• Теги
    • избранные теги
    • Люди579
      • Показать ещё
      Международные организации126
      • Показать ещё
      Страны / Регионы779
      • Показать ещё
      Формат10
      Разное530
      • Показать ещё
      Компании534
      • Показать ещё
      Издания142
      • Показать ещё
      Показатели18
      • Показать ещё
      Сферы1
Джон Родс
Сесиль Джон Родс (англ. Cecil John Rhodes, 5 июля 1853 — 26 марта 1902) — английский и южноафриканский политический деятель, бизнесмен, строитель собственной всемирной империи, инициатор английской колониальной экспансии в Южной Африке.
Сесиль Джон Родс (англ. Cecil John Rhodes, 5 июля 1853 — 26 марта 1902) — английский и южноафриканский политический деятель, бизнесмен, строитель собственной всемирной империи, инициатор английской колониальной экспансии в Южной Африке.
Развернуть описание Свернуть описание
29 мая, 01:14

Oxford students to get exam on non-white, non-European history

Following campaigns such as Rhodes must fall, university is to make history syllabus more diverse and less British-focusedHistory students at Oxford University will have to take an exam paper on non-British, non-European topics after a major shakeup in the curriculum.The move, which has been welcomed by campaigners who say that universities focus their syllabuses too much on white British history, will make it compulsory for students to sit one of a number of papers on topics such as the influence of Martin Luther King or Mahatma Gandhi. Continue reading...

28 мая, 10:30

'A white mask worked better': why algorithms are not colour blind

When Joy Buolamwini found that a robot recognised her face better when she wore a white mask, she knew a problem needed fixingJoy Buolamwini is a graduate researcher at the MIT Media Lab and founder of the Algorithmic Justice League – an organisation that aims to challenge the biases in decision-making software. She grew up in Mississippi, gained a Rhodes scholarship, and she is also a Fulbright fellow, an Astronaut scholar and a Google Anita Borg scholar. Earlier this year she won a $50,000 scholarship funded by the makers of the film Hidden Figures for her work fighting coded discrimination.A lot of your work concerns facial recognition technology. How did you become interested in that area?When I was a computer science undergraduate I was working on social robotics – the robots use computer vision to detect the humans they socialise with. I discovered I had a hard time being detected by the robot compared to lighter-skinned people. At the time I thought this was a one-off thing and that people would fix this. Continue reading...

24 мая, 17:02

Alaska aquiver: State hosts plate tectonics research effort

ALASKA averages 40,000 earthquakes per year, with more large quakes than the other 49 states combined, and America's shakiest state is about to have its ground examined like never before. A federal agency

24 мая, 16:33

Paid Leave Should Be Time To Care – For All Of Us

Imagine your elderly mother has pneumonia and you can’t afford time off to care for her. Imagine your husband was injured while serving in Iraq and you can’t be there during his recovery. Imagine you are diagnosed with cancer and you can’t get life-saving treatment. These are just a few seemingly impossible scenarios featured in “Time To Care,” a new public service announcement that confronts viewers with what is at stake for their health, their families, their businesses and their communities when it comes to national paid leave plans that exclude millions of people. The National Partnership for Women & Families commissioned the spot to challenge state and federal paid leave proposals that are being touted as real solutions, even though they would actually do more harm than good by leaving many working people and families behind. As news of the Trump administration’s paid parental leave proposal continues to spread, calling out these dangerous proposals for what they are is more important than ever. Right now, just 14 percent of U.S. workers have paid family leave through their jobs, and fewer than 40 percent have personal medical leave through an employer’s temporary disability insurance program. More than 75 percent of people who take unpaid family and medical leave under the federal Family and Medical Leave Act (FMLA) each year do so for family caregiving and medical reasons – not for parental leave. Yet the Trump administration’s proposal would provide leave only to new parents for the birth or adoption of a child, and only six weeks of leave – compared to the 12-week national standard established by the FMLA more than two decades ago. It would require states to provide the leave, paid for through unemployment insurance programs and dramatic cuts to public assistance programs that vulnerable families rely on. In short, it doesn’t come close to what working people and families need and it would exacerbate disparities while eroding essential services. Don’t get me wrong. The challenges working families are facing today due to the nation’s lack of paid leave are real and punishing. But we cannot – and will not – be fooled into thinking that plans that purport to address the issue while making decimating cuts would help. Such plans ignore a strong and growing body of evidence that shows what works and what people need. Instead, we need tested policies like the federal Family And Medical Insurance Leave (FAMILY) Act. The FAMILY Act is modeled on state paid leave programs – in California, New Jersey, Rhode Island and, soon, New York and the District of Columbia. It would create a comprehensive, inclusive and responsibly funded paid family and medical leave program. It is the only plan that “checks all the boxes” of what working people, families, businesses and our economy need when it comes to paid leave today. And it has the support of hundreds of organizations, eight in 10 voters, and employers of all sizes – including 70 percent of those with 100 or fewer employees. At the National Partnership, we are working every day to secure a real paid family and medical leave program like the FAMILY Act. That is how we know how important this moment is, for working people and families, for businesses, for lawmakers and for our country. Now is the time to make clear that we will not settle for phony attempts and half measures that leave millions of people behind. Join us by visiting SupportPaidLeave.org/TimeToCare, participating in the #TimeToCare conversation on social media and spreading the word. Paid leave should be time to care – for all of us. type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related... + articlesList=590b713de4b056aa2363d2b1,58b81169e4b0e9d19b926581,58aca45de4b05e6b9b192c66 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

23 мая, 19:05

Ivanka’s Maternity Leave Plan Is A Cruel Joke

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); At the urging of his daughter, Ivanka Trump, President Donald Trump made sure to include a provision for six weeks of paid parental leave in the budget plan his administration released Tuesday. This should be a welcome, landmark development for women in the U.S., the only developed country that doesn’t require some kind of paid time off for new mothers.   Instead, it amounts to nothing more than a cruel joke in a budget that proposes gruesome reductions to social programs over the next decade. The plan includes a breathtaking overall cut of $1.4 trillion to Medicaid (a figure that presumes repeal of Obamacare) and the Children’s Health Insurance Program. It also calls for a $193 billion slice out of food stamps and $272 billion in cuts to other programs that serve the poor. The budget seeks $19 billion for paid parental leave over 10 years. What good is the paid leave if you can’t afford to feed yourself, take your baby to the doctor, pay your hospital bills, or get access to quality pre- or post-natal care? Advocates for paid leave, who’ve been fighting for years for change, were near universal in their condemnation of the proposal. “World’s worst parental leave plan,” said Katie Bethell, the founder of Paid Leave for the United States, a nonprofit group. “It’s a testament to the national movement to solve the paid leave crisis that the Trump administration is even expected to offer a parental leave plan in its proposed budget. Unfortunately, based on details released so far, the proposal falls far short,”  Christine Owens, executive director of the National Employment Law Project, said in a statement. Even if the leave provision did not come wrapped in a package of brutal cuts to social services, the policy still falls down in its details. Trump did expand the six weeks of leave to fathers and adoptive parents, who were excluded from the plan rolled out during his presidential campaign. However, the policy leaves out those workers who would need time off in case of serious illness or to care for ailing relatives, considered a standard part of family leave. The 1993 federal Family and Medical Leave Act, which provides 12 weeks of unpaid leave to workers at companies with more than 50 employees, includes that type of time off ― as do state paid-leave plans in Rhode Island, California, New Jersey, and the one scheduled to go into effect next year in New York. For funding, the Trump leave plan would rely on the unemployment insurance system, already under-financed and under-utilized. The White House leaves the details entirely to the states to work out. Unemployment benefits are woefully inadequate, paying an average of $344 week, according to the National Employment Law Project. In 14 states unemployed workers get less than $300 a week. Fewer unemployed women typically qualify for unemployment insurance. Theoretically, Trump’s leave plan could help someone like Regina Mays, who took six weeks of unpaid leave from her job at a Walmart in High Point, North Carolina, after she had a baby girl last year. She was earning about $10 an hour. With no money coming in, she struggled to feed herself and her four other children at home. “There was time when I paid the bills and I literally didn’t have money for food,” Mays told HuffPost recently. A relative came by with groceries for her and her kids so they didn’t go hungry. There was at least one thing Mays said she didn’t have to worry about: paying her hospital or doctor bills, which were covered by Medicaid. Trump’s budget would rip that rug out from under mothers like Mays who theoretically would get about $1,800 for her six weeks at home, but without healthcare would also be on the hook for potentially tens of the thousands of dollars in medical bills. The math is terrifying. Cutting Medicaid would be devastating for all low-income Americans, but particularly for women and mothers: 45 percent of childbirths in the U.S. were funded by Medicaid in 2010, according to data from the Center on Budget and Policy Priorities.   Trump’s budget also cuts funding for after-school programs for children and support for domestic violence victims. The budget proposal lays bare a perverse, reverse Robin Hood administration ― taking from the poor to give tax cuts to the wealthy (proposed earlier this month). Like most White House budgets, Trump’s is unlikely to become reality. As for the parental leave plan, Democrats see it as too skimpy. And there’s little indication that GOP lawmakers, who are typically eager to cut taxes and slash social programs, would want to give Americans what the Republicans likely view as a new entitlement. In this case, however, no paid leave may actually be better than the alternative. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
23 мая, 19:01

Sex abuse claims at famous US schools

THE US boarding school that educated former secretary of state John Kerry has admitted that 13 former members of staff engaged in sexual misconduct, the second elite prep school in just over a month to

Выбор редакции
22 мая, 20:55

The Finale of 'The Greatest Show on Earth'

After a run of 146 years, the Ringling Bros. and Barnum & Bailey Circus, known as “The Greatest Show on Earth,” has come to an end.

22 мая, 19:40

SMS Assist Founder Makes Way For New CEO, Says Leadership Change 'Right For The Company'

SMS Assist Founder Michael Rothmans said it was an emotional decision to step aside as CEO, handing the reins over to former Rackspace CEO Taylor Rhodes. Rothman, who will remain chairman of the cloud-based property management platform, said the move is "right for the company."

Выбор редакции
22 мая, 03:20

Rhode Island’s “Surprising” Geoengineering Act of 2017

By Catherine J. Frompovich After reading what the State of Rhode Island is doing about handling and/or dealing with “geoengineering,” everyone may want to move...

21 мая, 00:59

10 Good Reasons You Should Turn Down a Job Offer

How do you know when to say no and when to give a new job a chance? We’ll give you a rundown of when it’s best to move on from a job offer.

19 мая, 10:01

Держи экран шире: на чем зарабатывают онлайн-кинотеатры

Почему 1,5 млн зрителей в месяц платят за легальный контент

Выбор редакции
18 мая, 15:41

The Trump Tweet Tracker

Monitoring the president’s statements on Twitter—and analyzing what they mean

17 мая, 20:55

Sheffield Wednesday v Huddersfield: Championship play-off semi-final – as it happened

Huddersfield Town will face Reading at Wembley after beating Sheffield Wednesday 4-3 on penalties 10.31pm BST David Wagner has his head in hands. He can’t believe it. The Huddersfield players and fans are jubilant. They’re off to Wembley! As for Sheffield Wednesday, it’s more play-off heartbreak for them. They were so close to winning it in normal time after Steven Fletcher’s excellent header, but they couldn’t hold on and Nakhi Wells came up with the equaliser for Huddersfield. Wednesday’s players are applauded off by their supporters, but they’ve come up short again and the wait for the return to the Premier League goes on. Huddersfield will face Reading in the final on 29 May. That’s all from me for now, though. Thanks for reading and emailing. Bye! 10.28pm BST Forestieri still has to score to force sudden death, though. Up he steps. Hillsborough falls silent again. Forestieri hits it firmly - but it’s a poor penalty and Ward guesses correctly, diving to his right to push the ball to safety! Huddersfield have won it! Incredible! They’re going to Wembley! Continue reading...

Выбор редакции
17 мая, 13:00

How Alex and Ani Billionaire Carolyn Rafaelian Restored a Classic Newport Mansion

Built as a summer bachelor pad in the 1890s, an iconic Newport, Rhode Island mansion gets a 21st century makeover thanks to Alex and Ani billionaire Carolyn Rafaela.

15 мая, 21:46

Mothers' Day Is Over (And We Didn't Deliver For Moms)

The National Retail Federation was expecting a Mother’s Day bonanza on Sunday, predicting consumers would “spend more than ever... as they shower moms with everything from jewelry to special outings at favorite restaurants.” If their projections proved correct, many individual moms got a lot of love last weekend—or at least abundant gifts. Unfortunately, our society as a whole does a great deal less to honor and support mothers. Today, with health coverage for maternity care threatened, child care costs outstripping the price of college tuition, and  nearly a quarter of new mothers forced to return to work two weeks or less after giving birth, we are making it extraordinarily difficult for anyone but the very wealthy to be a mother at all. The dollars and cents impact is clear: in the U.S. the drop in income associated with having a young child is a stunning $14,850 for households with two adults, after controlling for other factors, according to my findings in a study conducted last year with colleagues Robert Hiltonsmith and Tamara Draut. This is equivalent to 14 percent of household income. For single women, the drop in income associated with having a young child is equivalent to a devastating 36 percent of household income. For parents of color, the lower income level associated with having a young child is compounded by the broader labor market disadvantages faced by people of color. The blow to income reveals a massive failure of public policy: the U.S. provides no respite from the trap that immediately ensnares families between the need to provide care for their children and the necessity of earning income. Something has to give. This year, phony solutions to the crisis of care abound. Ivanka Trump, claiming to be a champion of “women who work,” has promoted a child care plan that primarily benefits high-income households, and a paid leave plan that shuts out many families entirely. Meanwhile, Republicans in Congress are pushing a scheme to let employers take away workers’ overtime pay in the name of employee “flexibility,” and replace it with comp time that could be used to care for family. Yet the mis-named “Working Families Flexibility Act” would still allow employers full discretion about when employees could use any comp time they had earned, leaving working parents with a pay cut but without any guaranteed ability to take paid time off when they actually need it. Instead, as the National Partnership for Children and Families points out, the bill “sets up a dangerous false choice between time and money, when working families urgently need both.”  New York is among the states implementing better policy. By next Mother’s Day, working parents in New York State will have job-protected, paid leave under the New York State Paid Family Leave Program set to launch January 1, 2018. New York will finally join California, New Jersey, and Rhode Island on the short list of states that guarantee the critical leave benefits that virtually every other country on the planet already provides on a national basis. Meanwhile, New York City Mayor Bill de Blasio is developing plans to gradually expand the city’s successful universal preschool program for four-year-olds to three-year-old children as well, a move that promises to support both working parents and children’s learning. If we want Mother’s Day to be more than a “greeting card holiday”—an economic boon to florists, jewelers, and restaurants—we need more strong policy like New York’s (and New York itself must act to reverse cuts to child care programs that will harm struggling families). There’s time to do far better for mothers (and fathers too) in Washington and in states and cities across the country by next Mother’s Day.   -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

15 мая, 16:23

The Effect of Natural Disasters on Economic Activity in US Counties: A Century of Data -- by Leah Platt Boustan, Matthew E. Kahn, Paul W. Rhode, Maria Lucia Yanguas

Major natural disasters such as Hurricanes Katrina and Sandy cause numerous fatalities, and destroy property and infrastructure. In any year, the U.S experiences dozens of smaller natural disasters as well. We construct a 90 year panel data set that includes the universe of natural disasters in the United States from 1920 to 2010. By exploiting spatial and temporal variation, we study how these shocks affected migration rates, home prices and local poverty rates. The most severe disasters increase out migration rates and lower housing prices, especially in areas at particular risk of disaster activity, but milder disasters have little effect.

Выбор редакции
13 мая, 08:30

Why I took my 90-year-old mum on an epic road trip across America

Her health was failing, and her husband had just died, but Norma Bauerschmidt decided to join her son on a journey across America. He tells Giulia Rhodes how 14 months of travel liberated herThe recommended treatment, Norma Bauerschmidt was told on learning that she had terminal cancer, comprised surgery, radiation and chemotherapy. At the age of 90, and just two days after Leo, her husband of 67 years, had died in the same Michigan hospital, Norma had other ideas.“I’m hitting the road,” she told her astonished (but supportive) doctor. Over the following 14 months, Norma, her son Tim, daughter-in-law Ramie and their poodle, Ringo, notched up 13,000 miles across 32 states in a 36ft motor home. Continue reading...

13 мая, 03:00

GGP: Petrobras priority rights in upcoming bids for Brazilian production sharing contracts

The statements, opinions and data contained in the content published in Global Gas Perspectives are solely those of the individual authors and contributors and not of the publisher and the editor(s) of Natural Gas World. Originally published on Lexology by Ted Rhodes and Bianca Velasquez...

11 мая, 01:23

President Donald J. Trump Announces Key Additions to his Administration

President Donald J. Trump Announces Intent to Nominate Personnel to Key Administration Posts President Donald J. Trump today announced his intent to nominate the following individuals to key positions in his Administration: Mark Andrew Green of Wisconsin to be Administrator of the United States Agency for International Development. Ambassador Mark Green is currently serving as President of the International Republican Institute (IRI), a nonpartisan, nonprofit organization dedicated to advancing citizen-responsive, citizen-centered governance around the world. In addition to his leadership of IRI, during 2011-16, he served on the Board of Directors of the Millennium Challenge Corporation. In 2007-09, he served as the U.S. Ambassador to Tanzania, and oversaw major programs in the areas of global health and economic development. Prior to his role as ambassador, Mr. Green represented Wisconsin’s 8th District in the U.S. House of Representatives and served on the House Judiciary and International Relations Committees. He helped craft key policy initiatives like the Millennium Challenge Act and President George W. Bush’s international AIDS program. He holds a law degree from the University of Wisconsin, a bachelor’s degree from the University of Wisconsin–Eau Claire, and an honorary Doctor of Science from Georgetown University. David J. Kautter of Virginia to be an Assistant Secretary of the Treasury, Tax Policy. If confirmed, Mr. Kautter will serve as Assistant Secretary of the Treasury for Tax Policy.  Mr. Kautter currently serves as Partner-in-Charge of the Washington National Tax practice for RSM, an audit, tax, and consulting services firm. He was also previously the Managing Director of the Kogod Tax Center and Executive-in-Residence at the Kogod School of Business at American University (AU). Prior to his work at AU, Mr. Kautter spent over 30 years at Ernst and Young, including serving as Director of National Tax for over 13 years. Mr. Kautter also worked on Capitol Hill as Tax Legislative Counsel for former Senator John C. Danforth of Missouri. He is a high honors graduate of the University of Notre Dame and received his J.D. from Georgetown Law Center.  --- President Donald J. Trump Announces Intent to Appoint the Following Individuals to Key Administration Posts President Donald J. Trump today announced his intent to appoint the following individuals to be members of the President’s Commission on White House Fellowships: R. J. Zlatoper of Hawaii Richard H. Bagger of New Jersey President Donald J. Trump today announced his intent to appoint the following individuals to be members of the Commission on Combating Drug Addiction and the Opioid Crisis: Governor Chris Christie of New Jersey to be designated chair Governor Roy Cooper of North Carolina Governor Charlie Baker of Massachusetts Former U.S. Representative Patrick J. Kennedy of Rhode Island Bertha K. Madras of Massachusetts President Donald J. Trump today announced his intent to appoint the following individual to be a member and chairperson of the United States Holocaust Memorial Council: Howard Mark Lorber of New York, for the remainder of a five-year term expiring January 15, 2020

09 мая, 23:29

A GOP Congressman Wouldn't Meet With Constituents, So A Democrat Came Instead

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); KINGSTON, N.Y. — The residents of New York’s 19th Congressional District have some questions about the health care bill that House Republicans passed last week. Unfortunately for them, Rep. John Faso, the local Republican who voted for the legislation, isn’t around to answer them right now. Congress is on recess this week, but most House Republicans aren’t holding open town hall meetings in their districts. Seeing an opportunity to make hay over the unpopular bill, Rep. Sean Patrick Maloney, a Democrat from New York’s neighboring 18th District, paid a visit to Faso’s home territory Monday evening for an event organized by Maloney’s re-election campaign and local progressive groups. “Hey, listen. I have a question for you. I’m Representative Sean Patrick Maloney. Where the heck is your congressman?” he said. “As of tonight, I have now done more open, no-holds-barred public town hall meetings in New York 19 than John Faso has.” Billed as a town hall, Monday’s gathering was more akin to a rally. Maloney stoked the friendly audience into applause, whoops and hollers as he took questions and speechified over the course of more than 90 minutes. Maloney hatched this “Adopt a District” plan during an appearance on MSNBC’s “The Rachel Maddow Show” last week, and it might catch on. In Arizona, Rep. Ruben Gallego (D) is expected to travel to the district of Rep. Martha McSally (R) for a public event Tuesday. The crowd seemed happy to hear Maloney’s criticism of the American Health Care Act ― and his jabs at Faso, who the Democrat said was attending a fundraiser in Albany that night. “You may have noticed we have two stools here,” Maloney said at one point. “One is for me. This one is for John Faso, in case he shows up.” “I’m here tonight because I’m pissed off that John Faso won’t have a town hall,” Catherine Joyner, a resident of Faso’s district, told HuffPost before the event. “I think he’s not here because he’s a big, old, fat coward, that’s why. He’s refusing to talk to the general public. It’s ridiculous.” Just 17 of 238 House Republicans have town hall meetings scheduled during the lower chamber’s two-week break from Washington, according to a list compiled by the Town Hall Project. It’s not hard to see why: President Donald Trump and House Speaker Paul Ryan (R-Wis.) hurried the health care bill through the House, making significant changes to the legislation just before the vote, and asking GOP lawmakers to go along without an analysis from the Congressional Budget Office and amid widespread criticism of the plan. Earlier on Monday, Faso appeared at a meeting of the New York Statewide Senior Action Council elsewhere in his district. According to Ulster County Executive Mike Hein (D), who spoke at Maloney’s event, questions for Faso at that meeting were pre-screened. At the evening event in Kingston, Faso took a beating in absentia ― the audience chanted “No-show Faso!” ― but he did avoid the attacks other House Republicans have endured over health care, like Rep. Elise Stefanik (R-N.Y.) and Rep. Rod Blum (R-Iowa), who had a rough day Monday. Anxiety over the health care bill’s gigantic cuts to Medicaid and its weakening of the Affordable Care Act’s protections for people with pre-existing conditions has stoked political activism among people in Faso’s district who haven’t been much involved before, Joyner said. “I’ve been out canvassing in New Paltz, New York, twice now,” said Joyner, who’s volunteering with a local chapter of the grassroots movement known as Indivisible. “I have not had anyone tell us they they were a Faso fan.” “Everybody’s very, very concerned about the way John Faso voted for health care, and everybody seems to be as scared as I am,” she went on. Renee Woodward, who also lives in Faso’s district, agreed. “I haven’t been politically active, like, really since college. But things have gotten so out of whack, and I was feeling very angry and depressed,” she said. “I was very upset when the bill passed the House, and I also think it’s going to be a disaster for millions of Americans.” One of those people could be Andrea Mitchell, a woman who made news in February when she spoke to Faso during a rally outside his home in Kinderhook, New York. Mitchell told Faso she had a brain tumor and other serious medical issues, and that she’d lost her insurance due to her health before the Affordable Care Act made that illegal. Faso hugged Mitchell that day and promised to protect her health care. He would ultimately vote for the American Health Care Act. At Maloney’s event Monday, Mitchell rose to tell her story again. “The burden of the bill to keep someone that you love alive is not something that any family in America ― or anywhere in the world, but especially in America ― should ever have to deal with,” she said. “John Faso,” she said, pausing for a moment, “was less than sincere in that promise.” Maloney urged the audience members to get active, and to think about running for office. “The good news is, there are a lot of people who can be in Congress, ladies and gentlemen,” he said. “Next year, we’re going to have an opportunity to change the whole course of this thing.” Maloney said Faso would pay a “big price” for his health care vote, and Democrats have their eyes on this seat in 2018, but it will almost certainly be a challenge. Faso defeated progressive Democrat Zephyr Teachout last year by more than 9 percentage points, and Trump beat Democratic presidential nominee Hillary Clinton by nearly 7 percentage points in this district. Outside the meeting hall after Monday’s event, Gareth Rhodes, a Kingston native and former aide to New York Gov. Andrew Cuomo (D), told HuffPost he planned to take a run at Faso’s seat anyway. Rhodes said he’d filed the necessary paperwork earlier that day. “Last Thursday was the last straw for me,” he said, referring to the House passing the GOP bill. “I’m going to stand up. I’m going to fight back.” Gemma Sapwell contributed reporting. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

29 мая 2015, 19:53

Буры против Британцев. ( 40 фото )

Оригинал взят у oper_1974 в Буры против Британцев. ( 40 фото )        Эта война была первой войной 20 века и интересна с самых разных точек зрения. Например, на ней обеими конфликтующими сторонами были массово использованы бездымный порох, скорострельные пушки, шрапнель, пулемёты и магазинные винтовки, что навсегда изменило тактику пехоты, заставив её спрятаться в траншеи и окопы, атаковать в разреженных цепях вместо привычного строя и, сняв яркие мундиры, обрядиться в хаки...         Эта война также "обогатила" человечество такими понятиями, как снайпер, коммандос, диверсионная война, тактика выжженной земли и концлагерь.         Это была не только первая "попытка принести Свободу и Демократию" в страны, богатые полезными ископаемыми. Но также, наверное, и первой войной, где боевые действия, помимо поля боя, были перенесены и в информационное пространство. Ведь к началу 20 века человечество уже вовсю пользовалось телеграфом, фотографией и кинематографом, а газета стала привычным атрибутом каждого дома.         Противостояние англичан и буров началось ещё почти за сто лет до описываемых событий, когда Великобритания положила глаз на принадлежащую Голландии Капскую колонию. Сначала аннексировав эти земли, они потом ещё их же и купили, правда, так хитро, что в реальности не уплатили ни копейки.         Однако это дало право одному из тяжеловесов информационной войны, Артуру Конан Дойлу, написать следующие строки в своей книге об англо-бурской войне: "В нашем обширном собрании стран, пожалуй, нет другой страны, права Британии на которую были бы так же неоспоримы, как на эту. Мы владеем ею на двух основаниях - по праву завоевания и по праву покупки".         Вскоре англичане создали бурам невыносимые условия существования, запретив обучение и делопроизводство на голландском языке и объявив английский язык государственным. Плюс к этому Англия в 1833 году официально запретила рабство, которое составляло основу экономики буров.         Правда, "добрые" англичане назначили выкуп за каждого невольника. Но, во-первых, сам выкуп был вдвое меньше принятой цены, а во-вторых, получить его можно было только в Лондоне, и то не деньгами, а государственными облигациями, в которых слабо образованные буры просто не разбирались.         В общем, буры поняли, что жизни им тут не будет, собрали вещички и рванули на север, основав там две новые колонии: Трансвааль и Оранжевую республику.          Тут стоит сказать пару слов о самих бурах. Англо-бурская война сделала их в глазах всего мира героями и жертвами. Но буры жили за счёт труда рабов на своих фермах. А землю под эти фермы они добывали, очищая её от местного чернокожего населения с помощью винтовок.          Вот как описывает буров Марк Твен, посетивший примерно в это время юг Африки: "Буры очень набожны, глубоко невежественны, тупы, упрямы, нетерпимы, нечистоплотны, гостеприимны, честны во взаимоотношениях с белыми, жестоки по отношению к своим чёрным слугам... им совершенно всё равно, что творится в мире".          Такая патриархальная жизнь могла бы продолжаться ещё очень долго, но тут в 1867 году на границе Оранжевой республики и Капской колонии нашли крупнейшее в мире месторождение алмазов.          В страну хлынул поток проходимцев и авантюристов, одним из которых был Сесил Джон Родс, будущий основатель компании "Де Бирс", а также двух новых английских колоний, скромно названных в честь него Южной и Северной Родезией.         Англия вновь попыталась аннексировать бурские территории, что привело к 1 англо-бурской войне, которую англичане, по сути, проиграли. Но беды буров на этом не закончились, в 1886 году в Трансваале нашли золото.         В страну опять хлынул поток проходимцев, преимущественно англичан, мечтавших мгновенно обогатиться. Буры, по-прежнему продолжавшие сидеть на своих фермах, в принципе, не возражали, однако обложили приезжих ойтландеров (иностранцев) высоким налогом.         Вскоре количество "понаехавших" почти сравнялось с количество местных. Причём иностранцы всё громче стали требовать для себя гражданских прав. С этой целью даже была создана правозащитная НПО "Комитет Реформ", финансируемая Сесилом Родсом и другими горнорудными королями. Требуя для себя гражданских прав в Трансваале, ойтландеры, однако, не желали отказываться и от британского подданства.         Однако вряд ли стоит обвинять в развязывании войны одних только евреев-банкиров. Истерия вокруг буров легла на благодатную почву. Англичане искренне верили, что они рождены править миром и любое препятствие в реализации этого плана воспринимали как оскорбление. Существовал даже специальный термин, "джингоизм", означающий крайнюю стадию имперского шовинизма британцев.         Вот что говорил небезызвестный нам Чемберлен: "Во-первых, я верую в Британскую Империю, во-вторых, я верю в британскую расу. Я верю, что британцы - величайшая из имперских рас, какие когда-нибудь знавал мир".         Когда в Стратфорде-на-Эйвоне, родном городе Шекспира, пьяная толпа патриотов перебила стёкла в домах квакеров, выступавших против войны, писательница христианских романов и пояснений к Священному Писанию Мария Коррели обратилась к погромщикам с речью, в которой поздравила их с тем, как хорошо они отстояли честь Родины, и сказала: "Если бы Шекспир восстал из гроба, он бы присоединился к вам".          Противостояние между бурами и англичанами в британских газетах было представлено как противостояние между англо-саксонской и голландской расами и замешивалось вокруг чести и достоинства нации.          Объявлялось, что если Англия ещё раз уступит бурам, это приведёт к развалу всей Британской империи, ибо люди в Австралии и Канаде перестанут её уважать. Была вытащена старая байка про претензии России на Индию и "найдены" следы русского влияния на буров.         Особый интерес вызывает информационная война. Хотя сами буры в ней особо не отличились, но к тому времени Британия сумела обзавестись немалым количеством недоброжелателей по всему миру. В первую очередь это были Россия, Франция, Германия и, конечно, Голландия.         Их совместной заслугой было то, что будущую войну объявили "войной между белыми", что, по сути, было не так уж мало, ибо на войну против "дикарей" не распространялись правила, принятые на прошедшей за полгода до этих событий Гаагской конференции, созванной, кстати, по инициативе России.         В российской прессе, на протяжении всей войны о бурах писали с неизменным восторгом и даже старательно подчёркивали их сходство с русскими, примером чему служила высокая религиозность буров, их склонность к сельскому хозяйству, а также привычка носить окладистые бороды. Умение ездить верхом и метко стрелять позволяло сравнивать буров с казаками.         Поручик Едрихин, откомандированный на время войны в Южную Африку в качестве корреспондента газеты «Новое Время» (и, видимо, бывший сотрудником российской разведки), писавший под псевдонимом Вандам, уже во время англо-бурской войны предостерегал соотечественников: "Плохо иметь англосакса врагом, но не дай Бог иметь его другом... Главным противником англосаксов на пути к мировому господству является русский народ".           Такая мощная информационная поддержка привела к тому, что в армию буров хлынул поток добровольцев со всего света. Большинство составляли голландцы (около 650 человек), французы (400), немцы (550), американцы (300), итальянцы (200), шведы (150), ирландцы (200) и русские (около 225).         После применения "тактики выжженной земли" и концлагерей моральный авторитет Британии упал ниже плинтуса. Говорят, что англо-бурская война покончила с чопорной викторианской эпохой.         Наконец, 31 мая 1902 года буры, опасаясь за жизни своих жён и детей, были вынуждены капитулировать. Республика Трансвааль и Оранжевая республика были аннексированы Британией.           Однако благодаря своему мужеству, упорному сопротивлению и симпатиям мировой общественности буры смогли выторговать амнистию всем участникам войны, получить право на самоуправление и использование голландского языка в школах и судах. Англичанам даже пришлось выплатить компенсации за разрушенные фермы и дома.           Также буры получили право и впредь эксплуатировать и уничтожать чернокожее население Африки, что стало фундаментом будущей политики апартеида.

05 декабря 2014, 10:36

Это объявление Холодной войны

 Палата представителей США подавляющим большинством приняла резолюцию, основные пункты которой направлены против России.  411 против 10 – с таким счётом американские парламентарии осудили «продолжающуюся политическую, экономическую и военную агрессию» России против Украины. «ЕС, Европа и другие наши союзники должны оказать агрессивное давление на господина Путина, чтобы заставить его вести себя по-другому», - прокомментировал документ сенатор Адам Кинзингер. Резолюция 758 включает более десятка пунктов, в том числе поддержку украинских властей оборонными и разведывательными средствами, прекращение сотрудничества с Россией со стороны НАТО и их союзников, а также осуществление давления на различные государства с целью присоединения к «антироссийской санкционной коалиции». Ещё одним пунктом резолюции является «создание и распространение новостей и другой информации на русском языке в странах с русскоязычным населением». Новая «холодная война» Принятая палатой представителей США резолюция №758 равносильна объявлению России «холодной войны». Так считает член палаты представителей в конгрессе США Деннис Кусинич. Он призывает выйти из диалектики конфликта. Его обращение приводит truthdig.com. Как подчёркивает Кусинич, призывы изолировать Россию можно трактовать как призывы к подготовке войны с РФ. По мнению Кусинича, именно бряцание оружием привело к началу и разрастанию «холодной войны». Пора потребовать, считает он, чтобы США для установления международного порядка прибегали к помощи дипломатии, а не к увеличению военных затрат. «Пора Соединённым Штатам отказаться от диалектики конфликта и искать пути к перестройке дипломатических отношений с Россией, отступить от рискованных авантюр под прикрытием НАТО», - пишет сенатор. Вашингтон впечатлён российскими СМИ В августе этого года на заседании Совета управляющих по вопросам вещания (Broadcasting Board of Governors, BBG) США, где рассматривались вопросы информационно-пропагандистского обеспечения политики Вашингтона по отношению к украинским событиям, замгоссекретаря Ричард Стенгел выразил удивление эффективностью работы российских телеканалов и изданий. К работе заседания подключался в режиме телеконференции главный внешнеполитический советник президента США Барака Обамы Бен Родс. Заместитель госсекретаря США по публичной дипломатии Ричард Стенгел попросил его прокомментировать публичные споры по поводу Украины между Москвой и Вашингтоном. При этом Стенгел признался, что удивлён, как умело российская сторона отстаивает свои позиции, в частности в соцсетях. «Я считал, что в этой сфере мы должны быть вне конкуренции, но на самом деле это не так», - признался американский дипломат, который сам недавно был журналистом и руководителем СМИ. В ответ Родс назвал ситуацию на Украине «идеальной проверкой» для пропагандистского аппарата США и похвалил госдепартамент за «агрессивное использование своих коммуникационных инструментов для вещания на Украину и регион в целом». Он согласился с собеседником, что США приходится действовать в условиях «возросшей конкуренции» и что Москва «вкладывает колоссальные ресурсы в своё вещание, прежде всего по каналу Russia Today». Стенгел ранее говорил в этом контексте о «миллиардах долларов». В своём вступительном слове Родс заверил членов BBG, что президент Обама лично уделяет большое внимание реорганизации аппарата международного вещания США и недавно провёл отдельное совещание по этому вопросу. При этом, по словам советника президента, в Белом доме исходят из того, что в управлении этим аппаратом необходимо сохранять прямое государственное участие, а также избегать децентрализации и дублирования надзорных и управленческих функций. Тем не менее, позже заместитель госсекретаря США по публичной дипломатии Ричард Стенгел, выступая в вашингтонской исследовательской организации «Проект по американской безопасности», заявил, что Вашингтон отказался от идеи создания канала для вещания на Россию. «Нам действительно нужно доносить свою позицию на русском языке до населения России и Украины, - сказал он. - Но мы не создаём службу вещания на русском языке». «На самом деле я там говорил о том, что, хотя Россия и успешно реализовала такой проект, это устаревшая модель» - заявил замгоссекретаря США. http://russian.rt.com/article/62649#ixzz3L0O75SZr - цинк PS. Кусинич несколько отстает от событий, Холодная война была объявлена персонально Обамой в известном ультиматуме, где Россия была поставлена на одну доску с Эболой и ИГИЛ. Последующие санкции, действия и заявления, были именно следствием объявленного ультиматума. Поэтому если говорить о том, когда началось текущее издание Холодной войны, то на мой взгляд это 24 сентября 2014 года, когда Обама выступил с открытыми угрозами России, что привело впоследствии к фактическому провалу минского формата, ожесточению боевых действий, усилению конфронтации между США и РФ, а так же к обвалу цен на нефть и падению рубля. Вчерашние признания главы СВР Фрадкова http://top.rbc.ru/politics/04/12/2014/54809a82cbb20f97e60ade62, указывающие на то, что рубль обваливают связанные с США инвестиционные фонды, а так же нарастающие слухи http://top.rbc.ru/economics/04/12/2014/5480528dcbb20f132f7faee7, о том что нефть упадет до 30-40 долларов за баррель, отражают возможные сценарии развития конфронтации, где принятая резолюция, будет всего лишь еще одним инструментом войны США против РФ. Встреча Лаврова с Керри, так же не принесла серьезных изменений в отношения РФ и США. Американцы уже традиционно навесили на Россию всех собак, Россия в свою очередь указывала на традиционные двойные стандарты США и отказ от разумных подходов к разрешению украинского конфликта. В целом, довольно стандартная дипломатическая пикировка в условиях отсутствия почвы для компромисса. Чтобы она появилась, американцы должны признать преимущественные права России на Крым, а этого очевидно не произойдет, так как сценарии связанные с утратой контроля над Крымом в Кремле очевидно расценивают как неприемлемые. Поэтому на фоне продолжающейся дипломатической ругани, США продолжают деловито наращивать давление в расчете на дальнейшее ослабление российской экономики, причем если смотреть объективно, то американцы действуют предельно шаблонно, по сути пытаясь копировать те же меры экономического и политического воздействия, которые они применяли еще против СССР. Касательно же вопроса расширения американского информационного влияния, то судя по заявлениям, вместо вертикально интегрированных информационных структур, ставка уже традиционно будет сделана на сетевые структуры, неплохо себя показавшие во время подготовки "цветных революций" первой и второй волны. Стоит отметить, что успехи RT на рынке государственных информационно-пропагандистских структур, вполне очевидны и американцы эти успехи вполне признают, что указывает на то, что мировой информационный гегемон этот процесс в какой-то мере проморгал. В целом же, сейчас и далее, мы будем наблюдать дальнейшую эскалацию напряженности в отношениях США и РФ, а так же дальнейшие попытки внешнеполитического и внешнеэкономического давления на РФ. 

12 августа 2014, 23:46

Англо-бурская война: «коммандос» против армейского порядка

Партизанская тактика позволила бурам побеждать британцев, воевавших по старым, уже изжившим себя военным канонам   Генерал Пит Арнольд Кронье во время Англо-бурской войны и возглавляемый им отряд бурских коммандос. Трансвааль, Южная Африка.Англо-бурская война стала первым конфликтом нового типа. Именно там впервые массово были применены бездымный порох, шрапнель, пулеметы, униформа защитного цвета (хаки) и бронепоезда. Вместе с блокгаузами входит в обращение и колючая проволока, используется рентген для нахождения пуль и осколков у раненых солдат. Создаются специальные подразделения снайперов, а сама тактика буров — боевые действия мелкими мобильными отрядами — станет позднее основой для формирования групп спецназа.В этой войне будет пленен и совершит дерзкий побег молодой корреспондент Уинстон Черчилль — Первый лорд Адмиралтейства в годы Первой мировой войны. Будущий председатель Госдумы Александр Гучков, вместе с другими иностранными добровольцами, будет сражаться в рядах буров, а молодой юрист Махатма Ганди возглавит индийский санитарный отряд и получит от британцев золотую звезду за храбрость. Сама война ровно за 100 лет до военной операции НАТО в Югославии станет одним из первых конфликтов, мотивированных защитой «прав и свобод человека» и защитой «ценностей цивилизованного сообщества».Предыстория конфликтаГолландская Ост-Индская компания завозила колонистов из Нидерландов для освоения и управления своими землями на юге Африки. После наполеоновских войн эти территории окончательно переходят к Великобритании, которая лишает потомков голландских и французских колонистов, сформировавших позднее бурский народ, самоуправления, возможности получать образование на родном языке и навязывает им свои идеологические установки.В знак протеста многие буры покидают благодатные края Капской колонии. Двигаясь на север, они совершают великий трек, или большое переселение, в результате которого, не без конфликтов, занимают территорию местных племен и основывают несколько государств. Однако все это происходит под неусыпным оком «большого британского брата». В 1867 году на границе Оранжевой республики и Капской колонии обнаруживается крупнейшее в мире месторождение алмазов. Позднее здесь возникнет компания Дэ Бирс — алмазная империя британского колониального романтика и капиталиста Сесила Джона Родса (в честь него была названа Родезия), который в 1890-х годах занял пост премьер-министра Капской колонии и являлся одним из сторонников «ястребиной политики» в отношениях с бурскими республиками. Сесиль Родс стремился расширить сеть британских владений в Африке «от Каира до Кейптауна», вынашивая идею постройки трансафриканской железной дороги, и независимые бурские государства мешали этим планам самим фактом своего существования.   Сесил Джон Родс и его партнер Альфред Бейт. 1901 год.  В результате первой войны между бурами и Англией 1880–1881 годов заключаются соглашения, которые содержат ряд запутанных правовых норм о сюзеренитете Британии над Трансваалем — в частности, в эти соглашения был включен пункт об обязательном одобрении английской королевой всех договоров, заключаемых правительством Трансвааля с другими государствами или нациями.Однако основные проблемы начинаются в конце 1880-х годов и связаны они были с обнаружением на территории бурских государств огромных залежей золота. Его добыча довольно затруднительна, так как требует особых инструментов, навыков и инвестиций, поэтому буры, преимущественно занятые выпасом скота, были не в состоянии этим заниматься. В страну прибывают десятки тысяч ойтландеров — пионеров британской экспансии. За считанные годы в бурских колониях появляются целые города, населенные иностранцами. Начинается период внутренней напряженности между «понаехавшими» и «местными».Активная добыча полезных ископаемых увеличивает чиновничий аппарат и расходы бюджета. Правительство президента Трансвааля Пауля Крюгера в целях пополнения казны идет на выдачу концессий иностранным компаниям и предпринимателям. Памятуя об английской угрозе, концессии старались выдавать кому угодно, но только не британцам. Тогда британские колониальные власти в Южной Африке, провоцируемые оставшимися не у дел дельцами, вспоминают о праве королевы на сюзеренитет Трансвааля и требуют предоставить гражданские права британцам, живущим в Трансваале. Разумеется, буры не желают давать избирательные права ойтландерам, справедливо опасаясь за будущее своих государств, так как последние совершенно открыто выступают проводниками британской политики. Так, во время приезда Пауля Крюгера в Йоханнесбург встречающая его толпа ойтландеров запела гимн Великобритании God save the Queen и демонстративно сорвала флаг Трансвааля.Нельзя сказать, что буры не пытались инкорпорировать ойтландеров в свое общество. Постепенно проводились реформы, допускавшие трудовых мигрантов к решению государственных вопросов, в частности, была создана вторая палата парламента (нижний фолксраад) Трансвааля, куда могли быть избраны представители натурализовавшихся ойтландеров, в то время как первая палата формировалась только из урожденных граждан республики. Однако постоянные интриги ойтландеров и их влиятельных покровителей вроде Сесила Родса не способствовали наступлению разрядки.  Президент Трансвааля Пауль Крюгер (Стефанус Йоханнес Паулус Крюгер). Около 1895 года.  Последней точкой кипения стал инцидент, получивший позднее известность как рейд Джеймсона — вторжение отряда родезийских и бечуаналендских полицейских в Йоханнесбург, организованное Родсом с целью поднять восстание ойтландеров против правительства Крюгера. Перед вторжением были организованы массовые акции протеста против бурского правительства, в ходе которых в ультимативной форме был инициирован список претензий. Однако никакой поддержки мятежникам со стороны населения Йоханнесбурга оказано не было. Справедливо опасаясь армии буров и видя решение своих проблем в войне, которую должно вести правительство «Ее Величества», поселенцы не хотели рисковать своими жизнями. Мятеж был подавлен, а сам его предводитель доктор Джеймсон арестован.Сторонам становится очевидно, что решить их противоречия может только большая война. Британцы вовсю раскручивают пропагандистскую кампанию о якобы беспрецедентном давлении на британских граждан, которые лишены фундаментальных человеческих и гражданских прав. Одновременно с этим на границе бурских колоний наращивается британский военный контингент. Правительство Трансвааля не остается в стороне и начинает закупки современного оружия, строит оборонительные сооружения, подписывает военный союз с братской Оранжевой республикой.Необходимо сказать пару слов о бурском ополчении. Вопреки господствовавшим в то время военным доктринам, армия буров не имела деления на корпуса, бригады или же роты. Армия буров вообще не была знакома с военными доктринами и военной наукой. Существовали отряды коммандос, которые могли состоять из дюжины или тысячи человек. Бурские коммандос не признавали никакой воинской дисциплины, они даже отказывались именоваться солдатами, видя в этом оскорбление их достоинства, так как солдаты, по их мнению, сражаются за деньги, а они — граждане (бюргеры), которые всего лишь выполняют свои обязанности по защите страны.Не имели бурские коммандос и военной униформы; за исключением артиллеристов и нескольких отрядов, состоящих из буров-горожан, бюргеры воевали в той же одежде, что использовалась ими в мирное время. Демократичный дух буров пронизывал все общество, и армия не была исключением. Все решалось голосованием: от выборов офицеров до принятия военного плана предстоящей кампании, и каждый боец имел право голоса наравне с офицером или генералом. Бурские генералы не сильно отличались от рядовых бойцов, военного образования не было ни у тех, ни у других, поэтому очень часто они менялись местами: боец мог стать генералом, а генерал легко мог быть разжалован до рядового бойца.В бою бюргер не следовал за офицером, не исполнял его указов, а действовал сообразно обстановке и по своему усмотрению. Поэтому гибель офицера ничего не меняла, бюргер был сам себе офицер, а если надо, то и генерал. Роль офицеров была проста — координировать действия бюргеров и помогать им советом, но не более. В традиционной армии солдат привык подчиняться офицеру и действовать только при наличии соответствующего приказа, таким образом, гибель последнего лишала подразделение управления и сковывала бойцов.Именно этот анархистский дух и был причиной побед и поражений армии буров.Война После провала рейда Джеймсона стороны перешли к военным приготовлениям, британцы начали концентрацию войск на границе с бурскими республиками, войска со всех британских колоний стягивались в Южную Африку. Президент Трансвааля Пауль Крюгер направил ультиматум, требуя в течение 48 часов прекратить военные приготовления против бурских республик, а все спорные вопросы между странами урегулировать при помощи третейского суда. Англичане отвергли ультиматум и 11 октября 1899 года отряды бурского ополчения перешли границу британских провинций Наталь и Капской колонии. Война началась.Отсутствие четких планов кампании, дрязги между бурскими генералами, а также затянувшаяся осада некоторых ключевых городов, в частности Кимберли — города, в котором укрылся сам Сесиль Родс, и Мафекинга, обороной которого руководил основатель скаутского движения полковник Баден-Пауэл, сковали основные силы буров, и они оказались неспособны развивать дальнейшее наступление. Точнее, они просто не знали, что им делать. Исторический шанс занять Капскую колонию и возбудить местных буров против англичан был безвозвратно утерян, а инициатива закономерно перешла к британцам, заметно увеличившим и усилившим свой контингент в регионе.Уже первые недели войны показывают сравнительную отсталость британской армии и ее неспособность эффективно сражаться с бурскими коммандос, использующими технически более продвинутое оружие, воюющими вообще без униформы, в землистого цвета костюмах, сливающихся с окружающей местностью. Сама британская военная форма ярко-красного цвета, которая помогала в гуще боя мгновенно определить, кто рядом с тобой (друг или враг) после революционных усовершенствований огнестрельного оружия, улучшивших точность и дальность стрельбы, делала солдата превосходной мишенью для вражеского снайпера. Кроме того, благодаря улучшениям точности стрельбы увеличиваются маневренность войск (отстрелялся и отошел) и расстояние прицельного огня по солдатам противника. Колонны, в которые традиционно строились солдаты всех европейских армий, уже не выполняли своих изначальных функций. На смену колоннам приходят стрелковые цепи, позволяющие более эффективно вести огонь по противнику, что также заметно уменьшает и собственные потери.  Джон Дентон Пинкстон Френч, 1-й граф Ипрский, виконт Ипрский и Хайлейкский. Около 1915 года.  Военная форма цвета хаки была впервые введена (как эксперимент) для отдельных подразделений британских колониальных войск в Индии во второй половине XIX века. Как всегда, главными противниками перехода на новую униформу стали консервативные британские военные, не желавшие менять сложившуюся форму, однако потери от использования классической униформы говорили сами за себя и военные уступили. Великобритания навсегда отказалась от ярко-красной униформы. Новое обмундирование британской армии стало культовым для военных всего мира вплоть до настоящего времени; так, классический английский военный мундир стал называться френчем, по имени британского генерала Джона Френча, одного из участников войны в Южной Африке. В годы Первой мировой Френч возглавит британские экспедиционные войска во Франции.Повышая качественную составляющую, британцы не забывали и о количественной. К концу 1899 года общая численность британских войск в регионе достигает 120 тысяч, затем, постоянно повышаясь к концу войны, доходит до 450 тысяч. Что касается бурского ополчения, то за всю войну его численность вряд ли могла превысить 60 тысяч бойцов.Постепенно англичане оттесняют коммандос из капской колонии и Наталя, перенося войну на землю Оранжевой республики и Трансвааля, буры теряют все крупные города — начинается партизанская война.ДобровольцыГоворя о бурской войне, невозможно не упомянуть об иностранных добровольцах. В литературе (особенно британской) участие иностранцев в бурской войне заметно преувеличено. Несмотря на то что некоторые отдельные добровольцы оказали действительно неоценимую помощь бурским войскам, в целом заметного следа они не оставили. Более того, подчас они только мешали бурскому командованию, пытаясь научить буров правилам ведения войны, тогда как последние считали свою тактику и стратегию максимально эффективной в данных условиях и не прислушивались к словам заезжих экспертов.Первым таким отрядом стал Германский легион, почти полностью разгромленный в битве под Эландслаагте. После этого поражения буры долгое время не разрешали создание национальных добровольческих отрядов, и только ухудшение ситуации на фронтах изменило их позицию. В итоге были сформированы отряды из американских, французских, ирландских, немецких, голландских добровольцев.Русские добровольцы, многие из которых были жителями Йоханнесбурга, воевали в составе бурских коммандос. Одно время действовал и Русский отряд под командованием капитана Ганецкого, но русским отряд был только по названию. Из примерно 30 человек сражавшихся в отряде русских было менее трети.Кроме русских йоханнесбуржцев были и добровольцы, прибывшие напрямую из России, общество которой поддерживало буров. Больше всего отличился подполковник Евгений Максимов, который благодаря своим заслугам дослужился до звания «боевой генерал», а во время боев в Оранжевой республике стал даже заместителем командира всех иностранных добровольцев — Вильбуа Мореля. Впоследствии «боевой генерал» Максимов будет тяжело ранен и эвакуирован в Россию, свою смерть он встретит в 1904 году уже во время русско-японской войны.Стоит также отметить и итальянских добровольцев капитана Ричиарди, которые, впрочем, воспринимались бурами скорее как грабительская шайка, нежели боевой отряд. Сам капитан Ричиарди стал известен тем, что, проводя обыск у плененного Уинстона Черчилля, обнаружил у него запрещенную Гаагской конвенцией пулю «дум-дум». Именно в ходе бурской войны Уинстон Черчилль стал широко известен британской публике, благодаря своему пленению и побегу. Позднее, в возрасте 26 лет, он будет избран в британский парламент. Кстати, пули «дум-дум» британцы и дальше будут использовать, несмотря на их официальный запрет на Гаагской мирной конференции в 1899 году.  Уинстон Черчилль на лошади во время работы журналистом в Южной Африке. 1896 год. Опуская многочисленные грабежи и разбои, учиненные этим формированием, необходимо отметить значительный вклад итальянцев в осуществление диверсионной войны. Они изрядно помогли бурам, прикрывая их отступление посредством взрывов мостов и нападением на британские части для отвлечения внимания последних.Концентрационные лагеря для партизанУже к осени 1900 года, после разгрома основных подразделений бурского ополчения и перенесения войны в бурские республики, война переходит в партизанскую фазу, которая продлится два года. Рейды бурских партизан причиняли британцам значительные потери. Тактическое превосходство благодаря хорошему знанию местности и лучшей индивидуальной подготовке бойцов оставалось у буров вплоть до конца войны, но это не могло компенсировать подавляющее превосходство англичан в людях и вооружении. Кроме того, британцы использовали множество ноу-хау, среди которых печально известные концентрационные лагеря.В них сгонялось гражданское население, чьи фермы британцами сжигались, а скот и посевы уничтожались. По иронии, эти лагеря назывались refugee camps — лагеря для беженцев. Затем в них стали отправлять те семьи, что помогали бурскому сопротивлению продовольствием, медикаментами и т.п. Всего в концлагерях было собрано около 200 тысяч человек — примерно 120 тысяч буров и 80 тысяч черных африканцев, для которых были созданы отдельные лагеря.Во всех без исключения лагерях царили антисанитарные условия, питание узникам поставлялось нерегулярно, около четверти обитателей этих лагерей погибло, из них подавляющее большинство — женщины и дети. Мужчин англичане отправляли в заключение в другие колонии: в Индию, на Цейлон и т.п.Другим элементом контр-партизанской войны стало широкомасштабное использование блокгаузов. Буры, используя классическую партизанскую тактику, совершали глубокие рейды в тыл врага, разрушали коммуникации, проводили диверсии, нападали на гарнизоны, уничтожали небольшие отряды британцев и безнаказанно уходили.Для противодействия такой активности было решено покрыть территорию бурских государств целой сетью блокгаузов. Блокгауз — это небольшой укрепленный пункт, задействованный в прикрытии наиболее важных направлений или объектов.Бурский генерал Христиан Девет так описывал это новшество: «Многие из них были сложены из камня, имели обыкновенно круглую форму, иногда же четырехугольную и даже многогранную. В стенах были сделаны отверстия для стрельбы в расстоянии шести футов одно от другого и четырех футов от земли. Крыша была железная».Всего было построено около восьми тысяч блокгаузов. Британцы начали использовать телефонную связь на фронте, и многие блокгаузы снабжались телефонами на случай нападения коммандос. При обрыве телефонных проводов персонал блокгауза сообщал о нападении с помощью сигнальной ракеты.Свою роль в победе над бурскими партизанами, активно атакующими британские пути сообщения, сыграло использование бронепоездов. Эти «блокгаузы на колесах» состояли из вагонов двух типов — открытых без крыш и с крышами. Использовались также обычные вагоны с бортами, которые изготовляли из стальных листов с амбразурами.Укрытие паровозов делали двух типов — либо из стальных канатов, либо из стальных же листов. Обычно бронепоезд состоял из трех-четырех вагонов. Боевая рубка командира бронепоезда размешалась в тендере паровоза. Для маскировки такой поезд раскрашивали под цвет местности. Очень важно было обеспечить осмотр местности с бронепоезда. Для этого использовали специальные наблюдательные вышки или даже воздушные шары. Воздушный шар крепили к поезду тросом, который наматывался на вал лебедки.  Бронепоезд британской армии. Между 1899 и 1902 годами. Южная Африка.  Финал и итоги войныПонимая, что на карте стоит уже не просто поражение в войне, а гибель целого народа, бурские полевые командиры были вынуждены заключить 31 мая 1902 года мирный договор. Согласно нему бурские республики становились частью Британской империи, получая взамен право на широкое самоуправление и три миллиона фунта стерлингов в качестве компенсации за фермы, сожженные британцами во время войны.Магия даты 31 мая еще не раз скажется на англо-бурских взаимоотношениях: 31 мая 1910 году Трансвааль и Оранжевая объединяются с Капской колонией и Наталем в британский доминион Южно-Африканский Союз (ЮАС), а 31 мая 1961 года ЮАС становится полностью независимым государством — Южно-Африканской Республикой.Никто из британских генералов и военных аналитиков не подозревал, что война продлится так долго и унесет столько жизней британских солдат (около 22 тысяч человек — против восьми тысяч погибших у буров), ведь противником британской империи была «кучка невежественных фермеров», как это объявлялось английской пропагандой. Самое интересное, что именно отсутствие профессиональной военной подготовки и базовых представлении об основах военной тактики и стратегии позволяло бурам побеждать британцев, воевавших по старым, уже изжившим себя военным канонам.Однако отсутствие стратегического плана ведения войны не позволило бурскому ополчению добиться победы, хотя время начала боевых действий было выбрано очень удачно и британских сил в регионе было недостаточно для отражения нападения. Буры, не имея дисциплины, должного уровня организации и четких планов военной кампании, не сумели воспользоваться плодами своих ранних побед, а лишь затягивали войну к выгоде британской стороны, сумевшей сконцентрировать необходимое число войск и добиться как качественного, так и численного преимущества над противником.Война в Африке, наряду с последующими марокканским кризисом 1905 и 1911 годов и боснийским кризисом 1908 года, имела все шансы стать мировой войной, так как в очередной раз обнажила противоречия между великими державами. Буры и их неравная борьба вызывали симпатию не только в странах-конкурентах Великобритании, таких как Германия, США или Россия, но и в самом туманном Альбионе. Благодаря англичанке Эмили Хобхаус в Великобритании узнали про концентрационные лагеря и жестокое обращение с гражданским населением в Южной Африке, авторитет страны оказался серьезно подорван.В 1901 году, немного не дожив до окончания войны,в Южной Африке, умирает легендарная королева Виктория, правившая страной 63 года, а вместе с ней — и сравнительно благополучная викторианская эпоха. Наступает время великих войн и потрясений. источник