• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы2495
      • Показать ещё
      Международные организации117
      • Показать ещё
      Разное594
      • Показать ещё
      Издания48
      • Показать ещё
      Компании196
      • Показать ещё
      Люди124
      • Показать ещё
      Формат18
      Показатели27
      • Показать ещё
      Сферы2
20 февраля, 08:50

на что готова пойти Украина ради транша в 1 миллиард долларов

Проект Меморандума с МВФ – тайна за семью печатями. Даже некоторые члены правительства жалуются на то, что министр финансов Александр Данилюк монополизировал право общения с фондом и согласования документа. "Нам даются какие-то выжимки из Меморандума, потом они переписываются и в итоге не понятно, о чем идет речь.  В результате - ответственность полностью должна быть на Данилюке"- говорит один из членов правительства...

20 февраля, 08:00

На реализацию проектов ООН по оказанию помощи беженцам катастрофически не хватает средств

В десяти странах Африки почти два миллиона беженцев недоедает. Гуманитарные учреждения системы ООН из-за нехватки средств были вынуждены сократить содержимое продуктовых пайков и их количество. Об этом сообщают из Всемирной продовольственной программы (ВПП) и Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ).

18 февраля, 21:03

Треть экспорта украинской муки приходится на Южную Корею и Китай

В декабре 2016 года украинские экспортеры поставили на внешние рынки 42,5 тыс. тонн муки, что на 43,5% больше, чем было в декабре 2015-го года и является рекордом для месячных отгрузок муки из Украины в целом. […]

13 февраля, 12:31

С больной головы на здоровую: беженцы бегут в Канаду

Канадские миграционные ведомства предупредили, что они столкнулись с ростом потока беженцев, многие из которых испытывают недоверие или страх перед новым президентом США Дональдом Трампом, на территорию Канады.

13 февраля, 12:31

С больной головы на здоровую: беженцы бегут в Канаду

Канадские миграционные ведомства предупредили, что они столкнулись с ростом потока беженцев на территорию Канады, многие из которых испытывают недоверие или страх перед новым президентом США Дональдом Трампом.

Выбор редакции
13 февраля, 01:16

Краткая история Джибути // Досье

Колония Французский Берег Сомали с административным центром в городе Джибути, которая также носила название Французская Территория Афаров и Исса, образовалась в 1896 году. Ранее, в 1860-1880-х годах, французская администрация подписала ряд договоров с султанами основных народностей региона -- афарами и сомалийскими исса.

Выбор редакции
13 февраля, 01:16

Страна пяти баз // Корреспондент "Ъ" побывал в единственном месте, где соседствуют военные США и КНР и могли появиться российские

Смена власти в США делает американо-китайское противостояние главным фактором мировой политики. Корреспондент "Ъ" МАКСИМ ЮСИН побывал в Джибути -- африканской стране, где американские и китайские военные стоят лицом к лицу. Это государство, расположенное на стратегическом пересечении важнейших торговых путей,-- единственное место в мире, где не только соседствуют базы Китая и США, но и присутствуют военные контингенты еще пяти стран. Среди них могла быть и Россия, но переговоры о строительстве в Джибути ее военной базы, начатые в 2012-2013 годах, успехом не увенчались.

Выбор редакции
13 февраля, 00:21

Страна пяти баз // Корреспондент "Ъ" побывал в единственном месте, где соседствуют военные США и КНР и могли появиться российские

Смена власти в США делает американо-китайское противостояние главным фактором мировой политики. Корреспондент "Ъ" МАКСИМ ЮСИН побывал в Джибути -- африканской стране, где американские и китайские военные стоят лицом к лицу. Это государство, расположенное на стратегическом пересечении важнейших торговых путей,-- единственное место в мире, где не только соседствуют базы Китая и США, но и присутствуют военные контингенты еще пяти стран. Среди них могла быть и Россия, но переговоры о строительстве в Джибути ее военной базы, начатые в 2012-2013 годах, успехом не увенчались.

08 февраля, 04:43

Joyous Africans Take to the Rails, With China’s Help

A new railway line from Djibouti to Ethiopia has showcased China’s effort to extend its influence, with aid and expertise, throughout Africa.

06 февраля, 23:44

Ping-Ponging Between Continents And From Hope To Despair, 2 Families Finally Arrive In U.S.

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); DULLES, Va. ― Nine individuals from Yemen arrived in Virginia on Monday morning, nine days after being turned away by U.S. authorities tasked with implementing President Donald Trump’s travel ban that targets seven Muslim-majority countries. After their third transatlantic journey in a week-and-a-half, brothers Tareq Aqel Mohammed Aziz and Ammar Aqel Mohammed Aziz, 19 and 21 respectively, walked out into the international arrivals terminal at Dulles Airport, where their father, Aqel, was eagerly waiting for them, his blue blazer adorned with an American flag pin. Fifteen minutes later, they were joined by Ebrahim Abdo Ali Al-Murisi and Tahani Ali Ahmed Al Zubairi, a couple traveling with their five children, ranging from 3 to 14 years old. The two families embarked on a nearly identical journey late last month. They traveled from Djibouti to Ethiopia, Ethiopia to Ireland, and then from Ireland to the U.S. on Friday Jan. 27. But last time they were on U.S. soil, they never made it out of customs. Hours after their flight took off, Trump signed an executive order temporarily banning individuals from Yemen, Iran, Iraq, Syria, Somalia, Sudan and Libya from entering the country. Shortly after, the State Department canceled the Azizs’ and Al-Murisis’ visas. When the Yemenis arrived at Dulles the morning of Jan. 28, authorities detained them, questioned them and forced them to sign paperwork without access to lawyers or interpreters, said Simon Sandoval-Moshenberg, a lawyer from the Legal Aid Justice Center who is working on their case. Authorities at the airport marked their immigration visas with a stamp that read, “canceled DWAS, application withdrawn.” Sandoval-Moshenberg believes the travelers were coerced into signing documents to voluntarily cancel their visas. A couple hours later, the Aziz brothers and the Al-Murisis boarded a flight back to Addis Ababa — an unexpected expense tacked onto an already costly journey. They spent several days in the airport there before Ethiopian authorities told them they had exhausted their welcome, said Paul Hughes, a lawyer at Mayer Brown who is also working on their case. Then they continued on to Djibouti, where they waited for news from their lawyers. Back in Virginia, a team of lawyers from the Legal Aid Justice Center and Mayer Brown secured a temporary restraining order in federal court, giving their clients a short period of time to reenter the country. But they also had to get assurances that the U.S. government would facilitate their clients’ reentry to the country, despite the cancelation stamp on their visas. In the days ahead of the Yemenis’ second attempt to enter the U.S., their legal team worked the phones constantly to ensure that authorities in the several airports they would pass through knew to allow them to travel to the U.S. But as they waited for the Aziz brothers and the Al-Murisis again on Monday, their family members still couldn’t be certain their loved ones wouldn’t be turned away again. “I was looking at the door thinking, ‘Nobody’s going to come through that door,’” said Aqel, who had waited in vain for his sons to arrive in Detroit last week. Aqel, a U.S. citizen who has lived in Michigan since 2001, began the process of bringing his two sons to the U.S. as lawful permanent residents a year and a half ago. Late last year, immigration authorities invited Tareq and Ammar to be interviewed at the nearest U.S. embassy. The U.S. shuttered its embassy in Yemen in 2015 due to the escalating war there, so the brothers traveled to Djibouti for their Jan. 4 interview. Three weeks later, their passports were returned to them, stamped with immigration visas, meaning they were approved for lawful permanent residency. They boarded their flight the following day, unaware that the new U.S. president was preparing to block their entry. “They had the bad luck of taking off on Friday instead of Thursday,” Sandoval-Moshenberg said. “They took off thinking this was going to be the happiest day of their lives. When they landed, it turned into a nightmare they could have never ever expected,” he continued. The entire process of getting the Aziz brothers to the U.S., which including extensive security vetting of both men, cost over $70,000, their father estimated. “I owe so many people money to bring them here,” he said. But even as he reflected on his debt, Aqel couldn’t stop smiling at his sons. “I am so happy, I am so glad,” Aqel said. “This is America, America is for everybody.” The Aziz brothers plan to travel to Flint, Michigan, with their father, where they will continue their studies, they said. The Al-Murisi family will continue on to Richmond, California, where Ebrahim’s father lives. Ebrahim’s father has been trying to convince his son to move the family to the U.S. for the past fifteen years, said Gawhar Fadhle, Ebrahim’s step-brother, who met him at the Dulles airport. But Ebrahim, a dentist who worked at a clinic in Sanaa, didn’t want to leave his home. It wasn’t until the escalation of the war in Yemen, where the U.S. is backing Saudi Arabia in the conflict, that he agreed to move. Despite their unwelcoming introduction to America, the Azizs and Al-Murisis said they are grateful and relieved to have made it to the U.S. Tareq smiled as he gazed at the lawyers who fought to bring him and his brother to the U.S. “They made me feel like there is a family here,” he said. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

05 февраля, 13:56

Теперь Джибути звучит воинственно

На территории этого небольшого государства в Восточной Африке, в районе Африканского Рога, Саудовская Аравия разместила первую свою заграничную военную базу. Контролируя Баб-эль Мандебский пролив, соединяющий акватории Красного моря и на востоке Аденского залива, Джибути оказалась центром морских транзитов между тремя континентами – Европы, Азии и Африки.

04 февраля, 15:00

Теперь Джибути звучит воинственно

На территории этого небольшого государства в Восточной Африке, в районе Африканского Рога, Саудовская Аравия разместила первую свою заграничную военную базу. Контролируя Баб-эль Мандебский пролив, соединяющий акватории Красного моря и на востоке Аденского залива, Джибути оказалась центром морских транзитов между тремя континентами – Европы, Азии и Африки.

03 февраля, 18:05

Девять йеменских туристов выслали из США из-за указа Трампа

Девять туристов из Йемена были высланы из США в Эфиопию в связи с иммиграционным указом президента страны Дональда Трампа. Из столицы государства они вылетят в Республику Джибути, а оттуда — в свою родную страну. Прямых рейсов между Соединенными Штатами и Йеменом в настоящее время нет.

03 февраля, 17:43

Nine Yemenis deported from U.S. to Ethiopia under Trump travel ban

ADDIS ABABA (Reuters) - Nine Yemenis deported from the United States in the wake of U.S. President Donald Trump's travel ban were flown to Ethiopia, then taken to neighboring Djibouti, an Ethiopian government official said on Friday.

02 февраля, 12:40

Federal Judge: Trump Administration Must Allow Entry To Immigrant Visa Holders

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); A federal judge in Los Angeles has ruled President Donald Trump’s administration must allow immigrants with initial clearance for legal residency to enter the United States from seven Muslim-majority nations, despite an executive order ban. Tuesday’s ruling by U.S. District Judge Andre Birotte Jr follows decisions by federal judges in at least four other states that also limited the executive order Trump issued on Friday. But it goes further, by focusing on a large group of people from the seven nations of Iran, Iraq, Libya, Somalia, Sudan, Syria and Yemen - the countries targeted in the executive order - who are outside the United States and trying to enter. In the temporary ruling, Birotte ordered U.S. officials to refrain from “removing, detaining or blocking the entry of plaintiffs or any other person ... with a valid immigrant visa” who is arriving from one of the seven nations. According to the U.S. Department of State, immigrant visas are the first step to becoming a lawful permanent resident, or a green card holder. Birotte’s ruling does not apply to tourists, students or business travelers with non-immigrant visas. The U.S. Department of Justice is reviewing the order and would have no further comment, a spokeswoman for the agency said in an email. A spokeswoman for the Department of Homeland Security cited its policy of not commenting on pending litigation. Trump’s executive order has not only caused consternation for the nations involved but among other Muslim-majority countries, allies such as Germany and Britain and career State Department officials. Attorney Julie Ann Goldberg, who brought the case on behalf of more than two dozen plaintiffs of Yemeni descent, including U.S. citizens, said they sought the ruling after learning of a move by the U.S. State Department to cancel the immigrant visas of people from the seven countries. function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_2'),onPlayerReadyVidible); More than 200 people with immigrant visas who left Yemen and are related to U.S. citizens or legal residents are stranded in Djibouti across the Bab el-Mandeb Strait from Yemen and were barred from flying to the United States, Goldberg said by telephone from Djibouti. “It’s terrible because I have children here who are without their parents,” she said. Some other children in the group are U.S. citizens whose parents were traveling with immigrant visas, she added. In Boston, U.S. District Judge Allison Burroughs on Sunday issued a ruling, to last seven days, that barred the detention and removal of approved refugees, visa holders and permanent U.S. residents who entered from the seven countries. By early Thursday in Djibouti, Goldberg said, no one from the group she represented was being allowed to leave for the United States. She accused the Trump administration of “absolutely ignoring” rulings she believes should allow their departure. In an email, a State Department official confirmed the agency had provisionally revoked “relevant visas as defined” under Trump’s executive order. The White House said on Wednesday it has issued updated guidance on the order clarifying that green card holders require no waiver to enter the United States. type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related... + articlesList=5891e7d9e4b080b3dad6fdcf,5891657be4b080b3dad6fd7d,5891ecafe4b02772c4ea4eb5 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

02 февраля, 01:36

Another judge's order targets Trump travel ban

Another federal judge is going after President Donald Trump's travel ban, issuing an order that bars the State Department from canceling valid immigrant visas already granted to citizens of seven majority-Muslim nations targeted by Trump's directive.U.S. District Court Judge Andre Birotte's temporary restraining order clearly seems intended to allow such immigrants to enter the country, but the literal wording of the order may undercut its intended effect. The order prohibits the U.S. government from blocking the entry of citizens of those seven countries "with a valid immigrant visa," but there may be no one who has a valid visa at the moment.A memo issued by a State Department official shortly after Trump's executive order was filed last week "provisionally" revoked all valid immigrant and non-immigrant visas held by citizens of Iraq, Iran, Libya, Somalia, Sudan, Syria, and Yemen, with some exceptions."It appears he was not aware that visas at issue have already been canceled and that ordering the government to respect existing visas is, therefore, beside the point," said Jonathan Meyer, a former deputy general counsel at the Department of Homeland Security now at the law firm Sheppard Mullin. "Similarly, he has enjoined cancellation of the visas when perhaps he would have ordered their reinstatement if he knew they had already been canceled. This type of confusion tends to proliferate on all sides when actions are rushed and litigation is taking place in multiple locations simultaneously.”Birotte's order was issued Tuesday in a lawsuit filed on behalf of dozens of Yemenis stranded in the African nation of Djibouti as a result of Trump's order."These are all children, parents and the spouses of U.S. citizens," a lawyer involved in the case Julie Goldberg told the Associated Press from Djibouti.Birotte's order is just one of about half a dozen judicial orders issued seeking to limit the impact of the directive Trump signed Friday. A judge in New York issued an order Saturday morning barring deportation of people affected by Trump's directive. Early Sunday, two judges in Boston issued a somewhat broader order that required people with valid visas or green cards be released.Birotte's order seems to go further by applying to anyone with an immigrant visa (but not a tourist, business or student visa) and by requiring the government to allow those individuals to travel to the U.S. However, the order doesn't discusses the revocation of visas and it is unclear if the judge knew about the State Department cancellation memo last week.Part of the order applies to all people with valid immigrant visas from the seven Muslim-majority countries affected by Trump's travel ban, prohibiting the government from removing, detaining or blocking entry them. But other parts of the judge's order appear to apply only the 28 people named in the lawsuit.A Justice Department spokeswoman did not respond to a request for comment on the order.A Department of Homeland Security spokesman said her agency does not comment on pending litigation. However, Homeland Security Secretary John Kelly said Tuesday that the department is complying with all court orders.

Выбор редакции
01 февраля, 20:11

Hundreds of Yemenis with US visas stranded in Djibouti

On the far side of the Bab al-Mandab strait — Arabic for “the gates of grief” — from their violent homeland, hundreds of Yemenis with U.S. visas are stranded in the tiny African state of Djibouti because of President Donald Trump’s entry ban, an American lawyer said Wednesday.

29 января, 16:55

African migrants caught up in Yemen's war

Increasing numbers of migrants from the Horn of Africa are trying to get jobs in Saudi Arabia – by risking being killed by the war in Yemen. The International Organization for Migration (IOM) reports a 10 percent rise in migrant numbers arriving in Yemen last year. Many from countries such as Somalia or Djibouti are exploited and abused by people traffickers. The IOM says others are raped or have their body organs sold. Al Jazeera's Victoria Gatenby explains. - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

28 января, 16:14

Ия Ге, леди Абди

Оригинал взят у proshakov в Ия Ге, леди АбдиСреди русских красавиц в период между двумя мировыми войнами особое место занимает леди Абди, статная блондинка с ярко-голубыми глазами, бывшая одним из символов красоты и элегантности модного Парижа. Ия Григорьевна Ге родилась в Славянске 8 августа 1903 года в семье известного актера Императорского Александрийского театра Григория Григорьевича Ге и драматической актрисы Новиковой. Род Ге французского происхождения дал России знаменитого художника Николая Николаевича Ге. Прапрадед Ии был французом, бежавшим в Россию во время французской революции.Дед Ии Григорьевны по материнской линии (Иван Новиков) происходил из рода татарского хана Новика. Помещик и балетоман, он организовал в своем большом самарском имении крепостной театр, на который потратил огромные деньги. Вне сомнения, Ия Григорьевна унаследовала художественную одаренность предков, и это повлияло на ее судьбу и помогло стать эталоном вкуса и красоты в Париже в 20-30-х годах.Ия Григорьевна в детстве воспитывалась в семье матери и в придворной семье отчима Вуича. Она вспоминала: «Родители развелись очень рано, когда мне было пять лет, а брату лишь три года. При разводе отец взял на воспитание брата, а мать — меня. Отец жил в артистическом мире, в мире Николая Николаевича Ге и близкого ему Льва Николаевича Толстого. Но я эту атмосферу знала мало, так как Вуичи, новая семья моей матери, были придворными. Отчим сперва служил в конном полку, а когда вышел в отставку, то работал секретарем Теляковского в дирекции Императорских театров». Живя в Петербурге, Ия Григорьевна воспитывалась в Павловском институте. Война застала Ию с матерью в Германии, откуда им удалось переехать в Швейцарию, где будущая красавица парижского света училась в школе для девочек в лозаннском замке Монтшуазьен, существующем и поныне. Ия Григорьевна вспоминала: «Мама отправила меня туда учиться языкам и музыке, так как я хотела стать музыкантшей. У меня были способности к музыке. Я любила также рисовать, и многие думали, что я стану художником или артисткой. У меня было много способностей».Юная Ия из Швейцарии переехала в Париж в 1921 году, но пробыла там недолго. По семейным обстоятельствам она пыталась вернуться в Россию через Финляндию. В Финляндии она встретила голландского бизнесмена Уонгеянса, за которого вышла замуж. О своем первом муже Ия Григорьевна вспоминала так: «Он был деловым человеком, консулом Голландии в Петербурге, а после революции начал дела с Прибалтийскими странами, которые были слишком молодыми, чтобы дела шли хорошо, и он совершенно разорился». От этого неудачливого бизнесмена, изменившего фамилию на Геянс, Ия Григорьевна родила сына и дочь. Интересная деталь: сын Ии и Уонгеянса Георгий впоследствии станет известен как голливудский актёр Джордж Гейнс, которого в России лучше всего знают по роли комиссара Лассарда в комедии «Полицейская академия». В Голландии она тщетно пыталась освоить стенографию, а потом перебралась в Париж в надежде на лучшее. «Брат моего отчима Александр Иванович Вуич был секретарем принца Ольденбургского и очень заботился обо мне. Он был свободным человеком, холостяком и всю жизнь был предан своей матери. Благодаря его связям мне нашлось место у купца Второва, но его дело просуществовало лишь несколько месяцев и лопнуло. Тогда я пошла играть на рояле. В кинематографе были необходимы аккомпаниаторы, проработала я там недолго, меня в конце концов оттуда выгнали. Мой муж писал мне из Голландии, требуя, чтобы я к нему приехала и взяла сына Георгия, которого я там оставила, пока искала себе место. Я была в отчаянии, так как у меня абсолютно ничего не было. Моя мать была тогда в Париже, но приняла все это довольно холодно, так как надеялась, что я сама смогу выбраться из этого положения. Но вот однажды один русский знакомый, который, как и я, жил в Париже в гостинице, сказал мне: „У вас хорошая фигура, пойдите в салон моды, наверное, работу найдете“. Так я пошла к Жаку Дусе, а затем на Елисейские поля к сестрам Калло. Они примерили на меня пару платьев и предложили работу „манекена“ и жалованье 450 франков с завтраком. Я, конечно, обрадовалась. Мне надо было кормить сына, которого я отвезла в деревню к одной простой женщине. Работа у сестер Калло в 1922 году меня не интересовала, но нужно же с чего-то начинать. В этом доме на меня делались замечательные платья, замечательные прически.В один прекрасный день в „Калло“ пришел интересный молодой человек вместе с другими англичанами смотреть коллекцию. Когда он меня увидел, он улыбнулся и спросил, может ли он еще раз со мной встретиться. Но в доме „Калло“ было очень строго, ему отказали, сказав, что в их доме с девушками не встречаются. Два дня спустя я обедала с одним русским другом в ресторане. И, как ни странно, напротив за столом сидел сэр Роберт Абди, тот самый англичанин». Так волею судеб Ия Григорьевна познакомилась с сэром Робертом Эдвардом Абди, пятым баронетом богатого аристократического рода. Влюбившись в Ию с первого взгляда, 26-летний сэр Абди вскоре сделал ей предложение и женился на ней в июне 1923 года.«Конечно, — вспоминала леди Абди, — я была вынуждена по его просьбе оставить дом „Сестры Калло“. У нас началась бурная светская жизнь. Мужу было 27 лет, и он только что получил наследство. Его большой страстью была французская старина. Он обожал бронзу, мебель, гобелены и версальскую скульптуру. Он совсем ушел в эту жизнь, любил тратить деньги, любил красивые вещи. В конце концов это его так заинтересовало, что он решил заниматься этим профессионально и открыл антикварный магазин. Я же хотела жить в Англии, но муж обожал Париж, Версаль, бывший для него храмом красоты и идеалом его жизни. Он, например, ненавидел Венецию, считал ее и ее искусство слишком барочным. У него был свой, особенный вкус, он увлекался всем старинным и французским. Когда он нашел как-то картину Тициана, то продал ее в музей Метрополитен, нам не оставил».Семейная жизнь у четы Абди не сложилась. Сэр Роберт был занят покупкой и продажей уникального антиквариата во Франции и отправил леди Абди в кругосветное путешествие с молодой четой, директором «Дженерал электрик» Харрисоном Уильямсом и его супругой, на их яхте. Леди Абди побывала в Джибути, на Цейлоне, в Индии, Бирме, Малайзии, Сингапуре, Таиланде, во французском Индокитае, в Китае, Маньчжурии, Японии, а затем они на пароходе поплыли в Канаду. Когда же наконец леди Абди и ее друзья вернулись после более чем годового отсутствия в Париж, сэр Абди оттуда уехал. Вспоминая то время, Ия Григорьевна говорила: «Бывает же так в жизни! Я, видимо, долго отсутствовала... В 1928 году мы разошлись. Мне снова нужно было устраивать свою жизнь. У меня была репутация элегантной и довольно оригинальной женщины, я умела хорошо носить самые особенные платья». Следует заметить, что леди Абди обратила на себя большое внимание в Париже еще в 1923-1925 годах.Леди Абди в 1928 году«Я познакомилась с Полем Пуаре сразу после свадьбы, — вспоминала леди Абди. — Мое первое платье после замужества я заказала ему. Это было длинное бархатное платье с подвесками на низкой талии. Пуаре заинтересовался мной в то время, когда меня в Париже еще никто не знал».«Вог» регулярно публиковал рисованные и фотографические портреты леди Абди в самых невероятных туалетах. Июньский номер этого журнала описывает в 1925 году леди Абди в вышитом бисером вечернем платье цвета фуксии: «Леди Абди, одна из красавиц иностранного общества в Париже, одевается всегда по сугубо личному фасону. Ее вкус неоспорим и не подвержен влиянию. Она может пробудить вдохновение у создателей женских туалетов». Для журналов ее снимали лучшие фотографы, например Георгий Гойнинген-Гюне. Леди Абди могла себе позволить идти наперекор моде, носить в 1925 году, например, прямой пробор, когда мода требовали челок, маленькие шляпки без полей, открытые платья, «русские» жакеты, драпироваться в шали из золотой парчи. Особую славу принесли ей ее драгоценности — изумрудная парюра и огромный бриллиантовый солитер от «Шоме», который леди Абди носила как кулон. Элегантность и яркая индивидуальность делали ее желанной гостьей на великосветских балах и вечерах. Из русских красавиц Париж в те годы ценил больше всего титулованных дам. В высшее общество были приняты великая княгиня Мария Павловна, княгини Ирина Юсупова и Мэри Эристова, Гали Баженова, Нюся Ротванд-Муньез, леди Детердинг, а позднее княжна Натали Палей. Из огромного количества русских красавиц в Париже тех лет избранными становились немногие. Леди Абди приняла деятельное участие в проведении благотворительных вечеров в помощь русским беженцам.Известно, что и мать леди Абди Анна Ивановна Новикова-Вуич (1881-1949), имея способности в области моды, держала небольшой дом белья и моды «Анек», для которого леди Абди делала эскизы сумок-мешков. Шанель познакомилась с Ией Абди на ужине у Миси Серт. Затем Шанель отправилась в дом «Анек», которым руководили Каменская и Новикова-Вуич, смотреть вещи, созданные по замыслу леди Абди. Ия Григорьевна вспоминала: «Моя мать была очень элегантной женщиной в Петербурге, всегда одевалась в Париже, и у нее был чудесный вкус».В один прекрасный день Шанель предложила леди Абди работать в своем магазине и в ателье — вместе создавать новые модели, посулив за это большие деньги. Леди Абди вспоминала: «Если бы я знала характер Шанель, то ни за что не пошла бы к ней работать. Это была невероятно властная женщина. Я никогда ничего подобного не видела. Возможно, она даже подавляла личность, если та поддавалась ей легко. Когда она делала модели, мы вместе их обсуждали: я предлагала свои идеи, а она их принимала или нет. Для ее магазина я делала маленькие вещи — сумки- мешки, которые она скопировала у „Анек“. Мне много чего приходилось делать у Шанель, но оставалась я там только год». Как ни переменчива мода, не все красавицы 20-х годов оказались в тени, не всех ожидало быстрое забвение. В 30-40-е годы в парижском свете продолжала блистать леди Абди, о которой мы уже писали. После развода с Робертом Абди в 1928 году она, сохранив знатный титул, поступила в дом «Шанель» и считалась эталоном элегантности. Все довоенные годы ее портреты часто печатали в «Воге» и других модных изданиях, чаще всего. в платьях от больших парижских домов, в частности от «Молинё». Леди Абди вспоминала: «В „Молинё“ я не работала, а только носила его платья, которые он предлагал для моих выходов. Тогда многие дома давали свои красивые модели известным женщинам. То же случилось и с „Мейнбочером“, но, кроме домов „Сестры Калло“ и „Шанель“, я нигде не работала».1934Тем не менее слава леди Абди как арбитра элегантности росла. Ее часто приглашали на светские маскарады и вечера, которые устраивал тогда в Париже неугомонный светский жуир граф Сириль де Бомон. Одним из самых знаменитых костюмов леди Абди для одного из таких вечеров был наряд из воздушных шаров, а вместо головного убора — морская раковина. Она вспоминала об этом в беседе с автором: «Серебряную раковину я сделала сама и воздушные шары тоже придумала. Мне помогала в этом одна милая французская шляпница. С ней я сочинила и другой известный мой костюм — темно-красное платье в стиле итальянского рококо, с маленькой беленькой треуголкой и смятыми и рваными длинными лайковыми перчатками».Одним из самых верных фотографов леди Абди был барон Георгий Гойнинген-Гюне. Леди Абди рассказывала: «Жорж часто и много меня снимал. Он сравнивал меня с Гарбо. Однажды я поехала в Берлин, и публика приняла меня за Гарбо, и три дня я жить не могла. Как они мне надоедали! Писали даже в газетах. Тогда в Берлине шел фильм „Мата Хари“ с Гретой Гарбо, и наивная публика даже хотела, чтобы я вместо нее вышла на сцену, но я этого не сделала. Кроме Жоржа меня снимали также Ман Рей и Липницкий. Сесиль Битон не только меня фотографировал, но и рисовал. Кстати, меня рисовали очень многие художники: Андре Дерен сделал пять моих портретов. Меня также писал Балтюс, и на выставке в музее Метрополитен был мой портрет его работы. Во Франции меня писала Леонор Фини».Судьба леди Абди в конце 30-х — начале 40-х годов складывалась загадочно и невероятно. В самый разгар сталинского террора, в 1937 году, она впервые в жизни отправляется в Москву — поступок по меньшей мере странный для русской эмигрантки.Вот как она сама это описывала: «Я в детстве жила в Петербурге и никогда до революции в Москве не бывала. В 1937 году, незадолго до начала войны, поехала в Россию. Отец был разбит параличом и вдруг вспомнил, что у него в Париже есть дочь. Тогда я впервые увидела Москву — очень грустное зрелище! Была зима, все покрыто снегом, и мой отель „Метрополь“ находился недалеко от Кремля. По улицам ходила черная толпа, а я смотрела в окно и видела Кремль весь в снегу. Мне было очень грустно. Один венгерский журналист спросил меня: „А что же вы хотите, чтобы Москва показала вам ванные комнаты в общежитиях для рабочих или в коммунальных квартирах?“ Он намекал на бедность советских людей. Потом поездом я поехала в Петербург. Очень красивая дорога — мохнатые ели в снегу, а поезд — как в старое русское время! Самовары и чай в каждом вагоне. В каждом купе все мужчины очень приличные. В моем ехали трое очень аккуратных мужчин. Мне сказали, что женских купе не было. Эти господа всегда выходили, когда я ложилась и вставала. Странные джентльмены для советского времени!» Нам остается лишь догадываться, кто сопровождал знатную иностранку в ее путешествии по заснеженной России в 1937 году, почему ей разрешили приехать и почему опять выпустили во Францию, где ее знали слишком многие и она сама знала слишком многих.В 1936 году леди Абди, одаренная и артистичная от природы, дебютировала на сцене. Она участвовала в спектакле «Царь Эдип», где была одета в необыкновенный костюм от «Шанель». Леди Абди сыграла также главную роль в пьесе «Сенсо» Сувчинского в театре «Фоли-Ваграм». Она вспоминала: «Был тогда талантливый русский — Сувчинский. Он считал, что во мне есть театральность и что со мной можно было поставить какой-нибудь зрелищный спектакль. Сюжет „Сенсо“ из XV-XVII веков — это история отца, изнасиловавшего свою дочь, которая его затем убивает. Это было поставлено очень красиво, костюмы были чудные. У публики мы успеха не имели, но имели большой успех у специалистов».Леди Абди так никогда больше замуж не вышла. Она говорила: «После развода с Абди я могла выйти замуж много раз, но все сомневалась, а потом прошло время. Свободной быть тоже хорошо!»Леди Абди обладала финансовой независимостью, после развода у нее оставался знаменитый бриллиант — больше 20 каратов — от «Шоме». Заложенный в банк, он давал крупные проценты долгое время. Были у нее и другие первоклассные драгоценности. В Париже леди Абди жила на широкую ногу и в богатых кварталах: сначала в доме 22 на набережной Бурбон, а потом недалеко от гостиницы «Ритц» на Вандомской площади в квартире, обставленной с необыкновенным вкусом.Она вспоминала: «В моих парижских апартаментах определенного стиля не было, а только вещи, которые я любила. На набережной Бурбон мой интерьер больше подходил к острову Сен-Луи, а на Вандомской площади, где я жила уже перед самым началом войны, был совсем другой: длинное окно и роскошный вид на Вандомскую колонну. Стены украшали старинные лаковые панно, которые я купила в свое время в Пекине. Я вообще любила старинные вещи, просто болела их коллекционированием. Моя мать и ее сестра Ольга были коллекционерами. Они это переняли от своего отца, моего деда. Он обожал искусство, и его имение Раёк было замечательно! Такая красота! Дед был таким же эстетом, как Дягилев. Мама собирала старинное русское серебро и мебель, тетка — тоже. У нее была, например, кровать, принадлежавшая Екатерине Великой. Откуда она достала — не знаю. Да, они были одержимыми!»В своих апартаментах леди Абди принимала весь светский Париж. Среди ее друзей были Жан Кокто, Серж Лифарь, Татьяна Рябушинская, княжна Надежда Щербатова и княгиня Ильинская, жена великого князя Дмитрия Павловича Романова, княжна Натали Палей, князь Феликс Юсупов, Мися Серт, князья Мдивани и Мещерский, Нимет Элой Бей и многие другие знаменитости 30-х годов. Как же одевалась леди Абди и в чем был секрет ее элегантности? Высокая, статная голубоглазая блондинка с прекрасной осанкой и гордым лицом, она знала себе цену.Обладательница безупречного вкуса, леди Абди была строга в выборе цвета. Сохранившая свою легендарную красоту до 95-летнего возраста, она рассказывала: «Для платьев я люблю красный цвет, голубой — к моим глазам. Лиловый и все его оттенки — красно-лилово-синие. Есть такие оттенки, которые трудно передать словами. Теперь мне 95 лет, и я решила больше не модничать. Ведь кругом такие провинциалы!»В 30-е годы леди Абди связала свою судьбу с итальянцем, представителем правительства Муссолини, неким Энзио. Обвиненная в шпионаже в пользу Италии, она была арестована, а после оккупации Парижа немцами выслана в Виши. «Если это спасет Францию, я еду в Виши», — комментировала леди Абди. Ее поклонник был отозван в Рим и заменен другим представителем. Из Виши, несмотря на военные действия, леди Абди перебирается в Англию. Здесь она была мобилизована, так как по паспорту считалась англичанкой, и служила переводчицей в английской армии.Она была незаменима на переговорах, так как свободно говорила по-французски, по-русски и по-немецки. В конце войны леди Абди тесно сотрудничала с советской миссией по репатриации русских пленных вместе с неким полковником Летуновым, в которого влюблялись все женщины. Вернувшись в Париж после демобилизации, леди Абди занималась переводами в Институте Пастера. Но, вероятно, ее связи с военными кругами Италии, США, СССР, Франции и Англии сделали ее дальнейшее пребывание в Париже невозможным. По делам леди Абди уехала из Франции в Нью- Йорк, решив некоторое время в Париж не возвращаться. Из Нью-Йорка переселилась в Мексику и влюбилась в эту страну. Она вспоминала: «Мексика мне „испортила“ вкус — после нее даже Париж показался не тем». В Мексике леди Абди познакомилась и сблизилась с другой эмигранткой — знаменитой польской художницей Тамарой Лемпицкой. О ней леди Абди вспоминала: «Тамара была тогда баронессой, замужем за венгерским бароном. Там же, в Мексике, она и умерла. Перед смертью попросила, чтобы ее пепел был развеян над большим вулканом, по дороге в Акапулько».Вернувшись из Мексики во Францию лишь в 70-е годы, леди Абди выбрала городок Рокебрюн на юге Франции — место уединения многих аристократов. Изредка она наведывалась в Париж, где встречалась с художественным редактором журнала «Вог» Александром Либерманом и Татьяной Яковлевой. Ее сын и дочь жили все это время в Калифорнии. Долгая жизнь леди Абди закончилась в больнице дома для престарелых в Канно, близ Ниццы, осенью 1992 года.По книге Александра Васильева «Красота в изгнании»

Выбор редакции
27 января, 16:55

Why Ikea's flatpack refugee shelter won design of the year

Ikea’s solar-powered Better Shelter lasts six times longer than a typical emergency tent and has already changed the lives of thousands of refugees around the worldWhen Hind and Saffa Hameed arrived at the Al Jamea’a refugee camp in Baghdad in 2015, having been hounded from their home in Ramadi by Islamic State militants, they had never been so glad to see an Ikea product. It wasn’t a Billy bookcase or Malm bed – but an entire flat-pack refugee shelter. The Swedish furniture giant’s innovation has just been crowned Beazley design of the year 2016 by London’s Design Museum.“If you compare life in the tents and life in these shelters, it’s a thousand times better,” Saffa, 34, told UNHCR, the UN’s refugee agency. “The tents are like a piece of clothing and they would always move. We lived without any privacy. It was so difficult.” Continue reading...

11 декабря 2015, 13:40

Африка - колония или стратегический партнер Китая?

Во время Китайско-африканского саммита в Йоханнесбурге китайский лидер Си Цзиньпин предложил следующее: китайско-африканские отношения должны быть переведены в новую плоскость - всестороннее стратегическое партнерство.

07 июня 2014, 08:01

Пиратство в Аденском заливе как операция прикрытия

2013-11-13  Недавний доклад, представленный Всемирным банком, ООН и Интерполом, свидетельствует о том, что сомалийские пираты за последние десять лет стали влиятельной международной корпорацией. Выводы международных экспертов прозвучали для широкой общественности как гром среди ясного неба. В нашем представлении сомалийские пираты – это вконец обедневшие люди, которые на фоне непрекращающейся гражданской войны и фактического распада государства взяли в руки старые «калаши» китайского производства, чтобы как-то прокормить свои семьи; этакие «робин-гуды» Аденского залива, смело спешащие в своих утлых суденышках наперерез огромным морским судам, везущим остродефицитные товары для и так зажравшихся граждан благополучного Запада. По большому счету, сомалийским гражданам действительно не приходится выбирать. Они могут либо участвовать в войне на стороне одного из местных кланов, либо заниматься морским разбоем, либо медленно умирать с голоду, поскольку конвои с гуманитарной помощью вряд ли доберутся до их улицы. Но всякому здравомыслящему человеку понятно, что «робин-гудство» в Аденском заливе если и было, то уже давно иссякло. Всякая криминальная деятельность рано или поздно попадает под контроль мафии, становится организованной. Так произошло и в Сомали. Сегодня местное пиратство является хорошо организованным и отлаженным бизнесом. В пользу этого утверждения говорят установленные факты международного транзита денежных средств, поступающих в качестве выкупа за захваченные пиратами суда, грузы и членов судовых команд, а также — транзита некоторых категорий грузов, бесследно исчезающих с судов в водах Аденского залива. Собственно, недавний доклад Всемирного банка, ООН и Интерпола является лишним подтверждением тому, что Искать причину пиратства только в социальных причинах и внутренних проблемах Сомали – глубокое заблуждение. По данным международных экспертов, сомалийские пираты и их коллеги с Африканского Рога получили за последние семь лет около 400 миллионов долларов за счет финансирования рабства, торговли оружием, наркотиками и легализации этих средств через бизнес-инвестиции. Впрочем, некоторые специалисты отмечают, что говорить в этом случае о конкретных суммах было бы слишком самонадеянно. Говорит председатель Российского профессионального союза моряков Юрий Сухоруков: «Эта цифра является оценочной. Она никем не подтверждена и подтверждена быть не может. Потому что информация такого рода проступает от самих пиратов. Для них получаемые суммы — повод для гордости. На самом деле проверить их сложно. Как правило, судовладельцы скрывают истинные размеры выкупов. Потому что не хотят провоцировать других пиратов на увеличение сумм выкупов. Говорить можно о ста миллионах, о сорока, о четырехстах, и даже о миллиарде. Какая бы сумма ни была, львиная доля уходит истинным организаторам, которые стоят за спиной небольших пиратских группировок». Эксперты говорят, что деньги за выкуп судов, грузов и заложников в пиратских операциях всегда получает третья сторона-нерезидент. Эти люди живут на Западе и являются респектабельными бизнесменами. Затем какая-то часть денег поступает самим пиратам. Но какая и поступает ли вообще – неизвестно. Не исключено, полагает доктор политических наук Андрей Манойло, что им платят из других фондов, а «выкупные» деньги в реальности имеют иное целевое назначение и иных адресатов. Другими словами, здесь можно заподозрить одну из схем финансирования международного терроризма. По крайней мере некоторые из пиратских главарей связаны тесными узами с местными ячейками «Аль-Каиды» и других джихадистских организаций. Вообще, глядя на воинственно настроенных, но одетых в обноски пиратов, сложно представить себе, что каждый из них, по идее, получает за операцию около 10 тысяч долларов при среднем размере выкупа в несколько миллионов. И если бы пиратство преследовало лишь цель финансирования гражданской войны, то ситуация в Сомали уже давно должна была кардинальным образом измениться (не важно, в какую сторону). Однако этого не происходит. Следовательно, добытые ресурсы уходят из страны. На это обращает внимание эксперт по полуострову Африканский Рог и Африканскому континенту Мохамед Саид. По его мнению, 70 % всех денег остаётся в Лондоне. Остальные 30 % отправляют в Дубай, а оттуда уже в Сомали, куда доходит лишь 10 % от первоначальной суммы. Так что сами пираты или синдикат, на который они работают, не получают колоссальной прибыли. Деньги оседают в сфере банковского дела, безопасности и страхования на Западе, считает Мохамед Саид: «Доходы в сферах банковского дела, безопасности и страхования увеличились в три раза за последние пять лет в связи с пиратством на Африканском Роге. И это далеко не совпадение. Всего пару лет назад пираты получали около $6 миллиардов. Теперь эта сумма составляет $400 миллионов. Цифры существенно разнятся, и мы не знаем, какая из них отражает действительность. Но одно мы знаем наверняка – жители Сомали этих денег не получают. Эти деньги оказываются в руках преступников, но уж никак не сомалийских общин. Что касается пиратства, то это занятие стало доходным бизнесом не только для стран, расположенных на полуострове Африканский Рог, но и для таких государств, как Кения, Сейшелы или Джибути. По нашим данным, Кения получила от пиратства около сотни миллионов долларов за последние два года. Схожая ситуация наблюдается и с Сейшелами. На мой взгляд, можно искоренить данную проблему, если инвестировать полученные средства в органы юстиции, правопорядка или в развитие экономики. Решить эту проблему, направляя деньги иностранным компаниям, которые затем будут подсчитывать прибыль в Лондоне, нельзя». По оценкам Всемирного банка, пиратство обходится мировой экономике в 18 миллиардов долларов в год с постоянно увеличивающимися торговыми издержками. При этом финансирование пиратских налетов остается вполне доступным: самые простые стоят несколько сотен долларов, а большие экспедиции с участием нескольких судов обойдутся где-то в 30-40 тысяч. Как отмечают эксперты, типичная пиратская операция имеет от трех до пяти инвесторов. Некоторые финансисты, особенно в сомалийской диаспоре, имеют мало наличности внутри Сомали, но владеют значительными финансовыми ресурсами за рубежом и пользуются отмыванием денег, чтобы отправить средства на свою многострадальную родину. В общем, финансисты находятся в центре сети пиратства. Забирая в среднем около половины общего выкупа, они являются основными бенефициарами этой деятельности. А что касается самих исполнителей, то они часто довольствуются тем, что найдут на корабле. Говорит руководитель Центра морского права, главный научный сотрудник Института государства и права РАН Василий Гуцуляк: «Как правило, основная добыча – это каюта капитана и капитанский сейф с валютой. А что касается дохода, то он идет за счет выкупа наличными через посредников. На дальнейшее расширение преступной деятельности. В первую очередь на закупку современного оружия. Потом на закупку быстроходных катеров и на другие нужды» Интересно, что некоторые пираты меняют квалификацию. Сегодня они предлагают свои услуги потенциальным и фактическим жертвам пиратства, например, в качестве консультантов и переговорщиков. Но бизнес на таком уровне, конечно, не может быть интересным для крупных игроков. У них значительно выше ставки и масштабы. Доктор политических наук Андрей Манойло вспоминает историю захваченного пиратами украинского транспорта «Фаина». В его трюмах находились танки и зенитные комплексы. Ни один пропавший танк не был затем использован сомалийскими полевыми командирами в боевых столкновениях с соперниками. Следовательно, все вооружение было переправлено другим потребителям за пределы страны, причем переправлено организованно. Есть даже мнение, что сомалийские пираты целенаправленно охотятся за крупными партиями оружия и военной техники, которые невозможно реализовать внутри страны, выполняя чей-то заказ. Вопрос в том – чей. И ясно, что этот кто-то дает пиратам наводки, какое судно грабить, а к какому лучше не подступаться. Такая положение дел позволяет предполагать, что Аденский залив является важным звеном в большой геополитической игре, а само пиратство – оригинальная операция прикрытия, обеспечивающая почти идеальную легенду для подковерных сделок сильных мира сего http://masterok.livejournal.com/1473115.html http://rus.ruvr.ru/2013_11_12/Piratstvo-v-Adenskom-zalive-kak-operacija-prikritija-6986/ 

18 ноября 2012, 13:39

Иисус как шумерский лугаль

Оригинал взят у nnils в Иисус как шумерский лугальОригинал взят у ozz_white_wolf в Иисус как шумерский лугальЗнакомясь с исследованиями по раннединастической культуре шумеров, и в частности с проблематикой избрания лугаля (вождь, царь) напрашивается не совсем явная, но любопытная аналогия с некоторыми евангельскими событиями и представлениями о Иисусе.   «В самом начале шумерской государственности, - читаем мы в книге В.В. Емельянова «Древний Шумер. Очерки культуры», - царя выбирали в священном Ниппуре посредством сложных магических процедур, механизм которых нам неизвестен... В целях объяснения выбора богов избранный царь утверждает, что еще при рождении все боги Шумера наградили его различными достоинствами, так что к моменту священного выбора он уже был готов к выполнению своей миссии». А вот что описывается в Евангелии от Матфея:Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. (3:13)Воды реки Иордан почитались у иудеев священными.Читаем далее у Матфея:Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли    приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда Иоанн допускает Его. (3:14-15)Здесь, возможно, Иисус говорит о том, что он уже готов к  выполнению своей миссии и должна исполниться его судьба, что перекликается и с шумерской традицией.У шумеров присутствовало такое понятие как судьба царя (нам-лугаль), которая изначально уготована богами для будущего правителя. Вероятно Иисус в словах «исполнить всякую правду» подразумевал, что пришел исполнить волю богов и ввериться предназначенной ему судьбе. В поисках параллели между шумерским ритуалом интронизации (лугаль утверждает, что еще при рождении был награжден богами многими достоинствами) и евангельским текстом о призвании Иисуса мы находим ответ на поверхности.  В Евангелии от Луки Ангел восхваляет еще не появившегося на свет царя Иисуса:И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус.Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца (1:31-33)Здесь не сам Иисус возглашает о своих привилегиях на царский трон, но все же данный мотив, думается, тождественен  с обращением внимания на свои достоинства еще не принявшего в царский сан шумерского вождя. Кстати говоря, несколько позднее шумерские лугали  также стали причислять себя к отпрыскам богов.  Читаем далее у В.В. Емельянова: «В царских надписях нередки упоминания о руке бога, выхватившей этого человека (будущего царя – прим. Ozz) из необозримого множества граждан Шумера». Так в одном из основных источников по истории и идеологии раннединастического Шумера (конусы В и С Урукагины) описывается выбор будущего лугаля:«Когда бог Нингирсу, герой Энлиля, Урукагине царственность города Лагаша вручил из 36 000 человек за руку его взял, прежнее положение вещей он (Урукагина) установил. Слову своего царя, которое Нингирсу ему сказал, он внял» (Перевод  со старошумерского Ю.Б. Гавриловой).Похожий эпизод происходит и с Иисусом, правда вместо руки бога в евангелиях на Христа нисходит дух божий в виде голубя, а также слышится голос с небес:И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, — и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него.И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение. (Мф 3:16-17)Таким образом, в избрании лугаля и в эпизоде с крещением Иисуса можно усмотреть сходные типологические черты. Сходства эти вполне объяснимы древней общинной традицией выдвижения из своей среды лидера, и придания данному выдвижению статуса божественного предопределения. Следует думать, что эта традиция и была воспроизведена в евангельском тексте.  Миссия шумерского лугаля и галилеянина Иисуса, если их упростить также видится в едином контексте.«Миссии шумерских правителей не отличались разнообразием: либо это война с соседним городом за возвращение незаконно занятой земли, либо восстановление старого храма, либо проведение законодательного акта». (В.В. Емельянов «Древний Шумер. Очерки культуры»)  Если прямых указаний в евангельских текстах на то, что задача Иисуса состояла в ведении войны против врага (очевидно римлян) обнаружить не удастся, то вопрос с другими направлениями его деятельности разрешается относительно легко. Находясь в иерусалимском храме, Иисус выгоняет торговцев (продававших там ритуальных животных на законных основаниях):И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул.И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли. (Ин 2:15-16)На это Иудеи сказали: каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать?Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его.На это сказали Иудеи: сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его? (Ин 2:18-20)Получается, что Иисус на правах царя как и шумерский градоправитель раннединастического периода заявляет о восстановлении храма в его истинном предназначении как доме бога (кстати, «дом» и «храм» слова тождественные в шумерском языке). Также подобно шумерскому лугалю Иисус дает миру новый закон: «Заповедь новую даю вам».   Если же приведенные паралелли показались малоубедительными, перейдем к более общим аналогиям в учении Иисуса и шумерском мировоззрении.  Одна из основных категорий шумерского менталитета ама-ги - «возвращение к матери», означающее как бы сброс, очищение времени, возвращение к началу начал - утробе матери, выражаясь фигурально. Поэтому шумерские лугали, избираемые в новогодние праздники, противопоставляли свое правление прежнему времени (Иисус противопостоавлял Царство божие власти князя мира сего). Так известный нам уже Урукагина называет свои реформы нам-тар-ра уд-бит-та - «прежнее определение судеб». Его предшественник Энментена также в начале своего правления воспользовался идеологией ама-ги. То есть в царствование  Энментены как и Урукагины происходит возобновление времени движущегося по кругу.  Не таковы ли представления Иисуса о  грядущем Царстве небесном?  Не призывает ли Иисус человека вернуться к Отцу Небесному (у шумеров это возвращение к матери, что в принципе не отменяет сходства) в притче о блудном сыне, отречься от старого мироустройства, полностью обновившись войти в новое царство? О чем  явствуют некоторые евангельские фрагменты:А другому сказал: следуй за Мною. Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего.Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие.Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими.Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия  (Лк 9:59-62)Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царствие небесное  (Мф 18:3)  Иисус проповедует очищение и кардинальный разрыв со старым миром для возвращения людей в изначальное время, к изначальному замыслу бога о человеке. Отличие ама-ги от христианского хилиазма лишь в том, что в шумерском мировозрении процесс возвращения к божественному порядку и ухода от оного цикличен.   Выводы из представленных выше аналогий могут представлять собой два следствия:1.     В истории с крещением и миссией Иисуса просматривается влияние традиции общины (имевшей место в Шумере и ряде других древних цивилизаций) акта выборов вождя с последующим закреплением такого акта волей богов. Хотя возможно и неправомерно говорить о прямом наследовании древнеобщинной календарно-ритуальной идеологии евангельским Иисусом.2.     Схожесть в идейном наполнении миссии шумерского царя и «царя иудейского» при достаточно смелом предположении, свидетельствует о иных ментально-культурных источниках мифа о Иисусе.