• Теги
    • избранные теги
    • Люди18
      • Показать ещё
      Разное30
      • Показать ещё
      Компании26
      • Показать ещё
      Страны / Регионы36
      • Показать ещё
      Сферы6
      Международные организации3
      Формат2
      Издания2
      Показатели1
26 ноября, 10:42

Изучаем сеть Трампа. Узел: Стивен Кевин Бэннон

Оригинал взят у ss69100 в Изучаем сеть Трампа. Узел: Стивен Кевин БэннонКакая сеть? О чём здесь вообще речь? О сети. О сети управления.Мы привыкли, рассматривая структуру власти, вычерчивать что-то похожее на пирамиду. Где главное направление - сверху вниз. Да даже и говорим соответствующе: вертикаль власти.Схема, в принципе, неплохая, многое может проиллюстрировать. Однако в наше время у неё появился недостаток, причём весьма существенный: схема всё дальше и дальше удаляется от отображаемой реальности. И связано это с развитием технологий в современном обществе.Ещё лет эдак двести назад, когда связь осуществляли через посыльных или с помощью почтовых голубей, то понятие „вертикаль власти” вполне соответствовало реальностям структурного управления. Сегодня же информация достигает адресата практически мгновенно. К тому же её всё сложнее и сложнее утаивать от широкой публики. Да и объём данных достиг таких пределов, что ими можно пользоваться как оружием.Раньше та информационная база, что закладывалась в человека с рождения и до взросления, была способна критически анализировать те сведения, что изредка и в небольших количествах поступали в повседневной жизни. Тогда как сегодня мощнейшие информационные рупоры способны сконцентрировать огромный и, главное, остронаправленный поток, который с неизбежностью воздействует на наше сознание. Последнее не всегда способно чисто физически ему противостоять.Итак, мы выяснили, что информационная ситуация в нынешней социальной среде количественно и качественно отличается от ситуации, бытовавшей в предшествующих тысячелетиях. А что такое управление? Это, по большому счёту, обмен информацией.Но вернёмся к Трампу и его сети. Сейчас новый президент США формирует свой кабинет. Уже совершены кое-какие назначения, и мы планируем подробно рассмотреть каждую значимую публичную фигуру новой президентской администрации.Однако мы убеждены, что выстраивать по-старинке одни лишь вертикальные связи, которые иллюстрируют некую иерархию, - дело не то что неблагодарное, но к.п.д. такого построения в плане понимания происходящих, а также планирования будущих процессов будет слишком мал.Поэтому займёмся именно распознаванием конструируемой Трампом сети управления. Т.е. мы будем вынуждены к вертикали, или, в привычном со школы смысле, оси У, ввести ещё одну ось, Х, чтобы от одного измерения перейти к двум. Иначе - к плоскости, к сети. С характерными узлами разной степени значимости, с неравными по прочности или длине связями между ними.Один из основных официально объявленных узлов управленческой сети нового президента США - Стивен Кевин Бэннон.Биография его по первому прочтению несколько озадачивает - она совсем нетипична для подобной должности: главный аналитик-стратег, плюс старший советник президента США. В тексте бОльшую часть занимает описание работы Бэннона в качестве продюсера, сценариста или режиссёра. В Голливуде или на иных площадках.Однако прежде чем ворваться в медиа-бизнес, Стивен успел поработать 6 лет в банке Голдман Сакс. Уже, как говорится, теплее. А до занятия ростовщичеством Бэннон в течение семи лет, с 1976 по 1983 год проходил службу на авианосце ВМС США. И этот факт его биографии, очевидно, определяющий для распознавания его профиля.Здесь мы сталкиваемся с некоторой неувязкой биографических данных назначенного советника, если сравним русско- и англоязычную версии Википедии.В первой заявляется, что Бэннон получил степень магистра искусств — в Джорджтаунском университете . А англоязычная версия его специальность определяет совсем по-другому: отделение Национальной безопасности (National Security Studies from Georgetown University). То же, кстати, утверждают и французы. Зато последние стыдливо умолчали о том, что Бэннон когда-то не захотел отдавать своего ребёнка в одну престижную школу, потому что там было много евреев. Когда же Стивена обвинили в антисемитизме и расизме (нынче последнее политкорректно называется „белым национализмом”), то он ответил, что, да, является националистом. Но не белым националистом, а националистом... экономическим!Фактически, мы обнаружили ещё одно прямое подтверждение идее о белом расизме Трампа и тех, кто его проталкивал в президенты. (См. „Кто стоит за Трампом, или Чему радуется Дугин?”). „Бремя белого человека”, если коротко. Учтём также и слова новоиспечённого старшего президентского советника о том, что он и сотрудники новостного сайта Breitbart News „позиционирует себя абсолютно против существующей системы, особенно - против нынешнего несменяющегося политического класса”. Что это за „класс”, думаем, подробно разъяснять не стоит.Хотя тут всё же следует чуть остановиться и привести мнение обозревателей журнала „Тайм” Миллера и Эллиотта:„Именно Бэннон влил расистскую, ксенофобскую, сексистскую и антисемитскую кровь в вены альтернативных правых”.Переводя с либерально-иудейского на русский, позицию Стивена, с точки зрения иудейской либеральной прессы, можно расценить так: ярый католик Бэннон выступает против мигрантов, против иудейского расизма, против педерастов и прочей ЛГБТ-ной и иной либероидной мерзости.Однако, как читатель понимает, от этих, в общем-то нелохих принципов, до чистого расизма - всего один небольшой шажок. Если не руководствоваться чувством меры и не следовать голосу совести.А что Трамп? А он, оказывается, тоже в молодости обучался в военном училище. Причём многие утверждают, что профиль был также не самый рядовой: военная разведка. Гм, любопытно...Продолжая изучать биографию Бэннона, неожиданно (ли?) наталкиваешься на одну казалось бы малозначительную, однако при подробном рассмотрении - крайне важную деталь. Впрочем, давайте по порядку.Итак, Бэннон после службы в технической разведке ВМС, работы в банке, постановки фильмов и написания сценариев, в конечном итоге вошёл в число 25 работников масс-медиа, „оказывающих наибольшее влияние на американское общество”. И тут Трамп предложил Стивену, демократу, кстати, возглавить предвыборную президентскую кампанию. Так недавний директор медийного сайта оказался в Белом доме.А что, кстати, с оставленным им сайтом с его радиовещанием и широчайшей скандальной известностью? Оказывается, и до назначения Бэннона, и после на радио-шоу его СМИ (Breitbart’s SiriusXM radio show) много раз выступал с сильнейшей поддержкой Трампа небезызвестный основатель корпорации Blackwater Эрик Принс!Такая поддержка говорит об очень многом. Мало того, что сразу же стёрлось противоречие в оценке Иракской войны, против которой выступал и выступает Трамп, тогда как люди из ЧВК Принса сегодня отбывают тюремные сроки за применение особой жестокости при убийствах граждан Ирака, - Принс со своей компанией Blackwater (которая сегодня называется Academi) в сотрудничестве с ЦРУ и другими спецслужбами позволяет провести аналогию с успешным взаимодействием частной Федерал Экспресс с государственной почтовой службой США.Т.е. Blackwater настолько слилось с разведсообществом США, что стало мощнейшим управленческим фактором. И вряд ли читатель удивится, когда узнает, что Принс как и новый старший советник президента США - ярый католик. В частности, он спонсирует и участвует в работе христианской НГО Christian Freedom International, действующей по всей планете. Понятно, что Принс, как и Стивен, считает своим долгом нести „бремя белого человека”.Однако и это далеко не все нити, протянутые из узла во главе со Стивеном Бэнноном. Одним из главных спонсоров упомянутого бэнноновского СМИ является миллиардер Роберт Мерсер. Агенство Блумберг охарактеризовало этого талантливого компьютерщика (20 лет работы в IBM, начиная с 1972 г.) и владельца хедж-фонда следующим образом:„Роберт Мерсер является одним из самых богатых, скрытных, влиятельных и реакционных республиканцев США.”Денег на спонсорство Мерсер не жалеет. Лишь официально и только на федеральные предвыборные кампании он, считая с 2006 года, потратил более 30 млн. долларов. А в последней кампании Мерсер сначала спонсировал общественное движение против избрания Хилари Клинтон, затем переориентировал его в поддержку сенатора Круза, а после, когда последний проиграл по голосованию Трампу, поменял слоган кампании, который стал таким: „Сделаем Америку №1”.Кстати, некоторые аналитики считают, что Мерсер женат на иудейке, причём основываются на имени одной из дочерей. Однако сами иудеи это мнение отвергают.Однако это не мешало ни Крузу, ни Бэннону заигрывать с ортодоксальными иудеями. Что, в итоге, помогло Трампу выиграть выборы, а Бэннону отмазаться от обвинений в антисемитизме. Тут так получилось: Американская Антидиффамационная лига (иудейский институт, имеющий большое влияние в США на общественную жизнь и СМИ. Фактически, ААЛ - цензор по всем вопросам, так или иначе касающимся деятельности иудеев.) выступала категорически против назначения Стивена в Белый дом, однако ранее вынуждена признать, что былые обвинения Бэннона в антисемитизме не имеют достаточных оснований.Что в итоге? Снова повторим расхожую фразу Киплинга, чётко сконцентрировавшую в себе суть расистской идеологии белых англосаксов:„Бремя белого человека”. Трамп, Бэннон, а также активно их поддерживающие влиятельнейшие фигуры Олимпа США - это бремя они несли и готовы продолжать свою миссию.По мнению последователей этой философии лишь белая англосаксонская раса является носителем высших цивилизационных ценностей. И ставят себе задачей переделать весь мир под этот стандарт. Понятно, что перед нами одна из версий расизма в чистом виде.Положительные стороны подобной идеологии - возникают явные противоречия между этими белыми расистами и последователями человеконенавистнической идеологии иудаизма, иначе - расистами иудейскими. И, конечно, нельзя не назвать и действительно положительную сторону носителей упомянутого бремени. Это - неприятие ювенальных ценностей, отрицание легитимизации педерастов и прочих извращенцев.Другая отличительная черта окружения нового назначенца в старшие советники - плотнейшие контакты с ЦРУ и вообще разведсообществом США. А это, как мы понимаем, в масштабах страны (как минимум) достаточно мощная сила.*В ближайшее время разберём и других новых назначенцев Трампа на руководящие посты в Белом доме. Тогда будет легче предсказывать, а что ожидает мир, включая Россию, после вступления нового президента США в должность.

26 ноября, 09:15

Изучаем сеть Трампа. Узел: Стивен Кевин Бэннон

Какая сеть? О чём здесь вообще речь? О сети. О сети управления. Мы привыкли, рассматривая структуру власти, вычерчивать что-то похожее на пирамиду. Где главное направление - сверху вниз. Да даже и говорим соответствующе: вертикаль власти. Схема, в принципе, неплохая, многое может проиллюстрировать. Однако в наше время у неё появился недостаток, причём весьма существенный: схема всё дальше и дальше удаляется от отображаемой реальности. И связано это с развитием технологий в современном обществе.

25 ноября, 00:45

Северный Ветер - в Северную Атлантику...

И много иных движений, кроме вооружений...Оригинал взят у alexey43 в Боливар не выдержит двоих.Эрик Принс ( Erik Prince ) выводит свою частную армию из ОАЭ. Имея порядка 70-ти транспортных самолётов в собственности и в аренде, это - вопрос технический. Место назначения - США. Ещё - он спонсор компании Трампа, живёт на вилле, построенной Trump International Golf Club, а его сестра вчера была назначена Трампом в новую Администрацию.Кто-то разбомбил турок в Сирии. Учитывая визит братца Эрдогана в Крым и договорённость о совместном открытии Соборной Мечети в Симферополе Путиным и Эрдоганом ( такая плата назначена за сбитый самолёт ), этот кто-то - не Сирия и не Россия. И? Можно добавить.Египет перебросил авиакрыло для войны на стороне Асада, вчера индусы шарахнули по Пакистану, кто-то запустил фенечку про дочь Каримова и столица Казахстана получит название "Елбасы".Мир вошёл в последний шторм, который скоропостижно подготовлен уходящей администрацией Обамы. Вопрос: как мы его переживём - не стоит. Стоит вопрос: какую выгоду мы из этого сможем извлечь? Трамп не боится мобилизовать своих сторонников и военизированное крыло, даже, под угрозой Гражданского конфликта. Он чётко заявляет, что транстихоокеанского торгового соглашения не будет уже в первый день его Администрации,спокойно говорит про рабочие места и исправление косяков. Фактически, он говорит не об этом. Он национализирует денежную эмиссию. Теперь, деньги, сбрасываемые с вертолётов, будут падать туда, где они нужны, а не в карманы "правильных пацанов". И вывод из этого следует неумолимый и однозначный:Мир ждёт череда денежных реформ по образцу индийской. Без этого уже никому не обойтись. Исходя из того, что никто в мире не возит мордой по столу своих учёных, не сокращает дотации малоимущим, не строит стадионы за такие суммы, предположу, что российские власти замаскировались по высшему разряду. Вариант, что Медведев покусал Путина и Святейший безнадёжен не рассматриваю. Боливар не выдержит двоих.

11 августа, 23:55

Трамп: Барак Обама и Хиллари Клинтон создали ИГИЛ

Кандидат в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп публично обвинил действующего президента США Барака Обаму и кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон в создании террористической группировки ИГИЛ (запрещена в РФ).

11 августа, 23:55

Трамп: Барак Обама и Хиллари Клинтон создали ИГИЛ

Кандидат в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп публично обвинил действующего президента США Барака Обаму и кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон в создании террористической группировки ИГИЛ (запрещена в РФ).

29 июля, 12:01

Устроить путч, сберечь пару месторождений и разработать танк: что умеют ЧВК

Что представляют собой современные частные военные компании? Чем они занимаются и на что способны? Слово эксперту.

23 июля, 12:28

Scofield: Команда Д. Трампа. Часть VI

Одним из помощников Трампа оказался Джозеф Шмиц, бывший генерал-инспектор Министерства обороны, который был замешан в коррупционном скандале и отстранен от работы. Его обвиняли в незаконном лоббировании интересов частной военной компании Blackwater. В отчетах юридического комитета Сената отмечалось, что Шмиц нарушил обязательные процедурные нормы, предусмотренные законом о регулировании лоббистской деятельности. … Примечательно, что после отставки Шмиц получил руководящий пост в Blackwater, а затем в Prince Group. Серьезный вред его репутации нанесло заявление о личной дружбе с основателем Blackwater Эриком Принсом, который также был фигурантом в коррупционном деле. Джо Шмитц — сын знаменитого в свое время ультраправого конгрессмена Джона Шмитца (набравшего 1,5 процента на выборах президента США в 1972 году), выпускник Морской академии и Принстона, католик и мальтийский рыцарь, в администрации Буша-младшего он был одним из руководителей Пентагона – генеральным инспектором. Не так долго, с 2002-го по 2005-й, но эти годы пришлись как раз на иракскую войну.

07 мая, 13:00

Восстание богатых против закона в Америке

Это случилось в 1993 году во время дебатов в Конгрессе о Североамериканском соглашении о зоне свободной торговли (НАФТА). Я обедал с сотрудником аппарата одного из немногих конгрессменов-республиканцев, выступавших против политики так называемой «свободной торговли». До сих пор я помню то, что сказал мне этот человек: «У богатой элиты этой страны намного больше общего с их […]

05 апреля, 12:03

Военные новости: новые приключения и обвинения Эрика Принса

В чем только не обвиняли Эрика Принса, создателя частной военной компании Blackwater: он был виноват во всех грехах всех контракторов в Ираке, он подкупал политиков США, он создавал липовые антипиратские структуры в Сомали, он уклонялся от выплаты налогов, он — «Аль Капоне» 21-го века, он — «дон Мафии» и т.д. и т.п.

01 апреля, 09:24

Сколько месяцев еще осталось Турции?

Появление в Турции американских ЧВК, эвакуация граждан США, демонстративный отказ Барака Обамы встретиться с Эрдоганом, переговоры американцев о будущем Турции с главой оппозиции Эрдоганом — это все признаки того, что решение принято. Конец «Вороньей слободки», в которую превратилась Турция за короткое время, обозначенное падением российского Су-24, неотвратимо приближается... Люди «со спичками» уже прибыли на место дислокации и заняли свои позиции.

31 марта, 04:16

Мир Трампа: новые советники скандального кандидата

Судя по назначениям в штабе Трампа, ему пока не удается привлечь в свою команду представителей республиканской элиты

28 марта, 10:37

Зачем Эрик Принс посетил Турцию.

Международное право военных конфликтов, включающее в себя Женевские и Гаагские конвенции и резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и другие документы, задает столь высокие стандарты войны, что соблюдать их без ущерба для своей боеспособности могут армии лишь некоторых высокоразвитых государств.

28 марта, 09:07

Руководитель Blackwater тайно посетил Турцию

Руководитель известной американской частной военной компании Blackwater (также известной, как группа наёмных убийц) Эрик Принс на фоне полного молчания СМИ посетил Турцию.

25 марта, 11:36

Scofield: Атаки на Х. Клинтон

06.03.2016 г. на ресурсе China Matters появилась публикация, очень точно нацеленная на нанесение репутационного ущерба Х.Клинтон в контексте предвыборной кампании в США Название статьи: «Ливия: хуже, чем Ирак. Прости, Хиллари». Ливийское фиаско может оказаться камнем преткновения в президентских притязаниях Хиллари Клинтон.

15 марта, 12:02

Саудовская Аравия нанимает американцев сражаться с Йеменом

Заместитель начальника полиции Дубая Захи Халфан заявляет в одном из своих сообщений в Twitter, что недавно было достигнуто соглашение между Саудовской Аравией и печально известной ЧВК Academi (прежде известной как Blackwater и сменившей множество названий). Согласно информации высокопоставленного чиновника в силовых структурах страны, заключенное при посредничестве ОАЭ соглашение было подписано Мухаммадом Бин-Салманом, братом...

20 октября 2015, 22:02

Куда уплыли сомалийские пираты

Наткнулся на великолепнейший материал BirdInFlight о сомалийских пиратах, не так давно заполнявших эфиры телевидения и историю поисковых запросов, а сегодня совсем выпавших из повестки дня.Куда они пропали, почему, и кто этому поспособствовал?С 10 мая 2012 года самые знаменитые морские разбойники XXI века не сумели захватить ни единого торгового корабля. Главная заслуга в победе над ними принадлежит одной семье.В 2008-м они угнали 42 корабля, заработав на выкупах около $80 миллионов. В тот год лондонский акушер Денис Цепов записал в своём ЖЖ: «Сегодня ночью приезжала рожать сомалийская девушка ослепительной красоты, вся в чёрном и в крупных бриллиантах. С нею было человек семь дерзких молодцов в костюмах Comme Des Garçons. Добыв девушке прекрасного мальчика, я набрался смелости и спросил: „А вы чем по жизни занимаетесь, ребя, если не секрет?“. Они ответили: „Простые сомалийские моряки, а вы с какой целью интересуетесь?“». Насколько бы неправдоподобна ни была эта история, она точно отражает ранний романтический миф о сомалийских пиратах, потускневший ещё скорее, чем было уничтожено само их ремесло.Принуждение к пиратствуК 2005 году, когда в Аденском заливе пираты захватили первое крупное судно международной компании, война в Сомали шла уже почти 30 лет. После войны с Эфиопией последовала серия восстаний, которая буквально разорвала страну на лоскуты, контролируемые враждующими полевыми командирами.Отсутствием пограничной службы воспользовались браконьеры. Траулеры со всего света вычерпывали из вод Сомали тунца, креветку и лобстеров на $300 миллионов в год. Хуже того, связанные с итальянской мафией фирмы начали сброс в местные воды токсичных отходов. Так иссякал единственный источник дохода и без того нищих сомалийских рыбаков. После недолгих попыток брать «пошлину» с иностранных мусорщиков и браконьеров они открыли для себя по-настоящему выгодный бизнес.Французский тунцеловный сейнер Trevignon. В 2010 году отбил нападение сомалийских пиратов, протаранив и потопив их лодку. Фото: Marcel Mochet / AFP / East News.Тактика нападенийТехническое оснащение — рации, позже появились GPS-навигаторы. Разведка — взятка чиновнику в кенийском порту. Две деревянные лодки с навесными моторами по 60 лошадиных сил разгоняются до 25 узлов (46 км/ч) и догоняют в международных водах сухогруз или танкер.Чтобы заставить капитана сбросить ход, пираты открывают предупредительный огонь из ржавых «Калашниковых» в направлении рубки и демонстрируют готовность выстрелить из гранатомёта. Ищут борт пониже, чтобы закинуть лестницу и подняться на палубу. Захватывают капитанский мостик и под угрозой оружия уводят судно в свою гавань. Корабль, чей борт поднимается над водой хотя бы на 8 метров, или способный развить скорость выше 18 узлов (33 км/ч), остаётся неприступным.Пираты держат на прицеле экипаж китайского рыболовного судна «Тянь Ю», 17 ноября 2008 года. Фото: Mass Communication Specialist 2nd Class Jason R. Zalasky / US NAVY / AFP / East News.От угроз к насилию сомалийцы переходили нечасто. С 2008 по 2012 год, когда они захватили 170 судов с 3 400 членами экипажа, были убиты 25 моряков. Ещё 37 умерли от голода или покончили с собой в плену.Места нападений сомалийских пиратов в 2005–2010 годах. Карта: Planemad по данным NGA — Maritime Safety Information.Бизнес-модельВ лучшем для этого бизнеса 2010 году сумма выкупов за 47 угнанных судов составила ориентировочно $238 миллионов. Большую часть прибыли получили инвесторы экспедиций: местные лидеры кланов и владельцы катеров. Из среднего выкупа в $2,7 миллиона обычный моряк рассчитывал только на $30 000 — 75 000.Переговоры с судовладельцами шли несколько месяцев. В это время пиратский экипаж жил на трофее, а инвестор вычитал из его доли стоимость еды, проституток, связи и местного наркотика «кат». Мало кто из рядовых сходил на берег с суммой большей, чем $10 000—20 000, но и это огромные деньги для страны, где средний годовой доход не превышает $300. The Washington Post в 2009 году процитировала ответ сомалийца на вопрос, чем пираты отличаются от боевиков из внутренних районов страны: «Они не тощие, у них светящиеся лица, и они всегда счастливы».Лодки, обычно используемые для пиратских нападений. Хобьо, северо-восточное побережье Сомали, 4 января 2010 года. Фото: Mohamed Dahir / AFP / East News.Убытки для судоходства2008 — 42 захвата, 2009 — 46, 2010 — 47, 2011 — 28, и каждый громко прозвучал в новостях, создавая видимость значительной угрозы мировому судоходству. Однако мимо Сомали из нефтяных государств Персидского залива в Европу и обратно ежегодно проходит не менее 21 000 торговых судов. Даже в самые тучные для себя годы сомалийцы угрожали десятым долям процента из них, а главный урон судовладельцам наносил страх.По данным 2011 года, удорожание страховки стоило морской отрасли $635 миллионов, прокладка удалённых от берега маршрутов и дополнительные траты на топливо — $580 миллионов, траты на топливо для ускорения до безопасных 18 узлов — $2,7 миллиарда, установка защитного оборудования и наём вооруженной охраны — свыше $1 миллиарда.Члены экипажа и владелец «Фаины» Вадим Альперин (третий справа) во время швартовки в кенийском порту Момбаса, куда корабль прибыл после освобождения. 12 февраля 2009 года. Фото: Sayyid Azim / AP Photo / East NewsСамые громкие захваты25 сентября 2008 года — сухогруз «Фаина» с украинским экипажем вёз в Кению четыре десятка танков Т-72, гранатомёты и зенитные установки. Выкуп составил $3,2 миллиона.8 апреля 2009 года — контейнеровоз Maersk Alabama под флагом США. Экипаж заперся в машинном отделении, заблокировал управление, а позже захватил одного из сомалийцев. Трое других отплыли прочь на спасательном катере, удерживая в заложниках капитана Филлипса. На следующий день их всех застрелили снайперы американских «Морских котиков», капитан не пострадал. В снятом по этому сюжету фильме его роль исполнил Том Хэнкс. Участвовавшая в спасении Филлипса команда спецназовцев через два года убьёт Усаму бен Ладена.15 ноября 2008 года — 330-метровый супертанкер Sirius Star, перевозивший 2,2 миллиона баррелей нефти стоимостью около $100 миллионов. За крупнейшую в истории добычу сомалийцев заплачен выкуп $3 миллиона.5 мая 2010 года — нефтеналивное судно «Московский университет»; российский экипаж забаррикадировался в трюме и вызвал на помощь военный корабль «Маршал Шапошников». Морские пехотинцы взяли корабль штурмом. По официальной версии, пиратов высадили в надувную лодку с небольшим запасом продовольствия и воды, но без средств навигации, и они не смогли достичь берега. По неофициальной, они были расстреляны.10 мая 2012 года — угнан греческий супертанкер Smyrni с 1 миллионом баррелей нефти. По заявлению лидера пиратов, они получили рекордные $9,5 миллионов.Французский вертолёт, базирующийся на фрегате Nivose, завис над лодкой с подозреваемыми в пиратстве. Апрель 2009. Фото: Pierre Verdy / AFP / East NewsВоенная операцияСомалийское пиратство стало хорошей причиной наладить международное сотрудничество для защиты торговли и одновременно поводом обеспечить военное присутствие на важнейшем маршруте доставки нефти: за бандитами на лодках с навесными моторами теперь охотятся боевые корабли 21 страны. Это самая большая в истории коалиция флотов разных стран и первый в истории случай, когда все постоянные члены Совета безопасности ООН — США, Россия, Великобритания, Франция, Китай — выступают против общего противника.Сложно сказать, достигают ли участники операции своих негласных целей, но для борьбы с прибрежным пиратством боевые корабли приспособлены мало. За год с начала их патрулирования в 2008-м количество атак на торговые суда выросло вдвое. Переломить ситуацию позже удалось только при помощи наблюдения за морем с беспилотников. При этом каждый успех патруля документировался, подчёркивая впечатляющую несоразмерность противников.Победа на берегуУдачной альтернативой дорогим и неэффективным усилиям государственных машин стала частная инициатива. В 2012 году 80% торговых судов проходили мимо Сомали с вооружёнными охранниками на палубе. Вход в порты с оружием юридически невозможен, поэтому частные военные компании содержат в регионе плавучие базы, где корабли принимают бойцов на борт и прощаются с ними, миновав опасный район. Стоимость услуг команды из 3–4 охранников колеблется от $28 000 до $38 000, что на порядок меньше минимального выкупа. Пиратам ни разу не удалось захватить охраняемое судно.Но главная победа достигнута на берегу, и она оплачена одной семьёй — Аль Нахайян, правящей династией эмирата Абу-Даби. Серьёзно восприняв угрозу танкерному флоту, нефтяные шейхи взяли под крыло сомалийскую провинцию Пунтленд с 1,5-миллионным населением, сейчас живущую как независимое государство. В своё время на её берегах располагалось большинство пиратских баз....Окончание статьи здесь: https://tjournal.ru/c/15845-kuda-uplili-somaliiskie-pirati?from=club

26 апреля 2015, 19:11

Scofield: «Еврорегион Приднестровье»

Вангард развернула огромный учебный центр в Польше, недалеко от границы с Украиной. Некоторые из людей Правого сектора проходили также обучение в тренировочных центрах польской полиции в Легионово, в часе езды от Варшавы.

10 апреля 2014, 00:23

История восхода компании Blackwater

Головокружительный рост самой крупной армии наемников начался не в горячих точках, вроде Афганистана или Ирака, а в маленьком сонном американском городке под названием Голландия (Holland) в Мичигане, где в правохристианской семье родился родоначальник современного наемничества Эрик Принс (Erik Prince). Именно семья Принсев заложила те основы, которые в будущем помогут Blackwater (BW) подняться на недосягаемую высоту международного рынка наемников.  Красивый двухэтажный дом на улице South Shore Drive удачно расположен у вод живописного озера Макатава. Солнце ярко блестит в его чистой воде. По обеим сторонам дороги мирно шуршат старые раскидистые клены. Над домом тихо развевается американский флаг. Спокойную картину изредка нарушает шум моторных лодок или случайно проезжающих машин. Настоящая Америка, прямо с открытки. В маленькой Голландии семья Принсев была сродни европейской королевской семье, а Эдгар Принс, отец Эрика, был королем. На фабриканта-самоучку Эдгара работала четверть всего города. Он менял облик его институтов, планировал и спонсировал застройку в центре и был одним из покровителей двух местных колледжей. Если и был какой-то урок, который Эдгар передал своим детям, то это понимание того, как построить империю и управлять ей, придерживаясь строгих христианских догм, правых взглядов и основ рыночной экономики. К 1973 году Prince Corporation преуспевала как никогда. Штат насчитывал сотни людей в нескольких подразделениях, компания начала выпуск своего флагманского продукта — автомобильного козырька для защиты от солнца, запатентованного самим Эдгаром. 18-часовые рабочие дни плохо сказались на здоровье отца семейства — его хватил удар в возрасте 40 лет. Очутившись в госпитале, как это обычно бывает, Эдгар решил полностью посвятить себя служению Иисусу Христу. Однако это никак не повлияло на его деловую хватку — скоро Prince Corporation наладила производство множества других автомобильных аксессуаров, пользовавшихся большой популярностью. Как позже говорил об отце Эрик, он «с нуля основал компанию, которая начала производить литейные машины высокого давления, а после выросла в поставщика автоаксессуаров мирового уровня». В 1980-х семья Принсев сблизилась с одной из самых влиятельных консервативных семей США, когда сестра Эрика, Бэтси, вышла замуж за Дика ДеВо (Dick DeVos). К слову, ее отец был основателем корпорации Amway, щедро спонсировавшей, естественно, кандидатов от республиканской партии. Отец Эрика умер от повторного сердечного приступа, когда ему было 63 года. За несколько минут до смерти, он общался с президентом Prince Corporation, затем попрощался и зашел в лифт, где его нашли 15 минут спустя. Как это случается, когда умирает король, городок Голландия погрузился в глубокий траур. Местные жители даже приспустили флаги. В это время Эрик служил «морским котиком» и уже успел побывать в Боснии, Гаити и на Ближнем Востоке. Прим. переводчика: несмотря на довольно глупое название, «морские котики» (или United StatesNavy’s Sea, Air, Land Teams — SEAL) — элитная сила ВМС США. Не буду углубляться в подробности, но эти ребята проходят изматывающую сатанинскую подготовку. О финальном экзамене на вступление в ряды SEAL под названием Hell Week даже сняли несколько фильмов. Так что можно смело утверждать, что Эрик был крепким и выносливым юношей. Интересующимся «котиками» рекомендуем книгу всемирно известного снайпера Криса Кайла, American Sniper. Эрик восхищался отцом и мечтал пойти по его стопам с самого детства. Не стала исключением и глубокая религиозность— его сочинения в старшей школе пестрили цитатами из Библии. После школы он поступил в Академию ВМС, мечтая стать пилотом на авианосце, но после трех семестров все бросил ради учебы в колледже Hillsdale, проповедовавшем либертарианскую экономику. Во время учебы Эрик был добровольцем-пожарником и ныряльщиком у окружного шерифа. По опросу Princeton Review 2006 года, колледж был отмечен как самый консервативный в стране. Повзрослев, Эрик начал активно интересоваться правой политикой, поступив на практику в Белый Дом к Джорджу Бушу-ст. Именно во время этой практики он сделал свое первое политическое пожертвование ($15 тыс.) Национальному Республиканскому Комитету Конгресса.   Эрик Принс (AP Photo/Gerry Broome, File) Эрик поддерживал таких политиков, как Джесси Хелмс (сенатор-расист и почитатель Конфедеративных Штатов Америки), Олли Норт (скандал с незаконными поставками оружия в Иран), Ричард Помбо (связи с «черным» лоббистом Джеком Абрамовым), Дик Крайслер (основатель компании Cars and Concepts), Том Коберн (сенатор и дьякон южной баптистской церкви со всеми вытекающими), Том ДеЛэй (неясные связи с тем же черным лоббистом Абрамовым и рядом российских олигархов) и многих других. Хотя бы за последовательность взглядов можно Эрика похвалить. В 1992 он обратил свое внимание на предвыборную кампанию республиканца-ренегата Пэта Бьюкенена, который пытался отобрать кандидатуру от республиканской партии у президента Буша, выступая со своей ультраконсервативной программой против мигрантов, абортов и однополых браков. Из-за этого Эрик сильно поссорился со своей сестрой, которая в то время работала у Буша. Однако их ссора закончилась так же быстро, как и увлечение Эрика кампанией Бьюкенена — он вернулся в ряды SEAL, вступив в восьмой отряд (SEAL Team 8) после офицерской кандидатской школы. Именно в период с 92 по 96 год в составе SEAL, Эрик встретил многих из тех, кто в будущем станет его помощниками в основании BW. Первые месяцы после кончины патриарха Эдгара Принса никто не знал, что будет с его наследием — компанией Prince Corporation. Более 4000 сотрудников зависели от того, как видел будущее компании сам Эдгар. Теперь эта ноша выпала всем членам семьи — его жена, Эльза, стала председателем совета директоров; Эрик, порвав со службой, занялся ежедневными делами компании. Его жене, Джоан Николь, только что поставили страшный диагноз — рак в терминальной стадии. Жизнь в сказочной Голландии начала превращаться в ад. В 1996 году, через год после смерти Эдгара, семья продала бизнес за $1,35 млрд компании Johnson Controls под обещание сохранить бренд Prince Corporation, всех нанятых сотрудников и социальный пакет. Правда, как часто это бывает в мире большого бизнеса и больших денег, Johnson Controls обещание не сдержала, бренд похоронила, а часть сотрудников уволила, расформировав предприятие. В это время Эрик, пойдя по стопам отца в своей религиозности, дошел до принятия католичества. Взяв пример Эдгара, жертвовавшего правым протестантам, он стал жертвовать деньги правым католикам, вроде Catholic Answers, выступавшим против абортов, гомосексуализма, исследований стволовых клеток и клонирования. При этом семья Принсев входила в совет Национальной политики (Council for National Policy). Газета The New York Times охарактеризовала этот совет, как «известный в узких кругах клуб нескольких сотен самых влиятельных консерваторов в стране, 3 раза в год встречающихся за закрытыми дверями и обсуждающих, как же вывести страну вправо». О том, что этот совет не был кучкой полоумных селян, мечтающих о мировом господстве, говорит тот факт, что в президентской гонке 1999-го года Джордж Буш-младший обратился к ним за поддержкой. Их собрания также посещали Дик Чейни (вице-президент) и Дональд Рамсфелд (министр обороны).     BW: НАЧАЛО Пока Эрик был «печатным станком» в деле финансирования молодой компании, почти все детали его предприятия разрабатывал Эл Кларк (Al Clark), 11 лет прослуживший инструктором по огнестрельному оружию в SEAL. В интервью 1993-го года, когда Принс только начинал свою военную карьеру, Кларк утверждал, что уже обрисовал для себя облик будущей компании. Главной проблемой того времени было отсутствие тренировочных полигонов у ВМС, в состав которых входит подразделение SEAL. Их всегда приходилось арендовать у морпехов или у армии. В 1996-м Кларка перевели в 8-й отряд SEAL инструктором по тактике. Принс, тогда дослужившийся до лейтенанта, был в первом взводе, который тренировал Кларк. Лишь через несколько месяцев Кларк узнал, что Эрик Принс принадлежит к той самой семьи Принсев. Однако мечтам об основании компании не суждено было сбыться — как вы помните, в 1995-м умер отец семейства, а жене Эрика диагностировали рак. Было совсем не до бизнеса. В интервью 2006 года Эрик рассказал, что «в 90-х у многих спецов были схожие мысли насчет необходимости постройки частных тренировочных полигонов». Когда его отец скончался в 1995-м, Принс все еще подумывал остаться на службе в SEAL, но после ухудшения здоровья жены он бросил все, уволился со службы и вернулся домой, чтобы поддержать семью и четырех детей. В 2006-м Принс заявлял: «Многие бойцы спецподразделений, которых я знал, разделяли мои мысли насчет необходимости появления продвинутых частных тренировочных баз. Некоторые из них присоединились ко мне, когда я только создавал BW. После продажи семейного бизнеса я сам спонсировал свою компанию» Принc утверждал, что идея BW пришла к нему во время несения службы в 8-м отряде SEAL: «Я тренировался по всему миру и понял, насколько тяжело спецподразделениям проходить современную боевую подготовку». Однако некоторые бывшие высокопоставленные сотрудники BW утверждали, что на самом деле идея принадлежала Элу Кларку: «Эл придумал все от начала и до конца, Эрик предоставлял финансирование». BW появился как раз во время приватизационного бума в министерстве обороны, проходившего в период с 1989-го по 1993-й под управлением Дика Чейни и Джорджа Буша-ст. В первый же год пребывания на своем посту, Чейни сократил оборонный бюджет на $10 млрд. Он прекратил финансирование научно-исследовательских опытно-конструкторских разработок (НИОКР) по ряду сложных комплексов вооружения, а также сократил количество военнослужащих с 2,2 млн. до 1,6 млн. Как писал Дэн Бриоди (Dan Briody) в своей книге The Halliburton Agenda: «в начале 1990-х армия мало зависела от частных компаний и Чейни был полон решимости изменить статус-кво. Идея была в том, чтобы дать армии воевать, а всю тыловую логистику отдать на подряд частным компаниям. К тому же это был очень хороший способ утихомирить волну недовольства в обществе после очередного развертывания войск за рубежом. Больше «частников» — значит, меньше регулярных войск, и недовольства меньше». К тому времени, как Эрик Принс и Эл Кларк начали создавать BW в середине 90-х, в минобороны происходили массовые сокращения. Под раздачу попали и тренировочные базы, один из важнейших компонентов военной машины. Первый президент BW тогда говорил: «На качественную тренировку военнослужащих и бойцов спецподразделений сейчас большой спрос, потому что большинство баз были построены еще во времена Второй Мировой и безнадежно устарели. Никто не мог предоставить им современные полигоны». Именно эту нишу и заполнил BW в 1996-м году. В это время, Республиканская партия переживала не самые лучшие времена. Победа Клинтона в 92 году означала конец двенадцати золотым годам консервативного правления, основы которых заложила администрация Рейгана. Правые религиозные организации, которым Принс очень симпатизировал, считали администрацию Клинтона «левацким режимом, поддерживающим аборты, гомосексуалистов и выступающим против семейных ценностей и религии в стране». Именно в такой неблагоприятной обстановке и появился BW. 26 декабря 1996-го, через 3 месяца после увольнения со службы в SEAL, Эрик зарегистрировал Blackwater Lodge & Training Center. В следующем году он купил почти 2000 гектаров земли в Северной Каролине. Новое детище достойного представителя фамилии Принсев теперь раскинется у местечка с интересным названием Great Dismal Swamp (Великое Болото). Может, BW и стал позднее акулой-мегалодоном на рынке наемников, но в начале работы компания отчаянно пыталась убедить комитет по городскому планированию округа Currituck с население 20 000 в том, что BW можно будет открыть здесь бизнес. До 11 сентября членов комитета не волновал мировой терроризм, исламский радикализм и прочие страшилки. Их волновала цена на недвижимость, допустимые уровни шума и возможность обезопасить себя от толп любителей пострелять по живым мишеням. Им было от чего беспокоиться — годом ранее шальная пуля местного охотника попала в здание начальной школы во время уроков. В итоге округ Currituck им отказал, поэтому Принс поехал в соседний округ Camden, где и получил скорое одобрение своего проекта. В июне 1997 начались первые работы, и в мае 1998-го компания официально открылась. Хотя название Blackwater и звучит жутковато, оно ссылается на темные воды Великого Болота, вблизи которого построена база BW. Вскоре после открытия в BW стали стекаться как бывшие, так и действующие бойцы SEAL, а вслед за ними сотрудники ФБР. Все было просто — новые полигоны, большие возможности для тренировок и малая удаленность от места работы (до штаб-квартиры ФБР в Вашингтоне 350 км, до одной из баз SEAL — 60км). К 1998-му дела у BW шли неплохо — компания обучала частных и государственных клиентов владению различными видами огнестрельного оружия (от пистолетов до штурмовых винтовок и пулеметов). Некоторые полигоны сдавались SEAL для проведения тренировок. Офицеры полиции из Вирджинии, Северной Каролины и даже Канады проходили обучение на территории BW. Компании посыпались вопросы от иностранных государств: испанское правительство интересовалось подготовкой специалистов по охране кандидатов в президенты, власти Бразилии интересовались тренингами по контртеррористическим операциям. Один из клиентов BW писал в газету Virginian Plot в 1998: «Они лучшие из лучших… приехать сюда и учиться у самых выдающихся специалистов — большая честь». К концу 1998-го, база BW включала в себя несколько конференц-залов, классных комнат, комнаты отдыха с каминами и чучелами животных, магазин, столовую, арсенал, отдельную комнату для чистки оружия и просторные номера со спутниковым ТВ для постояльцев — рай для всех любителей оружия даже по современным меркам. В этом же году BW проводил на своей территории соревнование по стрельбе среди органов правопорядка и воинских частей, впоследствии прозванными «Пострелушки в BW» (Shoot-out at BW).   Список сокращений — BW (Blackwater), ЧВК (частная военная компания), ТВД — театр военных действий, БД — боевые действия, АП — администрация Президента, DoD (Department of Defense) — министерство обороны США, ВС — вооруженные силы   Перевод ряда отрывков из книги известного американского журналиста Джереми Скэхилла Blackwater The Rise of the World’s Most Powerful Mercenary Army, посвящённой истории одной из самых известных компаний наёмников в мире. источник   Продолжим эту тему:  вот мы уже обсуждали с вами ЧВК – наемники на службе корпораций и стран No views yet  Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=45934

05 февраля 2014, 00:35

Персона - Эрик Принс, председатель совета директоров Frontier Services Group

«Лучше иметь дело с превратностями в Африке, чем с Вашингтоном»

28 июня 2012, 21:08

Парадокс превосходства

От редакции. Terra America продолжает расследовать тему концепции стратегической неуязвимости Соединенных Штатов. Готовится ли эта страна принять бремя неоспоримого мирового превосходства посредством снятия всех тех оговорок уже имеющейся гегемонии, которые представляет ядерный потенциал России и других государств-членов атомного клуба? Специалист в области оборонных технологий Илья Клабуков рассказывает о тех ресурсах, которые используют США для достижения задачи обретения неуязвимости и о тех проблемах, которые неминуемо возникнут у них на пути. Редакция сайта обещает вернуться к данной теме в ближайшем будущем. * * * В одной древней легенде говорится о неуязвимом воине, чья сила поражала воображение. Будучи представителем могущественного народа, он никогда не встречал равного себе в силе и ловкости. Подданный великого царя, он вел за собой армию, олицетворяя дух великой империи. Все знали, что у выставленного против него в поединке несчастного юноши не может быть никаких шансов. * * * Мир все более усложняется. В гораздо большей степени это применимо для технологического мира – области науки и техники множатся каждый год. Если раньше достаточно было прочитать несколько лучших журналов для того, чтобы представлять себе, что происходит в конкретной области науки, то сейчас многие направления стали необъятными дисциплинами. И тот, кто ставит своей целью быть первым везде либо должен изменить парадигму, либо упереться в естественные пределы роста. Технологическая неуязвимость обороны и безопасности США в ближайшем будущем – один из актуальных вопросов политики. Но помимо содержательного наполнения, он во многом опирается на эмоции, страхи и неосознанные мысли людей. Попробуем разобраться в происходящем. Взгляд снизу вверх Сейчас в лице США мы можем увидеть сверхсовременную сверхдержаву с необычайными военными и научно-технологическими возможностями и мощью, с которой не сравнится ни одна другая страна в мире. Научное сообщество, создающее передовые идеи, на которые ориентируются от Нобелевского комитета до инновационных центров. Крупнейшие вооруженные силы, способные за несколько недель смести с лица земли целые государства. Огромная промышленная индустрия, способная за короткое время серийно наладить производство новой техники. Бюджет Министерства обороны США на 2012 год составил 662,5 миллиарда долларов. Хотя это на 5,2 миллиарда меньше, чем в 2011 году, он все равно в два раза превосходит оборонный бюджет Европейского союза, в 6 раз – Китая, в 8 раз – России. Эти гигантские суммы являются материальным обеспечением доктрины стратегической неуязвимости, которая лежит в основе военной стратегии США[1]. Может показаться, что идеал стратегической неуязвимости всегда определял военную стратегию США, но это не так. Господствовавшая во времена Холодной войны доктрина гарантированного взаимного уничтожения (mutually assured destruction), была основана на признании взаимной уязвимости СССР и США и невозможности избавиться от нее. По мнению профессора политологии Университета Манитобы Джорджа МакЛина, «прежняя доктрина гарантированного взаимного уничтожения была на самом деле ориентирована на уязвимость». Новая доктрина стала закономерным следствием драматического изменения геополитического баланса в последнем десятилетии прошлого века. Распад Советского Союза, победа США в Холодной войне и связанное с этим снижение силовой конкурентности со стороны международной среды способствовали тому, что Вашингтон уверился в своем превосходстве в области конвенциональных и ядерных вооружений. Это, в свою очередь, обусловило переход к комплексу стратегий, ориентированных на неуязвимость, в частности, к стратегии Н-ПРО. Доктрина стратегической неуязвимости опирается на неоспоримое интеллектуальное превосходство США, прежде всего в сфере науки и техники. Передовые разработки, достижения в области гиперзвуковых средств, беспилотных аппаратов, самолетостроения, астронавтики, робототехники, информационных систем – в конечном счете, способности вести сетецентрические военные действия. Если сложить это с современными и многочисленными разведывательными службами и подрядчиками, по разным оценкам насчитывающими до 600 тысяч человек, – мы увидим самую мощную армию мира, которой обеспечивается технологическое превосходство. Военная мощь поддерживается научными программами американских университетов, интеллектуальным превосходством национальной разведки, аналитической и идейной работой «фабрик мысли»: в 2012 году исследовательская программа Пентагона составила 71 миллиард долларов и была разделена между 23 ведомствами – от крупных (заказывающих управлений Армии, ВВС, ВМС, а также DARPA), до совсем крошечных (Центр технической информации министерства обороны, Агентство военного сотрудничества и другие). Помимо ведомственных НИОКР – бюджет содержал 5 национальных секретных программ на общую сумму 16,3 миллиардов долларов. В этом году Пентагон продолжил увеличение расходов на «фундаментальные оборонные исследования». Под этим понятием подразумеваются поисковые исследования в области инфокоммуникационных технологий, нанотехнологий и материалов, биомедицины, когнитивных технологий, универсальных систем связи, кибербезопасности и новой электроники – работы, которые позволят апробировать новые физические принципы, успехи в которых являются стратегически важными для государства. Прикладные работы выполняются в национальных лабораториях, подконтрольных Министерству обороны и Минэнерго. В этих организациях проводятся работы по созданию прикладных средств, являющихся ключевыми для непосредственного использования в военной области – создание ядерного оружия, лазерные технологии, суперкомпьютерные системы, энергетика. Помимо них, в прикладных исследованиях и разработках по заказу Пентагона заняты сотни подрядчиков и десятки тысяч субподрядчиков. Среди основных контракторов – Lockheed Martin – крупнейшая оборонная компания в мире, Boeing, Raytheon и другие. Военную поддержку американской армии оказывают десятки тысяч наемников частных военных компаний (ЧВК), сохраняющих лицо военному командованию. Созданная в 1997 году Эриком Принсом компания BlackWater стала своего рода инновацией в военном деле и положила началу целой индустрии «сервисов на поле боя» – от охраны и разминирования до анализа данных и подготовки кадров. Отдельного упоминания заслуживает разведывательное сообщество США, обеспечивающее интеллектуальное превосходство в международных отношениях и планировании операций. Более полумиллиона американцев под эгидой АНБ и ЦРУ ежедневно собирают, анализируют и думают над разнотипной информацией, готовя информационный продукт высокого качества для высшего руководства. Вне всякого сомнения, представленный монстр – огромный механизм обеспечения национальной безопасности и обороны. Вопрос только в том, в какой степени он обеспечивает неуязвимость для США. Взгляд изнутри В среде американских экспертов по военным стратегиям нет единой точки зрения относительно возможности обеспечения реальной стратегической неуязвимости страны. По мнению специалиста по советской внешней политике, профессора Университета Талсы (Оклахома) Роберта Доналдсона, последним президентом США, который считал возможным достижение стратегической неуязвимости США, был Рональд Рейган. В своем интервью Terra America Доналдсон заявил: «Я общаюсь со многими видными военными аналитиками, а также с людьми в правительстве, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них рассуждал о стратегической неуязвимости США». По мнению эксперта, ни один из Бушей, ни Клинтон, ни Обама не стремились воздвигнуть какой-либо щит, который бы полностью лишал Россию или даже Китай их стратегических наступательных возможностей. «Угроза для США исходит от таких стран, как Северная Корея и Иран. Ограниченная противоракетная оборона как раз и призвана противостоять их угрозам, а вовсе не обнулить наступательный потенциал России», – считает Доналдсон. Иную точку зрения отстаивает Джордж МакЛин: Он признает, что «как в США, так и в Канаде, и в Европе есть теоретики военного дела, которые, проанализировав концепцию Н-ПРО и доктрину неуязвимости, пришли к выводу, что минимально здравая и беспристрастная оценка доктрины неуязвимости указывает на ее несостоятельность». Однако неоспоримое стратегическое превосходство США над Россией, по мнению МакЛина, вытекает не столько даже из самой концепции Н-ПРО, сколько из общей научной, технической и финансовой гегемонии США в этой области: «Сегодня трудно усомниться в том, что США твердо стоят на позиции единственной мировой военной державы» В целом научно-техническую политику США в области обороны и безопасности можно выразить словами миссии Управления передовых оборонных исследований Пентагона (DARPA) – «предотвращение внезапного для США появления новых средств вооруженной борьбы». По мнению руководства Штатов, никто во всем мире не должен думать так же хорошо, как это происходит в национальных лабораториях, корпорациях и университетах. Никто не должен превосходить «фабрики мысли» – в области интеллекта, ученых – в инженерных решениях, американскую науку – в новых идеях. Соединенные Штаты как государство обладают тремя крайне важными особенностями, которые сделали возможным превосходство национальной науки и техники. Однако сейчас в научных кругах США признается угроза потери интеллектуального доминирования в науке и технике, что представляет собой серьезную угрозу для национальной безопасности и экономического превосходства США. Первое. Плюрализм в формах организации и поддержки научных исследований – государственные фонды, агентства, огромное число проектов и инициатив – сделал возможным передовое развитие практически по всем направлениям науки и техники. Поддержка может быть оказана с самых разных, порой даже неожиданных сторон. Общеизвестно, что DARPA  сыграла огромную роль в создании прообраза Интернета, но эта ситуация не уникальна. Например, проект «Геном человека» финансировался Министерством энергетики, создание приложения Siri для «айфона» – венчурным фондом ЦРУ, передовые работы в изучении нервных клеток – компанией Lockheed Martin, а в синтетической биологии – Raytheon. Однако недавно Научный совет Министерства обороны США (Defense Science Board – DSB) признал недостаточными усилия военного ведомства в обеспечении превосходства в фундаментальных исследованиях для национальной безопасности. Советом были выявлены причины, которые в будущем могут поставить под сомнение господство Вооруженных сил США в области науки и технологий. Дело в том, что большая часть научных работ, реализуемых в США, лежит вне поля зрения Министерства обороны, военное ведомство имеет ограниченный доступ для привлечения к своим задачам ведущих ученых и талантливых специалистов. Появляются предложения создать постоянно действующий резерв ученых, занимающихся разработкой теоретических основ различных наук, которые будут потенциально способны выполнять исследования военной направленности, либо предложения сотрудникам военного ведомства осуществлять непосредственные контакты с ведущими учеными, как в США, так и за рубежом, для знакомства с последними достижениями в соответствующей области. Один из футуристичных подходов к решению этой проблемы был сформулирован в программе Unconventional Warfighters управления DARPA. В настоящее время только 1% населения США работает на оборону страны. Необходимо понять, создание каких инструментов позволило бы вовлечь в оборонную сферу остальные 99% граждан. Прежде всего, DARPA ищет «футуристов, изобретателей, любителей (даже поверхностных) военной тематики, которые могут взглянуть на войну с нетрадиционной точки зрения». Хотя у этой инициативы DARPA есть серьезная основа – сотни тысяч, а может быть и миллионы людей в США готовы предложить свои навыки и время для помощи государственным структурам в случаях стихийных бедствий вроде землетрясения на Гаити или политического кризиса, такого как волнения на Ближнем Востоке. Вероятнее всего, есть еще большее количество людей, готовых внести свой вклад в национальную безопасность. В настоящее время американская государственная система не может предложить простой способ принять участие в этой работе, кроме как вступить в ряды армии или быть подрядчиком государственных структур. Unconventional Warfighters должна стать прототипом такого способа привлечения огромного потенциала гражданского общества к решению насущных задач обороны страны. По общему мнению, только обеспечение гарантированного привлечения к сотрудничеству передовых представителей научного сообщества позволит предотвратить возможное отставание от других государств в этой области. Второе. Политика привлечения в страну лучших умов для обучения и проведения исследований в американских университетах, работы в корпорациях (Microsoft, Boeing, Intel и других). Привлечение талантливых исследователей со всего мира было и остается как ключевым преимуществом США, так и непосредственной необходимостью, условием устойчивого развития. Исторически сложилось так, что ни на одном историческом интервале США не обладали всем спектром носителей технологических и научных знаний. В частности, более половины участников Манхэттенского проекта родились за пределами США. Из них двое ученых, которые внесли наибольший вклад в создание водородной бомбы, родились и получили образование за границей (Венгрия и Украина). Аналогичным образом, когда началась «космическая гонка» с Советским Союзом, Вернер фон Браун, родившийся в Польше, стал известен как «отец американской космической программы». Эти примеры показывают, что на протяжении всей американской истории в момент наибольшей опасности Соединенные Штаты искали таланты везде, где только было возможно. Это был чисто американский подход, который содействовал разнообразию и успехам в самых разных областях наук. Количественным показателем интеллектуального развития в США принято считать число выпускников и обладателей ученых степеней в областях науки, техники, инженерии и математики (STEM). Сейчас Соединенные Штаты по-прежнему являются мировым лидером в привлечении иностранных студентов, но имеет место тенденция потери этого преимущества. Если в 2000 году каждый четвертый студент был иностранцем, то в 2006 – только уже каждый пятый. Университеты Великобритании, Германии и Франции сейчас могут предложить студентам сравнимые или даже лучшие условия для учебы и жизни. Сохраняя и преумножая свое интеллектуальное превосходство, Соединенные Штаты просто обязаны продолжать искать, привлекать и создавать условия для жизни иностранных мигрантов в науке и технике. Третье. Мощная индустриальная база, позволяющая реализовать «в металле» любые достаточно точно сформулированные идеи. В этой области присутствуют как сложившиеся крупные компании оборонно-промышленного комплекса – Lockheed Martin, BAE Systems, Boeing, Northrop Grumman, General Dynamics, Raytheon Company, L-3 Communications и другие, так и «новое поколение» компаний – Boston Dynamics, United Defense Industries, Southwest Marine Holdings и другие. Но и здесь не все так безоблачно. Норма Августин, бывший президент компании Lockheed Martin, не так давно сделала прогноз, что «если современные тенденции в военном авиастроении сохранятся, то к 2054 году годового бюджета Пентагона хватит лишь на приобретение одного самолета. Очевидно, что эта тенденция не может долго продолжаться. Вопрос в том, каким образом можно вдохнуть новую жизнь в американскую производственную базу». У Нормы были серьезные причины для таких слов – за последнее десятилетие реализации программы F-35 ее стоимость неконтролируемо выросла втрое, сроки поставок постоянно менялись и в результате, сейчас можно услышать мнения о нецелесообразности продолжения программы нового истребителя. Определенную роль в трансформации американского военно-промышленного комплекса времен «холодной войны» в современный оборонно-промышленный комплекс, капитализацией более 3,6 триллионов долларов, в 1990-х годах сыграли инвестиционные компании и фонды под руководством бывших топ-менеджеров и госслужащих. Под их руководством в течение десятилетия была проведена тотальная реструктуризация производственных активов, выстроены новые производственные цепочки, прошло перепрофилирование предприятий под новые рыночные ниши. Сейчас в США время для идей, которые бы дали новую жизнь американской оборонной индустрии, сделав ее более мобильной, открытой трансферу технологий и разработок и гораздо более конкурентной, особенно в критически значимых направлениях. Политическая воля Ключевым фактором в развитии той или иной военной доктрины является политическая воля. Политика «перезагрузки» и сокращения военного потенциала США, проводимая администрацией Обамы, дала основание некоторым экспертам заявить о том, что новая «политика сдерживания» направлена исключительно против таких режимов, как Иран или Северная Корея, но не против России или Китая. «Есть причины для беспокойства ростом военных расходов Китая и его спорами с соседями, помимо давнего вопроса о статусе Тайваня. Однако, как мы видели во время недавней поездки Хилари Клинтон, США намерены не доводить свои отношения с Китаем до кипения и состояния вражды», – считает Доналдсон. Однако при этом он не скрывает, что если курс Обамы будет продолжен, параллельно будет всемерно развиваться и усиливаться технологическая база американских вооруженных сил. Так, «будет больше внимания уделено ВВС, в частности беспилотным управляемым летательным аппаратам. Будет также уделено много внимания флоту. Эти меры будут направлены на предотвращение возможных угроз со стороны террористических организаций, а также на оказание отпора тем государствам, которые могут поддерживать эти организации и стремящихся заполучить оружие массового поражения». В условиях безусловного превосходства США в научно-технической сфере это означает, что задача радикального пересмотра системы стратегической стабильности, сложившейся на базе советско-американских договоренностей 60-70-х годов прошлого века, по-прежнему стоит в повестке дня в Вашингтоне. По мнению Джорджа МакЛина, если Обама победит на президентских выборах 2012 года, содержание политики «перезагрузки» будет сформулировано заново, с учетом усилившихся позиций США и их лидера. В целом МакЛин настроен довольно пессимистично: по его мнению, наблюдается явный откат на позиции двадцатилетней давности, когда США воспринимали Россию как геополитического врага. «С какой стороны к этому не подойти – политика сдерживания или региональное ужесточение внешней политики России – все идет к усилению антагонистического настроя в отношениях между США и Россией», – констатирует эксперт. Дилеммы Никакое превосходство не может длиться стабильно вечно. Превосходства можно на какое-то время достичь, но чтобы достигать его постоянно – необходимо регулярно менять парадигму. В 1957 году советский Спутник стал катализатором для целой серии высокотехнологичных инициатив США – DARPA, «Аполлон», первые контракты в микроэлектронике, заложившие основу Кремниевой долины, наконец, реформа образования. В 1990-е годы развитый американский фондовый рынок спас идущий в глубокий кризис и теряющий военные заказы ОПК. Одновременно индустрия информационных технологий открыла второе дыхание развитию Вооруженных сил, открыв старт концепции сетецентрической вооруженной борьбы. 11 сентября 2001 года вывело спецслужбы США из сонного состояния и дало старт быстро разросшемуся разведывательному сообществу и компаниям индустрии национальной безопасности. Вопрос в том, существует ли сейчас нечто, что могло бы вывести важнейшее направление целой страны с тупикового пути. Какие неиспользованные внутренние резервы способны изменить парадигму США в наше время? Существуют ли новые идеи, которые могут изменить порядок вещей? Аналитиками «фабрик мысли» и научным сообществом рассматриваются несколько вариантов: Использовать интеллектуальные ресурсы союзников – Германии, Франции, Израиля, Италии и так далее, объединив усилия над совместными программами. Это позволит решить проблему технологического превосходства, но одновременно лишит США политической инициативы, превратив страну в великую, но не сверх-державу. Однако развитию такой инициативы глубокого научно-технического сотрудничества может помешать экспортное законодательство США, не позволяющее в таком объеме делиться современными технологиями. Сменить парадигму собственной внутренней политики – открытым текстом поставив новые задачи, как уже не раз было в XX веке. Столь радикальная мера потребует реформы науки, контрактной системы, принятия новых законодательных актов. Такая позиция позволит сохранить на некоторое время превосходство, но может оттолкнуть союзников и усилить противоречия в коалиции. Поскольку этот вариант невозможен без существенного увеличения бюджета, в настоящее время его реализация невозможна. Сохранить «статус кво», обнаружив себя через несколько лет страной с хорошими достижениями по всем направлениям, но ни в одном из них не являющейся лидером. Американская армия все также останется могущественной в мире, но не всесильной. Однажды они могут проснуться в мире с большим числом новых игроков – Франция, Израиль, Южная Корея, Тайвань, Индия, – каждый из которых на равных сможет конкурировать с США в своей области. В таком сложном мире придется учитывать интересы и договариваться со слишком многими. * * * Итог легенды о Голиафе общеизвестен. Молодой Давид, будущий царь Иудеи и Израиля, побеждает Голиафа в поединке с помощью пращи, а затем отрубает его голову. Победой Давида над Голиафом началось наступление израильских и иудейских войск, которые изгнали со своей земли филистимлян. Преимущество было на стороне физической силы, но победоносная история, самоуверенность и самолюбование противника не позволили им воспользоваться. [1] Важно не путать военную доктрину и стратегическую концепцию. Военная доктрина в целом представляет собой систему официальных взглядов и установок, определяющих направление военного строительства, подготовки страны и ее вооруженных сил к войне, способы и формы ее ведения. В ее рамках могут существовать и взаимодействовать различные стратегические концепции.  Илья Клабуков

26 ноября, 10:42

Изучаем сеть Трампа. Узел: Стивен Кевин Бэннон

Оригинал взят у ss69100 в Изучаем сеть Трампа. Узел: Стивен Кевин БэннонКакая сеть? О чём здесь вообще речь? О сети. О сети управления.Мы привыкли, рассматривая структуру власти, вычерчивать что-то похожее на пирамиду. Где главное направление - сверху вниз. Да даже и говорим соответствующе: вертикаль власти.Схема, в принципе, неплохая, многое может проиллюстрировать. Однако в наше время у неё появился недостаток, причём весьма существенный: схема всё дальше и дальше удаляется от отображаемой реальности. И связано это с развитием технологий в современном обществе.Ещё лет эдак двести назад, когда связь осуществляли через посыльных или с помощью почтовых голубей, то понятие „вертикаль власти” вполне соответствовало реальностям структурного управления. Сегодня же информация достигает адресата практически мгновенно. К тому же её всё сложнее и сложнее утаивать от широкой публики. Да и объём данных достиг таких пределов, что ими можно пользоваться как оружием.Раньше та информационная база, что закладывалась в человека с рождения и до взросления, была способна критически анализировать те сведения, что изредка и в небольших количествах поступали в повседневной жизни. Тогда как сегодня мощнейшие информационные рупоры способны сконцентрировать огромный и, главное, остронаправленный поток, который с неизбежностью воздействует на наше сознание. Последнее не всегда способно чисто физически ему противостоять.Итак, мы выяснили, что информационная ситуация в нынешней социальной среде количественно и качественно отличается от ситуации, бытовавшей в предшествующих тысячелетиях. А что такое управление? Это, по большому счёту, обмен информацией.Но вернёмся к Трампу и его сети. Сейчас новый президент США формирует свой кабинет. Уже совершены кое-какие назначения, и мы планируем подробно рассмотреть каждую значимую публичную фигуру новой президентской администрации.Однако мы убеждены, что выстраивать по-старинке одни лишь вертикальные связи, которые иллюстрируют некую иерархию, - дело не то что неблагодарное, но к.п.д. такого построения в плане понимания происходящих, а также планирования будущих процессов будет слишком мал.Поэтому займёмся именно распознаванием конструируемой Трампом сети управления. Т.е. мы будем вынуждены к вертикали, или, в привычном со школы смысле, оси У, ввести ещё одну ось, Х, чтобы от одного измерения перейти к двум. Иначе - к плоскости, к сети. С характерными узлами разной степени значимости, с неравными по прочности или длине связями между ними.Один из основных официально объявленных узлов управленческой сети нового президента США - Стивен Кевин Бэннон.Биография его по первому прочтению несколько озадачивает - она совсем нетипична для подобной должности: главный аналитик-стратег, плюс старший советник президента США. В тексте бОльшую часть занимает описание работы Бэннона в качестве продюсера, сценариста или режиссёра. В Голливуде или на иных площадках.Однако прежде чем ворваться в медиа-бизнес, Стивен успел поработать 6 лет в банке Голдман Сакс. Уже, как говорится, теплее. А до занятия ростовщичеством Бэннон в течение семи лет, с 1976 по 1983 год проходил службу на авианосце ВМС США. И этот факт его биографии, очевидно, определяющий для распознавания его профиля.Здесь мы сталкиваемся с некоторой неувязкой биографических данных назначенного советника, если сравним русско- и англоязычную версии Википедии.В первой заявляется, что Бэннон получил степень магистра искусств — в Джорджтаунском университете . А англоязычная версия его специальность определяет совсем по-другому: отделение Национальной безопасности (National Security Studies from Georgetown University). То же, кстати, утверждают и французы. Зато последние стыдливо умолчали о том, что Бэннон когда-то не захотел отдавать своего ребёнка в одну престижную школу, потому что там было много евреев. Когда же Стивена обвинили в антисемитизме и расизме (нынче последнее политкорректно называется „белым национализмом”), то он ответил, что, да, является националистом. Но не белым националистом, а националистом... экономическим!Фактически, мы обнаружили ещё одно прямое подтверждение идее о белом расизме Трампа и тех, кто его проталкивал в президенты. (См. „Кто стоит за Трампом, или Чему радуется Дугин?”). „Бремя белого человека”, если коротко. Учтём также и слова новоиспечённого старшего президентского советника о том, что он и сотрудники новостного сайта Breitbart News „позиционирует себя абсолютно против существующей системы, особенно - против нынешнего несменяющегося политического класса”. Что это за „класс”, думаем, подробно разъяснять не стоит.Хотя тут всё же следует чуть остановиться и привести мнение обозревателей журнала „Тайм” Миллера и Эллиотта:„Именно Бэннон влил расистскую, ксенофобскую, сексистскую и антисемитскую кровь в вены альтернативных правых”.Переводя с либерально-иудейского на русский, позицию Стивена, с точки зрения иудейской либеральной прессы, можно расценить так: ярый католик Бэннон выступает против мигрантов, против иудейского расизма, против педерастов и прочей ЛГБТ-ной и иной либероидной мерзости.Однако, как читатель понимает, от этих, в общем-то нелохих принципов, до чистого расизма - всего один небольшой шажок. Если не руководствоваться чувством меры и не следовать голосу совести.А что Трамп? А он, оказывается, тоже в молодости обучался в военном училище. Причём многие утверждают, что профиль был также не самый рядовой: военная разведка. Гм, любопытно...Продолжая изучать биографию Бэннона, неожиданно (ли?) наталкиваешься на одну казалось бы малозначительную, однако при подробном рассмотрении - крайне важную деталь. Впрочем, давайте по порядку.Итак, Бэннон после службы в технической разведке ВМС, работы в банке, постановки фильмов и написания сценариев, в конечном итоге вошёл в число 25 работников масс-медиа, „оказывающих наибольшее влияние на американское общество”. И тут Трамп предложил Стивену, демократу, кстати, возглавить предвыборную президентскую кампанию. Так недавний директор медийного сайта оказался в Белом доме.А что, кстати, с оставленным им сайтом с его радиовещанием и широчайшей скандальной известностью? Оказывается, и до назначения Бэннона, и после на радио-шоу его СМИ (Breitbart’s SiriusXM radio show) много раз выступал с сильнейшей поддержкой Трампа небезызвестный основатель корпорации Blackwater Эрик Принс!Такая поддержка говорит об очень многом. Мало того, что сразу же стёрлось противоречие в оценке Иракской войны, против которой выступал и выступает Трамп, тогда как люди из ЧВК Принса сегодня отбывают тюремные сроки за применение особой жестокости при убийствах граждан Ирака, - Принс со своей компанией Blackwater (которая сегодня называется Academi) в сотрудничестве с ЦРУ и другими спецслужбами позволяет провести аналогию с успешным взаимодействием частной Федерал Экспресс с государственной почтовой службой США.Т.е. Blackwater настолько слилось с разведсообществом США, что стало мощнейшим управленческим фактором. И вряд ли читатель удивится, когда узнает, что Принс как и новый старший советник президента США - ярый католик. В частности, он спонсирует и участвует в работе христианской НГО Christian Freedom International, действующей по всей планете. Понятно, что Принс, как и Стивен, считает своим долгом нести „бремя белого человека”.Однако и это далеко не все нити, протянутые из узла во главе со Стивеном Бэнноном. Одним из главных спонсоров упомянутого бэнноновского СМИ является миллиардер Роберт Мерсер. Агенство Блумберг охарактеризовало этого талантливого компьютерщика (20 лет работы в IBM, начиная с 1972 г.) и владельца хедж-фонда следующим образом:„Роберт Мерсер является одним из самых богатых, скрытных, влиятельных и реакционных республиканцев США.”Денег на спонсорство Мерсер не жалеет. Лишь официально и только на федеральные предвыборные кампании он, считая с 2006 года, потратил более 30 млн. долларов. А в последней кампании Мерсер сначала спонсировал общественное движение против избрания Хилари Клинтон, затем переориентировал его в поддержку сенатора Круза, а после, когда последний проиграл по голосованию Трампу, поменял слоган кампании, который стал таким: „Сделаем Америку №1”.Кстати, некоторые аналитики считают, что Мерсер женат на иудейке, причём основываются на имени одной из дочерей. Однако сами иудеи это мнение отвергают.Однако это не мешало ни Крузу, ни Бэннону заигрывать с ортодоксальными иудеями. Что, в итоге, помогло Трампу выиграть выборы, а Бэннону отмазаться от обвинений в антисемитизме. Тут так получилось: Американская Антидиффамационная лига (иудейский институт, имеющий большое влияние в США на общественную жизнь и СМИ. Фактически, ААЛ - цензор по всем вопросам, так или иначе касающимся деятельности иудеев.) выступала категорически против назначения Стивена в Белый дом, однако ранее вынуждена признать, что былые обвинения Бэннона в антисемитизме не имеют достаточных оснований.Что в итоге? Снова повторим расхожую фразу Киплинга, чётко сконцентрировавшую в себе суть расистской идеологии белых англосаксов:„Бремя белого человека”. Трамп, Бэннон, а также активно их поддерживающие влиятельнейшие фигуры Олимпа США - это бремя они несли и готовы продолжать свою миссию.По мнению последователей этой философии лишь белая англосаксонская раса является носителем высших цивилизационных ценностей. И ставят себе задачей переделать весь мир под этот стандарт. Понятно, что перед нами одна из версий расизма в чистом виде.Положительные стороны подобной идеологии - возникают явные противоречия между этими белыми расистами и последователями человеконенавистнической идеологии иудаизма, иначе - расистами иудейскими. И, конечно, нельзя не назвать и действительно положительную сторону носителей упомянутого бремени. Это - неприятие ювенальных ценностей, отрицание легитимизации педерастов и прочих извращенцев.Другая отличительная черта окружения нового назначенца в старшие советники - плотнейшие контакты с ЦРУ и вообще разведсообществом США. А это, как мы понимаем, в масштабах страны (как минимум) достаточно мощная сила.*В ближайшее время разберём и других новых назначенцев Трампа на руководящие посты в Белом доме. Тогда будет легче предсказывать, а что ожидает мир, включая Россию, после вступления нового президента США в должность.

25 марта, 11:36

Scofield: Атаки на Х. Клинтон

06.03.2016 г. на ресурсе China Matters появилась публикация, очень точно нацеленная на нанесение репутационного ущерба Х.Клинтон в контексте предвыборной кампании в США Название статьи: «Ливия: хуже, чем Ирак. Прости, Хиллари». Ливийское фиаско может оказаться камнем преткновения в президентских притязаниях Хиллари Клинтон.

20 октября 2015, 22:02

Куда уплыли сомалийские пираты

Наткнулся на великолепнейший материал BirdInFlight о сомалийских пиратах, не так давно заполнявших эфиры телевидения и историю поисковых запросов, а сегодня совсем выпавших из повестки дня.Куда они пропали, почему, и кто этому поспособствовал?С 10 мая 2012 года самые знаменитые морские разбойники XXI века не сумели захватить ни единого торгового корабля. Главная заслуга в победе над ними принадлежит одной семье.В 2008-м они угнали 42 корабля, заработав на выкупах около $80 миллионов. В тот год лондонский акушер Денис Цепов записал в своём ЖЖ: «Сегодня ночью приезжала рожать сомалийская девушка ослепительной красоты, вся в чёрном и в крупных бриллиантах. С нею было человек семь дерзких молодцов в костюмах Comme Des Garçons. Добыв девушке прекрасного мальчика, я набрался смелости и спросил: „А вы чем по жизни занимаетесь, ребя, если не секрет?“. Они ответили: „Простые сомалийские моряки, а вы с какой целью интересуетесь?“». Насколько бы неправдоподобна ни была эта история, она точно отражает ранний романтический миф о сомалийских пиратах, потускневший ещё скорее, чем было уничтожено само их ремесло.Принуждение к пиратствуК 2005 году, когда в Аденском заливе пираты захватили первое крупное судно международной компании, война в Сомали шла уже почти 30 лет. После войны с Эфиопией последовала серия восстаний, которая буквально разорвала страну на лоскуты, контролируемые враждующими полевыми командирами.Отсутствием пограничной службы воспользовались браконьеры. Траулеры со всего света вычерпывали из вод Сомали тунца, креветку и лобстеров на $300 миллионов в год. Хуже того, связанные с итальянской мафией фирмы начали сброс в местные воды токсичных отходов. Так иссякал единственный источник дохода и без того нищих сомалийских рыбаков. После недолгих попыток брать «пошлину» с иностранных мусорщиков и браконьеров они открыли для себя по-настоящему выгодный бизнес.Французский тунцеловный сейнер Trevignon. В 2010 году отбил нападение сомалийских пиратов, протаранив и потопив их лодку. Фото: Marcel Mochet / AFP / East News.Тактика нападенийТехническое оснащение — рации, позже появились GPS-навигаторы. Разведка — взятка чиновнику в кенийском порту. Две деревянные лодки с навесными моторами по 60 лошадиных сил разгоняются до 25 узлов (46 км/ч) и догоняют в международных водах сухогруз или танкер.Чтобы заставить капитана сбросить ход, пираты открывают предупредительный огонь из ржавых «Калашниковых» в направлении рубки и демонстрируют готовность выстрелить из гранатомёта. Ищут борт пониже, чтобы закинуть лестницу и подняться на палубу. Захватывают капитанский мостик и под угрозой оружия уводят судно в свою гавань. Корабль, чей борт поднимается над водой хотя бы на 8 метров, или способный развить скорость выше 18 узлов (33 км/ч), остаётся неприступным.Пираты держат на прицеле экипаж китайского рыболовного судна «Тянь Ю», 17 ноября 2008 года. Фото: Mass Communication Specialist 2nd Class Jason R. Zalasky / US NAVY / AFP / East News.От угроз к насилию сомалийцы переходили нечасто. С 2008 по 2012 год, когда они захватили 170 судов с 3 400 членами экипажа, были убиты 25 моряков. Ещё 37 умерли от голода или покончили с собой в плену.Места нападений сомалийских пиратов в 2005–2010 годах. Карта: Planemad по данным NGA — Maritime Safety Information.Бизнес-модельВ лучшем для этого бизнеса 2010 году сумма выкупов за 47 угнанных судов составила ориентировочно $238 миллионов. Большую часть прибыли получили инвесторы экспедиций: местные лидеры кланов и владельцы катеров. Из среднего выкупа в $2,7 миллиона обычный моряк рассчитывал только на $30 000 — 75 000.Переговоры с судовладельцами шли несколько месяцев. В это время пиратский экипаж жил на трофее, а инвестор вычитал из его доли стоимость еды, проституток, связи и местного наркотика «кат». Мало кто из рядовых сходил на берег с суммой большей, чем $10 000—20 000, но и это огромные деньги для страны, где средний годовой доход не превышает $300. The Washington Post в 2009 году процитировала ответ сомалийца на вопрос, чем пираты отличаются от боевиков из внутренних районов страны: «Они не тощие, у них светящиеся лица, и они всегда счастливы».Лодки, обычно используемые для пиратских нападений. Хобьо, северо-восточное побережье Сомали, 4 января 2010 года. Фото: Mohamed Dahir / AFP / East News.Убытки для судоходства2008 — 42 захвата, 2009 — 46, 2010 — 47, 2011 — 28, и каждый громко прозвучал в новостях, создавая видимость значительной угрозы мировому судоходству. Однако мимо Сомали из нефтяных государств Персидского залива в Европу и обратно ежегодно проходит не менее 21 000 торговых судов. Даже в самые тучные для себя годы сомалийцы угрожали десятым долям процента из них, а главный урон судовладельцам наносил страх.По данным 2011 года, удорожание страховки стоило морской отрасли $635 миллионов, прокладка удалённых от берега маршрутов и дополнительные траты на топливо — $580 миллионов, траты на топливо для ускорения до безопасных 18 узлов — $2,7 миллиарда, установка защитного оборудования и наём вооруженной охраны — свыше $1 миллиарда.Члены экипажа и владелец «Фаины» Вадим Альперин (третий справа) во время швартовки в кенийском порту Момбаса, куда корабль прибыл после освобождения. 12 февраля 2009 года. Фото: Sayyid Azim / AP Photo / East NewsСамые громкие захваты25 сентября 2008 года — сухогруз «Фаина» с украинским экипажем вёз в Кению четыре десятка танков Т-72, гранатомёты и зенитные установки. Выкуп составил $3,2 миллиона.8 апреля 2009 года — контейнеровоз Maersk Alabama под флагом США. Экипаж заперся в машинном отделении, заблокировал управление, а позже захватил одного из сомалийцев. Трое других отплыли прочь на спасательном катере, удерживая в заложниках капитана Филлипса. На следующий день их всех застрелили снайперы американских «Морских котиков», капитан не пострадал. В снятом по этому сюжету фильме его роль исполнил Том Хэнкс. Участвовавшая в спасении Филлипса команда спецназовцев через два года убьёт Усаму бен Ладена.15 ноября 2008 года — 330-метровый супертанкер Sirius Star, перевозивший 2,2 миллиона баррелей нефти стоимостью около $100 миллионов. За крупнейшую в истории добычу сомалийцев заплачен выкуп $3 миллиона.5 мая 2010 года — нефтеналивное судно «Московский университет»; российский экипаж забаррикадировался в трюме и вызвал на помощь военный корабль «Маршал Шапошников». Морские пехотинцы взяли корабль штурмом. По официальной версии, пиратов высадили в надувную лодку с небольшим запасом продовольствия и воды, но без средств навигации, и они не смогли достичь берега. По неофициальной, они были расстреляны.10 мая 2012 года — угнан греческий супертанкер Smyrni с 1 миллионом баррелей нефти. По заявлению лидера пиратов, они получили рекордные $9,5 миллионов.Французский вертолёт, базирующийся на фрегате Nivose, завис над лодкой с подозреваемыми в пиратстве. Апрель 2009. Фото: Pierre Verdy / AFP / East NewsВоенная операцияСомалийское пиратство стало хорошей причиной наладить международное сотрудничество для защиты торговли и одновременно поводом обеспечить военное присутствие на важнейшем маршруте доставки нефти: за бандитами на лодках с навесными моторами теперь охотятся боевые корабли 21 страны. Это самая большая в истории коалиция флотов разных стран и первый в истории случай, когда все постоянные члены Совета безопасности ООН — США, Россия, Великобритания, Франция, Китай — выступают против общего противника.Сложно сказать, достигают ли участники операции своих негласных целей, но для борьбы с прибрежным пиратством боевые корабли приспособлены мало. За год с начала их патрулирования в 2008-м количество атак на торговые суда выросло вдвое. Переломить ситуацию позже удалось только при помощи наблюдения за морем с беспилотников. При этом каждый успех патруля документировался, подчёркивая впечатляющую несоразмерность противников.Победа на берегуУдачной альтернативой дорогим и неэффективным усилиям государственных машин стала частная инициатива. В 2012 году 80% торговых судов проходили мимо Сомали с вооружёнными охранниками на палубе. Вход в порты с оружием юридически невозможен, поэтому частные военные компании содержат в регионе плавучие базы, где корабли принимают бойцов на борт и прощаются с ними, миновав опасный район. Стоимость услуг команды из 3–4 охранников колеблется от $28 000 до $38 000, что на порядок меньше минимального выкупа. Пиратам ни разу не удалось захватить охраняемое судно.Но главная победа достигнута на берегу, и она оплачена одной семьёй — Аль Нахайян, правящей династией эмирата Абу-Даби. Серьёзно восприняв угрозу танкерному флоту, нефтяные шейхи взяли под крыло сомалийскую провинцию Пунтленд с 1,5-миллионным населением, сейчас живущую как независимое государство. В своё время на её берегах располагалось большинство пиратских баз....Окончание статьи здесь: https://tjournal.ru/c/15845-kuda-uplili-somaliiskie-pirati?from=club

26 апреля 2015, 19:11

Scofield: «Еврорегион Приднестровье»

Вангард развернула огромный учебный центр в Польше, недалеко от границы с Украиной. Некоторые из людей Правого сектора проходили также обучение в тренировочных центрах польской полиции в Легионово, в часе езды от Варшавы.

10 апреля 2014, 00:23

История восхода компании Blackwater

Головокружительный рост самой крупной армии наемников начался не в горячих точках, вроде Афганистана или Ирака, а в маленьком сонном американском городке под названием Голландия (Holland) в Мичигане, где в правохристианской семье родился родоначальник современного наемничества Эрик Принс (Erik Prince). Именно семья Принсев заложила те основы, которые в будущем помогут Blackwater (BW) подняться на недосягаемую высоту международного рынка наемников.  Красивый двухэтажный дом на улице South Shore Drive удачно расположен у вод живописного озера Макатава. Солнце ярко блестит в его чистой воде. По обеим сторонам дороги мирно шуршат старые раскидистые клены. Над домом тихо развевается американский флаг. Спокойную картину изредка нарушает шум моторных лодок или случайно проезжающих машин. Настоящая Америка, прямо с открытки. В маленькой Голландии семья Принсев была сродни европейской королевской семье, а Эдгар Принс, отец Эрика, был королем. На фабриканта-самоучку Эдгара работала четверть всего города. Он менял облик его институтов, планировал и спонсировал застройку в центре и был одним из покровителей двух местных колледжей. Если и был какой-то урок, который Эдгар передал своим детям, то это понимание того, как построить империю и управлять ей, придерживаясь строгих христианских догм, правых взглядов и основ рыночной экономики. К 1973 году Prince Corporation преуспевала как никогда. Штат насчитывал сотни людей в нескольких подразделениях, компания начала выпуск своего флагманского продукта — автомобильного козырька для защиты от солнца, запатентованного самим Эдгаром. 18-часовые рабочие дни плохо сказались на здоровье отца семейства — его хватил удар в возрасте 40 лет. Очутившись в госпитале, как это обычно бывает, Эдгар решил полностью посвятить себя служению Иисусу Христу. Однако это никак не повлияло на его деловую хватку — скоро Prince Corporation наладила производство множества других автомобильных аксессуаров, пользовавшихся большой популярностью. Как позже говорил об отце Эрик, он «с нуля основал компанию, которая начала производить литейные машины высокого давления, а после выросла в поставщика автоаксессуаров мирового уровня». В 1980-х семья Принсев сблизилась с одной из самых влиятельных консервативных семей США, когда сестра Эрика, Бэтси, вышла замуж за Дика ДеВо (Dick DeVos). К слову, ее отец был основателем корпорации Amway, щедро спонсировавшей, естественно, кандидатов от республиканской партии. Отец Эрика умер от повторного сердечного приступа, когда ему было 63 года. За несколько минут до смерти, он общался с президентом Prince Corporation, затем попрощался и зашел в лифт, где его нашли 15 минут спустя. Как это случается, когда умирает король, городок Голландия погрузился в глубокий траур. Местные жители даже приспустили флаги. В это время Эрик служил «морским котиком» и уже успел побывать в Боснии, Гаити и на Ближнем Востоке. Прим. переводчика: несмотря на довольно глупое название, «морские котики» (или United StatesNavy’s Sea, Air, Land Teams — SEAL) — элитная сила ВМС США. Не буду углубляться в подробности, но эти ребята проходят изматывающую сатанинскую подготовку. О финальном экзамене на вступление в ряды SEAL под названием Hell Week даже сняли несколько фильмов. Так что можно смело утверждать, что Эрик был крепким и выносливым юношей. Интересующимся «котиками» рекомендуем книгу всемирно известного снайпера Криса Кайла, American Sniper. Эрик восхищался отцом и мечтал пойти по его стопам с самого детства. Не стала исключением и глубокая религиозность— его сочинения в старшей школе пестрили цитатами из Библии. После школы он поступил в Академию ВМС, мечтая стать пилотом на авианосце, но после трех семестров все бросил ради учебы в колледже Hillsdale, проповедовавшем либертарианскую экономику. Во время учебы Эрик был добровольцем-пожарником и ныряльщиком у окружного шерифа. По опросу Princeton Review 2006 года, колледж был отмечен как самый консервативный в стране. Повзрослев, Эрик начал активно интересоваться правой политикой, поступив на практику в Белый Дом к Джорджу Бушу-ст. Именно во время этой практики он сделал свое первое политическое пожертвование ($15 тыс.) Национальному Республиканскому Комитету Конгресса.   Эрик Принс (AP Photo/Gerry Broome, File) Эрик поддерживал таких политиков, как Джесси Хелмс (сенатор-расист и почитатель Конфедеративных Штатов Америки), Олли Норт (скандал с незаконными поставками оружия в Иран), Ричард Помбо (связи с «черным» лоббистом Джеком Абрамовым), Дик Крайслер (основатель компании Cars and Concepts), Том Коберн (сенатор и дьякон южной баптистской церкви со всеми вытекающими), Том ДеЛэй (неясные связи с тем же черным лоббистом Абрамовым и рядом российских олигархов) и многих других. Хотя бы за последовательность взглядов можно Эрика похвалить. В 1992 он обратил свое внимание на предвыборную кампанию республиканца-ренегата Пэта Бьюкенена, который пытался отобрать кандидатуру от республиканской партии у президента Буша, выступая со своей ультраконсервативной программой против мигрантов, абортов и однополых браков. Из-за этого Эрик сильно поссорился со своей сестрой, которая в то время работала у Буша. Однако их ссора закончилась так же быстро, как и увлечение Эрика кампанией Бьюкенена — он вернулся в ряды SEAL, вступив в восьмой отряд (SEAL Team 8) после офицерской кандидатской школы. Именно в период с 92 по 96 год в составе SEAL, Эрик встретил многих из тех, кто в будущем станет его помощниками в основании BW. Первые месяцы после кончины патриарха Эдгара Принса никто не знал, что будет с его наследием — компанией Prince Corporation. Более 4000 сотрудников зависели от того, как видел будущее компании сам Эдгар. Теперь эта ноша выпала всем членам семьи — его жена, Эльза, стала председателем совета директоров; Эрик, порвав со службой, занялся ежедневными делами компании. Его жене, Джоан Николь, только что поставили страшный диагноз — рак в терминальной стадии. Жизнь в сказочной Голландии начала превращаться в ад. В 1996 году, через год после смерти Эдгара, семья продала бизнес за $1,35 млрд компании Johnson Controls под обещание сохранить бренд Prince Corporation, всех нанятых сотрудников и социальный пакет. Правда, как часто это бывает в мире большого бизнеса и больших денег, Johnson Controls обещание не сдержала, бренд похоронила, а часть сотрудников уволила, расформировав предприятие. В это время Эрик, пойдя по стопам отца в своей религиозности, дошел до принятия католичества. Взяв пример Эдгара, жертвовавшего правым протестантам, он стал жертвовать деньги правым католикам, вроде Catholic Answers, выступавшим против абортов, гомосексуализма, исследований стволовых клеток и клонирования. При этом семья Принсев входила в совет Национальной политики (Council for National Policy). Газета The New York Times охарактеризовала этот совет, как «известный в узких кругах клуб нескольких сотен самых влиятельных консерваторов в стране, 3 раза в год встречающихся за закрытыми дверями и обсуждающих, как же вывести страну вправо». О том, что этот совет не был кучкой полоумных селян, мечтающих о мировом господстве, говорит тот факт, что в президентской гонке 1999-го года Джордж Буш-младший обратился к ним за поддержкой. Их собрания также посещали Дик Чейни (вице-президент) и Дональд Рамсфелд (министр обороны).     BW: НАЧАЛО Пока Эрик был «печатным станком» в деле финансирования молодой компании, почти все детали его предприятия разрабатывал Эл Кларк (Al Clark), 11 лет прослуживший инструктором по огнестрельному оружию в SEAL. В интервью 1993-го года, когда Принс только начинал свою военную карьеру, Кларк утверждал, что уже обрисовал для себя облик будущей компании. Главной проблемой того времени было отсутствие тренировочных полигонов у ВМС, в состав которых входит подразделение SEAL. Их всегда приходилось арендовать у морпехов или у армии. В 1996-м Кларка перевели в 8-й отряд SEAL инструктором по тактике. Принс, тогда дослужившийся до лейтенанта, был в первом взводе, который тренировал Кларк. Лишь через несколько месяцев Кларк узнал, что Эрик Принс принадлежит к той самой семьи Принсев. Однако мечтам об основании компании не суждено было сбыться — как вы помните, в 1995-м умер отец семейства, а жене Эрика диагностировали рак. Было совсем не до бизнеса. В интервью 2006 года Эрик рассказал, что «в 90-х у многих спецов были схожие мысли насчет необходимости постройки частных тренировочных полигонов». Когда его отец скончался в 1995-м, Принс все еще подумывал остаться на службе в SEAL, но после ухудшения здоровья жены он бросил все, уволился со службы и вернулся домой, чтобы поддержать семью и четырех детей. В 2006-м Принс заявлял: «Многие бойцы спецподразделений, которых я знал, разделяли мои мысли насчет необходимости появления продвинутых частных тренировочных баз. Некоторые из них присоединились ко мне, когда я только создавал BW. После продажи семейного бизнеса я сам спонсировал свою компанию» Принc утверждал, что идея BW пришла к нему во время несения службы в 8-м отряде SEAL: «Я тренировался по всему миру и понял, насколько тяжело спецподразделениям проходить современную боевую подготовку». Однако некоторые бывшие высокопоставленные сотрудники BW утверждали, что на самом деле идея принадлежала Элу Кларку: «Эл придумал все от начала и до конца, Эрик предоставлял финансирование». BW появился как раз во время приватизационного бума в министерстве обороны, проходившего в период с 1989-го по 1993-й под управлением Дика Чейни и Джорджа Буша-ст. В первый же год пребывания на своем посту, Чейни сократил оборонный бюджет на $10 млрд. Он прекратил финансирование научно-исследовательских опытно-конструкторских разработок (НИОКР) по ряду сложных комплексов вооружения, а также сократил количество военнослужащих с 2,2 млн. до 1,6 млн. Как писал Дэн Бриоди (Dan Briody) в своей книге The Halliburton Agenda: «в начале 1990-х армия мало зависела от частных компаний и Чейни был полон решимости изменить статус-кво. Идея была в том, чтобы дать армии воевать, а всю тыловую логистику отдать на подряд частным компаниям. К тому же это был очень хороший способ утихомирить волну недовольства в обществе после очередного развертывания войск за рубежом. Больше «частников» — значит, меньше регулярных войск, и недовольства меньше». К тому времени, как Эрик Принс и Эл Кларк начали создавать BW в середине 90-х, в минобороны происходили массовые сокращения. Под раздачу попали и тренировочные базы, один из важнейших компонентов военной машины. Первый президент BW тогда говорил: «На качественную тренировку военнослужащих и бойцов спецподразделений сейчас большой спрос, потому что большинство баз были построены еще во времена Второй Мировой и безнадежно устарели. Никто не мог предоставить им современные полигоны». Именно эту нишу и заполнил BW в 1996-м году. В это время, Республиканская партия переживала не самые лучшие времена. Победа Клинтона в 92 году означала конец двенадцати золотым годам консервативного правления, основы которых заложила администрация Рейгана. Правые религиозные организации, которым Принс очень симпатизировал, считали администрацию Клинтона «левацким режимом, поддерживающим аборты, гомосексуалистов и выступающим против семейных ценностей и религии в стране». Именно в такой неблагоприятной обстановке и появился BW. 26 декабря 1996-го, через 3 месяца после увольнения со службы в SEAL, Эрик зарегистрировал Blackwater Lodge & Training Center. В следующем году он купил почти 2000 гектаров земли в Северной Каролине. Новое детище достойного представителя фамилии Принсев теперь раскинется у местечка с интересным названием Great Dismal Swamp (Великое Болото). Может, BW и стал позднее акулой-мегалодоном на рынке наемников, но в начале работы компания отчаянно пыталась убедить комитет по городскому планированию округа Currituck с население 20 000 в том, что BW можно будет открыть здесь бизнес. До 11 сентября членов комитета не волновал мировой терроризм, исламский радикализм и прочие страшилки. Их волновала цена на недвижимость, допустимые уровни шума и возможность обезопасить себя от толп любителей пострелять по живым мишеням. Им было от чего беспокоиться — годом ранее шальная пуля местного охотника попала в здание начальной школы во время уроков. В итоге округ Currituck им отказал, поэтому Принс поехал в соседний округ Camden, где и получил скорое одобрение своего проекта. В июне 1997 начались первые работы, и в мае 1998-го компания официально открылась. Хотя название Blackwater и звучит жутковато, оно ссылается на темные воды Великого Болота, вблизи которого построена база BW. Вскоре после открытия в BW стали стекаться как бывшие, так и действующие бойцы SEAL, а вслед за ними сотрудники ФБР. Все было просто — новые полигоны, большие возможности для тренировок и малая удаленность от места работы (до штаб-квартиры ФБР в Вашингтоне 350 км, до одной из баз SEAL — 60км). К 1998-му дела у BW шли неплохо — компания обучала частных и государственных клиентов владению различными видами огнестрельного оружия (от пистолетов до штурмовых винтовок и пулеметов). Некоторые полигоны сдавались SEAL для проведения тренировок. Офицеры полиции из Вирджинии, Северной Каролины и даже Канады проходили обучение на территории BW. Компании посыпались вопросы от иностранных государств: испанское правительство интересовалось подготовкой специалистов по охране кандидатов в президенты, власти Бразилии интересовались тренингами по контртеррористическим операциям. Один из клиентов BW писал в газету Virginian Plot в 1998: «Они лучшие из лучших… приехать сюда и учиться у самых выдающихся специалистов — большая честь». К концу 1998-го, база BW включала в себя несколько конференц-залов, классных комнат, комнаты отдыха с каминами и чучелами животных, магазин, столовую, арсенал, отдельную комнату для чистки оружия и просторные номера со спутниковым ТВ для постояльцев — рай для всех любителей оружия даже по современным меркам. В этом же году BW проводил на своей территории соревнование по стрельбе среди органов правопорядка и воинских частей, впоследствии прозванными «Пострелушки в BW» (Shoot-out at BW).   Список сокращений — BW (Blackwater), ЧВК (частная военная компания), ТВД — театр военных действий, БД — боевые действия, АП — администрация Президента, DoD (Department of Defense) — министерство обороны США, ВС — вооруженные силы   Перевод ряда отрывков из книги известного американского журналиста Джереми Скэхилла Blackwater The Rise of the World’s Most Powerful Mercenary Army, посвящённой истории одной из самых известных компаний наёмников в мире. источник   Продолжим эту тему:  вот мы уже обсуждали с вами ЧВК – наемники на службе корпораций и стран No views yet  Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=45934

05 февраля 2014, 00:35

Персона - Эрик Принс, председатель совета директоров Frontier Services Group

«Лучше иметь дело с превратностями в Африке, чем с Вашингтоном»

28 июня 2012, 21:08

Парадокс превосходства

От редакции. Terra America продолжает расследовать тему концепции стратегической неуязвимости Соединенных Штатов. Готовится ли эта страна принять бремя неоспоримого мирового превосходства посредством снятия всех тех оговорок уже имеющейся гегемонии, которые представляет ядерный потенциал России и других государств-членов атомного клуба? Специалист в области оборонных технологий Илья Клабуков рассказывает о тех ресурсах, которые используют США для достижения задачи обретения неуязвимости и о тех проблемах, которые неминуемо возникнут у них на пути. Редакция сайта обещает вернуться к данной теме в ближайшем будущем. * * * В одной древней легенде говорится о неуязвимом воине, чья сила поражала воображение. Будучи представителем могущественного народа, он никогда не встречал равного себе в силе и ловкости. Подданный великого царя, он вел за собой армию, олицетворяя дух великой империи. Все знали, что у выставленного против него в поединке несчастного юноши не может быть никаких шансов. * * * Мир все более усложняется. В гораздо большей степени это применимо для технологического мира – области науки и техники множатся каждый год. Если раньше достаточно было прочитать несколько лучших журналов для того, чтобы представлять себе, что происходит в конкретной области науки, то сейчас многие направления стали необъятными дисциплинами. И тот, кто ставит своей целью быть первым везде либо должен изменить парадигму, либо упереться в естественные пределы роста. Технологическая неуязвимость обороны и безопасности США в ближайшем будущем – один из актуальных вопросов политики. Но помимо содержательного наполнения, он во многом опирается на эмоции, страхи и неосознанные мысли людей. Попробуем разобраться в происходящем. Взгляд снизу вверх Сейчас в лице США мы можем увидеть сверхсовременную сверхдержаву с необычайными военными и научно-технологическими возможностями и мощью, с которой не сравнится ни одна другая страна в мире. Научное сообщество, создающее передовые идеи, на которые ориентируются от Нобелевского комитета до инновационных центров. Крупнейшие вооруженные силы, способные за несколько недель смести с лица земли целые государства. Огромная промышленная индустрия, способная за короткое время серийно наладить производство новой техники. Бюджет Министерства обороны США на 2012 год составил 662,5 миллиарда долларов. Хотя это на 5,2 миллиарда меньше, чем в 2011 году, он все равно в два раза превосходит оборонный бюджет Европейского союза, в 6 раз – Китая, в 8 раз – России. Эти гигантские суммы являются материальным обеспечением доктрины стратегической неуязвимости, которая лежит в основе военной стратегии США[1]. Может показаться, что идеал стратегической неуязвимости всегда определял военную стратегию США, но это не так. Господствовавшая во времена Холодной войны доктрина гарантированного взаимного уничтожения (mutually assured destruction), была основана на признании взаимной уязвимости СССР и США и невозможности избавиться от нее. По мнению профессора политологии Университета Манитобы Джорджа МакЛина, «прежняя доктрина гарантированного взаимного уничтожения была на самом деле ориентирована на уязвимость». Новая доктрина стала закономерным следствием драматического изменения геополитического баланса в последнем десятилетии прошлого века. Распад Советского Союза, победа США в Холодной войне и связанное с этим снижение силовой конкурентности со стороны международной среды способствовали тому, что Вашингтон уверился в своем превосходстве в области конвенциональных и ядерных вооружений. Это, в свою очередь, обусловило переход к комплексу стратегий, ориентированных на неуязвимость, в частности, к стратегии Н-ПРО. Доктрина стратегической неуязвимости опирается на неоспоримое интеллектуальное превосходство США, прежде всего в сфере науки и техники. Передовые разработки, достижения в области гиперзвуковых средств, беспилотных аппаратов, самолетостроения, астронавтики, робототехники, информационных систем – в конечном счете, способности вести сетецентрические военные действия. Если сложить это с современными и многочисленными разведывательными службами и подрядчиками, по разным оценкам насчитывающими до 600 тысяч человек, – мы увидим самую мощную армию мира, которой обеспечивается технологическое превосходство. Военная мощь поддерживается научными программами американских университетов, интеллектуальным превосходством национальной разведки, аналитической и идейной работой «фабрик мысли»: в 2012 году исследовательская программа Пентагона составила 71 миллиард долларов и была разделена между 23 ведомствами – от крупных (заказывающих управлений Армии, ВВС, ВМС, а также DARPA), до совсем крошечных (Центр технической информации министерства обороны, Агентство военного сотрудничества и другие). Помимо ведомственных НИОКР – бюджет содержал 5 национальных секретных программ на общую сумму 16,3 миллиардов долларов. В этом году Пентагон продолжил увеличение расходов на «фундаментальные оборонные исследования». Под этим понятием подразумеваются поисковые исследования в области инфокоммуникационных технологий, нанотехнологий и материалов, биомедицины, когнитивных технологий, универсальных систем связи, кибербезопасности и новой электроники – работы, которые позволят апробировать новые физические принципы, успехи в которых являются стратегически важными для государства. Прикладные работы выполняются в национальных лабораториях, подконтрольных Министерству обороны и Минэнерго. В этих организациях проводятся работы по созданию прикладных средств, являющихся ключевыми для непосредственного использования в военной области – создание ядерного оружия, лазерные технологии, суперкомпьютерные системы, энергетика. Помимо них, в прикладных исследованиях и разработках по заказу Пентагона заняты сотни подрядчиков и десятки тысяч субподрядчиков. Среди основных контракторов – Lockheed Martin – крупнейшая оборонная компания в мире, Boeing, Raytheon и другие. Военную поддержку американской армии оказывают десятки тысяч наемников частных военных компаний (ЧВК), сохраняющих лицо военному командованию. Созданная в 1997 году Эриком Принсом компания BlackWater стала своего рода инновацией в военном деле и положила началу целой индустрии «сервисов на поле боя» – от охраны и разминирования до анализа данных и подготовки кадров. Отдельного упоминания заслуживает разведывательное сообщество США, обеспечивающее интеллектуальное превосходство в международных отношениях и планировании операций. Более полумиллиона американцев под эгидой АНБ и ЦРУ ежедневно собирают, анализируют и думают над разнотипной информацией, готовя информационный продукт высокого качества для высшего руководства. Вне всякого сомнения, представленный монстр – огромный механизм обеспечения национальной безопасности и обороны. Вопрос только в том, в какой степени он обеспечивает неуязвимость для США. Взгляд изнутри В среде американских экспертов по военным стратегиям нет единой точки зрения относительно возможности обеспечения реальной стратегической неуязвимости страны. По мнению специалиста по советской внешней политике, профессора Университета Талсы (Оклахома) Роберта Доналдсона, последним президентом США, который считал возможным достижение стратегической неуязвимости США, был Рональд Рейган. В своем интервью Terra America Доналдсон заявил: «Я общаюсь со многими видными военными аналитиками, а также с людьми в правительстве, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них рассуждал о стратегической неуязвимости США». По мнению эксперта, ни один из Бушей, ни Клинтон, ни Обама не стремились воздвигнуть какой-либо щит, который бы полностью лишал Россию или даже Китай их стратегических наступательных возможностей. «Угроза для США исходит от таких стран, как Северная Корея и Иран. Ограниченная противоракетная оборона как раз и призвана противостоять их угрозам, а вовсе не обнулить наступательный потенциал России», – считает Доналдсон. Иную точку зрения отстаивает Джордж МакЛин: Он признает, что «как в США, так и в Канаде, и в Европе есть теоретики военного дела, которые, проанализировав концепцию Н-ПРО и доктрину неуязвимости, пришли к выводу, что минимально здравая и беспристрастная оценка доктрины неуязвимости указывает на ее несостоятельность». Однако неоспоримое стратегическое превосходство США над Россией, по мнению МакЛина, вытекает не столько даже из самой концепции Н-ПРО, сколько из общей научной, технической и финансовой гегемонии США в этой области: «Сегодня трудно усомниться в том, что США твердо стоят на позиции единственной мировой военной державы» В целом научно-техническую политику США в области обороны и безопасности можно выразить словами миссии Управления передовых оборонных исследований Пентагона (DARPA) – «предотвращение внезапного для США появления новых средств вооруженной борьбы». По мнению руководства Штатов, никто во всем мире не должен думать так же хорошо, как это происходит в национальных лабораториях, корпорациях и университетах. Никто не должен превосходить «фабрики мысли» – в области интеллекта, ученых – в инженерных решениях, американскую науку – в новых идеях. Соединенные Штаты как государство обладают тремя крайне важными особенностями, которые сделали возможным превосходство национальной науки и техники. Однако сейчас в научных кругах США признается угроза потери интеллектуального доминирования в науке и технике, что представляет собой серьезную угрозу для национальной безопасности и экономического превосходства США. Первое. Плюрализм в формах организации и поддержки научных исследований – государственные фонды, агентства, огромное число проектов и инициатив – сделал возможным передовое развитие практически по всем направлениям науки и техники. Поддержка может быть оказана с самых разных, порой даже неожиданных сторон. Общеизвестно, что DARPA  сыграла огромную роль в создании прообраза Интернета, но эта ситуация не уникальна. Например, проект «Геном человека» финансировался Министерством энергетики, создание приложения Siri для «айфона» – венчурным фондом ЦРУ, передовые работы в изучении нервных клеток – компанией Lockheed Martin, а в синтетической биологии – Raytheon. Однако недавно Научный совет Министерства обороны США (Defense Science Board – DSB) признал недостаточными усилия военного ведомства в обеспечении превосходства в фундаментальных исследованиях для национальной безопасности. Советом были выявлены причины, которые в будущем могут поставить под сомнение господство Вооруженных сил США в области науки и технологий. Дело в том, что большая часть научных работ, реализуемых в США, лежит вне поля зрения Министерства обороны, военное ведомство имеет ограниченный доступ для привлечения к своим задачам ведущих ученых и талантливых специалистов. Появляются предложения создать постоянно действующий резерв ученых, занимающихся разработкой теоретических основ различных наук, которые будут потенциально способны выполнять исследования военной направленности, либо предложения сотрудникам военного ведомства осуществлять непосредственные контакты с ведущими учеными, как в США, так и за рубежом, для знакомства с последними достижениями в соответствующей области. Один из футуристичных подходов к решению этой проблемы был сформулирован в программе Unconventional Warfighters управления DARPA. В настоящее время только 1% населения США работает на оборону страны. Необходимо понять, создание каких инструментов позволило бы вовлечь в оборонную сферу остальные 99% граждан. Прежде всего, DARPA ищет «футуристов, изобретателей, любителей (даже поверхностных) военной тематики, которые могут взглянуть на войну с нетрадиционной точки зрения». Хотя у этой инициативы DARPA есть серьезная основа – сотни тысяч, а может быть и миллионы людей в США готовы предложить свои навыки и время для помощи государственным структурам в случаях стихийных бедствий вроде землетрясения на Гаити или политического кризиса, такого как волнения на Ближнем Востоке. Вероятнее всего, есть еще большее количество людей, готовых внести свой вклад в национальную безопасность. В настоящее время американская государственная система не может предложить простой способ принять участие в этой работе, кроме как вступить в ряды армии или быть подрядчиком государственных структур. Unconventional Warfighters должна стать прототипом такого способа привлечения огромного потенциала гражданского общества к решению насущных задач обороны страны. По общему мнению, только обеспечение гарантированного привлечения к сотрудничеству передовых представителей научного сообщества позволит предотвратить возможное отставание от других государств в этой области. Второе. Политика привлечения в страну лучших умов для обучения и проведения исследований в американских университетах, работы в корпорациях (Microsoft, Boeing, Intel и других). Привлечение талантливых исследователей со всего мира было и остается как ключевым преимуществом США, так и непосредственной необходимостью, условием устойчивого развития. Исторически сложилось так, что ни на одном историческом интервале США не обладали всем спектром носителей технологических и научных знаний. В частности, более половины участников Манхэттенского проекта родились за пределами США. Из них двое ученых, которые внесли наибольший вклад в создание водородной бомбы, родились и получили образование за границей (Венгрия и Украина). Аналогичным образом, когда началась «космическая гонка» с Советским Союзом, Вернер фон Браун, родившийся в Польше, стал известен как «отец американской космической программы». Эти примеры показывают, что на протяжении всей американской истории в момент наибольшей опасности Соединенные Штаты искали таланты везде, где только было возможно. Это был чисто американский подход, который содействовал разнообразию и успехам в самых разных областях наук. Количественным показателем интеллектуального развития в США принято считать число выпускников и обладателей ученых степеней в областях науки, техники, инженерии и математики (STEM). Сейчас Соединенные Штаты по-прежнему являются мировым лидером в привлечении иностранных студентов, но имеет место тенденция потери этого преимущества. Если в 2000 году каждый четвертый студент был иностранцем, то в 2006 – только уже каждый пятый. Университеты Великобритании, Германии и Франции сейчас могут предложить студентам сравнимые или даже лучшие условия для учебы и жизни. Сохраняя и преумножая свое интеллектуальное превосходство, Соединенные Штаты просто обязаны продолжать искать, привлекать и создавать условия для жизни иностранных мигрантов в науке и технике. Третье. Мощная индустриальная база, позволяющая реализовать «в металле» любые достаточно точно сформулированные идеи. В этой области присутствуют как сложившиеся крупные компании оборонно-промышленного комплекса – Lockheed Martin, BAE Systems, Boeing, Northrop Grumman, General Dynamics, Raytheon Company, L-3 Communications и другие, так и «новое поколение» компаний – Boston Dynamics, United Defense Industries, Southwest Marine Holdings и другие. Но и здесь не все так безоблачно. Норма Августин, бывший президент компании Lockheed Martin, не так давно сделала прогноз, что «если современные тенденции в военном авиастроении сохранятся, то к 2054 году годового бюджета Пентагона хватит лишь на приобретение одного самолета. Очевидно, что эта тенденция не может долго продолжаться. Вопрос в том, каким образом можно вдохнуть новую жизнь в американскую производственную базу». У Нормы были серьезные причины для таких слов – за последнее десятилетие реализации программы F-35 ее стоимость неконтролируемо выросла втрое, сроки поставок постоянно менялись и в результате, сейчас можно услышать мнения о нецелесообразности продолжения программы нового истребителя. Определенную роль в трансформации американского военно-промышленного комплекса времен «холодной войны» в современный оборонно-промышленный комплекс, капитализацией более 3,6 триллионов долларов, в 1990-х годах сыграли инвестиционные компании и фонды под руководством бывших топ-менеджеров и госслужащих. Под их руководством в течение десятилетия была проведена тотальная реструктуризация производственных активов, выстроены новые производственные цепочки, прошло перепрофилирование предприятий под новые рыночные ниши. Сейчас в США время для идей, которые бы дали новую жизнь американской оборонной индустрии, сделав ее более мобильной, открытой трансферу технологий и разработок и гораздо более конкурентной, особенно в критически значимых направлениях. Политическая воля Ключевым фактором в развитии той или иной военной доктрины является политическая воля. Политика «перезагрузки» и сокращения военного потенциала США, проводимая администрацией Обамы, дала основание некоторым экспертам заявить о том, что новая «политика сдерживания» направлена исключительно против таких режимов, как Иран или Северная Корея, но не против России или Китая. «Есть причины для беспокойства ростом военных расходов Китая и его спорами с соседями, помимо давнего вопроса о статусе Тайваня. Однако, как мы видели во время недавней поездки Хилари Клинтон, США намерены не доводить свои отношения с Китаем до кипения и состояния вражды», – считает Доналдсон. Однако при этом он не скрывает, что если курс Обамы будет продолжен, параллельно будет всемерно развиваться и усиливаться технологическая база американских вооруженных сил. Так, «будет больше внимания уделено ВВС, в частности беспилотным управляемым летательным аппаратам. Будет также уделено много внимания флоту. Эти меры будут направлены на предотвращение возможных угроз со стороны террористических организаций, а также на оказание отпора тем государствам, которые могут поддерживать эти организации и стремящихся заполучить оружие массового поражения». В условиях безусловного превосходства США в научно-технической сфере это означает, что задача радикального пересмотра системы стратегической стабильности, сложившейся на базе советско-американских договоренностей 60-70-х годов прошлого века, по-прежнему стоит в повестке дня в Вашингтоне. По мнению Джорджа МакЛина, если Обама победит на президентских выборах 2012 года, содержание политики «перезагрузки» будет сформулировано заново, с учетом усилившихся позиций США и их лидера. В целом МакЛин настроен довольно пессимистично: по его мнению, наблюдается явный откат на позиции двадцатилетней давности, когда США воспринимали Россию как геополитического врага. «С какой стороны к этому не подойти – политика сдерживания или региональное ужесточение внешней политики России – все идет к усилению антагонистического настроя в отношениях между США и Россией», – констатирует эксперт. Дилеммы Никакое превосходство не может длиться стабильно вечно. Превосходства можно на какое-то время достичь, но чтобы достигать его постоянно – необходимо регулярно менять парадигму. В 1957 году советский Спутник стал катализатором для целой серии высокотехнологичных инициатив США – DARPA, «Аполлон», первые контракты в микроэлектронике, заложившие основу Кремниевой долины, наконец, реформа образования. В 1990-е годы развитый американский фондовый рынок спас идущий в глубокий кризис и теряющий военные заказы ОПК. Одновременно индустрия информационных технологий открыла второе дыхание развитию Вооруженных сил, открыв старт концепции сетецентрической вооруженной борьбы. 11 сентября 2001 года вывело спецслужбы США из сонного состояния и дало старт быстро разросшемуся разведывательному сообществу и компаниям индустрии национальной безопасности. Вопрос в том, существует ли сейчас нечто, что могло бы вывести важнейшее направление целой страны с тупикового пути. Какие неиспользованные внутренние резервы способны изменить парадигму США в наше время? Существуют ли новые идеи, которые могут изменить порядок вещей? Аналитиками «фабрик мысли» и научным сообществом рассматриваются несколько вариантов: Использовать интеллектуальные ресурсы союзников – Германии, Франции, Израиля, Италии и так далее, объединив усилия над совместными программами. Это позволит решить проблему технологического превосходства, но одновременно лишит США политической инициативы, превратив страну в великую, но не сверх-державу. Однако развитию такой инициативы глубокого научно-технического сотрудничества может помешать экспортное законодательство США, не позволяющее в таком объеме делиться современными технологиями. Сменить парадигму собственной внутренней политики – открытым текстом поставив новые задачи, как уже не раз было в XX веке. Столь радикальная мера потребует реформы науки, контрактной системы, принятия новых законодательных актов. Такая позиция позволит сохранить на некоторое время превосходство, но может оттолкнуть союзников и усилить противоречия в коалиции. Поскольку этот вариант невозможен без существенного увеличения бюджета, в настоящее время его реализация невозможна. Сохранить «статус кво», обнаружив себя через несколько лет страной с хорошими достижениями по всем направлениям, но ни в одном из них не являющейся лидером. Американская армия все также останется могущественной в мире, но не всесильной. Однажды они могут проснуться в мире с большим числом новых игроков – Франция, Израиль, Южная Корея, Тайвань, Индия, – каждый из которых на равных сможет конкурировать с США в своей области. В таком сложном мире придется учитывать интересы и договариваться со слишком многими. * * * Итог легенды о Голиафе общеизвестен. Молодой Давид, будущий царь Иудеи и Израиля, побеждает Голиафа в поединке с помощью пращи, а затем отрубает его голову. Победой Давида над Голиафом началось наступление израильских и иудейских войск, которые изгнали со своей земли филистимлян. Преимущество было на стороне физической силы, но победоносная история, самоуверенность и самолюбование противника не позволили им воспользоваться. [1] Важно не путать военную доктрину и стратегическую концепцию. Военная доктрина в целом представляет собой систему официальных взглядов и установок, определяющих направление военного строительства, подготовки страны и ее вооруженных сил к войне, способы и формы ее ведения. В ее рамках могут существовать и взаимодействовать различные стратегические концепции.  Илья Клабуков