• Теги
    • избранные теги
    • Люди2398
      • Показать ещё
      Страны / Регионы732
      • Показать ещё
      Международные организации109
      • Показать ещё
      Издания244
      • Показать ещё
      Компании716
      • Показать ещё
      Разное725
      • Показать ещё
      Формат38
      Показатели48
      • Показать ещё
28 марта, 19:57

Trump won’t throw first pitch on Nationals opening day

President Donald Trump will not throw the ceremonial first pitch at the Washington Nationals opening day Monday, the team told reporters Tuesday. POLITICO Playbook reported Tuesday morning that Trump was in talks to throw the first pitch as the Nationals take on the Miami Marlins in Washington. But the White House said Trump has a “scheduling conflict” that makes him unavailable, the Washington Examiner reported. Every president since William Howard Taft in 1910, with the exception of Jimmy Carter, has thrown out a first pitch on opening day at some point during their presidency. President Barack Obama threw the first pitch at Nationals Park on opening day 2010.

Выбор редакции
28 марта, 17:02

Dow jumps 151 points, breaking 8-day losing streak

The Dow is on pace to avoid suffering its longest slump since Jimmy Carter was in the White House.

Выбор редакции
28 марта, 17:02

Dow jumps 151 points, breaking 8-day losing streak

The Dow managed to avoid suffering its longest slump since Jimmy Carter was in the White House.

28 марта, 11:07

Политика: «Мы можем ответить только за себя, за наш народ, за наше государство»

«Факт существования всех этих каналов координации между нашими военными ведомствами уже известен. Вникать в детали для широкой публики нет смысла. Это может только повредить. Мы вполне довольны существованием такого канала и оперативным уровнем работы в нем», – сказал в интервью газете ВЗГЛЯД чрезвычайный и полномочный посол Государства Израиль в России Гарри Корен. Ближний Восток, оставаясь уже которое десятилетие одним из ключевых геополитических узлов планеты, в настоящее время переживает масштабную трансформацию. Происходит перестройка практически всей системы отношений, которая казалась незыблемой со времен холодной войны. Особое место по понятным причинам в этой системе занимает Израиль. Для России эта страна представляет повышенный интерес в настоящее время, поскольку в двусторонних отношениях между государствами происходят масштабные процессы, причем существенная их часть скрыта от глаз публики, тем самым подогревая дополнительное внимание. Каким видит Израиль свое место на Ближнем Востоке и в целом в мировой политической системе, как еврейское государство стремится выстраивать отношения с соседями и великими державами, как в России обстоит дело с антисемитизмом, по мнению Израиля. На вопросы газеты ВЗГЛЯД ответил чрезвычайный и полномочный посол Государства Израиль в России Гарри Корен. ВЗГЛЯД: Господин посол, известно, что предыдущая администрация США была настроена не очень дружелюбно в отношении Израиля. Одновременно эти же годы стали периодом существенного улучшения российско-израильских отношений. Сейчас в Белый дом пришел Дональд Трамп, который известен своей радикально произраильской позицией. Может ли это, на ваш взгляд, каким-то образом увеличить дистанцию в российско-израильских отношениях, ухудшить их? Гарри Корен: Все относительно. Как известно, отношения Израиля и США крепкие и долгие, определяются соглашением о стратегическом партнерстве и постоянным ростом двустороннего сотрудничества. В целом и главном это остается действительным и полезным всегда, даже если мы в тех или иных темах не соглашаемся с нашими друзьями. Скажем, во времена нелегкого для нас периода президентства Джимми Картера было заключено мирное соглашение между Израилем и Египтом. А в прошлом году, при Бараке Обаме, было заключено самое большое соглашение в оборонной области между США и Государством Израиль. Конечно, есть основания полагать, что в пору новой администрации президента Дональда Трампа США и Израиль станут еще большими друзьями. Состоялся, по нашей оценке, отличный визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Вашингтон, первая встреча с новым президентом Трампом. Только что произошло назначение нового американского посла в Израиль. Мы надеемся, что как минимум его резиденция будет в Иерусалиме, а может быть, и посольство США переедет. Это будет очень позитивным сигналом. Позиция России в этом вопросе нам известна, и мы только питаем надежду... Как и в случае с другими дружественными странами, которые понимают, что Иерусалим – и святыня всех монотеистических религий, и главный город в традиции еврейского народа от библейской эпохи до наших дней, и столица современного Государства Израиль. Ведь по факту официальные делегации всех стран приезжают к нам в Иерусалим на встречи с премьер-министром, президентом, депутатами кнессета, правительством Израиля, на международные конференции и другие мероприятия. Важно подчеркнуть, что в настоящее время отношения Израиля и России достигли высокого уровня и год от года становятся все более прочными и тесными, развиваясь в русле партнерства, взаимного понимания и уважения. Масштаб праздничных событий, которыми отмечалось в прошлом году 25-летие возобновления дипломатических отношений между нашими странами, показывает, насколько они хороши. Конечно же, сотрудничество Израиля и России позитивно влияет на сложные процессы, которые происходят на Ближнем Востоке. Думаю, не стоит искать в них (в отношениях Израиля с США и Россией – прим. ВЗГЛЯД) какую-то прямую связь. Израиль – страна, которая старается иметь хорошие отношения со всеми, быть друзьями со всеми. Не все хотят с нами дружить, но и среди людей такое бывает. Мы хотели бы жить в мире со всеми нашими соседями на Ближнем Востоке. Наше сотрудничество с США и с Россией, то, как оно складывается, – это не взаимоисключающие вещи, это две составные наших стратегических отношений. Не менее важны для Израиля отношения со странами Евросоюза и многими другими в разных частях света. Вы, наверное, обратили внимание, что недавно прошел государственный визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Китай и наш президент Реувен Ривлин побывал во Вьетнаме. Израиль заинтересован в развитии торгово-экономического сотрудничества с Китаем и Вьетнамом. ВЗГЛЯД: Фактически мы унаследовали со времен холодной войны геополитическую конфигурацию, в которой США занимали произраильскую позицию, а СССР (и затем Россия) – пропалестинскую. Эта система сейчас расшатывается. Россия очень активно налаживает отношения с Израилем, сохраняя по максимуму свои связи в арабском мире. У предыдущей администрации США были не очень дружественные Израилю шаги. То есть идет расшатывание системы, которой уже несколько десятилетий. Израиль видит этот процесс позитивным или негативным? Г. К.: С точки зрения философской и исторической все позитивно. Советский Союз, как известно, поддержал создание Государства Израиль, и в этом был его очень позитивный исторический вклад. Российские коллеги нам не раз говорили, что Советским Союзом была допущена стратегическая ошибка, когда были прерваны отношения с Израилем. Там были свои соображения, свои интересы: холодная война, то, как смотрели на еврейское государство, на евреев в те времена. Сегодня ситуация на Ближнем Востоке непростая. Всем странам интересен экономический потенциал региона, и всех беспокоит его нестабильность. Нынешние хаотические процессы – конфликт, гражданская война, использование химического оружия, большая волна беженцев – создает для мирового сообщества серьезные вызовы. Для нас есть два важных момента (будь то Россия, будь то иные игроки, которые проявляют повышенный интерес к Ближнему Востоку) в вопросе палестино-израильского урегулирования. Самое главное, что Россия, в отличие от прежних времен, значительно лучше нас понимает и потому может играть гораздо более позитивную роль. Мы это видим по определенным позициям с российской стороны, которые говорят о конкретном предпочтении прямых переговоров между Израилем и палестинцами без предварительных условий, кстати, в отличие от прошлого и в отличие от инициатив других сторон. Помните, Советский Союз предлагал международную конференцию для решения конфликта на Ближнем Востоке. Слава Богу, отошли от этой идеи так называемого международного диктата. Я затрагиваю эту тему, потому что палестинцы все пытаются добиться прорыва через международную конференцию или резолюцию Совета Безопасности ООН, которая создаст какое-то рамочное соглашение между нами. В общем, это идея того же международного диктата. Этого не может быть и не будет. Кстати, Россия это тоже поняла. Мы это ценим. Мы стараемся понять интересы всех международных игроков, тем более такого масштаба, как наши российские партнеры. Хочу добавить по поводу «волшебных» формул, которые развивали в прежние времена не только здесь, но и на Западе. О том, что якобы, как только палестинцы и израильтяне сядут за стол переговоров и будет подписано соглашение, то сразу же настанет мир на всем Ближнем Востоке и люди будут жить как в библейские времена. Это, конечно, из области мифологии: что Израиль подпишет соглашение с палестинцами и сразу настанет мир в Сирии, Йемене, Ливии и т. д. Мы все больше убеждаемся, что наши друзья, включая Россию, прекрасно понимают это. ВЗГЛЯД: Следующий вопрос касается Сирии. На ваш взгляд, насколько эффективно взаимодействие между Генштабами России и Израиля, потому что ситуация там действительно непростая. Нельзя не затронуть совершенно свежую тему, связанную с ударами Израиля по сирийской территории. Г. К.: (Улыбаясь.) Я не знаю, о чем вы говорите. ВЗГЛЯД: Складывается ощущение, что есть некие неафишируемые договоренности между Израилем и Россией в военной сфере. Г. К.: Ну и хорошо, что есть. ВЗГЛЯД: Премьер-министр Израиля во время визита в Китай сделал заявление, которое также намекает на некие договоренности между ним и президентом России. В то же время вас приглашали в российский МИД по поводу израильских ударов по сирийской территории. Как, на ваш взгляд, может ли все происходящее в Сирии повредить российско-израильским отношениям или там все-таки идет некая игра, в которой каждый играет свою роль? Г. К.: Факт существования всех этих каналов координации между нашими военными ведомствами уже известен. Вникать в детали для широкой публики нет смысла. Это может только повредить. Мы вполне довольны существованием такого канала и оперативным уровнем работы в нем. Бывают разногласия. В принципиальном порядке – не тактические вещи, а принципиальные – тот факт, что в Сирии на стороне режима воюют Иран и «Хезболла», противоречит нашим интересам. Потому что позиция «Хезболлы» и Ирана критически негативна в отношении Израиля. Эта страна и террористическая организация призывают к уничтожению Израиля. На парадах в Тегеране на военной технике даже написано на иврите, куда будут нацелены эти ракеты. Это первое насчет разногласий. Второе, мы нашу позицию никогда не скрывали, и мне кажется, Биньямин Нетаньяху только еще раз подчеркнул, каковы наши красные линии и что и в будущем мы не будем ограничивать свободу своих действий, почувствовав, что есть какая-то угроза нашей национальной безопасности со стороны «Хезболлы» или Ирана. Иногда в прессе описываются некие операции, которые якобы проводятся Израилем, но больше тут добавить нечего. Опять-таки подчеркиваю, очень хорошо, что существует такой механизм координации между нашими военными ведомствами. Он полезен обеим сторонам. ВЗГЛЯД: Господин Корен, вы работаете послом в России два с половиной месяца. Каковы ваши впечатления от работы с коллегами в российском МИДе? Г. К.: Профессионалы высшего класса. Люди, с которыми мы знакомы много лет. Все на самом деле большие специалисты по Ближнему Востоку. Многие служили и в Израиле, и в арабском мире. Так что это, конечно, большой плюс российской внешней политики. Ценим и уважаем их. Очень приятно видеть людей, которые довольно тонко разбираются в вопросе. ВЗГЛЯД: Мы наблюдаем, как Ближний Восток захлестывает кровавое цунами. На ваш взгляд, у Ближнего Востока есть хотя бы какие-то надежды на относительно благополучный исход в обозримом будущем? Г. К.: Мы можем ответить только за себя, за наш народ, за наше государство. Мы не теряли надежду в самые страшные, самые тяжелые для нас времена – и в диаспоре, и тем более у себя на родине в Израиле. Были и в нашем государстве пессимисты, которые говорили, что нас уничтожат пять арабских армий, семь арабских армий. Говорить за арабов немножко сложно, больно за них – великая нация. У Израиля нет ничего в отношении ислама, кроме глубокого уважения. У нас последнее время появляется все больше понимания с нашими соседями, которые опять-таки знают нас гораздо лучше, чем другие страны. Они понимают корень проблем палестино-израильского конфликта, хотя они, конечно, как собратья палестинцев хотели бы, чтобы те имели свое государство. Но мы все лучше находим с ними общий язык. Существуют ситуации стабильной предсказуемости того, что происходит на Ближнем Востоке. Это иногда самое важное. Мы хотели бы, чтобы наши соседи жили в мире. Мы хотели бы, чтобы наши соседи при выборе политического режима для себя предпочли такой же путь, что и мы. Мы бы хотели, чтобы граждане их стран преуспевали, как и у нас, потому что начинали мы из одной и той же точки в конце 1940-х годов. Могут говорить: легко сказать, у вас маленькая страна и т. д. Но опять-таки мы можем только выразить надежду и готовность помочь. Наши руководители не раз предлагали переговоры не только в плане «давайте сядем и достигнем мира с палестинцами», а в плане той пользы, которую Израиль может принести арабскому миру. Потому что Израиль не только бастион демократии, но и очаг науки, технологий и инноваций. Из-за существующей ситуации, которую нам навязали и которую мы не выбирали, мы все свои торгово-экономические и научно-технические связи ведем вне Ближнего Востока. А только подумать, какая польза может быть тем же сирийцам, иорданцам, не говоря уже про египтян. Израиль может позитивно преобразить Ближний Восток, если наши соседи согласятся. Ваш вопрос, наверное, вам надо задавать послам тех стран: почему это у вас не происходит? В чем проблема? Не можете же вы во всем обвинять Израиль и конфликт? Израиль щедро делится технологиями опреснения воды, которые у нас передовые. Оказывает медицинскую помощь гражданам соседних стран, не говоря уже о Палестинской автономии. Был у нас великий человек, один из президентов – Шимон Перес, который написал книгу и проводил конференцию по этой теме. Мы готовы к гораздо большему, чем сиюминутный мир с палестинцами, – к тому, как преобразить Ближний Восток, чтобы он вписался лучше в мировую экономику, чтобы он стал очагом стабильности, а не террора и бедности. Существуют неофициальные связи. Многие арабские страны говорят: «Нет, мы не признаем Израиль» – но можно посетить их и увидеть многие израильские технологии и продукцию, потому что они понимают, что в действительности лучше и выгоднее. ВЗГЛЯД: И последний вопрос. В одном из интервью вы упомянули, что в России уровень антисемитизма ниже, чем в некоторых странах Западной Европы. На чем основывается ваша оценка? И есть ли, на ваш взгляд, предпосылки к дальнейшему улучшению ситуации в России в этом отношении? Г. К.: Почти во всех странах Европы, включая Россию, проходят социологические, научные исследования (на данную тему – прим. ВЗГЛЯД). Также я могу сослаться на еврейские организации, они считают, что тенденция позитивна, и это очень хорошо. Тем более что в советские времена был государственно поощряемый антисемитизм. Все это исчезло, слава Богу. Конечно, бывают иногда и негативные исключения. Второй позитивный фактор – это позиция руководства. Она очень хорошая, правильная. Это слышишь из уст и раввинов, и руководителей еврейских светских организаций, что российское руководство очень позитивно относится к общению с ними. Мы это видим. На наших глазах происходит расцвет еврейской жизни, открываются институты, синагоги, детские сады, можно купить кошерную еду. Для тех, кто хочет вести религиозный образ жизни, как и для других россиян (православных и т. д.), такая возможность существует. России есть чем гордиться. В отличие от некоторых стран Западной Европы и даже, к сожалению, США, где проявляется антисемитизм – и радикально правые партии, и некоторые мусульманские общины ведут себя негативно по отношению к евреям. Хотя в других странах мы видим братство и сотрудничество между общинами евреев и мусульман. Если опять-таки подвести итог в отношении России, то я бы сказал, что ситуация не полностью прекрасна, но позитива все больше и больше. ВЗГЛЯД: Спасибо большое. Теги:  Ближний Восток, Израиль, интервью, Россия и Израиль

28 марта, 00:01

The Three Lame Stories the Press Writes About Every President

As if powered by a celestial mainspring, the press publishes the same three basic stories about every new presidential administration. Usually up first in their rotation is a breathless beat-sweetener about the incoming vice president. Thanks to his unusual closeness to the boss, chin-stroking reporters and commentators write, the new veep is the most powerful in history. Typically, this story contains more sugar than a big bowl of Lucky Charms: If you were to read a couple of them in one sitting you might well fall into diabetic shock. Mike Pence has already been appraised in such a manner—see CBS News, USA Today, USA Today again, CNN, and the Spectator. Hedging the veep assertion—which is not much different than asserting it—was the Washington Post. “Pence’s influence will hinge not so much on his background and relationships but his job performance,” wrote Joel Goldstein. No kidding!?The second inevitable wave of stories claims that the administration is “rebooting.” If it’s true that administrations “hit the ground running,” then it follows that all stumble and fall on their fat asses. By cloaking an administration’s desperate do-overs as reboots, the press provides camouflage for incompetents in power. Right now, every soul in the Trump administration is hitting the virtual reset button in their heads in a desperate attempt to recover from the travel ban order disaster and the Obamacare repeal crackup. As if attempting to set some sort of journalistic record, a Washington Post headline had Donald Trump rebooting just three days after his inauguration. Elsewhere on the Trump rebooting front has been a reboot of the National Security Council and a reboot of the Spicer-Trump relationship. Calling for a reboot of the entire administration after just three weeks of Baby Donald’s presidency was Wall Street Journal columnist Gerald F. Seib.Monday’s Washington Post brings us, on Page 1 above the fold, the third classic of the first 100 days of reporting: A story about the coming “reorganization“ of government—this time by Prince Jared, the president’s son-in-law. Young Jared, who owes his power to 1) the womb he emerged from and 2) the princess he married, is about to be charged with “sweeping authority to overhaul the federal bureaucracy and fulfill key campaign promises,” as the Post puts it. “Viewed internally as a SWAT team of strategic consultants, the office will be staffed by former business executives and is designed to infuse fresh thinking into Washington, float above the daily political grind and create a lasting legacy for a president still searching for signature achievements.” The reorganization story is such a journalistic staple that I’ve attacked it many times, most recently in January 2012 when President Barack Obama got around to fleshing out his 2011 pledge to streamline the federal bureaucracy. Like Trump, Obama’s reorg promised savings ($3 billion!), a reduced federal workforce (1,000 to 2,000 cut jobs!) and the merger of several trade and business agencies into the Department of Commerce. Presidents have been reorganizing government since Theodore Roosevelt. Political scientist Peri E. Arnold tells us that 11 of 14 20th century presidents sought reorgs at some time during their administrations. The concept of governmental reorganization has become so musty and shopworn that Trump’s statement heralding his fresh swipe at it—“All Americans, regardless of their political views, can recognize that government stagnation has hindered our ability to properly function, often creating widespread congestion and leading to cost overruns and delays”—could have been issued by any contemporary occupant of the Oval Office. Every president boasts that new economies and innovations can be harvested. Every president claims that the bureaucratic labyrinths can be made straight as a river after the Army Corps of Engineers has its way with it. Every president insists that government can be made to run with the efficiency of a major corporation, which is exactly what Prince Jared told the Post for its story.Evidence of the Trump administration’s reorg delusions came at the end of the Post story as spokeswoman Hope Hicks invoked her boss’s success in remodeling Central Park’s Wollman skating rink as an example of the miracles to be found in his entrepreneurial trick bag. Never mind, of course, that his Wollman triumph is mostly myth, and the undertaking was tiny. Trump would have us believe that his toe loop of an achievement was a triple Salchow.Trump won’t succeed in reorganizing the bureaucracy because the bureaucracy is already following its own inertial path, disdainful of his ambitions. Many parts of governmental bureaucracies, as I’ve written before, are beholden to Congress, not the president, or to corporate interests, or to activists. Daniel Patrick Moynihan put it succinctly in Commentary in 1971, when he wrote that the bureaucracies “are usually willing to work with the president, but rarely to the point where their perceived interests are threatened. Typically these are rather simple territorial interests: not lose any jurisdiction and, if possible to gain some.” Moynihan wasn’t describing so much the power of the deep state but the inexorable force of the wide and expansive shallow state.Reorganization, whether proposed by President Jimmy Carter or captained by Vice President Al Gore, has fundamentally been about neutering power sectors the president finds politically threatening or to reap positive publicity by making good on a hoary campaign promise. Trump’s “SWAT team” may make an incendiary splash by heaving flash grenades through the windows at Veterans Affairs or knocking the doors off their hinges with a battering ram at the workforce-training program the young prince has set his eyes on. But the business of government reorganization is mostly about tossing out the current bums and importing your own bums until the next administration arrives to do the same thing.“Few modern presidents have made any impact on the federal bureaucracies save by creating new ones,” Moynihan wrote. Outside of rewriting stories their predecessors have written many times before, few Washington journalists ever get the joke.******Shafer’s First Law of Journalistic Thermodynamics states that copy cannot be created or destroyed—it can only change form. Send other physical laws to [email protected] My email alerts are the most powerful email alerts going. My Twitter feed reboots daily. And my RSS feed has been trying to disorganize government since 1981.

23 марта, 19:47

Gorsuch's supporters and critics make last-ditch pleas

Neil Gorsuch is a man with “truly remarkable intelligence” and “oft-demonstrated integrity,” an “elegant and accessible writer” who regularly takes his tight-knit circle of law clerks on vigorous runs throughout Denver. Or, the Supreme Court nominee is someone who’s inflicted pain on a family with an autistic child whose confirmation to the nation’s most powerful court will mean “more workers will die on the job.” In diametrically opposed language, Gorsuch’s supporters and opponents laid out their final arguments before the Senate Judiciary Committee on Thursday, with more than two dozen witnesses slated to testify at the final day of hearings for President Donald Trump’s Supreme Court pick. Gorsuch went through nearly 20 hours of questioning by members of the committee earlier this week, and emerged largely unscathed despite tough questioning from Democrats. The committee plans to vote on advancing his nomination April 3, and Republican leaders have vowed to get Gorsuch confirmed before senators leave for the Easter break that begins April 8 — even if that means a delay to the recess. Outside of the Hart hearing room, the confirmation wars escalated in earnest when Senate Minority Leader Chuck Schumer (D-N.Y.) confirmed that Democrats would mount a filibuster of Gorsuch’s nomination and a potential swing vote — Sen. Bob Casey (D-Pa.) — announced he would oppose Gorsuch. "I think it’s going to be hard for people to want to vote against him and I wonder if this threat of a filibuster isn’t a smokescreen," Senate Judiciary Committee Chairman Chuck Grassley (R-Iowa) said after the four-day hearings concluded Thursday. But members of the Senate Judiciary Committee were still scrutinizing Gorsuch on Thursday, with Republicans summoning people who know the judge personally and Democrats inviting witnesses who warned about the impact of Gorsuch’s record as a federal judge and a top Justice Department lawyer in the George W. Bush administration. Perhaps the most notable witness was Jeffrey Perkins, whose son Luke has figured prominently in Gorsuch’s hearings. As a judge on the 10th U.S. Circuit Court of Appeals, Gorsuch penned an opinion that denied Luke Perkins, who has autism, placement in a special private school with public dollars. The emotionally charged story was elevated further when the Supreme Court on Wednesday rejected the legal standard Gorsuch had used in his 2008 decision. To find Luke appropriate schooling, Jeff Perkins said his wife relocated with their son to Massachusetts, separating him from his sister and shattering his parents’ marriage. “Judge Gorsuch felt that an education for my son that was even one small step above insignificant was unacceptable,” Jeff Perkins told the committee. Luke is now 22 years old, his father said, and his quality of life has “vastly” improved after more than a dozen years of better education. Guerino Calemine, general counsel for Communications Workers of America, warned that Gorsuch’s record indicated that he would take a “sledgehammer” to workers’ rights. He added that Gorsuch’s views opposing the so-called Chevron deference, which calls on judges to defer to federal agencies, means “more workers will die on the job.” But multiple federal judges who have served with Gorsuch, as well as one of his former law clerks, repeatedly described a jurist who would do nothing less than follow the law if confirmed to replace the late Justice Antonin Scalia. “Judge Gorsuch is not a monk, but neither is he a missionary or an ideologue,” testified John Kane, a retired federal judge nominated by former President Jimmy Carter. Whether Gorsuch affirmed or reversed one of Kane’s rulings, “each time I thought he was fair and bright.” Senators and witnesses also wrangled over Gorsuch’s role as a high-ranking Justice Department official to defend the Bush administration’s aggressive interrogation practices a decade ago. Sen. Dianne Feinstein of California, the ranking Democrat on the committee, said near the beginning of Thursday’s session that she was “feeling remiss” that she hadn’t pressed Gorsuch more on the point. She noted that Gorsuch appeared to favor President George W. Bush's issuing a broad legislative signing statement that she said sought to preserve the administration’s ability to use waterboarding and other harsh tactics. Grassley said Gorsuch was simply advocating for his client, the federal government, but Feinstein said that was not a sufficient explanation. “I happen to hold the view that a member of this government is held to a different standard than an attorney may be in private life,” Feinstein said. “If you think something is wrong, you have an obligation to do something about it.” “These were the defining legal debates of our time and Judge Gorsuch was on the wrong side of them,” said Elisa Massimino of Human Rights First. “They [Bush officials] believed that the law against torture allowed torture. This is the kind of Alice in Wonderland situation we were in.” “The documents provided by the Justice Department suggest that Judge Gorsuch was comfortable with the policies and with the Bush administration’s defense of them,” said Jameel Jaffer, director of the Knight First Amendment Institute at Columbia University. “It was challenges to the policies that troubled him,” Jaffer said, alluding to an email where Gorsuch criticized law firm attorneys for representing detainees at Guantanamo Bay. However, Sen. Mike Lee of Utah pointed to a Wall Street Journal report that former Bush State Department legal adviser John Bellinger said Gorsuch was among those who urged Bush not to issue a forceful signing statement seeking to defy Congress' effort to rein in the administration. Sen. Lindsey Graham said Gorsuch had privately assured him that he did not support waterboarding.“I interacted with him a lot, and he never bought that it was consistent with the Geneva Convention and consistent with the law,” the South Carolina Republican said. “I hope that is some comfort to people.”

23 марта, 12:09

Memo to Ivanka: Flex Your West Wing Mojo

How the first daughter can get her dad to listen.

22 марта, 17:51

Россия как союзник Соединённых Штатов

Американские либералы всё больше злобствуют в адрес России. Они не понимают того, что понимает публицистка Энн Коултер: Вашингтону пора прекратить истерику и начать сближение с некоммунистической Москвой.

21 марта, 12:20

Carter-era ethics rulings loom over Trump kids

According to the Justice Department, it's up to the president to make sure anyone acting like an appointee actually takes an oath of office.

21 марта, 12:00

How Trump Can Fix His Troubled White House

An administration in chaos. An undisciplined president. A bloodthirsty press. A surfeit of leaks. Spring 1993 looked a lot like spring 2017.

21 марта, 00:39

HUFFPOST HILL - Trump Probably Not Joining Next 'Lock Her Up!' Chant

Like what you read below? Sign up for HUFFPOST HILL and get a cheeky dose of political news every evening! Today is the Spring Equinox, or, as it’s known around Third Way’s offices, International Both Sides Day. James Comey confirmed the FBI has been investigating Russia’s ties to Trump associates, no doubt giving HIllary an edge going into the final days of the campaign. And Shaquille O’Neal says the Earth is flat. We look forward to the 2026 news cycle when House Republicans are constantly dodging questions about President Shaq’s previous unfounded comments about the Earth’s z-axis. This is HUFFPOST HILL for Monday, March 20th, 2017: KEEP SHOVELING THOSE ‘THIS IS FINE’ MEMES INTO THE CONTENT FURNACE! Tomorrow’s 3 am tweetstorm from the president will be a particularly interesting one. Jessica Schulberg: “The FBI director confirmed the existence of an investigation into possible ties between associates of President Donald Trump and Russian government officials…. ‘I have been authorized by the Department of Justice to confirm that the FBI, as part of our counterintelligence mission, is investigating the Russian government’s efforts to interfere in the 2016 presidential election,’ Comey told the House Intelligence Committee. ‘That includes investigating the nature of any links between individuals associated with the Trump campaign and the Russian government, and whether there was any coordination between the campaign and Russia’s efforts.’” [HuffPost] Let’s say it again: “Let’s step back for a minute and consider again what we saw Monday in a hearing room of the U.S. House. The director of the FBI, with the director of the National Security Agency agreeing at his side, in effect called the president of the United States a liar – and, oh, by the way, the president’s 2016 campaign indeed is under investigation for allegedly having secretly teamed up with Russia to win the election.” [HuffPost’s Howard Fineman] Hey, remember all those Trump surrogates who said someone under investigation by the FBI shouldn’t be president? GOP committee members were more interested in prosecuting journalism: “Rep. Tom Rooney (R-Fla.) asked Rogers if The Washington Post’s bombshell report last month that former national security adviser Michael Flynn had discussed sanctions with the Russian ambassador before Trump’s inauguration could damage national security. Rep. Peter King (R-N.Y.) said he had ‘never seen such a sustained period of leaks’ and referenced reports in the Post and The New York Times. Rep. Brad Wenstrup (R-Ohio) questioned whether the Times might have misrepresented sources for an article and mused about a ‘so-called source’ actually being a Russian surrogate. Rep. Trey Gowdy (R-S.C.) even raised the specter of prosecuting journalists for publishing classified information, which would be an enormous escalation in the crackdown on leaks. Committee Chairman Devin Nunes (R-Calif.) asked the FBI last month to investigate leaks to reporters, suggesting those leaks came from government officials loyal to former President Barack Obama.” [HuffPost’s Michael Calderone, Jessica Schulberg and Ryan Reilly] FLAGRANT LIE A FLAGRANT LIE, COMEY CONFIRMS - This is even funnier/sadder when you recall that it was only two months ago when President Trump kinda, sorta blew Comey a kiss. Ryan J. Reilly: “FBI Director James Comey on Monday directly refuted President Donald Trump’s claim that former President Barack Obama wiretapped Trump Tower…. ‘With respect to the president’s tweets about alleged wiretapping directed at him by the prior administration, I have no information that supports those tweets, and we have looked carefully inside the FBI,’ Comey said. ‘The Department of Justice has asked me to share with you that the answer is the same for the Department of Justice and all its components, the department has no information that supports those tweets.’” [HuffPost] Kind of like how poorly paid, undocumented Polish workers played a “small” role in Trump Tower’s construction: “Paul Manafort, a man who once managed Donald Trump’s presidential campaign, was only a bit player in the political operation, White House press secretary Sean Spicer claimed Monday. ‘There’s been a discussion of Paul Manafort, who played a very limited role for a very limited amount of time,’ said Spicer, who clarified that Trump stands by earlier claims that he wasn’t aware of contact between campaign officials and Russia during the election.” [HuffPost’s Nick Wing] Jimmy Carter’s funeral is going to be so awkward: “President Donald Trump will not be apologizing to Barack Obama or backing away from his claim that the former president wiretapped Trump Tower, even though basically everyone who would be in a position to know what happened has publicly rebuked his theory. ‘This is still ongoing,’ White House press secretary Sean Spicer said Monday.” [HuffPost’s Amanda Terkel] Like HuffPost Hill? Then order Eliot’s book, The Beltway Bible: A Totally Serious A-Z Guide To Our No-Good, Corrupt, Incompetent, Terrible, Depressing, and Sometimes Hilarious Government Does somebody keep forwarding you this newsletter? Get your own copy. It’s free! Sign up here. Send tips/stories/photos/events/fundraisers/job movement/juicy miscellanea to [email protected] Follow us on Twitter - @HuffPostHill GORSUCH ENTERS FIRST DAY OF COMMITTEE HEARINGS - Meanwhile, somewhere, Merrick Garland licked an ice cream cone too hard, the scoop fell on the sidewalk and he cried. Ariane de Vogue and Ashley Killough: “Acknowledging the political nature of his nomination and confirmation hearings, Gorsuch pushed back at those who describe judges as ‘politicians in robes.’ ‘I have watched my colleagues spend long days worrying over cases,’ he said. ‘Sometimes the answers follow us home and keep us up at night.’ … Gorsuch’s statement came after four hours of speeches from senators, and repeated cries from Democrats angry about what happened – or didn’t happen – last year after the death of Justice Antonin Scalia. Sen. Patrick Leahy called it an ‘extraordinary blockade’ that was ‘totally unprecedented in our country’s whole history.’ … Texas GOP Sen. Ted Cruz responded later by saying in essence: We won…. ‘Because of this unique and transparent process – unprecedented in the nation’s history – his nomination carries with it a super legitimacy,’ he continued.” [CNN] “Super legitimacy”! This might come as a huge surprise, but Democrats had no real plan: “Chalk it up to Trump’s chaotic administration, or to Senate Minority Leader Chuck Schumer’s low-key approach. Democrats just haven’t treated Gorsuch’s nomination as the kind of high-profile ideological battle that Supreme Court choices traditionally bring about. Even in the days leading up the hearing, it’s felt more like an afterthought on Capitol Hill. ‘I hope the questions are good,’ Sen. Dianne Feinstein (Calif.), the ranking Democrat on the Judiciary Committee, told The Huffington Post on Wednesday when asked about her thoughts heading into the hearing. Asked if there are any particular issues she plans to press Gorsuch on, she replied, ‘Not right now.’” [HuffPost’s Jennifer Bendery and Cristian Farias] ABOUT THAT MEALS ON WHEELS PROPOSAL - Only the Trump administration would walk itself into a controversy about stealing food from invalids. Arthur Delaney: “The proposal does call for the wholesale elimination of several anti-poverty programs, including grants that in some states help fund senior nutrition programs such as Meals on Wheels…. The Trump budget document specifies several federal programs that it wants to kill – including the Community Development Block Grant and the Low Income Home Energy Assistance Program – but the budget doesn’t say anything about Meals on Wheels or senior nutrition…. [N]evertheless, when reporters asked Trump budget director Mick Mulvaney about Meals on Wheels last week, he didn’t point out that the budget doesn’t touch the program. Instead, he talked about Meals on Wheels as though he considered it an example of a questionable service funded by the Community Development Block Grant.” [HuffPost] Derp derp derp liberals don’t tolerate opposing views derp derp derp: “Right-wing firebrand and rising media star Tomi Lahren has reportedly been suspended by TheBlaze, where she hosts a primetime commentary show. Lahren, 24, came into controversy over the weekend after a Friday appearance on The View, in which she claimed to be ‘pro-choice’ and essentially argued that anti-abortion conservatives are hypocrites.” [Daily Beast] NOTHING SEEMINGLY TOO TRIFLING TO B.S. AMERICA ABOUT - complaining about presidential golfing is dumb complaining about presidential golfing is dumb complaining about presidential golfing is dumb Philip Bump: “President Trump seems to be getting a bit sensitive about his leisure activities. When he was a candidate and, before that, an anti-Obama bomb-thrower on social media, Trump repeatedly criticized Barack Obama for hitting the links…. The issue came up during the daily press briefing Monday…. ‘Well, I think two things,] [press secretary Sean] Spicer replied. ‘One is I think you saw him utilize this as an opportunity with Prime Minister Abe to help foster deeper relationships in Southeast Asia – in Asia, rather, and have a growing relationship that’s going to help U.S. interests. How you use the game of golf is something that he’s talked about.’” [WaPo] ADMINISTRATION WITH UNDERWATER APPROVALS GIFTING URBAN MAYORS A HUGE POLITICAL WINDFALL - At this point, why doesn’t the White House just publish a list of who is most nobly crusading against them? Elise Foley: “The Trump administration has begun publicly shaming so-called ‘sanctuary cities’ in an attempt to get them to cooperate with deportation efforts. The Department of Homeland Security on Monday issued a report about jurisdictions that had declined ‘detainer requests,’ or appeals to hold individuals solely to assist Immigration and Customs Enforcement, along with some of the crimes those people had been accused of committing.” [HuffPost] TRUMP STILL MORE POPULAR THAN PUTIN - “Grandpa, tell us how the great war with North Korea began?” “Well, child, a man with a bad dye job was feeling insecure.” Mary Papenfuss: “Only 37 percent of Americans approve of the job Trump is doing, and 58 percent disapprove, the daily poll found Sunday. Those are the worst ratings since he took office eight weeks ago. His approval rating stood at 45 percent just nine days ago. Trump’s approval rating is lower than any other president at this point in his first term since Gallup started tracking the numbers 72 years ago in 1945. Barack Obama’s rating at this point in his presidency was 60 percent.” [HuffPost] Ooof: “Just 24 percent of those polled say leaders of other countries around the world have respect for Trump, while 55 percent say they don’t think those leaders have much respect for him. Another 21 percent aren’t sure.” [HuffPost’s Ariel Edwards-Levy] BECAUSE YOU’VE READ THIS FAR - Here’s a huge chicken. REMEMBERING JIMMY BRESLIN - Michael McAuliff: “[Breslin’s] lesson is, if you want truth, you have to leave your desk, step away from your computer, and must certainly ignore your Twitter feed…. The results were stories that helped expose the corruption immortalized in the book City For Sale, revealed New York City cops had tortured suspects with a stun gun, and infuriated powerful people, including Breslin’s friends like former New York Gov. Hugh Carey. Breslin dubbed him ‘Society Carey,’ and Carey declined to run in the next election.” [HuffPost] COMFORT FOOD - A great profile of Silicon Valley’s Drudge Report. - The future, man: “A high school student in rural West Virginia has used Kanye West’s lyrics to teach a neural network how to rap.” - A gyroscopic self-leveling pool table for billiards junkies at sea. TWITTERAMA @daveweigel: If you voted for Trump bc you wanted “insurance for everybody” and worried about a POTUS under FBI investigation, my condolences. @andylassner: I love you. I hate you. I love you. I hate you. I love you. I hate you. I love you.-History of my relationship with James Comey @RyanLizza: Good lesson for the president: wait until your top intelligence officials are finished testifying before mischaracterizing their testimony. Got something to add? Send tips/quotes/stories/photos/events/fundraisers/job movement/juicy miscellanea to Eliot Nelson ([email protected]) -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

20 марта, 20:19

Live updates: What's next in the Obamacare repeal fight?

It's make-or-break for the GOP's troubled health care plan.

20 марта, 08:50

Эксперименты ЦРУ с психотропными веществами

В 1950-е годы в ЦРУ был создан отдел научной разведки. Одним из главных направлений его работы стало испытание психотропных и других веществ (от ЛСД до "сыворотки правды”). Часто эксперименты проводились над ничего не подозревающими людьми. Почти все документы по этой программе MKULTRA были уничтожены ЦРУ в 1970-е.

20 марта, 04:34

On Nicholas Lemann's Partial Recantation of His "Neoliberalism": Hoisted from the Archives

**2014**: _[On Nicholas Lemann's Partial Recantation of His "Neoliberalism"][]_: On the career of the _Washington Monthly_: Nicholas Lemann: A bygone age…: [On Nicholas Lemann's Partial Recantation of His "Neoliberalism"]: http://delong.typepad.com/sdj/2014/03/on-nicholas-lemanns-partial-recantation-of-his-neoliberalism-thursday-focus-march-13-2014.html >In... 1976... our mission was to help [Jimmy] Carter make liberalism, the country’s reigning creed, function better. Our name for...

19 марта, 22:42

Israel Owns the UN as well as the US

3-22-17: Have received a report that the UN report still exists here: https://electronicintifada.net/sites/default/files/2017-03/un_apartheid_report_15_march_english_final_.pdf Israel Owns the UN as well as the US http://www.globalresearch.ca/i-stand-by-my-assessment-that-israel-is-committing-the-crime-of-apartheid-head-of-un-body-resigns-following-pressure-from-un-secretary-general-guterres-to-withdraw-critical-report/5580538 In his book Palestine: Peace Not Apartheid published 11 years ago, President Jimmy Carter raised the question whether Israel had stolen Palestine and excluded the rightful residents from their homeland. On March… The post Israel Owns the UN as well as the US appeared first on PaulCraigRoberts.org.

19 марта, 00:00

Trump's Money Man

Jane Mayer, The New YorkerLast month, when President Donald Trump toured a Boeing aircraft plant in North Charleston, South Carolina, he saw a familiar face in the crowd that greeted him: Patrick Caddell, a former Democratic political operative and pollster who, for forty-five years, has been prodding insurgent Presidential candidates to attack the Washington establishment. Caddell, who lives in Charleston, is perhaps best known for helping Jimmy Carter win the 1976 Presidential race. He is also remembered for having collaborated with his friend Warren Beatty on the 1998 satire “Bulworth.” In that film, a...

18 марта, 18:19

Daily Caller об американских либералах: Сталина хвалили, а Путину грозят термоядерной войной

  Американские либералы, пишет в своей статье для The Daily Caller обозреватель Энн Коултер, в своё время хвалили Иосифа Сталина и даже закрывали глаза на его преступления, однако Владимиру Путину они угрожают термоядерной войной и вообще устраивают истерику, когда речь заходит о России. Автор статьи видит в этом не только попытку лишить нынешнего президента США Дональда Трампа легитимности, но и стремление "христианофобской пятой колонны" осуществить "исламизацию Запада".   Чем более истеричными становятся либералы по поводу России, тем более настороженными следует быть людям, пишет для The Daily Caller политический комментатор Энн Коултер в статье "Давайте сделаем Россию братской нам страной". Они заявляют о том, что Путин - "бандит" и "задира", который убивает журналистов, пишет она. "Однако либералов раньше никогда не волновало то, что российские лидеры убивают журналистов, а также миллионы людей: учёных, писателей, христиан, евреев, кулаков, украинцев и всю олимпийскую хоккейную команду 1980 года", - утверждается в статье. Либералов не волновали показательные суды в СССР, его "альянс" с Гитлером, сбитые американские самолёты и медленное продвижение по Восточной Европе. Ведь это происходило в те времена, когда у власти были Иосиф Сталин или Никита Хрущёв, а не "этот зверь Путин!", подчёркивает Коултер. Тогда либералы шпионили для Сталина, пишет она, намекая на Юлиуса Розенберга, который сотрудничал с советской разведкой, работая под кодовым именем Либерал. В те времена американский президент называл Сталина дядей Джо, а газета The New York Times покрывала преступления этого "кровожадного диктатора". Журналист этого издания Уолтер Дюранти даже получил Пулицеровскую премию за ложные сообщения, в которых отрицался голод на Украине, где, как утверждается в статье, намеренно довели до голодной смерти более семи миллионов человек. Когда Россия действительно угрожала Америке ядерным уничтожением, президент США Джимми Картер предупреждал американцев о "чрезмерном страхе перед коммунизмом". А певец Стинг пел о том, что "русские тоже любят своих детей". "Но теперь либералы скачут в бешенстве из-за Путина. Они никогда не могли простить Россию за то, что она завязала с коммунизмом. И как соль на рану - Путин сблизился с Русской православной церковью! Это стало глубоким оскорблением для либералов - ярых христианофобов", - пишет Коултер. Скатывание России к безумию и сумасшествию стало очевидным, когда Путин отказался разрешать парады секс-меньшинств "на Красной площади", говорится в статье. При этом российский президент придерживался той же самой позиции относительно геев, которой придерживался Обама где-то 2008 году. Гнев демократов по поводу Путина достиг своего апогея, когда Дональд Трамп одержал победу на недавних президентских выборах в США. Российского лидера либералы поставили в центр придуманной ими оси зла, они сделали его вдохновителем злонамеренного заговора, нацеленного на то, чтобы украсть выборы у Хиллари Клинтон. В результате чрезмерностью уже стало отсутствие страха перед русскими, и выяснилось, что русские всё-таки не любят своих детей. "На самом деле мы могли бы использовать часть этого боевого настроя приблизительно 50 лет назад, когда Советский Союз добивался полного мирового господства, а шпионы Сталина проникали в американское правительство. Но тогда либералы очерняли имена Уиттейкера Чемберса, Ричарда Никсона и сенатора Джо Маккарти", - указывает Коултер. Утрата Россией почтения со стороны демократов произошла очень быстро, отмечает она. В 2008 году газета The New York Times в своей редакционной статье ещё требовала от Обамы дать понять русским, что Вашингтон хочет улучшить отношения с Москвой. А в 2012 году Обама заявил: "Вы не станете называть Россию врагом номер один - Россию, не "Аль-Каиду"*, - если вы не мыслите категориями холодной войны". Однако сегодня демократы и два особо заносчивых республиканца в ужасе от того, что Трамп хочет поладить с Россией. Когда те же самые люди, которые раньше хвалили Сталина как "ненаглядного" союзника Америки, теперь угрожают Путину термоядерной войной, то можно сделать вывод, что у этой русофобии есть какая-то соблазнительная цель. Исторически так сложилось, что либералы демонстрируют свою мужественность, требуя войны с друзьями и союзниками США, только тогда, когда они методично подрывают способность Америки сражаться в тех войнах, в которых она уже участвует, подчёркивает автор. "Враг номер один западной цивилизации - это не некоммунистическая Россия, а ислам, - убеждена обозреватель The Daily Caller Энн Коултер. - И кто же ключевой союзник в этой борьбе? На протяжении столетий России приходилось иметь дело с причиняющими беспокойство мусульманами. Именно российские официальные лица тщетно пытались предупредить наше слепое, некомпетентное правительство о подрывниках, устроивших взрывы на Бостонском марафоне. Истерия демократов по поводу России - это не просто попытка лишить Трампа легитимности. Здесь речь идёт об обычной христианофобской пятой колонне, выступающей за исламизацию Запада". * "Аль-Каида" - террористическая группировка, запрещённая на территории России (прим. RT). (https://russian.rt.com/in...)

18 марта, 18:19

Daily Caller об американских либералах: Сталина хвалили, а Путину грозят термоядерной войной

  Американские либералы, пишет в своей статье для The Daily Caller обозреватель Энн Коултер, в своё время хвалили Иосифа Сталина и даже закрывали глаза на его преступления, однако Владимиру Путину они угрожают термоядерной войной и вообще устраивают истерику, когда речь заходит о России. Автор статьи видит в этом не только попытку лишить нынешнего президента США Дональда Трампа легитимности, но и стремление "христианофобской пятой колонны" осуществить "исламизацию Запада".   Чем более истеричными становятся либералы по поводу России, тем более настороженными следует быть людям, пишет для The Daily Caller политический комментатор Энн Коултер в статье "Давайте сделаем Россию братской нам страной". Они заявляют о том, что Путин - "бандит" и "задира", который убивает журналистов, пишет она. "Однако либералов раньше никогда не волновало то, что российские лидеры убивают журналистов, а также миллионы людей: учёных, писателей, христиан, евреев, кулаков, украинцев и всю олимпийскую хоккейную команду 1980 года", - утверждается в статье. Либералов не волновали показательные суды в СССР, его "альянс" с Гитлером, сбитые американские самолёты и медленное продвижение по Восточной Европе. Ведь это происходило в те времена, когда у власти были Иосиф Сталин или Никита Хрущёв, а не "этот зверь Путин!", подчёркивает Коултер. Тогда либералы шпионили для Сталина, пишет она, намекая на Юлиуса Розенберга, который сотрудничал с советской разведкой, работая под кодовым именем Либерал. В те времена американский президент называл Сталина дядей Джо, а газета The New York Times покрывала преступления этого "кровожадного диктатора". Журналист этого издания Уолтер Дюранти даже получил Пулицеровскую премию за ложные сообщения, в которых отрицался голод на Украине, где, как утверждается в статье, намеренно довели до голодной смерти более семи миллионов человек. Когда Россия действительно угрожала Америке ядерным уничтожением, президент США Джимми Картер предупреждал американцев о "чрезмерном страхе перед коммунизмом". А певец Стинг пел о том, что "русские тоже любят своих детей". "Но теперь либералы скачут в бешенстве из-за Путина. Они никогда не могли простить Россию за то, что она завязала с коммунизмом. И как соль на рану - Путин сблизился с Русской православной церковью! Это стало глубоким оскорблением для либералов - ярых христианофобов", - пишет Коултер. Скатывание России к безумию и сумасшествию стало очевидным, когда Путин отказался разрешать парады секс-меньшинств "на Красной площади", говорится в статье. При этом российский президент придерживался той же самой позиции относительно геев, которой придерживался Обама где-то 2008 году. Гнев демократов по поводу Путина достиг своего апогея, когда Дональд Трамп одержал победу на недавних президентских выборах в США. Российского лидера либералы поставили в центр придуманной ими оси зла, они сделали его вдохновителем злонамеренного заговора, нацеленного на то, чтобы украсть выборы у Хиллари Клинтон. В результате чрезмерностью уже стало отсутствие страха перед русскими, и выяснилось, что русские всё-таки не любят своих детей. "На самом деле мы могли бы использовать часть этого боевого настроя приблизительно 50 лет назад, когда Советский Союз добивался полного мирового господства, а шпионы Сталина проникали в американское правительство. Но тогда либералы очерняли имена Уиттейкера Чемберса, Ричарда Никсона и сенатора Джо Маккарти", - указывает Коултер. Утрата Россией почтения со стороны демократов произошла очень быстро, отмечает она. В 2008 году газета The New York Times в своей редакционной статье ещё требовала от Обамы дать понять русским, что Вашингтон хочет улучшить отношения с Москвой. А в 2012 году Обама заявил: "Вы не станете называть Россию врагом номер один - Россию, не "Аль-Каиду"*, - если вы не мыслите категориями холодной войны". Однако сегодня демократы и два особо заносчивых республиканца в ужасе от того, что Трамп хочет поладить с Россией. Когда те же самые люди, которые раньше хвалили Сталина как "ненаглядного" союзника Америки, теперь угрожают Путину термоядерной войной, то можно сделать вывод, что у этой русофобии есть какая-то соблазнительная цель. Исторически так сложилось, что либералы демонстрируют свою мужественность, требуя войны с друзьями и союзниками США, только тогда, когда они методично подрывают способность Америки сражаться в тех войнах, в которых она уже участвует, подчёркивает автор. "Враг номер один западной цивилизации - это не некоммунистическая Россия, а ислам, - убеждена обозреватель The Daily Caller Энн Коултер. - И кто же ключевой союзник в этой борьбе? На протяжении столетий России приходилось иметь дело с причиняющими беспокойство мусульманами. Именно российские официальные лица тщетно пытались предупредить наше слепое, некомпетентное правительство о подрывниках, устроивших взрывы на Бостонском марафоне. Истерия демократов по поводу России - это не просто попытка лишить Трампа легитимности. Здесь речь идёт об обычной христианофобской пятой колонне, выступающей за исламизацию Запада". * "Аль-Каида" - террористическая группировка, запрещённая на территории России (прим. RT). (https://russian.rt.com/in...)

18 марта, 05:42

9th Circuit judges in nasty feud over Trump travel ban

Jurists trade charges and counter-charges over ruling that kept block on executive order.

17 марта, 21:17

Now and Then: The American Dream Under 9 Different Presidents

Homeownership is an integral part of what we call the American dream. How have recent presidents affected that dream? A new report looks at the numbers.

12 января 2016, 11:02

Мир грядущего десятилетия: перевод прогноза Stratfor на 2015-2025

Американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor (основана в 1996 году)Мир начал меняться еще в 2008-м, когда Россия вторглась в Грузию и грянул финансовый кризис. С тех пор стали очевидны три закономерности. Во-первых, ЕС вошел в кризис, который не способен разрешить, и интенсивность которого продолжает усиливаться. Мы считаем, что Европейский Союз никогда больше не вернется к прежнему единству, и что если он уцелеет, то в следующее десятилетие будет существовать в более ограниченной и раздробленной форме. Мы не считаем, что зона свободной торговли сохранится в прежнем виде, без роста протекционизма. Мы ожидаем тяжелых экономических проблем в Германии, и, как следствие, увеличения роли Польши в регионе.Нынешний конфликт с Россией за Украину будет оставаться в центре международной системы в ближайшие несколько лет, но мы не думаем, что Российская Федерация способна просуществовать в своем нынешнем виде еще десять лет. Подавляющая зависимость от экспорта углеводородов и непредсказуемость цен на нефть не позволяют Москве поддерживать государственные институты на всей обширной территории Российской Федерации. Мы ожидаем заметного ослабления власти Москвы, что приведет к формальному и неформальному раздроблению России. Безопасность российского ядерного арсенала будет все более важной проблемой по мере того, как этот процесс начнет ускоряться к концу десятилетия.Мы вступили в эпоху упадка национальных государств, созданных Европой в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Власть во многих из этих стран больше не принадлежит государству и перешла к вооруженным партиям, которые не способны выиграть друг у друга. Это привело к напряженной внутренней борьбе. США готовы участвовать в таких конфликтах при помощи авиации и ограниченного вмешательства на земле, но не могут и не хотят обеспечивать их прочное разрешение. Турция, чью южную границу эти войны делают уязвимой, будет медленно втягиваться в конфликт. К концу десятилетия Турция превратится в крупную региональную державу, и в результате усилится соревнование между Турцией и Ираном.Китай перестал быть страной быстрого роста и низких зарплат и вошел в новую фазу, которая станет новой нормой. Эта фаза предполагает гораздо более медленный рост и все более жесткую диктатуру, сдерживающую разнонаправленные силы, порождаемые медленным ростом. Китай продолжит быть крупной экономической силой, но перестанет быть двигателем глобального роста. Эта роль перейдет к группе разрозненных стран, которые мы определяем термином «16 Пост-Китайских Стран»: большая часть Юго-Восточной Азии, Восточная Африка и части Латинской Америки. Кроме того, Китай не будет источником военной агрессии. Основным претендентом на господство в Восточной Азии остается Япония, благодаря одновременно географии и огромной потребности японской экономики в импорте.Соединенные Штаты продолжат быть крупной экономической, политической и военной силой, но их вмешательство будет менее активным, чем раньше. Низкий уровень экспорта, растущая энергетическая независимость и опыт прошедших десяти лет приведут к более осторожному отношению к экономическому и военному вмешательству в дела планеты. Американцы наглядно увидели, что происходит с активными экспортерами, когда покупатели не могу или не хотят покупать их продукты. США осознают, что Северной Америки достаточно для процветания, при условии избирательных вмешательств в других частях света. Крупные стратегические угрозы Америка будет встречать соответствующей силой, но откажется от роли мировой пожарной команды.Это будет хаотичный мир, где многие регионы ждет смена караула. Неизменной останется только власть Соединенных Штатов, в более зрелой форме — власть, которая будет все менее на виду, потому что в ближайшее десятилетие ей будут пользоваться не так активно, как раньше.ЕвропаЕвропейский Союз, похоже, не в состоянии решить свою фундаментальную проблему, и это не еврозона, а зона свободной торговли. Германия — центр притяжения Европейского Союза; немцы экспортируют больше половины своего ВВП, и половина этого экспорта приходится на другие страны ЕС. Германия создала производственную базу, которая во много раз превышает ее собственные потребности, даже при условии стимулирования национальной экономики. От экспорта целиком зависят рост, полная занятость и социальная стабильность. Структуры Европейского Союза — включая оценку евро и множество внутренних европейских правил — только усиливают эту зависимость от экспорта.Это раскалывает и без того раздробленную Европу по меньшей мере на две части. У средиземноморской Европы и таких стран как Германия или Австрия совершенно разные поведенческие паттерны и потребности. Нет единой политики, которая подходила бы всей Европе. Это с самого начала было главной проблемой, но теперь приближается переломный момент. Что идет на благо одной части Европы, вредит другой.Национализм уже значительно вырос. Его усугубляет украинский кризис и озабоченность восточноевропейских стран ожидаемой угрозой со стороны России. Восточноевропейский страх перед русскими создает еще одну Европу — всего этих отдельных Европ четыре, если выделить скандинавские страны в отдельную. Учитывая рост популярности евроскептиков одновременно справа и слева, все большую легитимизацию мейнстримных партий и рост популярности европейских сепаратистов, раздробленность и националистический подъем, которые мы предсказывали в 2005 году и ранее, очевидны.Этот тренд будет продолжаться. Европейский Союз может уцелеть в какой-то форме, но европейская экономика, политика и военное сотрудничество будут управляться преимущественно двусторонними или ограниченными многосторонними партнерствами, имеющими узкую направленность и не связывающими участников. Некоторые государства могут сохранить остаточное членство в сильно измененном Европейском Союзе, но сам по себе он не будет больше определять характер европейской политики.Вместо этого Европу определит возвращение национального государства в качестве основной формы политической жизни на континенте. Число национальных государств, вероятно, будет увеличиваться по мере того, как разнообразные сепаратистские движения будут добиваться успеха — разделения стран на составные части или прямой сецессии. Это будет особенно заметно в ближайшие несколько лет, потому что общеевропейский кризис усилит политическое и экономическое давление.Германия из этой массы национальных государств будет наиболее влиятельной и в политическом, и в экономическом смысле. Но Германия чрезвычайно уязвима. Это четвертая экономика мира, однако это положение сложилось благодаря экспорту. У экспортеров всегда есть естественная уязвимость: они зависят от возможности и желания покупателей потреблять их продукцию. Другими словами, Германия находится в заложниках у экономического благополучия своего окружения.В этом смысле против Германии действую несколько сил. Во-первых, растущий европейский национализм будет все больше предпочитать протекционизм в экономике и на рынке труда. Слабые страны, вероятно, прибегнут к разнообразным механизмам контроля над капиталом, а сильные начнут ограничивать пересечение иностранцами — включая граждан ЕС — своих границ. Мы предполагаем, что существующие протекционистские меры, действующие сейчас в европейских экономиках в области, например, сельского хозяйства, в будущем будут дополнены торговыми барьерами, созданными слабыми странами южной Европы, нуждающимися в восстановлении национальных экономик после теперешней депрессии. В глобальном смысле мы ожидаем, что европейский экспорт столкнется со все более сильной конкуренцией и крайне нестабильным спросом. Таким образом, мы прогнозируем продолжительный экономический спад в Германии, который приведет к внутреннему социальному и политическому кризису и ослабит в ближайшие 10 лет влияние Германии на Европу.Центром экономического роста и растущего политического влияния будет Польша. Польша все это время поддерживала впечатляющие темпы роста — пожалуй, самые впечатляющие после Германии и Австрии. Кроме того, хотя население Польши, вероятно, и начнет сокращаться, но не так сильно, как в Германии или Австрии. По мере того как Германию будут сотрясать глобальные экономические и популяционные сдвиги, Польша диверсифицирует свою внешнюю торговлю и в итоге превратится в доминирующую силу Северо-Европейской равнины. Более того, мы ожидаем, что Польша станет лидером новой антирусской коалиции, к которой в первой половине десятилетия подключится Румыния. Во второй половине десятилетия этот союз сыграет ведущую роль в пересмотре русских границ и возвращении утраченных территорий формальным и неформальным способом. По мере того как Москва будет слабеть, этот союз станет господствовать не только над Белоруссией и Украиной, но и дальше на восток. Все это усилит экономическое и политическое положение Польши и ее союзников.Польша продолжит получать выгоды от стратегического партнерства с Соединенными Штатами. Когда глобальная сила вступает в такое стратегическое партнерство, она всегда стремится насколько это возможно усилить и оживить экономику партнера, чтобы одновременно стабилизировать общество и позволить строительство мощной армии. С Польшей и Румынией произойдет именно это. Вашингтон не скрывает своего интереса в регионе.РоссияМаловероятно, что Российская Федерация в ее современном виде уцелеет. Неспособность России превратить прибыль от экспорта энергоресурсов в устойчивую экономику делает ее уязвимой к колебаниям цен на углеводороды. У РФ нет способа защититься от этих рыночных процессов. Учитывая структуру федерации, в которой прибыль от экспорта сначала идет в Москву, и только потом перенаправляется местным правительствам, регионам будет доставаться очень разное количество этой прибыли. Это приведет к повторению советского опыта 1980-x и 1990-x, когда Москва утратила способность поддерживать государственную инфраструктуру. Все это заставит регионы спасаться от проблем самостоятельно, образуя формальные и неформальные автономные объединения. Экономические связи между Москвой и периферией ослабнут.Исторически Россия решала такие проблемы при помощи спецслужб — КГБ и ее наследницы ФСБ. Но, как и в 1980-х, спецслужбы будут не в состоянии сдержать центробежные силы, отрывающие регионы от центра. Конкретно в этом случае возможности ФСБ ослабляет ее вовлеченность в национальную экономику. Без внушающей подлинный ужас ФСБ раздробление России невозможно будет предотвратить.К западу от России Польша, Венгрия и Румыния попробуют вернуть регионы, потерянные когда-то в борьбе с русскими. Они попытаются присоединить Украину и Белоруссию. На юге РФ утратит способность контролировать Северный Кавказ, в Средней Азии начнется дестабилизация. На северо-западе Карелия попытается вернуться в состав Финляндии. На Дальнем Востоке начнут вести независимую политику приморские регионы, больше связанные с Японией, Китаем и США, чем с Москвой. Прочие регионы не обязательно будут искать автономии, но могут получить ее помимо своей воли. Основная идея: восстания против Москвы не будет, наоборот, слабеющая Москва оставит после себя вакуум. В этом вакууме будут существовать отдельные фрагменты бывшей Российской Федерации.Это приведет к крупнейшему кризису следующего десятилетия. Россия обладает огромным ядерным арсеналом, разбросанным по стране. Упадок московской власти поставит вопрос о контроле за этими ракетами и о том, каким образом можно гарантировать отказ от их применения. Для Соединенных Штатов это станет громадным испытанием. Вашингтон — единственная сила, способная решить такую проблему, но американцы будут не в состоянии физически взять под контроль огромное число ракетных баз чисто военным способом, причем так, чтобы ни одна ракета не была в процессе запущена. Соединенным Штатам придется выработать некое военное решение, которое тяжело сейчас внятно представить, смириться с угрозой случайных запусков или создать в ядерных регионах стабильное и экономически устойчивое правительство, чтобы затем со временем нейтрализовать ракеты невоенным путем. Сейчас тяжело сказать, как будет развиваться эта ситуация. Но учитывая наш прогноз — раздробление России — в ближайшие десять лет эту проблему тем или иным способом придется решать.Вопросом первой половины десятилетия будет территория, на которую распространится новый Балто-Черноморский союз. Логично было бы расширить его до Азербайджана и Каспийского моря. Произойдет ли это, зависит от вещей, которых мы касаемся в прогнозе по Турции и Ближнему Востоку.Ближний Восток и Северная АфрикаБлижний Восток — в особенности область между Левантом и Ираном и Северная Африка — переживает эпоху слома национальных государств. Мы имеем в виду национальные государства, устроенные европейскими державами в XIX и XX веках, которые сейчас рушатся, уступая место фракциям, основанным на родстве, религии или переменчивых экономических интересах. В таких странах, как, например, Ливия, Сирия и Ирак мы видим деволюцию национального государства в конгломерат враждующих группировок, обращающих мало внимания на все сильнее устаревающие национальные границы своих стран.Этот процесс повторяет произошедшее в Ливане в 1970-х и 1980-х — ливанское правительство прекратило существование, и власть перешла к враждующим группировкам. Главные группировки не могли ни одержать решающую победу, ни потерпеть окончательное поражение — их поддерживали и ими манипулировали из-за границы либо они могли позволить себе самообеспечение. Борьба между этими группировками превратилась в гражданскую войну, сейчас затихшую, но в полном смысле не закончившуюся. В регионе существует вакуум, в котором удобно действовать джихадистским группам, но и эти группы в конечном итоге сдерживают их внутренние противоречия.Эту ситуацию невозможно разрешить при помощи внешнего вмешательства. Уровень и продолжительность необходимого силового вмешательства превышают возможности Соединенных Штатов даже по самым смелым расчетам. Учитывая ситуацию в других регионах, в особенности в России, США не могут больше заниматься исключительно Ближним Востоком.В то же время эволюция арабских государств, в особенности расположенных к югу от Турции, представляет угрозу для региональной стабильности. США будут пытаться устранить угрозу со стороны отдельных группировок при помощи ограниченного силового вмешательства. США, однако, не станут вводить в этот регион многочисленные военные контингенты. Вместе с тем страны региона продолжат ждать от США решающей роли даже несмотря на то, что своими глазами наблюдали, как Америка в прошлом десятилетии провалила эту роль. Ожидания будут меняться медленнее, чем реальность.По мере того как реальность начнет брать свое, окажется, что исходя из географии только одна страна, по-настоящему заинтересованная в стабилизации Сирии и Ирака, имеет возможность свободно действовать в этом направлении и может получить к региону по крайней мере ограниченный доступ. Эта страна — Турция. Сейчас Турция со всех сторон окружена внутриарабскими конфликтами, конфликтами на Кавказе и в бассейне Черного моря. Турция пока не готова к полностью независимой политике на Ближнем Востоке и с готовностью пойдет на сотрудничество с США. Это сотрудничество даст возможность передвинуть линию сдерживания в Грузию и Азербайджан.В ближайшие десять лет мы ожидаем усиления нестабильности в арабском мире. Кроме того, мы предполагаем, что Турция втянется в конфликт на юге в той степени, в какой этого потребуют война у самых турецких границ и политические последствия этой войны. Это вмешательство будет как можно менее активным и как можно более медленным, но оно будет, и постепенно начнет шириться и усугубляться. Турция, как бы ей этого ни хотелось, не может позволить себе игнорировать хаос у своих границ, и поблизости нет другой страны, способной взять на себя это бремя. Иран не может вмешаться по военным и географическим причинам, это же можно сказать о Саудовской Аравии. Турки, вероятнее всего, начнут выстраивать изменчивые коалиции, в конечном итоге расширив свое влияние до Северной Африки, чтобы стабилизировать ситуацию. Турецко-Иранское соревнование со временем только усилится, но Турция сохранит готовность сотрудничать с Ираном и саудитами по мере необходимости. Какой бы ни была динамика ситуации, Турция в любом случае будет в центре происходящего.Ближний Восток — не единственный регион, который потребует турецкого внимания. По мере того как Россия будет слабеть, европейцы придут в регионы, которые традиционно были зоной турецких интересов, например северное Причерноморье. Вероятно, Турция будет проецировать на север в основном экономическую и политическую силу, но возможно и умеренное военное вмешательство. Более того, по мере раздробления Европейского Союза и ослабления отдельных европейских экономик некоторые страны могут переориентироваться на восток, и Турция получит возможность усилить свое присутствие на Балканах как единственная крупная сила в регионе.Прежде чем это станет возможно, туркам необходимо найти равновесие во внутренней политике. Турция — одновременно светская и мусульманская страна. Находящееся сейчас у власти правительство пытается устранить этот разрыв, но пока скорее отталкивает многочисленных секуляристов. Вскоре, вероятно, придет новое правительство. Это постоянное слабое место современной турецкой политики. Как это уже случалось со многими другими странами, Турции предстоит расширяться в атмосфере политической неизвестности. Одновременно с внутриполитическим конфликтом туркам придется решать проблемы с армией, разведкой и дипкорпусом, которые потребуют преобразования и расширения под новые нужды. Как бы то ни было, мы ожидаем, что Турция в ближайшие 10 лет станет крупным региональным игроком.Восточная АзияКитай перестанет быть экономикой высокого роста и низких зарплат. По мере того как рост китайской экономики будет замедляться, возникнет необходимость создания экономической инфраструктуры, пригодной для того, чтобы дать рабочие места низкооплачиваемой рабочей силе. В портовых городах это можно сделать быстро, но во внутреннем Китае потребует значительного времени. Китай нормализует свою экономику, как это однажды сделали Япония, Тайвань и Южная Корея. Грандиозное расширение всегда приходит к своему логическому концу, и структура экономики меняется.Основной проблемой Китая в следующие десять лет будут социальные и экономические последствия этой перемены. Прибрежные регионы сейчас целиком держатся на высоком быстром росте и связях с европейскими и американскими потребителями. По мере того как эти связи будут приходить в упадок, начнут появляться политические и социальные вызовы. В то же время надежды на то, что внутренние регионы за пределами более-менее урбанизированной дельты Янцзы будут расти так же быстро, как побережье, нет. Следующее десятилетие будет посвящено решению этих проблем.Усиление диктатуры Пекина и масштабная антикоррупционная компания, которая на самом деле представляет собой попытку централизации власти, показывают, как Китай будет выглядеть в следующие десять лет. Китай выбрал гибридный путь, который предполагает централизацию политической и экономической власти укреплением власти Партии над армией и консолидацию до того разрозненных отраслей, например угля и стали, одновременно с осторожными рыночными реформами в государственной промышленности и банковском секторе. Весьма вероятно, что итогом станет жесткая диктатура с более скромными чем раньше экономическими амбициями. Другой сценарий менее вероятен, но возможен — политические элиты побережья могут взбунтоваться против Пекина, протестуя против перераспределения богатства в пользу центральных областей для поддержания политической стабильности. Так в Китае уже бывало, и хотя это не самый вероятный исход, его необходимо держать в голове. Наш прогноз — установление коммунистической диктатуры, высокая степень экономической и политической централизации, усиление национализма.Китай не сможет легко превратить национализм во внешнюю агрессию. География Китая делает подобные попытки на суше сложными, если не невозможными вовсе. Исключением здесь может быть попытка взять под контроль русское побережье, если наш прогноз верен и Россия раздробится. Здесь Китай наверняка встретит противодействие со стороны Японии. Китай строит большой флот, но у него нет опыта в морской войне и подготовленных офицерских кадров, необходимых для того, чтобы бросить вызов более опытным флотам, включая американский.У Японии достаточно ресурсов для строительства гораздо более мощного флота и есть военно-морские традиции. К тому же Япония сильно зависит от импорта сырья из Юго-Восточной Азии и Персидского залива. Сейчас японцы нуждаются в Америке для сохранения доступа к этому сырью. Но учитывая наш прогноз, предполагающий более осторожное отношение США к вмешательству в иностранные дела, а также независимость Америки от импорта, надежность США как союзника здесь под вопросом. Таким образом, японцы будут усиливать флот.Войн за маленькие острова, производящие дешевую неприбыльную энергию, не будет. Вместо этого в регионе развернется игра между тремя сторонами. Россия, слабеющая сила, будет постепенно терять способность защитить свои морские интересы. Китай и Япония будут заинтересованы в том, чтобы ими завладеть. Мы предполагаем, что по мере угасания России этот конфликт превратится в главную схватку региона, и китайско-японская вражда усилится.Центры пост-китайского производстваМеждународный капитализм требует регионов с высоким ростом и низкими зарплатами, дающих высокий доход с рискованных вложений. В 1880-х, например, таким регионом были США. Китай — самый новый из таких регионов, он сменил в этом качестве Японию. Нет какой-то одной страны, способной заменить Китай, но мы выделили 16 стран с общим населением 1.15 млрд человек, куда производства могут переместиться, покинув Китай. Чтобы определить эти страны, мы рассмотрели три отрасли. Это, во-первых, текстильная промышленность, в особенности в ее дешевой форме, например, подкладки для курток. Вторая отрасль — обувная, третья — сборка мобильных телефонов. Все три отрасли не требуют больших капиталовложений, а производители быстро перемещают производства, чтобы воспользоваться низкими зарплатами. Такая промышленность (например, производство дешевых игрушек в Японии) обычно работает как фундамент для эволюции и постепенно превращается в производство более широкой номенклатуры дешевых и популярных товаров. Рабочая сила, в самом начале часто женщины, становится доступнее по мере того, как в страну приходят новые заводы. По мировым меркам они предлагают низкую зарплату, но на местном уровне она очень привлекательна.Как и Китай в начале взлета 1970-х, эти страны обычно политически нестабильны, там проблемы с правовым государством, бедная инфраструктура и множество прочих рисков, которые обычно отпугивают промышленные производства. Но некоторые иностранные компании в таких условиях процветают и строят на существовании таких стран всю бизнес-модель.На карте видно, что все эти страны находятся в бассейне Индийского океана. Их можно объединить и по другому критерию — это менее развитые регионы Азии, Восточной Африки и Латинской Америки. Мы предполагаем, что в следующие десять лет многие из этих стран — включая, возможно, и некоторые пока незамеченные нами — начнут исполнять функцию, которую в 1980-е исполнял Китай. Это значит, что к концу десятилетия они войдут в фазу ускоренного роста и перейдут к производству гораздо более разнообразных продуктов. Мексика, чья экономика демонстрирует потенциал как для низшего сегмента, так и для более сложных производств, много выиграет от инвестиций и спроса своего северного соседа.Соединенные ШтатыЭкономика США по-прежнему составляет 22% мировой. Америка продолжает доминировать на море и обладает единственной значительной межконтинентальной армией. С 1880-х США беспрепятственно росли в экономическом и политическом смысле. Даже Великая Депрессия оказалась в итоге эпизодической неприятностью. Вокруг роста американской силы выстроена современная международная система, и мы считаем, что он продолжится без препятствий.Главное преимущество Соединенных Штатов — закрытость. Америка экспортирует всего 9% ВВП, и 40% этого экспорта идет в Канаду и Мексику. Только 5% ВВП подвержены колебаниям глобального спроса. В условиях нарастающего хаоса в Европе, России и Китае Америка может позволить себе потерять половину экспорта — громадный объем, — но даже такая потеря будет вполне решаемой проблемой.От проблем с импортом США тоже защищены вполне надежно. В отличие от 1973 года, когда арабское эмбарго на нефть значительно пошатнуло американскую экономику, в следующее десятилетие США входят как крупный производитель энергии. Хотя некоторые минералы приходится ввозить из-за пределов NAFTA, а некоторые промышленные товары страна предпочитает импортировать, без всего этого можно легко обойтись, особенно если учесть ожидаемый рост промышленного производства в Мексике после ухода производств из Китая.Всемирный кризис оставил американцев в выигрыше. В США стекается глобальный капитал — деньги, бегущие из Китая, Европы и России оседают в Америке, снижая процентную ставку и оживляя рынок акций. Америка ощущает некоторое влияние европейского банковского кризиса, но оно, во-первых, несравнимо с тем, что было десять лет назад, а во-вторых, его компенсирует приток капитала. Что касается вечного страха перед уходом китайских денег с американских рынков, это все равно произойдет — но медленно, по мере того как рост китайской экономики будет замедляться, а объем внутренних инвестиций увеличится. Резкий уход невозможен — больше деньги вкладывать просто некуда. Разумеется, в следующие десять лет рост и рынки будут колебаться, но США остается стабильным центром мировой финансовой системы.В то же время американцы стали менее зависимы от этой системы и столкнулись со множеством трудностей в управлении ей и в особенности в ее умиротворении. США в следующие десять лет будут менее охотно принимать на себя политические обязательства, и гораздо неохотнее — устраивать военные интервенции.Америка на протяжении века была озабочена опасностью появления европейского гегемона, в особенности возможным союзом между Россией и Германией или покорением одной из этих стран другой. Такой союз более чем какой-либо другой имел бы возможность — при помощи немецкого капитала и технологий в сочетании с русскими ресурсами и живой силой — угрожать американским интересам. В Первую мировую, Вторую мировую и Холодную войны Америке удалось предотвратить его появление.В мировые войны Америка вступила поздно, и хотя ей удалось понести меньше потерь, чем другие участники конфликта, уровень этих потерь все равно не устроил общество. В Холодную войну США вступили рано, и по крайней мере в Европе не понесли потерь совсем. На этом основан направляющий принцип американской внешней политики, доведенный почти до автоматизма: если в Европе начинает возникать гегемон, США вмешиваются как можно раньше, как во времена Холодной войны, выстраивая союзы и располагая войска на основных оборонительных позициях.Сейчас это делается в отношении России. Хотя мы предсказываем упадок России, в ближайшей перспективе Россия опасна, особенно загнанная в угол экономически. Более того, каким бы ни был прогноз, США не могу быть полностью уверены, что Россия придет в упадок, и действительно, если русским удастся начать успешное расширение (политически, экономически или военным путем), они могут избежать упадка. Из этого Америка и будет исходить. Американцы попытаются выстроить систему союзов, параллельную НАТО, от Прибалтики до Болгарии, и вовлечь в нее как можно больше стран. В союз попробуют завлечь Турцию и распространить его на Азербайджан. В эти страны пропорционально угрозам будут направлены войска.Это станет главным содержанием первой половины десятилетия. Во второй половине Вашингтон сосредоточится на том, чтобы избежать ядерной катастрофы при распаде России. Соединенные Штаты не будут втягиваться в решение европейских проблем, не станут воевать с Китаем, и будут как можно меньше вмешиваться в ближневосточные дела. Международные антитеррористические операции продолжатся, но с полным осознанием их в лучшем случае временного результата.Американцев ожидает крупная проблема. В США существуют пятидесятилетние циклы, каждый из которых заканчивается серьезными социальными и экономическими кризисами. Один из циклов начался в 1932 году с победой Рузвельта и закончился президентством Джимми Картера. Он начался с необходимости восстановить спрос на товары простаивающих фабрик и закончился всеобщим сверхпотреблением, нехваткой инвестиций, двузначными цифрами инфляции и безработицы. Рейган оформил принципы переформатирования американской промышленности через изменения в налоговом законодательстве и сдвинул центр общественной структуры с городских рабочих на обитателей субурбии, профессионалов и предпринимателей.До конца этого цикла осталось 15 лет, и следующий кризис начнет впервые ощущаться во второй половине следующего десятилетия. Его контуры уже видны — это кризис среднего класса. Проблема не в неравенстве; проблема в том, что средний класс больше не может жить, как средний класс. Сейчас средний доход американского домохозяйства держится на уровне 50000 долларов. Зависит от штата, но на деле эта сумма ближе к 40000. Она позволяет середине среднего класса купить скромный дом и при бережном отношении к деньгам выжить за пределами популярных агломераций. Низший средний класс, 25% населения, не может позволить себе даже этого.Этому есть две причины. Во-первых, это рост количества родителей-одиночек: два домохозяйства в два раза дороже, чем одно. Во-вторых, дело в том, что решения, которые обеспечили необходимое переформатирование американской промышленности и чрезвычайно увеличили производительность труда, одновременно ухудшили положение среднего класса на рынке труда и уменьшили его доход. Кризис пока не политический — он станет политическим к концу десятилетия, но не разрешится ни выборами 2028-го, ни выборами 2032-го. Это нормальный, циклический кризис, но он все равно будет болезненным.КонтекстНе бывает безболезненных десятилетий, и даже в самые спокойные времена кто-то продолжает страдать. Кризисы, которые мы ждем в следующие десять лет — не самые тяжелые за прошедший век, и не тяжелее тех, которые еще будут. Как обычно, можно ожидать, что от имеющейся у нас сейчас информации будет зависеть будущее. Часто можно услышать, что страдания и проблемы нашего поколения тяжелее, чем когда бы то ни было. Это обыкновенный нарциссизм. Наше положение неизбежно изменится — и наверняка быстрее, чем мы ожидаем. Наши невзгоды — обыкновенная деталь обычной человеческой жизни. Утешение слабое, но это реальность и тот контекст, в котором нужно воспринимать этот прогноз на ближайшие десять лет.via

21 октября 2015, 20:05

Политика: У Джимми Картера на руках могут быть серьезные карты

Экс-президент США Джимми Картер сообщил о том, что передал России информацию о позициях ИГ в Сирии. Вне зависимости от реальной ценности этих данных заявление творца Кэмп-Дэвидских соглашений можно расценивать как значимый сигнал, который Белому дому посылают оппоненты «ястребов»: и демократ Картер, и республиканец Генри Киссинджер, и весомая часть действующей элиты США. Экс-президент США, лауреат Нобелевской премии мира и активный участник миротворческих процессов последних десятилетий Джимми Картер утверждает, что передал российскому посольству в Вашингтоне карты позиций террористической группировки «Исламское государство» в Сирии. Накануне Картер заявил, что «достаточно хорошо» знаком с президентом России Владимиром Путиным, с которым у него «общий интерес к рыбалке нахлыстом». Судя по сообщению Washington Free Beacon, бывший президент США утверждает: в апреле Путин даже дал ему адрес электронной почты, чтобы обмениваться «опытом рыбалки нахлыстом, в частности, в России». На видео, показанном телеканалом МSNBC, Картер заявил, что еще в мае он передал президенту Путину письмо «и спросил, нужна ли ему копия нашей карты для того, чтобы он мог точечно наносить авиаудары в Сирии». «Таким образом, если в будущем Россия будет наносить авиаудары не по тем местам, вы будете знать, что это моя вина, а не Путина», – иронически добавил Картер. Washington Free Beacon отмечает, что поступок Картера идет вразрез с политикой администрации Барака Обамы; судя по всему, экс-президент США действовал по собственной инициативе. По словам экс-президента США, карты, с помощью которых Москва может повысить точность своих ударов по ИГ в Сирии, подготовила созданная им и его супругой неправительственная организация «Центр Картера». Washington Free Beacon указывает, что Джимми Картер ранее выражал поддержку действиям России на Украине. После встречи с Владимиром Путиным весной этого года он сказал, что воссоединение Крыма с Россией было неизбежным и это то, чего хотели его жители. Миссия патриархов геополитики Министерство обороны США, которое сейчас возглавляет однофамилец экс-президента Эштон Картер, отказалось прокомментировать заявление Джимми Картера. «Я не могу сказать, знает ли кто-либо в Пентагоне о том, что Центр Картера предоставил карты российскому посольству», – заявила представитель оборонного ведомства Элисса Смит. Но, как уже отмечалось выше, в конце апреля этого года Джимми Картер действительно общался с российским руководством в рамках визита делегации «Группы старейшин» (международного объединения высокопоставленных отставных политиков, созданного в 2007 году по инициативе ныне покойного экс-президента ЮАР Нельсона Манделы). Делегацию тогда возглавлял бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. В состав, помимо Картера, входили: экс-президент Финляндии Марти Ахтисаари – также весьма активный международный миротворец, имевший отношение и к межсирийским переговорам, а также бывший спецпредставитель генсека ООН по Сирии Лахдар Брахими. Добавим, что еще в 2013 году Картер и старший советник возглавляемого им центра Роберт Пастор (в бытность Картера президентом – один из советников по вопросам национальной безопасности) опубликовали в Washington Post статью, в которой призвали: «Пришло время сменить повестку дня, предусловия и стратегию по Сирии и положить конец войне». «Американская демократия – это подделка» Как ранее отмечала газета ВЗГЛЯД, 90-летний экс-президент Картер критикует свою страну, причем критике подвергается не только внешнеполитический диктат или войны на Ближнем Востоке, но и состояние внутренней политики. «США – это олигархическая, а вовсе не демократическая страна, – заявил Картер в августе этого года. – Американская демократия – это подделка, вне зависимости от того, сколько денег в нее вкачивают олигархи, которые контролируют страну и национальные СМИ». Показательно, что не только Картер, но и другие отставные лидеры западного мира из числа политиков-«тяжеловесов» (в том числе те, кто возглавлял свои страны не только в период разрядки, но и в момент конфронтации между Западом и Москвой), последовательно критикуют нынешние действия Соединенных Штатов. Это, в частности, касалось реакции США и ЕС на воссоединение Крыма и России. В частности, бывший канцлер ФРГ, 96-летний Гельмут Шмидт или 89-летний бывший президент Франции Валери Жискар д'Эстен не только осуждают санкции и попытку блокады России со стороны Запада – Шмидт, например, назвал их глупостью, а д'Эстен заявил, что Крым должен остаться русским – но и критикуют США за их диктат в мировых делах. Память о Кэмп-Дэвиде «Картер – очень неожиданный переговорщик. Честно говоря, я думал, что это не очень всерьез: все-таки 90-летний политик без большой базы в собственной, демократической партии. Но все же надо помнить о том, что это лауреат Нобелевской премии мира; в его активе – важнейшая ближневосточная сделка, Кэмп-Дэвидские соглашения 1978 года», – отметил в комментарии газете ВЗГЛЯД политолог, эксперт-американист Борис Межуев. По мнению собеседника, «если вспоминать что-то позитивное для Соединенных Штатов, то это именно соглашения в Кэмп-Дэвиде, приведшие к миру между Египтом и Израилем». «Картер – это человек, получивший большое признание в мусульманском мире», – добавляет Межуев. Но, отмечает эксперт, при этом не надо забывать, что экс-президент занимает особую позицию в американском политическом истеблишменте – «известны, например, его ярко выраженные симпатии к Палестине». «Мы можем ожидать демонстративного заявления» из окружения Обамы «о том, что этот человек в данном случае представляет самого себя», подчеркивает Межуев.  «Эта группа не так уж мала» Заявление Картера можно расценивать как своего рода сигнал, поданный той частью демократов, которые группируются вокруг нынешнего госсекретаря Джона Керри, полагает доцент кафедры политической теории МГИМО МИД России Кирилл Коктыш. «Эта группа не так уж мала, если учитывать ее влияние в Конгрессе», – отметил эксперт в комментарии газете ВЗГЛЯД. В этом плане можно говорить о том, что часть Демократической партии может занимать позицию, альтернативную «генеральной линии» президента-демократа Обамы. К таким «голубям мира» можно отнести, в частности, претендента на выдвижение в президенты от демократов Берни Сандерса. Этого сенатора из Вермонта, настроенного последовательно антимилитаристски, поддерживают 25% электората Демократической партии (2-е место, судя по данным последних опросов). У фаворита гонки Хиллари Клинтон, впрочем, поддержка заметно больше – около 40%. То, что внутри вашингтонского политического истеблишмента существуют разные мнения, в том числе по сирийскому вопросу – не секрет, добавляет Коктыш. «Главным рупором альтернативного мнения является Генри Киссинджер», – подчеркивает собеседник. 92-летний Киссинджер, госсекретарь при Ричарде Никсоне и Джеральде Форде – пожалуй, один из самых влиятельных из отставных республиканских «тяжеловесов», чье мнение имеет вес и сейчас. Достаточно вспомнить его недавнюю статью в Wall Street Journal, в которой патриарх американской внешней политики фактически призывает отказаться от свержения Башара Асада. «Президент-демократ Джимми Картер солидаризируется с той же группой. Тем более что у него, как у отставного президента и морального авторитета, не связаны руки, и он может себе позволить такие действия в качестве самостоятельного политического лица», – отмечает Коктыш. «Категорически отказываются от слова «сотрудничество» Напомним, несмотря на попытки Москвы наладить совместную работу с Вашингтоном в Сирии, действующее руководство Белого дома уже не раз заявляло, что отказывается сотрудничать с Россией, поскольку Кремль поддерживает режим Асада. О необходимости совместных действий Путин заявлял еще в преддверии своего выступления на юбилейной, 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. После этого Россия неоднократно предпринимала попытки начать совместную работу, однако не встречала поддержки в США. Так, Россия предлагала провести международную встречу на высоком военно-политическом уровне в Москве по Сирии и отправить в Вашингтон делегацию, которую мог бы возглавить премьер-министр Дмитрий Медведев. США ответили, что не примут российскую делегацию. США отказались и от совместных с Россией операций по спасению пилотов в Сирии. Как отметил замминистра обороны России Анатолий Антонов, США «категорически отказываются от слова «сотрудничество» и пока ограничивают взаимодействие контактами министерств обороны двух стран в отношении безопасных полетов. По его словам, «мы предложили США большую программу взаимодействия, в том числе по Сирии... К сожалению, США оказались пока к этому не готовы». Теги:  Владимир Путин, информация, Сирия, антитеррористическая операция, США и Россия, война в Сирии Закладки: