• Теги
    • избранные теги
    • Люди1046
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1446
      • Показать ещё
      Разное582
      • Показать ещё
      Издания112
      • Показать ещё
      Формат43
      Международные организации202
      • Показать ещё
      Компании88
      • Показать ещё
      Сферы6
      Показатели6
Федор Лукьянов
Федор Лукьянов
Фёдор Александрович Лукьянов (род. 1 февраля 1967, Москва) — российский журналист-международник, политолог. С 2002 — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» (Russia in Global Affairs). С декабря 2012 года — председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП). Увл ...
Фёдор Александрович Лукьянов (род. 1 февраля 1967, Москва) — российский журналист-международник, политолог. С 2002 — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» (Russia in Global Affairs). С декабря 2012 года — председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП). Увлечение — советская политическая карикатура.
Развернуть описание Свернуть описание
24 мая, 07:09

Европе нужна модель управления многообразием

Великобритания - страна с мощными спецслужбами и богатыми традициями противостояния разного рода экстремистам. Однако и здесь бессильны гарантировать гражданам защиту от террористических нападений. Так же как и в Бельгии, Франции или Германии. И обвинять одни только "органы" несправедливо - источник зла находится внутри обществ, которые структурно не готовы к мировым условиям XXI века. Стирание границ и открытость как главный (по крайней мере - провозглашаемый) принцип организации жизни не выдерживают столкновения с реальностью. Следовательно, неизбежны коррективы, которые, собственно, уже и начались. Но принесут ли они результат? Не стоит упрощать картину и сваливать все на глобализацию, как это делают приверженцы протестных партий и движений. И сама глобализация - плод естественного развития западной цивилизации, экспансивной и мессианской по определению. И, что еще важнее, корни нынешней ситуации уходят в более ранний период, середину прошлого столетия, когда окончательно закончилось колониальное устройство мировой периферии. Все бывшие колониальные империи сталкиваются с террористической и экстремистской опасностью в большей степени, чем страны с иным прошлым. И уровень этой опасности не слишком зависит от характера бывшей империи и формы расставания с ней. Так, считается, что Великобритания сумела мудро и элегантно распрощаться с прежними территориями, а Франция оставила крайне недобрую память своими попытками сохранить достояние. Но нельзя сказать, что это как-то сказывается на нынешней ситуации. Важнее другое - взаимное переплетение метрополии и окраин, возникавшее в имперских образованиях, сохранялось, меняя содержание. Неспособность большого количества стран, которые обрели независимость в середине ХХ века, построить дееспособные благополучные государства не только стимулировала желание возложить ответственность на бывших хозяев, но и подпитывала стремление переселиться в культурно близкие метрополии.

24 мая, 04:10

Лукьянов о России, Украине, Евросоюзе: У многих наступила фаза смотрения внутрь себя. ФАН-ТВ

Сегодня Евроcоюз переживает настоящую многоуровневую трансформацию на социальном, политическом, экономическом уровне. Как будут дальше вести себя европейские страны, и чего ждать России, ФАН-ТВ рассказал директор по научной работе Фонда клуба «Валдай» Федор Лукьянов.

Выбор редакции
23 мая, 14:10

Федор Лукьянов: Европе нужна модель управления многообразием

Глобальный тренд на ре-суверенизацию и "возвращение контроля" национальным правительствам ставит вопрос - что есть суверенитет сегодня? Ведь его источником сегодня является народ, рассуждает обозреватель "РГ"

Выбор редакции
19 мая, 18:19

Русский болванчик

Федор Лукьянов о внутриамериканских проблемах ...

19 мая, 14:50

Импичмент Трампа как операция прикрытия: в США создается «русское лобби»

Атака на Трампа заставляет его сторонников все больше ассоциировать себя с Россией.

19 мая, 09:02

Русский болванчик. Превращение России в элемент борьбы за власть в США не сулит ей ничего хорошего

Резюме:Россия оказалась в непривычной для себя ситуации — она стала частью разборок внутри американского правящего класса. Причем сами отношения с Кремлем и проводимая Москвой политика в данном случае играют второстепенную роль. Противники Дональда Трампа рассчитывают разыграть «русскую карту» так, чтобы довести дело для импичмента. Сам же 45-й президент США использует ее, чтобы произвести впечатление на оппонентов.

18 мая, 20:01

Текст: Русский болванчик ( Федор Лукьянов )

Россия оказалась в непривычной для себя ситуации: она стала частью разборок внутри американского правящего класса. Причем отношения с Кремлем и проводимая Москвой политика в данном случае играют второстепенную роль. Противники Дональда Трампа рассчитывают разыграть «русскую карту» так, чтобы довести дело для импичмента, а 45-й президент США использует ее, чтобы произвести впечатление на оппонентов. В сложившихся обстоятельствах о «разрядке» или «перезагрузке» можно забыть. Почему все получилось именно так и чем теперь стоит заняться России — читайте в статье «Ленты.ру». Российско-американские отношения зашли в совершенный тупик, и в кои-то веки причиной тому — не геополитические противоречия и даже не ценностная дисгарм...

Выбор редакции
11 мая, 10:16

Эксперт: сам факт продолжения контактов между РФ и США сейчас важнее, чем обычно

Директор Фонда развития и поддержки дискуссионного клуба "Валдай" Федор Лукьянов также отметил, что внятной повестки дня между Россией и США не возникло

11 мая, 06:30

Лидеры переходного времени

Второй тур выборов во Франции завершился без сенсаций - Эмманюэль Макрон легко взял верх над Марин Ле Пен, вызвав взрыв эйфории противников "популизма" по обе стороны Атлантики. Можно говорить о том, что лидер "Национального фронта" набрал беспрецедентно много голосов, что больше французов, чем обычно, не пришли на участки, а также зафиксировано рекордное число испорченных бюллетеней. И все же Макрон одержал убедительную победу, получив солидный мандат и возможность проводить в жизнь свою политику. Возможность, но не гарантию. В июне предстоят парламентские выборы, результат которых предсказуем еще меньше, чем президентских. У избранного главы государства своей партии нет, так что формировать большинство в Национальном собрании ему придется из тех сил, которые там окажутся. Две главные партии, кандидаты которых с треском провалились на выборах - республиканцы и социалисты, - попытаются мобилизоваться и взять реванш. "Национальный фронт" намерен развить успех своего лидера и наконец-то получить серьезную фракцию в Ассамблее. Своего часа ждут крайне левые - Жан-Люк Меланшон добился впечатляющего результата в первом туре.

10 мая, 14:46

Текст: Лидеры переходного времени. Через несколько лет мы увидим другие политические силы и обстановку на Западе ( Федор Лукьянов )

Второй тур выборов во Франции завершился без сенсаций - Эмманюэль Макрон легко взял верх над Марин Ле Пен, вызвав взрыв эйфории противников "популизма" по обе стороны Атлантики. Можно говорить о том, что лидер "Национального фронта" набрал беспрецедентно много голосов, что больше французов, чем обычно, не пришли на участки, а также зафиксировано рекордное число испорченных бюллетеней. И все же Макрон одержал убедительную победу, получив солидный мандат и возможность проводить в жизнь свою политику. Возможность, но не гарантию. В июне предстоят парламентские выборы, результат которых предсказуем еще меньше, чем президентских. У избранного главы государства своей партии нет, так что формировать большинство в Национальном собрании ему придется из тех си...

Выбор редакции
09 мая, 22:03

Федор Лукьянов: Макрон, вероятнее всего, персонаж промежуточного времени

Федор Лукьянов: Макрон, вероятнее всего, персонаж промежуточного времени

08 мая, 18:22

08.05.2017 18:22 : Инаугурация нового президента Франции состоится 14-го мая

О  том, что передача полномочий состоится именно в этот день, сообщил пока еще действующий президент Франсуа Олланд. Заявление он сделал в ходе мероприятий в Париже, посвященных годовщине окончания Второй мировой войны. В ходе второго тура выборов Эммануэль Макрон получил 66% голосов, а Марин Ле Пен 34%. На митинге своих сторонников у  Лувра, Макрон поблагодарил французов за  поддержку В свою очередь, Марин Ле Пен считает, что первый тур выборов показал раскол политической жизни Франции, а второй тур был ознаменован воссоединением патриотов. При этом она пожелала удачи своему сопернику Во втором туре выборов не стала участвовать четверть французских избирателей. Такого не было с  1969 года. Следующим важным этапом противостояния Эммануэля Макрона и  Марин Ле Пен могут стать июньские парламентские выборы. Для победы новому президенту необходимо будет провести большую работу, — считает французский журналист Этьен Буш. От итогов парламентских выборов будет зависеть, сможет ли Эммануэль Макрон в ближайшие пять лет рассчитывать на собственное правительство, которое бы проводило в жизнь его программу. Какую политику будет проводить Эммануэль Макрон, предугадать сложно, поскольку он демонстрировал переменчивость во взглядах на некоторые вопросы, — сказал в эфире РБК главный редактор журнала Россия в глобальной политике Федор Лукьянов. Стоит отметить, что Владимир Путин поздравил Макрона с победой на выборах. Поздравления приходят и из других стран. Свою первую поездку будущий президент Франции, скорее всего, совершит в Берлин.

08 мая, 15:03

08.05.2017 15:03 : Инаугурация нового президента Франции состоится 14-го мая

О  том, что передача полномочий состоится именно в этот день, сообщил пока еще действующий президент Франсуа Олланд. Заявление он сделал в ходе мероприятий в Париже, посвященных годовщине окончания Второй мировой войны. В ходе второго тура выборов Эммануэль Макрон получил 66% голосов, а Марин Ле Пен 34%. Какую политику будет проводить Эммануэль Макрон, предугадать сложно, поскольку он демонстрировал переменчивость во взглядах на некоторые вопросы, — сказал в эфире РБК главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. Стоит отметить, что Владимир Путин поздравил Макрона с победой на выборах. Поздравления приходят и из других стран. Свою первую поездку будущий президент Франции, скорее всего, совершит в Берлин.

08 мая, 12:54

Макрона ожидают сложные коалиционные отношения – эксперт

По результатам второго тура выборов во Франции Эммануэль Макрон получил 66,06% голосов

02 мая, 21:26

Текст: Инструментальная Россия ( Федор Лукьянов )

Визит Меркель: контекст и темы для переговоров Германский канцлер Ангела Меркель приехала в Россию после двухлетнего перерыва. Интенсивные контакты руководства двух стран были свернуты в 2014-м, когда разгорелся украинский кризис и западные государства взяли курс на изоляцию Москвы. В полной мере это не сработало, но одно следствие очевидно — повестка отношений России с Западом, ЕС и, в частности, Германией резко сузилась. Непосредственной причиной послужило диаметральное расхождение взглядов на Украину. Однако это лишь верхушка айсберга накопившихся проблем. В основании — отсутствие представления о модели взаимоотношений после того, как не воплотилась в жизнь концепция «Большой Европы», сформулированная в конце ХХ века. ...

Выбор редакции
02 мая, 20:07

В круге СВЕТА : 100 дней президента Трампа

Гости: Федор Лукьянов , Владимир Сухой Ведущие: Светлана Сорокина Союзники Америки, которые истосковались по мужскому плечу крепкому, вдруг сказали: ну, слава богу, лидерство проявили…

02 мая, 14:03

Текст: Инструментальная Россия. Визит Меркель в Москву: контекст и темы для переговоров ( Федор Лукьянов )

Германский канцлер Ангела Меркель приехала в Россию после двухлетнего перерыва. Интенсивные контакты руководства двух стран были свернуты в 2014-м, когда разгорелся украинский кризис и западные государства взяли курс на изоляцию Москвы. В полной мере это не сработало, но одно следствие очевидно — повестка отношений России с Западом, ЕС и, в частности, Германией резко сузилась. Непосредственной причиной послужило диаметральное расхождение взглядов на Украину. Однако это лишь верхушка айсберга накопившихся проблем. В основании — отсутствие представления о модели взаимоотношений после того, как не воплотилась в жизнь концепция «Большой Европы», сформулированная в конце ХХ века. Содержание переговоров легко предсказать. Прежде всего это Украина, с которой Мер...

27 апреля, 14:41

Текст: Выбор кризис-менеджера. Выборы во Франции подтвердили: Европа находится в состоянии трансформации ( Федор Лукьянов )

Если за эти две недели не случится чего-либо экстраординарного, Макрон должен достаточно легко добиться победы. Большая часть избирателей проигравших кандидатов (республиканца Фийона, ультралевого Меланшона, социалиста Амона) будут голосовать за него. Правда, эффекта 2002 года, когда во втором туре Жак Ширак в пух и прах разгромил отца Марин Жан-Мари Ле Пена (82 к 18) не предвидится - за 15 лет популярность "Национального фронта", а главное, восприятие его как "нормальной" партии значительно выросли. Президентские выборы показали глубокий кризис общественно-политической системы в стране, всегда выступавшей политическим лидером единой Европы. Впервые действующий глава государства, имея право выдвинуться на второй срок, отказался из-за риска с треском ...

26 апреля, 11:15

Выборы во Франции подтвердили: Европа находится в состоянии трансформации

В Европе итоги выборов вызвали вздох облегчения. Гипотетическая победа Ле Пен воспринимается там как полномасштабная катастрофа, конец Европейского союза в прежнем виде

Выбор редакции
24 апреля, 20:25

Федор Лукьянов: Франция подтвердила, что европейцам хочется перемен

Федор Лукьянов: Франция подтвердила, что европейцам хочется перемен

19 декабря 2015, 19:25

Кто породил ИГИЛ

Мир мог избежать этого глобального вселенского Зла

24 июля 2014, 23:31

Очень интересное интервью Федора Лукьянова

О специфике современной дипломатии: http://worldcrisis.ru/crisis/1585099 . «В сегодняшней ситуации врать больше нельзя» ФЕДОР ЛУКЬЯНОВ — российский журналист-международник, политолог, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»(Russia in Global Affairs), председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, член президиума Российского совета по международным делам. 22 июля 2014 текст: Петр Фаворов П. Ф. Слова «дипломат» и «лицемер» в обыденной речи часто употребляются как синонимы. Насколько это оправданно? Ф. Л. Нет, я думаю, что лицемер и дипломат — это совсем не одно и то же. Более того, хороший, профессиональный дипломат не то чтобы сознательно лицемерит. Он просто выполняет свою работу, принимая некую позицию, как правило, не им сформулированную. Дипломат же на постах меньше министра не вырабатывает внешнюю политику, он ее исполняет. У него есть представление — это в идеальном случае, конечно, на практике не всегда — об интересах своей страны, и он их отстаивает. Возьмем посла по особым поручениям, переговорщика на серьезных переговорах. У него всегда есть запросная позиция, которую он заявляет, зная, что она не финальная. Может, в одном случае из ста противоположная сторона скажет на нее: «О'кей», но, как правило, это не так, и его собеседники выдвигают собственную запросную позицию, и между ними огромное расстояние. Считать ли лицемерием, что дипломат заявляет эту запросную позицию, прекрасно зная, что в итоге она будет сильно корректироваться? Скорее, это просто профессиональная метода — и точно так же ведет себя его собеседник. А кроме того, у него есть и реальная позиция, дальше которой он уступать просто не может. П. Ф. Не может по инструкции или по внутреннему убеждению? Ф. Л. У профессионального дипломата, пока он в должности, инструкция и убеждения в общем совпадают. П. Ф. Не есть ли это лицемерие? Ф. Л. Если это и лицемерие, то такое, которого он сам не осознает. Это профессиональный навык. Я знаю много наших замечательных дипломатов, послов, которые в бытность свою в должности были весьма консервативными, а став экспертами, вдруг обернулись куда более либеральными, прозападными людьми. И на Западе то же самое. Вот есть один довольно известный немецкий дипломат, который много лет работал в Европейской комиссии и занимал там очень жесткие, правильные позиции. Он недавно ушел в отставку, и мы тут встретились на некоей конференции. Он говорил мне вещи, которые никогда в жизни не сказал бы раньше, прямо противоположные тем, которые он отстаивал на своем посту. Это было лицемерие? Нет, это был профессионализм: пока я на работе, я соответствую неким установкам. Дипломатов воспитывают в представлениях о национальных интересах. П. Ф. То есть их этому учат? Ф. Л. Да, конечно, причем этому учат везде. Больше того, я бы сказал что в Америке их этому учат гораздо более эффективно. Система воспитания дипломатов, в которые кто попало не попадет, — это система формирования мировоззрения, а не просто профессиональных навыков. П. Ф. То есть когда человек со стороны видит, что аргументация у дипломата, мягко выражаясь, натянутая, сам дипломат этого может даже не понимать? Ф. Л. Ну, по разному. Если аргументация совсем липовая, а дипломат все-таки умный, он это понимает. Я вот помню, как довольно много лет назад беседовал с послом Украины в одной стране, при президенте Ющенко это было. И он мне в подпитии жаловался: «Сил нет, присылают какой‑то идиотизм из Киева. Мол, пойди в МИД, изложи это, убеди их, что так и есть. Я как профессионал, конечно, иду — но уши у самого вянут». Вот это, пожалуй, можно назвать лицемерием — но можно и выполнением долга. П. Ф. Давайте от дипломатов перейдем к политикам, главам государств. Вот в их контактах, где нет места инструкциям, какова роль лицемерия? Ф. Л. Если мы говорим о закрытых переговорах, с глазу на глаз или в узком кругу, то тут как раз важно отсутствие лицемерия. Проблема, которая возникла после окончания холодной войны, — это, как ни странно, сильнейшая либерализация международных отношений. В эпоху жесткого противостояния ставки были выше. И дипломаты, и руководители понимали, что если они чего‑то там слово за слово ляпнут, то за базар, что называется, придется отвечать. Ты не мог, как президент Обама сейчас с Сирией, провести «красную линию», а потом ничего не сделать. Раньше все понимали, что сказав «а», придется говорить и «б». П. Ф. То есть раньше отношения были честнее? Ф. Л. Они были понятнее. Были четкие правила, которые сковывали, но в то же время обозначали пределы допустимого и служили предохранителем от эксцессов. А после холодной войны эти правила последовательно, шаг за шагом размываются — и сейчас мы переживаем пик этого процесса. Дело в том, что до определенного момента гарантом или оплотом этих правил была Россия. За приверженность международному праву и уважение суверенитета выступала как раз она, в то время как американцы и Европа считали, что это все устарело. А теперь вроде как и мы туда же. Можно сколько угодно доказывать, что присоединение Крыма законно, но в общем понятно, что это отказ от тех принципов, на которых мы стояли. Так вот, возвращаясь к теме лицемерия: сейчас на самом деле все гораздо хуже. Это как раз очень видно по нынешней ситуации с Украиной. Существуют две абсолютно не пересекающиеся картины мира... П. Ф. Три, наверное: еще же украинская... Ф. Л. Ну, украинская — это непонятно картина ли вообще, и она не очень влияет на ситуацию. Есть картина наша и есть картина западная, и мы исходим каждый из своей. Конечно, всегда есть натяжки и допущения, но в целом те люди, которые представляют свои страны, в эту картину верят, они считают ее истиной. При том что с другой стороны это выглядит как чудовищное, наглое лицемерие. Вот Барак Обама вчера выступал в Военной академии США и говорил, как Америка остановила российскую агрессию и одними только информационными технологиями спасла украинскую демократию. Нам кажется, что он врет как сивый мерин, потому что мы знаем, как все плохо, и что у них ничего не получается, а что получается — выходит совсем не так, как замышлялось. Но он, хоть у него и есть, конечно, задача оправдаться, говорит это вполне искренне, принимая все эти транслируемые им конструкции за истину. То же самое и у нас. Весь этот дискурс про то, что на Украине произошел фашистский переворот и что мы ведем там последнюю битву Второй мировой, — он же не исключительно продукт пропаганды. И широкие народные массы, и руководство так и видят эту ситуацию. Со стороны же это представляется либо наглой ложью и манипуляцией, либо безумием. И тут уже невозможно говорить ни о каком лицемерии, Это жизнь в параллельных информационных пространствах и когда обитатель одного из них соприкасается с противоположным, эта разница между ними не сглаживается, а обостряется, просто из спортивного азарта, из стремления доказать свою правоту. П. Ф. И что же делать? Ф. Л. Мне кажется, что в этой ситуации нужно возвращаться к старой доброй классической дипломатии, потому что иными способами решать настолько эмоционально заряженные вопросы невозможно. В холодную войну, особенно после Карибского кризиса, была до филигранности отработана система коммуникаций, в которой стороны не пытались договориться. Они были врагами, это было ясно. П. Ф. Ну да, ни пропаганда мира и социализма, ни продвижение демократии на переговорах не обсуждались. Ф. Л. Это были даже не переговоры. Это было то, что называлось горячей или прямой линией. Скажем, возьмем ситуацию с Украиной. Мы не пытаемся договориться о том, какая должна быть Украина. Мы пытаемся договориться только о том, как сделать так, чтобы российские и американские военные из‑за Украины не вступили в схватку. Или, скажем, в Черное море входит корабль Шестого флота ВМС США. Профессионалы заранее между собой договариваются. Они нам говорят: понимаете, мы должны показать, что озабочены вашими действиями. Мы говорим: о'кей, вы покажете, но вот сюда не плывите, а то нам тоже придется показывать. Они говорят: все понятно. Вот эта система коммуникаций очень хорошо работала после того, как Карибский кризис показал черту, за которой начинается полная неопределенность. С 1962 года по конец 1980‑х годов так разрешались все ситуации — и Вьетнам, и Афганистан, и самая тяжелая, немного, пожалуй, похожая по накалу страстей на нынешнюю, история с южнокорейским самолетом в 1983 году. Эмоции — да, политические вопли — да, но больше — нет. И это не значит, что они не были готовы воевать. Были, но они понимали, что это последнее и это необратимо. Вот сейчас нам, думаю, к этому придется вернуться. П. Ф. Но тут ведь проблема в том, что о ядерной войне речь сейчас не идет. Все торгуются из‑за экономики, из‑за санкций, и это не создает такого понимания серьезности происходящего. Ф. Л. Правильно, сейчас инструментарий изменился, и нет ощущения того, что если ты что‑то неправильно сказал или сделал, то могут прилететь баллистические ракеты. С одной стороны, и слава богу, конечно, а с другой — это очень сильно расслабляет. Напряженность достигла максимума в конце апреля, когда Украина начала свою антитеррористическую операцию на востоке, а Россия пододвинула войска вплотную к границе. Все ждали, вторгнутся — не вторгнутся; обсуждали, что делать, если вторгнутся. И тут прошел телефонный разговор между Шойгу и министром обороны Хейглом, в котором они, как я понимаю, согласовали именно эти условные линии, которые пересекать нежелательно. После этого пошла некоторая деэскалация. Я уж не знаю, с этим связано или не с этим, но сейчас украинцы в Донецке практически применяют авиацию, а наша реакция пока достаточно отстраненная. Минимизация рисков — это и есть основа дипломатии времен холодной войны, которую нам, к сожалению, и придется сейчас вспоминать. А в этой серьезной дипломатии лицемерие как раз нежелательно. Там стоит быть предельно откровенным, потому что противоположная сторона должна четко понимать, что может быть. П. Ф. А много ли лицемерия добавила внешней политике информатизация общества, выход на передний план общественного мнения? На первый взгляд, государства больше не могут договариваться между собой по-честному, а вынуждены бесконечно юлить перед собственными СМИ. Так ли это? Ф. Л. Мне кажется, в итоге влияние информационной революции оказалось двояким. С одной стороны, вы совершенно правильно говорите, что государственный деятель теперь должен непрерывно объясняться с миром, а не с самим собой и равными себе. Но, с другой стороны, ты лицемеришь-лицемеришь, а потом раз — и появляется Джулиан Ассанж, вываливающий невероятное количество документов, из которых следует, что на самом деле американские дипломаты думают о своих противниках и партнерах совсем не то, что они утверждали. И не то чтобы это имело совсем разрушительные последствия... Прошло три-четыре года уже, небо на землю не упало, Америка не оказалась в изоляции — но осадок остался. Ну и WikiLeaks — это было все‑таки больше шоу, но потом возник Сноуден, который вскрыл действительно реальную систему. И оказалось, что американцы исходят из того, что вообще нельзя никому доверять, даже ближайшим союзникам, и контролируют абсолютно всех. Конечно, это все сильно подрывает доверие к ним, и в журнале Foreign Affairs была в прошлом году даже большая статья, которая так и называлась — «Конец лицемерия». Мы ее в журнале «Россия в глобальной политике» потом перепечатали по‑русски. Авторы там втолковывали политикам, что в создавшейся ситуации врать больше нельзя, потому что абсолютно любая ложь теперь обязательно всплывет. П. Ф. Конечно, сразу вспоминается история с оружием массового поражения в Ираке... Ф. Л. Да, Тони Блэр, когда он выступал в британском парламенте, чтобы получить санкцию на начало войны в Ираке, говорил: мы точно знаем, что Саддаму нужно 45 минут, чтобы развернуть оружие массового поражения. Много лет прошло, и до сих пор ведутся споры — он врал откровенно или он в это верил? И ответа на это нет, хотя до сих пор работает специальная независимая комиссия. Я думаю, ответа нет даже у него самого. По сути он, конечно, врал, потому что к реальности это не имело вообще никакого отношения. А по внутреннему убеждению, я думаю, он так хотел в это верить, в том числе и чтобы убедить парламент, что он это говорил в тот момент искренне. Про то, откуда такие вещи берутся, Джордж Тенет, который был директором ЦРУ в тот период, написал после отставки целые оправдательные мемуары. Он описывает процедуру. Получив запрос от правительства, ЦРУ собирает множество данных, из которых не складывается однозначной картины. И те люди, которые их анализируют, чтобы себя обезопасить, разумеется, описывают все в терминах «может быть» и «не исключено, что». А дальше этот документ шаг за шагом идет наверх, где каждый чиновник примерно понимает, чего от него хочет Белый дом, и эти «может быть» понемногу обсыпаются в процессе редактуры. Все как бы остается неопределенным, но степень вероятности худшего варианта все время увеличивается. И когда это все в виде, скажем, двух страниц ложится на стол президенту, там, конечно, нет фразы «Ирак обладает ядерным оружием», но так все изложено, что этот вывод напрашивается сам собой. То есть никакого приказа врать не было, а было такое мягкое психологическое давление, которое всех понемногу подталкивало к определенной позиции. С другой стороны, есть примеры и откровенной лжи. Вот когда Колин Пауэлл за несколько месяцев до начала войны выступал в Совете безопасности ООН, показывал фотографии и пробирки, доказывая, что есть неопровержимые доказательства наличия у Ирака оружия массового поражения, — он знал, что это неправда, или как минимум очень сильно это подозревал. Он приличный человек и страшно не хотел этого делать, но его практически заставили это сделать как госслужащего. Просто в окружении Буша к тому моменту уже сложилась уверенность в том, что Хусейн представляет грозу для Америки, и решение о нападении на него под любым предлогом было принято. А потом выяснилось не только то, что химического оружия у Ирака физически не было, но и что Пауэлл об этом знал или догадывался. Вот это, пожалуй, подорвало моральный авторитет Америки больше, чем что бы то ни было другое. П. Ф. С другой стороны, Гоббс говорил, что в политике без вранья невозможно. Но и врать теперь тоже невозможно, и еще эти не сочетающиеся картины мира — как же нам дальше жить? Ф. Л. Конечно, Гоббс тоже прав: лицемерие, умолчание играют в политике, и особенно в межгосударственных отношениях, роль подушки безопасности. Такая вот сложная ситуация. П. Ф. Тут, кстати, невозможно не упомянуть, что самый откровенный из мировых лидеров на сегодня — Путин, и ему самому это, кажется, не вредит... Ф. Л. С одной стороны, масштаб демонизации Путина на Западе невероятен — до такой степени, что это, я думаю, ему даже льстит. И это связано с разными причинами — прежде всего с тем, что прекрасно сформулировал Киссинджер: «Демонизация Путина — это не политика, а попытка оправдать ее отсутствие». Мы ничего не можем, поэтому давайте свалим все на якобы всемогущего Путина. Но эта же демонизация и добавляет ему популярности, в том числе и на Западе. На официальном уровне его клянут, но если вспомнить хотя бы его знаменитую колонку про Сирию в The New York Times — там же самым удивительным были комментарии читателей, которые примерно на 70 % были комплиментарными. «Вот наконец человек говорит дело, не то что наши болтуны». Феномен либеральной политической корректности, которая стала нормой в современном западном мире, имеет массу положительных черт, но он зашел так далеко и глубоко, что общество, быть может неосознанно, от него начинает уставать. Эта догма — так не говори, это нельзя — уже раздражает. Путин эту догму нарушает, понятия политкорректности для него не существует, или, во всяком случае, рамки у него куда шире, чем у любого другого лидера. И это вызывает симпатию на фоне западных лидеров... П. Ф. ...которые лицемерят? Ф. Л. Не то чтобы лицемерят... Эта политкорректность настолько ими впитана, что они уже иначе не могут. Они только так и способны выражаться. С американцами особый случай: их стиль с нашей точки зрения просто очень помпезен и ненатурален. Когда переводишь, скажем, речь Обамы на русский язык, это совершенно жутко звучит. Если наш политик так заговорит, его все на смех поднимут — мол, хватит врать. А в Европе другое. Там все упаковано в обтекаемые и всех устраивающие формулировки. П. Ф. Это как Горбачев у нас говорил? Ф. Л. Нет, Горбачев говорил так, как говорил, просто потому что был не в состоянии четко сформулировать ни одной мысли. Он не нарочно, и результат его правления это и доказал. А в Европе мысли есть, но их излагают в такой вот особенной форме. И это понятно зачем сделано. Европейская интеграция — это совершенно фантастический проект по сплетению воедино и превращению в единую сущность абсолютно разных и культурно, и идеологически, и по темпераменту европейских народов. Сейчас уже нельзя с уверенностью сказать, насколько этот проект в конечном итоге удастся, но в его рамках язык ежесекундного компромисса, в том числе на лингвистическом уровне, был неизбежным — иначе все сразу переругаются. А за языком тянется и мышление, и это все там обволокло. Поэтому когда они так говорят, нам кажется, что это лицемерие, — но они так и вправду думают. Не исключено, что это будет разрушаться сейчас, если всерьез пойдет процесс европейской дезинтеграции, но это будет непросто и наверняка будет сопряжено с большими потрясениями. П. Ф. Продолжая линию сравнения дипломатических моделей разных стран: тут же помимо новейших тенденций есть и старинные традиции. Вот, например, «коварный Альбион» — это насколько сейчас верно? Ф. Л. Традиции дипломатической культуры, конечно, сохраняются — но только в странах, где она есть, а таких стран не очень много и они качественно отличаются от всех остальных. Это все идет с тех времен, когда реальными акторами в международной политике было очень ограниченное число стран. И стран было меньше, и не все из них были самостоятельны. Причем это касается не только крупнейших империй вроде Великобритании, России или Франции, но и куда менее очевидных случаев — Швеции, например, где дипломатия качественно отличается от той же норвежской. П. Ф. Как показывает нам пример Карла Бильдта? Ф. Л. Ну, Бильдт — это случай отдельный, потому что он вообще человек очень отдельный во всех смыслах. Но в Швеции вообще очень мощная дипломатическая школа. Тут можно вспомнить и Дага Хаммаршельда, и Улофа Пальме, и многих других. К этому же типу стран относится и Иран. В Иране ничего не меняется... П. Ф. ...со времен Туркманчайского трактата и убийства Грибоедова? Ф. Л. Да со времен Кира Великого, думаю. Изощренная, ловкая дипломатическая игра, направленная на то, чтобы, грубо говоря, морочить всем голову. Персы в этом мастера, и тут они качественно отличаются от всех своих соседей. В арабском мире, скажем, ничего подобного нет. П. Ф. То есть англичане по-прежнему коварнее всех прочих? Ф. Л. Коварнее, но в рамках своей резко усеченной парадигмы. П. Ф. А русские какие? Ф. Л. Русские, пожалуй, эмоциональнее прочих, и в связи с этим мы меньшие лицемеры. Мы склоняемся к тому, чтобы искренне верить в собственную миссию, в свою особую роль — и как только это кто‑то ставит под сомнение, мы очень сильно обижаемся. П. Ф. То есть Николай с его верой в Священный союз, Путин с его верой в Совет безопасности? Ф. Л. Да, но тут как раз сейчас многое меняется, потому что последние бастионы веры явно рушатся. Мы стоим на очень любопытной развилке. Путин же всегда, если убрать некоторые его личностные проявления, очень четко вписывался в то, что называется реалистической школой внешней политики. У него так мозги устроены. П. Ф. Он наследник Бисмарка в этом смысле? Ф. Л. Да много кого. Бисмарка, Ришелье и т. д. И когда говорили, что Россия непредсказуема, меня всегда это удивляло, потому что если принять эту логику реальной политики, то все было как раз очень понятно. Ну, мир сейчас иногда так быстро меняется, что не поймешь зачастую, что будет завтра, но сам по себе он никогда не выбивался из этой линии. И тут 17 марта он произнес эту свою, без дураков, историческую речь по случаю присоединения Крыма. И вот она была совершенно иная. Она выходит за пределы этой реалистической традиции, там появились нотки национального романтизма. Это тоже вполне европейская вещь и часть той же культуры, но просто другой эпохи. Многих это напугало. Реализм — это может быть очень жестко, но хотя бы понятно. А апеллирование к соотечественникам, «крупнейший в мире разделенный народ», «мы не можем оставаться равнодушными» — это наводит на очень много аллюзий, и все сразу напряглись. Короче, пока не очень понятно, что это было в Крыму. Крым можно трактовать и так и сяк. С одной стороны, может быть, это был вполне расчетливый ход во внезапно сложившейся ситуации. Взял то, что можно. Обозначил: ребята, я по этим вашим правилам больше не играю. Мы вам долго говорили, что надо договариваться, вы не хотели — а теперь вот так. А с другой стороны, это может значить, что мы начали возвращать русских домой, причем вместе с территориями. Вот сейчас, спустя два с лишним месяца, кажется, что это было скорее первое, — но это же не конец истории. Потому что в логике национал-романтизма Донецкую народную республику надо, конечно, поддержать — а мы этого не видим. То есть пока кажется, что, совершив эффектный зигзаг и воспользовавшись ситуацией, президент вернулся к своей традиционной линии. Сcылка

15 июля 2014, 15:48

БРИКС - идеальный формат. Реплика Федора Лукьянова

БРИКС - идеальный формат. Реплика Федора Лукьянова Выпуск от 15.07.2014 Автор: Федор Лукьянов Cаммит БРИКС - мероприятие, которое неизменно вызывает разноречивые чувства. Ведь Россия, Бразилия, Индия, Китай и ЮАР " государства, мягко говоря, совсем друг на друга не похожие. При этом это идеальный формат для того, чтобы формировать новый российский взгляд на мир. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписывайтесь на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Эксклюзив - http://bit.ly/ExclusiveRussia24 Большой тест-драйв со Стиллавиным - http://bit.ly/Bolshoi_TestDrive Свежие новости - http://bit.ly/ActualRussia Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH Путешествия - http://bit.ly/Puteshestviya ProРоссию - http://bit.ly/ProRossiu Утро России - http://bit.ly/UtroRussia24 Наука - http://bit.ly/Наука2_0 Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilms

26 июня 2014, 07:46

Хорошая статья Федора Лукьянова

Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" В 80-е годы на фоне всплеска гласности одним из самых запомнившихся киновпечатлений стал для меня фильм Владимира Хотиненко "Зеркало для героя" (1987 год выхода). Сюжетные приемы Хотиненко и автора сценария Надежды Кожушаной — попадание героев в прошлое и бесконечное повторение одного и того же дня — впоследствии использовались не раз. Но здесь благодаря придуманному эффекту создателям удалось точно схватить дух советской системы на ее пике. Персонажи оказываются в 1949 году. Сталин встречает 70-летие, наверное, самым могущественным властителем в русской истории. Недавно одержана та самая Великая Победа, на которую наша идеологическая самоидентификация опирается до сих пор. СССР переживает апогей геополитической мощи, превратившись в мировую сверхдержаву (именно в 49-м испытана собственная атомная бомба). Германия окончательно разделена, что фиксирует господство Советского Союза над всей Восточной Европой. Восстановление разрушенной страны сопровождается жесточайшим напряжением сил и эксплуатацией, но вызывает не сопротивление, а энтузиазм. Человеческое достоинство и подлость, принципиальность и карьеризм, общество гуманистических устремлений и антигуманной сущности — все это есть в фильме и органично складывается в мозаику советского проекта. "Зеркало для героя" отражает его феномен — величие в сочетании с обреченностью. Пересматривая недавно по случаю картину Хотиненко, я вдруг понял, что действие происходит ровно на той территории, о которой сейчас каждый день говорят в новостях,— в Донецкой и Луганской "народных республиках". Фильм снимали в Донбассе — поселках Донецкой и Луганской областей, в Макеевке и самом Донецке. Его персонажи — отцы, деды, прадеды тех самых ополченцев, которые сейчас противостоят украинской армии. Жители окрестностей городов Сталино (как тогда назывался Донецк) и Ворошиловград (ныне Луганск). На волне дискуссий в России насчет переименования Волгограда остается надеяться, что власти ДНР и ЛНР не захотят и там вернуть "исторические названия". Междоусобица на Украине имеет разные измерения. Одно из них — чудовищный непрофессионализм и безответственность политического класса, которые проявляются раз за разом в самых разных сферах администрирования. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что после свержения Виктора Януковича (во многом под "западенскими" лозунгами) с его родным регионом, который относится к совсем другой культурной традиции, возникнут проблемы. Однако никто из новоявленных киевских начальников не посчитал нужным заняться проблемами востока страны, хотя бы поехать туда, чтобы успокоить поднимавшиеся страсти. Хватились только тогда, когда Донбасс уже взорвался, и Киеву остался силовой аргумент без гарантий успеха. Качество политической элиты — наследие трагической истории. ХХ век прокатился по Украине страшным катком. Мировые войны, распад империй, Гражданская война, смертоносный массовый голод — с одной стороны. С другой — самые способные кадры всегда забирали в центр, ведь Украина была не колонией, а системообразующим элементом и Российской империи, и Советского Союза, выходцы оттуда сыграли огромную роль в имперском строительстве. После распада СССР в условиях острого экономического кризиса граждане Украины в массовом порядке отправлялись искать счастье за бугор — на Восток или на Запад. При этом Украина — страна богатая, унаследовавшая от советской власти завидный ресурс, но неоднородная, сложная в управлении. В отсутствие управленческих кадров, обладающих достаточной квалификацией для подлинного госстроительства, модель обрела ярко выраженный клановый характер, нацеленный на ресурсное перераспределение. Выстроить нечто целостное никому не было под силу, и заменой стала система бесконечных согласований интересов финансово-экономических групп, ситуационных неформальных коалиций для "отжима" и "распила" власти и собственности. Удивительный парадокс заключается в том, что революция против этой системы в итоге ее только укрепила. Обсуждая причины украинского кризиса, все, естественно, ссылаются на культурно-исторической раскол: Восток и Запад, ориентация на Европу и Россию. Спорить с этим странно, хотя пропаганда свела все к примитивной карикатуре — "фашисты-бандеровцы" против "оккупантов-колорадов". Раскол по линии истории играет, конечно, огромную роль — сталкиваются не русские и украинцы, а две картины прошлого, непримиримые в общих рамках. На Украине написать "единый учебник истории", с которым согласились бы все, пожалуй, еще сложнее, чем в России. И дело не в интерпретации отдельных фактов и событий. То, что является предметом гордости одних,— символ позора других. И наоборот. Ополченцы воюют за то, чтобы ассоциировать себя с чем-то большим — силой, мифом. Это не просто "совки", как их пытаются изобразить оппоненты, а те, кто привык быть частью большого проекта, каким, в частности, был Советский Союз. И нынешняя принадлежность индустриальных объектов Донбасса, построенных и восстановленных ценой огромных жертв всей страной, группе наиболее оборотистых олигархов, конечно, вызывает резкое отторжение немалой части общества. На востоке Украины привыкли ощущать себя частью большого проекта, каким, в частности, был Советский Союз Сторонники украинской идеи, напротив, считают что "маленькое — это красиво". Они видят свою страну камешком многоцветной мозаики, некоей пасторальной Восточной Европы, которая когда-то существовала под зонтиком Австро-Венгрии, а потом недолго в межвоенной Центральной Европе. Продолжая кинематографические метафоры, можно вспомнить недавний фильм Уэса Андерсона "Отель "Гранд Будапешт"" — ироническую притчу о той самой изящной постимперской Европе, которую уничтожил ХХ век. Ее символ — главный герой, галантный распорядитель дорогой гостиницы, тонкий и остроумный ловелас, обслуживающий престарелых дам и умеющий сделать жизнь эффектной. Он способен многих перехитрить и переиграть, но единственное, что он производит, это впечатление, а его специализация — услуги. Сервисная экономика, говоря современным языком. Местечковая и эфемерная сельская красота "Европы, которую мы потеряли", против величественного и могучего индустриального уродства ушедшего СССР — так можно охарактеризовать раскол Украины на восток и запад, о котором все говорят. При всей диаметральности взгляда обе стороны объединяет одно — они ориентированы на прошлое. Оба идеала — там. И оба невосстановимы. Для современных украинских идеологов олицетворением желаемого служит Европейский союз, не случайно формальным поводом для слома стало именно соглашение об ассоциации с ЕС. Но это иллюзия, поскольку Евросоюз не имеет ничего общего с искомой мечтой, более того, движется от нее все дальше, подчиняясь законам, которые диктует глобализация. А в глобальной экономике побеждает масштаб, даже услуг от "мелких" требуется все меньше. Россия тоже не в состоянии вернуть жителям Донецка или Луганска то, по чему они скучают. Достаточно представить себе реструктуризацию и санацию угольной отрасли по той схеме, что осуществлялась в России на первом этапе реформ, чтобы понять, что сторонниками Кремля шахтеры Донбасса будут недолго. Да и вообще современная Россия — это не страна больших идей и проектов. Фильм "Зеркало для героя" — о неотвратимости прошлого, о том, что его нельзя изменить, но от него нельзя и убежать. "День сурка", более поздний (1993 года) американский аналог, исполнен деятельного созидательного пафоса — если долго и настойчиво биться головой в стену, то жизнь начинает меняться к лучшему. Один из героев советского фильма тоже руководствуется таким подходом, но погибает, пытаясь в отчаянии взорвать аварийную шахту, которая, как он знает, рухнет через 30 лет. Его случайный попутчик, второй герой, напротив, отказывается хоть как-то пытаться влиять на окружающее — все бесполезно. И, по сути, теряется во времени. События, которые лавиной обрушились на СССР вскоре после выхода фильма на экран, продемонстрировали, что попытка усовершенствовать изрядно одряхлевшую модель ведет не к реформированию, а к краху. Изменить ничего невозможно... Украина переживает трагические события, не будучи в силах сама определять свою судьбу. Национальное будущее не найти в прошлом. Национальное настоящее нельзя искать за границей, клеймя кого-то внешнего в своих провалах или уповая на чью-то магическую помощь со стороны. Соседняя страна преподает России урок. Пока никакого позитивного опыта там не просматривается, зато много примеров того, чего делать нельзя. И поскольку мы действительно очень близкие народы, учить этот урок стоит очень внимательно. http://worldcrisis.ru/crisis/1550645

29 мая 2014, 21:34

Евразийский экономический союз. Реплика Федора Лукьянова

Даже в самой сложной ситуации всегда можно найти повод, чтобы поднять бокал шампанского. Президенты Белоруссии, Казахстана и России подписали документ о создании Евразийского экономического союза.

24 апреля 2014, 07:16

Возвращение России в высшую лигу. Реплика

Возвращение России в высшую лигу. Реплика  Владимир Путин вступил в новый этап. Рубеж не в том, что после длительного стратегического отступления Россия начала диктовать повестку дня державам, объекти... From: Экономика ТВ Views: 0 0 ratingsTime: 04:34 More in News & Politics

18 апреля 2014, 18:53

Переговоры в Женеве: России удалось добиться главного. Реплика Федора Лукьянова

Переговоры в Женеве: России удалось добиться главного. Реплика Федора Лукьянова Выпуск от 18.04.2014 На четырехсторонних переговорах в Женеве, кажется, удалось добиться максимума того, что вообще было возможно. Еще накануне не было понятно, состоится ли встреча. Киев изображал непримиримый настрой, Россия и США обменивались обвинениями. На этом фоне принятый документ - верх конструктивности. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписывайтесь на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Эксклюзив - http://bit.ly/ExclusiveRussia24 Большой тест-драйв со Стиллавиным - http://bit.ly/Bolshoi_TestDrive Свежие новости - http://bit.ly/ActualRussia Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH Путешествия - http://bit.ly/Puteshestviya ProРоссию - http://bit.ly/ProRossiu Утро России - http://bit.ly/UtroRussia24 Наука - http://bit.ly/Наука2_0 Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilms

02 апреля 2014, 17:04

Ренессанс НАТО. Реплика Федора Лукьянова

Ренессанс НАТО. Реплика Федора Лукьянова Выпуск от 02.04.2014 НАТО переживает ренессанс. Политики ведущих стран наперебой повторяют, что пятая статья устава, та самая, что гарантирует защиту государствам-членам в случае нападения, главная задача альянса. Закипели учения - появился противник, жизнь вновь обрела смысл. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписывайтесь на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Эксклюзив - http://bit.ly/ExclusiveRussia24 Большой тест-драйв со Стиллавиным - http://bit.ly/Bolshoi_TestDrive Свежие новости - http://bit.ly/ActualRussia Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH Путешествия - http://bit.ly/Puteshestviya ProРоссию - http://bit.ly/ProRossiu Утро России - http://bit.ly/UtroRussia24 Наука - http://bit.ly/Наука2_0 Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilms

27 марта 2014, 00:35

Федор Лукьянов: говорить о "холодной войне" сейчас невозможно

В Брюсселе прошел саммит США и Евросоюза. Договорились политически и экономически помогать Украине, но в НАТО ее пока не видят. Новости из Брюсселя комментирует председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

17 марта 2014, 22:52

Познер. Федор Лукьянов (17.03.2014) © Первый канал

"Познер" - это авторская программа-интервью. Владимир Познер задает вопросы политикам, общественным деятелям, деятелям культуры, искусства, науки, спорта. Беседа может как иметь информационный повод, так и не быть связанной с событиями недели. "Новая программа "Познер" будет содержать в себе интервью и ток-шоу, - рассказал В. Познер. - Первые три недели это будет интервью без аудитории с одним человеком, по одной или нескольким выпускам - экономическим, политическим, культурным, а на четвертой неделе - ток-шоу в чистом виде: гость и зрители в студии". Владимир Познер будет задавать вопросы политикам, общественным деятелям, деятелям культуры, искусства, науки, спорта. Беседа может быть как привязана к актуальным событиям недели, так и не связана с последними событиями. Любой желающий может предложить персону, которая были бы интересна аудитории. А также сформулировать вопросы, которые хотелось бы задать гостю. Телезрители, приславшие наиболее интересные вопросы на сайт Первого канала www.1tv.ru, будут приглашены в студию на съемку ежемесячного выпуска ток-шоу. «Познер» - это программа-интервью. Владимир Познер задает вопросы политикам, общественным деятелям, деятелям культуры, искусства, науки, спорта. Беседа может быть как привязана к актуальным событиям недели, так и не связана с последними событиями. Обязательным условием каждого выпуска программы «Познер» ведущий считает рубрику «vox populi» (глас народа). Вопросы гостю программы задают случайные люди на улице (место проведения опроса специально не анонсируется) или посетители сайта Первого канала. Активные участники рубрики «vox populi» могут быть приглашены в эфир программы «Познер» и лично задать свой вопрос гостю. Для этого необходимо сообщить свои данные. Задавайте вопросы 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. Смотрите программу «Познер» в понедельник, в 23:30 и в Интернет в любое время на сайте. Владимир Познер вошел в 20 популярных телеведущих в 2009 году по версии TNS Gallup Media. По итогам 2010 вошел в top15 популярных телеведущих России по версии TNS Россия.

14 марта 2014, 16:52

Федор Лукьянов об Украине 13 03 14

Роль Китая на Майдане, Крым, проблемы новой власти в Киеве, война и Обама, провокации и референдум, демократия и деньги... Федор Лукьянов на заседании интеллектуального клуба журнала "Свободная мысль": "Что происходит на Украине и какое будущее ее ждет". Ведущий - Михаил Делягин.13 марта 2014 Продолжение следует! Nevex.TV - последнее независимое СМИ в стране. Экономика, политика, движуха "no comment", митинги, аресты и суды, Русская Зачистка и Камикадзе-гей, Хазин и Делягин, Познер и Шендерович, актуальные интервью и эксклюзив, юмор и хорошая музыка ... Лучшее: http://www.youtube.com/user/Nevextv/videos?view=0&shelf_id=2&sort=p Официальный сайт: http://nevex.tv/ Разместить рекламу в видео: http://nevex.tv/advert/ Вконтакте: http://vk.com/nevex_tv Твиттер главного редактора: http://twitter.com/nevex_tv Facebook: http://www.facebook.com/nevex.tv

07 марта 2014, 16:04

Битва за Украину: что стоит на кону? Реплика Федора Лукьянова

Битва за Украину: что стоит на кону? Реплика Федора Лукьянова Выпуск от 06.03.2014 Автор: Федор Лукьянов Внимание Китая к украинским событиям демонстрирует, насколько далеко кризис вышел за региональные рамки. Пекину не так важно, кто конкретно победит в борьбе за власть в Киеве, но там понимают, что ставка много больше. Впервые со времени холодной войны происходит реальная проба сил великих держав. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписывайтесь на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Эксклюзив - http://bit.ly/NewsExclusive Большой тест-драйв со Стиллавиным - http://bit.ly/Bolshoi_TestDrive Свежие новости - http://bit.ly/NewsRussia24 Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH Путешествия - http://bit.ly/Puteshestviya ProРоссию - http://bit.ly/ProRossiu Утро России - http://bit.ly/UtroRussia Наука - http://bit.ly/Наука2_0 Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilms

20 июля 2013, 10:32

Фрустрация идеалиста ("Россия в глобальной политике")

Президент США Обама постарался бы спустить "дело Сноудена" на тормозах, но вынужден плыть в фарватере партии "ястребов", считающих его слабаком, полагает глава Совета по внешней и оборонной политике России Федор Лукьянов. Все выпуски программы "Россия в глобальной политике" - на сайте "Голоса России": http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/55813581/