• Теги
    • избранные теги
    • Люди222
      • Показать ещё
      Страны / Регионы655
      • Показать ещё
      Разное157
      • Показать ещё
      Компании81
      • Показать ещё
      Международные организации60
      • Показать ещё
      Издания34
      • Показать ещё
      Формат3
      Сферы4
      Показатели1
Джозеф Вотель
Джозеф Вотель
Джозеф Л. Вотел (Joseph L. Votel) (род. 14 февраля 1958, Сент-Пол, Миннесота) — американский военный, генерал СВ США. С августа 2014 г. - главком войск СпН/начальник ГУ СпН МО США. С июня 2011 г. являлся начальником Управления специальных операций (УСО) ГУ СпН.   Служба в ВС США 1 ...

Джозеф Л. Вотел (Joseph L. Votel) (род. 14 февраля 1958, Сент-Пол, Миннесота) — американский военный, генерал СВ США. С августа 2014 г. - главком войск СпН/начальник ГУ СпН МО США. С июня 2011 г. являлся начальником Управления специальных операций (УСО) ГУ СпН.

 

Служба в ВС США

1978.7 - 1980.7. - курсант военного училища (Военное училище СВ США "Вест-Пойнт")
1980.10 - 1984.10 - ком. взвода/зам. ком. роты/ком. роты (3-я дивизия СВ в составе сил СВ США в ФРГ) (младший (второй) лейтенант — капитан)
1985.1 - 1985.6 - курсант офицерских курсов усовершенствования (Школы подготовки личного состава СВ США) (в/ч СВ США Форт-Беннинг) (капитан)
1985.7 - 1988.9 - на преподавательской работе (инструктор по тактике Школы подготовки личного состава СВ США) (капитан)
1988.9 - 1990.6.- оперативный офицер штаба полка (75-й пдп СпН) (капитан)
(1989.10. - 1989.12. - оперативный офицер штаба соединения (группировка СВ США при вторжения США в Панаму (Operation Just Cause))
1990.8 - 1991.6. - курсант высшего военного училища (Высшее военное училище СВ США) (капитан-майор)
1991.6 - 1994.6.- нач. штаба батальона/зам.командира батальона (1-й пдб 75-го пдп (майор)
1994.8 - 1996.7. - оперативный офицер штаба соединения (отдел специальных операций штаба сил НАТО на южноевропейском ТВД (AFSOUTH) и штаба сил НАТО в Боснии и Герцеговине (IFOR) (майор-подполковник)
1996.8 - 1998.7. - ком. батальона (22-й пп 10-й дивизии СВ) (подполковник)
1998.8.- 2000.7. - ком. батальона (1-й пдб 75-го пдп) (подполковник)
2000.7 - 2001.6. - слушатель военной академии (Военная академии СВ США) (подполковник-полковник)
2001.7. - 2003.8. - ком. полка (75-го пдп СпН СВ) (полковник)
2003.9 - 2006.4. - в центральном аппарате штаба СВ США (зам. нач. отдела психологических операций, нач. группы разработки методов борьбы с самодельными взрывными устройствами, зам. директора ОЦ разработки методов борьбы с СВУ) (полковник-бригадный генерал)
2006.5. - 2008.5. - нач. штаба дивизии (82-й ВДД) (бригадный генерал - генерал-майор)
(2007.1 - 2008.4. - нач. штаба армии (82-я объединённая оперативная группа (82-я ОГ) ВС США, контингент ВС США в Афганистане) (генерал-майор)
2008.7. - 2011.5. - зам. нач. управления (УСО ГУ СпН МО США) (генерал-майор - генерал-лейтенант)
2011.6. - 2014.8. - начальник управления (УСО ГУ СпН МО США) (генерал-лейтенант)
с 2014.8. - начальник главного оперативного управления/Главком рода войск (ГУ СпН МО США/Главком войск СпН) (генерал СВ)

 

Порядок чинопроизводства

  • 1980.10 - младший (2-й) лейтенант 
  • 1981.11 - старший (1-й) лейтенант
  • 1984.2 - капитан 
  • 1991.9 - майор
  • 1995.5 - подполковник
  • 2001.5 - полковник
  • 2005.1 - бригадный генерал
  • 2008.10 - генерал-майор
  • 2011.6 - генерал-лейтенант
  • 2014.8 - генерал СВ
Развернуть описание Свернуть описание
28 июня, 08:18

В НАТО возмущены мощью русской армии

Генерал отметил значительный прогресс в модернизации армии России. Он подчеркнул, что в РФ разрабатываются новые виды как обычных, так и ядерных вооружений. Поэтому "мы воспринимаем эту, пусть и потенциальную, угрозу крайне серьезно", - заявил Павел. Хотя определенно утверждать, что намерения российского руководства в отношении НАТО агрессивны, нельзя. Напомним, заявления о якобы существующей российской угрозе Прибалтийским странам и Польше звучали неоднократно, хотя в Москве подчеркивали, что Россия никогда не будет нападать на какую-либо из стран альянса. По словам главы МИД Сергея Лаврова, в НАТО прекрасно знают об отсутствии у Москвы планов нападения, но просто пользуются поводом для того, чтобы разместить вблизи российских границ больше техники и военнослужащих.

27 июня, 20:28

На поводу у СМИ: Трамп атаковал Сирию, так и не ознакомившись с данными разведки

В США прекрасно знают, что президент Сирии не отдавал приказа о применении химического оружия против мирных жителей. Это подтверждает недавно обнародованная аудиозапись.

18 мая, 09:46

Глава Спецназа США: солдаты вымотаны и кончают с собой

В начале этого месяца генерал Раймонд Томас, начальник Главного управления войск специального назначения Министерства обороны США, во время своего выступления в Комитете Сената по вооружённым силам заявил, что спецназ сегодня не в состоянии поддерживать текущую интенсивность операций и что военнослужащие психологически измотаны после пятнадцати с половиной лет беспрерывных войн, что выражается в том числе и в большом проценте самоубийств среди солдат спецподразделений.Высокий темп и его последствияГенерал подчеркнул, что 8000 бойцов спецназа США сегодня несут службу в более чем 80 странах мира и находятся на острие боевых действий. При этом 55,3% военнослужащих находятся на Ближнем Востоке, 17,3% - в Африке и 12,7% - в Европе. Около 500 спецназовцев находятся в Сирии.С апреля погибло уже четверо солдат спецподразделений: один в Сомали, трое - в Афганистане. За год погибло 20 военнослужащих элитных подразделений. В 2016 году, по данным СМИ, спецназ США присутствовал в 138 странах мира.Спецназ воюет против террористических группировок ИГ*, Аль-Каида* и Аш-Шабаб, а также готовится к возможным операциям в Северной Корее и миссиям в Восточной Европе, "в случае российской агрессии".Такая активность вызывает все больше стресса. В конгрессе глава войск специального назначения заявил буквально следующее: "Мы - не панацея и не окончательное решение всех проблем, и вы никогда не услышите такие слова от нас". Сегодня кроме борьбы с террористами и боевиками, а также рейдов в тылу врага на спецназ возложена и миссия мониторинга распространения оружия массового поражения. При этом о чрезмерной нагрузке на силы специального назначения предупреждал еще в 2015 году их бывший начальник генерал Джозеф Вотел.Сенаторы разделяют озабоченность генерала. Они тоже считают, что в армии США культивируется миф, будто только спецназ решит все и вся, а армейские командиры все чаще чрезмерно полагаются на привлечение сил специального назначения по любому поводу, по сути перекладывая на них свои задачи и используя спецназ за рамками привычных ему функций.Глава комитета по вооружённым силам Джон Маккейн тоже заявил, что в армии есть "ненасытный аппетит" к использованию специальных сил. Армии и политикам кажется, что спецназ - это дешево и это легко.Тем не менее Раймонд Томас отказался привести конкретные цифры в доказательство того, что военнослужащие не знают продыху. На вопрос Маккейна он ответил уклончиво, что раз на раз не приходится, и кто-то отдыхает месяц после месяца в зарубежной командировке, кто-то - шесть месяцев после полугода в других странах, а кто-то отдыхает и три месяца после месяца миссий вне США. Но подчеркнул еще раз, что люди "вымотаны".СамоубийстваГенерал Раймонд Томас также отказался называть в конгрессе и данные по числу самоубийств среди бойцов спецподразделений: "Я не хочу вдаваться в ужасную статистику, но мы страдаем".Он подчеркнул, что командование удвоило и даже утроило свои усилия по предотвращению психологических проблем и по предоставлению психологической помощи в последние годы.Генерал может и не захотел дать статистику, но ее пытаются отслеживать в СМИ. Пик самоубийств среди военнослужащих специальных подразделений США пришелся на 2012 год. Тогда свели счеты с жизнью 24 человека. В 2014 году (это последний год, когда в Пентагоне дали данные по этому вопросу), покончили с собой 18 военнослужащих. В 2016 году, по словам неназванного представителя, цифры были еще меньше. Для сравнения: всего в вооруженных силах США в 2012 году был зафиксирован 321 случай самоубийства, в 2016 году - 275 случаев.В силах специального назначения заключили два года назад контракт с Американской Ассоциацией Суицидологии, чтобы та разработала программу для спецназа по предотвращению самоубийств и выявлению ранних сигналов о возможных трагедиях. Существует и ряд других программ - например, с упором на семейную поддержку, так как 66% спецназовцев в США состоят в браке.Солдаты США на маршеБюджеты и неизвестностьРаймонд Томас помимо прочего указал конгрессу США, что, хотя состояние специальных сил и отвечает текущим угрозам национальной безопасности страны, но "непредсказуемый и недостаточный бюджет" подрывает боеготовность и скорость модернизации подразделений.На силы специального назначения выделяется сегодня 2% от всего бюджета Пентагона. При этом бюджет уменьшается, а активность применения спецназа только растет. Все это, по его мнению (с которым согласились и сенаторы), приведет к еще большим проблемам в будущем.Из-за сокращения бюджета, по словам Раймонда Томаса, возникают проблемы с комплектацией персонала, имеется нехватка новобранцев.Кроме того, генерал сетует на то, что "непредсказуемы география и сроки долгосрочных миссий". Из Афганистана американцы в теории должны были уйти в 2014-м, и силы специального назначения рассчитывали на использование высвободившихся военнослужащих, но теперь может оказаться, что наоборот, придется жертвовать другими театрами военных действий и увеличивать присутствие в Афганистане. Не вызывает оптимизма и техническая сторона изменений. Так, например, до сих пор неясно, будет ли спецназ использовать базовый самолет С-130 и далее для своих операций - или войскам будет придана другая техника.Представитель Минобороны США по вопросам спецсил Тереза Велан сказала конгрессу, что в такой ситуации спецназу все время приходится изыскивать внутренние ресурсы (образно выражаясь, "пожирать свой молодняк"), чтобы поддерживать темп операций сегодня в ущерб будущему.* Террористические группировки "Исламское государство" (ИГ) и "Аль-Каида" запрещены в России.Американский спецназ в сирийской провинции Ракка. 25 мая 2016(https://ria.ru/analytics/...)

12 мая, 10:32

Разведка США прогнозирует ухудшение ситуации в Афганистане

НАТО и союзники могут потерять все то, чего удалось добиться за 16 лет.

Выбор редакции
26 апреля, 17:42

Без заголовка

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев и глава Центрального командования ВС США генерал Джозеф Леонард Вотел сегодня обсудили актуальные вопросы двустороннего взаимовыгодного и многопланового сотрудничества.

Выбор редакции
25 апреля, 17:56

Без заголовка

В МИД Узбекистана сегодня состоялась встреча с командующим Центральным командованием Вооруженных сил США Джозефом Леонардом Вотелом, сообщила пресс-служба узбекского внешнеполитического ведомства.

25 апреля, 16:34

Лавров назвал "лживой" информацию о поставках оружия "Талибану"

МИД России считает эту информацию "попыткой отвлечь внимание от смены курса в Сирии".

Выбор редакции
25 апреля, 11:05

Без заголовка

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон принял командующего Центральным командованием ВС Соединенных Штатов Америки Джозефа Вотеля сегодня в Душанбе.

25 апреля, 09:29

Глава Пентагона обещает противостоять России в Афганистане

По словам Мэттиса, США будут противостоять России в попытках нарушить международное право и отрицании суверенитета стран.

13 апреля, 17:37

What Does An 'America-First' Foreign Policy Actually Mean?

Putting the U.S. Military First, Second, and Third Cross-posted with TomDispatch.com What does an “America-first” foreign policy look like under President Donald Trump? As a start, forget the ancient label of “isolationism.”  With the end of Trump’s first 100 days approaching, it looks more like a military-first policy aimed at achieving global hegemony, which means it’s a potential doomsday machine. Candidate Trump vowed he’d make the U.S. military so strong that he wouldn’t have to use it, since no one would dare attack us ― deterrence, in a word.  The on-the-ground (or in-the-air) reality is already far different.  President Trump’s generals have begun to unleash that military in a manner the Obama administration, hardly shy about bombing or surging, deemed both excessive and risky to civilians.  Last week, 59 U.S. cruise missiles (value: $60 million) pummeled an airbase in Syria, a profligate response to a chemical weapons attack in that country which may yet lead to further escalation.  Meanwhile, U.S. weapons are to be sold to Sunni monarchies in the Persian Gulf with less concern than ever for human rights abuses, and the Saudis will be provided with yet more of the support they demand for their devastating war on civilians in Yemen.  Doubtless further military interventions and escalations across the Greater Middle East are on that classic “table” in Washington where “all options” are supposedly kept. Most Americans believe the spin that the U.S. military is all about deterring and preventing attacks on the homeland, especially those orchestrated by “radical Islamic terrorism.”  Sold as a deterrent, Washington’s national security state has, in fact, exploded into something that increasingly resembles a mechanism for permanent war.  Ignorant of the most basic military strategy, impulsive and bombastic, its present commander-in-chief is being enabled by bellicose advisers and the men he calls “my generals,” who dream of ever bigger budgets. (Even Trump’s promise of a $54 billion boost to Pentagon spending this coming fiscal year isn’t enough for some senior military officers.) The Realities of Trump’s New Era of Winning Welcome to Trump’s new era of winning.  It’s not really about ending wars, but exerting “global reach/global power” while selling loads of weaponry.  It promises to spread or prolong chaos in Iraq, Yemen, and possibly Iran, among other countries.  In the Greater Middle East, U.S.-led efforts have produced a war-torn Iraq that’s splitting at the seams.  U.S. drone strikes and support for an ongoing Saudi air campaign have left Yemen lurching toward famine.  Syria remains a humanitarian disaster, torn by war even as additional U.S. troops are deployed there. (The Pentagon won’t say how many, telling us instead to focus on “capabilities” rather than boots on the ground.)  Further east, the never-ending war in Afghanistan is, in Pentagon-speak, “stalemated,” which means that the Taliban is actually gaining ground as a new Washington surge-to-nowhere looms.  Looking west and south, Africa is the latest playground for the U.S. military’s special ops community as the Trump administration prepares, among other things, to ramp up operations in Somalia. To Trump and his generals, an “America-first” approach to such problems actually means putting the military first, second, and third.  It helps that they can’t imagine the actions of that military as destabilizing.  (Possible future headline: Trump destroys Syria in order to save it.)  According to General Joseph Votel, head of U.S. Central Command, for instance, the country that poses “the greatest long-term threat to stability” in the Middle East is Iran, a sentiment seconded by retired general James Mattis, the secretary of defense.  Sold as a deterrent, Washington’s national security state has, in fact, exploded into something that increasingly resembles a mechanism for permanent war. You might excuse the Iranians, as well as the Russians and the Chinese, for thinking differently.  To them, the United States is clearly the most destabilizing entity in the world. If you were Chinese or Russian or Shia Muslim, how might U.S. military activities appear to you?  * Expansionist?  Check.  * Dedicated to dominance via colossal military spending and global interventionism?  Check. * Committed to economic and ideological hegemony via powerful banking and financial interests that seek to control world markets in the name of keeping them “free”?  Check. Wouldn’t that be a logical, if unsavory, assessment?  To many outsiders, U.S. leaders seem like the world’s leading armed meddlers (and arms merchants), a perception supported by soaring military action and sinking diplomacy under Trump.  Serious cuts in funding loom at the State Department, even as the Pentagon budget is being boosted (yet again).  To outside observers, Washington’s ambitions seem clear: global dominance, achieved and enforced by that “very, very strong” military that candidate Trump claimed he’d never have to use, but is already employing with gusto, if not abandon. Never Underestimate the Power of the Military-Industrial Complex Why do Trump’s “America-first” policies add up to military first ones?  Why is the Pentagon budget, along with actual military operations, surging on his watch? More than half a century ago, sociologist C. Wright Mills offered answers that still seem as fresh as this morning’s news.  In his 1958 essay, “The Structure of Power in American Society,” he dissected the country’s “triangle of power.”  It consisted, he explained, of corporate leaders, senior military men, and politicians working in concert, but also in a manner that merged corporate agendas with military designs.  That combination, he suggested, was degrading the ability of politicians to moderate and control corporate-military imperatives (assuming the latter even wanted to try). “The [U.S.] military order,” Mills wrote, “once a slim establishment [operating] in a context of civilian distrust, has become the largest and most expensive feature of government; behind smiling public relations, it has all the grim and clumsy efficiency of a great and sprawling bureaucracy. The high military have gained decisive political and economic relevance. The seemingly permanent military threat places a premium upon them and virtually all political and economic actions are now judged in terms of military definitions of reality.” For him, the danger was plain enough:  the “coincidence of military domain and corporate realm strengthens both of them and further subordinates the merely political man. Not the party politician, but the corporation executive, is now more likely to sit with the military to answer the question: what is to be done?” Consider the makeup of Trump’s administration, a riot of billionaires and multimillionaires.  His secretary of state, former ExxonMobil CEO Rex Tillerson, may not be much of a diplomat.  Indeed, he seems uninterested in the advice of career State Department personnel, but he does know his way around corporate boardrooms.  Trump’s national security adviser and his secretaries of defense and homeland security are all either serving generals or recently retired ones.  In Trump’s inner circle, corporate executives do indeed sit with senior military men to decide what is to be done. Soon after Mills issued his prophetic critique of America’s power elite, President Dwight D. Eisenhower warned about the growing dangers of a military-industrial complex.  Since then, Ike’s complex has only expanded in power.  With the post-9/11 addition of the Department of Homeland Security and ever more intelligence agencies (seventeen major ones at last count), the complex only continues to grow beyond all civilian control.  Its dominant position astride the government is nearly unchallengeable.  Figuratively speaking, it’s the king of Capitol Hill. Candidate Trump may have complained about the U.S. wasting trillions of dollars in its recent foreign conflicts, invasions, and occupations, but plenty of American corporations profited from those “regime changes.” After you flatten political states like Iraq, you can rearm them.  When not selling weapons to them or rebuilding the infrastructure you blew up, you can exploit them for resources.  Seemingly never-ending wars in Iraq and Afghanistan are an illustration of what happens when corporate interests merge with military imperatives. Seemingly never-ending wars in Iraq and Afghanistan are an illustration of what happens when corporate interests merge with military imperatives. While both Mills and Eisenhower warned of such developments, even they might have been startled by the America of 2017.  By now, the post-draft, “all volunteer” professional military has become remarkably estranged, if not divorced, from the wider populace, a separation aggravated by an ongoing cult of the warrior within its ranks.  Not only are Americans increasingly isolated from “their” warfighter military, but from America’s wars as well.  These continue to be waged without formal congressional declarations and with next to no congressional oversight.  Combine this with the Supreme Court’s Citizens United decision, which translated corporate money directly into political activism, and you have what is increasingly a 1% governing system in which a billionaire president presides over the wealthiest cabinet in history in what is now a war capital, while an ever-expanding corporate-military nexus embodies the direst of fears of Mills and Eisenhower.  America’s runaway military machine has little to do these days with deterrence and much to do with the continuation of a state of permanent war.  Put it all together and you have a formula for disaster. Deterring Our Way to Doomsday Who put America’s oil under all those Middle Eastern deserts?  That was the question antiwar demonstrators asked with a certain grim humor before the invasion of Iraq.  In Trump’s oft-stated opinion, the U.S. should indeed have just taken Iraq’s oil after the 2003 invasion.  If nothing else, he said plainly what many Americans believed, and what various multinational oil companies were essentially seeking to do. Consider here the plight of President Jimmy Carter.  Nearly 40 years ago, Carter urged Americans to scale back their appetites, start conserving energy, and free themselves from a crippling dependency on foreign oil and the unbridled consumption of material goods.  After critics termed it his “malaise” speech, Carter did an about-face, boosting military spending and establishing the Carter Doctrine to protect Persian Gulf oil as a vital U.S. national interest.  The American people responded by electing Ronald Reagan anyway.  As Americans continue to enjoy a consumption-driven lifestyle that gobbles up roughly 25% of the world’s production of fossil fuels (while representing only 3% of the world’s population), the smart money in the White House is working feverishly to open ever more fuel taps globally.  Trillions of dollars are at stake. Small wonder that, on becoming president, Trump acted quickly to speed the building of new pipelines delayed or nixed by President Obama while ripping up environmental protections related to fossil fuel production.  Accelerated domestic production, along with cooperation from the Saudis ― Trump’s recent Muslim bans carefully skipped targeting the one country that provided 15 of the 19 terrorists in the 9/11 attacks ― should keep fuel flowing, profits growing, and world sea levels rising.  One data point here: The U.S. military alone guzzles more fossil fuel than the entire country of Sweden.  When it comes to energy consumption, our armed forces are truly second to none. With its massive oil reserves, the Middle East remains a hotbed in the world’s ongoing resource wars, as well as its religious and ethnic conflicts, exacerbated by terrorism and the destabilizing attacks of the U.S. military.  Under the circumstances, when it comes to future global disaster, it’s not that hard to imagine that today’s Middle East could serve as the equivalent of the Balkans of World War I infamy. If Gavrilo Princip, a Serbian “Black Hand” terrorist operating in a war-torn and much-disputed region, could set the world aflame in 1914, why not an ISIS terrorist just over a century later?  Consider the many fault lines today in that region and the forces involved, including Russia, Turkey, Iran, Israel, Saudi Arabia, and the United States, all ostensibly working together to combat terrorism even as they position themselves to maximize their own advantage and take down one another.  Under such circumstances, a political temblor followed by a geo-political earthquake seems unbearably possible.  And if not an ISIS temblor followed by major quake in the Middle East, there’s no shortage of other possible global fault lines in an increasingly edgy world ― from saber-rattling contests with North Korea to jousting over Chinese-built artificial islands in the South China Sea. America’s runaway military machine has little to do these days with deterrence and much to do with the continuation of a state of permanent war. As a historian, I’ve spent much time studying the twentieth-century German military.  In the years leading up to World War I, Germany was emerging as the superpower of its day, yet paradoxically it imagined itself as increasingly hemmed in by enemies, a nation surrounded and oppressed.  Its leaders especially feared a surging Russia.  This fear drove them to launch a preemptive war against that country.  (Admittedly, they attacked France first in 1914, but that’s another story.)  That incredibly risky and costly war, sparked in the Balkans, failed disastrously and yet it would only be repeated on an even more horrific level 25 years later.  The result: tens of millions of dead across the planet and a total defeat that finally put an end to German designs for global dominance.  The German military, praised as the “world’s best” by its leaders and sold to its people as a deterrent force, morphed during those two world wars into a doomsday machine that bled the country white, while ensuring the destruction of significant swaths of the planet. Today, the U.S. military similarly praises itself as the “world’s best,” even as it imagines itself surrounded by powerful threats (China, Russia, a nuclear North Korea, and global terrorism, to start a list).  Sold to the American people during the Cold War as a deterrent force, a pillar of stability against communist domino-tippers, that military has by now morphed into a potential tipping force all its own. Recall here that the Trump administration has reaffirmed America’s quest for overwhelming nuclear supremacy.  It has called for a “new approach” to North Korea and its nuclear weapons program.  (Whatever that may mean, it’s not a reference to diplomacy.) Even as nuclear buildups and brinksmanship loom, Washington continues to spread weaponry ― it’s the greatest arms merchant of the twenty-first century by a wide mark ― and chaos around the planet, spinning its efforts as a “war on terror” and selling them as the only way to “win.” In May 1945, when the curtain fell on Germany’s last gasp for global dominance, the world was fortunately still innocent of nuclear weapons.  It’s different now.  Today’s planet is, if anything, over-endowed with potential doomsday machines ― from those nukes to the greenhouse gas emissions that cause global warming.  That’s why it’s vitally important to recognize that President Trump’s “America-first” policies are anything but isolationist in the old twentieth century meaning of the term; that his talk of finally winning again is a recipe for prolonging wars guaranteed to create more chaos and more failed states in the Greater Middle East and possibly beyond; and that an already dangerous Cold War policy of “deterrence,” whether against conventional or nuclear attacks, may now have become a machine for perpetual war that could, given Trump’s bellicosity, explode into some version of doomsday. Or, to put the matter another way, consider this question: Is North Korea’s Kim Jong-un the only unstable leader with unhinged nuclear ambitions currently at work on the world stage? A retired lieutenant colonel (USAF) and history professor, Astore is a TomDispatch regular.  He blogs at Bracing Views. Follow TomDispatch on Twitter and join us on Facebook. Check out the newest Dispatch Book, John Dower’s The Violent American Century: War and Terror Since World War II, as well as John Feffer’s dystopian novel Splinterlands, Nick Turse’s Next Time They’ll Come to Count the Dead, and Tom Engelhardt’s Shadow Government: Surveillance, Secret Wars, and a Global Security State in a Single-Superpower World. type=type=RelatedArticlesblockTitle=Related... + articlesList=58e7f9cce4b058f0a02f4951,58e7afabe4b0acd784ca5788,58e7c20ce4b0acd784ca57ab,58ec7cabe4b081da6ad00773 -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

12 апреля, 17:32

Брифинг министра обороны США по сирийскому вопросу

Перевод: Денис Владимирский. 11 апреля 2017 г. состоялся брифинг министра обороны США Джеймса Мэттиса и главы центрального командования генерала Вотела, которые прокомментировали действия вооружённых сил США в Сирии 6 апреля 2017 года.

11 апреля, 23:55

Mattis: U.S. Syria policy is still to defeat ISIS

The campaign in Syria to defeat the Islamic State is unchanged by the U.S. missile strikes against the Assad regime, which should not be seen as a prelude to U.S. participation in the Syrian civil war, Defense Secretary James Mattis said Tuesday.“Our priority remains the defeat of ISIS,” Mattis said during his first news conference at the Pentagon since taking the helm in January. He also reiterated the warning from an earlier statement that the Syrian government would be "ill-advised ever again to use chemical weapons.""If they use chemical weapons, they are going to pay a very, very stiff price," Mattis said Tuesday. While the U.S. has been operating against the Islamic State in Syria since 2013, Thursday night's strikes using 59 Tomahawk missiles at the Shayrat airfield was the first U.S. operation targeting the Assad regime and, Mattis said, was in direct response to a chemical weapons attack the Syrian government on April 4. The purpose of the U.S. strikes was to discourage the Assad regime from using chemical weapons again, but is not the start of a broader effort to intervene in the Syrian civil war, Mattis said, adding the U.S. “couldn’t stand passive” as the regime broke international law, but that the strikes should not be taken as a sign that the U.S. could enter “full bore” into the “complex” civil war.“The intent was to stop the cycle of violence,” he said, with Army Gen. Joseph Votel, chief of the U.S. Central Command that oversees the Middle East at his side.Asked if he believes the U.S. should implement a no-fly zone or other protections for civilians as a result of the use of chemical weapons, Mattis said that he saw no upcoming policy change, but acknowledged that the military always plans for all contingencies.“The rest of the campaign stays on track exactly as it was before Assad’s violation,” he said.The Assad regime, as well as the Russians who are working with them, have denied the Syrian government was behind the use of chemical weapons in the April 4 attack, but Mattis said he had personally reviewed the intelligence and had “no doubt” the Syrian regime was responsible. The White House also released an unclassified rundown of the intelligence it had collected on Tuesday that it said proved the Syrians were behind the chemical weapons attack.As the U.S. operation in Syria against the Islamic State continues, it’s unclear how open a line of communication is between the U.S. and Russia to ensure its pilots remain safe in shared airspace as both countries conduct strikes over Syria. Russians said after the U.S. strikes on Shayrat airfield that it was closing the communication line, which has been used daily. But U.S. officials said the two countries were still speaking to each other on Friday morning.Votel would not discuss whether the deconfliction line was still being used on Tuesday, but Mattis said the “operation goes on, it’s well deconflicted."Mattis went on to say that it would be of no benefit to Russia to make its relationship with the U.S. any worse."It will not spiral out of control," Mattis declared."I'm confident the Russians will act in their own best interest, and there's nothing in their best interest to say they want this situation to go out of control," he added.

11 апреля, 23:50

СЕНТКОМ: США и коалиция продолжают операцию в Ираке и Сирии "в безопасной манере"

По словам главы Центрального командования ВС США генерала Джозефа Вотела, возглавляемая Вашингтоном коалиция старается не допускать инцидентов в воздухе

07 апреля, 16:53

America Can't Afford to Buy a Broken Afghanistan

This piece was previously published in The National Interest. Trump should refuse to grant the request of Gen. Joseph Votel, head of U.S. Central Command, for thousands of additional troops to be sent to Afghanistan. Indeed, Trump should announce that, true to his campaign promise, he will not continue the failed Bush-Obama policy of nation-building in Afghanistan. The President should state that the U.S. will give the Afghan government six months to work out a deal with the Taliban, but then withdraw U.S. troops—advisers and all—and rapidly scale back the billions of dollars the U.S. provides to the corrupt government. He should warn the Taliban—who are sure to play a major role in the future of Afghanistan –that if it again hosts terrorists who seek to harm the U.S., the U.S. will respond with heavy bombings. He best also notify U.S. allies, who have troops in Afghanistan and who help train and finance the Afghan government, that if they are willing to take over the futile attempt to turn Afghanistan into a stable government, maybe even a liberal democracy, they are welcome to try. Otherwise, they may wish to phase out assistance as the U.S. does. One notes that General Votel did better than his long line of predecessors in Vietnam, Iraq, and in Afghanistan—who time and again asked for more troops—by at least not promising that if his request is granted, the U.S. will win the war. He only holds that it will “make the advise-and-assist mission more effective.” And General John Nicholson, who leads U.S. and international forces in Afghanistan, said in early March that he needs several thousand more troops to break the “stalemate.” To win, some previous U.S. military analysts held, the U.S. will have to stay for long periods. Former U.S. military leader, Dr. John Nagl said in 2015 that “If ground is important enough to spill American blood on it, and in quantity, it is important enough to continue to station American forces on that ground for decades in order to prevent that threat to U.S. interests from arising again.” This ignores the principle of sunk costs. Sadly the losses we have already suffered and inflicted cannot be reversed but it defies logic that if we have made a bad investment we must continue to do so. What one hopes Trump advisers will note is that the war in Afghanistan was won a long time ago and easily. Only 12 U.S. soldiers died during the 2001 overthrow of the Taliban in Afghanistan, where the fighting was largely carried out by locals of the Northern Alliance. The Department of Defense spent only $39.8bn in Afghanistan in 2001 and 2002, while the total cost of security-related aid in 2002–03 was only $535m. Killing off most of Al-Qaeda was also not a difficult undertaking. What caused, by far, the greatest loss of lives (including that of many locals) and squandering of scores of billions of dollars was the attempt to stay and “rebuild” Afghanistan into a modern state and ally. The only previous U.S. successes in long-distance nation-building were in Japan and Germany, which had very different sociological conditions than Afghanistan. The special conditions in Japan and Germany included the cessation of all hostilities, a high level of domestic security, and local acceptance of the foreign occupation and democratization project. In addition, these nations had a strong sense of national unity, competent government personnel and low levels of corruption. Furthermore, they enjoyed strong economic fundamentals, including solid industrial bases, established infrastructure, educated populations, and vigorous support for science and technology, corporations, business, and commerce. But none of these conditions are in place in this godforsaken 12th-century country for what we did in Germany and Japan after World War II. Afghanistan’s military and police forces are riddled with corruption and ineptitude, and according to the UN Office on Drugs and Crime, Afghanistan is by far the world’s largest producer of opium. Supporters of continued U.S. involvement argue that if the U.S. leaves, Afghanistan will turn into a breeding ground and haven for terrorists: “If we do not fight them there, we will have to fight them here.” In a recent op-ed, Senators John McCain and Lindsey Graham write that “The U.S. objective in Afghanistan is the same now as it was in 2001: to prevent terrorists from using the country’s territory to attack our homeland.” However, first, terrorism already has so many places to ‘breed”—in Libya, Syria, Iraq, and half a dozen African countries, and parts of Pakistan—that they hardly need one more. And so far there is little evidence that they are able to hit the U.S., ever since the U.S. put up its guard after 9/11. Most relevant, the 9/11 terrorists were not Afghans or Taliban, but Saudis and other foreigners that the Talban reluctantly hosted. There is little reason for them to tolerate them again after the suffering they underwent for the last fifteen years. Others argue that the U.S. leaving Afghanistan would upset India because it would allow Pakistan – India’s archrival in the region – to increase its influence. However, this is hardly a reason to keep sacrificing lives and scarce resources on a war that has no end in sight. As a candidate, Trump suggested that the U.S. shouldn’t pull out its troops because Pakistan has nuclear weapons. However, these would be much better placed off shore, on ships. Others suggest that U.S. troops should stay, if nothing else, to protect the U.S. embassy. But if any embassy really is under such continual assault that it requires such a large troop presence, it would be better to evacuate embassy than keep thousands of Americans mired in Afghanistan. Trump is, by instinct, a domestic president and much occupied with replacing Obamacare, banning immigration, building infrastructure, budgets, and much else. However, he should not let the generals allow his administration to be mired in the same quicksand that sucked in two previous American administrations over the last 16 years. Amitai Etzioni is a University Professor and Professor of International Relations at The George Washington University. His latest book, Avoiding War with China, was recently published by The University of Virginia Press. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

06 апреля, 18:47

To Break the Stalemate in Afghanistan, America Must Break Pakistan’s Pathologies

Robert Cassidy Security, The war in Afghanistan remains a strategic stalemate because defeating an enemy requires taking away its capacity and will.   “Twenty U.S.-designated terrorist organizations operate in the Afghanistan-Pakistan sub-region; seven of the 20 organizations are in Pakistan. So long as these groups maintain safe haven inside of Pakistan they will threaten long-term stability in Afghanistan. Of particular concern to us is the Haqqani Network (HQN) which poses the greatest threat to coalition forces operating in Afghanistan.”  General Joseph Votel, Posture Statement Before the Senate Armed Services Committee, March 2017. “The Taliban and the Haqqani network are the greatest threats to security in Afghanistan. Their senior leaders remain insulated from pressure and enjoy freedom of action within Pakistan safe havens.  As long as they enjoy external enablement, they have no incentive to reconcile.  The primary factor that will enable our success is the elimination of external sanctuary and support to the insurgents.”  General John Nicholson, Statement Before the Senate Armed Services Committee on the Situation in Afghanistan, February 2017. Read full article

05 апреля, 12:26

Like Middle East Wars? You’re Gonna Love President Trump

With zero public debate, the new president has thrown America back into the Mideast quagmire.

04 апреля, 18:59

Есть ли у США стратегия в Сирии?

Уже не первый месяц не только журналистов, но и специалистов по Ближнему Востоку занимает вопрос, как всё-таки будет выглядеть стратегия новой американской администрации в Сирии.  Практические шаги и отдельные заявления представителей новой администрации свидетельствуют о том, что предметом её наибольшей озабоченности является не террористическая организация «Исламское государство» (ИГ), а Иран. Вашингтон ввёл новые...

03 апреля, 03:07

How Pakistan Warped into a Geopolitical Monster

Robert Cassidy Security, Asia How long will America continue to allow Pakistan to undermine its overseas antiterrorism efforts?  “Twenty U.S.-designated terrorist organizations operate in the Afghanistan-Pakistan subregion; seven of the twenty organizations are in Pakistan. So long as these groups maintain safe haven inside of Pakistan they will threaten long-term stability in Afghanistan. Of particular concern to us is the Haqqani Network (HQN), which poses the greatest threat to coalition forces operating in Afghanistan,” Gen. Joseph Votel said in his March 2017 posture statement before the Senate Armed Services Committee. “The Taliban and the Haqqani network are the greatest threats to security in Afghanistan,” Gen. John Nicholson said in his February 2017 statement before the Senate Armed Services Committee on the Situation in Afghanistan. “Their senior leaders remain insulated from pressure and enjoy freedom of action within Pakistan safe havens. As long as they enjoy external enablement, they have no incentive to reconcile. The primary factor that will enable our success is the elimination of external sanctuary and support to the insurgents.” Read full article

31 марта, 18:34

Ready For War With Iran?

General Joseph Votel, U.S. CENTCOM commander, testified to the House Armed Services Committee this week that the greatest destabilizing force in the Middle East is Iran, and that the U.S. must be prepared to use “military means” to confront and defeat the Iranian threat to the region. No doubt Iran is a pest to U.S. designs in the Middle East. No doubt Iran has its own agenda. No doubt Iran is no friend to Israel. But the greatest destabilizing force in the Greater Middle East? That’s the United States. We’re the ones who toppled Iraq in 2003, along with the legitimate government of Iran 50 years earlier. Iran/Persia has lived in, and sometimes dominated, the Greater Middle East for 2500 years. By comparison, the U.S. is a newcomer on the block. Yet it’s the Iranians who are the destabilizers, the ones operating in a nefarious “grey zone” between peace and war, at least according to U.S. generals. Besides the disastrous U.S. invasion of Iraq in 2003, which accidentally helped Iran, the U.S. continues to sell massive amounts of weaponry to Iran’s rivals, most especially Saudi Arabia. U.S. military operations in Yemen, Syria, Iraq, and elsewhere in the Middle East have both destabilized the region and created marketplaces for U.S. weaponry and opportunities for economic exploitation by multinational corporations. I’m no fan of Iran and its leaders, but can one blame them for resisting U.S. military and economic incursions into their sphere of influence? Recall how we reacted when the Russians put missiles into Cuba. Look at all the hostile rhetoric directed today against Mexico and its allegedly unfair trade practices vis-a-vis the U.S. Let’s not forget that for 25 years (1953-78), the Shah of Iran was an American ally. The U.S. military loved to sell him our most advanced weaponry, which at that time included F-14 Tomcat fighters and HAWK missile systems. That cozy relationship died with the Iranian Revolution (1979); ally turned to enemy as the U.S. supported Saddam Hussein and Iraq during the bloody Iran-Iraq War of the 1980s. Yet, despite all this history, despite all the U.S. meddling, all the weapons sales, all the invasions and sanctions, somehow it’s the Iranians who are the destabilizing force, the ones deserving of more “disruptive” U.S. military action. As America’s designs are frustrated in the Middle East, American generals never look in the mirror to see their own faults and failings. Instead, they cast about for new countries to blame ― and to attack. Iran is seemingly next on the list, a country that General Mattis, America’s Secretary of Defense, said is “the single most enduring threat to stability and peace in the Middle East.” Anyone for war with Iran?  U.S. generals are ready. Astore, a retired lieutenant colonel (USAF) and history professor, blogs at Bracing Views. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

31 марта, 16:18

Иран рекомендует американским военным убраться из Персидского залива

В интервью новостному агентству Mehr министр обороны Ирана задался вопросом о целях и задачах американских войск, посетовав на то, что, если американские войска покинут регион, это не вызовет проблем для стран региона. Подобная критика в адрес США возникла на фоне заявлений руководителя Центрального командования США Джозефа Вотела. Ранее американский генерал назвал Иран величайшей долгосрочной угрозой стабильности на Ближнем Востоке. Также Вотел заявил о том, что Иран работает в "серой зоне" и не исключил военного решения в споре с Тегераном.

04 августа 2016, 16:04

Выйдет ли Турция из НАТО?

9 августа президент Турции Эрдоган посетит с визитом Москву, как сообщил турецкий вице-премьер Мехмет Шимшек. Российско-турецкая встреча в верхах характерна не только тем, что состоится впервые после девяти месяцев весьма напряженных отношений и вскоре после неудавшегося путча, но еще и потому, что она пройдет на фоне резко ухудшившихся отношений Турции с Западом.31 июля турецкие военные числом в 7 тысяч человек повторно (первый раз - 16 июля во время попытки переворота) заблокировали американскую военную базу Инджирлик. Турецкая газета Hurriyet сообщила, что поводом для этого послужили слу­хи о том, что в го­роде Ада­на, ко­торый рас­по­ложен в 8 км от во­ен­ной ба­зы, го­товит­ся но­вая по­пыт­ка пе­рево­рота.На днях ту­рец­кое издание Yeni Safak на пер­вой по­лосе опуб­ли­кова­ло статью, в ко­торой «че­лове­ком, сто­ящим за про­валив­шей­ся по­пыт­кой пе­рево­рота в Тур­ции» на­зван от­став­ной аме­рикан­ский ге­нерал Джон Кэм­пбелл. В статье его об­ви­нили в том, что ге­нерал пре­дос­тавлял средс­тва ЦРУ за­говор­щи­кам, про­водя с ними сек­ретные встре­чи на ба­зе Ин­джир­лик.Кемпбелл по версии турецких СМИ действовал при поддержке ЦРУ, которое курирует сетевые структуры турецкого оппозиционера Фетхуллаха Гюлена. Для финансирования военного переворота было выделено 2 миллиарда долларов, которые Кэмпбелл тайно переправил через банк UBA в Нигерии главарям заговорщиков.Кэмпбелл вел приготовления и переговоры в Турции в течение восьми с половиной месяцев. Он руководил группой из 80 агентов ЦРУ, которые через сторонников Фетхуллаха Гюлена внедряли в армию диверсионные группы и склоняли турецких военных к организации путча.Во время обысков в Инджирлике были обнаружены архивы гюленистов, в которых они содержали обширные досье на каждого члена агентурной сети и членов их семей. Видимо, эти документы, а также допросы арестованных турецких генералов, и послужили основой для обвинений против Кемпбелла.Пред­се­датель Ко­мите­та на­чаль­ни­ков шта­бов (КНШ) Во­ору­жен­ных сил США ге­нерал Джо­зеф Дан­форд наз­вал эти обвинения аб­сурдными:«Я ви­дел эти со­об­ще­ния и я так­же ви­дел ре­ак­цию со сто­роны са­мого ге­нера­ла Кэм­пбел­ла», - ска­зал Дан­форд, за­метив, что ник­то не мог про­ком­менти­ровать эту ин­форма­цию луч­ше, чем сам быв­ший во­ена­чаль­ник. «Он мой лич­ный друг, он сей­час за­нима­ет­ся раз­личны­ми ве­щами и точ­но не пла­ниро­вани­ем пут­чей внут­ри Тур­ции».Симптоматично, что турецкое издание Haber Turk связало блокировку натовской базы с приездом главы комитета начальников штабов ВС США Джозефа Данфорда, намеченным как раз на 31 июля. Именно дружеские отношения с ним являются для Эрдогана и его окружения косвенным подтверждением причастности генерала Кемпбелла к «недоперевороту».Джозеф Данфорд - это боевой генерал, прошедший успешную военную карьеру от командира взвода до главы КНШ вооруженных сил США. В 2012 -2014 годах он был командующим группировкой вооруженных сил США (USFOR-A) и Международными силами безопасности в Афганистане (ISAF).Джозеф ДанфордНазначить Данфорда на эти должности Барака Обаму убедил спецпредставитель президента США по Афганистану и Пакистану Марк Гроссман (Marc Isaiah Grossman), бывший посол США в Турции, который был координатором турецких ячеек натовского проекта «Гладио».Совместными усилиями Гроссман и Данфорд обеспечили переизбрание Х.Карзая президентом Афганистана. Данфорд с 1999 года по 2000 год служил помощником (executive assistant) заместителя председателя КНШ Джозефа Ралстона (Joseph W. Ralston), с которым его также связывают дружеские отношения.В марте 2003 года Данфорд участвовал во вторжении в Ирак, его бывший начальник Д. Ралстон стал уже вице-председателем компании Cohen Group, созданной в 2001 году бывшим министром обороны Уильямом Коэном (William Sebastian Cohen), и входил в совет директоров Lockheed Martin.Джозеф Ралстон в сентябре 2006 года стал спецпредставителем президента США по борьбе с Рабочей партией Курдистана. Кроме того, консультировал лоббистский американо-турецкий совет.Д. Ралстона называли «торговцем оружием в дипломатическом костюме», т. к. он обеспечивал серьёзные турецкие заказы для Lockheed Martin и других компаний американского ВПК.Что касается Cohen Group, которая специализируется в частности на торговле оружием и ином «неконвенционном» транзите в интересах Командования спецопераций армии США (USASOC), то Марк Гроссман некоторое время был ее руководителем.Итак, прибывший 31 июля в Турцию Данфорд связан дружескими, деловыми и служебными отношениями с группой высокопоставленных американских разведчиков (Гроссман) и военных (Ралстон, Кемпбелл), которые курируют Турцию, и если США действительно причастны к попытке переворота, то за кулисами путча стоят именно эти влиятельные лица.Прибыв в Инджирлик, Джозеф Данфорд добивался встречи с турецким премьером Бинали Йылдырымом. Какова могла быть цель этой встречи, и зачем Эрдогану понадобилось устроить политическую антиамериканскую демонстрацию, заблокировав Инджирлик в день прибытия туда Данфорда?Дело в том, что премьер Йылдырым довольно тесно связан с турецким холдингом Yildirim Group Inc, который может быть причастен к «бизнес-проектам» американских силовиков. «Срочный визит Д. Данфорда в Турцию и блокирование базы Инджирлик — это решение вопросов транзита через военную базу… Многолетняя «тема» Cohen Group и USASOC», - пишет информированный российский блогер Scofield. Учитывая, что Бинали Йылдырым продемонстрировал полную лояльность Эрдогану во время путча, то вряд ли Данфорд добился от него понимания текущих, а тем более стратегических интересов США в регионе.Некоторые эксперты допускают возможность, что после попытки переворота Эрдоган может инициировать выход Турции из военной организации НАТО и закрыть все базы США в Турции. Вспомним, что именно так поступил генерал де Голль, когда узнал о причастности ЦРУ и германской разведки БНД к серии покушений на него.Такой поворот событий не исключен. Полностью из НАТО Турция не выйдет, так как членство в НАТО повышает ее региональный статус.На данный момент Эрдоган ограничивается полумерами, своего рода политическим шантажом, намереваясь либо прекратить, либо взять под свой контроль американский транзит через базу Инджирлик.Не так давно и Великобритания продемонстрировала свое желание принять участие в контроле для спецслужб транзитными потоками, назначив в ноябре прошлого года послом в Москву Лоуренса Бристоу, специалиста по Турции и Азербайджану.Учитывая вековые традиции присутствия британских спецслужб на Ближнем Востоке и Малой Азии, можно констатировать, что в Большой Игре вокруг «турецкого проекта» принимают участие уже как минимум четыре игрока - Турция, США, Россия и Великобритания. Евросоюз в данном случае активным игроком назвать пока нельзя.+Предстоящий визит Эрдогана в Москву расставит точки над «i» не только в вопросе о возобновлении пресловутого «Турецкого потока» и российского туризма, но главным образом, в проблематике возможного российского участия в противостоянии Эрдогана коллективному Западу.Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/world/2016/08/435270

24 июня 2015, 03:23

Дерьмовая спецэлита Америки

Ник Тёрс, «Тайная война в 150 странах» С точки зрения вооруженных сил и служб безопасности США, временной отрезок с 12 сентября 2001 г. до сегодняшнего дня можно обозначить одним словом: «еще». Снова и снова Вашингтон тратит деньги налогоплательщиков на вакханалию экспансии, как нам без конца повторяют, во имя «безопасности» Америки. Но странная вещь: эта структура под названием «безопасность», которая все больше пронизывает наш мир, почему-то не делает нашу жизнь более безопасной. Еще более странно то, что это самоочевидное «еще» так редко освещается в СМИ. Мелкие детали иногда публикуются, но картина в целом – та сущность, которую создает Вашингтон – получает очень мало внимания. Вот почему так важны такие сайты как TomDispatch. Здесь предлагается более полная картина того мира, что создается прямо на наших глазах, но который мы почему-то почти не видим и в котором мало что замечаем. Войска специального назначения США – один из ярких примеров этого явления. Диверсант-разведчик считается сейчас в американской культуре национальным героем, тем, кто стоит между адом и нами. Но чем в действительности занимается спецназ США по всей – в буквальном смысле слова всей планете – создается впечатление, что это неинтересно ни обычным американцам, ни ведущим средствам массовой информации. Как эти «элитные» войска зарабатывают свою популярность и какова отдача от увеличения численности и возросшей активности этих войск, обсуждается очень редко. В этой статье речь пойдет, в основном, о впечатляющем росте численности войск специального назначения США, об их глобальном воздействии и о нравственном облике этой организации. Ник Тёрс и раньше говорил об этом и сегодня предлагает отчет и оценку специальных операций, которые заслуживают самого пристального внимания. Например, много ли американцев знает о том, что подразделения войск специального назначения США с 2011 г. по 2014 г. были задействованы в 150 странах из 196? Золотой Bек Cекретных Oпераций  Cпециальные Oперации  в 105 странах в  2015 г. 
Ник Тёрс Глухой ночью они погрузились на борт конвертоплана «В-22 Оспрей» (V-22 Osprey). Приземлились в отдаленном районе одной из самых нестабильных стран на Земле, зашли в деревню и вскоре были вынуждены вступить в перестрелку. Второй раз за две недели элитное подразделение ВМС США «Морские котики» пыталось спасти американского фотожурналиста Люка Сомерса (Luke Somers). И снова не справились с задачей.   Люк Сомерс (слева) и Пьер Корки 6 декабря  2014 г. на Аравийском полуострове 36 лучших спецназовцев США, хорошо вооруженных, получающих информацию с разведывательных спутников, беспилотников и устройств радиоперехвата, с приборами ночного видения, в сопровождении элитных подразделений Йемена, столкнулись с шестью боевиками «Аль-Каиды». Когда все закончилось, то Люк Сомерс был мертв, также как и  Пьер Корки, учитель из ЮАР, которого должны были освободить на следующий день. По данным местных СМИ, были также убиты восемь гражданских лиц. Большинство боевиков смогло ускользнуть. Это кровавое ЧП, в зависимости от вашей точки зрения, можно рассматривать или как позорное завершение года, в котором развертывание войск специального назначения США достигло почти рекордного уровня, или как зловещее начало года нового, в котором «достижения» предыдущего года могут быть даже превзойдены. В течение финансового года, что закончился 30 сентября 2014 г., войска специального назначения США были развернуты в 133 странах – около 70 % стран на Земле – по словам подполковника Роберта Бокхолта (Robert Bockholt), офицера по связям с общественностью Командования по проведению специальных операций США. Это стало достойным завершением трехлетнего периода, когда элитные войска страны действовали больше чем в 150 странах мира, участвуя как в ночных рейдах с убийством и похищением людей, так и в учебных маневрах. Наступивший же год может стать рекордным. Только за день до неудачного рейда, приведшего к кончине Люка Сомерса – лишь 66 дней в новом финансовом 2015 году – элитные войска США действовали уже в 105 странах, примерно 80 % от их общего числа в 2014 г. Несмотря на ее огромные масштабы, эта секретная глобальная война, большинству американцев  практически неизвестна. В отличие от декабрьского фиаско в Йемене, подавляющее большинство специальных операций остаются совершенно неизвестными, полностью скрытыми от публики и СМИ. В сущности, за исключением весьма незначительной информации, которая очень избирательно сообщается в СМИ министерства обороны, в официальных «утечках» из Белого дома, «морскими котиками», желающими что-нибудь прорекламировать, и несколькими избранными журналистами, рассказывающими об отдельных событиях, большая часть специальных операций США никогда не подвергается внимательному изучению, что только увеличивает вероятность получения непредусмотренных результатов и катастрофических последствий.   Золотой век Генерал Джозеф Вотель, 56 лет, (слева) и Адмирал Вильям МакРэйвен, 58 лет, которого Вотель сменяет на посту командующего, отмечают смену начальника Командования по проведению специальных операций США на церемонии на военно-воздушной базе МакДилл в Тампе, Флорида (источник изображения) «Командование по проведению специальных операций находится сейчас в высшей точке расцвета. Действительно, это золотой век для специальных операций». Эти слова были сказаны генералом сухопутных войск Джозефом Вотелем (Joseph Votel III), выпускником военного училища в Вест-Пойнте и рейнджером армии США, когда в прошлом августе он стал руководителем Командования по проведению специальных операций. Сказано, возможно, несколько высокопарно, но никакого преувеличения здесь нет. Начиная с 11 сентября 2001 г., войска специального назначения США выросли по всем направлениям: по своей численности, бюджету, влиянию в Вашингтоне и по своему месту в воображении американцев. Командование, например, увеличило численность персонала больше чем в два раза, с 33 000 в 2001 г. до почти 70 000 сегодня, включая скачок примерно в 8 000 человек за трехлетний срок пребывания в должности недавно ушедшего в отставку начальника Командования по проведению специальных операций адмирала Вильяма Мак-Рейвена (William McRaven). Эти числа, какими бы они ни были внушительными, не дают полного представления о сути экспансии и растущем радиусе действия самых элитных воинских частей США. Для этого перейдем к краткому описанию полной  структуры постоянно расширяющегося Командования по проведению специальных операций. Этот список может показаться утомительным, но иначе невозможно представить себе сферу деятельности Командования в полном масштабе. Большая часть войск Командования по проведению специальных операций (SOCOM – Special Operation Command) состоит из рейнджеров, «зеленых беретов» и других солдат сухопутных войск, затем идут спецназовцы ВВС, «морские котики», отряд средств высадки и вспомогательный персонал ВМФ, а также морских пехотинцев. Но понимание размеров Командования приходит, если взглянуть на весь диапазон «подкомандований», на которые разделены эти войска: самоочевидное SOCAFRICA; SOCEUR – европейский контингент; SOCKOR – посвящен исключительно Корее; SOCPAC – остальная часть азиатско-тихоокеанского региона; SOCSOUTH – действует в Центральной Америке, Южной Америке и Карибском бассейне; SOCCENT – подкомандование Центрального командования (Объединенное Центральное командование) на Ближнем Востоке; SOCNORTH – посвященное «защите отечества»; и глобальное Объединенное командование по проведению специальных операций (JSOC) – тайное подкомандование (раньше возглавлял Мак-Рейвен, а теперь – Вотел) состоящее из сотрудников по всем направлениям, включая «морских котиков», специальные тактические группы ВВС и отряд «Дельта» сухопутных войск, что специализируется на выслеживании и убийстве подозреваемых террористов. И не думайте, что это всё. По инициативе Мак-Рейвена создана «Глобальная сеть межведомственных союзников и партнеров войск специального назначения» из офицеров связи для специальных операций, встроенная в 14 ключевых посольств США для содействия и консультаций войск специального назначения в различных странах-союзниках. Уже действует в Австралии, Бразилии, Канаде, Колумбии, Сальвадоре, Франции, Израиле, Италии, Иордании, Кении, Польше, Перу, Турции и Великобритании.  По словам Вотеля, к 2019 г. в этот список войдет 40 стран. У командования, и особенно у Объединенного командования по проведению специальных операций, также тесные связи с Центральным разведывательным управлением, Федеральным бюро расследований и Агентством национальной безопасности, среди прочих. Тайные операции Командование по проведению специальных операций продолжает расширять свою сферу деятельности, его небольшие мобильные группы выполняют тайные операции от баз в США до глухих мест юго-восточной Азии, от ближневосточных аванпостов до аскетических лагерей в Африке. Начиная с 2002 г., Командование по проведению специальных операций также получило право создавать свои собственные объединенные оперативные группы – такие права обычно предоставляют более крупным управлениям, таким как Объединенное Центральное командование. Посмотрим например, на Объединенную оперативную группу в Филиппинах, которая по своей численности доходила до 600 военнослужащих США, помогающих в контртеррористических операциях филиппинским союзникам против повстанческих групп, таких как Абу Сайяф. После десятилетних боевых действий, численность американских военнослужащих уменьшилась, но ситуация с вооруженными столкновениями в регионе осталась практически без изменений. Поэтапное сокращение этой оперативной группы было, в сущности, объявлено в июне 2014 г. «Объединенная оперативная группа в Филиппинах будет расформирована и операция под названием «Стабильная свобода Филиппин» будет закончена в 2015 финансовом году», сообщил Вотел Сенатской комиссии по делам вооруженных сил в июле. «Меньшая по размерам группа военнослужащих США как часть Тихоокеанского командования продолжит помогать войскам специального назначения Филиппин более эффективно действовать в своих контртеррористических операциях…». Прошло несколько месяцев, однако, Объединенная оперативная группа в Филиппинах все еще не расформирована. «Объединенная оперативная группа в Филиппинах продолжает действовать, хотя ее численность была сокращена», представитель сухопутных войск Кари Мак-Ивен (Kari McEwen) рассказала Джозефу Тревитику (Joseph Trevithick), репортеру из Война Скучна ( War Is Boring). Другое соединение, особая объединенная срециальная группа-Брэгг  (Special Operations Joint Task Force-Bragg), оставалась в тени годами до того, как впервые была упомянута Пентагоном в начале 2014 года. Ее задача, согласно командиру  SOCOM Босхольту,  – это “обучать и оснащать солдат США при подготовке к переброске в Афганистан для поддержки особой объединенной срециальная группы-Афганистан “. Эта последняя группа, в свою очередь,  более десятилетия проводила скрытые и “черные” операции  с целью предотвращения восстаний против власти и суверенности правительства Афганистана. Это означает ночные рейды и задания по поимке/убийствам – часто вместе с элитными Афганскими  частями – которые привели к смерти неизвестного числа повстанцев и гражданских лиц. В ответ на возмущение населения против рейдов Президент Афганистана Хамид Карзай в основном их запретил в 2013 году. U.S.  войска специального назначения должны были перейти к задаче поддержки, предоставив главную роль элитным Афганским частям .”Мы стараемся дать им возможность  управлять спектаклем“, заявил USA Today Генерал Афганской объединенной особой группы Патрик Робертсон. Но согласно словам Ладонна Дэвис, споксперсона группы, в прошлом году  операциями все еще командовали американские военные.  Группа отказалась уточнить, сколько операций было проведено под командой американцев или даже в скольких операциях американские солдаты участвовали, хотя Афганские войска специального назначения США по сообщениям проводили до 150 операций каждый месяц в 2014 году.  ” Я не могу обсуждать точное количество проведенных  операций“, заявил TomDispatch майор Лорен Байме из Афганской объединенной особой группы. “Тем не менее, афганцы сейчас командуют 99% всех спецопераций, и мы продолжаем обучать, советовать и помогать нашим партнерам, чтобы обеспечить их успех“. И чтобы вы не думали, что этим исчерпывается организационная структура частей специального назначения, Объединенная особая группа-Афганистан имеет пять Особых групп советников, “нацеленных на  обучении и консультировании нашин партнеров из Афганских сил специального назначения“, по словам Вогеля. “Чтобы обеспечить возможность для наших партнеров из  Афганских сил специального назначения продолжать бороться с нашими врагами, Афганская особая группа США должна иметь возможность давать советы на тактическом уровне отдельным частям на отдельных направлениях и после 2014 года“, заявил он комитету Сената по вооруженным силам.  Действительно, в прошлом ноябре преемник Карзая Ашраф Гани в тихую отменил запрет на ночные рейды, опять открыв возможность в 2015 году для операцийй с участием советников США. Тем не менее, американских содлат для участия в специальных операциях будет предоставлено меньше. Как заявил тогдашний контр-адмирал, а теперь вице-адмирал Шон Райбус, заместитель командира Командования по проведению специальных операций, около половины частей “морских котиков”, находящихся в Афганистане, будут к концу года переброшены для поддержки “ось в Азии, или работу в Средиземноморье, или Гвинейском заливе, или в Персидском заливе“. тем не менее, полковник Кристофер Рига, командир 7-й группы особого назначения, чьи части в прошлом году действовали вместе с  Объединенной особой группой-Афганистан в районе Кандагара, клялся продолжать операции. “Сражения в Афганистане все еще продолжаются и будут продолжаться“, сказал он на церемонии награждения в прошлом году. “Мы будем продолжать убивать врагов до тех пор, пока нам не прикажут уйти“. Если добавить к этим частям особого назначения  части Командования по проведению специальных операций-Вперед (SOC FWD), небольшие группы, которые, согласно военным,  “обеспечивают  и координируют согласование по мерам безопасности в войсках специального назначения, а также  поддержку командования специальными операциями на театре военных действий и целей и задач частей страны пребывания”. Командование по проведению специальных операций отказалост подтвердить существание SOC FWDs, несмотря на наличие  многочисленных официальных доказательств, и не предоставило сведений по численности групп, размещенных в мире на сегодняшний день. Но те, о существовании которых известно, сосредоточены в районах, где черные  спецоперации проводятся чаще всего, включая SOC FWD Пакистан, SOC FWD Йемен, и SOC FWD Ливан, а также  SOC FWD Востояная Африка, SOC FWD Центральная Африка и SOC FWD Западная Африка. На самом деле, Африка превратилась в самое главное место проведения скрытных операций для американских сил особого назначения. “Эта часть проделала впечатляющие вещи. По всей Европе или Африке, принимая на себя ответственность в разных отчаянных ситуациях, вы все вносите неоценимый вклад”, сказал командир SOCOM генерал Вотель членам 352-й группы особого назначения, выступая проршлой осень на их базе в Англии. Военно-воздушный спецназ не одинок в проведении операций на этом континенте. В течение последних лет, например, “морские котики” провели успешные операции по спасению заложников в Сомали и там же рейд по похищению, который провалился. В Ливии части “Дельта” провели рейд ранним утром, успешно захватив боевика Аль-Кайды, в то время как  “морские котики” в ту же неделю захватили нефтяной танкер с грузом или Ливии, который правительство США считало украденным. Кроме того, “морские котики” провели неудавшуюся операцию по эвакуации в Южном Судане, в ходе которой некоторые были ранены, когда самолет, в котором они летели, получил удар из стрелкового оружия. В то же время, элитная группа быстрого реагирования, известная как Морская группа особого назначения №10 (NSWU-10) участвовала в операциях в “стратегических” странах, таких как Уганда, Сомали и Нигерия. Секретные усилия спецназа по обучению в Ливии взорвались, когда повстанцы или  “террористы”  дважны прошлись по их базе, охраняемой дивийскими военными и украли огромное количество высокотехнологичного амери канского оборудования, сотни единиц оружия – включая пистолеты  Глюк, винтовки М4 – а также приборы ночного видения и специализированные лазеры, которые можно увидеть только при помощи такого оборудования. В результате операция была прекращена, и база заброшена. После этого, по слухам, ее захватили повстанцы. В феврале прошлого года элитные части были отправлены в Нигер на три недели для военных сборов, как часть Flintlock 2014, ежегодного мероприятия спецназа по контра-террористическим учениям, в которых принимают участие части принимающих стран, а также Канада, Чад, Франция, Маври тания, Недерланды, Нигерия,  Сенегал, Соединенное Королевство и Буркина Фасо. Несколько месяцев спустя офицер из Буркина Фасо, получивший контр-террористическое обучение в США под эгидой Университета объединенных специальных операций SOCOM в 2012 году, захватил влась путем переворота. Спецнах тем не менее продолжает оставаться невозмутимым. Например, в прошлом году члены 5-го батальона 19-й группы спецназа тренировались под эгидой SOC FWD Западная Африка  совместно с элитными частями Морокко на базе в пригородах Марракеша. Мир возможностей Размещение частей Командования по проведению специальных операций в африканских странах не является единственным свидетельством стремительного роста его влияния за границей. В последние дни президенства Буша при тогдашнем командующем SOCOM адмирале Эрике Ольсоне войска специального назначения США, по сообщениям, присутствовали в 60 странах. К 2010 году это число разбухло до 75, как писали Карен Деянг и Грег Джаффе в Вашингтон Пост. В 2011 году споуксмен  SOCOM полковник Тим Най говорил  TomDispatch, что общее количество в концу года достигнет 120.  С приходом адмирала Вильяма МакРэйвена на пост командующего в 2013 году,  тогда еще майор Роберт Боксхольт говорил  TomDispatch, что число возросло до 134. Под командованием МакРавена и Вотела в 2014 году, по словам Боксхольта, общее количество слегка уменьшилось до 133. Уходящий министр обороны Чак Хагель тем не менее заметил, что при МакРэйвене – его командование длилось с августа 2011 до августа 2014 – спецназ был размещен в 150 разных странах. ” На самом деле Командование по проведению специальных операций и в целом вооруженные силы США больше задействованы в международных операциях, чем когда либо раньше – в большем количестве мест и в более разнообразных операциях“, сказал он в свое речи в августе 2014 года. Он не шутил. Только за два месяца в бюджетном 2015 году чисто стран, где размещался спецназ, по словам Боксхольта, уже достигло 105. Командование по проведению специальных операций отказалось рассказать о природе или выгоде проведения  операций в стольких странах. Командование даже не назвало хотя бы одну страну, где войска специального назначения США находились в последние три года.  Если посмотреть на некоторые операции, учения или другие действия, которые были освещены в печати, то встает картина оргпнизиции, охватывающей весь глобус и постоянно создающей всякого рода союзы во всех уголках планеты. Например, в январе и феврале члены 7-й специальной бригады и 160-го авиационного отделения спецназа проводили в течение месяца Объединенные Учения по Обмену (Combined Exchange Training – JCET) с частями Тринидад-и-Тобаго, в то время как части 33-й специальной группы спецназа присоединились к Королевским воздушным силам Таиланда для учений  Teak Torch (Тиковый факел) в Удон Тай, Таиланд. В феврале и марте “зеленые береты” из 20-й группы спецназа тренировались вместе с элитными частями в Доминиканской Республике в рамках Объединенных Учений по Обмену. В марте члены Командование по проведению специальных операций морской пехоты и Особой части 1 Военно-Морского флота приняли участие в маневрах на борту крузера USS Cowpens с самонаводящимися ракетами  на борту в рамках   Multi-Sail 2014 (Множественное Плавание),  ежегодных учений, предназначенных поддерживать  “безопасность и стабильность в Индо-Азиатском-Тихоокеанском регионе”. В том же месяце элитные части пехоты, моряков, военно-воздушных сил и морской пехоты приняли участие в учениях под кодовым названием  Слитный Ответ вместе с военными Белиза.  “Учения такого рода создают понимание и связь между  вооруженными силами США и Белиза“, впоследствии заявил подполковник Хебер Торо из Командования по проведению специальных операций-Юг.  В апреле солдаты 7-й группы спецназа тренировались совместно с ВДВ Гондураса в прыжках с парашутом над Сото Сано вокнно-воздушной  базой. Солдаты и этой же части, стужащие в афганистане, провели скрытную операцию на юге страны весной 2014 года. В июне части 19-й группы спецназа учавствовали в совместных учениях в Албании, в то время как члены группы “Дельта” приняли участие в операции по освобождению вержанта Бова Бергдала в Афганистане.  В этом же месяце Дельта спецназ помогли выскрасть Ахмеда Абу Каттала, подозреваемого в руководстве террористической операцией в 2012 году и Бенгази, Ливия, в которой были убиты американцы, в то время как “зеленые береты” были отправлены в Ирак в качестве советников помогать в борьбе против Исламского государства.  В июне и июле 26 членов 522-го отряда спецназа провели операцию на пяти континентах, включающую 28 тысяч миль и занявшую 4 недели, которая привела их в Шри Ланка, Танзанию и Японию, среди прочего, по сопровождению трех “одномоторных самолетов, принадлежащих  Командование по проведению специальных операций военно-воздушных сил, к месту их назначения в тихоокеанском регионе”. В июле войска специального назначения США отправились в Толемаду, коламбия, для соревнования с элитными частями 16 стран – в состязаниях типа  снайперского отслеживания,  стрельбы и бега с препятствиями – в ежегодном соревнования спецназа (Fuerzas Comando – Силовых Частей). В августе солдаты из 20-й группы спецназа провели совместные учения с элитными частями Суринама. “Мы достигли за этот месяц существенного прогресса. Если нам когда либо придется действовать вместе, мы знаем, что мы приобрели партнеров и друзей,  на которых мы можем положиться“, заявил прапорщик из этой части. В этом месяце в Ираке “зеленые береты” провели разведывательную операцию на горе Синджар в рамках усилий по защите этнических Язиди от боевиков Исламского государства, в то время как Дельта Форсе спецназ напали на нефтеперерабатывающий завод в северной Сирии в попытке впасти американского журналиста Джеймса Фоули  и других заложников, захваченных этой же группой. Миссия провалилась, и Фоули был вскоре жестоко казнен. В сентябре около 1200 солдат спецназа США и вспомогательный состав присоединились к элитным частям Недерландов, Чешской Республики, Финляндии, Норвегии, Польши, Швеции и Словении для Камня Шакала (Jackal Stone), учений, включающий все, начиная от ближнего боя и тактики снайперов до операций маленьких кораблей и спасения заложников.  В сентябре и октябре рэнджеры из 3-го батальона 75 полка были направлены в Южную Корею тренироваться в тактиках небольших групп, таких как зачистка траншей и прорыв в бункеры. В течение октября части ВДВ также проводили тренировки по спасению заложников на Стэнфордской тренировочной базе около Тетфорда, Англия. В то же время в международных водах около Кипра “морские котики” захватили танкер, полный нефти, загруженный в порту, контролируемом повстанцами Ливии. В ноябре спецназ США провел рейд в Йемене, освободив 8 заложников. В следующем месяце “морские котики” провели кровавую операцию, в результате которой два заложника, включая Люк Соммерс и 8 гражданских лиц, погибли. И это только операции, которые каким-то образом попали в новости или стали как-то иначе известны. Где угодно, где они хотят быть Для американских командующих черными операциями земной шар представляется настолько же нестабильным, насколько все в нем взаимосвязано. “Я уверяю вас, что то, что случается в Латинской Америке, влияет на события в Западной Африке, что, в свою очередь, влияет на события в Юго-Востояной Азии“, сказал МакРэйвен на прошлогоднем  Geolnt, ежегодном собрании руководителей разведки и военных. Их решение в условиях этой взаимозависимой нестабильности? Больше операций в большем числа стран – в более, чем три четверти стран мира, в реальности, во время командования МакРэйвена. И условия выглядят подходящими для повторения в ближайшие годы все того же в еще больших масштабах .  “Мы хотим быть везде“, сказал Вотель на Geolnt. И его части в 2015 году к этому уже приближаются. “Наша страна ждет многого от спецназа“, сказал он спецназу в Англии прошлой осенью. “Они ожидают от нас исполнения труднейших операций в тяжелейших условиях“. Природа и место проведения этих “труднейших” опраций, тем не менее, остается неизвестной американцам. И Вотель, по-видимому, не проявляет никакого интереса к тому, чтобы прояснить ситуацию. “Извините, но нет” – таков был ответ Командования по проведению специальных операций на запрос TomDispatch на интервью с командиром спецназа по поводу текущих и будущих операций. Более того, командующий отказался разрешить кому-либо из сотрудников обсуждать операции, проводимые от имени американцев и на деньги американских налогоплательщиков. И не трудно догадаться, почему. Вотель сейчас пожинает успех одного из самых успешных действий военных в мире после 11 сентября, военных, погрязнувших в войнах, которые они не имели никаких надежд выиграть, катастрофических результатах интервенций, разрастающейся преступности, постоянных утечках неприятной информации и всяческих шокирующих скандалах.Тем не меннее через ловкую комбинацию похвальбы и секретности, хорошо продуманных утечек информации, хитроумной рекламы и усилий по взаимодействию с публикой, умелому взращиванию мистического культа супермена (у которого есть нежно-ранимая  сторона души) с одним очень популярным широко известным целенаправленным убийством войска специального назначения США стали любимцами американской публики, а коммандование было постоянным победителем в  жестоких вашингтонских битвах за бюджет.  Это особенно удивительно, учитывая, какова ситуация на самом деле: в Африке вооружают и экипируют боевиков, в Ираке американские самые элитные части  были задействованы в пытках, разрушении домов и убийстве и ранениях невиновных, похожая ситуация была в Афганистане, с обвинениями в убийствах мирных людей, все тоже самое было и в Йемене, Пакистане и Сомали. И это только самые очевидные несоответствия реальности легенде.  В 2001 году, до того, как спецназ США начал массивную тайную войну на многих фронтах против терроризма, Командование по проведению специальных операций насчитывало 33 тысячи личного состава, и еще 1 800 в самых элитных частях, подчиняющихся Объединенному Командованию по проведению специальных операций. В то время было 23 террористические группы – от Хамаса до Ирландской республиканской армии – признанных Государственным Департаментом, включая Аль-Кайду, личный состав которой оценивался порядка 200-1000 человек. Эта группа в основном базировалась в Афганистане и Пакистане, хотя небольшие группы также действовали во многих странах, включая Германию и США. После более чем десятилетия секретных войн, массированного слежения, трудно сказать, какого числа ночных рейдов, захватов и убийств, не говоря уже о миллиардах и миллиардах потраченных долларов, результаты говорят сами за себя. Командование по проведению специальных операций увеличилось в размере более, чем в два раза, и секретное элитное Объединенное Командование по проведению специальных операций сейчас, возможно, такое же большое, как все Командование по проведению специальных операций было в 2001 году. С сентября того года возникло 36 новых террористических групп, влючая множественные отделения, последователи и союзники Аль-Кайды. Сегодня все эти группы все еще в основном действуют в Афганистане и Пакистане – существует 11 известных подразделений Аль-Кайды в Пакистане и 5 в афганистане – а также в Мали и Тунисе, Ливии и Морокко, Нигерии и Сомали, Ливане и Йемене, кроме всего прочего. Один последователь был рожден в результате американского вторжения в Ирак,  выкормлен в американском тюремном лагере и сейчас, будучи  известен под названием Исламское государство, контролирует значительные территории в Ираке и соседней Сирии, этакий прото-халифат в сердце Ближнего востока, то, что было только мечтой джихадистов в 2001 году. Личный состав только это группы оценивается в 30 тысяч человек, и она сумела захватить огромные территории, включаю второй по величине город Ирака , несмотря на то, что Объединенное Командование по проведению специальных операций неустанно преследовало  ее с момента зарождения.  “Нам необходимо продолжать согласовысать размещение спецназа по всему миру“, заявил Вотель. “Мы все во всей системе  должны быть согласованы, скоординированы и подготовлены“. Кто остался несогласованным, так это американский народ, которого постоянно держат в неведении о том, что делает американский спецназ и где он это делает, не говоря уже о сомнительных результатах и непредвиденных последствиях того, что они делают. Но если история чему-то учит, так это то, что покров тайны над черными операциями обеспечит продолжающийся “золотой век” для Командование по проведению специальных операций США. http://thesaker.ru/home/томграм-tomgram-ник-тёрс-тайная-война-в-150-ст/