• Теги
    • избранные теги
    • Люди13
      • Показать ещё
      Страны / Регионы44
      • Показать ещё
      Формат1
      Разное21
      • Показать ещё
      Компании9
      • Показать ещё
      Сферы2
      Международные организации1
      Показатели1
Екатерина Медичи
17 ноября, 10:56

Роковые женщины в истории и мифологии народов мира

В вашей жизни когда-нибудь были особы, которых вы могли спокойно назвать роковой женщиной? Какой она была? Готовы поспорить, что ее образ загадочной и утонченной красавицы пленял окружающих. Ее практически сверхъявственная способность влиять на мужчин вызывает у других девушек зависть и неподдельное изумление. Кто знает, может, та ваша знакомая – это реинкарнация той самой Елены Троянской, за которую троянцы и данайцы в течение десяти лет проливали кровь.

16 ноября, 23:02

Роковые женщины в истории и мифологии народов мира

В вашей жизни когда-нибудь были особы, которых вы могли спокойно назвать роковой женщиной? Какой она была? Готовы поспорить, что ее образ загадочной и утонченной красавицы пленял окружающих. Ее практически сверхъявственная способность влиять на мужчин вызывает у других девушек зависть и неподдельное изумление. Кто знает, может, та ваша знакомая – это реинкарнация той самой Елены Троянской, за которую троянцы и данайцы в течение десяти лет проливали кровь.ИезавельИмя этой женщины стало синонимом всего нечистого и порочного, а в XVI веке саму Екатерину Медичи сравнивали с Иезавелью. Дочь царя Ефваала унаследовала от него деспотическое высокомерие, непреклонную настойчивость, кровожадную жестокость и более всего фанатическую преданность культу Астарты, жрецом которой некогда был её отец. Сделавшись царицей израильского народа, она пыталась обратить его в свою религию. Любое ослушание каралось смертной казнью. Еврейская религия была на волоске от краха, но в какой-то момент Иезавель переполнила чашу терпения народа, которым правила – в ходе восстания она была выброшена из окна и затоптана всадниками насмерть.КлеопатраГоворят, что слухи о феноменальной красоте египетской царицы сильно преувеличены. Так или иначе, своенравная царица заполучала все, чего желала. В том числе и престол. Дело в том, что ее брат Птолемей XIII хитростью сверг законно правящую царицу. Брату эту обиду она не спустила – ходят слух, что именно она организовала заговор против него, который закончился убийством Птолемея. Позже общность интересов сблизила Клеопатру и Юлия Цезаря, покорившего Египет, и царица через какое-то время родила ему сына. После убийства Цезаря от рук заговорщиков она сблизилась с Марком Антонием, который был оппозиционером тогдашней власти. В какой-то момент он оказался в осажденной Октавианом (действующим императором Рима) Александрии и был вынужден покончить жизнь самоубийством. Клеопатра последовала его примеру несколько дней спустя.ДалилаНеверная жена ветхозаветного героя Самсона, который прославился как невероятный силач и защитник всего еврейского рода. За безграничную любовь и преданность она отплатила своему супругу предательством – выдала злейшим врагам Самсона источник его богатырской силы, который был заключен в волосах, которые герой не должен был ни в коем случае стричь. Когда Самсон уснул, она остригла его, тем самым лишив его силы. Враги пленили героя, но волосы его отросли за ночь, и когда его вывели в центр зала, чтобы потешиться над ним, Самсон обрушил колонны, обрушив дом, под обломками которого похоронил себя вместе со своими врагами.СиреныЭти полуженщины-полуптицы (в некоторых источниках полурыбы-полуптицы) были теми еще стервами! Согласно древнегреческой мифологии они обитали близ острова Сицилия, где заманивали проплывавших мимо моряков прямиком на мелководье, где корабли терпели крушение, а путники отправлялись на корм кровожадным созданиям. Аргонавты, проплывавшие рядом, были спасены великолепной игрой Орфея на арфе, которая заглушила пение мифических тварей. Когда Одиссей возвращался из Трои, путь его так же лежал через владения сирен. Он приказал своей команде залепить уши воском, а самого себя привязал к мачте. Только так ему удалось противостоять очаровательному пению до смерти прекрасных дев.СфинксЗа преступления фиванского царя Лая Гера послала к границе его владений крылатое чудовище – Сфинса. Сфинкс была дочерью Химеры и Ортра и представляла собой создание с головой человека и телом льва. Каждому, кто пытался пройти в Фивы, она загадывала загадку, на которую никто не знал ответа. Каждого неверно ответившего Сфинкс пожирала. Лишь сын Лая Эдип смог разгадать загадку, которая звучала так: «Кто утром ходит на четырех ногах, днем – на двух, а вечером – на трех?» Услышав правильный ответ, Сфинкс в отчаянии сбросилась со скалы.КалиКульт этой богини изображается во второй части похождений доктора Индианы Джонса. Кровожадная многорукая индуистская богиня хаоса и разрушения. Человеческая кровь сочится из ее глаз, ее шею обвивают ядовитые змеи, а ее синее тело увешано черепами ее жертв. Она безжалостна и беспощадна. Настолько, что когда ее супруг Шива отправился спать, ей внезапно взбрело в голову отрубить ему голову и станцевать танец на его теле. Что она, собственно, и сделала!Елена ПрекраснаяМужчины начали вытворять глупости ради этой легендарной женщины задолго до событий, изложенных в «Иллиаде». Когда Елене было всего 10 лет, Тесей – тот самый герой, который убил Минотавра в лабиринте – похитил прекрасную юную девочку. Позже ее братья вернули ее домой в Спарту. Позже она стала супругой принца Спарты Менелая, который после смерти своего оца стал ее царем. Гостивший у Менелая принц Парис похитил Елену и сделал своей женой, что и послужило поводом к началу Троянской войны. Что было дальше – никто не знает. Согласно одним источникам, после победы данайцев Елена вернулась в Спарту, где и прожила с Менелаем до глубокой старости. Согласно другим источникам, Елена была убита служанками своей подруги на острове Родос.[link]

24 октября, 17:05

Историк Жан Делюмо о вере в привидений на Западе

Жан Делюмо (род. 1923) - французский историк религии, член Академии наук Франции. На протяжении многих лет глубоко занимался светской и христианской историей и преподавал её во многих учебных заведениях Европы. С 1975 по 1994 год в должности профессора возглавлял кафедру "История религиозного менталитета на современном Западе" в Колеж де Франс (College de France). В это время написал и издал многие свои книги и статьи по истории религии Средневековья. Проф. Ж. Делюмо является большим специалистом в изучении истории Реформации и католической контрреформации. В 1988 становится членом Академии надписей и изящной словесности. А 27 сентября 1989 года был удостоен звания члена Академии наук Франции. Проф. Жана Делюмо можно назвать одним из создателей "новой религиозной истории", направления, использующего инструментарий социальной истории, истории ментальностей и исторической антропологии."Раньше полагали, что прошлое не исчезает по-настоящему, оно в любой момент может вернуться и угрожать жизни. В общественном сознании не было четкого разделения между жизнью и смертью. Усопшие находились, по крайней мере некоторое время, среди полуматериальных, полупризрачных существ, которые, по Парацельсу, и составляли четыре элемента мира. Немецкий врач Агрикола, автор известной книги "О металлических предметах" (издана в 1556 г.), утверждал, что в шахтах обитают многочисленные духи: одни из них, безобидные, похожи на карликов или старых рудокопов в кожаных фартуках; другие же, принимая облик необузданных коней, преследуют и убивают рабочих. Целая глава книги "Чудовища" А. Паре посвящена тому, чтобы доказать существование демонов в каменоломнях. Ронсар в своем "Гимне демонов" пространно говорит о существах, которые обитают в подлунном мире, бессмертных, подобно Богу, и в то же время как и мы "обуреваемых страстями". Одни из них добры и "приходят, чтобы довести до нас волю Богов". Другие, напротив, приносят на землю чуму, лихорадку, изнеможение, бурю и гром. Они испускают устрашающие звуки. Они предвещают несчастья и обитают в домах с привидениями.Сам Рабле разделял такое видение Вселенной. То же самое можно сказать о многих других, начиная с древних и до самых просвещенных современных людей. В контексте такого миропонимания церковь испытывала трудности при насаждении идеи об отделении души от тела в момент смерти. Еще в XVII веке юристы рассуждали о том, может ли на трупе выступать кровь в присутствии убийцы, выдав его таким образом правосудию. Так, в своем "Трактате о появлении духов", изданном в 1600 году, теолог монах Ноэль Тайельс категорично заявляет: "Если разбойник приблизится к телу человека, которого он порешил, мертвец покрывается пеной, потом и проявляет некоторые другие признаки". Автор ссылается в этом вопросе на Платона, Лукреция и Марцила Фичино. Врач Феликс Платтер видел подобное в Монпелье в 1556 году. У Шекспира в I действии "Ричарда III" есть сцена погребальной процессии.Когда мимо убийцы проносят тело Генриха IV, то на нем появляется кровь. Жобэ-Дюваль утверждает, что еще незадолго до Революции в Бретани были судьи, которые учитывали "свидетельства" убиенных. Г. Платель справедливо полагает, что это поверье, как и другие, свидетельствует о довольно расплывчатых границах между жизнью и смертью в мировоззрении того времени: мощи Святых продолжают жизнь после смерти Божьих избранников и, таким образом, увековечивают их. Согласно германскому законодательству, умершие имели право на иск. Известное изречение гласит: "наследство умершего переходит прямым наследникам", то есть наследство, которое он оставляет, держит живых в его власти. Но умерший может распространять власть над живыми и в другом плане. В плясках смерти фигурируют невидимые скелеты, которые могут силой увлечь за собой кого бы то ни было. И, наконец, повсюду на Западе мертвых могли судить и осуждать. В 897 году в Риме была вскрыта могила папы Формозы, его труп был осужден и брошен в Тибр. Что это - средневековый акт? Не только.Когда в 1559 году в Бале стало известно, что умерший три года назад богатый буржуа Жан де Брюж на самом деле был анабаптистом Давидом Жорисом, то его гроб был вскрыт, тело извлечено и он предстал перед судом посмертно. Но если умерших можно судить и казнить, то отчего же не поверить в их грозную власть? 22 апреля 1494 года около Мона скончался Филипп де Кревеккёр, тот самый, который предал Марию Бургундскую и отдал Аррас Людовику XI после трагической гибели Карла Смелого. В ту ночь во Франции засохло много виноградников, птицы кричали необычными голосами, земля дрожала от Анжу до Оверни. Повсюду, где прошло тело умершего, прежде чем оно достигло своей усыпальницы в Булонь-сюр-Мэр, "происходили страшные бури и грозы и все было затоплено - дома, овчарни, конюшни, скот и коровы с телятами". Вот еще два "примера", пересказанные в одном манускрипте XV века, посвященном жизни святых.Некий человек имел привычку, проходя мимо кладбища, читать молитву за упокой усопших. Однажды на него напали его самые лютые враги. Он бросился бежать к кладбищу, и мертвецы поднялись из могил на его защиту, каждый был вооружен тем орудием труда, которым он пользовался при жизни. Увидев все это, нападавшие убежали в ужасе и изумлении. Вскоре в одной из хроник появляется подобная история: некий священник ежедневно читал псалом "Из бездны взываю к тебе, Господи". Завистники, считая это дело слишком прибыльным, донесли на него епископу. Тот повелел запретить эту службу. Но однажды, когда он был на кладбище, на него набросились мертвецы. Для своего спасения епископ обещал им разрешить мессу по умершим. Конечно, это не что иное, как апология церковной службы. Но в то же время здесь можно увидеть свидетельство веры в загробную жизнь. В связи с этим можно задаться вопросом по поводу тени отца Гамлета у Шекспира и ожившей статуи Командора у де Молина: как воспринимали зрители того времени этих персонажей - как фантазию авторов или же как существующую реальность? Тот же вопрос правомерен в отношении Ронсара и дю Белле. У Ронсара вандомская колдунья Дениз, хозяйка кладбища и уединенных мест, в лунную ночь выходит из дома, она размуровывает склепы и поднимает мертвецов из их могил. Дю Белле вторит Ронсару.В обращении к колдунье он упрекает ее в том, что под покровом ночи, идя наперекор природе, она вызывает тени умерших из их последних пристанищ. И уж совсем категоричен по поводу загробной жизни теолог Ноэль Тайепье: "Когда дух умершего появится в доме, собаки жмутся к ногам хозяина, потому что они сильно боятся духов. Случается, что с постели сдернуто одеяло и все перевернуто вверх дном или кто-то ходит по дому. Видели также огненных людей, пеших и на коне, которых уже похоронили. Иногда погибшие в битве, равно как и мирно почившие у себя в доме, звали своих слуг, и те узнавали их по голосу. Часто ночью духи ходят по дому, вздыхают и покашливают, а если их спросить, кто они, то называют свое имя".Должен ли жилец платить хозяину плату за дом, если в нем поселились привидения и происходят странные вещи? На этот вопрос, солидно отвечает советник управы Анжера, юрист Пьер Ле Луайе: "В случае законной и обоснованной боязни духов, поселившихся в доме и возмущающих по ночам спокойствие людей, и если страх действительно не напрасен и жилец не однажды испытывал этот страх, то он вправе не платить хозяину за квартиру, но только в том случае, если причина страха законна и обоснованна". Возможность появления привидений интерпретировалась двояко. "Толкование привидений "по горизонтали" (согласно Е. Ле Руа-Ладюри, известному в свое время естествоиспытателю) в сущности базировалось на вере в загробную жизнь двойника" (по выражению Е. Морена): усопший - телом и душой - продолжает некоторое время жить и может возвращаться на место своего земного обитания. Другая концепция, трансцендентная, "по вертикали" разрабатывалась официально теологами того времени и пыталась объяснить привидения (это слово, кстати, не употреблялось в то время) игрой воображения и спиритических сил.Аргументацию этого феномена, представленную в обширных трудах Пьера Ле Луайе, можно найти у всех демонологов того времени. Сначала проводится грань между фантомом и призраком. Первый - это плод больного и меланхолического воображения, возникающий вследствие самовнушения и не отражающий действительность. Второй - наоборот - плод здорового воображения в виде бестелесной субстанции, которая предстает перед перепуганными людьми наперекор всем законам природы. Подобное толкование явления можно найти у Ноэля Тайепье: "Меланхолики, которым покровительствует Сатурн, склонны к большой фантазии и воображению разных химер. Боязливые люди способны внушить себе, что видели и слышали ужасные вещи, которых на самом деле не было. Точно так же люди с плохим зрением или слухом воображают такое, чего в действительности нет. Впрочем, демоны могут овладеть воображением человека и внушить ему, что он видит вместо одного совсем другое.Наконец речь может идти просто о фарсе, когда шутник предстает в том или ином обличье с целью напугать кого-то". Справедливо также и то, что в некоторых случаях духи действительно могут появиться. Наши богословы ведут борьбу на многих фронтах. С одной стороны они обличают доверчивость простолюдинов, с другой - бичуют неверие саддукеев, атеистов, извращенцев... скептиков и нигилистов, не признающих существование призраков. Церковь пеняет на Эпикура и Лукреция и на всех, кто утверждает, что не может быть субстанции вне тела. Так, Пьер Ле Луайе возражает Помпонаци, считающему, что "появление призраков есть не что иное, как самовнушение вследствие обмана зрения, слуха и обоняния". Он также ведет борьбу против Кардана, который досуже пишет, что могильный призрак выходит из тела умершего и повторяет его облик. Возможно ли изречь большую чушь, чем это делает Кардан?"Но у церкви появляется новый противник, которого следует уничтожить,- это протестантство. Цюрихский пастор Лоис Лаватер в своем сочинении, изданном в 1571 году, вообще отрицает возможность появления на Земле душ умерших. Это отрицание является следствием отрицания реформаторской церковью чистилища. Лаватер рассуждает так: есть только два места - рай и ад, куда попадают души умерших. Попавшие в рай не испытывают надобности в помощи живых, а те, кто попал в ад, никогда оттуда не выйдут и им уже ничем нельзя помочь. Отчего же душам умерших противиться своей участи - одним покоя, другим мучений? Католикам оставалось лишь саркастически не признавать подобные рассуждения. В свою очередь, они пытаются логически обосновать верование древних в присутствие усопших среди живых и ищут подтверждение этому в Священном писании и свидетельствах Св. Августина и Св. Амбруаза.Господь может разрешить умершим появиться в своем прежнем облике среди живых. Он может также позволить ангелам, летающим между небом и землей, принять людской облик. В этом случае их тела не что иное, как сгущенный воздух. Что касается демонов, то и они могут появляться среди людей, создавая себе тело из воздуха, подобно ангелам, или же вселяясь в тела умерших и во всякую падаль. Это поверье объясняет стихи Ронсара и Дю Белле, где говорится о колдунье на кладбище, а также стихи Агриппы д'Обинье, посвященные некой Эрини. Этот персонаж олицетворяет ведьм вообще и самую одиозную из них - Екатерину Медичи."Ночью она по жутким кладбищам блуждает. Могилы истлевших мертвецов без страха отверзает. Затем, вдохнув в останки силу дьявола, ужасным призракам ходить повелевает". Все эти появления духов происходят по воле Божьей и во благо живых. Если в теоретическом плане возможность жизни после смерти была отброшена как ошибочная, то в богословии она вновь заняла свое место. Души усопших могут появляться среди живых, чтобы донести до них спасительную весть. Призраки приходят просить у Церкви милости молиться за них и вызволить их из геенны или же ходатайствовать о лучшей жизни для живых.Показательна в этом плане Книга заклинаний середины XV века (около 1450 года) настоятеля из Турнэ. В ней содержится, кроме прочего, два вопросника, предназначенных для окаянных душ и душ из преисподней.Душе из чистилища:1. Чей ты есть (или был) дух?2. Долго ли ты находишься в преисподней?12. Что было бы тебе на пользу?13. Почему ты появился здесь и почему ты появляешься здесь чаще, чем в других местах?14. Если ты добрый дух, страждущий Божьей милости, почему ты принимаешь, как свидетельствуют, обличье разных зверей и животных?15. Почему ты появляешься в определенные дни?Окаянной душе:1. Чей ты есть (или был) дух?2. Почему ты осужден на вечные муки?3. Почему ты приходишь, как свидетельствуют, чаще всего на это место?5. Будешь ли ты запугивать живых?6. Желаешь ли ты проклятия странникам? (Все мы на этом свете странники.)8. Что ты выбираешь - небытие или муки в геенне?9. Какие адские муки самые страшные?10. Является ли проклятие, то есть лишение зреть Господа Бога, более мучительным, чем чувственные страдания?Начиная с эпохи Декарта сомнения в реальности привидений начинают доходить и до Церкви. Бенедиктинец Огюстин Кальме в своем "Трактате о появлении духов" решительно опровергает многие рассказы о привидениях, засвидетельствованные Тертюльеном, Св. Августином и Св. Амбруазом и пр. Он пишет: "В жизнеописании святых часто появляются привидения. Если собрать их всех вместе, они составят много томов". И продолжает далее: "Из произведений поэтов древности и отцов Церкви видно, что они верили в появление духов среди живых. Следовательно, эти священнослужители верили в возможность возвращения души, ее появление на Земле и ее связи с телом. Но мы отвергаем их мнение о телесности душ.Итак, этот просвещенный бенедиктинец осознает, что многие христианские писатели - в том числе знаменитые - в действительности признавали старинное поверье в загробную жизнь человеческого двойника. Сам же он считает, что в момент смерти душа полностью отделяется от тела и не может появиться там, где умерший провел жизнь. После такого категорического суждения дон Кальме доходит до сути вопроса. И поскольку он верит в существование чистилища, его мнение совпадает с идеями Ле Луайе и Тайепье. В рассказах о привидениях и явлениях душ много домыслов и предубеждений. Но в них есть и определенная доля реальности, так что полностью их отвергать нельзя". Духи появляются на Земле по воле Господа Бога, а если это происходит в результате вмешательства демонов, то все равно с его разрешения. Зачтется на том свете и душе, пришедшей из преисподней, просящей молитвы, и окаянной душе, просящей у живых покаяния. Подобные темы можно услышать и от современных проповедников.Богословский спор о привидениях, книга бенедиктинца и многие другие произведения на эту тему проливают свет на этнографию другого поверья, распространенного в классической Европе и которое Церковь пыталась преобразовать. Это поверье сводится к следующему: после кончины умершие в течение какого-то времени продолжают жить примерно так же, как и до смерти. Они возвращаются в свой дом, иногда чтобы навредить. Этот бенедиктинец в подробностях описал эпидемию страха привидений, в частности вампиров, охватившую в конце XVII и начале XVIII века Венгрию, Силезию, Богемию, Моравию, Польшу и Грецию. В Моравии - читаем мы в его работе - считается вполне обычным видеть душу умершего за столом в компании своих знакомых. Не произнося ни слова, он кивком головы указывает на того, кто "непременно" должен умереть следующим. Умершего следует откопать и сжечь, чтобы избавиться от его привидения.Примерно в то же время в некоторых районах Богемии от привидений, пугающих деревенских жителей, избавлялись так - умерших, на которых пало подозрение, откапывали и пригвождали колом к земле. В Силезии полагают - читаем у дона Кальме, который сам не верит в эти мрачные россказни,- что призраки бывают ночные и дневные. Вещи, которые им принадлежали, начинают перемещаться сами по себе. Единственный способ избавиться от этих привидений - это обезглавить и сжечь умершего, чьим призраком они являются. В Сербии привидения бывают вампирами, пьющими кровь из шеи своей жертвы, которая умирает от изнеможения. Когда откапывают могилу умершего, которого подозревают в загробных злодеяниях, то находят их как живыми, с "алой" кровью. Им отрубают голову, обе части тела вновь кладут в могилу и заливают ее гашеной известью. Ясно, что эти вампиры служили козлами отпущения, подобно евреям во время чумы в Европе и ведьмам в 1600-х годах. Впрочем, не лучше ли наказывать мертвых, чем живых?Дон Кальме описывает также панику, охватившую жителей Микен в конце 1700 года. Некий крестьянин, известный своим злобным и вздорным норовом, был таинственным образом убит. Покинув могилу, он стал возмущать спокойствие острова. Десять дней спустя после похорон при всем народе его откопали, мясник не без труда вырвал ему сердце и оно было сожжено на площади. Но привидение продолжало наводить ужас на жителей острова. Священники говели, провели крестный ход. Тело умершего снова откопали, положили на повозки, и оно стало биться и вопить. Наконец его сожгли, и тогда прекратились "злодеяния привидения". Страх вампиров был распространен еще в XIX веке в Румынии, стране Дракулы. Английский путешественник отмечает в 1828 году: "Если человек умирает насильственною смертью, на месте его гибели воздвигают крест, чтобы погибший не превратился в вампира".Факты, приведенные доном Кальме, являются лишь преувеличением широко распространенной веры в то, что умершие, по крайней мере в течение какого-то времени, продолжают земное существование. В начале XVIII века некий монах при посещении небольшой епархии Сенез с тревогой заметил, что в горах практикуется ставить на могилу умершего облатки и молоко в течение года после смерти. Полвека до этого святой отец Монуар ввел в катехизис на бретонском языке недвусмысленные слова: "Что вы скажете о тех, кто сложил очаг и, стоя перед ним, читает "Отче наш", полагая, что души умерших родственников собираются там, чтобы согреться у огня?" - "Они грешат". Приехав в 1794 году в Финистер, Камбри отмечает: "Как здесь полагают, в полночь мертвецы поднимают веки. Никто не осмелится в округе мести пол ночью. Считается, что этим выметают из дома счастье, что ночью усопшие ходят по дому и что метлой их можно задеть и прогнать".Бретань, с точки зрения изучения места привидений в прошлой цивилизации, представляет большой интерес. "Не успели вбить последний гвоздь в крышку гроба умершего, как его уже видели стоящим около изгороди своего дома",- пишет Браз в "Легенде о смерти" и далее уточняет: "Усопший сохраняет свою материальную форму, внешность, характер, а также повседневную одежду. Раньше в этой провинции считалось, что. днем земля принадлежит живым, а ночью - мертвым. "В таком случае можно ли говорить о привидениях?" Задаются вопросом А. Ле Браз и Ван Женнеп. Кроме того, в Бретани верили, что усопшие составляют особое сообщество, носившее имя "Анаон", где множественность означает коллективное единство. Его члены пребывают на кладбище, но под покровом ночи они возвращаются на место своего земного обитания. Именно поэтому нельзя подметать пол ночью. Души умерших собираются три раза в год: под Новый год, вечером на Святого Иоанна и вечером праздника всех Святых - в эти дни можно видеть, как процессии привидений направляются к месту сбора.Такое сосуществование живых и мертвых породило своего рода фамильярные отношения между ними. Но мертвых все же побаивались, поэтому не рекомендовалось ходить ночью на кладбище и особая роль отводилась "Анку" - последнему умершему в этом году человеку, который весь следующий год был "жнецом" и с косой смерти за плечами собирал свой жуткий урожай, увозя его на скрипящей повозке. Эти, а также множество других этнографических данных свидетельствуют о том, насколько укоренились в западной цивилизации пережитки, связанные со смертью (или, вернее, умершими), которые были свойственны древним. По мнению Е. Морена, в древности считали, что мертвые - это особого рода живые, с ними следует считаться и, по возможности, иметь добрососедские отношения. Они не бессмертны, они несмертны в течение какого-то времени. Эта не-смерть по сути продолжение жизни на неопределенное время, но не обязательно вечно. Другими словами, смерть рассматривалась не как точка, а как продолжающаяся линия.В предисловии к работе Ж. Г. Фразера "О боязни мертвых" Валери пишет: "От Малайзии до Мадагаскара, от Нигерии до Колумбии все народы страшатся, вспоминают, кормят, используют умерших и торгуются с ними; отводят им в своей жизни положительную роль и терпят их словно паразитов, принимают их как более или менее желанных гостей, приписывают им властные намерения и надобности". Впрочем, то, что совсем недавно наблюдалось в этих неевропейских странах, в Европе можно было видеть не так уж давно. Правда, следует оговориться - в известной мере, так как богословы в своем споре о мертвых старались (как уже отмечалось Е. Мореном) преобразовать "древнее общество" в "Общество метафизическое", где допускалась идея о четком разделении на живых и мертвых. Но в повседневной жизни коллективное сознание воспринимало обе концепции - с одной стороны загробную жизнь двойника и с другой - полное отделение души от тела.Среди сложных, вернее, противоречивых ритуалов поведения по отношению к умирающему и умершему многие безусловно продиктованы сверхъестественным страхом. К примеру, во многих местах распространен обычай выливать воду из сосудов в доме или хотя бы в комнате покойника. Это действо рассматривалось церковниками как нехристианское, так, в Бразилии инквизиция находила в этом обычае доказательство неверности адептов христианству и возврат к иудаизму. Что же означал этот обычай? Возможно то, что душа, омыв себя водой, перед тем как отлететь на небо, загрязнит грехами воду, находящуюся в доме. Или же этим действом хотели не дать душе утонуть, если ей вздумается попить или посмотреться в воду. Не по этой ли причине закрывают зеркала в доме покойника. Оба объяснения приемлемы. Во всяком случае, считалось, что необходимо облегчить кончину, чтобы душа усопшего не задерживалась в нем. В Перше во времена священника Ж. Б. Тьера кровать умирающего ставили вдоль потолочных балок, чтобы они не мешали уходу из жизни. В Берри у кровати умирающего раскрывали полог.В Лангедоке в крыше дома вынимали черепицу, чтобы не мешать полету души, или с той же целью на лицо умершего капали воск и масло. В обычаях, связанных с привидениями, также много противоречий: одни из них служат для того, чтобы облегчить привидению поиски дороги домой; другие же, наоборот, направлены на то, чтобы помешать привидению найти дорогу домой или на свое поле. Но и те, и другие предполагают загробную жизнь. В Перше, во время похоронной процессии на перекрестках ставили кресты, чтобы покойник не заблудился по дороге домой. В вандейском местечке Бокаж - камень, и на этот раз тоже для того, чтобы усопший быстрее нашел дорогу к себе домой. А вот другой, довольно распространенный во Франции обычай, класть монету в гроб или прямо за щеку покойника, имеет обратное значение.Здесь речь не идет о плате Харону, это означает скорее плату за имущество умершего: имущество приобретается добрым и должным образом, и у покойника нет причин возвращаться к себе и оспаривать свое состояние. В Бретани, едва гроб устанавливается на "камне мертвых", катафалк разворачивают и гонят коней прочь от этого места, чтобы усопший не успел вскочить на повозку и вернуться домой. А обычай устанавливать на могилах и усыпальницах тяжелые надгробия - может статься, это тоже способ, часто бесполезный, помешать мертвым вторгаться в мир живых? А траурное одеяние, не ставит ли оно целью убедить усопших в том, что о них помнят? И поскольку это демонстрируется так очевидно, то у них нет причин ревновать ближних и досаждать им в этом мире.Обычаи, продиктованные страхом перед мертвыми, могут быть сопоставлены с обычаями того же значения у других цивилизаций, отдаленных от нашей во времени и в пространстве. По этому поводу Л.В.Тома пишет: "В древней Греции фантомы имели право на трехдневное пребывание в городе. На третий день всех духов приглашали войти в дом. Им подавали специально приготовленную похлебку. Затем, когда считалось, что они утолили голод, им строго говорили: "Дорогие духи! Вы наелись и напились, а теперь выходите в дверь"."В Африке, чтобы помешать возвращению некоторых покойников, труп увечили: ломали ноги, вырывали ухо или отрубали руку, потому что считалось, что физическое увечье не позволит умершему выйти из могилы. Что же до порядочных людей, то тут нужно действовать иначе - нужно похоронить их так, как они этого заслужили"."В Новой Гвинее вдовцы всегда ходят вооруженные солидным кастетом на тот случай, если встретят свою пропавшую супругу. В Кинсленде перед погребением покойнику ломали дубиной кости, ноги подгибали к подбородку, а живот набивали камнями.Все тот же страх перед мертвыми заставлял некоторые народности замуровывать склепы наглухо, заколачивать гробы, класть на грудь покойника тяжелые каменные плиты". На Западе, начиная по крайней мере с XVI века, возрастает страх быть погребенным заживо, то есть стать жертвой летаргического сна. Этот страх был распространен в Анжу в XVII веке и во всей Европе в XVIII веке. Этот страх оказался живучим, и живые боялись не только быть заживо похороненными, но и тех, кого похоронили раньше, чем они умерли. Мне рассказывали, как в Сицилии лет двадцать назад в одной семье по вечерам все собирались вместе и молились, перебирая четки, за упокой души одного родственника, который, вероятно, был погребен, будучи в летаргическом сне.Еще большие меры предосторожности полагались в отношении самоубийц. В древней Греции им отрубали правую руку. Их уход из этого мира рассматривался как ненависть к жизни и к живым. Уже в нашу эру на Западе тело самоубийцы не выносили из дома - его выбрасывали через окно или, как это делалось в Лилле в XVII веке, "под дверью рыли проход и через него проталкивали тело, лицом к земле, словно падаль". Этот акт проклятия напоминает таким образом, что смерть пагубна. Кюре Тьер пишет, что в Перше обязательно отбеливали белье, которым пользовался перед смертью покойник. Делалось это для того, чтобы он не позвал за собой тех, кто будет пользоваться этим бельем после него. По этой же причине гроб с телом покойника не ставили на стол, а на скамью или пол "иначе в доме кто-нибудь умрет в том же году".Приведенный выше ритуал по отношению к самоубийцам имеет двойной смысл. Что касается географии происшествия, то этот ритуал направлен на то, чтобы воспрепятствовать виновнику этого происшествия вернуться в дом - именно поэтому тело выбрасывается в окно или протаскивается под дверью лицом вниз. Церковь, в свою очередь, рассматривает человека, добровольно ушедшего из жизни, как грешника, не заслуживающего отпущения грехов. Он изгоняется из христианского братства, и делается это демонстративно. В сущности перед нами снова один из многочисленных случаев христианизации дохристианских или нехристианских обычаев.Точно так же в прибрежных районах издавна бытует поверье, что погибшие в море, не найдя последнего пристанища на земле, продолжают бороздить воды недалеко от рифов, погубивших их. В Бретани это поверье, зафиксированное еще в IV веке нашей эры, продолжало жить и в середине XX века в районе мыса Бурь и залива Мертвых. По общепринятому мнению, погибшие в море обречены на вечное скитание, поскольку Церковь не молится за них. Еще в 1958 году в Уессане был зафиксирован такой случай. Молодой священник, пытаясь спасти тонущего ребенка, погиб, и тело его так и не нашли. В "Телеграмме Бреста" была описана инсценированная церемония его "погребения". "В доме погибшего на столе был помещен белый восковой крест - знак христианства,- который символизировал утопленника. На головном уборе был положен небольшой крестик в обрамлении зажженных свечей. Перед ним в сосуде со святой водой стояла самшитовая ветвь. С вечера началось ночное бдение". "На следующее утро за телом пришел священник, несший крест. Поручитель почтительно вынес головной убор с крестиком, который символизировал саван. Следом шли родные и близкие погибшего"."Похоронная процессия медленно двинулась к церкви. Маленький крестик переложили на катафалк и началось отпевание. В конце службы священник поместил восковой крест в ларец, расположенный на алтаре усопших в поперечном нефе. Церемония закончилась".В былые времена, если в море встречался корабль с мертвым экипажем, то следовало прочитать молитву "Почийте в мире" или же отслужить по ним службу. Очевидно, что в этом случае мы имеем дело с христианизацией древнего поверья о призрачных кораблях и ночных лодках "с мертвыми гребцами". Голландцы, например, верили, что во время штормов можно увидеть проклятый Богом корабль, капитан которого за грехи наказан тем, что обречен на вечное скитание по северным морям. Это не что иное, как еще одна интерпретация легенды о призрачных кораблях в духе христианской морали. Во Фландрии XV века под видом веры в переселение душ бытовало поверье, что чайки - это души умерших злодеев, обреченных на вечное движение, холод и голод. Мицкевич, устами одного из своих персонажей, говорит о муках окаянной души, обреченной на вечное скитание с нечистыми духами...Во Франции было распространено поверье в "ночных прачек", которые до скончания века должны по ночам стирать белье. Это наказание они получили за детоубийство или за то, что недостойно похоронили своих родителей и работали по воскресеньям. Обобщая, можно сказать, что особым призванием к скитаниям "после смерти" обладали те, кто не снискал благодать смерти и, следовательно, совершил переход от жизни к смерти неестественным путем. Такие покойники плохо интегрированы в новый мир, находятся, так сказать, не в своей тарелке. Сюда же следует отнести еще одну категорию кандидатов в привидения. Тех, кто умер в момент "переходного ритуала" из одного состояния в другое,- это умершие в утробе дети, необвенчанные жених и невеста и т. п. Польский этнолог Л. Стомма, работавший над историческими документами своей страны XIX века, изучил 500 случаев, когда покойники, по убеждению их близких, стали демонами, то есть привидениями.В этой весьма интересной статистике выделяется категория мертвых младенцев, умерших до крещения (№№ 1,2 и 3). В общем они составляют 38,6 процента и утопленники - 20,2 процента. Следовательно, существовала, связь между верой в привидения и трагическим обрывом переходного ритуала. В более общем смысле эту связь можно отнести к точке в пространстве или во времени, служащей границей перехода из одного состояния в другое. Так, по статистике Стомма, в более 95 процентах случаев превращения покойников в демонов они были похоронены на обочине дороги, пустыря или поля, или на берегу озера. В 90% случаев их призраки появляются в полдень, полночь, на восходе и закате солнца.Эта связь между привидениями и переходом (в широком смысле слова) была преобразована утверждающейся церковью в христианский культ, где перспектива времени и пространства была отодвинута на второй план, а на первое место вышло понятие спасения души.В христианской религии много разных привидений. Жители Балкан пребывали в убеждении, что отлученные от церкви остаются на земле до тех пор, пока не получат прощение. Во всей католической Европе распространилось поверье в возможность появления из преисподней души умершего, просящей живых о молитве, милости, исправлении совершенных ошибок или же осуществлении несбывшихся желаний. Чистилище - место пребывания души, не достигшей конечного назначения, становится постоянным источником привидений.Постепенно христианство берет на вооружение народное поверье в призраков, но морализует его и включает в общую перспективу спасение души. Однако между богословским толкованием привидений и повседневной жизнью, в зависимости от географического положения и культурного уровня, намечается более или менее ощутимое расхождение. Ван Женнеп справедливо замечает: "Во Франции в течение веков во всех слоях населения жила вера в то, что, несмотря на все предосторожности, покойник может вернуться в свой дом. Лишь в последнее столетие эта вера начала угасать, причем в промышленных центрах быстрее, а в деревне - очень медленно.Цит. по изданию: Делюмо Ж. Ужасы на Западе / Пер. с франц. Н.Епифанцевой. - М.: Голос, 1994.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

05 октября, 20:09

Наталия Нарочницкая: На Западе Сталина ненавидят не за репрессии

Источник: Электорат.инфо Наталия Нарочницкая, президент Фонда исторической перспективы, руководитель Европейского института демократии и развития, депутат Госдумы IV созыва, доктор исторических наук: «Гитлер готовил им роль свинопасов» — Еще в советское время мой отец, академик педагогических наук, был в составе двусторонних комиссий по учебникам истории, издаваемых совместно с разными странами. Например, была советско-германская комиссия по освещению истории друг друга в учебниках... Так что это не только наша проблема, и там люди тоже понимают, что история и философия – это некие питомники человеческих идеалов и создателей определенной мировоззренческой рамы. Во всем мире государства следят за этим, потому что люди всё воспринимают на уровне именно мировоззренческих аксиом, а не документов. Западу бесполезно доказывать, что Иван Грозный за 30 лет царствования загубил людей в 10 раз меньше, чем Екатерина Медичи за одну Варфоломеевскую ночь. Все равно мы варвары, а Запад хороший! Для меня, как историка, совершенно ясно, что на Западе Сталина ненавидят вовсе не за репрессии, в которых он был далеко не первым и не единственным. Например, Робеспьера и Кромвеля они не осуждают, но там на душу населения репрессированных было куда больше!

24 августа, 13:53

Что такое Варфоломеевская ночь?

АиФ.ru отвечает на популярные вопросы читателей.

25 июля, 23:23

«На Западе Сталина ненавидят вовсе не за репрессии...»

Министр культуры РФ Владимир Мединский считает, что школьные учебники по истории России должны быть интересными, чтобы учащиеся читали их так же легко, как художественную литературу. Вопрос: «Нам нужен правильный учебник?»

11 июля, 00:01

Аптекарь при дворе. Кто лечил Ивана Грозного, Наполеона и Людовика XVI

Они занимали одни из самых почётных мест при царственных особах. Но эти привилегии давались им совсем не просто.

06 июля, 14:43

Выходные в Золотом веке

В минувшие выходные Санкт-Петербург радовало солнышко и так припекало, что очень хотелось убежать в тень. Но зрители, пришедшие на Фестиваль "Золотой век", который традиционно проходит в парке Александрия (Петродворец), следили за спектаклем на зелёной сцене, не отводя глаз.Что именно ждало гостей Фестиваля, рассказывать придётся долго) Поэтому начну с короткого анонса:Небольшое видео о том, как Персей отрубил голову Медузе:Напоминаю тем, кто забыл, и расскажу тем, кто не знал: традиция устраивать рыцарские карусели с конными выступлениями, песнями и танцами уходит в Эпоху Золотого века, беря своё начало во Франции.Традиционные рыцарские бои, известные по всей Европе, были довольно опасны, а участие в них должны были принимать все мужчины королевства, достойные звания рыцаря. В том числе и правители.Иногда, если не сказать часто, подобные развлечения заканчивались летально.Да и раны, которые получали бойцы на турнирах, не всегда оказывались совместимыми с полноценной жизнью. В эпоху, когда Европу и без того охватывали всяческие войны, бессмысленно рисковать жизнями лучших представителей конницы и самого короля было более, чем странно. И при Екатерине Медичи рыцарские турниры были запрещены.Случилось это после смерти её супруга - Генриха II. Король в честь подписания мирного договора с Испанией устроил рыцарский турнир. В поединке с одним из вассалов правитель получил рану: щепка от копья графа Монтгомери попала ему в глаз... Через 10 дней Генрих в муках умер.Но Екатерина была умной королевой и понимала, что нельзя оставлять людей без хлеба и зрелищ. Таким образом появились рыцарские карусели - показательные выступления всадников, которые не бились меж собой, а устраивали конные балеты и состязания в ловкости.Вскоре традицию проведения безопасных каруселей подхватила и вся Европа. В нашей стране подобное развлечение появилось благодаря Александре Фёдоровне - супруге Николая I, урождённой принцессе Фридерике Луизе Шарлотте Вильгельмине Прусской.«Александрийская карусель» – праздник, который проводился здесь при императрице в Александринском парке Петергофа в первые выходные июля - в честь дня рождения Александры Фёдоровны.Традиция проведения фестиваля была восстановлена несколько лет назад. Совместными усилиями конников, артистов театра, балета и оперы праздник "Золотой век" с каждым годом приобретает всё более грандиозный масштаб.И только представлениями дело здесь отнюдь не ограничивается. Ренессансная ярмарка, мастер-классы по гончарному дереву, танцам, стрельбе из лука и фехтованию, прокат исторических костюмов - развлечения на любой вкус ожидают зрителей парка в дни Фестиваля.

04 июля, 16:09

Нострадамус или "сломанные часы"

"Даже сломанные часы дважды в сутки показывают точное время"Родился Мишель де Нострдам в 1503 году во Франции. Писать фамилию на латинский манер, то есть Nostradamus, начал, по разным версиям, в 1522-м, окончив учебу, в 1534-м, получив докторскую степень, или в 1550-м, после выхода первого альманаха. Пиетета перед именем предков у Мишеля не было — фамилия Нострдам не родовая. Ее получил дед, урожденный Гассоне, когда перешел из иудаизма в католичество.Получил прекрасное образование. С 14 лет обучался в Авиньонском университете, а позднее в Монпелье. Главными пристрастиями будущего пророка были медицина и фармацевтика, а не астрология. Правда, увлечение аптекарским делом едва не стоило Мишелю диплома. В те годы аптекарей и хирургов считали ремесленниками, недостойными обучаться медицине.Был окружен завистниками и критиками. Нострадамусу посвящали колкие эпиграммы и обвиняли то во лжи, то в тайном иудействе, то в сношениях с чертом. Анонимный поэт прозвал его Монстрадамусом. Мишель не остался в долгу, публично обозвав хулителей «скотами и неучами».В 1546 году едет добровольцем в охваченный чумой Экс-ан-Прованс. Для профилактики дает жителям порошок собственного приготовления: из ириса, гвоздики, тростника, роз и опилок кипариса. С точки зрения современной медицины это дезинфицирующее средство. Чума отступила. Нострадамусу назначили пожизненную пенсию.Имел восьмерых детей. Был хорошо обеспечен: содержал гостиницу, получал гонорары от издательства, продавал мази и косметические средства. Незадолго до смерти Нострадамуса Карл IX назначил его королевским советником и лейб-медиком. Умер 2 июля 1566 года от осложнений подагры.Увлекся астрологией Нострадамус, когда ему было уже за сорок. Раз в год издавал огромными тиражами ставшие модными астрологические альманахи. Главный труд «Пророчества Мишеля Нострадамуса» вышел в 1555 году.В предисловии к альманаху Нострадамус написал: «И после смерти имя мое будет жить во Вселенной». Остальные пророчества написаны туманно, толкователи ловко подводят под них события. Сын Нострадамуса Сезар в своей книге оправдывает отца: «Подобные вещи нельзя осквернять простонародным языком».В 1559 году Генрих II устроил рыцарский турнир. Во время поединка соперник случайно выбил копьем монарху глаз. Генрих скончался. Придворные вспомнили, что подобное описано в астрологическом альманахе некоего Нострадамуса. И хотя сам пророк говорил, что на гибель Генриха указывает совсем другое его пророчество, на Нострадамуса обратили внимание при королевском дворе.Апологеты Нострадамуса приводят десятки примеров его удачных предсказаний. Он "угадал" гибель на рыцарском турнире Генриха II, указав экзотическую причину смерти (противник ранил его копьем в глаз); предсказал скорую смерть юного короля Франциска II, бездетность его супруги Марии Стюарт и ее многолетнюю вражду с английской королевой Елизаветой. Король Карл IX и его мать Екатерина Медичи, высоко ценившие дар Нострадамуса, однажды специально приехали в Салон-де-Прованс с просьбой составить им личный гороскоп. За работу Мишелю было обещано щедрое вознаграждение - две тысячи экю. Однако у самого прорицателя это почему-то не вызвало никакого интереса, и он приступил к составлению гороскопа со скукой на лице. Но вдруг в свите короля он заметил 11-летнего мальчика. Это был дальний родственник короля Генрих Наваррский. Нострадамус уговорил короля оставить их наедине и долго осматривал ребенка, после чего сообщил высоким гостям: мальчик станет королем Франции. Это звучало абсолютно неправдоподобно: у Карла IX было три брата, и все они имели сыновей. И все же предсказание сбылось.С годами имя Нострадамуса обросло легендами. Ему приписывают, например, предсказание Октябрьской революции, многолетней сталинской тирании, когда "рабская будет царить атмосфера под маской любви и свободы большой". Или: "Предвижу войну в планетарных масштабах, расплавленным золотом светится небо, чудесный огонь стал убийцей людей", -- не идет ли речь об атомной катастрофе? И самое интересное: если Нострадамус действительно обладал даром "угадывать" будущее, то как ему это удавалось? На этот вопрос ответа тоже нет.Пытаясь увидеть в запутанных стихотворных строчках зеркальное отражение реальной жизни, мы забываем о главном, -- считает один из ведущих исследователей наследия Нострадамуса, профессор философского факультета МГУ Вадим Сперанский. -- По мнению Карла Ясперса, "смысл любого прогноза в том, чтобы вводить нас в сферу возможного, открывать далекие горизонты и усиливать ощущение свободы сознанием возможного". Иначе говоря, предупрежденный -- вооружен. Нострадамус в образной форме предоставляет нам различные варианты возможного развития событий, и нам выбирать, какой путь окажется "сбывшимся". Собственно, не так уж важно, пророк он или гениальный стихотворец. Важно, что он создал жанр стихотворного политического пророчества. Этот жанр, с энтузиазмом принятый современниками, сохраняет привлекательность до сих пор.Нострадамус подвергался критике со стороны священнослужителей и дворян, политиков и ученых, астрологов и противников астрологии, протестантов и католиков. Его обвиняли в сношениях с падшими ангелами и злыми духами, шарлатанстве, растлении умов народа и королевской семьи, тайной приверженности иудаизму, самонадеянности и чванстве, алкоголизме и непрофессионализме. Весной 1561 года Нострадамус чуть не стал жертвой фанатично настроенных крестьян, обвинявших его в тайной принадлежности к лютеранству. Он бежал в Авиньон.16 декабря того же 1561 года, когда очередной альманах появился на книжном рынке, губернатор Прованса Клод Савойский, граф де Танд, проезжая через Салон, арестовал Нострадамуса и пленил его в своем замке. Вот что он писал королю: "Что касается Нострадамуса, то я приказал его схватить и забрать со мной, запретив ему делать альманахи и предсказания. Соблаговолите отдать мне распоряжение сделать с ним то, что Вам заблагорассудится". Судя по тому, что Нострадамус остался жив и продолжил свои публикации, ответ короля не был очень суровым.Нострадамус скончался от осложнений подагры 2 июля 1566 года. К тому времени он был довольно богатым и уважаемым человеком, конфидентом королевы-матери и лейб-медиком короля. И безмерно одиноким, до конца жизни страдавшим от непонимания, от интриг завистников и ненависти врагов. Круг его друзей был весьма узок, и в 1552 году он жаловался: "В Салоне, где я проживаю, я нахожусь... среди скотов и варваров, смертных врагов словесности и досточтимой образованности".Эпитафия, высеченная на прислоненной на древнеримский манер к стене храма плите, гласит: "Здесь покоится прах знаменитого Мишеля Нострадамуса, который был признан достойнейшим из смертных описывать события будущего своим почти божественным пером, следя за движением звезд и всей Вселенной".Первый исследователь творчества астролога, его ученик Жан-Эме де Шавиньи, утверждал, что пророк предсказал день и час своей кончины. Но историки предупреждают: Шавиньи обожествлял учителя, не все данные достоверны."Пророчества магистра Мишеля Нострадамуса" сразу стали, как сказали бы сейчас, "книгой года" и "бестселлером", а малоизвестный врач из Прованса в одночасье оказался в роли живого классика. Однако великий предсказатель написал "историю будущего" так путано, что однозначно ее расшифровать ни при его жизни, ни в наше время никто не смог. Как и полагается уважающему себя пророку, Нострадамус предпочитал изъясняться высоким, напыщенным и крайне туманным слогом, полным аллегорий и недомолвок.К тому же точных дат Нострадамус почти никогда не указывал. Типичное его предсказание выглядит так: "Марс грозит нам военной силой, он семьдесят раз заставит проливать кровь". Не надо обладать слишком буйной фантазией, чтобы подогнать это едва ли не к любой стычке - от семейной драки до мировой войны. С точки зрения тех, кто считает Нострадамуса кем-то вроде нынешних колдунов и "высших магов", морочащих людям головы, в его мистических видениях вообще никакого смысла нет. И все-таки поклонников у него несравнимо больше.Встретил вот такое мнение в сети:У меня есть знакомый — полиглот. Так он несколько лет назад мне попытался прочитать что-то из Нострадамуса. Ахинея полнейшая. Ощущение, что написано шизофреником или параноиком, в горячечном бреду. Все его "центурии" написаны ОДНОВРЕМЕННО на латыни, старофранцузском, то ли на иврите, то ли на древнееврейском и на немецком. Причем, латиницей. Есть даже рукопись, где они написаны каким-то вараварским шрифтом — типа старосаксонскими буквами. Отсюда — крайне путанный текст, со множеством толкований. Теперь, говорят, выпущено издание "Центурий", где одновременно, в четырех колонках, приведен перевод текста со всех языков. Причем, основная сложность, что некоторые слова имеют одинаковое написание в двух, а то и трех языках. С несколько отличающимся смыслом, или с совершенно разным. И еще осложняет перевод то, что в Средние века грамматика была очень условной. Да и сам Нострадамус не осложнял себе жизнь правописанием.Так что, в "Центуриях" основная ценность — их промоушн, Бред любого алкогольного энцефалопата или шизофреника из любой современной психушки — и вот, готовы новые "предсказания". Главное — найти "толкователей". Чтобы и в этой бессмыслице нашли "пророчества" и "скрытые послания". (Philipp-Healer)Ну и на всякий случай для тех, кто верит: 2016 год, по словам Нострадамуса, будет не лучше прежнего. Он предупреждает о разнообразных катаклизмах, которые потрясут человечество. Предсказатель говорит о рождении уродливого младенца, как знамения всего плохого. А начало будет положено на Востоке. Люди в чалмах начнут жестокую, кровопролитную войну. Она будет так ужасна, что другие страны не смогут остаться в стороне. Более десятка государств вступят в эту компанию. 2016 – год Огненной Обезьяны. Нострадамус предсказывает массовые переселения людей на север. Их бегство вызвано огненными лучами. Некоторые считают, что это могут быть последствия использования химического оружия. Однако самое плохое остается напоследок. В конце года случится происшествие, которое приведет к конфликту между христианским и исламским мирами. Возникшая вследствие этого война продлится 30 лет. А в окончании ее останется только одна вера. К сожалению, бедствия, ожидающие людей в 2016 году, не ограничиваются военными действиями. Даже природа восстанет против нас. Америка потеряет один из своих городов, пережив сильнейший торнадо. Бушующие пожары в России уничтожат массу лесов. Потушить их удастся только к осени. Чехия, Венгрия, Великобритания и Италия потеряют часть своих территорий. Они уйдут под воду из-за невиданных ливней, которые вызовут потоп.... источникиhttp://www.vokrugsveta.ru/article/253664/http://2016-god.com/predskazaniya-na-2015-2016-goda-nostradamus/http://www.ng.ru/style/2004-01-12/8_nostradamus.htmlДавайте я вам расскажу подробнее про Графа Калиостро и кто такой Граф Сен-Жермен: самый загадочный человек 18 века, а вот еще Настоящий Мюнхаузен

23 мая, 06:53

Поражение непобедимых терций, или Битва при Рокруа

Людовик XIII был болен. Вокруг его ложа в Сен-Жерменском замке, загородной резиденции королей, суетились врачи, пребывали в раздумьях придворные, неслышно пробегали слуги. Шепотом передавали друг другу имя Венсана де Поля. Рядом играл со своими приятелями пятилетний наследник престола. Пора беззаботного детства будущего Короля-Солнца таяла, как восковая свеча в руках отца Дине, исповедника короля. Вскоре дофину предстояло стать хоть и номинальным, но правителем. Умирающий монарх то впадал в забытье, то пребывал в болезненном сознании. В один из таких моментов он увидел стоящего у кровати принца Конде, представителя младшей ветви Бурбонов. Король тихо сказал ему об увиденном сне, в котором сын Конде, герцог Энгиенский одержал великую победу. Самого героя этого удивительного сновидения, породившего слухи о пророческом даре короля, не было поблизости, поскольку он возглавлял армию, марширующую во Фландрию. На ее пути лежал городок Рокруа. 14 мая 1643 г. жизнь оставила короля Франции, пять дней не дожившего до привидевшейся ему битвы.

21 мая, 22:01

Истоки информационных войн в истории с примерами

В рамках сотрудничества между ЛГУ им. А.С. Пушкина и Л.П. Грот в университете и его филиалах был прочитан цикл лекций по темам: «С чего начинается русская история» и «Информационная война против России». Помимо этого, Л.П. Грот дала интервью для университетской газеты, часть которого мы публикуем сегодня на Переформате. С исследовательницей беседовала Екатерина Рыбинская. — Сейчас много говорится о том, что против нашей страны ведется информационная война. Началась она, конечно, не сегодня и не вчера. Существует мнение, что истоки надо искать во временах Ивана IV, когда самого образованного монарха Европы, книголюба, организатора общедоступных библиотек объявили диким варваром и садистом. Но наверняка есть исторические свидетельства более ранних времен?Информационная война против России с использованием исторических фальсификатов, и исторические истоки данного феномена в последние годы сделалась одним из направлений моих научных исследований. Определилось это объективным ходом развития современной общественной мысли, поскольку информационная война против России того типа, когда в качестве оружия используется искаженное преломление русской истории, – нынешняя реальность, достаточно взглянуть на многочисленные фальсификаты истории Великой Отечественной войны.Как можно определить понятие «информационная война»? Информационная война против какой-либо страны – это целенаправленная деятельность иностранного государства, предусматривающая разложение национального самосознание субъекта воздействия для того, чтобы подчинить своим интересам сознание данного общества. В русле информационной войны используются особые информационные технологии, частью которых выступают политические мифы, рассчитанные на обработку общественного мнения как в стране, против которой ведется война, так и в собственной стране для оправдания предпринимаемых действий.Традиция информационных войн с использованием названных политических мифов, имеет на Западе весьма почтенный возраст. Феномен информационных войн, согласно моим исследованиям, явно обнаруживается в западноевропейской истории уже в возрожденческой Италии, примером чему является так называемая антиготская пропаганда итальянских гуманистов против немецкоязычного населения, в русле которой практиковалось негативное преломление истории германцев или немецкой истории. А затем эта традиция продолжает свое развитие на протяжении всего периода складывания национальных государств в Западной Европе.Я пишу об этом в моих работах о готицизме и обращаю внимание на то, что современный западноевропейский менталитет на протяжении столетий, причем в наиболее важные периоды своего исторического развития (эпохи Возрождения и Просвещения) складывался под влиянием феномена информационных войн против своих соседей, где первым, а в дальнейшем и первейшим оружием сделалось именно манипулирование историческим материалом, что использовалось для: 1. очернения или принижения исторического прошлого другого народа, чаще всего, соседей; 2. воcхваления собственного прошлого, где большую роль играл феномен возвеличивания своей истории в древности, причем как реальной древности, так и выдуманной. Оба метода применялись в информационной войне против соседей, как правило, для обслуживания геополитических задач (обоснование исторического права на те или иные территории, привлечение под свою власть и пр.). Я достаточно подробно рассказываю об этом в работах, посвященных истории шведского политического мифа XVII-XVIII вв., создаваемого как раз для переформатирования русской истории с целью присвоения в пользу шведской короны части русских земель.И теперь к той части первого вопроса, который касается истоков информационной войны Запада против России – где прослеживается ее начало? Полагаю, что оно совпадает с общим началом информационных войн в Западной Европе в XIV-XV вв., в возрожденческой Италии. Неслучайно первые нападки на русское историческое наследие начались со стороны польской короны, имевшей тесные связи с Римом и его политикой. Это была польская (польско-литовская) пропагандистская кампания конца XV в., в рамках которой разрабатывался политический миф с отрицанием права Русского государства использовать имя Руси в своих названиях и титулах русских правителей и созданием вместо него суррогата Московия. Вопрос о личности Ивана IV предлагаю рассмотреть вкупе со вторым вопросом.— В чем, по Вашему мнению, кроется истинный, глубинный смысл информационных нападок на Россию еще с давних времен?Как я сказала ранее, информационные войны против соседей, как правило, обслуживают геополитические задачи. Это хорошо иллюстрируется примером упомянутого польского пропагандистского «похода» против права русских называться русскими. В основе данной информационной войны со стороны польской короны – те же геополитические претензии, прежде всего, боязнь польских королей, что земли юго-западной Руси уйдут из их рук и вернутся в орбиту Русского государства. А геополитические цели – долгожители, что и подтверждается упомянутым польским политическим мифом о Московии.Так, летом 2015 г. в верховную раду Украины был внесен законопроект о запрещении называть Россию Россией. В пояснительной записке, совершенно в традициях Речи Посполитой заявлялось, что ещё в древности Московское царство было незаконно переименовано в Россию, а сегодня на название «Россия» может претендовать только «территория современной Украины». Но рассуждая о живучести западноевропейской традиции информационных войн, надо выделить следующие моменты. Информационная война, где используются политические мифы c фальсификатами исторической информации, переживает всплеск в двух случаях. а) Когда страна оказывается в тяжелой ситуации, чем пользуются для создания планов по отторжению ее территорий. Так раскрутка шведского политического мифа по переформатированию русской истории началась в Смутное время. б) Когда государство (в нашем случае, Русское государство) переживает подъем, что вдохновляет внешние силы на распространение политического влияния на его правителей.Например, информационная война польских королей против Русского государства, где использовался исторический фальсификат о Московии, совпала с периодом государственного и национального подъема Русского государства. Ибо хоть польские короли и имели геополитические задачи в землях Руси, но в политических инициативах зависели от римских пап, а те были заинтересованы распространить свое влияние на русских правителей. Эти тенденции особенно ярко проявились во время правления Ивана IV (1530-1584), когда Русское государство вышло на международную арену в качестве сильного независимого государства. Олицетворением данного факта стала торжественная церемония 1547 года венчания Ивана на царство, а также официальное закрепление идеи автокефалии Православной церкви, что выразилось в получении в 1589-1593 годах Московскими митрополитами достоинства Патриархов и тем самым – формальном признании автокефалии от Константинопольских патриархов. Синхронно с успехами политического развития Русского государства стала набирать обороты и информационная война со стороны западноевропейских стран, одним из проявлений которой стало создание особых информационных продуктов – письменных клеветничесих произведений против царя Ивана IV, а через личность царя – и против русского народа.Среди создателей таких политических пасквилей обязательно следует назвать иезуита Антонио Поссевино (1534-1611). Он был посланцем папы Григория XIII к русскому царю с целью вовлечения того в сферу папского престола и принятия «латинской веры». Миссия Поссевино провалилась, и явно под влиянием этого провала был написан трактат «Московия», где Поссевино ругательски ругает православие, обвиняет русских в подозрительности и хитрости, а русского царя – в том, что он слишком много мнит о себе и несправедливо величает себя государем всея Руси, хотя добрую часть Руси занимает король польский. У Поссевино находим мы процветающие и поныне обвинения Русского государства в экспансионистских намерениях: дескать, Поссевино разгадал планы Ивана IV о дальнейшем продвижении в Германию, ведь русский царь явно устремлял взоры на Пруссию, оттого и стал заявлять, что ведет происхождение от человека по имени Прус – такова была трактовка иезуитом августовской легенды о связи родословия Рюрика с императором Августом. Особенно нелепыми выглядят у Поссевино обличения Ивана IV в жестокости. Почему нелепыми? Потому что Поссевино выполнял миссию папы Григория XIII, который за несколько лет до этого, узнав об избиении гугенотов в Варфоломеевскую ночь, отслужил благодарственный молебен. Так что и система двойных стандартов в политике Запада тоже не сегодня родилась.Другой примечательный пасквилянт – это Александр Гваньини (1538-1614) – итальянец, по происхождению, и профессиональный наёмник, по убеждению: служил в войске Великого княжества Литовского, потом был наемником в польских войсках, с 1571 года – подданный Речи Посполитой, был не то участником войн против Русского государства, не то военным комендантом Витебска, последние годы жил в Кракове. В русских землях лично не был, тем не менее с легкостью мысли почел себя обязанным сочинить «Описание Московии», где просто облил грязью всю жизнь Русского государства и общества. Красной нитью проходит у Гваньини любимая и поныне представителями западной общественной мысли сентенция о том, что «…московиты, или русские, не любят свободы, а предпочитают подчиняться своему государю, которого считают олицетворением власти». О том, что непросвещенные русские якобы с молоком матери впитывают раболепство по отношению к своему государю, писал и Поссевино.И бессовестные же типы! Из каких таких свободных краев явились они сами?! Напомню, что с XIII в. в Западной Европе возникло страшное судилище – инквизиция, которая, по словам историка Т.Н. Грановского, была призвана судить мысли человека. Особенно сильна была инквизиция в XV-XVII вв. Произвол был её истинным духом, а могучим побудительным стимулом для инквизиторов к многочисленным арестам и обвинениям еретиков была их материальная заинтересованность, поскольку как писал российский историк М.В. Барро, жалованье благочестивым судьям трибуналов инквизиции уплачивалось за счет конфискаций имущества обвиняемых. Под покровом искоренения ересей одобрялись все виды насилия над личностью. В ордене иезуитов, устав которого стал составляться И. Лойолой с 1541 г., система взаимного шпионства была доведена до виртуозности, существовала цензурная комиссия, без одобрения которой ни один иезуит не смел напечатать ни одного произведения – вышеупомянутый Поссевино был иезуитом. Наверняка, хорошо знаком был с обычаями инквизиции и Гваньини, поскольку многое в его описаниях Московии – явная «калька» из жизни западноевропейских обществ под властью инквизиции.В 1527 году умер Н.Макиавелли, в 1532 году была издана его книга «Государь». Книга была посвящена Лоренцо Медичи, по словам историка Т.Н. Грановского, воинственному, но жестокому и хитрому князю, к которому Макиавелли обращается с такими словами: «Какими бы средствами ни овладели Вы престолом, какие бы преступления ни довели Вас до цели, благословение божье будет над Вами». Грановский дает такое объяснение этим словам Макиавелли: «Италия лишена была всех средств к восстановлению порядка при всеобщей порче нравственности; для ее спасения он жаждал диктатуры и это убеждение вынес он из изучения древности. Ему все равно было, кто бы ни был этим диктатором, лишь бы он спас Италию… С какой же целью посвятил он эту книгу Медичису? Жестокий, но талантливый, он мог, по его мнению, осуществить идеал диктатора… бессменного диктатора, какой бы нравственности он не был… Сочинения Макиавелли имели влияние не в одной Италии. …Книга о князе сделалась настольной книгой государей 16 столетия, Филиппа II испанского, Екатерины Медичи, Генриха IV французского…».Таким образом, обвинения в тирании со стороны представителей католического мира были ни чем иным, как ханжеским лицедейством. Русский царь Иван IV сделался объектом их нападок не потому, что его политика носила такой характер, который мог бы вызвать искреннее возмущение западноевропейских деятелей, а потому, что он, говоря современным языком, отверг присоединение к системе западноевропейских «ценностей».Другой типичной фигурой среди подвизавшихся в жанре западноевропейской пасквильной литературы XVI в. был немецкий пастор Павел Одерборн, который не дождавшись и года после смерти Ивана IV, сочинил на потребу западноевропейского обывателя клеветнический бред о «кровавом режиме» тирана Иоанна Васильевича, объявив его «величайшим правонарушителем среди отцов отечества и тиранов». Павел Одерборн никогда не бывал в Русском государстве, но зачем-то взял на себя труд вылить потоки грязи и на родителей русского царя, и на него самого, состряпав «Жизнь Иоанна Васильевича, великого князя Московии» (1585).Надо сказать, что сочинение пасквилей было настоящим бичом социально-политической жизни Северной Европы того времени. Когда в 1570 году Швеция и Дания заключали мир в Штеттине по окончании датско-шведской войны 1563-1570 гг., то в условия мирного договора был включен и пункт о запрещении публикации оскорбительных или уничижителных текстов друг о друге, и этот договор действовал в течение длительного времени. Трудно сказать, зачем немецкому пастору, никогда не бывавшему в Русском государстве, понадобилось создавать грязный пасквиль на русского царя: то ли мелкий потребитель в родных землях Одерборна истосковался по грязнотце, сервированной в благовидной форме праведной критики, и Одерборн откликнулся на запрос обывательского рынка, то ли графоманский зуд вкупе с вечным зовом мизерной натуры бросить комок грязи в известную личность, стоящую неизмеримо выше, особенно если это не грозит серьёзными последствиями, послужили побудительным стимулом – не знаю. В научной литературе, по-моему, нет конкретного объяснения по этому поводу. Да, и можно ли достоверно объяснить, зачем подлец делает подлость?Стоит только в двух словах напомнить о той кроваво-грязной исторической обстановке в городах Германии, в которой бытовали пасквилянты типа Одерборна. Кровавые распри и гражданские войны были буднями немецких городов на протяжении средневековья и эпохи Возрождения. По характеристике Грановского, каждый «из значительных городов Германии имел свои страшные революции, в которых гибли лучшие люди; уже в летописи города Роттенбурга видно, что с 1300 по 1450 г. этот город каждый год вел, по крайней мере, одну войну, иногда три, потом это не изменялось до конца 15 столетия; иногда бывало даже хуже, как в 1500 г.: город Нюрнберг окружен был со всех сторон хищными рыцарями, грабившими купцов городских: горожане его прославились счастливыми экспедициями против рыцарей: без суда вешали они на своих городских башнях всех попавшихся им в плен рыцарей». Первые десятилетия XVI в. характеризуются распространением движения Реформации, частью которой стала Крестьянская война. Известно, какими жестокостями были отмечены эти события. Например, неподалёку от Виттенберга, где начинал свою книгу Одерборн, в Мюльгаузене в 1525 г. действовали отряды Томаса Мюнцера, который в конце концов был взят в плен рыцарями, подвергнут страшным пыткам и умер мучительной смертью.Кровавые раздоры, окрашенные религиозными разногласиями, продолжались и в последующие десятилетия XVI в. Ярким примером может послужить так называемая «Грумбахская ссора» или мятеж 1563-1567 гг. части имперских рыцарей во главе с В. Грумбахом против императора Максимилиана. Мятеж был подавлен, Грумбах и его сторонники пленены, их страшно пытали и четвертовали на площади. Религиозный раскол терзал земли и города Германии вплоть до начала XVII в., когда все конфликтующие партии втянулись в 30-летнюю войну, которая довела Германию уже до полного обеднения и разрухи. И вот живя на фоне постоянно тлеющего хаоса Германии, политическая жизнь которой столетие за столетием не могла выдвинуть ни одного по-настоящему крупного политического деятеля, способного преодолеть кризис и объединить страну, Одерборн сидит и рассуждает о том, как были плохи дела в Русском государстве.С помощью приведенных примеров мы можем найти ответ на вопрос о смысле информационных нападок на Россию. Во-первых, информационная война вообще имманентна западноевропейскому менталитету с эпохи Возрождения. Во-вторых, этот менталитет сформировался под прессом инквизиции, строго делившей людей на «праведников», т.е. уже подчиненных сфере собственного влияния, и на прочее человечество, для подчинения которого своей власти одобрялись любые средства, а уничижительный тон был непременным условием. Обратите внимание, все перечисленные пасквилянты называли Ивана IV только великим князем и никогда – царем, а Русское государство – только Московией, в форме польского суррогата. Невмочь им было писать русское имя! В-третьих, на Западе сложилась такая традиция, когда степень сакрализации религиозной системы превосходила степень сакрализации монархии, что наделяло власть папы более высоким авторитетом в сравнении с королевской властью. В Русском государстве был принцип разделения властей на духовную и светскую. И это различие совершенно не воспринималось представителями католического мира. Отсюда и их возмущение оттого, что «московиты» считают высшей государственной властью власть царя. По их убеждению, такой властью мог обладать только папа. Неспособность осмыслить тот факт, что в мире могут существовать системы с идентичностью, отличной от западноевропейской, сохраняется в западноевропейской политике и в наши дни. Отсюда и западная трактовка пресловутой свободы: все должны быть свободны, но… только на наших условиях. Отсюда и информационные нападки на русских деятелей, которые отстаивали (и отстаивают) право Русского государства на собственную идентичность. Таким был царь Иван IV, который предпочел остаться православным государем, и тем самым вызвал ядовитую злобу сынов инквизиции и прозвище тирана (Ivan the Terrible).— Каким образом информационные войны влияли на европейскую, да и нашу, политику? За войной информационной всегда стоит государство, поэтому война информационная логично предшествует (или предполагает предшествовать) войне традиционной: общественное мнение подлежит предварительной обработке. Нынешняя информационная война против России вызвала в России ряд ответных мер защитного характера, что вполне правомерно. Но войны выигрываются наступлением, а не обороной.— Информационная война против России сейчас развернулась с необычайной силой, нас даже обвиняли в наплыве мигрантов в Европу. Вы живете в Швеции. Как на ваших глазах меняется облик, кажется, совсем недавно такой безмятежной, уютной и ухоженной Северной Европы? Без преувеличения можно сказать, что «великое переселение» мигрантов в Европу – начало какой-то новой эпохи. Только в течение осени 2015 г. в Швецию прибыло 149 000 человек, что в сравнении с предыдущим периодом означает увеличение на 74 000 человек. Ведущие политики говорят о гуманитарной катастрофе, имея в виду тяжелое положение мигрантов. Но гуманитарная катастрофа надвигается и на западноевропейскую жизнь, на так называемую систему всеобщего благоденствия. Иллюстрация – весенний бюджет 2016 г. в Швеции. Самая большая статья расходов – расходы для Департамента по делам мигрантов. Она составила сейчас 50,4 миллиарда (выросла на 31 миллиард) и предназначена на оплату жилья для мигрантов, выплату им пособий и пр. Для сравнения: ассигнования для системы правоохранительных органов вкл. полицию – 42 миллиарда, на оборонные расходы вкл. антикризисные мероприятия – 48 миллиардов. Помимо этого 500 миллионов кр. выделяются на мероприятия по интеграции мигрантов на рынке труда. Признается, что до сих пор эта политика интеграции была неудачной, поскольку, по некоторым данным, каждый четвертый мигрант начинает обеспечивать себя самостоятельно через 8 лет, по другим данным, каждый третий мигрант начинает обеспечивать себя только через 15 лет.(...)Окончание здесь: https://aftershock.news/?q=node%2F398684

18 мая, 00:03

Софья Палеолог. Как византийская царевна строила новую империю в России

Племянница последнего владыки Византии, пережив крушение одной империи, решила возродить её на новом месте.

10 мая, 08:32

Годы "брачной дипломатии"

Шахматная доска браков - Габсбурги, Валуа, Стюарты, Тюдоры.Перевод отрывка (источник ниже)......А на востоке габсбургской империи супруга Фердинанда Анна без устали производила на свет здоровых детей. Если Карл V вынужден был разделить империю на две части, то его преемнику Фердинанду пришлось делить свои наследные земли уже на три части. Его старший сын Максимилиан станет после него королем Богемии и Венгрии и затем императором. Второй сын Фердинанд получит Тироль и прилегающие области. Младший Карл станет правителем Внутренней Австрии – Штирии, Каринтии, Крайны и Триеста. Этот Карл, двенадцатый по счету из детей Фердинанда и Анны, родился в 1540 году, когда его матери было уже 37 лет. На тот момент никто не мог и предположить, что именно его штирийская линия в будущем унаследует империю Габсбургов. Но тем не менее к выбору невесты для Карла подошли весьма ответственно, как будто от этого брака зависела вся судьба династии.Мать Карла - Анна Богемская и Венгерская, умерла в 44 года при родах 15-го ребенка:Отец Фердинанд еще при жизни запустил в движение все свои связи, после его смерти поиски выгодной партии для Карла с еще большей интесивностью продолжил его брат - новый император Максимилиан. Все это длилось 11 лет.Эрцгерцог Карл - третий сын императора Фердинанда и брат императора Максимилиана:Заключение браков между детьми монархов было делом государственной важности и порой сопровождалось более жесткими и длительными переговорами, чем заключения мира или военного пакта. Юристы королей и уполномоченные посланники годами сновали по всей Европе и занимались завязыванием контаков, переговорами на предмет возможных выгодных браков между дворами. Политически выгодный брак по своему влиянию считался эффективнее всяких межгосударственных соглашений и войн. Браки заключались с весьма дальновидными планами, часто с прицелом на столетия. Например, в 18 веке баварский герцог Карл VII после смерти отца Марии Терезии, не оставившего сыновей, претендовал на Австрию на том основании, что 200 лет назад австрийский император Фердинанд подписал соглашение, что в случае вымирания мужской линии Габсбургов право на Австрию имеют потомки мужского рода его дочери эрцгерцогини Анны, вышедшей замуж в Баварию.Дипломатическая переписка между дворами на эту тему занимает сотни толстых актов в архивах. Дворы «торговались» и «торговали» не только невестами и женихами, но заодно и целыми странами и народами, включая хижины и скотину в хлевах.11-летняяя эпопея габсбургского эрцгерцога Карла в качестве потенциального мужа для различных европейских невест является типичным примером матримониальной политики монархов.В 1559 году император Фердинанд отправил своего доверенного посланника Каспара фон Бройнера к английскому двору, где уже год находилась на троне Елизавета Тюдор. И предложил Карла в качестве супруга молодой королеве. Ранее император планировал сосватать Елизавете в мужья своего второго сына Фердинанда, но тот признался отцу, что уже тайно женат на Филиппине Вельзер.Елизавета I, последняя английская королева из династии Тюдоров:Поэтому оставался Карл. Политическими целями этого брака для Габсбургов являлись два пункта: католичество и Франция.Франция уже несколько веков была в некоторой степени соперником Австрии и чувствовала себя в кольце врага – с юга Габсбурги в Испании, на северо-востоке – в Нидерландах, да и княжества Германии на востоке были частью Священной Римской империи, возглавляемой теми же Габсбургами. Габсбурги пытались проникнуть и во Францию, с помощью своих невест. А теперь подбирались и к Англии, чтобы «кольцо» вокруг Франции окончательно замкнулось.Император Карл V пытался уже «проникнуть» в Англию, женив своего сына Филиппа на «кровавой Мэри», но успеха не достиг. Мэри умерла после нескольких лет брака в 1558 году. А через год Габсбурги снова заслали сватов, уже к новой королеве Елизавете. И никого не волновало, что невеста была на 7 лет старше жениха. И даже ее протестантство не было преградой.Наоборот это была дополнительная мотивация для Габсбургов обратить Англию снова в католичество. Мэри не удалось осуществить контрреформацию в Англии, возможно, это удастся сделать при Елизавете, если она выйдет за католика. Каждый удар по протестантизму означал щелчок по носу ставшим слишком самоуверенными немецким рейхсфюрстам.Елизавета медлила с ответом. Переговоры затягивались....В глубине души королева вообще не хотела выходить замуж. Но подданые желали видеть свою королеву замужней матерью семейства, окруженной наследникам. Советники при дворе жарко обсуждали плюсы и минусы брака Елизаветы с габсбургским принцем.И здесь подключилась королева-мать Екатерина Медичи из Франции.Она выдвинула идею новой партии для Карла – молодая вдова Мария Стюарт, ее бывшая невестка. Шотландка Мария была замужем за сыном Екатерины Франциском, но счастье оказалось коротким. Овдовев, Мария вернулась в родную Шотландию, но не потеряла контакта с бывшей свекровью. Обеих королев-католичек связывала ненависть к Англии. Медичи была не только опытной и страстной отравительницей, но и такой же страстной свахой. Потомок влиятельной династии банкиров из Тосканы, она всю свою энергию направила на устройство династических браков. Она уже выдала одну свою дочь за испанского короля Филиппа II, а теперь конструировала новую четырехкратную комбинацию с целью выхода Франции из «кольца» окружения Испанией, Германией и Англией.Мария Стюарт, королева Шотландии и (всего год) королева Франции:По плану флорентийки ее сын, новый король Франции Карл IX, должен жениться на дочери австрийского императора Анне, а ее младшая дочь Марго выйдет за императорского сына Рудольфа. А вторая дочь императора Елизавета выйдет за молодого короля Португалии Себастьяно. Вдобавок австрийский Карл получает в жены Марию Стюарт. Вот такая четырехкратная рафинированная комбинация.(В другое время по другому замыслу Медичи на Елизавете должен был жениться ее любимый сын Генрих герцог Анжуйский. Он лично встречался с Елизаветой, которая была намного старше его, и даже понравился ей. Но потом произошла Варфоломеевская ночь, которая надолго уничтожила уже было налаживающие отношения между Францией и Англией. Вдобавок Папа Пий V придерживался мнения, что симпатизирующий гугенотам  Генри может попасть под влияние хитрой и умной английской супруги, и та наоборот чего доброго обратит всю Францию в протестанство.)Генрих III, последний король Франции из династии Валуа:В общем комбинации на "шахматной доске" постоянно менялись. Как видим, вся католическая Европа пыталась с помощью своих женихов обратить Англию назад в католичество....Елизавета Австрийская из дома Габсбургов, супруга Карла IX, была 4 года королевой Франции:Лондонский двор сразу раскусил замысел коварной Медичи и далеко идущие последствия этого плана для Англии! При такой комбинации все атлантическое побережье от испанских Нидерландов до Португалии, в том числе и вход в Средиземное море, попадает в руки врагов-католиков! Это означает смертельную опасность для английского флота! И что еще хуже - враг в лице австрийца Карла даже приготовился обосноваться совсем рядом, в соседней Шотландии!Поэтому королева-девственница снова заинтересовалась габсбургским женихом Карлом. И снова посланники из Вены отправились в далекий путь в Англию на переговоры.И снова Елизавета тянула с ответом...И дождалась нужного момента... «Французский план» Медичи дал трещину, так как Мария Стюарт, тяготившаяся своим вдовством, вышла замуж за лорда Дарнли. Таким образом Мария Стюарт вышла из игры.Да и Карл, которому тем временем исполнилось 27 лет, тоже был сыт по горло своим вечным жениховством. И он следующим перечеркнул рафинированные планы флорентийки Медичи. Он вдруг взял и...влюбился....В свою племянницу Марию Анну, дочь его старшей сестры Анны, жены баварского герцога Альбрехта V, которую он увидел на свадьбе ее старшего брата Вильгельма. До сих пор Карл позволял выбирать невесту своим придворным советникам. А тут он вдруг сам взял судьбу в свои руки и стал оказывать давление на свою семью. И семья сдалась...А почему собственно не Бавария? Невеста – ревностная католичка, и будет достойной хозяйкой Внутренней Австрии, где Карл предоставлял уж слишком много свободы протестантам – по крайней мире так считали Мюнхен и Вена. А что касается слишком близкого родства между молодыми, то тут никто не сомневался, что Папа даст согласие на брак, ведь когда дело касалось укрепления католической власти, Ватикан закрывал глаза на родство.Мария Анна Баварская, супруга Карла, родила 15 детей:Как только эта новость разлетелась по европейским дворцам, английская королева Елизавета после двухкратного отказа вдруг снова заинтересовалась Карлом. Причиной такого внезапного интереса был политический брак французского короля Карла IX, который по плану королевы-матери Медичи все же женился на дочери габсбургского императора Максимилиана II. Но женился он не на первоначально предусмотренной для него Анне (та уже вышла за испанского Филиппа II), а на остававшейся свободной ее сестре Елизавете, которую сначала планировали выдать за португальца Себастьяно. То есть Екатерина Медичи смогла осуществить свой план по крайней мере частично. А Елизавета теперь хотела подпортить планы большой габсбургско-французской коалиции и вновь согласилась на габсбургского принца. Или просто хотела время оттянуть.Но Карл и венский двор уже были сыты по горло этими многолетними безрезультатными переговорами и отказались ехать в третий раз в Лондон.10 октября 1570 года мюнхенский двор дал письменное согласие на брак Карла и баварской Марии. Через два дня свою подпись под соглашением поставила и венская сторона. Вот так. 11 лет не могли поженить Карла, а тут за какие-то два дня обстряпали брак, который не только оказался удачным в личном плане, но и дал начало линии, правившей в Австрии 350 лет до 1918 года.Толстые акты документов в венском государственном архиве позволяют нам сейчас представить размах, с которым тогда праздновали свадьбы при императорском дворе. Заготовка и транспортировка продуктов длились три месяца. Вино везли из рейнских регионов. В императорских охотничьих угодий в Богемии заказали туши 300 оленей. Соль поставили из соляных шахт Гмундена. Зерно для выпечки и овес для лошадей везли из Венгрии. Затем следовал заезд гостей – это была наибольшая логистическая проблема. Самая большая группа гостей прибыла из Баварии вниз по Дунаю на кораблях. Вена не могла вместить такое большое количество гостей. Император был вынужден лично просить бургомистров соседних Кремса и Штайна одолжить кровати и постельные принадлежности для гостей и свиты. Но те не могли выполнить высочайшую просьбу – они сами размещали гостей. Само празднование длилось месяц – с 17 августа по 19 сентября 1571. Яства подавались на посуде, специально для этого повода заказанной у серебряных дел мастера из Аугсбурга Георга Ильзунга.Дунай в долине Вахау:Младшая сестра Карла - Йоганна (жена Франческо Медичи) не присутствовала на свадебном празднике по причине очередной беременности. Да, наверное, и расстояние от Флоренции было слишком далеким.Присутствовал ли там его старший брат Фердинанд с морганатической женой Филиппиной, не знаю. Но теоретически мог по крайне мере он.Источники:Hellmut Andics - "Die Frauen der Habsburger"(1969)- основной источник, откуда переведен текст.Marita A. Panzer - Englands Königinnen (2003)James Cleugh, Ulrike von Puttkamer - Die Medici: Macht und Glanz einer europäischen Familie (2002)

25 апреля, 23:00

А был ли шут ШИКО?

Скорее всего вам, как и мне, запомнилась роль Алексея Горбунова, который сыграл шута Шико в фильме "Графиня де Монсоро". Яркий такой персонаж. А вам не показалось странным, что шут как то без колпака ходит, не уродец какой нибудь юродивый. Более того, чуть ли не командует королем! Я конечно знал, что этот фильм по роману Дюма, но все было недосуг выяснить был ли у этого СТРАННОГО шута какой то реальный исторический прототип или все же он был введен в повествование для усиления сюжета.Сейчас вот мы это все с вами и узнаем ...В своих произведениях «Графиня де Монсоро» (подлинное название «роман о трех Генрихах и одном Шико») и «Сорок пять» великий французский писатель А.Дюма изобразил одного из таких шутов, который действительно существовал и был придворным шутом нескольких королей в XVI столетии Франции. Имя его Шико (франц. Shico; ударение на второй слог). Романы Дюма продолжают вдохновлять по сей день весь земной шар, и неудивительно, что Дюма является одним из самых экранируемых авторов.Шико (1540-1591) родился в Гасконии в 1540 году, на берегах Сены. Будучи южанином, он очень любил солнце. Настоящее имя – Жан-Антуан д’Анжлер. Происходил из дворянской семьи. Придворный шут французских королей Генриха III и Генриха IV. Шут при дворе является своеобразной чертой, границей, он занимает ступень, на которой стоит только он. Шут - любопытная роль, по крайней мере, с точки зрения впрыска адреналина. Улыбаться в горе и горевать в радости, заземляя высокое и вознося низкое с обывательской точки зрения - задачка не из простых.Сначала он служил солдатом под началом савойского маркиза де Вилара, который был отцом Мадлен Савойской, жены герцога Майенского. Позже служил королям Франциску II и Карлу IX, при которых занимал весьма важные должности. Позже он стал любимым шутом Генриха III, а потом и Генриха IV (после смерти Шико, Генрих IV еще 19 лет будет править, пока не будет убит католиком-фанатиком). Но это было потом…А в начале Шико был ярым католиком, и возможно даже принимал, вместе со своим братом Раймондом, участие в убийстве Франсуа де Ла Рошфуко (французский писатель-моралист), одного из лидеров гугенотов во время Варфоломеевской ночи. В 1574 году Шико получил звание лейтенанта.Он служил Генриху III с огромным усердием и преданностью во времена религиозных войн. Тем не менее, со временем его религиозная ревность стала умеренней, и он стал приверженцем религиозной терпимости.В 1578 году во Франции шла борьба за власть между королем Генрихом III и его братом герцогом Анжуйским. Захватывающие придворные интриги переплетаются с трогательной и страстной историей любви красавицы Дианы и бесстрашного графа Де Бюсси.Луи де Клермон, сеньор де Бюсси д'Амбуаз. Родившийся в 1549-ом году, он был типичным дворянином той эпохи, отважным, гордым, жестоким и дерзким. Дюма почти ничего не исказил в его описании, только умолчал про некоторые факты, отнюдь не свидетельствующие о его благородстве, например, про то, что во время Варфоломеевской ночи, воспользовавшись удачным случаем, Бюсси убил своего родственника Антуана де Клермона, с котором имел тяжбу по поводу наследства. Таким образом, спорный замок, из-за которого и была тяжба, достался Бюсси. Сначала Бюсси был на службе герцога Анжуйского, будущего короля Генриха III, даже сопровождал его в Польшу, и лишь позже перешел к его брату Франсуа. То, что Бюсси был отчаянным дуэлянтом и любовником королевы Марго, это полная правда.Шико был любимым королевским шутом при дворе Генриха III (последний король из династии Валуа, убит монахом – приверженцем Гизов). Простой гасконский дворянин, он не только дерзнул вступить в любовное соревнование с герцогом Майеннским, но и не постеснялся взять верх над этим принцем крови, за что герцог, как говорили, учинил над ним расправу. Пятьдесят ударов бичом. Которые в последствие Шико вернул тому кто ему их приказал нанести и тому кто их наносил, да еще и с процентами которые набежали за долгие годы.Возлюбленная Шико, была добрым и очаровательным созданием, из благородного рода. Однажды ночью, когда Шико пришел ее повидать, один ревнивый принц приказал окружить дом, схватить Шико и жестоко избить его, и Шико был вынужден спастись через окно, разбив стекла, - открыть его не было времени, - и затем прыгнуть с высоты этого маленького балкона на улицу. Не убился он только чудом, и потому всякий раз, проходя мимо этого дома, Шико преклоняет колени, молится и в своих молитвах благодарит господа, извлекшего его из такой передряги. Он был глубоко религиозным человеком. Хотя религия ему быстро надоедала.Шико пришлось искать убежища у Генриха III. За покровительство, оказанное ему королем Генрихом III, он расплачивался тем, что говорил королю правду, как бы горька она ни была. Он был личным советником короля (как сейчас у Путина Ястржембский). Так как в своем королевстве Генрих был не более чем седьмой или восьмой король.Шико был необычный шут. Прежде чем зваться Шико, он звался де Шико (приставка «де» означала знатное происхождение). Единственный шут за всю историю Франции который носил шпагу. Да еще какую! Не уступающую самому Бюсси. В марте 1584 ему был пожалован королём аристократический титул. Шико пользовался при дворе последнего Валуа свободой, равной той, которой был удостоен за тридцать лет до него Трибуле при дворе Франциска I, и той, которая будет предоставлена сорок лет спустя Ланжели при дворе короля Людовика XIII. Шут обладал неограниченными возможностями. Ему было позволено абсолютно все. Начиная от того что можно было улечься спать посередине зала во время королевской аудиенции и до того чтобы при людях обозвать короля дураком! Шут может сидеть на королевском троне, может стоять впереди короля, позади него, рядом, может говорить от имени короля, может передразнивать его и т.д.Генрих IIIШуту было не обязательно все время ходить с бубенчиками на голове, пестрой одежде и длинных скороходах с задернутыми носами, походить на скомороха. Тут Шико был исключением. У него был прекрасный вкус. Одевался он просто, но со вкусом, вкусом дворянина!Основной задачей шута состояло в том что бы он веселил и развлекал короля. Шико с этим прекрасно справлялся. У него было потрясающее чувство юмора. Он мог мертвого рассмешить. От его лихих дурачеств, король порой чуть со смеху не помирал. Шико любил распевать духовные гимны, декламировать стихотворные сатиры, составлять бывшие тогда в большом ходу анаграммы, находя в имени каждого куртизана - либо по-французски, либо по-латыни - намеки, донельзя обидные для того, чью личность он таким образом высмеивал. Сам же при этом даже не улыбался. Он был в меру серьезен и смешон. Король его очень любил. Он был для него самым близким другом. Он доверял своему шуту дела государственной важности и частенько просил о помощи или обращался за мудрым советом. Они все время были почти безотлучными. Шико оберегал Генриха Валуа, как мать оберегает ребенка.Во Франции при дворе шуты играли одну из ключевых ролей. Он был очень умным и мудрым человеком, хитрым, ловким и храбрым. Шико был терпеливым и умел ждать. Вот его слова: «Вода и время,-два могущественнейших растворителя: один точит камень, другой подтачивает самолюбие. Подождем…»Он великолепно разбирался в делах государственных. У него был красивейший аристократический почерк. Знал несколько языков, латынь в том числе. Хорошо разбирался в геральдике. Он был прирожденным наездником и прекрасным фехтовальщиком. Одним из лучших, - «вторая шпага» во Франции! «Первой шпагой» был головорез Граф де Бюсси (последний рыцарь Франции). В фехтовании имеют значение три вещи - прежде всего голова, затем руки и ноги. Первая помогает защищаться, первая и вторая вместе дают возможность победить, но, владея и головой, и рукой, и ногами, побеждаешь всегда. У Шико была смышленая голова, длинные руки и крепкие ноги.Шико был женат и имел пять сыновей.Он обладал всеми качествами которыми должен обладать человек служивший при дворе: лицемерие, наигранные улыбки, гримасы, лукавая ирония, сарказм и притворство. Он был остроумен, весел, полон задора и энергии. Он излучал свет и положительные эмоции.Шико прекрасно умел подражать чужим голосам. Он находил общий язык с любым человеком. Даже с самым злейшим врагом короля! Он мог влиться в доверие к любому. Как к пьянице монаху так к принцу крови. Он знал практически все что происходит в королевстве и за его пределами. Он просчитывал все на несколько ходов вперед. Фактически Шико был королем Франции. В Шико была воплощена мудрость королевства !!!У него были знакомые друзья среди обычных трактирщиков, монахов, священников. Он был в хороших отношениях со свитой герцога Анжуйского.Он был в хороших отношениях с Бюсси, которого ненавидел король. С Гизами он так же имел честь знакомства. Даже извечный враг династии Валуа – Генрих Наваррский знал и уважал Шико. Сделав его в последствии свои шутом. Шико не раз говорил что Генрих Наваррский – вот истинный король Франции, который ему по душе.Генрих де ГизШико был прекрасным философом, он ничего не принимал близко к сердцу. Он смеялся потихоньку над неблагодарностью людей и по своему обыкновению чесал себе нос и подбородок. Шико не был чужд суевериям своего времени. Многие его не любили. Называя: «назойливой мухой», «хитрой лисой», «ядовитой змеей», но чаще всего его называли «господин дурак»! На что он отвечал весьма спокойно и с улыбкой: «Это моя должность!». Хотя в вопросах чести Шико был весьма щепетилен. И не оставался в долгу. Шико обнюхивает и лижет камни как лиса, на которые пролилась его кровь, до тех пор, пока не размозжит об эти камни головы тех, кто ее пролил.Шико отличался решительностью и великодушием, да к тому же еще и любопытством. Он никогда не был скупцом, - совсем напротив, нередко он даже швырял полными горстями золото, жертвуя, таким образом, жизненными благами ради торжества идеи, согласно убеждениям, свойственным всем сколько-нибудь достойным людям.Еще у Шико был страшный аппетит. Он любил вкусно и с размахом поесть. Особенно в компании со своим братом куманьком Горанфло. Так же он любил хорошее вино. Шико был благоразумный человек и очень ценил сон, никогда не просыпался с одного разу.Он был большим мечтателем, в своих прогулках почти всегда выбирал прибрежную дорогу. В те временя река Сена еще не была зажата между каменными стенами, волны, лобзали ее широкие берега, и жители города не раз могли видеть на этих берегах длинный вырисовывающийся в лунном сиянии силуэт Шико.Высказав, по своему обыкновению под видом насмешек и шуток, всю ту правду, которую ему хотелось довести до сведения короля, он покинул дворец. После смерти друзей короля, после того, как начались смуты и заговоры, возбуждаемые Гизами, Шико призадумался со свойственным ему философским практицизмом. Ему надоела роль шута, которую все время стремится играть вполне серьезно, надоело и фамильярное обращение короля - времена наступили такие, что именно оно-то и грозило ему верной гибелью. Храбрый и беспечный, он тем не менее весьма дорожил жизнью: она забавляла его, как забавляет все избранные натуры. В этом мире одни дураки скучают и ищут развлечений на том свете.На время он уехал к своему куманьку Горанфло в новое аббатство. Погостив там у него некоторое время, он инсценировал свою смерть и вернулся под другим именем (Робер Брике) и видом в Париж. Где купил домик за триста экю у ворот Бюсси.В мае 1588 из-за восстания в Париже («День баррикад») король Генрих III бежал в Шартр (именно в этом французском городе находится собор Нотр-Дам). Восставшие парижане объявили его низложенным. И Генрих III, заключив соглашение с Генрихом Наваррским, двинулся с ним на Париж. Но был убит монахом — приверженцем Гизов.После убийства Генриха III Шико сразу же признал Генриха IV новым королём, и был при его дворе в большом почёте. Он воевал вместе с ним в битвах при Иври и Арк.В 1591 году придворный шут Шико стал жертвой покушения при осаде Руана (город и порт на севере Франции, в 100 км от устья все той же Сены) в рамках таинственной интриги, организованной Католической Лигой.Так закончилась жизнь великого шута и славного дворянина. Шико был верный и изобретательный друг. Не раз он выручал своего короля в трудных ситуациях и раскрывал заговоры. Шико преподал множество поучительных уроков своим королям. Счастье королей, что они их не считали… Шико был существом из плоти и крови. Он был известен своей жизненной силой и способностью схватывать вещи на лету, а также как великолепный писатель-сатирик. Он был единственный придворный шут в своё время, который участвовал в военной и политической жизни и который носил шпагу!!! Он пользовался репутацией прекрасного шутника, фехтовальщика и дворянина.Немного о замке Монсоро. Сегодня он возвышается в некотором отдалении от берега Луары. В XV веке, в момент постройки замка, один из его фасадов выходил прямо к реке, и только в 1820 году был обустроен берег. Строительством замка занимался Жан де Шамб - один из приближенных Карла VII, который хотел таким образом контролировать различные дороги, пересекающие местность, в том числе и путь, проделываемый паломниками, отправлявшимися в аббатство Фонтевро.Персонаж, наиболее прославивший замок - Шарль де Шамб, потомок Жана и тогдашний владелец Монсоро. Именно его историю, историю его жены Франсуазы (не Дианы, как в романе), закрутившей интрижку с сеньором де Бюсси д'Амбуаз изложил и обессмертил спустя три века после описываемых событий Александр Дюма-отец в своем романе "Графиня де Монсоро".Ну и раз уж мы говорим о событиях, упомянутых в фильме, то вот еще:В действительности эту даму звали Франсуаза де Маридор, родилась она в 1555-ом году. В 1573-ем году она вышла замуж за Жана де Косме, однако уже в 1574-ом году овдовела, а в 1575-ом году вышла замуж вторично, за Шарле де Шамбе, графа де Монсоро. (Последний, кстати, был вовсе не стариком, родившись в 1549-ом году, он приходился ровесником Бюсси!) Ну и кончено, нельзя не упомянуть о том, что прекрасная графиня была одной из придворных дам Екатерины Медичи, того самого «Летучего эскадрона», так что на ее юную, неопытную и беззащитную девушку она никак не тянула.А вот что пишет блогер jkomis по нашей теме:В четвертом томе книги «История соединенных Нидерландов» Дж. Л. Мотли, все тома которой любзнательный читатель найдет на моей виртуальной книжной полке, я встретил старого знакомого, памятного читателям книг А. Дюма «Графиня Монсоро» и «Сорок пять» и Г. Манна «Зрелые годы короля Генриха IV»: шута Шико. Вот что там рассказывается. В ходе кампании 1592 г., когда Генрих IV отвоевывал Руан у сторонников Католической лиги, произошел такой эпизод:«Генрих преследовал их [т.е. лигистов] по пятам во главе своей кавалерии, и нередко случались оживленные стычки. С военной точки зрения они не имели значения, но одна из них имела характер одновременно комический и патетический. Случилось так, что в одном из особенно горячих дел граф Шалиньи схватился один на один с весьма ловким фехтовальщиком, которому удалось, нанеся и получив немало сильных ударов, обезоружить графа и взять его в плен. (Уж так повернулось военное счастье, несколькими днями ранее такова могла бы быть судьба самого Генриха.) Но плен стал нестерпимым для Шалиньи, когда он обнаружил, что рыцарь, которому он сдался, был не кто иной, как королевский шут!Что он, один из вожаков Святой Лиги, потомок длинной череды предков блистательного Лотарингского дома, брат великого герцога Меркёра, стал пленником гугенотского шута, было самой колючей из всех шуток, сыгранных с тех пор, как шуты вошли в моду.Знаменитый Шико, который одинаково любил сражения и дерзкие шутки и был таким же лихим наездником, как и его господин, показал в этом бою, что колпак с бубенцами может венчать не меньше великодушия, чем короны знати. Опасно раненый в схватке, завершившейся его победой, он, тем не менее, великодушно подарил графу свободу без выкупа. Гордый лотарингец вернулся к своим лигистам, а бедный шут умер от своих ран.»Кстати сказать, несколькими страницами ниже встретилась и фамилия Монсоро. Рене, сестра Бюсси д'Амбуаза, убитого графом Монсоро, была женой некоего Баланьи. Это был авантюрист, незаконный сын Монлюка, епископа Валанса, племянник заслуженного маршала Монлюка. Он, как пишет Мотли, владел полунезависимым городом Камбре, побывал по очереди роялистом, сторонником Гизов, сторонником Голландской республики, а в 1595 г. был принцем Камбре по милости Генриха IV. Рене обещала отдать свою руку тому, кто отомстит за смерть ее брата. Баланьи пообещал ей это, но не похоже, чтобы он когда-нибудь пытался исполнить это обещание. Испанцы осадили Камбре и принудили город капитулировать, но Рене, отказавшись от пищи, умерла раньше, не желая сдаться и перейти из положения независимой принцессы на положение испанского вассала. Перед тем она проявила немало героизма, воодушевляя гарнизон и горожан при отражении штурмов. Баланьи с их одиннадцатилетним сыном, другие знатные люди и остатки гарнизона покинули город согласно условиям капитуляции. Дело было в 1595 году.Но вернемся к Шико. Дюма сообщает нам, что он был гасконцем, тощего сложения, прекрасным фехтовальщиком. Генрих III, узнав о мнимой смерти Шико, говорит: «...он был не только преданным моим другом, но и дворянином довольно хорошего происхождения, хотя сам не ведал своей родословной дальше прапрадеда.» В другом месте называется его крестное имя: Себастьен. Упоминается, что у него было земельное владение. Когда Генрих III собирается дать ему поручение, Шико говорит: «То немногое, что я имею, получено по наследству. Я - человек бедный и незаметный. Сделай меня герцогом и пэром, преврати в маркизат мою землицу Шикотери, пожалуй мне пятьсот тысяч экю, и тогда мы поговорим о поручениях.»Насколько все это близко к действительности?Первое появление Шико в «Зрелых годах короля Генриха IV» сопровождается примечанием редакции:«Шико — Антуан д’Англерей, прозванный Шико, гасконский дворянин, придворный шутпри королях Генрихе III и Генрихе IV. »Мой брат нашел для меня два упоминания о Шико:1) В книге Станислава Гжыбовского «Генрих Валуа» (Stanisław Grzybowski, «Henryk Walezy») :«На самом деле звали его Jean-Antoine d'Anglerais. Был он солдатом, а потом служил при дворе.За словом не лез в карман, отличался редкой наблюдательностью и большой смелостью.Валуа не любил непрошеных критиков и советчиков, следуя в этом примеру Макиавелли, принималсоветы и критику только тогда, когда сам об этом просил. Шико, однако, позволялось всё.Прежний служитель двора был возведен в шуты, а в 1584 году в дворянство. Король с ним почти нерасставался, Шико был верен ему в самые трудные минуты, как верен был и следующемукоролю, когда острый язык ему снова пришлось сменить на шпагу.Погиб солдатской смертью в 1591 году. »Заметим, что год тут отличается от указанного Мотли.2) В книге Пьера Шевалье “Генрих III” пер. с французского Е.Хохловой М., Терра, 1997, на стр. 558 — 559 Обинье говорит, что капитан Шико, фигурировавший в королевских счетах за 1585 год в качестве шута Его Величества, изображал сумасшедшего "когда хотел". Одно из его высказываний, переданное нам Р. де Люсенжем в декабре 1585 года, [sic! Если Люсенж что и передал в 1585 г., то не нам.] хорошо показывает, какую он имел власть над умом своего господина: "Ты самый несчастный человек в мире, я тоже. Ты — потому, что все твои подданные смеются над тобой, и, родившись великим королём, ты будешь самым незначительным королём Франции, так как, пока ты изображаешь из себя набожного монаха, скажут, что есть свой король в Шампани, в Лангедоке, в Гаскони, и наденут тебе на голову монашескую рясу [sic! Рясу — на голову?!]. Я же буду несчастным, потому что мне дадут пинком под зад." Действительно,Гиз был хозяином Шампани, Данвиль – Лангедока, Беарнец – Гаскони. Генрих III сумел оценить такие удивительные, но справедливые слова. Шико сделал карьеру благодаря своему уму[,] и в марте1584 король пожаловал ему дворянство, несмотря на оппозицию господина де Николэ.В Интернете я нашел цитату из французского историка XIX в. Леона Марле (Léon Marlet) , из которой уяснил следующее:Шико погиб в 1592. Настоящее его имя было Антуан Англере (Antoine Anglerays). В ноябре 1567 (напомню, что 29 сентября этого года началась Вторая религиозная война во Франции) маршал, позднее адмирал, де Вийар-Бранкас (Villars-Brancas) послал его к господину де Кастельно-Мовисьеру (Michel de Castelnau, sieur de la Mauvissière), чтобы он служил проводником при подкреплениях, пришедших из Фландрии (я полагаю, что это были испанские войска). Он занимал тогда должность ездового конюшен - «chevaucheur d'écurie». В документах за 1570 он значится заведующим королевским гардеробом - «porte-manteau du roi». Брантом пишет, хоть и не очень уверенно, что во время резни в ночь на св. Варфоломея, вместе со своим братом, капитаном Раймоном (Raymond) , он был среди убийц графа де Ла Рошфуко. Во всяком случае, он принял участие в походе на Ла Рошель и проявил при этом большую храбрость. В 1574 он был назначен лейтенантом в замке Его Величества Лош (Loches). Неизвестна точная дата назначения его шутом; в списках королевской дворни он появляется в 1580 г. Он был верный, преданный слуга. Юмор его был неотразим и довольно рискован. По свидетельству Обинье, он строил из себя шута, когда сам того хотел. Под маской добродушия и наивности он мог выразить тонкую насмешку и умел внушить здравые суждения. После убийства Генриха III он остался на службе Генриха IV и сопровождал его во всех кампаниях.Конец его был героическим. При осаде Руана в марте 1592 он ранил и взял в плен графа Шалиньи, члена Лотарингского дома. По законам войны того времени ему причитался выкуп за этого пленника. Шико привел Шалиньи к королю. «Смотри», сказал шут королю, «что я тебе дам!» Граф, придя в ярость, нанес шуту удар по голове эфесом шпаги, от которого тот умер несколько дней спустя. В своем завещании, составленном в 1585, он выразил желание быть похороненым в церкви кордельеров в Лоше, но кордельерам пришлось удовольствоваться его портретом. По приказу короля его похоронили в церкви города Пон де л'Арш. Он был женат на Рене Баре (Renee Baret) из старой дворянской фамилии Турени, и у него было несколько детей.Примерно так же описана смерть Шико в книге «История придворных шутов» Джона Дорана. Кроме того, там говорится, что раненый Шико делил кров с раненым гугенотом. Гугенот, чувствуя приближение конца, призвал священника. Священник явился, но отказался отпустить грехи еретику. Это возмутило Шико, который был католиком, но не фанатиком, и он принялся ругать священника, но был слишком слаб и вернулся в постель, чтобы уже не подняться. Таким образом, показание Брантома об участии Шико в резне Варфоломеевской ночи вряд ли заслуживает доверия.Подводя итоги: Шико родился в 1540г., погиб в 1592 г. Мотли несколько приукрасил обстоятельства его гибели. Можно добавить, что после смерти Шико под его именем издавались сборники якобы его изречений и памфлеты:Les paraboles de Cicquot, en forme d'aduis, sur l'estat du Roy de NauarreAu Roy mon bon maistre pour les affaires expresses de sa Majestéисточникиhttp://viva-referats.narod.ru/Shico.htmhttp://jkomis.livejournal.com/8647.htmlhttp://www.liveinternet.ru/community/2281209/post124108293/-А я вам могу назвать еще одного знаменитого шута - ШУТ БАЛАКИРЕВ, знаете такого? Вот еще кем был настоящий МЮНХАУЗЕН и такой, не менее известный персонаж, как Шарль де Бац де Кастельмор, он же д’Артаньян и "Миледи" из Трех Мушкетеров. Хотя тогда уже вспомним и КРАСНОГО КРДИНАЛА и графа КАЛИОСТРО

Выбор редакции
16 апреля, 16:48

Почему Екатерину Медичи называли «черной королевой», или Тайны Варфоломеевской ночи

13 апреля 1519 родилась одна из самых неоднозначных и зловещих фигур французской истории – королева Екатерина Медичи, супруга короля Франции Генриха II. Кто-то называет ее самой кровавой и жестокой королевой, а кто-то считает несчастной матерью и нелюбимой женой. Именно она подала сигнал к началу массовой резни, получившей название Варфоломеевской ночи. Какой на самом деле была ее роль в кровавых событиях?

14 апреля, 08:42

"Черная королева" или тайны Варфаломеевской ночи!

13 апреля 1519 родилась одна из самых неоднозначных и зловещих фигур французской истории – королева Екатерина Медичи, супруга короля Франции Генриха II. Кто-то называет ее самой кровавой и жестокой королевой, а кто-то считает несчастной матерью и нелюбимой женой. Именно она подала сигнал к началу массовой резни, получившей название Варфоломеевской ночи. Какой на самом деле была ее роль в кровавых событиях?Слева – Неизвестный художник. Екатерина Медичи. Справа – Франсуа Клуэ. Портрет Генриха IIВ 14 лет Екатерину Медичи выдали замуж за Генриха де Валуа. В браке она никогда не была счастлива. Генриху этот союз был выгоден из-за родства Медичи с Папой Римским. Французы демонстрировали Екатерине откровенную неприязнь, ее называли «купчихой» и невеждой. Вскоре после женитьбы у Генриха появилась фаворитка – Диана де Пуатье. Она превратилась в одну из самых влиятельных особ Франции, и Екатерине приходилось с этим мириться.Франсуа Клуэ. Портреты Екатерины Медичи, ок. 1555Приверженцы той точки зрения, что Екатерина Медичи была одержима идеей абсолютной власти и ради своей цели не останавливалась ни перед чем, обвиняют ее в отравлениях, интригах, кровавых расправах с противниками и даже черной магии. Так, по одной из версий, Генрих II взошел на престол после того, как Екатерина отравила наследного принца.Франсуа Клуэ. Портрет Генриха IIВ 1559 г. Генрих II скончался от травмы, полученной на турнире. К власти пришел Франциск II, однако фактически страной правила Екатерина Медичи. После смерти супруга до конца своих дней Екатерина в знак траура носила только черное, в течение 30 лет. Именно она ввела моду на черный цвет в одежде, до нее траурным цветом был белый. Из-за этой привычки Медичи прозвали «черной королевой», хотя есть мнение, что это не единственная причина такого прозвища.Франсуа Дюбуа. Варфоломеевская ночь. XVI в.С именем Екатерины Медичи связано одно из самых кровавых событий во французской истории. Пригласив гугенотов на свадьбу своей дочери с Генрихом Наваррским, королева устроила для них западню. В ночь с 23 на 24 августа 1572 г. по ее приказу католики убили около 3000 гугенотов. Это было накануне дня св. Варфоломея, поэтому ночь получила название Варфоломеевской. Массовая резня продолжалась несколько дней по всей Франции, за это время истребили около 8000 гугенотов. Всеобщей суматохой воспользовались бандиты, грабившие и убивавшие парижан независимо от их религиозных взглядов.Варфоломеевская ночь. Старинная гравюраОднако некоторые историки отрицают прямую причастность Медичи к этому событию. Они допускают вероятность того, что ей вообще не было известно о готовящемся нападении. В ту ночь ситуация вышла из-под контроля, и чтобы не признавать этого, она была вынуждена впоследствии взять на себя ответственность за произошедшее. Согласно этой версии, королева хотела избавиться только от лидера гугенотов адмирала де Колиньи и его соратников, но запланированное политическое убийство переросло в массовую резню.Франсуа Клуэ. Портреты Екатерины МедичиКатолики издавна враждовали с гугенотами. Некоторые области подчинялись лишь местному дворянству. Появилась угроза потерять контроль над всем государством. После покушения на адмирала де Колиньи Екатерина опасалась восстания и поэтому решила нанести удар первой. Однако нет никаких веских доказательств тому, что убийства были заранее спланированы, и что этот план принадлежал королеве.Варфоломеевская ночь. Старинная гравюраИсторик В. Балакин считает, что Екатерина Медичи в течение 30 лет сдерживала силы анархии и защищала государство и династию от их разрушительного воздействия, и в этом ее несомненная заслуга. А современник королевы, французский гуманист Жан Боден думал по-другому: «Если государь слаб и зол – то он создает тиранию, если жесток – организует бойню, если распущен – устроит бордель, если жаден – сдерет с подданных шкуру, если неукротим – высосет кровь и мозг. Но самая страшная опасность – интеллектуальная непригодность государя».Варфоломеевская ночь. Старинная гравюраКоролева скончалась в возрасте 69-ти лет. Вскоре после ее смерти последний из ее сыновей – Генрих III – был убит. Так династия Валуа прекратила свое существование.

06 апреля, 14:22

О Золушке

Originally posted by chukcha_v_chume at О ЗолушкеКак мы уже высянили, корни всякой сказки следует искать в нашей серой повседневности. История о Золушке, трудолюбивой сироте, попавшей на бал и ставшей женой принца, тоже имеет исторический прототип. Конечно неравнородных браков было достаточно в любую историческую эпоху, везде можно найти сходство. Но все же начальный этап сказки про Золушку имеет место быть в истории Луизы Лотарингской. В свое время она наделала немало шума, и Шарль Перо, безусловно был наслышан о ней. Правда сказка о Золушке заканчивается свадьбой Золушки и принца, а в реальности жизнь продолжается и после свадьбы. И концовка сказки может быть совершенно не такой мажорной как ее начало. Так и жизнь Луизы разделилась на "сказачное" начало и весьма кошмарное продолжение.Но обо всем по порядку.уиза де Водемон, так тогда звали будущую королеву Франции, родилась в 1553 году. Она была дочерью Николя Мерсорского и Маргариты Эгмонт. Первые трое детей молодой пары умерли сразу после рождения, и Луиза была четвертым их ребенком, которому родители были безмерно рады. Однако счастье длилось недолго, ровно через год после рождения долгожданной дочери молодая графиня скончалась от скоротечной горячки. Оставив дочь сиротой, а безутешного супруга вдовцом.Второй женой графа стала Жанна Савойская. Женщина сердечная и доброго нрава. Она родила графу четырех детей, и растила сиротку Луизу как свою родную дочь. Однако и она вскоре умерла.Третьей женой графа стала 19 летняя Екатерина, которая всего лишь на 3 года была старше Луизы. Вот тут то у Луизы и начались суровые будни нелюбимой лишней дочери у злой мачехи. Екатерина, не чувствуя себя увернно в новом доме, где после смерти предыдущей жены все заботы о хозяйстве взяла на себя юная Луиза, начала травлю старшей дочери своего престарелого мужа.Она всячески убеждала его, что для Луизы будет лучше если она станет монахиней, и покинет отцовский дом, перейдя в дом божий. Может быть это была банальная ревность, а может попытка сэкономить на приданом и выездах в свет. А может просто женская зависть, ведь ей до конца  дней прийдется жить со стариком, в то время как красота Луизы только расцветает. И ее несомненно бы ждала хорошая партия.Отец стал внимательнее прислушиваться к мнению молодой жены, и частенько отправлял Луизу то пожить в монастырь, то в паломничество по святым местам. Их благостный климат, по мнению новой жены отца должен был склонить Луизу поскорее покинуть отцовский дом и поселиться в стенах монастыря христовой невестой. Балы и увеселния для подрастающей красавицы были закрыты железной рукой молодой матчехи. Луизе шел уже 20-й год, по тем временах критический возраст для невесты. Она понимала что еще 3-4 года и ей серьезно прийдется задуматься о том чтобы одеть облачение сестры какого либо монашеского ордена. Жизнь дома станвилась все более невыносима.Однако тут не обошлось без вмешательства доброй феи. И прекрасного принца конечно же.Генрих Валуа, четвертый и любимый сын всемогущей Екатерины Медичи, которому было 22 года, волею судьбы остановился в замке де Водемон, в ходе своего долгого пути в Польшу. Предыстория его появления очень сложна. Польский сейм избрал его своим королем, а его мать Екатерина Медичи приняла решение отправить сына подальше от двора еще лихорадившего от недавно произошедшей Варфоломеевскй ночи. Генрих был единственным из своей семьи открыто симпатизировавший гугенотам. И эти тоже ставил себя под удар. Вдобавок сердце его ббыло разбито несчастной любовью к Марии Клевской. Которая не смогла разорвать помолвку со своим кузеном, и в дальнейшем умерла вскоре после свадьбы от неудачного выкидыша, погрузив Генриха в длительную депрессию.Здесь в замке Водемон, когда Генрих и Луиза встретились - между ними произошло то что в художественной литературе называется "любовью с первого взгляда". Недельного общения хватило, чтобы Генрих первым же письмом сообщил своей матери о встрече с удивительной Луизой. Луиза же, хотя всецело была захвачена новым чувством, понимала что неможет рассчтиывать на такую блестящую партию, и потому прилагала все усилия чтобы даже не помышлять о подобном.Весь следующий год Генрих грезил Луизой. Как только всемогущие звезды сложились таким образом что Генрих получил возможность уехать из Польши чтобы занять французский трон, он тут же объявил матери что желает видеть своей женой только Луизу де Водемон. Екатерина Медичи, вначале не приняла решение сына, ведь этот брак был неравнородный. Луиза была низкого рода, и никак не могла по происхождению занять место королевы. Но поразмыслив еще, она пришла к выводу, что так даже лучше.  Ведь это позволит ей сохранить свое влияние в королевстве. Это все что ей нужно было. И она благословила выбор сына.Ранним утром Луиза проснулась от того что ее ненавистная мачеха и отец стоит перед ее кроватью в низком поклоне. Не понимая, что происходит, Луиза поспешила извиниться за то что еще в постели в столь позднее время. Однако отец прервал ее извинения, сообщив что король Франции желает взять ее в жены. И отныне к ней все будут обращаться "Ваше высочество"Французский королевский двор был поражен этим странным желанием короля, взять в жены никому не известную девушку из захудалого дворянского рода, когда пред ним открыто столько возможностей и дочери всех королевских семейств Европы сочли бы за честь принять его предложение руки. Брак не сулил никаких выгод, и приданое невесты было более чем скромное. Ведь девушка уровня Луизы, до текущего момента, могла рассчитывать только на место королевской фаворитки в ряду многих и не более. Еще более французских придворных поражала искренняя привязанность между супругами. Сохранившаяся переписка между королем и королевой свидетельствует о глубокой нежности между ними. Более того Генрих в отличии от предшественников был верным супругом, у него не было ни многочисленных романов с фрейлинами жены ни даже официальной фаворитки. Вобщем семейная жизнь у пары складывалась более чем успешно.На этом можно было бы закончить "сказочную часть" истории о Луизе, французской королеве. И приступить к трагической ее части.Несмотря на то что Генрих нежно относился к своей супруге, а сама Луиза попала на недосягаемую для нее высоту положения получив королевский титул и любящего супруга, что было недоступной удачей для всех ее предшественниц, брак был омрачен отсутствием детей. Ведь это главная задача королевы, подарить мужу и династии наследников. Но шел год, потом второй, потом третий, четвертый, шестой. А долгожданная беременность королевы все не наступала.Лучшие лекари пытались применять новейший практики, всевозможные снадобья, амулеты из оленьих рогов и землю из святых монастырей, но судьба так легкомысленно раздающая потомков даже простым крестьянам, обделяла ими же королевскую чету.Злые советчики из числа дворян, начали советовать королю затеять развод, мотивируя его тем что королева бесплодна как сухая осина. Но Генрих отвечал на это категорическим отказом, даже после 11 лет бесплодного брака. И убедить его в том чтобы оставить Луизу, не представлялось возможным.Луиза же ежедневно молила небо о наследнике.в 1579 она предприняла отчаянную попытку вымолить себе ребенка, и отправилась пешком в паломничество в Шартр. Она дала обет молчания. И шла пешком босая под проливным дождем среди простых людей несколько недель, стесав себе в кровь ноги, не привыкшие к хождению по камням.Однако паломничество не принесло желаемого. Холод и ветер в пути стали причиной сильной болезни. И королева слегла с жаром, и здоровье ее было сильно подорвано этим путешествием. Муж поддерживал ее, и почти все дни проводил у ее постели.Следующим ударом судьбы стала смерть любимого мужа. Генрих считал что для блага Франции необходимо примерить католиков и протестантов. Он издал ряд законов закреплявших свободу совести и вероисповедания, что было расценено сторонниками католической партии как предательство. Одним ясным утром монах-фанатик под видом посыльного прошел во дворец с целью передать секретное послание Генриху. Он вручил свиток королю, и пока тот отвлекся, разворачивая письмо, монах ударил его в живот спрятанным ножом и тем нанес королю смертельную рану, от которой невозможно было оправится. Монах тут же был убит королевской охраной. А Генрих скончался в течении суток .Королева впала в глубокую депрессию после смерти мужа. Она одела белый королевский траур, перестала разговаривать. Удалившись в свой замок Шенсоно , она велела снять все внутреннее убранство, завесить окна черными шторами, и окрасить стены в черный цвет, превратив его в подобие могилы. Из замка были удалены все придворные, и поселились монахини.  Все оставшееся время до смерти она проводила в молитвах и сохранении памяти о покойном муже. Сейчас в замке в черном цвете сохранилась только спальня королевы.Некогда веселое место превратилось в дом слез и молитвы. В нем королева провела еще 10 лет в одиночестве, оплакивая свое горе.Послее ее смерти новые хозяева поспешили избавится от черного цвета, сохранив только спальню, в память о Луизе Лотарингской и ее счастье, любви и несчастной судьбе.

29 января, 16:16

Королевская роскошь

Екатерина Медичи-королева, вошедшая в историю, родилась в Италии. Она была умной и всесторонне образованной женщиной с изысканным вкусом. В 1533 году она покинула Италию, чтобы стать супругой будущего короля Франции. Ее опровождали итальянские придворные. Один из них-Ренато Бьянко. Легенда гласит, что его, сироту приняли и воспитали монахи флорентийского монастыря Санта Мария Новелла. Там он познал секреты составления парфюма. По дороге в Париж он заинтересовался провинцией Грассе, уже тогда известной культивированием ароматных растений. Обилие первой материи позволило создавать новые ароматы. Во Франции монаху дали имя на французский манер -Рене ле Флорентин. Французский двор приобретал духи в ботеге "Монсиниора ле Флорентин".Вошли в моду перчатки и одежда, пропитанные ароматными смесями.Екатерина Медичи на шее носила помандер круглой формы, в котором находился твердый парфюм.И не только...Одежда и перчатки неугодных людей пропитывались ядовитыми смесями, что вело к смерти.Об этом догадывались, но ко двору допускались только надушенные. Рене был богат и известен.Сотни лет прошло с тех времен, секреты Маэстро потеряны, и только одни духи живут и сейчас - "Королевская вода". В состав входит эссенция цитрусовых,бергамот Калабрии. Они называются "Acqua di Colonia" (жасмин, анис,кардамон,кедр) и до сих пор изготавливаются по старинному рецепту в монастыре домениканцев под маркой Мастерская Лекарственных Профюмов Санты Марии Новеллы.Эта историческая аптека существует с 1612 года.

14 апреля, 08:42

"Черная королева" или тайны Варфаломеевской ночи!

13 апреля 1519 родилась одна из самых неоднозначных и зловещих фигур французской истории – королева Екатерина Медичи, супруга короля Франции Генриха II. Кто-то называет ее самой кровавой и жестокой королевой, а кто-то считает несчастной матерью и нелюбимой женой. Именно она подала сигнал к началу массовой резни, получившей название Варфоломеевской ночи. Какой на самом деле была ее роль в кровавых событиях?Слева – Неизвестный художник. Екатерина Медичи. Справа – Франсуа Клуэ. Портрет Генриха IIВ 14 лет Екатерину Медичи выдали замуж за Генриха де Валуа. В браке она никогда не была счастлива. Генриху этот союз был выгоден из-за родства Медичи с Папой Римским. Французы демонстрировали Екатерине откровенную неприязнь, ее называли «купчихой» и невеждой. Вскоре после женитьбы у Генриха появилась фаворитка – Диана де Пуатье. Она превратилась в одну из самых влиятельных особ Франции, и Екатерине приходилось с этим мириться.Франсуа Клуэ. Портреты Екатерины Медичи, ок. 1555Приверженцы той точки зрения, что Екатерина Медичи была одержима идеей абсолютной власти и ради своей цели не останавливалась ни перед чем, обвиняют ее в отравлениях, интригах, кровавых расправах с противниками и даже черной магии. Так, по одной из версий, Генрих II взошел на престол после того, как Екатерина отравила наследного принца.Франсуа Клуэ. Портрет Генриха IIВ 1559 г. Генрих II скончался от травмы, полученной на турнире. К власти пришел Франциск II, однако фактически страной правила Екатерина Медичи. После смерти супруга до конца своих дней Екатерина в знак траура носила только черное, в течение 30 лет. Именно она ввела моду на черный цвет в одежде, до нее траурным цветом был белый. Из-за этой привычки Медичи прозвали «черной королевой», хотя есть мнение, что это не единственная причина такого прозвища.Франсуа Дюбуа. Варфоломеевская ночь. XVI в.С именем Екатерины Медичи связано одно из самых кровавых событий во французской истории. Пригласив гугенотов на свадьбу своей дочери с Генрихом Наваррским, королева устроила для них западню. В ночь с 23 на 24 августа 1572 г. по ее приказу католики убили около 3000 гугенотов. Это было накануне дня св. Варфоломея, поэтому ночь получила название Варфоломеевской. Массовая резня продолжалась несколько дней по всей Франции, за это время истребили около 8000 гугенотов. Всеобщей суматохой воспользовались бандиты, грабившие и убивавшие парижан независимо от их религиозных взглядов.Варфоломеевская ночь. Старинная гравюраОднако некоторые историки отрицают прямую причастность Медичи к этому событию. Они допускают вероятность того, что ей вообще не было известно о готовящемся нападении. В ту ночь ситуация вышла из-под контроля, и чтобы не признавать этого, она была вынуждена впоследствии взять на себя ответственность за произошедшее. Согласно этой версии, королева хотела избавиться только от лидера гугенотов адмирала де Колиньи и его соратников, но запланированное политическое убийство переросло в массовую резню.Франсуа Клуэ. Портреты Екатерины МедичиКатолики издавна враждовали с гугенотами. Некоторые области подчинялись лишь местному дворянству. Появилась угроза потерять контроль над всем государством. После покушения на адмирала де Колиньи Екатерина опасалась восстания и поэтому решила нанести удар первой. Однако нет никаких веских доказательств тому, что убийства были заранее спланированы, и что этот план принадлежал королеве.Варфоломеевская ночь. Старинная гравюраИсторик В. Балакин считает, что Екатерина Медичи в течение 30 лет сдерживала силы анархии и защищала государство и династию от их разрушительного воздействия, и в этом ее несомненная заслуга. А современник королевы, французский гуманист Жан Боден думал по-другому: «Если государь слаб и зол – то он создает тиранию, если жесток – организует бойню, если распущен – устроит бордель, если жаден – сдерет с подданных шкуру, если неукротим – высосет кровь и мозг. Но самая страшная опасность – интеллектуальная непригодность государя».Варфоломеевская ночь. Старинная гравюраКоролева скончалась в возрасте 69-ти лет. Вскоре после ее смерти последний из ее сыновей – Генрих III – был убит. Так династия Валуа прекратила свое существование.