Выбор редакции
10 июля, 18:00

Крах рубля, Уральская республика, шахтерские бунты и восхождение Путина: яркий июль 90-х

1990-е годы обернулись для России страшным сном, который многие поспешили забыть. Однако проблемы современной России, а также конфликты и споры, которые сейчас происходят на постсоветском пространстве доказывают, что необходимо разобраться в том, что происходило в последнем десятилетии 20 века. В некоторых случаях очевидно, что до сих пор требуется «работа над ошибками».В рамках спецпроекта «Назад в 90-е» редакция РИА «Новый День» напомнит читателям, что на протяжении целого десятилетия происходило в самый жаркий летний месяц – июль.Шахтеры наносят удар, парад суверенитетов, Россия и Грузия ходят по кругуВ июле 1989 года в СССР шахтёры Кузбасса начали череду массовых забастовок, которые были подхвачены по всей стране. 10 июля около 300 горняков в Междуреченске отказались спускаться в шахту и предъявили порядка 20 требований. Примечательно, что во время протестов акценты начали смещаться с оплаты и условий труда в политическую плоскость. Например, шахтеры Воркуты на многотысячном митинге потребовали отменить выборы в Верховный Совет СССР и исключить из Конституции СССР статью о руководящей и направляющей роли компартии.15 июля 1989 года начались грузино-абхазские столкновения в Сухуми, во время которых погибли 12 человек.22 июля 1989 года – Таджикский язык объявлен государственным в Таджикской ССР.28 июля 1989 года Верховный Совет Латвийской ССР провозгласил государственный суверенитет республики.2-13 июля 1990 года состоялся последний съезд КПСС до её упразднения в 1991 году, а 12 июля будущий первый президент России Борис Ельцин и ряд сторонников реформ вышли из партии.11 июля 1990 года политические забастовки охватили 100 шахт Донбасса.16 июля 1990 года Украинская ССР провозгласила суверенитет.27 июля 1990 года Белорусская ССР провозгласила суверенитет.1 июля 1991 года – Верховный Совет СССР принял закон «Об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий». Под «разгосударствлением» понималось преобразование госпредприятий в коллективные и арендные. По оценке экспертов, этот закон должен быть способствовать разделу собственности СССР между партийной верхушкой.1 июля 1991 года в СССР начата официальная регистрация безработных. В Москве и других городах открылись биржи труда.29 июля 1991 года РСФСР признала независимость Литвы, а 31 июля произошел вооруженный конфликт на литовском таможенном пункте вблизи деревни Мядининкай на границе с Белорусской ССР. В результате нападения 7 человек были убиты, один – тяжело ранен. Как пояснил через несколько лет таможенник Томас Шярнас, его коллеги не оказали сопротивление, потому что была инструкция «если будет нападать Советская армия, не сопротивляться, по возможности отступать и наблюдать». «Потому что все ждали вооруженных столкновений – они бы сразу же вызвали вмешательство армии и введение прямого президентского правления. Таможенники были не вооружены. У полиции оружие было, но тоже действовала инструкция: армии не сопротивляться и отступать», – сказал он в интервью «Новой газете».1 июля 1992 года были установлены дипломатические отношения между Россией и Грузией. Незадолго до этого, 24 июня Борис Ельцин и Эдуард Шеварднадзе при участии представителей Северной Осетии и Южной Осетии подписали Сочинское соглашение о прекращении огня. 14 июля в зону конфликта были введены миротворческие силы в составе трёх батальонов (российского, грузинского и осетинского).23 июля 1992 года Верховный суд Абхазии принял постановление о прекращении действия Конституции Абхазии 1978 года и введении в действие Конституции 1925 года, фиксировавшей доавтономный статус республики. Центральное руководство Грузии отказалось признавать это решение.Уральская республика1 июля 1993 года Свердловский Облсовет принял решение о провозглашении Уральской Республики и начал разрабатывать собственную Конституцию. Документ был утвержден в октябре того же года. Ельцин, комментируя эти события, заявил, что стремление регионов поднять свой статус «закономерный процесс, который правительство должно принять во внимание». Однако уже 9 и 10 ноября подписал Указ о роспуске Свердловского Облсовета, отстранении Эдуарда Росселя от должности главы администрации области. «Окружение Ельцина» посчитало, что Уральская республика является шагом к распаду России.С 1 июля 1993 года Центральный банк РФ прекратил выдавать технические кредиты странам СНГ, вся накопленная ими задолженность была переоформлена в государственный долг по отношению к России.В июле 1993 года прекратила существование единая рублевая зона, когда рубль оставался валютой в 15 бывших советских республиках. Первыми ввели свои денежные единицы в Прибалтике.26 июля 1993 года ЦБ сообщил, что обращение государственных казначейских билетов СССР, билетов Государственного банка СССР и банкнот Банка России образца 1961-1992 годов прекращено. Реформа лишила жителей страны сбережений.Теракты и конец Первой чеченской войны7 июля 1994 года началось подключение первых абонентов МТС (Мобильные ТелеСистемы). В 1994 году абонентская плата составляла $60, плата за подключение – $1,3 тысячи долларов, залог – $1 тысяча, местные входящие звонки – $0,56.10 июля 1994 года состоялся второй тур выборов президента Белоруссии, когда победу одержал Александр Лукашенко, набрав 80,1% голосов, а также второй тур досрочных президентских выборов на Украине, которые выиграл Леонид Кучма (52,15%).22 июля 1994 года – пассажирский поезд Хабаровск-Москва сошёл с рельсов в результате подрыва полотна в Читинской области.28 июля четверо террористов захватили автобус Пятигорск – Ставрополь – Красногвардейское с 41 пассажиром. Двое заложников убиты, трое умерли в больнице.29 июля – захват в аэропорту Минеральных Вод группой чеченских террористов вертолёта с заложниками. В ходе спецоперации пострадали 19 человек, четверо из которых погибли. Все террористы захвачены живыми.6 июля 1995 года в России введен «валютный коридор»: государство взяло на себя обязательство удерживать курс рубля к доллару в заранее объявленных пределах.30 июля 1995 года руководство Чечни и России подписали в Грозном мирное соглашение.3 июля 1996 года состоялся второй тур президентских выборов в России. Ельцину удалось сохранить пост главы государства. За него проголосовали 53,8% избирателей, лидер КПРФ Геннадий Зюганов получил 40,3% голосов.11-12 июля 1996 года произошли взрывы в троллейбусах в Москве – пострадали 5 человек, и у станции метро «Алексеевская» – ранены 28 человек.19 июля взорвалось самодельное взрывное устройства в здании железнодорожного вокзала Воронежа (Воронеж-I). Время взрыва было установлено на 14:00, но по случайности сработали лишь детонаторы, а основной заряд мощностью около 20 кг в тротиловом эквиваленте не сдетонировал. Ответственность за теракт взяли на себя чеченские боевики.25 июля 1996 года в Волгограде мощным взрывом был разрушен хвостовой вагон пассажирского поезда, прибывшего из Астрахани. Взрывное устройство сработало уже после того, как люди покинули поезд.Заботливый Чубайс и «привет» от шахтеров8 июля 1997 года в России принято новое положение о паспорте, согласно которому его обязаны иметь все граждане страны, достигшие 14 лет.21 июля 1997 года – Принят Закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества РФ».22 июля 1997 года – Ельцин наложил вето на закон о религии, дающий привилегии православной церкви.1 июля 1998 года правительство РФ во главе с Сергеем Кириенко, занимающего сегодня пост первого заместителя главы администрации президента Владимира Путина, представило в Госдуму пакет антикризисных законопроектов, согласованный с Международным валютным фондом (МВФ). Предлагалось перейти на новый порядок взимания НДС (по отгрузке), ввести плоскую шкалу подоходного налога; снизить ставку налога на прибыль; увеличить ставки акцизов; ввести налог с продаж; ограничить число расчетных счетов предприятий, чтобы было легче контролировать уклонения от уплаты налогов. Тогда цены на нефть упали до $11-12 за баррель, страна жила за счет кредитов.3 июля 1998 года – шахтёры заблокировали Транссибирскую железную дорогу. Горняки не дождались исполнения обещаний по выплате зарплат.17 июля 1998 года захоронены останки императора Николая II, членов его семьи и близких, убитых 17 июля 1918 года в Екатеринбурге.20 июля 1998 года Анатолий Чубайс, которого Ельцин назначил специальным представителем президента по переговорам с международными финансовыми организациями, «выбил» для России три кредита от МВФ общим объемом $11,2 млрд.Путин on the go28 июля 1998 года Ельцин отстранил от должности директора ФСБ Николая Ковалева. Новым руководителем спецслужбы был назначен Владимир Путин.В июле 2000 года во время второй чеченской войны в результате серии терактов с использованием заминированных грузовиков погибло более 30 милиционеров и военнослужащих федеральных сил.3 июля ликвидирована Судебная палата по информационным спорам, которую считали попыткой Ельцина ввести цензуру в СМИ.9 июля взрыв на городском рынке Владикавказа в Северной Осетии. Мощность взрывного устройства составила 150-200 граммов в тротиловом эквиваленте. В результате теракта 6 человек погибли, 18 были ранены.Москва, Мария Вяткинаисточник

09 июля, 12:26

20 лет без Ельцина: до чего либералы довели Россию

Фото: Znak.comВ конце июня Владимир Путин заявил о конце эры либерализма, чем немало огорчил "западных партнёров". В массовом сознании слова "либерал" и "демократия", которые теперь официально приравнены к ругательствам, ассоциируются с правлением Бориса Ельцина. Это, мягко говоря, наивный взгляд на эпоху первого президента России, но на то оно и массовое сознание.Журналисты уральского издания Znak.com решили выяснить, как сегодня, после "краха либеральной идеи", живётся землякам Ельцина. Они отправились в село Бутка Свердловской области, где родился Борис Николаич, и спросили местных, как у них идут дела в путинскую эпоху. Получилось очень интересно! Как обычно, я немного сократил и переформатировал репортаж, чтобы вам было удобнее читать:Это типичное провинциальное российское село, где никогда не было централизованного водоснабжения и канализации. Вдобавок Бутка до сих пор не газифицирована. Для приготовления еды используют печи, газовые баллоны, в редких случаях — электроплиты.Фото: Znak.comВремена СССР здесь вспоминают с теплотой. «Тогда было стабильнее», — объясняют буткинцы. Когда речь заходит о 90-х годах, жители грустнеют, потому что тогда в Бутке закрылись колхозы и все основные предприятия — заводы по производству масла и крахмала. Дольше всех держалась ковровая фабрика, но и она в итоге не справилась с новой рыночной экономикой. Однако селяне Ельцина во всех бедах не винят. Распространенное на этот счет объяснение: «Просто время было такое».Фото: Znak.comС недавнего времени глава Буткинской управы Светлана Казакова решила не общаться со СМИ, потому что «слишком много негатива» про родное село Ельцина. <...> Главный орган местной власти располагается в старинном бревенчатом доме со скрипучими полами, здание отапливается семью печками, удобства — на улице.Фото: Znak.com«Воду мы берем из колодца — он тут рядом. Хотели сделать нормальный туалет, но возникли сложности, этот вопрос отложен. Ну, а к удобствам на улице мы уже привыкли», — признались в разговоре с корреспондентом Znak.com сотрудники управы.Фото: Znak.comСправлять нужду на улице приходится также работникам местного Дома культуры. Еще один уличный туалет стоит на территории храма, где крестили Ельцина и где он когда-то был почетным старостой. Здесь же — аккуратно сложенные в несколько рядов дрова.Фото: Znak.comМы останавливаемся у первой попавшейся избы, где мужики рубят дрова. «За копеечку» они вызвались помочь 93-летнему хозяину дома, которому такая работа уже не по плечу. Говорят, деньги на селе сегодня водятся только у пенсионеров и тех, кто валит и обрабатывает лес.Фото: Znak.com«Жить стало сложнее, работы нет, а цены растут. Можно, конечно, пойти на пилораму и пахать там за 10 тысяч рублей в месяц, а потом быстро помереть — труд очень тяжкий. Выбора почти нет — все заводы закрылись, поэтому приходится искать подработки. Но это ладно. Вот вы, журналисты, лучше расскажите всем: у нас тут от онкологических заболеваний народ вымирает, каждый день на кладбище людей увозят! А все потому, что в карьере рядом цирконий раскопали», — жалуется один из рабочих и винит во всем чиновников.К беседе присоединяется вышедшая во двор дочь пенсионера, с сожалением констатирует, что в современной России «богатые богатеют, бедные беднеют». Судьба русской деревни, добавляет она, «трагичнее некуда — села повсеместно вымирают, люди уезжают в города, и поля уже давно никто не засеивает».Сам хозяин дома, Леонид Страшков — старичок с пышной белой бородой и в выцветшей кофте — рассказывает, что более 40 лет проработал трактористом и комбайнером. «Раньше много у нас колхозов было, теперь ничего не осталось. Ельцина помню, ладный был мужик, — говорит пенсионер, опираясь на калитку. — Пенсия у меня 25 тысяч. На еду вроде хватает. О политике ничего говорить не буду — ничего я в ней не понимаю. Но в Советском Союзе, считаю, как-то свободнее жилось, проще. Сегодня только о проблемах и говорим, доживаем свой век».Фото: Znak.comВ одном из немногочисленных современных зданий в Бутке располагается библиотека, заведует которой молодая девушка Алена Склюева. Пересказываем ей основные тезисы заочной дискуссии Путина и западных политиков. На это она отвечает, что Россия ведет правильную политику, и ее «в принципе все устраивает», хотя рост цен и удорожание услуг ЖКХ беспокоят.Фото: Znak.comЖителей российской провинции, добавляет Алена, больше беспокоят бытовые вопросы, а не политика. <...> В этом смысле заведующая библиотекой признает, что по федеральным каналам о внутренних проблемах России почти ничего не говорят. Вместо этого ежедневно показывают уже надоевшие сюжеты про Сирию, Украину и США. «А проблем у нас достаточно. В чем-то западные политики, может, и правы. Вот у нас уборщица работает на полставки, получает пять тысяч рублей в месяц. Какую пару обуви она может себе позволить на эти деньги, если у нее еще двое детей и нет мужа? Телега дров стоит пять тысяч рублей, а на зиму надо две таких телеги», — рассказывает Алена.Фото: Znak.comВ нашей поездке мы не могли обойти стороной дом семьи Бориса Ельцина (переулок Короткий, 1). В нем сейчас живет двоюродный брат первого президента РФ Виктор Ботанин. Он нас встретил в грязной одежде на улице и, опираясь на трость, пригласил в гости, чтобы «выпить по рюмашке». Фото: Znak.comВиктор давно злоупотребляет алкоголем, от него пахнет перегаром. В избе, где жил Ельцин, характерный беспорядок, по комнатам снуют коты и дворовые собаки. Дом отапливается печкой, туалет — на улице, но складывается ощущение, что в качестве уборной иногда выступают углы избушки.Фото: Znak.comЗаводим разговор о политике. Виктор называет себя патриотом и с воодушевлением говорит о Путине. «Путин — нормальный мужик. Мы его избирали, я за него голосовал, и еще раз изберем! Мне все в нашей стране нравится. Пенсии хватает, спасибо государству! Либерализм? Какой либерализм? Это с геями что-то связано? Не надо нам их. Россия должна по-своему развиваться», — без тени сомнения заявляет Виктор.О Борисе Ельцине говорит, что он «нормально правил», «ничего плохого не сделал». «Но вообще я в политике не особо разбираюсь. Просто живу. Хлеб есть, пельмени есть. Что еще надо? Налить бы да умереть уже поскорее», — заключает он. Виктор долго не отпускает нас, предлагает вместе пообедать и выпить — чувствуется, что не часто его посещают гости. Объясняем, что нужно ехать дальше, он благодарит нас за визит и на прощание машет рукой из окошка. Фото: Znak.comНеподалеку мужики разбирают автобус ПАЗ — вынимают из него двигатель. Спрашиваем про Путина, Европу. «Да о чем вы говорите? Пенсия — 11 тысяч рублей, только на хлеб хватает. Вот, разбираем технику, распродаем по запчастям. Хорошо, что овощи, картошка свои с огорода. До чего страну довели? Раньше у нас совхоз отличный был, но все распродали, растащили. Сельское хозяйство в упадке — вы посмотрите, поля уже соснами заросли! А Путин… ну, хорошо хоть вооружению уделяет внимание, а в глубинке все очень печально», — плюется в сердцах наш собеседник Владимир.Фото: Znak.comВо время изучения улиц малой родины Ельцина мы замечаем ассенизаторскую машину и ловим ее в одном из дворов. Водитель Евгений как раз заканчивает выкачивать содержимое очередного канализационного колодца. <...> Рассуждая о жизни при Путине, Евгений говорит, что относится к действующему президенту положительно, потому что тот «держит американцев в узде» — при этих словах он ударяет кулаком по ладони. Причин для либерализации политики он не видит, новых прав и свобод себе не желает.Фото: Znak.com«Хочется лишь стабильности, как в Советском Союзе. Путин молодец, вытащил Россию из пропасти в 90-е, но сейчас опять очень тяжело стало жить. У меня зарплата 11 тысяч рублей в месяц. Если бы не халтурки, не выжить… Нам хоть либерализм, хоть коммунизм. Просто жить лучше хочется, но все что-то не получается, — заявляет водитель. — Ну, вот рухнул СССР, появилась новая свободная Россия с Ельциным. И что? Зарплату выдавали продуктами, народ по карточкам отоваривался. Разгул криминала был. Понятно, что в этом не только президент был виноват, тогда сложная ситуация в стране была. Но спасибо Ельцину за то, что привел Путина — он порядок в стране навел. За что мне его критиковать? Может быть, и вина Путина в сегодняшней ситуации есть, но многие решения в Москве не он принимает. А то, что он строгий политик — ну, какая страна, такой и президент».Фото: Znak.comФото: Znak.comОригинал

Выбор редакции
03 июля, 19:06

Юмашев рассказал, как проходила кандидатура Путина. Показания А.Мальгина (В.Юмашева?)

Часть 58 цикла «Почему и как они придумали Путина?»Пригласили выступить в Ельцинском центре, 5 мая 2019 г.:Пригласили выступить в Ельцинском центре. Спросил у Людмилы Телень, проявив меркантильность: "Это за деньги?" – "Мы оплачиваем дорогу от Москвы и гостиницу". Ну я стал долго объяснять, что мне затруднительно из Италии с пересадками лететь в Екатеринбург ради одного вечера, хотя я верю, что с самим Центром стоило бы ознакомиться, там, говорят, очень интересно.На самом деле причина моих колебаний другая. Я общался с Борисом Николаевичем один только раз и ничего дурного сказать не могу. Но! Ельцин не только не провел люстрацию чекистов, сведя тем самым к нулю положительный итог августовских событий 1991 года. Он сделал вещь тысячекратно более страшную: назначил чекиста своим преемником. В этом смысле, да, он оставил след в истории. Не знаю, отражен ли в екатеринбургском центре этот главный итог его жизни и деятельности – Путин. Но ведь это факт.Как говорится, это больше чем ошибка. Если Ельцин - яркая, но кратковременная, секундная вспышка в российской истории, то Путин – глубочайшая рана, которая еще долго будет кровоточить и гноиться. Не знаю, можно ли вообще оправиться после таких ран.И это единственная тема, которую стоит обсуждать в Ельцинском центре....Nikita Mouraviev Ну так и обсудите эту тему.Андрей Мальгин Уже. Обсудил. В этих 20 строчках. Больше добавить нечего.Nikita Mouraviev а разве Ельцин Центр не лучшее место для подобного обсуждения?Андрей Мальгин Nikita Mouraviev с кем там это обсуждать?Nikita Mouraviev С теми кто придет. А таких будет немало.Андрей Мальгин Nikita Mouraviev Может быть, может быть....Римма Поляк Все, во главе чего стоят Валя с Таней, дурно пахнет. Я не советую вам ехать, ну их к черту!Андрей Мальгин Не надо переходить на личности. "Валя с Таней" отнюдь не монстры. Особенно на фоне нынешних....Людмила Телень Андрей Мальгин, мне казалось, что в разговоре со мной вы согласились приехать. И уж точно о том, что готовы приехать только для разговора на одну тему, речи не было. Странно, что спустя месяц вы решили ответить на мое предложение таким странным образом.Андрей Мальгин Людмила, я не ответил на ваше предложение ни тогда, ни сейчас. Извините, я не хотел обидеть ни вас, ни ваш замечательный центр. И да, после нашего разговора я продолжал размышлять, о чем могло бы быть это выступление. Сегодня я с этим определился и тут же об этом написал.Людмила Телень Андрей Мальгин ваше право. Но обычно сначала отвечают собеседнику, а потом уже (если есть на то причины) обращаются к городу и миру. Но, разумеется, никаких обид.Большая заслуга собаки Березовского, 10 мая 2019 г.:В том, что Ельцин выбрал в премьеры и в преемники Путина, а не Лужкова, к примеру, или Примакова, большая заслуга собаки Березовского. Она в ежедневном режиме в программе "Время" лаяла на упомянутых (и на не упомянутых) так громко, что Ельцин не мог ее не услышать.И не важно, хорошие то были кандидаты или так себе. Важнее то, что на Путина в тот критический момент эта собака не лаяла.И вообще не стоит затушевывать роль некоторых "выдающихся российских журналистов" в отдельности, как и в целом "уникальных журналистских коллективов" в переводе стрелок перед набирающим скорость поезде российской государственности....Андрей Мальгин Анатолий Бабкин А почему собственно ельцинский олигархат должно было насторожить чекистское происхождение ВВП? И Гусинский и Березовский с большим пиететом относились к КГБ, брали оттуда к себе людей на самые ответственные должности. Гусинский вон целого Бобкова отхватил. Литвиненко у БАБа откуда был? Забыли? К ним из КГБ целыми отделами переходили.Почему Путин? Андрей Мальгин – о преемнике Ельцина, 13 мая 2019 г.:Месяц назад меня пригласили выступить в Ельцин-центре. Мне затруднительно из Италии с пересадками лететь в Екатеринбург ради одного вечера, так что идея скорее из разряда неосуществимых. Но я все же задумался, чисто теоретически: а на какую тему можно было бы там выступить? Какую связанную с Ельциным проблему имело смысл обсудить?Мне довелось общаться с Борисом Николаевичем только один раз, и ничего ни дурного, ни особо комплиментарного сказать о нём по личным впечатлениям не могу. Но есть одно "но". Как гвоздь сидит во мне. Ельцин не только не провел люстрацию чекистов, сведя тем самым к нулю положительный итог августовских событий 1991 года. Он сделал вещь намного более страшную: назначил чекиста своим преемником. В этом смысле, да, когда мы говорим, что Ельцин оставил след в истории, мы прежде всего имеем в виду это: главный итог его жизни и деятельности – Путин. Это факт.Это больше чем ошибка. Сейчас, спустя два десятилетия, мы начинаем осознавать, что если Ельцин – яркая, но кратковременная, секундная вспышка в российской истории, то Путин – глубочайшая рана, которая еще долго будет кровоточить и гноиться. Не знаю, может ли вообще страна оправиться после таких ран. Разве это не тема, которую стоит обсуждать в Ельцинском центре? Я бы сформулировал эту тему так: "Почему Путин?" То есть почему все-таки он выбрал Путина?... Могли ли предполагать Борис Березовский и Владимир Гусинский, владельцы главных российских телеканалов, во многом обеспечивавших операцию "Преемник", что преемник начнет с того, что заткнет рот именно этим каналам, отберет их, а самих хозяев выкинет за границу? Конечно, нет. А если уж эти ушлые люди не предполагали, то как это мог предполагать Ельцин, по отзывам, преданный телезритель?... разве не видели на коробке с семенами надпись крупными буквами: "КГБ"? Всё они прекрасно видели. Вот только буквы эти их почему-то не пугали и даже не настораживали. Те же Березовский с Гусинским, они ведь с большим удовольствием окружили себя кагэбэшниками, полагались на них, назначали на ответственные должности в своих компаниях. Вон Гусинский целого Филиппа Бобкова отхватил, а тот за собой чуть ли не полностью своё заточенное на борьбу с диссидентами управление перевел. А откуда к Березовскому пришел Александр Литвиненко с толпой сослуживцев, помните? Вокруг Березовского, насколько хватало глаз, одни только чекистские физиономии и просматривались.Итак, сидит по вечерам перед телевизором Борис Николаевич и смотрит программы "Время", "Итоги" и прочую "аналитику". Что же он там видит и слышит? А видит и слышит он там Сергея Доренко, последовательно разрушающего репутации членов правительства и даже кандидатов в премьеры. Да что там в премьеры, кандидатов в преемники! Юрия Лужкова и Евгения Примакова, к примеру...Телевизор врать не будет.Не будем преувеличивать значение цепных псов телевидения в выборе преемника. Но и преуменьшать не будем: на Путина ведь в тот критический момент эти собаки не лаяли. Запомним роль некоторых "выдающихся российских журналистов" в отдельности, как и в целом "уникальных журналистских коллективов" – в переводе стрелок перед набирающим скорость поездом российской государственности. Стрелки перевели, а машинист-то и не заметил. Машинист не заметил, а пассажиры? А пассажиры положились на машиниста. И вот уже лидеры общественного мнения, артисты да писатели, либеральные да демократические вожди агитируют за чекиста, призывают за него голосовать. Мамой клянутся – ничего страшного, зато молодой, честный, энергичный. Кто еще, как не он, поведет Россию вперед?...Но вернемся к Ельцину. Он-то чувствовал народную трагедию? По мнению преемника, получается, что нет. Но Путин пришел в условиях полной свободы, которую в стране установил именно Ельцин. Значит, народ не хотел свободы? Не нужно ему это было? С точки зрения чекиста, любого чекиста, что раньше, что сейчас свобода народу не нужна, она для народа даже вредна. И все беды государства от нее, от свободы. Десятилетие свободы объявлено "лихими девяностыми", народ объявлен ограбленным. Ведь это так удобно для чекистов, переквалифицировавшихся в воров: объявить ворами своих предшественников. И попробуй возрази – чекисты знают, как поступить с возражающими.Так что спасибо вам, Борис Николаевич, за преемника. Вы, конечно, не хотели такой России для нас. Но в учебниках истории будет написано: его привел Ельцин.Восемнадцатого в восемнадцать, 17 июня 2019 г.:Завтра буду выступать в Ельцин-центре. Волнуюсь.Анонс, 18 июня 2019 г.:В Ельцин Центре продолжится цикл встреч с главными редакторами 1990-х годов. Новым гостем станет создатель и первый главный редактор журнала «Столица», ныне живущий в Италии публицист и блогер Андрей Мальгин. Тема встречи обозначена так: «Журналистика 90-х: как создавались независимые СМИ и были ли они независимы?» Встреча с Мальгиным состоится 18 июня в 18:00.А.Мальгин. Екатеринбург, 18 июня 2019 г.:Экскурсию по Екатеринбургу мне утром провел Евгений Ройзман...Еще было две встречи – с Валентином Юмашевым и Татьяной Дьяченко (по отдельности). Содержательные и откровенные...Комментарии к посту «Екатеринбург», 19-20 июня 2019 г.:pasha_su June 19 2019, 03:40:19У Юмашева и Дьяченко есть внятный ответ, почему не нашлось никого другого кроме Путина?alexsas2645 June 19 2019, 04:29:38может они... жалеют?avmalgin June 19 2019, 08:34:21именно об этом мы и говорилиPetrovSE June 19 2019, 22:09:53Изложите когда-нибудь или это не для печати?Комментарии к посту «Екатеринбург», 19-22 июня 2019 г.:Leonid Riefenstuhl June 19 2019, 09:47:30О чем можно говорить с Юмашевым и Дьяченко?... Разве, еще, что-то не ясно?...avmalgin June 19 2019, 13:03:20Для меня многое прояснилось.Leonid Riefenstuhl June 19 2019, 22:54:00Озвучите?avmalgin June 20 2019, 13:01:36соберусь с мыслями и озвучуLeonid Riefenstuhl June 22 2019, 14:05:26Ждем-с :)Leonid Riefenstuhl June 19 2019, 23:03:06А. Илларионов, кажется, расставил все точки над "i". "Семейке" нужна была, в первую очередь, "неприкосновенность" (защита от наказания за воровство). Эту защиту от Путина они получили (кажется, уже самый первый его Указ касался неприкосновенности для бывшего президента). Поэтому, предположение (высказываемое некоторыми), что Ю. и Д. могут "сожалеть" о том, что выдвинули Вову, звучит, по меньшей мере, странно...avmalgin June 19 2019, 23:11:21 Edited:  June 19 2019, 23:12:35Я попытался прочитать "версию Илларионова". Она смехотворна. Реальная чушь.Николай Паседько June 20 2019, 10:45:19Странно. Она по сути состоит из серии свидетельств, в том числе Юмашева и его жены.Leonid Riefenstuhl June 22 2019, 14:07:00О! Ну, будет очень интересно услышать (прочитать) Вашу версию.Комментарии к посту «Екатеринбург», 20-22 июня 2019 г.:geranim June 19 2019, 11:58:38 Edited:  June 19 2019, 12:01:07Да."Содержательные и откровенные."Вы пишете, намекаете, что говорили там, в частности, о том, как же это они вдруг привели Путина к власти. Как же так произошло, что такие прозорливые неглупые люди выбрали такого человека? Уверен, что они его прекрасно знали и в принципе знали, что он будет делать в дальнейшем. Я, например, простой, даже несколько туповатый, россиянин никогда за него не голосовал. Да, и мне всё сразу же с ним стало понятно, прямо мгновенно, как только он стал отжимать в свою пользу всё Российское телевидение. Мне, лоху, было понятно. А им, умудренным, было непонятно и неясно? Нечисто чисто тут что-то.Но, скорее всего, вы откажетесь рассказать подробности этой беседы с ними. Но нам, вашим читателям, это было бы ужасно интересно. Неужели это беседа так и пропадет в истории? Этого свидетельство исчезнет навсегда?Из вашей ссылки на медузу, я всё-таки понял, что они, может быть, хотя конечно не самые богатые в России, как почему-то странно утверждает Радзиховский, но всё-таки они получают неплохие дивиденды от своего прошлого.Юля XX June 20 2019, 04:42:14 Edited:  June 20 2019, 04:44:49Проблема не в том, кого конкретно они протолкнули, а что использовали свою власть, чтобы протолкнуть. Теневое правительство, чо. Работники АП могут писать речи для президента, но в демократическом государстве преемников назначает народ, на избирательном участке. Чаще, из оппозиции.Согласно Конституции РФ, если президент уходит в отставку, то власть переходит к председателю правительства. Но тут президент (фактически, Семья) меняет главу правительства на Путина, именно с целью сделать его преемником власти, а не для блага страны. Потом быстрая выборная кампания, выведя других популярных кандидатов (Лужков-Примаков) из игры. Скажите мне, что авторитарный режим и коррупция в Кремле начались с Путина, буду смеяться...Дорогие россияне, если будете менять Конституцию, то измените это правило – президент не должен назначать главу правительства.avmalgin June 20 2019, 11:58:46В ваших рассуждениях есть существенный изъян: никакой Семьи не существовало и не существует. Эту "Семью" придумали Гусинский с Бобковым и Киселевым, когда им надо было продвинуть в президенты Лужкова. Нет и никогда не было "семейной кубышки". Но это вопрос веры: хотите в это верить – пожалуйста, все равно я вам ничего не докажу.semya_byla June 22 2019, 00:52:28То есть как это не было? Вера или не вера, но первый указ Путина на президентском посту однозначен – спасти шкуру Ельцина. Вы же не будете отрицать первый указ Путина.И о чём после этого можно было разговаривать с этими господами?semya_byla June 22 2019, 00:55:15И расследования Скуратова скажете не было? Швейцарскую прокуратуру тоже Гусинский выдумал? Совсем уже.Leonid Riefenstuhl June 22 2019, 14:17:17"....никакой Семьи не существовало и не существует."Это странная логика. Если Вы верите в то, что существовала "группа Гусинского -- Лужкова -- Примакова" (с примкнувшим к ним Е. Киселевым), почему не могла существовать "группа Ельцина -- Дьяченко -- Юмашева" (с примкнувшим к ним С. Доренко)?avmalgin June 22 2019, 19:07:12Группировка существовала.19 июня 2019 г. Интервью А.Мальгина «Эху Москвы» в Екатеринбурге»:1. Мальгин: Юмашев рассказал, как на самом деле проходила кандидатура ПутинаМ.Балакирская: Хорошо. Вы приехали в Ельцин-центр. Можно я процитирую вас снова? Вы писали про Ельцина. Вы писали, что: «Когда мы говорим, что Ельцин оставил след в истории, мы прежде всего имеем в виду это: главный итог его жизни и деятельности – Путин. Это факт», – написали вы. Как вы думаете, кто повлиял сильнее на нашу с вами жизнь, на жизнь россиян – Ельцин или Путин?А.Мальгин: Вы знаете, когда я написал вот эти строчки, процитированные вами, со мной связался Валентин Юмашев. И вчера мы с ним провели достаточно много времени вдвоем, разговаривали с глазу на глаз. И он рассказывал мне о том, почему я неправ. И рассказывал мне, как на самом деле проходила кандидатура Путина, кто ее предлагал, кто выражал... какие мнения. Вот, и... в общем-то встала картина... немножко иначе представлял себе... И я... Во-первых, я доверяю его мнению, его воспоминаниям. Они достаточно объективные... всегда! Вот... он или предпочитает не отвечать на вопросы. Или уж отвечает, это так и есть...М.Балакирская: Погодите! То есть он сказал вам, прямым текстом, что Ельцину Путина навязали?А.Мальгин: Нет.М.Балакирская: А что он сказал в таком случае?А.Мальгин: Нет. Просто мы с ним обсуждали разные легенды, которые ходят вокруг этого. И сейчас, в последние дни, довольно много публикаций, в которых утверждается, что Валентин Юмашев – автор как бы этого... этой... рокировочки... и что он все это придумал.Значит, и обсуждали, например, такую версию, которая очень часто повторяется о том, что Березовский имел отношение к этому. И даже сам Березовский, пока еще сам был жив, постоянно говорил: «Я вот его и породил как политического этого...» и так далее. Не знаю, вот Валентин мне рассказывал, что когда эта кандидатура обсуждалась, Березовский приходил, чуть ли не вставал на колени и говорил: «Только не Путин! Пожалуйста! Только не Путин!»М.Балакирская: То есть легенды зачеркнули, а правда-то в чем заключается?А.Мальгин: Ну, правду надо осознать. И написать. Я это сделаю когда-нибудь. В ближайшее время...М.Балакирская: То есть вы не хотите рассказывать, что Юмашев сказал?А.Мальгин: Нет, ну как что сказал? Это разговор, который продолжался несколько часов. У нас была огромная встреча – целый день вчера мы сидели с ним. Вот. Ее же не перескажешь в двух словах. Если вы зададите конкретные вопросы, я, может быть, отвечу...М.Балакирская: Конкретный вопрос: кто принимал решение – не де-юре, а де-факто – о том, чтобы Путин стал президентом?А.Мальгин: Все решения такого рода мог принять только лично Ельцин. И вот эти разговоры о том, что на него кто-то повлиял, сильно преувеличены.М.Балакирская: Тогда вы правы, кстати, получается.А.Мальгин: Эта цитата нуждается в пояснениях. В дальнейшем развитии. И если б я был неправ, я б ее убрал. Это нетрудно сделать. Я ее оставил. Поэтому... действительно в будущих учебниках истории, когда будет обсуждаться фигура Бориса Николаевича Ельцина, обязательно, обязательно, может быть, это будет одним из главных... аспектов, так сказать... то, что он нам... поставил Путина. Он принял это решение!2. Мальгин: Меня попросил Юмашев, мы с ним знакомы с детских летМ.Балакирская: Я снова вас буду вам цитировать... Вы относительно недавно написали вот что: «Месяц назад меня пригласили выступить в Ельцин-центре. Мне затруднительно из Италии с пересадками лететь в Екатеринбург ради одного вечера, так что идея скорее из разряда неосуществимых». Андрей Викторович, вы все же приехали. На один вечер. Зачем это вам? А.Мальгин: Ну... начнем с того, что меня попросил Юмашев. А мы с ним знакомы очень давно, почти с детских лет. Потому что мы оба начинали десятиклассниками или там... после десятого класса... в «Алом парусе» в «Комсомольской правде»... Ну, просто он прочитал это мое высказывание... и в общем уговорил, и я не жалею. М.Балакирская: А я-то думала, что вдруг у вас проснулась любовь к соотечественникам и желание общаться с ними плотнее. Так вот это не так?А.Мальгин: Нет, не проснулась. Как ни ужасно это звучит. Я скажу, что... вы знаете, вот после того, как СССР распался, вот этот как бы полет в Екатеринбург осуществил... то есть я впервые в жизни летел на местном российском рейсе. То есть я вообще нигде не был. Никогда.М.Балакирская: Вы не скучаете по России?А.Мальгин: Нет, я скучаю. Я бываю часто. В Москве.3. Мальгин: Ельцин мало смотрел телевидение. Мне об этом Валентин сказал вчераА.Мальгин: ...И вообще он [Ельцин] очень мало смотрел телевидение. Вот тоже мне об этом сказал Валентин вчера. Потому что вот в фильме Манского, который все обсуждают, там Борис Николаевич сидит перед телевизором, когда выборы Путина, долго сидит, смотрит, как развиваются события и так далее... А на самом деле вот этого сидения перед телевизором... не было ему свойственно. Ему пересказывали, что там было... Но не более того.Все интервью А.Мальгина «Эху Москвы» в Екатеринбурге 19 июня 2019 г.:https://www.youtube.com/watch?v=4sRRL-BN-zQ

Выбор редакции
18 июня, 14:59

17 июня - день предателя России

У современной России много абсурдных праздников. Так недавно страна отпраздновала как национальный праздник день своего национального позора, когда 12 июня 1990 года принятием декларации о суверенитете отказалась от своего великого исторического наследия и прошлого. Положила начало распаду СССР и началу своего конца, как единой великой державы, с которой считался весь мир.Естественно, что такой ход вещей был предопределен засильем в правящей верхушке СССР и РФ людей с ментальностью ренегатов и дегенератов. Самыми яркими представителями которых были Михаил Горбачев и Борис Ельцин. Но если первый еще хотел сохранить единую страну на других принципах, то второй - Борис Ельцин - сделал все, чтобы ее разрушить. Вот в честь этого человека, чтимого нынешним режимом, несмотря на всю очевидность катастрофических последствий им содеянного, и следует объявить 17 июня Днем предателя интересов России.Вы прочли 15% текста. Полностью можно дочитать на Дзен.

Выбор редакции
12 июня, 13:38

Странные дни... России?

Забавно читать, как некоторые возмущаются тем, что "праздник 12 июня" захватывает либеральная оппозиция. Это их праздник развала страны и ее унижения - они имеют полное право проводить в этот день свои акции. То же касается "праздника 4 ноября" и неофашистов, тоже своего рода либералов - борцов за сегрегацию вместо созидания нации, уменьшение страны, за ее дикую архаизацию, а не за ее развитие. Вот такие "праздники", а подлинно народным остается 9 мая.

Выбор редакции
05 июня, 14:39

Полудержавный властелин

Часть 56 цикла «Почему и как они придумали Путина».1. Чей был запрос на «интеллигентного силовика»?Кто предъявил спрос на «интеллигентного силовика», сиречь сотрудника КГБ-ФСБ, в качестве ельцинского преемника?Первая версия, предлагаемая публике, заключается в том, что это был народ, что именно запрос избирателей на «разведчика» почувствовала Администрация президента, и именно потому она выдвинула офицера госбезопасности кандидатом в президенты. Однако данные известных опросов РОМИРа и ВЦИОМа показывают, что Штирлиц был далек от лидерства в общественных симпатиях, оказавшись лишь на втором и даже на четвертом местах в рейтингах потенциальных кандидатов.Более того, результаты этих социологических опросов появились лишь в мае 1999 года, хотя образ «интеллигентного силовика», по словам Г.Павловского, на обсуждениях в администрации был сформулирован, повторялся рефреном и, наконец, стал трендом намного раньше, зимой 1998-1999 годов. Персональные решения по каждому из потенциальных преемников также были приняты еще до проведения социологических опросов весны 1999 г. Примаков был назначен премьер-министром в сентябре 1998 г., Бордюжа – руководителем администрации – в декабре 1998 г., принципиальное решение о преемнике номер один Степашине и его дублере Путине было принято в марте, самое позднее, в апреле 1999 г. Таким образом, никакого влияния мнение граждан на выбор президентским преемником офицера КГБ-ФСБ не имело.Другая версия, успешно продаваемая общественности, говорит о том, что спрос на «интеллигентного силовика» предъявил сам Ельцин. Мол, после кризиса 1998 года он разочаровался в реформаторах-гражданских и его потянуло к «крепким людям в погонах». Но откуда об этом стало известно? Эта информация появилась из двух источников. Первый – книга «Президентский марафон», написанная, как известно, Валентином Юмашевым. Второй – обсуждения внутри администрации, в которую это так называемое «мнение» Ельцина принес тот же Юмашев. И все. Других источников этой версии, кроме Юмашева, нет.Что же касается слов Ельцина о его якобы предпочтениях преемника именно из военно-службистской когорты, которые могли бы быть неоспоримо подтверждены аудио- или видеозаписями, то их нет. Нет ни одного публичного выступления Бориса Николаевича, в котором он когда-либо выражал желание видеть в качестве своего преемника сотрудника спецслужб, офицера ФСБ, «интеллигентного силовика». Так что запрос Ельцина на преемника из спецслужб является, похоже, результатом целенаправленной дезинформации.Более того, хорошо известно, что о возможном президентстве Ельцин вел переговоры с Игорем Ивановым. А кандидатуру Николая Аксененко на пост премьер-министра он даже пытался внести в Государственную думу в мае 1999 года. Но ни Игорь Иванов, ни Николай Аксененко не были ни «интеллигентными силовиками», ни сотрудниками спецслужб, ни офицерами ФСБ. Так что получается, что как минимум до середины 1999 года в качестве своего преемника Ельцин рассматривал гражданского человека. И, следовательно, никакой безальтернативной концепции «интеллигентного силовика», сотрудника спецслужб, офицера КГБ-ФСБ в голове у Бориса Николаевича просто не было.А у кого же она тогда была?Получается, что она была у Валентина Борисовича Юмашева.Откуда же она у него взялась?2. Симпатии к спецслужбамТермин «интеллигентный силовик», как уже отмечалось, был придуман, скорее всего, в самой ФСБ в надежде на то, что такой эвфемизм сделает представителей спецслужб более приемлемыми для российского общества, потерявшего в результате многолетних волн террора миллионы своих сограждан.В.Путин: ...в ФСБ обстановка более здоровая... ...чекисты на этом переднем плане не работали никогда. Они... работали среди диссидентов. Интеллигентная публика, понимаете. Это требовало соответствующих кадров в органах КГБ.Но если Путин понимал, что внимание общественности требовалось усыплять использованием мягкого термина, то для Валентина Борисовича и Татьяны Борисовны такой эвфемизм был совсем не нужен. Они знали, кого выдвигали. Это Бориса Березовского могла смущать работа Путина в КГБ. Это Ельцин, проведший шесть  реорганизаций КГБ-ФСК-ФСБ, несомненно задумывался об этом. Но не Валя и не Таня. В отличие от Бориса Абрамовича и Бориса Николаевича Валентин Борисович и Татьяна Борисовна отважно вступались в защиту своего выбора, не смущаясь пользоваться в том числе и терминами, ассоциирующимися в национальном сознании с самыми мрачными страницами в отечественной истории – КГБ, чекисты, органы, авторитет спецслужб, сохранить традиции профессионалов.Т.Юмашева: Вас совсем не смущает его прошлая работа в КГБ....Его [Б.Березовского. – А.И.] смущала прошлая работа Путина в органах КГБ. Он тоскливо говорил – бывших чекистов не бывает.В.Юмашев (под именем Б.Ельцин в книге «Президентский марафон»):...он [Путин. – А.И] немало лет проработал в органах.  ...Ковалев, кадровый чекист......Надо восстанавливать авторитет спецслужб, который был так сильно подорван в обществе после 1991 года. Надо сохранить традиции, оставшихся профессионалов...Путин очень грамотно провел реорганизацию ФСБ...Путинская структура ФСБ, как показало время, оказалась вполне рабочей [книга с этими словами вышла в 2000 г. – А.И.].М.Кожухов вспоминал, почему Юмашев выбрал его в качестве пресс-секретаря Путина:По его представлениям, я – государственник, и вообще «афганец», и правильный человек.Откуда же у Т. и В.Юмашевых взялись эти симпатии к спецслужбам и государственникам?У Татьяны Борисовны, попавшей под психологическое воздействие мужа, которое оказалось сильнее, чем влияние отца, очевидно, – от Валентина Борисовича.А у Валентина Борисовича?3. «Незнакомый Юмашев»Именно так в ноябре 1998 г., в зените политического могущества Юмашева, его бывшие коллеги по «Комсомолке» назвали статью о «тогдашнем фактическом правителе страны», с которым до этого они проработали бок о бок два десятилетия.Политически корректные граждане говорили, что в России 1997-99 годов Юмашев действительно был самым влиятельным человеком после Ельцина. Политически некорректные же утверждали, что и включая Ельцина. Ни один серьезный политический вопрос, включая снятие и назначение премьеров, отставки и назначение правительств, подбор и продвижение преемников, не решался без Валентина Юмашева.Несмотря на исключительную роль, какую он играл тогда и в конце концов сыграл в истории нашей страны, информации о нем по-прежнему не очень много. Что же касается его политических и идеологических взглядов, то широкой общественности о них практически ничего неизвестно. Ситуация немного напоминает шокирующее молчание участников российской сессии Давосского форума в январе 2000 года в ответ на вопрос журналистки The Philadelphia Inquirer Труди Рубин «Who is Mister Putin?» С тем только отличием, что за прошедшие два десятилетия понимание того, «кто такой Путин», все же появилось. В отличие от по-прежнему отсутствующего понимания того, «кто такой Юмашев».Кто вы, Валентин Борисович? – спрашивали авторы вышеупомянутой статьи в «Комсомолке» Юрий Гейко и Ольга Кучкина. И сами же отвечали:Его прошлое покрыто туманом...Возможно, что взгляды у Валентина Борисовича самые разумные. Возможно, близкие к тому, что мы именуем здравым смыслом. Но на самом деле, какие они – мы не знаем. Общество не знает.Общество знало взгляды Бурбулиса, Гайдара, Филатова, Чубайса, даже Коржакова, и хотя они были противоречивы (в том числе друг другу), общество представляло себе приоритеты президента на том или ином этапе исторического пути России.Юмашев – тайна за семью печатями.Что касается возможных связей Валентина Борисовича со спецслужбами, то обычно упоминают несколько эпизодов из его биографии.Свою трудовую жизнь Валентин Юмашев начал с работы дворником на даче в Переделкино писателя Корнея Чуковского. И сам Корней Иванович и его дочь Лидия Корнеевна находились под плотным надзором КГБ. Должности дворников, привратников, смотрителей, как известно, с незапамятных времен широко использовались для вербовки полицейских информаторов.В 1987 г. Юмашев совершил довольно странное движение. Будучи пишущим журналистом и руководителем фантастически популярного в 1979-87 гг. молодежного отдела самой массовой газеты страны («капитаном» странички «Алый парус» в «Комсомольской правде») он тем не менее перешел в «Огонек», журнал пусть и с растущей популярностью, но все же несравнимый по тиражам с «Комсомолкой». Еще более странной оказалась его новая должность – вместо позиции обласканного всесоюзной славой автора читаемых всей страной материалов он стал заведующим отделом писем – то есть теперь он не столько писал, сколько читал. В советское время в отсутствие социологических служб их функции выполняли отделы писем популярных изданий, в особенности тех, каким позволялось быть более свободными, чем другим. И потому на должности заведующих отделов писем газет и журналов органы, желавшие знать настроения людей, посылали наиболее проверенные кадры.В 1989 г. Юмашев сделал еще один шаг – он познакомился с Борисом Ельциным. В ту эпоху общенационального подъема, как известно, КГБ направил своих сотрудников для внедрения в ряды демократического движения. Например, вернувшийся из ГДР В.Путин последовательно предлагал свои услуги Галине Старовойтовой и Анатолию Собчаку. Юмашева же с Ельциным познакомил помощник последнего по фамилии Коржаков.Молодой журналист, познакомившийся с одним из лидеров Межрегиональной группы, предложил Ельцину, собиравшемуся участвовать в выборах депутатов РСФСР, сделать о нем фильм, который, по словам Юмашева, помог бы ему в выборной кампании 1990 года. Ельцин согласился. Фильм Юмашева «Борис Ельцин. Портрет на фоне борьбы» (1990) вышел в прокат за день до даты выборов, так что повлиять на их результаты он уже не мог. При этом за прошедшие с тех пор почти три десятилетия несмотря на, казалось бы, свою исключительную историческую ценность, продукт оказался на редкость невостребованным и практически неизвестным. В отличие, например, от сделанного в то же самое время, но почти случайно, фактически на коленках, интервью Ельцина Александру Чепарухину (июнь 1990). Но число просмотров материала Чепарухина оказалось чуть ли не на четыре порядка больше, чем у фильма Юмашева.Более того, за прошедшие с того времени годы сценарист, сделавший картину о будущем президенте России, больше не выпустил ни одного фильма, не снял ни одного видеоматериала, не написал ни одного сценария. И в целом и о Борисе Ельцине. Хотя провел рядом с ним почти два десятилетия. При том, что материалов о жизни и работе российского президента хватило бы не на один фильм.Конечно же, на основании этих историй утверждать, что Юмашев был осведомителем, нельзя. Можно предложить немало других, вполне реалистичных, версий произошедшего. Например, Юмашеву просто повезло устроиться на дачу Чуковского. В «Огонек» его привлекла работа в ведущем СМИ перестроечной прессы. Других вакансий, кроме как в отделе писем, там не было. Фигура Ельцина была такой магической, что удержаться от помощи ему было невозможно. Никого рядом с Ельциным, кроме Коржакова, не было. Фильм торопились делать, но не успели вовремя. Какой он по качеству получился – ну, вот такой получился. Других картин делать не стал, потому что понял, что это не его стезя. И т.д. и т.п.Самое же главное заключается в том, что безотносительно к тому, были ли у Юмашева до 1991 года контакты с органами или нет, поручения (просьбы, рекомендации) его прежних кураторов (если они когда-либо существовали) вряд ли могли повлиять на его кадровые решения в 1998-99 годах. Как только Юмашев оказался на вершине государственной власти, никакой гипотетический куратор (даже если он когда-либо и был) в чине майора или полковника в принципе не мог дать поручение руководителю президентской администрации. Который мог перемещать и действительно перемещал не то что (гипотетических) кураторов, а и самих руководителей ФСБ.4. «Тогдашний фактический правитель страны» (с)В отличие от Александра Чепарухина Валентину Юмашеву не удалось сделать интересного видеоматериала о Ельцине. Зато ему удалось сделать гораздо более важное – завоевать сердца и Бориса Николаевича и Наины Иосифовны. А затем, как известно, и Татьяны Борисовны. Юмашев стал литературным помощником Ельцина и написал последовательно все его мемуары – «Исповедь на заданную тему» (1990), «Записки президента» (1994), «Президентский марафон» (2000). Но самое главное – он стал совершенно незаменимым для Ельцина и беспрепятственно вхожим в его семью.Весной 1994 года Валентин Борисович вселился в знаменитый дом на Осенней улице, где тогда получили квартиры чуть ли не все руководители тогдашней России – Ельцин, Черномырдин, Гайдар, Шахрай, Коржаков, Грачев, Барсуков, Суханов, Тарпищев. Из всех них только Юмашев оказался проживающим в «доме российской власти», не занимая при этом никаких государственных постов, оставаясь лишь замом главного редактора негосударственного журнала «Огонек».Аккуратное выстраивание отношений с сильными мира сего дало свои результаты – при отсутствии открытых врагов он быстро наращивал политический вес, не занимая при этом каких-либо заметных административных постов. Весной 1996 г. во время смертельной схватки между Аналитической группой Чубайса и группой Сосковца-Коржакова-Барсукова Валентин Борисович сумел остаться своим и для тех и для других. В разгар кризиса из-за коробки из-под ксерокса Юмашев приехал в Дом приемов Логоваза Бориса Березовского прямо с теннисного матча с Коржаковым. Обязанный своим знакомством с Ельциным Коржакову, Валя играл с ним в теннис, не делясь со своим партнером знанием, что на следующее утро Коржаков, Барсуков и Сосковец будут уволены.В конце концов Юмашев получил и государственную власть, да какую! 11 марта 1997 г. он, не занимавший до этого никаких официальных постов (кроме позиции советника президента по вопросам взаимодействия со СМИ в течение нескольких месяцев), совершил, кажется, самый фантасмагорический карьерный взлет за последние три десятилетия, став руководителем Администрации российского президента. В тогдашней ситуации это был второй по важности государственный пост в стране.О том, что сказанное выше о колоссальной власти, полученной Юмашевым, не является каким-либо преувеличением, свидетельствует упомянутая в предыдущем посте история об увольнении Валентином Борисовичем правительства Черномырдина 23 марта 1998 года, когда у Ельцина даже не было еще готового кандидата на замену премьера.Б.Ельцин: Виктор Степанович много раз спасал, выручал меня. Но предаваться жалости сейчас... не имею морального права. Передать власть я обязан в другие руки. В чьи? Пока еще не знаю. Думаю.5. Как Юмашев назначил директором ФСБ Путина О технологии кадровых решений Юмашева можно судить, например, по истории замены ключевого силовика в президентской вертикали – директора ФСБ Николая Ковалева – на Владимира Путина 25 июля 1998 года. Если взглянуть на версию, изложенную Ельциным в «Президентском марафоне» (написанную Юмашевым), то она идеально укладывается в канонический рассказ о самостоятельном решении Ельцина назначить на этот пост Путина за исключительные заслуги последнего.Б.Ельцин:...Летом 1998-го нас застала практически врасплох "рельсовая война".Бастующие шахтеры перегораживали железнодорожные магистрали, отрезая от центра Сибирь и юг России. Это была катастрофическая ситуация, каждый такой день приносил многомиллионные убытки, которые били  по наименее обеспеченным людям – пенсионерам и бюджетникам, но главное – это создавало реальную угрозу массовых политических беспорядков. Во всероссийском  масштабе. Я встретился с Николаем Ковалевым, тогдашним директором ФСБ. Он был почти что в панике, по разговору я понял, что ситуация для него новая и как с ней быть, он не знает. Я мог его понять – вроде бы забастовки не по его ведомству, но тем не менее угроза безопасности страны явно существовала.Политическая борьба – это одно, перерезанные транспортные артерии – совсем другое.Тогда,  летом 1998-го, я  задумался: кого ставить вместо  Ковалева?Ответ пришел мгновенно: Путина!Казалось бы все ясно – на глазах президента разворачивается национальная катастрофа. Надо немедленно принимать решение. Руководитель профильного ведомства не справляется со своими обязанностями. Ельцин моментально принимает решение – уволить Ковалева. И немедленно же выбирает ему замену – Путина. Чтобы тот справился с задачами, нерешенными Ковалевым.А теперь читаем Ельцина (Юмашева) дальше.Б.Ельцин:Путину сообщили о его назначении в момент вручения указа. Вот как это было. Я находился в отпуске в Шуйской Чупе. Туда ко мне прилетел Кириенко и привез проект указа о назначении Путина. Я подписал его не колеблясь. 25 июля 1998 года Путин был назначен директором ФСБ.То есть, во-первых, в тот момент, когда на дворе наступала национальная катастрофа, президент находился в отпуске, причем бог знает где.Во-вторых, там он общался вовсе не с Николаем Ковалевым, а с Сергеем Кириенко.В-третьих, перед назначением на ключевой пост в системе государственной (и, в какой-то степени, собственной) безопасности с кандидатом на эту позицию президент не встречался, не разговаривал с ним даже по телефону, не обсуждал ни стоявшие перед назначенцем (новые) задачи, ни готовность того их выполнять, ни даже наличие или отсутствие у того соответствующего желания или возможности – Путину сообщили о его назначении только в момент вручения указа.Наконец, а что означает выражение «подписал его не колеблясь», если утверждается, что это было собственное решение Ельцина, к тому же пришедшее к нему мгновенно? Само упоминание возможности колебаний (даже если их в итоге и не было) означает, что предложение о назначении руководителя ФСБ было не его, не президента Ельцина. Да, оно, возможно, ему понравилось, да, он с ним, очевидно, согласился. Но это не было его предложением и его идеей.В противнм случае должно было быть что-то вроде:Ответ пришел мгновенно – Путина! Тут же связался с Путиным, переговорил с ним, дал поручение готовить указ о его назначении и потребовал немедленно доложить об исполнении.А теперь читаем первое после назначения интервью Путина, опубликованное в «Коммерсанте» 30 июля, то есть через 5 дней после указа президента.Вопрос: Когда вы узнали о своем назначении и кто вам сообщил эту новость? Путин: Узнал несколько дней назад, в своем кабинете на Старой площади. Вначале позвонил руководитель администрации Валентин Юмашев, а потом премьер Сергей Кириенко. Поздравляли. Вопрос: Для вас это было неожиданностью? Путин: Я знаю, что какие-то слухи были, но они есть всегда, и я им не доверяю. Вопрос: И все же трудно поверить, что звонки Юмашева и Кириенко застали вас врасплох. Путин: Мне бы не хотелось обсуждать механизм принятия решения. Тем более что в данном случае он мне действительно неизвестен.Вопрос: Но вас наверняка кто-то рекомендовал президенту, ведь подобные решения просто так не принимаются. С вами кто-то встречался, вел предварительные переговоры? Путин: Я знаю, причем точно, что это решение президента. Свое мнение, видимо, высказал руководитель администрации президента, по предложению которого незадолго до этого меня назначили его первым заместителем, а также премьер... Вопрос: Будут ли у вас в ближайшее время встречи с президентом и премьером?Путин: ФСБ прежде всего президентская структура, и как президент скажет мне, в каком режиме работать, так я и буду. Пока президент отдыхает, и никаких установок я от него не получал. Вот он приедет из отпуска, вызовет меня, тогда все и прояснится.Упссс...Вот тебе, бабушка, и национальная катастрофа...А также собственное мгновенное решение президента...То есть прошло уже пять дней после назначения, мягко говоря, не совсем рядового чиновника, директора ФСБ, но президент с ним еще ни разу не говорил, не назвал ему ни задач и не дал ему никаких установок.Что же касается того, кто именно пролоббировал Путина Ельцину, то туман начинает рассеиваться...А теперь почитаем еще В.Юмашева:Юмашеву Путин понравился — именно с его подачи тот стал сначала главой ФСБ, а потом и премьер-министром, которого Ельцин прямо назвал своим преемником на посту президента...«Все-таки я считал себя в какой-то степени ответственным за Путина, потому что пригласил его на работу, я его повышал, я его представил Борису Николаевичу», — объясняет Юмашев.Собственно говоря, это мы и раньше подозревали.Но всегда приятно получить подтверждение из первых уст.Так, а что после назначения нового руководителя ФСБ происходит с «национальной катастрофой»? С «рельсовой войной»? С перекрытием железнодорожных магистралей? Как «эффективный менеджер-силовик» решает эти вопросы?Оказывается, ничего и никак.По крайней мере, ни Ельцин, ни Юмашев не говорят об этом больше ни слова.Но об этом немного рассказывают Борис Немцов и Владимир Путин:Б.Немцов:Помню случай, который потряс меня до глубины души. 1998-й год. По всей стране бастуют шахтеры. Сидят на Горбатом мосту перед зданием правительства и стучат касками по мостовой. Березовский этот спектакль спонсирует и подвозит забастовщикам бутерброды. Вся страна блокирована: Транссиб, Северная железная дорога, Северо-Кавказская дорога… Железнодорожное движение парализовано по всей России.Правительство принимает решение разблокировать железнодорожные трассы. Бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер говорила мне твердо и безапелляционно: «Борис, их надо разгонять при помощи полиции. Они – враги России». Мы понимали, что страна вот-вот развалится на куски по экономическим соображениям, ведь Транссиб – единственная железная дорога, связывающая Дальний Восток и Сибирь с центром России… На Северо-Кавказской дороге собралось столько пассажиров с детьми, ехавших на отдых, что там создалась в прямом смысле взрывоопасная обстановка… Более ста составов простаивали в поле и на станциях на юге. Кругом антисанитария, отсутствие элементарных условий. Эпидемия могла вспыхнуть со дня на день…С другой стороны, шахтеры выдвигали во многом справедливые требования, хотя и был перехлест, подогреваемый обиженными олигархами.Я как вице-премьер руководил комиссией по урегулированию ситуации. Собрал экстренное совещание, пригласили всех силовиков. Все пришли, кроме директора ФСБ Владимира Путина… Путин позвонил и сказал, что он прийти не может, потому что у него заболела собака. Я был в шоке и долго не мог прийти в себя. Поведение руководителя ФСБ мне показалось вопиюще нелепым, немудрым и негосударственным, что я отказывался верить в происходящее. Не помню, в каких выражениях я говорил тогда с Путиным, но наверняка не вежливо. Уверен, он не забыл.В.Путин:– Не обижайтесь, но я опять о своем, о девичьем. Меня мучит одна загадка, которую только вы как директор ФСБ можете разгадать. Но только – если захотите ответить откровенно. Обещаю – это не для газеты. После августовского кризиса, сразу после того как Примакова назначили премьером, у меня был разговор с Валей Юмашевым, который поклялся мне, что он вынужден был уволить правительство реформаторов только потому, что у него якобы были какие-то данные от спецслужб, что иначе в стране начнутся массовые беспорядки, бунты и чуть ли не революция. ФСБ действительно давала президенту такие сведения?– Да ничего подобного! Никаких таких сведений у нас не было! Наоборот, были данные, что ситуация абсолютно контролируемая и довольно спокойная. А те несколько инцидентов, когда людей выводили на рельсы с политическими лозунгами, – мы ведь точно знали, кто это организовывал и кто проплачивал. Вы же сами видели: им, наоборот, приходилось людей сначала долго разогревать, в том числе и с помощью телевизора, чтобы подбить хоть на какие-то акции…– А могло быть так, что у Юмашева, и соответственно у президента, были на этот счет какие-то другие секретные сведения, поступавшие не от вас? Или, скажем, втайне от вас?– Абсолютно исключено! Ручаюсь вам. Вся подобная информация замкнута на меня, и я лично докладывал ее президенту!Путин пристально посмотрел на меня, прочитал на моем лице следующий вопрос и, не дожидаясь, пока я его произнесу, ответил:– Я в политику не лезу, поэтому уж не знаю, кто там и для чего вам такое сказал. Но – делайте выводы сами… Я сейчас вам дал абсолютно честную информацию.Этой информации действительно было более чем достаточно, чтобы понять, что Валя попросту мне наврал. Чтобы оправдать свою очередную провалившуюся комбинацию.И вот теперь мы можем задать простой вопрос: а что в той части процитированных выше мемуаров Ельцина (написанных Юмашевым), посвященной назначению Путина директором ФСБ, соответствует действительности?Относительно угрозы «национальной катастрофы»?Предполагаемой способности Путина ее преодолеть?Собственного решения Ельцина назначить Путина?Ответ еще более простой: ничего.Это тотальная мистификация.Тем не менее кое-что важное благодаря этой истории мы все же узнали.Первое: Ковалева с поста директора ФСБ де-факто уволил Юмашев.Второе: Путина на пост директора ФСБ де-факто назначил Юмашев.Третье: мотивировка этого решения, предложенная а)для публики и б)вероятно, для Ельцина, ничего общего с реальной ситуацией не имела.И теперь, когда мы знаем, что в руках у Юмашева в 1997-99 годах оказалась сосредоточена практически необъятная государственная власть, мы можем еще раз задать тот же вопрос, каким завершался предыдущий текст:Почему в качестве преемника Ельцина Юмашев придумал именно Путина?

Выбор редакции
03 июня, 09:30

Как Валентин Юмашев придумал Владимира Путина

Часть 55 цикла материалов «Почему и как они придумали Путина».1. Пейзаж после выборовПрезидентские выборы 1996 года стали рубиконом, существенно изменившим политическую ситуацию в стране.Во-первых, победа Б.Ельцина во втором туре президентских выборов 1996 года была омрачена его пятым, тяжелейшим, инфарктом и последовавшей за ним изматывавшей болезнью. Значительная потеря работоспособности президента и внезапно появившийся риск досрочной передачи власти обострили «проблему преемника».Во-вторых, если до июля 1996 года над кандидатурой преемника Ельцин размышлял исключительно в одиночку (а гипотетическая попытка кого-либо «помочь» ему в этом безусловно была бы расценена как совершенно недопустимое вмешательство в сакральные права плебисцитарного монарха), то после ельцинского инфаркта круг «мыслителей о проблеме преемника» серьезно расширился, к нему подключились сотрудники Администрации, члены Аналитической группы, «ближние олигархи», Семья.В-третьих, если в ходе первого президентского срока выбор преемника рассматривался почти исключительно как сугубо индивидуальный проект самого Бориса Ельцина, то во втором сроке (причем чем дальше, тем больше) он все более рассматривался как коллективный проект коалиции победителей выборов второго срока и выгодоприобретателей сложившейся монархической системы.В-четвертых, победа в президентских выборах 1996 года, идеологически ковавшаяся вокруг тезиса «Коммунисты – никогда больше!», придала их победителям уверенности в возможности достигать с помощью волшебного коктейля из административной власти, политических технологий, неограниченного финансового ресурса и доступа к электронным СМИ практически любых желаемых результатов. Удача в достижении впечатляющего результата резко снизила спрос на харизму и иные индивидуальные качества потенциального преемника, существенно расширила спектр возможных кандидатов и дала мощную психологическую поддержку идее о допустимости более смелых экспериментов в этой сфере.Наконец, стало ясно, что наилучшие стартовые позиции в борьбе за президентский пост в электоральной монархии имеет лицо, занимающее должность премьер-министра или, в крайнем случае, первого вице-премьера, – в силу получения на этих позициях кратчайшего доступа ко всем слагаемым успешной президентской кампании. В практическом плане это означало, что победе в борьбе за президентский пост должен предшествовать успех в получении поста премьера или первого вице-премьера.2. План ЧубайсаПервым, кто решил применить новое знание на практике, был Анатолий Чубайс. Не мудрствуя лукаво, в качестве преемника президента он решил предложить самого себя. Накопив в предшествующие годы бесценный управленческий опыт на почти всех значимых позициях в федеральном правительстве (министр, вице-премьер, первый вице-премьер), сыграв ключевую роль (на посту руководителя Аналитической группы) в избрании Бориса Ельцина на второй срок, возглавляя Администрацию президента в течение 8 месяцев при фактически неработавшем из-за болезни Ельцине (отчего получил от завистников прозвище «регент»), испытав нерядовые личные перипетии (будучи уволен из власти и будучи вновь возвращен в нее), овладев практически всеми секретами борьбы за власть, Чубайс искренне полагал, что теперь у него появились наилучшие шансы для взятия президентской высоты.Кроме индивидуальных качеств у Чубайса также была мощная команда его сторонников в президентской администрации и правительстве (по его собственным словам, «половина правительства – наша»); доступ к финансовым ресурсам расположенных к нему олигархов, получивших от него крупные активы в ходе приватизации; дружественно настроенные СМИ; владение избирательными технологиями; безусловная поддержка партии Демократический выбор России; готовый набор идеологических лозунгов – в виде необходимости проведения либеральных экономических реформ.Наконец, по мнению Чубайса, и Борис Ельцин не мог не чувствовать себя ему обязанным – не только за работу в правительстве, но и за избрание его на второй срок и за лояльную работу на посту руководителя Администрации во время его болезни. Дело оставалось за малым – надо было получить пост премьера. Занять его, «спустившись» с регентского олимпа, казалось, не представляло большой проблемы. Реализация плана началась в феврале 1997 г. С помощью Т.Дьяченко и В.Юмашева начались уговоры Ельцина. Гайдар заявил, что ДВР переходит в оппозицию к правительству Черномырдина. Либеральные СМИ развернули энергичную кампанию о неспособности  действующего премьера проводить необходимые реформы.Вожделенный пост казался совсем под рукой. Однако что-то пошло не так. Познакомившись с планом Чубайса, Борис Ельцин заупрямился. Несмотря на все усилия последнего 7 марта 1997 г. Ельцин назначил Чубайса только на пост первого вице-премьера. Это была неприятная неудача. Путь к президентству заметно увеличивался.Но Чубайс не отчаивался – он стал единственным первым вице-премьером при пожилом премьере Черномырдине, что как бы намекало городу и миру на вероятное развитие событий, пусть и с некоторым отставанием от первоначального графика.Однако неприятности только начинались. 11 марта новым руководителем Администрации президента (по настойчивым рекомендациям того же Чубайса и дочери Татьяны) Ельцин назначил Валентина Юмашева. «Плата» Юмашева Чубайсу не заставила себя ждать. Первой же инициативой «мозгового треста» при новом руководителе администрации (в составе самого Юмашева, Татьяны Дьяченко, Бориса Березовского) стало привлечение в правительство Бориса Немцова. И Березовский и Дьяченко направились в Нижний Новгород, чтобы уговорить популярного губернатора перебраться в Москву.17 марта амбициозным планам Чубайса был нанесен новый удар – Борис Немцов стал еще одним первым вице-премьером. Кто из двух первых вице- оказался первым первым, секретом не было. «Официальным» преемником Ельцина назывался только Немцов. Президентские планы Чубайса таяли в дымке бесконечности.3. Проект «преемник Немцов»Президентские амбиции Чубайса заставили Ельцина (с подсказками от В.Юмашева-Т.Дьяченко-Б.Березовского) активизировать проект «преемник Немцов». От публичных подбадриваний преемника надо было уже переходить к практическим действиям. Базовый план, разработанный в администрации по продвижению Б.Немцова в 1997-2000 гг., мало чем отличался от проекта, фактически реализованного по отношению к Д.Медведеву в 2005-2008 г.Суть его была незамысловата. За два – три года до начала новой президентской кампании кандидат от власти выводится на минимально необходимый стартовый уровень – пост первого вице-премьера. На этой позиции он наращивает политический капитал, осуществляет привлекательные для публики проекты, расширяет и укрепляет необходимые политические и деловые связи. В зависимости от складывающейся обстановки преемник может также занять и пост премьера. Но может и миновать его, проводя президентскую кампанию с должности первого вице-премьера.Г.Павловский: В 1997 году Ельцин выдернул Немцова в Москву, чтобы вырастить из него президента. И начало было успешным. Немцов был назначен первым вице-премьером — ради этого Ельцин пошел на конфликт с Черномырдиным, — его поставили в фокус интереса средств массовой информации... К июню 1997 года у Бориса Ефимовича был самый высокий президентский рейтинг в стране. Даже среди коммунистического электората он был способен конкурировать с Зюгановым.Но не прошло и года, как проект «преемник Немцов» рухнул. Развязная манера общения и мало скрываемый образ поведения молодого бонвивана в Москве не добавили ему сторонников. Неудачные популистские проекты вроде пересаживания на отечественные автомобили заставили подозревать лоббирование в интересах нижегородского «ГАЗа». Наотрез отказав Б.Березовскому в его притязаниях на «Газпром», Немцов создал себе серьезного политического противника. Ситуация еще более усугубилась, когда первый вице-премьер вступил в прямую конфронтацию с Т.Дьяченко и В.Юмашевым.Б.Немцов: Когда я приехал в Москву, я пришел в ужас от следующей картины. Есть президент, есть правительство. Номинальные. А есть реальная власть. С пропусками, с мигалками, с сидением в кабинетах у Татьяны Борисовны и Валентина Борисовича, с кадровой политикой, с приватизацией миллиардных денежных потоков и так далее. Я пришел в ужас от этого. И все время говорил Чубайсу и Черномырдину: господа, почему в Нижнем Новгороде нет ни одного олигарха, а вы тут расплодили этот гадюшник? Что это такое, можно объяснить? Мы живем в одной стране. Расстояние между Москвой и Нижним – 400 километров.Ты ничего не понимаешь, отвечали они. Одно дело – регионы, другое дело – страна. Вот придется иметь это в виду.Я не хотел это иметь в виду...Осенью 97-го я пришел к нему [Ельцину. – А.И.] вместе с Чубайсом — уговорить отправить в отставку Березовского. На входе нас встретили Таня (Дьяченко) с Валей (Юмашевым). Говорят нам: «Вы делаете самую большую ошибку в своей жизни». Мы в ответ: «Давайте, вы своим делом занимайтесь, а мы — своим».Еще более разрушительным по политическим последствиям оказался союз Немцова с Чубайсом, в особенности при приватизации «Связьинвеста». Незнакомый с московскими нравами провинциал из Нижнего полагал, что продажа будет проведена по честным правилам, в то время как Чубайс втайне от Немцова договорился с Потаниным. Оскорбленный обманом В.Гусинский начал против «молодых реформаторов» кампанию на уничтожение, поддержанную Б.Березовским, Т.Дьяченко и В.Юмашевым. Развернулась Великая олигархическая война 1997 года, закончившаяся полным разгромом «молодых реформаторов».Г.Павловский: Весной 1998 года ведущий самой популярной тогда в стране политической телепрограммы [Е.Киселев. – А.И.] торжественно заявил в эфире, что такого кандидата в президенты, как Немцов, больше нет! И он был прав, рейтинг Немцова упал впятеро.Увольнение Ельциным членов «союза писателей», а затем и торопливая в паре с министром внутренних дел А.Куликовым отставка Чубайса (для избежания последним уголовной ответственности за коррупцию), прикрытая увольнением всего правительства Черномырдина, поставила точку в проекте «преемник Немцов». Хотя сам Борис Ефимович оставался вице-премьером правительства вплоть до августа 1998 г., политическая ситуация стала уже совершенно другой, а о преемнике Немцове речь уже более не шла.4. Проект «преемник Кириенко»Политический кризис 23 марта 1998 г. оставил Ельцина без столь долго вынашиваемого и любимого им преемника Немцова. Более того, кризис снял с политической доски показавшего свою управленческую эффективность самовыдвиженца Чубайса, а также уничтожил один из фундаментальнейших столпов в ельцинской системе – Черномырдина. Политический горизонт внезапно оказался серьезно поредевшим.Находясь в условиях цейтнота (решение об увольнении Черномырдина было принято без ясного представления о том, кем именно его заменить) и следуя устоявшейся за прежние годы парадигме о необходимости дать полномочия «молодому реформатору» (предшественники в этой роли – Явлинский, Гайдар, Федоров, Чубайс, Немцов), администрация нашла кандидата, казалось бы, соответствовавшего желаемым параметрам. Им оказался приглашенный Немцовым из Нижнего Новгорода и уже работавший министром топлива и энергетики Сергей Киренко.При назначении Кириенко распространились слухи, что в случае успеха премьера, сразу же прозванного «киндер-сюрпризом», Ельцин может поддержать его кандидатуру на пост президента. Однако краткое премьерство юного нижегородца было омрачено быстро развивавшимся тяжелым финансово-экономическим кризисом. Ситуация усугублялась еще и тем, что против правительства Кириенко открыто выступила новая коалиция.С одной стороны, коммунистическая Государственная Дума отказалась поддержать правительственную программу. С другой стороны, А.Чубайс, добившийся в качестве специального представителя российского президента по связям с международными финансовыми организациями согласования с МВФ программы на 22 миллиарда долларов, из полученного от Фонда первого транша в 4,6 млрд.дол. не передал кабинету Кириенко ни цента. В заговор Чубайса против российского правительства активно включилось руководство Центрального банка во главе с С.Дубининым и С.Алексашенко, запретившее подконтрольному Сбербанку ролловер государственных облигаций. Отрезанное от внутренних и внешних источников финансирования, правительство Кириенко было обречено.Судя по всему, это была очередная попытка «железного Толика» попасть в премьеры путем демонстрации Ельцину неспособности Кириенко справиться с кризисом на фоне «уникальных качеств» «самого эффективного менеджера», способного в любых условиях творить чудеса. Однако масштабы развернувшегося финансового и политического кризиса превзошли все прогнозы и ожидания. Девальвация и дефолт 17 августа 1998 г., за которыми последовали отставка правительства и увольнение руководства Центрального банка, поставили крест и на кириенковском и на чубайсовском президентских проектах.5. Проект «преемник Черномырдин»Ко времени августовского дефолта Ельцин осознал, что, поддавшись на уговоры Чубайса и Юмашева уволить Черномырдина в марте 1998 года, он совершил серьезнейшую ошибку. И теперь он предпринимал беспрецедентные усилия для того, чтобы вернуть лояльного ему «тяжеловеса» во власть. В обращении 24 августа Ельцин прямым текстом заявил, что Черномырдин «обеспечит преемственность власти в 2000 году».Но за прошедшие пять месяцев ситуация непоправимо ухудшилась. Тяжелейший финансовый кризис быстро перерос в политический. Популярный призыв к отставке правительства теперь был заменен на безусловное требование отставки президента. Государственная Дума дважды голосовала против Черномырдина. Судя по настроениям, она не поддержала бы его и в третий раз, предпочтя вместо этого свой роспуск и новые выборы. Нетрудно представить, что в условиях острейшего катаклизма новые выборы создали бы парламент, еще жестче оппонирующий Ельцину.Уходящий Кириенко на свое место предложил Егора Строева, совершенно неприемлемого для Ельцина. Президентский лагерь покинул Ю.Лужков, голосами подконтрольных ему депутатов блокировав назначение Черномырдина и тем самым расчищая путь для назначения самого себя премьером. Хуже того, на сторону Лужкова перешла чуть ли не половина руководящих сотрудников самой ельцинской администрации, открыто настаивая на назначении московского мэра руководителем правительства.Ельцин был вынужден отказаться выдвижения Черномырдина в третий раз.Не прошло и года, а политический пейзаж теперь невозможно узнать. Больше нет преемника Немцова с реальным президентским рейтингом. Больше нет циничного «эффективного менеджера» Чубайса. Больше нет многолетнего верного руководителя правительства Черномырдина. В качестве кандидата в преемники больше нет даже «киндер-сюрприза» Кириенко.Кандидатов в преемники у Ельцина больше нет.Хуже того – нет идей, кто мог бы таковым стать.Инициатива выдвижения кандидатов в преемники от Ельцина теперь практически полностью переходит к его администрации.Руководителем последней является Валентин Юмашев.6. Преемники от ЮмашеваГод спустя Евгения Альбац, не сдержавшись, воскликнет: «Да что ж это такое?! Как это получилось, что все президентские кандидаты – КГБшники. Перед страной чудовищный выбор – либо старый КГБшник, либо молодой».Действительно, осенью 1999 г. серьезные шансы на президентский пост имели только Евгений Примаков и Владимир Путин. Среди реальных претендентов на высшую государственную власть теперь нет не только «молодых реформаторов», но даже и нейтральных гражданских.Как же это получилось?Ответ на этот вопрос легче найти, если обратить внимание на то, что не только Примакова и Путина, но и всех четырех высокопоставленных руководителей, оказавшихся на высших государственных постах в 1998-99 годах и ставших потому потенциальными кандидатами в ельцинские преемники (Е.Примакова, Н.Бордюжу, С.Степашина, В.Путина), выдвинул один и тот же человек – руководитель администрации президента Валентин Юмашев.Обнаруживается удивительная закономерность – все четверо прошли школу спецслужб. Бордюжа и Путин – кадровые сотрудники КГБ. За плечами Евгения Максимовича – уникальный опыт корреспондента «Правды» на Ближнем Востоке, затем руководство СВР. Сергей Вадимович, хоть и из милиционеров, но успел поруководить и МВД, и Минюстом и, конечно же, ФСК.Четыре из четырех. Ни одного промаха. Ни одного выстрела в «молоко».В тех случаях, когда точно известно, о ком из возможных преемников размышлял сам Ельцин, то среди этих кандидатов (Явлинский, Гайдар, Немцов, Шумейко, Малашенко, Чубайс, Федоров, Дубинин, Шойгу, Кириенко, Черномырдин, Аксененко, Булгак, Игорь Иванов) нет ни одного сотрудника спецслужб. Люди эти разные, с разным бэкграундом, с разными способностями, с разными политическими и идеологическими взглядами. Но ни один из них, судя по их официальным биографиям, сотрудником спецслужб не был.В тех же случаях, когда процессом подбора кадров на высшие государственные должности занялся Юмашев, все кандидаты оказались связанными с органами госбезопасности. Без исключения.Любопытно, не правда ли?У Ельцина из четырнадцати кандидатов лиц, связанных с ГБ, – ноль.У Юмашева из четырех кандидатов – четыре.Случайность?Как же это произошло?Конечно, внимательный читатель может напомнить, что на самом деле таким якобы был запрос избирателей, отражавшийся в социологических обследованиях того времени, а администрация президента лишь «услышала» этот запрос и потому реализовала чаяния народные, продвигая соответствующих кандидатов во власть. Например, ярким отражением состояния общественного мнения называется портрет Штирлица, помещенный на обложку журнала «Власть» 11 мая 1999 г., – вот, мол, кого хотят видеть россияне во главе страны.Но при ближайшем рассмотрении шумная кампания по продвижению «штирлицей» во власть оказалась вполне циничной дезинформацией. По данным РОМИР, Штирлиц со своими 14,1% почти в два с половиной раза отставал от лидера опроса маршала Жукова (34,8%). По данным же ВЦИОМ Штирлиц с 10% занимал четвертое место в рейтинге, отставая от Петра Первого (19%), маршала Жукова и Глеба Жеглова (по 13%).Иными словами, если бы цель публикации заключалась в информировании страны о реальном состоянии общественного сознания, а не в попытках манипулирования им, то на обложки журналов должны были быть вынесены портреты Петра Первого или Георгия Жукова. Но в отличие от несмышленых социологов у руководителя президентской администрации к этому времени были уже четкие представления, за кого граждане должны будут проголосовать.7. «Придумать интеллигентного силовика»В воспоминаниях о политических процессах 1990-х годов регулярно приходится сталкиваться со словом «придумать» в специфическом значении – в деле создания и продвижения тех или иных политических инициатив, включая в том числе и подбор президентского преемника.А.Кох: Петя, помнишь мою теорию про 3 октября 1993 года? О том, кто это придумал?Авен: Помню, конечно. Алик считает, что это Егор подговорил Ельцина распустить Верховный совет. И в случае чего не бояться силовой конфронтации.А.Чубайс: Для Леши Кудрина я придумал вариант − возглавить Главное контрольное управление президента.В.Юмашев: Мы придумали: Шойгу, Карелин, Гуров [лидеры списка партии «Единство»], все это…В.Манский: Прежде всего я очень сильно доверял людям, которые придумали Путина. Я их знал с хорошей стороны. Да, меня что-то смущало, но я думал: не могут же они свинью подложить – себе прежде всего... Значит, я чего-то не понимаю.Ю.Гейко в адрес В.Юмашева:Твой ответ меня ошарашил – ты отступил на полшага и спросил:- А как тебе… Путин?И я мгновенно – тогда! – понял по твоей прорвавшейся искренности, по вспыхнувшим глазам: Путин – твое творение.Итак, творческий процесс подбора преемника Валентином Юмашевым получил название «придумывание». По каким же критериям Юмашев придумывал Примакова, Бордюжу, Степашина, Путина?Предлагаемая общественности версия рассказывает о внезапно возникшем спросе на интеллигентного силовика.Разъясняет Глеб Павловский: «Хорошо помню, как зимой 1998–1999 годов на наших обсуждениях утвердился тезис «нужен интеллигентный силовик!». Это и стало ориентиром при поиске кандидата.После дефолта Ельцин отказывается от ставки на интеллигенцию и меритократов. Он решает, что следующий президент не будет похож ни на Немцова, ни на Кириенко. Не молодой реформатор, не технократ в очках, а крепкий мужик в погонах. Руководителем кремлевской администрации вместо журналиста Юмашева стал Николай Бордюжа — генерал, интеллигентно смотревшийся силовик. Но к тому времени премьером уже был другой интеллигентный силовик — Евгений Примаков...Слово «силовик» стало трендом сезона. На встречах в Кремле все чаще звучит рефрен «нужен интеллигентный силовик».Б.Ельцин: Уже тогда я почувствовал, как растет в обществе потребность в каком-то новом качестве государства, в некоем стальном стержне, который укрепит всю политическую конструкцию власти. Потребность в интеллигентном, демократичном, по-новому думающем, но и по-военному твердом человеке...Министр внутренних дел [Степашин. – А.И.] и директор Федеральной службы безопасности [Путин. – А.И.]. Оба начинали в Петербурге, оба работали с Собчаком. Оба – интеллигентные силовики.Все четыре лица, так или иначе связанные со спецслужбами и оказавшиеся у вершины российской власти в 1998-99 гг., названы интеллигентными силовиками. Откуда же у Ельцина и Павловского появился этот термин – «интеллигентный силовик»?Что касается Бориса Ельцина, то это понятно – книга «Президентский марафон» написана Юмашевым. Что же касается Глеба Павловского, то ясно, что если данная концепция была бы предложена им самим, то он так и написал бы: «Мне пришла в голову идея интеллигентного силовика...», «Я предложил...» и т.п. Но он пишет по-другому, в безличной форме: утвердился тезис, все чаще звучит рефрен, стало трендом сезона... Следовательно, тезис об интеллигентном силовике предложил кто-то другой. А если этот тезис теперь звучит рефреном и к тому же превращается в тренд, то понятно, что без участия руководителя обсуждений, проводимых в сердце Администрации президента, превращение тезиса в тренд просто невозможно.Откуда же у Юмашева появился тезис про интеллигентного силовика?Допускаю, что корни могли быть и более глубокими, но один из них, кажется, лежит на поверхности. Вот первое интервью Владимира Путина, недавно назначенного Ельциным по рекомендации Юмашева на пост руководителя ФСБ, под непритязательным названием «У меня большой опыт работы в КГБ СССР»:У ФСБ и МВД разный стиль работы. Милицейские подразделения всегда были на переднем крае борьбы с преступностью. А бороться с преступностью нельзя, не проникая в среду. А это всегда процесс сложный — среда влияет. И поэтому когда говорят, что, вот, в ФСБ обстановка более здоровая, это не потому, что в МВД люди хуже, а потому, что чекисты на этом переднем плане не работали никогда. Они шпионов ловили, контрабандистов, работали среди диссидентов. Интеллигентная публика, понимаете. Это требовало соответствующих кадров в органах КГБ. Эти люди должны были со своими визави говорить на одном языке. Поэтому и брали их в институтах, чтобы они могли работать и с творческой интеллигенцией, и со специалистами научно-технического профиля. Поэтому и разница в кадрах такая...Иными словами, интеллигентный силовик – это элегантный эвфемизм для сотрудника КГБ-ФСБ, рожденный в недрах органов и вынесенный в общественный дискурс чуть ли не самим Путиным.А вот менее искушенная в иезуитской терминологии Татьяна Дьяченко объясняет якобы самостоятельный выбор папой преемника по-простому, открыто, без эвфемизмов:Вас совсем не смущает его прошлая работа в КГБ. Наоборот, в советское время образ разведчика всегда был светлым образом, и почему молодой человек пошел в разведчики, конечно, понятно...И тут же бесхитростно не забывает донести на отщепенца, затесавшегося в своих рядах (это, между прочим, 2010 год, Борис Березовский еще жив-здоров):Более того, он [Б.Березовский. – А.И.], поддерживая Путина, все время сомневался, что это правильная идея. Его смущала прошлая работа Путина в органах КГБ. Он тоскливо говорил – бывших чекистов не бывает.Так что даже в узком кругу тех, кто участвовал в обсуждении кандидатуры преемника, нашелся-таки человек, Борис Березовский, кого все же смущала работа Путина в органах КГБ, кто все-таки тоскливо напоминал коллегам, что бывших чекистов не бывает.Березовского это смущало.А Валю и Таню – нет.Почему?

Выбор редакции
02 июня, 12:13

Умер бывший генеральный прокурор России Алексей Казанник

2 июня в Омске на 78-м году жизни скончался российский юрист, политик, доктор юридических наук (1991), профессор Алексей Иванович Казанник. В начале 1990-х годов он получил известность благодаря тому, что после избрания в Верховный Совет СССР уступил своё место Борису Ельцину. С 5 октября 1993 по 25 апреля 1994 года занимал пост генерального прокурора РФ. Руководил завершением расследования уголовных дел, связанных с событиями 19-21 августа 1991 года и с разгоном Съезда народных депутатов и Верховного Совета в октябре 1993 года. Подал в отставку после того, как отказался препятствовать выполнению постановления Госдумы об амнистии участников событий 1991 и 1993 гг. Заявлял, что на протяжении всей работы в прокуратуре испытывал постоянное давление и вмешательство в расследование «политических дел сверху».Фото: ТАСС/Николай МалышевС 1991 до 1993 год — заведующий кафедрой государственного права, управления и советского строительства юрфака ОмГУ. В октябре 1993 года стал сопредседателем омского регионального отделения движения «Выбор России». В марте 1996 года назначен заместителем губернатора Омской области, председателем комитета по делам национальной политики, религии и общественных объединений администрации Омской области. 30 сентября 2003 года добровольно подал в отставку. Имел звание «Заслуженный юрист Российской Федерации» (май 2006 г., «за заслуги в развитии юридической науки и подготовке юридических кадров»). Награждён медалью им. А.Ф. Кони.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
01 июня, 16:14

Как Б.Ельцин создал институт преемничества (часть 54)

Возможно, в этом есть какой-то особый смысл, что подведение итогов цикла публикаций «Почему и как они придумали Путина» приходится на время, когда в соседней Украине миллионы граждан в ходе открытых конкурентных честных выборов отправили в отставку прежнюю власть и избрали нового, уже шестого, президента страны. Мало какое другое явление так явственно демонстрирует гигантскую пропасть, разверзнувшуюся и продолжающую расползаться между политическими институтами и политическими культурами двух, как еще совсем недавно говорилось, братских стран. Сравнение их друг с другом еще четверть века тому назад вряд ли могло обнаружить какие-то заметные различия, а если и обнаруживало, то чаще всего не в пользу Украины. Однако в отличие от соседней Украины, в которой в процессах избрания всех шести президентов регулярно участвовали почти два десятка миллионов граждан, в России в 1999 году Владимира Путина преемником российского президента выбрало по большому счету только одно лицо. И этим лицом был не президент Ельцин.За последние месяцы на страницах этого блога в рамках цикла «Почему и как они придумали Путина» были размещены 53 материала (для всех них сейчас введена новая сквозная нумерация), в которых были представлены свидетельские показания, интервью, воспоминания, документы. Благодаря им теперь можно достаточно полно воспроизвести детали важнейшего события российской истории последних двух десятилетий – приход к власти Владимира Путина.На основе знакомства с этими материалами внимательный читатель наверняка уже составил себе адекватное представление о том, что, как и почему тогда произошло. Тем не менее, судя по некоторым комментариям – как в этом блоге, так и за его пределами, – такое понимание является еще не слишком распространенным. Это позволяет предложить общественности обещанное автором этих строк в январе этого года связное изложение того, кто, когда, как и почему придумал, выбрал и де-факто назначил на пост президента России подполковника ФСБ.Это изложение строго опирается на факты, показания, свидетельства, воспоминания десятков людей, либо непосредственно вовлеченных в описываемый процесс, либо же близко знакомых с происходившими событиями. Следует также отметить, что в наибольшей степени искажающими факты оказались свидетельские показания В.Юмашева, Т.Дьяченко, Б.Ельцина, В.Путина. В целях экономии времени и места нижеследующее изложение не останавливается на такого рода противоречиях и даже откровенных фальсификациях. При возникновении у читателей соответствующих вопросов автор этих строк готов дать необходимые пояснения.1. Контрреволюция Бориса Ельцина, 1991-1994 гг.Все последующие события, сделавшие вначале возможным, а затем и неизбежным приход в 1999-2000 гг. к власти в России В.Путина, не могли бы состояться, если бы им не предшествовал разгром в 1991-1994 гг. только что созданных и еще весьма слабых российских демократических институтов.Воспользовавшись созданными М.Горбачевым новыми демократическими институтами (Съезд народных депутатов СССР, Съезд народных депутатов РСФСР, Верховный Совет РСФСР, всенародные выборы президента РСФСР), Борис Ельцин в июне 1991 г. оказался на вершине государственной власти в России.Став главой ее исполнительной ветви – президентом, Б.Ельцин практически сразу же продемонстрировал отсутствие минимально необходимого представления о верховенстве права, пренебрежение базовыми демократическими процедурами, свою глубокую приверженность к односторонним силовым действиям как внутри страны, так и по отношению к ее соседям. Среди наиболее заметных таких шагов следует отметить следующие:- сделанное по требованию Б.Ельцина заявление его пресс-секретаря П.Вощанова о возможности изменения границ между Россией и ее соседями, август 1991 г.;- назначение премьер-министра и членов кабинета министров без голосований по кандидатурам Съездом народных депутатов РСФСР, октябрь 1991 г.;- попытка силовым путем сменить руководство Чеченско-Ингушской АССР, ноябрь 1991 г.;- силовое подавление ингушской стороны в осетинско-ингушском конфликте, октябрь-ноябрь 1992 г.;- силовой разгон Съезда народных депутатов России и развязывание гражданской войны, сентябрь-октябрь 1993 г.;- силовой разгон региональных советов народных депутатов, октябрь 1993 г.;- разработка и принятие суперпрезидентской (монархической) Конституции, декабрь 1993 г.;- начало первой чеченской войны (ноябрь 1994 г.).2. Политическая инновация Бориса Ельцина 1994 г. – институт преемничества.Только в условиях разгрома демократических институтов, маргинализации оппозиции и резкого усиления президентской власти Борис Ельцин смог приступить к созданию нового политического феномена – формированию института преемничества.Первое публичное заявление о появлении такого института и о выборе первого кандидата на пост преемника прозвучало в августе 1994 г. Борис Немцов подробно рассказал о том, за что именно он был возведен Ельциным в этот сан:В 94-м Ельцин путешествовал с семьей по Волге на теплоходе «Россия». Шли сверху — Кострома, Ярославль, Нижний Новгород. И вот он приходит в Нижний Новгород на теплоходе «Россия», я его встречаю, в девять часов он сходит с трапа — Наина Иосифовна, он, Таня, — обнимает меня и говорит: «Слушайте, мне так Жириновский осточертел, — он, кстати, никогда матом не ругался, никогда. — Он в каждом городе ко мне выходит и мешает мне работать. Сделайте, чтоб его не было». Спрашиваю: «А где он?» — «Да там плывет за мной по Волге». Я позвонил в службу гидросооружений: «Где теплоход «Александр Пушкин»?» — «Да шлюзы проходит, Горьковское водохранилище». Я говорю: «Задержите этот теплоход в шлюзах». — «Мы не можем задержать». — «Вы воду спустите в шлюзах». — «Вы что, господин губернатор, это аварийная ситуация». — «Спускайте, иначе я вам башку оторву». — «Нам нужно Ваше письменное указание». — «Сейчас я вам дам указание». Написал указание задержать теплоход. Короче говоря, мы вместе с Ельциным сходили на ярмарку нижегородскую, открыли теннисный корт. На открытии теннисного корта он сказал: «Наконец-то я вырастил себе преемника».Иными словами, Б.Немцов получил статус президентского преемника за отдачу губернаторского приказа, грубо нарушавшего правила проводки судов в шлюзах и создание аварийной ситуации, угрожавшей безопасности людей и транспортных средств. Даже тринадцать лет спустя – тогда, когда он поведал эту историю Е.Альбац, он, «либерал» и «демократ», со всем своим уже накопленным политическим опытом, похоже, даже не задумывался о том, что в любой цивилизованной стране только один такой приказ означал бы для лица, его отдавшего, не только конец его президентским амбициям и невозможность продолжения какой-либо политической деятельности, но и его немедленную отставку с поста губернатора с практически гарантированным уголовным преследованием.В последующие годы Б.Ельцин и его помощники рассмотрели, по словам самого Ельцина, не менее 20 кандидатов на роль преемника, по авторским подсчетам – не менее 24 кандидатур.Следует заметить, что институт преемничества для России – это политическая инновация. В отечественной исторической традиции института преемничества первого лица не было.В советскую эпоху ни один из уходивших партийных лидеров не назначал своего преемника – ни Ленин, ни Сталин, ни Хрущев, ни Брежнев, ни Горбачев. После ухода прежнего новый партийный и государственный лидер определялся не путем назначения преемника, а в результате жесткой конкурентной борьбы среди претендентов (между Троцким и Сталиным, между Маленковым, Берия и Хрущевым, между Хрущевым и Брежневым, между Романовым и Горбачевым).В княжеско-царско-императорскую эпоху высшая государственная власть переходила не к назначенному преемнику, а, как правило, к наследнику престола.Кроме наследования высшая государственная власть также захватывалась в результате дворцовых переворотов.Как минимум, дважды монархи избирались в результате выборов (Борис Годунов, Михаил Романов).По своей природе институт преемничества, введенный Ельциным в современный российский практический обиход, оказался ближе всего к институту наследничества монархического периода (неслучайно многие свидетели и комментаторы регулярно отмечали, очевидно, нескрывавшееся Ельциным сожаление об отсутствии у него сыновей). Можно с высокой степенью уверенности предположить, что в случае наличия у Ельцина детей мужского пола он скорее всего попытался бы направить политическое развитие России по тому же пути, что ныне готовится Лукашенко в Беларуси, что было уже сделано Алиевыми в Азербайджане, Кастро на Кубе, Кимами в Северной Корее. В силу этого внедренный Ельциным институт преемничества стал в России ярким примером политического анахронизма и радикального институционального регресса.К сожалению, несмотря на очевидно анахроническую природу института преемничества, его продвижение Ельциным в политическую практику не вызвало не только сопротивления, но и каких-либо возражений со стороны российской политической элиты, включая и тех, кто называл себя либералами и демократами. Вместо отстаивания идеи абсолютной неприемлемости института преемничества для современной России многие из них не только согласились с возникновением такого института, но и предпочли вступить в борьбу за то, чтобы самим стать такого рода преемниками.Б.Немцов: «Виктор Степанович... тут сохранил нейтралитет: «А что я могу с Немцовым поделать? Он преемник...»А.Собчак: «Он [Ельцин. – А.И.] вдруг сказал: "Вот здесь и сейчас хочу объявить об отставке Правительства России. Назначаю новым премьером всем вам хорошо известного и очень умного Бориса Ефимовича Немцова. Второе. Объявляю Немцова своим официальным преемником на посту главы нашего государства. После утверждения в Думе его кандидатуры (а иначе я ее распущу и сам назначу Немцова) я ухожу в отставку и передаю Борису Ефимовичу бразды правления страной как исполняющему обязанности президента!» Сон Анатолия Собчака о захоронении Ленина. Из книги: Собчак, Анатолий. Дюжина ножей в спину. Поучительная история о российских политических нравах. – М.: Вагриус, Петро-Ньюс, 1999. С. 32-33.Сам Борис Немцов, регулярно напоминавший общественности о своем пребывании в качестве ельцинского преемника, никогда не сообщал о своих возражениях этому – ни в публичном пространстве, ни в приватном общении:…Ельцин увидел крушение доверия ко мне, которое случилось на фоне хорошей социально-экономической обстановки, и от идеи «Немцов – преемник» отказался. Я выпал из списка преемников президента, но отношения между нами остались хорошими...В 1999 году будущее не казалось безнадежным. Да, я ушел из правительства и вылетел из списка преемников и любимчиков Ельцина...Даже после того, как Немцов утратил статус преемника, даже после того, как он покинул ряды системной политики, даже тогда, когда он оказался в рядах антисистемной оппозиции, он мягко критиковал Ельцина лишь за неправильный (по его словам, «необычный») выбор преемника (Путин вместо Немцова):Немцов не перестает удивляться и тому, что среди кандидатов в преемники Ельцин мог числить – правда, в разное время – два таких разных типа, как Путин и он, Немцов.- Вот как у одного человека в одной голове могли уместиться два таких разных преемника? - недоумевает Борис Ефимович. – Кстати, когда меня Клинтон доверительно спросил: "Все-таки, как ты считаешь, что за человек Борис Ельцин?" – я ему ответил, что, безусловно, человек он необычный, хотя бы потому, что у него было два таких разных преемника – Путин и Немцов.Однако против самого института преемничества Немцов, кажется, никогда не возражал.Вслед за Немцовым и некоторые «либеральные» публицисты продолжают критически отзываться о неверном выборе преемника Ельциным, но не о недопустимости создания самого института преемничества.Н.Подосокорский: История не терпит сослагательного наклонения, но хочется верить, что стань преемником Ельцина Немцов, а не Путин, Россия могла бы развиваться совсем по другому пути.Д.Травин: После этого Немцов уже не мог быть преемником, и начался поиск иного преемника, закончившийся нахождением Путина. Петр Авен, подводя итог этой истории, справедливо заметил, что Доренко с олигархами во многом поменял тогда судьбу России... Вот из-за этого "чувства крови" мы и имеем то, что имеем.3. Формирование плебисцитарной монархии в ходе президентских выборов 1996 г.На пути к президентским выборам 1996 г. Б.Ельцин неоднократно склонялся к попыткам силового разгона Государственной Думы, отмены самих выборов и перенесения их на более поздний срок. Лишь исключительные усилия нескольких представителей ближнего круга Ельцина смогли предотвратить очередной государственный переворот, запланированный Ельциным на 17 марта 1996 г.Сами президентские выборы 1996 года, безусловно, не соответствовали критериям свободной, честной, состязательной борьбы и по своему характеру радикально отличались от открытых, конкурентных, демократических выборов 1991 года, на которых победу в борьбе против кандидата тогдашней власти одержал сам Ельцин.Политический режим, выросший из президентских выборов 1996 года, можно назвать режимом плебисцитарной монархии, означавший, что после факта голосования за Ельцина в режиме плебисцита – «за» его кандидатуру или «против» нее – практически все граждане страны и все конституционные государственные институты оказались исключенными из процесса принятия политических решений.В частном общении с первыми вице-премьерами А.Чубайсом и Б.Немцовым Б.Ельцин открыто перешел на анахронический язык монархической политической системы. Б.Немцов вспоминал слова Ельцина, обращенные к ним обоим:«Вы с Чубайсом смеетесь надо мной, думаете, какой я пьяный, глупый, а я ведь все понимаю… Но только вы имейте в виду – я президент, а вы бояре просто. Да, вы умные, да, вы образованные, но бояре просто. Я вас не боюсь, это вы меня должны бояться».Б.Немцов регулярно называл политический режим, в котором он занимал далеко не последнее место, «византийским», его же самого нередко именовали «царевичем», «Борисом II», что также не вызывало у него публичных протестов.В свою очередь, бывший министр внутренних дел А.Куликов хладнокровно констатировал: Ельцин... в полном соответствии с нашими историческими традициями... президентствовал по-царски, а передача власти своему преемнику представлялась ему как прощание с шапкой Мономаха.Передавая атмосферу того времени, Евгений Киселев назвал свой фильм об уходящем Ельцине «Президент всея Руси».В «Президентском марафоне» сам Ельцин так описывает его план передачи власти Путину: Я собирался предложить ему не просто "повышение по службе". Я хотел передать ему шапку Мономаха. Передать ему свое политическое завещание.4. Болезнь Б.Ельцина и перетекание президентских полномочий к неконституционным органам власти – «Аналитической группе», Администрации президента, «ближним олигархам», «Семье».Между двумя турами выборной кампании 1996 года Бориса Ельцина поразил тяжелый инфаркт, судя по всему, он был пятым по счету. Несмотря на успешно проведенную 5 ноября 1996 года операцию аортокоронарного шунтирования полного восстановления работоспособности у него не произошло. Более того, очевидно, одновременно с нарушением работы сердечной мышцы произошло и серьезное поражение головного мозга. Почти все лица, персонально встречавшиеся с Ельциным до июня 1996 года и после, отмечали радикальное ухудшение его здоровья, обращая внимание прежде всего на прогрессирующую деградацию когнитивных способностей.В.Юмашев: ...операция действительно изменила возможности его второго срока. В отличие от своего первого срока Ельцин уже не мог работать 24 часа в сутки...С.Степашин: Борис Николаевич до 1996 года был совсем другим человеком, а после болезни и так называемой семибанкирщины здорово переменился. Когда я стал министром внутренних дел, а потом премьер-министром, я застал его уже совсем тяжелым.Е.Примаков: Вы­пол­не­нию этой за­дачи во вто­рой ее час­ти по­мог­ла бо­лезнь Ель­ци­на. Он окон­ча­тель­но стал другим пос­ле опе­рации на сер­дце. Бу­дучи за­виси­мым от ме­дика­мен­тов и ра­ботая счи­тан­ные ча­сы, да и то не каж­дый день, он фи­зичес­ки не мог соп­ро­тив­лять­ся дав­ле­нию со сто­роны но­вого окружения. «Семья» этим ши­роко поль­зо­валась.А.Куликов: Ельцин уже не вникал в детали, а время аудиенции обычно ограничивалось 20 минутами. За это время ничего толкового рассказать просто невозможно, но ему и такие короткие свидания становились в тягость. Достаточно было перебрать во время разговора минуту-другую, как я начинал физически ощущать: Ельцин раздражается. Это был новый человек, разительно отличавшийся от прежнего Ельцина... В последующем, особенно после операции, я видел, что такая работа дается ему с трудом. На некоторых бумагах он адресовал резолюции уже не тем людям, которым они предназначались. И мои аккуратные и деликатные попытки поправить президента не находили понимания. Он смотрел на меня и продолжал писать… Бумага, например, предназначалась генеральному прокурору, а он ее адресовал, скажем, главе своей администрации Анатолию Чубайсу или вице-премьеру правительства Борису Немцову.Что еще хуже: Ельцин начинал потихоньку путать людей. Однажды меня разыскали и передали требование Ельцина срочно прибыть в Кремль. Я приехал. Очень деликатное поручение, которое дал мне президент, на первый взгляд, не имело ко мне никакого отношения и напрямую касалось министра обороны генерала армии, впоследствии маршала Российской Федерации Игоря Сергеева. Вернее — одного из управлений Минобороны, занимавшегося внешнеполитическими проблемами...Позвонил руководитель администрации президента Валентин Юмашев и бесстрастно сообщил: «А.С., президент подписал указ об отставке правительства Черномырдина. До формирования нового кабинета министров прежний состав правительства остается на своих местах, кроме Черномырдина, Чубайса и Куликова. Они освобождаются от должности немедленно в связи с переходом на другую работу…»…Именно в этот момент вошедший в зал заседаний дежурный передал Черномырдину записку.Как оказалось, в ней шла речь обо мне.Виктор Степанович пробежал глазами короткий текст на листе бумаги и объявил: «А.С., вас срочно вызывает к себе президент!...»Я поднялся и, недоумевая, направился через приемную к лифту. У самых дверей меня догнал тот же дежурный и сообщил: только что из администрации президента получено разъяснение, что Куликову в Кремль ехать не надо…Я бы так и остался в неведении по поводу неожиданного вызова к президенту, если бы позднее мне не рассказали о том, что стало его причиной. Оказывается, к 11.00 Ельцин забыл о том, что накануне подписал указ о моей отставке и вызвал «министра внутренних дел А.С. Куликова» для решения каких-то рабочих вопросов. Помощники президента едва успели предотвратить конфуз...В условиях потери значительной части работоспособности Б.Ельцина его реальные властные полномочия стали быстро узурпироваться лицами, его непосредственно окружавшими, – теми, кто стал оказывать огромное влияние на его решения, и чьи собственные действия теперь нередко выдавались за решения президента.В ходе выборной кампании значительные полномочия были переданы в руки т.н. Аналитической группы, руководитель которой А.Чубайс неоднократно и с большой теплотой отзывался о ресурсах, оказавшихся тогда под его контролем. Победа в ходе кризиса, известного под названием «Вынос коробки из-под ксерокса с полумиллионом долларов», одержанная Аналитической группой, не имевшей какого-либо официального статуса, над «группой Сосковца-Коржакова-Барсукова», каждый из членов которой обладал исключительно высокими официальными полномочиями, продемонстрировала очевидный перевес монархической политической модели над слабо институализированной моделью мягкого авторитаризма. Ключевую роль в этой победе сыграла дочь Б.Ельцина Т.Дьяченко.Полномочия, оказавшиеся под контролем Аналитической группы, были закреплены и расширены по завершении выборов, когда А.Чубайс был назначен руководителем Администрации президента, а ряд его коллег стали ее сотрудниками.Ряд бизнесменов, предоставивших финансирование для президентской кампании Ельцина, после выборов стали закономерно претендовать на дивиденды от своих вложений и естественно превратились в олигархов, оказывавших значительное влияние на принятие политических решений. Исключительное по влиянию положение приобрели т.н. «ближние олигархи» Борис Березовский и Владимир Гусинский, контролировавшие оба крупнейших телевизионных канала – ОРТ и НТВ – и завязавшие тесные отношения с дочерью Ельцина Татьяной Дьяченко и ее другом Валентином Юмашевым, к тому времени автором уже двух книг ельцинских мемуаров.Развернувшаяся примерно через год после выборов 1996 года, летом-осенью 1997 года, Великая Олигархическая Война, спровоцированная т.н. «делом писателей» (взятками, полученными Чубайсом и его коллегами за пристрастную приватизацию «Связьинвеста»), в очередной раз продемонстрировала радикальное ослабление формальных институтов исполнительной власти (теперь уже возглавлявшихся не «силовиками-консерваторами», а «экономистами-либералами», в том числе казавшимся «непотопляемым» Чубайсом). Ключевую роль транслятора запроса на перемены во власти со стороны неконституционного органа – «ближних олигархов» – в очередной раз исполнила Татьяна Дьяченко вместе с Валентином Юмашевым, незадолго до этого ставшим руководителем президентской администрации (что означало появление на политическом небосклоне тандема «Таня-Валя», позднее эволюционировавшего в «Семью»).Воспользовавшись оплошностью министра внутренних дел А.Куликова, имевшего неосторожность поделиться планами по возбуждению уголовного дела против Чубайса в присутствии В.Бабичева (тогда – замруководителя президентской администрации), Чубайс смог уговорить тех же Татьяну и Валентина в необходимости немедленного увольнения Куликова, что в отсутствии каких-либо претензий к министру внутренних дел оказалось возможным сделать только путем отставки всего правительства В.Черномырдина. Операция по спасению Чубайса осуществлялась столь поспешно, что даже Дьяченко признала, что решение об увольнении Черномырдина было принято Ельциным тогда, когда он еще не знал, кого назначить тому на смену.Отставка правительства Черномырдина означала смертельный удар по уже серьезно ослабленным институтам исполнительной власти и концентрацию почти всех президентских полномочий в руках дочери и (будущего) зятя президента. От этого удара ельцинская политическая система оправиться по большому счету уже не смогла.Степень быстро прогрессирующей утраты Ельциным не только политической инициативы, но и элементарного понимания последствий собственных действий (представлявшихся вовне в качестве принятых им самим, но на деле навязывавшихся ему Семьей) была продемонстрирована, и не раз, не только в т.н. «рядовых» решениях, но и в наиболее важных лично для него актах – о назначении премьер-министров и по совместительству его собственных преемников.Не прошло и пяти месяцев с момента увольнения Черномырдина с поста премьер-министра, как Ельцин попытался вернуть его назад. Но было уже поздно. Госдума дважды отказалась поддержать ЧВС и, очевидно, сделала бы это и в третий раз. Годы спустя Ельцин признает увольнение Черномырдина 23 марта 1998 г. своей ошибкой. Так спасение Чубайса от антикоррупционного расследования, пролоббированное Юмашевым и Дьяченко, привело к разрушению тогдашней самой мощной политико-институциональной опоры ельцинского режима.В какой степени Ельцин превратился в безвольную игрушку, цинично манипулируемую своим окружением, демонстрируют две истории 1999 года.12 мая 1999 года, ссылаясь на свой разговор с Ельциным, Председатель Государственной Думы Г.Селезнев проинформировал депутатов о том, что на должность премьера вносится кандидатура Николая Аксененко. Не прошло и получаса, как выяснилось, что в парламент поступили документы на Сергея Степашина. Иными словами, нового премьера и вероятного преемника президента выбирал вовсе не Ельцин, а две конкурировавшие друг с другом группировки – Б.Березовского-Р.Абрамовича и В.Юмашева-А.Чубайса, самому же Борису Николаевичу доверили лишь роль передаточного звена заветных пожеланий новых хозяев страны.5 августа 1999 г. Ельцин пригласил в Кремль уже Сергея Степашина, чтобы сообщить ему о его отставке. Но в дело мягко вмешался Александр Волошин, по сути предложив Ельцину выйти из его собственного кабинета (!) и объяснив за его дверьми новую диспозицию, после чего Ельцин отменил увольнение премьера. Правда, всего на 4 дня. 9 августа Степашин все же был отправлен в отставку. Но решение отправлять или не отправлять премьер-министра в отставку 5 августа принял все-таки не Ельцин, а Волошин.Иными словами, к 1998-1999 гг. наступила уже полная деинституционализация ельцинского режима, а президентские полномочия, в том числе в самом чувствительном лично для Ельцина деле – выборе премьера страны и его будущего преемника, оказались де-факто захваченными (узурпированными) неконституционным органом, получившим популярное название Семья.Ключевую роль в Семье играл Валентин Юмашев.

Выбор редакции
24 мая, 14:31

М.Кожухов о В.Юмашеве и В.Путине

  • 0

Часть 53 в цикле свидетельских показаний в рамках серии публикаций «Почему и как они придумали Путина»Вопрос: Сколько вы были пресс-секретарем премьер-министра Путина?М.Кожухов: ...Все началось в конце октября – начале ноября... [1999 года. – А.И.] И формально я отвечал за Белый Дом до весны [2000 года. – А.И.].Вопрос: Вообще как вы туда попали? Кто вам предложил эту работу?М.Кожухов: Мне предложил товарищ по «Комсомолке» Юмашев. Совершенно неожиданно для меня.Вопрос: Как мотивировал? Или как объяснил – почему вы?М.Кожухов: Он сказал, что, по его представлениям, я – государственник, и вообще «афганец», и правильный человек. Что я это сделаю лучше всех. Я думаю, что он ошибался...Вопрос: Юмашев в тот момент был главой администрации?М.Кожухов: Уже нет. Серым кардиналом......Вообще с фамилией «Юмашев» связано почти все значимое, что происходило в тот период. Не с фамилией – с этим человеком. Назначение преемников. Отправление этих преемников за кулисы. Потом ставка на другого. Это был в значительной степени друг нашей юности и секретарь комсомольской организации «Комсомолки». Валька Юмашев...Такая русская история... Волею случая человек возносится к вершинам власти... И даже, изначально не планируя ничего плохого, просто в силу неподготовленности своей начинает передвигать фигуры на доске. Это плохо заканчивается...https://www.youtube.com/watch?v=RDE0zLqOL28&feature=youtu.be

19 мая, 20:49

Мы оказались не готовы к подлости "перестройщиков" – жуликов, воров и бандитов

Мы оказались не готовы к подлости "перестройщиков" – жуликов, воров и бандитов Слишком далеко залетели в будущее, были "гостями из будущего" на этой планете. Жили светлым и высоким, и думали, что это навечно, решали и планировали грандиозные задачи, и не думали, что скотское мрачное мракобесное бесчеловечное животное прошлое, крепостническая власть тьмы – вот оно рядом, оно уже готово всё разрушить, и нет задачи важнее, чем вновь, как в 1917, как в Гражданскую, как в Великую Отечественную войну всеми силами от него отбиваться, стать на защиту СССР, великих завоеваний советского народа.Чем дальше время уносит советское прошлое – тем яснее понимаешь и чувствуешь, как много мы потеряли, и как омерзительно настоящее, построенное жуликами, ворами и бандитвами 1990-х и "стабилизированное" нынешним нацлидером-хоккеистом, летуном с журавлями, ныряльщиком за кувшинами с джиннами, но никогда не замеченным с умной книгой в руке и с умной оригинальной мыслью. И освященное ныне гундяевской церковью.Вот бы построить Дворец пионеров на месте запланированной ебуржанскими властями очередной церкви-гундяйки, Гундяй-центра для свердловчан, ныне переименованных "ебуржанами" в Свердловске! А нацлидер оказывается в свое время положительно отнесся (если верить православному олигарху, автору этого проекта) даже к проекту постройки церкви-гундяйки на Красной площади на месте Мавзолея Ленина! Президенту России В.В. Путину от руководителя Русского Культурно-Просветительного Фонда имени Святого Василия ВеликогоВ.В. Бойко-ВеликогоУважаемый Владимир Владимирович!В день открытия выставки в Манеже, посвященной 300-летию дома Романовых, 4 ноября 2013 года, я предложил Вам построить на месте мавзолея на Красной площади храм в честь Пресвятой Богородицы. Вы ответили, что мысль интересная, стоит подумать. Мы тоже решили подумать. и детализировать наше предложение. Прилагаем к настоящему письму эскизный проект храма в честь иконы Божьей Матери Державной на месте мавзолея. <…>Надеюсь, что создание этого храма станет одной из тех духовных скреп, о которых вы говорили <…>Более подробно наши предложения изложены в пояснительной записке к эскизному проекту храма в честь иконы Божьей Матери Державной.<…>Пояснительная записка к проекту храма в честь иконыБожьей Матери ДержавнаяКрасная площадь Москвы в XX веке стала главной площадью России <…>До XX века основные военные парады и смотры проходили и на Соборной площади Кремля, и на Красной площади, и на Марсовом поле, и на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге.В ХХ веке именно Красная площадь стала площадью главных торжественных парадов и демонстраций. В ноябре 1941 года именно по ней торжественным маршем прошли защитники Москвы, направлявшиеся прямо на фронт, и именно здесь в июле 1945 года состоялся парад в честь Победы над фашистской Германией. Традиционно по Красной площади в годовщины великой Победы торжественным парадом проходят наши вооруженные силы – гордость России.Весь Кремль и Китай-город заполнены зданиями традиционно русской архитектуры, начиная с древнейших соборов, построенных еще в XIV-XV веках и заканчивая зданиями в русском (неорусском) стиле XIX-XX веков: таковы Исторический музей, Верхние и Средние торговые ряды и другие здания.В конце XX века был воссоздан прежде разрушенный храм в честь Казанской иконы Божией Матери, построенный на месте сражения за освобождение Москвы от иноземцев, состоявшегося 22 октября (4 ноября) 1612 год и завершившегося исторической победой второго ополчения Минина и Пожарского, духовной святыней которого была чудотворная Казанская Икона Божией Матери. Восстановлены расположенные у входа на Красную площадь Иверские ворота и часовня, посвященные Иверской иконе Божьей Матери (Вратарнице).Полностью выбивается из архитектурного ансамбля Красной площади как художественно, так и идеологически так называемый мавзолей ленина. Он построен в 1924-30 годах в стиле зиккуратов языческой Месопотамии или языческих ступенчатых египетских пирамид. В настоящее время его даже нельзя в полной мере назвать могильным захоронением: мавзолей является действующей лабораторией, в которой ставятся эксперименты по сохранению тела ленина. Раз в полтора года его останки извлекаются и вывозятся для химической обработки в специализированном НИИ, определенные манипуляции с останками производятся и внутри здания, которое поэтому не является традиционным мавзолеем, то есть местом захоронения, упокоения, принятым в известных мусульманской, буддистской, древнеегипетской и других культурах, а являет собой некий символ языческого черного шаманизма.С падением богоборческой коммунистической идеологии в 1991 году руководители Российского государства: президент, премьер-министр, члены правительства демонстративно перестали использовать трибуну мавзолея для принятия парадов российских войск и приветствия народных демонстраций, тем самым подчеркивая отказ от коммунистической идеологии. Однако какой-либо иной трибуны на Красной площади за прошедшие 23 года не появилось, президент, премьер-министр и другие руководители России приветствуют войска, стоя на невысоких возвышениях вблизи мавзолея и находясь между символом коммунистической неоязыческой идеологии, коим является мавзолей, и традиционными русскими православными храмами и часовнями.Мавзолей ленина, в коммунистические времена фактически являвшийся символом богоборческой «антирелигии», в настоящее время уже не является местом поклонения или даже повышенного внимания, как это было в 1960-80-х годах, когда здесь проходила торжественная смена кремлевского караула. Сейчас это красивое действо проходит у могилы Неизвестного солдата. Мавзолей ленина в наши дни является для приезжающих в Москву туристов неким архитектурным и культурным курьезом, кунсткамерой, вызывает лишь нездоровый интерес и создает совершенно неправильное представление о русском народе как о народе, сочетающем традиции и приверженность странным коммунистическим культам. Совершенно очевидно, что в самое ближайшее время эта двойственность должна быть и будет устранена, а останки ленина будут перезахоронены. Перезахоронение останков ленина не должно быть произведено в православном храме, так как он и его близкие публично отвергали Бога. Перезахоронение останков В.Ульянова после кремации (которую он предпочитал) может быть совершено на Волковом кладбище в Санкт-Петербурге, где захоронена его мать. Однако даже после перезахоронения и освобождения от останков и лаборатории мавзолей не потеряет своего богоборческого, античеловеческого символического значения, заложенного в него при проектировании и строительстве.Сегодня, в дни, когда Россия обретает свои исторические корни, ищет духовные основания и скрепы для возрождения крепкого и могучего централизованного государства, объединения с другими государствами, где живут русские люди, фактически, восстановления целостности Великой России, как никогда важно восстановить символическое значение главной площади страны, полностью отказавшись от богоборческой идеологии, самой по себе не принесшей России никаких успехов в XX веке, когда всеми успехами наша страна была обязана лишь приверженностью своих граждан традиционным ценностям, любовью к Родине и верностью ей.Шагом к символическому воскрешению России стало открытие на Спасской и Никольских башнях Кремля замурованных и считавшихся утраченными икон Спасителя и Святителя Николая Чудотворца. Открытие этих икон, воссоздание икон над входами в Верхние торговые ряды буквально преобразило площадь. Полное восстановление символического единства ансамбля Красной площади необходимо ради светлого будущего России.Предлагается построить на месте мавзолея православный храм в честь Державной иконы Божьей Матери.Эта икона была обретена в день свержения Императора Николая II с прародительского престола, 2 марта 1917 года (по нынешнему стилю – 15 марта). Обретена она была чудесным образом в селе Коломенском, в Царском храме Воскресения Христова, построенном в честь рождения в 1530 году сына Великого Князя Василия Иоанновича, будущего первого русского Царя Иоанна Васильевича Грозного. Крестьянка из слободы Перерва Евдокия Адрианова в феврале 1917 года несколько раз видела во сне белый Вознесенский храм и Божию Матерь, указывавшую ей на то, что должно найти в селе Коломенском большую черную икону, «сделать красной» и начать молиться пред ней. Настоятель Вознесенского храма, к которому обратилась крестьянка, действительно обнаружил в подклете виденную Евдокией во сне икону, на которой Пресвятая Богородица была изображена восседающей на Царском троне, в Царской короне, с Царскими скипетром и державой в руках. В самое ближайшее время после обретения народное почитание этой иконы распространилось по окружающим селам, а затем в Москве, было написано множество списков, при участии святого Патриарха Тихона были составлены акафист и служба этой иконе. Русский православный народ воспринял чудесное обретение этой иконы как символ того, что сама Божия Матерь после незаконного свержения Государя Императора с прародительского престола явилась покровительницей России и приняла в Свои руки Царские регалии и Царское служение.Празднование в честь Державной иконы Божией матери совершается 15 марта (по новому стилю). В 1990-м году икона торжественно вернулась в село Коломенское, к месту обретения. Как было выяснено, в свое время эта икона являлась частью иконостаса Вознесенского храма Вознесенского женского монастыря Московского Кремля, откуда впоследствии была перенесена в Вознесенский храм Царской вотчины в Коломенском. Этот образ является мощным духовным символом передачи преемственности от древней Великой России к России нынешней, поэтому имеет глубокий смысл то, что именно в честь Державной иконы Божией Матери должен стоять храм у стен Кремля, на Красной площади, в сердце столицы России, рядом с местом, где ранее располагался Вознесенский женский монастырь.Предложенный проект по строительству храма соответствует канонам Русской Православной Церкви, имеет трехшатровое завершение, символизирующее Святую Троицу. На западном шатровом завершении устроена колокольня. По своим очертаниям шатровые завершения перекликаются с таким же шатровым завершением Храма Вознесения Христова в селе Коломенском, где была обретена эта икона, и шатровыми завершениями и Собора Покрова Пресвятой Богородицы.Храм по православной традиции обращен алтарем на восток, поэтому расположен под небольшим углом к Кремлевской стене. Храм расположен на стилобате и окружен галереей, которая может служить трибуной для руководителей Российского государства: президента, премьер-министра, членов правительства, в то время, когда они принимают парады войск либо приветствуют торжественные мероприятия, проходящие на Красной площади.Проходить в храм и на галерею вокруг него члены правительства смогут по существующему подземному ходу из Кремля, поднимаясь по лестнице в притвор храма, а затем либо по галерее, либо через храм подходя к трибуне.Строительство православного храма на месте мавзолея станет значимым свидетельством полного отказа от богоборческой идеологии, возврата к христианским ценностям, принятым и признающимся большинством народов мира, и фактически на протяжении тысячелетия и поныне являющимся господствующей идеологией в России, на Украине, в Белоруссии, то есть на территории государств русского народа: великорусского, малороссийского, белорусского.За десятилетия богоборчества исторический облик Кремля значительно изменился. В 1929 году были разрушены древние Вознесенский и Чудов монастырь, располагавшиеся на территории Кремля неподалеку от Спасской башни, то есть фактически рядом с проектируемым храмом в честь иконы Божией Матери Державной. Восстановить их в настоящее время не представляется возможным, однако в цокольном этаже проектируемого комплекса можно разместить храм в честь иконы Божьей Матери взыскание погибших и разместить в этом храме реликвии, сохранившиеся от этих монастырей, а в притворе этого храма разместить фотографии, картины, касающиеся истории этих монастырей. Это станет символом возрождения поруганных святынь, символом обновления тысячелетних духовных скреп нашего российского общества.<…>Храм в честь иконы Божьей Матери Державная в точности занимает место мавзолея и не затрагивает каких-либо захоронений, расположенных вблизи него.Храм рассчитан примерно на 800 человек.http://www.vozvr.ru/tabid/248/ArticleId/2624/.aspx https://yurayakunin.livejournal.com/12081899.htmlС Днем рождения Пионерии – 19 мая!Перейти к оглавлению блога

18 мая, 20:54

Поэт Анатолий Найман - об особенности сталинского и путинского режимов

Анатолий Генрихович Найман (род. 1936) — русский поэт, переводчик, эссеист, прозаик, мемуарист. Найман никогда не был членом СП СССР. Член французского ПЕН-клуба с 1989 года. В 1959 году познакомился с Анной Ахматовой. С 1963 года — её соавтор по переводам Леопарди и литературный секретарь. Книга Наймана Рассказы о Анне Ахматовой (1989) стала событием позднесоветского времени. Ниже размещен фрагмент из книги Анатолия Наймана "«Еврейское слово»: колонки" (М.: АСТ, 2017).Я жил при шести режимах: Сталина; Хрущева; Брежнева; Горбачева; Ельцина; Путина. (Андропова и Черненко отбрасываем как невыразительные). Сталинский был, если не разводить турусы на колесах, беспримесно злодейский. Но затем власть – не знаю, как сказать: пришла, привела себя – в более пристойный, пусть хотя бы внешне, вид. Смыла с рук, что там у нее было на руках, подпилила клыки, когти. Не из благих намерений, а и над кем властвовать стало не хватать, и у самой уже тех сил не было. Распускаться, само собой, не давала, но, так сказать, необходимые ограничения на себя ввела.Сталинская власть была власть-насилие. Цветущее, роскошное, беспредельное. Выведенное почти в область мистики: не виноват – ищи себе вину. Разработанное с шиком, как религия: ради будущего блаженства и ради сегодняшнего счастья – которое если не видишь, то вот тебе и вина.Хрущевская была власть-угроза и потому власть-каприз. Что-то вроде «булыжник – оружие пролетариата». Есть камень, но нет улицы, чтобы им мостить, – значит, замахнуться. Есть ракета, но, если по-честному, нет реальной цели – значит, возить ее до Кубы и обратно.Брежневская – власть-начальство. Галерея лиц, вывешенных по городам на праздник. «Не надо нарушать». «Саша, Дубчек, как ты мог?! Мы же соцлагерь!» Никита по Венгрии стрелял потому, что а как не стрелять, – Леонид Ильич по Праге потому, что должен быть порядок. Отсюда, работа власти, почти целиком направленная на обеспечение самое себя собою.Власть Горбачева была демонстрацией своих размеров: сколько она может себя лишиться, продолжая оставаться властью. Нечто абсолютно новое. Неввод армии в Польшу, уход из Афгана, возвращение Сахарова… Освобождение политзаключенных, потеря Прибалтики (конечно, монтировкой отмахнулись, но ведь рефлекторно и ведь только до первой кровянки)… Оказалось, что власти полно: до бесконечности и все еще имеется.Ельцинская была единственная, учитывающая свободу как непреложную свою компоненту. Не уступающая ее гражданам вынужденно или по желанию, а заинтересованная в ней для собственной крепости. И крепости не накачанных мышц, а нормально здоровых и нормально сильных от обыденных нагрузок вроде прогулки и дачной грядки.Путинская – власть как власть. Претензия к ней одна: за образец политического и морального курса, ума, вообще всех установок и качеств, взяты те, что были выбраны и воспитаны в кабинетах и коридорах КГБ. То есть хочешь не хочешь ориентированные на насилие. В этом смысле психологически, а отчасти и метафизически, нынешний режим на тех же инструментах, что и сталинский, играет звонче, чем четыре предшествующие. Он не способен принять вызов Ходорковского, как принял американский президент вызов Рокфеллера: вступая в борьбу, но не сажая для достижения победы в железную клетку. Если он приструнивает кого-то, то непременно показывает, что приструненные унижены и напуганы (групповой портрет олигархов, согнанных за овальный стол), а он – тот, кто унижает и пугает. Уважительно, как какие-нибудь не менее властные Черчилль или Де Голль, он не умеет.Насилие – как постоянное устрашение и как практика – было объединяющим стержнем всех этих режимов. В плане личном их объединяет еще то, что конкретный человек умудряется жить как бы вне их. С начала мая по конец сентября – считай, вообще по своему усмотрению. При удобном случае сматывается из города, копается в земле, ходит по ягоды, топит баньку. Телевизор сам по себе, народ сам по себе. Это наводит на мысль, что так можно прожить и с конца сентября до начала мая. Прожить судьбу не навязываемую, а собственную – родную, единственную, не имеющую шансов повториться.Интересы власти могут быть самые разные, от шкурнических до идейных. Цель – одна: она сама, власть ради власти. И метод – все равно, через насилие или через демагогию и отдает она себе в том отчет или нет – один: отчуждение человека от судьбы. Но мы не космические орлы, не воры в законе, не головы на экране, на которых нас призывают равняться. Мы жильцы домов, едоки за столом, уличные прохожие, огородники, счетоводы. Мы восторгаемся или ужасаемся новостям реальным. Свадьбе, разводу, чьему-то рождению, болезни, удару по мячу, августовскому грибному буму. Только из этого, из того, как мы это проживаем, как переживаем, что обо всем этом думаем, и складывается наша судьба. Лишь это нас до самой смерти волнует, лишь этим мы перед немыслимым фактом нашего рождения отвечаем, лишь эту тайну разгадываем… А Дума – ну совсем чужая нам территория. Мне, во всяком случае.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
17 мая, 21:41

«Заговор Примакова-Зюганова» (часть 52)

  • 0

Еще один материал свидетельских показаний в рамках цикла публикаций «Почему и как они придумали Путина» (часть 52).Заговор против Кремля: Россия могла стать совсем другойПримакову предлагали свергнуть Ельцина20 лет назад самым популярным политиком был Евгений Примаков – глава первого и последнего в России правительства, поддержанного и в значительной мере сформированного оппозицией. За что и поплатился. О драматичных событиях мая 1999 года – отставке кабинета Примакова и попытке импичмента Ельцину – стоит вспомнить хотя бы затем, чтобы ощутить, какой путь прошла страна за минувшие два десятилетия."Слушается вопрос о выдвижении обвинения против президента Российской Федерации..." Если бы эти слова прозвучали сегодня, произнесшего их посчитали бы либо сумасшедшим, либо, чего доброго, экстремистом. Но 20 лет назад в отсутствии ума, совести и почтения к закону куда чаще упрекали сторонников президента.Отставка"12 мая 1999 года я приехал к назначенному времени к президенту на очередной доклад, зашел в его кремлевский кабинет. Как всегда, приветливо поздоровались, – вспоминал этот без преувеличения судьбоносный для страны день Евгений Примаков в своих мемуарах. – Как только вышли журналисты, президент сказал: "Вы выполнили свою роль, теперь, очевидно, нужно будет вам уйти в отставку. Облегчите эту задачу, напишите заявление об уходе с указанием любой причины".Примаков облегчать никому ничего не хотел и писать заявление "по собственному" отказался. Заявив при этом, что Ельцин вправе его уволить, но совершает "большую ошибку": "Страна вышла из кризиса, порожденного решениями 17 августа, преодолена кульминационная точка спада в экономике, начался подъем,... люди верят в правительство и его политику..."Однако по мнению, утвердившемуся в президентской команде, ошибкой было бы, напротив, промедлить с отставкой. "Рейтинг Примакова, развернувшего свой самолет над Атлантикой, стал расти как снежный ком, – вспоминает Глеб Павловский, занимавший с 1996-го по 2011 год должность советника руководителя Администрации Президента. – Еще месяц, и поддержка Примакова достигла бы таких цифр, когда вопрос, кому быть следующим президентом, был бы предрешен".Усиление Примакова грозило сорвать операцию "Преемник", которая тогда вплотную подошла к стадии практической реализации. К началу мая 1999 года в ельцинском окружении уже было известно имя будущего президентского сменщика – директор ФСБ Владимир Путин.Примаков на эту роль не подходил. "При всей своей честности, порядочности, даже верности президенту Примаков категорически не мог быть тем премьером, который будет бороться за президентство в 2000 году, – объяснял Ельцин в своей книге "Президентский марафон", написанной после ухода в отставку. – В этой роли России нужен был, по моей оценке, человек совсем другого склада ума, другого поколения, другой ментальности. Вольно или невольно, но Примаков в свой политический спектр собирал слишком много красного цвета".Именно действиями "красных", думских левых, президент объясняет то, что отставка Примакова произошла, по его выражению, "довольно резко и быстро". Прежде всего – инициированной коммунистами и их союзниками процедурой отрешения президента от должности. Начало рассмотрения нижней палатой обвинений, выдвинутых против президента, было запланировано на 13 мая.Значительная часть команды Ельцина предлагала подождать с отставкой премьера, аргументируя тем, что после нее импичмент будет неизбежен: левые, мол, захотят взять реванш за крушение поддерживаемого ими примаковского правительства. Но в итоге возобладала иная точка зрения.Сам Ельцин так описывал логику этого решения: "Резкий, неожиданный, агрессивный ход всегда сбивает с ног, обезоруживает противника. Тем более если выглядит он абсолютно нелогично, непредсказуемо. В этом я не раз убеждался на протяжении всей своей президентской биографии. Занимать выжидательную позицию было опасно не только в психологическом плане. Если бы... была начата процедура отстранения от должности, в этом неопределенном состоянии мне было бы уже гораздо сложнее снимать Примакова". И расчет в итоге полностью оправдался.... Ельцин повторил просьбу написать заявление, Примаков вновь ответил отказом. После этого в кабинет вошел глава президентской администрации Александр Волошин с заготовленным указом об отставке. "Как у вас с транспортом?" – вдруг спросил меня Борис Николаевич, – вспоминал Примаков. – Ответил на столь неожиданный вопрос, что для меня это не проблема. Могу ездить на такси. Чувствовалось, что Ельцин переживал происходившее. Ему было явно не по себе".В какой-то момент лицо президента исказила гримаса боли, он схватился за сердце. В кабинет были вызваны врачи. Примаков хотел было удалиться, но Ельцин удержал его. "После медицинской помощи он почувствовал себя явно легче, – рассказывал Евгений Максимович, – встал, сказал: "Давайте останемся друзьями" – и обнял меня..."На фоне претензий, высказанных позднее экс-президентом в адрес экс-премьера, эти нежности выглядят довольно странно. В своей книге Ельцин прямо обвинил Примакова в переходе на другую сторону политических баррикад: "Евгений Максимович консолидировал вокруг себя антирыночные, антилиберальные силы... Загонял и себя, и всех нас в тупик... Был вполне способен объединить ту часть политиков, которые мечтали о новой изоляции России... Консультации Примакова с руководством КПРФ... стали практически постоянными".Тем не менее Ельцин называет случившее 12 мая 1999 года "самой достойной", "самой мужественной отставкой" из всех, которые он видел. А Примакова – "сильным премьером", "масштабной, крупной фигурой", к которой он относится с большим уважением. И это не лицемерие, не дежурный политес. У Ельцина действительно были причины относиться с благодарностью к Примакову, к тому, как он воспринял свое увольнение. Правда, ни в мемуарах первого президента России, ни в воспоминаниях Примакова об этом не сказано ни слова.ЗаговорПодоплеку прощальной сцены раскрывает беседа автора этих строк с лидером КПРФ, состоявшаяся примерно через два месяца после описываемых событий, в июле 1999-го. Геннадий Зюганов рассказал тогда, что лидеры парламентской оппозиции – он, Зюганов, руководитель фракции КПРФ, руководитель депутатской группы "Народовластие" Николай Рыжков и глава Аграрной депутатской группы Николай Харитонов, – встречались с Примаковым и его заместителями в Белом доме накануне отставки. Разговор в премьерском кабинете продолжался около двух часов.Участникам встречи было уже известно о том, что Ельцин принял решение сместить Примакова, что отставка состоится на следующий день. И думцы призвали премьера не подчиниться президентскому указу. "У Примакова была редкая возможность, – бередил Геннадий Андреевич еще не зажившую рану. – Мы просили рассмотреть сложившуюся ситуацию на совместном заседании Федерального Собрания и правительства..."На мое замечание, что неповиновение не осталось бы без реакции президента, у которого как у Верховного главнокомандующего был такой серьезный ресурс, как силовые структуры, лидер коммунистов ответил так: "Если бы законодатели и правительство обратились ко всем силовым ведомствам с призывом соблюдать спокойствие и не поддаваться на провокации, уверяю вас: ни один солдат, ни один генерал не выступил бы против законного правительства, поддержанного народом".Одновременно предполагалось запустить процесс перекройки Основного закона. Фактически речь шла о превращении страны в парламентскую республику. "Тогда была реальная возможность рассмотреть 15 поправок в Конституцию и перераспределить полномочия, – уверял Зюганов. – Была стопроцентная возможность поставить министров под контроль двух палат и не позволять чубайсам и абрамовичам формировать новый состав правительства".О судьбе самого Ельцина ничего конкретного сказано не было. Но она отчетливо просматривалась из контекста. Учитывая характер первого президента России, которому совсем не свойственно было смиренно относиться к ударам рока, дело вряд ли могло обойтись без ареста. Как минимум – домашнего. Ну а там подоспели бы и формальности: не трудно догадаться, каким был бы исход процедуры импичмента при таком развитии событий. Ясно и то, что было бы после отрешения от должности: поскольку президент обвинялся в тяжких уголовных преступлениях, ему светила как минимум скамья подсудимых, а, возможно, и тюремный срок. Если бы, конечно, победители не смилостивились и не амнистировали поверженного противника.Короче говоря, Примакову был, по сути, предложен план государственного переворота. С такой терминологией Геннадий Андреевич был, понятно, категорически не согласен: мол, "все было бы в рамках Конституции". Однако не убедил в этом ни вашего покорного слугу, ни, судя по всему, что несравнимо более важно, – Примакова.Премьеру и его замам, "не хватило мужества", сокрушался председатель ЦК КПРФ: "Мы пригласили их в Думу, но они не появились. А затем не появились и в Совете Федерации... Правительство Примакова поддерживало более 60 процентов граждан. Оно могло опереться на эту поддержку, но упустило исторический шанс кардинально оздоровить обстановку".Нерешительностью Примакова Зюганов объяснил и невыполнение данного еще зимой обещания – вывести людей на улицы, если Кремль посмеет тронуть "правительство народного доверия": "Когда он сказал, что уходит в связи с тем, что этого требует Ельцин, ситуация в этом отношении поменялась кардинально. Звать людей на улицы, когда сами отставляемые не делают шага навстречу Думе, смысла нет".По словам Глеба Павловского, в Кремле были прекрасно осведомлены о содержании переговоров между Примаковым и думскими левыми. В том числе – о самых последних, состоявшихся перед отставкой. Если так, то становится понятно, почему у президента прихватило сердце во время прощальной встречи с премьером. И почему он обнял его в конце рандеву. Полной уверенности в том, что Примаков не последует рекомендациям своих думских партнеров, на момент начала этого разговора у Ельцина, похоже, не было.ИмпичментЧто было дальше – хорошо известно: последняя надежда левой оппозиции вернуть себе политическую инициативу, попытка отрешить президента от должности, также полностью провалилась. Причем уже на самом первом этапе. "Дело Ельцина" рассматривалось нижней палатой в течение трех дней – 13, 14, 15 мая. В первый день представлялось обвинение, второй был посвящен прениям, на третий состоялось голосование.Из пяти пунктов обвинения – "разрушение Советского Союза и ослаблении Российской Федерации путем подготовки, заключения и реализации Беловежских соглашений", "совершение в сентябре 1993 года государственного переворота", "развязывании и проведении военных действий на территории Чеченской Республики", "ослабление обороноспособности и безопасности Российской Федерации" и "совершении действий, приведших к геноциду российского народа" – больше всего голосов набрал третий, чеченский. 283. Но для запуска импичмента требовалось минимум 300.Впрочем, даже если бы у инициаторов получилось дать старт процедуре, шансы на то, что она доберется до финиша, были, мягко говоря, не стопроцентными. Требовалось пройти еще несколько уровней. Согласно Конституции, выдвинутое Госдумой обвинение должно быть подтверждено Верховным судом, а суду Конституционному надлежит убедиться в соблюдении установленного порядка выдвижения. В случае успешного преодоления судебных терний дело попадает в руки Совета Федерации, который и выносит окончательный вердикт.Но Ельцин прав: если бы коммунистам удалось завести, просто завести, этот механизм, и без того не слишком мощные позиции президента были бы серьезно подорваны. Вдобавок Дума получила бы иммунитет от роспуска: согласно Конституции, нижняя палата "не может быть распущена с момента выдвижения ею обвинения против Президента... до принятия соответствующего решения Советом Федерации".Словом, игра стоила свеч. Как для одной, так и для другой стороны. Правда, о характере и размере свечек, задействованных президентской командой – каким образом ей удалось лишить сторонников импичмента конституционного большинства, – в учебниках истории ничего не пишут. Не исключено, что определенное деморализующее влияние на колеблющихся оказала и отставка Примакова. Однако участники и очевидцы событий в один голос утверждают, что главным было не это.Решающую роль сыграла работа, проведенная представителями ельцинской администрации среди неустойчивой части думской оппозиции. О том, в чем именно заключалась "обработка", точных данных нет. Лишь слухи. И по этим слухам, аргументы были не только моральными, идейными, но и куда более простыми и доходчивыми.Оппозиционная пресса писала в те дни со ссылкой осведомленные источники о существовании трех "такс": проголосовать против всех пунктов обвинения стоило 50 тысяч долларов, не брать бюллетень – 30 тысяч "зеленых", проголосовать за один из пунктов, кроме Чечни, – 15 тысяч. Эти сведения, понятно, нельзя считать абсолютно достоверными, однако в разряд заслуживающих внимания они как минимум попадают. В общем, вопрос, как говорится, еще ждет своих исследователей.Но это, пожалуй, последняя загадка, остающаяся в этой истории. Итоги ее ясны и понятны. Ельцин вышел победителем из сражения, но войну проиграл. Это была его последняя победа. Уже через семь месяцев он вынужден был сойти со сцены истории и превратиться в зрителя, беспомощно взиравшего на то, как корежат, "зачищают", охолащивают созданную им политическую систему. Парадокс, но высшей точкой ее демократического развития остается едва не погубившая отца-основателя попытка импичмента.К триумфаторам, однако, не отнесешь и оппонентов Ельцина: и Дума вскоре перестала быть "красной", и планы Примакова по возвращению в большую политику потерпели крах. Тем не менее ничьей это назвать нельзя. Бенефициар очевиден: взаимоуничтожение политических тяжеловесов эпохи "лихих девяностых" расчистило дорогу к власти Владимиру Путину и его команде. Началась другая эпоха.Прямая речьГлеб Павловский, глава Фонда эффективной политики, советник руководителя Администрации Президента в 1996-2011 годах:- К угрозе импичмента в Кремле относились очень серьезно. Тем более, что возникло сочетание, синхронизация нескольких угроз – проект импичмента, давление генпрокурора Скуратова, давление премьера Примакова, ощущавшееся все сильнее... По отдельности все эти проблемы были решаемы, но вместе представляли собой очень большую опасность. Эти угрозы старались разъединить – в этом и состояла тактика Кремля.Против Ельцина действовало несколько коалиций, с разными составами и с различными интересами. Скажем, "Яблоко" по некоторым вопросам находилось в одной коалиции с коммунистами. Но Явлинский, естественно, не мог быть солидарен с Примаковым. Задача была – разъединить "Яблоко" и коммунистов. Что и было сделано. С депутатами в Думе работал тогда Владислав Сурков, и, считаю, очень хорошо справился с этой задачей.В дискуссии, когда следует отправлять Примакова в отставку, до или после начала процедуры импичмента, я однозначно занимал первую позицию: считал, что сделать это надо как можно раньше. Поэтому всячески торопил администрацию, посылал письма на эту тему. В моем личном отношении к Примакову не было ни малейшей враждебности, но моей задачей было усиление Ельцина. Тема импичмента возникла только потому, что Ельцин казался слабым. Надо было вернуть Ельцину значение центра силы, а в той ситуации это было невозможно без отставки Примакова.Смещение Примакова было ближайшей главной задачей. Она встала перед нами во весь рост уже в марте 1999-го, когда руководителем Администрации Президента был назначен Александр Волошин. Задача была очень сложной и опасной. Представление о настроениях, которые тогда царили в обществе, дает мой разговор с моим другом Арсением Рогинским, руководителем "Мемориала", состоявшийся где-то в конце апреля. Когда я сказал, что Примаков вот-вот будет отправлен в отставку, Арсений изумленно воскликнул: "Вы с ума сошли, это же самый популярный человек в стране!"Но мы уже имели похожий опыт с Александром Ивановичем Лебедем. В сентябре 1996-го он тоже был самым популярным человеком в стране, но после смещения популярность быстро выветрилась.У Ельцина не было тогда позитивной политической силы, достаточной для продвижения политического курса. Он мог проявлять силу только одним способом – ликвидируя силу других, сокрушая конкурирующие политические фигуры. И сокрушение Примакова частично вернуло ему значение центра силы. После этого было уже проще договориться с депутатами о том, чтобы опрокинуть импичмент.Мы знали о том, что думские левые уговаривают Примакова не подчиниться Ельцину, не уходить в отставку и фактически взять на себя управление страной. Их было довольно много, таких бесед. Собственно говоря, свои позиции в глазах Ельцина Примаков подрывал в том числе и участием в подобных переговорах.Не известно, что было бы, если бы Примаков дал себя уговорить. Но зачем гадать? Мы знаем, что Примаков на это не пошел. И, думаю, не мог пойти. Речь шла о путче, а для Примакова это было немыслимо. Он не собирался рисковать государством. В этом смысле он был ближе к Ельцину, чем к коммунистам. Кстати, путинская государственная философия вначале, несомненно, была модификацией философии Примакова.Что касается активно циркулировавших тогда слухов о том, что Кремль в качестве плана "Б" может пойти на роспуск Думы и запрет компартии, то могу заверить, что такой вариант нами даже не рассматривался. Задача проекта "Преемник" состояла именно в том, чтобы выиграть выборы, не трогая Конституции. И не просто выиграть, а выиграть с хорошим счетом.Не исключаю, впрочем, что-то из президентской команды намеренно распускал такие слухи, чтобы держать наших противников в напряжении. Миф о том, что Ельцин будет всеми силами держаться за власть и готов ради этого на отмену выборов, был на самом деле преимуществом Кремля. Наши противники так верили в это, что проморгали усиление Путина.При всей серьезности угрозы Ельцину со стороны думских левых не она предопределила то, что потом стали называть операцией "Преемник". Этот план реализовывался еще с конца 1996 года. Причем достаточно открыто. В 1997 году Ельциным было очень ясно определено, что его кандидатом на президентский пост будет Борис Немцов.Правительство было реформировано тогда именно под эту задачу. И если бы не война медийных олигархов, прежде всего Березовского и Гусинского, с правительством, то, думаю, Немцов был бы выдвинут. Но олигархи решили, что Немцов для них опасен, и начали кампанию, которую в конечном счете с треском проиграли.Однако и после выпадения Немцова из списка кандидатов в преемники речь о преемнике-силовике долгое время не шла. Ситуация изменилась лишь после дефолта 1998 года – именно тогда Ельцин решил, что полагаться на интеллигенцию опасно.Заметьте, кстати, что центральной темой обвинений против Ельцина были события 1993 года. Хотя ничто не мешало коммунистам поднять эту тему раньше. То есть не угроза импичмента стала причиной операции "Преемник", а как раз наоборот: проект импичмента явился ответом оппонентов Ельцина на этот план, попыткой торпедировать его.Николай Харитонов, член президиума ЦК КПРФ, депутат Госдумы всех созывов, в 1995-1999 годах руководитель Аграрной депутатской группы:- Конечно, мы были разочарованы результатами голосования. Надеялись, что как минимум по одному пункту обвинения - развязывание войны в Чечне – наберем необходимые 300 голосов. Ведь вся страна была тогда недовольна Ельциным. Мы, конечно, прикидывали заранее, и, по нашим расчетам, голосов вполне хватало. Даже с лихвой. Но в "Яблоке" не все проголосовали за по чеченскому вопросу. Так называемые независимые депутаты тоже дали меньше голосов, чем мы рассчитывали.Мне известно, какие механизмы влияния на депутатов задействовала в эти дни администрация президента. Но говорить о них не буду: не пойман – не вор. Скажу только, что работали и через регионы, и индивидуально. Использовали и административный ресурс, и иные, скажем так, способы мотивации.Особенно "ярко" проявил себя тогда Жириновский. Помню, он стоял около урны и контролировал, чтобы никто из его фракции не проголосовал, не дай бог, за отрешение Ельцина. А когда один депутат от ЛДПР все-таки поддержал импичмент, они были готовы прямо-таки растерзать его.Не думаю, что отставка Примакова оказала какое-то влияние на процедуру импичмента. Кого-то, возможно, она действительно деморализовала, но основным фактором воздействия на депутатов со стороны Кремля был все-таки, так сказать, мотивирующий.Если же говорить о самой отставке, то она не стала для нас неожиданностью. Рейтинг Примакова был намного выше, чем у Ельцина, и продолжал расти. Понятно было, что его скоро уберут. Иначе Примаков победил бы на любых выборах.Конечно же, мы активно поддерживали Примакова. По сути, его правительство оттащило страну от пропасти. Экономика задышала. Могу, кстати, сказать, что в тот период мы – я, лидер Агропромышленной группы, Николай Иванович Рыжков, "Народовластие", и Геннадий Андреевич Зюганов, КПРФ, – регулярно встречались с Примаковым. Каждые полтора-два месяца.Встречи проходили в Белом доме. Кроме Примакова, на них присутствовал Маслюков (на тот момент – первый заместитель председателя правительства. – "МК") и кто-то еще из правительства. Речь в первую очередь шла о координации усилий по восстановлению экономики – что делает правительство, что мы, Дума.Встречались мы и накануне отставки. Мы убеждали Примакова бросить вызов Ельцину, пойти на выборы президента. Гарантировали ему свою поддержку. Но Евгений Максимович, как известно, выбрал другой путь. Объединился потом с Лужковым... Ну да что теперь говорить, дело прошлое. Хотя как говорят в Англии, "у старых грехов длинные тени".Сергей Митрохин, член Федерального политкомитета партии "Яблоко", председатель партии в 2009-2015 годах, депутат Госдумы трех созывов:- Мы, фракция "Яблоко", считали Ельцина виновным по одному пункту – война в Чечне. По другим мы были против импичмента. Не считали, например, что Ельцин виновен в распаде Советского Союза. Я, кстати, тогда сам выступал по этому вопросу в Госдуме. И говорил, что тут, скорее, нужно винить коммунистов, которые заложили в Конституцию возможность свободного выхода республик из состава Союза. И совершили, кроме того, немало других действий, предопределивших развал СССР.Но что касается войны в Чечне, сомнений в виновности Ельцина у меня не было и нет. По этому пункту я и сейчас проголосовал бы точно так же, как тогда, – за импичмент.Повлияла ли как-то на процедуру импичмента отставка Примакова? Если кого-то она и обескуражила, то точно – не нас. Несмотря на то, что именно наша фракция предложила кандидатуру Примакова, мы очень критично относились к нему и его правительству. Ну а для коммунистов, которые держались за Примакова как за каменную скалу, отставка явилась еще одной причиной голосовать за отрешение президента от должности. Так что это скорее повысило вероятность импичмента, чем наоборот.Исход был не ясен до последнего, до объявления результатов голосования. Они меня, конечно, разочаровали. Но не удивили. Было известно, что администрация президента энергично обрабатывала депутатов. Очень активно, например, работал Котенков, представитель президента в парламенте. Как говорил сам Котенков, он тогда даже ночевал в Госдуме. Насколько интенсивной была работа. Если бы не эта массированная обработка, импичмент, думаю, вполне мог пройти.Как-то раз, кстати, это было где-то пару лет назад, мне довелось оказаться в одном эфире, в одной студии с Жириновским. Он стал за что-то ругать Ельцина. Я сказал тогда: "Чего вы, Владимир Вольфович, сегодня-то так раскричались? Где же раньше была ваша принципиальность? Вы же против импичмента голосовали". Он замолчал и больше уже ничего не говорил.Не могу категорично утверждать, но не исключаю, что обработке подверглись и некоторые неустойчивые депутаты нашей фракции. И проголосовали соответствующим образом. Ну, или не голосовали, что в той ситуации было равнозначно голосованию против. Были, впрочем, во фракции и убежденные противники импичмента, считавшие, что нельзя идти на поводу у коммунистов.Во фракции такое поведение, конечно, жестко осудили. Я и сегодня оцениваю это как предательство. Фракция приняла решение о солидарном голосовании, и они обязаны были подчиниться. Или, если не согласны, должны были выйти из фракции.Депутаты, не поддержавшие импичмент по разным в том числе, так сказать, не очень благовидным причинам, должны отдавать себе отчет в том, что именно благодаря им мы встали на тот путь, по которому развивается Россия в последние 20 лет. Если бы импичмент состоялся, история страны пошла бы по другому пути. Уверен, что по лучшему, более демократичному. К власти пришли бы другие люди.Андрей Камакин. Последняя победа первого президента"Московский комсомолец" №27969 от 13 мая 2019 г.https://www.mk.ru/politics/2019/05/10/zagovor-protiv-kremlya-rossiya-mogla-stat-sovsem-drugoy.html

11 мая, 03:10

"Валили, валили…" Сергей Доренко - об олигархических войнах 1990-х годов

Беседа журналиста Сергея Доренко и банкира Петра Авена. Текст приводится по изданию: Авен П. Время Березовского. - М.: Corpus, 2018.Сергей Леонидович Доренко (1959-2019) – российский журналист. С 1985 по 2000 г. работал на телевидении. Принимал активное участие в информационном и пропагандистском обеспечении выборов в Госдуму в 1999 г. и президентских выборов 2000 г. В 2000 г. со скандалом уволен с телевидения после выхода программы о гибели подводной лодки “Курск”. В последние годы работал главным редактором радио “Говорит Москва”.Сергей Александров / КоммерсантъАвен: В важнейших коллизиях 90-х годов, включая выборную кампанию 1996 года и потом известную борьбу с Лужковым и Примаковым, ты был на самом острие. Поэтому мое желание поговорить с тобой очень естественно. Начнем хронологически: когда ты познакомился с Борисом?Доренко: Познакомились мы сначала за кадром, то есть мы не виделись, но уже были знакомы заочно. Это имело принципиальное значение. В июне 1994 года на подъезде к клубу ЛогоВАЗа его взорвали. Он был весь в каком-то мясном фарше из тела собственного водителя, потому что водителя разорвало в клочья, часть лица у него была обожжена.А: Я был там, я приехал примерно через 15 минут после этого.Д: А я со съемочной группой приехал, может быть, через часа два, издеваться. И я был абсолютно в гневе.А: А почему издеваться?Д: Я скажу почему. Я тогда снимал программу “Подробности”, которая шла в 20:20, после “Вестей”. И я приехал туда с таким пафосом, что подонки богатеи – безусловно, бандиты и негодяи, потому что хороший человек не может быть столь богат, – стреляют друг в друга на наших улицах. Тогда в эфире я сказал, что хотел бы сделать большой полигон, где все эти подонки стреляли бы друг в друга, мучили, пытали, взрывали, резали бы ремни из спин, – специальное место, где мразь разбиралась бы друг с другом. Я сказал: “Мне не жалко Березовского, я в восторге, что его взорвали, но там могла идти учительница и нести кефир. Домой идет, уставшая, ноги болят, и рядом взрывают Березовского. Разве это прилично – мешать добрым людям? Взрывайтесь где-то в специальном месте” – вот о чем я сказал. Борис знал о том, что я снимаю, знал, что мы были единственной съемочной группой на подступах к дому.А: Вас пустили в дом или вы были снаружи?Д: Не пустили. Мы снимали его отдаленные рубежи охраны. Там в здании напротив стоял на балконе человек с биноклем и с оружием, кто-то из его людей контролировал, нет ли снайперов, и мы все это сняли. И он смотрел это по телевизору. И вот это сыграло ключевую роль, потому что когда он услышал, как я говорю, что нам не жалко мерзавцев, но нам жалко, что мерзавцы взрываются рядом с нами, – тогда он, весь обожженный, переломанный, в мясе охранника, сказал себе: “Я обязательно добуду этого журналиста, я обязательно с ним познакомлюсь, мы обязательно будем вместе”. Вот такой у него был вывод, необычный.А: Парадоксальный, да.Д: В 1995 году мы случайно снова встретились, когда убили Влада Листьева. Это было 1 марта. Надо сказать, что тогда поговорить некогда было – Березовский был мрачен, убит тем, что убили Влада и что сорвется проект “ОРТ”. А я был партнером Ирены и Дмитрия Лесневских и, в сущности, не играл первую скрипку, а готовил программу. Но так случилось, что я с Владом перед этим за неделю виделся, и у меня было ужасно подавленное состояние из-за того, что вот парня видел, руку жал, говорил, и так получилось противно. Но мы с Березовским там были вместе. А позже мы делали программу “Версии”, делала Ирена Лесневская и Дима Лесневский, для Первого канала.И вдруг в какой-то момент меня выгоняют с Первого канала. И выгоняет, как мне представлялось, Березовский. Потому что он же был ответственным за Первый канал перед Ельциным. А всего-то я сказал, что вранье, будто у Ельцина стенокардия, потому что стенокардия лечится таблеткой нитроглицерина, а человек исчезает надолго. Конечно, это вранье. И я сказал, что у Черномырдина было шунтирование, они нам об этом не говорят, а врачи обсуждают между собой. Значит, Черномырдин высказался обо мне, Коржаков высказался, что надо выгонять меня, в общем – все-все. И насколько я понимаю, Ельцин, который никогда не вмешивался в дела прессы, тем не менее с отчаянием сказал где-то: “Ну неужели ничего нельзя сделать с этим Доренко?” Он это сказал, и вот Березовский пришел ко мне, чтобы со мной поговорить. И я его не принял – это вторая заочная встреча.А: Он пришел прямо на телевидение к Ирене?Д: Он пришел к Ирене Лесневской. А я спрятался в студии, ел там курицу и писал текст. Нас тогда Ирена бесплатно кормила куриными ножками. И я ел курицу, а Березовский, оставив охрану внизу, поднялся, как простой человек, наверх. И это тоже, кстати, не может не тронуть по-настоящему – он сидел и 40 минут ел арбуз. У меня ребята привезли из экспедиции арбуз.А: Он был совершенно не чванливый, это правда.Д: Он сел, моя продюсерша порезала ему арбузик и кормила его арбузом ровно 40 минут. Он сидел в 10 метрах от меня, соседняя дверь, и спрашивал: “Сережа уже освободился?” Продюсерша Ленка прибегала, говорит: “Ну, ты освободился? Дурак, тут сидит Березовский, ты понимаешь или нет?” Я говорю: “Лена, я пишу текст. Я его звал?” – “Нет”. – “Он приехал сам?” – “Да”. – “Я его обещал принять?” – “Нет”. Я говорю: “Пошел он в жопу, пусть ест арбуз. Захочу – приму”. Он поел арбуз и ушел.А: Наверняка никак не выказав раздражения.Д: Никакого, абсолютно никакого раздражения. Пришел, поел – ну, не получилось. После этого он мне позвонил и попросил подъехать: “Понимаешь, мы мужчины, нам надо поговорить, Сережа”. Я приехал к нему в ЛогоВАЗ, и он мне говорит: “Понимаешь, в чем дело, сложилась такая ситуация: я твой поклонник, мне нравится, что ты делаешь. Но Коржаков, и Ельцин, и Черномырдин – все морщатся, и Ельцин говорит: “Ну, что-нибудь можно сделать с этим человеком, почему он у нас такой камень преткновения?” Проблема большая, на тебя жалуются”. Тогда на меня жаловались Лужков, Лукашенко, Черномырдин, Коржаков и Ельцин сразу. Он говорит: “Ну, как я тебя могу прикрыть? Пойми, я хочу, чтобы ты работал, но я не в состоянии, у меня нет столько сил, чтобы тебя прикрыть. Я тебя спрячу – делай криминальную передачу. Я всем скажу, что ты больше о политике не говоришь, ты говоришь о криминалке. Хочешь – просто буду платить тебе деньги, а ты уйдешь из эфира”.Я ему говорю очень холодно: “Спасибо, Борис Абрамович”. И пошел на пресс-конференцию, которую мне помогли созвать, потому что я перешел тогда на НТВ. Мне помогли Малашенко и Гусинский. Я счастлив был – 33 камеры явились, а я считал, сколько на меня явится камер. И я сказал опять очень гадкие, обидные слова – что мужчина, умеющий торговать подержанными автомобилями, возомнил себя богом на том основании, что ему разрешают обтирать коридоры в Кремле. Я говорю: “Принципиально считаю, что это неправильно, моя родина идет неправильным путем”. После чего я ушел на НТВ и продолжал эту программу теперь уже на светоче свободной прессы.А: То есть де-факто тогда ты с Березовским и познакомился?Д: В сущности. Но перед этим у меня была с ним война и презрение к нему как к человеку богатому.А: Поразительно, как он умел через это абсолютно переступать, перешагивать. Никакой рефлексии, никаких обид. Это очень хорошая сцена: приехал, 40 минут посидел, поел арбуз. Ну, нет значит нет, пошел дальше. Не кричал: “Я такой великий Березовский, дайте мне Доренко!” – ничего такого.Д: Не-а, никогда в жизни ни с кем у него не было этого. Он просто грубо решал вопросы, которые задумал решить. Притом что эти вопросы не обязательно были практические.А: На самом деле он в глубине души очень много раз, как мне кажется, говорил себе: “Я – это я, а кто они такие?” Люди устраивают скандал, когда считают, что они чуть-чуть главнее, а другая сторона этого не признает. А когда для тебя самого гигантская дистанция… Ты же не обижаешься на кролика, на поросенка. Ну что на них обижаться? О себе он все время говорил, что он – это он, а все остальные – это все остальные. Надо было, мне кажется, хорошо знать Бориса, чтобы это почувствовать и на это обидеться. Потому что в принципе он, конечно, повода для такой обиды не давал. Внешнего повода.Д: Нет, не давал... Надо сказать, что выборы 1996 года я принципиально не хотел делать. Я-то сам голосовал по жизни и против Ельцина, и против Зюганова – голосовал за Явлинского. И там же было два тура…А: Я помню.Д: Явлинский вывалился, и 3 июля было голосование второго тура. 3 июля я должен был звонить Гусинскому, идти к нему на работу, начинать новый проект. Я звоню 3 июля, а мне говорят: “А Гусинский улетел ночью”. Они в час ночи улетели из Внуково-3 – у них стояли заряженные борта.А: Да, улетели в Испанию. Я был с ними.Д: Улетели в Испанию, решительно все. Я говорю секретарше: “Мамочка, Испания не на Луне, существует связь. Просто позвоните, пожалуйста, Володе. Скажите, что мы с ним договаривались третьего встретиться или хотя бы созвониться”. – “Хорошо, я доложу”. До вечера ни слова, 4 июля – ни слова, я опять: “Володя Гусинский просил меня подъехать”. 6 июля наконец я набираю пейджер Березовского – он у меня был. Он меня когда-то попросил его записать: “Старик, если что – звони мне, я прискачу на выручку”. Пейджер Березовского 141–70, по 974-01-01.А: До сих пор помнишь?Д: Да. Я набираю, пишу: “Хотел бы встретиться. Доренко”. Через 1 минуту отзвон: “Ты где? Я сижу в “Токио”. – “Токио” – японский ресторан в гостинице “Россия”. – Я сижу в “Токио”, через сколько ты будешь?”А: А он уже успел прилететь? Потому что он тоже был в Испании, мы были вместе. Мы прямо после голосования улетели в Испанию. У меня есть фотография, где мы стоим втроем, очень довольные происшедшим.Д: Да. А я в раздражении, что Гусинский не выходит на связь. Я приезжаю в “Токио”, он сидит с Леной Горбуновой, с супругой. “Ну давай, все, туна-суши тебе – шесть штук, шесть штук. Все, давай – ты делаешь программу на Первом канале”. Я говорю: “Подождите, но у меня с Гусинским договоренности”. Он говорит: “Все, забудь”. Потом вскакивает и кричит официантке: “Еще шесть туна-суши вот этому молодому человеку”. И говорит: “Сиди с Ленкой. Ленка, разговаривай с ним, чтобы он не устал. Весели его, Ленка. Я побежал”. И убегает в Кремль – физически, ногами.А: Да, это напротив.Д: Через 40 минут возвращается, говорит: “Все решил, вопросы сняты, под мою ответственность ты начинаешь делать передачу на Первом канале”. Я спрашиваю: “Экономическую итоговую программу, как мы договаривались с Гусинским?” Он говорит: “Какую нафиг экономическую? Никакой экономической. Главную центральную программу начинаешь делать». Я говорю: “Ой-ой, ну хорошо”. Вот начинаем работать. Бывший глава спортивной организации господин Федоров обвиняет Коржакова в чем-то. Мы хватаем самолет, вместе летим на Кипр, встречаемся в какой-то гостинице полуконспиративно, пока его, Федорова, не успели убить. Вот такие начинаются съемки – это все 1996 год. И Березовский на меня смотрит, он удивлен, и говорит: “Подожди, мы такие вещи делаем, тебе отдельно платить надо”. А я ему говорю: “Я не знаю, сколько мне надо денег, все равно я их не трачу, хожу в джинсах, бог знает сколько мне надо”. – “А вот мы с тобой летали полусекретно, нас могли грохнуть, Бадри организовывал прикрытия какие-то страшные, охрана – тебе что-то платить?”Я говорю: “Борис Абрамович, – сначала мы с ним на “вы” были, – Борис Абрамович, я вас умоляю, будет мне холодно или голодно, я приду, скажу. Я не знаю этих ваших еврейских штучек”. Да, он любил шутить все время на тему еврейства. Уже впоследствии, когда мне нужны были деньги на фильм, я ему говорю: “Борь, дай денег”. А он мне: “Сереж, деньги, деньги – мы что, евреи с тобой?” Потом начались олигархические войны, пошла война с Немцовым. В этих войнах мы то объединялись с Гусинским и с НТВ, то разъединялись решительно. Пошла война с Гусинским, который был за Немцова и Чубайса, а мы были против. Валили, валили…А: Итак, после обеда в ресторане “Токио”, около Кремля, ты начал плотно работать на ОРТ, и Березовский стал тебе ментором, в каком-то смысле начальником. Никто даже не пытался давать никакие команды, кроме Бориса?Д: Нет, потому что у меня голова вывихнута. Люди заходили ко мне, пытались давать команды, но я там… либо “оскорбление действием”, либо матом посылал. Мне так удобнее, я не люблю людей, по жизни.А: Да, понятно.Д: У нас были завтраки по вторникам. Это было мое, он обязан был мне этот завтрак… Еще важный пункт: он непунктуален, меня это бесило всегда.А: Мягко говоря, непунктуален.Д: Если, например, мне говорят: “Надо прийти в два”, – значит, я в 1:15 уже кружу вокруг квартала. Потому что, думаю, даже охране неловко, что я в 1:15 приехал, и я кружу до половины второго, а в половину я иду к охране, за полчаса. Таких людей в Москве всего двое: я и Хакамада. Прийти позже, чем за полчаса, мы считаем вызовом. А Боря наоборот, и его можно было спокойно и 40 минут ждать, и час.А: Березовский глубоко не уважал людей, он в принципе не считал нужным быть точным. Ведь точность – уважение к другому человеку. Но и требовать точности от других – тоже уважение, к себе. Когда он ел арбуз, в этом тоже, в принципе, не было уважения к тебе, признания того, что ты такой замечательный и надо подождать. Ему просто-напросто чихать на тебя, ему надо было решить свой вопрос, и ему было совершенно все равно, что ты о нем подумаешь. Поэтому он был готов унижаться. Ведь на самом деле люди не готовы унижаться, потому что им неприятно выглядеть дурно в глазах другого человека. А он твое мнение ни во что не ставил. Поэтому и опаздывать к нему было можно. Это две части одногоД: Я ему говорил: “Борь, послушай меня. Я обещаю два дела в неделю, делаю пять, меня все уважают. Ты обещаешь 100 дел в день. Делаешь 10. Ты понимаешь, что 90 человек глубоко тобой оскорблены? Ты рождаешь ненависть”.А: И что он отвечал?Д: Он говорит: “Да и плевать, плевать”.А: Очень честный ответ.Д: “Теперь слушай, – говорю, – вот Гусинского уважает вся Москва, на Гусинского все молятся, потому что он нескольких сотрудников отправил в Израиль лечиться за свои деньги. При этом мы знаем о Гусинском всю правду. Борь, у тебя с руки кормится пол-Москвы, начиная от Гергиева и кончая…” Ну понятно, да? “И все в ответ харкают. Вдова Сахарова взяла 3 миллиона долларов, в ответ плюнула, сказала: “Это грязные вонючие деньги вонючего Березовского” – или что-то в этом роде.А: Гусинский на самом деле людей уважал и ценил, и дистанция между Гусинским и его сотрудниками была существенно меньше, чем между Березовским и теми, кто работал на него. Внешне, может быть, было ровно наоборот. Гусинский из себя строил начальника, но при этом он не считал себя на голову умнее, сильнее, талантливее. Он считал, что это его команда и он один из них. Боря действительно полагал, что он совершенно особенный. Люди нетонкие этого не чувствовали, но человек тонкий понимал. Особенно это чувствуют люди с уязвленным самолюбием. И на самом деле очень многие люди Борю не любили – те, кто способен был это улавливать. К Гусинскому действительно хорошо относились, его сотрудники были ему друзьями, а у Бори в ближнем окружении друзей не было. Он был способен на хорошие поступки: оплатить клинику, дать деньги, – он был нежадный человек, но вот это другое отношение многими ощущалось на кончиках пальцев.Д: В том-то и дело, я замечал. Но надо сказать, я думал: может, они чего-то у него просят? У меня было особое положение. Например, когда он уже жил в Лондоне и вызывал меня к себе, почти никогда не селил в гостиницу, только в дом. И я знаю, что это бывало редко.А: Давай вернемся к завтракам по вторникам. Что вы, как правило, обсуждали на вторничных завтраках? Это были встречи один на один?Д: Один на один, всегда. Начинали с детей, с того, что бульдог загрыз попугая… Кстати, он всегда помнил дни рождения моих дочерей, мог привезти от Tiffany что-нибудь моей дочке, очень заботливый. Если я любил ирландский, то мне не могли привезти шотландский. В этом смысле всегда все было абсолютно точно.А: В плане ритуалов он был очень сильный человек.Д: А потом начинали говорить о том, какие сложности нас ожидают. Он начинал меня настраивать, что вот такой-то ОНЭКСИМ плохо в Череповце платит людям зарплату. На что я говорил: “Давайте, тащите бумаги с синими печатями – настоящие бумаги, не ксерокопии, – и будем разбираться с ОНЭКСИМом”. Он обещал, что бумаги привезут. Я смотрю материал про олигархов, я говорю: “Я не понимаю, там дебет, кредит, херня всякая. Пришли мне умного парня, чтобы умный парень рассказал, что тут написано”. Он мне присылает Сашу Волошина. Я говорю: “Александр Стальевич, вы садитесь вот там в углу, вот вам желтые бумажечки, вы лепите желтые бумажечки и человеческим языком объясняйте, что тут написано”. И он сидел у меня два часа, читал, маркером отчеркивал… Вот так строилась работа.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
15 апреля, 12:24

Ключевой критерий для кандидатов в преемники (часть 31)

  • 0

Хотя, по сообщению Б.Ельцина, он в свое время рассмотрел 20 кандидатов на пост своего преемника, а воспоминания его самого и комментарии окружающих позволили идентифицировать не менее 28 такого рода кандидатур, по-настоящему «серьезными» кандидатами в преемники, судя по всему, были только пятеро. «Серьезными» они были в том смысле, что пользовались одновременно как личным расположением самого Ельцина, так и высокими позициями в правительстве и администрации, на которые были назначены президентом. Эти позиции позволяли Ельцину проверять деловые и личные качества выбранных им кандидатов, а назначенным кандидатам – проявлять себя в условиях, максимально приближенных к условиям работы самого президента – на постах первого вице-премьера, премьера, руководителя администрации.Пятеро «серьезных» кандидатов в преемники – это Борис Немцов, Анатолий Чубайс, Николай Бордюжа, Сергей Степашин, Владимир Путин. Три других кандидата, занимавших самые высокие посты, от которых был лишь один шаг к президентству, не пользовались необходимым расположением Ельцина и были своего рода «вынужденными» кандидатами, навязанными ему поворотами политической ситуации, – Виктор Черномырдин (дважды), Сергей Кириенко, Евгений Примаков. Остальные же два десятка кандидатов, имена которых хотя и назывались и даже обсуждались в качестве возможных преемников, не назначались Ельциным на высшие государственные посты и не пользовались с его стороны необходимым доверием, сопоставимым с расположением и симпатией, какие он питал к пяти основным кандидатам.Есть ли какой-либо критерий, в соответствии с которым были отобраны (сознательно или неосознанно) эти пять самых «серьезных» кандидатов? И если да, то какой?Обстоятельства как выдвижения, так и последовавшей затем отмены выдвижения (для четырех из пяти) кандидатов позволяют выявить ключевой, возможно, самый главный критерий пригодности того или иного кандидата на роль преемника. Это наличие у него склонности к осуществлению силовых действий, готовности и способности к нарушению законов по желанию/ради интересов Бориса Ельцина.Борис НемцовКлюч к пониманию процесса подбора преемника содержится в рассказе Бориса Немцова о том, за что именно он был возведен Ельциным в этот сан:В 94-м Ельцин путешествовал с семьей по Волге на теплоходе «Россия». Шли сверху — Кострома, Ярославль, Нижний Новгород. И вот он приходит в Нижний Новгород на теплоходе «Россия», я его встречаю, в девять часов он сходит с трапа — Наина Иосифовна, он, Таня, — обнимает меня и говорит: «Слушайте, мне так Жириновский осточертел, — он, кстати, никогда матом не ругался, никогда. — Он в каждом городе ко мне выходит и мешает мне работать. Сделайте, чтоб его не было». Спрашиваю: «А где он?» — «Да там плывет за мной по Волге». Я позвонил в службу гидросооружений: «Где теплоход «Александр Пушкин»?» — «Да шлюзы проходит, Горьковское водохранилище». Я говорю: «Задержите этот теплоход в шлюзах». — «Мы не можем задержать». — «Вы воду спустите в шлюзах». — «Вы что, господин губернатор, это аварийная ситуация». — «Спускайте, иначе я вам башку оторву». — «Нам нужно Ваше письменное указание». — «Сейчас я вам дам указание». Написал указание задержать теплоход. Короче говоря, мы вместе с Ельциным сходили на ярмарку нижегородскую, открыли теннисный корт. На открытии теннисного корта он сказал: «Наконец-то я вырастил себе преемника».Получается, что 34-летний Борис Ефимович заработал статус президентского преемника за отдачу губернаторского приказа, грубо нарушавшего правила проводки судов в шлюзах и создание аварийной ситуации, угрожавшей безопасности людей и транспортных средств. Даже тринадцать лет спустя – тогда, когда он поведал эту историю Е.Альбац, он, «либерал» и «демократ», со всем своим уже накопленным политическим опытом, похоже, даже не задумывался о том, что в любой цивилизованной стране только один такой приказ означал бы для лица, его отдавшего, не только конец его президентских амбиций и невозможность продолжения какой-либо политической деятельности, но и его немедленную отставку с поста губернатора с практически гарантированным уголовным преследованием.Оба Бориса – и Ефимович, и Николаевич – очевидно, никогда не задумывались о том, что фраза Ельцина «Мне так Жириновский осточертел. Он мешает мне работать. Сделайте, чтоб его не было» по своей сущности принципиально не отличалась от вошедшей в исторические анналы хрестоматийно преступной фразы английского короля Генриха II, сказанной им в 1170 году об архиепископе Кентерберийском Томасе Беккете: «Неужели никто не избавит меня от этого мятежного попа?» (Вариант: «Каких же ничтожных трусов и предателей я кормил и призрел в моём доме, что они позволяют подлому попу оскорблять их господина?»)Аналогичная фраза принадлежала, согласно пленкам майора Н.Мельниченко, президенту Украины Л.Кучме: «Ты давай мне этого самого по "Украинской Правде" и... будем решать, что с ним делать. Он просто оборзел уже... Нет, мне дело не обязательно... «Украинская Правда», ну это совсем уже, б..., оборзели. Подонок, б... Грузин, грузин, б... Депортировать его, б..., в Грузию и выкинуть там на х... Отвезти его в Грузию и кинуть там, чеченцы надо чтоб украли его».Случай в Нижнем Новгороде – не единственный, когда Б.Ельцин давал подобные распоряжения. Об операции «Мордой в снег» рассказывал А.Коржаков:Как-то за обедом, обращаясь ко мне и Барсукову, президент повысил голос:— Почему вы не можете справиться с каким-то Гусинским?! Что он вытворяет?! Почему везде разъезжает?! На него все жалуются, и семья тоже. Сколько раз случалось, что Таня или Наина едут, а им перекрывают дорогу из-за этого Гусинского. Его НТВ распоясалось, ведёт себя нахально. Я вам приказываю: разберитесь с ним...— Как разобраться, если нет законных оснований? — спросил я.— Неважно… Зацепитесь за что-нибудь, преследуйте его везде, не давайте ему прохода. Создайте ему такую атмосферу чтобы у него земля под ногами горела.— Хорошо, подумаем, как создать такую атмосферу.На следующий день, 2 декабря 1994-го года, мы её создали...Водитель бронированного «Мерседеса» Гусинского заперся в машине. На предложение выйти ответил категорическим отказом. Ему положили на крышу гранату, и он выскочил как ошпаренный. Хотя граната была безопасной – в нее даже не вставили запал.Охранники «Гуся» действительно больше часа пролежали животами и лицами на снегу. Если истории с Жириновским и Гусинским обошлись, к счастью, без крови, то истории с разгоном Съезда народных депутатов и подавлением независимости Чеченской Республики такими не оказались. Не исключено, что и российская гражданская война 1993 года и первая чеченская война, развязанная Кремлем в 1994 году, стартовали с подобных же фраз Ельцина: «Какие же ничтожные трусы окружают меня, что они позволяют подлецу Хасбулатову оскорблять президента России?», «Неужели никто не избавит меня от этого мятежного Дудаева?»Анатолий ЧубайсБезграничные способности А.Чубайса нарушать российские законы в полной мере были проявлены еще в ходе приватизации – начиная со знаменитого обмана Верховного Совета путем подмены законодательства о приватизации, принятого парламентом, Указом президента тогда, когда члены Верховного Совета находились в отпуске. Но ценность таких нарушений для Ельцина была относительно ограниченной, поскольку они не имели прямого отношения к его собственным интересам.Совсем другая ситуация сложилась во время предвыборной кампании 1996 года, когда многочисленные нарушения российского законодательства, увенчанные ее апофеозом – историей с «коробкой из-под ксерокса», убедительно продемонстрировали Ельцину, на какие преступления Чубайс готов пойти ради него.К большому сожалению для Ельцина, ни Анатолий Чубайс, ни Борис Немцов не выдержали испытаний политическими баталиями и покинули высокопоставленные позиции на трамплине исполнительной власти, предоставленные Ельциным им для завоевания президентского кресла, уйдя соответственно: один – в апреле 1998 г. в РАО «ЕЭС», другой – в августе 1998 г. в т.н. партийное строительство. Позиция «серьезного» кандидата в преемники на короткое время оказалась вакантной.Николай БордюжаОсенью 1998 г. к процессу подбора («придумывания») преемника активно подключился тогдашний глава администрации президента В.Юмашев. С начала своего появления в этой должности Валентин Юмашев демонстрировал явную симпатию к сотрудникам спецслужб.Практически сразу же, весной 1997 г., он перевел В.Путина из Контрольного управления в заместители руководителя президентской администрации. 25 мая 1998 г. именно по предложению Юмашева Ельцин назначил Путина первым заместителем руководителя администрации, а всего лишь два месяца спустя, 25 июля 1998 г., – директором ФСБ. Но пока Путин еще не был главным юмашевским фаворитом.В начале сентября 1998 г. именно Юмашев «уговорил» Е.Примакова занять пост премьер-министра.Одновременно тогдашний руководитель администрации немало способствовал дискредитации своего босса: «В «курилках» Кремля стали рассказывать анекдоты про дедушку Ельцина, называть администрацию «двором», а президента – «царем». Но это, в сущности, безобидные пустяки по сравнению с тем, что Валя объявил на весь мир. Это Юмашев первым озвучил слова об «особом порядке работы президента». Фактически администрация официально признала недееспособность Бориса Николаевича. Этот момент можно считать историческим – власть окончательно перешла к «семье». Теперь, чтобы сохранить себя и свои позиции, предстояло найти замену Ельцину».На фоне неуклонно росшего президентского рейтинга Примакова Юмашев в декабре 1998 г. уговорил Ельцина отпустить того на «вольные хлеба», заменив его на посту руководителя администрации генералом КГБ, бывшим руководителем Федеральной пограничной службы, Николаем Бордюжей. Свою аргументацию Юмашев изложил в мемуарах Ельцина «Президентский марафон»: «президентская  власть нуждается в силовой составляющей, хотя бы на уровне внешней демонстрации. Легко стучать кулаком по думской трибуне, в очередной раз "отправляя в отставку" ненавистного Ельцина,  выводить на площади колонны демонстрантов под красными флагами, когда он лежит в больнице. Труднее это сделать, когда рядом с президентом возникает фигура генерал-полковника, который одновременно совмещает две важнейшие государственные должности – и главы администрации, и секретаря Совета безопасности».Тем не менее с точки зрения Ельцина назначение Бордюжи оказалось неудачным. Несмотря на весь свой КГБ-шный бэкграунд Бордюжа наотрез отказывался применять откровенно силовые методы. Наиболее ярко это проявилось в нежелании или неспособности нового руководителя администрации добиться увольнения Генпрокурора, развернувшего антикоррупционные расследования, в том числе против членов ельцинской семьи. Не исключено, что в очередной раз прозвучала знакомая фраза: «Неужели никто не избавит меня от этого Скуратова?» Однако в отличие от Немцова, Грачева, Коржакова, Чубайса, спешивших исполнить ельцинские пожелания, генерал-полковник КГБ на посту руководителя администрации и секретаря Совбеза то ли не хотел, то ли не мог добиться исполнения поручения Бориса Николаевича. Тогда Ельцин вызвал Юмашева и спросил: «Валентин, а вы уверены, что нет ошибки? Что-то я не чувствую Бордюжу».Окончательно судьбу Бордюжи решил его разговор с Ельциным 19 марта 1999 г., в котором генерал предложил президенту избавиться от влияния Семьи: «Бо­рис Ни­кола­евич, я го­тов, но у ме­ня есть од­но ус­ло­вие: из Крем­ля дол­жны быть уже се­год­ня уда­лены ва­ша дочь – Дь­ячен­ко, Юма­шев, Во­лошин, зап­ре­щен сво­бод­ный вход Аб­ра­мови­чу, Мамуту, Бе­резов­ско­му. В этом слу­чае я бу­ду работать».Через несколько часов Ельцин под­пи­сал Указ об ос­во­бож­де­нии Бор­дю­жи от дол­жнос­тей главы адми­нистрации пре­зиден­та и сек­ре­таря Со­вета бе­зопас­ности.Сергей СтепашинОтставка Бордюжи позволила Юмашеву выдвинуть в 20-х числа марта 1999 г. следующего кандидата на роль президентского преемника – Сергея Степашина. Его послужной список (руководство ФСК, Минюстом, МВД, активное участие в первой чеченской войне) давал веские основания, что в этот раз сбоя в готовности применять насилие не будет. На получение согласия со стороны Степашина был отправлен П.Авен. Согласие было получено.Тогда же, в конце марта 1999 г., для обеспечения успеха операции «Преемник» была развернута подготовка второй российско-чеченской войны, приемлемость которой для российского общества должна была быть обеспечена запланированным на август 1999 г. (и заранее известным Кремлю) наступлением на Дагестан отрядов радикальной оппозиции президенту Чечни А.Масхадову. Решение о подготовке и начале второй российско-чеченской войне было принято узким кругом российского руководства в составе президента Б.Ельцина, премьера Е.Примакова, руководителя администрации президента А.Волошина, руководителя Совбеза и директора ФСБ В.Путина, министра обороны И.Сергеева, министра внутренних дел С.Степашина.После увольнения Примакова 13 мая 1999 г. на пост премьера был назначен Степашин. Однако новый премьер-министр и новый кандидат в преемники оказался неспособным к ведению такой силовой политики, какой от него ожидали и требовали. Он не смог добиться ни увеличения представительства правительства в совете директоров Газпрома, ни лидерских позиций в политических объединениях, формировавшихся к парламентским выборам в декабре 1999 г.Ключевое событие произошло 13 июля 1999 г. В открытую политическую борьбу на стороне оппонентов Кремля, Примакова и Лужкова, вступил Владимир Гусинский. Это означало радикальное изменение политической ситуации. Никакая иная угроза – ни потенциальный импичмент со стороны коммунистической Думы, ни антикоррупционные расследования Скуратова, ни даже казавшееся неостановимым наступление Примакова и Лужкова, поддерживавшееся большинством губернаторского корпуса, – не представляла для Кремля такой смертельной опасности, как тяжелая информационная артиллерия медиа-империи Моста. В какую труху она превратила президентские амбиции и публичную репутацию двух кандидатов в преемники – Немцова и Чубайса, страна видела всего лишь два года тому назад, в ходе великих олигархических войн 1997 г.Однако самой катастрофической в атаке Гусинского стала ее цель. Ею оказался не Борис Ельцин. Главной ее целью стала Семья. Точнее даже не сама Семья, а ее кошелек. Рублевское шоссе было украшено билбордами с проникновенным текстом:«Рома думает о семье. Семья думает о Роме. Поздравляем! P.S. Рома выбрал классное место».Этого было более чем достаточно.Степашину, не справившемуся с Вяхиревым, Лужковым, Шаймиевым, Гусинский был тем более не по зубам.На следующий день, 14 июля, в Завидово Валентин Юмашев объяснял Борису Ельцину, что Степашина надо срочно заменять. Как и Бордюжа, тот не прошел тест на готовность к необходимым силовым действиям.Владимир ПутинВ отличие от мягкотелого Степашина, продолжал Юмашев, есть кандидат, полностью соответствующий необходимым требованиям. Это Владимир Путин.Путин не испугался Примакова. Он не только пришел 22 февраля на день рождения Елены, супруги Березовского, врага Примакова, когда тот, казалось, уже превратился в полновластного хозяина страны. Более того, через своего доверенного помощника Игоря Сечина он передавал Борису Березовскому ключевые документы Генпрокуратуры, совершая тем самым должностные преступления, но и одновременно торпедируя расследования Скуратова.В деле самого Скуратова Путин не испугался выйти на телевидение и сыграл ключевую роль в дискредитации Гепрокурора при отсутствии в действиях того каких-либо нарушений законодательства.Наконец, и это самое главное, искреннего и бесконечного восхищения заслуживает нарушение им, Путиным, целого букета российских законов при вывозе им в Париж из-под прокурорского расследования Анатолия Собчака, замешанного в коррупции.Бывший (нынешний?) сотрудник КГБ с таким бэкграундом, заверял Юмашев, не только не задумается ни на секунду, можно или нельзя нарушить закон, можно или нельзя применить силу. Он безусловно сделает все необходимое в интересах Ельцина. Вот какими словами Юмашев описывал эту картину Ельцину:«Путин лучше чем кто бы то ни было понимал всю несправедливость происходящего в отношении своего бывшего шефа и политического учителя. Он немедленно выехал в Петербург... Благодаря ноябрьским праздникам обстановка в городе была спокойная. Используя свои связи в Петербурге, Путин договорился с частной авиакомпанией и на самолете вывез Собчака в Финляндию. И уже оттуда Анатолий Александрович перебрался в Париж...За Собчаком следили, выполняли инструкцию не выпускать его из города.Но следили не очень бдительно, думали, вряд ли кто-то будет помогать без пяти минут арестанту "Крестов" – в наше-то прагматичное время.Но один такой человек все же нашелся».И уже от имени непосредственно Ельцина дописал:«Позже, узнав о поступке Путина, я испытал чувство глубокого уважения и благодарности к этому человеку».Ельцин одобрил выбор своего давнего помощника.Через день, 16 июля, Борис Березовский по поручению Юмашева вылетел в Биарриц, где в это время отдыхал с семьей Путин, для передачи тому предложения Ельцина занять пост премьера и позицию преемника.                                                  *                                       *                                      *Следует признать, что в третий раз с силовиком Юмашев не ошибся. В отличие от двух своих предшественников Владимир Путин успешно сдал все тесты лета-осени 1999 г., не раз демонстрировал ожидавшиеся от него склонность к насилию и способность нарушить российские законы ради интересов Бориса Ельцина и своих собственных и потому совершенно закономерно – по крайней мере, с точки зрения тех, кто придумывал и продвигал преемника, – занял в конце концов пост российского президента.П.С.В обсуждениях текстов, публикуемых в рамках цикла «Почему и как они придумали Путина», не раз встречается высказываемое многими комментаторами недоумение, каким образом можно было человека, виновного еще в осуществлении аферы с продовольствием в Петербурге зимой 1991-1992 годов, в принципе выдвигать кандидатом в президенты. Уважаемые комментаторы оценивают мотивацию людей, принимавших это решение, очевидно, исходя из своих собственных представлений о правовых и моральных требованиях к такого рода кандидату. Корень совершаемой ими ошибки заключается в том, что мотивация людей, «придумывавших преемника президента России», была, судя по всему, иной, можно даже сказать, вполне противоположной. Шел поиск кандидатуры, не только неоднократно нарушавшей нормы права и морали, но и способной впредь применять силу и нарушать законы в таких делах, в таких масштабах и с такой лихостью, что у тех, кто придумывал такого преемника, не могло бы возникнуть к этому человеку ничего другого, кроме чувства глубокого уважения и благодарности.

Выбор редакции
13 апреля, 00:23

Индекс фальшеемкости свидетельских показаний (часть 30 цикла)

  • 0

Когда был начат цикл публикаций «Почему и как они придумали Путина», автор этих строк – прежде чем давать собственный ответ на этот вопрос – решил вначале предоставить слово свидетелям – тем, кто либо лично принимал участие в этом процессе, либо знал о ситуации с самого близкого расстояния. Наступает время подводить итоги. Они состоят из трех частей: обзор свидетельских показаний (нынешний пост), реконструированная хронология событий, возможная интерпретация произошедшего.Прежде чем переходить ко второй и третьей частям – к реконструкции событий и их интерпретации, следует сказать несколько слов о качестве имеющихся свидетельских показаний.В целом опубликовано более четырех десятков постов, в которых приведены мнения в том числе Б.Ельцина, В.Путина, Т.Ельциной-Дьяченко-Юмашевой, В.Юмашева, А.Волошина, А.Чубайса, С.Степашина, Е.Примакова, М.Касьянова, Ю.Скуратова, Б.Березовского, Б.Немцова, А.Коха, А.Куликова, И.Малашенко, Г.Павловского, П.Авена, М.Ходорковского, Л.Невзлина, С.Пугачева, А.Масхадова, В.Манского, Е.Трегубовой, Л.Телень, П.Лобкова, Ю.Гейко, Е.Альбац, А.Солдатова, И.Бороган, Ю.Фельштинского, О.Мороза, М.Зыгаря, А.Гольдфарба, А.Литвиненко, М.Литвиненко, А.Подрабинека, А.Пионтковского, Е.Боннэр, В.Новодворской, Р.Давлетгильдеева, Н.Леонова, С.Станкевича, В.Жовера, Ф.Бонне, автора данных строк. Также были получены комментарии ряда моих собеседников, имена которых здесь не упомянуты.В итоге получена довольно объемная и в целом, как правило, непротиворечивая картина произошедшего. По многим ключевым событиям и деталям показания свидетелей совпадают или же весьма близки. В то же время в них есть и различия. Часть из них вызвана неполнотой информации, находившейся в распоряжении свидетелей; различиями в степени их участия в процессе и в уровне их личного внимания к разным событиям; особенностями индивидуальной памяти; естественным стремлением представить собственную позицию с наилучшей для себя стороны. В то же время есть и немало случаев намеренного искажения информации, что выявляется и проверяется либо показаниями других свидетелей, либо объективно установленными и подтвержденными фактами, либо тем и другим.На взгляд автора этих строк, его общественной обязанностью (в связи со значимостью обсуждаемой темы) является привлечение внимания читателей к тем свидетелям, к показаниям которых следует относиться с максимальной осторожностью, так как они (показания) по многим существенным событиям значительно отклоняются от объективно установленных фактов и/или показаний других лиц, представляющихся автору более обоснованными.Наиболее не соответствующими объективно установленным фактам (т.е. наиболее фальсифицированными) представляются свидетельские показания В.Юмашева, а также Б.Ельцина и Т.Юмашевой, редакторскую обработку которых (первого – точно, второй – весьма вероятно) проводил В.Юмашев. Особую проблему представляют фундаментальные искажения позиции Б.Ельцина в его «мемуарах» «Президентский марафон». В той их части, где воспроизводятся его выступления, интервью, комментарии, успевшие стать публичными и потому подтверждаемые аудио- и видеосъемками, стенограммами, позиция Б.Ельцина представлена точно. В той же их части, в какой воспроизводятся, так сказать, «размышления» Ельцина, его «планы, мотивации, соображения», не подкрепленные ранее обнародованными документами, доверять им решительно нельзя, они отражают позицию, судя по всему, не столько Ельцина, сколько Юмашева, продиктованную, по всей видимости, его собственными политическими, деловыми, личными и иными соображениями соответствующих периодов.По значимости вопросов, подвергшихся искажениям, по масштабам и циничности искажений, осуществленных Валентином Юмашевым, а также по мастерству, с которым они исполнены, их автор приближается, пожалуй, только к бесспорному гению фальсификации среди активных участников современной российской общественно-политической дискуссии – Егору Гайдару. Владимир Путин на этом фоне уже существенно уступает им обоим. На фоне этих трех грандов современной российской политической дезинформации – Гайдара, Юмашева, Путина – Анатолий Чубайс, например, по примитивности своего вранья выглядит лишь неудачливым подростком.Имея в виду прежде всего качество упаковки фальсифицируемых утверждений (другими словами, объем усилий, необходимых для разоблачения сделанных авторами фальшивок), можно предложить следующую формулу российского Индекса фальшеемкости свидетельских показаний политических ньюсмейкеров последнего времени:1 гай = 2 юм(ам) = 4 пут(ам) = 10 чуб(ам)Иными словами, качество дезинформирующей упаковки при искажении единицы факта Гайдаром (или усилия, какие необходимо предпринять для разоблачения одной единицы дезинформации, совершенной Гайдаром), примерно вдвое превосходит качество дезинформации, произведенной Юмашевым, вчетверо – Путиным, приблизительно вдесятеро – Чубайсом.Из источников, представляющих наибольший интерес как по охвату затрагиваемых событий, так и по аккуратности их изложения, следует отметить прежде всего книгу Александра Гольдфарба и Марины Литвиненко «Саша. Володя. Борис. История убийства...» Это книга чтения номер один для тех, кто хотел бы получить наиболее адекватное представление о том, что происходило в политической жизни России в течение десятилетия 1996 – 2006 гг. К наиболее существенным ее недостаткам относится, пожалуй, лишь случающееся в ней некритическое воспроизведение цитат из мемуаров Б.Ельцина – В.Юмашева, очевидным образом не имеющих отношения к действительности.Автор этих строк будет признателен, если читатели подскажут иные важные свидетельские показания, не получившие заслуживающего их внимания в публикациях этого цикла.

02 апреля, 22:28

Генерал КГБ Николай Леонов: "Нельзя только поддакивать верхам в Кремле"

Из интервью бывшего начальника Аналитического управления КГБ СССР (в 1973-1991 гг.) генерал-лейтенанта Николая Леонова Саркису Цатуряну для EADaily. Полностью всю беседу можно прочесть на сайте издания.— Какие методы анализа и прогнозирования Вы использовали в работе Аналитического управления КГБ?— Методология достаточно простая. Осложняется она только факторами, которых следует избегать при информационно-аналитической работе. В первую очередь, люди, которые берут на себя информационно-аналитическую и прогностическую деятельность, должны быть независимы от властной структуры, заказывающей исследования. Если вы начинаете работать под диктовку чью-то, например, банка или политической партии, то будете не исследователем, а рабом, связанным по рукам и ногам. Потому что будете подгонять исследование под чьи-то заранее сформулированные ориентиры. Почему я согласился возглавить аналитическую службу в нашей структуре? Решающей была моя встреча с Юрием Владимировичем Андроповым в 1973 году, который приехал в Ясенево, чтобы назначить начальника Аналитического управления разведки КГБ.С 1971 года я работал заместителем начальника управления. На тот момент я уже защитил докторскую диссертацию в гражданском вузе. Ему был отведен специальный кабинет, куда приглашали по очереди. В кабинете были еще Владимир Крючков и другие руководители разведки. Тогда Андропов предложил мне возглавить аналитическое управление разведки. Сначала я отказался, сославшись на слабую подготовку, чтобы взять на себя такую ношу. Предложил трех кандидатов на должность из числа знакомых мне офицеров этой службы, положительно их охарактеризовав. На что Андропов сказал, что данные предложения уже рассмотрены и все-таки остановились на моей кандидатуре. «Я осведомлен о том, что у Вас мягкий характер. Вы редко пользуетесь дисциплинарно-офицерскими командными мерами», — предупредил меня заранее Андропов.Я сказал, что являюсь сторонником консультативного решения вопросов. Ведь в моем распоряжении был штаб: у меня было пять заместителей, секретарь парткома, руководитель по кадрам. Мы принимали решения коллективно, после тщательного рассмотрения всех деталей. Короче говоря, мне было сказано возглавить управление. Принцип у нас в разведке был такой: ничего не проси, ни от чего не отказывайся. Я спросил Андропова, какие у меня будут основные задачи. И тут он сформулировал: «Главная Ваша задача — не поддакивать мне. То, что я знаю, мне известно и без Вас. Вы же — управление целое, имеете доступ к огромному запасу информации, которую получаете из всех источников, — разведка, посольства, дешифровка, перехват радиопередач. Вы должны формулировать независимую точку зрения, докладывать их мне и в ЦК, не глядя на существующие мнения».Это прозвучало как гром среди ясного неба. Я воспринял это как свободу действий и сказал, что будем стремиться к такой работе. В противном случае управление теряло свой смысл. Если отобрать у информационно-аналитического бюро свободу, оно превратится в информационно-пропагандистское. Это как у пчелы отнять жало — она погибнет или превратится в гермафродита. Как сейчас происходит: вместо анализа и детального разбора вопросов все заполняется информационным навалом, который всегда ведет к катастрофам. Ведь что такое нацизм в Германии? Это информационный, психологический навал на нацию, который организовывался структурой, созданной после 1933 года. Она подавила очень развитую и современную нацию, заставила ее мыслить как солдатская шеренга. У них нет возможности думать и выбрать лучший вариант, солдаты идут в штыковой бой. Если вы хотите избежать ошибок, то должны иметь аналитическую структуру, которая поможет выбрать лучший вариант.Благодаря постулату Андропова («не поддакивайте мне») я просидел в кресле руководителя аналитического управления с 1973 года до гибели СССР. Доминантой в моей жизни осталось стремление к информационно-аналитическому рассмотрению тех проблем, которые стоят перед государством. Независимость от работодателя. Это первое условие.Второе — управление потоками информации. Мы живем в безбрежном море информации, в которой дряни больше, чем жемчужин. Проработав всю жизнь в информационно-аналитической сфере, я с трудом представляю, как люди, не имеющие специальной подготовки и заостренности, разбираются в жутком селевом потоке, который разрушает все кругом, несет обломки домов, деревьев, остатки кораблей — всё в кучу. Для нашего подразделения главным было определить основные (фундаментальные) течения в информационных потоках, чтобы отвлекаться от постороннего. То есть — процеживание информации: надо браться только за крупные события, на все просто не хватит энергии.Занимаясь внешней политикой и разведкой, нашей первостепенной задачей было определить, насколько правильно и честно работают наши датчики информации. Аналитическая структура должна строиться на основе здоровых кирпичей — хорошей информации. Вы не должны заглатывать все, что попадется в сети. Каждый раз, тем более когда поступает сенсационная информация, не надо дергаться и докладывать ЦК. Остановитесь и перепроверьте. <...>Наибольшая трудность возникала в оценке научно-технологической информации. В политике, экономике и в военных делах мы легко управлялись. А вот, если американцы нам подбрасывали документацию научно-технического характера, тут мы не могли сами оценить — это липа или не липа. Направляли в соответствующие министерства и ведомства, которые давали заключение. Например, когда дело касалось космических аппаратов или мини-шатлов. Могут еще прислать бутылку краски, которая сокращает трение корпуса корабля с водой.Тут они нас частенько обманывали, я знаю (улыбается). Но мы не виноваты, поскольку заранее говорили, что не знаем, и предлагали государственным структурами самостоятельно оценить, сколько стоит, если надо заплатить за данную информацию. Основа правильной аналитической работы — тщательно следить за агентурным аппаратом, который поставляет вам информацию. Чтобы они работали честно. И тогда вы сможете судить, опираясь на твердую почву. Кстати, нам часто подбрасывали ложную информацию, но мы не попадались на нее из-за того, что в управлении работали грамотные ребята.Вбросы информации, как правило, происходили в случаях, когда разжигались межгосударственные конфликты. Вот Украина и Россия сегодня. Посмотрите, какое количество дерьма подбрасывается, чтобы разжигать вражду. Поскольку Западу крайне интересно, чтобы Украина стала не просто врагом, а членом НАТО. Они будут все делать, чтобы распалять нас. Главное — разобрать. В моей жизни был очень тяжелый случай, когда нам приходилось вести сражение по вопросу о наших взаимоотношениях с Китаем. Идеологические противоречия с Пекином начались сразу после развенчания культа личности Иосифа Сталина. Начиная с 1960 года со стороны Китая и с нашей стороны партии «ястребов» раздувался конфликт. Выдвигались жуткие проекты «атомной кастрации» КНР — нанести удары по атомным проектам Китая, которые только начинали строиться. Мы, информационно-аналитическое управление внешней разведки, принадлежали к «голубям».— Эти люди не понимали ситуацию или действовали сознательно?— Я не знаю. Когда люди говорят неправильные вещи — они либо дураки, либо предатели. С дураком понятно. А вот предатель может руководствоваться шкурными или карьерными интересами, он говорит вещи, которые расходятся с интересами государства.— Можете назвать их фамилии?— Я имею в виду высшее руководство армии. Люди на уровне маршалов СССР предлагали такие вещи. Маршалы Виктор Куликов и Дмитрий Устинов. Когда у нас проблемы возникали на каждом шагу и есть было нечего, предлагали строить огромные долгосрочные сооружения. Идея БАМа родилась так. Идея постройки второй оборонительной дороги вдоль китайской границы. Предполагалось потратить десятки миллиардов долларов. Дошли до того, что стали говорить: Китай, США и страны НАТО — главные враги СССР. Однажды у Андропова прозвучала жуткая фраза: «СССР должен иметь достаточный потенциал оружия, чтобы противостоять США, НАТО и Китаю». В нашем управлении мы, конечно, обомлели. Мы понимали, что это невозможно, непосильно по экономическим причинам — противопоставлять себя всему миру. <...>— Ранее в своих интервью Вы сказали, что иногда не соглашались с Андроповым. По каким вопросам у Вас были разногласия?— Их было несколько. Первый вопрос — судьба социалистического строя в Европе. В наше аналитическое управление поступило громадное количество информации о постепенном разъедании социалистических стран. Офицеры управления помнили все события. Прежде всего антисоветское восстание в Берлине 1953 года, которое мы подавляли с помощью танков. Отлично помнили Венгрию 1956 года, где Андропов был послом, знал ситуацию. Если вы будете читать материалы по Венгрии, то увидите, что там вся страна выступила против нас, включая армию и полицию. СССР вводил корпуса, чтобы подавить восстание. Была Чехословакия 1968 года. Чувствовали назревание «Солидарности» в Польше. И Андропову мы говорили, что социализм в Европе трещит по швам. Призывали предпринять коллективные усилия для анализа происходящих изменений.Наше предложение состояло в том, чтобы собрать на Политический консультативный комитет генеральных секретарей компартий и вместо принятия помпезных деклараций глубоко обсудить реальные проблемы, грубо говоря, несовершенства социалистического строя. Брежнев особенно любил их собирать раз в год где-нибудь в Крыму. Сидели за банкетными столами, принимали декларации, в которых говорилось, что все тип-топ и нормально. Ну как нормально, если мы вагонами получали информацию, что это неправда. Предлагали обсуждать причины вспышек недовольства в Берлине, Варшаве, Будапеште. Ведь было понятно, что это потом будет и у нас в СССР. Кстати, с такой точкой зрения выступал лидер немецких коммунистов Эрих Хонеккер. Он открыто говорил Брежневу: «Прекратите устраивать эти парадные заседания, когда речь идёт о реальной политике». Тем более что у нас были свои замечания к ГДР, которые вели двойную игру с ФРГ.Однажды в ответ на наши упорные требования Андропов бросил фразу, которая прозвучала тяжело: «Не учите нас управлять государством!» Ничего себе. Начинали с ним с тезиса «не поддакивайте мне», а теперь кончилось этим. Мы очень остро пикировались с Андроповым, особенно когда в Польше начались события с «Солидарностью». Когда в июне 1978 года Бориса Аристова назначили послом СССР в Варшаву, к нам в разведку приехал Андропов. Аристов ему пожаловался, что мы в разведке якобы распространяем алармистские настроения по Польше. Андропов тогда сказал мне по телефону со ссылкой на слова Аристова, что управление сгущает краски. На что я ответил: «Мы не сгущаем краски. У нас нет никакого интереса. Говорим только о том, что реально происходит в Польше».Мы провели в Ясенево отдельное заседание по Польше, на котором я сказал Андропову в присутствии десятка генералов: «Социализм в Польше стремительно исчезает, теряет свои позиции». Андропов задал вопрос: «На чем же он держится?» Я ответил: «Если по-честному, то власть держится только на скелете Объединенной рабочей партии, МВД и армии. Больше никто не поддерживает власть. Церковь, костелы имеют большую популярность, чем парткомы. Состояние общества жуткое, что тоже связано с большими затратами на военные нужды (поляки же участвовали во всех наших военных проектах). Все началось с продуктов питания. События в Гданьске начались с того, что внезапно повысили цены на мясо, увеличили нормы выработки на предприятиях».Андропов спрашивает: «Что там происходит с питанием?» Я отвечаю: «Нехватка мяса». Андропов дополнительно уточняет: «Сколько поляки потребляют мяса?» Я привожу данные: «46−47 килограммов на душу населения в год». Тут Андропов говорит: «У нас в СССР 37 килограммов на душу населения. А почему мы не бунтуем?» Я отвечаю: «Юрий Владимирович, у нас разный уровень терпимости». Андропов после этого позеленел. Помню, как он сказал в завершение: «Ну ладно. У нас не будет ни победителей, ни побежденных. Продолжайте следить за обстановкой в Польше». Когда Аристов приехал в Польшу, генерал Войцех Ярузельский через некоторое время ввел военное положение. Аристов умолял о помощи. Мы тогда сказали: «Подождите, мы же — КГБ, можем только проинформировать. У нас нет бронетанковых войск, которые можно вам послать на помощь» (улыбается).Так что Восточная Европа была пунктом нашего столкновения с Андроповым. Ранее я вам рассказал о Китае. Андропов не был сам сторонником «ястребов». Но после китайских дел он сказал: «Дайте мне хорошего помощника по Китаю». Мы выделили Андропову нашего лучшего специалиста по Китаю. Фамилию его не могу назвать. Он сейчас еще работает. Этот специальный помощник по Китаю был с Андроповым до конца жизни.В 1975 году наше информационно-аналитическое управление подготовило в ЦК записку. Это был год максимального развития СССР, а для США — самый тяжелый год. Американцы потерпели поражение во Вьетнаме, у них был Уотергейт, партийные склоки и бардак. Произошла «революция гвоздик» в Португалии. Рухнули остатки колониальных империй в Африке — отлетели Ангола и Мозамбик. А у нас все было нормально: Брежнев еще шевелил ушами и ногами. В ЦК тогда появились соблазны. Был там заместитель руководителя Международного отдела Карен Брутенц, который выступал с идеей о том, что судьба планеты решается в развивающихся странах Латинской Америки, Азии и Африки. Якобы кто будет помогать этим странам, тот и победит в мировом масштабе. Эдакий троцкизм навыворот.Мы же написали записку под названием «Роман века», в которой говорили: «Советский Союз больше не в состоянии расширять свое географическое влияние в мире». Смысл документа состоял в том, что у нас нет никаких кадровых, научно-технических, экономических и военных ресурсов. Мы в тот период отказались поддержать Сальвадора Альенде в Чили. Альенде приезжал в Москву, просил деньги и помощь. Андропов приезжал в разведку и спрашивал у нас: «Что будем делать с Чили?» Мы ответили: «Нам больно отказать. Но мы не можем поддержать Чили — на таком большом расстоянии у нас нет ресурсов». Мы еле-еле поддерживали Кубу.В записке мы говорили, что надо остановиться, никуда больше деньги не совать. Следует перестать признавать страны с некапиталистическим путем развития. Чушь собачья все это. Сосредоточить только ресурсы внутри своих границ и соцстран, поскольку мы не могли от них отказаться. Чтобы тлел костер. Ставили вопрос исключительно о содержании маленьких стран, которые относительно дешево стоят, но помогают СССР стратегически участвовать во всех районах мира. Кстати, Куба демонстрировала полную преданность, там сформировалась сильная партия. Что касается арабского мира, то мы сомневались, что он даст нам какие-либо результаты. Поэтому наше управление призвало сосредоточить усилия только на одной арабской стране — Южный Йемен. Это страна маленькая. Там было до 3 млн населения. Зато есть Аден, стратегически важный пункт с прекрасными транспортными возможностями. Надо было только 200 колодцев прорубить в пустыне. Страна изолирована пустынями, туда сложно вторгнуться. А остальные мы не утянем.Как пошел этот документ, я до сих пор не знаю. Мы его доложили Андропову (единственный человек от ведомства, имеющий право докладывать на Политбюро), который сказал, что документ хороший, но попросил его вдвое сократить. Мы сократили. Потом попросил еще сократить. Понимали, что в Политбюро люди престарелые, не могли долго читать. В конце концов он сказал: «Я доложу эту идею на Политбюро в устном виде». То есть как документ «Роман века» так и не получил официального хождения. Однако он должен сохраниться в архиве. Потом мы получили такой «подарок», как вторжение в Афганистан. Это привело наше управление в состояние шока.— Вы не знали о планах по вводу советских войск в Афганистан?— Абсолютно неожиданным было данное решение для нас. Я, начальник информационно-аналитического управления внешней разведки КГБ, узнал о вторжении 40-й армии за два-три часа до начала операции. Когда самолеты уже были в воздухе. Никто не просчитывал последствия этой акции, чтобы понять, а что же послужило источником данного идиотского решения. Это было чисто эмоциональное решение Леонида Брежнева.— Только Брежнева?— В основе был он. Хотя решение Брежнева поддержал министр обороны Устинов, сторонник максимального раздутия ВПК, который и похоронил военную империю в плане денег. Потом мы узнали, кто в Политбюро голосовал «за». Среди них — Громыко, Андропов. Голосовали по соображениям лояльности. Мы вторглись в этот Афганистан не поймешь зачем! Хафизулла Амин дерется с Бабраком Кармалем, с Нуром Тараки. Мало кто где дерется. Зачем было вмешиваться в их склоки путем отправки нашей армии? Абсолютнейшая авантюра престарелых людей, которые ни с кем не посоветовались! Если бы только нам, аналитическому управлению внешней разведки КГБ, позволили оценить перспективы, мы бы высказались категорически против. Потому что цели-то в войне нет. Что нам, Афганистан нужен? Он вообще никому не нужен. Бессмысленная война — следствие эмоционального взрыва Брежнева, который жутко обиделся на то, что Амин убил своего бывшего руководителя Тараки, не послушавшись прямой просьбы генсека КПСС сохранить ему жизнь, выслать его в Советский Союз. Азиаты есть азиаты, у них свои нравы. А нам зачем была нужна эта война? Мы влезли в десятилетнюю войну, которая стала предтечей гибели СССР. <...>— Восточная пословица гласит: «Тяжелые времена рождают сильных людей, а хорошие времена — слабых людей«. Согласны с ней?— В какой-то мере согласен, а в какой-то нет. Пословица эта не совсем точна. Моя точка зрения состоит в том, что лучшие времена в Советском Союзе были при Никите Хрущеве. Фигура Хрущева у нас оплевана. Ботинки какие-то припоминают, мол, «кукурузник». Это все пропаганда. Хрущев на самом деле был очень интересным политиком. Если бы у нас было демократическое руководство в партии и государстве, из Хрущева мог был получиться выдающийся деятель. Он — единственный, кто поставил вопрос о сменяемости власти за все время существования советской власти. Имеются в виду генеральные секретари, первые секретари, руководители обкомов и крайкомов. Хрущев внес в устав партии предложение о двух сроках выборов. Он это сформулировал после развенчания культа личности Сталина — на одном из ближайших съездов. Об этом никто не говорит сейчас, будто бы и не было никогда. В то время мы в Мексике как-то сидели в кабаке с Алексеем Аджубеем. Я был его переводчиком. Он жаловался мне на тестя, что, мол, два срока по выборам — и в члены ЦК уже не попадешь. Аджубей очень хотел пожизненно остаться членом ЦК.— Кстати, сменяемость — именно то, что было в Китае. Однако Китай уже отказался от принципа сменяемости…— Да, сейчас отказался (улыбается). Не знаю, какая была у китайцев причина. Ладно, он хоть встал на какие-то рельсы. Мы вообще мало знаем о Китае. Отгородились от него «китайской стеной». Это уже наша беда. Так вот, Аджубей тогда кричал против Хрущева. Я ему сказал: «Алексей, ты же будешь главным редактором газеты „Известия“. Тебе этого мало? Зачем тебе в ЦК надо обязательно? У тебя газета огромнейшая…» Короче говоря, скрыли от населения главную инициативу Хрущева и потом ее сразу отменили, как только убрали самого Хрущева. Хрущев за кратчайший срок решил в нашей стране вопрос с жильем. «Хрущебы» мы теперь их называем. Какая бессовестная и циничная позиция! Тогда другого пути не было, но он дал людям простенькие маленькие квартиры. Мы и сейчас в них живем. Сколько лет прошло. Кто нам сейчас дает такие квартиры? Никто.Он поставил вопрос ликвидировать персональные машины для сотрудников всех министерств, ведомств и партии. Вот подъедьте сейчас к Администрации президента — там море всяких лимузинов. Хрущев исходил из того, что, если надо, давайте повысим зарплаты, но покупайте себе машины, как на Западе, и ездите на них спокойно. А что сейчас? Еще и 2−3 водителей нанимают, которые храпят в лимузинах. Хрущев категорически выступил против этих дач. У нас их до сих пор немереное количество. Он же отменил так называемые вторые пакеты для партократов и чиновников госаппарата — люди получали две заплаты: одна была по должности, а вторая — от ЦК. «Кто жалуется, что не хватает денег?» — сказал Хрущев на одном из пленумов ЦК. Поднял тогда министра железнодорожного транспорта Бориса Бещева и говорит: «Вот я слышал, Вы пожаловались, что у отняли у Вас „пакет“ ЦК. У Вас же 2 млн лежат на сберкнижке, и Вам мало этого?» Стыдобище было! Но сейчас никто вообще об этом не говорит.Ведь именно Хрущев ликвидировал эти вторые доплаты. Хрущев был устранен партократией. Поэтому первый лозунг Брежнева был следующий: «Беречь кадры». У Хрущева были свои заморочки — он воевал с США, устраивал им опасные вещи, которые я тоже не одобряю. Ракетный кризис на Кубе, например.— Куда Вы потом и поехали с Анастасом Микояном…— Да, я там много раз бывал. Хрущев пошел на это, чтобы спасти Кубинскую революцию.— Считаете, ракетный кризис на Кубе был оправданной мерой?— Как говорится, история меня оправдает (улыбается). Если бы не было ракетного кризиса, не было бы современной Кубы. Это козе понятно. Только в результате этого авантюрного и опаснейшего шага американцы поняли, что они тоже находятся под угрозой ядерного удара. С того времени появилась такая категория, которая называется «паритет» — угроза взаимного уничтожения. Слава богу, что эти два умных человека, Джон Кеннеди и Хрущев, нашли в тот момент политическую формулу урегулирования военного кризиса. Изумительное решение. Считаю, что им надо было памятник вдвоем поставить. Американцы бы стерли с лица земли Кубу, не будь ракетного кризиса. Она начисто стала бы проамериканской.— Какими качествами нужно было обладать, чтобы сделать в 1970—1980-е годы карьеру в КГБ?— Два качества я могу выделить. Первое: абсолютное служение профессиональному долгу — в самом лучшем варианте этого служения, когда руководствуются только интересами Отечества. К такому числу я могу отнести генерала армии Вадима Матросова, который руководил пограничным управлением. 250 тысяч военнослужащих было под его командой. Имел высочайший авторитет и в войсках, и среди населения. К сожалению, были и другие люди в КГБ, которые выслуживались перед руководством. Участвовали в каких-то сделках. Я их меньше знаю, поскольку был в определенной изоляции — в разведке, да еще и на информационно-аналитических процессах. Речь идет о заместителях председателя КГБ Георгии Циневе и Семене Цвигуне, которые вызывали много кривотолков внутри генералитета и офицерского состава. Заслугами они были не обременены, а высокими чинами потрясали. Даже у нас в разведке были люди, которые делали свою карьеру через отношения с руководством, поставляя инсайдерскую информацию о настроениях в офицерском корпусе и генералитете.— Общались с Ельциным?— Наша встреча состоялась весной 1991 года, когда Ельцин поставил вопрос о создании отдельного КГБ для России. Тогда Крючков меня пригласил на встречу с Ельциным. Моя позиция была однозначной, что этого делать нельзя. Ведь вставал вопрос, как делить информационные потоки, на кого работать — СССР против РСФСР? Дело было в мае (1991 года). Когда мы ехали в машине к Ельцину, я сказал Крючкову: «Горбачев уже сгнил как политическая фигура. Буду я на встрече или нет, дело Ваше. Предложите Ельцину провести новые выборы в СССР. Чтобы он возглавил не только РСФСР, а весь Советский Союз. В данный момент его фигура может быть объединяющей, прекратится сепаратизм. Не надо ничего дробить. Мы — великое государство, которое может решить любые другие проблемы. Ельцины приходят и уходят. Рано или поздно он тоже уйдет, как и все люди на этой Земле. Главное — сохранить Советский Союз. Это будет главным нашим достижением сегодня, когда все вокруг работает на развал. Можете доложить эту точку зрения как мнение аналитического управления КГБ».Изложил он ее или нет, я не знаю, поскольку на встрече не присутствовал. Сидел в предбаннике с Геннадием Бурбулисом. 22 августа 1991 года, когда был арестован весь состав ГКЧП и на площади Дзержинского собралась огромная толпа, я находился в зале заседаний Коллегии КГБ. Шли сообщения о возможном социальном взрыве, поскольку еле-еле удерживалась толпа. Тогда руководитель погрануправления сказал, что пограничники не дадут себя перерезать в кабинетах, как баранов. Что пограничники окажут сопротивление и пусть за все последствия отвечает Ельцин. Тогда врио председателя КГБ Шебаршин взял трубку, набрал телефон Ельцина и передал ему слова пограничников. Буквально через 15 минут Ельцин появился на Лубянке и обратился к толпе, которая была абсолютно управляемой. Все разошлись. На следующий день я представил начальнику КГБ рапорт об отставке.— 4 ноября 1991 года начальник управления Генпрокуратуры СССР Виктор Илюхин возбудил уголовное дело против Горбачева по статье «Государственная измена». Его уволили, историю замяли. Ведь и Крючков говорил о фактах коррупции в работе Горбачева. А в КГБ были аналогичные инициативы? Почему Генпрокуратура оказалась в одиночестве?— Да, я помню Илюхина. Он потом был депутатом Госдумы. Короткое время — с февраля по август 1991 года, когда я был начальником Аналитического управления КГБ и впервые получил доступ к внутренней союзной информации, меня интересовали общие вопросы. Я докладывал Крючкову, что мы сидим, как будто у кровати больной матери, которая не имеет шансов на излечение. Ее нельзя спасти, можно только мерить температуру, менять горчичники. Я подготовил два документа о людях, которые играли основную роль в окружении Горбачева. Речь шла об Александре Яковлеве и Эдуарде Шеварднадзе. Они были главными советниками: Яковлев занимался внутренними делами, а Шеварднадзе — внешними. Материалы были мне предоставлены по распоряжению Крючкова, чтобы я мог написать записку об этих людях. Я исполнил в одном экземпляре, хотя копии должны храниться в архиве ФСБ, но я не гарантирую, что они сохранились. Вытекало из двух документов следующее и весьма однозначное: эти люди не имеют ничего общего с будущим социалистического строя, они в основе своей работают на Запад. Мотивировки там было достаточно. Яковлев и Шеварднадзе были спаяны с силами в США и в Европе, которые их курировали. Например, Шеварднадзе перестал рассылать руководству страны записи своих бесед с иностранцами.— С какого периода времени он перестал рассылать?— Я говорю о той дате, когда возглавил Аналитическое управление КГБ. Примерно с февраля 1991 года. Ни одной записи уже не проходило. О чем он говорил и с кем? Может, он устно докладывал Горбачеву, но это было уже нарушением действующей нормы. Шеварднадзе никогда не пользовался нашими переводчиками. Никогда не вел беседы в зданиях советских посольств. Всегда уезжал на виллы, где были американские переводчики. То есть государство было лишено возможности контролировать своего министра иностранных дел. Что касается Яковлева, то его деятельность носила открытый характер. Он руководил идеологическим фронтом и заменил всех руководителей центрального телевидения, радио и газет. То есть к власти пришла целая плеяда людей, которые потом организовали то, что мы называем информационной революцией, произошедшей под видом «перестройки».Вспомним публикации тех дней. Это был ужас. Нам рассказывали, что в метро у нас крысы по метру ростом развелись. Что у нас в колбасе есть останки человеческих тел. Абракадабра была какая-то, но исполнили ее по-мастерски. Информационная пропаганда определила исход 1991 года. Яковлев всячески поддерживал сепаратистские настроения во всех республиках, особенно в Прибалтике, куда он приезжал не раз. Разжигали ситуацию. Эти люди были очевидно ориентированы на развал СССР. В далекие 1950-е годы Яковлев входил в группу из пяти человек, которую направили на обучение в США. Туда входил и предатель Олег Калугин, генерал КГБ. Еще трое были из ГРУ. Все пятеро оказались предателями.— В финале интервью прошу Вас ответить на философский вопрос. Возможно ли познание без страдания?— Конечно, страдание — наиболее короткий путь познания. Страдание высвечивает все ошибки или удачи, которые состоялись. Это дает основания для суждений. А posteriori мы все умные. Это еще называется «лестничная дипломатия», — когда посол спускается по лестнице после встречи с главой государства и говорит про себя: «Эх, надо было так сказать. Так врезать, а не иначе…» И без страданий возможно познание. Многие вещи, которые произошли у нас, мы их предвидели. К сожалению, между лицом, которое поставляет информацию и дает аналитические выкладки, и теми, кто принимает решения, разрыв очень большой. Раньше же говорили, что несущему дурную весть снимали голову с плеч. Кассандра, Лаокоон и его сыновья, предсказавшие исход Троянской войны, — все они были наказаны за правду. Вот история с Крымом. Чем же кончится все это? И меня больше всего не радужные мысли одолевают, а тревожные. Какую плату мы несем? Реальная ситуация, которая складывается в мире вокруг России, а также внутренняя ситуация в стране, когда постепенно раскаляется температура, вызывает у меня опасения. Я опасаюсь за судьбу некоторых наших территорий.— Каких именно территорий?— Калининградская область, например. Можно сколько угодно говорить, но стоит только уйти оттуда нашему флоту, как может случиться беда. Время-то работает против нас. Тамошнее население никогда не ездило в Советский Союз, не помнит уже его. Область постепенно втягивается в отношения с Западом. У них там особые отношения с Польшей, Литвой и т. д. А с учетом нашей экономической и транспортной слабости… появляются идеи о создании новой республики под названием «Янтарный берег». У наших западников рождаются такие идеи. Мы об этом рассуждаем не потому, что являемся сторонниками сепаратизма, а потому, что надо учесть все обстоятельства, которые пока развиваются в негативном ключе. Я очень боюсь за территорию Дальнего Востока — Приморский край. Они же все больше втягиваются в орбиту Китая, Японии и Южной Кореи. Что их привязывает к России? Одна Транссибирская магистраль? Дороговизна билетов на самолеты такова, что я даже не знаю, кто туда летает, кроме командированных. То есть экономически они втягиваются в чужую систему. И когда мне говорят, что во Владивостоке нет ни одной почти машины российского производства, я не удивляюсь этому.Россия для них находится на отдалении. А связи не крепнут, а рушатся. Всю рыбную продукцию гонят в Японию. Питаются японскими товарами. Что будет через 10−15 лет? Об этом Владислав Сурков говорил, что Россия держится административными обручами. Расползается страна. При каком-то повороте судьбы может произойти взрыв развального характера. Очень боюсь такого сценария. С тревогой смотрю на Татарстан и Башкирию. Мы же недавно пережили планы по созданию «Кавказского эмирата». Были идеи создания «Уральской Республики», отделения Юга России. В основе крепнущих государств лежит социально-экономическое единство. Вот что людей объединяет. Бисмарк объединял мечом и кровью, а потом Германия сливалась в единый хозяйственный организм. Франция как была неделимая, так и осталась. При Бурбонах, Наполеоне и после его — держится как целая страна. А у нас в России рыхлая становится структура. Поэтому у меня больше тревоги, чем оптимизма.Я слежу за демографическими процессами, как они меняются. Когда я слышу, что Москва скоро будет самым крупным мусульманским городом в мире, мне становится не по себе. Вот уйдут люди моего возраста, пенсионеры, которых до 35 млн человек, кто придет на их место? Какая будет судьба у страны и ее культуры? Эти вопросы должны поднимать аналитики и информационные работники, чтобы давать реальную картину руководству страны. Оценивать надо реальную динамику событий, говорить о том, как остановить негативные тенденции и запустить процессы развития. Об этом идет речь. А мы как-то старательно уходим от размышлений о будущем страны. Вокруг себя создали вакуум. Прошла операция по развалу СССР, и мы не знаем, что происходит вокруг России. Я не знаю информацию об Узбекистане, Казахстане, случайно попадается информация о Грузии. Очень тяжело жить в вакууме с точки зрения анализа информации. Основа прогнозирования — динамика развития, в каком направлении мы идем. Об этом мы стараемся не говорить сейчас… Кажется, вы взгрустнули (улыбается)…— Я перевариваю сказанное Вами. Мне понадобится еще много времени.— Вот смотрю я на Белоруссию. Начиналось все с колокольного звона, встреч Ельцина и Лукашенко. А дальше все хуже и хуже. Дальше что? Ведь у нас ни одного прорусского кандидата нет. С Украиной все понятно. Но как мы с Белоруссией за последние 20 лет все растеряли? Придёт только прозападная власть на смену. Говорю это при своей сердечной привязанности — там похоронены мои родители. Братья живут в Белоруссии. Что я сделаю? Каждый раз слышу, что все меньше упоминается Россия… Кто по православной линии отрывается, уходит под другой патриархат, где-то там поляки с католиками прорываются. А у нас даже Православная церковь, которая всегда была фактором сплачивающим, молчит. Патриарх Кирилл то ли есть, то ли его нет. Голоса его я не слышал. Проблема в динамике, смотреть надо именно динамику.— Надеюсь, что Ваше послание дойдет до читателя и сработают защитные механизмы.— У нас с вами нет властных полномочий. Мы говорим это для тех, у кого есть властные полномочия. Возможно, они прислушаются. Хуже всего, когда около верхов в Кремле крутятся люди, которые только поддакивают. Даже шуты говорили царям правду. Нельзя поддакивать…Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

02 апреля, 15:07

Симон Кордонский: "В России нужно заново выстраивать системы образования, здравоохранения и науки"

Из интервью социолога Симона Кордонского Алексею Алешковскому для журнала «Русский репортер» №5 (469). Полностью всю беседу можно прочесть на сайте издания "Эксперт".Фото: Андрей Гордеев/ Ведомости/ТАСС— Либеральные мыслители очень любят говорить о «географическом проклятии» России: вот, распалась бы империя на удельные княжества, и стало бы все шоколадным... Вы вообще в это верите?— Нет, не верю. Не самые умные люди рассуждают на эту тему.— А демократия в России возможна?— Нет, конечно.— Почему?— Демократия — это инструмент классового общества для предотвращения классовой борьбы, понимаете? Когда богатые ребята пилят бюджет безнаказанно, случаются гражданские войны, как в Англии или во Франции в XVII– XVIII веках. Демократия — просто вымученный инструмент согласования интересов между богатыми и бедными. А у нас классов нет, есть сословная структура. Форма согласования интересов между сословиями — собор, а не парламент. Вот съезд КПСС был формой собора, собрания представителей сословий. Было три уровня согласования интересов: стратегический — на съездах план распределения бюджетных ресурсов согласовывался, оперативный — на пленумах ЦК, и тактический — на партийных бюро. Система работала.— Но ведь сейчас тоже каким-то образом работает система?— У нас нет системы согласования интересов вообще — кроме бани, ресторана, рыбалки, охоты. Это единственные институты нашего гражданского общества (не государства), в которых и согласовываются тактические интересы. А стратегических и оперативных согласований — нет. Вообще нет! Это очень большая проблема, с моей точки зрения.— Может быть, русские люди недоговороспособны?— Да бросьте, мы же все договариваемся: если не можем по понятиям, приходим в суды. Но лучше договориться по понятиям. Кто берет не по чину, того сдают в суд.— Запад нам не поможет? Не нужно искать там подходящие модели государственного устройства?— Да вообще ничего не нужно искать за границей. Там ничего для нас нет. Ни одна из этих импортных штуковин не заработала.— Так уже сколько всего нашли! То начинают реформировать образование по болонской системе, то здравоохранение — по рецептам компании «Маккинси». А потом оказывается, что-то пошло не так. В логике реформ хоть какая-то идеологическая начинка существует?— Везде она существует, только эта идеология дурная. Вот как это происходит? Наши люди всегда жалуются, что все хреново. Начинаешь с человеком общаться, и выясняется, что хреново не у него, а у соседа. А у него самого все нормально! Чиновники, которые сидят на уровне района, регионов — они точно такие же. Они жалуются, жалуются на то, что все хреново, а если не дадите денег, то будет вообще… Все эти жалобы собираются где-то в федеральных центрах. И поэтому в федеральных центрах формируется ощущение, что в стране все хреново. Что надо это менять, реформу делать. А как? Стандартное решение: а поедем-ка мы куда-нибудь за границу и узнаем, как они сделали! Ездят они по заграницам, смотрят, узнают, а потом возвращаются. Сначала они гранты на это брали в международных организациях, сейчас в бюджете деньги находят. Это даже не логика распила, это логика улучшения жизни путем импорта концепций и организационных форм из других социальных систем.— Это низкопоклонство перед Западом — из-за неуверенности в собственных силах?— Из-за уверенности в том, что в стране все хреново и надо все менять. Они никак не могут принять страну такой, какая она есть. Они ее хотят переделать.<...>— Пришлось бежать из Томска. Я там болтался спокойно до 1976 года. Социологией занимался, исследования проводил, опросы. Потом там начали строить нефтепровод, и преступность среди молодежи в связи с этим повысилась. Приехала комиссия из ЦК ВЛКСМ и решила новомодную социологию попробовать. Взяли меня туда — я за 10 дней провел образцовое исследование, им понравилось… Зажил нормальной жизнью, потом вдруг вызывают в обком партии. Говорят, пришла телеграмма из ЦК ВЛКСМ, тебя вызывают в высшую комсомольскую школу, но мы тебя не рекомендуем. Ну и ладно! А когда на третий раз пришла телеграмма за подписью Пастухова — помните, секретарь ЦК ВЛКСМ по идеологии? — им уже ничего не оставалось, кроме как отправить меня туда. Я там какое-то время проучился, вернулся уже в другом статусе. Меня вызвали в обком партии, сказали: будете читать лекции партхозактиву по социологии. Прихожу, а там половина аудитории — чекисты, и половина — военные (смеется).— И как же вы вдруг с таких высот слетели?— Однажды меня чекисты, из бывших учеников, выловили и сказали: социологическую лабораторию нужно делать, иностранцы у нас появились на строительстве химкомбината. И надо изучать отношение людей к иностранцам. А город до этого был совсем закрытым. Я им: «Под крышу не пойду, берите в кадры». «В кадры не можем, потому что ты еврей». В общем, зажимать меня начали, я собрался и уехал из Томска в Новосибирск. А там работы не оказалось, хотя предварительные договоренности были. Все возможности закрылись. Они меня еще встречали потом и подначивали: ну, как живется?..— А почему отказались от предложения, от которого нельзя было отказаться?— Работать, что ли, на них? Исследовать отношение народа к иностранцам? На кой мне это надо?!— Наверное, в смысле науки там были неплохие возможности?— Наверное. Но как-то мне это не по шерсти было.— Вот вы практически с самой зари перестройки варились в гуще будущих молодых реформаторов. Был для вас в их установках еще тогда заложен какой-то концептуальный порок?— Там было абсолютное нежелание знать страну: она настолько плоха, что не фиг ее изучать, надо ее реформировать. А как реформировать? Заграница нам подскажет и поможет. Вот, например, указ о свободе торговли. Гайдар пришел в начале ноября 1991 года к власти. А где-то 20 ноября я у Миши Леонтьева, который сейчас в «Роснефти» вице-президент, — в «Независимой газете» статью опубликовал на полосу: «Третье поколение реформаторов разрушит Россию». Естественно, поругались с будущими молодыми реформаторами, поссорились месяца на два. Потом вдруг ночью звонят: «Рабочий центр экономических реформ сформирован, там будет управление такое информационное. Информации много, но все развалено, возьмись за это дело…» Я собрал аналитиков из спецслужб, человек сорок: сидели мужики — полковники, подполковники, писали сводки о том, что в стране происходит. Ну и жили мы так дружно, мужики пили, какие-то свои дела делали.Как-то появляется у нас Миша Киселев, был такой депутат питерский. Говорит: «Такое дело, срочно нужна бумага о свободе торговли. Гуманитарка идет, помощь всякая разная, а как распределять — совершенно непонятно. Давайте, мужики, думайте!» Мужики переглянулись: «Ящик коньяка!» Коньяка же тогда не было. А Киселев в гостинице «Россия» жил, там коньяк продавали. Говорит, к утру будет! А было, наверное, часов 8 вечера. И они за ночь сварганили проект указа и документы под указ. Я прихожу на работу часов в 12: такой дух стоит, окурки везде, перегар. И стопочка бумаг лежит. Миша ушел с этими документами, отдал их Алексею Головкову, тот стал автором. Головков отдал Бурбулису, и автором стал Бурбулис. На следующий день Ельцин все подписал. Но потеряли при этом все комплектующие документы — им нужен был только голый указ. То есть никакого отношения к базовому документу реформаторы не имели вообще. Два полковника его сделали, внутренней службы и милиции. Менты, чекисты, армейцы — с ними надо было «реформаторам по случаю» работать. Там такие продвинутые люди были, очень продвинутые! И страну знали, и мир знали.— А что же у таких продвинутых людей Союз развалился?— Если бы путч удался и была бы возвращена руководящая роль партии, может, удалось бы эту динамику обуздать. Партия ведь постепенно превращалась в коммерческую структуру. Когда я пришел на Старую площадь весной 1991 года, там уже бумаги на столах лежали: на приватизацию, на свободные экономические зоны. Это все было разработано в ЦК КПСС.— А они это откуда брали?— Они сами все делали.— То есть ЦК КПСС не нужны были западные умы?— Нет, они еще и страну знали при этом.— Но, по сути, они же ее и развалили? Ведь все-таки Горбачев пытался союзный договор подписать?— Поздно. 1988 год: отмена 6-й статьи (Конституции, про руководящую роль КПСС — «РР»). Это все, точка. Из системы выдернули стержень. И Горбачев просто струсил, сбежал. А мужики (путчисты. — «РР») запаниковали. Помните, наверное, трясущиеся руки и следы похмельного синдрома у участников знаменитой пресс-конференции? Первое лицо — он на себя должен был брать ответственность, и вдруг он смылся. Что делать? Они же к нему поехали уговаривать, чтобы вернулся и принял под свою руку!— Вы полагаете, путч с его согласия происходил?— А как это могло быть без него? Просто все пошло не так. Я потом работал с теми людьми, которые следствие вели по ГКЧП. Примерно это же и говорили. Все ведь готовилось года с 1988-го: тогда Кугушев (Сергей Кугушев, работал в КГБ, принимал участие разработке реформ в СССР по распоряжению Юрия Андропова в 1983 году, имел в 80-е годы отношение к семинарам Гайдара-Чубайса. — «РР») попросил меня написать бумажку, которая стала потом известна как «сценарий Х». Переворот, запрет на всякую политическую… (согласно законодательству РФ мы опускаем нецензурное слово, употребленное Симоном Кордонским в значении «деятельность», «свободу» и пр. — «РР»), полная свобода торговли, партия превращается в биржу. Он это подал как свой проект, а Глеб (Павловский. — «РР») очень разозлился, когда узнал, кто автор, и опубликовал как интервью с неизвестным экспертом.— То есть, по сути, вы написали первый сценарий китайского пути?— Да. Но я тогда ничего не знал про китайский путь, естественно. Просто по логике вещей все это было. Так что идеология ГКЧП прописывалась не путчистами. Уверен, что мой текст не был уникальным — были и другие, написанные более компетентными людьми. Наверное, были и гораздо более ранние тексты. Люди говорили, что в планах Андропова было что-то похожее.— А Горбачеву это зачем было надо? Чтобы в случае удачи загрести жар чужими руками, а в случае неудачи — слиться?— Он беспроигрышно играл. Только ценой оказалась страна.<...>— А как вы и при Ельцине оказались в центре политического скандала?— Последний раз я был в бегах в 1994–95 годах, когда меня Ельцин велел посадить за «Версию № 2» (обнародованное в «Общей газете» описание заговора с целью захвата власти. — «РР»).— Долго бегали?— Месяцев восемь, был полтора года под следствием. Ко Дню Победы амнистию объявили.— И какой заговор на тот раз был в меню?— Ну, слухи ходили про Лужкова, что он задумал что-то против Ельцина. С одной стороны — Коржаков, Сосковец и компания, а с другой — Лужков и всякие разные демократы. Попросили меня оформить это в текст. Когда мои ребята собрали материал, коржаковские просто украли его и слили в газету сами. Факс текста «Версии 1» шел с телефона службы безопасности президента. Я разозлился, оформил «Версию 2» и разослал по тем же адресам. Естественно, игра у Коржакова сломалась, и он сильно злился. Ельцин Степашину (в то время Сергей Степашин был директором Федеральной службы контрразведки, будущей ФСБ. — «РР») поручил разобраться. Они решили меня посадить. Минут через сорок у меня уже появился человек, полковник. Сказал: «Бери жопу в горсть и мотай отсюда». Я сел в машину и поехал на Украину.— Увлекательно было в политические игры играть?— Да не знаю. Это жизнь была такая.— Вот вы еще с начала восьмидесятых были участником дискуссий будущих молодых реформаторов, где царил либеральный западный дискурс. А потом с ними идеологически совершенно разошлись. Как так получилось?— Ну, я с ними никогда не был согласен. Просто жизнь свела, они же были живыми и думающими людьми. Но меня их идеи ни в коей мере не привлекали применительно к России. Эти идеи были хороши как тексты. Но я не видел конкретики — как их можно реализовать.— Но ведь реализовали?— Нет, а где вы видите реализацию? Обосрались.— Ну а рынок?— Какой рынок, где вы видели в нашей стране рынок? Базар у нас! Рынок — это когда деньги превращаются в товар, а товар в деньги. Рынок — это прежде всего капитал. У нас нет вообще инструмента капитала, и рынка у нас поэтому нет. У нас есть совокупность промыслов и обмен результатами промыслов, изделиями разного рода. Промыслы могут быть нефтяными, космическими, финансовыми… В стране отсутствуют деньги как инвестиционный институт.— Вы говорили, что ваша задача — привить студентам отвращение к любому роду реформаторства. А с нынешними нашими проблемами какими реформами надо справляться?— Зачем? Проблемы рассасываются сами, если их не трогать. Вот не было проблемы самозанятых, так придумали. А теперь это проблема очень серьезная, потому что самозанятые не вписываются в сегодняшнюю социальную структуру.— А почему после советской власти так безумно разрослось чиновничье сословие? Казалось бы, при большевиках чиновников было много. А сейчас чуть ли не в 10 раз больше.— При советской власти было три базовых сословия: рабочие, крестьяне и служащие. Иерархия была. Рабочие на оборонном заводе в Москве — не то же самое, что рабочие в Кызыле. Иерархия выстраивала систему снабжения. Все было четко прописано. Чиновников было не меньше, но они имели другие статусы. Ну, инженер-снабженец, понимаете?— Это тоже чиновник?— Нет. Он рабочий, крестьянин, служащий?— Ну, он служащий.— Да. А из массы рабочих, крестьян, служащих формировалась гигантская выборка под названием КПСС, в которой 18 миллионов человек было. Они представляли все сословия. В тех же пропорциях, что и в основной популяции. А из партии уже формировались органы управления. Так сказать, не было отдельного сословия чиновников.— А служащие министерств?— Они были именно служащими. Так писали в анкетах.— То есть размножение чиновничества — тоже миф? Просто при советской власти они по-другому назывались?— По-другому назывались. Сейчас, вместе с работниками госкорпораций, их примерно 7 миллионов человек.— Это немного вроде.— Немного.— Получается, что и в общественном сознании, и в политике бытуют взаимоисключающие концепции, которые описывают одну и ту же реальность?— Есть концепция системных либералов, что в России несовершенный рынок, хреновое государство, экономика. Есть концепция чиновников. И есть много других картин нашего мира. Путинская интуиция — в умении сопоставить разные картины мира. Не рациональная стратегия, а именно интуиция.— Если так подумать, то сейчас, в конце концов, мы имеем самый либеральный режим в истории России. Так и чем же он плох?— Ничем. Непонятно, с чем сравнивать, потому что остальное хуже. Сейчас все держится в стабильном состоянии, потому что оружие есть.— Наша стабильность только за счет ядерного щита существует?— В основном за счет него. Минимум еще несколько десятилетий лет нас никто не тронет. За эти годы много чего может произойти. Заново нужно системы образования, здравоохранения и, главное, науки и технологии выстраивать. То, что сейчас в них происходит, можно назвать скорее уничтожением советского наследия, чем формированием новых форм, соответствующих социальной структуре становящегося сословного общества. Проблема в том, что в таком обществе вряд ли возможно то, что называется техническим прогрессом — в западном смысле этого слова. Технологические инновации разрушают сословное устройство. Значит, государству необходимо найти способы обойти ограничения, накладываемые его социальным устройством на инновации. Во времена Сталина такой способ был найден и в какой-то степени оказался эффективным. Это «шарашки».— Вы же говорили, что проблемы рассасываются сами, если их не трогать?— Есть проблемы сконструированные, их акцентирование — не более чем стремление получить ресурсы для нейтрализации придуманных угроз. И есть проблемы реальные, в том числе проблемы выживания в быстро меняющемся технологическом мире. В образовании и здравоохранении эти проблемы сейчас решаются за счет сословной дифференциации в доступе к благам цивилизации: служивые сословия имеют одни права доступа, в то время как обслуживающие сословия — другие. Такой способ решения чреват некоторыми последствиями, которые сейчас как угрозы не рассматриваются. В науке и технологиях ситуация другая: советские институты развалились практически полностью, остатки нефункциональны. Для того чтобы не остаться на обочине нового технологического мира, необходимо создавать науку и сопряженные с ней технологические новации заново. Есть опыт Сколково: попытка создать «шарашку» без особого режима. Этот опыт, насколько мне известно, не очень удачен. Нужна какая-то иная методология — не знаю, какая.— Вот вы еще 15 лет назад задавались вопросом, может ли наша реальность быть описанной в терминах такой теории, которая давала бы возможность для ее рационального изменения. У вас сегодня появился на него ответ?— Нет. Не появился.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

29 марта, 18:35

Эль Мюрид: управленческий крах наступил

Эль Мюрид: управленческий крах наступилhttps://youtu.be/5EkwT4wgqIsВедя довольно тяжелую Холодную войну-2, Кремль получает пучок кризис внутри РФ. От очага в Ингушетии – до топливного кризиса. От экономического застоя и обнищания населения – до войны на взаимоуничтожение в «элите». Что это? На вопросы Максима Калашникова отвечает Эль Мюрид (Анатолий Несмиян). #Абызов #Семья #расколэлиты

08 июля 2017, 11:56

Телохранитель Путина и Собчака -Золотов,начинал слесарем

Оригинал взят у sayanarus в Телохранитель Путина и Собчака -Золотов,начинал слесаремГлава президентской охраны Золотов всегда за спиной у шефаЭта силовая структура - неотъемлемая часть жизни высшей элиты. Деятельность ее окутана таинственным ореолом, придающим ей в глазах людей красочно-романтичный образ. Кого берут в VIP-телохранители? Как они работают?Клиентура охраныФСО - Федеральная служба охраны (ранее - Девятое управление КГБ СССР) - охраняет президента, премьер-министра, спикеров Госдумы и Совета Федерации, министров иностранных дел и обороны, директора ФСБ, председателя Совбеза, руководителя администрации президента и его замов, председателя Центризбиркома. Иным чиновникам телохранители от ФСО предоставляются только после специального президентского указа.Большинство региональных руководителей, главы корпораций пользуются услугами частных структур или собственных бодигардов.Президента России Владимира Путина постоянно охраняют десятки человек, среди которых не только «искусствоведы в штатском», но и «люди в черном» - бойцы с легким и тяжелым стрелковым оружием. Во время выездов главы государства сотни сотрудников дежурят на всем протяжении маршрута. В президентском кортеже - 5 - 7 спецавтомобилей и 3 - 4 машины ГИБДД.Сквозь строй бодигардов к главному телу страны могут приблизиться только самые проверенныеНынешний глава Службы безопасности президента - Виктор Золотов - работал телохранителем Анатолия Собчака в его бытность губернатором Санкт-Петербурга. Став в 1999 году премьером, Путин пригласил Золотова в свою охрану.Золотова часто сравнивают с бывшим ельцинским охранником Коржаковым. Однако Золотов так явно, как Коржаков, в политику не лезет. Хотя поговаривают, что за некоторыми громкими разоблачениями и назначениями, связанными с питерскими, стоял Золотов. Известно, что он в напряженных отношениях с Чубайсом и бывшим губернатором Санкт-Петербурга Яковлевым.Многие отмечают, что в сравнении с Коржаковым Золотов намного профессиональнее. Когда эти слухи доходят до Коржакова, он раздраженно ответствует: «Да Золотов же бывший слесарь!» Действительно, трудовую деятельность Золотов начал слесарем на АЗЛК, в ФСО попал без всякой протекции и вскоре стал настоящим профессионалом.Когда Путин, закончив мероприятие, садится в машину, Золотов подходит к людям, обеспечивавшим охрану, жмет руки и обнимает. А «объект» терпеливо ждет в машине. Один сотрудник ФСО из региона, рассказывая об этом, заметил: «Это супермомент, который политрукам-воспитателям и не снился».Золотов часто надевает темные очки, они вообще такая фишка телохранителей. Но темные очки не только для защиты от солнца и точно не для форсу: они скрывают направление взгляда (потенциально опасный объект не должен видеть, куда смотрит охранник), а также позволяют быстрее заметить блеск оружия.Когда Золотов ходит за «объектом», создается впечатление, что это такая бездушная скала, чуждая эмоций. Но однажды мы наблюдали Золотова-болельщика на спортивном соревновании. Он сидел за Путиным, эмоционально досадуя во время проигрыша и вскидывая руки в приветствии в момент победы, даже выкрикивал с места, и было очевидно: с эмоциями у главного путинского охранника все в порядке, а подчеркнутое хладнокровие - это для работы.Правитель - самая опасная профессияСамое громкое преступление второй половины ХХ века - убийство в 1963 году в Далласе президента США Кеннеди. Трагедия произошла в результате явного просчета спецслужб: маршрут проходил мимо 20 тысяч окон, а Кеннеди не захотел даже поднять тент кабриолета. Кстати, по американской конституции, президент обязан выполнять требование секретной службы.На премьер-министра Индии Индиру Ганди покушались 5 раз. В 1984 году ее убила собственная охрана. Ее сын Раджив заменил охрану верными десантниками. Но в 1991 году террористка взорвала себя и премьера, спрятав взрывчатку в букете цветов.Премьер-министра Ицхака Рабина не уберегли 1800 сотрудников безопасности. Убийца расстрелял его во время митинга с расстояния меньше метра. За последние 30 лет убиты президенты Мозамбика, Египта, Боливии.Были предотвращены три попытки покушения на Путина: в феврале 2000-го на похоронах Собчака, в августе 2000-го на саммите СНГ в Ялте и в январе 2002-го во время визита в Баку.В ружье!Боец президентской охраны («человек в черном») высоко стоит, далеко глядитТелохранители российского президента (так называемые «личники») вооружены 9-мм пистолетами «Гюрза». Оружие без патронов весит 995 г. Емкость магазина - 18 патронов. Прицельная дальность - 100 м. Начальная скорость пули - 420 м/с. Боевая скорострельность - 40 выстрелов в минуту. Особенность «Гюрзы» - способность пробивать с 50 метров бронежилеты, а со 100 метров - салоны автомобилей. Гладкий, без выступов корпус легко извлекается из кобуры или кармана. Экономит время в бою и наличие автоматического предохранителя не только на тыльной стороне рукоятки, но и на спусковом крючке.(Командующий новой Нацгвардией — редкий представитель федерального силового ведомства, который находится в дружеских отношениях с Рамзаном Кадыровым.Чеченский лидер уже успел горячо приветствовать создание российской Национальной гвардии и объявить о готовности служить в ней. Неудивительно, ведь главный гвардеец Путина Виктор Золотов фактически ввел Рамзана Кадырова в «семью»)Бойцы президентской охраны («люди в черном») передвигаются на джипе и вооружены автоматами АК-74, АКС-74У, снайперскими винтовками Драгунова, пулеметами РПК и «Печенег», автоматическими и противотанковыми гранатометами, переносными зенитными ракетными комплексами «Оса». Они могут в случае чего противостоять полнокровному армейскому батальону.Доспехи телохранителей президента - кевларовые бронежилеты 3 - 6-го уровня защиты скрытого ношения, выдерживающие удар автоматной пули.Видя рядом с ВВП парней с маленькими дипломатами-чемоданчиками, некоторые ошибочно считают, что это и есть «ядерная кнопка». Однако чемодан с кнопкой носят офицеры в морской форме. А в руках у крепких ребят в пиджаках - так называемые изделия «папка» и «дипломат»: легким движением руки они превращаются в противопульные щиты.Кстати. «Послушный объект»Говорят, Путин - «послушный объект». Если охрана настаивает, что существует серьезная опасность, он не спорит и подчиняется. Причина такой дисциплинированности в том числе и в его чекистском прошлом, он все понимает. Больше всего охранники напрягаются, когда ВВП подходит к людям на улице - мало ли кто может затесаться в ликующую толпу.У ВВП с телохранителями, говорят, довольно теплые отношения, он называет их по именам, барина из себя не строит. С Ельциным и Горбачевым (особенно с его женой) охране было сложнее работать. Кстати, в службе безопасности Путина есть сотрудники, работавшие еще с Ельциным. Но Золотов сохранил только настоящих профессионалов, а некоторых даже сделал своими замами.Кого берут в бодигарды- Попасть в президентскую охрану сложно, - рассказывает сотрудник ФСО Игорь С. - Это, можно сказать, удел избранных. Есть целый ряд критериев, и несоответствие хотя бы одному из них не позволит стать «личником». Это и безупречный послужной список, и особая психофизическая подготовка, и определенные физиологические параметры.- Что это за параметры?- Офицер охраны должен быть не старше 35 лет, рост - 175 - 190 см, вес - 75 - 90 кг.- Где надо послужить, чтобы стать президентским телохранителем? В десанте, спецназе?- Вот это как раз совсем не обязательно. Устраивать засады на горных тропах или прыгать ночью с парашютом охраннику президента вряд ли придется. Боевой опыт, конечно, полезен, но часто тоже неприменим в нашей специфике. На войне ты нападаешь сам. А охранник должен только защищать подопечного от кого-то невидимого. Не подходят нам и бывшие опера. В них намертво вбиты вредные для нас навыки. Они натасканы на задержание преступника. Им принципиально важно увидеть его на скамье подсудимых. А мне все равно, посадят террориста или нет. Главное - уберечь президента. А милицейская привычка делать предупредительный выстрел вверх? «Личник» такую роскошь позволить себе не может.- Что должен уметь телохранитель президента? Владеть карате или стрелять с обеих рук?- В первую очередь - думать. Когда доходит до стрельбы - это двойка охране. «Личник» должен владеть так называемой оперативной психологией, уметь предвидеть и предотвратить опасность. Причем незаметно для окружающих. Карате и прочие единоборства полезны, но не в спортивных вариантах. Мы практикуем рукопашный бой в своей специфической трактовке. Нашему сотруднику необходимо в совершенстве владеть не менее 30 приемами из разных боевых систем. Постоянно упражняемся и в стрельбе - 2 - 3 раза в неделю в различных тирах (чтобы не было привыкания к одному и тому же месту). Надо уметь экстремально водить машину и даже разбираться в ядах.- Должен ли телохранитель знать протокол, языки, разбираться в деталях этикета?- Английский многие ребята знают хорошо. Что же касается протокола и этикета - конечно, телохранитель должен знать, что за чем следует по протоколу, кто и зачем приближается к «объекту».- Кто шьет костюмы охране?- В ФСО есть свое ателье, в нем шьют костюмы охране. И президенту, кстати, тоже.О допингахЛюдей, наблюдающих за телохранителями, изумляет их способность не мерзнуть в холод и не потеть в жару. В стужу они нередко несут службу в легких пальто (одежда не должна сковывать движений), а в 40-градусную жару у охранника, стоящего на солнцепеке в темном костюме, нет ни капли пота. По некоторым данным, держаться им помогают препараты, воздействующие на физиологические процессы, усиливающие слух, обостряющие зрение, обоняние и даже развивающие боковое зрение. Кстати, запрета на курение нет - сигарета помогает быстро снять стресс. Все это, разумеется, изнашивает организм: на пенсию многие VIP-телохранители уходят в 35 лет.Виктор Золотов (второй слева) и Владимир ПутинУ главы Нацгвардии есть дом в поселке Малая Калчуга, неподалеку от Ново-Огарево, а также дача в поселке Ящерово, всего в семи километрах от резиденции Путина «Валдай». Дом Золотова в Геленджике отделяетот другой резиденции президента 30 километров. Кроме того, генералу принадлежит шале в сочинском закрытом поселке «Поляна». У президента там недвижемости нет, но по соседству с Золотовым живет Любовь Кабаева — мама Алины Кабаевой.Где бы не находился Владимир Путин, его главный гвардеец всегда рядом.А как у них?Туркменский Президент выезжает в сопровождении 100 нукеров и 100 авто.Президента США охраняют полторы сотни человек. Его кортеж - до 100 спецмашин.Британскую королеву Елизавету II оберегают сотни охранников, особое место занимают снайперы. У английского же премьера  в эскорте одна машина и 10 телохранителей.У германского канцлера  2 бронированных авто и 5 бойцов.Премьера Италии сопровождают до 10 машин и 20 телохранителей.Охрана президента Франции  колеблется от 20 до 40 бойцов и передвигается на 7 - 10 машинах.Самая скромная охрана у финского премьера  - 2 человека на одной машине....А Еще был случай. Снеговик с винтовкойКак-то во время катания Путина на лыжах на крыше одного из зданий местными чекистами был замечен снеговик. Стоял себе, а потом пошел... У них чуть крыша не поехала. Здание было не в их ведении, но они связались по рации с руководством. Им приказали не дергаться. Оказалось, снеговиком прикинулся снайпер.Как-то на полянке, где должно было состояться общение Путина и Кучмы с прессой, охранник обнаружил сухой пенек, о который могли споткнуться президенты. Чтобы обратить на пенек высочайшее внимание, вставил в него розу. Путин и Кучма не споткнулись, но остановились в изумлении от чуда природы: как из сухого пенька выросла роскошная роза?Президентских охранников нередко раздражает пресса, стремящаяся пробиться поближе к «объекту», создавая охране лишнюю головную боль. Рассказывают, однажды прессе довелось услышать все, что охрана о ней думает. Звук рации одного их охранников, присматривающих за журналистами, ожидавшими президента, оказался громче, чем надо. И они услышали: «Седьмой, я пятый, быстро гони бл...ей наверх». Журналисты заржали, а охранник как ни в чем не бывало спокойно скомандовал: «Господа журналисты, вас убедительно просят подняться в зал».Один госдеятель уже сел в самолет, а начальник его охраны задержался. Бежит через VIP-зал, а на пути охрана аэропорта: «Знаем, кто вы, но все равно пройдите через металлоискатель». Тот, матерясь, проходит - звенит. Выкладывает ключи, мобильник - звенит. Снимает часы, пояс - звенит. «Да что у тебя?» - с досадой спрашивают охранники. «Пистолет!» - признается «звенящий». «Чего ж сразу не сказал, - обрадовались «на рамке». - Беги быстрей, а то твой без тебя улетит».Байки. Как Брежнев потерял колбасуРассказывают, что один из охранников главного идеолога КПСС Михаила Суслова сделал карьеру благодаря тому, что красиво и вовремя отдавал честь. Как только Суслов выходил на балкон, охранник появлялся из кустов и козырял. Ни в одной смене не было такого почтительного охранника. Секретарь ЦК в конце концов это оценил, и младший офицер стремительно дорос до генерала.Отдыхая с дедом в Сочи, внуки Суслова захотели пойти на рынок. Его стали «зачищать»: вместо торговцев за прилавки встали местные опера. Внуки подошли к персикам. «Торговец», изображая радушие, развел руки в стороны, и внуки увидели пистолет. Они заорали и рванули к выходу.На отдыхе в Сочи дряхлеющий уже Брежнев зашел в магазин глянуть, чем народ питается. И захотелось ему докторской колбасы. Он купил, а охрана ее припрятала - нельзя генсеку есть непроверенную пищу. Вспоминают, что Брежнев потом несколько дней искал свою колбасу и ругал охранников, решив, что они ее потеряли или съели.Новинка. Яйцо под майонезом как оружие VIP-пораженияКак известно, в последнее время участились обстрелы VIP-персон майонезом, яйцами и кетчупом.  наглым нападениям подвергались премьер Касьянов, глава ЦИКа Вешняков, главный «единоросс» Грызлов. Причем во время мероприятий, где осуществлялся серьезный контроль. Но металлоискатели против яиц и майонеза бессильны. А эти продукты обладают мощной поражающей (престиж и самолюбие) силой. Охранники, не сумевшие заслонить тела подопечных и принять на себя разносолы, были наказаны. Но против «продуктовых наборов» действенной защиты пока нет, хотя, по слухам, идет работа над методиками их «обезвреживания». Охранникам, увы, не удастся удалить «объект» от народа на расчетную дальность полета яиц, помидоров, майонезной «очереди».

27 марта 2017, 17:30

Евгений Спицын. "Навальный и власть в битве за корыто"

Патриоты в России попали в классическую шахматную вилку. С одной стороны, нельзя поддерживать тех, кто вчера вышел на протестные акции против коррупции, потому что понятно, кто за ними стоит. С другой стороны, власть действительно воровская, причём воровская системно. Комментирует историк, публицист, автор учебников по истории России Евгений Спицын. #ДеньТВ #Спицын #Навальный #коррупция #Медведев #Ельцин #кризис #расслоение #экономика #справедливость #КПРФ #Ленин #капитализм #либерализм #безработица

04 октября 2016, 03:00

Их нужно знать поименно...

Ельцинские палачи. Каратели Дома Советов.1. Ельцинские «герои» октября 1993 г. - руководители штурма Дома Советов.Непосредственно штурмом Дома Советов руководил министр обороны П.Грачев, ему помогал зам. министра обороны генерал К.Кобец. Помощником у генерала Кобеца был генерал Д.Волкогонов. (По свидетельству Ю.Воронина в разгар расстрела Белого Дома он заявил ему по телефону: «Ситуация изменилась. Президент, как Верховный главнокомандующий, подписал приказ министру обороны о штурме Дома Советов и взял всю ответственность на себя. Мы подавим путч любой ценой. Порядок в Москве будет наведен силами армии.»)Воинские части, участвовавшие в штурме, и их командиры:2-я гвардейская мотострелковая (Таманская) дивизия, командир - генерал-майор Евневич Валерий Геннадьевич.4-я гвардейская танковая (Кантемировская) дивизия, командир - генерал-майор Поляков Борис Николаевич.27-я отдельная мотострелковая бригада (Теплый Стан), командир - полковник Денисов Александр Николаевич.106-я воздушно-десантная дивизия, командир - полковник Савилов Евгений Юрьевич.16-я бригада спецназа, командир - полковник Тишин Евгений Васильевич.216-й отдельный батальон спецназа, командир - подполковник Колыгин Виктор Дмитриевич.занимавшиеся подготовкой штурмаНаибольшую ретивость при подготовке штурма проявили следующие офицеры 106-й ВДД:командир полка подполковник Игнатов А.С.,начальник штаба полка подполковник Истренко А.С.,командир батальона Хоменко С.А.,командир батальона капитан Сусукин А.В.,а также офицеры Таманской дивизии:зам. командира дивизии подполковник Межов А.Р.,командир полка подполковник Кадацкий В.Л.,командир полка подполковник Архипов Ю.В.По Дому Советов стреляли из танков исполнители преступных приказов из 12-го танкового полка 4-й (Кантемировской) танковой дивизии, составившие добровольческие экипажи:зам. командира танкового батальона майор Петраков И.А.,зам. командира танкового батальона майор Брулевич В.В.,командир батальона майор Рудой П.К.,командир разведывательного батальона подполковник Ермолин А.В.,командир танкового батальона майор Серебряков В.Б.,зам. командира мотострелкового батальона капитан Масленников А.И.,командир разведывательной роты капитан Башмаков С.А.,старший лейтенант Русаков.Как были оплачены убийцы:Офицерам, участникам штурма Дома Советов, в качестве вознаграждения было выплачено по 5 млн. рублей (примерно 4200 долларов) каждому, омоновцам выдавалось дважды по 200 тысяч рублей (примерно 330 долларов), рядовые получили по 100 тысяч рублей и так далее.Всего же на поощрение особо отличившихся было затрачено, судя по всему, не менее 11 млрд. рублей (9 млн. долларов) - такая сумма была вывезена с фабрики Гознака и... пропала(!). (В то время курс доллара был 1200 руб.)***Егор Гайдар и снайперы в октябре 1993 годаКровавая бойня у стен российского парламента, когда 3 октября 1993-го «главный спасатель» Сергей Шойгу выдал тысячу автоматов первому заместителю Председателя Совета Министров Егору Гайдару, готовившемуся «защищать демократию» от Конституции. Более 1000 ед. стрелкового оружия (автоматов АКС-74У с боезапасом!) из МЧС было роздано Егором Гайдаром в руки «защитников демократии», в т.ч. боевикам Боксера. В «предрасстрельную» ночь у Моссовета, куда Егор Гайдар созвал по ТВ в 20:40, собрались толпы хасидов! А с моссоветовского балкона кое-кто попросту призывал убивать «этих свиней, называющих себя русскими и православными». В книге Александра Коржакова «Борис Ельцин: от рассвета до заката» сообщается, что когда Ельцин назначил захват Белого дома на семь утра 4 октября с прибытием танков, группа «Альфа» отказалась идти на штурм, считая все происходящее антиконституционным и потребовав заключение Конституционного суда. Вильнюсский сценарий 1991 г., где «Альфе» был нанесен самый подлый удар, словно под копирку, был повторен в Москве в октябре 1993 г.:http://expertmus.livejournal.com/3897... И там, и здесь были задействованы «неизвестные» снайперы, которые стреляли в спину противоборствующим сторонам. В одном из сообществ на наше сообщение о снайперах последовал комментарий, что «это были израильские снайперы, которые под видом спортсменов были размещены в гостинице «Украина», откуда и вели прицельный огонь». Так откуда же взялись те самые БТРы с вооруженными гражданскими лицами (!), которые и открыли ПЕРВЫМИ огонь по защитникам парламента, спровоцировав всё дальнейшее кровопролитие? Между прочим, у МЧС были не только «белые КАМАЗы», с которых раздавали оружие у Моссовета, но и бронетехника! Годом раньше, ночью 1 ноября 1992-го, Шойгу, присланный тем же Гайдаром (тогда еще и.о. премьера) во Владикавказ для урегулирования осетино ингушского конфликта, передал в подчинение североосетинской милиции 57 танков Т-72 (вместе с экипажами).http://www.youtube.com/watch?v=gWd9SLa6nd8#t=24Ерин В.Ф., генерал армии, Министр внутренних дел России, один из основных участников октябрьских событий 1993 года.В сентябре 1993 года поддержал указ Президента Российской Федерации № 1400 о конституционной реформе, роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Подразделения МВД России, подчинённые Ерину, разгоняли митинги оппозиции, участвовали в осаде и штурме Дома Советов России.1 октября 1993 года (за несколько дней до разгона парламента танками) Ерину было присвоено звание генерала армии. Принял активное участие в вооружённом подавлении защитников Верховного Совета 3-4 октября. 8 октября получил за это звание Героя Российской Федерации. 20 октября Б. Н. Ельцин назначил его членом Совета Безопасности Российской Федерации.10 марта 1995 года Государственная Дума выразила недоверие В. Ф. Ерину (за недоверие министру внутренних дел проголосовали 268 депутатов). 30 июня 1995 года после провала освобождения заложников в Будёновске ушёл в отставку. В 1995—2000 гг. — заместитель директора Службы внешней разведки Российской Федерации. С 2000 г. на пенсии.Лысюк С.И., подполковник, командир отряда специального назначения «Витязь» (до 1994 года).3 октября 1993 года Отряд «Витязь» под командованием подполковника С.И.Лысюка открыл огонь по осаждавшим телецентр «Останкино» людям, в результате чего, по меньшей мере,  46 человек было убито и 114 ранено. 7 октября 1993-года «за мужество и героизм», проявленные при расстреле безоружных защитников конституции, присвоено звание Героя России. Не скрывает, что команда открыть огонь была дана именно им, о чём не стесняется говорить в телеэфире.Ныне в отставке, повышен до полковника, стал президентом Ассоциации социальной защиты подразделений специального назначения «Братство краповых беретов „Витязь“» и членом правления Союза ветеранов антитеррора.Беляев Николай Александрович - начальник штаба 119-го гвардейского парашютно-десантного полка (106-я гвардейская воздушно-десантная дивизия). Тоже награжден.Шойгу Сергей - верный ельцинский шакал! Пособник режима. На данный момент Министр Обороны РФ.Евневич Валерий Геннадьевич. С 1992 по 1995 год — командир гвардейской мотострелковой Таманской дивизии Московского военного округа. В октябре 1993 года участвовал в разгоне Верховного Совета РФ, его дивизия расстреливала здание Белого дома.КАДАЦКИЙ В.Л., преступник, палач 1993 года. Сейчас В.Л.Кадацкий — руководитель Департамента региональной безопасности города Москвы. Друг С.С.СобянинаНиколай Игнатов – убивал русских людей в звании подполковника. Генерал-лейтенат, зам. командующего ВДВ.Константин Кобец. С сентября 1992 года — Главный военный инспектор Вооружённых Сил Российской Федерации; одновременно с июня 1993 года — заместитель, а с января 1995 года — статс-секретарь — заместитель Министра обороны Российской Федерации. Сдох в 2012 году.Полковник ДЕНИСОВ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ27-я отдельная мотострелковая бригада (Тёплый стан).1995-1998 - командир 4-й Гвардейской Кантемировской танковой дивизии Московского военного округа; с 1998 г. исполнял обязанности военного коменданта.Полковник САВИЛОВ ЕВГЕНИЙ ЮРЬЕВИЧ106-я воздушно-десантная дивизия.1993-2004 годах командовавший 106-й Тульской Гвардейской Краснознамённой ордена Кутузова II степени воздушно-десантной дивизией.Савилов награждён тремя орденами и другими государственными наградами. В период с 2004 по 2008 год был советником губернатора Рязанской области. Указом Президента Российской Федерации ему было присвоено почётное звание «Заслуженный военный специалист РФ».Куликов Анатолий Сергеевич - генерал—лейтенант, командующий ВВ МВД России.3 октября 1993-го года в 16.05 отдал отряду «Витязь» приказ по радио «выдвинуться для усиления охраны Останкинского комплекса». Свидетели-журналисты (в том числе из газет пропрезидентской ориентации — «Известий», «Комсомольской правды»), рассказывали впоследствии, что бронетехника внутренних войск вела беспорядочный огонь как по демонстрантам, так и по Останкинской телебашне и окрестным домам. Сам А.Куликов утверждал, что «Витязь» открыл огонь по возглавляемым генералом А. Макашовым людям только после того как в 19.10 выстрелом из гранатомета был убит боец «Витязя» Н. Ситников и что правительственные силы «…не открывали первыми огонь. Применение оружия было целенаправленным. Не было сплошной зоны огня…». По результатам официального расследования, выстрела из гранатомета вообще не было (за него была принята вспышка взрывпакета, брошенного из здания телецентра одним из «Витязей»). В столкновениях у «Останкина» погиб 1 боец правительственной стороны, несколько десятков безоружных демонстрантов, два сотрудника «Останкина» и 3 журналиста, в том числе двое из них — иностранные (все сотрудники и журналисты были убиты подчиненными А.Куликова).В качестве благодарности за расстрел безоружных демонстрантов, А.Куликов получил в октябре 1993 звание генерал-полковника.С июля 1995 года — Министр внутренних дел РФ, с ноября – генерал армии. С февраля 1997 года — заместитель председателя Правительства Российской Федерации — Министр внутренних дел. Входил в состав Совета безопасности РФ (1995—1998), Совета обороны РФ (1996—1998).Именно при Куликове внутренние войска в РФ разрослись до невероятных масштабов — более 10 дивизий, превратившись, по сути, во вторую армию России. Во внутренних войсках, по утверждениям некоторых экспертов, военнослужащих всего в два раза меньше, чем в Российской армии, и при это финансирование ВВ происходит не в пример полнее и лучше. Как отмечала газета «Московский комсомолец» (13 февраля 1997 г.), то что «отечественный жандармский корпус» разросся до таких масштабов, может означать только одно: «наши власти боятся своего народа куда больше, чем какого-нибудь агрессивного блока НАТО».В марте 1998 года правительство В. С. Черномырдина было отправлено в отставку, при этом А. С. Куликов был снят со всех постов. В декабре 1999 года был избран депутатом Государственной Думы 3-го созыва, в декабре 2003 года — депутатом 4-го созыва. Член фракции «Единая Россия». С 2007 года — Президент Клуба Военачальников Российской Федерации.Романов Анатолий Александрович - генерал-лейтенант, заместитель командующего Внутренними войсками МВД России, мучитель узников стадиона «Красная Пресня».31 декабря 1994 года Указом Президента Российской Федерации награжден орденом «За военные заслуги» № 1. 5 ноября 1995 года Указом Президента Российской Федерации присвоено звание «Герой Российской Федерации». 7 ноября 1995 года Указом Президента Российской Федерации присвоено воинское звание генерал-полковник.6 октября 1995 г. в результате террористического акта тяжело ранен в г. Грозном, чудом выжил, но остался инвалидом. С тех пор находится в состоянии комы.         Ф.А. Клинцевич2.  Подстилки ельцинского режимаОбращение Григория Явлинского в октябре 1993 г. Григорий Явлинский, основатель партии «Яблоко», в ходе противостояния президента РФ и Верховного Совета в сентябре-октябре 1993 г. встал в конце концов на сторону Ельцина.Эволюция подлости. Вурдалаки Останкино в 1993 г.http://www.youtube.com/watch?v=3yIS7pHUJo0ТВ-ШАЛАВЫ в 1993. О событиях 3-4 октября 1993 года и ельцинских телевизионных подстилкахВ первой серии показано о чем говорят сейчас и о чем говорили накануне расстрела Верховного Совета и защитников Конституции в октябре 1993 года следующие мрази, нелюди и пособники захвата власти а стране (то бишь преступления без срока давности, за которое полагается смертная казнь и 18 лет назад и сейчас): Михаил Ефремов, Лия Ахеджакова, Дмитрий Дибров, Григорий Явлинский, Егор Гайдар.Лия Ахеджакова в 1993 о расстреле парламента. Старая ведьма лютуетhttp://www.youtube.com/watch?v=5Iz8IX0XygIИзвестное письмо интеллигентских ублюдков  в газету "Известия" - Раздавить гадину! от 5 октября 1993 г. подписали:Алесь АДАМОВИЧ,Анатолий АНАНЬЕВ,Артем АНФИНОГЕНОВ,Белла АХМАДУЛИНА,Григорий БАКЛАНОВ,Зорий БАЛАЯН,Татьяна БЕК,Александр БОРЩАГОВСКИЙ,Василь БЫКОВ,Борис ВАСИЛЬЕВ,Александр ГЕЛЬМАН,Даниил ГРАНИН,Юрий ДАВЫДОВ,Даниил ДАНИН,Андрей ДЕМЕНТЬЕВ,Михаил ДУДИН,Александр ИВАНОВ,Эдмунд ИОДКОВСКИЙ,Римма КАЗАКОВА,Сергей КАЛЕДИН,Юрий КАРЯКИН,Яков КОСТЮКОВСКИЙ,Татьяна КУЗОВЛЕВА,Александр КУШНЕР,Юрий ЛЕВИТАНСКИЙ,академик Д.С. ЛИХАЧЕВ,Юрий НАГИБИН,Андрей НУЙКИН,Булат ОКУДЖABA,Валентин ОСКОЦКИЙ,Григорий ПОЖЕНЯН,Анатолий ПРИСТАВКИН,Лев РАЗГОН,Александр РЕКЕМЧУК,Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ,Владимир САВЕЛЬЕВ,Василий СЕЛЮНИН,Юрий ЧЕРНИЧЕНКО,Андрей ЧЕРНОВ,Мариэтта ЧУДАКОВА,Михаил ЧУЛАКИ,Виктор АСТАФЬЕВ.Источники:http://1993-2013.ru/?cat=4http://star-v.narod.ru/meta/reference.htmhttp://vk.com/topic-32738224_28664292http://ljrate.ru/post/8112/2350365

05 сентября 2016, 14:33

Откровения от Коржакова. Советую почитать.

Знаю их всех». Говорит Александр Коржаков   Александр Коржаков на фоне своего портрета работы художника Сергея Присекина, 1998 год. Фото Виктора Великжанина / ТАСС Максим Солопов съездил в подмосковную деревню Молоково к одному из самых влиятельных людей России 1990-х — экс-телохранителю Бориса Ельцина, создателю Службы безопасности президента Александру Коржакову. Перестройка Я был одним из лучших офицеров в КГБ — многократный чемпион по трем видам спорта: по стрельбе, по волейболу и спортивному ориентированию. Потом, извини, я был в Афганистане. Мне для этого выдали загранпаспорт. Мало у кого из нас был загранпаспорт. Меня стали посылать за границу. Во Франции был, в Чехии, в Англии, в Китае. Меня посылали туда — значит, доверяли. Меня уволили в 1989-м за что? За то, что я был на дне рождения у Ельцина, который был в опале. Подожди, я был у бандита?! Я что, у Ротенберга какого-то был на дне рождения? Я был у человека, который министр СССР, член ЦК КПСС. Член ЦК КПСС! Не Политбюро, но и хрен с ним. Я у него поработал [телохранителем] два года с лишним. Мы нашли общий язык. Он старшим товарищем был для меня. Меня только за это уволили. 1969-1970 — Александр Коржаков проходит срочную службу в Кремлевском полку. 1970 — поступает на службу в девятое управление КГБ. 1985-1987 — работает телохранителем первого секретаря Московского городского комитета КПСС, кандидата в члены Политбюро Бориса Ельцина. Октябрь 1987-го — Ельцин выступает на пленуме ЦК с резкой критикой партийного руководства. Его речь не публикуется в советской печати, зато расходится в самиздате. Февраль 1988-го — Ельцин исключен из кандидатов в члены Политбюро и переведен на работу в Госстрой. 1989 — Коржаков уволен из КГБ. Ельцин избирается народным депутатом СССР. 1990 — Ельцин становится председателем Верховного Совета РСФСР. 1991 — Ельцин — президент РСФСР. Коржаков возглавляет Главное управление охраны (ГУО), в 1996 году преобразованное в Федеральную службу охраны (ФСО). 1996 — Коржаков уволен со всех постов после скандала с задержанием в разгар кампании по переизбранию Ельцина активистов его предвыборного штаба Сергея Лисовского и Аркадия Евстафьева. По утверждению Коржакова, сотрудники возглавляемого Анатолием Чубайсом штаба расхищали средства кампании. 1997 — Коржаков избран депутатом Госдумы. До 2011 года он проработал в парламентском Комитете по обороне. Июль 1998-го — в Подмосковье застрелен лидер оппозиционного Движения в поддержку армии генерал Лев Рохлин. Его вдова Тамара Рохлина позже была признана виновной в этом убийстве. Это была инициатива [Юрия] Плеханова — начальника девятого управления (подразделение КГБ, которое занималось охраной первых лиц СССР и их иностранных гостей — МЗ). Сам [последний председатель КГБ Владимир] Крючков-то меня еще не знал, но за Ельциным следили. Я тогда не думал об этом. Моя мечта была с пенсией 250 рублей поселиться здесь в деревне у матери, построить дом, а квартиру отдать дочерям. Деревню я обожал с детства. Меня как первый раз сюда привезли, так я и полюбил эти места. Ни разу в пионерлагере не был. И вдруг меня увольняют. Ничего себе! Стал спрашивать, сколько я пенсию буду получать. 200 рублей, а было бы 250! 50 рублей в советских деньгах — это ой-ой-ой как много по тем временам. У меня мать с отцом получали по 120 рублей, потом — по 132. И были счастливы. Один знакомый предложил в архивном управлении поработать. Я отказался. Сейчас думаю, может, зря: там, оказывается, очень интересные вещи. Но тогда я еще был спортивный мужик. Мне надо было шевелиться. И кто-то из наших, ушедших на пенсию, мне предложил работу в кооперативе «Пластик». Тогда уже были кооперативы. Оклад — тысяча рублей. В КГБ я получал 300, а тут тысяча. «Что делать надо? — спрашиваю. — То же самое». Ладно, давай попробую. [Экс-сотрудника девятого управления КГБ, позже руководителя приемной и секретаря Ельцина Валентина] Мамакина взял к себе замом, этого алкоголика. Сделал из него человека. Потом народу набрали, инструкции написали, графики составили. Мамакин штабист очень хороший был. Вдвоем с ним наладили охрану. Через несколько месяцев я стал получать уже 3 000. Жена была счастлива. С такой зарплатой «Жигули» можно было купить за два месяца. Супруга говорила, что это было самое лучшее время в нашей жизни. Иду по улице, вижу, бананы продают хорошие. Говорю грузчику: «Пару ящиков мне в машину занеси». Каждый ящик стоил 21 рубль, я ему даю 50 за два. Вижу черешню. Хорошая черешня, по четыре, по пять рублей килограмм. Люди берут 300-400 грамм. Денег-то нет. Я говорю: «Мне, пожалуйста, всю коробку». Тогда кооперативов уже много было. Криминал начал вылезать. Братья Квантришвили тогда стали известными. Меня это никак не коснулось. Я набирал спортсменов, борцов, боксеров. У меня были вот такие ребята, классные! Дал им установку на инструктаже: «Если начинают палить, ложитесь на дно машины к чертовой матери, живыми оставайтесь. С этими, черт с ними. У них деньги сами видите какие». Нас уже уволили, но мы с Мамакиным еще полгода платили партвзносы в «девятке». Огромные, чуть ли не по 500 рублей (согласно Уставу КПСС, для членов партии, чей ежемесячный доход превышал 300 рублей, взносы составляли 3% заработка — МЗ). Мы специально день партвзносов выбирали, когда получка была. Звонили в Кремль, нас пропускали в Арсенал, в наше бывшее подразделение. Народ в очередь выстраивался посмотреть, как мы платим. Через полгода нас насильно перегнали в партийную организацию в ЖЭК по месту жительства. Ко мне стали стучаться пенсионеры в квартиру: когда я, значит, сдам партвзносы? И я написал им заявление, что прерываю членство в КПСС до решения вопроса об образовании Демократической платформы внутри партии. Вот они меня там обсуждали-обсирали: стали требовать, чтобы я сдал партбилет. Не вы мне его вручали! Поэтому партбилет члена КПСС у меня хранится. Я ходил на митинги за Ельцина. Купил себе специальный черенок от лопаты и на него приделал фанеру с плакатом: «Руки прочь от Ельцина!». Да, я приходил на митинги «Демроссии» как рядовой участник. Я еще даже не стал телохранителем Ельцина. Фотографии мои раздавались в девятом управлении: «Вот он, предатель. Вот он кем стал. Он перекрасился. Майор КГБ». С Ельциным в это время мы стали дружить еще больше. До тех пор, пока он не упал с моста. До сих пор непонятно куда. Тогда соратники выбрали меня начальником его охраны, но еще несколько месяцев не увольняли из «Пластика». Руководство кооператива мечтало, чтоб я вернулся. В сентябре 1990 года я ушел оттуда, и только в январе 1991 года они исключили меня из штата. Поняли, что я не вернусь. Ельцин все выше и выше пошел. Но мне деньги тоже нужны были — двое детей. Жена в церковь устроилась работать, но привыкли уже к хорошей зарплате. Я попросил нашего коллегу [Сергея] Трубе из «Демроссии» сделать мне зарплату рублей триста. Вместе с пенсией — жить можно. Этот парень дал мне три адреса: «Вот каждый месяц такого-то числа по такому-то адресу приезжай, получай деньги». Так я по разным адресам ездил, расписывался и получал в разных кооперативах по 100 рублей. В одном я был оформлен прорабом, в другом — смотрителем, в третьем — каким-то охранником. Мне было так неприятно. Чувствовал себя рэкетиром. Я был абсолютно неформальным личным телохранителем Ельцина. Я в Тулу ездил тогда, два ружья купил, чтобы охранять Ельцина. Когда мы в машине ездили, у меня была ракетница и нож десантный. С ружьем меня могли сцапать еще как-то, а нож я с Афгана привез, поэтому — пошли в жопу. За него бы не посадили. Пистолетов никаких не было. Даже когда мне дарили газовые пистолеты, я сам их потом передаривал. С ракетницей ходил охотничьей. Знал, что ракету можно в опасную машину запустить, и мало не покажется. Это вы правильно сказали, в 1991 году мы спасли их всех — тех, кто до сих пор у власти. Но сами они к демократической революции никакого отношения не имели. Революцию делают фанатики, а приходят к власти негодяи. Власть нашу терпеть не могу. Знаю их всех. Борис Ельцин и Александр Коржаков у здания Совета министров РСФСР, 19 августа 1991 года. Фото Валентина Кузьмина и Александра Чумичева / Фотохроника ТАСС ФСО Вся «девятка» была 15 тысяч человек, а сейчас ФСО — под 50 тысяч! После Ельцина было 13 тысяч. И их хватало: и губернаторов, и премьеров, и Конституционный суд, и Верховный суд, и дачи охраняли. Службу безопасности президента создал я. Сейчас до сих пор спекулируют этим названием, но по факту это просто личная охрана президента внутри ФСО. После путча я создал отдельно от всех структур ГУО (Главное управление охраны — МЗ), которое подчинялось напрямую президенту вместо первого отдела, как было в «девятке». На первый отдел я насмотрелся. Мы «девятку» упразднили и восстановили, как при Сталине, отдельную структуру. Охрана правительства и энкавэдэшники, которые народ в воронках по ночам арестовывали — это были разные люди. У них разная должна быть психология. Почему я никогда не осуждал [Владимира] Медведева, который был начальником охраны Горбачева, за то, что он бросил президента в Форосе? Ему приказал лично Плеханов, который приехал к Горбачеву. Медведев был его подчиненный, всего лишь по должности начальник отделения: собирай вещи, пошел вон. «Мне надо сходить, Михаил Сергеевичу доложить… — Пошел отсюда!». Я сделал, как при [руководителе охраны Сталина Николае] Власике: начальник охраны подчиняется только первому лицу. Хочет он меня снять — пожалуйста. Чтобы не мог приехать какой-то генерал и приказать оставить пост. Для остальных есть ФСО. Пусть охраняют Думу, патриарха, Кудрина, Пудрина, кого угодно. Когда создавалась ФСО, все наши мини-президенты (руководители республик — МЗ), все губернаторы создавали себе охрану. После 1991 года, даже скорее после 1993 пошла волна, когда все стали себе охрану нанимать. Кто бандитов боялся, кто — коммунистов. В охрану кого набирали-то? Или бывших спецназовцев, или бывших спортсменов. Кулаки, например, у них хорошие, сильные, но обращаться с оружием не умеют. Или умеют, но законов никаких не знают. Было это все чревато. Тогда мне в голову пришла идея, с которой я подошел к президенту: «Давайте мы все эти охраны спокойненько возьмем под свое крыло». Если ты не можешь остановить процесс, ты должен его возглавить. Есть деньги? Нанимаешь себе охрану? Пожалуйста. Но из штата ФСО. В чем суть была? Этих людей мы забирали в Купавну, где у нас был прекрасный лагерь для подготовки. Две недели с ними занимались: в стрельбе натаскают, на ковре натаскают, инструкции вместе с ними поучат. Хоть поймут, что такое закон! Если в армии не служил, получишь младшего сержанта, через два года — младшего лейтенанта. Эти люди счастливые были. Если я возьму пистолет и убью кого-нибудь, меня за это посадят. Но когда ты сотрудник ФСО и, применяя оружие, защищаешь охраняемое лицо — это совершенно другое дело. Мы этих спортсменов подготовили и узаконили. Так появилась Федеральная служба охраны. Это было уже не ГУО, которое охраняло Кремль и госдачи вокруг Москвы, плюс еще по одной в Карелии и в Сочи. Мы это ГУО расширили на всю страну. С ребятами занимались не только инструкторы, но еще и опера. Хорошие опера, бывшие чекисты — находили возможность их вербовать. Считай, в личной охране у любого губернатора был наш человек всегда. Что-то там плохое начиналось, мы первые узнавали об этом. И Ельцин точно знал, что нет никаких заговоров. Александр Коржаков (слева) и начальник Главного управления охраны, комендант Московского Кремля Михаил Барсуков (справа), 1994 год. Фото Александра Сенцова / ТАСС Коррупция Опера наши с коррупцией тоже боролись, работали по отделам: отдел «К» — администрация президента, отдел «П» — правительство. 14 человек из правительства мы выгнали во главе с [Александром] Шохиным, первым вице-премьером, [главу администрации президента Сергея] Филатова — коррупционера, негодяя, за то, что он работал с жуликами, с ворами, которые поставили ему особняк покруче моего сейчас. Только чугунный забор стоил 400 тысяч долларов. У меня-то хоть тиражи книг милионные были, с радиостанциями много договоров подписанных. Они книгу мою «Борис Ельцин: от рассвета до заката» читали в своих эфирах. В ней ведь только 3% от всей правды. Сейчас могу уже говорить гораздо больше. Раньше считал, что, наверное, это писать нехорошо, наверное, не стоит. А сейчас понял, что они вытворяют внаглую. Сейчас все про [первого вице-премьера, фигуранта расследований Алексея Навального Игоря] Шувалова говорят. У меня за гаражом дом его бывшего коменданта. Он ушел, не смог работать там. Когда все это «Сколково» было, деньги Шувалову привозили в грузовиках. В коробках, в мешках, просто в пачках огромных таскали в дом. Загружали в шкафы для одежды. [Директор ФСО в 2000-2016 годах Евгений] Муров сейчас ушел. Сколько ж можно было уже терпеть его? Такого человека выгнал — Демина Алексея Александровича. Не путай с [бывшим охранником Владимира Путина, губернатором Тульской области Алексеем] Дюминым! Леша при Горбачеве получил орден Ленина — высшую награду. Два человека всего таких было [в девятом управлении КГБ]. За то, что они за шесть месяцев построили Горбачеву дачу «Барвиха-4» на 66 гектарах земли. Туда еще потом Ельцин рвался Горбачева выгнать и жить самому. Пришел Путин и поставил Мурова. Я во всех интервью с 1996 года говорю, что он взяточник и коррупционер. Ни одно издание этого не публиковало, настолько боялись ФСО. Сразу после назначения Муров в первую очередь вызвал Демина, своего зама по строительству, которого еще [сменивший Коржакова на посту главы Службы безопасности президента Юрий] Крапивин поставил на генеральскую должность. Первое совещание закончилось: «А вы, Демин, останьтесь». Его пятиминутка, которая меньше трех часов не длилась — бред полный. Зачем на пятиминутке быть поварам? Зачем в их присутствии обсуждать вещи, о которых тебе стало известно только от президента? Такие вещи должны знать только оперативники. Так нельзя. У меня совещаний огромных никогда не было. Муров ведь никогда не руководил. Его Путин назначил, потому что они с ним в одном кабинете сидели. Путин его назначил, потому что он преданный был. Первое, что Муров сказал своему заместителю по строительству: «Вот счет. С каждого контракта, с каждого договора — 10%». Леша чуть со стула не упал. Выше уже некуда. Выше только бог. Если здесь воровать? Такого никогда не было. Он честно пропахал, проработал столько времени. Он пошел и тут же рапорт написал об уходе. С генеральской должности. Когда Муров стал выбирать кого-то из его подчиненных строителей на эту должность, все отказались. Тогда он взял Сашку, который у меня был начальником штаба, и сделал его заместителем по строительству. Саша через два года ушел на пенсию в звании генерал-лейтенанта и с двумя инфарктами. Вот такие люди приходят и в ФСО и в правоохранительные органы. Это не люди, которые работают на патриотизм. Это дешевка, одним словом. Путин Мурова уволил не просто за коррупцию, а как и Якунина — за паспорта английские. То ли у самого Мурова, то ли у его детей. Спикер Госдумы Борис Грызлов, председатель правительства Михаил Фрадков, Владимир Путин, директор ФСБ Николай Патрушев, директор ФСО Евгений Муров (слева направо) на торжественном собрании, посвященном Дню работников органов безопасности, 2004 год. Фото: Сергей Жуков / ТАСС Генерал Рохлин и прицепы из Тулы Что значит, верю в заговор Рохлина? Я участвовал в заговоре [лидера Движения в поддержку армии генерала Льва] Рохлина. Меня до сих пор ждут на Скуратовском заводе в Туле. По его чертежам, заказал заготовки, чтобы весь корпус Рохлина сюда в Москву перебросить из Волгограда. Я в заговоре был. Я этого не стесняюсь. Когда Чубайс был у власти регентом, нечего было делать Кремль взять. Это тьфу! Одного корпуса было вот так достаточно. И никто бы не подчинился Ельцину после 1993 и 1996 года. После 1 февраля 1996 года Ельцин был живым трупом. Все. Его нельзя было выбирать. У меня было только два часа на работу. Я приходил в девять часов, а в 11 — звонок от Ельцина: «Александр Васильевич, пообедаем?». Все, день закончился! Говорили, что я был тогда вторым человеком в стране. Я сейчас поправляю: «Не обижайте, я иногда и первым был. Когда Ельцин был уже без всякого, кому еще на кнопки нажимать?». Когда меня сейчас спрашивают, кого вы бы выбрали президентом вместо Ельцина, отвечаю даже не задумываясь — Рохлина. Беда начинается, когда не знаешь кого поставить. Как и сейчас у всех: «Кого поставить вместо Путина?». Да любого честного парня поставьте. Просто честного умного парня. Для меня лучшим кандидатом был Рохлин. Именно потому, что это был человек чести. Рохлин никому не лизал. Столько у него из-за этого врагов было в Министерстве обороны. Он ведь все задачи выполнял. Надо взять населенный пункт — он брал. Потерь было с гулькин нос или вообще не было. Всегда все операции сам продумывал. Только сам. Но заговор провалился: главного убили и все. Но убила его дура-жена. Не было там никаких снайперов, никаких стрелков. Абсолютное стечение обстоятельств. Я ж с ним хорошо был знаком. Дома у него был, в бане, на даче, где его убили. Он всю свою жизнь мне рассказал. В заговоре с нами были разные люди. Были те, кто с Хасбулатовым был [в 1993 году]. У них совершенно другие цели были: вернуть СССР, коммунизм. Я был против этого. Мне не нужен был снова СССР. Нахватался. Другое дело, нужна была действительно демократия. Чтоб была конкуренция. Чтобы не было монополизма во всем. Почему я американцев люблю? Вот у них сейчас выборы. Пусть даже с Трампом ошибутся — через четыре года поменяют. Да и конгресс есть. Не дадут наделать глупостей. У нас же так нельзя. Сделали глупую конституцию. Идиотскую. Если бы меня тогда еще не было рядом с Ельциным, была бы еще хуже. Ввести губернаторов в Совет федерации — это была моя идея. Я Ельцину ее подал. Он тогда еще не понял для чего. Я понимал для чего. Хоть какой-то был противовес. Я читал когда эту конституцию, стыдно было. В Комитете по обороне моя задача была помочь Рохлину, чтобы его бойцы преодолели расстояние от места дислокации, от Волгограда до Кремля. Чтобы преодолеть это расстояние, нужно было прицепы прикрепить к танкам и бронетранспортерам. Мне было как депутату от Тулы поручено это сделать. На 240 тысяч долларов я заказал прицепы. Они до сих пор лежат. Все проржавели. Потому что заказчик не пришел. Некому было придти. Вот и все. Это была моя задача. Рохлин планировал действовать, как в Чечне — тихо и неожиданно подходить путями, которые известны только ему. Только он знал, как за двое суток они доберутся до Москвы. Целый корпус. Как взять Кремль, это тоже я должен был помочь ему. Здесь я знал абсолютно все ходы. Где куда зайти, кого где оглушить. Я даже знал, как можно пойти и убить Ельцина, но делать этого не стал. Было потом по этому поводу очень много нареканий: «Почему я его не убил?». Как я мог его убить, когда вы же его выбрали? «Нет, мы не выбирали!». Откуда тогда 70% за Ельцина? Извините, это народ за него голосовал. Не мог я быть предателем. Я мог его прибить, когда уже был уволен за задержание двух воров-несунов, когда Ельцин сам предал народ, поставил Чубайса во главе страны. Вот после этого я готов был прибить его. Когда генерал Рохлин погиб, ко мне никто больше не обращался. Хотя потом участвовал в одном заговоре, но фаворит заговора тоже умер. Хороший мужик. Просто так взял и умер. Так бывает. Не думаю, что ему кто-то там помог. Генерал Лев Рохлин во время митинга в честь 80-летия Красной армии, 1998 год. Фото: Виктор Великжанин / Фотохроника ТАСС Патриарх, Шойгу, Путин и пенсия инженера Я не признаю Кирилла. Это не мой патриарх. Когда он был замом Алексия, ко мне в Кремль приходил, и мы с ним часа четыре пили коньяк. Хороший коньяк молдаване подарили Ельцину и мне. У меня тогда было отдельное поручение президента контролировать торговлю оружием. Не бандитов ловить, а международную торговлю контролировать. Мы со Службой создали Росвооружение. И заводы, и люди на них начали хоть получать деньги тогда. Так вот, нынешний патриарх тогда меня уговаривал, чтобы мы с продажи оружия 10% в церковь отдавали. Они тогда уже с алкоголя и с сигарет деньги получали. Сразу сказал ему: «Еще с оружия деньги получать? Даже не уговаривайте». И вот он начал мне объяснять, что у нас нет в стране теперь идеологии, что церковь — единственная идеология. У Путина рейтинг 80%, но у Шойгу уже 70%. Боюсь, что судьба Шойгу уже решена. Первый боится его по-черному. Хоть Сережа неплохой парень, но нельзя быть слишком близко к лидеру нации. Сейчас вот еще турки Путина напугали. Слышал, конечно, о последних назначениях. Меня поразил опрос населения на «Эхе Москвы»: эти назначения охранников значат, что Путин чего-то боится, или наоборот — ничего не боится? И 95% ответили, что боится. 95%! Честно говоря, я бы подписался под этими 95%. С каждым годом ему все тяжелее даются многие вещи. Зачем создавать гвардию? И так ведь президенту подчиняются и внутренние войска, и министр внутренних дел, и министр обороны, и директор ФСБ. Я же объяснял, как мы создавали ФСО. Я таким образом у Ельцина страх убирал, что все регионы у нас под контролем. Сейчас охрану тоже ставят не экономику улучшать, а контролировать. Чтоб не было заговоров никаких. Это неразумные назначения. Губернатор должен заниматься хозяйством и немножко политикой, но какие из них хозяйственники, какие из них политики? У них у каждого будет куратор свой из администрации президента, который будет решать хозяйственные вопросы. Зачем это нужно? У них профессия другая. Они думают, народ за Путина. Ни фига. У меня брат был за него, инженер. Его выгнали на пенсию — пошел вон. Человек отпахал всю жизнь. Как в 22 года поставили его на завод имени Хруничева, так и пахал всю жизнь. За границей ни разу не был, даже в санатории не был. На Байконуре в командировках отдыхал. Теперь живет на пенсию 18 тысяч. Грамоту хоть бы дали.

15 августа 2016, 11:43

Евгений Спицын."ГКЧП. Как рушили СССР".

"Советский Союз не был обречен ни политически, ни экономически, ни по каким иным причинам к распаду. Это сугубо рукотворное действие, прямую ответственность за которое несут тогдашние руководители страны". #ДеньТВ #Спицын #история #ГКЧП #СССР #Горбачев #Ельцин #путч #перестройка #Янаев #Язов #Лукьянов #Пуго #Варенников #Грачев #Форос #Россия #Новоогарево #Назарбаев #танки #Крючков #КГБ #МВД #Минобороны

12 июня 2016, 09:00

Михаил Полторанин: «12 июня для России не просто «черный день»...»

Черновик декларации о суверенитете РСФСР был написан еще в 1970-х годах в секретном институте под Веной, заявляет экс-зампред правительства РФ Михаил Полторанин. Занимаясь рассекречиванием документов КПСС, он узнал из первоисточников, как Андропов и Косыгин решили превратить Советский Союз в сырьевой придаток Запада. В интервью «БИЗНЕС Online» бывший ельциновский министр рассказал о том, как державе ломали экономический хребет и почему снос Ипатьевского дома помог Ельцину в его карьере.

12 апреля 2016, 19:50

Гвозди бы делать из этих людей......

Оригинал взят у maysuryan в ПреемственностьЭто, разумеется, Владимир Путин и новоназначенный глава Росгвардии Виктор Золотов.А теперь, внимание, вопрос: найдите что-то общее между верхней фотографией и вот этой, которую вы, несомненно видели за последние 25 лет не один раз:Узнали? Правильно, за спиной Коржакова на фоне триколора — он самый, Виктор Золотов. Охраняет высочайшую демократическую ценность — тело Самого Бориса Николаевича.А ещё он другую почти столь же дорогую демократическую ценность охранял — тело Мэра Петербурга, заодно и юную Ксюшу:И либералы ещё жалуются, что, мол, ушли в прошлое "лихие 90-е" (а "патриоты" уверяют нас в том же самом).Нет, господа. Врёте. Вот когда исчерпается кадровый ресурс с того безразмерного танка Бориса Николаевича — тогда и поговорим. Или когда назначат главой какой-нибудь гвардии хотя бы этого парня-танкиста, который на фото в ужасе от происходящего закрыл лицо руками.А до тех пор — "лихие 90-е" были, есть, и будут есть.

03 марта 2016, 12:53

Убийство Рохлина было отнюдь не бытовым

На Ленте вышло большое и небезынтересное интервью Алксниса о развале СССР и 90-х.«Лента.ру» продолжает цикл интервью о недавнем прошлом нашей страны. Вслед за перестройкой мы вспоминаем ключевые события и явления 90-х годов — эпохи правления Бориса Ельцина. Народный депутат СССР, депутат Верховного Совета Латвии, лидер депутатской группы «Союз» Виктор Алкснис рассказал о подлости Горбачева, решительности Ельцина и о том, как сам чуть не погиб в 1991 году.«Лентра.ру»: Член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь компартии Латвии Альфредс Рубикс на пресс-конференции 19 августа 1991 года заявил, что приветствует ГКЧП «не только с радостью, но и с гордостью» и что «это было мечтой нашей Компартии». А вы помните тот день? Что происходило в Риге?Алкснис: Об этом сегодня никто не говорит, но Латвия была единственной союзной республикой, где ГКЧП победил. Сообщение о создании комитета, прозвучавшее утром 19 августа 1991 года, вызвало у руководства шок и трепет. Они всерьез поверили, что теперь ГКЧП начнет наводить порядок в стране, и им в этой ситуации не поздоровится. Тогдашний командующий войсками Прибалтийского военного округа Федор Кузьмин позднее мне рассказывал, как утром 19 августа ему позвонил председатель Верховного Совета Латвии, бывший секретарь ЦК Компартии Латвии по идеологии Анатолий Горбунов и начал убеждать, что он был и остается коммунистом, готов строго исполнять Конституцию СССР и распоряжения комитета. Вслед за Горбуновым начали звонить другие руководители «независимой» республики.19-21 августа Рижский ОМОН (всего около двухсот бойцов) взял под контроль практически все важнейшие объекты, включая Совет министров Латвии. Самое примечательное, что в эти дни никто не вышел на улицы Риги и других городов республики протестовать против ГКЧП. Сторонники выхода из состава СССР сидели по домам и испуганно ждали, чем для них все это обернется. 21 августа ОМОН запланировал взятие последнего стратегического объекта Латвии — здание Верховного Совета республики. Но из Москвы пришло известие: члены ГКЧП полетели в Форос к Горбачеву сдаваться. ОМОН отошел на свою базу в предместье Риги и занял круговую оборону, заявив, что сдаваться не будет. Из Москвы поступил приказ воинским частям Прибалтийского военного округа и морской пехоте Балтийского флота разоружить мятежников. В воинских частях началось брожение, офицеры и солдаты отказывались разоружать своих товарищей, которых они считали героями.Баррикады на улицах РигиЕсть мнение, что если бы не Ельцин в те дни, Латвия была бы сейчас автономной республикой в составе России.После того как армия и флот отказались выполнять приказ, ситуация начала «раскачиваться», возникла опасность военного мятежа. Чтобы этого не допустить, Борис Ельцин вылетает в Ригу с блиц-визитом. В результате переговоров с руководством Латвии была достигнута договоренность об амнистии всему личному составу Рижского ОМОНа и перебазировании его на территорию РСФСР в Тюмень. В Ригу были направлены самолеты военно-транспортной авиации. Омоновцы с семьями на автобусах, с оружием и боевой техникой проехали через весь город на аэродром. На машинах были транспаранты «Мы еще вернемся!», а на тротуарах стояли сотни людей, многие плакали.Невзирая на достигнутые договоренности об амнистии, на бойцов ОМОНа началась охота. Первым после запроса Латвии (по распоряжению Генпрокурора РСФСР Степанкова) в октябре 1991 года был выдан заместитель командира ОМОНа Сергей Парфенов, которого латвийский суд приговорил к четырем годам тюрьмы. Одновременно Степанковым были выданы ордера на арест и выдачу Латвии некоторых других бойцов, но они успели покинуть базу ОМОНа в Тюмени и несколько лет скрывались.Начальник Управления Генпрокуратуры СССР Виктор Илюхин, который возбудил против Горбачева в 1991 году дело по статье «измена Родине», писал в своих воспоминаниях: «Горбачев предал Рубикса, предал Рижский ОМОН, прокурорских работников в Литве и Латвии, до конца оставшихся верными Союзу и законности». Вы согласны с этой оценкой?Да, Горбачев предал Советский Союз. Ведь он был президентом СССР, высшим должностным лицом государства. Учитывая реалии тех дней, а также положения конституции страны, он обладал гигантскими полномочиями, но палец о палец не ударил, чтобы выполнить свои президентские обязанности по защите Основного закона государства. Он всегда уходил от ответственности и старался переложить ее на других. Он предавал всех, включая своих друзей и соратников, входивших в его ближайшее окружение, например — бывшего министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе, который был, наверное, самым близким его другом и товарищем.Шеварднадзе не сам лично формировал и проводил в жизнь самоубийственную внешнюю политику СССР конца 80-х — начала 90-х годов. Он проводил линию Горбачева. Тем не менее, когда группа «Союз» и лично я на протяжении полутора лет последовательно и методично «мочили» Шеварднадзе и добились его ухода в отставку в декабре 1990 года, Горбачев ни разу не выступил в поддержку и защиту своего друга. Он его просто сдал, как сдавал других людей и до этого, и после.В январе 1991 года я был членом Комитета национального спасения Латвии. На заседании этой организации мне лично приходилось наблюдать, как ее председатель Альфред Рубикс звонил по правительственной ВЧ-связи (закрытая система правительственной и военной телефонной связи в СССР, использующая высокие частоты — прим. «Ленты.ру») Горбачеву и согласовывал с ним наши действия. Хотя я прекрасно понимал, что собой представляет президент Советского Союза, на первых порах мне было удивительно и противно, когда после тех или иных событий в Латвии, согласованных с ним, он публично заявлял, что ничего об этом не знает и узнал о них только что.Виктор Алкснис выступает на митинге протеста против решений Верховного Совета Латвии, 1990 годГорбачев предал членов ГКЧП, которые накануне событий 19 августа 1991 года прилетели к нему в Форос для согласования планов введения чрезвычайного положения. Ведь он же сказал им: «Черт с вами, действуйте! А я болен». Члены ГКЧП, довольные, что неспособный действовать в критической ситуации Горбачев не будет руководить введением чрезвычайного положения, получившие от него согласие на его введение, полетели в Москву. Президент в это время уже записывал на видео свое заявление, в котором отрекался от комитета — на всякий случай.Утром 23 августа после провала ГКЧП Рубикс был блокирован боевиками Народного фронта у себя в кабинете в рижском здании ЦК — арестовывать его они не решались, опасаясь реакции Москвы. ВЧ-связь в кабинете еще работала, и он позвонил в Кремль Горбачеву, ведь Рубикс был членом Политбюро ЦК КПСС, по сути — небожителем. На несколько минут в трубке повисло молчание, а затем секретарь передал Рубиксу, что президент не будет с ним разговаривать и попросил больше не звонить.Вы знали министра МВД, участника ГКЧП Бориса Пуго? В воспоминаниях Геннадий Янаев пишет, что Пуго не покончил с собой, его застрелили. Что вы об этом думаете?В ситуации с так называемым самоубийством Бориса Карловича действительно очень много непонятного. Насколько я его знал, это был хороший, приятный в общении человек, притом очень мягкосердечный. Я иногда удивлялся, как с таким характером он сумел занять столь высокие посты, требовавшие совершенно других качеств, особенно в плане жесткости.Как мне представляется, совершить самоубийство и допустить смерть своей жены мог только человек совершенно других морально-волевых качеств, которыми Борис Карлович не обладал. Можно предположить, что его смерть входит в трагический список таинственных смертей нескольких высокопоставленных функционеров ЦК КПСС, которые завершили свой жизненный путь сразу после провала ГКЧП.Когда вы последний раз были в Латвии? Как, по вашему мнению, там изменилась жизнь в 90-е годы?Я уехал из Латвии в октябре 1992 года и после этого там не был. Тогда я был уволен из рядов российской армии, где служил старшим инженером-инспектором отдела боевой подготовки штаба ВВС Северо-Западной группы войск (бывший Прибалтийский военный округ). Накануне увольнения меня пригласил к себе начальник особого отдела штаба (военная контрразведка) и проинформировал, что по их сведениям против меня возбуждено уголовное дело по статье «измена Родине» уголовного кодекса Латвийской ССР (у Латвийской Республики своего уголовного кодекса на тот момент еще не было). База Рижского ОМОНа.Поскольку я на тот момент еще официально являлся военнослужащим армии иностранного государства, то меня не трогали. Но меня предупредили, что как только я получу документы об увольнении и превращусь в обычного гражданина, то буду задержан. Он порекомендовал мне немедленно покинуть Латвию, как я и поступил.«Измену Родине» мне вменили за мою депутатскую и политическую деятельность, направленную против выхода Латвии из состава СССР. Какова сейчас ситуация с этим уголовным делом — не знаю. С 1992 года я остаюсь персоной нон грата, поскольку продолжаю политическую деятельность, по мнению латвийских властей, наносящую ущерб Латвийской Республике. В Риге живет моя почти 90-летняя мама и сестра, там же похоронен мой отец, на могиле которого я не был уже 23 года.Чего добилась Латвия за годы независимости? Она обезлюживается на глазах, процесс отъезда на ПМЖ в более благополучные страны уже напоминает бегство. В 1992 году в Латвии проживали 2 643 000 человек, а в 2015-м — 1 973 700. В Риге в 1991 году жили более 915 тысяч человек, и она готовилась стать городом-миллионником, а в 2015-м осталось всего 640 тысяч.В последние годы на Запад из Латвии уезжают около 40 тысяч человек ежегодно. По официальной статистике, более 10 процентов граждан Латвии рождаются в Великобритании, по неофициальной, эта цифра в два раза больше. Сегодня госдолг Латвии таков, что для его погашения каждый житель страны должен отдать не менее 5 тысяч евро. В Латвийской ССР в сфере государственного управления работали 8 тысяч человек. В независимой Латвии сегодня таких чиновников 60 тысяч!По уровню жизни эта страна до сих пор не достигла уровня Латвийской ССР образца 1990 года, где было около 500 предприятий, большая часть которых экспортировала продукцию, в том числе в западные страны. Теперь большинства этих предприятий нет, и Латвия из индустриальной республики, где высокотехнологичная промышленность была основой экономики, превратилась в страну, живущую за счет внешних заимствований с накоплением долгов (в среднем по миллиарду долларов в год). Практически вся экономика страны находится под контролем иностранных компаний, в первую очередь шведских.В 1993 году вы принимаете активное участие в противостоянии Ельцина и Дома Советов. Почему на стороне Советов? Вы проходили по оперативным сводкам МВД как один из организаторов массовых акций протеста на улицах Москвы. Что больше всего запомнилось?Когда 21 сентября 1993 года Ельцин издал печально знаменитый указ о роспуске Съезда народных депутатов РСФСР, у меня не было сомнений, что это попытка государственного переворота, которому надо противодействовать. Именно поэтому вечером 21 сентября я прибыл к Дому Советов и принимал активное участие в последующих событиях. Я был рядовым участником, все дни провел не в Белом доме, куда приходил только поспать на полу, а на улицах Москвы. В основном занимался агитацией и пропагандой, организовывал митинги и демонстрации. У меня на груди был значок народного депутата СССР, ко мне подходили десятки людей, я рассказывал им о происходящем и призывал противодействовать госперевороту. Агитировал блокировавших Дом Советов военнослужащих и милиционеров, объяснял им ситуацию, предупреждал об ответственности за участие в перевороте.Технология была простая. Я подходил к цепи военнослужащих, представлялся: «Я народный депутат СССР полковник Виктор Имантович Алкснис. Кто у вас здесь старший? Пригласите его, пожалуйста». Подходил офицер, я снова представлялся и просил его тоже представиться, держа в руках блокнот и ручку. Запомнилось, что чаще всего офицеры представлялись Ивановыми и скрывали свои настоящие фамилии. Это производило очень сильное впечатление на солдат, которые начинали понимать, что дело нечисто.Я начинал беседу с офицером в присутствии солдат, и, как правило, в ответ звучало одно — «мы люди военные, нам приказали». Что интересно, никаких попыток как-то меня нейтрализовать со стороны властей не предпринималось, хотя моя деятельность была заметна.29 сентября меня все-таки подловили. Вечером у входа в метро «Краснопресненская» был назначен митинг протеста. Приехал на станцию, а там на платформе крики и вопли: наверху зверствует ОМОН, загоняет людей в метро. У меня был мегафон, я призвал всех ехать на станцию «Улица 1905 года» и собираться там у памятника. Постепенно народ стал прибывать, и я повел людей за собой перекрывать улицу Красная Пресня.Мы ожидали, что ОМОН нападет со стороны Белого дома, но он появился с противоположной и тут же начал месить людей дубинками. Я мог укрыться в метро, но проявил ненужное геройство, начал кричать в мегафон: «Всем отходить в метро!», а сам через толпу бросился навстречу милиционерам, крича: «Остановитесь! Это же мирные люди!» Тут же получил два сильных удара по голове и шее и рухнул на асфальт.Как потом рассказывали очевидцы, омоновцы начали меня, лежавшего на земле без сознания, бить ногами и дубинками. К счастью, я этого не чувствовал, получив омоновскую «анестезию». Очнулся минут через десять. Лежу один посреди пустой улицы (ОМОН оцепил окружающую территорию) и слышу: «Алксниса убили!» Голова болит и гудит, тело тоже, никто ко мне не подходит. Чувствую, что лицом лежу в луже, попробовал рукой — липнет, понял, что это кровь.Столкновение ОМОНа и оппозиционных демонстрантов на площади Рижского вокзалаНаконец цепь ОМОНа расступилась, и ко мне подбежали несколько человек, вывели за цепь и начали тормозить машину. Меня поразило, что первая же, невзирая на мой внешний вид, остановилась, водитель помог усадить меня на заднее сиденье. В больнице Склифосовского меня осмотрели, сделали рентген, наложили на руку гипс и предложили госпитализацию. Но подошла медсестра и сказала, что мне нельзя в палату, — за мной пришла милиция. Буквально через пять минут меня посадили в машину скорой помощи и отвезли на квартиру моего товарища народного депутата СССР Анатолия Чехоева. Я переночевал у него, а потом в целях безопасности меня перевезли в другое место отлеживаться. 2 октября меня всего перевязанного отвезли на Садовое кольцо к зданию МИД, где я выступил на митинге. Но чувствовал себя плохо, и в событиях 3-4 октября участия уже не принимал.Была ли надежда на победу? Почему проиграли?Надежда на победу была. Власть, особенно 3 октября, валялась на земле, и некому было ее подобрать. Увы, никто из руководителей Верховного Совета и назначенных им министров не вышел за пределы Белого дома, опасаясь ареста. Но я знаю достоверно, что если бы тогда Руцкой приехал в Генштаб, армия немедленно перешла бы на сторону ВС.Сотрудники Министерства безопасности РФ (нынешняя ФСБ) на общем собрании приняли резолюцию о переходе на сторону Верховного Совета и ждали назначенного Верховным Советом министра безопасности РФ Баранникова, но он не приехал. Вместо этого послали десятки безоружных людей брать «Останкино», то есть просто на убой. А вот Ельцин не побоялся в ночь с 3 на 4 октября приехать в Генштаб и заставить начать штурм Дома Советов. Он был прекрасно осведомлен об антиельцинских настроениях армии, но тем не менее поехал. В итоге его госпереворот оказался успешным.В середине 90-х вы тесно сотрудничали со Львом Рохлиным. Насколько мне известно, вы сторонник версии, что его убили по политическим мотивам за подготовку военного переворота. Расскажите об этом.Да, сегодня это уже не секрет. Действительно, Лев Яковлевич, опираясь на огромную популярность в армии, готовил военный переворот, чтобы отстранить Ельцина и его камарилью. У плана Рохлина были шансы на успех, но все держалось на его фигуре. Насколько я знаю, Рохлин рассчитывал на некоторые воинские части, включая его волгоградский корпус, с которым он воевал в Чечне. Еще его поддерживали командиры некоторых подмосковных соединений и частей. В те дни в Москве на Горбатом мосту проходила знаменитая акция шахтеров. Рохлин нашел источники финансирования и рассчитывал привезти в Москву около 20 тысяч офицеров, которые должны были присоединиться к шахтерам и устроить в центре Москвы беспорядки. В ходе них планировалось захватить правительственные здания и учреждения, арестовав ельцинское окружение. Кроме того, в Москву предполагали ввести военных, но основная задача состояла в недопущении людей в воинские части, оставшиеся верными Ельцину. Для этого командиры подмосковных воинских частей должны были перекрыть дороги в Москву.Скрыть подготовку военного переворота не удалось, и Ельцин накануне убийства мятежного генерала произнес: «Мы сметем этих рохлиных!» И Рохлина действительно «смели». 3 июля 1998 года он был убит на своей даче. Обстоятельства убийства настолько загадочные, что позволяют сделать однозначный вывод, что оно было отнюдь не бытовым. После этого план переворота моментально рассыпался, в числе его руководителей не оказалось людей такого же масштаба, как Рохлин.Виктор АлкснисЧто Рохлин собирался делать, если бы свержение Ельцина состоялось?Я неоднократно слышал от него, что он не рвется к власти. Стояла задача лишь отстранить Ельцина и его команду, а дальнейшую судьбу страны должен был решить народ путем выбора Учредительного собрания. Но, на мой взгляд, если уж ты взялся за это дело, нечего стесняться: надо быть готовым взять на себя ответственность не только за организацию переворота, но и за дальнейшую судьбу страны.Как бы вы охарактеризовали 90-е в вашей жизни и жизни страны?Это были годы великой смуты, которые, невзирая на сегодняшнюю так называемую политическую стабильность, по сути, продолжаются. Ведь как тогда мы пошли к ложной цели, так туда и бредем: программы развития у страны нет, целей нет. Поэтому я с пессимизмом смотрю в будущее. К сожалению, времена великих потрясений еще не прошли. Мы все еще живем в условиях отложенной катастрофы. Единственный позитив — проклятые 90-е сделали большинству наших сограждан прививку от западного либерализма, и в ближайшие годы, а то и десятилетия, ренессанс либеральных идей нам не грозит.https://lenta.ru/articles/2016/03/03/alksnis/ - цинк

03 декабря 2015, 22:35

Ну-ка, Чайка, отвечай-ка...

Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального опубликовал расследование о бизнесе семьи генпрокурора Юрия Чайки Результатами расследования я не была особо удивлена, но, не скрою, ознакомилась с интересом. Удивлена я самим фактом его появления. И временем опубликования результатов. После демонстрации широты и размаха бизнес-империи семьи гепрокурора как-то поблекли хорошие истринские дачки из другого расследования ФБК. Сотрудники АП на фоне генпрокурора - просто голодранцы. Потягаться с генпрокурором может разве что бывший глава РЖД с шубохранилищем.

29 ноября 2015, 21:27

Ельциномания, или "назад в девяностые"

Обеление буйных и отвратительных 90-х годов, попытки представить "расчленителя" СССР Бориса Ельцина в качестве некоего позитивного персонажа, который "много сделал для нашей страны", якобы освободив её от разрушительной коммунистической идеологии, на прошлой неделе стали едва ли не мейнстримом отечественных федеральных масс-медиа всех форматов: и печатных, и радио, и телевизионных. Носитель официальной линии и ведущий обозреватель РТР Сергей Брилёв вышел в "Вестях недели" на телеэкран с длинным сюжетом, посвященным расширению музея Ельцина в Екатеринбурге и транспортировке туда личного автомобиля "всенародноизбранного". Состоялась умилительная беседа с вдовой Ельцина Наиной Иосифовной. Брилёв с глазами, почти полными слёз, слушал сусальные истории о том, каким чудесным мужем, отцом и дедом был Борис Николаевич и "как много сделал он для России". Наверное, у кого-то это и могло вызвать умиление, но для большинства зрителей, переживших "лихие девяностые", и Беловежский сговор, и "рыночные реформы", и "приватизация", и разгул криминалитета, и расстрел Верховного Совета, и фактическая гражданская война в стране, выброшенные за пределы РФ миллионы русских людей, остановленные заводы и фабрики, уничтожение вкладов населения, пресмыкание перед Америкой — неразрывно связаны с фигурой бывшего первого секретаря сначала Свердловского обкома, а затем и Московского горкома КПСС. Впрочем, и сейчас большинство проблем, переживаемых Россией: от Украины и Ближнего Востока до "сырьевой иглы", — являются следствием ельцинской эпохи. В истории нашей страны Ельцин и его прозападные сторонники ("демократы", "либералы", "рыночники" и т.д.) сыграли огромную деструктивную роль, фактически перечеркнув не только советский период, но и разрушив исторические достижения нашей страны за последние 400 лет, отторгнув от неё Среднюю Азию, Закавказье, Украину и Прибалтику. Вот об этом Брилёв, сын офицера КГБ и выдающийся тележурналист, почему-то не вспомнил, задавая вопросы холеной ельцинской вдове и показывая переброску в музей "членовоза", который транспортировал "царя Бориса" в Кремль из его резиденции на Успенском шоссе.Но еще более показательным в плане поэтизации девяностых годов оказался показ восьмисерийного телесериала "Неподсудные", основанного на деятельности Бориса Березовского. Сюжет этого фильма выстраивался на судьбах двух офицеров 9-го управления КГБ: хорошего и плохого. Под первым угадывался нынешний депутат Госдумы Андрей Луговой, а под вторым — небезызвестный подполковник Александр Литвиненко, который при загадочных обстоятельствах "принял ислам в Лондоне", куда он бежал, спасаясь от возмездия. Фильм начинается с показа офицерских будней двух героев в Московском военном округе позднего СССР, где они сталкиваются на маневрах. Далее показана вербовка английской разведкой Литвиненко, который идёт на это в результате провокации со стороны британского дипломата-разведчика, пытаясь сохранить свои офицерские погоны и надеясь потом вылезти из этого омута.Но в омуте он оказывается не сам, а вместе со всей страной.Далее герои попадают на работу в Федеральную службу охраны (ФСО, наследницу 9-го Главного управления КГБ), занимающейся безопасностью высших государственных деятелей, сталкиваются с Березовским, вошедшим в плотный контакт с семейкой Ельцина. Оба офицера плавно переходят на работу к первому и важнейшему из российских олигархов — конечно же, из-за разницы в зарплате. Что в принципе ставит их на одну доску с самим олигархом, не брезгающим никакими средствами для достижения своих целей: максимума собственности и власти. Правда, "хороший" офицер только охраняет олигарха, а вот "плохой", спасая своего шефа от ареста сотрудниками МВД в связи с убийством тележурналиста Листьева, возглавляет службу сбора "компромата" на российскую элиту и руководителей государства. В итоге получается, что два офицера рьяно служат главному коррупционеру, правда, один сливает полученные им данные английской разведке, а другой передает информацию только в ФСБ, но оба ничуть не тяготятся своим соучастием в аферах Березовского, за чьей деятельностью ФСБ только "пристально наблюдает", ничего при этом не делая. В этом есть, несомненно, определенная правда жизни: ведь органы безопасности ничего не сделали, чтобы защитить государство в 91‑м году и остановить ельцинский беспредел в девяностых. Но авторы фильма не осуждают героев своего сериала, а, можно сказать, поддерживают их.Ну, преступник, ну убийца, ну, шпион, ну, с кем не бывает? "Не мы такие — жизнь такая".При этом сам Березовский — просто сверхчеловек: он обаятелен и умен. Правда, ему ничего не стоит убить конкурента или опасного свидетеля, и в итоге "плохой" офицер умирает, отравленный бокалом красного вина, после того как шефу становится известно о его желании вернуться в Москву из Лондона, для чего он сообщает на Родину какие-то важные данные. Но не из-за проснувшейся совести, а из-за того, что недополучил, по его мнению, деньги от английской разведки и от самого Березовского. При этом телесериал подает всех действующих лиц как позитивных, привлекательных и гуманистических героев, которые просто не могут не понравиться зрителям. А подельник Березовского Патаркацишвили со стороны "хорошего" офицера вообще характеризуется как "договороспособный" и "порядочный" . Итак, зрителю должны понравиться и герои, да и вся эпоха "девяностых". И такой подход неслучаен. "Либеральный" клан, опасаясь ответственности и окончательного разрыва с "прозападным либерализмом" в стране, включил в полном объеме процесс обеления преступлений ельцинской эпохи.Впрочем, если отвлечься от данной "сверхидеи", следует заметить, что фильм сделан весьма профессионально, и достигается это, похоже, даже не за счёт привлечения квалифицированных консультантов, а за счёт изначального "соцзаказа". Как известно, Андропов в свое время лично курировал работу над фильмом "Семнадцать мгновений весны". Кто из высоких чинов отечественных спецслужб курировал создание "Неподсудных", лично мне неизвестно, но, поскольку Березовский и Патаркацишвили поданы там максимально "белыми и пушистыми", в его биографии должен быть немалый эпизод сотрудничества с этими персонажами. Но Исаев-Штирлиц был интересен тем, что работал на свою страну, а "герои" "Неподсудных" работают исключительно на себя и на заграницу. И потому закономерным итогом их усилий становится полный крах. Не верите — спросите у Березовского, Патаркацишвили и Литвиненко. И "отмазать" девяностые не получится ни у "ельцинистов", ни у их кураторов именно по этой объективной и непреодолимой причине.Александр Нагорный

29 ноября 2015, 21:27

Ельциномания, или "назад в девяностые"

Обеление буйных и отвратительных 90-х годов, попытки представить "расчленителя" СССР Бориса Ельцина в качестве некоего позитивного персонажа, который "много сделал для нашей страны", якобы освободив её от разрушительной коммунистической идеологии, на прошлой неделе стали едва ли не мейнстримом отечественных федеральных масс-медиа всех форматов: и печатных, и радио, и телевизионных. Носитель официальной линии и ведущий обозреватель РТР Сергей Брилёв вышел в "Вестях недели" на телеэкран с длинным сюжетом, посвященным расширению музея Ельцина в Екатеринбурге и транспортировке туда личного автомобиля "всенародноизбранного". Состоялась умилительная беседа с вдовой Ельцина Наиной Иосифовной. Брилёв с глазами, почти полными слёз, слушал сусальные истории о том, каким чудесным мужем, отцом и дедом был Борис Николаевич и "как много сделал он для России". Наверное, у кого-то это и могло вызвать умиление, но для большинства зрителей, переживших "лихие девяностые", и Беловежский сговор, и "рыночные реформы", и "приватизация", и разгул криминалитета, и расстрел Верховного Совета, и фактическая гражданская война в стране, выброшенные за пределы РФ миллионы русских людей, остановленные заводы и фабрики, уничтожение вкладов населения, пресмыкание перед Америкой — неразрывно связаны с фигурой бывшего первого секретаря сначала Свердловского обкома, а затем и Московского горкома КПСС. Впрочем, и сейчас большинство проблем, переживаемых Россией: от Украины и Ближнего Востока до "сырьевой иглы", — являются следствием ельцинской эпохи. В истории нашей страны Ельцин и его прозападные сторонники ("демократы", "либералы", "рыночники" и т.д.) сыграли огромную деструктивную роль, фактически перечеркнув не только советский период, но и разрушив исторические достижения нашей страны за последние 400 лет, отторгнув от неё Среднюю Азию, Закавказье, Украину и Прибалтику. Вот об этом Брилёв, сын офицера КГБ и выдающийся тележурналист, почему-то не вспомнил, задавая вопросы холеной ельцинской вдове и показывая переброску в музей "членовоза", который транспортировал "царя Бориса" в Кремль из его резиденции на Успенском шоссе.Но еще более показательным в плане поэтизации девяностых годов оказался показ восьмисерийного телесериала "Неподсудные", основанного на деятельности Бориса Березовского. Сюжет этого фильма выстраивался на судьбах двух офицеров 9-го управления КГБ: хорошего и плохого. Под первым угадывался нынешний депутат Госдумы Андрей Луговой, а под вторым — небезызвестный подполковник Александр Литвиненко, который при загадочных обстоятельствах "принял ислам в Лондоне", куда он бежал, спасаясь от возмездия. Фильм начинается с показа офицерских будней двух героев в Московском военном округе позднего СССР, где они сталкиваются на маневрах. Далее показана вербовка английской разведкой Литвиненко, который идёт на это в результате провокации со стороны британского дипломата-разведчика, пытаясь сохранить свои офицерские погоны и надеясь потом вылезти из этого омута.Но в омуте он оказывается не сам, а вместе со всей страной.Далее герои попадают на работу в Федеральную службу охраны (ФСО, наследницу 9-го Главного управления КГБ), занимающейся безопасностью высших государственных деятелей, сталкиваются с Березовским, вошедшим в плотный контакт с семейкой Ельцина. Оба офицера плавно переходят на работу к первому и важнейшему из российских олигархов — конечно же, из-за разницы в зарплате. Что в принципе ставит их на одну доску с самим олигархом, не брезгающим никакими средствами для достижения своих целей: максимума собственности и власти. Правда, "хороший" офицер только охраняет олигарха, а вот "плохой", спасая своего шефа от ареста сотрудниками МВД в связи с убийством тележурналиста Листьева, возглавляет службу сбора "компромата" на российскую элиту и руководителей государства. В итоге получается, что два офицера рьяно служат главному коррупционеру, правда, один сливает полученные им данные английской разведке, а другой передает информацию только в ФСБ, но оба ничуть не тяготятся своим соучастием в аферах Березовского, за чьей деятельностью ФСБ только "пристально наблюдает", ничего при этом не делая. В этом есть, несомненно, определенная правда жизни: ведь органы безопасности ничего не сделали, чтобы защитить государство в 91‑м году и остановить ельцинский беспредел в девяностых. Но авторы фильма не осуждают героев своего сериала, а, можно сказать, поддерживают их.Ну, преступник, ну убийца, ну, шпион, ну, с кем не бывает? "Не мы такие — жизнь такая".При этом сам Березовский — просто сверхчеловек: он обаятелен и умен. Правда, ему ничего не стоит убить конкурента или опасного свидетеля, и в итоге "плохой" офицер умирает, отравленный бокалом красного вина, после того как шефу становится известно о его желании вернуться в Москву из Лондона, для чего он сообщает на Родину какие-то важные данные. Но не из-за проснувшейся совести, а из-за того, что недополучил, по его мнению, деньги от английской разведки и от самого Березовского. При этом телесериал подает всех действующих лиц как позитивных, привлекательных и гуманистических героев, которые просто не могут не понравиться зрителям. А подельник Березовского Патаркацишвили со стороны "хорошего" офицера вообще характеризуется как "договороспособный" и "порядочный" . Итак, зрителю должны понравиться и герои, да и вся эпоха "девяностых". И такой подход неслучаен. "Либеральный" клан, опасаясь ответственности и окончательного разрыва с "прозападным либерализмом" в стране, включил в полном объеме процесс обеления преступлений ельцинской эпохи.Впрочем, если отвлечься от данной "сверхидеи", следует заметить, что фильм сделан весьма профессионально, и достигается это, похоже, даже не за счёт привлечения квалифицированных консультантов, а за счёт изначального "соцзаказа". Как известно, Андропов в свое время лично курировал работу над фильмом "Семнадцать мгновений весны". Кто из высоких чинов отечественных спецслужб курировал создание "Неподсудных", лично мне неизвестно, но, поскольку Березовский и Патаркацишвили поданы там максимально "белыми и пушистыми", в его биографии должен быть немалый эпизод сотрудничества с этими персонажами. Но Исаев-Штирлиц был интересен тем, что работал на свою страну, а "герои" "Неподсудных" работают исключительно на себя и на заграницу. И потому закономерным итогом их усилий становится полный крах. Не верите — спросите у Березовского, Патаркацишвили и Литвиненко. И "отмазать" девяностые не получится ни у "ельцинистов", ни у их кураторов именно по этой объективной и непреодолимой причине.Александр Нагорный

Выбор редакции
24 ноября 2015, 10:56

Как выглядят 7.000.000.000 бюджетных рублей

Сергей Колясников о Ельцин-центре в Екатеринбурге.ЕльцЫн центр - как выглядят 7.000.000.000 (семь миллиардов) бюджетных рублейЕгор Тимурович, сам ушел, а так повесить хотелось:В предвкушении встречи с послом США Джоном Теффтом:Интересное такое пожелание:Кровавые мечты:Источник: https://www.facebook.com/www.66.ru/photos/a.613714045320475.1073741826.187200804638470/1110883982270143Так выглядит музей, в который я никогда не пойду сам и не поведу близких. Разве что только, если сгорит.На производственный кластер Титановая долина в Свердловской области выделено 4,5 миллиарда рублей, но только выделено, в 2016 году из них не будет перечислено в регион ни копейки. Зато тут все деньги на экране. Зачем нам производственный кластер, если у нас есть Ельцин и можно забацать ему гробницу за семь миллиардов.P.S. А такая композиция там будет?http://zergulio.livejournal.com/3383762.html - цинкPS. Хм, надо усилить накал разоблачений Сталинизма.