• Теги
    • избранные теги
    • Люди407
      • Показать ещё
      Компании124
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1083
      • Показать ещё
      Разное517
      • Показать ещё
      Международные организации72
      • Показать ещё
      Формат65
      Издания44
      • Показать ещё
      Показатели32
      • Показать ещё
      Сферы6
Джордж Фридман
Джордж Фридман (англ. George Friedman) — американский политолог, основатель и директор частной разведывательно-аналитической организации «Стретфор». Необыкновенный Джордж Фридман, или американская геостратегия в поисках супостата
Джордж Фридман (англ. George Friedman) — американский политолог, основатель и директор частной разведывательно-аналитической организации «Стретфор». Необыкновенный Джордж Фридман, или американская геостратегия в поисках супостата
Развернуть описание Свернуть описание
02 февраля, 16:38

Нагорный Карабах: Баку может перейти к тактике «малых войн»

Это — сплошной дипломатический сюрреализм. Любопытно, что известный американский геополитик Джордж Фридман считает, что «урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта начнется с нормализацией отношений между Турцией и Арменией», но никак не с Азербайджаном, «внимание к которому будет меняться в зависимости от тех решений, которые еще не были достигнуты». Но каких решений ждут в Вашингтоне? Опять войну, как на Украине?

24 января, 10:04

Геополитика 2017 года в четырёх картах

Это делает карты крайне значимой частью нашей работы. Написанное может быть идеальным для объяснения влияния, но даже лучший писатель ограничен языком, когда дело доходит до объяснения географии. Итак, на этой неделе мы решили представить некоторые лучшие карты нашей графической команды (Т. Дж. Ленсинг и Джей Дауд), сделанные в 2016году ... не потому, что эти четыре карты великолепны (хотя так и есть), а потому, что мы считаем, что они много дадут при объяснении основ наиболее важного геополитического развития событий в 2017 году.

22 января, 14:29

Геополитика 2017 года в четырёх картах

Геополитика 2017 года в четырёх картах Mauldin EconomicsСША Автор: Джордж Фридман Рубрика: След Анаконды Международные отношения и геополитика отнюдь не синонимы... по крайней мере, не так, как мы их понимаем в «Чертах Геополитики» (Geopolitical Futures). «Международные отношения» — описательная фраза, охватывающая все стороны поведения стран по отношению друг к другу. «Геополитика» же — гипотеза, что все международные отношения основаны на взаимосвязи географии и власти.

21 января, 10:03

Необходимость в воображении, необходимость в институциях

Польско-украинские отношения переживают самые тяжелые времена с 1991 г. В этот раз, в отличие от последних лет, ситуация не вернется к нормальному состоянию просто потому, что возрождение национализма стало проблемой в масштабах всего Запада, а Польша и Украина поддались этому тренду. В обеих странах появились политические группы, заинтересованные в поддержке скептических настроений по поводу соседа.

21 января, 00:00

What Donald Trump Understands About the World

George Friedman, RealClearWorldDuring the campaign for the American presidency, Donald Trump promised that in his administration only good things would happen. He was somewhat vague about what precisely was good and what was bad. In this, he was exactly like any other American presidential candidate. Unlike many, however, he provided some details of the specific issues that worried him, and a broader strategic vision. This vision was embedded in his unique rhetoric, but if we extract it, we have a clear roadmap. Trump’s rhetoric is a problem, but so is conventionally clear political rhetoric that clearly says...

Выбор редакции
17 января, 19:46

Qapital Puts Psychology Into Your Savings

Founder and CEO George Friedman talks about the good financial behaviors he hopes to promote with his app.

13 января, 14:37

Новая нормальность Руины

Признаюсь, я в растерянности. Просто не знаю, о чём писать. С этой их Руины такие новости, что непонятно, какую выбрать и как это вообще можно комментировать.

09 января, 21:02

Нацразведка США предрекла возникновение конфликтов в ближайшие пять лет

Аналитики Национальной разведки США пришли к выводу, что в течение следующих пяти лет риск возникновения конфликтов между странами и внутри стран вырастет до невиданного со времен холодной войны уровня, сообщает Reuters. Такое заключение содержится в докладе «Глобальные тенденции: Парадокс прогресса». По мнению его авторов, конфликты могут возникнуть из-за того, что мировой порядок, сложившийся после Второй мировой войны, разрушается под воздействием антиглобализма и национализма. ​ «Эти тенденции сойдутся в одном месте с беспрецедентной скоростью, после чего управление и сотрудничество станут невозможны, а сама природа власти и глобальный ландшафт будут фундаментально изменены», — цитирует агентство текст доклада, который был презентован 9 января в институте Newseum в Вашингтоне. Авторы доклада подчеркивают, что излишний расчет на то, что материальные стимулы могут сдерживать конфликты, только углубляет риск эскалации, а различия в ценностях и интересах стран приведут к тому, что региональные силы приступят к «переделу сфер влияния». В числе факторов, которые уже сейчас определяют «темное и трудное ближайшее будущее», в докладе Национальной разведки США выделены «более агрессивные» Россия и Китай, региональные конфликты, терроризм, рост материального неравенства, изменение климата, а также слабый рост мировой экономики. Агентство Reuters при этом подчеркивает, что авторы доклада сознательно избегают анализа будущего политического курса США, однако исследование уделяет особое внимание тем областям, на которых обещал сосредоточиться во время своей предвыборной кампании избранный президент Дональд Трамп, обещая улучшение отношений США с Россией, пересмотр экономических отношений с Китаем, возвращение рабочих мест в США и борьбу с терроризмом. Ранее основатель американского аналитического центра Stratfor Джордж Фридман рассказал, в каких странах в скором времени могут начаться военные конфликты. По его мнению, длительное отсутствие войн между европейскими государствами не гарантирует, что они не могут разгореться снова. Так, есть вероятность войны в Восточной Европе, на Ближнем Востоке и на Тихом океане.

27 декабря 2016, 08:00

СМИ: Посол Трампа в Израиле считает Обаму "убежденным антисемитом"

Будущий посол США в Израиле Джордж Фридман, выбранный на данный пост избранным президентом Дональдом Трампом, считает уходящего американского лидера Барака Обаму убежденным антисемитом, передает Associated Press 26 декабря. По словам Фридмана, действующая администрация президента тесно сотрудничает

27 декабря 2016, 00:57

«Хуже, чем капо!» — посол Трампа в Израиле считает Обаму антисемитом

Джордж Фридман утверждает, что скоро все изменится.  Будущий посол США в Израиле Джордж Фридман, выбранный на данный пост избранным президентом Дональдом Трампом, считает уходящего американского лидера Барака Обаму «убежденным антисемитом», передает Associated Press 26...

17 декабря 2016, 22:28

Текст: Политические циклы цивилизации ( Эдуард Потапов )

Основатель и генеральный директор американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor Джордж Фридман в своем выступлении на Чикагском совете по глобальным вопросам в 2015 году косвенно объяснил разницу между сутью европейской колониальной цивилизации и русской, скажем так, умиротворяющей цивилизации. Колониальная цивилизация не может контролировать колонию войсками из-за подавляющего превосходства численности населения колонии над численностью колониальных войск. Поэтому колонизаторы контролируют свои колонии через столкновения колониального населения друг с другом. Обратим внимание на то, Джордж Фридман в своем выступлении ссылается на опыт англичан и не может сослаться на подобный же опыт в истории русской цивилизации из-за его отсутствия. Ссылка американца на англича...

15 декабря 2016, 09:52

Разоблачая ложь Джорджа Фридмана, директора Stratfor

В целом книга посвящена как раз несостоятельности Евросоюза, который, как утверждает автор, долго не продержится. Но когда речь заходит о России или Советском Союзе, то налицо явная зашоренность автора, полное отсутствие каких-либо источников. Чувствуется, что мнения автора целиком и полностью сформировано антисоветской пропагандой времён Холодной войны. Наша страна подаётся столь предвзято, тенденциозно, лживо… Причём, стоит сказать, ложь эта настолько… откровенная, что диву даёшься. Прямо как у сегодняшних записных либеральных «историков», которые не удосуживаются как-либо доказывать свои умозаключения.

14 декабря 2016, 20:03

GEORGE FRIEDMAN: Obama’s Deep Dive Into Putin’s Intent. There are a number of questions to as…

GEORGE FRIEDMAN: Obama’s Deep Dive Into Putin’s Intent. There are a number of questions to ask. First, why did Obama announce what I assume is a major analytic and covert effort to determine whether the Russians did it? Second, why did the CIA then tell officials that it already had done the deep dive and […]

08 декабря 2016, 12:36

Тайный смысл «послания» СТРАТФОРа

Американское агентство геополитической разведки СТРАТФОР, которое часто называют теневым ЦРУ, 1 декабря опубликовало свой очередной доклад «Russia's Path to Another Resurgence» («Россия на пути к новому возрождению»).«Россия выстояла в течение трех лет падения экономики и раздоров с Западом, и теперь дела могут обернуться в ее пользу» (things may be looking up for Russia), - в первой же фразе доклада заключен тот мессидж, который Джордж Фридман, глава СТРАТФОР, желает донести до экспертного сообщества. Именно «экспертного», так как тексты «теневого ЦРУ» имеют двойное дно и если воспринимать их буквально, то может создаться впечатление, что мощная команда бывших разведчиков, в число которых входят и выходцы из России, генерирует довольно банальные смыслы.«Brexit обозначил серьезный раскол в Евросоюзе, что дает Москве шансы на то, что сокращение числа членов ЕС подорвет его единство в отношении санкций против России, - пишет Stratfor. - Хотя в июле страны ЕС единогласно проголосовали за продление санкций, предстоящие выборы на континенте могут подорвать единство блока. В то же время, победа Дональда Трампа в США открывает путь для возможного потепления российско-американских отношений или даже отмены санкций. Все это позволит Кремлю усилить свое влияние в постсоветских странах, и приведет к тому, что эти республики начнут переоценивать свои внешнеполитические приоритеты». Правильный уход перед сном - молодость кожи наутро и на долгие годы Квартиры в старом районе Люберец. Отличные кружки и секции для детей Скидки на квадратные метры до 15%. Звоните Таким окнам морозы не страшны! Узнай все о Термо утеплении Назарбаев: Все богатства Казахстана вывозились царской РоссиейЭтот процесс, по мнению аналитиков СТРАТФОР, уже пошел. «На всем постсоветском пространстве приняли к сведению перемены в Европе и Соединенных Штатах и начали пересмотр своих позиций по отношению к Западу». В Молдавии победу на президентских выборах одержал пророссийский политик, лидер социалистической партии Игорь Додон. Грузия смягчает свою позиции по Абхазии и Южной Осетии и возможно будет пытаться наладить экономические от ношения с Россией.На Украине пророссийский политик вряд ли придет к власти, констатирует СТРАТФОР, но изменение внешних обстоятельств может заставить нынешнее руководство смягчить свою позицию по Минским соглашениям и проявить более примирительный подход по «Восточной Украине».СТРАТФОР также допускает, что ослабление западного давления может вернуть в российскую орбиту такие страны, как Армения, Азербайджан, Узбекистан и Белоруссия.Команда Джорджа Фридмана также прогнозирует, что потеря интереса к Восточному партнерству со стороны Евросоюза может придать новый импульс интеграционным процессам в Евразии, то есть Евразийскому экономическому союзу и ОДКБ.Однако, позиции России в странах бывшего СССР будут менее прочными, чем в начале нулевых годов, когда ее экономика бурно росла, а политическая система не испытывала тех потрясений, которые сейчас терзают (bedeviling) ее.Краткосрочный прогноз СТРАТФОР напоминает лекцию о международном положении в советском сельском клубе лишь на первый взгляд. На самом деле он просто описывает то, что лежит на поверхности, что характеризует практически все доклады этого агентства геополитической разведки. В принципе это нормально, и действительно может быть взято на вооружение политиками невысокого ранга.Фигурой умолчания покрыты, однако, глубинные процессы, которые вызвали описанные в докладе политические перемены, следовательно, скрыта истинная мотивация «сторон».Тот же «Брекзит» вовсе не означает только лишь распада Евросоюза. «Брекзит» - это переформатирование Запада. Разделение его на две мощных геополитических силы. США и Великобритания - с одной стороны. Евросоюз с тенденцией превращения в «Четвертый Рейх» - с другой. Это превращение мощно стимулируется в первую очередь вовсе не стихийным нашествием мигрантов-мусульман. Интеграция военно-промышленных комплексов Германии и Франции, к которым неизбежно присоединится промышленность Северной Италии, означает структурирование экономического базиса «Каролингского ядра» Европы и последующее артикулирование гипотетического «Дранг нах Остен», под концептами которого могут подписаться и страны нынешней «Евроамерики», в первую очередь Польша, Румыния, Болгария и Венгрия.Англия традиционно дистанцировалась от этого тренда, так как опять же традиционно предпочитает стоять над схваткой своих континентальных конкурентов.То, что СТРАТФОР пишет о потере интереса Евросоюза к Восточному партнерству (кстати, чисто натовскому проекту) на ближайшую перспективу, говорит лишь о том, что у России будет небольшая по историческим меркам передышка, после которой давление на нее со стороны переформатированного Запада вновь будет нарастать, причем не только мирными средствами.Российский военный эксперт, полковник Генштаба в отставке, Сергей Устюгов допускает, что на Украине в самое ближайшее время могут придти к власти крайне радикальные, практически фашистские, силы, которые будут способны ввязаться в прямой военный конфликт с Россией. Последние действия украинского руководства, в частности ракетные учения вблизи границ Крыма, показывают, что алармистский прогноз С.Устюгова имеет не нулевую вероятность.Если даже обещанные СТРАТФОРом интеграционные процессы в Евразии при российском лидерстве и возобновятся, то Украина будет всеми силами вставлять им «палки в колеса», предлагая себя как альтернативного лидера такой интеграции. Эти инициативы не лишены основания, так как даже нынешний маршрут китайского Нового Шелкового пути проходит мимо обложенной санкциями России через Украину и лишь потом разворачивается в сторону бывшей имперской метрополии.Степень противостояния Украины и России будет, как и сейчас, регулироваться из-за океана, в зависимости от того, в какой степени Россия следует достигнутым с командой избранного президента США Дональда Трампа договоренностям. Эти договоренности были оформлены во время визита в Россию генерала военной разведки США Майкла Флинна в декабре прошлого года, и касаются они совместных усилий по борьбе с ИГИЛ (запрещен в РФ). Майкл Флинн назначен Трампом на пост советника по национальной безопасности и будет контролировать и направлять ход этой борьбы.России придется, скорее всего, обеспечить освобождение от джихадистов не только Алеппо, но и Ракки и Идлиба. Причем, с передачей этих городов под контроль умеренной оппозиции, роль которой сейчас исполняет Сирийская свободная армия, под знамена которой в настоящее время переходят боевики из Джебхат-ан- Нусры (также запрещена в РФ), которую госсекретарь США Джон Керри (возможно, под давлением того же Майкла Флинна) наконец-то согласился признать террористической организацией.Что касается возможной реанимации интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и ОДКБ, то какие бы успехи ни были достигнуты на этом пути, нужно учитывать, что России практически нечего предложить республикам бывшего СССР, кроме льгот на энергоносители и военной поддержки. И даже самый верный союзник России Белоруссия сегодня практически полностью контролируется британскими инвесторами. Причем правительство Белоруссии осознанно идет курсом на массированное привлечение именно британских капиталов, так как видит в этом гарантию защиты как от экспансии на свои рынки Евросоюза, так и от грубых рейдерских методов российских инвесторов типа того же Сулеймана Керимова.Руководство большинства стран СНГ привлекает американских и английских советников для выработки своей экономической стратегии. Растет роль китайских консультантов, за которыми идут мощнейшие финансово-промышленные структуры Поднебесной. На всем постсоветском пространстве неуклонно снижается роль и распространение русского языка.Все это говорит о том, что любые краткосрочные тренды в пользу России недолговечны и не имеют стратегического значения. Причина - во внутренних системных проблемах самой России, на которые аналитики СТРАТФОРа намекают лишь мимоходом.Таким образом, после того как Россия возможно сыграет непростую, неблагодарную (и не факт что успешную) роль жандарма Ближнего Востока, настанет время для нового доклада СТРАТФОРа, который, на мой взгляд, поведает миру о том, почему Россия не смогла в полной мере использовать дарованную ей стратегическую паузу, и каким образом обновленный и усилившийся Запад будет вновь «лечить» ее фантомную имперскую боль. Автор: Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/politics/2016/12/447983

06 декабря 2016, 15:00

«...И в воздух чепчики бросали!» Американцы о росте влияния России в мировой политике

Читая российские и околороссийские СМИ, с удивлением заметил некую странность. Все ссылаются на американское разведывательное агентство Stratfor и дружно прогнозируют усиление влияния России на соседние страны и вообще на Европу и мир. Разведчики и аналитики из агентства связывают это усиление с приходом Трампа.

06 декабря 2016, 00:00

Putting China on the Defensive

George Friedman, Geopolitical FuturesU.S. President-elect Donald Trump spoke on the telephone with the president of Taiwan. This caused deep upset because it was counter to an understanding in place since President Richard Nixon opened the door with China in 1972. This understanding included an American endorsement of the one-China policy, which held that Taiwan is part of China but would continue to behave as if it weren’t. The United States agreed not to have diplomatic relations with Taiwan and pretend it isn’t a close ally. The agreement was a fairly meaningless concession that allowed the Chinese to domestically...

02 декабря 2016, 08:26

Блеск и нищета компании Джорджа Фридмана

Весьма неожиданно с прогнозом развала Китая выступил в The Wall Street Journal в 2015 г. Дэвид Шамбо, который в 1990-е годы делал выводы о миролюбии китайцев, вытекающем из традиционных крестьянских представлений в этой стране. Однако после 2007 г. Шамбо почему-то сменил ориентацию и стал призывать к «сдерживанию» Китая. И хотя в 2016 г. он в ответ на критику китайской прессы извинился на страницах осеннего Washington Quaterly и заявил, что под «коллапсом» не подписывался, его репутации в Китае пришёл ясный конец.

01 декабря 2016, 17:44

Геополитические угрозы для ЕАЭС в среднесрочной перспективе

В среднесрочной перспективе (5-7 лет) существует целый ряд угроз для успешного функционирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС), например, сценарий «статус кво», т.е. опасность сохранения инерционной постсоветской экономической модели с упором на экспорт сырья и энергоносителей [1]. Однако, среди них я хотел бы выделить три главных внешнеполитических и внешнеэкономических угроза: 1. Продвижение НАТО на восток; 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли; 3. Опасность возникновения биполярной мировой системы. 1. Продвижение НАТО на восток Первой внешней угрозой здоровому развитию ЕАЭС является продвижение наступательных вооружений Североатлантического альянса на восток и его приближение вплотную к центральным районам европейской, т.е. экономически наиболее развитой, части Российской Федерации. Причем, не только со северной (Норвегия, страны Балтии, в скором, возможно, Финляндия), и с южной (Грузия) сторон, но также теперь из центра (присутствие Вооруженных сил США на Украине).   В лице НАТО, западные наступательные вооружения в 2014 году в третий раз за 100 лет снова приблизились вплотную к “границе Фридмана” [2] – условной линии от Санкт-Петербурга до Ростова-на-Дону. Геостратегическую важность этой линии в 2015 году впервые описал известный американский разведчик Джордж Фридман. Чем западнее находятся границы евразийской сферы влияния от этой линии, тем лучше для Евразийского союза, т.к. это дает ему и государствам-членам ЕАЭС два геополитических преимущества: Во-первых, стратегическую глубину для отступления и изнурения потенциального врага в случае вторжения с запада. Во-вторых, стратегический выход к западным морям Северной Евразии (к Черному, Балтийскому и Баренцеву морям). Это означает облегченный доступ к мировой торговле (Морской транспорт значительно дешевле сухопутного. 90% международной торговли перевозится морским путем [3]). Европейская часть России представляет только 1/4 территории Российской Федерации, но здесь проживают 78% российского населения и сосредоточен основной научно-технический, промышленный и аграрный потенциал страны. Приближение к “границе Фридмана” позволяет Соединенным Штатам Америки и ее союзникам по НАТО мгновенно вторгаться и ударить по экономическому сердцу России и Евразийского союза. В 20-м веке западные вооружения перешли эту линию дважды – в 1917-1918 и в 1941-42 годах.    Карта 1. Плотность населения СССР в 1989 г. Красным цветом указана «граница Фридмана». Источник: Friedman G. Mapping Russia’s Strategy. 25.01.2016. Режим доступа: http://www.mauldineconomics.com/.   Для выхода из сложившейся критической ситуации Евразийскому экономическому союзу следует работать по трем направлениям: Во-первых, там, где это возможно содействовать созданию «буферных зон» к западу от “границы Фридмана”. Под «буферными зонами» я ни коим образом не имею ввиду «оккупацию», а содействие, путем мягкой силы и общественной дипломатии, становлению новой политической элиты в странах Балтии и Восточной Европы, которая вела бы, либо дружескую, либо нейтральную внешнюю политику по отношению к ЕАЭС. Во-вторых, продвижение среди нынешней и будущей элиты ЕС концепции общего экономического, правового, гуманитарного и военно-политического пространства “от Лисабона до Владивостока”. В отличие от многих коллег из евразийской экспертной среды, я не считаю реализацию “Большой Европы” – континентального альянса Европы и Евразийского экономического союза – невозможной в среднесрочной перспективе (до 2025 года). Повод для оптимизма в этом отношении мне дает взгляд на внутриполитический сдвиг в Германии и Франции – экономической и политической сердцевины Европы – в пользу консервативных и во многом про-российских сил (AfD и Front National, соответственно). Стоит содействовать этим процессам путем мягкой силы и общественной дипломатии. Конечно только в рамках законного. Деятельность Центра континентального сотрудничества служит хорошим примером правильной работы в данном направлении [4]. В-третьих, форсированное хозяйственное развитие Сибири и Дальнего Востока в период до 2025 года для сохранения боеспособной военно-экономической инфраструктуры в случае нападения сил НАТО с западного направления. 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли Своим “Восточным партнерством” ЕС преследует двойную политику: С одной стороны – вовлечение бывших стран СССР западной Евразии в политическую и экономическую орбиту Европейского союза, и, одновременно с этим, максимально возможное отторжение этих государств от России. С другой стороны – подготовку почвы для создания зон преференциальной торговли с этими государствами. С 1 сентября 2014 года вступили в силу соглашения об ассоциированном членстве Молдовы и Грузии в Евросоюзе. 1 января 2016 года вступила в силу экономическая часть Соглашения об ассоциированном членстве Украины в ЕС. Также стоит отметить, что ряд соглашений о свободной торговли в области угла и стали, сельскохозяйственных и промышленных товаров подписаны между ЕС и Турцией. [5] Окружение Евразийского экономического союза сетью подобных зон преференциальной торговли с запада и юга существенно ограничивает возможности расширения евразийского объединения в данные направления. Вступление Молдовы, Грузии, Украины и Турции в ЕАЭС, или просто подписание соглашений о ЗСТ с ними, до тех пор невозможно, пока они не выйдут из аналогичных торговых ассоциаций с Европой, или, пока не найдутся какие-нибудь другие компромиссы (например, взаимные уступки в других секторах экономики в рамках “мега-сделки” между ЕС и ЕАЭС [6]).  Карта 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли (страны б. СССР и Турция; 2016) Автор: Кофнер Ю.Ю.   Озабоченность также вызывают планы брюссельских коллег по подписанию соглашений о зонах преференциальной торговли с Азербайджаном и рядом стран Центральной Азии.   Единственным эффективным ответом на европейскую торговую экспансию может стать только экономическое укрепление самого Евразийского экономического союза и последовательное развитие интеграции внутри объединения. Кроме запланированного создания общих рынков лекарственных средств (запущенного в 2016), электроэнергии (2019), нефти и газа (2025) [7], необходимо обратить большего внимания на снижение нетарифных барьеров и на реализацию согласованной промышленной политики внутри ЕАЭС для повышения добавленной стоимости евразийских товаров и услуг. 3. Опасность новой биполярной мировой системы В начале 21-го века постсоветский мир все больше движется в сторону новой биполарности, где главными контрагентами станут США и Китай. Этому процессу поспособствует ряд факторов, главные из которых: 1. Агрессивная военно-политическая доктрина США и их союзников по окружению евразийского “хартленда” путем реализации “стратегии анаконды”, что, при этом, приводит к сближению Москвы и Пекина [8]. 2. Относительное геоэкономическое ослабление США при одновременном укреплении позиций Китая, что вынуждает Вашингтон все больше прибегнуть к политике “лидерства сзади” (англ. lead from behind или lead from the rear)[9].   Само по себе повторное становление биполярного мироустройства после “первой” Холодной войны не так уж страшно, даже если более многополярная система была бы предпочтительнее. Вся проблема заключается в том, что Европейскому и Евразийскому союзам в этой новой конфигурации грозит опасность оказаться в ролях “младших партнеров”: ЕС в отношение США в рамках Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (TTIP), а ЕАЭС в отношении Китая – в рамках ШОС и Экономического пояса Шелкового пути. Так, совокупный ВВП ЕАЭС по ППС в 2014 году составлял 2,1 трлн. долларов США, аналогичный показатель Китая – 17,6 трлн. долларов США, что 3,0% и 22,5 от ВМП, соответственно [10]. На данном этапе экономический и демографический потенциал двух держав слишком асимметричен для равноправного партнерства.   Карта 3. Окружение России и Китая дугой нестабильности и ВС США (2015) Источник: The Millennium Report. NATO: Seeking Russia’s Destruction Since 1949. 26.12.2015. // Режим доступа: http://themillenniumreport.com/2015/12/nato-seeking-russias-destruction-since-1949/   Принимая агрессивную политику США как данность, Российская Федерация тем не менее сможет предпринять ряд шагов для обеспечения более сбалансированных отношений с Китаем и третьими странами на пространстве Большой Евразии. Во-первых, как уже сказано выше, не стоит отказаться от попыток реализации “Большой Европы” от Лиссабона до Владивостока. Наличие подобного континентального альянса между ЕАЭС и ЕС, чей ВВП по ППС в 2014 году составлял 18,140 трлн. долларов США (23,2% от ВМП) [11], может стать решающим аргументом в переговорах с Пекином. В условиях трансатлантической ориентированности нынешнего политического истеблишмента ЕС здесь важнейшую роль сыграет эффективная работа России по налаживанию сотрудничества с молодыми континенталистскими политическими силами, которые могут стать элитой государств-членов Евросоюза в будущем.   Экспертное сообщество государств-членов ЕАЭС неприкрыто восхищается проектом Экономического пояса Шелкового пути. Безусловно, сопряжение нашего Союза с ЭПШП представляет огромный интерес для экономического развития транзитных стран [12]. Однако, и это второй пункт, вместо того, чтобы идти в фарватере геоэкономичских инициатив других держав, Евразийскому экономическому союзу наконец-то надо самому разрабатывать и внедрять собственные инфраструктурно-инвестиционноые проекты. Здесь важно именно то, чтобы инициатива находилась бы на стороне ЕЭК и ЕАБР, а не других акторов. Примером подобного проекта может служить “экономический пояс” транзитного коридора “Север-Юг”, соединяющего Балтийское и Баренцово моря с Персидским заливом и Индийским океаном. Большой интерес для зарубежных инвесторов также могут представлять Северный Морской Путь, а также ресурсно-инфраструктурные проекты в Сибири на Дальнем Востоке. Резюме Главными внешнеполитическими угрозами для поэтапного развития Евразийского экономического союза в среднесрочной перспективе (до 2025) являются: 1. Продвижение вооружений Североатлантического альянса вплотную к “границе Фридмана” (Санкт-Петербург – Ростов-на-Дону); 2. Восточное партнерство ЕС и ее торговый “натиск на восток”; 3. Опасность для ЕАЭС стать младшим партнером КНР в ходе российского “Поворота на восток”. В качестве ответа на эти угрозы нашему Союзу стоило бы развивать три стратегических направления: Во-первых, необходимо строить внешнюю политику России и государств-членов ЕАЭС на основе нового мировоззренческой установке “континентализма” и “интеграционной матрешки” приоритетов: Россия – ЕАЭС – Большая Евразия. Во-вторых, необходимо многократно увеличить российские бюджетные ассигнации на ведение мягкой силы и общественной дипломатии в государствах Европы. Для этого, в том числе, необходимо наконец-то принять “Доктрину мягкой силы РФ”. И наконец, требуется форсированное развитие Сибири и Дальнего Востока России, включая разработкю и реализацию собственных международных инвестиционно-инфраструктурных проектов со стороны ЕАЭС. Примечания: 1. Евразийская экономическая комиссия. Долгосрочный прогноз экономического развития ЕАЭС до 2030 г. Москва. 2015 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/wp-content/uploads/2015/11/ЕЭК.-Прогноз-экономического-развития-ЕАЭС-до-2030.-2015.pdf 2. Friedman G. Mapping Russia’s Strategy. 25.01.2016. Режим доступа: http://www.mauldineconomics.com/. 3. IIASA Workshop Report. Development of Transport and Infrastructure in Eurasia. Challenges and Opportunities of Economic Integration within a Wider European and Eurasian Space. Laxenburg, 2016. 4. Center for Continental Cooperation (think-tank). Режим доступа: http://greater-europe.org/ 5. European Commission. Arrangements list. Режимдоступа: http://ec.europa.eu/taxation_customs/business/calculation-customs-duties/rules-origin/general-aspects-preferential-origin/arrangements-list_en 6. Винокуров Е.Ю.  Мегасделка на фоне кризиса. Почему интеграцию Евросоюза и Евразийского экономического союза надо обсуждать уже сейчас. Журнал “Россия в глобальной экономике” № 5. Москва. 2014 г. 7. Евразийская экономическая комиссия. Отчет о результатах деятельности ЕЭК за 2012 — 2015 гг.. Москва, 2016 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/wp-content/uploads/2015/11/ЕЭК.-Отчет-за-2012-2015.pdf 8. Железняк А. Теории геополитики и евразийство. Лекция в рамках “Евразийской Школы” в Крыму. Судак. 4 сентября 2016 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/archives/22207 9. Korybko A. Hybrid Wars: the Indirect Adaptive Approach to Regime Change. Moscow. 2015. // Режимдоступа: http://orientalreview.org/wp-content/uploads/2015/08/AK-Hybrid-Wars-updated.pdf 10.CIA World Factbook. 23.05.2015. // Режим доступа: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/ / (ВВП ЕАЭС по ППС – на основе расчетов автора). 11.Там же. 12.Дискуссионный клуб “Валдай”. Аналитический доклад “К Великому океану – 3. Экономический пояс Шёлкового пути и приоритеты совместного развития евразийских государств”. Москва. 04.06.2015. // Режим доступа: http://ru.valdaiclub.com/files/11300/

28 ноября 2016, 06:45

Блеск и нищета компании Джорджа Фридмана

На минувшей неделе частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor, руководимая Джорджем Фридманом, предложила своим читателям любопытный информационный продукт с претензией на китаеведческий анализ. Продукт изготовлен молодым человеком по имени Джон Минних. Согласно жизнеописанию молодого человека, он закончил Корнелльский университет (университет славится своими инженерами-физиками и медиками, но известных...

23 ноября 2016, 16:37

Россия и США: стратегическое противостояние

NY Times побеседовала с избранным президентом США Дональдом Трампом о его планах. В частности, его расспросили про перспективы отношений с российским президентом Владимиром Путиным. Трамп сказал, что после избрания он поговорил с Путиным, но в детали вдаваться не стал. Отметил только, что было бы хорошо, если бы ему удалось наладить отношения с российским президентом. Однако называть это налаживание перезагрузкой он не хочет, потому что этот термин ассоциируется со стратегией администрации Обамы, когда госсекретарем была Хиллари Клинтон. Тема Путина и Трампа, которая регулярно всплывала во время президентской гонки, недавно обсуждалась в издании Business Insider. На эту тему высказался Джордж Фридман, специалист по геополитическим динамикам и основатель аналитического центра Stratfor. На этапе гонки, пишет Фридман, Путин хвалил Трампа, а Трамп – Путина. На самом деле среди сторонников Трампа действительно есть некоторое число поклонников Путина. Этим поклонникам нравится, что Путин – сильный лидер, и они воспринимают его не в качестве «бывшего коммуниста», а в качестве защитника западной цивилизации. Однако сейчас главная задача в том, чтобы оценить настоящие противоречия, которые существуют в отношениях между Россией и США. И ключевое из них, по мнению Фридмана, - это разногласия в связи с Украиной. Для России то, что произошло на Украине, - это результат подспудного вмешательства США, которые фактически свергли законно выбранное правительство. США утверждают, что никакого специально подстроенного переворота не было, а они просто поддерживали активистов-правозащитников, которые противостояли коррумпированному украинскому правительству.   Беспорядки во время государственного переворота на Украине. / Mstyslav Chernov/ Own work После смены украинского правительства Россия присоединила к себе Крым и попыталась поддержать сопротивление на востоке Украины. США в ответ на это обвинили Россию в том, что она вмешивается во внутренние дела чужого государства. Все эти интеракции можно обобщить до двух основных претензий. Со стороны России претензия в том, что США дестабилизируют политическую ситуацию в других странах, поддерживая повстанцев под предлогом борьбы за права человека. Претензия США в том, что Россия покушается на чужие территории и вынашивает планы по восстановлению Советского Союза на новых идеологических основаниях. У этих противоречий есть и исторический разрез. В течение почти трех веков Россия выживала за счет наличия у нее буферных зон – стран Прибалтики, Белоруссии и, главное, Украины. Благодаря им она устояла в войнах с Наполеоном и Гитлером. Поэтому увеличение западного влияния на Украину Россия закономерным образом воспринимает как покушение на свои собственные стратегические интересы. В конечном счете, это может рассматриваться как попытка дестабилизации обстановки в самой России. Для США тут тоже вопрос исторически сложившихся стратегических интересов. Если бы вся Европа объединилась в единый блок, она бы стала угрозой выживанию США. Природные ресурсы России в сочетании с ее человеческими ресурсами соединились бы с ресурсами Западной Европы (в частности, техническими), и в итоге это дало бы силу, превосходящую силу США. Поэтому главная задача США – это предотвратить объединение Европы.   Телеведущая на фоне новостной заставки Brexit / YouTube.com Симпатия Путина к Трампу, объясняет Фридман, основывается на том, что звучавшая во время гонки повестка Трампа предполагала отсутствие претензий на вмешательство в дела других государств, в частности отсутствие амбиций в области создания либеральных демократий по всему миру. Исходя из общих стратегических интересов США, Трамп, скорее всего, не считает приемлемым полное объединение Европы в формате Россия плюс Западная Европа. Но он может не препятствовать сохранению у России буферных зон, что уже, с точки зрения России, большое достоинство. Таково основание отношений между Россией и США. Каковы подлинные цели Путина и Трампа, заключает Фридман, угадать трудно, потому что они скрыты под толстым слоем риторической мишуры. Но общая расстановка приоритетов довольно проста.

10 июня 2016, 01:24

Однако 09.06.2016

Глава Минэкономики Германии выступил за возврат России в "большую восьмерку" - наша страна важный глобальный игрок, заявил Зигмар Габриэль в интервью, которое цитирует сегодня агентство РИА «Новости». Но есть коллеги Габриэля с другими взглядами на проблему. Однако, здравствуйте! Россия для Германии больше не партнер, а соперник и угроза. Или все-таки не угроза!? О поправках в так называемой «Белой книге» - руководстве по политике национальной безопасности, которую ежегодно составляет Минобороны Германии, согласно которым Россия переводится из «партнеров в соперники», сообщила «Die Welt». В новой редакции немецкой «Белой книги» Россия включена в перечень десяти главных угроз, наряду с заразами, мигрантами, террористами, хакерами и парниковым эффектом. В ответ на бурную реакцию в России последовали сбивчивые дипломатические опровержения, а посол Германии предложил не обращать внимания на пропаганду. Заметим, что «пропаганда» в данном случае исходила от влиятельнейшей «Die Welt», а нынешние немецкие генералы - самая политически несамостоятельная категория трудящихся в мире. И уж точно не сами это придумали. И никакой дипломатией не скроешь, что наши отношения с Германией за десять лет канцлерства фрау Меркель развернулись практически на 180 градусов. ...... Однако, до свидания! http://www.fb.com/0dnako CopyRight by: Первый Канал (1TV) & Однако + Однако,Контекст (М.Леонтьев)

04 марта 2016, 04:28

Стратегия Соединенных Штатов

Вот что получил на прошлой неделе в рассылке, не смог пройти мимо.Вы думаете, "ведя исключительно оборонительные войны, увеличила территорию в сто раз" - это про Россию? Think again :))Стратегия Соединенных ШтатовАвтор: Джордж Фридман, редактор "This Week in Geopolitics"Что особенно удивляет в американской стратегии - ее парадоксальная природа, тот факт, что каждое решение, найденное для устранения какой-либо угрозы, вызывает новую угрозу. С самого своего появления на свет Соединенные Штаты пытались защитить себя. США подходило к каждой угрозе с помощью постоянного расширяющего передвижения внимания и ресурсов; в результате оно уже охватывает весь мир. В итоге получается, что политическое, экономическое и военное поведение Соединенных Штатов постоянно оказывается наступательным.Рождение нации: предназначенное для Манифеста “Предназначенности судьбы”Представьте США в момент их основания. Колониальные Соединенные Штаты располaгались на относительно узкой полоске суши между горами Аппалачи и Атлантическим океаном. Коммуникации между севером и югом были довольно слабыми, а болшинство рек текло от гор к океану. Это не только затрудняло торговлю, но и мешало быстрому перемещению воинских подразделений в случае вторжения.Таким образом, даже после объявления независимости Соединенные Штаты очень сильно зависели от морской торговли с Европой, и в особенности с Англией. Англия доминировала в Атлантике, особенно после победы над Наполеоном и разгрома французского военного флота.У Соединенных Штатов имелись земли к западу от Аппалач, но они практически не были заселены. Ее седцем была узкая воточная полоска земли, прижатая к Атлантическому океану, которая была очень уязвима для британского флота, который мог проводить довольно амбициозные операции в любой точке побережья.Флот - довольно дорогое удоволствие, и Соединенные Штаты не могла обеспечить свою национальную безопасность до тех пор, пока ее экономика не развилась бы драматически. Это было довольно сложно обеспечить в условиях, когда США оставались запертыми на восточном побережье. Но если они не имели возможность блокировать британскую военно-морскую мощь, значит нужно было получить стратегическую глубину - Запад.На запад!Земля к западу от Аппалачей была экстраординарной — не только из-за своей плодородной почвы, но и из-за наличия речной системы Миссисипи. Две великие реки, Миссури и Огайо, сливались в Миссисипи. К ним присоединялись множество более мелких, ни довольно важных рек, таких как Арканзас и Теннесси, которые впадали в Миссисипи, которая в свою очередь впадала в Мексиканский залив.Самое экстраординарное в этом речном комплексе была его судоходность. Это значит, что практически любая часть земли между Скалистыми горами и Аппалачами могла не только производить сельскохозяйственную продукцию - а в дальнейшем и природные ископаемые, но и недорого транспортировать ее по рекам, и затем в Европу.Соединенные Штаты получили в собственность Северозападные территории (на которых сегодня расположены штаты Огайо, Индиана, Иллинойс, Висконсин и часть Миннесоты) по Парижскому договору 1783 года. К 1800 большая часть этой территории была заселена и были сформированы новые штаты и территории. Однако эту землю было нельзя полностью эксплуатировать в связи с тем, что бассейн реки Миссисипи контролировался сначала испанцами, а затем французами   Ни те, ни другие не занимались серьезной колонизацией своих североамериканских владений, за исключением, разве что, французской Канады. Испанцев интересовали ценные металлы, французов - дорогие меха. Они не направляли поселенцев в эти места и, соответственно, не занимались расчисткой земли и ее культивированием.Англичане колонизировали эти земли, а после независимости колонизацию продолжили Соединенные Штаты. Однако их территориям недоставало одной единственной вещи - Нового Орлеана. А без контроля над Новым Орлеаном, воротами из Миссисипи в окен, фермеры не могли получить доступ к мировым рынкам и попросту не смогли бы развиваться.Город-Полумесяц: Ключ к СилеНовый Орлеан был ключом к Северной Америке. Морские суда не могли подниматься далеко вверх по Миссисипи, а плоскодонные баржи, доставлявшие богатства Среднего Запада вниз по течению, не могли выходить в море. Новый Орлеан был построен в точке, где корабли и баржи могли безопасно встретиться. Груз перегружался с барж на корабли, которые доставляли его в Европу.Само собой, прежде, чем это все смогло заработать, равнины между Скалистыми горами и Аппалачами должны были быть заселены и обработаны. Расширение на запад решало две вещи. Во-первых, оно давало громадную экономическую мощь. Во вторых, оно создавало необходимую стратегическую глубину.В 1803 году Франция оказалась вовлечена в наполеоновкие войны за доминирование в Европе, и Наполеон не был сильно заинтересован.в Луизианских территориях. Для американцев же, а в особенности, для президента Томаса Джефферсона, эти территории стали навязчивой идеей. США купили территорию за $3 миллиона долларов, что даже в сегодняшних ценах выглядит абсурдной суммой — около $230 миллионов. В цену были включены вся река Миссисипи и Новый Орлеан.Защита Нового Орлеана стала центральной задачей Соединенных Штатов. Во время войны 1812 года, когда британцы разрушили Вашингтон, они также атаковали Новый Орлеан. Будущий президент Эндрю Джексон сумел одержать победу над британцами и удержал контроль над Новым Орлеаном и Средним Западом. Город стал ключевым для американской мощи и благосостояния. Однако он также находился в опасности.Американско-мексиканская граница проходила всего в 200 милях от Нового Орлеана. Чтобы защитить его, мексиканцев нужно было оттеснить подальше. И это не было беспочвенным страхом - США в то время имела довольно немногочисленную армию, размазанную по громадной территории. У мексиканцев была более многочисленная армия, и если бы они сумели сконцентрировать силы, они имели возможность захватить Новый Орлеан и тем самым удушить Соединенные Штаты.В полном соответствии с классическим парадоксом американской стратегии, необходимость защитить Новый Орлеан вызвала атаку на Мексику, разбитую на две стадии.Во-первых, Джексон попросил Сэма Хьюстона организовать американских поселенцев в северо-восточной части Мексики и разжечь восстание с целью как минимум блокировать доступ Мексики в регион, а при возможности, создать независимое государство, Республику Техас. Цель была достигнута в 1836 году, после того, как Сэм Хьюстон одержал победу над мексиканскими силами под командованием Санта Анны в битве при Сан-Хасинто, недалеко от сегодняшнего Хьюстона.Вторая часть началась в 1846 году, когда Соединенные Штаты, имевшие уже больше военного потенциала, провели обширное нападение на Мексику, включая десантные операции, приведшие к взятию мексиканской столицы.Американо-мексиканская война с позиции США достигла трех целей. Во-первых, она  более чем на столетие подорвала военный потенциал Мексики. Во-вторых, она создала барьер между Мексикой и Соединенными Штатами. После войны цепь пустынь и гор, располагавшаяся к югу от новой границы, очень сильно затрудняла какие-либо контратаки мексиканцев. Наконец, США получили контроль над всей северозападной частью территории Мексики, которая включала в себя сегодняшнюю Калифорнию. Это дало возможность обезопасить территорию Луизианы от любых возможных угроз с запада и закрепить Соединенные Штаты на тихоокеанском побережье. По сути, именно тогда наметились очертания нынешней континентальной части Соединенных Штатов..Победа над Мексикой, присоединение Северо-Запада и отсутствие реальных угроз со стороны Канады позволило закрепить Соединенные Штаты на Североамериканском континенте, и тут же создало новые страхи - военно-морские угрозы в Тихом и Атлантическом океанах. США оказались защищенными от чего угодно, кроме враждебных действий военно-морских сил.От моря и до моря… И что теперь?И вновь оборона потребовала наступательных действий. Первый шаг был сделан в 1898 году, когда переворот на Гавайях позволил США закрепиться в единственном месте, с которого можно было угрожать континентальной территории. В то время корабли плавали на угле, для длительных переходов требовалось по пути создавать угольные “заправочные станции”. После того, как Перл-Харбор оказался в американских руках, ни один корабль из Азии не смог бы достигнуть Тихоокеанского побережья Соединенных Штатов.В том же году США начали войну с Испанией, захватив Кубу и Филиппины. Захват Филиппин давал Соединенным Штатам первую базу для наступления в Восточном полушарии. Захват Кубы позволил гарантировать, что ни одна сила не сможет закрыть выход из Мексиканского залива, заблокировав таким образом Новый Орлеан.Тем не менее, Соединенные Штаты по прежнему испытывали исконный страх перед Британией, которая являлась доминирующей военно-морской силой в мире; и хотя США строили собственный достаточных размеров флот, британцы по прежнему доминировали в Атлантике. Несмотря на нейтрализацию Кубы, Багамы по прежнему могли заблокировать выход из Мексиканского залива. Это стало символом американских страхов.Необходимо отметить, что подобные угрозы, стоящие перед США, не были чисто теоретическими. Помимо угроз со стороны Мексики, британцы по прежнему контролировали территорию к северу от Соединенных Штатов, причем англичане значительно превосходили США в военной силе и были по имперски амбициозны. Соединенные Штаты по прежнему относились с подозрением по поводу британских намерений на Северо-Западе, но теперь еще и стали опасаться удара в южном направлении на Нью-Йорк и блокады Восточного побережья,Ничего из этого так и не произошло, но американская стратегическая культура строилась на том, чтобы ожидать худшего развития событий и готовить соответствующий ответ. Интересно, что даже в 1920 году, когда Соединенные Штаты готовили военные планы для противостояния возможным потенциальным врагам, один из планов был на случай британского вторжения вниз по долине Гудзона.Этот страх перед британцами не был разрешен до самой Второй мировой войны, когда Лондону понадобились американские эсминцы для защиты конвоев, доставлявших грузы в Британию. Соединенные Штаты предоставили им эминцы… но не бесплатно. Британцы должны были позволить США использовать все свои военно-морские базы в регионе — на Ньюфаундленде, Багамах, Ямайке, Санта-Люсия, Тринидаде, Антигуа, Британской Гайане и Бермудах. С учетом имевшихся у США ресурсов, использование этих баз давало возможность доминирования над ними.Ленд-лиз, как это стали называть, по большому счету означало передачу Британией своих военно-морских подразделений в Западном полушарии Соединенным Штатам. В результате был передан контроль над Атлантикой по линии, начиная от Исландии (оккупированной США в 1940 году) через Бермуды к Тринидаду. Это давало США возможность контролировать все подходы к Америке со стороны Атлантики (как только разобрались с германскими подлодками), а также эффективный контроль над Карибским морем. Таким образом, США достигли цели контролировать все морские подходы к своей территории.По мере роста мощи Соединенных Штатов, росли и их страхи. Северная Америка могла быть атакована только со стороны моря, однако создание массивного флота, могущего угрожать Соединенным Штатам, было бы очень затратным и требовало бы значительной технической базы. Лучшим способом победить такой флот было бы не дать никому возможности его создать. В данном случае, это можно было бы сделать, заставив потенциальных конкурентов переключить внимание и ресурсы с морского строительства на развитие назеных сил.Стратегия сдерживанияГлавным страхом Соединенных Штатов во время как Первой, так и Второй мировых войнах была возможность того, что одна единственная сила в Европе, Германия, будет способна завоевать весь континент. При отсутствии наземных угроз, Германия сможет свободно переключиться на строительство флота и бросить вызов США на море. Эти страхи привели к вмешательству США в Первую мировую войну, когда в первые недели после падения российского царя казалось, что германские войска будут быстро переброшены на запад и смогут одолеть британских и французских союзников.Этот же страх привел к вовлечению США во Вторую мировую войну, одновременно против Германии и Японии. После победы над японским флотом и нейтрализации немецких подлодок, а также кооптации убывающего британского присутствия, США вышла из Второй мировой войны в качестве первой в мировой истории страны, доминировавшей на всех мировых океанах.Мировы войны сцементировали контроль на морях в качестве единственно важного элемента американской стратегии. Жизненно важным следствием из этого было то, что США пришлось поддерживать баланс сил, особенно в Европе и Азии, который бы предотвратил строительство сильного морского флота у других.Во время Холодной войны, Соединенные Штаты разработали стратегию сдерживания. Советский Союз должен был быть окружен со всех возможных сторон американскими союзниками, поддержанных американской мощью. Главной целью было предотвратить советскую экспансию в Европе и угрожать СССР возможной атакой по всему периметру.Это также заставило Советы тратить громадные ресурсы на защиту своих сухопутных границ — ресурсы, которые в противном случае они могли бы использовать для строительства флота, достаточно сильного, чтобы пробиться через “точки удушения”, о которых я писал в статье "Размечая стратегию России". Развал Советского Союза, произошедший главным образом из-за тяжкого бремени, которым его военный бюджет лег на экономику, не сказать, чтобы очень вписывался в стратегию США.После падения Советского Союза, у Соединенных Штатов не осталось стратегических противников. Появился новый страх того, что такой соперник рано или поздно возникнет — на этот раз из местных региональных гегемонов, которые могут вырасти в глобальные. Этот страх опять заключался в том, что у них рано или поздно появятся ресурсы для того, чтобы глобально бросить вызов Соединенным Штатам.Лучшая защита…Автоматическим ответом на появление любой подобной гегемонной силы, таким образом, было попытаться кооптировать, дестабилизировать или разрушить ее до того, как она сможет представить серьезную угрозу США. Участие в Балканской войне, уничтожение Саддама Хуссейна и конфронтация с Китаем по поводу его территориальных вод - все это вытекает из самой глубины этой американской стратегии.Со времен Холодной войны американская стратегия уже несколько раз с совершенно случайными интервалами вовлекала США в разборки в Восточном полушарии. И тут они обнаружили один парадокс, ограничивающий их мощь. Соединенные Штаты обладают достаточной силой, чтобы уничтожить любую конвенциональную военную силу. Однако они не имеют возможности оккупировать и умиротворять страны. Инчае говоря, они могут разобраться с любой угрозой, но не способны стабилизировать страны, как это ранее получилось с Западной Германией и Японией.Новой угрозой оказалось не военно-морская сила, а терроризм. Это не настолько большая, хотя и довольно болезненная стратегическая проблема, с которой США должны разобраться сегодня. Да, они не могут терпеть потенциальных гегемонов, таких как Россия, и вполне могут эффективно разрушить их военные возможности. Однако они не смогут справиться с последствиями подобных действий.Таким образом, американская стратегия была глубоко встроена в структуру Соединенных Штатов еще с момента основания страны. Ее география постоянно создавала угрозы обороне, которые разрешались с помощью наступательных действий. Однако сейчас эта глубинная структура СШа создала новую проблему, которую историчски сложившаяся стратегия не в состоянии разрешить.В конце концов, размер мощи США сам по себе генерирует такую угрозу. Каждая нация имеет свой стратегический почерк, свою манеру, с которой она подходит к решению стратегических проблем. До сего дня Соединенные Штаты были чрезвычайно эффективными в том, чтобы последовательно и элегантно справляться с угрозами. И сейчас, как и раньше, решение создает новую проблему.Оригнал: http://www.mauldineconomics.com/this-week-in-geopolitics/the-strategy-of-the-united-statesP.S от меня: Вообще, наверное, любой экспансионизм можно объяснить попыткой защитить свои границы. Всегда можно найти соседа, который потенциально может уничтожить или значительно подорвать твою мощь; для устранения этой угрозы границу отодвигают, что в результате создает еще большую угрозу, так как длина границы и количество соседей увеличивается, ее становится сложнее обезопасить. В результате границу отодвигают еще дальше, что только увеличивает количество враждебных соседей и их совокупные потенциальные возможности. В результате получившаяся империя выниждена постоянно расти - до тех пор, пока не надрывается :))))Можно сказать, это универсальный геополитический парадокс :))

19 мая 2015, 12:18

Новая холодная война - Взгляд из-за границы

Подборка переводных статей на тему войны конфликта между Россией и США, где можно заметить некоторые тренды отражающие восприятие этой войны за рубежом.Украине нелегко разорвать экономические связи с РоссиейРазвернуть экономику на Запад нелегко. Компании стараются конкурировать с европейскими фирмами.Бердичев, Украина. Плакаты, приветствующие украинские войска, сражающиеся на востоке страны, сброшенная статуя Ленина, слово «Россия» в названии банка, выкрашенное сине-желтыми цветами украинского флага.Но директор машиностроительного завода, расположенного в двух часах езды от Крыма, желая поднять продажи, следует привычной дорогой — в Россию.«Это наш враг, но мы не обязаны прекращать торговать с ним. На заводе работает тысяча человек. Им всем нужно кормить семьи», — говорит Игорь Щесняков, 46-летний директор завода «Прогресс».Прозападное украинское правительство старается отвернуться от России. Оно подписало соглашение об ассоциации с Европейским союзом, получило миллиардные кредиты и другие виды помощи от западных стран, а также приняло законы об удалении советской символики из общественной сферы.Но переориентировать экономику на Запад гораздо труднее. Большинство тяжелой промышленности, созданной еще в советскую эпоху, тесно связанно с Россией, и с трудом может конкурировать на европейском рынке.Конфликт с сепаратистами на востоке Украины сократил экспорт в Россию на 60% до суммы в миллиард долларов в первом квартале 2015 года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Экспорт в Европейский союз сократился на треть до размера 3,3 млрд. долларов, сообщила государственная статистическая служба.В первую четверть года ВВП сократился на 17,6%, а объем промышленного производства сократился на одну пятую.Больше всего пострадали предприятия в зоне конфликта или рядом с ней. Пострадало оборудование, пострадали цепи поставок. Слабеющий рынок России наносит болезненный удар и по заводам, расположенным в тысячах километрах от нее, в том числе, по «Прогрессу». Эти фабрики долгое время зависели от российских покупателей промышленной продукции, а теперь пробиваются на европейский рынок.На вершине славы завод «Прогресс» был центром города с населением 80.000 человек, давал работу 7600 людям, располагал плавательным бассейном и спортивным залом. Основная продукция завода, фильтры, используемые в металлообрабатывающей и горнодобывающей промышленности, поставлялась в Россию.Завод получил несколько сильных ударов после распада СССР в 1991 году. В 2013 году предприятие только начало приходить в себя после мирового финансового кризиса, говорит Щесняков, и тут Москва начала ставить палки в колеса, из-за наметившегося сближения Украины с Европейским союзом. Россия запретила некоторые украинские товары, ввела ужесточенные таможенные проверки в отношении других и начала поощрять россиян покупать местные товары.В результате были сокращены часы работы оставшихся 1.100 рабочих. Зарплата за полную ставку составляет около 3000 гривен (примерно 150 долларов).Россия призывает Украину присоединиться к своему новообразованному Евразийскому экономическому союзу, если она хочет получить преимущественные торговые связи, а также потребовала переписать договор о свободной торговле с Европейским союзом — или быть готовой к новым ограничениям.Для «Прогресса», над чьим офисом по-прежнему висит красная советская звезда, Евросоюз предлагает не так уж много.«Европа нас не ждет. Наша продукция там не нужна, — говорит Щесняков. — Мы пытаемся пробиться на европейский рынок, но наша доля крайне незначительна».Другие говорят, что владельцы лишь выкачивают деньги из предприятий, делая незначительные вложения, которых не хватает для улучшения производства или для прорыва на новый рынок. «Европейские технологии в несколько раз лучше», — говорит Геннадий Лозовский, заместитель директора «Прогресса». Падение курса гривны не помогло заводу, так как завод зависит от поставок иностранных деталей, сказал он, указывая на итальянский термометр и на словацкий счетчик на своем столе.Более крупные предприятия тоже пострадали, в том числе, производители труб и железнодорожных вагонов. Самый большой на Украине завод по производству стали, принадлежащий крупнейшей в мире компании ArcelorMittal практически полностью прекратил поставки в Россию и ищет новых покупателей на Ближнем Востоке и в Северной Африке. «Я бы солгал, если бы сказал, что легко продавать товар на один рынок, а потом быстро переориентироваться на другой рынок», — сказал в марте министр экономики Украины Айварас Абромавичус.Украинский сельскохозяйственный экспорт, включая злаки, пострадал намного меньше, так как практически не зависел от российского рынка.Владимир Власюк, директор консалтинговой фирмы, которая работает с компаниями, занимающимися экспортом, считает, что главный шанс Украины на восстановление экономики — это если Запад будет использовать ее в качестве производственной базы.ьЭта модель помогла одной фирме из Бердичева добиться процветания. Крупнейшая в городе фабрика по производству одежды была куплена венгерской компанией десять лет назад и теперь продает 90% продукции в Европу, говорит глава предприятия Галина Стукало.Средняя зарплата в месяц составляет 3.600 гривен (примерно 175 долларов), и была повышена в последние месяцы, чтобы компенсировать падение курса национальной валюты. Галина Стукало говорит, что завод недавно нанял нового охранника, мужа одной из сотрудниц, который до недавнего времени работал на «Прогрессе».Но это предприятие — исключение. Стены и фонарные столбы оклеены объявлениями, предлагающими работу в Польше, входящей в Европейский союз.Джеймс Марсон (James Marson)http://www.wsj.com/articles/in-ukraine-economic-ties-to-russia-are-hard-to-break-1431921181 - цинкЗапад говорит о новой холодной войне. Для русских она уже началасьПродолжая изолировать Кремль, Запад подпитывает старые обиды.Я посещаю основные регионы России вот уже на протяжении 30 лет и была свидетелем всего — от эйфорических ожиданий после падения коммунизма и наступившего процветания до недавнего политического отчаяния. Но поехав туда в первый раз после аннексии Крыма, я, тем не менее, была поражена увиденным.Я увидела страну, готовую не к какому-то замороженному конфликту или к войне чужими руками, а к реальной вещи — к полномасштабной войне против Запада. Никогда мои друзья не были такими любезными — но на этот раз заметна была их озабоченность — они были не уверены в том, где и как мы вновь сможем встретиться.Верно то, что подобное умонастроение явилось результатом интенсивной медийной кампании Кремля в течение последнего года. Но я быстро смогла понять, что большинство из них разделяют мрачноватый взгляд правительства относительно Запада с его «выхолощенными концепциями» демократии и свободы.Поскольку этот режим зациклен на идее возвращения империи, крупный конфликт, на самом деле, представляется возможным. Российские самолеты и подводные лодки играют в военные игры у берегов Европы. Однако один самолет, оказавшийся в воздушном пространстве прибалтийских государств, может спровоцировать ответный удар НАТО с применением обычных вооружений, который, в свою очередь, может стать искрой для нанесения превентивного ядерного удара со стороны России — это будет стратегический ответ, порожденный боязнью показаться слабым перед лицом превосходящей войной мощи Соединенных Штатов.В то время как НАТО изо всех сил пытается убедить своих членов расходовать 2% своего ВВП на оборону, Россия в этом году более чем вдвое увеличивает свой военный бюджет и доводит его до 4,2% ВВП, и при этом сокращаются все остальные бюджетные расходы, включая затраты на здравоохранение и социальное обеспечение. Проведенный в субботу в Москве Парад Победы был чем-то большим, чем просто празднование победы, — это была демонстрация военной силы.Между тем российский экономический кризис углубляется в этом году. Заработная плата правительственных чиновников заморожена. Оплата труда в частном секторе снижена почти на 10%. Путин объявил о том, что его заработная плата сократится в этом году на 10%, однако, если имеющиеся оценки верны, то его истинное, теневое состояние составляет от 70 до 200 миллиардов долларов, и поэтому он вряд ли что-либо почувствует. Несмотря на кризис, его поддержка жителями страны превратилась в нечто похожее на поклонение.Каким образом мы оказались в этой абсурдной и опасной ситуации? В конце холодной войны русские полагали, что они станут частью расширенной Европы. Вместо этого в результате комбинации из триумфаторства и невежества мы подыграли старым российским страхам относительно обособленности и жертвенности.Обычный взгляд на Западе состоит в том, что вина в этом Путина и его клептократического режима. Согласно этому нарративу, существующий режим перешел в наступление после обвала цен на нефть. Он отвлек внимание от своей собственной неспособности диверсифицировать экономику, использовав для этого нападки на внешнего врага и начав блестящую пропагандистскую кампанию.Подобная версия событий, хотя она и не является неверной, слишком легко снимает ответственность с Запада. Когда советский режим перестал существовать, доминирующее положение на Западе занимало мышление, ориентированное на свободный рынок. Находящиеся во власти люди, на самом деле, приняли на веру идею о том, что мы переживаем период «конца истории» и что в однополярном мире внешняя политика будет заниматься исключительно борьбой за рынки.В Америке и Британии правительственная поддержка изучения стран бывшего советского блока была сокращена. Американский Госдепартамент и британский Форин офис распустили исследовательские отделы, занимавшиеся информированием политиков. Тем временем пресса, столкнувшаяся со своим собственным экономическим кризисом, так же сократила штат своих иностранных корреспондентов. Запад просто перестал серьезно и глубоко размышлять по поводу России и ее соседей.Однако когда речь зашла об обороне, мы не повели себя так, как будто мы ожидаем конца истории. Вместо того чтобы ликвидировать наши оборонные структуру времен холодной войны, то есть НАТО, мы заново изобрели ее как альянс, деятельность которого может быть интерпретирована только как направленная против России. Мы продолжили расширять его на восток, все ближе к российским границам. В ответ Россия стала вести себя агрессивно — сначала в Грузии, затем в Крыму и на Украине — из-за вторжения в ее сферу влияния.Запад не соглашался с подобной позицией и утверждал, что концепция сфер влияния относятся к прошедшей эпохе. Однако география не меняется, как не меняется и созданная ей чувствительность. Американская политика в отношении Кубы в постсоветскую эпоху основывается на том же принципе — вплоть до сегодняшнего дня. Куба уже давно перестала представлять военную угрозу для Соединенных Штатов. Однако была признана возмутительной сама возможность любой нации, находящейся так близко к американской границе, демонстрировать «враждебную» идеологическую преданность. Окончание холодной войны не изменило и историю. История продолжает наполнять содержанием идентичность, и так было всегда. Возьмите Украину: Киев, действительно, является родиной русской нации. Это имеет значение, так имеет значение то, что отцы-основатели Америки прибыли из Британии.Российское чувство идентичности, охватывающее безграничные просторы своей территории до границ Европы, всегда было патологически непрочным. Идентичность сплачивает, а лояльность разделяет. Возьмите, к примеру, Донбасс. Это родина донских казаков, кавалерийские части которых в течение многих поколений отлично служили русским царям. В советский период казаков жестоко преследовали за их верность царям. Однако этот регион стал также родиной иконы советского труда Алексея Стаханова, который смог добыть за одну смену 227 тонн угля. Стаханов был образцом для героического поколения советских рабочих, и все они трудились на Донбассе. Не удивительно, что в этом регионе конфликтующих между собой лояльностей Кремль с особой интенсивностью ведет свою пропагандистскую войну.Решение западных лидеров бойкотировать российский военный парад по случаю 70-ой годовщины победы над Германией может показаться вполне разумным в свете событий на украинской границе. Однако при этом не было принято во внимание то, насколько эмоциональной все еще является для русских концепция фашизма. Западные жители в течение многих лет хихикали по поводу шуток из телесериала «Алло, алло» и гусиного шага Джона Клиза (John Cleese), однако фашизм не является предметом юмора в России. Русские спрашивали меня, почему в Литве разрешают проведение маршей в честь пособников нацистов, уничтоживших 200 тысяч евреев? Почему, спрашивают они, Запад принял в Евросоюз и НАТО такие «этнократии» как Эстония и Латвия, в которых радикальной дискриминации подвергаются их русские жители?По данным Левада-Центра, уровень популярности Владимира Путина составляет 62%, и в этих цифрах отражается не только давнее географическое чувство опасности русских и не только их непоколебимая любовь к своей стране. Они отражают уязвленную гордость в связи с явным намерением Запада относиться к России как к врагу. Продолжающиеся западные санкции лишь усилят его популярность. Потому что Путин представляет собой всего лишь симптом нынешнего кризиса. Россия — это больше, чем Путин, намного больше.В субботу на параде в Москве министр обороны Сергей Шойгу перекрестился, проходя через кремлевские Спасские ворота. Этот неожиданный жест взбудоражил российскую блогосферу. Тот факт, что сам Шойгу является буддистом, не имеет значения. Находясь там во главе своего войска, министр обороны возродил старую традицию и сделал то, что делали русские генералы перед сражением. Российские блогеры также указывают на то, что этот жест проводит четкую разделительную линию между их культурой и Западом, «изгнавшим Бога из публичной сферы».Нам следует вновь начать серьезно воспринимать Россию, мы должны вновь включить ее в нашу культуру, а не пытаться в очередной раз ее изолировать. Карл Маркс предупреждал о том, что история повторяется — в первый раз как трагедия, а во второй раз как фарс. Однако нет ничего смешного в нынешней опасной ситуации. Нам следует помнить уроки первой мировой войны и внимательно к ним отнестись, пока еще не поздно.Сьюзан Ричардс (Susan Richards)http://www.theguardian.com/commentisfree/2015/may/14/west-cold-war-russia-west-ukraine - цинкStratfor - Вторая мировая война и истоки американского беспокойстваМы встречаем 70-ю годовщину окончания Второй мировой войны. Эта победа не возвестила о начале всеобщего мира. Скорее, она обозначила новый расклад сил и сложный баланс между ними. Европейские великие державы и империи пришли в упадок, и их заменили Соединенные Штаты и Советский Союз, которые стали исполнять старый танец под звуки новых музыкальных инструментов. Технологии, попутчики геополитики, развивались драматичным образом, и ядерное оружие, спутники и микрочипы — среди бесчисленного количества чудес и ужасов — изменили не только правила войны, но и условия, при которых война становилась возможной. Но одна вещь осталась неизменной: геополитика, технологии и война остались неразлучными товарищами.Легче сказать, что не изменила Вторая мировая война, но также важно и то, что она изменила. Первое, что приходит в голову, это то, каким образом началась Вторая мировая война для трех великих держав — Соединенных Штатов, Советского Союза и Соединенного Королевства. Для всех трех они началась с шока, изменившего их взгляд на мир. Для Соединенных Штатов это был шок Перл Харбора. Для Советского Союза это был шок вторжения Германии в июне 1941 года. Для Соединенного Королевства — это произошло, на самом деле, не в момент начала войны — шок был вызван той скоростью, с которой рухнула Франция.Перл Харбор потрясает умонастроение американцевАмериканские лидеры мало сомневались в том, что война с Японией приближается. У обычных людей были дурные предчувствия, однако они не обладали ясным пониманием своих лидеров. Тем не менее никто не ожидал нападения на Перл Харбор. Для американского общества это было как гром среди ясного неба в сочетании с уничтожением большей части Тихоокеанского флота. Ни лидеры, ни общественность даже близко не ожидали того, что японцы окажутся настолько компетентными.Перл Харбор совпал с еще одним шоком в американской душе — с Великой депрессией. Эти два события имели общие характеристики: во-первых, они, казалось, появились из ниоткуда. Оба они были предсказуемы, и некоторые люди их ожидали, однако для большинства они произошли совершенно неожиданно. Значение этих двух событий состояло в том, что они открыли непредвиденную эпоху сильной боли и страданий.Все это ввело новое измерение в американскую культуру. До этого момента среди американцев существовал глубокий и грубоватый оптимизм. Великая депрессия и Перл Харбор породили иную чувствительность, которая исходила из того, что процветание и безопасность являются иллюзией, за который скрывается бедствие. Существовал страх по поводу того, что все вдруг может пойти не так, ужасно не так, и что люди, которые просто принимали мир и процветание по внешним признакам, были наивными. Эта два шока породили темное чувство, чувство предзнаменования, которое существует в американском обществе и сегодня.Кроме того, Перл Харбор сформировал оборонную политику Соединенных Штатов вокруг концепции, что враг может быть идентифицирован, однако неизвестным остается время и место нанесения им удара. Поэтому катастрофа может произойти в любой момент. Американский подход к холодной войне символизируется горой Шайенн в штате Колорадо. Глубоко внутри нее находится Командование воздушно-космической обороны Североамериканского континента, и само его существование свидетельствует о том, что война может начаться в любой момент и что снижение бдительности может привести к ядерному Перл Харбору. Страх по поводу подобного сценария вместе с недоверием по отношению к коварному и безжалостному врагу определяли холодную войну для американцев.Американцы стали анализировать свое принудительное вступление во Вторую мировую войну и определили то, что они приняли за коренную причину: Мюнхенское соглашение позволило нацистской Германии аннексировать части Чехословакии. Это была отнюдь не только американская идея, однако она способствовала пересмотру стратегии Соединенных Штатов. Если причиной Второй мировой войны была неспособность предпринять упреждающие действия против немцев в 1938 году, то тогда из этого следует, что война в Тихом океане могла бы быть предотвращена более агрессивными действиями на раннем этапе.Действовать с опережением и действовать решительно — таковы основы американской внешней политики и в наше время. Идея относительно того, что отсутствие своевременных и мощных действий привело ко Второй мировой войне, лежит в основе значительной части американского дискурса относительно Ирана и России.Перл Харбор (и крах 1929 года) не только вызвал дурные предзнаменования и сомнения относительно мудрости политического и военного руководства — эти события способствовали замене стратегии мобилизации после начала войны на стратегию постоянной мобилизации. Если война может начаться в любое время и если нужно прежде всего избежать еще одного Мюнхена, то в таком случае существующая масштабная военная структура является необходимой. Кроме того, возглавляемая Соединенными Штатами структура альянса, не существовавшая до Второй мировой войны, является необходимой.Советские стратегические просчетыУ Советского Союза 22 июня 1941 года произошел свой Перл Харбор, когда немцы вторглись на его территорию, несмотря на договор о дружбе, заключенный между ними в 1939 году. Этот договор был заключен по двум причинам: во-первых, русские не смогли добиться того, чтобы британцы или французы подписали антигитлеровский пакт. Во-вторых, договор с Гитлером позволил Советам передвинуть свои границы еще дальше на запад, что произошло без единого выстрела. Это был умный ход, но не тонкий.Советы допустили один просчет: они полагали, что немецкая кампания во Франции станет повторением предыдущей Большой войны. Подобные усилия истощили бы Германию и позволили бы Советам атаковать их в том месте и в то время, которые устраивали бы Москву. Подобная возможность так и не представилась. Напротив, это немцы поставили себя в такое положение, когда они получили возможность атаковать Советский Союз в то время и в том месте, которые их устраивали. Сам момент нападения стал неожиданной составляющей вызова, однако реальная проблема состояла в стратегическом просчете, а не только в провале работы разведки или командования.Советы сделали выбор в пользу динамичной внешней политики, политики смены союзников, которая основывалась на возможностях различных игроков. Один ложный шаг мог привести к катастрофе — нападение в то время, когда Советы еще не восстановились после чисток Иосифа Сталина. Советские вооруженные силы не были готовы к атаке, а их стратегия рухнула вместе с Францией, и поэтому только Германия принимала решение о начале войны.Советы после вторжения в июне 1941 года пришли к выводу о том, что политическая сложность не может служить заменой сильной армии. Соединенные Штаты завершили Вторую мировую войну, будучи убежденными в том, что главной ее причиной был провал Соединенных Штатов. Советы завершили Вторую мировую войну, поверив в то, что их сложные усилия по созданию коалиции и поддержанию баланса сделали их уязвимыми только в результате одного просчета относительно Франции — и этот просчет явился следствием игнорирования общепринятого мнения.Во время холодной войны Советы разработали стратегию, которую лучше всего можно было бы назвать вялой. Сдерживаемые возглавлявшейся Америкой коалицией, Советы отдали предпочтение сателлитам, а не союзникам. Варшавский пакт был не столько альянсом, сколько геополитической реальностью. По большей части он состоял из государств, находившихся под прямым военным, разведывательным и политическим контролем со стороны Советского Союза. Военная ценность этого блока, возможно, была ограниченной, и его пространство для маневра также было ограничено. Тем не менее можно было положиться на советские вооруженные силы, и Варшавский пакт, в отличие от НАТО, являлся географической реальностью, а советские вооруженные силы гарантировали невозможность агрессии со стороны Соединенных Штатов и НАТО.Очевидно, что Советы — как и американцы — сохраняли бдительность относительно ядерного нападения, однако было отмечено, что советская система была значительно менее совершенной, чем американская. Часть существовавшего дисбаланса была связана с технологическими возможностями. Во многом это было вызвано тем, что ядерное нападение не являлось основным опасением Советов, хотя не следует минимизировать этот страх. Основное опасение в Москве вызывала возможность нападения со стороны Запада. Стратегия Советского Союза состояла в том, чтобы разместить свои собственные вооруженные силы как можно дальше на западе.Проанализируйте вышеизложенное и обратите внимание на отличие отношений Советов с Китаем. В идеологическом плане Китай должен был бы стать мощным союзником, однако этот альянс в середине 1950-х годов стал закисать. Советы не были идеологами. Они были геополитиками, и Китай представлял потенциальную угрозу, которую Советы не могли контролировать. Идеология ничего не значила. Китай никогда не стал бы играть ту роль, которую вынуждена были играть Польша. Китайско-российские отношения развалились довольно быстро.Советское общество не культивировало американский страх относительно того, что за ширмой мира и процветания скрываются семена катастрофы. Советские ожидания от жизни были намного более скромными, чем американские, и ожидания того, что государство сможет избежать катастрофы, были ограниченными. Само государство порождало катастрофу. В то же время война показала — почти сразу, — изначальную любовь к стране, скрывавшуюся в течение десятилетий под идеологией интернационализма, и она, эта любовь, спонтанно возродилась. Под коммунистическим рвением, циничным безразличием и страхом перед советской тайной полицией русские обнаружили нечто новое, тогда как американцы обнаружили нечто старое.Падение Франции удивляет БританиюЧто касается британцев, то их просчеты относительно Франции мало что изменили. Они были поражены быстрым развалом Франции, но они, возможно, испытали облегчение по поводу того, что им не придется вновь воевать в окопах во Франции. Падение Франции заставило их полагаться только на две вещи: во-первых, Ламанш, вместе с флотом и Королевскими военно-воздушными силами будут удерживать немцев в невыгодном положении. Во-вторых, со временем Соединенные Штаты будут втянуты в эту войну. Их расчеты оказались верными.Однако Соединенное Королевство не стало главным победителем в войне. Оно не было оккупировано немцами, но оно, по сути, было оккупировано американцами. Это была совершенно иная оккупация, и это была та оккупация, в которой британцы нуждались, однако оккупация Британии иностранными вооруженными силами — независимо от того, насколько это было необходимо и благотворно — положила конец существованию Британской империи и Британии как великой державы. Американцы не захватили Британскую империю. Она была отобрана в результате шокирующего провала французов. На бумаге французы имели блестящую армию, которая во многом превосходила германскую армию. Однако французы развалились в течение нескольких недель. Если суммировать британские чувства, то можно сказать, что после вызывающего поведения последовало опустошение, а затем возмущение.Некоторых из этих чувств сегодня уже нет. Американцы сохраняют свой страх, хотя Вторая мировая война во многих отношениях принесла пользу Соединенным Штатам. Она положила конец Великой депрессии, и в результате — с учетом Закона о трудоустройстве солдат (G.I. Bill), кредитов Министерств по делам ветеранов и системы автомагистралей между штатами — война создала американский профессиональный средний класс, и многие люди получили частные дома, а также дистанцию и пространство с легким доступом. И, тем не менее, страх остается, и не всегда он оказывается приглушенным. Для нынешнего поколения Перл Харбор — это события 11 сентября 2001 года. Страх по поводу того, что безопасность и благосостояние основаны на песке, не является иррациональным.Для русских чувство патриотизма все еще скрывается под цинизмом. Развал Советского Союза и крушение советской сферы влияния не привели к особенно изобретательным стратегическим шагам. Наоборот, ответ российского президента Владимира Путин на события на Украине был столь же вялым, как ответы Сталина или Леонида Брежнева. Не будучи гением в стиле Макиавелли, Путин является наследником немецкой агрессии 22 июня 1941 года. Он добивается того, чтобы стратегические глубины контролировались его собственными солдатами. И его общество сплотилось вокруг него.Что касается британцев, то у них когда-то была империя. Теперь у них есть остров. Будущее покажет, смогут ли они удержать его целиком, если принимать во внимание силу шотландских националистов.Джордж Фридман (George Friedman)https://www.stratfor.com/weekly/world-war-ii-and-origins-american-unease?utm_source=freelist-f&utm_medium=email&utm_term=Gweekly&utm_campaign=20150512&utm_term=Gweekly&utm_content=readmoretext&mc_cid=90c7e6a767&mc_eid=b60025e882 - цинк

18 декабря 2014, 15:16

Взгляд на Россию изнутри

 В начале декабря глава американского информационно-разведывательного центра Stratfor Джордж Фридман опубликовал http://colonelcassad.livejournal.com/1932343.html примечательную статью "Перенося модель стратегического прогнозирования в Москву". Ну а на днях вышла его статья по итогам поездки в Россию. Взгляд на Россию изнутри На прошлой неделе я летал в Москву, прибыл в 16:30 8 декабря. В Москве в это время темнеет, и солнце не встает примерно до 10 утра в это время года - так называемые черные дни в противоположность белым ночам. Для тех, кто привык к жизни недалеко от экватора, это неуютно. Это первый признак того, что вы не только в чужой стране, но и в чужой среде. Однако, когда мы поехали в сторону центра Москвы, а в часе езды, дорожное движение, дорожные работы, были привычным явлением. Москва имеет три аэропорта, и мы прилетели в самый дальний от центра города, Домодедово - основной международный аэропорт. В Москве происходят бесконечные ремонтные работы, и, пока движение задерживается, это означает, что процветание продолжается, по крайней мере, в столице. Наш хозяин встретил нас, и мы поехали работать, быстро найдя общий язык и обсуждая события текущего дня. Он провел много времени в Соединенных Штатах и был гораздо более знаком с нюансами американской жизни, чем я с русской. В этом он был идеальный хозяин, переводя свою страну для меня, всегда с запалом русского патриота, которым он, конечно, и являлся. Мы разговорились во время поездки по Москве, сумев погрузиться в эту тему. От него, и из разговоров с российскими экспертами из большинства регионов мира - студентов Института международных отношений - и горстки тех, кого я принял за обычных граждан (не устроенных в государственные учреждения, осуществляющие управление в России по международным и экономическим вопросам), я получил представление о российских проблемах. Проблемы в том, что можно ожидать. Основы и порядка в этих проблемах не было. Россия и санкции Экономические ожидания россиян Я думал, что экономические проблемы России будут стоять на первом месте в умах людей. Падение рубля, снижение цен на нефть, общее замедление в экономике и влияние западных санкций - все, кажется, на Западе нацелено против российской экономики. Тем не менее, это не тот разговор, в котором я участвовал. Снижение рубля повлияло на планы о поездке за границу, но общество только недавно начало чувствовать реальное влияние этих факторов, в частности путем инфляции. Но была и другая причина для относительного спокойствия за финансовую ситуацию, и она исходила не только от государственных чиновников, а также от частных лиц и должна рассматриваться очень серьезно. Русские отметили, что экономические руины всегда были нормой для России, и процветание – это лишь исключение из правила. Существует всегда ожидание того, что процветание придет к концу, и вернутся нормальные рамки российской бедности. Россияне ужасно пострадали во время 1990-х годов при Борисе Ельцине, но также и при предыдущих правительствах еще во времена царей. Несмотря на это, некоторые указали, что они победили в войнах, в которых нужно было победить, и смогли жить жизнью, которую стоит жить. Золотой век предыдущих 10 лет шел к концу. Это можно было ожидать, и это надо будет пережить. Правительственные чиновники предупреждали об этом, и я не думаю, что это был блеф. Стержнем беседы были санкции, а целью было показать, что они не вынудят Россию изменить свою политику по отношению к Украине. Сила русских в том, что они могут выдержать то, что бы сломало другие народы. Было также отмечено, что они, как правило, поддерживают правительство, независимо от его компетенции, когда Россия чувствует себя под угрозой. Таким образом, утверждали русские, никто не должен ожидать, что санкции, независимо от того, насколько жесткие, заставят Москву капитулировать. Вместо этого русские ответят своими санкциями, которые не были указаны, но которые, я, предполагаю, будут означать захват активов западных компаний в России и сокращение сельскохозяйственного импорта из Европы. Там не было речи о прекращении поставки природного газа в Европу. Если это так, то американцы и европейцы вводят себя в заблуждение по вопросу о последствиях санкций. В общем, я лично испытываю мало доверия к введению санкций. Как говорится, русские дали мне возможность посмотреть через другую призму. Санкции отражают европейские и американские пороги боли. Они предназначены для того, чтобы вызвать боль, которую Запад может не выдержать. Применительно к другим, последствия могут различаться. У меня такое чувство, что русские говорили серьезно. Это могло бы объяснить, почему усиление санкций, а также падение цен на нефть, экономические спады и остальное просто не вызвали подрыва уверенности, который ожидался. Солидные цифры по итогам голосования показывают, что президент Владимир Путин по-прежнему очень популярен. По-прежнему ли он популярен, в то время как курс продолжает снижаться, и одинаково ли оптимистична финансово пострадавшая элита, это другой вопрос. Но для меня самый важный урок, я, возможно, уяснил в России - главное слово здесь "возможно" - это то, что россияне не реагируют на экономическое давление так, как на Западе, и что идея прославленного в президентской кампании лозунга "Это экономика, глупый" не может применяться так же и в России. Россия и Украина. Украинский вопрос Об Украине говорили гораздо более напряженно. Здесь существует понимание того, что события в Украине были развернуты для России и обида, что руководство Обамы утверждает, что русские считают пропагандой кампанию, пытающуюся сделать Россию агрессором. Регулярно отмечались в две позиции. Во-первых, что Крым был исторически частью России, и что в нем уже преобладала российская армия в рамках Договора. Там не было никакого вторжения, а лишь утверждение реальности. Во-вторых, накалялась настойчивость, что восточная Украина населена русскими, и как и в других странах, тем русским должна быть предоставлена высокая степень автономии. Один ученый указал на канадской модели и Квебеке, что Запад обычно не имеет никаких проблем с региональной автономией для этнически различных регионов, но был в шоке, что русские, могут захотеть практиковать форму регионализма, принятую на Западе. Случай с Косово является чрезвычайно важным для россиян и потому, что они чувствуют, что их пожелания там не были учтены, и потому, что имел место прецедент. Спустя годы после падения сербского правительства, которое угрожало албанцам в Косово, Запад подарил Косово независимость. Россияне утверждают, что границы были перерисованы, хотя никакой опасности для Косово не было. Россия не хотела, чтобы это произошло, но Запад сделал это, потому что мог. По мнению России, перерисовав карту Сербии, Запад не имеет права возражать против перекройки карты Украины. Я стараюсь не быть втянутым в споры о вопросах добра и зла, не потому, что я не думаю, что есть разница, но потому, что история редко решается с помощью моральных принципов. Я понял взгляд россиян на Украину как на необходимый стратегический буфер, и мысль, что без него они бы столкнуться с серьезной угрозой, если не сейчас, то когда-нибудь. Они указывают на Наполеона и Гитлера в качестве примеров врагов, пораженных до основания. Я пытался представить стратегическую американскую точку зрения. Соединенные Штаты провели прошлый век в достижении единой цели: избежать возникновения какого-либо одного гегемона, который мог бы быть в состоянии использовать западноевропейские технологии и капитал и российские ресурсы и рабочую силу. Соединенные Штаты вмешались в Первую мировую войну в 1917 году, чтобы блокировать немецкую гегемонию, и снова во время Второй мировой войны. В холодной войне целью было предотвратить российскую гегемонию. Стратегическая политика США остается неизменной на протяжении целого столетия. Соединенные Штаты предназначены предотвратить рост любого гегемона. В этом случае страх возрождающейся России есть воспоминание о холодной войне, но небезосновательный. Как некоторые указали мне, экономическая слабость редко означает военную слабость или политическую разобщенность. Я согласился с ними в этом и отметил, что именно поэтому у Соединенных Штатов есть обоснованное опасение насчет России в Украине. Если России удастся восстановить свою власть в Украине, то, что будет дальше? Россия имеет военную и политическую силу, которая могла бы начать посягать на Европу. Таким образом, это не иррационально для Соединенных Штатов, и по крайней мере некоторых европейских стран, хотеть утвердить свою власть в Украине. Когда я выложил этот аргумент очень высокопоставленному чиновнику из министерства иностранных дел Российской Федерации, он сказал, что не имеет ни малейшего представления, что я пытался сказать. Хотя я думаю, что он в полной мере понимает геополитические императивы, руководящие России в Украине, но для него вековые императивы, руководящие в Соединенных Штатах слишком велики, чтобы применить их к украинскому вопросу. Вопрос не о нем, видящем только его сторону вопроса. Скорее всего, это то, что для России Украина является актуальным вопросом, и картина американской стратегии, которую я рисовал, является настолько абстрактной, что, кажется, не имеющей ничего общего с непосредственной реальностью. Существует традиционный американский ответ на то, что такое русская уверенность в себе; однако россияне чувствуют, что они были далеки от наступления и лишь оборонялись. Для этого чиновника американские опасения о российской гегемонии просто слишком надуманы, чтобы их рассматривать. На других собраниях, со старшими сотрудниками Института международных отношений, я попробовал использовать иную тактику, пытаясь объяснить, что русские сбили с толку президента США Барака Обаму в Сирии. Обама не хотел атаковать, когда ядовитый газ был использован в Сирии, потому что это было в военном плане трудно и потому, что, если бы он свергнул президента Сирии Башара аль Асада, тогда бы суннитские джихадисты остались во главе страны. Соединенные Штаты и Россия имели одинаковые интересы, утверждал я, и попытка России поставить в неудобное положение президента, делая вид, что Путин заставил его отступить, вызвала реакцию США в Украине. Честно говоря, я думал, что мое геополитическое объяснение было много более последовательным, чем этот аргумент, но я попробовал использовать его. Дискуссия была за обедом, но мое время было потрачено на объяснения и рассуждения, а не на еду. Я обнаружил, что я сам мог придерживаться геополитической позиции, но они освоили тонкости администрации Обамы в тонкостях, которых мне никогда не достичь. Россия и Запад. Будущее России и Запада Более важный вопрос заключался в том, что будет дальше. Очевидный вопрос в том, распространился ли украинский кризис на страны Балтики, Молдовы или Кавказа. Я поднял этот вопрос с официальным представителем МИД. Он эмоционально подчеркивал, делая паузы несколько раз, что этот кризис не будет распространяться. Я так понял, это означает, что в странах Балтики не будет ни одного российского беспорядка, не будет беспорядков в Молдове и военных действий на Кавказе. Я думаю, что он был искренен. Русские умеют идти на уступки. Они должны иметь дело с Украиной, и они должны справиться с существующими санкциями, несмотря на то, сколько им еще предстоит терпеть экономические проблемы. Запад имеет ресурсы, чтобы справиться с несколькими кризисами. Россия должна подавить этот кризис в Украине. Россияне будут вести переговоры о предоставлении автономии для русских в некоторых районах на востоке Украины. Насколько автономными они будут, я не знаю. Они нуждаются в значительном жесте, чтобы защитить свои интересы и утвердить свое значение. Их точка зрения, что во многих странах существует региональная автономия, убедительна. Но история зиждется на власти, и Запад использует свою власть, чтобы жестко давить на Россию. Но очевидно, что нет ничего более опасного, чем ранить медведя. Убить его лучше, но убить Россию оказалось нелегко. Я ушел с двумя мыслями. Одна из них была о том, что Путин более надежен, чем я думал. В свете событий, это не значит много. Президенты приходят и уходят. Но это напоминание, что вещи, которые свергнут западного лидера, могут не затронуть лидера России. Во-вторых, русские не планируют кампанию агрессии. Вот здесь я более обеспокоен - не потому, что они хотят вторгнуться куда-либо, а потому, что народы часто не знают о том, что вот-вот произойдет, и они могут реагировать, таким образом, который удивит их. Это самое опасное в данной ситуации. То, что предполагалось, кажется действительно безвредным. Опасно действие непредвиденное, как со стороны других, так и со стороны России. В то же время, мой общий анализ остается неизменным. Независимо от того, что Россия могла бы сделать в другом месте, Украина имеет фундаментальное стратегическое значение для России. Даже если восток получит степень автономии, Россия будет по-прежнему глубоко обеспокоена отношениями остальной территории Украины с Западом. Также как это, для Запада трудно понять, что русская история это сказка о буферах. Буферные государства спасают Россию от западных оккупантов. Россия хочет создать механизм, который оставит Украину, по крайней мере, нейтральной. Для США, любая восходящая держава в Евразии вызывает автоматическую реакцию, порожденную столетней историей. Также как это, для России трудно понять, что почти половина века холодной войны дала Соединенным Штатам непереносимость возможного повторного восхождения России. Соединенные Штаты потратили прошлый век, блокируя объединение Европы под одной враждебной державой. То на что Россия нацелена и то, чего боится Америка - очень разные вещи. Соединенные Штаты и Европа не могут понять опасения России. Россия не может понять в особенности американские страхи. Опасения же обоих реальны и законны. Это вопрос не непонимания между странами, а несовместимых императивов. Вся добрая воля в мире – а ее очень мало - не может решить проблему двух крупных стран, которые вынуждены защищать свои интересы и при этом должны заставить других почувствовать угрозу. Я многому научился в моем путешествии. Я не узнал, как решить эту проблему, кроме того, что, по крайней мере, каждый должен понимать опасения другого, даже если не может успокоить его. http://cassad.net/category/politic/1176-vzglyad-na-rossiyu-iznutri.html - цинк http://www.stratfor.com/weekly/viewing-russia-inside#axzz3MD8AbNxU - оригинал на английском языке 

02 июня 2014, 00:09

Петр Порошенко попросил военной помощи у Запада

Больше информации в наших группах Вконтакте http://vk.com/ru_mir Гугл+ https://plus.google.com/u/1/b/116064316492358011370/116064316492358011370/posts Однокласники http://www.odnoklassniki.ru/group/51912588066950 facebook https://www.facebook.com/russkimmir http://russnov.ru/ Ежедневно в мире происходит множество различных событий, от политических побед и поражений, до глобальных катаклизмов и природных аномалий. Каждый день приносит нам, что то новое и мы обязаны держать руку на пульсе, чтоб всегда соответствовать той реальности которая наступила сегодня. Как будут трансформироваться и развиваться взаимоотношения между братскими странами, некогда входившими в состав СССР? Смогут ли лидеры Росси, Украины, Белоруссии воплотить в жизнь грандиозный и уникальный в историческом смысле проект под названием Таможенный Союз? Что ждет в ближайшем будущем США, европейский союз? Сколько осталось доллару быть основной мировой резервной валютой? Сумеет ли Путин мобилизовать Россию и правительство во главе с Медведевым, и повторить феноменальный результат Сталина? Чем в итоге закончится экономический кризис и кто станет "козлом отпущения"? Каких новостей в будущем ждать из стана Русской армии, каким новым вооружением Россия сумеет удивить или напугать мир? Кроме политики и экономики мы будем освещать так же темы из сферы культуры, образования. Будем выкладывать новости касающиеся обстановки на дорогах и видео резонансных дорожных происшествий. Также,у нас можно будет даже отыскать хороший рецепт к праздничному столу. В общем, полный спектр культурной и политической жизни русского мира. Если у вас есть возможность оказать помощь нашему каналу, мы будем вам безгранично благодарны. Наши кошельки webmoney: R924548156129 Z279610117914 E232624833803 U623307688610 новости политика экономика Россия Украина Белоруссия таможенный союз евразийский союз ДТП авария Медведев Путин Янукович Лукашенко рецепт Евросоюз США Америка доллар ФРС война олимпиада терроризм оппозиция армия Рагозин славяне депутаты беспредел образование спорт здоровье алкоголь Центробанк банк рубль валюта экономический кризис Рокфеллер Ротшильд пятая колонна армия оружие вести факты тсн вести недели дети Барак Обама Эдвард Сноуден Дмитрий Киселев вести недели Киселев постскриптум соловьев к барьеру воскресный вечер субботние вести панорама человек и закон история Сталин СССР революция Кадыров

09 апреля 2014, 16:09

Stratfor: Цель США - поддержание напряженности в Евразии,чтобы страны тратили ресурсы на защиту от угроз

Джордж Фридман (George Friedman) из "Stratfor" (США) рассказал, какой он хочет видеть войну, в которой участвует США и допустил ряд характерных оговорок и тезисов: -- Идеальный способ достижения цели США -- поддержании напряженности в Евразии, чтобы страны тратили свои ресурсы на защиту от наземных угроз... -- Просто время от времени Америке надо оказывать военную или экономическую помощь одной из конфликтующих в Евразии сторон, либо сразу обеим (унаследованная у британцев стратегия). Делать это требуется в т.ч. с помощью структуры альянсов, в которые входит Америка. -- Во многих случаях не США выбирают место для интервенции (в отдельных всё-таки США сами это место выбирают?) -- стратегию требуется планировать, исходя из постоянной возможности возникновения войн с применением обычных средств против врага, воюющего на своей территории -- читай: исходя из текущей ситуации целесообразно, чтобы конкурент ввязался в ассиметричную истощающую его войну, чтобы в нужный момент США с помощью своих новых мобильных сил с повышенным поражающим действием "вписались" в ситуацию и изменили баланс сил, чтобы и на следующем этапе истории организовать новую расстановку сил и международный порядок Скелет статьи -- традиционным войнам между развитыми национальными государствами пришел конец, поскольку они себя изжили. -- Войны будут не межгосударственными и не системными, а субнациональными с вовлечением в них негосударственных сил и группировок. -- ни одно национальное государство не было в состоянии бросить военный вызов США -- США сохраняют эти прочные позиции по сей день, но со временем и другие страны наращивают свою мощь, формируют альянсы и коалиции, и начинают соперничать с США. Какой бы милостивой и кроткой ни была ведущая держава (а США не являются ни милостивой, ни кроткой державой), другие страны будут бояться ее, обижаться на нее и испытывать желание пристыдить Америку за ее поведение. Мысль о том, что ни одно государство не бросит вызов США, казалась весьма разумной последние 20 лет, однако следует признать один непреложный факт: страны всегда будут время от времени преследовать интересы, противоположные американским интересам, и по определению будут представлять опасность себе равным. -- между и во время войн (равных и системных) всегда были асимметричные войны и операции, которые нельзя причислить к войне. Британцы вели асимметричную войну в Ирландии и в Северной Америке в рамках войны равных с Францией. Германия вела асимметричную войну в Югославии и одновременно с этим вела системную войну с 1939 по 1945 годы. Соединенные Штаты в период с 1900 по 1945 годы вели асимметричные войны на Филиппинах, в Никарагуа, на Гаити и в других местах. -- Асимметричные войны и операции происходят гораздо чаще войн между равными и системных войн. Для своего времени они могут показаться чрезвычайно важными -- исходы асимметричных войн редко становятся определяющими для долговременной национальной мощи и практически никогда — для международной системы. Асимметричная война - это не новый тип войны, это постоянное измерение войны вообще. -- поражение в асимметричной войне не создает изменений в силе нации. Но если вы проиграете системную войну, результат может оказаться катастрофическим. -- Война, определяющая расстановку сил и международный порядок, может иметь необратимые и катастрофические результаты. Асимметричные войны могут вызывать проблемы и потери, но это не столь важно. -- Между США и Россией не будет никакой войны из-за Украины. У США нет интересов, которые могли бы оправдать эту войну. И Россия, и Америка - не в том состоянии в военном плане, чтобы вступить в этот конфликт. -- события на Украине заставят каждую из сторон переосмыслить свою военную стратегию и возможности, а будущие кризисы вполне могут привести к войне с применением обычных вооружений, и даже к ядерной войне. Украина напоминает нам, что конфликт равных возможен, и что стратегия и оборонная политика, основанная на иных посылках, далека от реальности. -- Самую большую опасность для американского морского владычества представляют флоты вражеских государств. Лучший способ одержать победу над вражеским флотом это не дать его построить. Лучший способ не дать его построить — это сохранить баланс сил в Евразии. Идеальный способ достижения этой цели заключается в поддержании напряженности в Евразии, чтобы страны тратили свои ресурсы на защиту от наземных угроз, а не на строительство флотов. А поскольку напряженность в Евразии существует изначально, США не нужно ничего делать в обоих случаях. Просто время от времени Америке надо оказывать военную или экономическую помощь одной из сторон, либо сразу обеим. А в остальных случаях давать советы. -- главная цель заключается в недопущении появления регионального гегемона, который будет полностью защищен с суши, обладая при этом достаточной экономической мощью, чтобы бросить США вызов на море. -- чтобы заставить работать унаследованную у британцев стратегию, Соединенным Штатам нужна эффективная и соответствующая ситуации структура альянсов. Стратегия баланса сил исходит из того, что существуют ключевые союзники, которые заинтересованы в альянсе с США против региональных врагов. Говоря об эффективной структуре, я имею в виду союзников, способных в значительной степени самих себя защитить. Союз с бессильным ничего не даст. Говоря о соответствующей ситуации структуре, я имею в виду союзников, которые в силу своего географического положения в состоянии противостоять особенно опасным гегемонам. -- если предположить, что Россия это опасный гегемон, то достойными союзниками следует считать те страны, которые находятся на российской периферии. -- смысл здесь в том, что НАТО, являвшаяся чрезвычайно ценной организацией в годы холодной войны, может не соответствовать новым условиям и не быть эффективным инструментом в новой конфронтации с русскими. -- такие страны как Южная Корея и Япония проявляют более непосредственный интерес к Китаю, нежели США. А Америка оказывает поддержку обеим странам в сдерживании Китая. -- главная проблема для Америки состоит в том, что все ее действия в Евразии осуществляются, если можно так выразиться, дистанционно. Чтобы развернуть там передовые в техническом плане силы, нужно очень много времени. У Америки должны быть серьезные факторы повышения боевой эффективности. Во многих случаях не США выбирают место для интервенции, а потенциальный противник создает такие обстоятельства, когда интервенция становится необходимой. -- Американская стратегия требует наличия таких сил, которые являются непреодолимыми и могут быть задействованы без особых задержек. Например, если бы Соединенные Штаты решили защитить восточную Украину от нападения русских, они бы не успели развернуть свои силы до наступления и захвата этих территорий русскими. -- В Евразии Соединенные Штаты столкнутся с войнами между равными и даже с системными конфликтами. Чем раньше США введут в действие решающие силы, тем меньше у них будут потери и издержки. Сегодняшняя стратегия войны с применением обычных средств мало чем отличается от стратегии Второй мировой войны: армия в обоих случаях очень сильно зависит от боевой техники и от топлива для заправки этой техники. Очень важно сократить сроки прибытия и развертывания на театре военных действий, важно сократить применяемые силы, и в то же время, существенно увеличить поражающее действие, мобильность и живучесть таких сил.  -- сложившееся мнение о том, что конфликтам равных пришел конец, и что сегодня непременной чертой войны являются действия небольших подразделений на Ближнем Востоке, мешает разработке и принятию на вооружение этой техники. Сегодня крайне важно переосмыслить американскую стратегию, исходя из постоянной возможности возникновения войн с применением обычных средств против врага, воюющего на своей территории. Важно понять, что истощение сил в ходе асимметричной войны невозможно остановить. 

27 марта 2014, 07:25

после Украины:от Эстонии до Азербайджана,от Панамы до Окинавы) погонят в шею обезумивших политиков

Статью Джорджа Фридмана на Стратфоре "Американская стратегия после Украины: от Эстонии до Азербайджана" перевели на русский. На инопрессе Она сразу стала популярной) И комментарии хороши, как хороши комментарии граждан к подобным англоязычным заметкам в других изданиях. Люди против безумной политики своих лидеров. Очень редко встречаю одобрительные комменты к ястребиным информационным наскокам на Россию Ну а смысл статьи на Стратфоре я перевел чуть раньше: Государственный департамент США развязал конфликт с Украиной и теперь должен чужими руками бороться с суровыми силами, возникшими в связи с его собственной политикой. Большая Европа больше не хочет вписываться в авантюры США, рассчитывающие контролировать весь мир (в котором Европа еще не достаточно разобщена, чтобы не вякать что-то поперёк). Требуется создать новый Альянс, максимально близкий к границе России -- желательно по линии Эстония-Азербайджан (и для сговорчивости желательно еще и Дагестан с Чечней дестабилизировать). В этом новом Альянсе США будут принимать решения, а другие особые мнения не будут иметь значения. Награждением за послушания будут западные инвестиции и много оружия. За это страны Нового Альянса могут называться первым барьером (обороны от России) и, вписавшись в какую-нибудь американскую авантюру, будут "растягивать" российские военные ресурсы и предотвращать возможность точечного возмездия России. К Новому Альянсу могут присоединиться все, независимо от цвета кожи, религии, государственного устройства и проч... тренироваться и получать ракеты, вертолеты, имеющиеся в изобилии в США, чтобы "сдерживать политику России в Европе". Поляки, румыны, азербайджанцы и, конечно, турки нуждаются в оружии и подготовке, и это окончательно заточить Россию в её котле, и нынешние её действиями стали бы последними в качестве великой державы.