Джозеф Стиглиц
Джозеф Стиглиц
Джозеф Юджин Стиглиц (Joseph Stiglitz; род. 9 февраля 1943 года, г. Гэри, штат Индиана) — американский экономист-неокейнсианец. Лауреат Нобелевской премии по экономике (2001, с Джорджем Акерлофом и Майклом Спенсом) «за анализ рынков с несимметричной информацией». Учился в Амхе ...

Джозеф Юджин Стиглиц (Joseph Stiglitz; род. 9 февраля 1943 года, г. Гэри, штат Индиана) — американский экономист-неокейнсианец. Лауреат Нобелевской премии по экономике (2001, с Джорджем Акерлофом и Майклом Спенсом) «за анализ рынков с несимметричной информацией». Учился в Амхерст-колледже и Массачусетском технологическом институте, где получил степень доктора. Профессор Колумбийского университета. Иностранный член РАН (22.05.2003), член научно-редакционного совета российского журнала «МИР: Модернизация. Инновации. Развитие».

Награждён медалью Дж. Б. Кларка (1979). Лауреат премии Ректенвальда (1998). Председатель Совета экономических консультантов при президенте США (1995—1997). Шеф-экономист Всемирного банка (1997—2000).

Джозеф Стиглиц известен как жёсткий критик неограниченного рынка, монетаризма и неоклассической экономической школы вообще, а также неолиберального понимания глобализации, политики МВФ в отношении развивающихся стран и либеральных реформ в России.

 

Биография

Родился в еврейской семье Шарлотты и Натаниеля Стиглица. С 1960 по 1963 учился в Амхерст-колледже, где был президентом студенческого самоуправления. Продолжил свою учёбу в Массачусетском технологическом институте. В 1965—1966 Стиглиц трудился над исследованиями в Чикагском университете под руководством Хирофуми Узава. В то время его исследования были посвящены проблемам экономического роста, инноваций и перераспределения доходов. Затем он вернулся в МТИ, где получил степень доктора наук в 1967. В дальнейшем Стиглиц преподавал в университетах Кембриджа, Йеля, Дьюка, Стэнфорда, Оксфорда и Уинстона и ныне является профессором Колумбийского университета, а также является соредактором журнала The Economists' Voice («Голос экономистов»).

Кроме своих значимых исследований в области микро- и макроэкономики, Стиглиц также напрямую играет важную роль в политической и общественной жизни. В 1992 он перебрался в Вашингтон, чтобы работать в администрации президента Клинтона. В 1993—1995 годах входил в состав Экономического совета при Президенте США Клинтоне. В 1995—1997 занимал должность председателя Совета экономических консультантов при президенте США. В 1997—2000 годах вице-президент и шеф-экономист Всемирного банка.

Я не настолько глуп, чтобы поверить, что рынок сам по себе решит все социальные проблемы. Неравенство, безработица, загрязнение окружающей среды непреодолимы без активного участия государства.

— Джозеф Стиглиц (2002)

С 2008 года является председателем международной Комиссии по основным показателям экономической деятельности и социального прогресса.

Жена — журналистка и редактор Аня Шиффрин (Anya Schiffrin, род. 1962), дочь издателя Шиффрин, Андре, внучка издателя Якова Савельевича Шифрина.

 

Модель Шапиро — Стиглица

 

Подробнее

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
15 января 2019, 17:30

Lipow on Stiglitz on Green New Deal, by David Henderson

My former colleague at the Naval Postgraduate School Jonathan Lipow posted something on Facebook that I think deserves wider readership. We don’t see eye to eye on everything and we don’t even see eye to eye on what’s in his Facebook post. But he says it well and makes some valid points. Here’s his FB post, slightly edited by me with his permission. It’s about Joseph Stiglitz‘s recent article “Yellow Vests to the Green New Deal,” January 7, 2019.   While Stiglitz is truly a great economist, his forays into the public square have been consistently embarrassing, and this is no exception. Three core problems: The actual proposal for the green new deal is ridiculous. It is simply not possible, even if we throw an infinite amount of money at it, to reduce CO2 emissions to zero in 12 years. Or even 50, though a serious policy could probably get us to 1/3 of current emissions (my guess) in that time frame. The actual evidence does not support such extreme cuts making sense. I had a long talk about this with my niece – who is doing a PhD in climate science at Columbia (where Stiglitz teaches), and she confirmed something I have touched on in previous posts on recent IPCC and U.S. reports on climate change, which engendered terrifying headlines. The actual science is not nearly as dire as what the reporting suggests. The press simply chooses not to bother to actually read the reports. Instead, the press reads the summaries, which are not consistent with the reports. And then it exaggerates what is in the summaries. Stiglitz’s claim that the “green new deal” will generate jobs earns him an “F” in any introductory econ class, including his own. The concept of “general equilibrium” – a concept that Stiglitz uses all the time in his own research – makes it clear that you don’t increase or decrease employment by choosing to purchase any particular set of goods and services, be it Stingray torpedoes, glider surfboards, or solar panels. The real question is whether we WANT solar panels. The answer to that is yes – we do want solar panels, but it has nothing to do with jobs. The actual consensus amongst policy people is: a modest carbon tax that will gradually be raised over time, along with investments on research into electricity storage, solar power, geothermal power, and nuclear power in order to bring the prices of these sources of power below the point that drives the “resource rent” (the value of the resource in the ground) to zero for coal and oil – something that looks increasingly possible in a 30-50 year time frame. Also, consider becoming a vegan or substituting chicken and turkey for beef and mutton. That is actually the cheapest way to reduce GHG emissions at both the national and the personal level. Full disclosure: I had a run-in with Stiglitz a decade ago. Michael Greenstone of MIT had put out a ridiculous but very influential paper claiming that the “surge” in Iraq that was taking place back then was a failure, and I wrote a paper for “The Economist’s Voice” that tore apart his analysis. Stiglitz was editor of the “Voice” (and a vocal critic of war in Iraq) and sat on my submission for two years. Of course, in the meantime, the surge proved successful (though not for the reasons that DOD thinks, which is why the attempt to repeat the surge in Afghanistan failed). And I got a letter from Stiglitz telling me that he was rejecting my “well reasoned paper” (his words) because it was no longer relevant. I wrote back to him something not entirely complimentary about the requirements of ethical conduct in our profession.   DRH comments:   The part I like best is Jonathan’s point #2. The press in general has done a very bad job of this.   Re the green new deal generating jobs, I agree with Jonathan’s general equilibrium point. To that I would add, though, another point that I talk about when I teach my Ten Pillars of Economic Wisdom: Creating jobs is not the same thing as creating wealth. Indeed, when someone brags that his policy proposal creates lots of jobs, he is bragging that his proposal is really expensive.   The solar panel point is not as clear as Jonathan suggests, but that has nothing to do with Stiglitz’s bad reasoning. The fact is that we don’t know whether solar panels are the way to go—only market prices will tell us that. (Jonathan would, I’m sure, add that the market prices have to embody the negative externality caused by carbon usage.) What we can know is that directly subsidizing solar panels or even indirectly subsidizing them by forcing utilities to pay homeowners retail prices for the electricity that solar panels generate is a bad idea.   I was against the surge in Iraq because I was against the Iraq war. Of course, that’s different from saying that the surge didn’t work.   (13 COMMENTS)

08 августа 2018, 13:09

США рискуют проиграть в торговой войне с Китаем

То, что начиналось как торговая стычка, когда президент США Дональд Трамп ввел пошлины на сталь и алюминий, сейчас быстро перерастает в полномасштабную торговую войну с Китаем. Если достигнутое между Европой и США перемирие сохранится, тогда […]

25 марта 2018, 16:39

Cтиглиц: Китай не может позволить себе слабость

Обмен торговыми ограничениями между США и Китаем не ограничится уже озвученными мерами, при этом Пекин начнет ужесточать ответные меры.  Об этом в интервью телеканалу Bloomberg заявил профессор Колумбийского университета Джозеф Стиглиц.

25 марта 2018, 15:15

Cтиглиц: Китай не может позволить себе слабость

Москва, 23 марта - "Вести.Экономика". Обмен торговыми ограничениями между США и Китаем не ограничится уже озвученными мерами, при этом Пекин начнет ужесточать ответные меры. 

24 марта 2018, 07:51

How economists use Twitter

When using Twitter, both economists and natural scientists communicate mostly with people outside their profession, but economists tweet less, mention fewer people and have fewer conversations with strangers than a comparable group of experts in the sciences. That is the central finding of research by Marina Della Giusta and colleagues, to be presented at the […] The post How economists use Twitter appeared first on Marginal REVOLUTION.

23 марта 2018, 22:50

Cтиглиц: Китай не может позволить себе слабость

Обмен торговыми ограничениями между США и Китаем не ограничится уже озвученными мерами, при этом Пекин начнет ужесточать ответные меры.

23 марта 2018, 22:50

Cтиглиц: Китай не может позволить себе слабость

Обмен торговыми ограничениями между США и Китаем не ограничится уже озвученными мерами, при этом Пекин начнет ужесточать ответные меры.

Выбор редакции
07 марта 2018, 10:00

Советник Клинтона о неравенстве в США

В своей второй иннаугурационной речи, чтобы ещё раз подчеркнуть верность Америки своей мечте о равных возможностях, президент Обама обратился к высокому слогу: «Мы верны нашему кредо: любая девочка, даже если она родилась в самой мрачной нищете, знает, что у неё такие же шансы на успех, как и у любого другого, потому что она американка, она […] Сообщение Советник Клинтона о неравенстве в США появились сначала на ВОПРОСИК.

12 февраля 2018, 12:14

Американская мечта мертва

Пессимизм, пессимизм, и всё больше пессимизма. Словно вся страна – на грани отчаяния. Может быть, Фил Грэхэм был прав, в конце-то концов. Может быть, мы – нация нытиков. Но я несколько сомневаюсь. Тому, что происходит на самом деле, можно подобрать одно слово – разочарование. Люди разочарованы правительством, работой, своими дрянной, стагнирующей зарплатой, падающими доходами, непонятно каком здравоохранением, разочарованы жизнью от зарплаты до зарплаты, жалкими пенсионными планами, достаточными разве что на то, чтобы кошек прокормить, разочарованы притворой и подлизой президентом, разочарованы тем фактом, что их дети не могут найти работу, и изворотливыми СМИ, которые продолжают трепаться об иллюзорной химере под названием Американская мечта. Какая мечта? Мечта о том, что Америка – земля «возможностей»? Скажите это выпускнику колледжа 23-х лет от роду, который застрял на доставке пиццы в попытке снизить шестидесятипятитысячедолларовый счёт по кредиту, взятому на получение диплома магистра-инженера. Увидите, как он верит в Мечту.

08 февраля 2018, 11:21

Полмиллиона человек получили помощь от Mondelez International в России

Год добровольца в России ознаменовался хорошим стартом. За январь 2018 года в рамках сотрудничества Mondelez International в России с Фондом продовольствия "Русь" было передано 19 413 коробок кондитерской продукции компании во Владимирскую, Новгородскую, Московскую, Нижегородскую, Рязанскую, Свердловскую и Тульскую области. Всего это около 70 тонн шоколада и печенья.Данная инициатива приобретает особую социальную значимость в свете того, что в 2016 году в России свыше 19 миллионов человек находились за чертой бедности[1].За пять лет партнерства с Фондом продовольстивя "Русь" помощь получили около 560 000 тыс. человек по всей России - это свыше 1 000 тонн продукции таких популярных брендов, как TUC, Alpen Gold, BelVita, Estrella, Milka, Oreo, Toblerone, бисквит "Медвежонок Барни", Picnic, Воздушный, печенье "Юбилейное", вафельный торт "Причуда". За прошедший год только в Москве и Московской области удалось поддержать около 48 000 человек из социально незащищенных категорий населения.В Фонд регулярно приходят письма и сообщения из социальных сетейх с благодарностью, которые служат доказательством того, что помощь, оказываемая Mondelez International действительно важна. В 2017 году было получено более 500 обращений от благополучателей. Так 25-летняя Мария Григайте делится своими эмоциями: "У меня трое детей: сын Андрей, сын Володя и маленькая дочь Элина (ей 1 год). Мы проживаем вчетвером в нашей квартире в поселке Хрустальный (Свердловская область). Когда мы оказались в трудной жизненной ситуации, мои дети переживали все тяготы вместе со мной. В организации социальной поддержки нам стали оказывать помощь, в частности различными "вкусняшками" типа шоколада "Альпен Гольд" и печенья "Юбилейное". Мои детки только и ждут, когда я приду домой и они будут копаться в пакетах, разбирая привезенное мамой сладкое "счастье".По словам Юрия Головатчика, директора по корпоративным вопросам и отношениям с государственными органами компании Mondelez International в Восточной Европе: "Одним из приоритетных направлений социальной работы компании Mondelez International в России является обеспечение социально незащищенных слоев населения продуктами питания. В центре нашего внимания - конкретный человек, оказавшийся в трудной жизненной ситуации, с его нуждами и потребностями. Мы верим, что в XXI веке люди не должны голодать! Поэтому, реализуя программы в рамках этого направления, мы стараемся способствовать достижению таких глобальных целей устойчивого развития, как снижение уровня неравенства, борьба с бедностью и ликвидация голода".Такое сотрудничество соответствует одному из ключевых стратегических направлений деятельности компании Mondelez International - содействию благополучию местных сообществ, а также главной миссии компании - дарить вкусные моменты радости как можно большему числу людей. Своей ключевой задачей Mondelez International считает максимально эффективное использование выделяемых на благотворительные цели продуктов питания для поддержки нуждающихся при сохранении широкой географии предоставления помощи.[1] Федеральная служба государственной статистики, "Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума и дефицит денежного дохода" (Обновлено 20.12.2017) из жизни Thu, 08 Feb 2018 15:34:38 +0700 Вероника Палажай 539444 Стиглиц: Давос - демонстрация непонимания проблем http://news2.ru/story/539443/ Мир полон проблем, которые крайне трудно решить. Быстро растет неравенство, причем особенно в развитых странах.Цифровая революция, несмотря на весь свой потенциал, создает серьезные угрозы конфиденциальности личной жизни, безопасности, рабочим местам и демократии; эти проблемы усугубляются ростом монополистической силы нескольких интернет-гигантов США и Китая, в том числе компаний Facebook и Google. Изменение климата превратилось в экзистенциальную угрозу для всей мировой экономики в том виде, в котором мы ее знаем.Однако, как пишет лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц в своей статье на Project Syndicate, более пугающими, чем все эти проблемы, являются попытки их решения."Я принимаю участие в ежегодных конференциях Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе, где так называемая глобальная элита собирается для обсуждения мировых проблем, с 1995 г. И никогда я не уезжал оттуда в более мрачном настроении, чем в этом году.Да, конечно, в Давосе большинство руководителей компаний, приехавшие из разных стран, начинали свои выступления с рассуждений о важности принципов. Их работа, как они утверждают, нацелена не только на максимальный рост прибыли для акционеров, но и на создание лучшего будущего для сотрудников, для жителей регионов, в которых они работают, а также для мира в целом. Они даже могут лицемерно вспомнить о рисках, создаваемых изменением климата и неравенством.Но к концу этих выступлений любые сохранявшиеся иллюзии по поводу принципов, которые мотивируют работу глав компаний, собравшихся в этом году в Давосе, полностью испарялись. Похоже, что больше всего все эти генеральные директора и президенты озабочены популистской атакой на ту форму глобализации, которую они создали (и которая принесла им огромные выгоды).Стоит ли удивляться, что вся эта экономическая элита очень плохо осознает степень разочарования в данной системе значительной части населения стран Европы и США. Из-за этой системы реальные доходы большинства домохозяйств стагнируют, а доля труда в доходах существенно снизилась. Продолжительность жизни в США падает уже второй год подряд, а среди тех, у кого есть только среднее образование, этот спад продолжает намного дольше.Ни один из руководителей американских компаний, чьи выступления я слышал лично (или о которых мне рассказали), не упомянул нетерпимость, женоненавистничество или расизм президента США Дональда Трампа, присутствовавшего на этом мероприятии. Никто не сказал о бесконечном потоке невежественных заявлений, откровенной лжи и капризных действиях, которые подрывают позиции президента США в мире, а значит, и самих США. Никто не упомянул об отказе от систем, помогающих установить истину, а также от самой истины.Более того, никто из корпоративных титанов Америки не сказал о сокращении финансирования науки этой администрацией; науки, которая так важна для укрепления конкурентных преимуществ США и для поддержки роста качества жизни в Америке. Никто не упомянул о негативном отношении администрации Трампа к международным институтам, о ее атаках на СМИ и судебную систему в США, что фактически равнозначно атаке на систему сдержек и противовесов, лежащую в основе американской демократии.Нет, в Давосе главы корпораций облизывали губы от счастья по поводу налогового закона, который недавно продавил Трамп вместе с республиканцами в конгрессе. Этот закон принесет сотни миллиардов долларов крупным корпорациям, а также богачам, которые ими владеют и управляют, то есть таким же людям, как и сам Трамп. Их не беспокоит тот факт, что данный закон, полностью вступив в силу, вызовет рост налогов для большинства представителей среднего класса - той самой группы населения, размер богатства которой снижается уже примерно 30 лет.Но даже в своем исключительно материалистическом мире, где рост важнее всего остального, они зря радуются налоговому закону Трампа. Дело в том, что он снижает налоги на спекуляцию недвижимостью, а подобная деятельность нигде не приводила к устойчивому процветанию, зато везде она способствовала росту неравенства.Кроме того, данный закон вводит налог на университеты, подобные Гарварду и Принстону, которые являются источником множества важных идей и инноваций. Он также приведет к снижению госрасходов на местном уровне в некоторых регионах страны, которые процветали именно благодаря тому, что инвестировали в образование и инфраструктуру. Администрация Трампа совершенно явно намерена проигнорировать всем очевидный факт: для успеха в XXI веке необходимо увеличивать инвестиции в образование.Корпоративные лидеры в Давосе полагают, что снижение налогов на богачей и принадлежащие им корпорации, наряду с дерегулированием, - это решение для проблем любой страны. Они утверждают, будто экономика протекания доходов сверху вниз (trickle-down economics) в конечном итоге принесет выгоду всему населению. А добрые сердца президентов корпораций - это все, что нужно для обеспечения защиты окружающей среды, даже без соответствующего регулирования.Но уроки истории абсолютно ясны. Идея протекания доходов сверху вниз не работает. А одна из главных причин, почему наша природа сейчас оказалась в столь опасном положении, как раз в том, что корпорации, действуя самостоятельно, не выполняют свои социальные обязательства. Без эффективного регулирования и реальных платежей за загрязнение природы у нас не будет никаких причин надеяться на то, что эти корпорации начнут вести себя иначе, чем сейчас.Главы компаний в Давосе пребывали в эйфории по поводу возобновления роста экономики, прибылей и собственных зарплат. Экономисты напоминали им, что этот рост неустойчив и не инклюзивен. Но такие аргументы мало влияют на мир, где царит материализм.Итак, забудьте банальные рассуждения о ценностях и принципах в первых абзацах речей руководителей компаний. Возможно, им не хватает искренности персонажа Майкла Дугласа в фильме 1987 года „Уолл-стрит", но суть их выступлений не изменилась: „Алчность - это хорошо". И я впадаю в депрессию из-за того, что эту явно ошибочную идею так много людей во власти считают верной".(http://www.vestifinance.r...)

08 февраля 2018, 11:21

Стиглиц: Давос - демонстрация непонимания проблем

Мир полон проблем, которые крайне трудно решить. Быстро растет неравенство, причем особенно в развитых странах.Цифровая революция, несмотря на весь свой потенциал, создает серьезные угрозы конфиденциальности личной жизни, безопасности, рабочим местам и демократии; эти проблемы усугубляются ростом монополистической силы нескольких интернет-гигантов США и Китая, в том числе компаний Facebook и Google. Изменение климата превратилось в экзистенциальную угрозу для всей мировой экономики в том виде, в котором мы ее знаем.Однако, как пишет лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц в своей статье на Project Syndicate, более пугающими, чем все эти проблемы, являются попытки их решения."Я принимаю участие в ежегодных конференциях Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе, где так называемая глобальная элита собирается для обсуждения мировых проблем, с 1995 г. И никогда я не уезжал оттуда в более мрачном настроении, чем в этом году.Да, конечно, в Давосе большинство руководителей компаний, приехавшие из разных стран, начинали свои выступления с рассуждений о важности принципов. Их работа, как они утверждают, нацелена не только на максимальный рост прибыли для акционеров, но и на создание лучшего будущего для сотрудников, для жителей регионов, в которых они работают, а также для мира в целом. Они даже могут лицемерно вспомнить о рисках, создаваемых изменением климата и неравенством.Но к концу этих выступлений любые сохранявшиеся иллюзии по поводу принципов, которые мотивируют работу глав компаний, собравшихся в этом году в Давосе, полностью испарялись. Похоже, что больше всего все эти генеральные директора и президенты озабочены популистской атакой на ту форму глобализации, которую они создали (и которая принесла им огромные выгоды).Стоит ли удивляться, что вся эта экономическая элита очень плохо осознает степень разочарования в данной системе значительной части населения стран Европы и США. Из-за этой системы реальные доходы большинства домохозяйств стагнируют, а доля труда в доходах существенно снизилась. Продолжительность жизни в США падает уже второй год подряд, а среди тех, у кого есть только среднее образование, этот спад продолжает намного дольше.Ни один из руководителей американских компаний, чьи выступления я слышал лично (или о которых мне рассказали), не упомянул нетерпимость, женоненавистничество или расизм президента США Дональда Трампа, присутствовавшего на этом мероприятии. Никто не сказал о бесконечном потоке невежественных заявлений, откровенной лжи и капризных действиях, которые подрывают позиции президента США в мире, а значит, и самих США. Никто не упомянул об отказе от систем, помогающих установить истину, а также от самой истины.Более того, никто из корпоративных титанов Америки не сказал о сокращении финансирования науки этой администрацией; науки, которая так важна для укрепления конкурентных преимуществ США и для поддержки роста качества жизни в Америке. Никто не упомянул о негативном отношении администрации Трампа к международным институтам, о ее атаках на СМИ и судебную систему в США, что фактически равнозначно атаке на систему сдержек и противовесов, лежащую в основе американской демократии.Нет, в Давосе главы корпораций облизывали губы от счастья по поводу налогового закона, который недавно продавил Трамп вместе с республиканцами в конгрессе. Этот закон принесет сотни миллиардов долларов крупным корпорациям, а также богачам, которые ими владеют и управляют, то есть таким же людям, как и сам Трамп. Их не беспокоит тот факт, что данный закон, полностью вступив в силу, вызовет рост налогов для большинства представителей среднего класса - той самой группы населения, размер богатства которой снижается уже примерно 30 лет.Но даже в своем исключительно материалистическом мире, где рост важнее всего остального, они зря радуются налоговому закону Трампа. Дело в том, что он снижает налоги на спекуляцию недвижимостью, а подобная деятельность нигде не приводила к устойчивому процветанию, зато везде она способствовала росту неравенства.Кроме того, данный закон вводит налог на университеты, подобные Гарварду и Принстону, которые являются источником множества важных идей и инноваций. Он также приведет к снижению госрасходов на местном уровне в некоторых регионах страны, которые процветали именно благодаря тому, что инвестировали в образование и инфраструктуру. Администрация Трампа совершенно явно намерена проигнорировать всем очевидный факт: для успеха в XXI веке необходимо увеличивать инвестиции в образование.Корпоративные лидеры в Давосе полагают, что снижение налогов на богачей и принадлежащие им корпорации, наряду с дерегулированием, - это решение для проблем любой страны. Они утверждают, будто экономика протекания доходов сверху вниз (trickle-down economics) в конечном итоге принесет выгоду всему населению. А добрые сердца президентов корпораций - это все, что нужно для обеспечения защиты окружающей среды, даже без соответствующего регулирования.Но уроки истории абсолютно ясны. Идея протекания доходов сверху вниз не работает. А одна из главных причин, почему наша природа сейчас оказалась в столь опасном положении, как раз в том, что корпорации, действуя самостоятельно, не выполняют свои социальные обязательства. Без эффективного регулирования и реальных платежей за загрязнение природы у нас не будет никаких причин надеяться на то, что эти корпорации начнут вести себя иначе, чем сейчас.Главы компаний в Давосе пребывали в эйфории по поводу возобновления роста экономики, прибылей и собственных зарплат. Экономисты напоминали им, что этот рост неустойчив и не инклюзивен. Но такие аргументы мало влияют на мир, где царит материализм.Итак, забудьте банальные рассуждения о ценностях и принципах в первых абзацах речей руководителей компаний. Возможно, им не хватает искренности персонажа Майкла Дугласа в фильме 1987 года „Уолл-стрит", но суть их выступлений не изменилась: „Алчность - это хорошо". И я впадаю в депрессию из-за того, что эту явно ошибочную идею так много людей во власти считают верной".(http://www.vestifinance.r...)

Выбор редакции
08 февраля 2018, 10:29

Давос - демонстрация непонимания проблем ( Джозеф Стиглиц )

Мир полон проблем, которые крайне трудно решить. Быстро растет неравенство, причем особенно в развитых странах. Цифровая революция, несмотря на весь свой потенциал, создает серьезные угрозы конфиденциальности личной жизни, безопасности, рабочим местам и демократии; эти проблемы усугубляются ростом монополистической силы нескольких интернет-гигантов США и Китая, в том числе компаний Facebook и Google. Изменение климата превратилось в экзистенциальную угрозу для всей мировой экономики в том виде, ......

07 февраля 2018, 23:38

Стиглиц: Давос - демонстрация непонимания проблем

Мир полон проблем, которые крайне трудно решить. Быстро растет неравенство, причем особенно в развитых странах.

07 февраля 2018, 23:38

Стиглиц: Давос - демонстрация непонимания проблем

Мир полон проблем, который крайне трудно решить. Быстро растёт неравенство, причем особенно в развитых странах.

28 января 2018, 20:00

Cryptos Bounce Back After Biggest Cyber-Heist In History

Following the biggest cybertheft in history - $534 million from Japan's Coincheck - cryptocurrencies are soaring back higher after the exchange confirmed that it will issue full refunds to all of the 260,000 of its users who have become victims of the Friday NEM hack. As a reminder, the Coincheck exchange  was hacked Friday, Jan. 26, resulting in a massive loss of 523 mln NEM coins, worth approximately $534 mln at that time. During a press release following the hack it has been revealed by the exchange’s representatives that the funds were stored on a single-signature hot wallet, constituting a relatively low-security environment. But now, as CoinTelegraph reports, the company has now confirmed its intention to refund the stolen money to the affected users. According to the announcement, the refunds will be done using the exchange’s own capital. The company is still considering the exact timing and methodology for the process. However, it has already announced that the compensation for each NEM coin will be JPY 88.549, which is the weighted average exchange rate during the period from when the trading was halted to the release of the latest announcement. Coincheck indicated that they are referencing the XEM/JPY exchange rate at Zaif, another Japanese exchange which has the most trading volume for XEM globally. Furthermore, Coincheck has again confirmed their intention to stay in business, as opposed to declaring bankruptcy, saying: ”Along with our ongoing efforts to file applications to be registered as a Cryptocurrency Exchange Service Provider with Financial Services Agency, we will continue business." NEM soared back to recent highs after the headlines hit...   The crypto community has shown support for Coincheck after this action and the development team behind NEM has announced that it is working on an automated system that will track the stolen coins and tag all addresses that receive the “tainted” money. This will allow any cryptocurrency exchange to blacklist the hackers’ accounts, preventing them from ever cashing out their illegally obtained fortune. The positive sentiment in NEM and the Japanese markets has sparked a rally in the broader crypto markets with Ethereum leading the bounce... ]   Additionally, this rebound follows a week-long attack from the great-and-good elites in Davos. As CoinTelegraph reports, Full Tilt Capital Partner Anthony Pompliano was scathing in his analysis of the prevailing sentiment floating around in Davos towards Bitcoin. The former Facebook product and growth manager suggested that statements made by economist Joseph Stiglitz that Bitcoin was still used for shady purposes actually has the opposite effect of driving people away from cryptocurrency adoption. Joseph Stiglitz, well-known economist, is bragging to the Davos crowd that Bitcoin is used for "secret use cases" & that fiat currency is superior. My theory is that this type of fear-mongering actually drives more adoption of Bitcoin & cryptocurrencies.https://t.co/zhy5hB486Y — Pomp 🌪 (@APompliano) January 24, 2018 Max Keiser, host of the Keiser Report on RT, also touched on the wave of negativity around Bitcoin in Davos, but said it was too late for big financial industry players to try to stop what he described as a ‘revolution.’ Those at Davos threatened by #Bitcoin maybe could have thwarted the revolution 5 yrs ago. But now it’s too late. Go home guys, your time is over. https://t.co/SMoDw8DSxu — Max Keiser (@maxkeiser) January 24, 2018 Renowned American investor Bill Gross suggested that the rise of Bitcoin and cryptocurrency has signaled a move away from centralized institutions governing and controlling money. People seem to be putting their trust in technology over government-run establishments. Bitcoin’s rise may reflect, for better or worse, a monumental transfer of social trust: away from human institutions backed by government and to systems reliant on well-tested computer code.. #WEF18 https://t.co/6hWKq6Lo6U #Davos pic.twitter.com/Ltuh6owdzm — Bill Gross (@Bill_Gross) January 23, 2018 Twitter users CryptoWilson highlighted more negative sentiment towards cryptocurrency, sharing a video of French President Emmanuel Macron speaking in favor of regulatory crackdowns by the International Monetary Fund on cryptocurrency. Macron 'triggered by Bitcoin' at Davos: "I am in favor of the IMF having full competence over the whole areas that escape regulation: bitcoin, cryptocurrencies, shadow banking [...] which can trigger crises." https://t.co/XZ1Vyj0tB4 — Wilson Trodler (@cryptowilson) January 25, 2018

25 января 2018, 22:39

Тариф США на солнечные панели - это "разрушитель рабочих мест", говорит Джозеф Стиглиц

Решение США ввести тарифы на импортируемые солнечные батареи - это "снижение рабочих мест", заявил лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц. Стиглиц, выступавший на заседании Всемирного экономического форума в Давосе, Швейцария, раскритиковал решение президента США Дональда Трампа как контрпродуктивное. "В сфере возобновляемых источников энергии уже больше рабочих мест, чем в угольной промышленности, поэтому, когда Трамп вводит тарифный барьер на солнечные панели .. он не только затрудняет для Америки выполнение наших климатических обязательств, но, фактически, он разрушает рабочие места, так как реальные секторы будущего находятся в сфере возобновляемой энергии, например установка солнечных панелей", - сказал Стиглиц. В объявлении в понедельник торговый представитель США Роберт Лайтхазер заявил, что Трамп одобрил рекомендации по введению "защитных тарифов" на импортированные солнечные элементы и модули, а также импортные крупные стиральные машины для жилья. Тариф на солнечные батареи и модули продлиться четыре года. В первом году он составит 30 процентов, а затем будет уменьшаться на 5 процентов каждый год, достигнув 15 процентов в четвертом году. По данным Ассоциации солнечной энергетики, данное решение приведет к потере примерно 23 000 американских рабочих мест в этом году, в том числе многих в сфере обрабатывающей промышленности. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

25 января 2018, 17:46

Проблема "Райских бумаг" кроется в глобальной финансовой системе - нобелевский лауреат

По словам Стиглица, международную финансовую систему нужно изменить ради борьбы с офшорами.

Выбор редакции
23 января 2018, 17:51

В Давосе озадачились экономическим неравенством

Причина, по которой главной темой Давосского форума стал вопрос о социальных последствиях экономического развития, заключена в том, что среднесрочные перспективы развития экономики, по мнению многих, находятся под угрозой, считает эксперт РИСИ Вячеслав ХОЛОДКОВ. Подобные отрицательные тренды, по мнению экономиста,  связаны с «негативными социальными последствиями нынешней модели экономического развития – так называемой неолиберальной модели. Основными ее […]

16 июня 2017, 12:45

Борьба идеологий

Сейчас все говорят о кризисе современной цивилизации, смерти капитализма и т.д. Идёт активный поиск новых идеологических концепций, которые дали бы людям надежду и показали направление развития.В известной нам форме идеология появилась в конце 18 – начале 19 века в ходе революции во Франции. До этого идеологические концепции тоже имели место, но они опирались на религию и представляли собой религиозные расколы. Две первые идеологии – это либерализм и консерватизм. Либерализм превозносил прогресс и говорил о необходимости преобразований в интересах буржуазии. В свою очередь консерватизм, говорил о том, что старые формы возникли не на пустом месте. Они отражают потребность человека в стабильности, преемственности и почитании традиций. Эта идеология главным образом выступала в качестве выражения интересов собственников земли.В середине 19 века возникло третье идеологическое течение – марксизм. Он опирался на интересы промышленных рабочих и требовал полной отмены эксплуатации человека – человеком. Произойти это должно было после того как промышленный пролетариат захватил бы политическую власть и отобрал у буржуазии все заводы и фабрики.Консерватизм, либерализм и марксизм четко различаются по своему отношению к изменениям. Консерватизм выступает против изменений, либерализм требует постепенных, эволюционных изменений, марксизм настаивает на революционных преобразованиях. Таким образом, консерватизм отражает интересы действующей элиты. Либерализм является идеологией людей, которые смогли добиться улучшения своего экономического положения, но хотят получить и политическую власть, чтобы стать элитой и передать власть и богатство своим детям. Марксизм выступает в качестве идеологии бедняков, которые могут рассчитывать на улучшение своего положения, только в результате революционных преобразований.Консерватизм ставит во главе угла – коллективизм, говоря об интересах нации и государства. Марксизм тоже выступает за коллективизм, но он говорит об интересах класса трудящихся – промышленных рабочих. Либерализм опирается на индивидуализм и много говорит о честной конкуренции и о правах человека. Всё это легко объяснить. Действующая консервативная элита прекрасно осознаёт свой коллективный интерес и опирается на группы зависимых людей. Либералы только стремятся войти в элиту, опираясь на свои личные способности, поэтому они заинтересованы в честной конкуренции при занятии важных должностей. Бедные люди, не имеющие выдающихся способностей, могут добиться улучшения своего положения, только действуя сообща.Интересно отношение этих идеологий к государственной власти. Консерватизм говорит, что власть принадлежит элите по праву традиции и передаётся по наследству. Часто здесь фигурирует ссылки на божественную волю, одобряющую именно такое положение вещей. Либерализм говорит о том, что власть принадлежит тем людям, которые лучше других способны организовывать совместную деятельность людей для достижения всеобщего блага. Здесь делается упор на организаторские способности и профессионализм. Марксизм говорит о том, что государство это аппарат угнетения низших классов – высшими. Здесь главный упор делается на подавление и репрессии. Выход для низших классов – революция.В 20 веке происходило смешение этих идеологических концепций. Ключевым моментом был уровень развития капитализма в той или иной стране. Если страна принадлежала к лидерам капиталистической системы, то в них марксизм постепенно отказывался от революционности в пользу реформ и сближался с либерализмом. Социал-демократия была уверена, что трудящиеся могут добиться улучшения своего положения за счет делегирования своих представителей в парламент, а затем и в правительство. В странах периферии капиталистической системы национальная буржуазия была слаба и сильно зависела от иностранного капитала. В результате развитие капитализма в таких странах приводило к резкому ухудшению положения трудящихся, так как значительная часть доходов предприятий уходила за рубеж. Именно поэтому в ряде стран периферийного капитализма победили революции под знаменем марксизма – ленинизма, маоизма и т.д. Здесь происходило масштабное огосударствление собственности для того, чтобы противостоять давлению богатых и могущественных стран Запада. Однако страны, в которых правили коммунистические партии, не смогли обогнать ведущие капиталистические страны по уровню производительности труда. Это означало, что их проигрыш Западу был неизбежен.Сегодняшняя Россия не представляет никакой альтернативы странам Запада. Мы вернулись к тому же самому периферийному капитализму, поставляя на мировой рынок преимущественно сырьевые товары. В результате возникает логичный вопрос: почему же иностранные корпорации не господствуют в нашей экономике? Не случайно многие представители нашей элиты, которые называют себя либералами, выступают за тотальную продажу госсобственности иностранцам. Российские консерваторы, многие из которых вышли из системы КГБ, прекрасно понимают, что иностранцы будут использовать их в лучшем случае в качестве охранников собственности от недовольного большинства населения, да и то далеко не всех. Именно поэтому наши консерваторы пытаются обосновать своё право на власть и собственность. И тут они неизбежно вспоминают о религии. В результате мы видим смычку православного духовенства и власти. Именно поэтому власти приходится делиться с церковью собственностью и привилегиями. Очень показательна история с Исаакиевским собором.Развитие транспорта и информационных технологий сделали мир глобальным. Люди могут узнать о том, что происходит в других уголках планеты. Постепенно к большинству людей приходит осознание того, что нынешняя капиталистическая система находится в глобальном кризисе и не предлагает привлекательных путей развития для большинства человечества. Глобальная элита озабочена сохранением своего господства и стремится к ещё большему усилению своих позиций за счёт абсолютного большинства населения планеты. В качестве противовеса этой тенденции растёт популярность требований глобальной справедливости. Причем не только в бедных, но и в богатых странах.Американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц в своей книге «Цена неравенства» предупреждает элиту США о том, что если не будут проведены реформы, направленные на снижение уровня неравенства, то представители элиты сильно пожалеют об этом. Ведь большинство населения, которое окончательно лишится надежд на лучшее будущее, неизбежно объявит войну элите.Вот несколько предложений Стиглица (даю простое перечисление без детальной расшифровки, которую можно найти в книге):Обуздать финансовый сектор.Более строгая и эффективная реализация законов о конкуренции.Улучшение корпоративного управления – особенно сокращение власти топ-менеджмента по выделению большого количества корпоративных ресурсов на собственные нужды.Многоуровневая реформа закона о банкротстве.Положить конец государственным раздачам – будь они расположены в государственных активах или закупках.Положить конец искусственному корпоративному благосостоянию – включая скрытые субсидии.Правовая реформа – демократизация доступа к правосудию и уменьшение гонки вооружений.Более прогрессивный подоходный налог и корпоративная налоговая система с меньшим количеством лазеек.Эффективное применение системы налогообложения наследуемого имущества, чтобы не позволить возникнуть новой олигархии.Улучшение доступа к образованию.Государственное стимулирование обычных людей накапливать деньги.Здравоохранение для всех.Усиление программ социальной помощи.

14 апреля 2016, 23:21

Стиглиц: что не так с отрицательными ставками?

За лауреатом Нобелевской премии Джозефом Стиглицем уже давно закрепилось амплуа скептика, который ни при каких условиях не согласится с тем, что мировая экономика стала восстанавливаться после кризиса 2008 года.

08 февраля 2016, 17:29

Что тормозит мировую экономику?

НЬЮ-ЙОРК – В 2015 году, семь лет спустя после глобального финансового кризиса, разразившегося в 2008-м, мировая экономика продолжала балансировать на грани. По данным доклада ООН «Мировая экономическая ситуация и перспективы 2016 года», средние темпы роста экономики в развитых странах после кризиса …

05 октября 2015, 16:20

США удалось достичь крупнейшего торгового соглашения за 20 лет

Представители США и 11 государств Тихоокеанского пояса достигли соглашения по договору о Транстихоокеанском партнерстве. Как отмечает Bloomberg, эта договоренность является крупнейшей для США за последние 20 лет

15 мая 2015, 18:05

Стиглиц: Обама продвигает захват мира корпорациями

По мнению известного американского экономиста Джозефа Стиглица, договоры о свободной торговле со странами Европы и Азией, которые пытается продвигать администрация Барака Обамы, ставят частные корпорации выше государственного регулирования.

22 августа 2014, 02:12

Стиглиц: Аргентина стала жертвой фонда-стервятника

Курс валюты национальной валюты Аргентины продолжает стремительно обесцениваться. Курс песо по отношению к доллару США снизился на 3,2% до рекордно низкого уровня 14 песо за доллар.

08 октября 2012, 18:31

Стиглиц: эффект на экономику от действий ЕЦБ и ФРС

Центральные банки по обе стороны Атлантики в сентябре приняли чрезвычайные меры кредитно-денежной политики: долгожданное QE3 со стороны Федеральной резервной системы США и заявление Европейского центрального банка о том, что он будет скупать неограниченные объемы облигаций проблемных членов еврозоны. Рынки ответили эйфорией, и цены на акции в США достигли максимума после рецессии, пишет на Project Syndicate нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц. ФРС и ЕЦБ сообщили три послания, которые должны были предоставить передышку рынкам Некоторые, особенно с политическим правым уклоном, опасались, что недавние меры денежно-кредитной политики подстегнут инфляцию в будущем и поспособствуют необузданным государственным расходам.В действительности, как опасения критиков, так и эйфория оптимистов, являются необоснованными. Сегодня, с такими большими неиспользуемыми на полную мощность производственными мощностями и столь мрачными ближайшими экономическими перспективами, риски серьезной инфляции минимальны.Тем не менее действия ФРС и ЕЦБ сообщили три послания, которые должны были предоставить передышку рынкам. Во-первых, они говорили, что предыдущие действия не сработали, более того, что крупнейшие центральные банки несут большую часть вины за кризис. Но их способности по исправлению этих ошибок ограничены.Во-вторых, заявление ФРС о том, что она будет держать процентные ставки на чрезвычайно низком уровне до середины 2015 г., подразумевает, что она не ожидает восстановления в ближайшее время. Это должно стать предупреждением для Европы, чья экономика сейчас гораздо слабее, чем американская.Наконец, ФРС и ЕЦБ сообщили, что рынки быстро не восстановят полную занятость самостоятельно. Нужен стимул. Он должен стать ответом тем в Европе и Америке, кто призывают к прямо противоположному ‑ дальнейшей жесткой экономии.Но стимул, который нужен ‑ по обе стороны Атлантики, ‑ это финансовый стимул. Денежно-кредитная политика оказалась неэффективной, и большая ее часть вряд ли сможет вернуть экономику к устойчивому росту.В традиционных экономических моделях повышенная ликвидность приводит к увеличению кредитования, в основном инвесторов, а иногда и потребителей, тем самым увеличивая спрос и занятость. Но рассмотрим случай Испании, где так много денег наводнило банковскую систему и продолжает наводнять, по мере того как Европа говорит о реализации общей банковской системы. Просто добавляя ликвидность и продолжая нынешнюю политику жесткой экономии, нельзя возродить испанскую экономику.Также в США мелкие банки, которые в основном финансируют малые и средние предприятия, были проигнорированы. Федеральное правительство – во времена как президента Джорджа Буша, так и Барака Обамы – выделило сотни миллиардов долларов, чтобы поддержать мегабанки, позволяя при этом сотням таким критически важным, менее крупным кредиторам обанкротиться.Но кредитование бы не работало, даже если бы банки были здоровы. В конце концов, малые предприятия полагаются на залоговые кредиты, а стоимость недвижимости ‑ основная форма залога – все еще на треть ниже докризисного уровня. Кроме того, учитывая величину избыточных активов в сфере недвижимости, снижение процентных ставок не сильно поможет восстановлению цен на недвижимость, тем более раздутию еще одного потребительского пузыря.Конечно, не стоит исключать маргинальный эффект: небольшие изменения в долгосрочных процентных ставках от QE3 могут привести к небольшому росту инвестиций; некоторые богатые воспользуются временно высокими ценами на акции, чтобы потреблять больше; и некоторые домовладельцы смогут рефинансировать свои ипотечные кредиты, а меньшие выплаты также позволят им повысить свой уровень потребления.Но большинство богатых знают, что временные меры приводят лишь к мимолетным всплескам цен на акции, чего вряд ли достаточно, чтобы поддержать неудержимое потребление. Кроме того, доклады свидетельствуют о том, что лишь немногие из преимуществ снижения долгосрочных процентных ставок просачиваются до домовладельцев; основными бенефициарами, по-видимому, являются банки. Многие, кто хотят рефинансировать свои ипотечные кредиты, по-прежнему не могут этого сделать, поскольку они "находятся под водой" (имея долг по своей ипотеке выше, чем стоит залоговое имущество).В других обстоятельствах США могли бы выиграть от ослабления обменного курса, что следует из более низких процентных ставок. Это своего рода конкурентная девальвация "разори своего соседа", что произойдет за счет торговых партнеров Америки. Но, учитывая более низкие процентные ставки в Европе и глобальное замедление экономического роста, прибыль, вероятно, будет малой даже здесь.Некоторые беспокоятся, что свежая ликвидность приведет к худшим результатам, например сырьевому буму, который будет действовать наподобие налога на американских и европейских потребителей. Пожилые люди, которые были разумными и держали свои деньги в государственных облигациях, получат более низкие доходы, что приведет к дальнейшему сокращению их потребления. И низкие процентные ставки будут стимулировать фирмы, которые действительно делают инвестиции, приобретать в качестве основного капитала машины высокой степени автоматизации, обеспечивая, тем самым то, что, когда придет восстановление, оно будет относительно безработным. Короче говоря, выгода, в лучшем случае, небольшая.В Европе у денежной интервенции больший потенциал для помощи, но с таким же риском усугубить положение. Чтобы развеять беспокойство по поводу расточительности правительств, ЕЦБ встроил условия в свою программу скупки облигаций. Но если условия действуют как меры жесткой экономии ‑ введенные без значительных сопутствующих мер роста, ‑ они будут больше похожи на кровопускание: пациент должен рисковать жизнью, прежде чем получить подлинное лекарство. Из страха потерять экономический суверенитет правительства будут неохотно обращаться за помощью к ЕЦБ, и только когда они будут обращаться, будет какой-нибудь реальный эффект.Для Европы есть и дополнительный риск: если ЕЦБ слишком много внимания будет уделять инфляции, в то время как ФРС пытается стимулировать экономику США, разницы в процентных ставках приведут к более сильному евро (по крайней мере относительно того, каким бы он был в противном случае), подрывая конкурентоспособность Европы и перспективы ее роста.Для Европы и Америки опасность состоит теперь в том, что политики и рынки считают, что денежно-кредитная политика может оживить экономику. К сожалению, ее основное воздействие в этой ситуации состоит в отвлечении внимания от мер, которые бы по-настоящему стимулировали экономический рост, в том числе экспансионистской налогово-бюджетной политики и реформ финансового сектора, которые увеличивают кредитование.Нынешний спад, который продолжается уже половину десятилетия, не закончится в ближайшее время. Это то, о чем в двух словах говорят ФРС и ЕЦБ. Чем скорее наши лидеры признают это, тем лучше.

08 октября 2012, 18:31

Стиглиц: эффект на экономику от действий ЕЦБ и ФРС

Центральные банки по обе стороны Атлантики в сентябре приняли чрезвычайные меры кредитно-денежной политики: долгожданное QE3 со стороны Федеральной резервной системы США и заявление Европейского центрального банка о том, что он будет скупать неограниченные объемы облигаций проблемных членов еврозоны. Рынки ответили эйфорией, и цены на акции в США достигли максимума после рецессии, пишет на Project Syndicate нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц. ФРС и ЕЦБ сообщили три послания, которые должны были предоставить передышку рынкам Некоторые, особенно с политическим правым уклоном, опасались, что недавние меры денежно-кредитной политики подстегнут инфляцию в будущем и поспособствуют необузданным государственным расходам.В действительности, как опасения критиков, так и эйфория оптимистов, являются необоснованными. Сегодня, с такими большими неиспользуемыми на полную мощность производственными мощностями и столь мрачными ближайшими экономическими перспективами, риски серьезной инфляции минимальны.Тем не менее действия ФРС и ЕЦБ сообщили три послания, которые должны были предоставить передышку рынкам. Во-первых, они говорили, что предыдущие действия не сработали, более того, что крупнейшие центральные банки несут большую часть вины за кризис. Но их способности по исправлению этих ошибок ограничены.Во-вторых, заявление ФРС о том, что она будет держать процентные ставки на чрезвычайно низком уровне до середины 2015 г., подразумевает, что она не ожидает восстановления в ближайшее время. Это должно стать предупреждением для Европы, чья экономика сейчас гораздо слабее, чем американская.Наконец, ФРС и ЕЦБ сообщили, что рынки быстро не восстановят полную занятость самостоятельно. Нужен стимул. Он должен стать ответом тем в Европе и Америке, кто призывают к прямо противоположному ‑ дальнейшей жесткой экономии.Но стимул, который нужен ‑ по обе стороны Атлантики, ‑ это финансовый стимул. Денежно-кредитная политика оказалась неэффективной, и большая ее часть вряд ли сможет вернуть экономику к устойчивому росту.В традиционных экономических моделях повышенная ликвидность приводит к увеличению кредитования, в основном инвесторов, а иногда и потребителей, тем самым увеличивая спрос и занятость. Но рассмотрим случай Испании, где так много денег наводнило банковскую систему и продолжает наводнять, по мере того как Европа говорит о реализации общей банковской системы. Просто добавляя ликвидность и продолжая нынешнюю политику жесткой экономии, нельзя возродить испанскую экономику.Также в США мелкие банки, которые в основном финансируют малые и средние предприятия, были проигнорированы. Федеральное правительство – во времена как президента Джорджа Буша, так и Барака Обамы – выделило сотни миллиардов долларов, чтобы поддержать мегабанки, позволяя при этом сотням таким критически важным, менее крупным кредиторам обанкротиться.Но кредитование бы не работало, даже если бы банки были здоровы. В конце концов, малые предприятия полагаются на залоговые кредиты, а стоимость недвижимости ‑ основная форма залога – все еще на треть ниже докризисного уровня. Кроме того, учитывая величину избыточных активов в сфере недвижимости, снижение процентных ставок не сильно поможет восстановлению цен на недвижимость, тем более раздутию еще одного потребительского пузыря.Конечно, не стоит исключать маргинальный эффект: небольшие изменения в долгосрочных процентных ставках от QE3 могут привести к небольшому росту инвестиций; некоторые богатые воспользуются временно высокими ценами на акции, чтобы потреблять больше; и некоторые домовладельцы смогут рефинансировать свои ипотечные кредиты, а меньшие выплаты также позволят им повысить свой уровень потребления.Но большинство богатых знают, что временные меры приводят лишь к мимолетным всплескам цен на акции, чего вряд ли достаточно, чтобы поддержать неудержимое потребление. Кроме того, доклады свидетельствуют о том, что лишь немногие из преимуществ снижения долгосрочных процентных ставок просачиваются до домовладельцев; основными бенефициарами, по-видимому, являются банки. Многие, кто хотят рефинансировать свои ипотечные кредиты, по-прежнему не могут этого сделать, поскольку они "находятся под водой" (имея долг по своей ипотеке выше, чем стоит залоговое имущество).В других обстоятельствах США могли бы выиграть от ослабления обменного курса, что следует из более низких процентных ставок. Это своего рода конкурентная девальвация "разори своего соседа", что произойдет за счет торговых партнеров Америки. Но, учитывая более низкие процентные ставки в Европе и глобальное замедление экономического роста, прибыль, вероятно, будет малой даже здесь.Некоторые беспокоятся, что свежая ликвидность приведет к худшим результатам, например сырьевому буму, который будет действовать наподобие налога на американских и европейских потребителей. Пожилые люди, которые были разумными и держали свои деньги в государственных облигациях, получат более низкие доходы, что приведет к дальнейшему сокращению их потребления. И низкие процентные ставки будут стимулировать фирмы, которые действительно делают инвестиции, приобретать в качестве основного капитала машины высокой степени автоматизации, обеспечивая, тем самым то, что, когда придет восстановление, оно будет относительно безработным. Короче говоря, выгода, в лучшем случае, небольшая.В Европе у денежной интервенции больший потенциал для помощи, но с таким же риском усугубить положение. Чтобы развеять беспокойство по поводу расточительности правительств, ЕЦБ встроил условия в свою программу скупки облигаций. Но если условия действуют как меры жесткой экономии ‑ введенные без значительных сопутствующих мер роста, ‑ они будут больше похожи на кровопускание: пациент должен рисковать жизнью, прежде чем получить подлинное лекарство. Из страха потерять экономический суверенитет правительства будут неохотно обращаться за помощью к ЕЦБ, и только когда они будут обращаться, будет какой-нибудь реальный эффект.Для Европы есть и дополнительный риск: если ЕЦБ слишком много внимания будет уделять инфляции, в то время как ФРС пытается стимулировать экономику США, разницы в процентных ставках приведут к более сильному евро (по крайней мере относительно того, каким бы он был в противном случае), подрывая конкурентоспособность Европы и перспективы ее роста.Для Европы и Америки опасность состоит теперь в том, что политики и рынки считают, что денежно-кредитная политика может оживить экономику. К сожалению, ее основное воздействие в этой ситуации состоит в отвлечении внимания от мер, которые бы по-настоящему стимулировали экономический рост, в том числе экспансионистской налогово-бюджетной политики и реформ финансового сектора, которые увеличивают кредитование.Нынешний спад, который продолжается уже половину десятилетия, не закончится в ближайшее время. Это то, о чем в двух словах говорят ФРС и ЕЦБ. Чем скорее наши лидеры признают это, тем лучше.