22 января, 14:50

Мнения: Политика как бизнес и Грудинин весь в бледном

Дискурс «крепкого хозяйственника Павла Грудинина» интенсивно смещается в «олигархическую» сторону, а нарисованный поначалу «образ в белом» стремительно бледнеет под прицелами экспертов и журналистов. Сомнительную близость кандидата в президенты Павла Грудинина к коммунистическим идеалам не обсуждают сегодня только безразличные к президентским выборам в России: «капиталист от коммунистов» привлекает внимание не только идеологическим диссонансом, но и откровенными проколами в своих действиях и заявлениях. Дискурс «крепкого хозяйственника Грудинина» интенсивно смещается в «олигархическую» сторону, а нарисованный поначалу «образ в белом» стремительно бледнеет под прицелами экспертов и журналистов. В целом удивительного мало: произвольную партию лишь как необходимую «вывеску» для похода в политику используют тысячи коммерсантов, намеренных лоббировать собственный бизнес. «Что касается Грудинина, то я его знать не знаю. Знаю только, что он был и в «Единой России», и в ЛДПР, а теперь вот – в КПРФ. Мне не совсем симпатична такая всеядность и порхание из одной партии в другую», – говорит о нашем герое Эдуард Лимонов. Глава Центра политической информации Алексей Мухин говорит о выдвижении Павла Грудинина от КПРФ как о способе, которым председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов «решил внутриполитические проблемы»: «Конечно, любой неожиданный кандидат – это вряд ли кандидат продуманный, кандидат с мощной поддержкой. Скорее, Геннадий Андреевич Зюганов решал здесь свои внутрипартийные проблемы. Ну, видимо, он их и решил. Правда, не в том виде, в котором он рассчитывал, но, тем не менее… Грудинин – представитель класса крупных собственников со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но так сложилась судьба. Уж не знаю, какие политические звезды сложились таким образом, что довольно уважаемые люди в левом движении – Сергей Удальцов и Геннадий Зюганов – вдруг – я подчеркну – вдруг – решили, что Павел Грудинин будет неплохой альтернативой на предстоящих выборах», –можно трактовать, что Мухин говорит о покупке права баллотироваться от КПРФ – и едва ли кто-то будет сомневаться, что Грудинин может себе это позволить. Некая «наивная неожиданность» наблюдается не только в самом выдвижении: если взглянуть в целом на «информационный флер» вокруг «капиталиста от коммунистов», то практически все последние заявления кандидата – это оправдания. «Ребят», я реально не в курсе» Павел Грудинин не знал, что у него есть счета за рубежом, банки открыли их без его ведома – по крайней мере, именно так он пояснил наличие собственных средств в банках Австрии и Лихтенштейна. Кандидату пришлось лично ехать в Европу и закрывать их – лишь после этого Центризбирком зарегистрировал его для участия в выборах президента. Профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев обращает внимание на сомнительные истории с землей совхозов – а ведь именно эта деятельность Грудинина лежит в основе «легенды» о «крепкой хозяйственной руке»: «Как получилось, что 500 человек из этого совхоза не являются его акционерами, а осталось только 40, – в основном члены семьи Грудинина? Земли этого совхоза стоят миллиарды долларов. Сейчас они по сути принадлежат узкой группе лиц. А куда делись все остальные люди? Как у них забрали акции, – выкупили или какими-то махинациями выманили? То есть там масса вопросов. И поскольку человек пошел в президенты, они будут задаваться. Когда человек претендует на такую должность, он должен понимать, что все его прошлое будет рассмотрено под лупой», – говорит Матвейчев. Байки про «совхозный фитнес-центр», «жители поселка не хотят отпускать директора в президенты» и «он без охраны ходит» разбиваются о простые цифры пяти австрийских счетов и количества акционеров «Совхоза имени Ленина» среди работников, с 526 в 1995 году упавшего до 40 сегодня, о которых говорит Матвейчев. Грудинин попросту не успевает оправдываться: на вопрос о полученных им и его сыном суммах в 37 млн рублей, оформленных как «подарок» от собственного предприятия, он не ответил, попросту переведя тему. В свете подобных историй лидер ЛДПР, кандидат в президенты России Владимир Жириновский обвинил Павла Грудинина в «политическом мошенничестве». «Миллиардер – оставайтесь миллиардером. Не надо обманывать избирателей и идти на выборы президента, это плохой вариант, и Грудинин зря ввязался в эту кампанию. Я уверен, что он снимет свою кандидатуру или получит инфаркт от всех разоблачений», – говорит Жириновский. Сельхоз-кандидат и «полевая работа» «Не парится» о близости к коммунистам кандидат от КПРФ и в публичном поле: полное непонимание даже далеких от «левой тусовки» обозревателей вызвало отсутствие Грудинина на похоронах лидера «Трудовой России» Виктора Анпилова, который скончался 15 января на 73-м году жизни. Кандидат в президенты РФ от партии «Коммунисты России» Максим Сурайкин отмечает, что отсутствие Геннадия Зюганова и Павла Грудинина на похоронах Анпилова просто демонстрирует их истинные ориентиры, которые вовсе не соответствуют левой идеологии. «Почему их не было, я не знаю, но мне кажется, что то, что они декларируют, не совсем соотносится с их реальными взглядами, поэтому они и отсутствовали на этом мероприятии … Мы в нашей партии убеждены, что Грудинин далек от левых идей, от идей коммунизма, ведь он оказался в КПРФ только под выборы. Он мультимиллионер, владелец производств, занимающийся постоянно бизнесом в этой капиталистической системе. Потому я не знаю, кого КПРФ собирается убедить, выдвигая Грудинина. Каждому совершенно ясно, что это очередной хитрый трюк Геннадия Андреевича (Зюганова), который белое пытается назвать красным», – сказал Сурайкин. Любопытно, что Виктора Анпилова нельзя назвать «посторонним» для кандидата от коммунистов не только из-за идеологической платформы партий: КПРФ планировала подключить Анпилова к выборной кампании Грудинина, и, по словам первого зампреда ЦК Компартии, «он был готов поработать». «Реабилитировался» кандидат от КПРФ разве что возложением цветов к Мавзолею в годовщину смерти Ленина. Политический капитал выводим в офшор Несмотря на то, что в своей программе кандидат от коммунистов вполне ожидаемо говорит о национализации промышленности и ресурсов страны, стратегия вывода средств в офшоры видится Грудинину вполне нормальной для «защиты собственности». О себе же бизнесмен говорит, что «ни копейки в офшорах нет», однако поверить в это после «нестыковки» с поданной в ЦИК декларацией, где не были указаны пять австрийских счетов, непросто. Вообще, «обвинить» кандидата в прозрачности сложно: так, Павел Грудинин отказался обнародовать данные о сделке со шведской компанией IKEA, которая приобрела участок на Каширском шоссе у фирмы «ТТ Девелопмент» – дочерней структуры ЗАО «Совхоз им. Ленина». Фирма «ТТ Девелопмент» – та самая, которая сделала «подарки» по 37 млн Грудинину и его сыну. Согласно журналистскому расследованию МК, совхоз и дочерняя фирма – это просто схема распродажи подмосковных земель, когда «официально земля продавалась по очень заниженной стоимости, а разница между формальной и реальной ценой шла кэшем». Так, Грудинин распродал земли, на которых затем были построены торговые центры «Вегас», «Твой дом» и другие, благодаря чему «совхоз заработал порядка 730 млн рублей» при реальной стоимости в семь миллиардов. Собственно, отсюда и «есмь пошел» тот самый первый капитал, а истории об «островке социализма», созданном в совхозе, и уникальном предприятии – пустые россказни, «ТТ Девелопмент» – попросту схема владения и выведения средств. Но Грудинин продолжает оправдываться: «все деньги шли на развитие совхоза имени Ленина», утверждает он, а пресса тем временем рожает мемы об «офигительном бизнесе». Вполне логично, что все эти истории влияют на рейтинг кандидата: так, после роста в конце декабря – начале января он начал снижаться, и теперь политик делит второе место с кандидатом от ЛДПР Владимиром Жириновским. Согласно опросу ВЦИОМ, проведенному в середине января, проголосовать за Владимира Путина готовы 73,2% россиян, за Грудинина и Жириновского – по 6,1%, за Ксению Собчак могут проголосовать 1,2%, за Григория Явлинского – 0,8%, а за Бориса Титова – 0,3%. Таким образом первоначальный всплеск интереса был обусловлен банальным любопытством избирателей к новой фигуре, однако ничего примечательного в коммерсанте «родом из 90-х» в итоге не обнаружилось – вполне «шаблонный персонаж». После таких разоблачений (которых явно будет еще немало) рост политического капитала кандидата от коммунистов остается под большим вопросом: в конце концов, это не доллары и в офшор его не вывести. Теги:  КПРФ, выборы президента России, Павел Грудинин

22 января, 09:06

Эдуард Лимонов: Трамп-Дональд’c

  • 0

О 45-м президенте США снимут сериал по книге, которая ему очень не понравилась

19 января, 20:38

Э.Лимонов: Россия влюблена в Путина

Э.Лимонов: Россия влюблена в Путинаhttps://youtu.be/5kKA0oIX86AБеседа общественного деятеля и писателя Эдуарда Лимонова с Максимом Калашниковым. Почему Лимонов скептически относится к Павлу Грудинину и считает, что наилучшим вариантом для РФ стал бы выбор Путиным преемника? Сидеть и не дергаться?

18 января, 12:02

Мои твиты

Ср, 17:35: Кто ответит за Ил-103? И от АПН Северо-Запад https://t.co/bOpbNJw55E Ср, 21:03: Эдуард Лимонов: цена нерешительности Путина https://t.co/1gkoyUDkY1 Ср, 21:33: "Суперджетовщина" позорно сдыхает... https://t.co/llYMv5dPx1 Ср, 22:17: Уходят актеры нашего детства https://t.co/vTKczlF6IM

17 января, 21:03

Эдуард Лимонов: цена нерешительности Путина

Эдуард Лимонов: цена нерешительности Путинаhttps://youtu.be/RO84N_ahV5QПутин - диктатор или...

Выбор редакции
16 января, 23:59

Опасные связи. Эдуард Лимонов

Опасные связи. Это был французский роман XVIII века, под таким названием, автор Шодерло де Лакло....

16 января, 19:50

Политика: Анпилов запомнится человеком, который не стал брать Кремль

Смерть Виктора Анпилова, несмотря на всю противоречивость этой фигуры, напомнила о том, какое именно качество ценит наш народ в политиках. По крайней мере, претендующих на то, чтобы выражать мнение и интересы этого самого народа. Честность и идейность – это очень важно, чтобы твое имя осталось в истории России. Анпилов умер на посту – схватил инсульт по дороге на встречу с одним из кандидатов в президенты. Умер человек, который еще при жизни стал одним из символов 90-х, и теперь уж точно ушел в русскую историю. Виктор Анпилов стал олицетворением бунта 90-х – не того бунта, что заканчивается насилием со стороны восставших, а того, что выражает гнев, протест и недоумение угнетенных. Он никогда не занимал никаких постов – в советские годы был журналистом-международником, а в 1990-м на волне демократизации был избран депутатом Моссовета. В октябре 1993-го Моссовет разогнали, Верховный Совет расстреляли, а самого Анпилова арестовали, но он к этому времени уже приобрел всенародную известность. 1992–1993 – вот время Анпилова. Именно тогда он организовывал и возглавлял марши протеста против либеральных реформ – а точнее, против «реставрации капитализма» как такового. Анпилов стал последним и самым ярким защитником советского, социалистического строя – античубайсом того времени. Либералы сравнивали его с Шариковым, называли «вождем безумных старух» – а он вел людей на митинг протеста, говорил о том, что нельзя ликвидировать общенародную собственность и общественный строй, основанный на стремлении к справедливости во всем. КПСС запретили, номенклатурные коммунисты потеряли власть или перекрасились, и только единственная открыто оппозиционная газета «День» обличала «ельцинский режим». Противостояние шло по линии президент – парламент, но у Верховного Совета не было никакой опоры в элите и СМИ. Да, на стороне парламента были Конституция и очень большая часть недовольного «реформами» населения, но инициатива и реальная власть были в руках Ельцина. В этих условиях выйти на улицу протестовать мало у кого из недовольных хватало сил – люди были заняты выживанием, зарабатыванием, приспособлением. Молодые да циничные покупали и продавали, немолодые да идеалистичные пили и в ужасе наблюдали за крушением всей привычной жизни: производства, армии, науки. Люди одновременно и не верили в необратимость происходящих перемен, и не видели способа предотвратить разрушение, из которого со временем, как обещали реформаторы, родится новая жизнь – страна и общество пребывали в межвременьи. И только Анпилов бился на площадях столицы за старый, ушедший мир – мир, который разрушили сначала непутевые реформы Горбачева, а потом и сознательный демонтаж «правительства реформ». Разочарование массы людей в коммунистической власти было в начале 90-х еще велико, а разочарование в новых, посткоммунистических реформаторах еще не достигло апогея. Да и теплилась у многих еще надежда, что реформы каким-то чудом вырулят в правильную сторону. Народ наблюдал за перебранкой Ельцина с Хасбулатовым и Руцким – на фоне сообщений о войне в Югославии, в Карабахе, Таджикистане, Приднестровье, Южной Осетии. На фоне развала страны на 15 частей, невыплат зарплат, потянувшихся в Россию беженцев и переселенцев из Средней Азии, с Кавказа и даже из формально российской Чечни. Два этих года, 1992-й и 1993-й, были временем формального двоевластия – ход событий не оставлял сомнений в том, кто выйдет победителем. Ельцин – который решился на конституционный переворот, на разгон и даже расстрел парламента. А Анпилов не решился. Нет, не в сентябре – октябре 1993-го, когда был участником двухнедельного противостояния уже отключенного и оцепленного парламента и отрешенного президента, и даже не 3 октября, когда толпа прорвала оцепление и хлынула к Белому дому. А весной 1992-го, когда Анпилов собирал стотысячные митинги у стен Кремля. Это про них потом скажет Эдуард Лимонов – мол, тогда Анпилов мог взять Кремль. Да, организованный анпиловской «Трудовой Россией» первомайский митинг мог бы теоретически перерасти в восстание, в бунт против власти, в штурм Кремля. Это был массовый митинг возмущенных, обворованных людей, и они могли пойти на все, если бы их толкали вперед провокаторы или профессиональные революционеры. Но Анпилов не был ни провокатором, ни революционером. Он был хорошим честным советским человеком, не разочаровавшимся в идеалах даже тогда, когда они стали немодными, проигравшими, когда от них отвернулись другие. Анпилов не повел людей на штурм Кремля – который мог бы быть взят, но, скорее всего, стал бы лишь первым актом гражданской войны. Не потому, что Ельцина было кому защищать, а потому, что к власти пришел бы непонятный компот из малокомпетентных депутатов Верховного Совета, остатков советской номенклатуры и возмущенных популистов. Старое советское руководство было полностью дискредитировано, новое российское оказалось бы свергнутым – и началась бы новая фаза борьбы за власть с участием проигравших ельцинистов. Национальные провинции вышли бы из состава страны – второй за год переворот в столице вполне мог бы привести к тому, что мы погрузились бы в хаос гражданской войны. Боялся ли этого Анпилов? Видел ли он эту угрозу? Неизвестно – но он не хотел ни крови, ни революции. Это был не его уровень? Вполне может быть, но в истории ничего не бывает случайным. Анпилов не стал в 1992-м Лениным не потому, что он им не был, а потому, что тогда и не было условий для появления нового Ленина. Но Россия запомнит Виктора Анпилова не за то, что он не развязал гражданскую войну (которую год с небольшим спустя чуть не развязал Борис Ельцин), а потому, что был искренним, неистовым борцом за справедливость. Понимание которой, конечно же, может различаться у разных людей, даже меняться вместе с эпохой – но не меняется уважение к тем, кто способен быть верным тому, что считает высшим идеалом. Теги:  митинги, история России, некролог, коммунисты, протест, 90-е

16 января, 06:01

Если хорошо поставить себя на зоне, то там можно жить лучше, чем на воле. По крайней мере, беззаботн

  • 0

«Хоть отъешься, Вениаминыч!»Эдуард Лимонов об особенностях национальной отсидки, тюремных нравах и золотых кабанчикахЭдуард ЛимоновФото: Дмитрий Серебряков/ТАССВ связи с тем, что хитрые правозащитники вынюхали наличие тюремных камер, якобы для VIP -сидельцев, в тюрьме с донельзя поэтичным именем «Матросская тишина», вспомнил я мои тюремные годы. С ностальгической грустью, признаю.И хочу бросить в мир мои пару сотен слов по этому поводу.Вот, держите!В конце моего пятнадцатимесячного пребывания в стенах тюрьмы «Лефортово», далее меня и моих товарищей должны были перебросить на суд в Саратов, я три недели просидел один. Так случилось.Я не просил о том, чтоб позволили сидеть одному, как сейчас просит Улюкаев, просто кого-то увезли в лагерь, ещё одного парня перевели в другую хату (камеру), я остался один случайно, но оказалось, сидеть одному удобно.На одном «дубке» (ну, старая тумбочка, окрашенная в блекло-голубой цвет) у меня расположились книги, на другом — тетрадки с документами и моей писаниной, на третьем — хлеб там и всякое такое хозяйственно-кухонное.ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕТюрьма по классовому признаку: Кому на нарах сидеть хорошоVIP-камер в «Матросской тишине» не нашли, но замначальника уволилиЭкономия времени образовалась значительная. Заправившись тюремной кашей, я прыгал за стол и начинал писать.В хате у меня было чисто, я натирал все собственноручно, для себя стараясь, и никто не отвлекал, разговаривая, и конвойным уже не нужно было меня выводить после обеда в свободную хату писать.Всем было удобно.Однако по прошествии 21 дня пришёл замначальника тюрьмы и сказал:«Мы Вас, Эдуард Вениаминович, всё же переведём в другую хату, больше не можем вас одного содержать, внутренний распорядок и международную Женевскую конвенцию не можем нарушать.Поместим Вас к богатому парню, таможеннику. У него там холодильник есть, едой набитый, его хорошо греют (кормят, присылают передачи) с воли. Хоть отъешься, Вениаминыч, а то в Саратов приедешь, там скажут, что мы тебя в «Лефортово» голодом морили".«Ой! Терпеть не могу бизнесменов», — только и сказал я.А сам подумал: «К Радуеву просил посадить, не посадили, я бы книгу потом написал; а тут перед судом к таможеннику поместят, таможенник это всё равно, что мент».Таможенник оказался здоровенным парнягой, нахальным и неторопливым, похожим на олигарха Полонского. У него действительно, в ногах за его шконкой (кроватью), на «дубке» стоял небольшой белый холодильник, битком набитый едой.Первое, что он попытался сделать, это чтоб у меня крыша поехала — выложил такие огромные брусья рыбы белой и красной из холодильника и предложил мне её съесть, поскольку он рыбу терпеть не может, а ему всё шлют. «Ешь, пропадёт же…».Таможенник был ленивый, он даже тюремную гимнастику особую изобрёл и делал упражнения, лёжа в кровати.Был он очень нудный и от одного его присутствия со мной рядом у меня снизилась писательская производительность. Но я его рыбу ел за обе щёки и вскоре заметил, что я этой рыбой пропах, как эскимос.После суда в Саратове, он занял ещё десять месяцев жизни, я сидел в лагере под городом Энгельс, это, знаете, бывшая столица немцев Поволжья.В лагере мне показывали пару местных энгельсовских бизнесменов, из которых администрация выжимает, не торопясь, кафельную плитку, «столовую вот за их счёт новую построили». Эти идиоты, сказал мне мой новый дружок Юрка, оплатили все ремонтные работы в лагере, думали, их выпустят по УДО, но кто ж их выпустит, таких богатеньких золотых кабанчиков. «Ну, в качестве благодарности выпустят по УДО за пару месяцев до окончания срока», — Юрка улыбался вовсю.Так что у меня опыт есть. Я считаю, что правозащитники ни хрена не понимают в тюремно-лагерной механике.Из богатеньких в тюрьме и в лагере выжимают всё, что могут выжать, собственно, для общего тюремного блага. Делают ремонты и евроремонты.Государство ведь на зэков и на их содержание, а уж тем более на, что называется, реновацию, как правило, старых тюремно-лагерных помещений, фактически мало чего даёт.Может, где и воруют, но мало где, потому как боятся воровать, дальше ФСИН катиться по службе менту некуда. А в тюрьме все на виду. Тюрьма — место такое, что языки сами от печали развязываются.Думаю в «Матроске» ничего иного и не происходило. Кто-то из бизнесменов взялся в обмен на туманные обещания оплатить евроремонт.Если зэков спросить, они завсегда за ремонт.А правозащитники сами не сидят, потому им нужды зэковские мало понятны.А зэки хитрые, спят и видят, чтобы к ним в хату богатый кабанчик бы заехал. Стараются и переманить кабанчика, влияя на конвой, ну, на «вертухов».Что до телевизоров, увиденных правозащитниками, и то они уже в моё время фактически в каждой хате были. Их же с воли родственники могут загнать.

15 января, 11:18

«Хоть отъешься, Вениаминыч!»

Эдуард Лимонов об особенностях национальной отсидки, тюремных нравах и золотых кабанчиках

Выбор редакции
14 января, 16:30

Эрдоган разбушевался. Эдуард Лимонов

В провинции Хатай (южная провинция Турции, пограничная с Сирией) собрались турецкие танки. Якобы отправлены для...

Выбор редакции
12 января, 16:57

Древние польские обиды. Эдуард Лимонов

Тут поляки только что расчесали свою и нашу рану. В энный раз (в третий, что...

10 января, 22:30

Moonraker. Эдуард Лимонов

Moonraker. Есть под таким названием фильм из серии бондианы. Сюжет таков. За маской добропорядочного американского...

09 января, 15:10

Государства-химеры: сопротивление налаживается. Эдуард Лимонов

Эдуард Лимонов о мигрантах и большинстве В эти дни у так называемой прогрессивной общественности вызывает...

09 января, 00:02

С Новым Годом, товарищи мексиканцы! Эдуард Лимонов

Глава ЦРУ, то бишь CIA по-ихнему, Марк Помпео заявил, что Россия уже вмешивается в предстоящие...

30 декабря 2017, 07:50

«Мне кажется, что первое место займет татарское «бетте», в смысле «хватит»

Самыми популярными русскоязычными словами 2017-го признаны «реновация», «хайп» и «биткоин». А какие слова, выражения и имена людей были в Татарстане в тренде в этом году? И какое слово, на ваш взгляд, было главным в России и в мире в уходящем 2017-м и почему? «БИЗНЕС Online» отвечают Максим Шевченко, Эдуард Лимонов, Максим Калашников, Александр Сидякин, Айрат Фаррахов, Ркаил Зайдулла и другие.

29 декабря 2017, 19:29

Лауреат "Оскара" экранизирует биографию Эдуарда Лимонова

Польский режиссер Павел Павликовский экранизирует биографию российского писателя Эдуарда Лимонова. Об этом 29 декабря пишет Variety. Съемки фильма назначили на 2018 год.Павликовский уже написал сценарий по роману-биографии французского писателя Эмманюэля Каррера "Лимонов", которая вышла в 2011 году. Книга стала бестселлером в Италии и Франции и получила престижную французскую премию Ренодо. Сам писатель говорил, что книга "Лимонов" ближе к роману, чем к классической биографии.Variety пишет, что картину будут снимать на русском, французском и английском языках. Предварительный бюджет - €16 млн ($19 млн). Каррер и Лимонов будут на съемках консультантами. Кастинг актеров еще не проводили.Павел Павликовский - режиссер, документалист и сценарист. За свой последний фильм - черно-белую картину "Ида" - Павликовский получил премию "Оскар" в 2015 году в номинации "лучший фильм на иностранном языке". За награду с "Идой" соперничал "Левиафан" Андрея Звягинцева.Эдуард Лимонов (настоящая фамилия Савенко) - писатель, поэт, публицист и активист. В 1960-е был участником авангардной литературной группы "Конкрет". В 1974 году эмигрировал из СССР в США. По его словам, к этому его вынудили сотрудники КГБ, которые пытались завербовать его. В 1980 году приехал во Францию, а спустя семь лет получил французское гражданство. Лимонов вернулся в Россию в 1991 году, где спустя два года основал Национал-большевистскую партию (в 2007 году суд запретил ее деятельность на территории России). Был активным участником акций движения "Стратегия-31". Лимонов - автор десяти с лишним романов, а также нескольких сборников рассказов и эссе. Последние несколько лет часто публиковал колонки в газете "Известия".\чно приговорил Уильяма Браудера к девяти годам колонии11:1929 декабря 2017 г. (https://rtvi.com/news/827...)

29 декабря 2017, 17:15

Обама им милее. Эдуард Лимонов

СМИ во всю пишут о результатах опроса компании Gallup: там, в этом опросе, Обама опередил...

29 декабря 2017, 17:00

Интеллигенция и либералы

Нам только повод дай, а что сказать, мы всегда найдем. Повод дала Татьяна Никитична Толстая, вдруг заявившая, что я «презираю интеллигенцию». Бог с вами, Татьяна Никитична, как вам такое вообще в голову могло прийти. Ряд моих недавних текстов действительно имел критический настрой — но касался он никак не интеллигенции в целом, но либеральной интеллигенции, или, […]

Выбор редакции
25 декабря 2017, 16:41

Последняя любовь Парижа

На завтраке в парижском «Георге Пятом» я сижу рядом с русским писателем Ерофеевым. Завтрак отстойный,...

25 декабря 2017, 08:56

Эдуард Лимонов: США: Не прощаются и не уходят

Об американские политике и о том, как Москва мечтает помириться с Вашингтоном

07 января 2017, 20:30

Александру Дугину - 55

Сегодня исполняется 55 лет философу Александру Дугину. Я не разделяю его политических взглядов и лично с ним не знаком, но как неординарная личность он мне, безусловно, интересен. Тем более что с нами уже нет ни Евгения Головина, ни Юрия Мамлеева, ни Гейдара Джемаля. Дугин - едва ли не последний живой член знаменитого Южинского кружка. Как писал Марк Сэджвик в своей книге о российском традиционализме (Сэджвик М. Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века / Пер. с англ. М. Маршака (1-5 главы) и А. Лазарева; научная редактура Б. Фаликова. — М.: Новое литератур­ное обозрение, 2014): "Кружок Головина почти не привлекал внимания властей, хотя Джемаля, по слухам, несколько раз сажали в сумасшедший дом (это был стандартный способ репрессий, направленных на диссидентов). КГБ явно терпел подобные кружки, но лишь в определенных рамках, которые Дугин заметно переступил. В 1983 году власти узнали о вечеринке в мастерской одного художника, на которой Дугин играл на гитаре и пел то, что он называл «мистическо-антикоммунистической песней». Его на недолгое время задержали. КГБ обнаружил в его квартире запрещенную литературу, в основном книги Александра Сол­женицына и Мамлеева (писателя, который входил в кружок Головина, но эмигрировал в США еще до того, как в нем по­явился Дугин). Дугина отчислили из МАИ, где он тогда учил­ся. Он нашел себе место дворника и продолжал посещать Ле­нинскую библиотеку по поддельному читательскому билету".Члены Южинского кружка: Александр Дугин, Гейдар Джемаль, Евгений Головин и Юрий Мамлеев.Далее приведены фрагменты из упомянутой книги Сэджвика.Политическая деятельность Дугина в 1990-е годыДля Дугина, которого некогда КГБ арестовал как диссидента, переход к сотрудничеству с Зюгановым, лидером КПРФ, был довольно удивительной трансформацией. Как мы еще увидим, позже с ним произошла еще одна трансформация того же масштаба, когда при президенте Путине он начал выходить из сферы влияния КПРФ и двигаться в сторону политического мейнстрима. Эти перемены не говорят о непостоянстве Дуги­на. Как и Эвола, он всегда был верен только своей собственной идеологии, а не существующим вокруг политическим партиям. Его собственное объяснение первого превращения — из диссидента-антисоветчика в товарища лидера коммуни­стов — двоякое. Во-первых, в 1989 году он совершил несколько поездок на Запад, читая лекции «новым правым» во Франции, Испании и Бельгии. Эти поездки значительно изменили пози­цию Дугина. Большую часть жизни он считал, что «советская реальность» — это «худшее, что можно себе вообразить», а тут, к своему изумлению, он обнаружил, что западная реальность еще хуже, и подобная реакция не была редкостью среди совет­ских диссидентов при столкновении с Западом. Во-вторых, его новая политическая позиция была сформирована событиями августа 1991 года, когда Государственный комитет по чрезвы­чайному положению (ГКЧП) не смог захватить власть путем плохо спланированного переворота, послужившего толчком к окончательному распаду Советского Союза. Документ, кото­рый обычно считают манифестом ГКЧП, «Слово к народу», был опубликован 23 июля 1991 года в газете «Советская Рос­сия» и написан будущими соратниками Дугина, Геннадием Зюгановым и Александром Прохановым. По собственным словам Дугина, вышедшие на улицы Москвы толпы, требую­щие демократии, свободы и рынка, внушили ему такое отвра­щение, что он в конце концов обнаружил, что является скорее просоветским человеком, — и это в тот самый момент, когда Советский Союз переставал существовать.Не ограничиваясь этими объяснениями, мы должны рас­смотреть, какие модификации привнес Дугин в традициона­листскую философию, а также каковы были особые характе­ристики российской политической жизни сразу после развала СССР. Первой модификацией Дугина было «исправление» геноновского понимания православия, что схоже с «исправлени­ем» взглядов Генона на буддизм, проделанным Кумарасвами. Это исправление наиболее четко выражено в его работе «Ме­тафизика благой вести: православный эзотеризм» (1996). Здесь Дугин следует за Жаном Бье (Bies), французом, православным шуонианцем, утверждая, что христианство, которое отвергал Генон,— это западное христианство. Генон правильно отвергал католичество, но ошибался в отношении восточного православия, которое он плохо знал. Согласно Дугину (и Бье), православие, в отличие от католичества, никогда не теряло своей инициатической ценности и поэтому оставалось тра­дицией, к которой может обратиться любой традиционалист. Затем Дугин перевел многие термины традиционалистской философии на язык православия. С новыми ориентирами традиционализм Дугина вел не к суфизму как эзотерической практике ислама, а к русскому православию как к экзотериче­ской и эзотерической практике. Разновидностью православия, которое Дугин избрал для себя лично, было старообрядчество в его «единоверческой» версии. Для будущих отношений Дугина с российским политическим мейнстримом важно то, что Единоверческая церковь (в отличие от большинства направ­лений старообрядчества) признает власть патриарха, а так­же, ответно, признается и Русской православной церковью.Второй и чуть более поздней модификацией традицио­нализма стало его соединение с идеологией, известной как евразийство. В результате возникло нечто, похожее по взгля­дам на систему представлений, изложенную в книге «Clash of Civilizations» («Столкновение цивилизаций») Самуэля Хантингтона, и почти столь же влиятельное. К концу 1990-х Дугин стал самым видным представителем неоевразийства. Первоначально движение и идеология евразийства воз­никли в Праге, Берлине и Париже в начале 1920-х благодаря деятельности русских эмигрантов-интеллектуалов, таких как географ П.Н. Савицкий, лингвист князь Н.С. Трубецкой и фи­лософ права Н.Н. Алексеев. Они опирались на славянофилов и панславистов XIX века, особенно на Константина Леонтье­ва и Николая Данилевского, и надеялись, что их учение рас­пространится в СССР среди советской элиты и породит «вну­треннюю оппозицию». Так случилось, что в Советском Союзе евразийство привлекло к себе внимание лишь в 1980-х, после публикации, и то в Венгрии, «Науки об этносе» Льва Гумиле­ва, но только в конце 1990-х при помощи Дугина и в модифи­цированной форме евразийство стало значимым явлением. Версия Дугина известна как неоевразийство, и этот же термин применяется в отношении теорий Гумилева и ряда других фи­гур, таких, например, как А.С. Панарин. Все они представляют собой различные версии евразийства 1920-х годов, но нас бу­дет интересовать только версия Дугина.Славянофилов и панславистов, а также евразийцев 1920-х и Дугина роднит убеждение, что Россия фундаментально от­личается от Запада своей духовностью и органическим харак­тером своего общества. Однако между этими интеллектуаль­ными движениями есть и ряд расхождений. Славянофилы были первыми российскими интеллектуа­лами, которые пытались определить русскую идентичность через противопоставление Европе, примерно также как запад­ные интеллектуалы в то же самое время определяли Запад по контрасту с заморскими европейскими колониями. Такое про­тивопоставление «другому» было центральным элементом национализма XIX века. Оно способствовало утверждению западной идентичности как цивилизованной и рациональ­ной, в отличие от якобы нецивилизованных и иррацио­нальных народов европейских колоний, и эта идентичность в значительной степени заменила прежнюю, представляю­щую европейцев как христиан. Однако славянофилы, вместо того чтобы также сместить акцент с религии на цивилизацию и рациональность, наоборот, подчеркивали религию и соци­альную солидарность, противопоставляя их сухой рациональ­ности и моральному разложению Европы. В этом они опира­лись на ту критику, которую романтики выдвинули против ранней модерности, причем так, как их западные коллеги пре­жде никогда не делали.Евразийцы 1920-х следовали той же схеме, что славянофи­лы и панслависты, слегка обновив свою критику западной современности, чтобы включить в нее отрицание «механи­цизма». Они признавали достижения Запада в технологиче­ской сфере, но позитивно противопоставляли им «органицизм», свойственный русской и евразийской цивилизации, а также критиковали Запад за секуляризацию и атомизацию общества, совершенные во имя индивидуализма. Их пред­ставления о Западе, по существу, мало чем отличались от взглядов Г енона. Нет свидетельств того, что кто-нибудь из евразийцев этого периода читал Генона (чьи работы тогда только начали завоевывать популярность), но и Генон, и ев­разийцы формулировали свои идеи в одно и то же время, по­этому в них отразились общие тенденции эпохи. Для Дугина синтезировать евразийские представления о Западе с представлениями, характерными для традиционализма, оказа­лось несложно.Чтобы завершить наше описание того, как традиционалисту удался союз с марксистами, мы должны ненадолго обратиться к некоторым специфическим характеристикам российской политической жизни раннего постсоветского периода6, когда перестало работать стандартное деление на левых, правых и центр. С самых первых дней перестройки либерализм был радикальным, а коммунизм — консерватив¬ным политическим феноменом. Когда в 1990 году в недрах Коммунистической партии зародилась и кристаллизовалась вокруг КПРФ, возглавляемой Геннадием Зюгановым, орга¬низованная политическая оппозиция перестройке, идеоло¬гически она объединилась с «патриотами» Проханова. Этот союз начался с образования общего фронта, который часто определялся как «красно-коричневый»: КПРФ выступала в роли «красных», а «патриоты» — «коричневых» (фашистов). Сам Дугин предпочитал обозначение «красно-белые».Более важным, чем деление на правых и левых, было деле¬ние на тех, кто, подобно Ельцину, разделял некое представ¬ление о либеральной, демократической России, поддержи¬вающей хорошие отношения с Западом (их стали называть «либералами»), и тех, кто его отвергал (их стали называть «оппозиция»). Разные части этой оппозиции в разное время принимали разные названия (коммунисты, «патриоты», на¬ционалисты или даже монархисты), но сама принадлежность к оппозиции была важнее, чем принадлежность к той или иной конкретной фракции. Схожая схема недолгое время су¬ществовала в Германии во время Веймарской республики, ког¬да в первые послевоенные годы внутри коммунистического движения развилось национал-коммунистическое направление, а среди правых в 1929 году— национал-большевистское, к которому примыкали и некоторые будущие нацисты. В 1991 году Дугин начал публиковаться в газете Проханова «День», у которой тогда было около 150 000 читателей. Идеи, которые Проханов позволял Дугину обнародовать в своем «Дне», были заимствованы у Эволы и Генона, а также у западноевропейских «новых правых»: «антикапиталистов» (формулировка Дугина), таких как итальянский мусульманин-эволианец Клаудио Мутти и самый крупный интеллектуальный лидер французских «новых правых» Ален де Бенуа.В этот период Дугин был решительным членом оппозиции, как и коммунисты Зюганова. Для Дугина принадлежность Зюганова к оппозиции значила больше, чем его «марксизм», который, в конечном счете, был не столь марксистским. По словам Александра Ципко, бывшего в те годы политическим советником Горбачева: «Сама мысль поставить идею “нации” и “государства” над идеей освобождения рабочего класса [что и делали в КПРФ] напрямую противоречит духу и доктрине марксизма». Таким образом, становится понятно, как такой традиционалист, как Дугин, мог войти в союз с КПРФ, но остается вопрос, что могло заинтересовать КПРФ в дугинском неоевразийстве. Ответ состоит в том, что многочисленные группы, составлявшие оппозицию, имели общие интересы и общих врагов, но у них не было объединяющей идеологии. Национализм на первый взгляд казался подходящим для целей оппозиции, но этнический национализм, знакомый Западной Европе со времен Французской революции, едва ли соответствовал российским условиям, так как Российская Федерация — многонациональное государство. Этнический национализм не мог играть никакой роли в легитимации царского или советского режимов, и даже лидер «Памяти» Дмитрий Васильев был вынужден прибавить к своей декларации, утверждавшей, что «наша цель — пробудить национальное самосознание русских людей», фразу «и всех других народов, проживающих на нашей родине».Этнический национализм, если брать его в самой крайней логической версии, в конце XX века мог привести к еще большему сокращению территории России, нежели это произошло в 1991 году. Хотя такой вариант развития событий и рассматривался некоторыми немногочисленными радикально-либеральными интеллектуалами в Москве, он стал бы проклятием для большинства обычных российских граждан. Приведению в жизнь этого плана мешало и то соображение, что большая часть этнических русских осталась бы за пределами любого чисто русского территориального ядра. Итак, дугинское неоевразийство было наиболее всеохватывающей формой национализма, наилучшим образом при¬способленной к российским условиям. Евразийский блок под руководством России включал бы не только всю Российскую Федерацию, но и, согласно большинству евразийских версий, территории Украины и Беларуси. Некоторые также предпола¬гали включить в него не только территории бывшего СССР, но и большую часть исламского мира.Отношения между Россией и исламским миром были цен¬тральным парадоксом в идеологии оппозиции и неоевра- зийской мысли. С одной стороны, события в Афганистане в 1980-х годах, в Чечне и в самой Москве в 1990-х годах должны были вызвать ощутимую враждебность по отношению к ис¬ламу и исламизму в российской армии и у широкой публики, к тому же антиисламские чувства поощрял и использовал в своих целях президент Ельцин. Какие-то расистские чувства против «черных» с Кавказа имели место, и порой они выли¬вались в чисто расистские уличные акции. Схожие расистские чувства регулярно эксплуатировали крупные группировки ультраправых на Западе. С другой стороны, Советский Союз долго культивировал дружеские отношения с арабским ми¬ром, видя в ближневосточных странах фактических или по¬тенциальных союзников в борьбе с США.Каковы бы ни были настроения в обществе, Русская церковь обычно с симпатией относилась к исламу. «Я уважаю ислам и другие религии, —заявил Дмитрий Васильев в 1989 году, —Хомейни великий человек, который борется за ислам и чистоту исламской традиции. Мы с теми, у кого есть вера в Бога». Схожей линии придерживались позже и более важные фигуры оппозиции. Дугин, Проханов и Зюганов высказывались в пользу союза с исламом. Для Дугина «Новая фаза мировой стратегии Зверя состоит в подчинении русского народа глобальной власти, с одной стороны, и атаки на самый мощный бастион традиции, ныне представленный исламом, с другой стороны». Для Зюганова «...в конце XX века все более и более очевидно, что исламский путь становится реальной альтернативой гегемонии западной цивилизации... Фундаментализм — это... возврат к многовековой национальной духовной традиции... к моральным нормам и отношениям между людьми».Зюганов был важной фигурой в российской политической жизни, а Проханов был важной фигурой для Зюганова. Некоторые комментаторы согласны в том, что Проханов был инструментом сближения Зюганова с оппозиционными группами, а также ключом к поразительному успеху его партии на выборах в Думу в декабре 1995 года, в результате которых КПРФ получила большинство парламентских места и удерживала его до выборов 1999 года, хотя ее значение после этого и стало снижаться. Также многие полагают, что газета Проханова «День» была чрезвычайно важна для популяризации неоевразийства и превращения его в «общий фокус “красно-коричневой” коалиции России». Один комментатор даже заявил (позволив себе некото¬рые преувеличения), что не партийный орган печати «Правда», а газета Проханова «представляла идеологию коммунистического мейнстрима». «Зюганов использовал евразийство для переоформления коммунистической партии, — писал другой обозреватель, — и добился в этом фантастических успехов». Роль неоевразийства и самого Дугина в рамках самой оппозиции была центральной. Таково мнение многих западных обозревателей, особенно после выхода в свет бестселлера Дугина «Основы геополитики: геополитическое будущее России» (1997)- «Основы геополитики» — это самый важный и успешный труд Дугина. В 1997 году он «был темой жарких споров среди военных и гражданских аналитиков в многочисленных институтах... [хотя у одного наблюдателя] создалось впечатление, что спорили больше, чем читали». Интерес российских военных к книге Дугина означал, что и в некоторых кругах за границей ей тоже уделяли больше внимания. Дугин также опубликовал статью «Геополитика как судьба» в армейской газете «Красная звезда» (выпуск за 25 апреля 1997 года). «Основы геополитики» получили поддержку армии по крайней мере в лице генерал-лейтенанта Николая Павловича Клокотова, инструктора при Военной академии генерального штаба, где Дугин выступал по приглашению Игоря Николаевича Родионова, позже министра обороны при президенте Ельцине.«Основы геополитики» ратовали за союз с исламом. Также в них содержался призыв создать ось Берлин-Москва-Токио (чтобы противостоять американо-атлантической угрозе), вернуть Германии Калининградскую область, а Японии Курильские острова — и то и другое было захвачено Советским Союзом после Второй мировой войны. «Сходство между иде¬ями Дугина и взглядами российского истеблишмента, — писал Чарльз Клоувер во влиятельном американском журнале Foreign Affairs, — слишком разительно, чтобы его игнориро¬вать». В доказательство своих слов Клоувер указывает на сде¬ланное в 1998 году Россией предложение вернуть Курилы и сближение России с Ираном и Иракомз. Конечно, и то и другое можно вполне удовлетворительно объяснить и без ссылок на Дугина или традиционализм, однако ясно, что идеи Дугина казались менее эксцентричными для российской публики, нежели для западной.Лучше всех, пожалуй, эти идеи проанализировал придерживающийся либеральных взглядов интеллектуал Игорь Виноградов, издатель журнала «Континент». Говоря о корнях евразийства, уходящих в 1920-е годы, Виноградов заявил, что «уже в ту пору это движение достаточно хорошо продемонстрировало свою омертвелую утопичность» — его возражение против утопичности, очевидно, состояло в том, что она имеет тенденцию завершаться тоталитаризмом. О неоевразийцах 1990-х Виноградов говорит следующее:Они предприняли гальванизацию реакционной утопии, которая давным-давно доказала свою несостоятельность, пытаясь оживить ее путем впрыскивания новой вакцины — комбинации «Православия» и «Ислама» во имя борьбы с коварным «Сионизмом», загнивающим западным «Католицизмом» и любым видом жидомасонства... При всей их [интеллектуальной] неумелости они опасны. Помимо прочего, соблазн религиозного фундаментализма в наш век неверия и общего духовного распада очень привлекателен для многих отчаявшихся людей, которые заблудились в этом хаосе. Ответственность за оживление «несостоятельной» идеологии должны нести Дугин и традиционализм, очевидные источники этой «новой вакцины».Дугинское неоевразийство не является традиционалистским в узком смысле. Хотя информированный читатель легко может заметить в нем влияние традиционализма и в «Основах геополитики» даже есть раздел, посвященный отношению современных геополитиков к сакральной географии, но слова «традиция» нет в тезаурусе этой книги, и среди отрывков важных для Дугина текстов, которые там приводятся и среди которых лидирует Хэлфорд Макиндер, нет ни традиционалистских, ни других философских текстов. Тем не менее «Ос¬новы геополитики» — еще один пример успешной реактуали¬зации «мягкого» традиционализма. Национал-болъшевистская партия При Ельцине самыми важными соратниками Дугина были Проханов и КПРФ, а после успеха «Основ геополитики» КПРФ официально закрепила это положение: в начале 1999 года Ду¬гина назначили особым советником Геннадия Николаевича Селезнева, спикера Думы и ее депутата от фракции коммунистов. Кроме того, он продолжал поддерживать контакты с западноевропейскими правыми. Дружеские отношения с некоторыми из них были установлены еще во время его пер¬вых поездок на Запад в 1989 году, затем они были подкреплены визитами в Россию де Бенуа и его бельгийского союзни¬ка Роберта Стейкера (его первый приезд состоялся в марте 1992 года), а также публикацией двух сборников статей Дугина на итальянском языке в 1991 и 1992 годах, что было сделано благодаря помощи Мутти4. Тем не менее политический союз, выдвинувший Дугина в действительно значительные публичные фигуры, был заключен с писателем совсем иного типа, нежели Проханов, а именно с Эдуардом Лимоновым. Дугин встретил Лимонова в оппозиционных кругах, связанных с Прохановым и Зюгановым. Лимонов тогда был готов порвать с Жириновским, в котором начали видеть беспринципного оппортуниста, и тут как раз выяснилось, что оба, и он и Дугин, разочаровались в «архаичности» существующей оппозиции. Они договорились о совместном демарше. Дугин хотел организовать общественное движение, но Лимонов настаивал на создании формальной политической партии, и в 1993 году они основали Национал-большевистскую партию (НБП) — это хлесткое название предложил Дугин, позаимствовав его скорее у русских эмигрантов 1920-х, чем у немцева. Третьим членом-основателем этой партии был музыкант Егор Летов, певец и анархист, чья рок-группа «Гражданская оборона» пользовалась значительной популярностью у слушателей в возрасте от 12 до 20 лет.Лимонов был публичным лидером НБП и «человеком действия», но им двигали скорее природная склонность к театральности и негативная реакция на западную культуру 1970-х годов, нежели традиционализм или какая-либо конкретная идеология. Первой акцией НБП была общемосковская кампания с плакатами, призывающими к бойкоту импортных товаров под лозунгом «Янки, прочь из России!». Это привлекло к партии благожелательное внимание многих. В числе последующих лозунгов был и такой: «Пейте квас, не кока-колу», придуманный Дугиным. Другие формы активности были менее успешными. Число членов в Москве никогда не превышало 500 человек и в целом по России могло достигать 2000, что вряд ли значимо для страны с населением в 150 миллионов человек. Альянсы Лимонова с двумя другими оппозиционными партиями были недолговечны. В 1995 году на выборах в Думу национал-большевики выдвигались как частные лица, после того как Министерство юстиции неоднократно отказывало в регистрации на выборах их партии. Дугин руководил предвыборной кампанией в Санкт- Петербурге, а Лимонов в Москве. Кампания Дугина получила широкую огласку благодаря поддержке Сергея Курехина, уважаемого рок- и джаз-музыканта, чья группа «Поп-механика» была очень популярна (по крайней мере в некоторых кругах). Популярность Курехина частично зижделась на его «мистификациях», самая известная из которых состояла в «научном доказательстве» того, что Ленин на самом деле представлял собой специфическую форму гриба. Он организовал бесплатный концерт под названием «Курехин за Дугина» и объяснял линию НБП в своих интервью различным изданиям. Несмотря на эту поддержку, Дугин набрал только 2493 голоса, что соответствовало 0,83% от числа участвовавших в выборах. Лимонов в Москве выступил чуть лучше, получив 1,84% (5555 голосов).Безусловно, в деятельности НБП присутствовали иронические и пародийные элементы, напоминающие прозу Лимонова. Ее политическая программа, например, включала право члена партии не прислушиваться к мнению своей девушки, а партийные инструкции по посещению кинотеатров (смотреть западные фильмы надлежало группами по 15 человек, а после просмотра предписывалось крушить зал), конечно, нельзя было воспринимать серьезно, хотя несколько кинотеатров действительно пострадало. Что можно сказать о таком обещании: «Мы сокрушим преступный мир. Его лучшие представители станут служить нации и государству. Остальные будут уничтожены военными методами»? Партийное приветствие — правая рука вскидывается, как у фашистов, а затем сжимается в кулак, как у большевиков, что сопровождается выкрикиванием «Да, смерть!» — также трудно воспринимать без намека на фарс. Эти элементы абсурда явно добавляли НБП привлекательности в контркуль¬турных кругах. Хотя это никогда не признавалось, НБП была скорее воплощением определенного отношения к жизни, чем серьезной политической организацией. Один критик, Илья Пономарев, даже назвал ее «постмодернистским эсте¬тическим проектом интеллектуальных провокаторов», что, вероятно, мало соответствует представлениям и деятельно¬сти региональных групп НБП, но не так далеко от истины в отношении ее центрального отделения. Претензию партии на абсолютную власть явно нужно принимать с долей иро¬нии. Для Дугина реальное значение НБП состояло в том, что в течение ряда лет она была базой для его публичных устных и письменных выступлений.Дугин-коммуникатор После того как Дугин покинул НБП, его базой стало его собственное издательство «Арктогея» (названное по имени скан¬динавского варианта Атлантиды). В «Арктогее» были опубликованы некоторые переводы западных традиционалистов, многие книги Дугина (он обычно писал по две книги в год) и некоторые романы Густава Майринка, немецкого писателя начала XX века, жившего в Праге и сильно интересовавшегося магией и оккультизмом. Дугин также пытался с переменным успехом распространять свою версию традиционализма через различные журналы, а также радио и интернет. И снова наиболыной популярно¬стью пользовалась самая «мягкая» версия традиционализма. Наиболее серьезный «теоретический» журнал «Милый ангел», выходивший с 1991 по 1997 год, имел небольшой тираж. Журнал более общей направленности «Элементы» начал выходить в 1993 году амбициозным тиражом в 50 000 экземпляров, но к 1996 году его тираж сократился до 2000 экземпляров, что тоже было внушительной цифрой. В 1998 году он вообще перестал выходить. Вероятно, столь же удачным оказался и веб-сайт Дугина, www.arctogaia.com (сейчас www.arcto.ru). Это был один из самых первых русскоязычных сайтов, созданный в 1998 году, за год до того, как использование интернета в России вышло за пределы ограниченного круга. (Рунет был запущен в 1995-1996 годах, но сперва не слишком активно использовался) Русский интернет в то время был столь плохо освоен, что ведущий политический блок «Единство» запустил свой сайт только за 12 дней до голосования на выборах 1999 года. К кон¬цу 1999 года «Арктогея» стала крупным сайтом с разделами по метафизике, политике, литературе и эротике и дискуссион¬ными форумами по традиционализму, герметизму, литературе и старообрядчеству. Один из первых пользователей Рунета вспоминает, что, учитывая общую малочисленность русских сайтов, «те, кто начинал активно использовать WWW, рано или поздно попадали на страницы [Дугина]».Доля Рунета, которую занимал сайт Дугина, с 1999 года суще¬ственно сократилась, так как сам русский интернет существен¬но вырос в объеме. Тем не менее присутствие Дугина где-то на краю киберпространства все еще ощущается. В одном обзоре политических веб-сайтов 2003 года они оценивались по шкале от 1 до 10 баллов за дизайн и контент («свежесть»), а также за удобство для пользователя. Сайт Дугина получил 5 за дизайн и контент против 5,6 балла, которые получили сайты веду¬щих американских и британских партий, 5,5 балла — ведущих российских партий и 1,6 — мелких российских партий. С оцен¬кой 9 за удобство для пользователя сайт Дугина легко обходил по средним показателям сайты всех ведущих партий России и других стран.Геноновский традиционализм в России Хотя все эти годы Дугин был самым видным традиционали¬стом России, менее политизированная разновидность тради¬ционализма, более соответствующая его западноевропейско¬му варианту и ставящая акцент на творчестве Генона, тоже присутствовала. Она возникла благодаря Юрию Стефанову, поэту и переводчику, который открыл Генона вместе с Головиным в начале 1960-х. Сразу же после распада СССР в 1991 году Стефанов опубликовал ряд статей о Геноне в «Вопросах философии», серьезном философском журнале, издававшемся Российской Академией наук, но имевшем более широкий круг читателей, чем обычно бывает у такого рода журналов. Ряд российских интеллектуалов, которые прочли этот номер, за¬интересовались традиционализмом в его неполитической форме. Наиболее активным среди них впоследствии стал Артур Медведев, сын офицера, как и Дугин, и выпускник факуль¬тета истории Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ).Медведев стал главным учеником Стефанова, а после смерти учителя — самым заметным неполитическим традиционалистом России. В 1993 году, заканчивая университет, он основал журнал «Волшебная гора». Этот журнал, названный по роману Томаса Манна, изначально затевался как литературный и философский, что-то вроде площадки для встреч интеллектуалов разных убеждений. Однако начиная со второго номера он становился все более традиционалистским, пока не превратился в российский эквивалент «Традиционных исследований». С 1993 года Медведев выпускал примерно по номеру в год, но после 2000 года журнал стал выходить чаще. Каждый его номер насчитывает около 300 страниц, что делает его значительно толще, чем любой подобный журнал на Западе. Как и его европейские аналоги, он содержит переводы классических традиционалистских текстов, классических нетрадиционалистских авторов, таких как Мулла Садра, новые статьи современных авторов и книжные рецензии. Большую часть новых статей пишут русские или русскоговорящие традиционалисты, но порой это бывают и современные запад¬ные традиционалисты, что связывает русский традиционализм с остальным миром. С конца 1990-х годов «Волшебная гора» выходила тиражом в 500 экземпляров. Медведев посчитал, что сможет продать и больше, но, так как журнал был некоммерческим и существовал только на пожертвования благожелателей, добавочная стоимость на больший тираж сделала бы его либо тоньше, либо хуже оформленным (сейчас он печатается на дорогой бумаге и с хорошим качеством печати), а и то и другое для него было неприемлемо. По оценкам Медведева, за все годы у него опубликовалось около 200 авторов. Эта цифра дает некоторое представление о размерах российского неполитического традиционалистского сообщества, вполне сравнимого с сообществами в других странах. Оно достаточно велико, чтобы заинтересовать коммерческие издательства, например такое, как «Беловодье», которое начало печатать переводы работ Генона и Эволы еще в на¬чале 1990-х и продолжило печатать новые переводы Генона в 2005 году.Между сообществами «Волшебной горы» и политического традиционализма есть несколько точек пересечения. Хотя большинство авторов «Волшебной горы» мало вовлечены в политику Дугина, а некоторые даже являются либералами по своим политическим убеждениям, последователи Дугина и Джемаля часто печатали в журнале Медведева статьи, посвященные духовным вопросам, как и поэт-традиционалист Евгений Головин. Медведев тем не менее обычно не пропускал в номер сугубо политические статьи.Далекие от политики авторы "Волшебной горы" относятся примерно к тому же типу людей, что и авторы похожих журналов во всем мире, хотя, возможно, у них более выражены свя¬зи с научным миром и поэзией. Как и последователи Шуона, они публикуют книги по разным темам, в которых находит свое отражение и традиционалистская точка зрения. Однако они не связаны ни с одним суфийским орденом и не образу¬ют духовной общины. Объяснение этому скрывается в исто¬ках русского традиционализма, которые обсуждались выше, а также в том убеждении, что русское православие само по себе несет инициатическую ценность, которой Генон не находил в западном христианстве. Стефанов интересовался Каббалой и гностицизмом, но всегда считал себя православным христианином. Схожим образом духовным следствием встречи с Г еноном и Стефановым для Медведева стало то, что он начал регулярно посещать церковные службы. Два самых близких товарища Медведева среди традиционалистов были старо¬обрядцами, хотя и из разных направлений.Русские традиционалисты проявляют некоторый интерес к исламу, но мусульманин, наиболее тесно связанный с «Вол¬шебной горой», — это мусульманин по рождению Али Тургиев, кавказец-космополит, микробиолог по профессии, который впервые столкнулся с традиционализмом на страницах «Во¬просов философии», а потом стал помощником Медведева. Тур¬гиев не видит необходимости в личной инициации как в дополнении регулярной практики ислама и больше интере¬суется эзотерической шиитской литературой, чем суфизмом (хотя сам является суннитом). В последние годы небольшое количество русских традиционалистов перешло в ислам, но в целом их влечет шиизм, в чем видно влияние шиита Джемаля. Хотя деятельность Джемаля (рассматриваемая в следующей главе) изначально носит политический харак¬тер, он по-прежнему является самым заметным российским мусульманином-традиционалистом. Как выразился один из новообращенных, отвечая на вопрос о том, хотел ли он когда- нибудь вступить в суфийский орден (тарикат): «А разве ши¬изм — это не один огромный тарикат?» Это не совсем обще¬распространенный взгляд, но его можно встретить и среди практикующих мусульман, и у внешних наблюдателей. Ряд воззрений, которые в суннитском исламе характерны только для суфизма, в шиизме являются мейнстримом.Группа, объединившаяся вокруг «Волшебной горы»,— не единственная группа не связанных с политикой российских традиционалистов, хотя и наиболее важная среди них. Есть сведения о кружке россиян, следующих тиджанийа, весьма важному в исламском мире суфийскому ордену, возглавляемому шейхом-швейцарцем, который некогда был марьямия. Есть еще ряд организаций, таких как Византийский клуб, воз¬главляемый Аркадием Малером, евреем и бывшим членом НБП, который ушел из этой партии вместе с Дугиным, а за¬тем оставил и Дугина, после чего с двумя товарищами основал отдельную группу Евразийский клуб, который постепенно стал более православным и сменил название кг.Византийский клуб. Малер также периодически пишет для «Волшебной горы». Группа «Волшебной горы» и другие, более мелкие группы типичны для традиционализма повсюду. Но вот фигура Дугина 1990-х годов была для него нетипична. Проект Эволы был столь же амбициозен, но дугинский — более успешен. В первые годы XXI века, как мы увидим далее, Дугин добился еще больших результатов.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

28 января 2016, 14:38

Это он,

Мне кажется, что Лимонову всё до фени. Кроме себя.М. Шемякин1953 Лимонову 10 лет.  С матерью в Харькове.1961 Харьков.19651965 Коля Мишин, Володя Алейников, Наташа Кутузова, Анна Рубинштейн, Эдуард Лимонов.1968 г. Москва.19701973   В  мастерской Петра Белкина. Москва.1970–е с женой Еленой Щаповой1974 с женой Еленой Щаповой.1974 Кира Сапгир, Аида Сычёва, Эдуард Лимонов, Елена Щапова, Ян Сатуновский   Москва, Измайлово.1974 Москва.197519771981 на конференции в University of Southern California in Los Angeles.19811982 г. Павловский,  ЭЛ, Эйдельман, Дауб Париж.1983 на крыше Notre-Dame de Paris.1983 Париж. В редакции правой газеты  Le choc du mois.1983 Париж1984 Париж1985 Париж1986 Париж.1987 Париж.1988 Париж.1989 Париж1989 г Возвращение из эмиграции.19891992 Марк Коэн, Эдуард Лимонов, Наталья Медведева, Ярослав Могутин. Париж.1992 на вилле ЛеПена.19931994 Первый номер газеты.19941995 г. СПб, клуб Сталепрокатного завода, А. Дугин, Э. Лимонов, А. Лебедев-Фронтов.1995 Эдуард Лимонов и Елизавета Блезе.1995. Лимонов во время избирательной кампании в Госдуму.1996 В мастерской Бориса Гусева.1996 Дума.19961997 Будённовск июль.19971998 Эдуард Лимонов, Thierry Marignac, Анастасия Лысогор, Данила Дубшин, Андрей и Светлана Криволаповы.1999 с Настей Лысогор.20002003. Возвращение из мест лишения свободы. Павелецкий вокзал.20052011 с Екатериной Волковой.201220132014 Эдуард Лимонов и Константин Долгов.20152016

27 декабря 2014, 18:31

Книги на прочтение в 2015 году

 Здесь будет список книг, которые у меня лежат в очереди на прочтении и будут прочитаны в 2015 году. Список неполный, так как некоторые книги я буду читать в электронном варианте (например, собрание сочинений Маркса и Энгельса), некоторые книги буду покупать (хотя в этом году покупок будет меньше чем в прошлом, ибо кризис и денег нет). Итак, поехали. 1. Мариам Петросян "Дом, в котором..."  Купил исключительно по принципу "обложка понравилась". Пока прочитал первый том из 3. Советовало аж двое человек. Что нашли - пока не вижу, какая-то скучная и нудная. Роман в 3 книгах о неких детях-инвалидах в детском доме. У детей серьезная и жесткая жизнь, иерархия отношений, разделение на "группировки" и все остальное. Идея, конечно, хорошая. Но пока как-то хреново раскрыта. 2. Захар Прилепин, "Патологии", "Грех", "Ботинки, полные горячей водкой", "Санькя", "Черная обезьяна", "Лес"  Купил почти всю прозу в одном томе, так как Захар в последнее время часто радует своими хорошими статьями. Автор - нацбол, тем не менее книжки, например, "Патологии" (про Чеченскую войну) и "Санькя" (биографию одного нацбола) рекомендуют к прочтению многие люди, даже достаточно далекие от НБП и Лимонова. В общем, почитаем. 3. Дмитрий Травин, Отар Маргания "Европейская модернизация" (в 2 томах)  Купил 2 тома за 110 рублей на распродаже. Книга, как нетрудно догадаться, про европейскую модернизацию. Судя по послесловию Егора Гайдара, написана либералами. Тем не менее, почитаем. 4. Людо Мартенс "Запрещенный Сталин"  Давно советовали почитать, и взял где-то осенью. Раскрыты основные этапы работы на государственной должности, раскрываются интриги, мифы о Сталине. Хорошая книга в библиотеку сталиниста. 5. Карен Армстронг "Иерусалим. Один город, три религии"  Покупала ещё года 2 назад мама, но недавно забрал у неё и положил на очередь на прочтение. Армстронг атеистка, автор ряда книг на религиозную тему. Тем не менее, почитать стоит. 6. Святитель Иоанн Златоуст "Житие. Поучения. Церковное почитание. Молитвы. Акафист. Канон"  Книгу купил на Православной ярмарке летом. Все никак не могу дойти. Один из серьезных Святых Отцов Церкви. Православным читать обязательно. 7. Карен Армстронг "История Бога. 4000 лет исканий в иудаизме, христианстве и исламе"  Бестселлер Карен Армстронг. Издание выполнено красиво, с частичным закосом под Библию (сделали закладку-шнурок). Читать собираюсь исключительно с целью оценить атеистическую критику (из атеистов, ибо, читал только Зенона Косидовского). 8. Алексей Кунгуров "Киевской Руси не было или что скрывают историки"  После "Секретных протоколов, которых не было" интерес к историческим книжкам товарища Кунгурова стал проявляться у меня активно. Надеюсь, не разочарует 9. Квартет И "Конюх Федоров и не только..."  Тоже купил на распродаже. Из всех их фильмов мне понравился только "День выборов". Посмотрим, какие у них книги. 10. Джон Нейсбит "Мегатренды"  Футуристическое исследование настоящего и описание будущего. Рассказывает о политике иностранных компаний по вопросам политики, экономики и общественной жизни. Взял на распродаже. 11. Максим Кантор "Медленные челюсти демократии"  Сборник статей Максима Карловича Кантора (написаны до Украинских событий). Статьи на исторические и политические темы. 12. Игумения Арсения "Опыт духовной биографии. Письма"  Книга, рекомендованная к прочтению православным Алексеем Ильичем Осиповым. Очень дешевое издание, купил на Озоне. 13. Игумен Никон Воробьев "Письма духовным детям"  Книг игумена Никона с письмами, на самом деле, ещё 2 лежат (вторая просто на руках). "Внимай к себе" прочитал в этом году, оставшиеся две прочту, надеюсь, за следующий год. Православную литературу вообще описывать сложновато - лучше просто читать. Особенно если это письма или труды серьезных духовных людей. 14. Фридрих Энгельс "Происхождение семьи, частной собственности и государства"  Купил в мягком маленьком издании. Должен же я до "происхождения..." хотя бы в 22-23 года добраться. А то в институте первокурсников конспектировать заставляют, а я даже не читал ещё. 15. Эндрю Росс Соркин "Слишком большие, чтобы рухнуть"  Книга рассказывает "инсайдерскую историю о том, как Уолл-Стрит и Вашингтон боролись, чтобы спасти финансовую систему от кризиса и от самих себя". События идут в 2008 году, во время финансового кризиса. 16. Семен Франк "С нами Бог"  Семен Франк - русский философ XX века. Богословом не является, но в аннотации называется как доктор философии в русской религиозно-философской традиции". О чем будет книга - видимо, рассмотрение вопроса о Боге вне религий. 17. Павел Сычёв "Хищники. Теория и практика рейдерских захватов"  Тема интересная, но, во-первых, размер книги маленький (176 страниц), а во-вторых, на эту тему и практику по ней в книгах не особо расскажешь, ибо большая часть рейдеров сидит сейчас во власти. Посмотрим, что расскажут. Хотя автор - сотрудник СК при МВД России, более 10 лет занимавшийся расследованием экономических преступлений. 18. Валентин Катасонов "Америка против России"  Книга про экономику США, деятельности ФРС и американский капитализм. Книги Катасонова уже читал, рекомендую к прочтению всем остальным. 19. Алексей Рыбин "БГ, Майк, Цой"  Книга бывшего участника группы "Кино" о Борисе Гребенщикова ("Аквариум"), Майке Науменко ("Зоопарк") и Викторе Цое ("Кино"). Рыбина не любят, поскольку очень любит он ныть "как его не оценили". Но книгу взял для коллекции. 20. Джордан Белфорт "Волк с Уолл-стрит 2. Охота на волка"  Продолжение книги "Волк с Уолл-стрит". На этот раз будет показана борьба с ФБР и крушение империи "Волка". Книга поменьше предыдущей. 21. А.Г. Карапетов "Борьба за признание судебного правотворчества в европейском и американском праве"  Книгу получил в качестве приза на научной конференции. Почитаю чисто "для общего развития" 22. Юрий Поляков "Гипсовый трубач, или конец фильма"  Первая часть большого романа главного редактора "Литературной газеты". О чем - не знаю, ибо аннотаций никаких нет. 23. Александр Доманин "Крестовые походы"  Книги по крестовым походам в магазинах Уфы толком не найти. Поэтому схватил то, что увидел. Исследование достаточно подробное, написано, кажется, ещё в советское время, что является только знаком качества (в то время умели хорошо книги по зарубежной истории писать). 24. Александр Проханов "Крым"  Очередной роман "Певца раскаленной российской реальности". Восхваляет Крым и, как я понял, Суркова. Если честно, ранние политические романы были в разы интересней. Главное чтобы в сотый раз про Пятую Империю и Старца Филофея не заставил читать. 25. Владимир Мединский "Мифы о России"  Купил всего 3 книги ( "О русском пьянстве, лени, дорогах и дураках", "О русской угрозе и секретном плане Петра I", "О русском воровстве и мздоимстве"). Взял исключительно из-за рекомендаций Анатолия Александровича Вассермана. 26. Дмитрий Беляев "Разруха в головах. Информационная война против России"  Товарищ Беляев за год выпустил 2 книги (вторую в соавторстве со Стариковым). ЖЖ Сиамского кота читаю нечасто, но толковых материалов достаточно. Следовательно, читать будет интересно. 27. Тит Ливий "Римская история от основания города"  1000 с лишним страниц исторического труда купил всего за 513 рублей. Для справки: роман Проханова "Крым" в чуть меньше 400 страниц обошелся мне в 600 с лишним рублей в том же магазине. Книга Тита Ливия один из серьезных источников по римской истории. 28. Эдуард Лимонов "СМРТ"  Многие мне говорят, что Эдуард Лимонов - великий русский писатель. "СМРТ" - сборник заметок о войне в Югославии, в которой участвовал Лимонов. В качестве первой книги купил на пробу. 29. Владимир Бушин "Солженицын и евреи"  Сборник статей Бушина о Солженицыне (очень любит он эту личность), в которые вошли анализ деятельности по отношению к евреям и поддержке Солженицына евреями в начале его творческого пути. Взял исключительно из-за того, что регулярно читаю Бушина, несмотря на несогласие с ним по многим вопросам.  

30 июля 2014, 18:43

Дугин и Кроули. Оккультист и сатанист

Оригинал взят у ruskom в Дугин и Кроули. Оккультист и сатанистПрочитав заметку gurianov_pavel о Дугине, меня заинтересовали следующие слова: "На протяжении 90-х Дугин входил в различные организации и движения  (НБП, старообрядческая община) и навязывал им оккультный гностицизм как истинное содержание их идеологии". Во времена своего сотрудничества с Лимоновым и национал-большевистской партией, Дугин участвовал в специфических мероприятиях (см. видео ниже).  На видео Дугин вместе с Лимоновым участвует концерте, названным "Курехин для Дугина". Вот что написала о концерте газета НБП Лимонка (№ 24): "...Лимонов и Дугин, конечно, сами по себе - чистая политика, но при этом их роль в концерте была, скорее, близка к функции "мистагогов". Председатель Лимонов зачитал поименный перечень ангелов, оставшихся на небесах и сошедших оттуда.... Дугин же ...  произнес на французском и русском некоторые таинственные заклинания, связанные с числом 418... Кукольный театр разыграл эпизод из сексуальной магии "Golden Dawn", в огромном колесе вместо белки бегал одетый в куклусклановский костюм палач, привязанные к горящим крестам люди вращались, описывая огненные свастики. Некрореалисты показали трюк с превращением человека в козла и стриптиз военно-морского офицера, также дичайшие слайды. Потом одетые в костюмы лунатиков художники группы Костромы вынесли на платформе Вавилонскую Блудницу, в нейлоновом ядовитом прикиде 60-х, которая сплясала великолепный танец конца света." Концерт, организованный для Дугина, сам по себе может быть оценен, как черная месса. Но участники концерта и не скрывали этого, они на нем почтили память Алистера Кроули, черного мага и сатаниста. Интерес Дугина к Алистеру Кроули не случайным. Дело в том, что Дугин в 1993-м году встречался в Москве с Кристианом Буше, главой французского отделения «Ордена Восточных Тамплиеров». Вот что пишут об этом на сайте центра "Ставрос" Московского патриархата Русской православной церкви: "Орден имеет репутацию сатанистского, проповедует сексуальную магию и африканский культ Вуду. Визит Буше так вдохновил Дугина, что он решил незамедлительно опубликовать в альманахе «Конец света» все основополагающие труды главного теоретика Ордена Алистера Кроули, называвшего себя «Великим Зверем» (для христиан же он просто сатанист и Антихрист)". После таких выкрутасов Дугин, сегодня уже известный гибкостью высказываний и действий, кинулся к старообрядцам. Жаль, что они не знали о таких фактах биографии господина Дугина. Навсегда отучили бы его по сатанинским шабашам шляться... 

01 февраля 2014, 15:25

Национал-большевистская партия

Национал-большевистская партия, НБП, одна из самых известных радикальных организаций в постсоветской России. Возникла в начале 1990-х годов. К основателям партии принадлежат Эдуард Лимонов, Александр Дугин и Егор Летов. Официально признана экстремистской организацией, существует под названием "Другая Россия" и в виде немногочисленных осколков.                                                                   

24 февраля 2013, 14:23

Э. Лимонов в Останкино. сейчас такое трудно вообразить

"Да здравствует любовь и Советский Союз!" ,- встреча с писателем Эдуардом Лимоновым в концертной студии "Останкино", февраль 1992 года. До рождения Лимонова-революционера остался всего один год.... "Фотография поэта В день веселый и пустой Сзади осень или лето И стоит он молодой Возле дерева косого Морда наглая в очках Кудри русые бедово Разместились на плечах Впереди его наверно Рядом с делающим снимок Кто-то нежный или верный (Или Лена или Димок) Фотография другая — Через пять кипящих лет Маска резкая и злая Сквозь лицо сквозит скелет Никого на целом свете Потому тяжелый взгляд По-солдатски на поэте Сапоги его сидят Ясно будет человеку Если снимки он сравнит Счастье бросило опеку И страдание гостит" Э. Лимонов. Стихотворения http://limonov.in-poetry.ru/author-yeduard-limonov-stihotvoreniya.html Первая встреча Эдуарда Лимонова с телезрителями после его возвращения из эмиграции. В октябре 1991 года ему вернули советское гражданство, и он приехал в Россию. http://www.nostalgia-pro.ru/?film=5664 Эдуард Лимонов. "Прекратите, а то совсем окажетесь ублюдками...". http://limonov-eduard.livejournal.com/2013/02/24/