• Теги
    • избранные теги
    • Люди1160
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1033
      • Показать ещё
      Разное914
      • Показать ещё
      Издания49
      • Показать ещё
      Формат43
      Компании217
      • Показать ещё
      Международные организации120
      • Показать ещё
      Сферы26
      • Показать ещё
      Показатели50
      • Показать ещё
Евгений Примаков
Евгений Примаков
Кто такой Евгений Максимович Примаков, объяснять не нужно. Напомним, что Демидовский лауреат 2012 года — один из самых не только известных, но и самых уважаемых политиков, к которому с огромным почтением относится и большинство коллег, и россиян в целом. Один факт. Его отставка 12 мая 1999 года с по ...
Кто такой Евгений Максимович Примаков, объяснять не нужно. Напомним, что Демидовский лауреат 2012 года — один из самых не только известных, но и самых уважаемых политиков, к которому с огромным почтением относится и большинство коллег, и россиян в целом. Один факт. Его отставка 12 мая 1999 года с поста председателя правительства РФ, где Примаков проработал всего несколько месяцев, была встречена населением резко негативно: 81 % опрошенных фондом «Общественное мнение» заявили, что ее не одобряют. При этом большинство выразили мнение, что правительству Примакова удалось добиться экономической и политической стабилизации в России. Эффективно решать самые головоломные государственные задачи (разумеется, в рамках «искусства возможного»), сохраняя достоинство и страны, и свое персональное, — так, похоже, можно определить политическое кредо Евгения Максимовича. Подтверждений тому множество. Вспомним хотя бы легендарный разворот его самолета над океаном по пути в США, когда в Вашингтоне приняли решение о бомбардировках Югославии. Бомбардировки не были сорваны, но отношение к ним и России, и Примакова лично навсегда осталось в истории. А прежде было его особое мнение, единственное в Политбюро ЦК КПСС, по поводу горбачевской антиалкогольной кампании, принесшей огромный урон здоровью населения и экономике страны; потом — отказ от генеральского звания при вступлении в должность зам. председателя КГБ СССР (мотивировка — невоенный не может быть генералом); в 2011 — добровольная отставка с поста президента Торгово-промышленной палаты России (причина — два срока на таком посту вполне достаточны). Перечень примеров можно продолжить. Но Евгений Максимович еще и крупный публицист, глубокий ученый, за что, собственно, и удостоен научной Демидовской премии, конкретно — за выдающиеся достижения в области теории и практики международных отношений. Он автор множества научных публикаций, в том числе 11 монографий, переизданных на 14 языках, в разное время возглавлял Институт востоковедения и Институт мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Академии наук, почетный доктор Дипломатической академии МИД. Кроме того, Примаков — лауреат национальной журналистской премии «Золотое перо России» за книги и статьи для широкого читателя, в которых увлекательно описаны страницы его богатейшей биографии, компактно и доступно изложены его взгляды на самые сложные проблемы мироустройства и обустройства России. Сегодня Евгений Максимович продолжает активную научную, политическую и журналистскую работу. В 2012 году он избран председателем Совета директоров ОАО «РТИ», является руководителем Центра ситуационного анализа РАН, а также президентом, председателем правления дискуссионного «Меркурий-клуба».
Развернуть описание Свернуть описание
17 января, 12:19

Мнение. Торкунов: как готовят дипломатов к возможной вербовке

В понедельник в СМИ появилась история об одном из методов вербовки американскими спецслужбами. Этот пример теперь войдет в учебники как хрестоматийный. Факт, в котором шла речь о такой почитаемой фигуре как Евгений Примаков, российский дипломат и ректор МГИМО МИД России Анатолий Торкунов в беседе с ведущей программы "Мнение" Эвелиной Закамской назвал возмутительным.

16 января, 20:40

Лекарство для Примакова: в США пытались завербовать российского дипломата

Спецслужбы США пытались завербовать российского дипломата. Все произошло несколько лет назад, когда он покупал лекарство для экс-премьера Евгения Примакова. Процедура была официальной и проводилась через практикующего американского врача. Но ее грубо прервали.

16 января, 14:49

Захарова: в США российского дипломата пытались завербовать в аптеке

Спецслужбы США пытались завербовать российского дипломата, когда он покупал в аптеке лекарство для бывшего премьер-министра России Евгения Примакова. Об этом в эфире телеканала "Россия 1" рассказала официальный представитель МИД Мария Захарова. Она рассказала, что для лечения Примакова было необходимо приобрести лекарство, продававшееся в США. С этой целью одному из дипломатов были переведены около десяти тысяч долларов и необходимые справки с рецептами. Когда он пришел в аптеку, к нему подошли сотрудники спецслужб и сопроводили в подвал магазина. Ход беседы был больше похож на попытку вербовки, чем на «адекватный разговор». Захарова добавила, что дипломата пытались «запугивать», обвиняя в незаконном обороте медикаментов. В результате препарат у сотрудника изъяли и деньги за него не вернули. Представитель МИД уточнила, что после координации с Госдепом США ситуация была урегулирована, однако время было упущено, отмечает НСН. Экс-премьер-министр России Евгений Примаков скончался летом 2015 года на 86-м году жизни в Москве после продолжительной болезни. Известный политический и государственный деятель был похоронен на Новодевичьем кладбище.

16 января, 12:53

Шпионские игры: почему спецслужбы США не смогли завербовать российского дипломата

Спецслужбы США пытались завербовать российского дипломата, который покупал лекарство для бывшего главы правительства РФ Евгения Примакова, рассказала официальный представитель МИД Мария Захарова.

16 января, 06:42

Захарова рассказала о попытке вербовки российского дипломата в США

Как утверждает спикер МИД РФ, американские спецслужбы пытались завербовать российского дипломата, приехавшего в США для того, чтобы купить лекарство для бывшего премьер-министра Евгения Примакова.

16 января, 01:39

Захарова: США задерживали дипломата с лекарствами для Примакова

Официальный представитель МИД России Мария Захарова рассказала о том, как США задержали и пытались шантажировать российского дипломата, который покупал лекарства для лечения экс-премьера России Евгения Примакова. Данная информация обнародована впервые. Захарова рассказала, что необходимое Примакову лекарство продавалось только в США, передает ТАСС со ссылкой на телеканал «Россия-1». Из России перевели около 10 тыс. долларов, лекарство официально приобреталось одним из российских дипломатов, оформив соответствующие бумаги. Но в аптеке спецслужбы США задержали дипломата, после чего незаконно удерживали его в течение часа, пытались завербовать, шантажируя и обвиняя в незаконной торговле лекарствами. В результате дипломата выслали из США. Лекарства и деньги изъяли «и не вернули до сих пор». По словам Захаровой, после того, как МИД обратился в Госдеп, госсекретарь США Джон Керри сделал все, чтобы нужное лекарство скорее было доставлено в Россию. «Но время было потеряно», - констатировала Захарова. Евгений Примаков скончался на 86-м году жизни 26 июня 2015 года.

14 января, 15:47

Как убивали армян и русских в Баку в январе 1990 года (Видео)

В эти январские дни во всем мире армяне вспоминают жертв погромов и расправ, учиненных над армянами, в результате которых Азербайджан был полностью очищен от армян. Ровно 27 лет назад - 13 января 1990 года, в столице Азербайджанской-сср начались массовые погромы коренного армянского населения. Несколько тысяч озверелых сторонников Народного фронта Азербайджана, рвавшегося к власти, устроили массовые погромы в Баку по национальному признаку. Беспорядки на этнической почве в Баку сопровождались массовым насилием в отношении армянского населения, грабежами, убийствами, поджогами и уничтожением имущества. Лозунги "Слава героям Сумгаита!", "Да здравствует Баку без армян!" были самыми популярными и востребованными стимуляторами агрессии. Точное число жертв армянских погромов, организованных в Баку, еще не установлено. По мнению ряда исследователей, это число превышает 400. Исследование произошедших в Баку событий усложняется также распространением беженцев по всей территории бывшего СССР и трудностью опроса всех пострадавших. Как и в случае с Сумгаитом, советское руководство вновь оказалось не в состоянии остановить армянскую резню. Более того, 17 января в Азербайджане транслировали репортаж с многотысячного митинга в Баку, на котором выступил председатель Совета Союза ВС СССР (так называлась одна из палат советского парламента, занимавшаяся также вопросами национальностей) Евгений Примаков. Он не только не осудил все еще продолжающуюся бойню, но и пообещал варварам предпринять решительные меры по выполнению Указа Президиума ВС СССР о введении чрезвычайного положения в Карабахе. Руководствуясь указом о вводе в Баку чрезвычайного положения в ночь с 19 на 20 января 1990 года, Советская армия все же ввела войска в Баку. После этого армянские погромы прекратились. В результате штурма города войсками погибло 134 и было ранено более 700 мирных жителей Баку, в основном азербайджанцы, и погибло не менее 20 советских солдат. На масштаб и организованность бойни указывают многочисленные сложности, которые преодолевала Советская армия при своем запоздалом вступлении в город. Вот как вспоминает продвижение министр обороны СССР маршал Дмитрий Язов: "Стреляли в городе буквально из каждого окна, поэтому я приказал не открывать люков и не высовываться. В Сальянских казармах, например, снайперы сразу же положили шесть человек. Пришлось врезать по чердаку, откуда стреляли, из БМП. Артиллерийским огнем ответили и на обстрел наших кораблей, которые эвакуировали семьи моряков Каспийской флотилии. Еще был эпизод, когда поймали наших солдат и на кладбище привязали их проволокой к крестам. Расправиться не успели только потому, что подоспела помощь" ("Итоги" 15.04.2010). Из воспоминаний командира 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии генерала Александра Лебедя: "Неуправляемые процессы тем временем росли и ширились, и межнациональный конфликт все более и более приобретал очертания войны со всеми ее атрибутами. Этот пожар подспудно тлел, наконец пламень вырвался наружу, произошло это 12 января 1990 г.". А вот как в советской прессе освещались события тех дней. "Мы еще содрогнемся от подробностей погромов армян в столице Азербайджана, когда заговорят документы, - резни, устроенной молодчиками, выдававшими себя за Народный фронт. Еще станет известно, как и почему ситуация вышла из-под контроля... Еще мы прочтем о том, как бывший первый секретарь ЦК Компартии республики будто нарочно выжидал в дни, когда каждая минута множила число жертв... Еще узнаем на каком-нибудь очередном съезде народных депутатов подробности осады города войсками..." ("Огонек" № 6, 1990). "Экстремисты прекрасно организованы... В конце прошлого года жилищные конторы по всему городу Баку потребовали всех заполнить анкеты, якобы для получения талонов на продукты. В анкетах нужно было указать и национальность. Когда начались погромы, в руках экстремистов оказались точные адреса: где живут армяне, где русские, где смешанные браки и так далее. Это была продуманная националистическая акция" ("Учительская газета" № 5, 1990). Пресса также вспоминает и подчеркивает, что жертвами убийц и погромщиков в "интернациональном городе" стали в те дни не только армяне, но и представители других национальностей - прежде всего русские. Вот как описываются события тех дней в проекте "Белая книга памяти": "Из всех кавказских республик (не считая Чечни) наибольшей жестокостью в отношении русского населения отличился Азербайджан. Если в Грузии кровопролитие было всё же обусловлено в первую очередь территориальными конфликтами, то в Баку русских в январе 1991 года убивали только за то, что они русские. Первыми жертвами погромов стали армяне, ненависть к которым с момента карабахского конфликта била через край. Достаточно сказать, что, когда в 90-м произошло страшное землетрясение в Спитаке и Ленинакане, Баку ликовал, и в Армению был отправлен поезд с топливом в рамках оказания помощи, к которому обязывались все союзные республики, на цистернах которого было написано: "Поздравляем с землетрясением! Желаем повторения!". До определённого момента кровопролития удавалось избежать благодаря русскому коменданту города. На требование руководства "Народного фронта" убрать всех инородцев генерал, немного подумав и что-то подсчитав в уме, заявил, что ему достаточно четырех суток для эвакуации некоренных жителей, после чего он превратит город в мусульманское кладбище. Желающих экспериментировать не нашлось, и "народные защитники" сразу отступили. Впрочем, ненадолго. Ослабление государственной власти и распад страны не мог не стать катализатором с трудом сдерживаемой агрессии азербайджанских экстремистов. О том, что списки обречённых на истребление готовились заранее, было известно. В первом списке стояли армяне, во втором - русские. Однако, никаких своевременных мер не было принято, и 13 января началась бойня. Вот живая картинка из Баку девяностого года. Беженка Н. И. Т-ва: "Там творилось что-то невообразимое. С 13 января 1990 начались погромы, и мой ребенок, вцепившись в меня, говорил: "Мама, нас сейчас убьют!" А после ввода войск директор школы, где я работала (это вам не на базаре!), азербайджанка, интеллигентная женщина, сказала: "Ничего, войска уйдут - и здесь на каждом дереве будет по русскому висеть". Бежали, оставив квартиры, имущество, мебель... А ведь я родилась в Азербайджане, да не только я: там еще бабушка моя родилась!.." Согласно докладу председателя Русской общины Азербайджана Михаила Забелина, на 2004 год в стране осталось около 168 тысяч русских, тогда как на первое января 1979 года в Азербайджане проживало около 476 тысяч граждан русской национальности, в 22 районах республики насчитывалось около 70 русских населённых пунктов и поселений. В 1989 году в Азербайджане проживало 392 тысячи русских (не считая других русскоязычных), в 1999 году - 176 тысяч..."(http://newshay.com/news/1...)

12 января, 15:52

CSM: от былой безответной любви к США у россиян осталось лишь разочарование

После распада СССР россияне любили Америку и были высокого о ней мнения, пишет The Christian Science Monitor. Однако из-за экономических проблем 1990-х годов и авантюризма западных стран на Балканах и Ближнем Востоке вера в дружбу с США улетучилась и осталось лишь разочарование, говорится в статье. Двадцать лет назад россияне любили США, пишет журналист The Christian Science Monitor Фред Уэйр. Но когда же всё пошло не так? Сразу после распада СССР жители России были высокого мнения о Соединённых Штатах, даже участие американских политтехнологов в переизбрании Бориса Ельцина в 1996 году не вызвало среди россиян особой негативной реакции. Но на фоне экономических проблем внутри страны, авантюризма Запада на Балканах и Ближнем Востоке отношение к Америке начало меняться. В то время администрация Билла Клинтона, по всей видимости, оказывала Ельцину безоговорочную поддержку, хотя уже становилось ясно, что недовольство миллионов россиян проводившимися тогда реформами растёт, причём эти реформы всё активней стали отождествляться с западной демократией. И когда в конце 1990-х годов экономический и социальный коллапс в России достиг своего апогея, происходящее у людей чётко ассоциировалось с Ельциным и с тем, что с того момента представлялось россиянам как "наивная вера в дружбу с США". "Сейчас есть такое ощущение, что 90-е годы были просто временем потери наших связей с величием и что это падение происходило при помощи и содействии США. Люди считают, что нас обманули", - приводит издание слова политолога Николая Петрова. Даже последний советский лидер Михаил Горбачёв, который положил конец холодной войне и сделал ставку на новый мировой порядок, основанный на сотрудничестве с Западом, в итоге оказался глубоко разочарован. По словам его личного переводчика Павла Палажченко, Горбачёв добровольно согласился упразднить Организацию Варшавского договора, которую возглавлял Советский Союз, и признать воссоединение Германии, полагая, что в новую структуру европейской безопасности Россия будет входить в качестве равноправного партнёра. Однако позднее, когда Горбачёв был уже не у власти, он обескураженно наблюдал за тем, как Запад расширяет НАТО, включая в него страны, некогда входившие в советскую сферу влияния, и в одностороннем порядке принимает шаги по регулированию распада Югославии. "Было много доброй воли, но оказалось, что также было много иллюзий, - приводит издание слова Палажченко. - Что-то из этого было просто глупым. Люди тогда думали, что США - это своего рода рай, сила, призванная нести миру чистое добро. Этот маятник был обречён на движение назад...". Резкое расхождение между российскими и американскими властями началось в 1999 году, когда НАТО из-за Косово начало 78-дневную войну против союзника Москвы, Югославии. Узнав о начале бомбардировок, тогдашний российский премьер Евгений Примаков, который как раз направлялся с официальным визитом в США, развернул над океаном свой самолёт и вернулся в Россию. "Мы все отказывались признавать точку зрения советской пропаганды о том, что США - это государство-агрессор, но теперь всё именно так и выглядело, - заявил замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. - То, что, по мнению США, было гуманитарной операцией, российская общественность рассматривала как агрессию против братьев-сербов". Когда же Владимир Путин пришёл к власти, выступая за более сильную и более напористую Россию, идея о партнёрстве между Россией и США уже была в состоянии полнейшего упадка. Тем не менее даже Путин сделал попытку наладить контакт с Вашингтоном. Так, когда произошли теракты 11 сентября, он выступил с предложением о формировании альянса между Россией и США для борьбы с терроризмом. Тогда Москва вела своё собственное наступление на сепаратистскую республику Чечню, лидеры которой придерживались радикального исламизма. Но многие в США отказались тогда признавать какие-либо параллели отчасти из-за "той жестокости, с которой действовали российские силы в Чечне", утверждается в статье. "Россия хотела иметь военное партнёрство с США и была готова к сотрудничеству, - заявил Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, который в те дни был советником Путина. - Он не встретил правильной реакции со стороны американцев, и эта возможность была потеряна. Затем американцы вторглись в Ирак, и после этой затеи вера была утрачена". В завершение The Christian Science Monitor приводит слова ведущего Владимира Познера, заявившего, что Путин выражает общее разочарование, которое россияне испытывают по отношению к США и к тому, что Америка делает. "Этот любовный роман никогда не был взаимным, и теперь ему определённо конец", - подчеркнул Познер.(https://russian.rt.com/in...)

12 января, 15:52

CSM: от былой безответной любви к США у россиян осталось лишь разочарование

После распада СССР россияне любили Америку и были высокого о ней мнения, пишет The Christian Science Monitor. Однако из-за экономических проблем 1990-х годов и авантюризма западных стран на Балканах и Ближнем Востоке вера в дружбу с США улетучилась и осталось лишь разочарование, говорится в статье. Двадцать лет назад россияне любили США, пишет журналист The Christian Science Monitor Фред Уэйр. Но когда же всё пошло не так? Сразу после распада СССР жители России были высокого мнения о Соединённых Штатах, даже участие американских политтехнологов в переизбрании Бориса Ельцина в 1996 году не вызвало среди россиян особой негативной реакции. Но на фоне экономических проблем внутри страны, авантюризма Запада на Балканах и Ближнем Востоке отношение к Америке начало меняться. В то время администрация Билла Клинтона, по всей видимости, оказывала Ельцину безоговорочную поддержку, хотя уже становилось ясно, что недовольство миллионов россиян проводившимися тогда реформами растёт, причём эти реформы всё активней стали отождествляться с западной демократией. И когда в конце 1990-х годов экономический и социальный коллапс в России достиг своего апогея, происходящее у людей чётко ассоциировалось с Ельциным и с тем, что с того момента представлялось россиянам как "наивная вера в дружбу с США". "Сейчас есть такое ощущение, что 90-е годы были просто временем потери наших связей с величием и что это падение происходило при помощи и содействии США. Люди считают, что нас обманули", - приводит издание слова политолога Николая Петрова. Даже последний советский лидер Михаил Горбачёв, который положил конец холодной войне и сделал ставку на новый мировой порядок, основанный на сотрудничестве с Западом, в итоге оказался глубоко разочарован. По словам его личного переводчика Павла Палажченко, Горбачёв добровольно согласился упразднить Организацию Варшавского договора, которую возглавлял Советский Союз, и признать воссоединение Германии, полагая, что в новую структуру европейской безопасности Россия будет входить в качестве равноправного партнёра. Однако позднее, когда Горбачёв был уже не у власти, он обескураженно наблюдал за тем, как Запад расширяет НАТО, включая в него страны, некогда входившие в советскую сферу влияния, и в одностороннем порядке принимает шаги по регулированию распада Югославии. "Было много доброй воли, но оказалось, что также было много иллюзий, - приводит издание слова Палажченко. - Что-то из этого было просто глупым. Люди тогда думали, что США - это своего рода рай, сила, призванная нести миру чистое добро. Этот маятник был обречён на движение назад...". Резкое расхождение между российскими и американскими властями началось в 1999 году, когда НАТО из-за Косово начало 78-дневную войну против союзника Москвы, Югославии. Узнав о начале бомбардировок, тогдашний российский премьер Евгений Примаков, который как раз направлялся с официальным визитом в США, развернул над океаном свой самолёт и вернулся в Россию. "Мы все отказывались признавать точку зрения советской пропаганды о том, что США - это государство-агрессор, но теперь всё именно так и выглядело, - заявил замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. - То, что, по мнению США, было гуманитарной операцией, российская общественность рассматривала как агрессию против братьев-сербов". Когда же Владимир Путин пришёл к власти, выступая за более сильную и более напористую Россию, идея о партнёрстве между Россией и США уже была в состоянии полнейшего упадка. Тем не менее даже Путин сделал попытку наладить контакт с Вашингтоном. Так, когда произошли теракты 11 сентября, он выступил с предложением о формировании альянса между Россией и США для борьбы с терроризмом. Тогда Москва вела своё собственное наступление на сепаратистскую республику Чечню, лидеры которой придерживались радикального исламизма. Но многие в США отказались тогда признавать какие-либо параллели отчасти из-за "той жестокости, с которой действовали российские силы в Чечне", утверждается в статье. "Россия хотела иметь военное партнёрство с США и была готова к сотрудничеству, - заявил Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, который в те дни был советником Путина. - Он не встретил правильной реакции со стороны американцев, и эта возможность была потеряна. Затем американцы вторглись в Ирак, и после этой затеи вера была утрачена". В завершение The Christian Science Monitor приводит слова ведущего Владимира Познера, заявившего, что Путин выражает общее разочарование, которое россияне испытывают по отношению к США и к тому, что Америка делает. "Этот любовный роман никогда не был взаимным, и теперь ему определённо конец", - подчеркнул Познер.(https://russian.rt.com/in...)

12 января, 10:24

CSM: от былой безответной любви к США у россиян осталось лишь разочарование

«Россия хотела иметь военное партнёрство с США, и была готова к сотрудничеству, — заявил Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, который в те дни был советником Путина. — Он не встретил правильной реакции со стороны американцев, и эта возможность была потеряна. Затем американцы вторглись в Ирак, и после этой затеи вера была утрачена».   В завершение The Christian Science Monitor приводит слова ведущего Владимира Познера, который заявил, что Путин выражает общее разочарование, которое россияне испытывают по отношению к США и к тому, что Америка делает.

25 декабря 2016, 16:48

Подводя итоги: президент ответил на главные вопросы

23 декабря президент Путин дал итоговую за год пресс-конференцию. Она стала рекордной по числу аккредитованных журналистов, но продолжительность оказалась более или менее стандартной - около четырех часов.

25 декабря 2016, 16:48

Подводя итоги: президент ответил на главные вопросы

23 декабря президент Путин дал итоговую за год пресс-конференцию. Она стала рекордной по числу аккредитованных журналистов, но продолжительность оказалась более или менее стандартной - около четырех часов.

23 декабря 2016, 22:00

Пресс-конференция Владимира Путина: итоги 2016 года

Президент Российской Федерации провел очередную "большую" пресс-конференцию с журналистами, за почти 4 часа ответив на более 60 вопросов журналистов по самым различным темам.

23 декабря 2016, 13:16

"Часовню тоже мы развалили?" Путин прокомментировал провал Клинтон и демократов

Международный обозреватель телеканала "Россия 24" напомнил Путину о сообщениях западных СМИ, социологов и политиков (прежде всего, американских), которые обвиняют Россию в провале на президентских выборах в США Демпартии.

23 декабря 2016, 13:16

"Часовню тоже мы развалили?" Путин прокомментировал провал Клинтон и демократов

Международный обозреватель телеканала "Россия 24" напомнил Путину о сообщениях западных СМИ, социологов и политиков (прежде всего, американских), которые обвиняют Россию в провале на президентских выборах в США Демпартии.

04 декабря 2016, 13:51

Путин: Примаков предупреждал о негативных последствиях «арабской весны»

«Арабская весна» создала новую геополитическую реальность на планете.  Президент Российской Федерации Владимир Путин заявил, что бывший министр иностранных дел и председатель правительства России Евгений Примаков предупреждал о негативных последствиях так называемой «арабской...

04 декабря 2016, 13:03

Путин: Попытки создать однополярный мир провалились

Попытки установить однополярный порядок в мире провалились, и баланс на мировой арене восстанавливается, заявил президент России Владимир Путин. «Ситуация меняется. И я думаю, ни для кого уже не секрет, все и так видят, что уже многие наши партнеры предпочитают сами обращаться к принципам международного права, потому что баланс в мире постепенно восстанавливается», – заявил глава российского государства в интервью ведущей программы «Итоги недели» на канале НТВ Ираде Зейналовой, которое вышло в эфир на Дальнем Востоке, передает ТАСС.

04 декабря 2016, 13:00

Путин объяснил, почему Россия не повлияла на итоги арабской весны

Бывший премьер России Евгений Примаков предвидел последствия так называемой арабской весны, но тогда Россия была не в состоянии повлиять на положение дел, заявил президент РФ Владимир Путин.

04 декабря 2016, 12:54

Путин обвинил в "арабской весне" тех, кто не слушал Примакова

Президент России Владимир Путин заявил, что попытки создать однополярный мир завершились неудачей.

04 декабря 2016, 12:51

Путин: попытки создать однополярный мир провалились

Попытки установить однополярный порядок в мире провалились, и баланс на мировой арене восстанавливается. Об этом заявил президент РФ Владимир Путин в интервью ведущей программы "Итоги недели" на канале НТВ Ираде Зейналовой, которое вышло в эфир на Дальнем Востоке. "Ситуация меняется. И я думаю, ни для кого уже не секрет, все и так видят, что уже многие наши партнеры предпочитают сами обращаться к принципам международного права, потому что баланс в мире постепенно восстанавливается", - сказал он. "Попытки создать этот однополярный мир не утвердились", - убежден глава российского государства. "Мы живем уже в другом измерении", - считает Путин. "Но мы, я имею в виду Россию, всегда придерживались той точки зрения, что, защищая свои собственные национальные интересы, мы должны с уважением относиться и к интересам других, - напомнил он. - Вот так мы собираемся строить наши отношения со всеми другими нашими коллегами". Путин пояснил, что в современном мире "слушают тех, чей голос звучит достаточно громко для того, чтобы их услышали". "А если это какой-то незначительный элемент в международных отношениях, то тогда, конечно, можно делать хорошую мину, но игра все равно будет плохой по отношению к тем, кого не считают достаточно весомым партнером", - отметил он. "Арабская весна" как следствие отказа от норм мирового права Путин заявил, что "арабская весна" и ее негативные последствия для региона стали возможны из-за отказа ключевых стран мира следовать нормам международного права в угоду своим геополитическим интересам. Глава государства отметил, что академик Евгений Примаков предупреждал о возможных вредных последствиях "арабской весны" - волне акций протеста, прокатившейся по арабскому миру в 2011 году и повлекшей за собой перевороты в Тунисе, Египте и Йемене, гражданские войны в Ливии и Сирии, массовые демонстрации в Алжире, Ираке, Марокко, Омане и других странах. "Опираясь на свои знания региона, особенно Ближнего Востока, опираясь на свой опыт и интуицию, он многое предвидел и предвидел негативные последствия будущей „арабской весны", - сказал Путин о Примакове. „Уверен, что если бы тогда прислушались, то, может быть, такого развития ситуации и не было бы", - считает президент. При этом Путин отметил, что тогда возможности России повлиять на ситуацию были ограничены. „Как-то влиять в практическом плане на развитие событий мы впрямую не могли, либо возможности наши повлиять на эти события были весьма ограничены. Тем более, что ключевые игроки на международной арене предпочитали уже не ориентироваться на нормы международного права, а предпочитали исходить уже из своих геополитических интересов и ставили именно это во главу угла своей практической деятельности на международной арене", - заявил он.(http://tass.ru/politika/3...)

05 февраля 2016, 15:13

Киссинджер: видение российско-американских отношений (The National Interest, США)

Нет нужды говорить вам о том, что наши отношения сегодня гораздо хуже, чем десять лет назад. На самом деле, они, наверное, в худшем состоянии за все время после окончания холодной войны. Взаимное доверие по обе стороны ослабло. Каждая из стран всю вину за это возлагает на другую сторону, и у каждой из сторон существует тенденция демонизировать если не другую страну, то ее руководителей.

10 ноября 2014, 18:55

Евгений Примаков: мы можем мобилизоваться для ослабления санкций

Евгений Примаков: мы можем мобилизоваться для ослабления санкций Выпуск от 10 ноября 2014 Зима помогала России в трудные времена, считает академик Евгений Примаков, в борьбе с Наполеоном и фашистскими захватчиками, поэтому этот образ не должен для нашей страны нести какого-либо негативного смысла. Что касается западных партнеров, то, по мнению Примакова, вернуть здравый смысл политикам способен бизнес, который не готов долго терпеть убытки от взаимных санкций. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписывайтесь на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Эксклюзив - http://bit.ly/ExclusiveRussia24 Большой тест-драйв со Стиллавиным - http://bit.ly/Bolshoi_TestDrive Свежие новости - http://bit.ly/ActualRussia Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH Путешествия - http://bit.ly/Puteshestviya ProРоссию - http://bit.ly/ProRossiu Утро России - http://bit.ly/UtroRussia24 Наука - http://bit.ly/Наука2_0 Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilms

Выбор редакции
29 октября 2014, 16:48

Лавров: историки сформулируют "доктрину Примакова"

Лавров: историки сформулируют "доктрину Примакова" Выпуск от 29 октября 2014 85 лет исполняется Евгению Примакову. Именно когда Примаков руководил МИДом, произошел перелом во внешней политике нашей страны. О том, что сделал Евгений Максимович на этом посту и какое наследие оставил своим последователям, рассказал нынешний министр иностранных дел Сергей Лавров. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписывайтесь на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Эксклюзив - http://bit.ly/ExclusiveRussia24 Большой тест-драйв со Стиллавиным - http://bit.ly/Bolshoi_TestDrive Свежие новости - http://bit.ly/ActualRussia Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH Путешествия - http://bit.ly/Puteshestviya ProРоссию - http://bit.ly/ProRossiu Утро России - http://bit.ly/UtroRussia24 Наука - http://bit.ly/Наука2_0 Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilms

25 июня 2014, 22:36

"Мнение": Евгений Примаков об украинском кризисе

Каковы перспективы мирного урегулирования на Украине? Ситуацию комментирует гость программы "Мнение" - государственный и общественный деятель, академик РАН Евгений Примаков.

15 мая 2014, 05:16

Книга Евгения Примакова "Мысли вслух", 2011 г.

Наступил такой период в моей жизни, когда все сильнее чувствую потребность высказаться по важным вопросам пережитого страной в XX веке и ее способности вписаться в реалии XXI столетия. Не претендую на исключительность своего мнения и не считаю, что список рассматриваемых вопросов не нуждается в дополнении. Но если приводимые в книге оценки и выводы помогут читателю задуматься над прошлым, настоящим и будущим России, то буду считать, что высказанное мной принесло какую-то пользу'. Вопросы эти далеко не простые: была ли случайной революция 1917 года; какие коррективы внесло историческое развитие в известные постулаты марксизма-ленинизма; на каких путях произошла и происходит эволюция мирового социализма; какое место в истории человечества заняла конвергенция двух общественно-политических систем; почему распался Советский Союз; есть ли будущее у СНГ; можно ли считать, что модернизация российской экономики не обязательно должна сопровождаться демократизацией общественной жизни; превалирует ли национальное над общечеловеческим в нашей стране; каково соотношение между внешними и внутренними угрозами и вызовами для современной России; в чем причина сложной ситуации на Северном Кавказе и каковы пути стабилизации обстановки в этом регионе?

30 марта 2014, 01:53

Московский Экономический Форум II ПД1

Запись прямой трансляции с МЭФ-2. 26 марта 2014г. Открытие и Пленарная дискуссия I Реиндустриализация в мире. Новая промышленная политика против финансовых спекуляций и экономического застоя. Выступают: 14:35 Евгений Примаков 25:55 Владимир Якунин 38:00 Оксана Дмитриева 49:25 Аскар Акаев 58:30 Вопросы-ответы 1:11:00 Гжегож Колодко 1:22:30 Олег Смолин 1:31:30 Игорь Руденский 1:38:30 Михаил Делягин 1:48:52 Дискуссия http://neuromir.tv/

12 марта 2014, 13:21

Доклад в РАН

Вчера в Российской академии наук я выступил с докладом, подготовленным совместно с академиком Геннадием Осиповым и ректором МГУ Виктором Садовничим.Новость активно подхватили СМИ. Чтобы избежать неверных толкований и спекуляций, я хочу опубликовать здесь полный текст доклада, посвященного проекту «Трансевразийский пояс развития» (ТЕПР), направленного на объединение экономик и культур Евроазиатского континента.Отмечу, что президент РАН Владимир Фортов заявил, что Российская академия наук готова поддержать предложенную нами инициативу. В пользу необходимости реализации масштабных инфраструктурных проектов высказался и бывший Премьер-министр России Евгений Примаков. Благодарю коллег за поддержку.Полный текст доклада можно прочитать здесь:

20 января 2014, 01:32

Отповедь сборищу нео-либералов

"Гостиная" #1 Разговор двух докторов экономических наук. О "гайдаровском форуме", речи Е.М.Примакова и грядущем экономическом кризисе. Сергей Губанов со своим прогнозом и виденьем проблематики, вместе с Маратом Мусиным. http://neuromir.tv/

16 января 2014, 11:09

Примаков разоблачающий. Академик послал неолибералам черную метку.

Ежегодный доклад Евгения Примакова на заседании «Меркурий клуба» был посвящен жесткой критике неолиберализма в России – в основном, его экономической политики. «Особенно острый характер приобретает проблема необходимости противодействия политике неолибералов в России», – заявил Примаков, фактически обвинивший неолибералов в противодействии курсу Путина. Академик перечислил главные пункты, по которым Кремль в минувшем году предпринимал усилия, чтобы не дать неолибералам восторжествовать в нашей экономике – в первую очередь, не прошел новый виток масштабной приватизации и не был допущен отказ от социальной политики, зафиксированной в майских указах президента.Так получилось, что выступление Примакова прозвучало накануне открывшегося сегодня Гайдаровского форума, на котором отечественные министры обсуждали с экспертами актуальные вопросы российской экономики. При этом говорили они так, как будто никакой другой экономической теории, кроме либеральной, в принципе не существует, а что там заявил какой-то старенький дедушка, это его проблемы. Но проблемы не у Примакова.84-летний ветеран российской политики, занимавший пост премьера 15 лет назад, – один из очень немногих людей в стране, имеющих вес как в элите, так и в народе. Впрочем, в элите Примакова ценят государственники и опасаются либералы, ведь именно он осенью 1998 года сформировал первое нелиберальное правительство в постсоветской России, когда нужно было вытаскивать страну после дефолта, устроенного верными гайдаровцами. И то, что говорит сегодня Примаков, – это не просто позиция ветерана, это мнение очень многих близких соратников президента. Не случайно на выступлении Примакова присутствовали среди прочих и Валентина Матвиенко, формально третий человек в государстве, и Владимир Якунин, глава РЖД и последовательный критик либерального доктринерства. И то, что глава сената после речи Примакова сказала, что он – один из немногих людей, которые обладают редкой привилегией говорить то, что думают, – вовсе не простая вежливая фраза. Ведь Примаков говорит практически то же самое, что думает, но не всегда позволяет себе публично сформулировать президент – неслучайно в своем выступлении Евгений Максимович постоянно цитировал Путина, просто для того, чтобы продемонстрировать, насколько расходятся установки президента и действия неолибералов. Фактически Примаков констатировал принципиальные расхождения между Кремлем и Белым домом – и эти расхождения идеологические, от них невозможно избавиться, просто договорившись о некой срединной линии, об общем курсе. Именно поэтому диагноз Примакова можно рассматривать как обвинительный акт либеральному курсу – тому, который упорно продолжает проводить правительство Медведева.Приговор должен огласить судья (позиция присяжных, то есть народа, и так известна), но президент Путин пока еще надеется научить министров другому мировоззрению, надеясь, что они способны освободиться от либеральных шор (проявлением этого стало и его сегодняшнее решение собирать у себя раз в две недели заседание кабинета в полном составе, то есть по сути он становится фактическим главой правительства).Но способны ли они учиться? Судя по выступлениям на Гайдаровском форуме, некоторые даже не понимают, о чем идет речь.Главная задача, которая стоит перед страной, – это реиндустриализация и развитие инфраструктуры. Примаков напоминает, что никто, кроме государства, не в состоянии стать локомотивом развития:«Можно ли считать, что в современной России сам рыночный механизм без государственного участия уже способен обеспечить рост и сбалансированность экономики, а низкий уровень конкуренции достаточен для достижения технико-технологического прогресса? Однозначно нет. Конечно, это не означает навечного доминирования государства в экономике. Но это необходимо в определенные исторические периоды, а я считаю, что сегодня мы находимся именно в таком периоде. Помимо всего прочего наши неолибералы вообще не учитывают уроки кризиса 2008–2009 годов. Известно, что в США и в странах Евросоюза во время кризиса было усилено влияние государства на экономику. Такой тренд сохраняется».Что-нибудь говорится об этом на Гайдаровском форуме? По большому счету нет, потому что, как правильно заметил Примаков, основа платформы неолибералов – уход государства из экономики. Хотя в своей речи Примаков не назвал поименно никого из неолибералов, понятно, что речь идет не просто об экспертах или советниках: академик говорил о костяке экономического блока правительства – Медведеве-Дворковиче-Шувалове. Именно они символизируют ту приверженность неолиберальному курсу, за который выступает немалая часть российской элиты и против которого не только подавляющее большинство народа, но и большая часть управленческой элиты.Возвращение Путина в Кремль не входило в планы неолибералов – именно поэтому была предпринята столь массированная «болотная» атака. Не сумев остановить Путина, либеральная часть элиты была вынуждена подчиниться и сделать вид, что она будет проводить новый нелиберальный курс Путина, зафиксированный в его предвыборных статьях. Но по сути уже более полутора лет правительство занимается тем, что, на словах проводя государственнический путинский курс, в реальности пытается осуществлять все ту же либеральную политику, более того, даже пытаясь ее «углубить и расширить».Примаков заявил, что, «выступая за резкое и незамедлительное сокращение роли государства в экономике, наши неолибералы поставили своей задачей провести новую масштабную приватизацию государственной собственности, настаивают на максимальном охвате приватизацией важнейших для страны государственных предприятий», и напомнил, что для того, чтобы воспрепятствовать приватизационным планам, в июне прошлого года было принято постановление правительства, «содержащее коррективы, по сути исключающие приватизационные аппетиты. Такое решение не было инициировано изнутри».То есть Кремль просто заставил правительство изменить свою политику, помешал «распродаже Родины». Но это был частный, хотя и очень важный случай, а в целом идеология, отношение правительства к месту государства в экономике фактически не меняется. Что сказал сегодня на Гайдаровском форуме первый вице-премьер Шувалов?«Важная вещь – чтобы не было под контролем государства такого количества предприятий и такого объема экономики. И, конечно, к 2020 году этот объем должен значительно сократиться. По окончании этого политического цикла, к 2018 году, необходимо стремиться к тому, чтобы не более четверти экономики контролировалось государством».То есть уменьшить присутствие государства в экономике более чем в два раза за четыре года – что это, если не новая массовая приватизация? Государство – неэффективный собственник? Под эту старую мантру либералы 90-х уже распродали за бесценок половину госсобственности, включая ключевые сырьевые предприятия. Чтобы вернуть часть их в руки государства, ушло десятилетие, а теперь все запускаем по новой? И главное – в обмен на что государство будет избавляться от собственности, что получит взамен? Фантики американского производства? Для этого правительство хотело продать «Роснефть», во главе которой, по «случайному» совпадению, стоит едва ли не главный неофициальный оппонент неолибералов государственник Игорь Сечин? Госкомпании неэффективны? Об этом тоже говорил Примаков:«Неолибералы, как правило, подчеркивают монополизм, свойственный естественным монополиям, но не обращают должного внимания на «олигархический» монополизм частного бизнеса, который, например, приводит через торговлю к росту цен на продовольствие и другие товары потребления населения. Вот в чем одна из прямых причин инфляции в России. Опережающий рост тарифов также стал значимым фактором раскручивания инфляции, роста издержек и потери конкурентной способности наших производителей... Высокие и постоянно увеличивающиеся тарифы не только бьют по карману населения, особенно пенсионеров и низкооплачиваемых работников, но и являются серьезным фактором, сдерживающим экономический рост. Между тем позиция неолибералов заключалась в том, чтобы государство отказалось от фиксации уровня тарифов, предоставив эту функцию рыночному механизму. Противодействием этому служит решение президента привязать рост тарифов к уровню инфляции».Примаков напомнил и том, что правительство пыталось ограничить инвестиционную деятельность госкомпаний, но ведь «в силу сложившихся обстоятельств крупные, как правило государственные, компании, имея больше возможностей для инвестиций, призваны сыграть основную роль в росте экономики. Речь идет в первую очередь об осуществлении мегапроектов, которые могут и должны подстегнуть экономический рост».Действительно, все крупнейшие инфраструктурные проекты, которые были предложены в прошлом году, исходили от президента, а не от правительства. Именно Путин на Петербургском экономическом форуме прошлым летом объявил о планах направления средств из «кубышки» на реконструкцию БАМа и Транссиба, строительстве ЦКАД в Подмосковье и других важнейших инвестиционных проектах, а в декабре сказал о приоритетном развитии Сибири и Дальнего Востока. Масштабная индустриализация возможна только на государственные средства – заграница (по крайней мере, Запад) не будет вкладываться в нашу промышленность, а немалая часть отечественного частного бизнеса не готова уходить из офшоров, несмотря на угрозы Владимира Путина. Действительно, зачем возвращаться на Родину, если семьи давно уже живут за границей? Абсурдно ожидать и того, что Запад будет вкладываться в наши дороги и ВПК (даже забыв о тамошнем кризисе) – зачем укреплять конкурента?Говоря о призывах сократить бюджетные расходы на оборону, Примаков особо выделил, что такие «требования исходят от лиц, не придающих значение органичной технико-технологической связи оборонных и гражданских отраслей промышленности. В России такие связи имеют особый смысл, т.к. в военных отраслях сосредоточен солидный интеллектуальный потенциал. Развитие ОПК может и должно стать одним из важных источников экономического роста».Отказ от реиндустриализации отечественные неолибералы порой объявляют благом – это якобы должно позволить России войти сразу в постиндустриальную стадию. Отсюда и «Сколково» как замена собственного авиапрома. «Неолибералы, по сути, игнорируют необходимость восстановить в России разрушенные в 90-е годы отрасли промышленности, в первую очередь машиностроение, – сказал Примаков. – Постиндустриальное общество – это не только хайтек и сфера услуг. В тех же постиндустриальных Соединенных Штатах сегодня существует тенденция восстановления для покрытия внутреннего спроса производств, ранее вытесненных в развивающиеся страны».Хотя правительство и было вынуждено вслед за президентом признать, что проблемы российской экономики имеют внутренние, а не внешние причины, понять их оно просто не в состоянии. Как заявил сегодня Медведев, нужно «сокращение избыточного присутствия государства».Хотя на Гайдаровском форуме премьер осторожничал и не говорил про приватизацию госкомпаний (что было бы явным противоречием путинскому курсу), объясняя, что речь идет об «определенном самоограничении власти в определенных отраслях экономики, в сфере ЖКХ и социального обслуживания, там, где частный инвестор и собственник по определению более эффективен, поэтому должен быть заинтересован в развитии своего бизнеса», понятно, что целью либералов является избавление государства от основных его активов, и вовсе не в секторе коммунальных услуг. И уменьшение социальных обязательств, потому что, как гласит единственно верное учение, именно свободная игра экономических сил, а не государственное планирование, обеспечивает социальную справедливость.Как сказал Примаков, наши неолибералы, конечно, не выступают против подъема жизненного уровня населения, «однако они не согласны с необходимостью широкого маневра в экономической политике, чтобы сделать больший упор на решение социальных задач. Не способствует этому и распространение частнособственнической инициативы вширь – на здравоохранение, образовательные учреждения, науку. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается неолибералами как магистральное направление развития России».При этом для модернизации и реформирования здравоохранения, образования и ЖКХ толком ничего не делается – точнее, как сказал в декабрьском послании Путин, «то ли делается так, что это вызывает негативную реакцию в обществе, то ли вообще ничего не делается».По сути, неолибералы просто не собираются реформировать экономику на нелиберальных принципах и не могут стимулировать экономический рост, сводя все к фискальной и монетаристской политике. Примаков напомнил, что в годы кризиса неолибералы еще более ужесточили свои позиции по вопросам инвестирования, особенно из средств, образующихся за счет высоких мировых цен на нефть и газ: «Даже когда цена на нефть перевалила за 100 долларов за баррель, они настаивали на том, чтобы держать все государственные «сверхприбыли» в резерве, точнее – в иностранных ценных бумагах, а не вкладывать в экономику».Но и как монетаристы неолибералы непоследовательны – на словах много говоря о создании благоприятных условий для бизнеса, не стремятся изменить кредитную политику: Примаков напомнил звучавшие на прошлом Гайдаровском форуме заявления, что «снижение процентных ставок – контрпродуктивная мера, которая приведет вовсе не к ускорению экономического роста, а к дисбалансу и накоплению новых рисков в разных сегментах экономики».Зато неолибералы провели целый ряд решений, которые фактически облегчили жизнь тем, кто наживается, не соблюдая вообще никакие правила, и которые Путин теперь вынужден отменять. Говоря о принятом в 2011 году решении об ограничении штрафом наказаний злостных неплательщиков налогов, Примаков констатировал, что «это не только не уменьшило число тех, кто обманывает государство в налоговой сфере, но и позволило им обойти штрафы – казна получила минимум из начисленных сумм». Кстати, столь же дилетантским было и принятое одновременно решение о замене уголовного наказания для коррупционеров на штрафы – теперь их не сажают в тюрьму, а штрафы они просто не платят.Получается, что Кремль вынужден одновременно ревизовать принятые несколько лет назад неолиберальные решения, отбивать атаки проолигархических сил, стремящихся к новой приватизации, купировать последствия неолиберальных действий в социальной сфере и одновременно заставлять правительство заниматься стимулированием развития экономики и социальным курсом президента. И все это в условиях крайне нездоровой мировой экономической ситуации.Мировая экономика не вышла из кризиса просто потому, что это не просто кризис, а ломка всей финансово-экономической модели, сопровождаемая военными конфликтами и угрозами безопасности всем ключевым игрокам, особенно с такой неустойчивой и переходной экономикой, как в России. Между тем Дмитрий Медведев на Гайдаровском форуме демонстрируетстранный оптимизм по поводу мировой экономической ситуации, возможно, объясняемый тем, что он, как и все неолибералы, сильно преувеличивает значение монетаристских мер: «Усилия по оздоровлению финансовых систем развития мировой торговли, поддержание инвестиционной активности уже приносят результаты. Если раньше обсуждались реанимационные меры в отношении мировой экономики, то сегодня говорим о поиске точек устойчивого роста». Медведев даже согласился с тем, что мир переживает очередной этап «созидательного разрушения», который создает предпосылки для модернизации и последующего развития».Несозидательное разрушение мы пережили в 90-х и в результате имеем не только разбалансированную экономику, но и огромное социальное неравенство. Примаков привел данные исследования Global Wealth Report 2013, согласно которым 110 российских миллиардеров контролируют 35% всех активов России, и комментарий, сделанный к ним экспертами международной финансовой корпорации Credit Suisse Group: «Во время переходного периода были надежды на то, что Россия будет преобразована в высокодоходную экономику с высококвалифицированными работниками и сильными программами социальной защиты, унаследованными от советских времен. На практике получилась почти пародия».Как же получается, что неолиберальная идеология, которая не пользуется поддержкой населения (последний раз либеральная партия прошла в парламент в 1999 году), не отвечает курсу президента, да и в самой элите имеет множество оппонентов, продолжает оставаться направляющей для экономического блока нашего правительства? Других экономистов у нас нет? Конечно, отчасти причина и в том, что либеральные рыночные фундаменталисты, занявшие ключевые позиции в финансах и экономике в начале 90-х, продолжают удерживать их и активно воспроизводят подобные себе кадры (фактически являющиеся идеологическими ставленниками олигархата). Но еще более важная причина – в том, что, играя по правилам современной монетаристской модели западной экономики, Россия (а точнее ее новая элита) просто не знала тех фундаментальных законов и механизмов, которые приводят в действие «невидимую руку рынка», не понимала ее выгодополучателей.Набив шишек и набравшись опыта, восстановив силы страны и оценив все масштабы коллапса нынешней мировой финансово-экономической системы, Владимир Путин давно уже готов к окончательному отрыву от либеральной идеологии в экономике – точно так же, как он совершил его во внутренней и внешней политике. Вопрос теперь только во времени, потому что отказ от неолиберальной идеологии и проводящей ее части элиты внутри страны связан с изменением правил игры на мировой финансовой арене. И делая первый шаг, нужно быть полностью готовым ко второму.Источник

16 января 2014, 09:26

Выступление Примакова на заседании «Меркурий-клуба»

Выступление Примакова на заседании «Меркурий-клуба» 13.01.2015 Президент Путин в своем Послании Федеральному Собранию показал объективную картину сегодняшней России. Характерно, что он сделал упор на сложившейся далеко не радужной ситуации и предложил набор мер по выходу из далеко не легкого положения, переживаемого страной. Чрезвычайно важен при этом вывод, что экономический спад в России в 2013 году обусловлен внутренними, а не внешними причинами. В этой связи особенно острый характер приобретает проблема необходимости противодействия политике неолибералов в России. Прежде всего, нужно отметить, что существует огромная разница между неолиберальной политикой, особенно в экономике, и истинно либеральными требованиями независимости суда, прекращения вседозволенности чиновничьего аппарата, борьбы с коррупцией, с фальсификацией на выборах, за обязательность подчинения закону всех сверху донизу. Эти либеральные идеи выдвигаются и поддерживаются в нашей стране широкой общественностью, политическими партиями различных взглядов. Однако без четкого определения грани между либеральными идеями и принципами неолибералов, без противодействия неолиберальной политике возникает угроза серьезных негативных последствий для России. Если говорить о платформе российских неолибералов, то основная ее составляющая - это уход государства из экономики. Наши неолибералы не только исходят из универсальности западных экономических теорий, даже без учета их эволюции, но главное, не считаются с особенностями и степенью развития рыночных отношений в России. Основоположник неолиберализма австрийский ученый Фридрих Хайек отмечал, что свобода в экономической деятельности создает главное условие быстрого экономического роста и его сбалансированного характера, а свободная конкуренция призвана обеспечить открытие новых продуктов и технологий. В абстрактной форме такая констатация не вызывает сомнений. Но можно ли считать, что в современной России сам рыночный механизм без государственного участия уже способен обеспечить рост и сбалансированность экономики, а низкий уровень конкуренции достаточен для достижения технико-технологического прогресса? Однозначно нет. Конечно, это не означает навечного доминирования государства в экономике. Но это необходимо в определенные исторические периоды, а я считаю, что сегодня мы находимся именно в таком периоде. Помимо всего прочего наши неолибералы вообще не учитывают уроки кризиса 2008-2009 годов. Известно, что в США и в странах Евросоюза во время кризиса было усилено влияние государства на экономику. Такой тренд сохраняется. Стержень, вокруг которого раскручивались противоречия в экономической политике, это – выбор: на чем сделать акцент, на стимулировании экономического роста либо на финансовой консолидации. Еще один принцип неолиберализма в том, что свободная игра экономических сил, а не государственное планирование, обеспечивает социальную справедливость. Однако этот вывод не выдержал столкновений с действительностью и в капиталистических странах, где, в частности, государство ввело прогрессивную шкалу налогообложения, способствующую перераспределению доходов в пользу малоимущих. Что касается России, то без государственного индикативного планирования экономического роста (конечно, не директивного) вообще невозможно преодолеть отставание в жизненном уровне населения от развитых западных стран. А такое отставание несомненно существует. Имеет место и огромное неравенство в доходах. По данным, приведенным в исследовании Global Wealth Report 2013, опубликованном на сайте международной финансовой корпорации Credit Suisse Group, 110 российских миллиардеров контролируют 35% всех активов. Эксперты этой международной корпорации заключили: "Во время переходного периода были надежды на то, что Россия будет преобразована в высокодоходную экономику с высококвалифицированными работниками и сильными программами социальной защиты, унаследованными от советских времен. На практике получилась почти пародия".  Наши неолибералы, конечно, не выступают против подъема жизненного уровня населения. Однако они не согласны с необходимостью широкого маневра в экономической политике, чтобы сделать больший упор на решение социальных задач. Не способствует этому и распространение частнособственнической инициативы вширь - на здравоохранение, образовательные учреждения, науку. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается неолибералами как магистральное направление развития России. Острые противоречия с российскими неолибералами сохраняются также в оценке взаимоотношений между отдельной личностью и обществом. Неолибералы по сути отрицают, что свобода, демократия совместимы с определенными самоограничениями в пользу общественных интересов. Естественно, границы этих самоограничений должны определяться в каждом конкретном случае в законодательном порядке. Стержень, вокруг которого раскручивались противоречия в области экономической политики России, это - выбор: на чем сделать акцент, на стимулировании экономического роста либо на финансовой консолидации. Конечно, стимулирование экономического роста и финансовая консолидация не должны исключать друг друга. Но найти оптимальное сочетание между ними в экономической политике и практике нашего государства необходимо. Особенно в условиях, когда в России резко снизились темпы экономического роста, да и не происходит ощутимого преодоления отставания в производительности труда, инновационном развитии. Один из наиболее приближенных к жизни российских экономистов Андрей Клепач писал: "Для российской экономической политики, особенно в последние годы, характерно доминирование бухгалтерского финансового подхода над политикой развития, доминирование поддержки банковского сектора над поддержкой реального". К слову, Андрей Клепач принадлежит к немногим в правительстве (он - заместитель главы минэкономразвития), которые открыто высказывают свое мнение, как правило, несовпадающее с неолибералами. Многие же предпочитают признавать ухудшающуюся обстановку, но и только. А теперь о конкретике, которая свидетельствует о том, что были предприняты усилия, подчас непоследовательные, но в целом немалые, чтобы не дать российской экономике в 2013 году соскользнуть на неолиберальную плоскость. Я далек от апологетики всего, что делалось в экономической политике России в 2013 г., от утверждений в безошибочности официальной линии, подчас отстраняющейся от решительных мер. Но полностью поддерживаю то, что было сделано с целью, чтобы не восторжествовали неолибералы в нашей экономике. По данным, приведенным в исследовании Global Wealth Report 2013, опубликованном на сайте международной финансовой корпорации Credit Suisse Group, 110 российских миллиардеров контролируют 35% всех активов. Выступая за резкое и незамедлительное сокращение роли государства в экономике, наши неолибералы поставили своей задачей провести новую масштабную приватизацию государственной собственности, настаивают на максимальном охвате приватизацией важнейших для страны государственных предприятий. В качестве мотива выдвигается не только пополнение доходной части бюджета, но и недостатки в работе государственных компаний. Однако давайте говорить прямо: вместо того чтобы сосредоточиться на действительной необходимости устранить серьезные недостатки в работе государственных предприятий, сделать их более открытыми, неолибералы выдвигают курс на сплошную и быструю приватизацию. И что особенно важно подчеркнуть, до приватизации хотели бы вывести госпредприятия из процесса концентрации и централизации производства. На заседании правительства 25 октября 2012 года новый премьер-министр назвал "абсолютно неправильным, когда государство в лице контролируемых им структур приобретает профильные и непрофильные активы". Многими экспертами все это справедливо расценивалось как реальные ограничители для инвестиционной активности государственных компаний. Правда, от политики полного сдерживания деятельности госкомпаний в инвестиционной сфере в 2013 году пришлось отойти, но не полностью. Между тем в силу сложившихся обстоятельств крупные, как правило, государственные компании, имея больше возможностей для инвестиций, призваны сыграть основную роль в росте экономики. Речь идет в первую очередь об осуществлении мегапроектов, которые могут и должны подстегнуть экономический рост. Конечно, при этом нельзя не уделять должного внимания частным предприятиям, но разве не ясно, что без государственных крупных компаний мегапроекты неосуществимы. Это отнюдь не означает, что выбор мегапроектов возможен без предварительного тщательного анализа их многосторонней значимости и их окупаемости. Ставка на крупный бизнес не должна приводить также к ослаблению поддержки малых предприятий, которая весьма важна, особенно в решении задач инновационного развития, занятости, производства комплектующих изделий, товаров, необходимых населению. Но в условиях неразвитой свободной конкуренции не приходится рассчитывать на то, что малый и средний, а не крупный бизнес уже в настоящее время может стать локомотивом серьезного экономического роста в России. Противоборство с неолибералами по вопросам безграничной приватизации иллюстрирует хотя бы такой факт. Правительство первоначально намечало приватизировать к 2016 году 100% "Роснефти", "РусГидро", "Зарубежнефти", "Совкомфлота", ВТБ, "Росагролизинга", Россельхозбанка, а "Объединенной зерновой компании" даже к 2014 году. Стало необходимым принятие 27 июня 2013 года уже другого решения правительства, содержащего коррективы, по сути исключающие приватизационные аппетиты. Такое решение не было инициировано изнутри. Одним из аргументов российских неолибералов против сосредоточения усилий на экономическом росте служат рассуждения о неизбежности в таком случае инфляционной волны в экономике. При этом игнорируется тот факт, что основные причины инфляции в России - в "немонетарных факторах". В первую очередь к ним относится монополизация, распространенная во всей экономической структуре России. Кстати, неолибералы, как правило, подчеркивают монополизм, свойственный естественным монополиям, но не обращают должного внимания на "олигархический" монополизм частного бизнеса, который, например, приводит через торговлю к росту цен на продовольствие и другие товары потребления населения. Вот где одна из прямых причин инфляции в России. Опережающий рост тарифов также стал значимым фактором раскручивания инфляции, роста издержек и потери конкурентной способности наших производителей. Высокие и постоянно увеличивающиеся тарифы не только бьют по карману населения, особенно пенсионеров и низкооплачиваемых работников, но и являются серьезным препятствием экономического роста. Между тем позиция неолибералов заключалась в том, чтобы государство отказалось от фиксации уровня тарифов, предоставив эту функцию рыночному механизму. В виде противодействия этому служит решение президента привязать рост тарифов к уровню инфляции. Конечно, вопрос об уровне тарифов совсем непростой. Торможение их постоянного роста должно сочетаться с созданием условий для модернизации средств производства монополий, а в ряде случаев, особенно в отношении нефтяных, газовых компаний, РЖД, поощрением их развития и по вертикали и по горизонтали. Немаловажное значение для стимулирования экономического роста имеет смягчение кредитной политики финансовых властей, что призвано активизировать весь бизнес через повышение доступности кредитов, в том числе долгосрочных. Неолибералы часто распространяются на тему о создании условий, благоприятствующих бизнесу. Может ли соответствовать этому стремлению позиция неолибералов, прозвучавшая на Гайдаровском форуме в Москве в январе 2013 года: "Снижение процентных ставок - контрпродуктивная мера, которая приведет вовсе не к ускорению экономического роста, а к дисбалансу и накоплению новых рисков в разных сегментах экономики". Необходимость противоположных мер была высказана помощником президента Андреем Белоусовым, который задал отнюдь не риторический вопрос: "Почему у нас до кризиса процентные ставки были порядка 7%, а сейчас по кредитам больше года - 11% в среднем". Он подчеркнул, что высокие процентные ставки существенно тормозят инвестиционную активность в России.   В годы кризиса неолибералы еще более ужесточили свои позиции по вопросам инвестирования, особенно из средств, образующихся за счет высоких мировых цен на нефть и газ. Даже когда цена на нефть перевалила за 100 долларов за баррель, они настаивали на том, чтобы держать все государственные "сверхприбыли" в резерве, точнее в иностранных ценных бумагах, а не вкладывать в экономику. Однако в этом вопросе для неолибералов намечается предел. В.В.Путин предложил часть средств Фонда национального благосостояния вкладывать в реализацию крупных инфраструктурных проектов - на реконструкцию Транссибирской и Байкало-Амурской железнодорожных магистралей, а также на строительство Центральной кольцевой автодороги в Московской области. И не только, но и на многостороннее развитие Дальнего Востока и Восточной Сибири, что особенно важно. Очевидно, надо вернуться и к масштабному проекту строительства высокоскоростной магистрали Москва-Казань. При всех своих рисках этот проект, о котором тоже говорил президент, сопоставим с реконструкцией Транссиба. Меняя логистику и скорость движения грузов и пассажиров, он может качественно изменить образ жизни центральных российских регионов. Но все-таки есть ли у нас финансовые средства кроме Резервного фонда и Фонда национального благосостояния для задействования в целях экономического роста?  Дело в том, что существуют крупные резервы, которые не используются главным образом из-за плохого администрирования. Приведу несколько примеров. Бюджет традиционно характеризуется крайней неравномерностью выполнения в течение года. Обычно в первом квартале финансируется лишь около 10-11% годового плана по Федеральным целевым программам (ФЦП), к середине года - 25% и только к концу года выполнение плана достигает 95 и более процентов. В первую половину года бюджетные средства оказываются замороженными, а предприятия, исполнители программ, вынуждены обращаться за дорогими банковскими кредитами. Не налажен в должной мере кадастровый учет объектов недвижимости. По информации Федеральной налоговой службы, в государственном кадастре недвижимости нет данных на владельцев примерно 40% объектов. По подсчетам ряда экономистов, из-за неучтенных собственников только региональные бюджеты недополучают около 45 млрд рублей ежегодно. О низкой эффективности управления инвестиционными проектами свидетельствует продолжающийся рост "незавершенки". В результате широко распространенной практики подписания фиктивных актов выполненных работ (особенно строительно-монтажных и ремонтно-строительных) бюджет теряет огромные суммы. Выплата значительным числом работодателей заработной платы работникам в конвертах приводит к неуплате налога на доходы физических лиц (особенно страдают при этом региональные бюджеты). Этим перечнем дело не ограничивается. Российские собственники выводят свои активы за рубеж, а затем возвращают часть из них, пользуясь офшорной юрисдикцией. В итоге этой схемы - а она далеко не единственная - прямые потери госбюджета страны. И далеко не малые. В Послании Федеральному Собранию в 2013 году президент привел такие данные: через офшоры или полуофшоры прошли российские товары общей стоимостью 111 млрд долл., то есть пятая часть всего нашего экспорта. Половина из 50 млрд долл. российских инвестиций в другие страны также пришлась на офшоры. При этом президент отметил, что в этой сфере ничего не сделано за год. Предложения на этот счет весьма конкретные: компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, нельзя будет пользоваться мерами государственной поддержки, включая кредиты ВЭБа и государственные гарантии. Этим компаниям также должен быть закрыт доступ к использованию госконтрактов. Ряд российских компаний уже заявили о выходе из офшорных зон. А ведь не так все просто. В этих зонах под видом местных остаются структуры, принадлежащие российским компаниям. Серьезная проблема создается невыплатой налогов в полном объеме. В.В.Путин внес в Госдуму 11 октября 2013 года поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, подлежащие вернуть следователям право возбуждать дела по налоговым преступлениям, т.е. возращение к тому порядку, который в 2011 году был отменен - тогда возбуждение дел было передано исключительно налоговой службе. Эта поправка встретила сопротивление российских организаций, представляющих бизнес. Нужно сказать, что их позиция имеет свою логику. Проблема продолжает обсуждаться. Не исключено, что будет найдена формула, не передающая правоохранительным органам абсолютную власть при решении вопроса, призванного создать преграду для злостных неплательщиков налогов. В этом процессе должна быть активно задействована налоговая служба. Но здравые проявления по защите бизнеса, очевидно, не следует связывать с позицией неолибералов, которые провели в 2011 году решение по сути об ограничении штрафом наказаний злостных неплательщиков налогов. Это не только не уменьшило число тех, кто обманывает государство в налоговой сфере, но и позволило им обойти штрафы - казна получила минимум из начисленных сумм. Жесткое сокращение расходов бюджета - таково одно из основных правил, навязываемых неолибералами. Конечно, экономия средств, сосредоточение их на остро необходимых расходах, особенно в социальной области, действенный контроль за исполнением бюджетных расходов - все это крайне необходимо. Но в неолиберальных схемах такая экономия выражается в том, чтобы любым путем сжать расходы бюджета. Неолибералы, в частности, ратуют за сокращение бюджетных трат на военную промышленность. Не буду останавливаться на военно-политической стороне такого требования, которое игнорирует тот факт, что события на мировой арене далеко не располагают к пассивности в деле наращивания обороноспособности России как и ее роли в антикризисных, антитеррористических акциях, без чего она не может сохранить статус глобальной державы. Однако хотел бы подчеркнуть, что такие требования исходят от лиц, не придающих значение органичной технико-технологической связи оборонных и гражданских отраслей промышленности. В России такие связи имеют особый смысл, т.к. в военных отраслях сосредоточен солидный интеллектуальный потенциал. Развитие ОПК может и должно стать одним из важных источников экономического роста. Это не означает милитаризацию экономики, возвращения к тем временам, когда военные расходы резко ограничивали производство товаров и услуг, необходимых населению. Сегодня картина совершенно иная, хотя неолибералы по сути игнорируют необходимость восстановить в России разрушенные в 90-ые годы отрасли промышленности, в первую очередь машиностроение. Отказ от реиндустриализации ими нередко рассматривается в виде задачи вхождения России в постиндустриальную стадию. Между тем переход в постиндустриальную экономику в сегодняшней практике отнюдь не предполагает отход от традиционных отраслей, которые в том числе решают и проблему занятости. Естественно, речь идет об оснащении их современной техникой. Именно на такой основе и должна решаться проблема занятости. Мы часто говорим о низкой безработице как о некоем достижении. Между тем в развитых странах более высокая, чем у нас безработица порождается главным образом инновационным развитием, внедрением технико-технологических достижений, сокращающих число занятых на производстве. Поэтому для России важно, чтобы низкая безработица была в условиях реиндустриализации страны. Хотелось бы, чтобы минобрнауки сосредоточилось и на переподготовке сокращающихся работников, а также на восстановлении профтехобразования в России. Постиндустриальное общество - это не только хайтек и сфера услуг. В тех же постиндустриальных Соединенных Штатах сегодня существует тенденция восстановления для покрытия внутреннего спроса производств, ранее вытесненных в развивающиеся страны. Согласен с выводом, сделанным председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко: "Страна, претендующая на лидерство и обеспечивающая собственную безопасность, не может специализироваться всего лишь на 2-3 высокотехнологичных отраслях. Поэтому перед нами стоит наисложнейшая задача - занять достойное место в новом технологическом укладе при одновременном инновационном  восстановлении отраслей промышленности старого уклада". Необходимость реиндустриализации диктуется также тем, что у нас постоянно растет доля торговли в ВВП. Это отражает рост потребления, которое в весьма значительной степени покрывается импортом, а не отечественной продукцией. Каковы основные результаты противодействия неолиберальным идеям в российской экономике 2013 года? Прослеживаются "красные линии", которые вопреки активности неолибералов не были пересечены в России в минувшем году. Не произошло отказа от государственной собственности на те объекты промышленности, которые крайне необходимы не только для безопасности, но и жизнедеятельности России. Не произошел откат и от решения социальных вопросов, поставленных в майских указах президента, хотя не все так благополучно в этой области. В своем Послании Федеральному Собранию в 2013 году президент подчеркнул необходимость не только увеличения бюджетного финансирования здравоохранения, образования, но и реформирования этих отраслей, а также ЖКХ. При этом было отмечено, что такие реформы не проводились должным образом. "То ли делается так, что это вызывает негативную реакцию в обществе, то ли вообще ничего не делается. Конечно, при такой работе мы не достигнем поставленной цели", - заявил Путин. Можно прийти к общему выводу: правительство в 2013 году не сосредоточилось на системе мер, необходимых для экономического роста. Процитирую заявление 17 декабря 2013 года помощника президента Андрея Белоусова: "Был принят целый комплекс мер по ускорению экономического роста. Пока мы ускорения экономического роста не видим. Возникает вопрос: что происходит?". По его словам, одной из площадок, на которой могут быть рассмотрены вопросы, связанные с неэффективностью ранее предпринимавшихся мер по стимулированию экономического роста и исправлению ситуации, является президиум Экономического совета при президенте РФ. Произойдет ли перелом в 2014 году? Нужно сказать, что жизнь заставила ряд руководителей, придерживающихся неолиберальных взглядов, отступать от некоторых своих первоначальных представлений. Накануне Нового 2014 года в газете "Ведомости" была опубликована статья министра финансов Антона Силуанова. Он подчеркнул ряд моментов: во-первых, по его словам, дальнейшее сокращение государственных расходов может только усугублять кризисную ситуацию. Во-вторых, решение задачи стабильности государственных финансов "заключается в комбинировании мер среднесрочного и долгосрочного характера, обеспечивающих устойчивое развитие. В краткосрочном же периоде важно восстановление темпов экономического роста, поэтому фискальная консолидация, если она проводится, не должна быть слишком активной". Переход министерства финансов на такую позицию, если он состоится, безусловно, внушает оптимизм.Есть еще один важный итог 2013 года, на этот раз не относящийся к экономике: не удалось провести идею о демократизации нашего общества за счет ограничения государственной власти. Необходимость перевода ряда государственных функций на общественный уровень очевидна. Но этот процесс не может и не должен ассоциироваться с ослаблением властных структур. Если такое произойдет, то процесс демократизации в нашей стране захлебнется, перерастая в неуправляемую стихию. Такая постановка абсолютно не противоречит, а наоборот, подкрепляет те идеи, с которыми выступил президент Путин в ежегодном Послании Федеральному Собранию. Среди таких идей широкая общественная дискуссия с тем, чтобы общественные инициативы становились частью государственной политики, а общество контролировало бы их исполнение. Особое значение имеет предложение провести откровенный разговор в обществе на тему межэтнических отношений. "Здесь, - сказал президент, - фокусируются многие наши проблемы, многие трудности социально-экономического и территориального развития, и коррупция, и изъяны в работе государственных институтов, и, конечно же, провалы в образовательной и культурной политике, что зачастую приводит к искаженному пониманию истинных причин межэтнического напряжения". Межэтнические конфликты провоцируют выходцы из некоторых южных районов России и продажные сотрудники правоохранительных органов, которые "крышуют" этническую мафию, и "русские националисты", готовые бытовые трагедии сделать поводом для вандализма и кровавых разборок. Несколько слов о другой теме - о внешней политике России в минувшем году. Несомненно, нашим достижением является инициатива по выходу из опаснейшей ситуации, когда президент Обама заявил о неизбежности военного удара по Сирии. Если бы это произошло, то последствия не могли бы ограничиться дестабилизацией в регионе, ростом терроризма во всем мире. Нужно, как мне представляется, прямо сказать, что в таком случае перестала бы существовать Организации Объединенных Наций, функции которой были бы в лучшем случае ограничены лишь областью социальных проблем. Как известно, постоянные члены Совета Безопасности ООН, в состав которых входят и Россия, и Китай, имеют право "вето" на применение военной силы, за исключением самообороны от внешней агрессии. А в любом другом случае применение военной силы по Уставу ООН возможно только при соответствующем решении Совета Безопасности. То, к чему готовились США, было вооруженное вмешательство в дела Сирии при полном игнорировании Совета Безопасности ООН. Российская инициатива, предложившая ликвидацию сирийского химического оружия, политические меры по выходу из внутреннего кризиса в Сирии, сорвала реальную опасность военного удара Соединенных Штатов по суверенному государству. Вторым не менее значимым достижением российской дипломатии стало важнейшее участие нашей страны в процессе переговоров с Ираном об его отказе от действий, которые могли бы быть связаны с обретением ядерного оружия. И тем не менее скажем, что два этих весьма серьезных результата на острых направлениях международной жизни еще не означают радикальных перемен к лучшему в двусторонних отношениях России и США, в международной политике. Опять стали заявлять о себе прямые и косвенные признаки того, что нам еще предстоит много поработать. Тем не менее, можно констатировать, что Россия в 2013 году существенно укрепила свою роль великой державы, политика которой служит стабилизации обстановки в мире. Не могу не сказать и о тех экономических мерах, которые предприняла Россия для выхода из опаснейшего кризиса в нашей братской Украине. Здесь и снижение на 1/3 цены на поставляемый российский газ, и выделение 15 млрд долл. на скупку украинских ценных бумаг, и развитие кооперационных связей в промышленности, особенно в самолетостроении, атомной и космических областях. Считаю, что это абсолютно правильный отход от слов: либо Украина выбирает статус ассоциированного члена Евросоюза, либо она вступает в Таможенный союз. Таких категоричных "либо-либо" не должно быть в отношениях между нашими странами, что и было продемонстрировано во время переговоров президентов России и Украины 17 декабря минувшего года. Это отнюдь не означает отхода от нашей оценки того, что происходит на Украине, как организованную и беспрецедентно поддерживаемую США и их европейскими союзниками акцию, направленную на свержение режима, который, несмотря на ряд ошибок, законно представляет власть на Украине. * По материалам выступления на заседании "Меркурий-клуба" 13 января 2014 годаИсточник: "Российская газета" -----ОАО «Центр международной торговли» (ММВБ: WTCM, ЦМТ) – зарегистрировано 16 сентября 1992 года (до 2000 года ОАО «Совинцентр»). Компания является правопреемником «Центра международной торговли и научно-технических связей с зарубежными странами», открытого в 1980 году.Архитектурный ансамбль общей площадью 265,3 тыс. кв. расположен на территории 7 га в пределах третьего транспортного кольца. Он включает в себя: три офисных здания этажностью от 20 до 29 этажей; Конгресс-центр; отель Crowne Plaza, включая эксклюзивный Клубный корпус; апарт-отель «Международная-2»; автоматизированный многоуровневый паркинг; рестораны высшей категории.Доходы ОАО «ЦМТ» от продаж в 2012 году выросли на 13,5% до 5,76 млрд. рублей, чистая прибыль увеличилась на 8,7% до 1,347 млрд. руб. Уставный капитал компании разделен на 1,083 млрд. обыкновенных и 162 млн. привилегированных акций номиналом 1 руб. каждая. 

26 октября 2013, 01:52

Путин будет сам возглавлять комитет по науке

ВестиСовет при президенте России по науке и образованию и состав президиума этого совета утвердил своим указом Владимир Путин. В состав президентского совета вошли 38 человек. Все они видные российские ученые, представляющих различные направления отечественной науки. А возглавил совет сам глава государства.Также Владимир Путин будет утверждать и председателя по кадровым вопросам и руководителей межведомственных рабочих групп совета, сообщает ИТАР-ТАСС. Указ президента о президентском совете по науке и образованию опубликовал сайт Кремля.Заместителями председателя президентского совета утверждены президент РАН Владимир Фортов и помощник президента Андрей Фурсенко. Фурсенко при этом возглавит президиум совета, который состоит из 13 человек.В состав президиума также входят президент "Курчатовского института" академик Евгений Велихов, директор того же института член-корреспондент РАН Михаил Ковальчук, ректор МГУ академик Виктор Садовничий, ректор Санкт-Петербургского госуниверситета Николай Кропачев, академик Евгений Примаков и другие.Указ о президентском совете по науке и образования вступил в силу с момента его подписания.

18 августа 2013, 23:13

Особенности национального дефолта

Пятнадцать лет назад Россия фактически признала себя банкротом. // Михаил Малышев Сотни банков в одночасье разорились, сотни тысяч людей потеряли свои вклады – все это было 17 августа 1998 года названо иностранным словом «дефолт». Либералы по сей день уверяют: то было великое счастье, и экономика страны, в конечном итоге, благодаря дефолту, только выиграла. На самом деле, благодарить за нынешнее, пусть и весьма относительное экономическое благополучие, надо совсем не тех, кто объявил дефолт, а тех, кто оперативно и весьма профессионально ликвидировал его последствия. В августе 1998 года мне довелось оказаться в Болгарии. Так вот, как только автора дефолта Сергея Кириенко 23 августа отправили в отставку, супруга тут же потянула меня в магазины – срочно сбрасывать как рублевую, так и долларовую наличность. Ну, никакой веры в возвращение финансовой стабильности. И как же она была права! Рубль буквально за считанные дни рухнул по курсу сначала вдвое, потом втрое, а к концу года – почти в четыре раза. Не сказать, что мы вернулись в Россию к разбитому корыту – благо, никаких банковских вкладов у семьи не было и в помине, но все же…   Лишь после назначения председателем кабинета министров Евгения Примакова, а особенно после того, как он развернул свой самолет над Атлантикой, по сути, отказавшись от американской помощи, появилось нечто вроде уверенности. Выкарабкаемся! И ведь выкарабкались.   Да, за счет разорения сотен тысяч соотечественников, за счет беспрецедентного снижения уровня жизни и падения зарплат и пенсий ниже плинтуса, за счет жесточайших мер бюджетной экономии, наконец. …Итак, 17 августа 1998 года информационные агентства выдали в свет рутинное, на первый взгляд, сообщение «Об очередных мерах государственной денежно-кредитной политики». Это была бомба. И не замедленного, а немедленного действия. Название, согласитесь, в самую пору для делегатов съезда КПСС, но зато каково содержание! Правительство, возглавляемое Сергеем Кириенко, метко прозванным в народе «киндер-сюрпризом», объявило о расширении валютного коридора – что, само по себе, вовсе не страшно. Об отказе от погашения на договорных условиях государственных краткосрочных облигаций - а вот это уже серьезно, если учесть, что именно в ГКО, вместе с облигациями федеральных займов, успело уйти уже больше половины госдолга. О трехмесячном моратории - отсрочке выплат - по частным, банковским и фирменным, долгам иностранным кредиторам. Практически мгновенно в прессе прозвучало страшное слово «дефолт». О нем твердили еще с весны, от него пытались предостерегать, нам прописывали разного рода рецепты. Среди них особенно популярен почему-то был аргентинский, как оказалось впоследствии, совершенно непригодный. А самого молодого премьера не без оснований называли могильщиком российской экономики. Сегодня же последователи покойного Егора Гайдара продолжают именовать С. Кириенко чуть не ее же, экономики, спасителем… Для начала попробуем разобраться, как же отечественная экономика дошла до жизни такой.   Прежде всего, на путь к дефолту страна встала сразу по объявлении гайдаровской шоковой терапии.   Цены в стране, как известно, были отпущены в начале 1992 года. Хотя сделать это надо было раньше, когда еще были кое-какие советские запасы, и предприятия хотя бы не замерли. Или же позже, когда можно было наполнить прилавки за счет импорта в обмен на нефть и газ. Самый неподходящий момент был выбран словно нарочно, в результате чего получили полный крах в финансах и гиперинфляцию, от которых только к тому же 1998 году и стали приходить в себя. Да так, что рубль «стабилизировали» на курсовой отметке чуть выше 6 рублей за доллар. Нефть помогла. Но весной 1998-го она снова стал стремительно дешеветь, а Россия уже успела наделать за рубежом долгов под экспорт нефти. Покрывать их стали за счет заимствований внутри страны, что в то время обходилось намного дешевле. К тому же на олигархов, у которых государство в основном и одалживалось, можно было ведь и надавить. Напомнив при случае о «коммунистической угрозе» или же о необходимости быть благодарными за залоговую приватизацию. Однако когда «нефтяной подпитки» практически не стало - что, впрочем, не мешало тем же олигархам неумеренно наращивать вывоз нефти - внутренние заимствования тоже стали дорожать. Но легкие деньги – как наркотик, Центробанк и министерство финансов еще при правительстве Виктора Черномырдина взялись строить такую пирамиду из ГКО и ОФЗ, по сравнению с которой «МММ» – песочный куличик. При С. Кириенко, сменившем в апреле 1998-го В. Черномырдина, ломать механику заимствования не решились. Как не решились и пойти на плавную девальвацию рубля. Может быть, наших горе-финансистов смутил тот факт, что как раз в начале 1998-го была проведена деноминация рубля – у него срезали три нуля под обещания «вечной финансовой стабильности».   Вторым фактором, который толкнул Россию на путь к дефолту, стала чрезмерно либеральная валютно-денежная политика, когда чуть ли не все заработанное на нефти и газе тут же утекало за рубежи страны.   Ни о каких масштабных инвестициях, даже под сурдинку приватизации, речи не было, не было вливаний ни в фондовый рынок, ни в реальный сектор экономики – хотя бы в виде поставок оборудования или же организации отверточных производств. В Россию тогда гнали только потребительские товары, причем, как правило, не самого высокого качества. «Оборонка», а также еще целый ряд отраслей, на которых держалась, пусть со скрипом, экономика СССР, стагнировали, проедая, а фактически разворовывая накопленный в прошлом ресурс материально-технических средств или сырья. Даже ликеро-водочная промышленность – традиционный источник немалых средств для бюджета - пользуясь ситуацией, почти наполовину ушла в «тень», продолжая подкармливать директоров и мафию, но отнюдь не страну. Еще одна причина дефолта, причем причина, иной раз достаточная для дефолта уже сама по себе – это неумеренные бюджетные аппетиты тогдашней власти, причем как исполнительной, так и законодательной. Да, коммунисты отбивали под «социалку» неподъемные суммы, но они же, вместе с соратниками и противниками, не сомневаясь, голосовали также и за совершенно неумеренные расходы на безопасность. Не оставались обделенными даже армия и оборонная промышленность, непонятно только, как же они с такими тратами оказались в том состоянии, которое имело место в конце 1990-х? Впрочем, можно догадываться... Дорожку к дефолту для страны помогала прокладывать инфляция, мастерски скрываемая властями, ради чего жертвовались валютные резервы и брались практически невозвратные долги. Деньги властям были крайне нужны в условиях тогдашнего острого политического противостояния. И наконец, последний, и едва ли не решающий фактор в пользу дефолта, о котором почему-то не вспомнили даже в Счетной палате при подведении итогов одного из мероприятий эпохи реформ. Речь, как вы, надеюсь, поняли, о приватизации. И ваучерной, и залоговой. И та, и другая почти ничего в итоге не дали государственной казне, зато вывели из-под контроля, из-под управления, а также изъяли из государева кошелька целые отрасли экономики, причем отрасли самые прибыльные. Правительство прикормило олигархов, само же оказалось в роли того сапожника, что без сапог. Теперь - собственно о дефолте. По всем параметрам или же законам экономики, которые имеют особенность не срабатывать в самый неподходящий момент, российский бюджет должен был рухнуть еще весной 1998 года. Как раз, когда на исполнительную власть поставили С. Кириенко. Все меры, принимаемые ими, только усугубляли ситуацию.   У тех, кто сегодня призывает к уголовной ответственности за события августа 1998 года для Сергея Кириенко и возглавлявшего тогда Центробанк Сергея Дубинина, есть к тому немалые основания.   Впрочем, тогда надо было спросить и с Бориса Ельцина, и с могучей кучки олигархов, начиная с уже умершего Бориса Березовского, и севшего совсем за другое Михаила Ходорковского, а также пропавшего в никуда Владимира Гусинского, со здравствующего Виталия Малкина и уже покойного Владимира Виноградова, с «оставшихся при своих» Владимира Потанина, Михаила Фридмана или Петра Авена, с нынешнего грузинского премьера Бидзины (он же – Борис) Иванишвили… Все делалось тогда только для того, чтобы сиюминутно попристойнее отчитаться перед Б. Ельциным. Пирамида ГКО продолжала раскручиваться дальше: в долг летом 1998 года брали уже и под 120, и под 160 процентов годовых. Правда, по доброй воле уже мало кто давал, так как никто уже не верил в реальность возврата. И вот 17 августа был нанесен удар – страшный удар по банкам и по людям. Но если банки – это просто структуры, то люди пострадали реально. Не было ведь тогда ни системы страхования вкладов, ни механизмов индексации. Ни вкладов, ни зарплат, ни пенсий. Банки? А что банки, многие из них ушли под процедуру банкротства, отнюдь не всегда грозящую реальными потерями владельцам и топ-менеджменту. Некоторые благополучно увели «чистые активы» в новые структуры, бросив на волю вкладчиков то, что оставалось. Итог известен: масса скандалов и настоящих трагедий, сотни тысяч разорившихся людей, и… всплывающие тут и там бывшие великие банкиры… Кстати, и тогдашний глава Центробанка Сергей Дубинин, как и его тезка Кириенко, тоже ведь всплыл – теперь он председатель наблюдательного совета ВТБ. Пятнадцать лет спустя либералам стало намного легче втолковывать новому поколению мысль о том, что дефолт оказался для российской экономики скорее полезным, чем вредным. Мало кто станет напоминать, что в проигрыше оказалось подавляющее большинство из нас.   Да и государство-то выправилось, прежде всего, за счет усилий населения, и за счет того, что сограждане опять сумели стерпеть.   Тем не менее, перечислю преимущества, полученные отечественной экономикой в результате дефолта. Итак, по следам августа 1998-го цены росли намного медленнее, чем курс доллара, что помогло встать с колен целому ряду отечественных предприятий. Такая тенденция сохранялась практически до осени 1999 года, но где же здесь заслуга авторов дефолта? Надо просто отдать должное тем, кто принял у них руль осенью. Многие предприятия, особенно из числа ориентированных на внутренний рынок, получили от дефолта, прежде всего, конкурентные преимущества за счет возможности держать цены намного ниже долларовых, которые предлагали импортеры. При этом, естественно, объемы импорта заметно снизились. Причем, как в секторе товаров высокого качества, которые на достаточно длительное время выпали за рамки сферы реальной конкуренции с российскими товарами, так и в секторе дешевого ширпотреба, которому новая российская власть жестко перекрыла каналы поставок в Россию. Времена засилья «челноков» к тому времени уже остались позади. Так что и здесь никакой заслуги творцов дефолта нет. В выигрыше оказались олигархи и принадлежащие им структуры, ориентированные на экспорт: они получили преимущества за счет курсовых разниц. А еще им помог неожиданно начавшийся рост цен на нефть, а также на металлы – и цветные и черные, то есть основные товары нашего экспорта. И все же, если сопоставить приведенные выше «позитивные» последствия дефолта с негативным его влиянием, сравнение получается весьма грустным.   Самое худшее в том, что люди окончательно перестали верить в рубль - причем надолго. Сомневаюсь, что сегодня хоть кто-нибудь в России твердо и безоговорочно верит в свою валюту.   Вера во власть тоже была утрачена, правительство Е. Примакова лишь чуть поправило дело, а о том, что было дальше, лучше промолчим. Никто со времен дефолта не верит ни в банки, ни в нашу финансовую систему в целом. Хуже того, кажется, что до сих пор большинство населения вообще не верит в то, что в финансах страны когда-нибудь и что-нибудь реально наладится. И вдобавок ко всему этому продолжающееся реальное падение производства, ползучий, и практически до нынешнего дня не прекращающийся, рост цен. После 17 августа 1998 года России предлагалось уйти в «изоляционизм», чуть ли не возводить железный занавес, рискуя нарваться на глобальный товарный голод. Но оживления экономики все же добиться удалось. Удалось правительству Евгения Примакова с первым заместителем по экономике Юрием Маслюковым и главой Центробанка Виктором Геращенко. Удалось за счет предельно жесткой денежно-кредитной политики, мощных таможенных барьеров в виде запретительных пошлин на то, что могло производиться внутри России, за счет широкого спектра мер экономического протекционизма, за счет прямой поддержки социально важных отраслей и конкретных предприятий, наконец, за счет жесточайшего контроля в сфере обращения валюты. К чему вспоминать старое? Понятно, чтобы не допустить его повторения сегодня, когда творцов «дефолта» многие предлагают считать «спасителями России».   «Девальвации не будет, - заверил «дорогих россиян» 14 августа Б. Ельцин. - Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано».   Теми, кто нажился на дефолте.

28 января 2013, 19:56

Чубайс против Глазьева

Письмо президенту известного экономиста взбудоражило экспертное сообщество.Академик Сергей Глазьев на днях направил В. Путину письмо, в котором предупреждает о финансовой войне со стороны развитых стран за обладание реальными ресурсами нашей страны, что вызвало неоднозначную реакцию со стороны либералов.Еще прошлой осенью Владимир Путин заказал Российской академии наук проект «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности». Рабочую группу РАН возглавил вице-президент академии и член совета директоров «Роснефти» Александр Некипелов, а курировать работу со стороны Кремля было поручено советнику президента Сергею Глазьеву. Тот, разобравшись в сути дела, как ведущий специалист сделал соответствующие выводы.Так, считает российский ученый, Запад наращивает свою валютную эмиссию и скупает реальные активы. С. Глазьев сообщил: по его данным, за последние два года было эмитировано 1,5 триллиона долларов, 1,2 триллиона евро и аналогичные суммы в иенах и фунтах стерлингов. Советник президента называет такой подход «легализованной агрессией», поскольку в условиях нашей экономической модели российский финансовый рынок зависит от иностранных денег. И на эмитированную валюту Запад способен поглотить российские активы. Хотя, попросту говоря, капитал этот будет фиктивным.Как только стали известны лишь некоторые параметры проекта, неожиданно развернулась острая дискуссия вокруг еще даже не написанного академического труда.Разумеется, оптимистические прогнозы авторов, такие, как 8 процентов прироста ВВП, 10 – промышленного производства, или 15-процетное увеличение инвестиций в основной капитал, просто не могли не вызвать раздражения в рядах российских экономистов либерального крыла с их извечным «пессимизмом».А в адрес Сергея Глазьева посыпались откровенно оскорбительные выпады со стороны Анатолия Чубайса.Но, похоже, гораздо опаснее в их глазах другие, еще не вошедшие в проект, но, по сути, стратегические тезисы авторов.В первую очередь, речь идет о том, что Россия после выхода из острой фазы кризиса и присоединения к ВТО может оказаться перед реальной перспективой глобального поражения в финансовой войне. И в первую очередь потому, что новую фазу масштабной приватизации готова начинать в таких условиях, когда ее конкуренты, причем не только на Западе сосредотачивают в своих руках огромные свободные финансовые ресурсы. Для такого накопления, среди прочего, используется и самый примитивный инструмент в виде прямой денежной эмиссии. Тщательно маскируемой, впрочем, под антикризисные меры.Тем временем, Россия, даже в этих условиях, упорно придерживается монетарных принципов финансовой политики: никакой антикризисной эмиссии. Хотя на рубеже 2008-2009 годов небольшая девальвация рубля - параллельно, между прочим, с союзным белорусским рублем - совсем неплохо сработала, жаль, что потом весь девальвационный эффект мы благополучно проели. И все это делается под благим предлогом необходимости «таргетировать» инфляцию путем сжатия денежной массы.А ведь корни инфляции кроются, как известно, совсем в ином – в плохо контролируемом росте монопольных цен, тарифов и акцизов.Да, наши финансисты-монетаристы в результате такой «последовательной» политики получают «относительно благополучные» показатели по инфляции. Но ведь и это - в основном благодаря тому, что дешевеют ультрасовременная импортная электроника или предметы роскоши, и уже почти не дорожает недвижимость – дальше просто некуда.А вот продукты питания и потребительские товары нижнего ценового диапазона, тем временем, дорожают опережающими темпами. В итоге практически все тяготы «неравномерной инфляции» ложатся на плечи самых бедных слоев населения.Великий комбинатор уверял, что в финансовую пропасть можно падать до бесконечности. Опыт современной России слишком уж наглядно убеждает в справедливости этой истины. Отечественный рубль, давно забывший обидное прозвище «деревянный», но так и не ставший по-настоящему «нефтяным», остается, по сути, суррогатом доллара, и в некоторой степени - евро. И дело даже не в привязке курса рубля к бивалютной корзине – это не более чем констатация реального положения дел. Куда хуже то, что сами же российские финансовые власти, под разными лозунгами, начиная с борьбы с инфляцией, вот уже полтора десятка лет старательно отбивают у населения страны остатки доверия к собственной валюте.Очень показательно, что любые предложения кардинальных мер, которые помогли бы рублю слезть с «долларовой иглы» - даже если их предлагали вполне авторитетные и наделенные полномочиями специалисты - никогда не получали продолжения. Так было, к примеру, с идеей нынешнего заместителя председателя правительства Дмитрия Рогозина продавать нефть за рубли. Упаси вас боже, как будто прозвучало из Вашингтона, какие там рубли, даже за евро - ни-ни! Потом, так же беспардонно, похерили российское предложение создать «Газовый ОПЕК» наподобие нефтяного. Хотя уж «голубое топливо» продавать в Европу за евро нам никак, даже из Вашингтона, запретить нельзя. Многие годы, с завидной последовательностью, спускаются на тормозах такие проекты, как «союзный рубль», или совсем уж скромное по масштабам региональное лидерство российской валюты.Фактически дважды России пришлось откровенно «взбрыкнуть», чтобы не погрузиться в пучину уже не ползучего вялотекущего финансового кризиса, а реального финансового коллапса.Первый раз это случилось осенью 1998 года, когда только что назначенный председателем правительства Евгений Примаков развернул свой самолет прямо над Атлантическим океаном, отказавшись от помощи МВФ по небезызвестному «аргентинскому сценарию».Ведущее российское деловое издание после этого оглоушило бизнес-сообщество кричащим заголовком: «150 миллиардов – во столько обойдется России разворот премьерского лайнера над океаном». Не случилось. Более того, Россия вышла из дефолта и последующей четырехкратной девальвации рубля с окрепшей экономикой и реанимированной финансовой системой. Вскоре и с колоссальными долгами рассчиталась.Второй раз сопротивляться России пришлось уже в разгар всеобщего финансового кризиса зимой 2008-2009 годов, когда львиная доля наших резервов оказалась «удачно и надежно» размещенной в благополучно лопнувших американских фондах «Фанни Мэй» и «Фредди Мак». Таких кардинальных мер, как за десять лет до того, в этот раз, к счастью, не потребовалось. Да и вряд ли России они были бы дозволены – слишком уж плотно успели ее втянуть в мировой финансовый кругооборот еще задолго до присоединения к Всемирной торговой организации.И теперь, уже после долгожданного «воссоединения» с ВТО, России почему-то не прописан даже эмиссионный путь борьбы с кризисом. Тот самый, который избрали и Евросоюз с его огромными долгами, и США с их угрозой «фискального обрыва» и «потолком госдолга», который год от года, как в песне, все выше и выше. Федеральная резервная система США только за годы правления двух последних президентов успела напечатать столько долларов и набрать столько долгов, что всей Америке надо было бы несколько лет работать просто бесплатно, только чтобы со всеми рассчитаться.Однако доллар - все же не евро, ему есть на что и на кого опереться. Помимо того, что за стабильный доллар горой стоит национальный потребитель, на его стороне еще много лет будут, в первую очередь, нефтяные шейхи. Не зря же они, в конце концов, десятки лет зарабатывали эти «зеленые бумажки», искали им эффективное применение. А сейчас, после серии «арабских революций», еще и притихли, поскольку исламистов боятся, кажется, даже больше, чем американской военной силы. Ставку на доллар - всерьез и надолго - сделали и китайские коммунисты, для которых американский рынок главный стимулятор весьма сомнительного экономического роста Поднебесной. Неизменно за доллар и бесчисленные получатели кредитов, грантов и разнообразных иных видов финансовой помощи, которая непрерывным потоком идет из Вашингтона - благо никто там печатный станок выключать не планирует. А еще за доллар, к тому же за наличный, мировая наркомафия, у которой на руках, по самым скромным оценкам, чуть ли не треть мировой «зеленой наличности».У российского рубля такой поддержки, разумеется, нет и в помине. Но в результате то, что позволено Юпитеру, то есть американскому Федеральному резерву, не позволено быку – то есть российскому Центробанку. Речь, как вы понимаете, о денежной эмиссии.Вот почему, в то время как по всему «цивилизованному миру» деньги дают бизнесу в кредит по рекордно низким ставкам – 3-4, а то и 1,5-2 процента годовых, в нашей стране меньше, чем под 15-17 процентов получить средства - неосуществимая мечта.Даже учетная ставка Банка России – по определению, самая низкая в стране – составляет сейчас 8,25 процента. На таких условиях, вообще-то, ни один уважающий себя предприниматель взаймы брать не станет, не то, что банкиры, на которых, в принципе, и ориентирована ставка рефинансирования ЦБ РФ. А мы еще удивляемся снижению деловой активности в стране, когда кроме олигархов, никакому честному предпринимателю работать не просто невыгодно, а невозможно.Да, скептики, особенно из числа тех, кто сейчас так агрессивно набросился на Сергея Глазьева с коллегами, считают, что эмиссионный путь выхода из кризиса – это все равно, что попытка тушить пожар бензином. В теории - либеральной, разумеется - это, конечно так, но практика пока свидетельствует о том, что методика срабатывает. И будет срабатывать до поры до времени, главное тут, вовремя «выпустить пар» из раздувающихся финансовых пузырей. То есть проделать то, чего не захотели или же, пребывая на волне эйфории безудержного экономического роста, не успели проделать осенью 2008 года. Пресловутый экономический рост, тогда, как впрочем, по многим параметрам и сейчас, на самом деле, был абсолютно бумажным, но в финансовых показателях отражался очень даже хорошо. Примерно так, как нефтяные цены в современном российском ВВП.Именно из такого расклада и возникли пресловутые «вызовы» для российской экономики, уже озвученные авторами документа, который сейчас готовится в РАН. И даже нервная реакция либерал-экономистов лишний раз подтверждает тот факт, что «вызовы» отнюдь нешуточные. Они тем более реальны, что слишком уж согласованной и последовательной выглядит долгосрочная подготовка наших конкурентов к грядущим преобразованиям в российской экономике. Если первую фазу российской приватизации иностранный капитал фактически проспал, то уже к реформе энергетики подошел во всеоружии, войдя в эту отрасль пусть не в таких масштабах, как мог бы надеяться, зато на таких условиях, какие дочубайсовым монополистам из РАО ЕЭС даже не снились.Дальше – больше.Интернационализация российского бизнеса – а, по сути, его выдавливание на обочину - идет очень высокими темпами, плохо контролируются уже целые отрасли экономики.Так, российский автопром фактически уже превращен в филиал мирового. В секторе розницы правят бал заморские торговые сети. Сельское хозяйство неконкурентоспособно, и давно уже впору всерьез обеспокоиться по поводу продовольственной безопасности страны. Мы вошли в ВТО, причем путем затяжного торга, но права масштабно субсидировать свой аграрный сектор, как это делается в тех же США, для себя то ли не выбили, то ли же ими совсем не пользуемся. Сфера телекоммуникаций уже сейчас фактически интернациональна, хотя неудача Джорджа Сороса с приватизацией «Связьинвеста» в свое время здорово притормозила процесс. Теперь же на очереди – приватизация «Ростелекома», куда более привлекательной структуры. А речь уже идет о снятии чуть ли не всех ограничений для стратегических предприятий, перспектива приватизации которых совсем недавно даже не рассматривалась. Но Россия продолжает сопротивляться, и вправе рассчитывать на то, что неблагоприятный «тренд» просто необходимо разворачивать.Оппоненты разработчиков академического проекта с какой-то особенной страстью упрекают авторов, прежде всего, в ставке на инфраструктурные проекты. Но ставка на развитие инфраструктуры – это отнюдь не дело отдаленного будущего. Это реальность наших дней, хотя в инфраструктуру пока вкладываются, в основном, государственные средства. Речь идет, как вы понимаете, о реализации таких проектов, как Сочи-2014, форум АТЭС на острове Русский, футбольное первенство мира 2018 года. Там каждый государев рубль, как у Петра Великого, должен за собой три частных тянуть. А почему еще не тянет, объяснять, думаю, долго не нужно – с коррупцией совладать в одночасье совсем непросто. Показательно, что о необходимости инвестировать в инфраструктуру сегодня заговорили и многие из либеральных экономистов, хотя такое «зачисление» в список им может и не понравиться – к примеру, экс-министр Алексей Кудрин или Павел Медведев, уполномоченный по правам потребителей услуг финансовых организаций.И все же, еще слишком много у нас тех, кто продолжает твердить: «Инфраструктурные проекты - это не то, что потребляется людьми за деньги. Даже платные дороги, хотя и платные, имеют срок окупаемости, исчисляемый десятилетиями, гораздо более продолжительный, чем время строительства дорог. Даже жилье, если условно отнести его к инфраструктуре, строится месяцы, а выкупается десятилетиями». И отсюда делается парадоксальный вывод: все деньги, которые будут потрачены на инфраструктуру, окажутся в карманах тех, кто ее строил, гораздо быстрее, чем инфраструктура их «обратно заработает».Логика поистине странная, словно ученым за долгосрочные разработки денег не платят, или в армии офицеры у нас служат без зарплаты. С инфраструктурными проектами, по тем срокам, на которые они «связывают» вложенные средства, сравниться могут, пожалуй, только высокотехнологичные производства. Но ведь они тоже нуждаются в инфраструктуре, к тому же - развитой, качественной.После этого, думаю, не стоит сомневаться, что и вся прочая либеральная аргументация против академических разработок носит столь же «парадоксальный» характер.Россия богата ресурсами. Но пользуются ими отнюдь не всегда с пользой, как для ныне живущих, так и для будущих поколений. Ничуть не менее богата наша страна идеями. Вот с воплощением их в жизнь дело обстоит обычно хуже. Глава «Роснано» уже объявил: «Человек, который всерьез утверждает, что денежная эмиссия в США и Европе осуществляется с целью захвата по дешевке российских активов, если он здоров, может быть кем угодно, только не экономистом». Вы ждали от А. Чубайса другой оценки?…Январь всегда считался традиционно скучным для российской экономики и финансов. Первый месяц наступившего года нарушил эту традицию: сегодня речь идет о защите национальных интересов в условиях глобального кризиса.Алексей Подымов - шеф-редактор информационного агентства «Финансовый контроль – новости».Источник

22 января 2013, 11:14

"Игра в поддавки"

О роли Медведева в сдаче Ливии и интересов России.

22 января 2013, 09:23

Интервью Евгения Примакова

О работе "Меркурий-клуба", развитии отечественной науки, евразийской интеграции и обстановке на Ближнем Востоке рассказал в интервью "Голосу России" академик РАН, государственный деятель Евгений Примаков

15 января 2013, 00:29

"Боже, царя храни!" Вставать или не вставать?

Чувствую, всех заинтересовал и заинтриговал мой предыдущий пост - об исполнении царского гимна на приёме у Евгения Примакова.Как всегда, требуют подробностей: кто встал? кто не встал?Разумеется, таких подробностей вы от меня не дождетесь. Кроме одной - я встал. Ну и Евгений Максимович встал. И многие, прочитав мой пост, отнеслись к данному казусу юмористически. Со ссылкой на известные фильмы и романы. В общем-то понятно, хотя и банально.Всё же расскажу несколько подробнее, как было дело.Итак, данный приём устраивается ежегодно и именно 14 января. Выступление Примакова, который он всякий раз произносит, обязательно через день-два печатается в "Российской газете".Потом все рассаживаются за столы. В зале не менее 300 и не более 500 человек. На сцене - оркестр МВД. В зале, естественно, много давних соратников Примакова, но много и действующих чиновников.Ужин происходит под исполнение песен - русских и советских. А в промежутках выступают наиболее известные участники застолья.Первым слово предоставили Зюганову. Геннадий Андреевич произнёс краткую, но пламенную речь, в основном сведя её к тому, что приближается 100-летие Октябрьской революции... Ну и так далее - понятно.Вторым Примаков предоставил слово Жириновскому (третьим был Владимир Васильев, глава фракции "Единой России" в Госдуме).Жириновский начал с того, что думать нужно не о 1917 годе и его столетии, а о столетии 1913 года - года высшего расцвета Российской империи. Далее - развил эту тему, заклеймив коммунистов, которых, как он сказал, много в этом зале.И в конце сказал: в прошлом году я просил этот оркестр исполнить имперский гимн, но дирижер не стал, сославшись на то, что оркестр его не знает. И обещал к следующему году гимн выучить. (Я на том приёме не был, так как лежал с воспалением лёгких в больнице.) Надеюсь, сказал Жириновский, что обещание выполнено.И тут зазвучало "Боже, царя храни!" По полной форме, с текстом.Я встал, хотя монархистом не являются и никогда не являлся, а планы восстановления монархии в России (если они у кого-то есть) считаю абсурдными.Но это был государственный гимн моей страны в одной из её государственно-исторических ипостасей. Я бы встал и под гимн Советского Союза. По той же причине.Я оглянул зал. Несколько больше половины людей стояли. Остальные сидели. За некоторыми столами (за моим, например) одни стояли, а другие сидели.Евгений Максимович стоял. Что, на мой взгляд, правильно.Когда звучание гимна завершилось, Примаков одной репликой вывел ситуацию из той неловкости, которая, бесспорно, сложилась из-за неожиданного предложения Жириновского, а главное - из-за того, что зал раскололся.Примаков сказал: - Друзья, нужно быть реалистами. Бог, как известно, царя не сохранил. И хранит он теперь Владимира Вольфовича.http://rating.t30p.ru/?v_tretyakov.livejournal.com&p=tops

15 января 2013, 00:15

Евгений Примаков: Человеческий капитал выходит на первый план

Академик РАН, президент "Меркурий-клуба" Евгений Примаков выступил с аналитическим докладом. По его мнению, у России есть великие возможности, которыми она может воспользоваться в ближайшее время. Примаков особо отметил, что пахотные земли, пастбища, водные ресурсы могут внести в экспорт не меньший вклад, чем ТЭК

15 января 2013, 00:03

Академик РАН, президент "Меркурий-клуба" Евгений Примаков выступил с аналитическим докладом

По его мнению, у России есть великие возможности, которыми она может воспользоваться в ближайшее время. Примаков особо отметил, что пахотные земли, пастбища, водные ресурсы могут внести в экспорт не меньший вклад, чем ТЭКНашей стране нужен финансовый рывок в обеспечении здравоохранения, образования и науки. Уже совершенно очевидно, что одна из современных мировых тенденций - это выход на первый план человеческого капитала. Об этом вчера говорил академик РАН, президент "Меркурий-клуба" Евгений Примаков. По традиции он выступил с аналитическим докладом в дни празднования Старого Нового года на заседании клуба. В Центр международной торговли, где оно проходило, приехали ведущие российские экономисты, представители власти. Примаков привел несколько цифр. В США в 2010 году на образование тратили 3,6 тысячи долларов на душу населения, в Японии - 1,5 тысячи. У нас - всего 400 долларов. Государственные и частные расходы США на науку в расчете на одного исследователя составляли 293 тысячи долларов, в Китае - 74 тысячи. В России - 39 тысяч. Это не просто отставание, а серьезный разрыв, хотя в последнее время финансирование все-таки увеличивалось. Где взять деньги? Примаков советует использовать часть средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. И предупреждает: без финансового рывка в обеспечении здравоохранения, образования, науки не будет инновационного развития, модернизации страны. Не решится и демографическая проблема, остро стоящая перед Россией, которую покидают молодые креативные люди. По некоторым подсчетам, говорит Примаков, из нашей страны в последние годы уехали примерно 2 миллиона представителей образованного среднего класса. Но дело не только в деньгах. "Слепо копируя, например, организацию фундаментальной и прикладной науки в США, мы делаем ставку на развитие нашей науки в университетах, - говорит Евгений Примаков. - И в это время у нас существуют многочисленные институты Российской академии наук, кстати, предмет зависти наших американских коллег. Был принят специальный закон о развитии науки и ее коммерциализации в вузах. Пора подвести итоги". Примаков привел в пример Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе Российской академии наук, на базе которого создан Академический университет, включающий в себя лицей и Физико-технологический научно-образовательный центр. "В таких комплексах, - уверен Примаков, - заложено организационное будущее российской науки, позволяющее не только использовать накопленный потенциал выдающихся академических институтов, но и возможность выявления и подготовки наиболее одаренной молодежи".   Пахотные земли, пастбища, водные ресурсы могут внести в экспорт не меньший вклад, чем ТЭК Особое внимание академик уделил недавнему вступлению России во Всемирную торговую организацию. От этого, заметил он, в первую очередь выигрывают экспортеры. Что, впрочем, не значит, что сейчас их уже не надо стимулировать. Экспорт нефти и газа, напоминает Примаков, обеспечивает около половины доходов федерального бюджета. И правильно, что для достижения "деструктуризации экономики акцент делается не на ослаблении экспортных возможностей сырьевого сектора". Тем более ситуация здесь непростая. За рубежом интенсивно работают над созданием заменителей традиционных энергоресурсов, включая производство сланцевого газа. Если нам заранее не подготовиться, то основной для нас фактор роста ослабнет, предупреждает Примаков. Что же в таких условиях еще может стать точками роста, на что обратить внимание? Сельское хозяйство и пищевая промышленность, дает ответ Примаков. "По своему потенциалу пахотные земли, пастбища, водные ресурсы могут внести в экспорт не меньший вклад, чем ТЭК, - говорит он, - особенно с учетом неизбежного обострения мировой продовольственной проблемы и недостатка пресной воды в ближайшие десятилетия и возможного ухудшения конъюнктуры на рынке нефти и природного газа". В условиях ВТО, уточняет академик, очень важно помочь нашему производителю конкурировать с иностранными фирмами именно на российском рынке. Речь идет об импортозамещении, особенно в машиностроении. И здесь без денег, особенно без "длинных", - никуда. Но многие предприятия реального сектора экономики о них могут только мечтать. "Требуется кардинальная реформа российской банковской системы, - настаивает Примаков. - Ее оздоровление предполагает более активное исключение "карманных" и криминальных банков". В решении всех этих задач, понятно, не обойтись без помощи государства. И не только их. Примаков обращает внимание на ключевые сектора экономики, акцентируя, что это далеко не второстепенная тема, особенно в условиях, когда в стране распространялись идеи резкого сокращения или вообще отхода государства от владения средствами производства. Академик приводит в пример непростую ситуацию в электроэнергетике России, от которой зависят издержки промышленности и сельского хозяйства, жизненный уровень населения. Реформа РАО "ЕЭС России" не принесла отрасли достаточных инвестиций. "Распределительные сети в предаварийном состоянии, - констатирует Примаков. - Еще одна характеристика - неразбериха в соотношении центрального и регионального уровней. У многих регионов нет ни денег, ни соответствующих компетенций. Разве не ясно, что в таких условиях требуется повышение роли государства?" Прежде всего нужны инвестиции в новые генерирующие мощности, в модернизацию сетей. Необходимо усилить государственное регулирование рынка электроэнергии, продолжает Примаков, ссылаясь на опыт США, Канады и многих европейских странах, "где надежность поставок и безопасность энергетических объектов обеспечивает не рыночный механизм, а прежде всего - государство". Большой потенциал заложен и в наших отношениях со странами СНГ, хотя и не во всем они развиваются удовлетворительно, замечает академик. Но оптимизм ему внушают успехи в создании Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, единого экономического пространства. Будет ли расширяться эта интеграция? Во многом, считает Примаков, это зависит от того, извлечем ли мы уроки из событий в Европейском союзе. "Трудности, которые испытывает на себе ЕС, - поясняет докладчик, - свидетельствуют, что интеграция не может развиваться без создания и развития наднациональных структур. Это - непреложная истина. Но следует подчеркнуть: она отнюдь не означает, что государственный суверенитет теряет свое значение в сегодняшнем мире". У России великие возможности, уверен Примаков. И она должна уже в этом году воспользоваться ими в полной мере. "Пусть России перейдет все лучшее из 2012 года, - сказал он в заключение, - и останется в прошлом все, что не служит ни ее сегодняшнему дню, ни будущему".

06 января 2013, 13:17

Евгений Примаков о событиях на Ближнем Востоке

Евгений Примаков на канале РТР в передаче "Мнение" высказался о событиях на Ближнем Востоке.

17 декабря 2012, 18:20

Примаков: "Политика псевдолибералов потерпела полный провал..."

Сегодняшняя статья Примакова, где, в частности, критикуются страх потерявшие компрадоры, предлагающие исходя из неких сумасбродных "идеологем" (а, быть может, и во исполнение приказов своих хозяев из Лондон-Сити) форсированно приватизировать  "Роснефть", ВТБ, "РусГидро", "Аэрофлот", РЖД, "Транснефть": Современная Россия и либерализм Послание Федеральному Собранию президента Путина, в котором он очертил широкую амплитуду мер для благополучного развития России на будущее, не могло не вызвать широких откликов и комментариев. Отмечу, как мне представляется, одну из главных идей Послания: определение роли государства в назревших переменах в жизни общества, в модернизации политической системы. По Путину, это не означает отхода от значимости частных интересов, но не может достигаться за счет развития противоречий между ними и интересами государства, тем более разрушения самого государства. Эти положения высвечивают актуальность для современной России темы соотношения государственных основ с либерализмом.   Первые встречи с либерализмом   В Советском Союзе мы впервые столкнулись с либерализмом во время перестройки, когда не удалось объединить социализм с либеральными идеями, построить, как тогда говорили, "социализм с человеческим лицом".   Следующая встреча с либерализмом произошла после развала Советского Союза, когда лица, называвшие себя либералами, уже встали у штурвала власти. Много написано и сказано об их политике, конечно же, нелегкой в период перехода страны от командно-административной системы к рынку. Но как мыслился этот переход и что было основным для таких либералов? Многие из тех, кто во время горбачевской перестройки пропагандировал возможность демократизировать социализм, теперь во главу угла поставили ликвидацию всего того, что было при СССР. Отвергалось буквально все - не только то, что подлежало отторжению, но и целый ряд механизмов для научно-технических и экономических достижений, позволивших мобилизовать ресурсы для решения задач модернизации. В начале 90-х годов псевдолибералы призывали государство вообще уйти из экономической жизни. Это привело к тому, что появилась группа лиц, присвоивших при антинародной приватизации природные богатства страны, ее экономический потенциал и претендовавших на власть в России. В результате российская экономика потеряла за 90-е годы больше, чем за время Второй мировой войны.   Бывший советник президента России Андрей Илларионов пишет о так называемых либералах 90-х годов: "Люди, провозглашавшие отделение собственности от власти, на практике захватывали госкомпании, государственные здания, получали госфинансирование, добивались вначале пониженных ставок арендной платы, а затем и полного освобождения от платежей государству. Такие действия дискредитировали не только конкретных людей, но и идеи, с которыми они ассоциировались в общественном сознании". Напомню, что Андрей Илларионов отнюдь не принадлежит к критикам либерализма или к тем, кто идеологически и политически обслуживает властные структуры в России.   Политика псевдолибералов потерпела полный провал - им принадлежало авторство дефолта в 1998 году, переросшего в экономический кризис, чуть не обрушивший Россию в пропасть. Политическим провалом псевдолибералов можно считать расстрел танками российского парламента в 1993 году.   Может быть, не стоило останавливаться на уже пережитом Россией прошлом, если бы не одно "но": правые в современной России за редким исключением не только не выступают с критикой так называемых либералов 90-х, но, напротив, превозносят их.   Государственно-частное партнерство или госкапитализм   После экономического краха псевдолибералов в России установилась линия на развитие рыночного хозяйства с широким участием государства в экономике. Не были принесены в жертву истинно либеральные рыночные ценности: отвергнуты призывы к тотальной национализации, отмене конвертируемости рубля, возвращению к государственной монополии внешней торговли. Но к этому решительно добавились интересы государства: прекращение антинародной приватизации, усиление роли государства как регулятора экономики, борьба с экономическими преступлениями.   В начале XXI века оформилась идея государственно-частного партнерства. Была подчеркнута роль государства не только как регулятора экономики наряду с рынком, но и как собственника средств производства. Государство стало владельцем или акционером целого ряда предприятий, крупных банков. Одновременно провозглашалось, что госсобственность постепенно будет приватизироваться за исключением небольшого числа стратегических предприятий, связанных главным образом с обороной, безопасностью и жизнедеятельностью общества.   Заявления, что это не госкапитализм, так как постепенно перевес получит частный сектор, отвечают действительности. Однако в государственно-частном партнерстве государству принадлежала определяющая роль. Это стало объективной необходимостью. К середине нулевых годов нашего столетия проявились сложности государственно-частного партнерства. Не во всех случаях и далеко не по всем проектам его негосударственная часть готова была, да и сейчас готова, выполнить свои функции. Характерен пример, связанный с общепризнаваемой необходимостью изменить структуру российской экономики, освободить ее от полной зависимости от мировых цен на экспортируемые энергоресурсы. За двадцать с лишним лет частнопредпринимательские структуры не пошли на серьезные инвестиции в обрабатывающую промышленность, в реиндустриализацию страны. Все большее значение приобретало бюджетное финансирование проектов, но оно оказалось недостаточным для остро нуждающихся в инвестициях инновационных производств и крайне необходимых проектов в области образования, здравоохранения. Эти трудности усугубились кризисом 2008-2009 годов.   Выход из положения предлагался теми, кто придерживается монетаристских принципов, которые, к слову сказать, уже пошатнулись на Западе. Заслуживает внимания оценка применения теории монетаризма выдающегося экономиста Джона Гэлбрейта: "Чудо, которое мы открыли, - монетаризм... Оставьте все на усмотрение Центрального банка, фиксируйте денежную массу в обращении, меняйте ее объем только соответственно росту экономики - и проблема решена... В последние годы мы узнали, что такое чудо помогает лишь постольку, поскольку порождает огромную безработицу и огромные бездействующие производственные мощности. Вот так работает монетаризм. Он действительно останавливает инфляцию, но мы, однако, обнаружили, что такое лекарство гораздо опаснее болезни, которую им стараются вылечить".   Ошибочная основа позиции российских неолибералов   Как можно охарактеризовать нынешнюю ситуацию в нашей стране? В России среди экономистов (и не только) наблюдается различие взглядов по тактическим бюджетным вопросам, а в ряде случаев - по стратегическим проблемам. Это вовсе не перечеркивает тот факт, что либеральные идеи в России - требования независимого суда, решительной борьбы с вседозволенностью чиновничьего аппарата, с коррупцией, с фальсификацией на выборах, за обязательность подчинения Закону всех сверху донизу - выдвигаются и поддерживаются всей руководящей элитой и политическими партиями, придерживающимися различных взглядов. Определенная акцентировка принципов либерализма стала более заметной, чем ранее в выступлениях и действиях российского руководства. Но это не должно свидетельствовать - хочу особо отметить - о переходе на позиции неолиберализма.   Либеральные идеи и неолиберальные представления в России - не идентичные понятия. Российские неолибералы - и в этом, пожалуй, их основная ошибка - исходят из универсальности западных экономических теорий, игнорируют их эволюцию и, главное, не считаются с особенностями и степенью развития рыночных отношений в нашей стране.   Выдающемуся русскому философу Н.А. Бердяеву принадлежит высказывание, которое совершенно справедливо можно распространить на нашу современность: "То, что на Западе было научной теорией, подлежащей критике, гипотезой или, во всяком случае, истиной относительной, частичной, не претендующей на всеобщность, у русских интеллигентов превращалось в догматику, во что-то вроде религиозного откровения". В этой связи уместно рассмотреть эволюцию западных экономических теорий во второй половине XX века - эту эволюцию, можно считать, игнорируют наши отечественные неолибералы.   После Второй мировой войны до середины 70-х годов господствующее положение на Западе принадлежало идеям Джона Кейнса. Согласно этим идеям, регулятором экономики наряду с рынком, ограниченным законами и институтами контроля, должно стать государство. В этом Кейнс видел средство стабильного развития экономики при капитализме. Однако в 70-е годы начала все больше проявляться экономическая неустойчивость на Западе. Нефтяной, валютно-финансовый кризисы, инфляция привели к снижению темпов роста производства. Кейнсианские идеи были подвергнуты острой критике, и на поверхность вышли неолиберальная, монетаристская и более радикальная неоконсервативная концепции. При определенных различиях их объединило общее стремление создать такую экономическую модель, которая могла бы обеспечить неограниченную свободную конкуренцию, а роль государства свести к созданию условий для этого.   Между тем, проходя через всю череду экономических теорий, необходимость вмешательства государства в экономику оставалась непреложной. Причем не эпизодического вмешательства во время кризисных потрясений. Созданная при Ф. Рузвельте антикризисная система государственного вмешательства в экономику не перестала существовать и после того, как Соединенные Штаты вышли из кризиса. Государственное регулирование в США достаточно развито по сей день. С этой целью создано множество федеральных служб. Важная роль отводится борьбе с монополизмом, поддержке малого бизнеса, соблюдению трудового законодательства, охране окружающей среды. Осуществляются государственные меры по регулированию банковской сферы.   Сохранение роли государства диктовалось не только экономическими соображениями. Опора в XX и XXI веках на любую из западных экономических теорий без государственного вмешательства не могла бы обеспечить социально-политическую стабильность в развитых капиталистических странах.   Характерно, что мировой экономический кризис 2008-2009 годов, заставил многих на Западе вернуться к кейнсианским идеям. Президент Б. Обама внес радикальные изменения в налоговый кодекс, предложил меры борьбы с кризисом банковской системы, жилищного рынка, реорганизацию здравоохранения в интересах, главным образом, среднего класса и неимущих. В 2009 году сенат США одобрил план чрезвычайных антикризисных мер, который содержал положения - хочу это подчеркнуть - о прямых государственных инвестициях в отрасли здравоохранения, образования, энергетики. Характерно заявление президента Обамы: "Я не вернусь к дням, когда Уолл-стриту было позволено играть по его же установленным правилам".   Неолиберализм: почему не пригоден для России   Видный представитель неолиберализма австрийский ученый Ф. Хайек отмечал, что свобода в экономической деятельности создает главное условие быстрого экономического роста и его сбалансированного характера, а свободная конкуренция призвана обеспечить открытие новых продуктов и технологий. Это справедливо. Но можно ли считать, что в современной России сам рыночный механизм уже способен обеспечить рост и сбалансированность экономики, а низкий уровень конкуренции достаточен для достижения технико-технологического прогресса? Дело в том, что без государственного вмешательства в экономику невозможно усовершенствовать в России и рыночный механизм и достичь необходимого для научно-технического прогресса уровня конкуренции.   Российские неолибералы отвергают возможность доминирования государства в экономике. Конечно, тенденция отказа от такого доминирования существует и должна развиваться. Но это отнюдь не означает, что в определенные исторические периоды, а я считаю, что сегодня мы находимся именно в таком периоде, отказ от государственного доминирования в экономике не соответствует интересам России, нашего общества. В этой связи обращает на себя внимание тот факт, что неолибералы выступают против роли государства как собственника в экономике. Они поставили своей задачей провести новую масштабную приватизацию государственной собственности в России, настаивают на максимальном охвате приватизацией важнейших для страны стратегических предприятий. В их число в программе нынешнего российского правительства входят "Роснефть", ВТБ, "РусГидро", "Аэрофлот", частичная приватизация предусматривается в отношении РЖД, "Транснефти" и других. В Послании президента Федеральному Собранию содержится прямое обращение к правительству, которое отвечает за проведение приватизационных процессов: "Качество приватизации - это не только поступление средств в бюджет. Это прежде всего вопрос доверия общества к действиям государства, это появление по-настоящему легитимного, уважаемого собственника".   Приватизацию крупных госкомпаний нужно осуществлять постепенно и, что главное, без ущерба для процесса концентрации и централизации производства. Путин недвусмысленно - опять-таки в прямом обращении к правительству - высказался против того, чтобы инфраструктурные компании, монополии были лишены собственных средств, что означает лишение их инвестиционных возможностей. Такое положение весьма актуально, как показывает в частности практика с государственным холдингом "Роснефтегаз", который стремился взять под свой контроль два осколка компании "РАО ЕЭС" - "РусГидро" и "ИНТЕР РАО". Это позволило бы создать один из самых крупных в мире энергетических гигантов. (Кстати, ныне мировые позиции энергетического сверхгиганта принадлежат канадской государственной компании Hydro-Quebec).   Обобщая, премьер-министр на заседании правительства назвал "абсолютно неправильным, когда государство в лице контролируемой им структуры приобретает профильные и непрофильные активы". Действуя в этом русле, заместитель председателя правительства А. Дворкович в своем письме президенту предлагает отдать в федеральный бюджет 150 миллиардов рублей, которые "Роснефтегаз" получит от BP за продажу акций "Роснефти". Это совпало с решением правительства обязать госкомпании отдавать в казну 25 процентов прибыли в виде дивидендов. Многими экспертами все это рассматривается как реальные ограничители для инвестиционной деятельности государственных компаний.   С появлением бюджетного дефицита в годы кризиса неолибералы еще более ужесточили свои позиции по вопросам госинвестирования, государственного субсидирования также из средств, образующихся за счет высоких мировых цен на нефть и газ. В этой связи большое значение имеет провозглашенная в Послании позиция Путина, корректирующая, по его словам, прежние договоренности. Констатировав, что уже сложилась подушка безопасности (около 9% ВВП), президент предложил начиная с 2013 года вкладывать часть Фонда национальной безопасности в российские ценные бумаги для реализации инфраструктурных проектов. Очевидно, это первый шаг навстречу призывам целого ряда российских экономистов. Хотелось бы надеяться, что последуют и другие шаги в этом направлении.   Красные линии, которые нельзя пересекать   Речь идет в первую очередь о требованиях неолибералов сократить расходы бюджета, а это значит - сокращение социальных расходов, отказ от увеличения бюджетного финансирования образования, медицины, армии.   В недавнем интервью Handelsblatt Генри Киссинджер, касаясь положения дел в Европейском союзе, сказал следующее: "Вот что меня беспокоит: я не уверен, что понимаю, как за счет жесточайшей экономии можно добиться экономического роста. И даже пусть в теории все правильно, но я боюсь, что если требования новых урезаний расходов возобладают, то политическая система может рухнуть еще до того, как весь процесс завершится". Думаю, что этот вывод известного политического деятеля, оценкам и прогнозам которого верят многие во всем мире, весьма актуален и для России, которой крайне необходимо (это подчеркивается и в Послании) увеличение темпов, по сути удвоение, роста ВВП.   Один из начальных принципов неолиберализма заключается в том, что свободная игра экономических сил, а не государственное планирование обеспечивает социальную справедливость. Однако этот вывод не выдерживает столкновений с действительностью не только в России, но и в других странах. Что касается России, то без государственного индикативного планирования (конечно, не директивного) вообще невозможно преодолеть отставание в жизненном уровне населения от развитых западных стран. А такое отставание, несомненно, существует. Имеет место и огромное неравенство в доходах. По данным, приведенным в октябре 2012 года в докладе Global Wealth Report, на долю 1% самых богатых россиян приходится 71% всех личных активов - в 2 раза больше, чем в США, Европе, Китае, в 4 раза больше, чем в Японии. 96 российских миллиардеров владеют 30% всех личных активов российских граждан. Этот показатель в 15 раз выше общемирового.   Наши неолибералы, конечно, не выступают против подъема жизненного уровня населения. Однако они не согласны с необходимостью широкого маневра в экономической политике, чтобы сделать больший упор на решение социальных задач. Не способствуют этому и распространение частнособственнической инициативы вширь - на здравоохранение, образовательные учреждения, на коммерциализацию науки с тем, чтобы она самофинансировалась. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается неолибералами как магистральное направление развития России.   Переходить "красную линию" нельзя также по вопросам необходимости государственного, а не рыночного управления для изменения структуры экономики и перевода ее на инновационные рельсы. Уже сегодня ясно, что сам рынок в России здесь не преуспеет. Пока, однако, активного государственного вмешательства в этой сфере не наблюдается.   Один из важных вопросов - это соотношение между личностью и обществом. Как бы ни рассматривалась политика на государственном уровне в отношении свободы и благосостояния каждого члена общества, очевидно, следует признать, что свобода, демократия совместимы с определенными самоограничениями в пользу общественных интересов. Естественно, границы этих самоограничений должны определяться в каждом конкретном случае в законодательном порядке.   Категорически несовместимы с необходимостью демократизировать наше общество и отождествление политической свободы с ограничением государственной власти. Необходимость перевода ряда государственных функций на общественный уровень очевидна. Но этот процесс не может и не должен ассоциироваться с ослаблением властных структур. Если такое произойдет, то процесс демократизации в нашей стране захлебнется, перерастая в неуправляемую стихию. Все разговоры о возможности контролировать стихию полностью несостоятельны - жизнь уже многократно доказывала это.   В России стало модным говорить о том, что нет национальной идеи, которая бы мобилизовала общество в его движении в будущее. Думаю, что такая идея есть - это объединение социально ориентированной политики и экономики с истинно либеральными ценностями, а не с неолиберальными представлениями и подходами. РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА