• Теги
    • избранные теги
    • Люди943
      • Показать ещё
      Страны / Регионы2133
      • Показать ещё
      Разное994
      • Показать ещё
      Международные организации142
      • Показать ещё
      Компании127
      • Показать ещё
      Формат46
      Издания63
      • Показать ещё
      Показатели14
      • Показать ещё
      Сферы5
Евгений Сатановский
Выбор редакции
07 декабря, 15:00

Назад в Сирию

В обществе не прекращаются дискуссии – стоило ли нам влезать в сирийский конфликт. Проблема же, как представляется, глубже: действия России в регионе имеют смысл только при четко сформулированной геополитической стратегии.

06 декабря, 20:01

Новости Сирии: убийство медсестер, США против Алеппо, лапша от Керри

Кровь российских медиков на руках Запада, США через ООН пытается добить Алеппо, Керри вешает лапшу на уши.

06 декабря, 19:00

Главные новости 6 декабря

Федеральное агентство новостей публикует обзор главных новостей вторника, 6 декабря.

06 декабря, 16:38

Бессмысленная суета США вокруг Алеппо, или Лапша на ушах от Керри

Почему Сергей Лавров вынужден терпеть, как Джон Керри вешает ему лапшу на уши по поводу Алеппо, объясняет Евгений Сатановский.

06 декабря, 15:34

Текст: Новая ближневосточная реальность ( Евгений Сатановский )

Последнее оружие Эрдогана 29 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с очередным заявлением о том, что истинной целью его армии в Сирии является свержение режима Башара Асада и возвращение страны «истинным хозяевам». Реакция на его слова отечественных политиков и СМИ была чрезвычайно острой. При этом именно она придала им веса. Основные проблемы, на которые обращает внимание сама Турция, – пожар в общежитии в Адана (погибли дети), приближение к передаче проекта конституционной реформы в меджлис и… реакция Кремля на фразу Эрдогана. Причем не заявление как таковое, его восприятие Москвой, ибо ни военных, ни экономических, ни политических ресурсов для «свержения режима Асада» у Анкары нет. “ Трамп може...

06 декабря, 15:30

Мнения: Евгений Сатановский: Новая ближневосточная реальность

Ситуация в Сирии показывает международное сообщество в его подлинном виде, таким, как оно есть. Картина получается некомплиментарная ни для ООН, ни для «великих держав», ни для их региональных союзников – Турции, Катара и Саудовской Аравии. Ситуация в Сирии показывает международное сообщество в его подлинном виде, таким, как оно есть. Картина получается некомплиментарная ни для ООН, ни для «великих держав», ни для их региональных союзников – Турции, Катара и Саудовской Аравии. Россия при этом демонстрирует не только упорство и последовательность на дипломатической арене, где она противостоит серьезному давлению, но и военное мастерство, заставляющее считаться с ней потенциальных противников. Рассмотрим текущую ситуацию в Сирии в свете действий РФ и Турции, опираясь на работы эксперта Института Ближнего Востока Ю. Б. Щегловина. Последнее оружие Эрдогана 29 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с очередным заявлением о том, что истинной целью его армии в Сирии является свержение режима Башара Асада и возвращение страны «истинным хозяевам». Реакция на его слова отечественных политиков и СМИ была чрезвычайно острой. При этом именно она придала им вес. Основные проблемы, на которые обращает внимание сама Турция, – пожар в общежитии в Адана (погибли дети), приближение к передаче проекта конституционной реформы в меджлис и… реакция Кремля на фразу Эрдогана. Причем не заявление как таковое, его восприятие Москвой, ибо ни военных, ни экономических, ни политических ресурсов для «свержения режима Асада» у Анкары нет. По идее, Турция должна бурлить по поводу того, какие потери понесет армия, если на практике попробует совершить «праздничный» пятничный намаз в Дамаске, как Эрдоган обещает с 2011 года. Но этот пятничный намаз давно стал в Турции крылатым выражением, обозначающим то, чему не суждено сбыться. И кстати, никого не интересует, как отреагирует Аксарай на недоумение Москвы. Так что турки расценивают слова Эрдогана как информационный вброс – второй за последнее время. Первым было мнимое вступление его страны в ШОС. Отметим: на Иерусалимском саммите в Стамбуле перед теми, кто собрался в зале, и арабской «улицей» Эрдоган не может выступать иначе. У него имидж непримиримого борца с исламофобией, «тиранами» вроде сирийского президента, Израилем и Западом. Имидж обязывает выступать с жесткими заявлениями. Его слова – сигнал Саудовской Аравии и Катару, что Турция все еще их стратегический союзник, невзирая на реверансы в сторону Трампа, делаемые с расчетом на партнерство при условии выдачи проповедника Гюлена, и Москвы, с которой состоялось «примирение». Неслучайно также и то, что заявление Эрдогана прозвучало накануне визита в Турцию главы МИД РФ Сергея Лаврова. Анкара лоббирует снятие санкций против своего бизнеса и возвращение сторон к безвизовому режиму, пытаясь также разрешить взаимный въезд по внутренним документам и перейти на расчеты в национальных валютах. Турция стремится набрать как можно больше очков, используя любую пригодную для этого риторику, будь то вступление в ШОС или свержение Асада. Страна находится в непростом экономическом положении, пострадала от разрыва отношений с Россией, попытки переворота и введения режима чрезвычайного положения, напряженности в отношениях с ЕС и участия в иракских и сирийских событиях. Причем ни по одному из этих направлений она не в состоянии улучшить свое положение. В этой ситуации ей остается только риторика, которая заставит отреагировать зарубежных «партнеров» – чем и занимается Эрдоган. Консультации с оппозицией Как рассказали газете Financial Times представители сирийской оппозиции из северной части страны, они при посредничестве Турции ведут в Анкаре переговоры с Россией о том, как положить конец противостоянию в Алеппо. «Вашингтон полностью отрезан от этих переговоров и понятия не имеет о том, что происходит в Анкаре», – свидетельствует источник. Как отмечает издание, такие переговоры могут оставить Вашингтон в стороне от наиболее важных конфликтов на Ближнем Востоке. Стороны не достигли консенсуса, но сам факт того, что переговоры идут без участия США, подчеркивает изменения на Ближнем Востоке, констатирует FT. Отметим, что это косвенно подтверждается сведениями о том, что Анкара и Москва, на фоне высказываний президента Эрдогана, договорились о совместных усилиях по гуманитарным интервенциям в Алеппо. Роль Турции явно не ограничивается поставками помощи, но включает и воздействие на группировки, которые еще продолжают сопротивление в восточном Алеппо, в том числе «Нуреддина аз-Зинки», которая блокируется с запрещенной в РФ «Джебхат ан-Нусрой» (она же «Джебхат Фатх аш-Шам»). Изначально Катар, Турция и Саудовская Аравия планировали использовать Алеппо как альтернативу Дамаску и создать правительство, которое выступило бы на международной арене как «истинный представитель сирийского народа» (ливийский вариант). Поэтому Алеппо и уделяется повышенное внимание на Западе, в аравийских монархиях и в Турции. Переговоры в Анкаре показывают, что она решила отреагировать на сложившуюся ситуацию и исходить в сирийской политике из утери контроля над Алеппо. Речи об экспансии оппозиции на всей территории уже не идет. Анкаре необходимо сорвать планы курдов по образованию полугосударственного анклава на севере Сирии. Решить эту проблему планируется за счет протурецких групп, переориентировав их с войны против Дамаска на создание перевеса над курдами в северных районах. Не исключено, что ради этого Анкара пойдет на сокращение своего участия в материально-техническом снабжении сирийской вооруженной оппозиции через турецкие логистические коридоры даже в ущерб отношениям с Эр-Риядом. Использование их в прежнем режиме вынуждает Дамаск и Москву стимулировать создание курдского «санитарного кордона» на севере. Разрыв с КСА для турецкого руководства предопределен. У Эр-Рияда и связки Анкара – Доха разное видение будущего устройства Сирии и сил, которые должны в ней доминировать. Для Саудовской Аравии это салафиты и аффилированные с ними течения, для Турции и Катара – «Братья-мусульмане». Ставить на избыточное военное усиление просаудовской «Джебхат ан-Нусры» Анкара не будет, хотя сейчас альянс между КСА, Турцией и Катаром существует, а подконтрольные им группы часто воюют вместе. Объединенные задачей свержения сирийского президента, разборки между собой они оставляли на послеасадовский период. Вход России в Сирию и успех в Алеппо означает, что Асад не будет свергнут и стратегию надо выстраивать исходя из этого. Турция и Катар осознают это быстрее Саудовской Аравии. Начало консультаций между Анкарой и Москвой по сирийскому конфликту означает начало ухода Турции из-под саудовского зонтика. Оставление не у дел американцев (что надо подтвердить) – итог отсутствия прогресса на турецко-американских консультациях по вопросам поддержки сирийских курдов и наступления на Ракку. США обманули Турцию, пообещав им, что курды уйдут из Манбиджа. С учетом российского опыта гарантий от Обамы турки могли бы уже сделать вывод о том, что с США нельзя полагаться на слова, а нужно подписывать бумаги. Перелом в Алеппо Ключевым в текущей ситуации в Сирии стал перелом в битве за Алеппо. Правительственная армия и подразделения ливанской «Хезболлы» взяли под контроль ряд стратегических кварталов в восточном Алеппо, разделив «котел» надвое. С военной точки зрения наступают агония обороняющихся, потеря ими возможности к сопротивлению и нарастание центробежных настроений среди боевиков. По мере исчерпания боеприпасов и утери надежды на прорыв блокады у антиасадовских группировок резко падает боевой потенциал. «Джебхат ан-Нусра» в ходе наступления на Алеппо подорвала свои ресурсы. Саудовские военные инструкторы использовали обычную для них тактику «человеческих волн», из-за чего потери исламистов превысили допустимые пределы. Был убит или ранен каждый третий боевик. В результате непрофессионального командования артиллерией израсходован почти весь арсенал, который пришлось доставлять под огнем из Идлиба. Половина – впустую. В итоге блокированных в восточном Алеппо выручить не удалось, а положение исламистов в Идлибе стало катастрофичным в силу дефицита живой силы и боеприпасов. В том, что наступил перелом, убеждают несколько фактов. Первый и главный – начало массового исхода мирного населения по предоставленным коридорам (десятки тысяч) и сдача в плен нескольких сотен боевиков. Необходимо завершить операцию в восточном Алеппо и подготовить наступление на Идлиб, базы боевиков в котором должны находиться под постоянным давлением артиллерии и авиации. Командование «Джебхат ан-Нусры» приказало своим сторонникам уходить из Алеппо, так как на его обороне поставлена точка. Потеря Идлиба будет означать конец организованного присутствия Саудовской Аравии в Сирии, проигрыш Ирану в этом конфликте и удар по репутации (и так не блестящей из-за промахов во внутренней и внешней политике) наследника наследного принца и министра обороны КСА Мухаммеда бен Салмана. Так что надо быть готовым к тому, что Эр-Рияд будет напрягать все ресурсы, дабы удержать Идлиб. Вторым моментом, показывающим, что ситуация в Алеппо для антиасадовских сил близка к катастрофе, является активность госсекретаря США Джона Керри, пытающегося возобновить действие рамочного соглашения с РФ по Алеппо. Действующая администрация не оставляет попыток прийти к соглашению с Россией, предусматривающему завершение осады Алеппо в обмен на размежевание находящихся там сил сирийской оппозиции и террористической группировки «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра»). Об этом сообщила Washington Post.  Администрация понимает, что Трамп может заключить «сделку иного рода с Москвой», пойти на договоренность, которая «бросает на произвол судьбы сирийскую оппозицию и твердо ставит» Вашингтон на сторону президента Асада. С практической точки зрения Дамаску и Москве нужно продолжение зачистки восточного Алеппо от боевиков. Это явно ускорит процесс присоединения к мирному процессу новых населенных пунктов, находящихся в оппозиции к Асаду, усилит центробежные тенденции в противостоящих ему группировках и создаст основу для переговоров о мирном урегулировании. Это должно сочетаться с гуманитарными интервенциями населению Алеппо. Профильные структуры ООН необходимо публично осаживать за занятие нейтральной и выжидательной позиции по данному вопросу. Эту тему надо ставить перед США постоянно, не забывая, что главной задачей остается полная зачистка Алеппо от боевиков. «Русский фактор» Что именно позволило сирийским правительственным силам достичь прогресса в Алеппо, притом что впереди много работы по занятию оставшихся за исламистами кварталов и говорить об окончательном успехе можно будет после того, как вся восточная часть города перейдет под контроль правительственных сил? Первое и главное – работа Генштаба Российской армии. После получения приказа о начале подготовки такой военной операции перед ним встала задача: определить формат участия ВС РФ. Он должен был обеспечить политическую и физическую выживаемость режима Асада, но избежать опасности завязнуть в конфликте с постоянными потерями без видимого прогресса, как было в Афганистане. Эту задачу США не смогли решить в Ираке, хотя министр обороны Роберт Гейтс пытался это сделать. Определение необходимого и достаточного формата участия страны в военных действиях – основная задача военного руководства перед принятием решения о вмешательстве в конфликты малой и средней интенсивности. Помимо России и командования ее ВС сделать это никому в новейшей истории не удалось, если говорить о мировых державах и основных локальных столкновениях современности. Следует отметить высокий уровень планирования операции, начиная с переброски группы российских ВКС в Сирию и ее дислокации там. Это стало для США и их разведки абсолютной неожиданностью, что важно само по себе. Российскому Министерству обороны и Генштабу предстояло решить задачу оптимального формата участия в войне при дефиците людского ресурса в сирийской армии, которая развалилась по межконфессиональным границам, что уменьшило ее до двух-трех дивизий полного состава и большей части ВВС с изношенным авиапарком, при нарастающей панике командования САА и политического руководства на фоне массового дезертирства суннитского рядового и офицерского состава. Российскую военную операцию в Сирии можно отнести к образцу войн не числом, а умением. Нашему военно-политическому руководству пришлось в кратчайшие сроки решать вопрос не только о стабилизации ситуации на фронтах, создав оптимальное прикрытие сирийской армии, но и проблему оперативного управления и стратегического планирования. Перед советниками, направленными в штабы сирийских ВС, стояла задача обеспечить не только оперативное управление, но и боевое слаживание между сирийцами, иранцами и ливанцами, отдельными родами войск и фронтами на южном и северном направлении. Надо было найти консенсус с курдскими отрядами, которые позиционировали себя как автономную силу. Эту сложнейшую задачу Москва, в отличие от Вашингтона, решила. Следует отметить, что конфликт в Сирии, как и в Ираке, Ливии и Йемене, межплеменной и межконфессиональный. Разработанная и успешно воплощенная Генштабом российских ВС концепция локальных перемирий с племенами, шейхами, группировками и поселениями сработала в полной мере. Более тысячи такого рода структур и военных единиц пошли на перемирие с правительством. Благодаря такому подходу удалось успокоить юг Сирии, что позволило сконцентрировать немногочисленные правительственные силы на севере, в районе Алеппо и Хомса. Кропотливую и сложную работу вели в основном российские переговорщики из числа военных советников. Эта задача по своему значению для общего успеха стоит наравне с теми, которые решают в узлах управления сирийской армии российские советники, а также военные летчики и моряки. В Алеппо малыми силами правительственной армии, окрепшей благодаря советникам организационно, технически и морально при том же количественном составе, в сжатые сроки достигнут перелом динамики на фронтах. Разрыв обороны исламистов стал возможным также благодаря правильной оценке боевого потенциала противника и просчета алгоритма его действий. Стратегия строилась на изматывании, что и привело к успеху. Операция российских ВКС в Сирии является успешным воплощением оптимальной модели участия в локальных конфликтах средней и высокой интенсивности, которую Запад и в первую очередь США построить не смогли. При этом эффективность работы российских военных советников при сирийской армии – результат проводимых Министерством обороны и Генштабом внезапных проверок. Политика, направленная на создание высокопрофессиональной армии, оправдывает себя, что подтверждено в Сирии в реальной боевой обстановке. Источник: «Военно-промышленный курьер» (публикуется в сокращении) Теги:  Ближний Восток, Турция, Сирия

06 декабря, 14:58

Кто убил в Алеппо русских медсестер, или «Три мушкетера» и их «умеренные» слуги

Так называемую «умеренную оппозицию», расстрелявшую российский госпиталь в Алеппо, помимо США, Великобритании и Франции, вскармливают Турция, Катар, Саудовская Аравия, Германия, Иордания и многие другие, рассказал Евгений Сатановский.

06 декабря, 13:23

Сатановский: Минобороны знает, как ответить на убийство в Алеппо наших медиков

«Болтовня очень мешает нашим военным делать свою работу», — ответил Евгений Сатановский на вопрос, как Минобороны РФ может ответить на убийство российских медиков в Алеппо.

06 декабря, 11:45

Новая ближневосточная реальность. Евгений Сатановский

Ситуация в Сирии показывает международное сообщество в его подлинном виде, таким, как оно есть. Картина получается некомплиментарная ни для ООН, ни для «великих держав», ни для их региональных союзников – Турции, Катара и Саудовской Аравии.

05 декабря, 22:14

Назад в Сирию

В обществе не прекращаются дискуссии – стоило ли нам влезать в сирийский конфликт. Проблема же, как представляется, глубже: действия России в регионе имеют смысл только при четко сформулированной геополитической стратегии.Есть у нашей страны таковая или нет – тема отдельная. Поговорим о некоторых бытовавших среди интеллектуальной элиты взглядах на геополитическое развитие СССР и еще ранее – Российской империи.Декабристы разбудили БрежневаЗа основу возьмем идеи, сформулированные Солженицыным в 1973 году на страницах его знаменитого письма «Вождям Советского Союза». Представляется интересным посмотреть на этот документ глазами геополитика и ученого-антиковеда Вадима Леонидовича Цымбурского. Письму «Вождям…» он посвятил две статьи: «Солженицын и русская контрреформация» и отчасти «Цивилизация и ее геополитика».“ В 1991-м Горбачев должен был сделать в Ираке то, что осуществил Путин на сирийской земле: не допустить разгрома своего союзника ”В первой работе ученый анализирует призыв Солженицына к Брежневу сосредоточить государственные усилия «на русском северо-востоке со свертыванием большой советской игры в Европе и на дальних континентах и построением более чем половины государства на новом, свежем месте». Любопытно, что Цымбурский вспоминает о забытом декабристском проекте схожего содержания, призванном стать противовесом геополитическим устремлениям Александра I. Склонный к чрезмерно мистическому восприятию монаршего служения, император мечтал о восстановлении единства всего христианского мира под своей эгидой, ибо полагал себя главным творцом победы над Наполеоном. Недаром Цымбурский остроумно характеризует Александра I как последнего средневекового правителя Старого Света. А декабристы, по словам Цымбурского, видели в царе «волонтера чужого дела для России» (А. Поджио), их геополитика «словно обращает к его европейско-христианскому видению язвительный риторический вопрос: да что здесь нашего?». При всем моем негативном отношении к декабристам данная характеристика верна. Но что они предлагали взамен? «Выстраивание образа России как ушедшего из Европы, отстранившегося от нее и от Средиземноморья царства (или республики) на востоке». Здесь фанатику Пестелю и его единомышленникам не откажешь в прозорливости.История последующего столетия со всей очевидностью продемонстрировала, что для Европы в ее классическом, западном понимании Россия в сущности иная цивилизация. Обращение к единым христианским корням, приводимое ныне рядом публицистов и общественных деятелей, уместно в домонгольской Руси. Созданное же при Иване Грозном царство, фундаментом которого стали Великое княжение Владимирское, Новгородская республика и земли распавшейся Золотой Орды, представляло собой иной, по формулировке Николая Данилевского, культурно-исторический тип – с отличными от Запада пониманием христианства и ментальными установками социума в целом.Фото: ИТАР-ТАССИ это притом что начиная с XVIII столетия отечественная интеллектуальная элита, включая славянолюбов, была насквозь европеизирована с точки зрения образования: вспомним ее увлечения Шеллингом, Гегелем и Кантом. Тем не менее и она понимала: Запад чужд России хотя бы на уровне пространственно-географических характеристик, определяющих стереотип поведения народа, о чем в разное время писали Иван Ильин и Лев Гумилев, равно как и многие евразийцы. Примечательно также, что о культурно-цивилизационной чуждости нам Старого Света свидетельствует и статья одного из самых востребованных ныне российских политологов Руслана Курбанова «Темное сердце Европы». К его размышлениям я еще вернусь.Получается интересная картина: о чуждости нам Европы в разное время писали столь непохожие друг на друга деятели: масоны-декабристы, мусульманин Курбанов, православные христиане Данилевский и Солженицын. Последний, по словам Цымбурского, выступал с «Антитезой Большого Северо-Востока, пространства строительства новых и возрождения старых, «мягких для жизни» русских городов…» Думается, эти идеи особенно актуальны на фоне американской стратегии управляемого хаоса в непосредственной близости от наших границ – на Украине прежде всего. Понятно, что стратегия эта будет осуществляться вне зависимости от того, кто возглавляет Соединенные Штаты. Да и поддерживая призванную стать сырьевым придатком Евросоюза Украину, а точнее, правящие различными ее регионами криминальные структуры, и пытаясь разговаривать с нами языком навязанных Вашингтоном санкций, Запад по сути сам отгораживается от России.Происходящее в мире заставляет Москву корректировать геополитическую стратегию, перенося центр тяжести ее усилий не только на северо-восток, чего, конечно, требует элементарный инстинкт самосохранения страны, но и на Ближний Восток, что мы наблюдаем сейчас в Сирии. И если о необходимости изоляционизма русской внешней политики писали Цымбурский и Солженицын, а еще раньше декабристы, то о важности ближневосточного направления свидетельствует советский опыт. И это устремление России, несомненно, соответствует ее национальным интересам. Ибо при всем желании невозможно изолировать страну от событий, происходящих в исламском мире, тем более сейчас, когда мусульманская цивилизация переживает период своей эмансипации. Примечательны слова, произнесенные Курбановым несколько лет назад: «Одним из векторов арабского пробуждения одновременно было и освобождение подавленной исламской активности, исламской энергии. Мусульманский мир переходит на новый этап развития. Эту эмансипацию можно сравнить с той, что проходили евреи в начале XX века, когда начали покидать свои местечки за чертой оседлости и создавали свои политические и идеологические проекты».Другой вопрос: сможет ли исламская цивилизация достичь того интеллектуально-культурного и военного уровня, присущего ей в раннее Средневековье – до XII века включительно? Но речь сейчас об ином: эмансипация затрагивает исламские регионы России – Поволжье и Северный Кавказ.Советская заповедь: помоги ближнемуЕсли Москва может в той или иной степени закрыться от Европы, особенно на волне доминирующих в обществе антизападных настроений, то остаться в стороне от процессов эмансипации наднациональной по самой сути своей мусульманской цивилизации мы не в состоянии. Скажу больше, сам пробуждающийся исламский мир активно проникает в Россию. Вследствие этого участие Кремля в урегулировании ближневосточного кризиса не только необходимо, но и неизбежно. И если мы не решим проблему в Сирии сегодня, сохранив целостность этой несчастной страны и остановив распространение псевдоисламского радикализма, то в недалеком будущем нам придется бороться с запрещенным у нас ИГ в Татарстане – не секрет, что мы стоим перед угрозой превращения этой республики в горячую точку, каковой по сути ныне является Дагестан. А Евгений Сатановский предрек еще и «Центральноазиатскую весну» («ВПК», № 46, 2012).Саддам Хусейн в Москве. 1972. Фото: yandex.ruКакова должна быть отечественная стратегия на Ближнем Востоке? Обратимся к опыту советской политики, главным образом в брежневскую эпоху. Он достаточно многогранен, поэтому сосредоточим внимание на советско-иракских взаимоотношениях. Почему именно на них? Во-первых, и предшественник нашего нынешнего союзника Башара Асада – его отец Хафез, равно как и Саддам Хусейн, возглавлял партию БААС, провозгласившую, по словам Курбанова, «своей стратегической целью достижение единства всей арабской нации». Оба лидера также добились установления контроля над армией и подавления оппозиции.Как известно, в своей ближневосточной политике СССР поддерживал Ирак, который со времен бригадного генерала Абдель Касема стал активно закупать советское вооружение, а в 1972-м превратился в крупнейшего после Индии его импортера. Доля поставок вооружения из СССР составила 95 процентов. В том году, к слову, состоялся первый (и не последний) визит Саддама в Москву. В тот исторический период он уже стал фактическим хозяином страны, поскольку власть президента аль Бакра в 70-е была чисто формальной. Заручившись поддержкой Москвы, Хусейн национализировал нефтяную промышленность, что давало его стране около трех миллионов баррелей в день и огромные доходы, позволив начать перевооружение армии. Наконец в 1979-м Саддам стал полновластным правителем.Интересная деталь: тот год оказался для Ближнего Востока и Азиатского региона в целом одним из важнейших по масштабу исторических последствий. Советские войска вошли в Афганистан, дав новый виток холодной войне и в некотором смысле предопределив крушение СССР. В Иране к власти пришел аятолла Хомейни. Это стало шоком для западной интеллектуальной элиты, уже воспринимавшей мир в предложенной Фукиямой парадигме «Конца истории», призванной свидетельствовать о торжестве либерализма даже в исламской цивилизации. Но вместе триумфа «прогрессивных» евро-атлантических ценностей на «отсталом» Востоке Запад был ошарашен захватом американского посольства в Тегеране. В 1979-м же китайские войска вторглись во Вьетнам, что привело к обострению и без того крайне напряженных отношений Москвы и Пекина. Конфликт двух ядерных держав грозил всему миру катастрофой.Интерес советского руководства к Ираку зародился еще на исходе 40-х, когда Кремль предоставил политическое убежище лидеру курдов Мустафе Барзани. Его военный талант и организаторские способности Москва решила использовать в борьбе против англо-американского влияния на Ближнем Востоке, а именно в Ираке. По словам Максима Лебского, перед Барзани поставили задачу: «Разрушить нефтяные коммуникации Северного Ирака, который обеспечивал нефтью военную группировку англо-американских войск на Ближнем Востоке. Эта страна, имевшая богатейшие запасы, играла роль одного из ключевых английских форпостов на Ближнем Востоке». Оправдала ли себя подобная стратегия? Вполне. Вновь обратимся к рассуждениям Лебского: «В 50-е годы англичане совместно с американцами активно проталкивали идею создания из ближневосточных стран военно-политического блока, с помощью которого империалистические страны могли оказывать свое влияние на весь регион. В 1955-м был подписан союзнический договор между Турцией и Ираком, он заложил фундамент Багдадского пакта (СЕНТО). В дальнейшем к этому блоку присоединились Великобритания (апрель, 1955), Иран (ноябрь, 1955) и Пакистан (сентябрь, 1955). Ираку как единственному представителю арабского мира в коалиции отводилась особо важная роль».Попытка вытеснить Штаты с Ближнего Востока и превратить Ирак в собственную сферу влияния – не перекликается ли это с рассмотренными выше геополитическими идеями Солженицына и декабристов о переносе центра тяжести российской геополитики на Восток. Да, в данном случае речь не идет об освоении Сибири, но не были ли действия Кремля упреждающим ударом по заокеанским планам «освоения» советского мусульманского Поволжья? Перенос же центра тяжести развития России с Запада на Восток, включая Поволжье, невозможен без выстраивания взаимовыгодных отношений с исламским миром.В середине XX столетия политическая ситуация благоприятствовала Кремлю. В 1958 году в результате военного переворота к власти в Ираке пришел Касем. Ирак вышел из Багдадского пакта и пошел на сближение с СССР. От этого курса позже не отказался и Саддам, небезосновательно претендовавший на роль нового Ататюрка. Правда, разница между ними все же была существенная: первый слыл человеком религиозным, во всяком случае внешне, второй – атеистом. И что еще более важно, если Кемаль возглавил довольно однородное суннитское государство, то Саддаму досталась страна с веками тлевшими религиозными противоречиями между суннитами и шиитами. Последние опирались на соседний и поддерживаемый Штатами (при шахском режиме) шиитский Иран, с которым у Ирака со времен Касема оставались неурегулированные пограничные споры. Да и курдская проблема перед Хусейном стояла острее, нежели в Турции времен Ататюрка.Общим между Саддамом и Кемалем было их стремление заручиться советской военно-технической помощью, благодаря которой к началу 80-х иракская армия превратилась в одну из сильнейших на Ближнем Востоке. Но отметим, и Кемаль, и Саддам искали именно военно-технической поддержки, ни тот ни другой не собирался становиться другом или тем более марионеткой северного соседа. Тот же Хусейн вел двойную игру. Так, в 1979-м он восстановил дипломатические отношения с США, ранее разорванные Касемом, заявил, что отказывается от прежней бескомпромиссной борьбы с Израилем и декларировал курс на поэтапное создание Палестинского государства. Причины подобного поворота вполне прагматичны и объяснены самим Саддамом, полагавшим, что Ирак не может успешно бороться против Израиля, пока не станет сильным в научном, экономическом и военном отношении. Да и жестокие поражения арабских стран в предыдущих войнах с израильтянами заставляли Багдад вести взвешенную политику по отношению к Тель-Авиву.С другой стороны, после подписания Кэмп-Дэвидских соглашений между Израилем, США и Египтом Саддам увидел для себя возможность стать лидером арабского мира. Подобные устремления Хусейна были небезосновательны. Напомню, что египетский лидер Садат пошел на сближение с Вашингтоном, в том числе и в военно-технической сфере; в результате советские военные покинули страну пирамид. В 1978-м в Багдаде состоялся экстренный саммит Лиги арабских стран, осудивший диалог Садата с Израилем. И хотя председательствовал на мероприятии аль-Бакр, всем было ясно, что главный со стороны Ирака – именно Хусейн.Придя к власти, Саддам взял курс на превращение страны во всеарабского лидера, что породило соперничество с Сирией, управляемой также харизматичным Хафезом Асадом, отнюдь не соглашавшимся быть на вторых ролях, уготованных ему коллегой. Как Асад в Сирии, Хусейн вынужден был бороться с оппозицией – курдами. Напомню, что последних поддерживали США и вестернизированный шахский Иран. При этом, по словам Лебского, «оказывая поддержку Барзани, он (шах. – И. Х.) опасался курдского восстания в собственной стране. Шах разрывался между этой боязнью и желанием максимально ослабить и раздробить Ирак».Отношения Москвы и Багдада складывались не всегда гладко. Так, начиная войну против Ирана, строптивый и независимый по самому складу личности Саддам не предупредил о своих планах Кремль, следствием чего с нашей стороны стало сокращение военных поставок в Ирак, впрочем, сотрудничество в этой сфере не было свернуто совсем. И более того, Хусейн пытался опереться на советскую помощь при реализации иракской ядерной программы, однако договориться тогда не удалось.Собственно, стремление Саддама превратить Ирак во всеарабского лидера, попытка вести двойную игру, выстраивая отношения одновременно и с Кремлем, и с Белым домом, конфликт с Хафезом Асадом и, наконец, втягивание страны в изнуряющую войну с Ираном существенно ослабляли и сам Ирак, и геополитическое влияние СССР на Ближнем Востоке.Думается, в Кремле отдавали себе отчет в слишком утилитарно-прагматичном отношении Багдада и отчасти поэтому не приложили достаточных усилий к предотвращению сначала вторжения саддамовских войск в Кувейт, а потом и американской агрессии против Ирака. Стоит учитывать в этой ситуации и человеческий фактор: масштаб личности последнего советского президента явно не соответствовал глобальным, в том числе внешнеполитическим проблемам, стоявшим перед страной. В 1991-м Горбачев должен был сделать в Ираке то, что осуществил спустя двадцать четыре года Путин на сирийской земле: не допустить разгрома своего союзника. А Ирак, несмотря на все прегрешения Саддама, равно как и его строптивость во взаимоотношениях с Москвой, являл собой фактор стабильности в регионе, даже несмотря на явный внешнеполитический промах Багдада в виде кувейтской авантюры и нерешенную курдскую проблему.Что ж, на ошибках учатся, и прекраснодушные мечты отечественных западников об интеграции в Европу, думается, похоронила диктуемая из Вашингтона политика Старого Света последних трех-четырех лет. Сама история направляет нас на освоение Сибири, равно как и на активное участие в разворачивающихся на Ближнем Востоке событиях. К тому же у мусульман России немало общего с их собратьями в Сирии. Достаточно привести слова Курбанова о том, что значительная часть российской молодежи учится в сирийских вузах, а Дагестан представляет собой регион с самым длительным пребыванием в ареале исламской культуры, не стоит также забывать и о сирийских христианах.Только добившись стабильности на Ближнем Востоке, сохранив целостность Сирии, мы сможем возродить в социально-экономическом и демографическом плане северо-восток России.Игорь Ходаков,кандидат исторических наук#игорьходаков #вадимцымбурский

05 декабря, 21:29

Новая ближневосточная реальность

Ситуация в Сирии показывает международное сообщество в его подлинном виде, таким, как оно есть. Картина получается некомплиментарная ни для ООН, ни для «великих держав», ни для их региональных союзников – Турции, Катара и Саудовской Аравии. Россия при этом демонстрирует не только упорство и последовательность на дипломатической арене, где она противостоит серьезному давлению, но и военное мастерство, заставляющее считаться с ней потенциальных противников.Рассмотрим текущую ситуацию в Сирии в свете действий РФ и Турции, опираясь на работы эксперта ИБВ Ю. Б. Щегловина, подготовленные для института.Последнее оружие Эрдогана29 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с очередным заявлением о том, что истинной целью его армии в Сирии является свержение режима Башара Асада и возвращение страны «истинным хозяевам». Реакция на его слова отечественных политиков и СМИ была чрезвычайно острой. При этом именно она придала им веса. Основные проблемы, на которые обращает внимание сама Турция, – пожар в общежитии в Адана (погибли дети), приближение к передаче проекта конституционной реформы в меджлис и… реакция Кремля на фразу Эрдогана. Причем не заявление как таковое, его восприятие Москвой, ибо ни военных, ни экономических, ни политических ресурсов для «свержения режима Асада» у Анкары нет.“ Трамп может заключить с Москвой сделку, которая бросает на произвол судьбы сирийскую оппозицию и ставит Вашингтон на сторону президента Асада ”По идее Турция должна бурлить по поводу того, какие потери понесет армия, если на практике попробует совершить «праздничный» пятничный намаз в Дамаске, как Эрдоган обещает с 2011 года. Но этот пятничный намаз давно стал в Турции крылатым выражением, обозначающим то, чему не суждено сбыться. И кстати, никого не интересует, как отреагирует Аксарай на недоумение Москвы. Так что турки расценивают слова Эрдогана как информационный вброс – второй за последнее время. Первым было мнимое вступление его страны в ШОС. Отметим: на Иерусалимском саммите в Стамбуле перед теми, кто собрался в зале, и арабской «улицей» Эрдоган не может выступать иначе. У него имидж непримиримого борца с исламофобией, «тиранами» вроде сирийского президента, Израилем и Западом. Имидж обязывает выступать с жесткими заявлениями.Его слова – сигнал Саудовской Аравии и Катару, что Турция все еще их стратегический союзник, невзирая на реверансы в сторону Трампа, делаемые с расчетом на партнерство при условии выдачи проповедника Гюлена, и Москвы, с которой состоялось «примирение». Не случайно также, что заявление Эрдогана прозвучало накануне визита в Турцию главы МИДа РФ Сергея Лаврова. Анкара лоббирует снятие санкций против своего бизнеса и возвращение сторон к безвизовому режиму, пытаясь также разрешить взаимный въезд по внутренним документам и перейти на расчеты в национальных валютах.Турция стремится набрать как можно больше очков, используя любую пригодную для этого риторику, будь то вступление в ШОС или свержение Асада. Страна находится в непростом экономическом положении, пострадала от разрыва отношений с Россией, попытки переворота и введения режима чрезвычайного положения, напряженности в отношениях с ЕС и участия в иракских и сирийских событиях. Причем ни по одному из этих направлений она не в состоянии улучшить свое положение. В этой ситуации ей остается только риторика, которая заставит отреагировать зарубежных «партнеров» – чем и занимается Эрдоган.Консультации с оппозициейКак рассказали газете Financial Times представители сирийской оппозиции из северной части страны, они при посредничестве Турции ведут в Анкаре переговоры с Россией о том, как положить конец противостоянию в Алеппо. «Вашингтон полностью отрезан от этих переговоров и понятия не имеет о том, что происходит в Анкаре», – свидетельствует источник. Как отмечает издание, такие переговоры могут оставить Вашингтон в стороне от наиболее важных конфликтов на Ближнем Востоке. Стороны не достигли консенсуса, но сам факт того, что переговоры идут без участия США, подчеркивает изменения на Ближнем Востоке, констатирует FT.Отметим, что это косвенно подтверждается сведениями о том, что Анкара и Москва на фоне высказываний президента Эрдогана против режима Асада договорились о совместных усилиях по гуманитарным интервенциям в Алеппо. Роль Турции явно не ограничивается поставками помощи, но включает и воздействие на группировки, которые еще продолжают сопротивление в восточном Алеппо, в том числе «Нуреддина аз-Зинки», которая блокируется с запрещенной в РФ «Джебхат ан-Нусрой» (она же «Джебхат Фатх аш-Шам»).Изначально Катар, Турция и Саудовская Аравия планировали использовать Алеппо как альтернативу Дамаску и создать правительство, которое выступило бы на международной арене как «истинный представитель сирийского народа» (ливийский вариант). Поэтому Алеппо и уделяется повышенное внимание на Западе, в аравийских монархиях и в Турции. Переговоры в Анкаре показывают, что она решила отреагировать на сложившуюся ситуацию и исходить в сирийской политике из утери контроля над Алеппо. Речи об экспансии оппозиции на всей территории уже не идет. Анкаре необходимо сорвать планы курдов по образованию полугосударственного анклава на севере Сирии. Решить эту проблему планируется за счет протурецких групп, переориентировав их с войны против Дамаска на создание перевеса над курдами в северных районах. Не исключено, что ради этого Анкара пойдет на сокращение своего участия в материально-техническом снабжении сирийской вооруженной оппозиции через турецкие логистические коридоры даже в ущерб отношениям с Эр-Риядом. Использование их в прежнем режиме вынуждает Дамаск и Москву стимулировать создание курдского «санитарного кордона» на севере.Разрыв с КСА для турецкого руководства предопределен. У Эр-Рияда и связки Анкара – Доха разное видение будущего устройства Сирии и сил, которые должны в ней доминировать. Для Саудовской Аравии это салафиты и аффилированные с ними течения, для Турции и Катара – «Братья-мусульмане». Ставить на избыточное военное усиление просаудовской «Джебхат ан-Нусры» Анкара не будет, хотя сейчас альянс между КСА, Турцией и Катаром существует, а подконтрольные им группы часто воюют вместе. Объединенные задачей свержения сирийского президента, разборки между собой они оставляли на послеасадовский период. Вход России в Сирию и успех в Алеппо означает, что Асад не будет свергнут и стратегию надо выстраивать исходя из этого. Турция и Катар осознают это быстрее Саудовской Аравии.Начало консультаций между Анкарой и Москвой по сирийскому конфликту означает начало ухода Турции из-под саудовского зонтика. Оставление не у дел американцев (что надо подтвердить) – итог отсутствия прогресса на турецко-американских консультациях по вопросам поддержки сирийских курдов и наступления на Ракку. США обманули Турцию, пообещав им, что курды уйдут из Манбиджа. С учетом российского опыта гарантий от Обамы турки могли бы уже сделать вывод о том, что с США нельзя полагаться на слова, а нужно подписывать бумаги.Иприт из суннитского треугольникаПроблема химического оружия в Сирии, обычно использовавшаяся противниками Асада в качестве обоснования необходимости его свержения, вновь на повестке дня. Военные эксперты РФ доказали использование иприта против мирного населения в провинции Алеппо. Он был применен в сентябре в Марат-ум-Хауше. Неразорвавшийся химический боеприпас обнаружен возле армейских казарм. Он представлял собой самодельную 240-миллиметровую мину с заливной горловиной в хвостовой части. Содержимое – черная маслянистая жидкость объемом от 0,5 до 1,5 литра.Коллаж Андрея СедыхВ свое время тему химического оружия пытались использовать саудовские и турецкие спецслужбы для того, чтобы ВВС США нанесли удары по сирийским военным объектам. Эта попытка была сорвана действиями Москвы, которая гарантировала вывоз химического оружия из Сирии под контролем ОЗХО. Толчком к обострению ситуации стала провокация антиасадовских сил, которые распылили горчичный газ кустарного производства в одном из густонаселенных районов Алеппо.На первом этапе войны саудовские спецслужбы организовали доставку компонентов химического оружия в Сирию при участии турок. Технологии и оборудование для производства иприта Эр-Рияд закупал через подставные фирмы в Албании. Эта страна со времен Энвера Ходжи обладала запасами химического оружия. После крушения режима Тирана под эгидой ОЗХО начала эти арсеналы утилизировать. Само оружие было уничтожено, но компоненты для производства иприта, технологическая документация и лабораторное оборудование ушли на черный рынок. Их закупили Саудовская Аравия и Катар. Лаборатории по производству иприта были созданы в Ираке в районе «суннитского треугольника». Изготовленное отравляющее вещество переправлялось через Турцию в Сирию.После неудавшейся провокации с попыткой втянуть американцев в войну в Сирии с объявлением бесполетной зоны (идея Эр-Рияда и Анкары на основе ливийского опыта) этот канал был заморожен после того, как турецкие спецслужбы захватили курьеров с грузом иприта. С учетом событий, связанных с путчем и скрытой деятельностью части турецких силовиков по дискредитации режима Эрдогана, эта акция могла осложнить действия Анкары в Сирии. Не случайно публичного продолжения эта история не получила. Разве что спустя несколько месяцев Багдад выступил с заявлением о том, что на территории «суннитского треугольника» работает лаборатория по производству кустарного химического оружия.Саудовская Аравия изменила тактику. На сегодня кустарные лаборатории по производству некачественного иприта (что следует из числа пострадавших) работают в Ираке и Сирии. В Ираке этим занимается запрещенное в России «Исламское государство», которое продавало иприт «Джебхат ан-Нусре» через турецких посредников, а в Сирии сама «Джебхат ан-Нусра», организовавшая лабораторию в Идлибе.Перелом в АлеппоКлючевым в текущей ситуации в Сирии стал перелом в битве за Алеппо. Правительственная армия и подразделения ливанской «Хезболлы» взяли под контроль ряд стратегических кварталов в восточном Алеппо, разделив «котел» надвое. С военной точки зрения наступают агония обороняющихся, потеря ими возможности к сопротивлению и нарастание центробежных настроений среди боевиков. По мере исчерпания боеприпасов и утери надежды на прорыв блокады у антиасадовских группировок резко падает боевой потенциал.«Джебхат ан-Нусра» в ходе наступления на Алеппо подорвала свои ресурсы. Саудовские военные инструкторы использовали обычную для них тактику «человеческих волн», из-за чего потери исламистов превысили допустимые пределы. Был убит или ранен каждый третий боевик. В результате непрофессионального командования артиллерией израсходован почти весь арсенал, который пришлось доставлять под огнем из Идлиба. Половина – впустую. В итоге блокированных в восточном Алеппо выручить не удалось, а положение исламистов в Идлибе стало катастрофичным в силу дефицита живой силы и боеприпасов.В том, что наступил перелом, убеждают несколько фактов. Первый и главный – начало массового исхода мирного населения по предоставленным коридорам (десятки тысяч) и сдача в плен нескольких сотен боевиков. Необходимо завершить операцию в восточном Алеппо и подготовить наступление на Идлиб, базы боевиков в котором должны находиться под постоянным давлением артиллерии и авиации. Командование «Джебхат ан-Нусры» приказало своим сторонникам уходить из Алеппо, так как на его обороне поставлена точка.Потеря Идлиба будет означать конец организованного присутствия Саудовской Аравии в Сирии, проигрыш Ирану в этом конфликте и удар по репутации (и так не блестящей из-за промахов во внутренней и внешней политике) наследника наследного принца и министра обороны КСА Мухаммеда бен Сальмана. Так что надо быть готовым к тому, что Эр-Рияд будет напрягать все ресурсы, дабы удержать Идлиб.Вторым моментом, показывающим, что ситуация в Алеппо для антиасадовских сил близка к катастрофе, является активность госсекретаря США Джона Керри, пытающегося возобновить действие рамочного соглашения с РФ по Алеппо. Действующая администрация не оставляет попыток прийти к соглашению с Россией, предусматривающему завершение осады Алеппо в обмен на размежевание находящихся там сил сирийской оппозиции и террористической группировки «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра»). Об этом сообщила Washington Post. Администрация понимает, что Трамп может заключить «сделку иного рода с Москвой», пойти на договоренность, которая «бросает на произвол судьбы сирийскую оппозицию и твердо ставит» Вашингтон на сторону президента Асада.С практической точки зрения Дамаску и Москве нужно продолжение зачистки восточного Алеппо от боевиков. Это явно ускорит процесс присоединения к мирному процессу новых населенных пунктов, находящихся в оппозиции к Асаду, усилит центробежные тенденции в противостоящих ему группировках и создаст основу для переговоров о мирном урегулировании. Это должно сочетаться с гуманитарными интервенциями населению Алеппо. Профильные структуры ООН необходимо публично осаживать за занятие нейтральной и выжидательной позиции по данному вопросу. Эту тему надо ставить перед США постоянно, не забывая, что главной задачей остается полная зачистка Алеппо от боевиков.«Русский фактор»Что именно позволило сирийским правительственным силам достичь прогресса в Алеппо, притом что впереди много работы по занятию оставшихся за исламистами кварталов и говорить об окончательном успехе можно будет после того, как вся восточная часть города перейдет под контроль правительственных сил? Первое и главное – работа Генштаба Российской армии. После получения приказа о начале подготовки такой военной операции перед ним встала задача: определить формат участия ВС РФ. Он должен был обеспечить политическую и физическую выживаемость режима Асада, но избежать опасности завязнуть в конфликте с постоянными потерями без видимого прогресса, как было в Афганистане.Эту задачу США не смогли решить в Ираке, хотя министр обороны Роберт Гейтс пытался это сделать. Определение необходимого и достаточного формата участия страны в военных действиях – основная задача военного руководства перед принятием решения о вмешательстве в конфликты малой и средней интенсивности. Помимо России и командования ее ВС сделать это никому в новейшей истории не удалось, если говорить о мировых державах и основных локальных столкновениях современности. Следует отметить высокий уровень планирования операции, начиная с переброски группы российских ВКС в Сирию и ее дислокации там. Это стало для США и их разведки абсолютной неожиданностью, что важно само по себе.Российскому Министерству обороны и Генштабу предстояло решить задачу оптимального формата участия в войне при дефиците людского ресурса в сирийской армии, которая развалилась по межконфессиональным границам, что уменьшило ее до двух-трех дивизий полного состава и большей части ВВС с изношенным авиапарком, при нарастающей панике командования САА и политического руководства на фоне массового дезертирства суннитского рядового и офицерского состава. Российскую военную операцию в Сирии можно отнести к образцу войн не числом, а умением.Нашему военно-политическому руководству пришлось в кратчайшие сроки решать вопрос не только о стабилизации ситуации на фронтах, создав оптимальное прикрытие сирийской армии, но и проблему оперативного управления и стратегического планирования. Перед советниками, направленными в штабы сирийских ВС, стояла задача обеспечить не только оперативное управление, но и боевое слаживание между сирийцами, иранцами и ливанцами, отдельными родами войск и фронтами на южном и северном направлении. Надо было найти консенсус с курдскими отрядами, которые позиционировали себя как автономную силу. Эту сложнейшую задачу Москва в отличие от Вашингтона решила.Следует отметить, что конфликт в Сирии, как и в Ираке, Ливии и Йемене, межплеменной и межконфессиональный. Разработанная и успешно воплощенная Генштабом российских ВС концепция локальных перемирий с племенами, шейхами, группировками и поселениями сработала в полной мере. Более тысячи такого рода структур и военных единиц пошли на перемирие с правительством. Благодаря такому подходу удалось успокоить юг Сирии, что позволило сконцентрировать немногочисленные правительственные силы на севере, в районе Алеппо и Хомса. Кропотливую и сложную работу вели в основном российские переговорщики из числа военных советников. Эта задача по своему значению для общего успеха стоит наравне с теми, которые решают в узлах управления сирийской армии российские советники, а также военные летчики и моряки.В Алеппо малыми силами правительственной армии, окрепшей благодаря советникам организационно, технически и морально при том же количественном составе, в сжатые сроки достигнут перелом динамики на фронтах. Разрыв обороны исламистов стал возможным также благодаря правильной оценке боевого потенциала противника и просчета алгоритма его действий. Стратегия строилась на изматывании, что и привело к успеху. Операция российских ВКС в Сирии является успешным воплощением оптимальной модели участия в локальных конфликтах средней и высокой интенсивности, которую Запад и в первую очередь США построить не смогли. При этом эффективность работы российских военных советников при сирийской армии – результат проводимых Министерством обороны и Генштабом внезапных проверок. Политика, направленная на создание высокопрофессиональной армии, оправдывает себя, что подтверждено в Сирии в реальной боевой обстановке.Евгений Сатановский,президент Института Ближнего Востока#Алеппо #иприт #курды #сирийская оппозиция #переговоры в Анкаре #

03 декабря, 10:53

После Алеппо ударим по Идлибу

Пока сирийская армия, лояльная президенту страны Башару Асаду, при поддержке России добивается успехов в освобождении Алеппо, международные игроки готовятся к новому раунду женевских переговоров по урегулированию сирийского конфликта. Если город будет взят, это изменит характер и структуру дипломатического процесса до неузнаваемости.

Выбор редакции
Выбор редакции
29 ноября, 16:47

Мусульмане США напуганы не на шутку

Правоверные граждане Соединенных Штатов восприняли победу Дональда Трампа с тем же ужасом, с которым немусульманский мир в свое время воспринял появление ИГИЛ, и готовятся дать отпор ксенофобам

29 ноября, 11:33

На входе в Африку. Евгений Сатановский

Алжир пытается капитализировать влияние на соседей по континенту Ситуация в Магрибе и Северной Африке в целом в огромной мере зависит от Алжира – единственного светского государства региона, устоявшего под напором «арабской весны». Алжир продолжает войну

28 ноября, 23:33

Текст: На входе в Африку: Алжир пытается капитализировать влияние на соседей по континенту ( Евгений Сатановский )

Алжир продолжает войну с джихадистами, ведет прежнюю политику относительно Марокко и конкурирует в Северной Африке с Египтом. Но вследствие проблем в экономике развивает отношения с Катаром и Турцией, несмотря на поддержку ими исламистов, и начал сближаться с Саудовской Аравией после ее разрыва с АРЕ. Он поддерживает контакты с Россией, ЕС и США, но главное значение для этой страны играют внутренние процессы. Точнее, идущая в Алжире смена элит, партийно-государственных и силовых, в преддверии изменений в высших эшелонах власти.  Трамп лучше Руководители Алжира в отличие от большинства лидеров Ближнего Востока отнеслись к Дональду Трампу как к будущему президенту США положительно. Их беспокоили его антиисламские лозунги, но еще больше им не нравилась возможная побе...

28 ноября, 22:18

На входе в Африку

Ситуация в Магрибе и Северной Африке в целом в огромной мере зависит от Алжира – единственного светского государства региона, устоявшего под напором «арабской весны».Алжир продолжает войну с джихадистами, ведет прежнюю политику относительно Марокко и конкурирует в Северной Африке с Египтом. Но вследствие проблем в экономике развивает отношения с Катаром и Турцией, несмотря на поддержку ими исламистов, и начал сближаться с Саудовской Аравией после ее разрыва с АРЕ. Он поддерживает контакты с Россией, ЕС и США, но главное значение для этой страны играют внутренние процессы. Точнее, идущая в Алжире смена элит, партийно-государственных и силовых, в преддверии изменений в высших эшелонах власти. Статья, основанная на материалах С. С. Балмасова и А. А. Быстрова, подготовленных для ИБВ, описывает проходящие в этой стране процессы.Трамп лучшеРуководители Алжира в отличие от большинства лидеров Ближнего Востока отнеслись к Дональду Трампу как к будущему президенту США положительно. Их беспокоили его антиисламские лозунги, но еще больше им не нравилась возможная победа Хиллари Клинтон. Они полагают, что США при Трампе усилят сотрудничество с Алжиром, так как в условиях ближневосточного хаоса будут вынуждены делать ставку на развитие отношений с устойчивыми режимами. Дополнительным аргументом в пользу Трампа служили связи Клинтон с марокканским руководством, установленные за время пребывания на посту главы Госдепартамента.“ Дрейф алжирского руководства в сторону аравийских монархий обусловлен ухудшением экономики страны в результате падения цен на энергоресурсы ”Победа Клинтон могла привести к поощрению «марокканского реваншизма» и ухудшению позиций АНДР в США. Трамп после вступления в должность изменит политику Америки в Ливии, за проблемы которой Клинтон несет немалую долю ответственности, полагают алжирские лидеры, а их борьба с радикальными исламистами послужит для новой администрации аргументом для выбора АНДР как ключевого партнера Вашингтона в Северной Африке. Претендентка беспокоила Алжир и своим вниманием к защите прав человека, характерным для Демократической партии. Когда Госдепом руководила Клинтон, США неоднократно заостряли внимание на нарушениях прав человека в Алжире.Лидеры АНДР понимают, что Трамп плохо знает регион и не имеет ближневосточной стратегии за исключением призывов прекратить участие в местных конфликтах и демонстрировал исламофобию. Многое будет зависеть от того, кто возглавит Госдепартамент и станет советником нового президента США по ближневосточной политике. Алжир беспокоят антииммигрантские настроения Трампа: перенасыщенность стран ЕС выходцами из Африки и Ближнего Востока делала североамериканское направление перспективным для безработной молодежи страны. АНДР беспокоит и намерение избранного президента добиться отказа от импорта нефти. До недавнего времени значительная часть алжирской нефти шла в США.Что касается ожиданий в сотрудничестве с США в военной сфере, при Трампе американскому ВПК будет уделено заметное внимание. Его руководство рассчитывает нарастить экспорт в Африку, в том числе в Алжир, от которого ожидают открытия рынка для военных поставок из США. Что до взаимодействия спецслужб, Соединенные Штаты хотят установления между ними партнерских отношений, подразумевающих передачу ЦРУ всей интересующей его информации...В пользу нищих22 ноября парламент АНДР принял закон о госбюджете на 2017 год. Депутаты узаконили введение новых налогов, из-за чего вырастут цены на многие товары и услуги. Повышение коснется топлива, коммунального хозяйства, жилья, бытовой техники и продуктов питания. С января цены на них вырастут на 10–15 процентов. В результате введения налога на нефтепродукты стоимость литра топлива увеличится на один – три динара. Речь идет и о налоге на эффективность использования электроэнергии, вырабатываемой из газа и нефтепродуктов. Те, кто при ее потреблении превышает установленные в 2016 году стандарты, будут платить «пропорционально». Вырастет цена на табак. В 2016-м стоимость пачки сигарет была повышена до 270 динаров (2,5 доллара). После внедрения нового налога она вырастет до трех долларов. На 10 процентов будет увеличен налог на алкогольные напитки. Повысятся налоги на торговлю подержанной мебелью, операции с жильем, недвижимостью и строительством.По оценке алжирского экономиста С. Беллаля, в результате принятия этого законопроекта по покупательской способности алжирцев будет нанесен самый серьезный с конца 90-х годов удар. Причем эти меры ничего не дадут, поскольку являются простой попыткой заделать пробоины в бюджете, но не открывают новые перспективы для национальной экономики. Он считает, что власти АНДР пытаются представить ситуацию таким образом, что введение новых налогов будет способствовать развитию неуглеводородной экономики, тогда как это является лишь намерением растянуть бюджет.Причина действий властей – допущенное ими «одностороннее включение Алжира в мировую экономику как сырьевой страны, в итоге там отсутствует рыночная экономика, присущая развитым государствам». Беллаль указывает, что АНДР встроена в систему международного разделения труда, при которой образованные алжирцы уезжают в Канаду, США и ЕС, а их места замещают малообразованные жители африканских стран. На этом фоне возникает дефицит квалифицированных кадров, что может создать политические проблемы.Режим имеет в парламенте почти абсолютное большинство из депутатов проправительственных партий, что позволяет принять любой законопроект, в том числе связанный с бюджетом. Оппозиция обвинила власти в стремлении переложить кризис с олигархов и богатых на бедных, указав, что альтернативный вариант бюджета подразумевал пропорциональную налоговую нагрузку в отношении лиц с большими доходами и урезание на 20 процентов зарплаты депутатам и чиновникам. Власти вменяют оппозиции дешевый популизм и предательство президента. При этом они признают рост числа субъектов с бюджетным дефицитом, что создает серьезную проблему режиму.Коллаж Андрея СедыхЛишь 103 территории (7% из 1541 имеющейся) являются условно богатыми, 480 (31%) – средними, а на бедные приходится 62 процента. Богатые имеют приемлемый уровень доходов, а остальные вынуждены прибегать к помощи государства, чтобы исполнить бюджет. Половина всех субъектов (особенно в отдаленных сельскохозяйственных районах на юге и востоке страны) находится в очень тяжелой ситуации, нуждаясь в постоянной государственной поддержке, не в состоянии удовлетворить элементарные нужды населения.Богатые территории преимущественно на алжирском севере. Там расположены крупные города и инфраструктурные объекты. Одна из самых успешных – Дар-эль-Бейда, где находится столичный международный аэропорт. Соухане (вилая Блида), Мериджа (Бешар) и Улед Бушра (Медея) считаются аутсайдерами, на формирование бюджета которых государству приходится выделять заметные суммы. Одной из причин существования преуспевающих и нищих территорий стала реформа, в результате которой с 1965 года была трижды перекроена административная карта Алжира. В результате увеличилась численность чиновничества на местах, но были разорваны сложившиеся на местном уровне связи. В 1965-м в Алжире было 15 вилай, состоящих из 676 территорий, в 1974-м количество вилай было доведено до 31, а в 1984-м – до 48. В настоящее время они состоят из 1541 территории, в иных из которых насчитывается менее тысячи жителей. Параллельно росту их числа растут их долги перед банками и государством, одновременно с налоговыми недоимками внутри территорий, касающимися сборов по сделкам с недвижимостью и других типов деловой активности.Министр финансов Хаджи-Баба Аами признал, что объем финансирования большинства местных субъектов отрицательный, зависящий от ассигнований государства. По его словам, низкий доход местных территорий связан с тем, что доля их неналоговых доходов незначительна – всего два процента, а остальная часть состоит на 87 процентов из местных налогов и 11 процентов бюджетных ассигнований. При этом, по данным алжирских государственных источников, в полном объеме налоги и сборы возвращаются менее чем из трети территорий. По данным Министерства финансов АНДР, это лишь 17 процентов.Власти отказываются признавать административную реформу неудачной, указывая, что с 2000 до 2015 года благодаря ей налоговые поступления с мест увеличились с одного миллиарда до четырех миллиардов долларов. Независимые экономисты связывают это с алжирским нефтегазовым бумом. Причем государство этих денег не видит, поскольку вынуждено поддерживать нищие территории. Налицо ситуация, когда на местах не могут полноценно собирать налоги, а власти в условиях кризиса не желают увеличивать расходы. Вопрос: как решить эту проблему, которая вкупе с другими создает условия для усиления протестов в большинстве провинций страны?Катарские планыОдин из возможных сценариев решения экономических проблем Алжира – укрепление отношений с богатыми партнерами. В частности, Катар намерен усилить всестороннее взаимодействие с ним применительно как к двусторонним отношениям, так и к Африке в целом. Эта стратегия прорабатывается на высшем уровне. 12 ноября в Алжир по инициативе Дохи прибыл глава МИДа Катара шейх Мухаммед Бен Абдулрахман бен Джасем Аль Тани. Он встречался с руководством АНДР, включая начальника штаба ВС генерала Ахмеда Гаида Салаха и главу МИДа Рамтана Ламамру.Алжир наряду с Марокко, Эфиопией и ЮАР – одна из самых авторитетных стран континента, обладает широкими связями и контактами в военно-политическом руководстве африканских государств. Катар же начал вкладывать крупные денежные средства не только в газовые проекты и черную металлургию за рубежом (в том числе в Алжире), но и в сельское хозяйство и такие сопутствующие отрасли, как производство удобрений. Это обусловлено советами британских экспертов инвестировать на перспективу в страны третьего мира, где стоимость земель и человеческого труда дешевые.Ставка делается на то, что по мере увеличения населения планеты и деградации имеющихся сельскохозяйственных земель произойдет постепенное или резкое увеличение стоимости пищевых продуктов. Однако вкладывая сотни миллионов и миллиарды в Африку с крайне слабыми политическими институтами и отсутствием гарантий для иностранного бизнеса, катарское руководство хочет обезопасить себя от неожиданностей. Использование влияния Алжира представляется ему вариантом решения проблемы, за что оно готово развивать привилегированные отношения в рамках реализуемых соглашений по сотрудничеству в сфере туризма, энергетики (разведка, производство, хранение и транспортировка природного газа) и экономики (черная металлургия и производствофосфатов).Сверх того Доха пытается склонить Алжир на свою сторону в Ливии, предлагая ему поддержать там прокатарских «Братьев-мусульман» в противовес запрещенному в России «Исламскому государству» и просаудовским группировкам. Катар готов гарантировать соблюдение ими в Ливии и приграничной зоне алжирских интересов, включая ненападение на объекты и граждан АНДР, в обмен на предоставление им помощи (в том числе информационной) в борьбе с их конкурентами. Этот вопрос прорабатывается по линии специальных служб и военных. Начальник штаба ВС АНДР генерал Ахмед Гаид Салах – частый гость в Дохе.Дрейф алжирского руководства в сторону аравийских монархий обусловлен ухудшением экономики страны в результате падения мировых цен на энергоресурсы. Развитие их отношений должно стать объектом внимания со стороны РФ, связанной с Алжиром рядом оборонных соглашений и являющейся его конкурентом на энергетическом рынке ЕС. Катар может стимулировать осуществление масштабных проектов развития газовой отрасли АНДР, отвечающих планам Евросоюза по диверсификации поставок природного газа и снижения зависимости Европы от России.Амбиции и подозренияОтставка лидера правящей партии АНДР ФНО (Фронт национального освобождения) Амара Саадани 22 октября стала продолжением происходящего в этой стране. Начало было положено в сентябре 2015-го, когда в отставку (при активном участии А. Саадани) отправили главу спецслужбы DRS генерала Мухаммеда Медьена. Было заменено и руководство алжирских спецслужб. Изменение конструкции системы госуправления с «триумвирата» (куда кроме Медьена входили президент АНДР Абдельазиз Бутефлика и начальник штаба вооруженных сил Ахмед Гаид Салах) означало трансформацию в плане разделения властей в Алжире. Отражением борьбы за власть стала отставка Саадани.После того как он был использован Бутефликой и Салахом против Медьена, Саадани потерял значение. Увлекшись нападками на генерала Медьена, он не справлялся с наведением порядка в рядах партии, что наносило вред авторитету алжирской власти в целом и вносило разброд в ряды ее сторонников в тот момент, когда им необходимо объединиться для реальной работы. Не последнюю роль в опале Саадани сыграли его нападки на демократические свободы (например стремление еще больше ограничить СМИ) в условиях попыток пересмотра отношений с Западом. Формально оставаясь ставленником президента, Саадани запутался в своих отношениях с ним и А. Г. Салахом.Отставка Саадани состоялась накануне парламентских выборов, которые планируется провести в апреле 2017-го. Преемником Саадани стал бывший министр здравоохранения Джамал Оулд Аббас, который в силу возраста и политического веса не может конкурировать в борьбе за власть с президентским кланом. Перед ним стоит задача вернуть в руководство партии политиков, которые были несогласны с курсом прежнего генерального секретаря и покинули ряды ФНО. Это прежде всего экс-министр здравоохранения А. Зиари, считающийся сторонником генерала Медьена. Но основные конкуренты Саадани – А. Белайят и А. Бельхадем не торопятся возвращаться в ФНО.Клан А. Бутефлики намерен не допустить усиления военных и ограничить их амбиции во власти. Вопрос о замене Салаха на менее амбициозного и более лояльного президентскому окружению генерала актуален, хотя и не дело ближайшего будущего. Ожидаемые изменения закономерны в плане подготовки Алжира к выборам 2019 года. Бутефлика, который значительную часть рабочего времени проводит на лечении в иностранных, прежде всего французских клиниках, вряд ли будет в них участвовать, хотя полностью это исключать нельзя.Эксперты отмечают, что после возвращения президента Бутефлики из Гренобля, где он в очередной раз проходил 15-дневный курс лечения, в стране активизировалась борьба против Ахмеда Гаида Салаха. Она прекращается в отсутствие в стране президента, что значит – ее инициатор Саид Бутефлика может предпринимать шаги в этом направлении только при наличии в Алжире старшего брата и в случае его кончины шансы маневрировать в высших эшелонах власти будут минимальны. Главная задача младшего — насытить силовые структуры лояльными людьми. Основным приоритетом является ограничение контроля со стороны Салаха на аппарат спецслужб.Возвышение Салаха стало возможным в результате массовой ротации руководства спецслужб с целью ликвидации основного соперника президентского клана в борьбе за власть генерала Медьена. Тогда его использовали как противовес Медьену, но после решения этой задачи он превратился в главного конкурента Бутефлики. Сейчас тот пытается распространить влияние президентского советника Атмана «Башира» Тартага, возглавляющего Директорат службы безопасности (DSS), на Центральный директорат военной безопасности (DCSA) под началом сторонника Салаха – Лахдара Тиреха, который находится в его прямом подчинении. Особую озабоченность Бутефлики вызывает намерение Салаха превратить подконтрольный себе орган военной безопасности в структуру с высоким уровнем полномочий.Сверх военной безопасности DCSA планируется отдать функции антитеррористического подразделения, органа по борьбе с коррупцией и наблюдения за неблагонадежными. Это вызывает в президентском клане подозрения во властных амбициях Салаха и воспоминания о борьбе с коррупцией со стороны бывшего генерала Медьена, который активно использовал этот фактор для дискредитации лиц из близкого круга президента и его брата. В противовес набирающему силу органу военной безопасности С. Бутефлика инициировал к неудовольствию начальника штаба алжирской армии создание полицейской группы специальных операций (GOSP), которую возглавил его сторонник Абдельгани Камель.Основная причина конфликта – вопрос о преемнике алжирского президента. Его брат хочет монополии на право выбора преемника Бутефлики, в то время как Салах считает необходимым проводить это при согласовании с высшим армейским командованием. Не выдвигая себя в руководители страны, он убежденный сторонник того, что армия должна играть роль главного гаранта конституции и одной из системообразующих структур политической системы. Это подразумевает ее участие в согласовании кандидатуры президента. Салах пытается блокировать намерения семьи президента назначить на высшие посты в ВС Алжира своих людей.Одновременно он старается выдвинуть на первые роли в армейском командовании лиц, которые оппозиционно настроены к семье президента. Они не всегда являются его сторонниками, но С. Бутефлику любят еще меньше. Это командующий сухопутными силами А. Таферу, которого Салах уполномочил представлять Алжир на октябрьской встрече начальников генеральных штабов стран Средиземноморья, рассматривая его как основной противовес ставленнику президентского клана генералу Бенали Бенали, коего стараются продвинуть на должность начальника штаба алжирских вооруженных сил.Евгений Сатановский,президент Института Ближнего Востока#сатановский #алжир #президентбутефлика

26 ноября, 17:47

Сатановский о боях за Масакин-Ханано в восточном Алеппо и о лжи террористов

Сирия, бои за восточный Алеппо: что происходит в бывшем оплоте «Ан-Нусры» — квартале Масакин-Ханано. Комментарий Евгения Сатановского.

01 декабря 2015, 17:20

Давид против Голиафов

О пространстве возможностей России на Ближнем ВостокеВ экспертном сообществе нет единодушия по поводу смысла и перспектив сирийской операции российских ВКС. Судя по всему скоро к нашим летчикам присоединятся и сухопутные войска, и российская коалиция попытается отобрать у экстремистов ИГ древнюю Пальмиру. Каковы шансы на успех как конкретной сирийской операции  российской армии, авиации и флота и в целом наши перспективы на позиционирование в регионе? Классический анализ такого рода предполагает сравнение военных и экономических  потенциалов участвующих в боях сторон, оценку транспортной связности маршрутов снабжения экспедиционного корпуса, геополитические расклады и интересы.Но на сей раз мне показалось интересным сравнить не  военные мускулы  участников конфликта на сирийском ТВД, а пространства их возможностей, или иначе говоря – число степеней свободы.Пусть это будет не академический разбор, а чисто квалитативный анализ, но почему бы не попробовать?Начнем с маленького, но гордого государства на берегу теплого моря:«Израильские ВВС нанесли авиаудары по пригородам Дамаска, включая территорию, прилегающую к аэропорту, сообщили вчера представители сирийского руководства, призвав СБ ООН ввести санкции против Израиля. А глава МИД Сирии Валид Муаллем назвал удары "укреплением боевого духа террористов", воюющих против Дамаска.Израиль отказался подтвердить информацию об авиаударах, ограничившись напоминанием о намерении проводить "активную политику в области безопасности и предотвращать передачу новейших вооружений в руки террористов". По версии же израильских СМИ, целью ударов стали находящиеся на вооружении сирийской армии российские ракетные комплексы С-300, якобы предназначенные для передачи воюющей против Израиля на территории Ливана шиитской группировке "Хезболла».http://www.kommersant.ru/doc/2628972Удар нанесен по позициям союзной нам сирийской армии,  уничтожены ЗРК, предназначенные для подразделений «Хезболлы» - также наших ситуативных союзников. С весьма интересным комментарием  выступил президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский:"Нет доказательств того, что под Дамаском уничтожены российские ракетные комплексы. Однако, даже если речь идет о ликвидации российского оружия, это не российский вопрос, а сирийский. Так же, как Россия имеет право продавать оружие Дамаску, Израиль оставляет за собой возможность ликвидировать находящееся в Сирии оружие российского производства, если оно будет представлять угрозу его национальным интересам. Израиль находится в состоянии войны с Сирией, и его задача — не допустить усиления ее военного потенциала и передачи современного оружия "Хезболле"".http://www.kommersant.ru/doc/2628972Симптоматично, что формально российский эксперт поддержал Израиль, который де-факто причинил урон российским интересам в Сирии.  Обозреватель Jerusalem Post Бен Хартман этот факт подтвердил:"Израиль и раньше не раз наносил удары по сирийской территории. Главное отличие нынешней операции состоит в том, что она проводилась на фоне авиаударов по позициям действующей в Сирии группировки "Исламское государство", которые на протяжении последних месяцев наносят ВВС США. Таким образом, стратегические союзники — США и Израиль — подрывают боевую мощь сразу двух противостоящих сторон в Сирии. Если американцы воюют с главным противником режима Асада — ИГ, то Израиль продолжает воевать с самим Асадом",http://www.kommersant.ru/doc/2628972Израиль может себе позволить бомбить наших союзников и уничтожать проданную им нами боевую технику. Россия не может себе позволить бомбить союзников Израиля, тех же саудитов или Катар, которые  финансируют ИГ. Значит у Израиля в этом плане пространство возможностей больше, чем у нас. Израильская бомбежка не вызвала никакого возбуждения у мировых СМИ. Сообщили  и точка. А вот какое информационное сопровождение у  операций наших ВКС:Телеканал «Аль Джазира», базирующийся в Катаре, но полностью контролируемый британской разведкой МИ-6 сообщил, что российская авиация разбомбила овощной рынок в Сирии:«Один из ударов российской авиации в сирийской провинции Идлиб был нанесен по овощному рынку в городе Ариха. Сообщения подтверждает ряд источников, которые расходятся в числе жертв: погибли от 40 до 60 мирных жителей. Некоторые СМИ утверждают, что при бомбардировке использовались кассетные боеприпасы».http://www.aljazeera.com/news/2015/11/20-killed-russian-air-strike-syrian-market-151129082103978.htmlЭту информацию подтвердил Сирийский совет по надзору за правами человека, базирующийся в Лондоне и также созданный  МИ-6.http://www.syriahr.com/en/2015/11/russian-airstrikes-targeted-idlib-countryside/На самом деле, если пройти по ссылкам, то выясняется, что сообщение арабского телеканала, контролируемого английской разведкой ни на чем не основано и ничем не подтверждено, просто высосано из пальца.  А тиражировали его практически  все западные информагентства. А может ли Россия организовать такой информационный концерт  по региональной тематике(да и по любой другой)? Вопрос, как говорится, риторический. Значит и информационное пространство возможностей у нас гораздо меньше, чем у наших то ли союзников, то ли заклятых друзей.Далее. Только что израильский информационный ресурс подтвердил информацию о том, что Израиль закупает нефть у ИГИЛ, хоть и через посредников:«Israel buys most oil smuggled from ISIS territory – report.Israel has become the main buyer for oil from ISIS controlled territory, reports "al-Araby al-Jadeed."Kurdish and Turkish smugglers are transporting oil from ISIS controlled territory in Syria and Iraq and selling it to Israel, according to several reports in the Arab and Russian media. An estimated 20,000-40,000 barrels of oil are produced daily in ISIS controlled territory generating $1-1.5 million daily profit for the terrorist organization».Перевожу:«Израиль покупает большую часть  контрабандной нефти  контрабандой с территории ИГИЛ.Израиль стал основным покупателем нефти с территории, контролируемой ИГИЛ, сообщает "Аль-Араби аль-Джадеед."Курдские и турецкие контрабандисты перевозят нефть ч территории, контролируемой ИГИЛ, в Сирию и Ирак и продают ее  в Израиль, по мнению ряда источников  в арабских и российских СМИ. По оценкам 20,000-40,000 баррелей нефти добывается  ежедневно на  территории, контролируемой ИГИЛ, что приносит  $ 1-1,5 млн ежедневной прибыли для этой террористической организации».http://www.globes.co.il/en/article.aspx?did=1001084873И далее:«Нефть  добывается в  Дир-Зур A в Сирии и двух  мсеторождениях  в Ираке и транспортируется в курдский  город Zakhu в треугольнике  границ Сирии, Ирака и Турции. Израильские и турецкие посредники приезжают в город и, когда цены  согласованы, нефть  контрабандой доставляется в турецкий  город Silop   израильской посреднику, человек  с двойным греко-израильского гражданства,  известному как доктор Фарид. Он транспортирует  нефть из турецких портов покупателям, в основном в Израиль.В августе "Financial Times" сообщила, что Израиль получил 75% своего импорта  нефти из Иракского Курдистана. Более трети такого экспорта проходит через  порт Джейхан, который FT   называет "потенциальным шлюзом для контрабандного сырья ИГИЛ».http://www.globes.co.il/en/article.aspx?did=1001084873Выгодный бизнес, что и говорить. Турция и Израиль могут себе позволить участвовать в нем, а Россия ни под каким соусом. Значит и в этом случае пространство наших возможностей меньше, чем у уступающих нам по военному и экономическому потенциалу стран.Кратко  о Турции. Они позволили себе сбить наш бомбардировщик. А мы не можем себе позволить ответить им тем же. Засада турецких истребителей стала возможной только благодаря участию в ней американских и саудовских самолетов АВАКС и американских  комплексов ПВО «Пэтриот», дислоцированных в Турции. Плюс спутниковое наведение тех же американцев. Это  «вычислил»  и  поделился со мной  военный эксперт Алексей Леонков. Таким образом, и в военном плане пространство наших возможностей, невзирая на наличный   военный контингент, резко ограничено и несравнимо с возможностями оппонентов и прямых противников, которым сейчас предстала Турция.Если говорить о перспективах гибридной войны, которая становится в настоящее время мировым мейнстримом, то здесь важна агентурная сеть. Вернее многоуровневые иерархические сетевые структуры, которыми обладают западные разведки. У Советского Союза такие структуры были, у России их нет. То есть мы не можем организовать крушение американского лайнера. А американцы могут организовать крушение российского лайнера. Мы не можем инициировать тот или иной «спецпроект» в странах Запада. И не только вследствие гуманизма любимого вождя всех россиян. Пространство наших возможностей в этом плане стремится к нулю. Если бы мы потратили 50 миллиардов долларов не на Сочинскую Олимпиаду, а на создание разветвленной агентурной сети во всем мире, то у нас были  бы шансы конкурировать с Западом в этой части, хотя на самом деле, создание таких структур требует многих лет и высокого  уровня профессионализма. А главное - политической воли и продуманной глобальной стратегии.Но даже и наличие агентурной или документальной информации, компрометирующей оппонента, не поможет, если  нет  достаточного для информационного маневра пространства  политических возможностей. Вот только что пресс-секретарь российского президента Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что у Россия не будет обнародовать доказательства торговли нефтью между Турцией и экстремистской группировкой "Исламское государство". Значит  политических возможностей пригвоздить обидчика к позорному столбу пособника терроризма у российского руководства нет.Если  фигурант участвует в конфликте, для победы в котором нужно пространство возможностей, которыми фигурант не обладает, то победить он может только применяя стратегию риска, или как выражается Сергей Переслегин, «стратегию чуда». То есть применить некое «вундер-ваффе», чудо-оружие. Отчасти российские вожди нечто такое и применяют. Они  все время решают текущие проблемы, переходя из одного  актуального пространства в другое. Это в принципе  эффективная технология, Американцы называют ее стратегическим блендингом, то есть смешиванием. Не думаю, что обитатели Большой Башни знакомы с этим  термином, просто мне захотелось сказать им комплимент, вот  я его и сказал. Тянет ли такой блендинг на стратегию чуда или это просто рефлексивное «самоуправление»? Если  выход в новое конфликтное измерение закрывает предыдущую проблему в пространстве низшей размерности, то «Йес», шансы  если не на победу, то на почетную ничью есть. А если к текущим заморочкам просто добавились новые, то любители пространственного дрифтинга просто утонут в этих заморочках. В завершение   пространственных штудий  - тост:«Выпьем же за то, чтобы наши желания всегда совпадали с нашими возможностями!»Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук