15 марта, 14:49

Пекин стремится подменить МВФ

Китай финансирует проекты в 68 странах Азии, Африки и Европы на 8 триллионов долларов. Больше всего от китайских миллиардов зависят Джибути, Киргизстан, Лаос, Монголия, Пакистан, Таджикистан, Мальдивы и Черногория.

Выбор редакции
14 марта, 19:27

A Yemeni's harrowing journey through the 'Gate of Tears'

After risking everything for a better life in Djibouti, Abdullah Muhammad says he may have to return to war-torn Yemen.

Выбор редакции
14 марта, 14:54

Djibouti says its container port to remain in state hands

NAIROBI (Reuters) - Djibouti's container port will remain in state hands as the government seeks investment, a senior official said on Wednesday in comments likely to reassure Washington where lawmakers say they fear it could be ceded to China.

14 марта, 13:44

Пекин стремится подменить МВФ

Китай финансирует проекты в 68 странах Азии, Африки и Европы на 8 триллионов долларов. Больше всего от китайских миллиардов зависят Джибути, Киргизстан, Лаос, Монголия, Пакистан, Таджикистан, Мальдивы и Черногория.

12 марта, 05:38

Госсекретарь США обсудил с президентом Кении борьбу с терроризмом и региональные вопросы

Тиллерсон и Кениата затронули вопрос разгрома террористической группировки «Аш-Шабаб» в Сомали. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон в рамках своего турне по странам Африки в пятницу провел встречу в столице Кении —

10 марта, 13:51

🇾🇪 Yemenis facing harsh conditions in Djibouti refugee camps | Al Jazeera English

Thousands of Yemenis have been forced to flee across the Red Sea to Djibouti in North Africa. But conditions in the refugee camps are harsh, with food supplies stretched to the limit. At one point more than 6,000 refugees lived in this camp, today its home to less than 2,000 refugees. Most have left to live in Obock town or the capital of Djibouti. Yet others have returned to Yemen, preferring the uncertainty of a warzone to life in the camp. Al Jazeera's Mohammed Adow has more from Obock, Djibouti. - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

10 марта, 09:51

СМИ: Тиллерсон отменил свои планы в Кении из-за плохого самочувствия

Американский госсекретарь находится в турне по африканским государствам

09 марта, 19:12

🇺🇸 Tillerson visits six African countries | Al Jazeera English

US Secretary of State Rex Tillerson has arrived in Kenya on the next stop of his tour of Africa. He's visiting six countries with the aim of tightening security and economic ties. He spent much of the day in Djibouti, a vital partner in America's fight against terrorism in the region. Al Jazeera's Mohammed Adow reports from Djibouti. - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

09 марта, 10:00

Top General Issues Urgent Warning Over US-China Collision Course In Africa

Authored by James Holbrooks via TheAntiMedia.org, China is the rising world power. This much is clear, but nowhere is that reality felt more than behind closed doors in Washington, D.C. The global hegemony of the United States is being challenged, and the contest is perfectly encapsulated in what’s happening now in the small African nation of Djibouti. Strategically located at the southern entrance to the Red Sea on the route to the Suez Canal, Djibouti is home to both U.S. and Chinese military bases, and the two are only miles apart. The U.S. base houses around 4,000 military personnel and is used as a launching pad for operations in Yemen and Somalia. On Tuesday, Reuters highlighted how the situation at a key port in Djibouti has U.S. officials worrying over China’s growing reach: “Last month, Djibouti ended its contract with Dubai’s DP World, one of the world’s biggest port operators, to run the Doraleh Container Terminal, citing failure to resolve a dispute that began in 2012. “DP World called the move an illegal seizure of the terminal and said it had begun new arbitration proceedings before the London Court of International Arbitration.” It also described the reaction in Washington at a session of the House of Representatives Armed Services Committee: “During a U.S. congressional hearing on Tuesday, which was dominated by concerns about China’s role in Africa, lawmakers said they had seen reports that Djibouti seized control of the port to give it to China as a gift.” Speaking before lawmakers, Marine General Thomas Waldhauser, the top U.S. commander in Africa, warned that the military’s ability to resupply and refuel ships would be greatly affected if China restricted access to the port: “If the Chinese took over that port, then the consequences could be significant.” He also suggested there would be “more” such power projections from China in the coming days: “There are some indications of (China) looking for additional facilities, specifically on the eastern coast…So Djibouti happens to be the first — there will be more.” For China’s part, the country’s Foreign Ministry has rejected the notion that China would exclude a third party from having access to the port and asked the U.S. to keep an open mind. “We hope that the U.S. side can objectively and fairly view China’s development and China-Africa cooperation,” ministry spokesman Geng Shuang told a press briefing. At the congressional hearing on Tuesday, General Waldhauser pointed out that the U.S. was entering new territory in terms of physically competing with China over resources on the ground: “China has been on the African continent for quite some time, but we as a combatant command have not dealt with it in terms of a strategic interest.” And it’s territory the military is entering slowly. “We are taking baby steps in that regard,” Waldhauser said. All this cautiousness speaks directly to what’s happening here. One power, the United States, is sensing a legitimate threat from another, China. And in the case of Djibouti, the proximity is forcing tensions out into the open. While giving a talk on U.S.-Africa relations at George Mason University on Tuesday, Secretary of State Rex Tillerson called Djibouti “a very critical trading route for the world’s economy and a critical partner in securing that trading route.” He also compared the United States’ and China’s approaches toward African nations: “The United States pursues, develops sustainable growth that bolsters institutions, strengthens rule of law, and builds the capacity of African countries to stand on their own two feet. We partner with African countries by incentivizing good governance to meet long term security and development goals.” Tillerson said this model “stands in stark contrast to China’s approach, which encourages dependency using opaque contracts, predatory loan practices, and corrupt deals that mire nations in debt and undercut their sovereignty, denying them their long-term, self-sustaining growth.” This depiction settles nicely into the grander narrative of China as one of the world’s “revisionist powers” that “seek to create a world consistent with their authoritarian models.” That’s the picture painted by Secretary of Defense James Mattis back in January. He was unveiling a broad new strategy at the Defense Department, one that shifted focus away from terrorism. “We will continue to prosecute the campaign against terrorists that we are engaged in today,” Mattis said, “but great power competition — not terrorism — is now the primary focus of US national security.” The defense secretary’s comments echo those of President Donald Trump in a speech on national security in December. In that speech, Trump noted that “whether we like it or not, we are engaged in a new era of competition.” Indeed, and the fact of it is very much on display at the south end of the Red Sea.

08 марта, 19:54

Главком НАТО в Европе: тесное военное взаимодействие РФ и КНР беспокоит США

Также Скапарротти заявил, что США используют различные рычаги воздействия на Россию с тем, чтобы с ее стороны прекратились якобы имеющие место нарушения ДРСМД

08 марта, 18:40

Военно-морская база Китая в Джибути беспокоит американских генералов

Командующий войсками США в Африке генерал Томас Вальдхаузер заявил, что открытие в Джибути в порту Доралех военно-морской базы КНР угрожает интересам Вашингтона в регионе. База расположится, по выражению генерала, чуть ли не за забором форта Лемоньер – американской военной базы, где дислоцирована большая часть 6,5-тысячного американского воинского контингента в Африке. Если порт перешёл в руки китайцев, последствия могут...

07 марта, 18:39

США: Китай намеренно загоняет Африку в долговую яму

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон выступил с критикой модели экономического развития Китая в Африке, заявив, что она поощряет зависимость и лишает правительства возможностей для долгосрочного демократического роста.

07 марта, 18:39

США: Китай намерено загоняет Африку в долговую яму

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон выступил с критикой модели экономического развития Китая в Африке, заявив, что она поощряет зависимость и лишает правительства возможностей для долгосрочного демократического роста.

Выбор редакции
Выбор редакции
07 марта, 00:29

'Significant' consequences if China takes key port in Djibouti: U.S. general

WASHINGTON (Reuters) - The top U.S. general for Africa told lawmakers on Tuesday that the American military could face "significant" consequences should China take a key port in Djibouti, as Beijing becomes increasingly muscular in Africa in an effort to expand its influence.

06 марта, 10:33

Ветер перемен: Китай строит военные базы в Пакистане

1 января 2018 г. The Daily Caller опубликовал информацию о плане создания китайской военной базы на полуострове Дживани в Пакистане, недалеко от морского порта Гвадар, критически важного для успеха проекта Китайско-пакистанского экономического коридора.

06 марта, 10:33

Ветер перемен: Китай строит военные базы в Пакистане

1 января 2018 года The Daily Caller опубликовал информацию о плане создания китайской военной базы на полуострове Дживани в Пакистане, недалеко от морского порта Гвадар, критически важного для успеха проекта Китайско-пакистанского экономического коридора.

Выбор редакции
05 марта, 10:31

Singer Joss Stone sends musical instruments to refugee camps

Singer Joss Stone asks woman from Bristol to collect musical instruments for refugees in Djibouti.

04 марта, 04:15

Change Is Coming: China Is Accelerating Its Plan For A Military Base In Pakistan

Authored by Lawrence Sellin, op-ed via The Daily Caller, On January 1, 2018, The Daily Caller published information - later confirmed in two separate reports, here and here - about a plan for a Chinese military base on the Jiwani peninsula in Pakistan, near Gwadar, a sea port critical to the success of the China-Pakistan Economic Corridor (CPEC). According to noted national security correspondent Bill Gertz: “Plans for the base were advanced during a visit to Jiwani on Dec. 18 by a group of 16 Chinese People’s Liberation Army officers who met with about 10 Pakistani military officers.” “The Chinese also asked the Pakistanis to undertake a major upgrade of Jiwani airport so the facility will be able to handle large Chinese military aircraft. Work on the airport improvements is expected to begin in July.” Sources now say the plan has been accelerated. Upgrade of the Jiwani airport is already underway. In addition, procedures are being formulated for the relocation of the local population to make way for Chinese military and other support personnel. The sensitivity and importance of this issue to China and Pakistan cannot be overstated. After the disclosures and the expected denials from both Islamabad and Beijing, Pakistani officials, as early as January 5, 2018, launched a leak investigation and it was jointly decided to advance the schedule for the Jiwani base. Strategically, China’s Belt and Road Initiative (BRI) is their roadmap to geopolitical dominance. It is soft power with an underlying hard power, military component, the so-called “String of Pearls” bases and facilities. A Chinese military base on the Jiwani peninsula will complement the Chinese base in Djibouti, which became operational in 2017. Both are located at strategic choke points. The Djibouti base is near the entrance to the Red Sea and the Suez Canal, while the Jiwani base will be within easy reach of the Strait of Hormuz, a combination, not only capable of dominating vital sea lanes in the Arabian Sea, but boxing-in U.S bases in the Persian Gulf and outflanking the U.S. naval facility on Diego Garcia. There is concern that the Chinese will transform its 99-year lease of the Sri Lankan port of Hambantota into another naval base, the exact “debt-trap” method the Chinese used in Djibouti and after its acquisition of a 40-year lease of the Pakistani port of Gwadar. There are also continuing Chinese diplomatic efforts to gain access to the Maldives. All of the above represent elements of China’s “String of Pearls” bases to secure military dominance of the maritime component of BRI. In addition to explicit economic and military moves, China is planning a fiber optic network to control the flow of information and is mapping the northern Indian Ocean seabed, potentially for a SOSUS-like system to monitor maritime traffic and control a fleet of subsurface drones. While the United States is tinkering with counterinsurgency policy and nation building in Afghanistan, there are seismic strategic changes taking place in South Asia and the Indian Ocean region. It is senseless to continue an unsuccessful, costly and exhaustive approach in Afghanistan, which not only places our forces at an equivalent tactical level to the Taliban, but allows Pakistan to regulate the operational tempo and the supply of our troops. Instead, the U.S. should be moving toward a policy that shifts the burden of Afghanistan stability to the regional players who have thwarted our efforts there and adopt a strategy that exploits our technological advantages to counter growing Chinese sophistication and ambition through augmented U.S. naval and air power projection and the selective use of covert, special operations and cyber warfare operations. The foremost regional problem is to have a workable plan to secure Pakistan’s nuclear arsenal, which is growing more dangerous because of its expanding tactical nuclear weapons program. The United States is not without strategic options to disrupt Chinese hegemony. The linchpin of BRI is CPEC. Pakistan’s main vulnerability remains ethnic separatism, which was largely the reason Pakistan adopted a program of Islamization in the late 1970s. Pakistan is the Yugoslavia of South Asia with the Pakistani province of Punjab as the equivalent of Serbia, when that country pursued an expansionist policy in the 1990s. For example, BRI cannot succeed without CPEC and CPEC cannot succeed without a subservient Balochistan, a province with a festering insurgency that was once independent and secular before it was forcibly incorporated into Pakistan. Balochistan is also where Pakistan maintains a significant Taliban infrastructure and provides safe haven to its Quetta Shura leaders. There clearly needs to be a sense of urgency applied to this challenge because current U.S. policy in Afghanistan is about to be overtaken by events. An American withdrawal from Afghanistan will only be a humiliating defeat if the United States is forced into strategic retreat because we do not have a plan in place to address the changing regional conditions.

Выбор редакции
03 марта, 19:07

🇩🇯 Djibouti port seizure: State-owned company takes charge | Al Jazeera English

Djibouti's government has handed management of a port, which it had seized from the UAE, to a state-owned company. The Doraleh Container Terminal is considered one of the most coveted pieces of real estate in the Horn of Africa. Djibouti announced its nationalisation last week, triggering a furious response from the Emirates. Al Jazeera's Mohamed Adow reports from Djibouti. - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

11 декабря 2015, 13:40

Африка - колония или стратегический партнер Китая?

Во время Китайско-африканского саммита в Йоханнесбурге китайский лидер Си Цзиньпин предложил следующее: китайско-африканские отношения должны быть переведены в новую плоскость - всестороннее стратегическое партнерство.

07 июня 2014, 08:01

Пиратство в Аденском заливе как операция прикрытия

2013-11-13  Недавний доклад, представленный Всемирным банком, ООН и Интерполом, свидетельствует о том, что сомалийские пираты за последние десять лет стали влиятельной международной корпорацией. Выводы международных экспертов прозвучали для широкой общественности как гром среди ясного неба. В нашем представлении сомалийские пираты – это вконец обедневшие люди, которые на фоне непрекращающейся гражданской войны и фактического распада государства взяли в руки старые «калаши» китайского производства, чтобы как-то прокормить свои семьи; этакие «робин-гуды» Аденского залива, смело спешащие в своих утлых суденышках наперерез огромным морским судам, везущим остродефицитные товары для и так зажравшихся граждан благополучного Запада. По большому счету, сомалийским гражданам действительно не приходится выбирать. Они могут либо участвовать в войне на стороне одного из местных кланов, либо заниматься морским разбоем, либо медленно умирать с голоду, поскольку конвои с гуманитарной помощью вряд ли доберутся до их улицы. Но всякому здравомыслящему человеку понятно, что «робин-гудство» в Аденском заливе если и было, то уже давно иссякло. Всякая криминальная деятельность рано или поздно попадает под контроль мафии, становится организованной. Так произошло и в Сомали. Сегодня местное пиратство является хорошо организованным и отлаженным бизнесом. В пользу этого утверждения говорят установленные факты международного транзита денежных средств, поступающих в качестве выкупа за захваченные пиратами суда, грузы и членов судовых команд, а также — транзита некоторых категорий грузов, бесследно исчезающих с судов в водах Аденского залива. Собственно, недавний доклад Всемирного банка, ООН и Интерпола является лишним подтверждением тому, что Искать причину пиратства только в социальных причинах и внутренних проблемах Сомали – глубокое заблуждение. По данным международных экспертов, сомалийские пираты и их коллеги с Африканского Рога получили за последние семь лет около 400 миллионов долларов за счет финансирования рабства, торговли оружием, наркотиками и легализации этих средств через бизнес-инвестиции. Впрочем, некоторые специалисты отмечают, что говорить в этом случае о конкретных суммах было бы слишком самонадеянно. Говорит председатель Российского профессионального союза моряков Юрий Сухоруков: «Эта цифра является оценочной. Она никем не подтверждена и подтверждена быть не может. Потому что информация такого рода проступает от самих пиратов. Для них получаемые суммы — повод для гордости. На самом деле проверить их сложно. Как правило, судовладельцы скрывают истинные размеры выкупов. Потому что не хотят провоцировать других пиратов на увеличение сумм выкупов. Говорить можно о ста миллионах, о сорока, о четырехстах, и даже о миллиарде. Какая бы сумма ни была, львиная доля уходит истинным организаторам, которые стоят за спиной небольших пиратских группировок». Эксперты говорят, что деньги за выкуп судов, грузов и заложников в пиратских операциях всегда получает третья сторона-нерезидент. Эти люди живут на Западе и являются респектабельными бизнесменами. Затем какая-то часть денег поступает самим пиратам. Но какая и поступает ли вообще – неизвестно. Не исключено, полагает доктор политических наук Андрей Манойло, что им платят из других фондов, а «выкупные» деньги в реальности имеют иное целевое назначение и иных адресатов. Другими словами, здесь можно заподозрить одну из схем финансирования международного терроризма. По крайней мере некоторые из пиратских главарей связаны тесными узами с местными ячейками «Аль-Каиды» и других джихадистских организаций. Вообще, глядя на воинственно настроенных, но одетых в обноски пиратов, сложно представить себе, что каждый из них, по идее, получает за операцию около 10 тысяч долларов при среднем размере выкупа в несколько миллионов. И если бы пиратство преследовало лишь цель финансирования гражданской войны, то ситуация в Сомали уже давно должна была кардинальным образом измениться (не важно, в какую сторону). Однако этого не происходит. Следовательно, добытые ресурсы уходят из страны. На это обращает внимание эксперт по полуострову Африканский Рог и Африканскому континенту Мохамед Саид. По его мнению, 70 % всех денег остаётся в Лондоне. Остальные 30 % отправляют в Дубай, а оттуда уже в Сомали, куда доходит лишь 10 % от первоначальной суммы. Так что сами пираты или синдикат, на который они работают, не получают колоссальной прибыли. Деньги оседают в сфере банковского дела, безопасности и страхования на Западе, считает Мохамед Саид: «Доходы в сферах банковского дела, безопасности и страхования увеличились в три раза за последние пять лет в связи с пиратством на Африканском Роге. И это далеко не совпадение. Всего пару лет назад пираты получали около $6 миллиардов. Теперь эта сумма составляет $400 миллионов. Цифры существенно разнятся, и мы не знаем, какая из них отражает действительность. Но одно мы знаем наверняка – жители Сомали этих денег не получают. Эти деньги оказываются в руках преступников, но уж никак не сомалийских общин. Что касается пиратства, то это занятие стало доходным бизнесом не только для стран, расположенных на полуострове Африканский Рог, но и для таких государств, как Кения, Сейшелы или Джибути. По нашим данным, Кения получила от пиратства около сотни миллионов долларов за последние два года. Схожая ситуация наблюдается и с Сейшелами. На мой взгляд, можно искоренить данную проблему, если инвестировать полученные средства в органы юстиции, правопорядка или в развитие экономики. Решить эту проблему, направляя деньги иностранным компаниям, которые затем будут подсчитывать прибыль в Лондоне, нельзя». По оценкам Всемирного банка, пиратство обходится мировой экономике в 18 миллиардов долларов в год с постоянно увеличивающимися торговыми издержками. При этом финансирование пиратских налетов остается вполне доступным: самые простые стоят несколько сотен долларов, а большие экспедиции с участием нескольких судов обойдутся где-то в 30-40 тысяч. Как отмечают эксперты, типичная пиратская операция имеет от трех до пяти инвесторов. Некоторые финансисты, особенно в сомалийской диаспоре, имеют мало наличности внутри Сомали, но владеют значительными финансовыми ресурсами за рубежом и пользуются отмыванием денег, чтобы отправить средства на свою многострадальную родину. В общем, финансисты находятся в центре сети пиратства. Забирая в среднем около половины общего выкупа, они являются основными бенефициарами этой деятельности. А что касается самих исполнителей, то они часто довольствуются тем, что найдут на корабле. Говорит руководитель Центра морского права, главный научный сотрудник Института государства и права РАН Василий Гуцуляк: «Как правило, основная добыча – это каюта капитана и капитанский сейф с валютой. А что касается дохода, то он идет за счет выкупа наличными через посредников. На дальнейшее расширение преступной деятельности. В первую очередь на закупку современного оружия. Потом на закупку быстроходных катеров и на другие нужды» Интересно, что некоторые пираты меняют квалификацию. Сегодня они предлагают свои услуги потенциальным и фактическим жертвам пиратства, например, в качестве консультантов и переговорщиков. Но бизнес на таком уровне, конечно, не может быть интересным для крупных игроков. У них значительно выше ставки и масштабы. Доктор политических наук Андрей Манойло вспоминает историю захваченного пиратами украинского транспорта «Фаина». В его трюмах находились танки и зенитные комплексы. Ни один пропавший танк не был затем использован сомалийскими полевыми командирами в боевых столкновениях с соперниками. Следовательно, все вооружение было переправлено другим потребителям за пределы страны, причем переправлено организованно. Есть даже мнение, что сомалийские пираты целенаправленно охотятся за крупными партиями оружия и военной техники, которые невозможно реализовать внутри страны, выполняя чей-то заказ. Вопрос в том – чей. И ясно, что этот кто-то дает пиратам наводки, какое судно грабить, а к какому лучше не подступаться. Такая положение дел позволяет предполагать, что Аденский залив является важным звеном в большой геополитической игре, а само пиратство – оригинальная операция прикрытия, обеспечивающая почти идеальную легенду для подковерных сделок сильных мира сего http://masterok.livejournal.com/1473115.html http://rus.ruvr.ru/2013_11_12/Piratstvo-v-Adenskom-zalive-kak-operacija-prikritija-6986/ 

18 ноября 2012, 13:39

Иисус как шумерский лугаль

Оригинал взят у nnils в Иисус как шумерский лугальОригинал взят у ozz_white_wolf в Иисус как шумерский лугальЗнакомясь с исследованиями по раннединастической культуре шумеров, и в частности с проблематикой избрания лугаля (вождь, царь) напрашивается не совсем явная, но любопытная аналогия с некоторыми евангельскими событиями и представлениями о Иисусе.   «В самом начале шумерской государственности, - читаем мы в книге В.В. Емельянова «Древний Шумер. Очерки культуры», - царя выбирали в священном Ниппуре посредством сложных магических процедур, механизм которых нам неизвестен... В целях объяснения выбора богов избранный царь утверждает, что еще при рождении все боги Шумера наградили его различными достоинствами, так что к моменту священного выбора он уже был готов к выполнению своей миссии». А вот что описывается в Евангелии от Матфея:Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. (3:13)Воды реки Иордан почитались у иудеев священными.Читаем далее у Матфея:Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли    приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда Иоанн допускает Его. (3:14-15)Здесь, возможно, Иисус говорит о том, что он уже готов к  выполнению своей миссии и должна исполниться его судьба, что перекликается и с шумерской традицией.У шумеров присутствовало такое понятие как судьба царя (нам-лугаль), которая изначально уготована богами для будущего правителя. Вероятно Иисус в словах «исполнить всякую правду» подразумевал, что пришел исполнить волю богов и ввериться предназначенной ему судьбе. В поисках параллели между шумерским ритуалом интронизации (лугаль утверждает, что еще при рождении был награжден богами многими достоинствами) и евангельским текстом о призвании Иисуса мы находим ответ на поверхности.  В Евангелии от Луки Ангел восхваляет еще не появившегося на свет царя Иисуса:И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус.Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца (1:31-33)Здесь не сам Иисус возглашает о своих привилегиях на царский трон, но все же данный мотив, думается, тождественен  с обращением внимания на свои достоинства еще не принявшего в царский сан шумерского вождя. Кстати говоря, несколько позднее шумерские лугали  также стали причислять себя к отпрыскам богов.  Читаем далее у В.В. Емельянова: «В царских надписях нередки упоминания о руке бога, выхватившей этого человека (будущего царя – прим. Ozz) из необозримого множества граждан Шумера». Так в одном из основных источников по истории и идеологии раннединастического Шумера (конусы В и С Урукагины) описывается выбор будущего лугаля:«Когда бог Нингирсу, герой Энлиля, Урукагине царственность города Лагаша вручил из 36 000 человек за руку его взял, прежнее положение вещей он (Урукагина) установил. Слову своего царя, которое Нингирсу ему сказал, он внял» (Перевод  со старошумерского Ю.Б. Гавриловой).Похожий эпизод происходит и с Иисусом, правда вместо руки бога в евангелиях на Христа нисходит дух божий в виде голубя, а также слышится голос с небес:И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, — и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него.И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение. (Мф 3:16-17)Таким образом, в избрании лугаля и в эпизоде с крещением Иисуса можно усмотреть сходные типологические черты. Сходства эти вполне объяснимы древней общинной традицией выдвижения из своей среды лидера, и придания данному выдвижению статуса божественного предопределения. Следует думать, что эта традиция и была воспроизведена в евангельском тексте.  Миссия шумерского лугаля и галилеянина Иисуса, если их упростить также видится в едином контексте.«Миссии шумерских правителей не отличались разнообразием: либо это война с соседним городом за возвращение незаконно занятой земли, либо восстановление старого храма, либо проведение законодательного акта». (В.В. Емельянов «Древний Шумер. Очерки культуры»)  Если прямых указаний в евангельских текстах на то, что задача Иисуса состояла в ведении войны против врага (очевидно римлян) обнаружить не удастся, то вопрос с другими направлениями его деятельности разрешается относительно легко. Находясь в иерусалимском храме, Иисус выгоняет торговцев (продававших там ритуальных животных на законных основаниях):И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул.И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли. (Ин 2:15-16)На это Иудеи сказали: каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать?Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его.На это сказали Иудеи: сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его? (Ин 2:18-20)Получается, что Иисус на правах царя как и шумерский градоправитель раннединастического периода заявляет о восстановлении храма в его истинном предназначении как доме бога (кстати, «дом» и «храм» слова тождественные в шумерском языке). Также подобно шумерскому лугалю Иисус дает миру новый закон: «Заповедь новую даю вам».   Если же приведенные паралелли показались малоубедительными, перейдем к более общим аналогиям в учении Иисуса и шумерском мировоззрении.  Одна из основных категорий шумерского менталитета ама-ги - «возвращение к матери», означающее как бы сброс, очищение времени, возвращение к началу начал - утробе матери, выражаясь фигурально. Поэтому шумерские лугали, избираемые в новогодние праздники, противопоставляли свое правление прежнему времени (Иисус противопостоавлял Царство божие власти князя мира сего). Так известный нам уже Урукагина называет свои реформы нам-тар-ра уд-бит-та - «прежнее определение судеб». Его предшественник Энментена также в начале своего правления воспользовался идеологией ама-ги. То есть в царствование  Энментены как и Урукагины происходит возобновление времени движущегося по кругу.  Не таковы ли представления Иисуса о  грядущем Царстве небесном?  Не призывает ли Иисус человека вернуться к Отцу Небесному (у шумеров это возвращение к матери, что в принципе не отменяет сходства) в притче о блудном сыне, отречься от старого мироустройства, полностью обновившись войти в новое царство? О чем  явствуют некоторые евангельские фрагменты:А другому сказал: следуй за Мною. Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего.Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие.Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими.Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия  (Лк 9:59-62)Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царствие небесное  (Мф 18:3)  Иисус проповедует очищение и кардинальный разрыв со старым миром для возвращения людей в изначальное время, к изначальному замыслу бога о человеке. Отличие ама-ги от христианского хилиазма лишь в том, что в шумерском мировозрении процесс возвращения к божественному порядку и ухода от оного цикличен.   Выводы из представленных выше аналогий могут представлять собой два следствия:1.     В истории с крещением и миссией Иисуса просматривается влияние традиции общины (имевшей место в Шумере и ряде других древних цивилизаций) акта выборов вождя с последующим закреплением такого акта волей богов. Хотя возможно и неправомерно говорить о прямом наследовании древнеобщинной календарно-ритуальной идеологии евангельским Иисусом.2.     Схожесть в идейном наполнении миссии шумерского царя и «царя иудейского» при достаточно смелом предположении, свидетельствует о иных ментально-культурных источниках мифа о Иисусе.