• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы2220
      • Показать ещё
      Международные организации101
      • Показать ещё
      Разное294
      • Показать ещё
      Показатели31
      • Показать ещё
      Компании179
      • Показать ещё
      Издания41
      • Показать ещё
      Формат15
      Люди106
      • Показать ещё
Эритрея
21 июня, 17:36

Russia's Very Own A-10: Meet the Su-25 Frogfoot

Sebastien Roblin Security, Europe But is it as good?  With the dissolution of the Soviet Union, Su-25s were passed onto the air services of all the Soviet successor states. Those that didn’t use Su-25s in local wars—on both sides of the Nagorno-Karabakh conflict, for example—often exported them to countries that did. Frogfoots have seen action in the service of Macedonia (against Albanian rebels), Ethiopia (against Eritrea, with one shot down), Sudan (target: Darfur), and Georgia versus Abkhazian separatists that shot down several. And that list is not comprehensive. The Su-25 Frogfoot, known as the Grach or “Rook” by Russian pilots, is one of those aircraft that may not be at the cutting edge of technology, but still has seen widespread service around the world because it offers an effective and useful solution to the need to blast targets on the ground. As such, its obvious stablemate is the American A-10 Thunderbolt II attack plane. But while the U.S. Air Force wants to retire the A-10 starting in 2022, the Su-25 is undergoing extensive upgrades to keep with the times. Also unlike the Thunderbolt, it has been disseminated it all over the world and seen action in over a dozen wars, including in the air campaigns over Syria, Iraq and Ukraine. Not only has Russia had a lot of experience flying Su-25s in combat—it has shot several down as well. During World War II, Russia’s armored Il-2 Sturmovik attack planes, nicknamed “Flying Tanks,” were renowned for their ability to take a pounding while dishing it out to German Panzer divisions with bombs, rockets and cannon fire. Read full article

20 июня, 17:32

Russia's Deadly Su-27 Fighter: Everything You Need Know

Robert Farley Security, The plane that everyone is talking about... For such a remarkable aircraft, the Su-27 has seen relatively little combat. It has flown combat missions in several theaters across the world, although it has yet to serve in a sustained air superiority campaign. Flankers flew in some of the wars that characterized the disintegration of the Soviet Union, and have constituted the core of Russian airpower in the Wars of Russian Reconsolidation. Indeed, Su-27s have flown on both sides of the spasmodic conflict in Ukraine. Su-27s in Russian service also currently fly in Syria. In foreign service, the Su-27 has flown in the Angolan Civil War and the Ethiopia-Eritrea War, scoring its only air-to-air victories (over Eritrean MiG-29s) in the latter. To the West, most of the legendary Soviet aircraft of the Cold War came from the design bureau Mikoyan Gurevitch, which spawned such aircraft as the MiG-15 “Fagot,” MiG-21 “Fishbed,” MiG-25 “Foxbat” and MiG-29 “Fulcrum.” The single best Soviet fighter of the Cold War, however, was Sukhoi’s Su-27 “Flanker.” Intended both to defeat U.S. fighters over central Europe in a NATO-Warsaw Pact conflict and to patrol the airspace of the Soviet Union against U.S. bomber incursions, the Su-27 survived the end of the Cold War to become one of the world’s premier export fighters. Origins The Flanker emerged as part of the high part of the high-low fighter mix that both the United States and the Soviet Union adopted in the 1970s and 1980s. In the U.S. Air Force this manifested in the F-15 and F-16; in the U.S. Navy, the F-14 and F/A-18. The MiG-29 “Fulcrum” played the light role in the Soviet partnership. Read full article

Выбор редакции
20 июня, 03:38

UN council urges Eritrea and Djibouti to end border dispute

The U.N. Security Council urged Eritrea and Djibouti on Monday to resolve their border dispute peacefully following the withdrawal of peacekeeping troops from Qatar.

Выбор редакции
20 июня, 01:46

SC President (Bolivia) on the situation on Djibouti-Eritrea border- Media Stakeout (19 June 2017)

Statement to the media by H.E. Mr. Sacha Sergio Llorenty Solíz, Permanent Representative of the and president of the Security Council for the month of June, on the situation on the Djibouti-Eritrea border following the withdrawal of Qatari peacekeeping troops.

18 июня, 17:54

Why did Qatar leave the Djibouti-Eritrea border?

The renewed Djibouti-Eritrea border dispute is the first ripple effect of the Gulf crisis in Africa.

Выбор редакции
17 июня, 20:57

AU calls for calm amid Djibouti-Eritrea border tensions

African Union says it will send a 'fact-finding mission' to the countries as tensions between the neighbours mount.

Выбор редакции
17 июня, 19:15

Eritrea says Qatar has not explained ‘hasty’ withdrawal

Eritrea’s government says Qatar has not yet explained why it withdrew 450 peacekeeping troops from the East African nation’s contested border area with Djibouti.

Выбор редакции
17 июня, 15:00

African Union urges restraint in Djibouti-Eritrea border spat

ADDIS ABABA (Reuters) - The African Union urged Djibouti and Eritrea to remain calm and exercise restraint on Saturday after Djibouti accused its neighbor of occupying disputed territory along their border following the withdrawal of Qatari peacekeepers.

16 июня, 18:34

Джибути обвинило Эритрею в оккупации части своей территории

Восточноафриканское государство Джибути обвинило соседнюю Эритрею в оккупации спорной территории после вывода миротворческой миссии Катара, сообщает Reuters. Министр иностранных дел Джибути Махмуд Али Юсуф заявил, что подал жалобы на Эритрею в ООН и в Африканский союз. Миротворцы Катара находились на спорной территории Думерской горы и Думерских островов по требованию международного суда...

Выбор редакции
16 июня, 18:32

Djibouti accuses Eritrea of occupying disputed area

Official says Eritrean soldiers occupied moved contested border territory, days after Qatar pulled its peacekeepers out.

Выбор редакции
16 июня, 17:40

Djibouti says Eritrean soldiers occupy disputed area

Djibouti has lodged a formal complaint with the African Union accusing soldiers from neighboring Eritrea of occupying a contested mountainous area after Qatari peacekeepers left the region this week, an official said.

Выбор редакции
16 июня, 15:07

Djibouti accuses Eritrea of occupying disputed territory after Qatar withdrew peacekeepers

ADDIS ABABA (Reuters) - Djibouti accused neighboring Eritrea on Friday of occupying disputed territory along their border after Qatar withdrew its peacekeepers.

Выбор редакции
15 июня, 08:00

UN expert urges 'bold action' to address raft of human rights abuses in Eritrea

Actions against severe human rights abuses meted out to Eritrean citizens must not be delayed, a United Nations rights expert has warned in a new report to the Geneva-based UN Human Rights Council.

14 июня, 17:08

Катар вывел войска из Джибути

МИД Катара сообщил о выводе “миротворческого контингента”, размещенного на границе Эритреи и Джибути.

Выбор редакции
Выбор редакции
14 июня, 11:44

Qatar withdraws troops from Djibouti-Eritrea border mission

DOHA (Reuters) - Qatar has withdrawn its troops from the border between Djibouti and Eritrea, where the Gulf state has been acting as mediator in a border dispute, the Qatari Foreign Ministry said on Wednesday.

14 июня, 10:34

Qatar pulls all its troops from Djibouti-Eritrea border

Qatar said Wednesday it has pulled all of its troops from the border of Djibouti and Eritrea, east African nations that have a long-running territorial dispute which Doha had helped mediate.

12 июня, 21:06

Immigration Charity at Work, by Bryan Caplan

I'm still looking for cost-effective ways to promote freer immigration.  But one EconLog reader, who prefers to be known solely as "Isaac," is forging ahead with the best tools he's got.  Reprinted with Isaac's permission...Bryan: Based entirely on following your blog and watching videos of your debates, I became an open borders supporter and keenly concerned with the plight of third-worlders being forcibly prevented from moving to the first world.  As a Chicago-based attorney and law firm owner, I realized that I could help by taking an asylum case pro bono. I received training and support from the NIJC, and represented a woman from Eritrea that was detained since last winter in a county detention center in Southern Illinois. She was tortured and imprisoned for reporting her superior officer for groping her and preventing her from seeing her family, and this was after being forced to serve in the national service for 7 years (i.e. indefinite forced labor). I'm so glad she was able to escape. I'm overjoyed to report that I very recently convinced an immigration judge to grant her asylum. She was released immediately and, as we speak, is journeying to Austin, Texas with the help of a refugee not-for-profit. I seriously doubt I would have had the energy or inclination to take on such a case, pro bono, without coming in contact with your writings and philosophy. Thanks for unwittingly convincing me to do so! Best, Isaac (4 COMMENTS)

31 мая, 10:54

Ебут норвеги своих детей. И не вздумай пожаловаться. Хуже будет - национальная традиция.

Исповедь Человека, попавшего в западный "рай" - "...Сегодня, это случилось с нами, с безмозглыми эмигрантами, рванувшими за безплатной колбасой... Завтра, терпилами станете Вы."ЮЮ = SS. Обыкновенный еврофашизм...Русская женщина переехала жить в Норвегию и рассказала жуткие подробностиЯ жила в Москве со своим 7-летним сыном, тогда, в 2005 году я познакомилась с парнем из Норвегии, который в будущем стал моим мужем. Мы сразу же переехали к нему в поселение Аурског-Хёкланд в деревню Аурског.Я грезила мечтами о красивой жизни в Европе, но еще не знала что буквально 50 лет назад Норвегия была развита примерно также как страны Центральной Африки.В далеком 1905 Норвегия добилась независимости от Дании и Швеции. Эта страна всегда была, да и сейчас есть «рабом». Причем они никогда не видели своего хозяина, а просто платили дань. Культуры не развивалась, образования не было. Граждане говорили то на датском, то на шведском, в итоге даже сейчас у них нет государственного языка. В каждом районе есть свой диалект, а врезультате смешания двух языков образовался национальный язык — букмол.Можно было бы сказать, что это страна только сейчас формируется, если бы не шел встречный процесс. Норвежское общество стремительно морально деградирует, копируя американские законы и порядки.Нефть нашли в море 50 лет назад. Ясно, что страна, у которой отсутствовали наука и культура, не могла обладать технологиями добычи нефти из моря — Норвегия воспользовалась иностранной научно-технологической помощью.Всё это я узнала потом. Когда я покидала Россию, я знала только то, что в Норвегии — самый высокий в мире уровень жизни.Несмотря на то, что я закончила факультет журналистики МГУ и являюсь кандидатом филологических наук, Норвегия не признала моё образование.Мне предложили работать учительницей в соседней с нашей Фет-коммуне в сельской школе нового типа — по прогрессивному датскому образцу под названием «Риддерсанд», что в переводе означает «школа рыцарей». В сравнении с нашей российской системой все норвежские школьные госпрограммы выглядят как, по сути, для умственно отсталых. С 1-го по 7-й классы — там начальная школа. Задача государственной программы — выучить алфавит до 13 лет и научить детей считать — читать ценники в магазинах.Вслух в классе читать нельзя, потому что «стыдно». Специальный учитель выводит ребенка в коридор, и только там, чтобы не позорить «малыша», слушает, как он читает. Учитель имеет право разобрать с детьми два примера по математике в день, если дети не усвоят материал, то через три дня еще раз пытается им объяснить пройденное. Домашнее задание на неделю — пять слов по-английски или восемь, на усмотрение ребенка.Норвежская школа — это пример полной деградации образования. Литературы нет, истории нет, физики нет, химии нет, естествознания нет. Есть природоведение, называется «обзор». Дети окружающий мир изучают в общих чертах. Они знают, что Вторая мировая война была. Все остальные подробности — это насилие над ребенком и его психикой.Самая богатая страна мира не кормит детей в школе и в детском саду. Вернее, кормят некой бурдой под названием «томатный суп» из пакета один раз в неделю. Это именно так, в детских садах как государственных, так и частных, — еда только раз в неделю!Мой старший сын учился в России в обычной школе. Поэтому в Норвегии он стал вундеркиндом. До 7-го класса он не учил ничего — там не надо учить. В школах висят объявления: «Если родители попросят тебя сделать уроки — позвони. Мы поможем освободить тебя от таких родителей».Единственным способом тренировки памяти сына стало пианино. Я говорила: «Только пикни где-нибудь, что у тебя такая требовательная мама…»Несчастье случилось через шесть лет моего пребывания в Норвегии. Я ничего не знала об их системе «Барневарн».Я жила своими заботами: работа, дом, семья… Жила, мало вникая в государственное устройство страны, в которую переселилась. У кого-то, я слышала, отбирали детей, но я же была нормальной матерью.Я развелась с мужем через три года совместной жизни, после рождения второго сына. Это был конфликт культур. Мне сейчас говорят: «Зато там в каждом деревенском доме есть унитаз и душевая кабина». Да, — отвечаю я на это, — но при этом норвежцы по привычке ходят мочиться за дом.Три года я с детьми прожила одна. Взяла кредит в банке, купила квартиру, наладила нормальную жизнь, никогда не была социальным клиентом: работала, уделяла достаточное время детям. Дети были только со мной. Поскольку папа обижал сына от первого брака, я поставила вопрос, что не будет никаких свиданий.С маленьким по закону он был обязан встречаться. Я держалась, как могла, чтобы ребёнок у отца не ночевал — была угроза избиения. Но детский сад, иные госструктуры давили на меня, чтобы я отдавала ребёнка. Поэтому маленький сын оставался у отца сначала по два часа в субботу или воскресенье. Но последний раз провёл у него почти неделю — ребёнок был с температурой, когда он его увез в тридцатиградусный мороз к родственникам в Тронхейм.В 2011 году, седьмого марта я пошла в полицию поселка Бьоркеланген (Bjorlelangen), потому что мой маленький мальчик рассказал, что тети и дяди, родственники его папы, делали ему больно в ротик и в попочку. Рассказал о вещах, в которые я не могла поначалу поверить.Есть в Норвегии некая народная традиция, увязанная на интиме с детками: с мальчиками и девочками, — учиняемая кровными родственниками, с последующей передачей их соседям. Поверить в этот бред или ад — я поначалу не могла. Я написала заявление в полицию. Восьмого марта нас пригласили в службу опеки детей Барневарн. Допрос длился шесть часов. Была только я и мои двое детей.У них есть образцово-показательная система защиты детей, созданная для вида, что они борются с инцестом. Потом я поняла, что центры Барневарн, имеющиеся в каждой деревне, нужны только для того, чтобы выявить проговорившегося ребенка и недовольную мать или отца и изолировать их, наказать.Из газет я узнала про случай, когда девочку, семи или восьми лет, суд приговорил оплатить судебные издержки и выплатить компенсацию насильнику на содержание его в тюрьме. В Норвегии все повернуто с ног на голову. Педофилия, по сути, не является преступлением.Восьмого марта 2011 года у меня изъяли первый раз двоих детей. Изъятие происходит так: ребёнок не возвращается из детского сада или из школы, то есть практически крадется у вас, исчезает. Это потому, что его прячут от вас на секретном адресе.В тот день мне сказали: «Вы понимаете, такая ситуация, вы рассказываете о насилии над ребенком. Нам нужно, чтобы вас освидетельствовал врач и сказал, что вы здоровы». Я не отказывалась. Поликлиника была в десяти минутах езды на машине. Меня в неё посадила сотрудница Барневарн, сказав: «Мы вам поможем, поиграем с вашими детьми». Дети остались не где-нибудь, а в службе защиты детей. Сейчас я понимаю, это было неправомерно. Когда я доехала до поликлиники, старший сын Саша, ему было тогда 13 лет, позвонил и сказал: «Мама, нас увозят в приемную семью».Я была на расстоянии десяти километров от детей, которых увозили на секретный адрес. По местному закону, детей изымают без предъявления каких бы то ни было бумаг. Единственное, что я могла, — взять себя в руки. Плакать в Норвегии запрещено, это расценивается как болезнь, и Барневарн к тебе может применить принудительную психиатрию.Оказывается, в Норвегии есть государственный план, квота на изъятие детей у родителей. Органы опеки даже соревнуются по его выполнению — это своего рода госсоревнование. Графики, диаграммы публикуются каждый квартал — сколько детей в каком районе отобрали.Недавно ко мне попал документ — отчёт шведов. Это доклад о случаях изъятия детей из семей в Швеции и соседних Скандинавских странах. Речь идет о странном феномене. В этом докладе говорится, что в Швеции у родителей изъято 300000 детей. То есть речь идет о целом украденном у кровных родителей поколении. Ученые, криминологи, юристы, адвокаты — люди с традиционными ценностями, которые еще помнят, что семья в Швеции была, — недоумевают. Они говорят, что происходит что-то странное. Идёт государственный погром семей.Специалисты называют цифру — 10 000 крон (это примерно 1000 евро) в день. Такую сумму получает новая семья за одного приёмного ребенка, причем, любого. Отдельный агент организации Барневарн получает из госбюджета огромную премию за разорение родового гнезда, за кражу потомства. Так происходит во всех скандинавских странах.Причем, приёмный родитель может выбрать детей, как на рынке. Например, вам понравилась вот та русская, голубоглазая девочка, и вы именно ее хотите взять в приёмыши. Тогда вам достаточно только позвонить в Барневарн и сказать: «Я готов, у меня есть небольшая комната для приемыша…» И называете имя. Вам именно его тут же доставят. То есть сначала находится «наёмная» семья, а уже потом у кровных родителей изымается «под заказ» ребёнок.Правозащитники Норвегии пытаются бороться со всесильной карательной системой Барневарн. Они всерьез считают, что это коррупционная система по торговле детьми. 3 мая пострадавшие от Барневарн в Норвегии организовали митинг протеста против насильственного разлучения государством родителей и детей в Норвегии. В плане краж детей у родителей Норвегия впереди планеты всей, здесь разлучение детей с родителями — это государственный проект.Заголовок в норвежской газете: «Одна пятая детей в Норвегии уже спасена от родителей». Одна пятая — это, к слову, от одного миллиона всех детей в этом государстве — почти двести тысяч «спасённых» и живущих теперь не дома с мамой, а в приютах.Пособие приюту на ребёнка в Норвегии составляет примерно двенадцать миллионов рублей в год. А если вы ребёнка делаете инвалидом, вы получаете еще больше пособий и дотаций. Чем больше травм, тем выгоднее приюту, который является ничем иным, как тюрьмой семейного типа.Согласно статистике, опубликованной в газетах Норвегии, из каждых десяти новорожденных детей, только два ребенка рожают норвежцы, а восемь из этих десяти рождается у мигрантов. Мигранты дают здоровое население Норвегии, потому что у них близкородственные браки не практикуются.Больше всего в Барневарн попало детей, рожденных на территории Норвегии от русских. То есть русских детей отбирают в первую очередь. Практически все дети, рожденные от одного или двух русских родителей, ставятся на учет в Барневарн и состоят в группе риска. Они претенденты «номер один» на отбирание.Что могут сделать родители, если их ребенка отнимают?Чуть ли не каждый месяц в Норвегии кончает жизнь самоубийством одна российская женщина. Потому что когда к вам приходят и отбирают у вас детей, вы безоружны, вы — один на один с Системой. Вам говорят: «Ты делаешь омлет не по норвежскому рецепту. Ты заставляешь ребенка мыть руки. Ты хромаешь, не можешь сидеть с ребенком в песочнице. Значит, ты — плохая мать, ребенка мы отбираем!».Система защиты детей в Норвегии построена на презумпции виновности родителей. Родитель виновен заведомо. На родителей вываливается море лжи. Начинается все с простого утверждения: «Вы хотите уехать в Россию». И вы не можете этого опровергнуть, ведь у вас есть родственники в России. Или: «Вы хотите убить своих детей». Это потому, что русские в сердцах говорят: «Я тебя убью!»Вас постоянно ставят в ситуацию, когда вы должны оправдываться. И вы понимаете, что оправдаться невозможно. Одному вам не остановить норвежскую государственную машину, построенную на баснословных премиях адвокатам, сотрудникам опеки, судьям, психологам, психиатрам, приемным родителям, экспертам и прочим… Премии выдаются за каждого изъятого голубоглазого малыша. У вас нет шансов спасти своего сына или дочь от норвежского приюта, увы. Я прошла все инстанции норвежских судов. Всё схвачено, везде коррупция. Дети — это товар. Их не возвращают.Все материалы русской прессы о моих детях переводились адвокатом Барневарн и использовались в качестве обвинения на суде. «Она сумасшедшая, она защищает своего ребенка в прессе!» На Западе нет свободы прессы в отношении детей. Апеллировать к обществу невозможно. Там действует закон о конфиденциальности, который активно проталкивается сейчас и в России.Как работает этот механизм?Министерство по делам детей в Норвегии называется «буквально» чуть ли ни Министерством по делам детей и равноправию всех форм сексуального разнообразия. Сексуальные меньшинства в Норвегии — это уже совсем не меньшинства. Натуралы — это меньшинство… Имеющиеся в свободном доступе материалы социологов свидетельствуют: к 2050 году Норвегия будет на девяносто процентов гомо-страной. Что понимается под «гомо», нам трудно себе представить. Говорят, что наше российское представление о «геях» и «лесбиянках» — это прошлый век.На Западе легализовано как минимум тридцать видов нетрадиционного брака. Самая «передовая» в этом плане страна — Норвегия, там «мужчина» и «женщина» — это отживающие понятия. И не случайно в Норвегии нет возможности защитить ребёнка, рожденного в натуральной семье.Казалось бы, вас это не касается. Вы говорите себе: «Пусть они делают, что хотят! При чем тут я и мои дети?»Я тоже когда-то так рассуждала, ибо пребывала в полном неведении относительно того, что во всей Европе введены сексуальные стандарты, которые регламентируют воспитание детей в определенном ключе. Этот регламент обязателен для всех стран, подписавших соответствующую конвенцию, принятие которой активно лоббируется сейчас в России. Там прямым текстом говорится, что родители совместно с медиками и детсадовскими работниками обязаны учить крохотных детей «разным видам любви».А специальный раздел этого общеевропейского сексстандарта сообщает, почему учить европейских детей мастурбации родители и сотрудники детсадов обязаны строго до четырех лет и никак не позже. Для нас, пещерных россиян, это очень полезная информация. На стр. 46 упомянутого документа указывается, что новорожденный должен осознать свою «гендерную идентичность». Приказным секспросветом уже в час рождения ваш ребенок обязан определиться, кто он: гей, лесбиянка, бисексуал, трансвестит или трассексуал.А так как из равноправия гендеров понятия «мужчина» и «женщина» исключены, то вывод делайте сами. Если ваш ребенок все же не выберет «гендер», то ему в этом помогут всемогущая норвежская Барневарн или финская Ластенсуоелу, немецкий Югендамт и т.д.Норвегия чуть ли не одна из первых в мире стран создала научно-исследовательский институт при Осло-Университете, который изучает суициды детей от 0 до 7 лет. На взгляд обывателя, очень странно. Как же новорожденный ребёнок может покончить с собой? А на взгляд местной Барневарн это естественно. Если дети после садистских оргий действительно погибают, то тогда официально это можно списать на «суицид».У меня отобрали детей второй раз 30 мая 2011 года. В дверь позвонили два полицейских и два сотрудника Барневарн. Я открыла дверь на цепочку, выглянула. У всех полицейских чуть ли не револьверы, приехал даже сам начальник полиции Бьорклангена и говорит:«Мы пришли забрать ваших детей». Я звоню адвокату, она говорит: «Да, по законам Норвегии вы обязаны их отдать. Если вы окажете сопротивление, детей всё равно заберут, но вы их не увидите больше никогда.Вы должны отдать детей, а завтра они вам объяснят, в чём дело…»Детей забрали сразу, даже не дали переодеться, и при этом не показали мне никакой бумаги, никакого постановления. После процедуры изъятия я пребывала в состоянии шока: теперь я должна была доказывать, что я — хорошая мать.В норвежских газетах описали случай: одного мальчика, которого забрали у матери в детском возрасте, насиловали во всех приютах. Он дожил до 18 лет, купил ружье, пришёл «домой» и расстрелял приемных родителей.Другого норвежского мальчика забрали — он плакал, хотел к маме. Врачи сказали — это паранойя. Его закормили лекарствами и сделали из него овощ. После криков прессы его отдали обратно маме в инвалидном кресле. Он уже не мог говорить, похудел на 13-15 кг. Это была дистрофия, произошли необратимые процессы.После единственного свидания со мной мой старший мальчик сказал, что он написал письмо в русское консульство: «Я умру, но я все равно убегу из Норвегии. Я не буду жить в концлагере». И он сам сумел организовать свой побег. По интернету он связался с поляком Кшиштофом Рутковским, которому уже удалось спасти польскую девочку из норвежского приюта.Поляк позвонил мне в самый последний момент, когда всё было подготовлено, и сказал: «Если я вывезу вашего сына без вас, — это будет киднепинг, кража чужого ребенка, а если с вами, то я просто помогаю семье». Мне было тяжело решиться, но выбор был страшный: погибнуть всем троим в Норвегии или спасти хотя бы себя и старшего сына… Не дай Бог, никому испытать такое!В Польше мы пробыли три месяца. Кровная мать только в России имеет принадлежность к своим детям, является субъектом семейного права. В Европе — нигде. Мой ребенок сначала получил норвежскую приемную мать. Потом нас остановили по запросу якобы «другой» официальной норвежской мамы. В запросе значилось: «Некая тетя — то есть я — выкрала ребенка с территории Норвегии». Тогда Польша, по законам Европы, предоставила моему ребенку польскую приёмную мать.А чтобы взять ребенка из Польши в Россию, моя мама — то есть бабушка моего сына, стала российской приемной матерью. Таким образом, состоялся обмен между польской и российской приемными матерями. Вот вам норвежский родитель номер один, польский родитель номер два и российский родитель номер три. Родная мать в Европе не в счет.Вот ситуация: Ирина С. восемнадцать лет прожила в Англии. У неё там был друг. Родилась дочка. Однажды Ирина случайно узнала, что ее сожитель — член садомазохистского клуба. Девочка ее смотрит телевизор — показывают местного гонщика. Дочка говорит: «Мама, а этот дядя приходил ко мне играть в доктора. О! А эта тетя со мной играла в ванной…»Представляете, когда тебе твой ребенок говорит такое?..Ирина пошла к английскому детскому психологу, а тот ей сказал:«Дорогая, вы — отстой, вы — вчерашний день. Это не извращения, это креативный секс для элиты».Она заткнулась и потихонечку стала собирать вещи, готовить свое отступление в Россию. Мудрая женщина…Сначала в Норвегии были легализованы однополые браки. Потом легализовано усыновление детей однополыми родителями. Там священники — женщины и мужчины — открыто заявляют о своей нетрадиционной ориентации. А сейчас там появились смельчаки среди однополых, которые ставят вопрос о праве венчаться с детьми, жениться на детях.Если мы, традиционные родители, как овощи, будем сидеть и ждать, то мы проиграем эту битву с однополыми или с иными гендерами за наших с вами родных детей. Сегодня зоной эксперимента являются Северная Европа, Германия плюс США и бывшие британские колонии: Канада, Австралия, Новая Зеландия — это «горячие точки», откуда я получаю сигналы «SOS» от русских матерей. Это первые всполохи войны за священный образ традиционной русской семьи.Мысль о необходимости открытого сопротивления давала мне возможность не сломаться, не сойти с ума, там, в Норвегии.Каждый из родителей в России должен понимать. За последние 30 лет структуры, заинтересованные в торговле детьми, занятые перераспределением демографических масс, узаконили положение, что родитель и ребенок — это вовсе не одно целое. Теперь дети принадлежат некоему абстрактному обществу или государству. Мало того, по Гаагской конвенции о краже детей 1980 года, которую Россия подписала в 2011 году, дети принадлежат территории, на которой проживали последние три месяца.Философию этих нелюдей отчасти раскрывает проект правящей в Норвегии Рабочей партии, о котором я только недавно прочла в норвежских СМИ. Лисбаккен, министр по делам детей, не стесняясь, говорит:«Я — гомосексуалист. Я хочу, чтобы все дети страны были такими, как я».Он инициировал государственную программу провести эксперимент: в детских садах была изъята вся литература типа «Золушки», все сказки Братьев Гримм.Вместо них была написана другая литература, половая — «щён литератюр» по типу «Король и король» или «Дети-геи». Там, например, принц влюбляется в короля или принца, девушка-принцесса мечтает жениться на королеве. По закону детям уже в детском саду на горшках воспитатели обязаны читать такие сказки и показывать картинки.Был такой случай. Русские туристы поехали в Новую Зеландию с краткосрочной визой, например, 7-дневной, — мама, папа и ребенок. Родители то ли крикнули на ребенка, то ли ребенок громко плакал — из кафе или отеля позвонили в службу защиты детей. Приехал наряд «спасателей», и ребенка изъяли, «спасли» от «родителей-садистов». Российские дипломаты боролись больше года за то, чтобы ребенок мог иметь свидания со своими биологическими родителями.Я сама уже два года сражаюсь за право получить свидание с младшим сыном. Брейвик, расстрелявший 80 человек, имеет право звонить каждый день своим родственникам. Приговоренные к смертной казни во всем мире имеют право на переписку и на звонок, а мать не имеет возможности даже поговорить со своим ребенком!Кстати, Брейвик «спасал» Норвегию от этой правящей парии «Арбайт парти», а объявили, что он ненавидит мусульман. Брейвик в четыре года был изнасилован норвежской матерью. Его «Барневарн» отобрала и пустила «по этапу». Каждая семья попробовала его «на вкус». Потом девять лет юноша готовил свою акцию. Думаю, его сейчас изолировали и сказали:«Мы тебе дворец построим, всё, что угодно, только молчи на эту тему!».Этот аспект постепенно всплывает в СМИ. Шведские журналисты уже раскопали эту историю.Каждые пять лет Барневарн делает отчет по мигрантам, чьих детей больше всего в Барневарн. Топ-лист возглавляет Афганистан, потом Эритрея, потом Ирак. Из белых детей Россия на первом месте, в общем списке стран — на четвертом.Кровные родители получают от государства разрешение на свидания с украденными детьми — по 2 часа один раз в полгода. Это максимум. Сейчас мой старший сын, который сбежал в Россию, виртуально обязан находиться в их детском доме, как собственность норвежского бифолкнинга (населения), до 23-х лет.Речь надо вести не о педофилии как таковой. Это другой феномен. В одной только Норвегии 19 000 негосударственных обществ по перепрофилированию детей из «древних» (мужчина, женщина) в иные нетрадиционные гендеры.Ребенок принудительно развивается в определенной нетрадиционной гендерной категории. То, что рассказывал мой кроха-сын, это уже не примитивная педофилия, а некий «организованный» тренинг, нацеленный на иную ориентацию.И пока все рассуждают, верить или не верить, уже появилось целое поколение родителей, которым приходится с этим ужасом жить.Всё это в современной Европе преподносится как вид толерантности. Мол, дети якобы имеют право на сексуальные предпочтения с нуля лет, имеют право на секс-разнообразие. Против нас с вами, против родителей и детей, орудует хорошо организованная преступная мировая сеть. И, похоже, наступило время, чтобы признать это честно и открыто и начать в каждом райотделе российской полиции и по всей ее вертикали вводить спецподразделения по противодействию этим международным группировкам демографического бандитизма.Я призывала людей на марше «Защиты детей» разглядеть за красивой маской западной «ювенальной юстиции», которая преподносится нам под видом якобы «спасения детей от родителей-алкоголиков», — глобальный эксперимент по смене гендера у наших детей. Чудовищный эксперимент, который почти тридцать лет уже идет по всей Европе.Там, в Европе, да и в Канаде, и в США, в Австралии и Новой Зеландии, повсюду за пределами России — родительство раздавлено и разобщено. Родительство, как связь родителей с ребенком, планомерно уничтожается. Цифры изъятых детей — 200 тысяч в Норвегии, 300 тысяч в Швеции, 250 тысяч в Финляндии, в Германии — это украденное поколение.Более ста российских семей сегодня стоят на коленях вокруг России и кричат:«Мы — гости из вашего будущего. У нас украли на Западе наших детей. Смотрите на наше горе и учитесь. Проснитесь, остановите чуму третьего тысячелетия. Поставьте железный занавес толерантности к извращениям. Выдавите эту нечисть за пределы России!».

Выбор редакции
28 мая, 12:03

Солдат Дуче против Негуса

Алексей ЖАРОВ. Любой стране нужны национальные герои. Это, как правило, люди, которые боролись за то, чтобы она возникла. Но что делать, если национальные герои твоей страны - фашисты? В прямом смысле. Нет, не нацисты, а именно люди призыва Муссолини. В наше время не очень-то удобный бэкграунд. Но президент Эритреи Исайяс Афеверки так не считает. И смело чтит чернорубашечника по имени Хамид Идрис Авате. Сегодня ровно 55 лет, как его не стало.