Евгений Сатановский
Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
26 сентября, 17:30

Мнения: Евгений Сатановский: Какими будут последствия референдума в Иракском Курдистане

Турки не планируют вторжение в курдские районы для ликвидации отрядов ПДС. Эрдоган к силовому варианту решения вопроса не готов. Но это не означает, что Турция оставит курдскую проблему на своей границе нерешенной. Глава Иракского Курдистана М. Барзани подтвердил готовность своего правительства перейти после референдума о независимости к всесторонним переговорам с центральными властями в Багдаде. Об этом курдский лидер заявил, выступая перед сторонниками плебисцита на центральном стадионе в Эрбиле, передает телеканал «Рудав». Барзани подчеркнул, что военизированные формирования пешмерга обеспечат защиту народа Иракского Курдистана от любого врага. «После 25 сентября мы готовы обсудить с Багдадом границы, нефть, что угодно», – сказал он. Делегация из Эрбиля должна была направиться для переговоров с федеральным правительством за два дня до референдума, но Багдад от переговоров с курдами отказался. Совет Безопасности ООН принял заявление о том, что проведение референдума в Иракском Курдистане может дестабилизировать Ирак и затруднить борьбу против ИГ. В СБ ООН подчеркнули, что поддерживают суверенитет и территориальную целостность Ирака, и призвали решать все споры между регионалами Иракского Курдистана и Багдадом «в соответствии с положениями конституции Ирака, путем диалога и на основе компромисса, при поддержке международного сообщества». Отсюда легко сделать вывод о последствиях референдума. Проведение референдума – последний шанс для Барзани остаться на плаву в государственной иерархии курдской автономии. Законные сроки его пребывания на посту главы Иракского Курдистана истекли, а довод для их продления (в том числе под нажимом Вашингтона) в виде необходимости сохранения стабильности для борьбы с ИГ исчез при успехах в Сирии и Ираке. Нарастает напор на Барзани со стороны его оппонентов с требованием покинуть свой пост. Общая поддержка всех политических партий автономии идеи о проведении референдума имеет основное требование – Барзани должен уйти из руководства и дать обязательство в том, что пост главы региона не будут занимать представители его клана. Это было условием поддержки проведения референдума и разблокирования работы парламента Иракского Курдистана со стороны оппозиционной партии «Горан». Готовность поддержать референдум со стороны Патриотического союза Курдистана (ПСК) Дж. Талибани также вытекает из внутрикурдской борьбы и проблемы дележа нефтяных доходов. 16 сентября одна из главных фигур в ПСК Б. Салих объявил о том, что пойдет на предстоящие парламентские выборы самостоятельно. Раскол и в Рабочей партии Курдистана (РПК), где сторонники А. Оджалана вытесняются с руководящих постов. Один из побудительных мотивов престарелых лидеров курдского политикума для проведения референдума – отвлечение населения от кризиса смены элит. И политическая борьба после референдума будет только нарастать. Важен и экономический аспект. Эрбиль не готов остаться без турецких товаров при блокировании экспортных мощностей для отправки нефти в Турцию и прекращении финансовых траншей из Багдада. Он этого не выдержит. Это нивелирует опасения насчет того, что после проведения референдума пойдет процесс установления государственных границ и обособления курдской автономии, что спровоцирует бои в спорных районах Ирака и интервенцию вооруженных сил Багдада и Анкары в Иракский Курдистан и зоны компактного проживания курдов в Сирии и Ираке. Отдельные инциденты возможны, но говорить о начале полномасштабной арабо-курдской или турецко-курдской войны не стоит. Курды не пойдут на это, а основные региональные игроки – Иран, Турция и Ирак – в эскалации конфликта не заинтересованы. Впрочем, в 2005 году в Иракском Курдистане проходил референдум, и порядка 98 процентов проголосовали за независимость. В итоге ничего не произошло. По сообщению «Анатолийского агентства», Турция рассчитывает к концу сентября завершить возведение бетонной стены вдоль границы с Сирией. Строителям осталось установить около 97 из 828 километров. Работа идет в южной горной части провинции Хатай. Проект пограничного барьера «Экстренная система физической безопасности границы» начат в 2016 году. Для заграждения используются бетонные блоки высотой три метра с колючей проволокой. Через каждые 300 метров – башни, оборудованные тепловыми и инфракрасными видеокамерами, системами ночного видения, радарами, детекторами сейсмических и акустических колебаний. На них устанавливают лазерные и стрелковые системы с дистанционным управлением для поражения живой силы, наземной техники и БЛА, устройства подавления радиосигналов на различных частотах. ВС Турции намерены использовать оборудованные средствами слежения дирижабли для мониторинга обстановки и перемещений на сирийской территории. Власти Турции строят стену на границе с Сирией для защиты своей территории от проникновения террористов и нелегальных мигрантов, контрабанды оружия, взрывчатки и наркотиков. Анкара не прекратит принимать беженцев из Сирии и не закроет границу, но все перемещения будут идти через погранпереходы. Техническое обустройство границы говорит о том, что турки не планируют вторжение в курдские районы на сопредельной территории для ликвидации отрядов Партии демократического союза (ПДС). Вероятность военного противостояния турецкой армии с американцами, дислоцированными на севере Сирии в курдских районах и поддерживающими ПДС, ничтожно мала. Хотя если бы Анкара пошла на обострение ситуации, американцы наверняка постарались бы избежать столкновения. Но Р. Эрдоган к силовому варианту решения курдского вопроса не готов. Это не означает, что Турция оставит курдскую проблему на своей границе нерешенной. Она постарается воздействовать через подконтрольные вооруженные группы с двух направлений: из зоны между Аазазом и Джараблусом и из Идлиба. Однако дорогостоящее техническое оборудование турецко-сирийской государственной границы означает, что Анкара готовится к созданию на севере Сирии независимого курдского анклава. Об этом никогда никто в Турции официально не скажет, но такой вариант развития событий признан там реальностью, в первую очередь в силу позиции Вашингтона, которому турецкое руководство этого не забудет (о чем президент Эрдоган неустанно американцам и напоминает). 22 сентября в курдских районах Рожава (Сирийский Курдистан) прошли муниципальные выборы в 3700 коммунах. Выбранные депутаты в ноябре должны участвовать в выборах местных советов, а в январе – парламента. При этом на территории региона уже действует Федеральный совет. Это наряду с проведением в Иракском Курдистане референдума о независимости и «нейтральной позицией» США, которые заинтересованы в дальнейшем пребывании на севере Сирии благодаря лояльности местных курдов, делает вариант полугосударственного обособления Рожавы решенным. Хотя во многом это декларативный и пропагандистский момент, а не реальное обособление. Источник: «Военно-промышленный курьер» (публикуется в сокращении) Теги:  Ближний Восток, Турция, Курдистан

26 сентября, 11:00

Гроздья перемен. Евгений Сатановский

В арабском мире зреют события, способные кардинально изменить регион Отечественные и мировые СМИ, говоря о...

25 сентября, 16:50

В мире: В курдском референдуме о независимости видят начало новой войны

В Иракском Курдистане – одном из важнейших нефтяных регионов мира – проходит референдум о независимости. Мало сомнений, что большинство избирателей проголосуют за независимость. Однако будет ли это голосование иметь реальные политические последствия – и как к возможности распада Ирака должна относиться Россия, добывающая в этом регионе нефть? Независимый Курдистан еще не появился на карте мира, но уже начал выстраивать отношения с Россией. Командующий курдским ополчением (пешмерга) Иракского Курдистана Сирван Барзани считает, что в случае провозглашения независимости новое государство может быть обеспечено российским оружием. «Это будет определять новое государство, министры и военные специалисты. Но, по-моему, скорее всего, это будет российское оружие, потому что в его использовании есть опыт и практика», – передает РИА «Новости» слова Барзани. «Мы благодарны роли России, которая одна не стала выступать с угрозами, заявив об уважении любого мнения народа, – заявил командующий. – Это и есть настоящая демократия. Это благородная роль, и весь курдский народ, оказавшийся в таких условиях, ценит ее». За независимость – по отпечатку пальца Ранее в понедельник в Иракском Курдистане открылись участки для голосования о независимости этого региона от Ирака. Курдские ополченцы, полиция и гражданские лица пришли на участки к семи утра по московскому времени. Правом голоса обладают свыше трех миллионов человек. Это все, кто имеет иракское гражданство и зарегистрирован на «территории Иракского Курдистана и курдских территориях за его пределами». Для них работают почти семь тысяч избирательных участков. Голосующие курды находят свою фамилию в списке на избирательном участке и ставят напротив отпечаток большого пальца. Те, кто проживают за пределами Ирака, голосуют онлайн на специальном сайте. Официальные результаты будут объявлены в четверг. Атмосфера в Иракском Курдистане праздничная, сообщают очевидцы. Курды одеты в праздничные национальные одежды, вокруг шеи многие из них повязали шарф с цветами – символ Курдистана. Люди не перестают поздравлять друг друга. В Багдаде грозят тяжелыми последствиями Референдум об отделении от Ирака власти Иракского Курдистана назначили в начале июня. Он проходит в одностороннем порядке, без ведома центральных властей. Еще в субботу Багдад отверг решение о проведении плебисцита как неконституционное. Глава МИД Ирака Ибрагим аль-Джаафари подчеркнул, что власти стремятся сохранить единство страны. Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади предупредил о тяжелых последствиях референдума и поклялся, что никогда не признает «распад Ирака», передает Al Jazeera. Руководство республики уже призвало все страны прекратить импорт нефти из курдского региона. Демократия – не преступление На выпад из Багдада тут же ответил в своем выступлении Барзани. «Разве это преступление – попросить граждан Курдистана высказать демократическим путем, какое они хотят иметь будущее?» – риторически спросил он. Курдский лидер пообещал добиваться переговоров с правительством Ирака о том, чтобы реализовать результаты голосования. «Если у нас будет конструктивный диалог, мы можем дать им еще больше времени, чтобы обеспечить лучшие отношения между курдами и Багдадом», – резюмировал он. Референдум, между тем, сильно встревожил соседей Ирака: Турцию, Иран и Сирию, поскольку он может усилить желание курдских меньшинств этих стран отделиться, подчеркнула Al Jazeera. Турция закрывает границу, США «оценили законные стремления» курдов Реакция Турции, для которой одной из традиционных проблем является курдский сепаратизм на юго-востоке, была ожидаемой. Анкара предупредила о готовности принять меры в случае угроз ее национальной безопасности после голосования. Само голосование Турция назвала большой ошибкой. Его результаты не имеют никаких юридических последствий, подчеркнул МИД страны. Судя сообщению Reuters, Эрдоган пригрозил, что Турция перекроет поставки нефти из Иракского Курдистана, если курды выберут независимость. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков ранее также подчеркнул, что «позиция России в пользу территориальной целостности государств региона». Еще и в июне, когда курды только назначили референдум, против него высказались и США. Вашингтон «ценит законные стремления» курдов, но поддерживает «единый, стабильный и демократический» Ирак, подчеркнула официальный представитель Госдепа Хизер Нойерт. Эту же позицию поддержал и Совбез ООН. Голосование может оказать дестабилизирующее влияние на ситуацию в стране, подчеркнули в ведомстве. Там напомнили, что операции против террористической группировки ИГ все еще продолжаются. В них «важную роль играют курдские формирования». Таким образом, референдум может помешать «обеспечить безопасное и добровольное возвращение трех миллионов беженцев и внутренне перемещенных лиц», – подчеркнул Совбез и выразил поддержку суверенитета и территориальной целостности Ирака. Неизбежность войны? «Ситуация будет развиваться очень интересно. Дело в том, что они провели референдум не только в Дахуке, Сулеймании и Эрбиле – чисто курдских провинциях, но и на так называемых спорных территориях, там, где нефть и много чего другого. Поэтому война неизбежна», – заявил газете ВЗГЛЯД бывший депутат Госдумы, директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. «Автономия Иракского Курдистана существовала еще со времен Саддама Хусейна, но она была на бумаге. В 2003 году после падения режима Хусейна де-факто это было независимое государство, хотя считалось автономией в рамках единого Ирака. Сейчас в Сирийском Курдистане, на северо-востоке и юго-востоке Сирии, образовалась Федерация Северной Сирии – государство, которое с преобладанием курдского населения, которое быстрее пойдет к независимости, чем Иракский Курдистан. Я думаю, это вопрос двух–трех лет, и они объявят о независимости. Хотя этого почти никто не заметил, 22 сентября это государственное образование уже провело муниципальные выборы», – рассказал эксперт. Багдасаров уверен, что курдский референдум раскачает ситуацию в Иране и Турции. «Руководство Турции контролирует только ту часть территории на юго-востоке страны, где стоят гарнизоны турецкой армии. Все остальное контролируют партизаны Рабочей партии Курдистана, народные силы самообороны. В Иране ситуация только начинает раскачиваться, там начинают происходить первые боестолкновения», – указал собеседник. Багдасаров полагает, что новое курдское государство не будет самопровозглашенным, так как его сразу признает Израиль и несколько арабских стран. Эксперт напомнил, что сейчас активную работу с Иракским Курдистаном ведет Роснефть, поэтому если Россия хочет экономически остаться там, то необходимо внимательно наблюдать за процессами в политической и военной областях. Кроме того, Иракский Курдистан находится всего лишь в 320 км от армянской границы, где расположены наши погранвойска, российская база. «Поэтому нам надо очень внимательно смотреть. Впереди паровоза не надо бежать, но и в конце тоже не стоит оставаться. То есть вовремя – через год-два – нужно признать новое государство», – подчеркнул эксперт. «Ничего не будет» Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, напротив, уверен, что референдум не будет иметь никаких реальных политических последствий. «Это происходит в рамках торговли местных элит по поводу условий существования с Багдадом и в рамках игры с местным электоратом, чтобы вообще остаться в обойме», – подчеркнул собеседник, напомнив, что еще в субботу делегация Эрбиля попыталась начать переговоры с Багдадом, но получила отказ. «Аналогичный референдум проходил и в 2005 году, 98 процентов высказались за независимость. Он проходил, конечно, на несколько более мелкой территории, – рассказал Сатановский, – Но ничего тогда не было – и сейчас ничего не будет». Теги:  Ирак, референдум, война в Ираке, сепаратизм, Ближний Восток, Турция, Сирия, курды, Курдистан

24 сентября, 09:00

Евгений Сатановский о ситуации на Ближнем Востоке

Вечер с Владимиром Соловьевым от 21.09.2017 Подпишитесь на канал: https://www.youtube.com/c/poedinoktv?sub_confirmation=1 Официальный канал ток-шоу на общественно-политические темы: "Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым", "Поединок". Смотрите также: 60 минут: https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaTNAsBzZYNiJ3whlTLmyEyn Вечер с Соловьевым: https://www.youtube.com/playlist?list=PLwJvP0lZee7wGKLURAENUVekHeK0nGO-A Воскресный вечер с Соловьёвым: https://www.youtube.com/playlist?list=PLwJvP0lZee7zYMGBmzUqNn16P71vHzgkU Поединок: https://www.youtube.com/playlist?list=PLwJvP0lZee7w8v4MSf0MftJqoDFW84U4M Специальный корреспондент: https://www.youtube.com/playlist?list=PLDsFlvSBdSWfD19Ygi5fQADrrc4ICefyG Вести в субботу с Брилевым: https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaRo7DdFmy7lHQColWVXH5Ml Вести недели с Киселевым: https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaTpipoWQNR1ya5zp19Gc4ZB 60 минут: https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaTNAsBzZYNiJ3whlTLmyEyn Вести в 20:00: https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQNfEVb1ssl-yu2dGPLLS7r Полный контакт: https://www.youtube.com/playlist?list=PLwJvP0lZee7wpRxjb7FJmCQviusTNisFk

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
20 сентября, 11:55

Между войной и возможным миром. Евгений Сатановский

Ближний Восток перед переговорами в Астане и референдумом в Иракском Курдистане Пока можно лишь гадать,...

18 сентября, 10:19

Русский Букер 2017 Литературная Премия победители. Свежий материал на 18.09.2017 г.

Роман "Тайный год" Михаила Гиголашвили. Это про Ивана Грозного, но и не только про Ивана Грозного. Это про Ивана Грозного в наших головах. Язык густой, трудный, филологический, но и затягивающий. Или выталкивающий, если не хочешь напрягаться с погружением. Это как … Читать далее →

15 сентября, 10:18

Русский Букер 2017 Литературная Премия победители. Свежий материал на 15.09.2017 г.

По словам координатора премии Игоря Шайтанова, такого разнообразия по характеру и тематике у «Русского Букера» ещё не было. До 2014 года на Букеровскую премию могли номинироваться только писатели из Великобритании, Ирландии и стран Британского Содружества. По действующим в настоящий момент … Читать далее →

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
12 сентября, 18:00

Мнения: Евгений Сатановский: Дуга перемирия

  • 0

Каковы шансы на искоренение «Исламского государства» как инструмента воздействия суннитских ближневосточных элит на развитие ситуации в мусульманском мире? ИГ не та структура, целью которой стало создание халифата. Правительства и независимые от Багдада и Дамаска лидеры военных милиций, Израиль и Иран, Турция и США, Саудовская Аравия и Катар будут выстраивать региональный баланс интересов и пытаться сместить его в свою пользу. В связи с этим происходящее в Ираке и Сирии особенно важно. Халифат закрывается Каковы шансы на искоренение «Исламского государства» как инструмента воздействия суннитских ближневосточных элит на развитие ситуации в мусульманском мире? ИГ не та структура, целью которой стало создание халифата. У экспертов и обозревателей есть мнение, что основная задача исламистов – мировая экспансия. На деле ИГ – итог недовольства суннитского населения и элит своим положением в Ираке и Сирии. Именно националистической природой ИГ отличается от «Аль-Каиды», создававшейся для распространения саудовского влияния в мире. Свержение Саддама Хусейна сломало существовавшую в Ираке систему баланса сил и отодвинуло суннитов от управления экономической и политической жизнью страны. Вашингтон ничего не дал им взамен даже после того, как «старая гвардия» Хусейна поверила обещаниям и помогла истребить отряды «Аль-Каиды» в Ираке. Именно поэтому возникло, не без помощи Катара, «Исламское государство». Его франшизы в мусульманском мире – не что иное, как националистические движения населения, исповедующего суннитскую ветвь ислама и стремящегося получить место под солнцем при установлении «справедливого общественного устройства». Связи с инициаторами движения в Мосуле, Ракке эти франшизы в абсолютном большинстве (кроме Синая в Египте и Ливии) не имели. Приверженность ИГ и клятвы верности надо рассматривать как попытку вождей «освоить» бренд и использовать хорошо зарекомендовавший себя алгоритм действий для создания оптимальной социальной и военной машины. ИГ – это спор «хозяйствующих субъектов», поскольку попытка войти во власть автоматически связана с получением части экономического пирога. Джихадистская оболочка этого явления ничего не меняет, любому движению нужна общенациональная и общемусульманская идеология вне деления на коммунистов или националистов. Помимо исламистской доктрины ее дает противопоставление «справедливой» державы коррумпированным государствам Арабского Востока. Халифатская риторика помогала обеспечить приток иностранных добровольцев в ИГ. Под чисто националистическую идею воевать из-за границы никто бы не пошел. Более половины личного состава ИГ – это иностранцы. Их присутствие обеспечено деньгами и в очень малой степени фанатизмом. Так что лишение ИГ финансов, что происходит вслед за вытеснением с наиболее доходных точек – нефтяных полей, ирригационных сооружений, водных и сухопутных логистических артерий, – основа победы над ним. Сторонники ИГ в основу своей деятельности ставили установление контроля над выгодными с экономической точки зрения территориями Ирака. В Сирию они вторглись, чтобы наладить альтернативный Багдаду путь получения материально-технической поддержки, экспорта углеводородов и контрабанды. Партизаны без серьезной финансовой подпитки не создадут привлекательную экономическую модель. Для этого нужны территория и легальная власть. Нападать они могут, но не привлекать в массовом порядке рекрутов из-за границы. Остаются иностранные спонсоры, но ИГ настолько скомпрометировано, что для Катара и Турции проект закрыт. Так что ключ решения проблемы ИГ лежит в экономике, через лишение его финансовой самодостаточности после военного поражения и организацию широкой социально-экономической автономии для суннитских районов в Ираке и Сирии. Умиротворение в Ираке По сообщению телеканала «Рудав», представители контртеррористической коалиции обсудили с главами суннитских племен провинции Анбар кампанию против ИГ на западе Ирака. Представитель США подтвердил готовность поддержать иракские силы с воздуха, подготовить и вооружить бойцов ополчения. Премьер-министр Ирака Х. аль-Абади заявил, что освобождение Эль-Хувейджи (Киркук) и провинции Анбар начнется в ближайшем будущем. Туда перебросят 40 тысяч иракских военных. Правительственные силы выдвинутся на позиции в Эль-Хувейджу 23 сентября. Борьба за Анбар пойдет по каналам племенной дипломатии. Без умиротворения местных суннитских племен успех там невозможен. В марте после взятия Мосула было решено запустить заключение соглашений с племенами. Американцы уже использовали этот ход после взятия Багдада и начала экспансии в Ирак «Аль-Каиды». В обмен на обещания США гарантировать встраивание в армию Ирака их милиций племенные вожди провинции Анбар содействовали нейтрализации баз «Аль-Каиды». Вашингтон союзников обманул, и все обещания были нарушены. ИГ возникло тогда, когда суннитская элита Ирака разочаровалась в перспективах «мирного» вхождения во власть в стране и сохранения «своего» сегмента в нефтяной экономике. В марте американцы начали искать пути к реанимации каналов племенной дипломатии в провинции Анбар. Для консультаций избрали людей, далеких от официальных структур США: бывшего оперативника ЦРУ, участвовавшего в заключении сделок с племенами в Анбаре Д. Гринхила и одного из основных лоббистов иракских суннитов в Вашингтоне М. Салиха. Такие же шаги осуществлял и Багдад. Х. аль-Абади, осознавая бесперспективность умиротворения Анбара без суннитской элиты, назначил в начале года нового министра обороны Ирака – уроженца Анбара суннита А. аль-Хайяли. О достижении «пробного компромисса» с местными племенами можно было говорить после взятия столицы провинции Анбар, города Рамади: они гарантировали выход из города отрядов ИГ без боя, а Багдад передавал управление этим городом местной элите с номинальным присутствием представителей центрального правительства. Именно в горах этой провинции сосредоточены основные базы ИГ с подземными бункерами и тоннелями. Скорее всего, здесь скрывается руководство ИГ, включая А. аль-Багдади. Через Анбар идет основной поток материально-технической поддержки Дамаску со стороны Багдада и Тегерана. Если США поставят под контроль Анбар, они смогут влиять на этот процесс. Это понимают в Тегеране, поэтому дали зеленый свет на участие в освобождении этой провинции подотчетным Ирану шиитским формированиям. Задача – оставить под их контролем основные транспортные артерии и КПП на границе с Сирией. Причем иранцы не только полагаются на силу, но и идут на компромиссы. Два года назад с местными племенами был заключен пакт о ненападении на грузовые конвои, что им дорого стоит. Эвакуация верных РИА «Новости» со ссылкой на военно-дипломатический источник сообщило, что 28 августа на севере Сирии из района Альбу-Лейль к юго-востоку от Дейр эз-Зора были эвакуированы около 20 полевых командиров ИГ и их окружение. Отметим, что у разведки США отсутствуют рабочие контакты с ИГ. Будь они, Ракку и Мосул взяли бы без боя, как турки в операции «Щит Евфрата», когда оплоты ИГ уступались без огня или с его имитацией. У турецкой спецслужбы МИТ, в отличие от ЦРУ, контакты с ИГ есть. Скорее всего, американцы эвакуировали из провинции Дейр эз-Зор агентуру и лояльных им командиров отрядов, которых они забрасывали туда в последние год–два при подготовке наступления на Дейр эз-Зор, которое предусматривало удар с двух основных направлений: иракско-иорданского и с севера. В Пентагоне полагали, что максимум к середине лета Ракку возьмут, но этого не произошло. Активность сирийских и российских военных на данном направлении этот сценарий отменила. Но его готовили. Год назад американцы пытались взять стратегический КПП на границе провинции Дейр-эз-Зор с Ираком – Бу-Кемаль. Участвовали подготовленные США в Иордании отряды сирийской оппозиции, многие были выходцами из арабских племен Дейр-эз-Зора. Предполагалось, что это позволит после взятия Бу-Кемаля развить наступление. Для этого в провинцию забрасывали и группы местных жителей, которые входили в контакт с родственными племенными элитами или командирами для подготовки базы блицкрига. Очевидно, эвакуированные «командиры» относятся к их числу, так как «брошенные» агенты могут попасть в руки сирийских спецслужб и заговорить. Кому строить сирийскую армию На фоне военных успехов и перспективы разгрома ИГ обострились дискуссии между сирийскими и иранскими военными о реорганизации сирийских ВС с учетом их боевого опыта. Тему начал главный координатор действий Ирана в Сирии, глава спецподразделения «Кудс» КСИР генерал К. Сулеймани. Он поставил своей целью создание на лояльных Тегерану территориях с шиитским населением в Ираке, Афганистане и Сирии моноконфессиональных вооруженных подразделений – аналога ливанской «Хезболлы». В конце августа Сулеймани в очередной раз встречался в Тегеране с братом президента Сирии М. Асадом и начальником Генштаба САА генералом А. Айюбом. Они – основные противники предлагаемого К. Сулеймани плана реорганизации регулярной армии и создания на ее основе иррегулярного суррогата на моноконфессиональной основе. Идея Сулеймани в том, что армия бесполезна против партизанских формирований. В этой связи обычно приводится как пример афганский или иракский опыт действий американской армии. США быстро захватили города в этих странах, но затем увязли в партизанской войне. Однако после разгрома инфраструктуры иракской армии и талибов джи-ай встали гарнизонами в крупных городах и устранились от всего. У Пентагона отсутствовало понимание дальнейших действий – в стратегии США внимание уделялось созданию национального силового блока, который мог бы реагировать на угрозы, а роль американских военных заключалась в тренинге этих сил и создании «устойчивости» режима на переходный период. Ничем, что влекло бы потери, американские военные не занимались, а уповали на роль тренинга и рост «демократических» настроений местного населения. Так что все дело в ошибке политического руководства США. Отметим, что Советская армия в Афганистане и сирийские ВС во главе с российскими советниками показали, что классическая регулярная армия в состоянии решать любые задачи и в антиповстанческой войне, а иррегулярные подразделения типа «Хезболлы» смогли раскрыть себя только при силовой армейской поддержке. И ксировцы, и ливанские шииты до начала российской военной операции ситуацию в Сирии проигрывали. Лишь после появления штабной российской группы и начала соответствующей работы, формирования новых корпусов и подразделений по классическим лекалам, создания преимущества в воздухе наступил перелом. Сулеймани отошел от прежней концепции отказа от классической регулярной армии и предложил сирийским военным гибридный вариант. В дополнение к армии он планирует создать сирийский аналог КСИР и шиитское ополчение по типу иранского «Басиджа». Эти структуры должны быть полностью автономны от военного командования, имея статус «составной части вооруженных сил». Это чревато созданием и усилением полностью проиранских вооруженных структур, которые, как видно на примере исламской республики, со временем начинают участвовать в политической борьбе и диктовать свои условия. Тегеран пытается не просто создать лоббистские структуры в политическом и военном руководстве Сирии, а их легализовать. Это противоречит видению Москвы: по оценкам Минобороны РФ, регулярную армию в Сирии необходимо сохранить и модернизировать. Предлагается создать силы быстрого реагирования в виде нескольких ударных элитных подразделений. Это важно с учетом тактики ИГ, когда исламисты, маневрируя силами и средствами, могут наносить отвлекающие удары в разных частях страны. По планам российских военных, большую часть охранных функций объектов социально-экономической инфраструктуры (ТЭС, ГЭС, нефтяных полей, складов и арсеналов) должны на себя взять частные охранные компании. В Сирии российское военное руководство впервые активно использовало этот важный компонент современной войны для высвобождения сухопутных сил для решения более актуальных военных задач. Израиль в поисках гарантий Американские эксперты отмечают, что взятие сирийцами Дейр-эз-Зора ставит перед Израилем вопрос о проведении дальнейшей политики на сирийском направлении. Они обращают внимание на то, что установление правительственными силами контроля над всем периметром иракско-сирийской границы (100 километров) делает свершившимся факт «шиитской дуги» от Ирана через Ирак и Сирию до Ливана. Хотя не совсем понятно, как эта «дуга» может угрожать Израилю сверх существующего. По оценкам американцев, Израиль волнует окончание активной фазы гражданской войны в Сирии с последующей передислокацией отрядов ливанской «Хезболлы» на родину, притом что они укрепили военный потенциал и набрались боевого опыта. А также усиление Ирана в районе Голанских высот с перспективой создания там баз ракетного оружия. При этом утверждать, что ливанские шииты, которые понесли в Сирии серьезные потери, пойдут в наступление на территорию Израиля, наивно. «Хезболла» не делала этого и раньше. Сомнительно, что она пойдет наступать по всему фронту при явном преимуществе противника в огневой и воздушной мощи. А главное – отсутствует мотив для нарушения статус-кво. Опасения израильского руководства относительно возросшей угрозы атак с ливанского направления выглядят скорее данью баталиям на внутриизраильском политическом поле, чем реакцией на реальную ситуацию. Что касается иранских ракет, путь к нивелированию этой угрозы лежит через достижение договоренностей с Москвой о гарантиях исключения такого сценария. Плюс Израиль будет вынужден создать соответствующий потенциал для нанесения превентивных ударов в случае реализации этой угрозы на практике. Поэтому сейчас проводятся крупнейшие за последние 20 лет учения в районе Голан. Израилю предстоит действовать исходя из реальной ситуации. США, РФ и основные международные игроки на сирийской площадке пришли к выводу о целесообразности «выйти» на долговременное перемирие после разгрома основной инфраструктуры ИГ путем создания в ареалах своего влияния «зон деэскалации». Израиль против, но это не имеет значения. Никаких реальных шагов для блокирования этого решения израильтяне на сирийском направлении предпринять не могут. Источник: «Военно-промышленный курьер» (публикуется в сокращении) Теги:  Ирак, Ближний Восток, Израиль, Сирия, Россия, исламисты, ИГИЛ

20 октября 2016, 05:29

Коалиция без союзников

Саудовская Аравия с начала «арабской весны» – один из главных наряду с Катаром и Турцией возмутителей спокойствия на Ближнем и Среднем Востоке переделывает регион под себя со значительным перенапряжением сил и немалым риском для собственного будущего. Проблема престолонаследия в преддверии смены поколений и прихода к власти не сыновей, а впервые в истории КСА внуков основателя династии создает различные варианты для дестабилизации ситуации в королевстве, вплоть до его развала в не самой отдаленной перспективе.

18 октября 2016, 07:34

Коалиция без союзников: Эр-Рияд может остаться один на один с надорвавшейся экономикой (Евгений Сатановский)

Внимание прессы привлекают в первую очередь действия КСА в сирийской гражданской войне, где саудиты поддерживают радикальную исламистскую оппозицию, лоббируя на Западе свержение президента Асада. Между тем политика Эр-Рияда все больше буксует не только в Сирии, но и в Йемене, сталкивается с нарастающим раздражением соседей и союзников, включая Оман и Египет. Да и для самого королевства последствия могут быть непредсказуемыми, что в полной мере касается Ирака. Рассмотрим ситуацию с текущим положением и региональными проектами Саудовской Аравии, опираясь на работы экспертов ИБВ П. П. Рябова и Ю. Б. Щегловина. Боевики выходят, но остаются По данным отечественных экспертов, американские и саудовские спецслужбы договорились о предоставлении боевикам запрещенного в РФ «...