для изучения живописи. Родители Сэмюэла не одобряли этих занятий, но поездке не препятствовали. И в 1811 г., в возрасте 20 лет Сэмюэл Морзе начал изучать живопись в Королевской академии.С. Морзе. Высадка паломниковС. Морзе. Слева – *Умирающий Геркулес*. Справа – *Суд Юпитера*Во время учебы в Академии Морзе создал две значительные работы – «Умирающий Геркулес» (за нее художник получил золотую медаль на выставке) и «Суд Юпитера». В 24 года юноша вернулся в Америку известным художником, однако на родине его картин никто не покупал, и он начал писать портреты на заказ. Серди них был портрет бывшего президента США Джона Адамса, а также портреты маркиза де Лафайета и пятого президента США Джеймса Монро.С. Морзе. Портреты Джеймса Монро (слева) и маркиза де ЛафайетаВ Нью-Йорке Морзе основал Национальную академию рисунка и стал ее президентом. В то же время он решил заняться усовершенствованием своего мастерства и продолжил обучение в Европе. Его занятия живописью были настолько усердными, что никто не мог предположить, что вскоре он займется кардинально другим родом деятельности. Позже Морзе признался: «Я посвятил свои молодые годы только живописи. Но, как оказалось, не смог забыть поразившую меня в юности фразу, услышанную на лекции по естественным наукам: «Если электрический ток встретит задержку на своем пути, он станет видимым». Эта мысль была первым семенем, из которого много лет спустя в моей голове выросло изобретение телеграфа».С. Морзе. Галерея Лувра, 1831-32Изобретателей телеграфа было несколько, и Морзе не был первооткрывателем: в России создателем нового вида связи был Шиллинг, в Германии – Гаусс и Вебер, в Англии – Кук и Уитстон. Но их электромагнитные аппараты были стрелочного типа, а Морзе изобрел электромеханический телеграф. Он получил патент на свое изобретение и продемонстрировал его работу в Нью-Йоркском университете.Однако ученые мужи не только не оценили его находку, но и прозвали Морзе авантюристом: дело в том, что он по сути ничего не изобрел, а просто объединил несколько успешно действующих изобретений своих предшественников. Но сам Морзе был уверен в том, что грамотное применение существующего не менее важно, чем внедрение чего-то нового.С. Морзе. Слева – Муза (портрет старшей дочери Сьюзан). Справа – автопортрет1 октября 1832 г. из Гавра в Hью-Йорк вышел парусник «Салли» (капитан судна — Пелл). Его пассажирам знаменитый врач тех времен (открыватель наркоза и новых методов обезболивания в медицине) — Чарльз Т.Джексон в салоне первого класса демонстрировал фокус-опыт: начиналась вращаться стрелка компаса при поднесении к нему куска провода, подсоединенного к гальваническому элементу. За опытом внимательно наблюдал Самюэл.В Европе, в это время, была опубликована книга М.Фарадея и приведенные в ней опыты повторялись во многих лабораториях, а Петербург в начале 1832 г. стал свидетелем первых опытов Шиллинга. «Извлечение искр из магнита» казалось непосвященным чудом. Увиденный опыт натолкнул его на мысль о создании системы передачи сигналов по проводам, с использованием сочетаний передачи «искр». Эта идея захватила его. За время месячного плавания домой Морзе набросал несколько чертежей. Следующие три года, работая на чердаке в доме своего брата Ричарда, он посвятил строительству по своим чертежам аппарата, но безуспешно. В 1835 г. он был назначен на пост профессора живописи в только что открытом Нью-Йоркском университете, в котором в сентябре 1837 г. продемонстрировал свое изобретение. Сигнал был послан по проволоке длиной 1700 футов.Крупный американский промышленник Стив Вейл заинтересовался работой Морзе и согласился пожертвовать 2 тыс. долларов и предоставить помещение для дальнейших опытов при одном условии — С.Морзе возьмет в помощники его сына Альфреда. Союз младшего Вейла и Морзе оказался плодотворным. Первое сообщение было послано 27 мая 1844 г. и текст которого гласил: «Чудны дела твои, Господи!» Для передачи посылок использовался ключ, изобретенный российским ученым Б.С.Якоби, а для приема — электромагнит, якорь которого управлял перемещением по бумаге чернильного пера.Революционным изобретение Морзе стало благодаря не технологии передачи данных, а способу их фиксации и сфере применения. При этом Морзе не разбирался не только в последних открытиях в области электричества, но даже в основных его правилах и законах. У него не было ни специальных знаний, ни подготовки, но их заменили упорство и целеустремленность.С. Морзе. Портреты Сэмюэла Нельсона и Кетрин Энн Рассел Нельсон, 1822Телеграфы с магнитными стрелками существовали и до Морзе, но они были неудобны в применении. И он решил заменить стрелку на самописец, фиксирующий полученное сообщение на протягиваемой через аппарат бумажной ленте. Значительную помощь в изобретении оказал Альфред Вейл, у которого, в отличие от Морзе, было техническое образование: он изобрел схему печатающего телеграфного аппарата и усовершенствовал телеграфный код.В результате появилась знаменитая азбука Морзе, представляющая собой комбинации коротких и длинных сигналов, зафиксированных на бумажной ленте в виде точек и тире.Самуэль МорзеНадо заметить, что исходная таблица «кода Морзе» разительно отличалась от тех кодов, что сегодня звучат на любительских диапазонах. В ней, во-первых, использовались посылки трех разных длительностей (точка, тире и длинное тире). Во-вторых, некоторые символы имели паузы внутри своих кодов. Кодировки современной и исходной таблиц совпадают только для примерно половины букв (A, B, D, E, G, H, I, K, M, N, S, T, U, V и W) и не совпадают ни для одной цифры. Более того, для построения кода ряда символов в оригинальной «морзянке» вообще использовались иные принципы. Так, на ряду с «точками» и «тире», были сочетания «двойное тире» (буква L) и даже «тройное тире» (цифра 0), а некоторые символы включали в себя паузу… . Латинская буква С, например, передавалось тогда как «две точки-пауза-точка», т.е., по существу, как буквы И и Е, переданные друг за другом. Это заметно осложняло прием радиограмм. Вот почему вскоре появились различные варианты телеграфной азбуки, не содержавшие кодов с паузами между посылками (Филлипса, Бална, «морской», «континентальный»…).С. Морзе. Ниагара, 1835Слава, богатство и признание пришли к нему только на склоне лет. Научно-практическую ценность его изобретения вынуждены были признать многие, даже те, кто настаивал на вторичности этих открытий. После смерти Морзе в 1872 г. его слава как изобретателя угасла, но о нем снова заговорили как о самобытном художнике-портретисте. Эти споры продолжаются и по сей день.Современный вариант международного «кода Морзе» (International Morse) появился совсем недавно — в 1939 году, когда была проведена последняя корректировка (т.н. «континентального» варианта), коснувшаяся в основном знаков препинания. Звучит еще невероятнее, но факт — первоначальный вариант «кода Морзе» кое-где использовался на железных дорогах до середины 60-х годов XX века!источникиhttp://www.kulturologia.ru/blogs/151116/32252/http://www.aif.ru/infographic/1100337http://razmishlyajem.ru/o-raznom-vsyakom/interesny-e-fakty/azbuka-morze-istoriya-sozdaniyahttp://xn—-dtbjalal8asil4g8c.xn—p1ai/priboryi/istoriya-azbuki-morze.htmlhttp://ua4cgr.narod.ru/2010/morze.htmlhttp://www.morze.ru/morze/morze_bio.htmВот еще несколько интересных персон: вот например знаете ли вы Где могила Александра Македонского? или кем был Настоящий Гоцман. А вот еще не так давно была раскрыта Тайна гибели Сент-Экзюпери и думали ли вы, что существует Вратарь, который забил 131 гол

27 октября, 08:20

Доктрина Путина

Необходимость формулирования целей развития государства сегодня является насущной необходимостью. Каковы принципы нашей политики, кто для нас друг, кто для нас другом не является и что мы собираемся делать – ответы на эти вопросы остро необходимы российской общественности. И не только ей. Российские политики, военные, молодежь — все должны «разложить по полочкам» наши задачи и способы их достижения. Но и внутренней аудиторией формулирование подобной задачи не ограничивается. Понимание целей российской политики, обозначение «красной черты», заход за которую мы ни в коем случае не допустим – такой документ нужен для западного истеблишмента и западного обывателя.  Нам нужна Доктрина Путина. Слово иностранное, не всем понятное. Потому нужны пояснения. Некоторые вещи можно заимствовать у Запада, можно, если это для нас полезно, и они себя уже зарекомендовали. Таков и термин «доктрина». По сути – это сформулированные в ясной и короткой форме принципы внешней политики государства.  В истории США мы можем найти две доктрины, которые для нас весьма поучительны и очень показательны. 2 декабря 1823 года президент США Джеймс Монро сформулировал Доктрину, которая и вошла в историю с его фамилией.  В чем смысл Доктрины Монро? Глава Штатов сформулировал три основных принципа внешней политики США того времени. С той поры прошло почти два века, а то, что говорил господин Монро, очень созвучно сегодняшнему положению России. В тот момент Соединенные Штаты были очень обеспокоены тем, что европейские государства активно лезли в дела американского континента и готовились крепко «попрессовать» молодое и пока ещё относительно слабые «Соединенные государства Америки». Развал испанской колониальной системы, который произошел благодаря революционной смуте на Пиренеях, давал европейским державам повод для вмешательства в дела континента. Потенциальные попытки восстановление юрисдикции Испании (при помощи Франции) над объявившими себя независимыми бывшими колониями – вот контекст объявления Доктрины Монро.  Смысл Докрины Монро можно свести к трем постулатам: Европа не должна лезть во внутренние дела Америки. (При этом речь шла не о государстве США, а о двух континентах). США не будет вмешиваться во внутренние европейские дела. США будут препятствовать всяким попыткам европейских государств покушаться на независимость американских государств. (Тут речь тоже идет обо всех государствах, а не только о самих США). Это был чёткий и ясный ультиматум США для всех европейских государств. У Штатов есть зона жизненных интересов – это вся Америка и безропотно терпеть вмешательство туда других стран Вашингтон не будет. Равно как и не будет вмешиваться в дела Европы сам. Понятно, что последнее американцы заявили для некой «симметрии» своей Доктрины и просто потому, что у молодой державы в тот момент не было ни сил, ни возможностей, ни даже желания лезть в дебри европейской политики. Но любая попытка вмешательства Европы в дела своих бывших колоний будет расцениваться как вторжение в зону жизненных интересов США: «Мы обязаны заявить, что должны будем рассматривать попытку… распространить свою систему на любую часть этого полушария, как представляющую опасность нашему миру и безопасности».  Сыграла ли Докрина Монро свою роль? Конечно. Посмотрите, какое государство неприкрыто доминирует в Америке по сей день и тщательно следит за тем, чтобы там не появлялось чужое влияние и альтернативные центры силы. Формально Доктрина Монро сработала только через два десятилетия после своего появления. Президент Джеймс Полк в своём послании Конгрессу в декабре 1845 года, напомнил европейцам о её существовании и предостерег Европу от вмешательства в конфликт США и Мексики. Европейские державы услышали и в военное столкновение с США не ввязались.  Рост влияния и мощи США привёл к появлению на свет и второй Доктрины, которая для нас сегодня звучит весьма актуально. Это – Доктрина Трумэна.  12 марта 1947 года президент США Гарри Трумэн публично огласил её тезисы. Цель этой Доктрины – «сдерживание» СССР. При этом, Доктрина Трумэна объявляла зоной американских интересов уже весь мир, а «сдерживание» Советского Союза должно было проходить не только по периметру его границ, путём создания «полосы» подконтрольных Соединенным Штатам государств, но и по всему миру. И во всех сферах. США публично заявляли, что отныне они делят мир на две части: либо ты с нами, и тогда получаешь финансовую и иную помощь, либо с «советами». Доктрина Трумэна  — это квинтэссенция Холодной войны. И она сыграла свою роль в итоговом поражении нашей страны. Нам сегодня нужна Доктрина Путина, которая бы сформулировала наше отношение к происходящему в мире, расставила бы точки над «i». Прессинг по отношению к нашей стране достигает своего максимума. Запад открыто  пытается осуществить государственные перевороты по всему периметру наших границ с разной степенью их успешности. Но эти попытки не прекращаются, конца и края им не видно. По сути угроза создания недружественных и даже агрессивных режимов и организаций вокруг России сегодня в стадии своего активного осуществления. Мы не можем смотреть на это отвлеченно, мы не можем не принимать это в расчёт. Нашим национальным интересам создается прямая угроза и терпеть подобное положение мы не намерены. Доктрина Путина может и должна вобрать в себя положения и смысл сразу Доктрины Монро и Доктрины Трумэна: Всё постсоветское пространство, в особенности, и вся зона вокруг наших границ должна быть объявлена зоной жизненных интересов России.  Россия заявляет о том, что любая попытка любой страны, военного блока, группы стран, вмешаться в ситуацию в этих государствах, «распространить свою систему» на эти страны, будет рассматриваться нами, как «представляющую опасность нашему миру и безопасности». Россия оставляет за собой право использовать все имеющиеся в дипломатические, военные, гуманитарные и иные способы для противодействия таким попыткам. Любое государство, пытающееся осуществить подобные действия по вмешательству в зону жизненных интересов России, должно понимать, что тем самым оно фактически поставит свои добрые отношения с нами под сомнение. Приход к власти в зоне жизненных интересов России откровенно русофобских сил, ориентирующихся на внешние источники силы, является ситуацией, представляющей угрозу нашим национальным интересам. Россия обязуется не вмешиваться в зоны жизненных интересов других держав и учитывать их интересы при проведении своей внешней политики. Смысл Доктрины Монро – создание зоны, куда «не лезут» другие игроки. Или лезут в малой степени. Смысл Доктрины Трумэна – сдерживание СССР. Нам сегодня нужно показать, что вокруг наших границ существует зона наших национальных интересов. Причём, она существует вне зависимости от того, что думают по этому поводу другие мировые игроки. Она есть по факту, и таким же фактом является наша готовность эту зону жизненных интересов оборонять. А в сегодняшней ситуации это есть ничто иное, как сдерживание экспансии США.  Доктрина Путина должна стать четким и ясным сигналом Западу – давить дальше, лезть дальше, пытаться сеять хаос вблизи наших границ — может дорого обойтись. Не надо питать иллюзий, что озвучивание Доктрины разом снимет все проблемы и Запад прекратит попытки нас ослабить и подчинить. Однако, эти действия он будет осуществлять куда более осмотрительно, а народ и политическая элита нашей страны получат чёткое целеуказание на многие годы вперед. Ведь логику Доктрины Путина, её смысл, должны будут поддерживать и реализовывать в своей политике все последующие руководители России. Точно также, как все американские президенты руководствовались сначала Доктриной Монро, а потом и Доктриной Трумэна. Изменится ситуация, пройдут десятилетия и столетия, и мы изменим нашу Доктрину. Но сначала её надо озвучить. Оригинал размещён в моём блоге.

05 октября, 22:52

Michelle Obama sets her garden in stone

The first lady makes it harder for a future president to scrap her South Lawn legacy.

05 октября, 21:56

Пожилая женщина как кандидат в президенты

За американской избирательной кампанией интересно следить, но про неё не особенно интересно писать. По большому счёту, давно ничего не происходит - оценка шансов сейчас примерно та же, что была в сентябре, а то и раньше - собственно, по большому счёту всё пока идёт как в моём июльском прогнозе: шума много, но преимущество у Клинтон хотя и небольшое, но крайне устойчивое - и хотя кажется, что Трамп так близко к Хиллари в Пенсильвании, как никакой республиканский кандидат в последние тридцать лет, сократить разрыв до 1-2% так и не удаётся.  И то же самое в Вирджинии и Колорадо...Однако один вопрос мне кажется интересным. По всем мыслимым показателям Трамп - самый слабый кандидат от республиканцев как минимум за пятьдесят лет.  Его поддержка среди республиканцев низка, его рейтинг одобрения - рекордно отрицательный, его избирательная кампания невелика по численности и невпечатляюща по персоналиям (редкий случай - обычно к октябрю вся республиканская элита уже давно либо работает внутри кампании, либо выбирает места в будущей администрации), у него нет денег, чтобы оплачивать рекламу и операции по увеличению явки, он сам - недисциплинированный и неэффективный кандидат. И что? Он отстаёт от Хиллари совсем немного - на 3-4% в среднем. Эту разницу трудно преодолеть - именно поэтому его шансы сейчас - 20% против 80%, но это небольшая разница (и это совсем не 0% против 100% или 5% против 95%).Всё дело в том, что Хиллари Клинтон - крайне непопулярный кандидат. И вот тут есть некоторая загадка, потому что её политическая платформа - вполне центристская (да, республиканец Никсон в 1972 году был бы левее, чем Хиллари сейчас), её опыт работы в Сенате и в МИДе - вполне стандартный, а её муж, бывший президентом в 1990-е, ушёл на волне рекордной популярности. Так что не так?И вот это "что не так" мне кажется интересным - и есть два основных ответа. Первый - вполне стандартный, а второй - я считаю, довольно оригинальный, хотя и верный.Первая причина "индивидуальной непопулярности" Клинтон - то, что она - женщина. Казалось бы, мы все уже привыкли к тому, что лидерами стран бывают женщинам и всё же самые великие из них - Маргарет Тэтчер, Индира Ганди, Ангела Меркель, Беназир Бхутто - это премьер-министры, занявшие свой пост после того как их партия, по спискам или, в большинстве случаев, выиграв относительное большинство в индивидуальных округах, формировали правительство. То есть никто из них не побеждал на всеобщих выборах, на которых люди бы голосовали конкретно за неё. На таких выборах побеждали Корасон Акино на Филиппинах, Дельма Руссефф в Бразилии, Кристина Киршнер в Аргентине - но это, справедливост ради, не такие важные в мире страны как Великобритания, Германия или Америка. Вот эти два публицистических материала стоит прочесть -  более яркий "Stop Pretending You Don’t Know Why People Hate Hillary Clinton" из Huffington Post и более вдумчивый "Fear of a Female President" из The Atlantic.Вторая причина "индивидуальной непопулярности"  состоит в том, что Хиллари - уникальный кандидат в президенты в следующем смысле. За двести лет американских президентских выборов не было, если я никого не пропустил, такого кандидата, чтобы у него прошло более 20 лет между тем, когда он появляется на национальной арене - то есть становится известен большей части населения - и тем, когда он (она) претендует на президентство. Хиллари стала известна всем в 1992-ом году, то есть к 2016 прошло 24 года. У кого ещё эта разница - между первым появлением и голосованием - так велика? В Америке "кандидаты в президенты" выскакивают быстро - Обама стал известен в 2004, избрался в 2008-ом и это не исключение: Дж. Буш-мл. - в 1994-ом, избрался в 2000-м, Кеннеди стал известен в 1956-ом, избрался в 1960-м. Даже если взять тех, кто, казалось, участвовал в президентских выборах всю жизнь: Никсон выиграл выборы в 1968-ом, а стал известен в 1952-ом, 16 лет разницы. Пусть даже в 1950-м, когда он избрался в Сенат после шумной кампании, всё равно разница меньше 20. Рейган избрался в 1980, а первый раз губернатором стал в 1966, разница - какие-то 14 лет.Даже если взять весь XIX век ничего похожего по продолжительности "жизни на арене"  не было. Разве что Джеймс Монро был в публичном пространстве дольше, но и то - можно ли было тогда сказать, что его знали до 1809 года за пределами его штата? И механизм совершенно понятен - годы "на арене" высвечивают все недостатки, давая оппонентам возможность эффективно снижать твою привлекательность. И, кроме того, за 20 лет любой политик будет вынужден серьёзно менять свои позиции. (В начале 1990-х политика Don't Ask, Don't Tell по отношению к геям в армии была шагом прогресса, а в начале 2010х - уже архаичным, дискредитирующим своих сторонников, институтом.) Может быть, это второй фактор - то, что Хиллари уже рекордно давно находится в активной политике играет ещё большую роль, чем то, что она - женщина.

05 октября, 06:00

Che Guevara Is Not Dead: A Novel on the Power of the Media in Elections (2000)

Gary Warren Hart (born Gary Warren Hartpence; November 28, 1936) is an American diplomat, politician, lawyer, author, professor and commentator. About the book: https://www.amazon.com/gp/product/0688167608/ref=as_li_tl?ie=UTF8&camp=1789&creative=9325&creativeASIN=0688167608&linkCode=as2&tag=mg03-20&linkId=91afc4c79e7b0a146e61de0a967e1cb8 He served as a U.S. Senator representing Colorado (1975–1987), and sought the Democratic nomination for President in 1984 and 1988. Hart was appointed to be the United States Special Envoy for Northern Ireland in October 2014. He and his wife, Lee, live in Kittredge, Colorado, where they own a cabin on Troublesome Gulch. They have two grown children, Andrea and John. Hart was born in Ottawa, Kansas, the son of Nina (née Pritchard) and Carl Riley Hartpence, a farm equipment salesman.[1] As a young man, he worked as a laborer on the railroad. He and his father changed their last name to "Hart" in 1961 because "Hart is a lot easier to remember than Hartpence."[2] He won a scholarship to Bethany Nazarene College in Bethany, Oklahoma, in 1954[2] and graduated in 1958. He met his wife, Oletha (Lee) Ludwig, there, and they married in 1958.[3] He also graduated from Yale Divinity School in 1961 and Yale Law School in 1964.[4] Hart became an attorney for the United States Department of Justice from 1964 to 1965, and was admitted to the Colorado and District of Columbia bars in 1965. He was special assistant to the solicitor of the United States Department of the Interior from 1965 to 1967. He then entered private law practice in Denver, Colorado,[4] at the firm of Davis Graham & Stubbs. In October 2014, President Barack Obama along with Secretary of State John Kerry named Hart as the new United States Special Envoy for Northern Ireland.[64] Hart is the second former U.S. Senator to hold the post. The first was George Mitchell, former seat-mate and former Majority Leader of the United States Senate, who served from 1995-2001. In a statement, Kerry called Hart "a longtime friend" and said he was "a problem-solver, a brilliant analyst, and someone capable of thinking at once tactically, strategically, and practically." Non-fiction: The Thunder and the Sunshine: Four Seasons in a Burnished Life (Fulcrum Publishing, 2010); Under The Eagle's Wing: A National Security Strategy of the United States for 2009 (Speaker's Corner, 2008); The Courage of Our Convictions: A Manifesto for Democrats by Gary Hart (Time Books/Henry Holt, 2006); The Shield and The Cloak: The Security of the Commons (Oxford University Press, 2006); God and Caesar in America: an essay on religion and politics (Fulcrum Books, 2005); The Presidency of James Monroe, in the American Presidency series edited by Arthur Schlesinger, Jr. (Time Books/Henry Holt, 2005); The Fourth Power: a new grand strategy for the United States in the 21st century (Oxford University Press, 2004); Restoration of the Republic: the Jeffersonian Ideal in 21st Century America (2002), for which he received a D. Phil. degree from Oxford University; The Minuteman: Restoring an Army of the People (1998); The Patriot: An Exhortation to Liberate America from the Barbarians (1996); The Good Fight: The Education of an American Reformer (a New York Times Notable Book) (1995); Russia Shakes the World: The Second Russian Revolution (1991); America Can Win: The Case for Military Reform (1985); A New Democracy : new approaches to the challenges of the 1980s (1983); Right from the Start: A Chronicle of the McGovern Campaign (1973); Novels: Durango (Fulcrum Publishing, 2012) I, Che Guevara (2000) (under the pseudonym John Blackthorn) Sins of the Fathers (1999) (under the pseudonym John Blackthorn) The Strategies of Zeus (1985) The Double Man (with former Senator and Secretary of Defense William Cohen, 1984) In January 2000, Hart revealed that he is the political thriller writer John Blackthorn, whose books include Sins of the Fathers and I, Che Guevara. https://en.wikipedia.org/wiki/Gary_Hart

04 октября, 14:42

Анатомия мифов (ответ Андрею Кортунову)

Читая полемический материал Андрея Кортунова, я испытывал двойственное чувство. Первое — чувство благодарности автору за дискуссию. (Значит — интересно, что приятно в наше время, когда многие сюжеты интересны узкой группе профессионалов). Второе — желание продолжить размышление над сюжетами, о которых пишет А. Кортунов. К сожалению, с большинством контраргументов я согласиться не могу. Как пишет автор, «стоит смотреть не на слова, а на дела». Но размышлять над ними в самом деле интересно. Не только разговоры  А. Кортунов отмечает, что споры советской интеллигенции "на кухнях" мало влияли на международную политику СССР. Но в научной литературе давно описан феномен "системной оппозиции" ведущих советских аналитических центров вроде ИСК АН, ИМЭМО АН, Института философии АН СССР, а, отчасти, даже Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Именно здесь в 1960-х годах сложилась прослойка экспертов, которая занимала критическую позицию в отношении внешней политики СССР и советско-американских отношений. Не вступая в прямую конфронтацию с властью, они в 1970-х годах издали массу осторожных, но вполне ревизионистских книг и статей. В них завуалировано (а иногда и не очень завуалировано) высказывались два тезиса:  (1) необходимость демократизации советской системы и  (2) важность замирения с Западом, прежде всего с США  — пусть даже ценой определенных уступок со стороны СССР.  "Либеральная оппозиция" интеллектуалов не была изолирована: она хорошо взаимодействовала с либеральным крылом советской номенклатуры.    Хорошо это или плохо  — другой вопрос, но следует признать, что "Перестройка" возникла не на пустом месте.  Для меня, впрочем, интереснее иное. "Внутрисистемная оппозиция" брежневских времен была, преимущественно, либеральной. Я не встречал поздних советских работ даже с завуалированными призывами занять более жесткую позицию к Соединенным Штатам или вести дело к победе в "холодной войне". Зато в США работ с призывом отказаться от "Разрядки" и добиться победы в "холодной войне" выходило сколько угодно.  В результате, руководство позднего СССР пришло к стратегической ошибке: ему казалось, что американская элита хочет также искренне помириться с Советским Союзом , как советская  — с США. Жизнь доказала, что это не так.  Американская исключительность Меня удивило, что Андрей Кортунов отрицает "американскую исключительность". Не буду обращаться к истории  — цитатам из "отцов-основателей" США и их взгляде на свою страну как на преемницу Древнего Рима. Вопрос к автору: а может ли он назвать хоть одну американскую работу, в которой не говорилось бы об "американском лидерстве", "особой миссии США", "историческом предназначении Америки"? Лично мне такие не попадались.    В работах американских авторов меня всегда удивляла их глубокая внутренняя вера в право Соединенных Штатов оценивать другие страны и вмешиваться в их внутренние дела. Американцы любят рассуждать о мировых проблемах  — от пиратов в Сомали до российско-украинских отношений. Но я никогда не встречал у американцев такого вопроса: "А какое, собственно, дело США до того, что происходит в Сомали, Кашмире или на Донбассе?" Американские политологи любят рассуждать об "ответственности" их страны за мировой порядок. Но я не видел в их работах даже постановки вопроса о том, кто, собственно, сделал США ответственными за нынешний мировой порядок. Вера в исключительность Америки - это не только декламации Дж. Вашингтона или В. Вильсона, но и глубокая вера почти всех американских политологов, что их страна имеет право ограничивать суверенитет других стран.    В Америке есть немало организаций (вроде "Фридом хаус"), которые чуть ли не математически оценивают соответствие или не соответствие других стран нормам либеральной демократии. Можем ли мы представить, что в России появятся организации, математические оценивающие другие страны на предмет их соответствия или несоответствия каким-то режимам? Уверен: у нас это был был сюжет для передачи вроде "Маски шоу". В силу каких-то причин наша интеллигенция никогда не могла представить себе Россию в роли мирового судьи. А американская свою страну  — могла и представляет. Причем без тени иронии.  Когда США не полюбили Россию?   Мне трудно согласиться с А. Кортуновым, что антироссийские стереотипы возникли в США  в конце XIX века. Действительно, американцы, как справедливо указывает автор, воевали не с русскими, а с британцами в 1812 - 1814 годах. Но не кто иной, как экс-президент США Томас Джефферсон в том же 1814 г. писал: «Если бы он [Наполеон] вновь продвинулся к Москве, я бы вновь желал ему такого поражения, которое помешало бы ему достигнуть Петербурга.  Даже если бы следствием этого стало затягивание нашей войны [с Великобританией], я скорее согласился бы на это, нежели на то, чтобы вся мощь Европы сосредоточилась в одних руках". Ему вторил будущий госсекретарь Джон Куинси Адамс:  «Никогда не может соответствовать нашим интересам перспектива объединения с Францией в деле уничтожения Англии".     Зато Российская империя была для американцев не столь уж далекой. Начиная с 1816 г. в Белом доме выражали постоянное беспокойство по поводу расширения ее владений на Североамериканском континенте. "Доктрина Монро" была принята в ответ на Веронский конгресс Священного союза 1822 г., где обсуждался вопрос о возможности интервенции в Латинскую Америку.  Выступление президента Джеймса Монро 2 декабря 1823 г. начиналось со слов: «По предложению Русского императорского правительства… посланнику Соединённых Штатов в Санкт-Петербурге даны все полномочия и инструкции касательно вступления в дружественные переговоры о взаимных правах и интересах двух держав на северо-западном побережье нашего континента". Далее Монро недвусмысленно указал, что переговоры с Россией стали только предлогом для утверждения внешнеполитического принципа: закрытия Западного полушария для экспансии европейских держав. Обратите внимание: Дж. Монро обращался к Российскому императору, а не королю Великобритании или императору Австрии.   Еще более интересен пример с резолюцией Касса. Напомню, что в 1850 г. Сенат США обсуждал проект резолюции Льюиса Касса (который, кстати, стал государственным секретарем США) об "осуждении Российского императора" за подавление Венгерской революции. "Я хочу судить русского царя не только за то, что он сделал с Венгрией, но и «за то, что он сделал давным-давно, отправив несчастных ссыльных в сибирские снега", - заявил при обсуждении сенатор-демократ Джон Паркер Хелл.  Кстати, какое было дело руководству США до событий в Венгрии, если они якобы следовали в то время "доктрине Монро"?    "Резолюция Касса" принята не была. Но можем ли мы себе представить, чтобы в том же 1850 г. император Николай I вошел в Сенат и предложил "господам сенаторам" обсудить вопрос об объявлении Соединенных Штатов вне закона? Или чтобы видный русский публицист вроде М.Н. Каткова написал бы статью с предложением судить президента США за войну с Мексикой? Почему-то представить не получается...   Думаю, что никаких "антироссийских стереотипов" у американцев нет. Есть четкая стратегия, сформулированная еще Т. Джефферсоном: противостояние наиболее сильной державе Евразии. Которая (здесь у американского истеблишмента полный консенсус) может потенциально быть опасной для США. Как говорят сами американцы: "Ничего личного, только бизнес".   Антигитлеровские дела   Андрей Кортунов вскользь упоминает: "Делать вывод о том, что антигитлеровская коалиция была для Рузвельта лишь «временной комбинацией», на основании специфической позиции США по Прибалтике — это явная натяжка". Но по-моему это как раз ключевой момент. Если союзник не признает нашу территориальную целостность и наши границы, можно ли считать его полноценным союзником? Опять-таки: трудно представить, чтобы в годы Второй мировой войны СССР официально заявил, например, что не признает Техас или Флориду частями США.   Безусловно, антигитлеровская коалиция существовала и отрицать это было бы глупо.Но Объединенный комитет начальников штабов (ОКНШ) также начал с 1943 г. прорабатывать вопрос о возможности будущего военного конфликта с СССР. Об этом тоже есть пласт вполне открытых документов.    "Ядерная слабость" Интересен аргумент Андрея Кортунова относительно периода 1990-х годов: "И я могу с уверенностью сказать, что в эти годы главную угрозу своей безопасности американцы видели именно в слабости Москвы, а не в ее сохраняющейся силе". Коли так, то США должны были бы противодействовать распаду СССР. Но США одними из первых признали независимость стран Прибалтики 2 сентября 1991 года. Переговоры о признании независимости Грузии американцы начали в ноябре 1991 года. Не было зафиксировано и ни одной попытки Соединенных Штатов надавить на лидеров трех республик, подписавших Беловежские соглашения. Признали всех и без проблем, несмотря на Киевскую речь Дж. Буша.    К слову сказать, ни одного документально зафиксированного и доказанного случая утечки ядерных материалов с территории бывшего СССР не было. Международный "черный рынок" насыщен не советскими, а канадскими и западноевропейскими ядерными технологиями. А вот обилие голливудских фильмов действительно недооценивать не стоит. В них напрямую проводилась мысль о том, "можно ли доверить такой стране много ядерного оружия?" Сильно сомневаюсь и в том, что период 1990-х годов был "наибольшей слабостью России". Пока даже у слабой России было 8-10 тыс. стратегических ядерных боезарядов, американцы были вынуждены считаться с ее суверенитетом. Наибольшей слабостью для нашей страны будет, скорее, гипотетическая ситуация, когда ядерные потенциалы сократятся до миимума, а США резко увеличат потенциал для нанесения разоружающего удара и развернут системы ПРО.    А. Кортунов пишет:  "Программа Нанна-Лугара имела своей целью отнюдь не насильственное ядерное разоружение России в момент ее максимальной слабости, а в первую очередь укрепление глобальной ядерной безопасности". Точнее  — реализации Договора СНВ-1 по ликвидации 50% стратегического ядерного оружия. Просто Россия ликвидировала ядерные боезаряды, ввозимые на ее территорию с территории Белоруссии, Казахстана и Украины. И это отлично вписывалась в главную задачу, намеченную еще в "Стратегии национальной безопасности США" 1991 года: сократить российский ядерный потенциал.   Партнерство в кавычках и без кавычек "Трудно понять, что Алексей Фененко вкладывает в понятие «партнерства» (даже применительно к Афганистану он использует этот термин в снисходительных кавычках); вероятно, требования к партнерству как к форме взаимодействия у него исключительно высокие",  — пишет Андрей Кортунов. Наверное, как минимум, уважение к партнеру. Или учет его интересов  — если, конечно, мы партнеры, а не завуалированные соперники. Почему-то исход "партнерства" оказывался обычно неблагоприятным для России. Только два примера.   Афганистан  — действительно, Россия осенью 2001 г. поддержала операцию США против режима талибов. Но давайте вспомним ее итоги. На Боннской конференции в декабре 2001 г, американцы отстранили от власти союзный Москве Северный альянс, передав власть пуштунскому правительству. Американские и натовские базы появились в Узбекистане и Киргизии. Из-за них летом 2002 г. ШОС оказалась на грани раскола  — пришлось ослаблять формулировки, чтобы принять ее Устав. Через три года ШОС обратилось со специальным заявлениям к США, призывающим определить сроки вывода баз с территории стран организации. Не говоря уже о том, что Вашингтон никогда не признавал ОДКБ.   Арктика  — можно ли здесь в принципе говорить о российско-американском партнерстве? Напомню, что США официально не признают ни эксклюзивных прав России на Северный морской путь, ни ее права закрывать порты Североморпути, ни факт выделения Восточно-Сибирского моря и его статуса как территориального моря России. В Беринговом море у Москвы и Вашингтона продолжается устойчивый территориальный спор, который влечет за собой спор относительно шельфовых зонах в Беринговом проливе и Чукотском море.  Не признают США и прав России на Северный полюс. Можно ли назвать эту ситуацию партнерством без кавычек?    Евразийский баланс Андрей Кортунов отмечает: "Сегодня таким государством однозначно выступает Китай, который — в отличие от России — является очевидным конкурентном США во многих сферах. Логично ли Вашингтону в этих условиях упрямо стремиться к максимальному и долгосрочному ослаблению России?" Но в том-то и дело, что нет. Китай не обладает фундаментальной наукой для самостоятельной разработки новых видов вооружений и национальной военно-конструкторской школой: он закупает и / или копирует иностранные образцы. Не обладает Китай и военно-промышленным комплексом, достаточным для самостоятельной разработки и производства всего спектра вооружений. Американцы понимают, что 30 китайских МБР не сопоставимы ни с российским, ни с американским ядерным потенциалом. (Сколько из них переживут первый удар и преодолеет даже  слабую ПРО?)    На сегодняшний день, единственное государство, которое может уничтожить США и вести с ними войну на базе обычных вооружений  — это Россия. Более того: создать альтернативный американскому ВПК пока можно только на базе российского научного потенциала и российских технологий. Китаю для этого еще потребуется:   —  создать свою школу фундаментальной науки (а дело это не быстрое - Россия создавала ее со времен Николая I);   — создать национальную систему конструирования принципиально новых систем вооружений;   —  создать национальный (не лицензионный) самоподдерживающийся ВПК;   —  провести апробацию и внедрение серийно производимых моделей вооружений.    Все это есть пока только у двух стран мира  — США и России. (Достаточно вспомнить, что космическую программу Китай реализовал на российских технологиях). При таком соотношении сил американцы понимают: России не стать вассалом Пекина, сколько бы товаров легкой промышленности не произвели китайские фирмы. А, значит, сильнейшим государством Евразии для американцев (нравится нам или нет) на перспективу остается именно Россия.  

27 сентября, 12:49

Топ-10 не самых умных президентов США

В истории США было немало примеров, когда высший пост в государстве занимали далеко не самые одаренные личности. В отдельных эпизодах, это была буквально воля случая. Иногда американцы "выбирали сердцем", не прислушиваясь к голосу разума.

27 сентября, 12:49

Топ-10 не самых умных президентов США

В истории США было немало примеров, когда высший пост в государстве занимали далеко не самые одаренные личности. В отдельных эпизодах это была буквально воля случая. Иногда американцы "выбирали сердцем", не прислушиваясь к голосу разума.

22 сентября, 00:37

АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ МИР

Джон Керри на заседании Совбеза ООН по Сирии после выступления Сергея Лаврова заявил, что он и его российский коллега находятся «в параллельных вселенных»...На самом деле, м-р Керри, сам того не желая, выдал самый главный секрет Вашингтона. То есть, не то чтобы даже выдал, - все оно и так известно, -  просто сформулировал то, о чем не положено говорить, а вот г-н  Андерс Фог Расмуссен, бывший генсек НАТО, в свеженьком номере The Wall Street Journal, рассказал все открыто, назвав своими именами.Проверив по оригиналу, подтверждаю: перевод адекватен, все именно так и сказано. Для полного же понимания, прошу учесть, что г-н Фог Расмуссен являет собой абсолютно законченный типаж европолитика из поколения, полностью выращенного Штатами. Таких, как он, отбирали в юности, обучали, тренировали, шлифовали, помогая продвигаться и отсекая конкурентов, и сегодня именно они, в сущности, правят Европой.Далее придется много цитировать.Это, конечно, утяжелит текст, но так лучше.(Владимир Путин однажды заявил ему, что у НАТО больше нет цели и альянс должен быть распущен): «После окончания холодной войны мы распустили Организацию Варшавского договора. Точно так же вы должны распустить НАТО. Это пережиток холодной войны».Казалось бы, руководство Российской Федерации прав. Альянс официально создавался для "защиты демократии от коммунизма", но сейчас "социалистического лагеря" нет, Москва ничего так не хочет, как влиться в Запад на хоть сколько-то приемлемых правах, воевать не желает, а желает торговать, -но г-н Расмуссен просто не понимает, как это можно распустить НАТО. Потому что, много лет отработав там (американцы доверили) твердо знает, что Альянс вовсе не инструмент защиты, но инструмент обеспечения гегемонии США в планетарном масштабе, и считает это правильным.(Во время  визита в Москву в декабре 2009 года Расмуссен, по его словам, почувствовал, что Путин бросает вызов мировому порядку), «который США так успешно создали после Второй мировой войны... В 2014 году он вторгся на Украину и начал военные действия в Сирии».Опять. В понимании г-на Расмуссена, единственно правилен тот "мировой порядок", который после Второй Мировой создали США. Никакие альтернативы не допускаются и даже не обсуждаются, и в рамках установления этого порядка не играет никакой роли, что регулярных российских войск на Украине нет и, увы, никогда не было, зато США спонсировали и организовали кровавый переворот, как не играет никакой роли тот факт, что пожар в Сирии запалили именно США, а военные действия в Сирии Москва начала по законной просьбе законного правительства. США правы всегда, потому что это США,и далее вообще уже до слез откровенно:«...я знаю, насколько важно американское лидерство. Нам крайне нужен президент США, который способен и желает вести за собой свободный мир и противостоять самовластительным руководителям, как президент Путин. Мир нуждается в таком полицейском, если свобода и процветание превалируют над силами угнетения, и единственным способным, надежным и желанным кандидатом на эту должность являются США»То есть, даже без декораций: Штаты должны быть "мировым полицейским", - то есть, всемирным гегемоном, а руководить ими должен человек, готовый ради всемирной гегемонии Штатов на все, а если кто-то хоть в малой степени рискнет проявлять самостоятельность, не прогибаясь под каждый чих, он однозначно "сила угнетения" и ему нужно "противостоять",  потому что«Ближний Восток раздираем войной. Ливия развалилась и стала питательной средой для террористов. В Восточной Европе возрождающаяся Россия грубо напала и захватила силой земли Украины. Китай играет мускулами против своих соседей, а государство-изгой Северная Корея угрожает ядерной атакой».И как бы все так. Но аккуратно забыто, что нынешнее кровопролитие на Ближнем Востоке, в Ираке и Сирии, организовано Штатами, желающими устранить (а в Багдаде и устранившими, причем с наглым враньем в обоснование агрессии) вполне вменяемые правительства, что Ливия развалилась и стала гнезом терроризма именно по просчету США, о чем сейчас говорят открыто, что Северная Корея обзавелась ЯО исключительно для самозащиты, что Китай просто остаивает свои элементарные и законные интересы, а Россия и вовсе заняла Крым накануне подготовленной Киевом резни.Все это не играет никакой роли. По мнению г-на Расмуссена, если «деревня горит, а соседи воюют в свете пламени», то гасить пожар и струнить соседей должен именно тот, кто эту деревню ради достижения каких-то своих целей поджег, а соседей стравил, и он же должен восстанавливать сгоревшее, ясно, что не за "спасибо", не отвечая за поджог и не считаясь с мнением жителей, - на том простом основании, что«Только Америка единственная из всех может играть все эти роли, Америка единственная имеет кредит доверия, чтобы вырабатывать устойчивые решения этих проблем. Россия одержима восстановлением утерянной советской империи. Китай по-прежнему в первую очередь региональный игрок. Европа слаба, разделена, и у нее нет лидера. Старые силы, Великобритания и Франция, просто слишком ослабли и иссякли для того, чтобы играть глобальную роль, которая когда-то им была присуща».При этом, обратите внимание: хотя по всей логике, провокатор, поджигатель и убийца никакого кредита доверия иметь не должен, по мнению г-на Расмуссена, именно он и должен "вырабатывать устойчивые решения проблем", потому что имеет "материальное величие" (типа, кто богат, тот и прав), а также "моральное величие, чтобы сделать это, не ради власти, а ради мира", и тут уж, - после заявления, что Штаты делают это бескорыстно, памятуя нефтяные аферы в Иране, наркоаферы в Афгане и фокусы семейки Байденов на Украине, - остается лишь удивляться эффективности американских мозгомоек, превративших бывшего способного датского юношу в зомби.И наконец, вывод:"Нежелание администрации Барака Обамы вести за собой мир имело серьезные последствия, и наиболее убедительное подтверждение этому — поведение Путина. В то время как Европа и США спали, он начал беспощадную военную операцию в поддержку режима Асада в Сирии и попытался представить Россию в качестве мировой державы, бросая вызов США. Следующий президент должен признать это. Американский изоляционизм не сделает США и другие свободолюбивые страны более безопасными и благополучными, это развяжет руки диктаторам и другим угнетателям, утверждает бывший генсек НАТО"Иными словами, м-ра Обаму, во внешней политике никогда особо не разбиравшийся и послушно исполнявший все, что ему велели круги, позволившие выскочке стать президентом, обвиняют в том, что он, исполняя все, тем не менее, не хотел большого пожара. По мнению  г-на Расмуссена, убийство Ливии и мучения Сирии - это всего лишь "спали", а вот помощь законнейшая Москвы сирийцам по просьбе Дамаска предосудительной (хотя, к слову сказать, такую же помощь Саудов уже изгнанному (как Панда из Киева) лидеру Йемена американцы и поддержали, и всячески одобрили.И так далее. И тому подобное.И общий вывод.Г-н Расмуссен не врет, не придуривается и даже не на работе. Он озвучивает то, во что искренне верит, и его веру разделяют его ровесники в европолитикуме, а также поколение, идущее им на смену. Не говоря уж о нынешнем поколении действующих политиков США.В этом смысле, речь, в самом деле, идет о "параллельном мире", в котором нет ни нравственности, ни морали, ни законности, если эти нравственность, мораль и законность противоречат интересам США,  интересы США заключаются в контроле над всей планетой.Что интересно, такая, доходящая до полного неприличия откровенность, в стиле Тедди Рузвельта с его "большой дубинкой" или "Америка для американцев" Джеймса Монро, еще недавно не могла бы появиться на полосах одного из самых респектабельных изданий США,но если уж она появилась, значит, "ослы" и породненные с ними страты "слонов" (о противостоянии двух партий  говорить не будем, ибо давно нелепо), уже готовы к реализации своих планов,  и - кто нашел время посмотреть свежие прения на СБ "однополярной" ООН, подтвердит, - горе тому, кто (неважно, по наивности или из боязни) все еще надеется со Штатами сторговаться.

21 сентября, 17:54

Проект "Монарх"

Среди тонких манипуляций сознанием доверчивого населения, скрыто одно из самых сатанинских изуверств совершаемых над частью рода людского; одна из форм систематического контроля разума, которая пронизала все стороны общества уже пятьдесят лет. Чтобы разобратся в последующем материале следует пересмотреть предвзятые идеологии о двойственной природу человека. Решение теологического вопроса о наследовании человеком добра или зла равносильно определению нами восприятия реальности; в особенности определении значения духовной переменной в уравнении жизни.

18 сентября, 20:18

Hillary Clinton's Enthusiasm for Regime Change Wars

Democratic presidential nominee Hillary Clinton champions wars to effectuate regime change. Their immorality, illegality, and stupidity do not diminish Ms. Clinton's enthusiasm for treating independent nations as serfs of the United States. As First Lady, she warmly supported the Iraq Liberation Act of 1998, which made it the policy of the Unites States to overthrow Iraqi President Saddam Hussein. As United States Senator, she invoked the 1998 policy in voting for the 2002 Authorization to Use Military Force Against Iraq. Saddam's successors proved a cure worse than the disease. Shiite dominated governments allied with Iran, oppressed Sunnis, Kurds, and Turkmen, and created a power vacuum that gave birth to the Islamic State of Iraq and Syria (ISIS). Our national security has been weakened. As Secretary of State in 2011, Ms. Clinton vocally supported the war against Libya to overthrow Muammar Gaddafi on the heels of his abandonment of weapons of mass destruction. She boasted with the dripping arrogance of Julius Caesar after Gaddafi's death: "We came, we saw, he died." She insisted that regime change in Libya was for humanitarian purposes. She agreed with President Barack Obama that to be faithful to "who we are," we must overthrow governments that are oppressing their citizens by force and violence. Libya predictably descended into dystopia after Gaddafi's murder. (It had no democratic cultural, historical, or philosophical credentials). Tribal militias proliferated. Competing governments emerged. ISIS entered into the power vacuum in Sirte, which has required the return of United States military forces to Libya. Terrorists murdered our Ambassador and three other Americans in Benghazi. Gaddafi's conventional weapons were looted and spread throughout the Middle East. Hundreds of thousands of refugees have fled and are continuing to flee Libyan shores for Europe. North Korea and Iran hardened their nuclear ambitions to avoid Gaddafi's grisly fate. Our national security has been weakened. Like the French Bourbons who forgot nothing and learned nothing, Ms. Clinton eagerness to initiate wars for regime change was undiminished by the Iraq and Libya debacles. She urged war against Syria to oust President Bashar al-Assad. She confidently insinuated that we could transform Syria into a flourishing democracy sans James Madisons, George Washingtons, or Thomas Jeffersons because of our unique nation-building genius. She forgot South Sudan. We midwifed its independence in 2011. Despite our hopes and prayers, the new nation descended into a gruesome ongoing civil war including child soldiers between the Dinka lead by President Salva Kiir and the Nuer lead by former Vice President Riek Machar. More than 50,000 have died, more than 2.2 million have been displaced, and a harrowing number have been murdered, tortured, or raped. South Sudan epitomizes our nation-building incompetence. Wars for regime change are immoral. We have not been tasked by a Supreme Being to appraise foreign nations like a schoolmarm and to invade those to whom we have superciliously assigned a failing grade. As Jesus sermonized in Matthew 7: 1-3: Judge not, that ye be not judged. For with what judgment ye judge, ye shall be judged: and with what measure ye mete, it shall be measured to you again. And why beholdest thou the mote that is in thy brother's eye, but considerest not the beam that is in thine own eye? Thus, Thomas Jefferson wrote to President James Monroe in 1823: The presumption of dictating to an independent nation the form of its government is so arrogant, so atrocious, that indignation as well as moral sentiment enlists all our partialities and prayers in favor of one and our equal execrations against the other. Wars for regime change also violate international law. Article 2 (4) of the United Nations Charter generally prohibits "the threat or use of force against the territorial integrity or political independence of any state..." Article 51 creates a narrow exception for wars in self-defense "if an armed attack occurs..." Regime change wars do not fit that narrow exception. They are also stupid, like playing Russian roulette. We lack the wisdom necessary to insure that successor regimes will strengthen rather than weaken our national security taking into account, among other things, the staggering military and financial costs of propping up corrupt, incompetent, and unpopular governments. Ms. Clinton underscores in her memoir that she would rather be "caught trying" something kinetic than to try masterly inactivity like Fabius Maximus. She would rather be criticized for fighting too many wars for regime change than too few. She is the war hawks' dream candidate. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

27 августа, 07:00

An Inside View of 200 Years of Private Life in the White House (2000)

The White House is the official residence and principal workplace of the President of the United States, located at 1600 Pennsylvania Avenue NW in Washington, D.C. It has been the residence of every U.S. president since John Adams in 1800. The term White House is often used to refer to actions of the president and his advisers, as in "The White House announced that...". The house was designed by Irish-born James Hoban[2] and built between 1792 and 1800 of white-painted Aquia Creek sandstone in the Neoclassical style. When Thomas Jefferson moved into the house in 1801, he (with architect Benjamin Henry Latrobe) added low colonnades on each wing that concealed stables and storage.[3] In 1814, during the War of 1812, the mansion was set ablaze by the British Army in the Burning of Washington, destroying the interior and charring much of the exterior. Reconstruction began almost immediately, and President James Monroe moved into the partially reconstructed Executive Residence in October 1817. Construction continued with the addition of the semi-circular South portico in 1824 and the North portico in 1829. Because of crowding within the executive mansion itself, President Theodore Roosevelt had all work offices relocated to the newly constructed West Wing in 1901. Eight years later, President William Howard Taft expanded the West Wing and created the first Oval Office which was eventually moved as the section was expanded. In the main mansion, the third-floor attic was converted to living quarters in 1927 by augmenting the existing hip roof with long shed dormers. A newly constructed East Wing was used as a reception area for social events; Jefferson's colonnades connected the new wings. East Wing alterations were completed in 1946, creating additional office space. By 1948, the house's load-bearing exterior walls and internal wood beams were found to be close to failure. Under Harry S. Truman, the interior rooms were completely dismantled and a new internal load-bearing steel frame constructed inside the walls. Once this work was completed, the interior rooms were rebuilt. The modern-day White House complex includes the Executive Residence, West Wing, East Wing, the Eisenhower Executive Office Building—the former State Department, which now houses offices for the President's staff and the Vice President—and Blair House, a guest residence. The Executive Residence is made up of six stories—the Ground Floor, State Floor, Second Floor, and Third Floor, as well as a two-story basement. The property is a National Heritage Site owned by the National Park Service and is part of the President's Park. In 2007, it was ranked second on the American Institute of Architects list of "America's Favorite Architecture". https://en.wikipedia.org/wiki/White_House Image by 350z33 at en.wikipedia [CC BY-SA 3.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0) or GFDL (http://www.gnu.org/copyleft/fdl.html)], via Wikimedia Commons

14 июля, 13:32

Интересный текст про сущность штатов и доктрину Монро.

Ровно 170 лет назад США объявили об аннексии Калифорнии, ныне – самого населенного и самого богатого своего штата, а тогда – территории Мексики. Это было сделано в рамках войны с соседом, местами имевшей форму гибридной и развязанной самими США в охоте за чужими землями. Анализ тех событий крайне важен для понимания и современной политики Вашингтона.За аннексию территорий Мексики США заплатили чудовищную ценуВ июле 1846-го, после начала американо-мексиканской войны, к побережью Мексиканской Калифорнии прибыл флот США. Высадившись на берег, американцы не обнаружили мексиканских войск, зато увидели странный флаг, на котором был изображен медведь гризли. Выяснилось, что уже три недели власть в регионе (вернее, в значительной его части) принадлежит независимой республике Калифорния, дружественной Соединенным Штатам и воюющей с Мексикой за свою независимость.Поднял мятеж против правительства Мексики молодой исследователь и капитан армии США Джон Фримонт, за несколько месяцев до этого во главе 70 хорошо вооруженных «картографов» совершивший переход через пустыню Мохаве. К группе Фримонта присоединились и местные переселенцы из США, а также часть недовольных президентом Санта-Анной мексиканцев. Вместе им удалось захватить власть, благо мексиканскому президенту было не до калифорнийцев – на него обрушилась вся ярость юных Соединенных Штатов.На севере самих США оппозиционно настроенные граждане видели в войне против Мексики происки рабовладельцев, которые хотели, по словам американского поэта Джеймса Лоуэлла, «Калифорнию оттяпать, чтобы рабство насадить, унижать вас тихой сапой, грабить и веревки вить». Оппозиция нагло клеветала – Фримонт рабовладельцем не был. Напротив, в будущем он станет звездой этой самой оппозиции, первым кандидатом в президенты от молодой Республиканской партии и первым политиком такого уровня, который выскажется за отмену рабства.Но это все еще было впереди, а пока, для приличия посовещавшись с товарищами-революционерами, Фримонт сообщил американскому командованию, что быть вольными им надоело. Никем и никогда не признанная республика, просуществовав меньше месяца, упразднялась, ей на смену пришел штат Калифорния в составе США. Уступку этих территорий Мексика признает только через два года – после того, как американские войска возьмут Мехико. В результате войны Соединенные Штаты стали на треть больше, а Мексика потеряла половину своей территории.Спор американцев меж собоюВ декабре 1823-го, за четверть века до мексиканской войны, президент Джеймс Монро зачитывал свое ежегодное послание Конгрессу. Речь его была посвящена внешней политике США, а писал ее госсекретарь Джон Куинси Адамс – бывший посол в Петербурге и сын второго президента США. Тезисы Адамсу-младшему откровенно нашептывали из российского консульства, речь пестрит реверансами в адрес Петербурга, но в центре внимания госсекретаря была отнюдь не Россия. Испанская колониальная империя рушилась на глазах, и было очевидно, что скоро в Америке образуется множество новых независимых государств. Кроме того, Америка вступила в спор за землю Орегон, которая включала не только одноименный современный штат, но и весь северо-запад США, а также Британскую Колумбию (то есть западную часть современной Канады).Изначально на территорию Орегона претендовали три страны – Россия, Британия и Испания. Впоследствии к ним присоединились США. Испанские претензии были выкуплены американцами. Русские, выторговав для себя выгодную границу, из спора выбыли, намереваясь столкнуть лбом Британию и молодые Штаты.Речь Монро, если вкратце, сводилась к тому, что США не претендуют на уже существующие колонии, но если некая колония уже обрела суверенитет, то европейцы не имеют права вмешиваться в ее дела – это внутреннее дело американцев. То же касается и территорий пока что незаселенных, где границы еще не демаркированы. Между строк откровенно читалось: «Вмешиваться имеем право только мы, потому что у нас тут демократия, а вы – европейские тираны, руки прочь».Выступление президента получило название Доктрины Монро. На принципах, заложенных в ней, по большему счету, до сих пор строится вся внешняя политика США, хотя саму доктрину официально оценили как ошибочную при президенте Обаме, а президент Адамс успел пожалеть о ней еще при жизни. Правда, теперь «зоной влияния» считается не американский континент, а чуть ли не вся планета. И в России, что видела в Штатах естественный противовес Британии в регионе, только через 70 лет поняли, что вырастили себе на голову.«Так далеко от Бога, так близко к США»Судьба США и Мексики в первой половине XIX века складывалась по-разному, причем в Мексике было куда как интереснее. После захвата Испании наполеоновскими войсками в 1808-м по всем колониям вспыхнули национально-освободительные восстания, подчас весьма успешные, но мексиканский истеблишмент сидел крепко и держал ситуацию под контролем – храбрый генерал Агустин Итурбиде бил мятежников везде, где успевал догнать.В 1814-м, после поражения Наполеона, все должно было успокоиться, но в 1820 году в Мадриде произошла своя революция. Свергать короля не стали, но принудили ликвидировать майораты и прочие пережитки феодального строя, восстановить конституцию 1812 года и начать отбор земли у монастырей самой Матери – Римско-католической церкви. Сердце потомка конкистадоров и рьяного католика подобных надругательств не выдержало, и храбрый генерал Итурбиде захватил власть, провозгласив Мексиканскую империю с собою во главе. Территория у нового государства была более чем приличной – на севере оно граничило с Орегоном, на юге с Панамой.Сначала Итурбиде был регентом, но, хорошо подумав, объявил себя императором Агустином I. Незадолго до этого регент произвел в чин генерала молодого (27 лет) и талантливого военного Антонио Лопеса де Санта-Анна. Будущий монарх сделал это зря, потому что через два года Санта-Анна во главе верных войск пришел в Мехико, чтобы свергнуть императора. Во имя стабильности и неминуемого народного счастья империя упразднялась, Мексика становилась республикой, а бывшее величество высылалось в Италию, правда, с приличным по тем временам содержанием. Спустя два года Агустин попытается вернуться и возглавить роялистский мятеж, но будет захвачен в плен и расстрелян.Начавшуюся следом за этим эпоху переворотов не имеет смысла описывать подробно. Но отметим важный момент – всякий раз военную поддержку заговорщикам оказывал Санта-Анна, умудряясь одних и тех же людей сначала приводить к власти, а потом свергать, зачастую – по два раза. Исходя из жизненного принципа «Всегда быть вместе с победителями», этот Наполеон Запада (данное прозвище Санта-Анна выдумал для себя сам) наращивал свою власть после каждого переворота и в общей сложности побывал в президентском кресле 11 раз. Мексика же при этом стремительно теряла территории, и в 1824 году собственное государство образовали Соединенные Провинции Центральной Америки - нынешние Гватемала, Гондурас, Сальвадор, Никарагуа и Коста-Рика.Санта-Анна был настолько самовлюблен, насколько бывают только латиноамериканские военные. Но, будучи откровенным диктатором, в душе оставался искренним либералом. Например, терпеть не мог рабство, которое в Мексике не без его участия запретили в 1829-м. Пытался по мере возможности отбирать земли у католической церкви и бороться за права простых людей. Но любое восстание топил в крови без всякой жалости. В общем, деятель был прогрессивный, но бестолковый.В 1835 году Санта-Анна затеял реформу, которая должна была укрепить его власть еще больше, но затея привела к ряду мятежей в регионах. С большинством из них Наполеон Запада, будучи действительно способным военным, справился без труда, но обломал зубы о Техас. За Техас было кому заступиться.Американское чудоВ США в то же самое время было заметно скучнее. Никто никого не свергал, лишь изредка народные избранники били друг другу лица прямо в Конгрессе и стрелялись на дуэлях вне его стен.Еще во времена Американской Революции выделились два ярких политических центра – Массачусетс и Виргиния, которые теперь и «перетягивали одеяло». У этих центров были признанные лидеры – Джон Адамс и Томас Джефферсон, странная дружба-вражда которых продлилась более полувека. Возможно, та искренняя симпатия и взаимоуважение, которые непримиримые политически соперники питали друг другу, и не дали молодым Штатам пойти по пути Мексики. Умерли два отца-основателя в один день – 4 июля 1826 года, в 50-ю годовщину подписания Декларации Независимости, соавторами которой были. Продолжить их конфликт предстояло наследникам. Джон Куинси Адамс, как и его отец, остался президентом одного срока, проиграв перевыборы 1828 года новому лидеру джефферсонистов – генералу Эндрю Джексону, герою войны 1812 года с Британией (англичане тогда сожгли Белый дом, хотя канадцы настаивают, что Белый дом сожгли они).Если есть какое-то одно слово, которым можно описать Америку первой половины XIX века, это «рост». Население удваивалось каждые 20 лет, ВВП – каждые 15. На Севере из-за обилия земли и недостатка рабочих рук активно внедряли механический труд – такой подход давал меньший урожай на акр, но больший на человеко-час, и в Европе, где земли вечно не хватало, был невозможен. Быстро рос и банковский сектор, на смену ремесленникам-мастерам приходило фабричное производство. Высокая механизация труда требовала высокого уровня образования, и к сороковым годам 90% (на Севере – 95%) белого населения страны умело читать и считать – в Европе таких цифр достигли к концу века, а в России эту задачу сумели решить только большевики. Юг слегка отставал по техническому развитию (хотя, к примеру, по скорости прокладки железных дорог Юг только Северу и уступал, будучи впереди всей остальной планеты), но там был свой драйвер экономики – хлопок, цены на который тоже удваивались примерно раз в десятилетие. Америка стала не только самым грамотным и технически продвинутым государством планеты, но и одним из самых населенных – из западных стран она уступала по этому показателю только России и Франции. Естественно, для продолжения этого бурного роста нужна была земля, и со временем земли стало не хватать. Особенно на Юге, где все было распахано под табачные и хлопковые плантации. Придя к власти, генерал Джексон начал сгонять индейцев с их исконных территорий и поддерживать сепаратистские настроения в сопредельных державах. В первую очередь в Мексике. И в полном соответствии с Доктриной Монро, написанной его заклятым врагом Адамсом. Это еще одна особенность внутриамериканского спора: Север и Юг не брезговали «воровать» друг у друга идеи, если они пришлись им по вкусу.Чаша с цикутой«Как если бы человек проглотил дозу мышьяка, погибельную для его организма. Мексика отравит нас»С 1825 года в Техасе (тогда еще – части Мексики) действовал закон, который откровенно потворствовал мигрантам из США. Землю им продавали за сущие копейки, позволяя платить в рассрочку, кроме того, поселенцы были освобождены от налогов на целых десять лет. Закон это был местный, но хорошо оплаченный лоббистами из соседней страны, а к чему это может привести, в Мехико догадались только в 1830-м, после чего любая иммиграция из Штатов в пограничные штаты Мексики была запрещена. Но к тому времени поток мигрантов было уже не остановить, и к середине 30-х годов в Техасе, занимающем территорию размером в две Испании, проживало 30 тысяч американцев и лишь около 7,5 тысяч мексиканцев, из которых далеко не все были лояльны режиму Санта-Анны. В Калифорнии тенденции были такими же, но превосходство «понаехавших» американцев над «понаехавшими чуть раньше» мексиканцами еще не было столь заметным.В 1835-м в Техасе вспыхнул сепаратистский мятеж, который Санта-Анна по привычке попытался лично утопить в крови. Сперва это у него вроде бы получалось, и в техасском самосознании до сих пор занимает важное место битва при Аламо (примерно по таким же причинам русские помнят об обороне Брестской крепости), но в 1836 году «Наполеон Запада» получил жесткий контрудар от Сэма Хьюстона – бывшего губернатора штата Теннесси, а на тот момент техасского революционера и главнокомандующего революционной армией. США оказывали своим «революционерам» активную, но неформальную поддержку – тут и добровольцы со всего Юга, и оружие, купленное на деньги видных плантаторов, и сочувствие в газетах. На прямую военную поддержку Джексон пойти не мог – мешали Адамс и прочая «северная компания», засевшая в Конгрессе. Свой новый партийный проект они назвали «виги», намекая на то, что Джексон – тиран, да еще и похуже английских монархов (уточним, что партия Джексона называлась Демократической и существует до сих пор, а виги стали основой для республиканцев).В итоге плененного Санта-Анну вывезли под охраной именно в США, где у него состоялся интереснейший диалог с Джексоном. Поговорить было о чем, благо – оба либералы в душе, но с откровенно диктаторскими замашками в случае мексиканца и явной склонностью к авторитаризму в случае американца. Билет на родину Санта-Анне предлагалось оплатить признанием независимости Техаса, так как аннексировать Техас Джексон пока что не мог, а все из-за проклятого Конгресса.У Севера был свой интерес противиться активной экспансии на юг. В 1820-м они с Югом приняли Миссурийский компромисс в отношении Луизианской Покупки Томаса Джефферсона. А именно – огромную, но слабозаселенную Французскую Луизиану разделили на «территории», которые становились штатами только по достижении планки в 50 тысяч жителей, а в Союз включались только парой – один свободный штат и один рабовладельческий. Однако у Юга все равно образовалось преимущество в один штат (и два голоса в Сенате), зато более населенный Север имел большинство в палате представителей. Аннексия Техаса (при этом казалось очевидным, что делить такую махину придется на три–четыре штата) отправляла Компромисс на свалку истории: новые земли обязательно привлекут множество переселенцев, и буквально через поколение Юг начнет доминировать, тем более южане своих планов в этом смысле особо и не скрывали.Кроме того, северяне опасались, что вместе с Техасом и его непокорным населением США приобретут и мексиканскую страсть к майданам и прочим переворотам. Бостонский поэт, политик и философ Р. У. Эмерсон так описывал чрезмерное поглощение мексиканских земель: «Как если бы человек проглотил дозу мышьяка, погибельную для его организма. Мексика отравит нас» (российские «коллеги» Эмерсона могли бы сформулировать то же самое как «можно вывести девушку из Украины, но не Украину из девушки», а украинские разразились бы речью о «ватных душах», «заполонивших» восток страны). Южан, у которых, казалось бы, к мексиканцам должно было быть больше претензий, вопрос «отравы» не волновал, но активное возмущение Севера заставило их сбавить обороты.Голосуйте за войну, голод и эпидемииВ 1844-м в США прошла очередная президентская кампания и произошло несколько других важных событий. В частности, после долгих споров в состав Союза включили Техас, причем единым штатом, поскольку соблюсти Компромисс иначе не удалось бы. В президентское кресло тем временем рвался очередной уроженец солнечной Виргинии Джеймс Нокс Полк, само собой – демократ и соратник Джексона. Южан он соблазняет аннексией Нью-Мексико и Калифорнии, северян – решением старого приграничного спора с Канадой по принципу «Весь Орегон – или ничего, наши условия – или война».Виги пытались сопротивляться. Вопрос с Орегоном Север решал сам, активно сплавляя туда колонизаторов, то есть действовал примерно по той же схеме, что и Юг в Техасе, но с той разницей, что в Орегоне на тот момент вообще никаких властей не было (тот же Фримонт, провозгласивший республику в Калифорнии, изначально шел туда уточнять границы и искать удобные сухопутные пути). А вот экспансия на южном направлении северян пугала. Из загашника даже достали старый (и, между прочим, южный – времен войны 1812 года) лозунг про то, что мистер Полк предлагает проголосовать за войну, голод и эпидемии.У демократов с идеологией дела обстояли лучше. В 1845 году демократ Джон О'Салливан пишет статью «Аннексия», которая приветствует присоединение Техаса и Орегона. Концепция, предложенная в этой статье, творчески развивала принципы Доктрины Монро и получила имя Manifest Destiny (в классическом русском переводе – «Явное Предначертание»). Ее смысл в том, что Америке самой судьбой и божественным провидением предначертано простираться от Атлантического до Тихого океана. Разве же Господь хотел, чтобы США так и остались Союзом 13 колоний, узкой полоской на побережье Атлантики? Напротив, он хотел, чтобы Империя Свободы распространилась на весь Новый Свет. Эта идеологема, заложенная 170 лет назад, дожила до наших дней, именно из нее проистекает желание США распространять демократию американского типа всюду, куда они могут дотянуться.Так американцы получили благородный повод для войны. Оставалось найти предлог. В апреле 1846-го состоялась пограничная стычка в Техасе, спровоцированная самими американцами, войска которых углубились на мексиканскую территорию. Погибли 16 американских солдат и один офицер. «Американская кровь пролилась на американской земле», – сокрушался президент Полк в Конгрессе. Виги же искренне пытались войну остановить. Молодой, высокий и нескладный сенатор от Иллинойса тряс картой и требовал, чтобы мистер Полк показал ему конкретное место, где состоялась стычка. Звали того иллинойсца Авраам Линкольн, но сделать он ничего не смог – Америка вступила в войну, одержала в той войне оглушительный триумф и отторгла у Мексики практически половину ее территорий.Частично мистер Полк выполнил и обещание по Орегону, решив старый пограничный спор с Канадой и установив границу по 49-й параллели. Ни один другой президент ни до, ни после Полка не присоединял к Союзу столь огромные территории. Предначертанное исполнилось – Соединенные Штаты теперь простирались от океана до океана, и их континентальные очертания (за вычетом Аляски) с тех пор практически не менялись, хотя успех Фримонта в Калифорнии вдохновил ряд последователей, которые попытались провернуть такой же трюк в Центральной Америке и на Кубе. Остров Свободы должен был стать главным бриллиантом в короне южных штатов. Не повезло: испанцы ясно дали понять, что охотнее увидят остров затопленным, чем отданным американцам. Вероятно, со временем США все-таки смогли бы завладеть и Кубой, и другими территориями в Латинской Америке, да не успели – началась Гражданская война.За исполненное пророчество и легкую победу над откровенно отсталой Мексикой Соединенным Штатам пришлось заплатить непомерную цену. Юг от победы над гордым Санта-Анной приобретал гораздо больше Севера, и хрупкий баланс между двумя секциями ушел в прошлое. Это сделало войну между Севером и Югом неизбежной, и американцы потеряли в той войне больше солдат, чем в любой другой со своим участием, заодно отбросив США в развитии на тридцать лет назад. Так исполнилось Предначертанное Судьбой, но счет судьба в итоге выставила чудовищный.Александр Антошин

13 июля, 15:45

За аннексию территорий Мексики США заплатили чудовищную цену

Ровно 170 лет назад США объявили об аннексии Калифорнии, ныне – самого населенного и самого богатого своего штата, а тогда – территории Мексики. Это было сделано в рамках войны с соседом, местами имевшей форму гибридной и развязанной самими США в охоте за чужими землями. Анализ тех событий крайне важен для понимания и современной политики Вашингтона.

07 июля, 08:04

В мире: За аннексию территорий Мексики США заплатили чудовищную цену

Ровно 170 лет назад США объявили об аннексии Калифорнии, ныне – самого населенного и самого богатого своего штата, а тогда – территории Мексики. Это было сделано в рамках войны с соседом, местами имевшей форму гибридной и развязанной самими США в охоте за чужими землями. Анализ тех событий крайне важен для понимания и современной политики Вашингтона. В июле 1846-го, после начала американо-мексиканской войны, к побережью Мексиканской Калифорнии прибыл флот США. Высадившись на берег, американцы не обнаружили мексиканских войск, зато увидели странный флаг, на котором был изображен медведь гризли. Выяснилось, что уже три недели власть в регионе (вернее, в значительной его части) принадлежит независимой республике Калифорния, дружественной Соединенным Штатам и воюющей с Мексикой за свою независимость. Поднял мятеж против правительства Мексики молодой исследователь и капитан армии США Джон Фримонт, за несколько месяцев до этого во главе 70 хорошо вооруженных «картографов» совершивший переход через пустыню Мохаве. К группе Фримонта присоединились и местные переселенцы из США, а также часть недовольных президентом Санта-Анной мексиканцев. Вместе им удалось захватить власть, благо мексиканскому президенту было не до калифорнийцев – на него обрушилась вся ярость юных Соединенных Штатов. На севере самих США оппозиционно настроенные граждане видели в войне против Мексики происки рабовладельцев, которые хотели, по словам американского поэта Джеймса Лоуэлла, «Калифорнию оттяпать, чтобы рабство насадить, унижать вас тихой сапой, грабить и веревки вить». Оппозиция нагло клеветала – Фримонт рабовладельцем не был. Напротив, в будущем он станет звездой этой самой оппозиции, первым кандидатом в президенты от молодой Республиканской партии и первым политиком такого уровня, который выскажется за отмену рабства. Но это все еще было впереди, а пока, для приличия посовещавшись с товарищами-революционерами, Фримонт сообщил американскому командованию, что быть вольными им надоело. Никем и никогда не признанная республика, просуществовав меньше месяца, упразднялась, ей на смену пришел штат Калифорния в составе США. Уступку этих территорий Мексика признает только через два года – после того, как американские войска возьмут Мехико. В результате войны Соединенные Штаты стали на треть больше, а Мексика потеряла половину своей территории. Спор американцев меж собою В декабре 1823-го, за четверть века до мексиканской войны, президент Джеймс Монро зачитывал свое ежегодное послание Конгрессу. Речь его была посвящена внешней политике США, а писал ее госсекретарь Джон Куинси Адамс – бывший посол в Петербурге и сын второго президента США. Тезисы Адамсу-младшему откровенно нашептывали из российского консульства, речь пестрит реверансами в адрес Петербурга, но в центре внимания госсекретаря была отнюдь не Россия. Испанская колониальная империя рушилась на глазах, и было очевидно, что скоро в Америке образуется множество новых независимых государств. Кроме того, Америка вступила в спор за землю Орегон, которая включала не только одноименный современный штат, но и весь северо-запад США, а также Британскую Колумбию (то есть западную часть современной Канады). Изначально на территорию Орегона претендовали три страны – Россия, Британия и Испания. Впоследствии к ним присоединились США. Испанские претензии были выкуплены американцами. Русские, выторговав для себя выгодную границу, из спора выбыли, намереваясь столкнуть лбом Британию и молодые Штаты. Речь Монро, если вкратце, сводилась к тому, что США не претендуют на уже существующие колонии, но если некая колония уже обрела суверенитет, то европейцы не имеют права вмешиваться в ее дела – это внутреннее дело американцев. То же касается и территорий пока что незаселенных, где границы еще не демаркированы. Между строк откровенно читалось: «Вмешиваться имеем право только мы, потому что у нас тут демократия, а вы – европейские тираны, руки прочь». Выступление президента получило название Доктрины Монро. На принципах, заложенных в ней, по большему счету, до сих пор строится вся внешняя политика США, хотя саму доктрину официально оценили как ошибочную при президенте Обаме, а президент Адамс успел пожалеть о ней еще при жизни. Правда, теперь «зоной влияния» считается не американский континент, а чуть ли не вся планета. И в России, что видела в Штатах естественный противовес Британии в регионе, только через 70 лет поняли, что вырастили себе на голову. «Так далеко от Бога, так близко к США» Судьба США и Мексики в первой половине XIX века складывалась по-разному, причем в Мексике было куда как интереснее. После захвата Испании наполеоновскими войсками в 1808-м по всем колониям вспыхнули национально-освободительные восстания, подчас весьма успешные, но мексиканский истеблишмент сидел крепко и держал ситуацию под контролем – храбрый генерал Агустин Итурбиде бил мятежников везде, где успевал догнать. В 1814-м, после поражения Наполеона, все должно было успокоиться, но в 1820 году в Мадриде произошла своя революция. Свергать короля не стали, но принудили ликвидировать майораты и прочие пережитки феодального строя, восстановить конституцию 1812 года и начать отбор земли у монастырей самой Матери – Римско-католической церкви. Сердце потомка конкистадоров и рьяного католика подобных надругательств не выдержало, и храбрый генерал Итурбиде захватил власть, провозгласив Мексиканскую империю с собою во главе. Территория у нового государства была более чем приличной – на севере оно граничило с Орегоном, на юге с Панамой. Сначала Итурбиде был регентом, но, хорошо подумав, объявил себя императором Агустином I. Незадолго до этого регент произвел в чин генерала молодого (27 лет) и талантливого военного Антонио Лопеса де Санта-Анна. Будущий монарх сделал это зря, потому что через два года Санта-Анна во главе верных войск пришел в Мехико, чтобы свергнуть императора. Во имя стабильности и неминуемого народного счастья империя упразднялась, Мексика становилась республикой, а бывшее величество высылалось в Италию, правда, с приличным по тем временам содержанием. Спустя два года Агустин попытается вернуться и возглавить роялистский мятеж, но будет захвачен в плен и расстрелян. Начавшуюся следом за этим эпоху переворотов не имеет смысла описывать подробно. Но отметим важный момент – всякий раз военную поддержку заговорщикам оказывал Санта-Анна, умудряясь одних и тех же людей сначала приводить к власти, а потом свергать, зачастую – по два раза. Исходя из жизненного принципа «Всегда быть вместе с победителями», этот Наполеон Запада (данное прозвище Санта-Анна выдумал для себя сам) наращивал свою власть после каждого переворота и в общей сложности побывал в президентском кресле 11 раз. Мексика же при этом стремительно теряла территории, и в 1824 году собственное государство образовали Соединенные Провинции Центральной Америки (нынешние Гватемала, Гондурас, Сальвадор, Никарагуа, Коста-Рика и калифорнийский Лос-Альтос). Санта-Анна был настолько самовлюблен, насколько бывают только латиноамериканские военные. Но, будучи откровенным диктатором, в душе оставался искренним либералом. Например, терпеть не мог рабство, которое в Мексике не без его участия запретили в 1829-м. Пытался по мере возможности отбирать земли у католической церкви и бороться за права простых людей. Но любое восстание топил в крови без всякой жалости. В общем, деятель был прогрессивный, но бестолковый. В 1835 году Санта-Анна затеял реформу, которая должна была укрепить его власть еще больше, но затея привела к ряду мятежей в регионах. С большинством из них Наполеон Запада, будучи действительно способным военным, справился без труда, но обломал зубы о Техас. За Техас было кому заступиться. Американское чудо В США в то же самое время было заметно скучнее. Никто никого не свергал, лишь изредка народные избранники били друг другу лица прямо в Конгрессе и стрелялись на дуэлях вне его стен. Еще во времена Американской Революции выделились два ярких политических центра – Массачусетс и Виргиния, которые теперь и «перетягивали одеяло». У этих центров были признанные лидеры – Джон Адамс и Томас Джефферсон, странная дружба-вражда которых продлилась более полувека. Возможно, та искренняя симпатия и взаимоуважение, которые непримиримые политически соперники питали друг другу, и не дали молодым Штатам пойти по пути Мексики. Умерли два отца-основателя в один день – 4 июля 1826 года, в 50-ю годовщину подписания Декларации Независимости, соавторами которой были. Продолжить их конфликт предстояло наследникам. Джон Куинси Адамс, как и его отец, остался президентом одного срока, проиграв перевыборы 1828 года новому лидеру джефферсонистов – генералу Эндрю Джексону, герою войны 1812 года с Британией (англичане тогда сожгли Белый дом, хотя канадцы настаивают, что Белый дом сожгли они). Если есть какое-то одно слово, которым можно описать Америку первой половины XIX века, это «рост». Население удваивалось каждые 20 лет, ВВП – каждые 15. На Севере из-за обилия земли и недостатка рабочих рук активно внедряли механический труд – такой подход давал меньший урожай на акр, но больший на человеко-час, и в Европе, где земли вечно не хватало, был невозможен. Быстро рос и банковский сектор, на смену ремесленникам-мастерам приходило фабричное производство. Высокая механизация труда требовала высокого уровня образования, и к сороковым годам 90% (на Севере – 95%) белого населения страны умело читать и считать – в Европе таких цифр достигли к концу века, а в России эту задачу сумели решить только большевики. Юг слегка отставал по техническому развитию (хотя, к примеру, по скорости прокладки железных дорог Юг только Северу и уступал, будучи впереди всей остальной планеты), но там был свой драйвер экономики – хлопок, цены на который тоже удваивались примерно раз в десятилетие. Америка стала не только самым грамотным и технически продвинутым государством планеты, но и одним из самых населенных – из западных стран она уступала по этому показателю только России и Франции. Естественно, для продолжения этого бурного роста нужна была земля, и со временем земли стало не хватать. Особенно на Юге, где все было распахано под табачные и хлопковые плантации. Придя к власти, генерал Джексон начал сгонять индейцев с их исконных территорий и поддерживать сепаратистские настроения в сопредельных державах. В первую очередь в Мексике. И в полном соответствии с Доктриной Монро, написанной его заклятым врагом Адамсом. Это еще одна особенность внутриамериканского спора: Север и Юг не брезговали «воровать» друг у друга идеи, если они пришлись им по вкусу. Чаша с цикутой С 1825 года в Техасе (тогда еще – части Мексики) действовал закон, который откровенно потворствовал мигрантам из США. Землю им продавали за сущие копейки, позволяя платить в рассрочку, кроме того, поселенцы были освобождены от налогов на целых десять лет. Закон это был местный, но хорошо оплаченный лоббистами из соседней страны, а к чему это может привести, в Мехико догадались только в 1830-м, после чего любая иммиграция из Штатов в пограничные штаты Мексики была запрещена. Но к тому времени поток мигрантов было уже не остановить, и к середине 30-х годов в Техасе, занимающем территорию размером в две Испании, проживало 30 тысяч американцев и лишь около 7,5 тысяч мексиканцев, из которых далеко не все были лояльны режиму Санта-Анны. В Калифорнии тенденции были такими же, но превосходство «понаехавших» американцев над «понаехавшими чуть раньше» мексиканцами еще не было столь заметным. В 1835-м в Техасе вспыхнул сепаратистский мятеж, который Санта-Анна по привычке попытался лично утопить в крови. Сперва это у него вроде бы получалось, и в техасском самосознании до сих пор занимает важное место битва при Аламо (примерно по таким же причинам русские помнят об обороне Брестской крепости), но в 1836 году «Наполеон Запада» получил жесткий контрудар от Сэма Хьюстона – бывшего губернатора штата Теннесси, а на тот момент техасского революционера и главнокомандующего революционной армией. США оказывали своим «революционерам» активную, но неформальную поддержку – тут и добровольцы со всего Юга, и оружие, купленное на деньги видных плантаторов, и сочувствие в газетах. На прямую военную поддержку Джексон пойти не мог – мешали Адамс и прочая «северная компания», засевшая в Конгрессе. Свой новый партийный проект они назвали «виги», намекая на то, что Джексон – тиран, да еще и похуже английских монархов (уточним, что партия Джексона называлась Демократической и существует до сих пор, а виги стали основой для республиканцев). В итоге плененного Санта-Анну вывезли под охраной именно в США, где у него состоялся интереснейший диалог с Джексоном. Поговорить было о чем, благо – оба либералы в душе, но с откровенно диктаторскими замашками в случае мексиканца и явной склонностью к авторитаризму в случае американца. Билет на родину Санта-Анне предлагалось оплатить признанием независимости Техаса, так как аннексировать Техас Джексон пока что не мог, а все из-за проклятого Конгресса. У Севера был свой интерес противиться активной экспансии на юг. В 1820-м они с Югом приняли Миссурийский компромисс в отношении Луизианской Покупки Томаса Джефферсона. А именно – огромную, но слабозаселенную Французскую Луизиану разделили на «территории», которые становились штатами только по достижении планки в 50 тысяч жителей, а в Союз включались только парой – один свободный штат и один рабовладельческий. Однако у Юга все равно образовалось преимущество в один штат (и два голоса в Сенате), зато более населенный Север имел большинство в палате представителей. Аннексия Техаса (при этом казалось очевидным, что делить такую махину придется на три–четыре штата) отправляла Компромисс на свалку истории: новые земли обязательно привлекут множество переселенцев, и буквально через поколение Юг начнет доминировать, тем более южане своих планов в этом смысле особо и не скрывали. Кроме того, северяне опасались, что вместе с Техасом и его непокорным населением США приобретут и мексиканскую страсть к майданам и прочим переворотам. Бостонский поэт, политик и философ Р. У. Эмерсон так описывал чрезмерное поглощение мексиканских земель: «Как если бы человек проглотил дозу мышьяка, погибельную для его организма. Мексика отравит нас» (российские «коллеги» Эмерсона могли бы сформулировать то же самое как «можно вывести девушку из Украины, но не Украину из девушки», а украинские разразились бы речью о «ватных душах», «заполонивших» восток страны). Южан, у которых, казалось бы, к мексиканцам должно было быть больше претензий, вопрос «отравы» не волновал, но активное возмущение Севера заставило их сбавить обороты. Голосуйте за войну, голод и эпидемии В 1844-м в США прошла очередная президентская кампания и произошло несколько других важных событий. В частности, после долгих споров в состав Союза включили Техас, причем единым штатом, поскольку соблюсти Компромисс иначе не удалось бы. В президентское кресло тем временем рвался очередной уроженец солнечной Виргинии Джеймс Нокс Полк, само собой – демократ и соратник Джексона. Южан он соблазняет аннексией Нью-Мексико и Калифорнии, северян – решением старого приграничного спора с Канадой по принципу «Весь Орегон – или ничего, наши условия – или война». Виги пытались сопротивляться. Вопрос с Орегоном Север решал сам, активно сплавляя туда колонизаторов, то есть действовал примерно по той же схеме, что и Юг в Техасе, но с той разницей, что в Орегоне на тот момент вообще никаких властей не было (тот же Фримонт, провозгласивший республику в Калифорнии, изначально шел туда уточнять границы и искать удобные сухопутные пути). А вот экспансия на южном направлении северян пугала. Из загашника даже достали старый (и, между прочим, южный – времен войны 1812 года) лозунг про то, что мистер Полк предлагает проголосовать за войну, голод и эпидемии. У демократов с идеологией дела обстояли лучше. В 1845 году демократ Джон О'Салливан пишет статью «Аннексия», которая приветствует присоединение Техаса и Орегона. Концепция, предложенная в этой статье, творчески развивала принципы Доктрины Монро и получила имя Manifest Destiny (в классическом русском переводе – «Явное Предначертание»). Ее смысл в том, что Америке самой судьбой и божественным провидением предначертано простираться от Атлантического до Тихого океана. Разве же Господь хотел, чтобы США так и остались Союзом 13 колоний, узкой полоской на побережье Атлантики? Напротив, он хотел, чтобы Империя Свободы распространилась на весь Новый Свет. Эта идеологема, заложенная 170 лет назад, дожила до наших дней, именно из нее проистекает желание США распространять демократию американского типа всюду, куда они могут дотянуться. Так американцы получили благородный повод для войны. Оставалось найти предлог. В апреле 1846-го состоялась пограничная стычка в Техасе, спровоцированная самими американцами, войска которых углубились на мексиканскую территорию. Погибли 16 американских солдат и один офицер. «Американская кровь пролилась на американской земле», – сокрушался президент Полк в Конгрессе. Виги же искренне пытались войну остановить. Молодой, высокий и нескладный сенатор от Иллинойса тряс картой и требовал, чтобы мистер Полк показал ему конкретное место, где состоялась стычка. Звали того иллинойсца Авраам Линкольн, но сделать он ничего не смог – Америка вступила в войну, одержала в той войне оглушительный триумф и отторгла у Мексики практически половину ее территорий. Частично мистер Полк выполнил и обещание по Орегону, решив старый пограничный спор с Канадой и установив границу по 49-й параллели. Ни один другой президент ни до, ни после Полка не присоединял к Союзу столь огромные территории. Предначертанное исполнилось – Соединенные Штаты теперь простирались от океана до океана, и их континентальные очертания (за вычетом Аляски) с тех пор практически не менялись, хотя успех Фримонта в Калифорнии вдохновил ряд последователей, которые попытались провернуть такой же трюк в Центральной Америке и на Кубе. Остров Свободы должен был стать главным бриллиантом в короне южных штатов. Не повезло: испанцы ясно дали понять, что охотнее увидят остров затопленным, чем отданным американцам. Вероятно, со временем США все-таки смогли бы завладеть и Кубой, и другими территориями в Латинской Америке, да не успели – началась Гражданская война. За исполненное пророчество и легкую победу над откровенно отсталой Мексикой Соединенным Штатам пришлось заплатить непомерную цену. Юг от победы над гордым Санта-Анной приобретал гораздо больше Севера, и хрупкий баланс между двумя секциями ушел в прошлое. Это сделало войну между Севером и Югом неизбежной, и американцы потеряли в той войне больше солдат, чем в любой другой со своим участием, заодно отбросив США в развитии на тридцать лет назад. Так исполнилось Предначертанное Судьбой, но счет судьба в итоге выставила чудовищный. Теги:  США, история, сепаратизм, Куба, Мексика, Техас, Калифорния Закладки:

05 июля, 12:11

Территории, купленные США

Соединенные Штаты Америки по размеру своей площади занимают 4 место. Но мало кто знает, что более половины территории США было в разное время куплено.