• Теги
    • избранные теги
    • Компании7
      • Показать ещё
      Страны / Регионы7
      • Показать ещё
      Показатели1
      Международные организации1
Выбор редакции
15 апреля, 13:42

Водянова показала сумки Маккартни из переработанных бутылок

Британский бренд Stella McCartney представил новую коллекцию сумок и аксессуаров. Лицом линейки стала российская топ-модель Наталья Водянова. Коллекция получила название Rainbow Pop Falabella. В нее вошли несколько сумок ярких цветов, а также кошельки, брелки, кардхолдеры и чехлы для iPhone.

12 ноября 2015, 18:59

Cautious conqueror

A bright spot in a gloomy region CHILE is often described as the Germany of South America. Its budgets are balanced, roads decent and trains punctual. Alongside Argentine histrionics or Brazilian flamboyance, life tends to be Teutonically staid. Successful Chilean businesses often exhibit cautious conservatism as they look beyond their puny home market of 18m people. Take Falabella, a 126-year-old department-store chain, which now employs 100,000 people across the continent and flogs everything from handbags to hand tools. Retailers across South America should be having a miserable time. Growth has either slowed or gone into reverse, as global prices of the region’s plentiful raw materials have plunged. Unemployment is up, and high inflation is eating into wages. Sliding currencies—the Chilean peso has fallen by one-third against the dollar since the start of 2013—make imported wares costlier. All this is making the continent’s shoppers think twice before splurging. Against this backdrop Falabella’s performance has been positively perky. On November 10th it announced net profits of 95 billion pesos ($136m)...

Выбор редакции
21 апреля 2015, 16:01

Bull of the Day: Cherokee (CHKE) - Bull of the Day

Bull of the Day: Cherokee (CHKE) - Bull of the Day

16 октября 2014, 16:48

Is Chile Really A Lucrative Market For Aeropostale?

Specialty retailing is a relatively new concept in Chile, and most buyers are still accustomed to shopping for clothes at department stores and hypermarkets. Major retailers such as Falabella, Cencosud Retail, Ripley Corp and Wal-Mart Chile continue to gain share in the Chilean apparel market. It can be difficult for Aeropostale to compete with them given their deep understanding of Chilean consumer taste. Also, there are a couple of low-price focused retailers – Comercial Fashions Park and Tricot – who can give Aeropostale a run for its money.

01 августа 2014, 11:59

Дефолт Аргентины бьет по Бразилии и Уругваю

Дефолт Аргентины может серьезно ухудшить торговые отношения в Латинской Америке, добавив к уже имеющимся проблемам в Бразилии еще и головную боль Уругваю.   Дефолт Аргентины, как считают эксперты, серьезно ослабит покупательную способность населения страны. К слову, инфляция в Аргентине уже превышает 30%. На этом фоне бразильские производители различных товаров, от обуви до автомобилей, уже подсчитывают возможные убытки. Что же касается Уругвая, то здесь потери понесет туристическая отрасль. Наиболее популярный курорт страны Пунта-дель-Эсте готовится к крайне низкому потоку туристов, весомую долю которых обычно составляют аргентинцы. Что касается автопрома, то здесь, вероятно, потери будут наиболее ощутимы. Дело в том, что Бразилия около 90% экспорта автомобилей направляет именно в Аргентину. Схожая ситуация и в Уругвае: около 60% экспорта автомобилей направлялось в Аргентину. "Еще до дефолта наблюдалось существенное падение экспорта в Аргентину", - заявил Хосе Аугусто де Кастро, президент бразильского внешнеторгового объединения. "После дефолта мы ожидаем увидеть еще более серьезное падение", - добавил он.  Ссылки по теме Standard & Poor's: Аргентина в состоянии дефолта Аргентина не признает свой дефолт Напомним, что после длительных безуспешных переговоров с кредиторами Аргентина в четверг, по сути, объявила дефолт. Это оказывает давление на песо и вызывает рост инфляции, что в конечном счете может существенно повысить расходы по займам для аргентинских компаний. Кстати, на Чили дефолт Аргентины вряд ли окажет существенное влияние, поскольку товарооборот этих стран совсем невелик. Впрочем, несмотря на это, акции чилийских ритейлеров Cencosud и Falabella сильно просели.

21 марта 2013, 16:09

«Транслатинас»: новые игроки глобальной экономики

Яковлев Петр Павлович – руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, доктор экономических наук. Экономическое возвышение ведущих государств Латинской Америки сопровождалось появлением большой группы «транслатинас» – сравнительно мощных транснациональных латиноамериканских корпораций. Эти компании все сильнее влияют на формирование нового облика региональной экономики, где десятилетиями безальтернативно доминировали западные ТНК, и все более уверенно действуют на зарубежных рынках в качестве новых глобальных игроков. Интернационализация капитала вовлекает в свою орбиту десятки стран, чьи ведущие предприятия сумели модернизироваться, повысить внутреннюю и внешнюю конкурентоспособность и пошли по пути превращения в ТНК. Наиболее «продвинутые» развивающиеся государства поддержали зарубежную деятельность своих корпораций, рассматривая их в качестве эффективных инструментов конкуренции с западными державами и сокращения критического отставания от них. Результат не заставил себя ждать. В первом десятилетии нового века свыше 5 тыс. ТНК развивающихся стран осуществили за рубежом 12,5 тыс. инвестиционных проектов greenfield (то есть «с нуля») на общую сумму 1,7 трлн долларов [1]. В согласии с этим трендом происходило и экономическое возвышение ведущих латиноамериканских государств. Хотя оно и не идёт ни в какое сравнение с феноменальным хозяйственным спуртом Китая, но в общем мировом контексте (особенно на фоне затянувшейся рецессии в Европе) выглядит весьма убедительно. Транснационализация латиноамериканского бизнеса Важным показателем возросшей экономической мощи Латинской Америки стало увеличение удельного веса национального капитала. Сформировалась большая группа сравнительно мощных местных компаний, которые в ряде случаев стали теснить зарубежные ТНК, десятилетиями доминировавшие на латиноамериканских торговых и финансовых рынках. Так, если в 1999 г. из 500 крупнейших бизнес-структур региона более 50% контролировались иностранным капиталом, то уже к 2007 г. этот показатель снизился до 25% [2]. Прочно закрепившись на национальных рынках, многие латиноамериканские компании и банки активно включились в глобальное перемещение капитала в качестве его экспортеров. За рубежом открывались филиалы и представительства ведущих бизнес-структур, создавались собственные промышленные и торговые мощности, выстраивались вертикально-интегрированные производственные цепочки. Все чаще осуществлялись операции по приобретению уже действующих местных предприятий (инвестиции brownfield). Эти процессы легли в основу образования сравнительно большой группы транснациональных латиноамериканских корпораций (ТЛК), или, как их называют в документах Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна, «транслатинас» [3], которые все сильнее влияли на формирование нового – транснационального – облика региональной экономики и все увереннее чувствовали себя в системе мирохозяйственных связей (табл. 1). Таблица 1. Крупнейшие «транслатинас» по объему продаж (2011 г., млн долл.) Источник:AméricaEconomía, 2012.  Замечу, что объёмы вывоза предпринимательского капитала из стран Латинской Америки были подвержены сильным перепадам, отражавшим изменения международной конъюнктуры. Так, в 2006 г. зарубежные капиталовложения ТЛК достигли рекордной цифры в 43 млрд долл., в 2009 г. (в самый разгар кризиса) они упали до 11 млрд, а в 2010 г. вновь поднялись до 43 млрд долл. Причём на первоначальном этапе трансграничные инвестиции «транслатинас» направлялись преимущественно в соседние страны региона, где ТЛК активно приобретали производственные активы. По мере того, как «транслатинас» набирали вес, их роль на латиноамериканском экономическом пространстве ощутимо возрастала. Например, в 1995‒2002 гг. доля «транслатинас» в общем объёме прямых иностранных капиталовложений в Латинской Америке составляла 5%, а в 2003‒2010 гг. этот показатель вырос до 36% [4]. Какие внутренние причины лежали в основе транснационализации латиноамериканского капитала, каковы были движущие силы этого процесса? Важным фактором, побудившим предприятия государств Латинской Америки к освоению зарубежных рынков, стала большая открытость экономик стран региона, достигнутая в результате неолиберальных реформ 1990-х годов. При всей неоднозначности последствий рыночных преобразований, макроэкономическая, внешнеторговая и финансовая либерализация объективно способствовала активному вовлечению компаний и банков Латинской Америки в стихию глобальных рынков и резко ускорила процесс образования «транслатинас». Другой существенной причиной стал сравнительно узкий внутренний рынок даже самых крупных латиноамериканских стран, который не мог поглотить растущий объем товаров и услуг. Накопив опыт и обретя мощь в пределах национальных экономик, ТЛК критически нуждались в новых площадках для предпринимательской деятельности и стремились на международном уровне воспроизводить приобретённые навыки ведения бизнеса. Процесс образования «транслатинас» можно разделить на два этапа. Первый (1990-е годы) ‒ это своего рода подготовительный период к реальной транснационализации, когда международная активность латиноамериканских предприятий в большинстве случаев сводилась к расширению торговых операций, открытию зарубежных представительств и не носила чётко выраженного инвестиционно-воспроизводственного характера. Второй (нынешний) этап интенсивно разворачивается в начале XXI в., когда благоприятная рыночная конъюнктура, связанная с ростом мировых цен на сырьевые и продовольственные товары, радикально изменила внешние условия. Возросшие доходы от экспорта сырья и продовольствия, в полном соответствии с теорией внешнеторгового мультипликатора, стали сильным стимулом увеличения внутреннего спроса и помогли раскрыть потенциал латиноамериканских предприятий несырьевого сектора, в том числе компаний, занятых в производстве товаров массового потребления, а также в технологичных отраслях и сфере услуг. Именно эти структуры, заинтересованные в новых ёмких рынках, возглавили процесс инвестиционно-воспроизводственной транснационализации и образовали ядро «транслатинас». Традиционным способом корпоративного развития ТЛК является так называемый органический рост, макроэкономическая суть которого состоит в том, что получаемые прибыли и кредиты со временем все больше инвестируются не только в местный, но и в зарубежный бизнес корпораций. Благодаря этому происходит расширение трансграничной бизнес-активности: наращиваются производственные мощности, увеличиваются объёмы производства и реализации товаров и услуг, растёт занятость. Одновременно равномернее распределяются предпринимательские и финансовые риски, поскольку трудности на одних национальных рынках компенсируются увеличением продаж в других странах, где ситуация складывается более благоприятно. При наличии у «транслатинас» значительных финансовых ресурсов предпочтительными становятся сделки по трансграничнымаквизициям(слияниям и поглощениям) хозяйствующих субъектов, что, как правило, связано с крупными прямыми зарубежными инвестициями. Как показывает опыт, слияния и поглощения – средство скорейшего достижения бизнес-целей за пределами страны базирования ТЛК. Использование этой стратегии позволяет приобретать уже готовые активы с налаженным производством, менеджментом и маркетингом и, таким образом, в сжатые сроки получать весомые преимущества в конкурентной борьбе. С начала XXI в. ведущие латиноамериканские корпорации осуществили сотни операций аквизиции иностранных предприятий. Самой громкой была покупка в 2006 г. бразильской горнодобывающей ТЛК «Vale» крупного канадского производителя никеля «Inco Ltd» за 17,2 млрд долл. [5] Стратегия международной экспансии «транслатинас» не является ригидной. Она варьируется в зависимости от конкретной экономической и политической конъюнктуры, детерминирована многими внутрикорпоративными факторами, внешними обстоятельствами, финансовыми условиями, действиями партнеров и конкурентов. Одним из векторов транснационализации стали стратегические альянсы – сотрудничество, нацеленное на раздел рынков на взаимовыгодной основе, что позволяет избегать жестоких конкурентных войн. Например, в Латинской Америке мексиканская ТЛК «América Móvil» на равных соперничает с испанской корпорацией «Telefónica» (обе входят в элиту глобального телекоммуникационного бизнеса). Но острая конкуренция двух гигантов соседствует с тактикой соглашений о разделах рынков. Последний пример – переговоры о сотрудничестве на ключевой бразильской площадке (порядка 262 млн линий мобильной связи), где у «Telefónica» 75,8 млн клиентов, а у «América Móvil» – 65,6 млн. Стоит заметить, что мексикано-испанский стратегический альянс содержит весомый инновационный компонент, поскольку предусматривает широкое согласованное внедрение передовой технологии LTE (Long-Term Evolution), позволяющей существенно нарастить сервисные возможности высокоскоростных систем мобильной связи [6]. Таким образом, «транслатинас» используют различные стратегии, что позволяет им достаточно гибко приспосабливаться к меняющимся условиям ведения транснационального бизнеса на региональном и глобальном уровнях. ТЛК в страновом разрезе Изучение трансграничной деятельности «транслатинас» помогает избавиться от стереотипов и снять устаревшие коннотации, связанные с низкой международной активностью латиноамериканских стран. ТЛК осуществляют значительный экспорт капитала и способны участвовать в процессах глобализации мировой экономики в качестве полноправных и мощных субъектов. В страновом разрезе видно, что по количеству «своих» ТЛК лидируют Бразилия и Мексика (табл. 2). На их долю в 2010 г. приходилось 340 из 500 крупнейших «транслатинас», или 68%. А вместе с компаниями Чили, Аргентины, Колумбии и Перу это число составит 485, или 97%. На остальные страны Латинской Америки приходится всего 15 «транслатинас» (3%) из приведённого списка. Таблица 2. Страновое распределение 500 крупнейших «транслатинас» Источник: AméricaEconomía, 2011.  Безусловным латиноамериканским лидером по вывозу капитала является Бразилия ‒ в первую очередь компании, входящие в список крупнейших «транслатинас», которые действуют на международной арене особенно напористо. Если в 2001 г. прямые зарубежные инвестиции Бразилии составляли порядка 50 млрд долл., то в 2007 г. этот показатель более чем удвоился, а к началу 2012 г. вырос в четыре раза. Характерно, что бразильские ТЛК (в отличие от многих корпораций других стран) в разгар мирового кризиса не только не снижали темпов внешней экспансии, но энергично наращивали своё присутствие на глобальных рынках. В 2007‒2011 гг. прямые зарубежные капиталовложения бразильских бизнес-структур увеличились на 73% ‒ со 111,3 до 192,9 млрд долл. (табл. 3). Таблица 3. Прямые зарубежные инвестиции бразильских компаний, млн долл.   Источник: Capitais brasileiros no exterior. Banco Central do Brasil. – http://www4.bcb.gov.br/  Следует отметить высокую концентрацию бразильских инвестиций в карибских офшорных зонах (Багамы, Каймановы и Британские Виргинские острова). Здесь объем инвестиций в 2007‒2011 гг. вырос на 66% и достиг 61,3 млрд долл. Нет сомнений, что экономика островов сама по себе не в состоянии «переварить» такие огромные финансовые ресурсы, и карибские банковские центры и налоговые оазисы широко используются бразильскими «транслатинас» в качестве перевалочной базы для последующего инвестирования на других рынках. (В скобках замечу, что бразильцы в этом не оригинальны). Одновременно Бразилия ощутимо нарастила свои капиталовложения в соседних латиноамериканских странах. Так, суммарные инвестиции в Аргентине, Венесуэле, Колумбии, Перу и Уругвае за указанный период увеличились на 118% – с 5,2 до 11,4 млрд долларов [7]. Безусловным лидером бразильского бизнеса является «Petrobras» – крупнейшая в Латинской Америке и пятая в мире интегрированная энергетическая компания, имеющая производственные и коммерческие интересы в 28 странах на пяти континентах. «Petrobras» добывает 2621 тыс. баррелей нефти и 452 тыс. баррелей природного газа (в нефтяном эквиваленте) в день. 16 нефтеперерабатывающих заводов компании ежедневно выпускают 2044 тыс. баррелей нефтепродуктов, большая часть которых реализуется 8356 собственными автозаправочными станциями. В распоряжении «Petrobras» свыше 30 тыс. км нефтепроводов, 242 морских судна, 16 теплоэлектростанций, четыре энергетических ветропарка, 7 фабрик по производству биотоплива и два завода сельскохозяйственных удобрений. На предприятиях компании трудится свыше 74 тыс. человек. Высокий технологический уровень «Petrobras» сделал ее мировым лидером глубоководной разработки нефтегазовых месторождений. В 2011 г. глобальный оборот продаж превысил 130 млрд долларов [8]. Примером высокотехнологичной ТЛК служит «Embraer» – один из ведущих мировых производителей коммерческих авиасудов, уступающий лишь «Boeing» и «Airbus» и делящий третье и четвёртое места с канадской компанией «Bombardier». По оценкам, половина самолётов бразильских ВВС были произведены на заводах «Embraer». К настоящему времени компания выпустила свыше 5 тыс. воздушных судов, используемых в 80 странах мира. Помимо Бразилии, «Embraer» располагает производственными мощностями в США, Португалии, Франции, Китае и Сингапуре. По состоянию на начало 2013 г. число занятых превышало 18 тыс. человек, а портфель «твёрдых» заказов оценивался в 12,5 млрд долл., что гарантирует этой высокотехнологичной бразильской ТЛК неплохие перспективы на глобальном рынке авиатехники [9]. Крупными экспортёрами капитала стали корпорации Мексики. К началу 2010 г. инвестиции 20 ведущих ТЛК этой страны достигли 117 млрд долл., а на их зарубежных предприятиях насчитывалось 230 тыс. занятых. Обращает на себя внимание чрезвычайно большая роль трёх крупнейших компаний – «Cemex», «América Móvil», «Carso Global Telecom». На их долю приходилось 86 млрд долл., или 73% общего объёма инвестиций «первой мексиканской двадцатки». Что касается географического распределения капиталовложений, то здесь следует отметить заметную роль латиноамериканских государств. На первом месте – Бразилия (21 млрд долл.), далее следует Колумбия – 5 млрд, затем Перу – 3,6 млрд и Чили – 3,5 млрд долл. В апогей мирового кризиса в 2009 г. вывоз мексиканского капитала составил 7,6 млрд долл., а в 2010 г., по мере восстановления предпринимательской активности, вырос до 42,2 млрд долл. [10] Феноменальную динамику демонстрирует телекоммуникационная компания «América Móvil», входящая в бизнес-империю самого богатого человека планеты, Карлоса Слима [11]. Созданная сравнительно недавно, в 2000 г., сегодня «América Móvil» – крупнейшая корпорация Мексики по рыночной цене (93 млрд долл.), стоимости активов (67 млрд долл.), годовому обороту продаж (47 млрд долл.), объёму прибылей (5 млрд долл.) и количеству занятых – 159 тыс. человек в 18 странах Америки [12]. Столь стремительному росту способствовала агрессивная политика слияний и поглощений. В частности, в 2010 г. «América Móvil» приобрела крупную мексиканскую компанию сотовой связи «Telmex», что консолидировало её позиции на региональном рынке телекоммуникационных услуг (табл. 4). Таблица 4. Количество клиентов «América Móvil – Telmex» в странах Латинской Америки на июнь 2012 г., тыс.чел.   Источник: La Unión Europea y América Latina y el Caribe: Inversiones para el crecimiento, la inclusión social y la sostenibilidad ambiental. CEPAL, 2013, p. 140.  Высокую степень международной активности продемонстрировали компании Чили.По состоянию на 2011 г. их прямые инвестиции за рубежом превысили 60,2 млрд долл. и были размещены в 70 странах мира. При этом главным направлением вывоза чилийского капитала являются южноамериканские республики: Аргентина, Бразилия, Перу и Колумбия, где объем прямых инвестиций чилийских ТЛК в 2011 г. составил соответственно 16,2 млрд, 11,7, 11,1 и 8,4 млрд долл. [13] Характерная особенность чилийских ТЛК – их отраслевое разнообразие. Здесь мы встречаем мощные транспортные компании, занимающиеся международными морскими перевозками («Sudamericana de Vapores», «Interoceánica»), широко известные в Латинской Америке торговые фирмы («Falabella», «Cencosud»), передовые предприятия деревообрабатывающей отрасли («Arauco», CMPC), авторитетную инжиниринговую корпорацию «Signo Koppers», одного из мировых производителей вина «Viña Concha y Toro», высокотехнологичную компанию «Sonda» и т.д. Последняя, к слову сказать, только за 2010‒2011 гг. прибрела три бразильские фирмы – «Telsinc», «Kaizen» и «Softeam», одну аргентинскую – «Ceitech» и одну мексиканскую – «Nextira One» [14]. В 2012 г. произошло знаковое событие: объединение двух крупнейших латиноамериканских авиаперевозчиков – чилийской «Lan» и бразильской TAM в единую бизнес-структуру «LATAM Airlines Group», насчитывающую свыше 51 тыс. занятых. Её совместный воздушный флот формируют свыше 300 современных судов, а портфель заказов предусматривает покупку ещё около 200 новых авиалайнеров. LATAM выполняет пассажирские перевозки в 150 городов 22 стран мира [15]. Заметную (по латиноамериканским меркам) зарубежную бизнес-активность традиционно проявляли предприятия Аргентины. В последнее десятилетие их трансграничный рост несколько замедлился, что не в последнюю очередь связано с дирижистской моделью экономического развития, взятой на вооружение правительствами Нестора Киршнера и Кристины Фернандес де Киршнер [16]. Ставка на государство как главного хозяйственного игрока не могла не притормозить расширение ареала зарубежной деятельности крупных частных предприятий. Отставание особенно рельефно смотрится на фоне Чили. Аргентинские ТЛК в два раза отстают от своих соседей по объёму прямых зарубежных инвестиций (30 млрд долл.) и также вдвое уступают количественно: 32 аргентинских против 65 чилийских компаний (см. табл. 2). Тем не менее и сегодня Аргентина – в числе региональных лидеров по степени транснационализации бизнеса. В конце первого десятилетия XXI в. 19 ведущих аргентинских «транслатинас» располагали 315 филиалами в 42 странах. В их числе фигурировали агропромышленные, энергетические, нефтехимические, химические, металлургические, пищевые, торговые и фармацевтические компании. Характерным примером может служить группа «Arcor S.A.I.C.» – один из мировых лидеров в производстве продовольственных товаров. Созданная в 1951 г. в провинции Кордова семьей итальянских иммигрантов, «Arcor» в настоящее время в Аргентине, Бразилии, Чили, Мексике и Перу располагает 39 промышленными предприятиями с числом занятых свыше 20 тыс. человек. Продукция этой ТЛК поставляется в 120 государств мира. Примечательно, что стратегическим партнёром «Arcor» в Латинской Америке выступает французская группа «Danone» [17]. Яркий пример высокотехнологичной частной латиноамериканской бизнес-структуры –группа фармацевтических компаний «Bagó», основанная в 1934 г. На начало 2013 г. в группу входили четыре компании в Аргентине, а также лаборатории ещё в 17 латиноамериканских странах, в Пакистане, Шри-Ланке, России и на Украине. В общей сложности на предприятиях «Bagó» занято 6,5 тыс. человек, а их продукция реализуется в 47 странах с годовым оборотом продаж более 1 млрд долл. Основа достижений «Bagó» – высокий уровень разработок, осуществляемых в головном аргентинском научно-исследовательском центре этой ТЛК и в других ее подразделениях. Группа обладает 71 патентом в 13 государствах мира [18]. Несколько скромнее в списке «транслатинас» представлены компании двух других крупных латиноамериканских государств – Колумбии иПеру. Среди 26 колумбийских бизнес-структур, входящих в число 500 крупнейших ТЛК, стоит выделить «La Organización Carvajal» – основанный в 1904 г. конгломерат, объединяющий 12 высокотехнологичных и консалтинговых компаний, на которых трудятся 23 тыс. человек. «Carvajal» имеет бизнес-интересы в большинстве латиноамериканских стран, в США и Испании. Сильная его сторона – технологичный аутсорсинг, обеспечивший этой колумбийской ТЛК клиентскую базу в 50 странах мира. Операции за рубежом приносят компании 45% прибыли [19]. В последние годы лидеры колумбийского бизнеса резко увеличили вывоз капитала и активизировали операции поглощений иностранных активов. В 2010 г. колумбийские ТЛК инвестировали за границей 6,7 млрд долл., что более чем вдвое превысило показатель 2009 г., и довели сумму накопленных прямых зарубежных инвестиций до 20,5 млрд долл. Особенно крупных масштабов достигли трансграничные аквизиции финансовых групп. Так, в декабре 2010 г. компания «Grupo Aval» за 1,9 млрд долл. купила центральноамериканский банк «BAC Credomatic»; в декабре 2011 г. финансовая корпорация «Grupo de Inversiones Suramericana – Grupo SURA» за 3,6 млрд долл. приобрела в пяти латиноамериканских странах активы нидерландского финансового конгломерата «ING Groep N.V.» [20] Это стало крупнейшей международной трансакцией в истории колумбийских «транслатинас». В феврале 2013 г. практика знаковых зарубежных приобретений получила убедительное продолжение в связи с покупкой ведущим коммерческим банком Колумбии «Grupo Bancolombia» банка «HSBC Panamá» (филиал «HSBC Holdings plc»). Эта операция, которая оценивается в 2,1 млрд долл., свидетельствует о развитии процесса транснационализации колумбийского капитала [21]. Количество перуанских компаний в списке 500 крупнейших «транслатинас» в 2005‒2010 гг. выросло почти вдвое: с 12 до 22. Результат неплохой, и он говорит о том, что ТЛК Перу сумели найти свою нишу в глобальной экономике. Но масштабы трансграничных операций перуанского бизнеса пока ещё сравнительно скромные и значительно уступают объёмам сделок корпораций из других ведущих латиноамериканских государств. Это в полной мере относится и к лидеру перуанской пищевкусовой отрасли ‒ концерну «Alicorp», который осуществляет агрессивную стратегию корпоративного роста, скупая активы как в Перу, так и за рубежом. В 2008 г. «Alicorp» за 7,5 млн долл. купил колумбийскую фирму PROPERSA и за 65 млн долл. ‒ аргентинскую компанию с английским названием «The Value Brand Company», в 2012 г. за 62 млн долл. ‒ чилийскую «Salmofood». В феврале 2013 г. концерн сделал самое значимое зарубежное приобретение: за 96 млн долл. установил контроль над крупным бразильским производителем и дистрибьютором пищевых продуктов «Pastificio Santa Amália» [22]. В целом можно констатировать, что ключевые бизнес-структуры различных стран Латинской Америки все чаще предстают на глобальном экономическом поле не как малоопытные новички, а как сильные конкуренты западных ТНК. Анализ деятельности «транслатинас» в страновом контексте позволяет выявить значительный отрыв, в который ушли Бразилия и Мексика в деле формирования «собственных» ТЛК. На обозримую перспективу эти два гиганта сохранят позиции безусловных лидеров и продолжат доминировать на региональных инвестиционных рынках. Но трансграничная экспансия стран «второго экономического эшелона» (особенно Чили и Колумбии) также набирает обороты и усиливает общий тренд. К европейским берегам Зарубежные приобретения латиноамериканских компаний в XXI в. нарастали как по объёмам, так и в географическом и отраслевом отношениях. На начальном этапе экспансия ТЛК распространялась преимущественно на соседние латиноамериканские страны. Это и понятно: Латинская Америка является для «транслатинас» своего рода «ближним зарубежьем», наиболее близким и понятным районом с точки зрения ведения бизнеса, проведения эффективных (менее затратных) рекламных кампаний и налаживания тесных партнёрских отношений. Расширяя свою деятельность в «родном» регионе, ТЛК объективно выполняют важную миссию: объединяют латиноамериканские экономики в единое целое не только по географическому принципу, но и на основе разветвлённых корпоративных, торговых, финансовых и производственных связей в различных сферах хозяйства. По мере консолидации позиций на своем континенте «транслатинас» стали нацеливаться на новые рынки, лежащие за пределами Западного полушария, главным образом в Европе. Выбор европейского направления был обусловлен рядом веских причин. Во-первых, сыграли роль традиционно тесные европейско-латиноамериканские связи, в том числе на корпоративном уровне. По сути, многие предприятия в странах Латинской Америки были основаны иммигрантами из Европы и переняли стандарты ведения бизнеса, принятые в Старом Свете. Во-вторых, латиноамериканских деловых людей привлекли такие характеристики европейской хозяйственной и финансовой среды, как наличие огромного общего рынка в рамках Евросоюза и принятие единой валюты – евро, что существенно упрощало предпринимательскую деятельность. В-третьих, финансово-экономический кризис и затянувшаяся рецессия ослабили европейские экономики и в ряде случаев снизили цены на многие достаточно привлекательные активы. Последнее обстоятельство позволило ТЛК использовать сложившуюся политико-экономическую конъюнктуру для укрепления своих позиций. Данные, приведённые в таблице 5, дают представление о страновых и отраслевых предпочтениях «транслатинас» в Европе. Таблица 5. Страновое и отраслевое распределение инвестиций «транслатинас» в Европе (2003‒2011 гг.)   Источник: La Unión Europea y América Latina y el Caribe: Inversiones para el crecimiento, la inclusión social y la sostenibilidad ambiental. CEPAL, 2013, p. 96.  Как видим, 55% инвестиций латиноамериканских корпораций пришлось на бывшие метрополии – Испанию и Португалию, то есть страны, особенно тесно связанные с Латинской Америкой и входящие в Ибероамериканское сообщество наций [23]. Согласно отзывам менеджеров многих «транслатинас», они чувствуют себя на Иберийском полуострове «как дома» и склонны использовать его в качестве плацдарма для дальнейшего проникновения на рынки Франции, Германии, Италии и других государств [24]. По состоянию на 2011 г., 147 «транслатинас» имели в европейских странах свои представительства, игравшие роль континентальных штаб-квартир. В том числе: в Испании – 26, Португалии – 17, Великобритании – 13, Бельгии – 8, Германии – 7, во Франции – 2 и т.д. [25] Привлекает внимание значительный интерес, проявленный ТЛК к Польше, единственной стране Евросоюза, которая преодолела кризисный период без рецессии. Здесь пока нет европейских штаб-квартир «транслатинас», но рост инвестиций говорит о том, что и Восточная Европа попала в поле зрения латиноамериканского транснационального бизнеса. В авангарде латиноамериканского наступления на рынки стран-членов ЕС уверенно выступают бразильские корпорации, которые за три года (2008‒2010) провели несколько масштабных операций поглощения активов, контролируемых европейским капиталом (табл. 6), что в ряде случаев ощутимо усилило экономическое присутствие Бразилии не только в Европе, но и в других районах Земного шара. Таблица 6. Крупнейшие приобретения бразильских «транслатинас» в странах Евросоюза в 2008‒2010 гг.   Источник: La Unión Europea y América Latina y el Caribe: Inversiones para el crecimiento, la inclusión social y la sostenibilidad ambiental. CEPAL, 2013, p. 97.  Самой значительной сделкой в указанный период была покупка за 2,5 млрд долл. корпорацией «Vale» 51% акций горнодобывающей компании «BSG Resources Guinea», контролируемой британским и израильским капиталом. Это приобретение обеспечило бразильцам доступ к богатым месторождениям железной руды на африканском континенте, в частности, в Гвинее, где «Vale» планирует довести добычу до 50 млн т в 2015 г. и тем самым закрепиться в качестве мирового лидера в производстве и экспорте указанного стратегического вида сырья [26]. Инвестиционная экспансия латиноамериканских компаний в Европе абсолютно необходима для них с точки зрения получения прямого доступа к новейшим технологиям и современным управленческим компетенциям. Это критически важно для дальнейшего повышения международной конкурентоспособности «транслатинас», закрепления и расширения их позиций в элите глобального бизнеса. * * * Выделение группы наиболее конкурентоспособных компаний и банков, готовых к борьбе на глобальных рынках и уже одержавших первые весомые победы, стало одним из важнейших векторов экономического развития стран региона. «Транслатинас» быстро втянулись в орбиту глобализации, стали подлинными лидерами (или, как сейчас говорят, драйверами) разворачивающегося на наших глазах процесса интернационализации экономики стран Латинской Америки. Не менее существенно и то, что в результате динамичного подъема и укрепления позиций «транслатинас» традиционные ТНК западных стран перестали быть безальтернативными финансово-экономическими игроками на латиноамериканском пространстве. Выход «транслатинас» на зарубежные торговые, производственные, сервисные и финансовые рынки по времени совпал с развёртыванием нового этапа развития глобальной экономики и органично вписался в общие тренды перестройки мирохозяйственных связей. ТЛК в целом успешно прошли проверку на прочность в непростой период мирового кризиса, тем самым подтвердив, что они состоялись как новые глобальные игроки. До недавнего времени латиноамериканские страны были больше сосредоточены на внутренних проблемах своего развития и сравнительно узких региональных вопросах. Но в последние годы, в значительной степени благодаря «транслатинас», ведущие государства Латинской Америки проявляют интерес к решению задач глобального регулирования. Расширяющаяся трансграничная деятельность ТЛК помогает странам региона активно позиционировать себя на поприще мировой политики и независимо высказываться на международных форумах, включая выступления в рамках «Большой двадцатки». Примечания:  [1] Javier Santiso. La década de las multinacionales. Madrid, 2011, p. 13. [2] John Price. Why Multi-Latinas Are Winning. – http://latintrade.com/2012/07/ [3] La Unión Europea y América Latina y el Caribe: Inversiones para el crecimiento, la inclusión social y la sostenibilidad ambiental. CEPAL, 2013, p. 93. [4] Javier Santiso. La década de las multinacionales, p. 18-19. [5] IMAA – Institute of Mergers, Acquisitions and Alliances. – http://www.imaa-institute.org/ [6] Cinco Días. Madrid, 6.03.2013. [7] Capitais brasileiros no exterior. Banco Central do Brasil. – http://www4.bcb.gov.br/ [8] Petrobras. – http://www.petrobras...lobal-presence/ [9] Conheça a Embraer. – http://www.embraer.com/pt-BR/ [10] Javier Santiso. La década de las multinacionales, p. 34. [11] По данным журнала «Forbes», в 2013 г. состояние К. Слима оценивалось в 73 млрд долл. (The Richest People on The Planet 2013. –http://www.forbes.com/billionaires/) [12] Все данные – на 2012 г. (América Móvil Hoy. – http://www.americamovil.com/amx/) [13] La inversión directa de capitales chilenos en el mundo. Sector servicios. 1990 – Junio 2011. Santiago de Chile, 2011, p. 3-4. [14] Sonda. – http://www.sonda.com...-sonda/historia [15] Latam Airlines Group. – http://www.latamairlinesgroup.net/ [16] См.: П.П. Яковлев. Перед вызовами времени. Циклы модернизации и кризисы в Аргентине. М., 2010. [17] Arcor. – http://www.arcor.com.ar/ [18] Grupo Bagó. – http://www.grupobago...armaceutica.asp [19] Carvajal. Tecnología y Servicios. – http://carvajaltecno...yservicios.com/ [20] Grupo de Inversiones Suramericana – Grupo SURA. Informe Anual 2011, P. 17. [21] Bancolombia combra HSBC Panamá por US$2.100M. – AméricaEconomía, 19.02.2013. [22] Alicorp. Sala de Prensa. – http://saladeprensaalicorp.com.pe/ [23] См. Петр Яковлев. Ибероамериканское сообщество наций: итоги двадцатилетия (23/12/2010) ; он же. Ибероамериканский саммит – 2012: неоднозначные результаты (11/12/2012) [24] Mercedes Temboury. El viaje de vuelta: la expansión de las empresas latinoamericanas. 14/11/2012. – http://www.realinstitutoelcano.org/ [25] Javier Santiso. La década de las multinacionales, p. 202-209. [26] Vale spends US2.5 billion on Guinea iron deposits. – http://www.miningreview.com/node/17623