• Теги
    • избранные теги
    • Люди1727
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1040
      • Показать ещё
      Международные организации95
      • Показать ещё
      Компании461
      • Показать ещё
      Формат13
      Издания142
      • Показать ещё
      Разное626
      • Показать ещё
      Показатели21
      • Показать ещё
26 февраля, 05:01

Buoyed By Anti-Trump Activism, Democrat Wins Delaware Special Election

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); MIDDLETOWN, Del. ― This is what democracy looks like. It’s been a chant that has animated marches and protests around the country since the day after Donald Trump was inaugurated president, but it’s been more aspirational than descriptive. On Saturday, in a state Senate district in Delaware that stretches from Middletown to Newark, the voices in the streets turned into votes in the ballot box.  In the most expensive special election in Delaware history ― a contest to decide which party controls the state Senate ― Democrat Stephanie Hansen was on track to annihilate her Republican rival on the back of extraordinary turnout. The last time her opponent, John Marino, ran in this district, in 2014, he lost by just 2 points. Hansen’s 58-42 percent victory over Marino on Saturday ensured that Democrats will maintain control of the state Senate. It also notched a big Donald Trump-era win for a new generation of Democratic activists shocked into action by the November election. “We turned back that win from Washington and made sure it won’t hit Delaware,” Hansen said in her victory speech Saturday night. While Hansen’s campaign was focused on local issues, she saw a huge swell of support after nationwide Women’s March protests on Jan. 21. Protesters, many of them out in the streets for the first time, have been turning their energy toward local and state politics. The first major election since the uprising was Delaware’s.  Hansen’s campaign received huge support. More than 1,000 volunteers worked during the course of the campaign, and about 500 ― many from nearby states ― showed up Saturday for Election Day. Hansen received more than 14,000 contributions of less than $100 from small donors spread all over the country. “That’s more volunteers than I’ve had in nine elections,” exclaimed state Sen. Dave Sokola (D), of Hansen’s Election Day workers. “It’s overwhelming to see all these people,” said Kelly Wright, a resident of Hansen’s district. “It’s making me emotional to see that people come take a bus two-plus hours away.” The turnout of volunteers made a huge difference as Hansen crushed her Republican opponent with unusually high turnout for a special election. “Let’s take this movement national,” former Vice President Joe Biden. a Delaware resident, exhorted to Hansen victory partiers Saturday night via phone. Chuck Jackson, a Democratic district chair, said: “It’s really great the amount of people we’re seeing out. There is so much at stake.” The state Senate had been split 10-10 since the 10th District seat was vacated in November by Bethany Hall-Long, who won election as lieutenant governor. Hansen’s win maintains Democrats’ 44-year hold on the chamber. Hansen’s election was no sure thing. The district leans Democratic, but Republican Marino had performed well in previous elections. Hall-Long defeated Marino by 1 percentage point in 2014. In 2016, Hillary Clinton won the district 54-41 over Trump. Democrats notoriously struggle in special elections. The Democratic campaign was both aided and hindered by weather. At an unseasonable 70 degrees it was a perfect day for volunteers to knock on doors and for voters to head out to the polls. An afternoon thunderstorm, however, cut an hour out of a prime time. While the race brought in huge numbers of outside volunteers, it was mostly fought over local issues like transit, the environment, education and the state budget. Erik Schramm, Hansen’s campaign manager, said the campaign had to juggle messaging to highlight local issues while harnessing the national mood to excite volunteers. Groups like Sister District, Flippable and Indivisible helped organize volunteers. For many, this was the first time they had been involved in a political campaign.  Mitchaell Kawash, a volunteer from Brooklyn, New York, said he was canvassing for the first time because of the importance of state-level politics.  Nicholas Sewitz, who previously canvassed for Sen. Bernie Sanders (I-Vt.), joined Kawash and other friends from Brooklyn. “Trump is politicizing the populace,” Sewitz said. Marsha Murray and Sarah Kimball came from Lower Manhattan to volunteer. For Kimball, it was her first time canvassing. ”This is the election that matters,” said Murray. “It matters to everyone, not just in Delaware.” Ken Kidd, a volunteer who came from Manhattan, said the Women’s March and rising activism has led to a “resurgence in citizenship.” Volunteers were greeted at the Middletown campaign office in the afternoon by a steady parade of elected officials. Sens. Tom Carper (D) and Chris Coons (D) came by to shake hands and thank volunteers. Lt. Gov. Bethany Hall-Long, the previous occupant of the state Senate seat, stopped at the office after canvassing neighborhoods. Coons said he was “encouraged” by volunteers’ organization.  Volunteer Jim Yung, wearing a U.S. Senate baseball hat signed by Joe Biden, said: “Make no bones about it, it’s made a difference.” There’s something fitting about so many New Yorkers making the trip down to make sure Marino didn’t become a senator: He is, after all, a retired NYPD cop. This article has been updated to include a comment from Hansen’s victory speech. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

25 февраля, 23:57

Establishment Favorite Tom Perez Wins Vote To Lead Democratic Party

Having fallen just shy of victory in the first round of votes, the establishment favorite former Labor Secretary Tom Perez (and Obama/Clinton loyalist) has defeated Rep. Keith Ellison (D-Minn.) to become the next chairman of the Democratic National Committee in a blow to Bernie Sanders and the progressive wing of the party. Vice President Biden and other key figures from the Obama administration supported Perez, who backed Hillary Clinton in the primary. Sanders and many of his allies backed Ellison, the first-ever Muslim elected to Congress and a star on the left. The party remains clearly divided... Keith Ellison was defeated by a billionaire-led innuendo campaign slurring him as an anti-semite. That's the Democratic Party for you. — Michael Tracey (@mtracey) February 25, 2017 ...winning by 235 to 218 in the second round of voting (after failing to get the 213.5 votes required in the first round). Perez: "We need a chair who can not only take the fight to Donald Trump" but "change the culture of the Democratic Party and the DNC" Tom Perez: "We need a chair who can not only take the fight to Donald Trump" but "change the culture of the Democratic Party and the DNC" pic.twitter.com/6tnJO7qA1A — ABC News Politics (@ABCPolitics) February 25, 2017 Bernie Sanders congratulated former Perez on becoming the new chairman of the Democratic National Committee, however warned that "the same old is not working." "I congratulate Tom Perez on his election as chairman of the Democratic National Committee and look forward to working with him," Sanders said in a statement. "At a time when Republicans control the White House, the U.S. House, U.S. Senate and two-thirds of all statehouses, it is imperative that Tom understands that the same-old, same-old is not working and that we must open the doors of the party to working people and young people in a way that has never been done before," the lawmaker added. In his statement, Sanders maintained that it is time for the Democrats to "stand up to the 1 percent" and advance progressive values. "Now, more than ever, the Democratic Party must make it clear that it is prepared to stand up to the 1 percent and lead this country forward in the fight for social, racial, economic and environmental justice," he said. To an extend siding the Sanders, the Republican National Committee also issued an official statement blasting Democrats for electing former Obama Labor Secretary Tom Perez as the new Democratic National Committee Head, calling him a "D.C. insider." "The Democrat Party has lost touch with the American people. Voters spoke loud and clear last November that they wanted a change in Washington and to reverse the failed policies of the last eight years," the official statement from RNC Chairwoman Ronna McDaniel said. "President Trump and Republican representatives heard the voters' message loud and clear and now hold a historic number of offices across the country."    "By selecting a D.C. insider, Democrats only create deeper divisions within their own party by pushing a far left agenda that rejects a majority of their base outside Washington," the statement continued. "The DNC would be well-served to learn from two straight election cycle losses, encourage leaders in their party to listen to what the voters want and to get to work with Republicans to fix the mess they created." As The Hill reports, the race to become the next Democratic Party leader split along establishment-grassroots lines and in many ways mirrored the divisive 2016 presidential primary between Sanders and Clinton. The mainstream Democrats won out again. Perez, the 55-year-old son of Dominican immigrants, becomes the party’s public face and chief spokesperson in charge of staking out Democratic opposition to President Trump.   Prior to serving as President Obama's Labor secretary, Perez was a civil rights attorney in the Justice Department under Attorney General Eric Holder, who endorsed him in the chairmanship race.   He has almost no electoral experience, save for a successful bid for Montgomery County Council and a failed run at Maryland attorney general, in which he was disqualified over a technicality.   As chairman of the DNC, Perez inherits a monumental rebuilding project across the country after years of Democratic losses at every level of government.   And he will also have to go about the work of unifying a fractured party. By way of background for how The Democrats got here, The Intercept's Glenn Greenwald explains why the Obama White House recruited Perez to run against Ellison: Members of the Democratic National Committee met today to choose their new chair, replacing the disgraced interim chair Donna Brazile, who replaced the disgraced five-year chair Debbie Wasserman Schultz. Even though the outcome is extremely unlikely to change the (failed) fundamentals of the party, the race has become something of an impassioned proxy war replicating the 2016 primary fight: between the Clinton/Obama establishment wing (which largely backs Obama Labor Secretary Tom Perez, who vehemently supported Clinton) and the insurgent Sanders wing (which backs Keith Ellison, the first Muslim ever elected to the U.S. Congress, who was an early Sanders supporter). The New Republic’s Clio Chang has a great, detailed analysis of the contest. She asks the key question about Perez’s candidacy that has long hovered and yet has never been answered. As Chang correctly notes, supporters of Perez insist, not unreasonably, that he is materially indistinguishable from Ellison in terms of ideology (despite his support for TPP, seemingly grounded in loyalty to Obama). This, she argues, is “why the case for Tom Perez makes no sense”: After all, “if Perez is like Ellison — in both his politics and ideology — why bother fielding him in the first place?” The timeline here is critical. Ellison announced his candidacy on November 15, armed with endorsements that spanned the range of the party: Sanders, Elizabeth Warren, Raúl Grijalva, and various unions on the left, along with establishment stalwarts such as Chuck Schumer, Amy Klobuchar, and Harry Reid. He looked to be the clear frontrunner. But as Ellison’s momentum built, the Obama White House worked to recruit Perez to run against Ellison. They succeeded, and Perez announced his candidacy on December 15 — a full month after Ellison announced. Why did the White House work to recruit someone to sink Ellison? If Perez and Ellison are so ideologically indistinguishable, why was it so important to the Obama circle — and the Clinton circle — to find someone capable of preventing Ellison’s election? What’s the rationale? None has ever been provided. I can’t recommend Chang’s analysis highly enough on one key aspect of what motivated the recruitment of Perez: to ensure that the Democratic establishment maintains its fatal grip on the party and, in particular, to prevent Sanders followers from having any say in the party’s direction and identity: There is one real difference between the two: Ellison has captured the support of the left wing. … It appears that the underlying reason some Democrats prefer Perez over Ellison has nothing to do with ideology, but rather his loyalty to the Obama wing. As the head of the DNC, Perez would allow that wing to retain more control, even if Obama-ites are loath to admit it. … And it’s not just Obama- and Clinton-ites that could see some power slip away with an Ellison-headed DNC. Paid DNC consultants also have a vested interest in maintaining the DNC status quo. Nomiki Konst, who has extensively covered the nuts and bolts of the DNC race, asked Perez how he felt about conflicts of interest within the committee — specifically, DNC members who also have contracts with the committee. Perez dodged the issue, advocating for a “big tent.” In contrast, in a forum last month, Ellison firmly stated, “We are battling the consultant-ocracy.” In other words, Perez, despite his progressive credentials, is viewed — with good reason — as a reliable functionary and trustworthy loyalist by those who have controlled the party and run it into the ground, whereas Ellison is viewed as an outsider who may not be as controllable and, worse, may lead the Sanders contingent to perceive that they have been integrated into and empowered within the party. But there’s an uglier and tawdrier aspect to this. Just over two weeks after Ellison announced, the largest single funder of both the Democratic Party and the Clinton campaign — the Israeli-American billionaire Haim Saban — launched an incredibly toxic attack on Ellison, designed to signal his veto. “He is clearly an anti-Semite and anti-Israel individual,” pronounced Saban about the African-American Muslim congressman, adding: “Keith Ellison would be a disaster for the relationship between the Jewish community and the Democratic Party.”   Saban has a long history not only of fanatical support for Israel — “I’m a one-issue guy, and my issue is Israel,” he told the New York Times in 2004 about himself — but also an ugly track record of animus toward Muslims. As The Forward gently put it, he is prone to “a bit of anti-Muslim bigotry,” including when he said Muslims deserve “more scrutiny” and “also called for profiling and broader surveillance.” In 2014, he teamed up with right-wing billionaire Sheldon Adelson to push a pro-Israel agenda. In that notorious NYT profile, he attacked the ACLU for opposing Bush/Cheney civil liberties assaults and said: “On the issues of security and terrorism I am a total hawk.” There’s no evidence that Saban’s attack on Ellison is what motivated the White House to recruit an opponent. But one would have to be indescribably naïve about the ways of Washington to believe that such a vicious denunciation by one of the party’s most influential billionaire funders had no effect at all. The DNC headquarters was built with Saban’s largesse: He donated $7 million to build that building, and he previously served as chairman of the party’s capital-expenditure campaign. Here’s how Mother Jones’s Andy Kroll, in a November profile, described the influence Saban wields within elite Democratic circles: No single political patron has done more for the Clintons over the span of their careers. In the past 20 years, Saban and his wife have donated $2.4 million to the Clintons’ various campaigns and at least $15 million to the Clinton Foundation, where Cheryl Saban serves as a board member. Haim Saban prides himself on his top-giver status: “If I’m not No. 1, I’m going to cut my balls off,” he once remarked on the eve of a Hillary fundraiser. The Sabans have given more than $10 million to Priorities USA, making them among the largest funders of the pro-Hillary super-PAC. In the lead-up to the 2016 presidential campaign, he vowed to spend “whatever it takes” to elect her. …   The ties go beyond money. The Clintons have flown on the Sabans’ private jet, stayed at their LA home, and vacationed at their Acapulco estate. The two families watched the 2004 election results together at the Clintons’ home, and Bill Clinton gave the final toast at one of Cheryl Saban’s birthday parties. Haim Saban is chummy enough with Hillary that he felt comfortable telling her that she sounded too shrill on the stump. “Why are you shouting all the time?” he says he told her. “It’s drilling a hole in my head.” Clinton campaign emails released by WikiLeaks in October contain dozens of messages to, from, and referencing Saban. And they show that he has no qualms about pressing Clinton and her aides on her position toward Israel. “She needs to differentiate herself from Obama on Israel,” he wrote in June 2015 to Clinton’s top aides. When Clinton, during the campaign, denounced the boycott movement devoted to defeating Israeli occupation, she did it in the form of public letter to Saban. To believe that Democrats assign no weight to Saban’s adamantly stated veto of Ellison is to believe in the tooth fairy. Saban’s attack predictably spawned media reports that Jewish groups had grown “uncomfortable” with Ellison’s candidacy (the ADL pronounced his past criticisms of Israel “disqualifying”), while whispers arose that the last thing the Democratic Party needed to win back Rust Belt voters was a black Muslim as the face of the party (even though the Detroit-born Ellison himself is from the Rust Belt). Defeated Dems could've tapped Rust Belt populist to head party. Instead, black, Muslim progressive from Minneapolis? https://t.co/VLfMcEtMka — Jonathan Weisman (@jonathanweisman) November 11, 2016 As both Chang and Vox’s Jeff Stein have argued, the fact that DNC chair is a largely functionary position, with little real power over party policy or messaging, is all the more reason to throw Sanders supporters a symbolic bone. If Democrats were smart, this would be the perfect opportunity to capture that energized left-wing movement without having to make any real concessions on what matters most to them: loyalty to their corporate donor base. But it’s hard to conclude that a party that has navigated itself into such collapse, which deliberately and knowingly chose the weakest candidate, who managed to lose to Donald J. Trump, is one that is thinking wisely and strategically. As Chang persuasively argues, it seems Democratic leaders prioritize ensuring that the left has no influence in their party over strengthening itself to beat the Trump-led Republicans: The same could be said of today’s battle over the DNC and the push to install a loyal technocrat like Perez. This reluctance to cede control comes despite the fact that Democrats have lost over 1,000 state legislature seats since 2009. There is no case for Perez that cannot be made for Ellison, while Ellison is able to energize progressives in ways that Perez cannot. The question that will be answered on Saturday is whether Democrats have more urgent priorities than denying power to the left. That view, one must grant, is deeply cynical of Democratic leaders. But — besides fearing the wrath of Saban — what else can explain why they were so eager to recruit someone to block Keith Ellison? If the plan to sink Ellison succeeds, the message that will be heard — fairly or not — is that the Democratic Party continues to venerate loyalty to its oligarchical donors above all else, and that preventing left-wing influence is a critical goal. In other words, the message will be that the party - which to date has refused to engage in any form of self-reckoning - is steadfastly committed to following exactly the same course, led by the same factions, that has ushered in such disaster. *  *  * In retrospect, the Obama/Clinton elites got their way again and one can hope that the angry crowds railing against Trump will see what just transpired and will look inward this time (not just outward).

25 февраля, 23:44

The Democrats Have Their Chairman

Thomas Perez has defeated Representative Keith Ellison in a battle to lead the party in the age of Trump.

25 февраля, 23:26

Perez elected DNC chairman

The former Labor secretary immediately moved to unify the party by naming Keith Ellison as his deputy chairman.

25 февраля, 23:22

Tom Perez Elected Democratic National Committee Chair

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); ATLANTA ― Former Labor Secretary Tom Perez was elected chair of the Democratic National Committee on Saturday after a contentious race that highlighted divisions within the party. Perez bested Rep. Keith Ellison (D-Minn.), the only other candidate remaining in the race after an inconclusive first round of voting. The final tally was 235 for Perez and 200 for Ellison.  Perez will now begin the work of rebuilding a Democratic Party battered by historic electoral losses as it is undertakes the task of confronting President Donald Trump and his agenda.  He also will have to win the trust of those who supported Ellison, his chief opponent. Many progressive activists who backed Sen. Bernie Sanders (I-Vt.) in the 2016 presidential primary viewed Ellison’s candidacy as a way to secure a foothold in the party after Sanders’ defeat. Perez immediately moved to appoint Ellison deputy DNC chair and accepted a hug from his rival on the conference room stage. “I’m asking you to give everything you’ve got to support Chairman Perez,” Ellison told his supporters. Perez bashed Trump and the “know-nothing movement,” and vowed to lead Democrats to victory against the president in 2020.  “We are one family, and I know we will leave here united today, no doubt about that,” Perez said. “We are indeed the party that turns hardship into hope. We are the party that turns doubts into dreams.” Jay Jacobs, a New York DNC member who whipped votes for Perez in the second round of voting, said some party leaders ultimately decided Ellison was too radical.  “You have to understand that on the emotional level, a lot of people liked Keith’s message, and liked the idea of the dramatic change,” said Jacobs, chair of the Nassau County Democratic Party on Long Island. “On the more intellectual level, we had a sense ― and I think this is what a lot of folks had a sense ― that this would shift the party too far to the left. That was the back and forth.” Other DNC members who backed Perez cited reasons unrelated to policy or ideology. Massachusetts DNC member David O’Brien pointed to Perez’s experience running large organizations and said he was impressed with Perez on a personal level, having heard from him repeatedly in recent weeks. “The fact that [Perez] said he wanted to change the culture [at the DNC], the fact that he has campaigned at the local level, the fact that he has run an organization ― and the way someone campaigns is instructive as to how they would govern,” O’Brien said. Idaho Democratic Party executive director Sally Boynton Brown, U.S. Air Force veteran Sam Ronan, media strategist Jehmu Greene and attorney Peter Peckarsky withdrew after the first round of voting on Saturday. Ronan and Peckarsky endorsed Ellison, while Greene threw her support to Perez. South Bend, Indiana, Mayor Pete Buttigieg dropped out just before voting began, without endorsing anyone. The party chair’s main role is to raise funds, recruit candidates and represent the party to the media. The job typically is neither coveted nor influential when a party controls the White House and the president’s choice takes precedence. But when a party is out of power, as Democrats are now, the race for chairmanship reflects competition among rival factions over how best to re-orient the party for future elections. In addition to losing control of the White House in 2016 and failing to retake either house of Congress, Democrats have lost almost 1,000 state legislature seats since 2009. To complicate matters, the Democratic Party is divided along ideological lines. Some progressives who backed Sanders in the presidential primary remain convinced that the DNC favored Hillary Clinton, and that the party failed to channel Sanders’ populist economic message in the campaign against Trump. Shortly after Trump’s victory, Sanders and prominent Clinton supporters like Senate Minority Leader Chuck Schumer (D-N.Y.) coalesced behind Ellison’s candidacy in an apparent effort to unite the party. Perez entered the race in mid-December, reportedly after aides to then-President Barack Obama encouraged him. He has proven a formidable adversary for Ellison, picking up support from key Obama administration figures like former Vice President Joe Biden and former Attorney General Eric Holder. Shortly after Perez’s victory, Obama issued a statement congratulating him. “I know that Tom Perez will unite us under that banner of opportunity, and lay the groundwork for a new generation of Democratic leadership for this big, bold, inclusive, dynamic America we love so much,” Obama said. Perez pitched his federal executive experience, but he drew criticism for his public support of the now-defunct Trans-Pacific Partnership trade agreement while serving in Obama’s Cabinet. Like Ellison, Perez has a stellar reputation in progressive circles, leading some liberals to downplay the significance of a Perez victory. Ellison, a congressman since 2007, pointed to his electoral success and his previous career as an organizer. He was hobbled early in the race by concerns about his past ties to the Nation of Islam, and leaked audio of controversial remarks he made about Israel at a 2010 fundraiser. Over the course of a race that spanned over three months, all of the DNC candidates agreed the party desperately needs new, innovative leadership. And across ideological lines, state party chairs and operatives have criticized the Obama administration’s formation of Organizing for Action, a fundraising and organizing arm that many Democrats say undermined party infrastructure. They also lament previous chairs’ lack of transparency and failure to attend to the needs of state and local parties. This article has been updated to include comments from DNC members. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

25 февраля, 22:25

No Democratic Party Chair Winner In First Round Of Balloting

ATLANTA – The race to chair the Democratic National Committee will continue into a second round of voting after none of the candidates won a majority on the first ballot on Saturday. The election will continue for as many rounds as it takes for a candidate to lock up a majority of the 442 party officials eligible to vote.  The two leading contenders were the only candidates remaining on the ballot; all the other contenders withdrew. Rep. Keith Ellison (D-Minn.) and former Labor Secretary Tom Perez will now try to win over party leaders who voted against them in the first round. This last-minute jostling is likely to feature intense bargaining for supporters of the underdog candidates. Many Democrats had predicted a close race that would require multiple rounds of voting. “I don’t see the math to getting this done on the first ballot with the number of candidates that obviously have some support,” Alabama DNC member Clinton Daughtrey said on Friday. Idaho Democratic Party executive director Sally Boynton Brown, U.S. Air Force veteran Sam Ronan, media strategist Jehmu Greene and attorney Peter Peckarsky withdrew after the first round of voting. Ronan and Peckarsky endorsed Ellison, while Greene threw her support to Perez. South Bend, Indiana, Mayor Pete Buttigieg dropped out just before voting began, without endorsing anyone. In the first round of voting, Perez got 213.5 votes, Ellison got 200, Boynton Brown received 12, and Greene got 0.5. Votes from Democrats abroad are worth half.    The party chair’s main role is to raise funds, recruit candidates and represent the party to the media. The job typically is neither coveted nor influential when a party controls the White House, and the president’s choice takes precedence. But when a party is out of power, as Democrats are now, the race for chairmanship reflects competition among rival factions over how best to re-orient the party for future elections. In addition to losing control of the White House in 2016 and failing to retake either house of Congress, Democrats have lost almost 1,000 state legislature seats since 2009. To complicate matters, the Democratic Party is divided along ideological lines. Progressives who backed Sen. Bernie Sanders (I-Vt.) in the presidential primary remain convinced that the DNC favored Hillary Clinton, and that the party failed to channel Sanders’ populist economic message in the campaign against Donald Trump. Shortly after Trump’s victory, Sanders and prominent Clinton supporters like Senate Minority Leader Chuck Schumer (D-N.Y.) coalesced behind Ellison’s candidacy in an apparent effort to unite the party. Perez entered the race in mid-December, reportedly after aides to then-President Barack Obama encouraged him. He has proven a formidable adversary for Ellison, picking up support from key Obama administration figures like former Vice President Joe Biden and former Attorney General Eric Holder. Perez is now viewed as the establishment favorite. He pitches his federal executive experience, but he has drawn criticism for his public support of the now-defunct Trans-Pacific Partnership trade agreement while serving in Obama’s Cabinet. Like Ellison, Perez has a stellar reputation in progressive circles, leading some liberals to downplay the significance of a Perez victory. Ellison, a congressman since 2007, points to his electoral success and his previous career as an organizer. He was hobbled early in the race by concerns about his past ties to the Nation of Islam, and leaked audio of controversial remarks he made about Israel at a 2010 fundraiser. All of the DNC candidates agree the party desperately needs new, innovative leadership. Many DNC voting members have looked at the contest through a technocratic lens, rather than as the proxy battle exciting outside activists. Across ideological lines, state party chairs and operatives have criticized the Obama administration’s formation of Organizing for Action, a fundraising and organizing arm that many Democrats say undermined party infrastructure. They also lament previous chairs’ lack of transparency and failure to attend to the needs of state and local parties.   -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

25 февраля, 09:00

Павел КЛИМКИН: "Нам всем необходимо настроиться на то, что борьба с российской агрессией не закончится ни завтра, ни послезавтра"

Последние недели министра иностранных дел Павла Климкина практически невозможно застать в Киеве. Нью-Йорк, Вашингтон, Мюнхен, снова Нью-Йорк — вот география перемещений главы украинского МИДа только за последние две недели.  Пользуясь его недолгой остановкой в Киеве, мы не стали затрагивать весь внешнеполитический спектр и сконцентрировались лишь на двух ключевых вопросах — на Минске и других "планах" остановки российской агрессии, а также на налаживании отношений с новой вашингтонской командой. 

23 февраля, 23:03

Four hidden policy changes in Trump’s immigration memos

The headlines from President Donald Trump’s new immigration-enforcement memos are clear: in a sharp reversal of Obama-era policy, he wants to expand the number of undocumented immigrants targeted for deportation, hire thousands more immigration agents and restart a controversial program that automatically checked the immigration status of people in local jails.Though draconian, the two memos released by the Department of Homeland Security on Tuesday were also expected: the executive orders Trump released five days after his inauguration had already outlined his broad crackdown on illegal immigration. The new guidance is just the "how-to" plan to make it happen.But in the days since it was issued, immigration experts have been combing the documents to figure out the full impact – and buried in their 19 pages have found a number of small but important policy shifts that hadn't been seen before. “There are real and meaningful changes ahead,” Michael Neifach, a lawyer who held senior positions at DHS during the Bush administration, wrote in an email. The new policies could affect everyone from undocumented immigrants to local police to U.S. soldiers. What will they look like? POLITICO spoke with nearly a dozen immigration experts on both the right and left, many of whom have previously held senior roles at the department. They highlighted four under-the-radar but important new shifts buried in the DHS memos:1. Limiting “parole”Immigration officials have long been able to use an immigration policy called "parole" to create some flex in the system, cracking open the door to noncitizens who technically aren't supposed to enter the U.S. but have some personal or political claim to leniency. The “wet-foot dry-foot policy” that Obama ended in January used parole as the mechanism to allow Cuban immigrants to stay in the country if they made it onto U.S. soil. Another program, known as “parole in place,” allows close undocumented relatives of U.S. service members and veterans to apply for a green card without leaving the U.S., keeping military families together. Perhaps the most common use of parole, called “advance parole,” allows immigrants who are in the U.S. and applying to adjust their status—mainly applying for a green card—to travel abroad and return while their applications are pending. To immigration critics, these broad policies amount to a systematic abuse of the parole system, which is supposed to be judged strictly on a case-by-case basis, rather than handed out to broad categories of immigrants. In what sounds like a slap at the Obama administration, one subsection of a memo says expanded use of parole “has contributed to a border security crisis, undermined the integrity of the immigration laws and the parole process, and created an incentive for additional illegal immigration.” The new memo calls for parole to be used “sparingly” and directs the heads of the three main immigration agencies to issue regulations clarifying when parole can be used. How the immigration agencies will reform parole programs won’t be clear until they release final regulations; a DHS spokesperson did not respond to questions about the memos. But experts on both sides of the immigration debate believe the intent is to turn parole from an exemption that certain people can count on to an infrequent privilege—curtailing or eliminating many of these programs, including the “parole in place” program for U.S. soldiers' families. 2. Targeting people who help unaccompanied childrenThe new DHS memo tries to discourage unaccompanied children from making the dangerous trek to the United States by cracking down on the people who finance that journey—which often means their own families. The memo calls for the prosecution and/or deportation of any individual who “facilitates the illegal smuggling or trafficking of an alien child into the United States.” In other words, an undocumented mother who pays a smuggler to bring her children to the U.S. could now face prosecution. To many, this seems particularly heartless. “In many cases, people are fleeing for their lives and it would be wrong to subject those helping to prosecution,” said Kerri Talbot, a former top immigration staffer for Sen. Robert Menendez.While the Trump administration’s policy appears harsh, its goals aren’t especially unusual. In the fight against human trafficking, countries often look to attack the problem at the incentive level, discouraging would-be migrants from making illicit journeys in the first place. For instance, the European Union signed an agreement with Turkey last year to allow Greece to return migrants to Turkey, a policy designed to make the journey into the E.U. far less appealing for the thousands of people using the migration route across the Aegean Sea. When tens of thousands of unaccompanied children flooded across the U.S.-Mexico border in 2014, stressing the U.S. immigration system, the Obama administration used softer tactics to discourage such migration; Joe Biden, then the vice president, even visited Central American countries to plead with parents to stop sending their children to the United States. By introducing the threat of prosecution for family members in the U.S. who help facilitate illegal border crossings, the Trump policy takes a much tougher line, but at heart the goal is much the same. 3. Deputizing local law enforcement as immigration agentsOne of the most controversial elements of Trump’s immigration policies has come with the bland bureaucratic name of 287(g), named for its corresponding section of immigration law, that allows local law enforcement agencies to sign agreements with immigration agencies to allow local police to act as immigration agents. The Obama administration ended the 287(g) program in 2012, after harsh criticism from activists and little engagement from law enforcement agencies.Trump’s original executive order called for DHS to revive the program. But the new memo goes a step further and actually expands it: Previously, local law enforcement agencies could only sign 287(g) agreements with Immigration and Customs Enforcement, which largely operates in the interior of the country. Now, they can also sign such agreements with Customs and Border Protection, which largely operates at ports of entry and along the border.John Sandweg, the former acting director of ICE under Obama, called the move “unprecedented.” Neifach, the Bush-era DHS official, also said the “change caught my eye.” What does this mean? It’s tough to know until ICE and CBP actually issue additional guidance. Experts said that local police would gain few additional authorities from partnering with CBP than they wouldn’t already have from partnering with ICE. But they could gain additional powers near the border, including boarding any vessel in search of undocumented immigrants and searching private lands within 25 miles of the border, said Neifach.“I would envision that there will be some local sheriffs along the border who will dispatch deputies to do some patrol-like activities,” Sandweg said. Local law enforcement agencies have been hesitant to sign 287(g) agreements in the past, worried that such deals could reduce trust with the local community. But those agencies that have signed agreements have gained far-reaching immigration powers, including apprehension, arrest, detention, and even the decision over whether to initiate removal proceedings. Experts said that careful oversight of the 287(g) program is critical to ensure that local police do not abuse it, and some are concerned that the expansion of the program to include CBP could lead to worse oversight and training. “Traditionally, ICE has been more sensitive to civil rights concerns and provided a higher degree of training about how to do operations and enforcement,” Sandweg said. “The oversight will change of how these agencies conduct enforcement under the agreement. That’ll be the biggest change.”4. Expanding the use of expedited removalUnder U.S. law, undocumented immigrants are entitled to a hearing before being removed from the country—with an exception called “expedited removals” for immigrants who haven't been here long. The rationale for the policy is that such removals are acceptable on humanitarian grounds because the immigrant hasn’t established roots in the country. Such deportations avoid adding additional stress on the immigration court system, which already faces a backlog of more than 500,000 cases.Though the law allows immigration agents to use expedited removal for any undocumented adult captured within two years of entering the U.S., the official DHS policy limited its use to those captured within 14 days of entering the country and within 100 miles of the border. The new memo says that DHS will expand the policy, although it does not say how.Former Obama officials and immigration activists both pinpointed the change as meaningful, saying it could be used deport immigrants who have been here long enough to become established community members. “That is significant,” said Noah Kroloff, a former senior DHS official under Obama. “[It] essentially means anyone who can’t demonstrate that they have been in the country for two years is potentially subject to expedited removal.”According to data from Pew, the vast majority of undocumented immigrants have been in the U.S. more than two years. In 2014, just 14 percent had been here less than five years. Therefore, the expansion of expedited removal won’t suddenly put millions of immigrants at risk of deportation without a hearing. But it still is a significant broadening of a program that many activists already oppose—one that could stretch its reach from the border regions through every state in the union.

23 февраля, 21:39

Jaime Harrison Drops Out Of DNC Chair Race And Endorses Tom Perez

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); South Carolina Democratic Party Chair Jaime Harrison is withdrawing from the race to chair the Democratic National Committee and throwing his support behind former Labor Secretary Tom Perez. “Despite strong performances at the debate and DNC regional forums, the votes are simply not there for me to secure victory on Saturday,” Harrison said in a Thursday statement announcing his decision. “We have a candidate for DNC Chair who can unite the Democratic Party behind the goal of enacting progressive change, a candidate who can take the fight to Donald Trump and rebuild our Party infrastructure, and a candidate whom I, as a voting member of the DNC, am proud to support: Tom Perez.” Harrison’s endorsement is a significant pickup for Perez heading into Saturday’s vote in Atlanta. The former labor secretary is locked in a tight race with Rep. Keith Ellison (D-Minn.), co-chair of the Congressional Progressive Caucus. Harrison was the third-most popular candidate behind Ellison and Perez, according to an Associated Press report, and his support will now likely go to Perez. Neither Perez nor Ellison currently has a majority of the 442 party officials eligible to vote. If no candidate wins an outright majority in the first round of voting, there will be additional ballots until a candidate obtains one. The close state of the contest has set the stage for a scurry of dealmaking in the race’s final days. New Hampshire Democratic Party Chair Ray Buckley exited the race and endorsed Ellison on Saturday. If Ellison wins, Buckley will lead the DNC’s efforts to revive state Democratic parties, according to the two campaigns.  In addition to Perez and Ellison, South Bend, Indiana, Mayor Pete Buttigieg; Idaho Democratic Party Executive Director Sally Boynton; media strategist Jehmu Greene; Milwaukee attorney Peter Peckarsky and U.S. Air Force veteran Sam Ronan are still in the running. Harrison turned in one of his most forceful performances of the monthslong campaign at a CNN-sponsored debate on Wednesday night. But the former floor director for then-House Majority Whip James Clyburn (D-S.C.) has failed to gain traction in a race dominated by two figures with major national backing. Until entering the DNC chair race, Harrison worked as lobbyist for the Podesta Group, where he represented the coal, tobacco and financial industries. Democratic activists and operatives are closely watching the DNC race, viewing it as a proxy battle between the Sen. Bernie Sanders (I-Vt.) wing of the party and the Democratic establishment. Ellison endorsed Sanders in the 2016 primary and now has the blessing of Sanders and many of his most active backers. Perez backed Hillary Clinton in the primary, and has earned the endorsement of major figures from the Barack Obama administration, including former Vice President Joe Biden. But Perez also has strong progressive credentials, winning liberal praise for his leadership of the Department of Labor and the Department of Justice’s Civil Rights Division. One of his only major policy differences with Ellison is his backing for the now-defunct 12-nation trade agreement, the Trans-Pacific Partnership. In their pitches to the state party chairs and other insiders who will decide the race, Perez has emphasized his executive experience, while Ellison has focused on his organizing prowess and record of winning elections. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

23 февраля, 13:13

POLITICO survey: DNC race is a nail-biter

The battle for chairman could take several rounds of balloting to determine a winner.

23 февраля, 10:20

Ищенко подвел итоги Майдана: Украинцев предупреждали!

«Переворот в Киеве 3 года назад дал шанс стать элитой страны политическим маргиналам, националистам всех мастей. Но могут ли они чувствовать себя настоящими победителями? Выигрышный билет по итогам майдана вытянули лишь те, кто покинул Украину», — приводит слова главы Центра системного анализа и прогнозирования украинский независимый портал UINP.

23 февраля, 00:05

Chairing The DNC: A Multimillion-Dollar Election

by Niv Sultan There’s a packed field in the race to chair the Democratic National Committee, whose 447 members will elect their new leader on Saturday. Rep. Keith Ellison and former Secretary of Labor Tom Perez lead the nine candidates who remain in the contest — a relatively diverse bunch hailing from around the country and from various levels of government. A third hopeful, Mayor Pete Buttigieg of South Bend, Ind., has collected some noteworthy endorsements and become the race’s potential dark horse. The candidates’ platforms, views and credentials are easily accessible. Less visible are their fundraising vehicles. Yes, as with any campaign, running for DNC chair costs money. Keith Ellison, Minnesota congressman On his campaign website, Ellison touts his status as a “proven fundraiser,” and he has backed up that claim in pursuit of his goal. An Ellison spokesperson told OpenSecrets Blog that the campaign was raising money through three accounts: Ellison for Congress, Ellison’s federal campaign committee; Everybody Counts Everybody Matters PAC, Ellison’s federal leadership PAC; and Keith for DNC, a joint fundraising mechanism. The joint committee allows contributors to write a single check and have their gift split between the lawmaker’s campaign committee and leadership PAC. Standard FEC contribution limits apply here: Ellison’s campaign committee can accept up to $2,700 per individual donor, and Everybody Counts Everybody Matters PAC can receive up to $5,000 per individual donor per year. At the end of 2016, Ellison’s campaign account had almost $490,000 in remaining cash on hand, and his leadership PAC had about $18,000, funds he is allowed to use for his bid to chair the party’s main committee. An Ellison spokesman said the candidate had raised upwards of $1 million in addition to that for the DNC race. According to the spokesperson, the money has been used for travel to meet with DNC members, for staff salaries and for digital advertising. The campaign has also connected with DNC voters mostly through one-on-on phone calls. Among Ellison’s most prominent backers: Rep. John Lewis (D-Ga.), Sens. Bernie Sanders (D-Vt.) and Elizabeth Warren (D-Mass.) and Senate Minority Leader Chuck Schumer (D-N.Y.). The AFL-CIO, the nation’s largest federation of unions, also endorsed Ellison — as did the United Steelworkers and the Communications Workers of America, each of which gave Ellison $10,000 in the 2016 election cycle through their PACs. On Feb. 18, DNC chair candidate Ray Buckley (who is the New Hampshire Democratic party chair) dropped out of the race and endorsed Ellison. Tom Perez, former secretary of labor Ellison’s most prominent competitor, Tom Perez, was secretary of labor under former President Barack Obama from 2013-2017. His campaign raises funds through Team Tom, a 527 organization. In fact, six of the nine current candidates use 527 groups for their campaigns; they don’t have campaign committees because they have never run for federal office. 527s report contributions and expenditures to the IRS. One advantage? There are no limits on the sizes of the contributions they can receive. Xochitl Hinojosa, a Perez spokesperson, said in an email that Team Tom has raised about $1 million, much like Ellison’s campaign, and that the money has been used for staff, travel, literature, a website and digital ads. Perez raised the money with self-imposed restrictions in place: His campaign has not accepted contributions from federal lobbyists or corporations, and he has capped individual donations at $33,400. The period from Dec. 12-31, which Team Tom’s year-end report covers, didn’t bring any donations of that size — but there were two gifts of $20,000 each from Stephen Cloobeck, founder and chairman of Diamond Resorts International and a prolific donor to the Democratic party, and Hasmit Popat, founder and CEO of Hascor International Group, a metals and minerals firm based in Perez’ home state of Texas. Perez, according to Hinojosa, has called DNC members daily, and the campaign has overseen “one-on-one engagement through staff and surrogates.” Endorsements have come from former Vice President Joe Biden, the United Brotherhood of Carpenters and Joiners of America and BOLD PAC, which is affiliated with the Congressional Hispanic Caucus. Ellison declared his candidacy a month before Perez did, which may have affected endorsements. Pete Buttigieg, mayor of South Bend, Indiana Many view the DNC chair race as a contest between Ellison and Perez, but Buttigieg has collected a fair share of impressive endorsements. Former Democratic Govs. Ed Rendell (Pa.), Martin O’Malley (Md.), Ted Strickland (Ohio) and Howard Dean (Vt.) have all backed the mayor. And given the 2016 presidential election, far more surprising things have happened. Buttigieg, like Perez, has never run for federal office; so his campaign has raised funds through Pete for DNC, a 527. His press contact did not respond to further questions about Buttigieg’s fundraising and spending. The other candidates and their fundraising organizations are as follows: Jehmu Greene: Jehmu for DNC (527) Jaime Harrison: Jaime for DNC Chair (527) Sally Boynton Brown: We the DNC (527) Sam Ronan: The Average Joe’s Initiative (campaign committee; Ronan unsuccessfully ran for Congress in 2016) Peter Peckarsky (self-funded) We weren’t able to obtain fundraising information for candidate Robert Vinson Brannum. The Republican National Committee recently selected a chair to replace Reince Priebus, now White House chief of staff, through a much simpler process. President Donald Trump recommended Ronna Romney McDaniel for the post in December 2016, and the 168-person RNC elected her last month. Presidents traditionally appoint the leaders of their party committees; Obama, for instance, selected former DNC chair Debbie Wasserman Schultz in 2011. It’s when a party does not control the White House that elections such as the DNC’s occur — like in 2011, during Obama’s presidency, when Priebus defeated incumbent chair Michael Steele and other candidates. Michael K. Fauntroy, associate professor of political science at Howard University, explained that “electing a party chair is one of the spoils that goes with the position of president.” He went on to say that although the DNC race has been a high-profile one, it has not necessarily been out-of-the-norm. “The out of power party always has contentious races. The difference this time is there is much more attention paid to the race, and with that attention comes extra money,” he said. Regardless of who wins, attention and money have abounded — that much is undeniable. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

22 февраля, 15:49

Howard Dean endorses South Bend Mayor Pete Buttigieg for DNC chair

Former Vermont Gov. Howard Dean announced his support on Wednesday for South Bend, Indiana, Mayor Pete Buttigieg to be the next chairman of the Democratic National Committee.Dean, who was himself the DNC chair from 2005 to 2009, told MSNBC’s “Morning Joe” that he is backing Buttigieg because the Democratic Party desperately needs an infusion of young blood from outside the political sphere of Washington. The Indiana mayor perfectly fits the bill, Dean said.“Most important thing: He’s the outside-the-Beltway candidate. This party is in trouble. Our strongest age group that votes for us is under 35. And they don’t consider themselves Democrats,” Dean said, noting the low turnout among younger voters in mid-term and down-ballot races. “Our leadership is old and creaky, including me, and we’ve got to have this guy, 36 years old, running this party. I had dinner with him last night. He is really, really capable and smart.”Buttigieg, who is 35 years old, not 36, as Dean stated, has been the mayor of South Bend since 2012. Before that he was a candidate to be Indiana state treasurer. As a Naval Reserve officer, Buttigieg was deployed to Afghanistan for seven months in 2014.While he has earned a handful of high-profile endorsements, including Dean’s and that of former Maryland Gov. Martin O’Malley, Buttigieg is up against higher-profile candidates for the job of DNC chair. Rep. Keith Ellison (D-Minn.), who has been endorsed by Sen. Bernie Sanders (I-Vt.) and Rep. John Lewis (D-Ga.), and former Secretary of Labor Tom Perez, endorsed by former Vice President Joe Biden, are among those seeking to be party chair. Dean himself had announced a run to be DNC chair but then withdrew.Dean’s endorsement comes just days ahead of the election for DNC chair, which will happen at the party’s winter meeting, which kicks off this week in Atlanta.Dean said he decided to back the South Bend mayor after having dinner with him Tuesday night. Though Dean doesn't have a vote in the chair race, he’s one of the most influential nonvoting former DNC chairs. Buttigieg is also endorsed by former DNC chairs Steve Grossman, Ed Rendell and Joe Andrews. Asked about Buttigieg’s chances of besting his better-known opponents, Dean said the Indiana mayor is “everybody’s second choice,” positioning him well in a party that remains divided after Hillary Clinton’s surprising and devastating defeat in last year’s presidential election. Perez and Ellison “represent certain interests inside the Democratic Party who are at odds with each other,” Dean said, opening a window for Buttigieg to win the chairmanship.“We need outside-the-Beltway. I've had enough of all these endorsements from senators and congressman,” Dean said, recalling his own tenure as DNC chair. “I think it's time for an outsider. I was an outsider. I came in. We didn't have the House, the Senate, or the presidency, and when I left we had the House, the presidency and the Senate. You can do this in four years.”Daniel Strauss contributed to this report.

22 февраля, 11:39

Первое путинское предупреждение: для тех, кто не понимает по-хорошему

Признание Кремлем паспортов ДНР удостоверениями личности – это не отказ от Минских соглашений и не начало интеграции Донбасса в правовое пространство России. Это скорее намек на такую возможность для тех, кто не понимает по-хорошему. Дух и цель Указ Кремля о фактическом признании паспортов самопрово...

22 февраля, 09:03

Главные ошибки Януковича. Мог ли 3 года назад Майдан проиграть?

22 февраля 2014 года фактически завершился госпереворот на Украине.

22 февраля, 05:15

Keith Ellison Supporters Warn Of Fallout If He Loses DNC Chair Race

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); WASHINGTON ― Days after the November election, the progressive wing of the Democratic Party was ascendant. There was no greater sign of its rising stature than the momentum Rep. Keith Ellison of Minnesota was enjoying in his race to chair the Democratic National Committee. Ellison, co-chair of the Congressional Progressive Caucus and a supporter of Sen. Bernie Sanders (I-Vt.) during the 2016 presidential primary, was racking up endorsements not only from Sanders and Sen. Elizabeth Warren (D-Mass.), but establishment figures as well, including Senate Minority Leader Chuck Schumer (D-N.Y.) and Randi Weingarten, president of the American Federation of Teachers — both of whom backed Hillary Clinton in the primary. But in December, former Labor Secretary Tom Perez jumped into the DNC race. Now, Ellison and Perez are neck-and-neck, with the election days away. The DNC’s 447 voting members will decide the party’s next chair in Atlanta on Saturday.   That has some Ellison supporters worried that their chance to reshape the party is in danger of disappearing. In an attempt to head off Perez, some prominent Ellison supporters argue that failing to elect him would squander a major opportunity to energize the progressive grassroots and heal the wounds of the 2016 presidential primary. “Keith Ellison had incredible support from the quote-unquote establishment side of the party, the progressive side of the party, the grassroots and the elected officials. Nobody was clamoring for another entrance, and yet we got one foisted upon us,” said Alex Lawson, executive director of Social Security Works, an organization fighting to expand Social Security benefits. “If Tom Perez were to win, the message that would send to the grassroots, to labor unions that endorsed Ellison before Tom Perez joined the race, [is] that their voices, their muscle, their enthusiasm and turnout doesn’t matter,” Lawson added. Ellison backers acknowledge that the liberal protest movement that has taken shape since President Donald Trump’s inauguration ― not the DNC race ― has become the focus of grassroots energy. A loss for Ellison now could limit the party’s ability to tap into that enthusiasm, but it wouldn’t stop the movement. “If Perez wins, we’re not gonna come out with pitchforks and say, ‘No, no, no,’” said Murshed Zaheed, political director of Credo Action, an online progressive heavyweight that has experienced record growth since Trump’s inauguration. “But people are going to roll their eyes and just keeping doing what they do. It’s going to keep the DNC what it is: an irrelevant, old, stale entity that hasn’t been re-serviced since the Howard Dean days.” (Zaheed noted that he spoke to HuffPost in his personal capacity, since Credo isn’t endorsing in the race.) If Ellison gets in and they don’t take labor and the working class for granted, we’re liable to go back to the party. Chuck Jones, United Steelworkers The role of DNC chair is primarily to raise funds, recruit candidates for office and represent the party to the media. But in the wake of major electoral defeats, the contest to fill the post tends to reflect struggles for power within the party. By encouraging Ellison’s candidacy in November, party leaders appeared to be affirming the post-election analysis of many bitter progressives: that Democrats’ failure to embrace economic populism and grassroots energy had hurt the party in turning out its base and appealing to white Rust Belt voters who voted for Barack Obama, but opted for Trump in 2016. It also was an olive branch to Sanders supporters still reeling from a primary race they felt favored Clinton.  Then, in December, aides to then-President Obama, dissatisfied with Ellison, encouraged then-Labor Secretary Perez to run. His candidacy has since taken off — with the blessing of top figures from the Obama White House. Obama himself praised Perez in comments widely interpreted as an endorsement. Former Vice President Joe Biden and former Attorney General Eric Holder threw their support behind Perez this month. Perez is an unlikely target of progressive opposition, given his strong liberal credentials. He earned widespread praise from unions for turning the Department of Labor, once a minor federal agency, into a powerhouse advocate for workers’ rights. Prior to that, as head of the Department of Justice civil rights division, Perez led the Obama administration’s historic investigations into police abuses. Indeed, many progressives now backing Ellison would have loved to see Hillary Clinton pick Perez as her running mate, and still hope he will run for governor in 2018 in his home state of Maryland. An Unpopular Trade Agreement Perez’s biggest policy difference with Ellison is that he supported the Trans-Pacific Partnership, the controversial 12-nation trade pact negotiated by Obama. Unfortunately for Perez, TPP is divisive in Democratic circles. Labor unions, environmental organizations and other progressive groups reviled the now-defunct trade deal, and believe Obama’s promotion of it contributed to Democrats’ losses in 2016. Perez has claimed that he supported TPP out of loyalty to the Obama administration. For some Democrats, that explanation is thin. One of them is Chuck Jones, president of United Steelworkers Local 1999 in Indianapolis, which represents workers at the Carrier air-conditioning factory. (Trump famously insulted Jones for publicly disputing estimates of jobs saved by Trump’s deal with Carrier.) Jones voted for Clinton, but many of his union members went from backing Sanders to Trump, because they mistrusted Clinton’s record of support for international trade agreements. Jones said he worries that Perez likewise lacks credibility on trade. “If Ellison gets in and they don’t take labor and the working class for granted, we’re liable to go back to the party,” Jones said. “If they put somebody in like Perez that don’t see it that way, like the TPP — him being for it is a major issue — you’ll start seeing people vote Republican or not voting at all.”  Credo’s Zaheed, who was an aide to former Senate Democratic Leader Harry Reid (Nev.), argued that Perez’s election would dismay the party’s progressive base. “If the Democratic Party ... puts one of the biggest promoters of TPP in charge of it, that would send a terrible message to the rank-and-file and the progressive base,” Zaheed said. Ties To Clinton, Obama The focus on Perez’s support for TPP is as much about his proximity to Obama and to Clinton — who backed TPP for years before coming out against it as a presidential candidate — as it is about the candidate himself. Perez was an early and outspoken Clinton proponent during the primary. In his DNC pitch, he has even adopted a version of Clinton’s campaign slogan, declaring himself a “progressive who gets things done.” Progressives wary of the Clinton campaign’s failures and its coziness with the party’s donor class view these connections as burdens, not benefits. But Perez’s ties to Obama have proven even more radioactive. Ellison backers like Zaheed and Lawson resent that those in Obama’s inner circle injected themselves into the DNC race by backing Perez. Obama advisers set up the separate fundraising and organizing arm Organizing for Action, which Zaheed and Lawson blame for undermining the DNC. “The total degradation and deterioration of the party — they are responsible for it,” Zaheed said of Obama and his advisers. “For them to trot out one of their former hands is kind of unseemly, to be honest, and it is not helpful at this point.” Too Radical? Some Perez supporters argue that Ellison would take the party too far to the left for swing voters that Democrats need to win back. Pennsylvania Democratic Party Chair Marcel Groen, for example, told HuffPost in January he wanted a “moderate” DNC chair. Groen endorsed Perez this month. Lawson argued that on the bread-and-butter economic policy issues like opposing trade agreements, protecting Social Security and taking on pharmaceutical companies, Ellison’s record is a strength among voters attracted to Trump’s populism. “There is this elite Democratic-bubble mentality that thinks that you get these centrist-type voters by going with a half loaf — that they want kind of Democratic, kind of Republican,” Lawson said. “That is a complete misreading and always has been a complete misreading.” Likewise, some of Ellison’s critics have implied that his identity as a black Muslim will make it hard for the party to compete among the white working-class swing voters who backed Trump. United Steelworkers local president Jones rejected that notion, noting that he and his members have had no problem voting for Rep. Andre Carson, an Indianapolis Democrat who also is African American and Muslim. “I don’t think Democratic people would not vote for a Democrat because the head of the Democratic Party is black and Muslim,” Jones added. “We’ve got some prejudice-ass people, but I think they would look beyond that.” The Howard Dean Precedent After Democrats got trounced in the 2004 elections, party officials welcomed an outsider. Former Vermont Gov. Howard Dean, the progressive favorite in the Democratic primary, won the DNC chairmanship in 2005, despite the opposition of Sen. Reid and House Minority Leader Nancy Pelosi (D-Calif.). Dean’s tenure from 2005 to 2009, marked by the winning 50-state strategy, is now regarded as one of the most successful in the party’s history. Nearly every candidate in this year’s DNC race has held Dean up as a model, promising to revive his focus on state and local party infrastructure. But Zaheed and other progressives see Ellison as the only candidate providing the party an opportunity to do something similar. “Tim Kaine, Debbie Wasserman Schultz and now Tom Perez? It’s going to be more of the same,” Zaheed said. “It is really the mindset that has made that whole infrastructure stale, old and irrelevant.”  Bringing The Party Together If neither Perez nor Ellison wins an outright majority in the first round of voting, there will be additional ballots until someone gets a majority. That could provide an opening to a dark-horse candidate like South Bend, Indiana, Mayor Pete Buttigieg, or South Carolina Democratic Party Chair Jaime Harrison. Idaho Democratic Party executive director Sally Boynton Brown; media strategist Jehmu Greene; Milwaukee attorney Peter Peckarsky and Ohio activist Sam Ronan also are vying for the post. Perez is clearly aware of the challenges he would face if he wins. And he pledges to court skeptical Sanders supporters. “Tom is committed to unifying the party and rebuilding it from the ground up. That is why he has met with Keith Ellison and other candidates over the last few weeks, because he understands that it will take all of us to unify the party no matter who wins,” Perez campaign spokeswoman Xochitl Hinojosa said in a statement. “As we speak, Tom is traveling the country to talk to Democrats who both do and don’t support him to hear and address directly how we can best unify the party,” Hinojosa added. “He’s also met with activists and millennials who tell him they are on the verge of leaving the party because it doesn’t represent them.” This is just one battle in the long war. Jessica Pierce, All of Us Jessica Pierce, an Ellison supporter and activist with All of Us, a progressive group that has threatened to back primary election opponents of Democratic incumbents who cooperate with Trump, said activists would be able to work with Perez. “People will still be prepared to push on Tom,” Pierce said. “And he should be prepared to hear that what people need from Democratic leadership are people who are actually willing to fight and stand up for us.” “We’re in this for the long term,” she added. “We’re not interested in one tactic or one strategy, or one leader. This is just one battle in the long war.” And if Ellison wins, he would have fences to mend, too, according to Symone Sanders, a former press secretary for Sanders’ presidential campaign who now works for the Democratic super PAC Priorities USA, and has not endorsed a DNC candidate. “If Keith wins, he is going to have some real work to do to bring the party together, to cast his vision and to really get down to work,” Sanders said. “And the same thing for Tom Perez.” Sanders warned against viewing Ellison’s election as a cure for bringing unaffiliated progressive activists into the Democratic fold. “They are not just gonna come because he’s the chair,” Sanders said. “Because then, he’s not some progressive outsider any more — he’s the chair of the Democratic National Committee. He’s now an insider.” Sign up for the HuffPost Must Reads newsletter. Each Sunday, we will bring you the best original reporting, long form writing and breaking news from The Huffington Post and around the web, plus behind-the-scenes looks at how it’s all made. Click here to sign up! -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

21 февраля, 18:14

Россия нужна Трампу не меньше, чем США — Путину

Обе стороны тратят огромное количество усилий, чтобы наладить отношения, и понесут значительные убытки, если ничего не выйдетThe post Россия нужна Трампу не меньше, чем США — Путину appeared first on MixedNews.

21 февраля, 18:14

Россия нужна Трампу не меньше, чем США — Путину

Обе стороны тратят огромное количество усилий, чтобы наладить отношения, и понесут значительные убытки, если ничего не выйдетThe post Россия нужна Трампу не меньше, чем США — Путину appeared first on MixedNews.

21 февраля, 18:14

Россия нужна Трампу не меньше, чем США — Путину

Обе стороны тратят огромное количество усилий, чтобы наладить отношения, и понесут значительные убытки, если ничего не выйдетThe post Россия нужна Трампу не меньше, чем США — Путину appeared first on MixedNews.

24 января 2016, 00:00

Давос-2016: что в сухом остатке?

Одним из главных событий конца января стала 46-я сессия Всемирного экономического форума (ВЭФ), проходившая с 20 по 22 января в швейцарском Давосе. Основатель и бессменный руководитель Давосского форума швейцарский профессор Клаус Шваб только что издал свою книгу о «четвёртой промышленной революции» (The Fourth Industrial Revolution, by Klaus Schwab. World Economic Forum, 2016), название которой и послужило обозначением главной темы форума 2016 года: «Возглавляя...

28 декабря 2015, 18:12

ДВА-ТАЛИБАНА-ДВА

Константин Черемных Третья мировая война не будет нефтяной НЕ СТУЧИТЕ, И НЕ СТУЧИМЫ БУДЕТЕ В 2015 году Foreign Policy включил в свою традиционную «десятку мыслителей современности» не Алексея Навального, а Владимира Путина. Тем не менее, освещение президентского послания Федеральному собранию в западной прессе навязчиво жонглировало двумя именами: Путин–Навальный, Путин–Навальный. По той причине, что бывший «мыслительный столп» подгадал ко дню послания детальнейший, в украинском стиле, компромат на руководство российской Генпрокуратуры.

17 декабря 2015, 08:30

Война всех со всеми: что стоит за скандалом между Саакашвили и Аваковым

И почему стоит вспомнить времена акции «Украина без Кучмы»

10 декабря 2015, 12:53

Александр Поляруш. Фирташ придёт – "порядок" наведёт. 09.12.2015 [Рассвет.ТВ]

http://yasobe.ru/na/rassvettv https://vk.com/rassvet_tv https://www.facebook.com/rassvet.tv/ Цели киевской командировки Байдена; снимут ли Яценюка; кто стал условным победителем в битве олигархов; кто может стать новым президентом; когда «слетит» парламент и правительство; зачем Фирташ рвётся на Украину; почему Аваков этому не рад; кто будет свергать Порошенко; что значат Минские соглашения для Киева; будущее Донецкой и Луганской Народных Республик; выиграла или проиграла Россия в «украинской партии» и др. Вопросы: 00:06 – Цели киевской командировки Байдена и Нуланд. Снимут ли Яценюка? 09:47 – Тотально ли влияние Госдепа? 12:53 – Ещё раз об украинской «элите». Кто стал условным победителем в битве олигархов? 21:26 – Порошенко исчерпал внешний и внутренний кредит «доверия» 27:22 – Кто может стать новым Президентом Украины, и «чьим» он тогда будет? 31:00 – Когда «слетит» Парламент и Правительство Украины? 33:42 – Зачем Фирташ рвётся на Украину? Почему Аваков этому не рад? 37:25 – Кто будет свергать Порошенко? 39:50 – Что значат Минские соглашения для Киева, и выполнит ли он их? 42:32 – Будущее Донецкой и Луганской Народных Республик 45:32 – Выиграла или проиграла Россия в «украинской партии»? Подписаться на канал: http://www.youtube.com/user/RassvetTB?sub_confirmation=1 Смотреть больше видео: http://www.youtube.com/playlist?list=PLGynYTqvVwmvPVmL-rmym3HTjaog1kR9U ПОДДЕРЖАТЬ КАНАЛ Яндекс Деньги: 4100 1163 1028 603 MasterCard: 5189 0100 0676 6209 Webmoney: U281235863552 R131190032858 Z200427322765 E420031991346

29 ноября 2015, 22:53

Нефтяной магнат Эрдоган считает безумием войну с ИГ

Эрдоган "подсел" на дешевую нефть от варварского халифата, который в мире называют ДАИШ. Когда Россия стала эти нескончаемые обозы жечь, то у Эрдогана случился облом. Тут он сам решился стрелять по русским бомбардировщикам и попал. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал «Вести»: http://bit.ly/subscribeVesti Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Вести.Экономика - https://bit.ly/VestiEconomics Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

17 октября 2015, 01:50

Scofield: Встреча заинтересованных сторон перед выступлением Х.Клинтон в Конгрессе 22.10.2015

Хиллари Клинтон выиграла первый раунд предвыборных дебатов среди претендентов на президентское кресло в США от Демократической партии.

22 сентября 2015, 10:42

Scofield: Обама начинает и пока выигрывает

Командующий Центральным командованием (CENTCOM) Ллойд Джеймс Остин III, обстоятельства назначения которого на эту должность в 2013 г. рассматривались в материале от 14.04.2015 г., был вынужден публично признать в Сенате США провал программы подготовки бойцов умеренной сирийской оппозиции.

Выбор редакции
19 января 2015, 12:49

Кто обстрелял дом вице-президента США?

Стрельба у дома Джозефа Байдена: неизвестные на автомобиле приблизились к дому вице-президента США в городе Гринвилл штата Делавэр на большой скорости и открыли огонь, после чего скрылись. Догнать их не удалось. Байдена и его супруги в момент нападения дома не было. Полиция и Секретная служба ищут стрелявших, чтобы выяснить мотивы и цель их действий.… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2015/01/19/shots-fired-near-us-vice-president-s-home euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 14 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

15 октября 2014, 20:49

Колин Тодхантер. Трансатлантическое партнерство: краткая история корпоративного грабежа.

Довольно интересная статья и более подробная по поводу Трансатлантического партнерства. Что касается унификации под американские стандарты. Это протаскивается разными путями. Например, унификация и обмен банковскими данными в Европе уже введено, как сообщили главы Минфинов. А что касается G20, то они этим и занимаются под видом заботы о размывании налогооблагаемой базы. Общественности о необходимости такой унификации не докладывают- все равно общественность не одобрит, так как именно общественность тут пострадает, поэтому ставят просто перед фактом, обсудив и перетерев все кулуарно. Желающих войти в 1% счастливчиков довольно много и все они , как ни странно, находятся в высших и бизнес кругах. The Transatlantic Trade and Investment Partnership (TTIP): A Brief History of an Agenda for Corporate Plunder Когда мы слышим,что торговля происходит свободно и справедливо, то мы с этим соглашаемся, так как это отвечает нашим идеальным представлениям. Но если мы посмотрим  на реальность, то увидим,что это мало имеет общего с действительностью. Рынки сфальсифицированы, цены на сырьевые товары манипулируемы, народы принуждаются и эксплуатируются, запугиваются и атакуются по причине интересов мощных игроков к рынкам и ресурсам. 11 октября более 400 групп по всей Европе вышли на улицу ,чтобы продемонстрировать свой протест против TTIP, когда только что завершился последний, седьмой раунд переворов в Вашингтоне. Сторонники  TTIP обвиняют оппозиционеров в том,что ими движет идеология, но это совсем не так. Противниками TTIP движет скептицизм и подозрение, только усиливующееся ввиду преобладания пактов ,продвигаемых влиятельными корпорациями с целью необузданной приватизации, прикрываемых идеологией неолиберализма. Секретность и отстутствие прозрачности еще более усиливает это подозрение. Общественности не дают узнать, кто ведет повестку переговоров и вообще, о чем конкретно ведутся переговоры? Ожидается,что общественность смирится и замолчит , предоставив это все на усмотрение тех, кто в этом разбирается лучше: чиновников ЕС и крупного бизнеса. И только за счет утечки информации и требований на основании соблюдения закона о свободе информации, общественность стала иметь представление о характере и предмете переговоров. Истоки TTIP и отсутствие прозрачности Это соглашение было тайно подготовлено 'High Level Working Group on Jobs and Growth' (HLWG) "Рабочей группой высшего уровня по увеличению рабочих мест и роста экономики" под председательством Комиссара ЕС по торговле Карелом де Гюхтом в 2011 году и  тогдашним торговым представителем США Роном Кирком, где они рекомендуют не только начать вести переговоры, но и создать "трансатлантический рынок". Отвечая на вопрос о характере и природы группы, Европейская комиссия (ЕК) заявила, что при составлении соглашения не было идентифицируемых членов , заявив, что участие в обсуждении принимало "несколько отделов". На вопрос, смогут ли они предоставить фамилии людей, ЕК ответило отказом: ". К сожалению, мы (ЕС) не в состоянии предоставить Вам эту информацию". Хотя утверждалось, что группа должна иметь прозрачность относительно "экспертных групп" и "экспертных мнений", в том числе и фамилии "экспертов". Что касается "внешних экспертов", то глава Рабочей группы сказал,что в соглашении имеется оценка и краткая информация эксперта о взаимодействии, которая имелась с самого начала создания группы. CEO (Ген.директор) также уверил, что 65% той информации, которая имелась в первых двух консультациях соответствовало предложениям компаний и отраслевых организаций. Еврокомиссар де Гюхт заявил, что "нет ничего тайного" о ведущихся переговорах. В декабре 2013 года в письме, опубликованном в The Guardian , он утверждал, что "наши переговоры по трансатлантической торговле и инвестиционном товариществе полностью открыты для критики." Если бы это было так, то почему тогда протоколы заседаний комиссии с бизнес-лоббистами были подвергнуты жесткой цензуре? Общественности не позволено знать, кто из чиновников ЕС имеет доступ к переговорам и чьи интересы лоббируются. Вместо этого было озвучено, что переговоры очень деликатны, тем самым обеспечив себе привилегированное положение, веротяно, воспользовавшим этим для обмана общественности. Документы, полученные Карелом де Гюхтом, были собраны от промышленности в рамках их пожеланий относительно 'regulatory barriers (регуляции барьеров), чтобы они желали удалить из переговоров. Но, однако, общественность эта информация предоставлена не была.CEO получил 44 документа для встреч EC с промышленными лоббистами в качестве части приготовлений к торговым переговорам ЕС-США, но они были приняты только через 10 месяцев после запроса по этим предложениям, 39 из которых подверглись жесткой цензуре. И эти документы покрывают только часть из того,что было обсуждено на более чем 100 встречах в рамках подготовления TTIP. Например, никаких записей не было сделано во время встреч за закрытыми дверями с корпоративными лоббистами от, например, американской Торговой палаты, немецкой промышленной федерации BDI, химической лоббисткой группы CEFIC и VCI, коалиции фармацевтической промышленности EFPIA, DigitalEurope, Трансатлантического Делового Совета, лобби военной промышленности ASD, Британской банковской ассоциации и таких корпораций, как Lilly , Citi и BMW. Мало того, общественность не знает относительно переговорной позиции ЕС, поэтому общественность считает,что ее незаконно дискриминируют в доступе к информации о ходе переговоров. И все это прикрывается словами "Выпуск этой информации может оказать негативное влияние на положение отрасли". Комиссия также не сообщает имена лоббистов 44 документов, утверждая, что "раскрытие подорвет защиту, [...] конфиденциальность и целостность личности". Нет ничего более абсурдного, так как лоббисты не представляют личные интересы, но зато это важно знать общественности о том,кто принимает решения в ЕС. Что корпорации действительно хотят. Несмотря на то, что документы подвергаются жесткой цензуре, они ясно показывают, что ключевым вопросом в переговорах TTIP является ликвидация различий в правилах ЕС и США через  'регуляторные барьеры' . Например, в ходе встречи с европейским European Services в феврале 2013 года, лоббистская группа для глобальных игроков услуг, таких как Deutsche Bank, IBM и Vodafone, Комиссия предложила различные варианты сотрудничества в области регламентации, такие как "совместимость", "взаимное признание"и "эквивалентность"( 'compatibility', 'mutual recognition' and 'equivalence.' ). На другой встрече в феврале 2013, BusinessEurope (самое влиятельное бизнес-лобби в Брюсселе), подчеркнул “его готовность играть активную роль в предстоящих переговорах, в особенности на регулирующем фронте”. Комиссия отметила важность промышленности ЕС “представившие подробные 'Трансатлантические' предложения для регулируляции барьеров”. Утечка документов ЕС зимой 2013 показала,что Комиссия предлагает создать в рамках TTIP  Совет сотрудничества в области регулирования Regulatory Cooperation Council  в качестве постоянной структуры. Существующее и будущее регулирование ЕС в этом случае придется проходить через ряд изучений, диалогов и переговоров, что приведет к довольно технократическому принятию решений без демократического контроля . Политика представляется общественности как "заключение сделки", когда все решается за закрытыми дверями между про-бизнес чиновниками и бизнес-лидерами. Также будут присутствовать обязательные оценки воздействия предлагаемого регулирования, которые будут проверяться на предмет их потенциального влияния на торговлю. А как насчет защиты  здоровья людей или окружающей среды? Это идеально подходит для больших бизнес-лобби.Даже не имея доступ к закрытой информации, можно узнать из открытых источников,что изначально это поддерживал сектор биотехнологий, Toyota, General Motors, фармацевтическая промышленность США , IBM и Торгово-промышленная палата США, одна из самых мощных корпоративных лоббистских групп в США. Business Europe стала основной организацией, представляющей работодателей Европы, запустившей свою собственную стратегию на партнерских переговорах. За последние пару лет или около того,общественность неоднократно призывала к открытым переговорам ввиду опасений открытия рынков Европы для продукции ГМО, развития фрекинга, угрозы трудовых прав. Официально звучит как "взамное признание стандартов" или так называемого сокращения нетарифных барьеров, что может означать принятие американских стандартов во многих областях, в том числе это касается продовольствия и сельского хозяйства. Так называемые "барьеры в торговле" должны быть ликвидированы в том числе, это касается сельского хозяйства, продовольствия, конфиденциальность данных. Например, лидеры сенатского комитета по финансам написали торговому представителю США Рону Кирку о том,что они желали бы ликвидации барьеров для хлорированной курицы, обработанной гормонами говядины, ГМО. Требования включают "широкую либерализацию сельскохозяйственных торговых барьеров с немногими исключениями, где это возможно",что охотно поддержали такие производители продуктов питания, как Unilever, Kraft, Nestle, и т.д.  , а также производители корма и торгово-зерновые гиганты, как Cargill, Bunge, ADM, лобби фермеров COPA-COGECA. Не стоит забывать о том,что биотехнологическая промышленность по обе стороны Атлантики предлагает свою неограниченную "поддержку и помощь для взаимопонимания между ЕС и правительством США для увеличения торговых отношений." Данная инвестиционная торговля предоставляет довольно "спорное"  урегулирование конфликтов. Компаниям, инвестирующих в Европу, будет позволено обходить европейские суды , когда они считают, что законы в области общественного здравоохранения, экологической или социальной защиты мешают получению прибыли. В свою очередь, компаниям ЕС, инвестирующих за рубежом будут иметь те же привилегии ,что и в США. Этот способ был уже использован крупным бизнесом, когда регулируя инвестиционные и торговые споры , в конечном итоге предъявляли иски к суверенному государству. ЕС и США уничтожили любую конкуренцию, предъявляя иски , например, оспаривая необходимость зеленой энергетики и медицинской политики,  законодательства по борьбе с курением, запрет на вредные химические вещества, экологические ограничения на добычу, полисов медицинского страхования и мер по улучшению экономического положения меньшинств. Любая форма государственного вмешательства рассматривается как угроза ведения бизнеса, нарушение делового и инвестиционного климата, угроза для получения прибыли. TTIP, следовательно, также направлено ​​на подрыв  государственного сектора. Это так- государственный сектор рассматривается также как «барьер». Частные корпорации получают доступ к прибыльной доли рынка государственных закупок под знаменем свободной торговли. Мы можем хорошо видеть попытку необратимой приватизации американскими частными интересами на примере Национальной службы здравоохранения Великобритании: право ухода за пациентами государство уступило корпоративным бизнес- правам. Доклад, опубликованный в Сиэтле Brussels Network (S2B) выявил настоящие издержки предлагаемого соглашения. Настоящие темпы роста в течении следующих десяти лет составили бы 0,01% от  ВВП ввиду разрушения ряда секторов экономики, включая сельское хозяйство и потенциальную потерю рабочих мест. В докладе объяснено,что соглашение ослабит продовольственную безопасность, труд, здоровье и экологические стандарты, а также подорвет конфиденциальность информации, включая информационные права. Попытки совершенствования банковского регулирования в условиях финансового кризиса также является угрозой, поскольку финансовое лобби использует скрытные торговые переговоры, чтобы отменить финансовые  ограничения на общую сумму финансовых операций или организационно-правововую форму ее организации .Kim Bizzarri, автор доклада, возмущенно говорит: "..Если этот корпоративный список пожеланийреализуется, то это будет означать концентрацию экономическую и политическую власть в руках небольшой кучки элиты, оставив нас беззащитными перед произволом корпораций". TTIP в контексте Несмотря на мейнстримовские корпоративные СМИ ,которые бойко заявляют,что TTIP является хорошо продуманным рецептом свободной торговли, создании рабочих мест и экономического роста, хотя и с незначительными затруднениями, такое впечатление совсем не складывается TTIP является мандатом для корпоративного грабежа, в обход демократических процедур и эрозии прав простых людей и национального суверенитета. Он представляет собой программу про-приватизации, которая бы утвердила привилегии самых мощных мировых корпораций за счет простых людей. Обычные люди хотят привлечения могущественных и крупных корпораций к ответственности. Они хотят,чтобы в деловую ответственность входило общественное благо. И то,что представляется в воображении в связи с этим,чтобы как-то объяснить: демократия в ЕС была продана лицу, предлагающему самую высокую цену; EC является пленным, но согласным слугой корпоративной повестки дня. И только так TTIP представляет идеальную возможность корпорациям, чтобы заставить провести непопулярную политику. В конечном счете, TTIP может удержать Европу быть ближе к США через власть лондонского Сити и Уолл-стритта. События вокруг Украины нам ничего не говорят,  что эти интересы играют важную роль во вбивании клина между Европой и Россией, чтобы предотвратить более тесное экономическое выравнивание между ними. Объявляя об экономических санкциях в отношении России , следом за объявлением вице-президентом США Джо Байденом, "стыдно" за ЕС, так как торговля между Европой и Россией от этого пострадает. В результатеэтого Европа теперь дополнительно стимулируется,чтобы войти в TTIP. Таким образом, TTIP является частью более широкого плана геополитической игры, которая включает в себя ослабление Западной Европы ,разделение европейского континента , потеснив Россию. В то же время , хотя  TTIP  не имеет отошения к тому, что происходит в Украине или Сирии, его следует рассматривать как еще один винтик в колесе, чтобы закрепить за США глобальную гегемонию и ослабить Россию . Notes1] http://www.washingtonsblog.com/2013/06/every-market-is-rigged.html 2] http://www.globalresearch.ca/the-global-crisis-food-water-and-fuel-three-fundamental-necessities-of-life-in-jeopardy/91913] http://www.theguardian.com/world/2011/jan/03/wikileaks-us-eu-gm-crops4] http://investmentwatchblog.com/ukraine-the-corporate-annexation-for-cargill-chevron-monsanto-its-a-gold-mine-of-profits/5]http://www.oilgeopolitics.net/GMO/Iraq_and_seeds_of_democracy/iraq_and_seeds_of_democracy.HTM6] http://corporateeurope.org/efsa/2013/10/unhappy-meal-european-food-safety-authoritys-independence-problem7] http://corporateeurope.org/sites/default/files/attachments/ceo_-_sanco_sc_conflicts_of_interest.pdf8] http://corporateeurope.org/sites/default/files/record_captive_commission.pdf9] http://ec.europa.eu/enterprise/policies/international/cooperating-governments/usa/jobs-growth/index_en.htm10] http://corporateeurope.org/trade/2013/06/who-scripting-eu-us-trade-deal11] http://www.theguardian.com/commentisfree/2013/dec/18/wrong-george-monbiot-nothing-secret-eu-trade-deal12] http://corporateeurope.org/trade/2014/02/what-are-you-hiding-opacity-eu-us-trade-talks13] http://corporateeurope.org/trade/2013/05/open-door-gmos-take-action-eu-us-free-trade-agreement14] http://corporateeurope.org/international-trade/2014/07/who-lobbies-most-ttip15] http://www.euractiv.com/global-europe/obama-backs-launch-comprehensive-news-51776716] http://www.globalresearch.ca/free-trade-agreements-the-bypassing-of-democracy-to-

14 мая 2014, 19:14

За сланец: семейные узы или государственный интерес?

Сын вице-президента США Джо Байдена оказался не единственным американцем в совете директоров украинского нефтегазового холдинга "Бурисма". Как сообщает Wall Street Journal, место в правлении получил и знакомый госсекретаря Джона Керри. К чему могут привести такие назначения американских функционеров?

12 марта 2014, 22:46

Анатомия государственного переворота

 Бывший глава СБУ Якименко рвет покровы на тему того, кто организовал бойню на "евромайдане" и организовал государственный переворот. Как говорится "Что ж ты раньше то молчал". Свою позицию по этому вопросу я уже ранее высказывал - очевидно, что за стрельбой по людям стояли деятели от оппозиции, которым требовалась кровь, чтобы осуществить государственный переворот. Янукович же до конца остался трусом и приказа на стрельбу не отдавал, хотя силовики этот приказ от него вымогали более месяца. Ну а то, что за оппозицией стояли американцы, это вообще не секрет в свете известных прослушек и очевидных фактов взаимодействия. А так да - интервью познавательное.  Экс-глава СБУ назвал тех, кто получил прибыль от бойни на Майдане Бойню на Майдане, в результате которой в феврале погибли почти сто человек, организовали люди из числа лидеров оппозиции. О том, кто стоял за отстрелом протестующих и бойцов "Беркута" в эксклюзивном интервью рассказал Александр Якименко. При Януковиче он возглавлял Службу безопасности Украины. Якименко был непосредственным свидетелем трагических событий и знает о механизмах, которые привели к возникновению Майдана. Кто стоял за государственным переворотом и кто его финансировал? Генерал-майор Александр Якименко — в первой пятерке черных списков Майдана. Охоту на него объявили, еще когда глава СБУ находился в Киеве в рабочем кабинете. - Как вам удалось вырваться? "Я же сотрудник спецслужбы", — отвечает Александр Якименко. До этого интервью последнее публичное заявление Якименко датировано 19 февраля. Руководитель Службы безопасности объявило о начале на Украине контртеррористической операции. Но предотвратить провокации и большую трагедию генералу не удалось. Десятки людей уже на следующий день погибли в центре Киева. - Откуда снайперы? "Выстрелы пошли со здания филармонии. За это здание отвечал комендант Майдана Парубий, — поясняет экс-глава Службы безопасности Украины. — В данном здании руководил Парубий. С этого здания работали снайперы и работали люди с автоматического оружия 20 числа. Они поддержали силовую атаку на сотрудников МВД, которые были уже деморализованы и уже, по сути, бежали, так как их выбивали как в тире, они бежали в панике. Их преследовали вооруженные люди, вооруженные по разному. В этот момент начался огонь по тем лицам, которые атаковали сотрудников МВД, и начались у них потери. И это все происходило со здания филармонии. Когда первая волна отстрелов закончилась, многие зафиксировали выход из этого здания 20 человек — хорошо одетых, специально одетых, были саквояжи, для переноски снайперских винтовок, были автоматы АКМ с оптическими прицелами. Это тоже видели. И самое интересное, что это видели не только наши оперативные сотрудники, но и представители Майдана — представители "Свободы", "Правого сектора", "Батькивщины", УДАРа". Снайперы, по словам Якименко, разделились на две группы по десять человек. Одну из них СБУ потеряла из виду. Другая заняла позиции в гостинице "Украина". Убийства продолжились. Но кто стрелял? "Когда отстрел происходил более медленно, но выстрелы происходили, ко мне было обращение "Правого сектора" и "Свободы" с просьбой использовать группу "Альфа" для очистки этих зданий, для зачистки от снайперов", — рассказывает Александр Якименко. - К вам обратились? "Да. "Правый сектор" и "Свобода", — подтверждает экс-глава СБУ. То есть, исходя из слов генерала, ни Ярош, ни Тягнибок о снайперах не знали. Или звонками в СБУ пытались обеспечить себе алиби. В любом случае выходили убийцы из логова коменданта Майдана Парубия — сейчас он секретарь Совета безопасности Украины в кабинете Турчинова-Яценюка. "Альфу" для борьбы со снайперами Парубий не звал. "Я был готов сделать это, но для того, чтобы зайти внутрь Майдана, мне нужно было согласование и Парубия. Или мне бы ударили силы самообороны в спину. Парубий не дал такого согласия. На Майдан ни один элемент вооружения не мог быть завезен без разрешения Парубия. Ни один пистолет, ни одна винтовка, в том числе с оптическими прицелом, — подчеркивает Якименко. — Была у нас информация, что в этих действиях принимали участие бывшие представители спецназа ГУР Минобороны, которые уволены. Была информация, что это были лица из бывшей Югославии, была информация о наемниках из других стран". — Речь, тем не менее, о наемниках? "Да, однозначно", — подтверждает экс-глава СБУ. Новые власти искать наемников не станут. Зачем копать себе яму? Слова Якименко — это еще один факт в пользу версии главы МИД Эстонии Паэта: снайперов наняла оппозиция. Теперь известно кто именно виновен в смерти десятков людей. "Парубий же ушел в сторону. Это сказалось на последней неделе. Его перетянули к себе Порошенко, Гвоздь, Маламуж, Гриценко, который участвовал в этой же группе. Это силы, которые выполняли все, что говорилось им руководителями — США. Они, по сути, каждый день жили в посольстве. Не было такого дня, чтобы они не были в посольстве", — поясняет Александр Якименко. Якименко своим откровением меняет привычную конфигурацию Майдана, превращая европейскую мечту протеста в американскую. Гвоздь и Маламуж — это люди из разведки, они работали в СБУ при Ющенко. Гриценко — бывший министр обороны. Это он призывает идти на Россию войной. Парубий — тот же наемник, только высокого уровня. Еще один проводник американских интересов — это вновь назначенный глава СБУ Наливайченко. При нем агенты ЦРУ в Службе безопасности были хозяевами и, видимо, будут снова. - Это правда про комнаты, которую выделил Наливайченко для сотрудников ЦРУ? "Да, это было. Это правда. Действительно были предоставлены личные дела сотрудников на изучение ЦРУ. ЦРУ изучали эти дела. Но до конца эти дела не довели. Помешал вооруженный переворот", — рассказывает экс-руководитель украинской Службы безопасности. — Майдан этих людей не назначает. Их назначают США. Возьмите назначения — Парубий, Гвоздь, Наливайченко. Это все люди, которые выполняли чужую волю, и волю даже не Европы. Эти люди напрямую связаны со спецслужбами США". В свое время Джо Байден — вице-президент США — называл Наливайченко своим человеком в Киеве. Генерал, сливший Штатам украинскую агентурную сеть, считал это честью. "Основной целью их было затягивание переговорного процесса, не дать возможность действующему президенту договориться с Россией, чтобы Россия помогла укрепить социально-экономический строй в Украине, а в последующем, путем смены президента, привести Украину в Европу за деньги России, — раскрывает планы агентов влияния Александр Якименко. — Кому все-таки помешала победа ЕС и евроинтеграторов? Есть только одна сила — это США. Только их не устраивала соединение Европы, России и Украины. Только их не устраивал Таможенный союз. Только их не устраивала Россия, мост между Россией и Украиной". Готовились к рывку в Киеве давно. Впрочем, переворот начали раньше намеченного для этого 2015 года. Политики обдумывали стратегию, радикалы готовили боевиков. "Лагеря эти существовали со времен Ющенко. И по сути нам их побороть не удалось. Как только мы их начинали зажимать, лагеря начинали проводиться в Польше, Латвии, Литве. Самое интересное, что у нас многие обладминистрации оплачивали так называемые вышколы из бюджета государства. Вышколы — это как "Зарница". Там была подготовка к боевым действиям, где использовались различные виды боевого оружия", — поясняет экс-глава СБУ. Посредником в украинском перевороте США выбрали Польшу. У поляков в Киеве свои амбиции и надежное прикрытие. "Все команды давались или из посольства США или из представительства ЕС господином Томбинским, который является гражданином Польши. Здесь роль Польши неоценима в том, что произошел переворот. Польша спит и видит: восстановить свои позиции и восстановить старое свое желание — Речь Посполиту", — подчеркивает бывший руководитель спецслужбы Украины. О финансировании Майдана Якименко говорит отдельно. Пресечь денежный поток не смогли ни МВД, ни СБУ. Миллионы долларов за 2 месяца переправлены Западом в Киев. "С начала Майдана нам, как спецслужбе, было заметно значительное увеличение дипломатической почты, которая начала приходить в различные посольства Украины — западные посольства. В десятки раз она превышала обычный режим поставки почты. Второй вопрос: после таких поставок на Майдане появилась иностранная валюта — доллары США уже нового образца. и в ближайших обменных пунктах эта валюта начала появляться", — продолжил Якименко. - То есть везли наличные? "Да", — подтверждает Александр Якименко. Один из таких эпизодов: декабрь, Аэропорт Борисполя, рейс из США встречает украинская инкассаторская машина. Груз досмотру не подлежит. Рядом американские дипломаты. Это они перегружают диппочту с наличными из самолета в броневик. Впрочем, местные олигархи помогали Майдану не меньше. "Как и Порошенко, так и Фирташ, Пинчук финансировали Майдан. Они заложники данной ситуации, потому что весь бизнес, все их активы расположены за рубежом. И они выполняли команды Запада. Им не оставалось ничего другого, как поддержать Майдан, так как в противном случае они бы остались без своих активов. В данном случае они не думали о стране. Они думали только о своих финансах", — с огорчением отмечает бывший руководитель Службы безопасности Украины Александр Якименко. Якименко жалеет о том, что не смог предотвратить жертвы. Рассказывает, что под пули людей намеренно вели. В основном, приезжих из западных областей. Подготовленные боевики Майдана с баррикад ушли с первым выстрелом снайпера. Но генерал верит, что время расставит все на свои места. "Пострадали ребята из "Беркута", внутренних войск, Службы безопасности. С другой стороны — жители Украины. Это люди. И не стоили эти должности Яценюка, Кличко, Порошенко и других лиц этих жизней, — считает экс-глава СБУ. — Народ Украины терпелив. Но дойдет до определенной стадии, и народ сметет их. И я надеюсь, это будет скоро" http://www.vesti.ru/doc.html?id=1368925&tid=105474 - цинк

26 февраля 2014, 23:40

Соглашение об урегулировании кризиса на Украине №1, №2... №n_Януковичликс

В отличие от всего остального мира мне до сих пор интересно, как поживают министры иностранных дел Франции, Германии, Польши, подписавшие "Соглашение об урегулировании кризиса на Украине" от 21 февраля. Категорически убогие, почти безумные требования этого Соглашения не выполнены. То, чему стали свидетелями эти министры и (типа) придали значение своими подписями, спущено в унитаз. Так вот, министры эти неплохо поживают. Франк-Вальтер Штайнмайер только что поговорил с Лавровым В телефонной беседе между министрами иностранных дел Сергеем Лавровым и Франк-Вальтером Штайнмайером было подчеркнута "Важность принятия срочных мер по восстановлению законности и порядка и незамедлительное прекращение насилия" "Соглашаясь с необходимостью тщательного мониторинга текущих событий в Украине, немецкий министр высказался в пользу интенсивного взаимодействия между Россией и ЕС по Украине, "сказали в МИД Германии. Почему-то Reuters не упоминает деталь разговора, о которой знает Интерфакс: "С обеих сторон была выражена серьезная озабоченность невыполнением соглашения от 21 февраля" А вообще, конечно, идеально было бы, если Россия снова наступила бы на горло своей песне и продолжила платить неким людям, устроившим переворот (факт государственного переворота не отрицает даже Reuters). Деньги-то нужны, и Европе надо раскошелиться, чтобы поддержать брожение на Украине. Хм, и Сикорский туда же: Новое руководство Украины должно вести диалог с Россией, заявил глава МИД Польши Радослав Сикорский. "Новое правительство Украины должно поддерживать контакт, говорить с Россией, которая, как и Польша, является важным соседом, поскольку, кроме всего прочего, Украине нужны более низкие цены на газ и поскольку Украина не хочет, чтобы Россия разыгрывала сепаратистскую карту", - сказал Р.Сикорский в интервью телеканалу Си-эн-эн. Т.е. мало того, что министры обманули или обманулись, мало того, что они продолжают поддерживать обман, они активно вовлекают Россию. BBC: Никто не назвал бы Польшу одним из сверхдержав Европы, но она сыграла важную роль в последние часы президентства Украины Виктора Януковича...Это Сикорский предупредил одного из лидеров оппозиции, что если тот не поддерживает сделку, то "будет иметь военное положение, будет иметь армию и все вы будете мертвы". "you'll have martial law, you'll have the army and you will all be dead". Сикорский и министр иностранных дел Чехии Заоралек (сегодня): Сикорский: Мы должны избавить [Украину] от впечатления, что решение по финансированию экономики может прийти извне. Сама Украина должна продемонстрировать решимость реформировать, и только тогда мы, через учреждения, которые имеют этот опыт, можем помочь, - сказал министр. Заоралек: страх перед финансировании экономики Украины также выразил Любомир Заоралеком. По словам главы Министерства иностранных дел Чешской Республики необходимо воздерживаться [от финансирования] пока переходное правительство не проведет демократические выборы и в их результате появится новая команда. Такому правительству мы готовы помочь, но мы не можем отправить деньги в страну, в которой правительства умирают, как вода в пустыне - сказал Заоралек. Р.Сикорский считает, что "пятничное соглашение (подписанное 21 февраля соглашение между властью и оппозицией об урегулировании кризиса) было отменено последующими событиями". "Мы имеем законный орган власти в Киеве, каковым является демократически избранный парламент и демократически и конституционно избранный спикер парламента, который сейчас является и.о. президента". А белое это черное. А черное это белое. Кто-нибудь расскажите Сикорскому, что Штайнмайер с ним не согласен. Министр иностранных дел Франции Фабиус (по материалам Новой газеты): «Согласно нашей информации на сегодня, — начал Фабиус, — угрозы распада страны нет. Многие регионы, большая их часть, целиком разделяют революцию. Есть некоторые риски в определенных восточных областях, но и мы, и Россия, и другие (вероятно, США) поддерживаем принцип единства государства. Фабиус настаивает на громком успехе европейской дипломатии и утверждает, что Янукович пошел на компромисс только после «сильного толчка» со стороны «Веймарской группы» (Германия, Франция, Польша). Толчок, правда, удалось сделать не сразу. «нас долго таскали с места на место — я другого слова не нахожу. Мы объехали полгорода», , — рассказал Фабиус. «Мсье Янукович был окружен малым количеством своих сторонников. Мы разговаривали пять часов. Переговоры были достаточно жесткими. Они прерывались звонками. Один раз позвонил мсье Путин, один раз мадам Меркель, один раз Джо Байден и т.д. Мы ему (Европейцы — Януковичу) сказали, что будут санкции… И что международный уголовный суд существует, и что ему он тоже угрожает. И мы вышли от него с бумагой», которая пока не была окончательной, но позволила начать процесс… «Мсье Янукович, — добавил Фабиус в конце рассказа о переговорах с украинским президентом, — невероятно настаивал на четком следовании юридическим нормам… Я сказал, что это понятно, но сейчас неуместно, так как произошла революция» В принципе, на этом месте можно начинать смеяться -- 21 февраля "революция" произошла не больше, чем 20-ого или ранее Русские власти, сказал Фабиус, тоже хотели, чтобы все было облечено в четкие юридические формы, чтобы Янукович снова появился в Киеве и подписал все необходимые изменения сам и по своему усмотрению. Все-таки он президент. «Но нам это показалось труднодостижимым. Если мсье Янукович сегодня появится в Киеве, вы можете себе представить, какая опасность угрожает его телесной целостности», — сказал министр депутатам. Чуть раньше он признался в том, что его «русские коллеги считают себя обманутыми». «Но у нас совсем не было желания обманывать» Например, я не сомневаюсь, что министры обманывали и обманывают без всякого желания. и кстати, да -- появился сайт yanukovychleaks, на котором размещаются выловленные из воды документы Межигорья 

25 февраля 2014, 11:52

Если не Хиллари, то кто? Часть 1

От редакции: Портал Terra America совсем недавно довольно подробно изучил политический стиль и личные качества действующего вице-президента США Джо Байдена. Многие наши авторы и американские эксперты тогда не исключили, что Байден вполне может вступить в президентскую гонку 2016 года. При этом, правда, неизменно следовала оговорка, что нынешний вице обязательно уступит место номинанта Хиллари Клинтон, если она решит баллотироваться. Но решит ли она? Сможет ли мобилизовать себя на второе беспрецедентное усилие в борьбе за Белый Дом? Как со здоровьем у бывшего госсекретаря? Есть ли у этого, несомненно, яркого политического деятеля команда и программа? Иными словами, вопросы, вопросы, вопросы… И все же в прошлом году на фоне конфликта ветвей власти в США, приведшего к «выключению правительства», после долгого перерыва Хиллари снова появилась на публике, и внимание общества немедленно сфокусировалось на ней. Сначала опросы показали, что две трети демократов готовы выдвинуть ее кандидатуру в президенты. Затем в ее поддержку публично выступил ряд видных политиков и магнат Джордж Сорос. Выпорхнув из тени, госпожа Клинтон появляется то на одном публичном политическом мероприятии, то на другом. Количество статей, посвященных перспективе Хиллари-2016, зашкаливает. И вот мадам Клинтон уже колесит по стране с выступлениями, а администрация Обамы просит ее сделать «пару телефонных звонков», чтобы повлиять на решение того или иного сенатора. Тем, кто готов поддержать Хиллари в 2016 году, и тому, какой будет политическая линия предполагаемой первой женщины-президента США, посвящено исследование Натальи Войковой. Сегодня мы предлагаем вниманию читателя его первую часть. * * * Она до сих пор избегает прямых ответов на вопрос о своих планах на 2016 год. Она прекрасно помнит, что однажды уже считалась самым вероятным кандидатом в президенты от демократов, но в итоге проиграла борьбу за выдвижение ныне действующему президенту. Не забыла она и о том, как ее предали некоторые сторонники[1]. Ее зовут Хиллари Родэм Клинтон (HRC – так ее сегодня часто зовут в прессе). К ноябрю 2016 года ей исполнится 69. Едва ли возраст станет для нее главным препятствием – столько же было Рональду Рейгану, когда он стал президентом. Но вот что нового она сможет предложить запутавшейся Америке? И кем станет в глазах уставших от потрясений враждующих партий: Рейганом, способным объединить элиты, или одиноким Никсоном, опирающимся только на электоральные рейтинги? Тринадцать ключей к Белому Дому Еще в 1980 году американский профессор Алан Лихтман и советский геофизик Владимир Кейлис-Борок вывели универсальную формулу, позволяющую почти со 100-процентной точностью прогнозировать итог выборов президента США. Ученые интерпретировали политику в геофизических терминах, рассмотрев не ситуацию «Рейган против Картера» или «либералы против консерваторов», а используя логику «стабильности против потрясений».[2] Для этого ученые изучили результаты 31 президентской избирательной кампании – именно столько их состоялось с 1860 по 1980 год, – чтобы проанализировать и математически описать историко-политическое пространство. Затем Лихтман сформировал 13 бинарных[3] шкал (ключей), «свернув» в них все обстоятельства, сопровождающие борьбу за Белый Дом. Вот эти ключи: № Название ключа Суждение, описывающее ключ 1 Партийный мандат После промежуточных выборов партия власти имеет больше мест в Палате представителей, чем после предыдущих промежуточных выборов 2 Соревновательность в правящей партии Нет серьезной борьбы за номинацию в правящей партии 3 Участие действующего президента Кандидат правящей партии – действующий президент 4 Третья партия Нет сильного кандидата от третьей партии или сильного независимого кандидата 5 Текущая экономика Экономика не находится в состоянии рецессии во время избирательной кампании 6 Долгосрочная экономика Рост реальных доходов на душу населения в годы правления действующего президента равен или выше по сравнению с ростом, который был во время двух предыдущих президентских сроков 7 Изменения в политике Действующая администрации проводит значительные изменения во внутренней политике 8 Социальные волнения Отсутствуют масштабные социальные волнения 9 Скандал Действующая администрация не запятнана крупным скандалом 10 Ошибки в международной политике Действующая администрация не допустила серьезных ошибок во внешней или военной политике 11 Успехи в международной политике Действующая администрация добилась серьезных успехов в области внешней или военной политики 12 Харизматичность кандидата от правящей партии Кандидат от правящей партии обладает харизмой или является национальным героем 13 Харизматичность кандидата от оппозиционной партии Кандидат от оппозиционной партии не обладает харизмой и не является национальным героем Если количество ложных суждений (его называют «числом Лихтмана») равно или меньше 5, то партия власти по итогам выборов сохраняет за собой Белый дом. Если их 6 или более, прогноз для партии власти становился неутешительным. Так был выведен метод, впоследствии прозванный журналистами «13 ключей к Белому дому». За 32 года (начиная с 1984 года в восьми президентских избирательных кампаниях) он ни разу не дал сбоя[4]. К примеру, прогнозируя результаты выборов 1984 года, когда на второй срок переизбирался Рейган, Лихтман оценил 11 из 13 прогностических суждений как «истинные». Согласно этой оценке, можно было ожидать, что за Рейгана проголосует 57% электората. Так и случилось. А вот в 1992 году помимо республиканцев и демократов за Белый дом успешно сражался независимый кандидат (Росс Перо), поэтому имя демократа Клинтона как будущего президента было названо Лихтманом лишь за два месяца до выборов. Переизбрание же Клинтона в 1996 году на второй срок было предсказано более чем за два года до дня голосования. В апреле 2003 года «машина Лихтмана» уверенно прогнозировала переизбрание Буша-младшего, в июне 2005 года «ключи» свидетельствовали о перспективах завоевания Белого дома демократами, а в марте 2010 года был предсказан второй срок Обамы. У этого метода есть одно ограничение. «13 ключей» позволяют предсказывать итог волеизъявления американского электората, но не принимают во внимание мажоритарный характер избирательной системы США. Именно поэтому сложными для прогнозирования оказались президентские выборы 2000 года. Согласно прогнозу Лихтмана, избиратели должны были выбрать Гора. Он и победил с отрывом в полмиллиона голосов. Но затем случилось то, что в истории американских президентских избирательных кампаний наблюдалось до этого лишь однажды, в 1888 году: итоги голосования выборщиков и голосования избирателей оказались разными. Президентом стал Буш-младший, сумевший победить в штатах, от которых делегируется по закону наибольшее число выборщиков. По прогнозу на 2016 год «матрица Лихтмана» насчитала девять «истинных» ключей, что дает основания предполагать победу кандидата от Демократической партии. Оценка «ложно» была поставлена по двум шкалам. Барак Обама не имеет права третий раз выдвигать свою кандидатуру (ключ 3) и в ближайшие годы реальные доходы на душу населения не вырастут (ключ 6). С ключом «партийного мандата» ситуация пока неясна. Этой осенью состоятся промежуточные выборы, в ходе которых будут избираться все члены Палаты Представителей (435 конгрессменов) и 33 из 100 сенаторов. Если демократам удастся сохранить свое преимущество в 10 мест в Сенате и завоевать 17 дополнительных мест в Палате представителей, еще один «истинный» ключ будет у них в кармане. Хотя, как показывает практика, проигрыш «партии власти» на промежуточных выборах – давняя американская традиция. В середине 90-х с реваншем республиканцев столкнулся демократ Клинтон. В конце 2000-х республиканец Джордж Буш-младший беспомощно наблюдал, как Конгресс переходят под контроль представителей демократической партии. А при Бараке Обаме в 2010 году демократы потеряли Палату Представителей. Двенадцатый ключ касается харизмы кандидата от правящей партии. В пострузвельтовские времена таких политиков было лишь двое: герой войны Дуайт Эйзенхауэр (1956 год) и актер Рональд Рейган (1980 год). Учитывая, что Хиллари Клинтон 17 раз признавалась американцами самой влиятельной женщиной в мире[5], она вполне может стать третьей. Математически это означает, что демократический кандидат опередит своего республиканского оппонента минимум на 6-7%, а вероятность его победы по итогам голосования не ниже 79%. Разумеется, если до выборов не произойдет ничего экстраординарного. К слову, прогноз Литхмана был сделан в прошлом году, то есть до «шатдауна» и введения в действие реформы здравоохранения. С тех пор дела у демократов не очень… В поисках нового Рейгана Демократы разочарованы в Обаме. Да, у них получилось взять Белый дом в 2008 и удержать его в 2012, но Конгресс, особенно когда республиканцы получили контроль над Палатой Представителей, стал резко враждебен Белому Дому, и президент не смог наладить с ним диалог. Последовали взаимные обиды и взаимные обвинения. Демократам больше не нужны такие экзотические фигуры. Сейчас их симпатии склоняются к «классике». Судя по опросам[6], Хиллари сегодня является самым классическим демократом. Да и трудно найти кандидата с похожим политическим опытом, известностью и отлаженным механизмом сбора денег для предвыборной кампании. К тому же, историческая «галочка» в графе «первая женщина-президент США» еще не поставлена. На Хилари работает и тот факт, что она не занимает государственных постов и не становится объектом для критики, как ее конкурент вице-президент Байден. Губернатор Эндрю Куомо, которого сегодня активно обсуждают в прессе, ей тоже не конкурент. Он был женат на дочери Роберта Кеннеди и поэтому вхож в тот же клан, что и Джо Байден и Джон Керри. Но ни яркой харизмы, ни свежих идей у него нет. Более 10 лет Куомо был посредственным советником в команде своего отца (Марио Куомо, губернатора Нью-Йорка с 83 по 94 годы), пока в 1993 году президент Клинтон не взял его в правительство. Причем сначала только заместителем министра. В 2002 году он неудачно поборолся за пост губернатора Нью-Йорка. Решил зайти с другой стороны и только в 2006 стал прокурором этого штата... Конечно, у демократов есть шанс найти перспективного молодого политика после промежуточных выборов в Конгресс. Но пока такого явного лидера на горизонте нет. А упускать Белый дом не хочется. Фактор интриги справа нельзя сбрасывать со счетов, особенно учитывая радикализацию настроений в Республиканской партии и провал нескольких подряд левых инициатив Обамы. И все же, если «шатдауны» не дискредитируют обе партии окончательно, и сильный третий кандидат не смешает все карты, а американский избиратель к 2016 году сильно не поправеет, у демократов появится хороший шанс передать Белый дом из рук в руки. При этом Клинтон явно не намерена сильно раздражать республиканцев. Она предсказуемая и системная фигура. Вполне возможно, что ее кандидатура станет компромиссом для тех кругов, что формируют республиканский и демократический истеблишмент. Последним таким персонажем был Рональд Рейган, который смог и обаять избирателей, и сгладить острые углы в отношениях между партиями. Hillaryland А что же сама Хиллари? Своих президентских амбиций она не оставила. Кто-то мог бы. Но не она. 2008-й год Хиллари встретила в собственноручно выстроенной за 15 лет империи. С 1992 года (еще со времен арканзасского Литл-Рока) Hillaryland формировался, как самостоятельная группа ее надежных и проверенных консультантов. Ее команда была непохожа на остальные. Во-первых, все члены этой команды были женщинами (кроме единственного мужчины – гея Нила Латтимора). Во-вторых, все сотрудники ее штаба были личными друзьями Хиллари. Это было особенно важно, учитывая, что не все соратники мужа питали к Первой Леди нежные чувства. Основной костяк этой группы, надолго занявшей Западное крыло Белого дома, составляли: личный помощник госпожи Клинтон Хума Абедин (впоследствии ставшая заместителем руководителя аппарата в Госдепартаменте); главный менеджер всех ее избирательных кампаний Патти Солис Дойл (якобы, она и придумала термин «Hillaryland»); Мэнди Грюнвальд (занимавшаяся производством рекламных роликов для предвыборных кампаний четы Клинтонов); Шерил Миллс, известная как адвокат, защитивший президента Клинтона от импичмента в 1999 году; советники по политическим вопросам Энн Льюис и Миньон Мур; пресс-секретарь президента Клинтона и ассистент Первой леди Эвелин Либерман; помощницы Хиллари в политических инициативах Тамера Луццатто, Каприция Маршалл и Неера Танден (последняя занималась вопросами энергетики и здравоохранения при Билле Клинтоне, была мозгом президентской кампании Хиллари, а затем руководителем отдела внутренней политики во время второй президентской кампании Барака Обамы); бессменный спичрайтер Лисса Мускатин; глава ее предвыборного штаба 2008 года и бывший начальник канцелярии Билла Клинтона Мэгги Уильямс, а также руководитель аппарата Первой леди и Посол США по Глобальным женским вопросам при Госдепе Мелани Вервир. Весь этот Hillaryland изначально планировался миссис Клинтон как герметичная замкнутая на себя структура со своей субкультурой, характеризующаяся отсутствием утечек информации в прессу и бесконечной преданностью своему боссу, чему мог бы позавидовать любой американский политик. Например, когда у Тамеры Луццатто, бессменного руководителя аппарата миссис Клинтон, обнаружили опухоль мозга, и потребовалась срочная операция, Луццатто настояла на том, чтобы операцию назначили на следующий день после решающих праймериз – только в это время ее отсутствие никак не могло повредить работе штаба Хиллари. Долгое время модель этого мирка исправно служила миссис Клинтон. Женщины «хиллариленда» уверенно продвигались по политической карьерной лестнице, параллельно руководили благотворительными фондами семьи, поддерживали на должном уровне ее многочисленные социальные инициативы и работали как единый отлаженный механизм. Однако герметичность и изоляционизм не всегда идет на пользу эффективной кампании (как в свое время это продемонстрировала администрация Буша-Чейни). Гарольд Икес, глава Комиссии по уставу и процедуре Национального комитета Демократической партии (DNC – своего рода ЦК партии), советник четы Клинтонов и один из немногих, кто мог легко перемещаться между двумя лагерями, Билла и Хиллари, как-то заметил: «Когда все знают “как лучше” и мыслят только в одном направлении, перекрывается доступ к другим идеям. Вы их просто не видите или не доверяете им». Выиграть президентскую номинацию в 2008 году, опираясь только на собственный мир и его идеи, у Хиллари не получилось. Теперь придется опираться на другие идеи и, возможно, других людей. Конечно, многие из ветеранов будут рядом – ее давние соратницы во главе с Миллс, Абедин и Маршалл никуда не денутся. Но слишком многие не готовы вернуться к предыдущей главе. Советник по вопросам политики Джейк Салливан сейчас работает на Байдена. Скорее всего, он будет играть заметную роль в его будущей кампании, если таковая состоится. Социолог и главный стратег ее прошлой кампании Марк Пенн теоретически может снова примкнуть к Клинтон, но пока он сосредоточен на корпоративной работе в Microsoft, где в качестве вице-президента занят глобальными стратегиями рекламного развития. Говард Вольфсон, ее давний пресс-секретарь, последнее время работал на бывшего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга, а Фил Сингер, прекрасно зарекомендовавший себя шесть лет назад, в настоящее время является советником Эндрю Куомо. «Бессменный клипмейкер» четы Клинтонов Мэнди Грюнвальд ушла к сенатору Элизабет Уоррен[7]. Своего соратника и блестящего менеджера всех кампаний Патти Солис Дойл Хиллари уволила и едва ли попросит вернуться. Все это время Солис Дойл работала на Обаму, параллельно занимаясь делами собственной финансовой компании. И Хиллари, и все ее консультанты прекрасно понимают, что для новой кампании необходима свежая кровь. Как предполагают аналитики, в команду могут влиться Джен О'Мэлли Диллон (заместитель руководителя кампании Обамы) и молодой Робби Мук (который успешно провел кампании Терри Маколиффа и Гай Сесиль[8]). Вероятнее всего, госпожа Клинтон «пересядет на гибрид» из опытных ветеранов и новичков. Люди, подобные Бейкер, Танден и Мур продолжат консультировать ее, но официальной кампанией займется «молодая группа». Во второй половине прошлого года, покинув Госдепартамент, Клинтон уже расширила свою команду платных политических советников. Судя по всему, сейчас она рассчитывает на семейные связи, людей Обамы и более серьезную, чем в прошлый раз, финансовую поддержку. Независимый и комфортный феминистский Hillaryland придется сменить на более просторный, величественный, но изрезанный лабиринтами Clintonland. Clintonland Если учесть, что в США избирательная кампания идет всегда, там не бывает «межвыборных каникул», и любые телодвижения политиков следует рассматривать как предвыборные. «Готовить сани» американская элита начинает за несколько лет до ожидаемого события. У Хиллари эта подготовка началась с семьи… Продолжение следует. [1]> Речь идет прежде всего о Криссе Додде и Чаке Шумере, имеющих обширные связи в банковских кругах. В 2008 году они работали на Клинтон, а помогали Обаме. История этих предательств в деталях рассказана в книге Марка Гальперина и Джона Хейлемана «Смена игры»: Mark Halperin, John Heilemann/Game Change: Obama and the Clintons, McCain and Palin, and the Race of a Lifetime/Harper, 2010 [2] «Стабильность» в данном случае ― победа на выборах партии, чей президент занимает Белый дом, а «потрясение» ― проигрыш. В геофизике потрясение (stress) имеет другой смысл, впрочем, вполне соотносимый с электоральным ― геологическое напряжение. В 1981 году учёные изложили первые результаты совместной работы в статье, где рассматривались общие подходы к математическому анализу статистики президентских выборов в США, состоявшихся с 1860 по 1980 год. [3] Имеется в виду не 0 и 1, а «истинно» и «ложно». [4] A.Lichtman/The Keys To The White House/Lanham: Madison Books, 1996. [5] Статистика ведется с 1948 года; второе и третье места занимают Элеонора Рузвельт и Маргарет Тэтчер – 13 и 6 раз, соответственно. [6] Согласно серии недавних опросов Public Policy Polling, 59% потенциального демократического электората США готово в 2016 году отдать свои голоса Хиллари Клинтон (26% ― Джо Байдену). Есть и другие возможные кандидаты на пост президента от Демократической партии, но они пока не очень популярны. [7] Сенатор Уоррен также рассматривалась истеблишментом Демократической партии как возможный кандидат-2016, но по харизме и опыту она явно уступает и Хиллари, и Байдену. [8] На сенатора Сессиль негласно возложена миссия сохранения за демократами большинства в Сенате на предстоящих промежуточных выборах.  Наталья Войкова

19 февраля 2014, 18:35

Мы употребим все влияние, чтобы в Украине воцарился мир, — МИД России

МИД России сегодня отреагировал на резкую дестабилизацию ситуации в Украине и возложил всю ответственность за происходящее на украинскую оппозицию.Об этом говорится в официальном заявлении на сайте ведомства.Приводим его без купюр:«В Киеве и ряде других городов Украины этой ночью в результате преступной деятельности радикальных сил от оппозиции пролилась кровь. Имеются погибшие и раненые как среди гражданского населения, так и среди правоохранительных сил, которые отстаивают законные интересы государства по обеспечению правопорядка.В западных областях Украины дело дошло до захвата зданий органов милиции, прокуратуры, воинских частей. Бесчинствующие молодчики издеваются над милиционерами, военнослужащими, десятки которых получили травмы. По сути, речь идет о попытке силового захвата власти.Вызывает возмущение отсутствие реакции на действия радикалов со стороны лидеров оппозиции, которые, прикрываясь демагогическими лозунгами о приверженности демократии и европейским ценностям, потворствуют «коричневой» революции.Не видим мы и внятной реакции европейских политиков и структур, которые отказываются признать, что вся ответственность за действия радикальных сил на Украине лежит на оппозиции.Российская сторона требует, чтобы лидеры «площади» остановили кровопролитие в своей стране, незамедлительно возобновили диалог с законной властью без угроз и ультиматумов.Украина является для России дружественным братским государством, стратегическим партнером, и мы употребим все наше влияние, чтобы в этой стране воцарились мир и спокойствие».Напомним, что вчера с резкой критикой эскалации насилия выступили ряд ведущих западных политиков. В частности, потребовал прекратить насилие вице-президент США Джо Байден, который возложил ответственность за происходящее на Виктора Януковича.

19 февраля 2014, 11:00

Иностранные лидеры высказались об Украине

«Потрясены» и «серьезно обеспокоены» – так начинаются вчерашние заявления, в которых политики иностранных государств осудили эскалацию насилия в центре Киева и предложили мирные способы решения политического противостояния в Украине. Украинское Фото Десятки стран откликнулись на призыв МИД Украины дать объективную и непредвзятую оценку событиям вчерашнего дня. Однако в заявлениях иностранных политиков прослеживаются четкие линии: американцы винят в новой вспышке насилия украинское правительство, россияне – оппозицию, европейцы – обе противоборствующие стороны. Евросоюз «Я был потрясен, когда узнал, что в Украине были убитые и сотни раненых. Я сожалею о смертях этих людей и соболезную их семьям. Я пообщался по телефону с действующим премьер-министром Сергеем Арбузовым, сказав ему, что видеть на улицах сотрудников спецподразделения «Беркут» с автоматами Калашникова – это причина для серьезного беспокойства. Он заверил меня, что он и правительство сделают все, что в их силах, чтобы это оружие продолжало молчать. Ради Украины и ее будущего я буду молиться, чтобы он оказался прав», – рассказал о своих эмоциях европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле. Позиция Евросоюза изложена в заявлении Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, в котором она осудила все виды применения силы как по отношению к людям, так и по отношению к зданиям. По ее словам, все политические лидеры Украины должны осознать, что несут общую ответственность за создание условий для эффективного решения гражданского противостояния. «Я убеждена, что власти Украины должны устранить коренные причины кризиса… Решение должно включать формирование нового инклюзивного правительства, продвижения в конституционной реформе, а также подготовку к прозрачным и демократическим президентским выборам. Евросоюз готов помочь Украине в этом процессе», – заявила Кэтрин Эштон, призвав конфликтующих политиков немедленно вернуться к парламентскому процессу. Министр Великобритании по делам Европы Дэвид Лидингтон подчеркнул, что такой жестокости, которая наблюдалась на улицах Киева во вторник, «не должно быть места в европейском демократическом государстве». Он призвал все стороны конфликта поспособствовать деэскалации, чтобы восстановить стабильность, которая позволила бы правительству Украины устранить первопричины протестов – «коррупцию, безнаказанность и отсутствие системы сдерживаний и противовесов в нынешней правительственной системе». Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер призвал обе противоборствующие стороны воздержаться от использования силы и провокаций, подчеркнув, что «поворот к насилию не ведет к хорошему будущему». Чтобы придать вес своим словам, немецкий политик пригрозил санкциями от лица всей Европы. «Теперь все ответственные за кровопролитие в Киеве и других частях Украины должны принять во внимание, что Европа будет вынуждена переосмыслить свою прежнюю сдержанность в вопросе введения персональных санкций», – заявил Франк-Вальтер Штайнмайер. США Вице-президент США Джо Байден оказался одним из немногих иностранных политиков, которым вчера удалось дозвониться до Виктора Януковича. Ни канцлеру Германии Ангеле Меркель, ни главе Еврокомиссии Жозе Мануэлю Баррозе этого сделать не удалось. Как сообщает американская сторона, Джо Байден призвал президента Украины «проявить максимальную сдержанность» – отозвать силовые подразделения, немедленно возобновить диалог с лидерами оппозиции и выдвинуть «серьезные предложения по политическим реформам». «Вице-президент США четко дал понять, что Соединенные Штаты осуждают проявление насилия любой из сторон конфликта, но правительство несет особую ответственность за снижение напряженности», – говорится в заявлении Белого Дома. Похожие заявления опубликовали государственный секретарь США Джон Керри и еще несколько высокопоставленных политиков США. «Вместо предъявления ультиматумов правительство Украины должно немедленно возобновить переговоры с главными оппозиционными лидерами и поддерживать диалог через демократические институты Украины, включая Верховную Раду. Мы также призываем протестующих удерживаться от любого насилия; глубокий раскол Украины не удастся вылечить путем пролития еще большего количества крови невинных», – говорится в заявлении Джона Керри. Россия Позиция России резко контрастирует с высказываниями лидеров США и Евросоюза. Во вчерашнем заявлении министерство иностранных дел РФ обвинило в эскалации насилия украинскую оппозицию, а также западных политиков и европейские структуры, которые «с самого начала кризиса закрывают глаза на агрессивные действия радикальных сил на Украине, тем самым поощряя их к эскалации и провокациям по отношению к законной власти». «Боевики, которых оппозиционные лидеры призывали к так называемому «мирному наступлению», избивают и забрасывают камнями правоохранителей, поджигают автомашины, разорили аптеку, напали на штаб-квартиру Партии регионов, заблокировали здание Верховной Рады. Депутатам предъявляются ультимативные требования. Оппозиция ситуацию в своих рядах уже не контролирует. Налицо откровенные надругательства над правопорядком, да и просто здравым смыслом», – прокомментировало события в Киеве внешнеполитическое ведомство России. МИД РФ призвал украинскую оппозицию «отказаться от угроз и ультиматумов и наладить содержательный диалог с властью с целью поиска путей вывода страны из глубокого кризиса». *** Эксперты полагают, что разногласия дипломатов России, Европы и США в оценках украинского конфликта и их попытки повлиять на ситуацию усугубляют проблему внутреннего раскола в Украине. Получается, что три внешние силы, как «лебедь, рак и щука», тянут телегу в разные стороны. По мнению бывшего американского дипломата Дэвида Спиди, руководящего программами по международному взаимодействию США в нью-йоркском Совете Карнеги, если бы Штаты, Россия и Евросоюз действовали сообща, они могли бы сыграть посредническую роль – собрать противоборствующие стороны за круглым столом, организовать дискуссию и найти решения.